Иисус Навин
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:
Жироуловитель цена где купить жироуловитель.

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Иисуса Навина

Оглавление: Введение; гл. 1; гл. 2; гл. 3; гл. 4; гл. 5; гл. 6; гл. 7; гл. 8; гл. 9; гл. 10; гл. 11; гл. 12-24.

Введение

Моисей умер и был погребен Господом. Это не служит объектом плотского почитания для народа, который во всякие времена был готов впасть в такой грех, когда имя Моисея воздавало бы им славу, желанную для плоти, поскольку они постоянно противодействовали ему, когда его присутствие по воле Божией мешало исполнению их плотских замыслов. Моисей был человеком, прославленным Богом, которому едва ли можно было найти равных (за исключением, конечно, Того, с Кем никто не может сравниться), однако Моисей тем не менее был всего лишь человеком и не был лишен тщеславия.
Милостью Божией мы до конца рассмотрели все пять книг Моисеевых. С одной стороны, они представили нам те великие принципы, на которых основаны в их великих основах такие отношения человека с Богом и Бога с человеком, как искупление, жертвоприношения и тому подобные, а с другой - освобождение избранного Им для Себя народа, а также те различные условия, в которые были поставлены Израильтяне либо благодатью в форме обетования во времена подчинения закону, либо управлением Божиим, осуществляющимся через особого посредника Моисея.
Благодаря этому мы имели возможность проследить жизнь израильтян в пустыне, познакомиться с образцами принадлежностей скинии, которые впоследствии должны были открыться всем, узнать о жертвоприношениях и священнодействии, о средствах общения с Богом, предоставленных грешникам, в которых действительно недостает символа нашего совершенно свободного приближения к Богу (ибо тогда завеса еще не была разодрана), того символа, в котором нам открываются наиболее интересные подробности небесного.
И, наконец, мы увидели, что Бог, решительно оправдав в конце странствий по пустыне Свой народ и благословив оставшихся в живых, несмотря на попытки их врагов воспрепятствовать этому, объявляет, при каких условиях израильтяне всегда будут владеть землей обетованной и насладятся Его благословением в ней, свободой и благодатью щедрого дара Божия, но при этом предостерегает и от последствий в случае непокорности, одновременно открывая Свои цели в отношении израильтян, те намерения, которые Он исполнит ради Своей славы {Эти символические откровения в данных книгах Моисея, хотя и вплетены в ткань истории Израиля и касаются непосредственно избранного им народа, тем не менее бесценны и для нас; однако в них не говорится об особых привилегиях христиан и Церкви Божией, данных высшей благодатью}. Все это подводит нас к событиям, связанным с овладением израильтянами землей обетованной под предводительством Иисуса Навина.
В то время, как в книге Числа показаны духовные скитания по пустыне с целью испытания плоти, эта книга весьма интересна как наставление (поскольку она в символах показывает нам борьбу наследников небесного с духами злобы поднебесных), в то время как мы вошли в них с полным правом, однако должны завладеть ими силой, которая преодолеет врагов, не желающих впускать нас, но это другая сторона христианской жизни. Христиане благословлены всеми духовными благословениями в небесах подобно тому, как израильтяне имели временное благословение на земле. Нетрудно понять, что если бы мы правильно использовали (в чем я не сомневаюсь) наименование Ханаан в качестве метафоры, которая в переносном смысле означает покой народа Божия, тогда было бы ясно, что то, о чем идет здесь речь, вовсе не покой, а духовная борьба, которая обеспечивает истинным верующим наслаждение обетованиями Божиими. В конце Послания Ефесянам говорится о том, что явно указывает на положение Израиля, представленного в данной книге. Святые в церкви, которые ожили и воскресли вместе с Иисусом, вели брань на небесах, поскольку для населяющих эти небесные места, церковь является свидетельством многосторонней мудрости Божией.
Следует заметить, что если Иордан символизирует смерть, а Ханаан - покой и славу, то как недостаточно распространенные в христианстве взгляды отражают надлежащее положение христианина, ибо переход через Иордан и последствия его символизируют войну. Ангел Господень выступает с обнаженным мечом, как военачальник воинства Господня. Это позволяет нам увидеть, что христианин обязан осознать, что он умер и воскрес на земле и имеет место на небесах во Христе, что именно в этом положении ему приходится вести свою истинную брань.

Иисус Навин 1

Давайте приступим к изучению данной книги.
Из первой главы мы узнаем о том, что Господь делает Иисуса Навина Своим служителем и повелевает ему перейти через Иордан в землю, которую Он дал сынам Израилевым.
Давайте остановимся на этом и немного обсудим это поручение, исходящее от Господа. Моисей здесь занимает положение не живого посредника, а написанного Слова. Все то, что Иисус приказывал, исходило от Бога и явно было словом Божиим для Израиля. Иисус Навин был той силой, которая привела израильтян к завладению обетованным.
Прежде всего перед нами принцип, на основании которого происходит овладение землей. Речь идет не просто о проявлении божественной силы, той, какая возымеет место в конце, но о силе Духа в связи с ответственностью, возлагаемой на человека. Указаны границы земли обетованной; однако было недостаточно знания одних только границ, обозначенных Богом: Бог определил их очень точно, однако помимо этого было поставлено условие, при котором сыны Израилевы могли владеть землей. “Всякое место, на которое ступят стопы ног ваших, Я даю вам...” Израильтяне должны были пойти туда, преодолев препятствия с помощью и силою Божиею, и вступить во владение землей, и фактически именно так и случилось. Им так и не удалось завладеть всей землей обетованной. Однако нет сомнений в том, что верные завладеют ей. “Никто не устоит пред тобою во все дни жизни твоей”. Сила Духа Божия, сила Христа от Его Духа (истинная сила верующего) вседостаточна. Ибо это фактически сила Самого Христа, Который всемогущ. И в то же время во всей своей силе остается обещание, что Израиль не будет ни забыт, ни покинут (Втор. 31,6.8). Именно на это можно полагаться в служении Господа - на такую силу Его присутствия, что никто не сможет устоять пред Его рабом, на силу, которая никогда не покинет его раба. До конца ободряемый этим, всякий человек, водимый Духом, призван быть сильным и мужественным.
После этого следует призыв Господа в стихе 7. “Только будь тверд и очень мужествен, и тщательно храни и исполняй весь закон, который завещал тебе Моисей, раб Мой...” (этим именем всегда величается Моисей). Духовная сила и энергия, мужество веры необходимы для того, чтобы сердце было достаточно смелым в покорности Богу, чтобы оно было свободным от всяких влияний, страхов и тех побуждений, которые действуют на плотского человека, стремясь заставить верующих свернуть в сторону с пути покорности Богу, для того, чтобы человек мог прислушаться к Слову Божьему.
Нет ничего более безрассудного для мира сего, чем это хождение, представленное нам в Слове, и ничто так не выявляет ненависть князя его. Ведь если бы Бога не было с нами, то не было бы ничего более безрассудного, более неумного. Если же Он с нами, нет ничего более мудрого. Если бы Он не укреплял нас Своим присутствием, мы не осмелились бы прислушаться к Его Слову, и в таком случае мы должны были бы остерегаться вступления в войну. Однако, имея то мужество, какое всемогущая сила Божия внушает через Его обетование, мы можем держаться доброго и драгоценного Слова нашего Бога: Его самые суровые предписания учат мудрости, умению распознать плотское и наставляют тому, как умертвить плоть, чтобы не позволить ей ослепить нас или помешать нам.
Самый тяжелый путь - тот, который ведет к самой острой борьбе. Однако это и путь к победе и покою, заставляющий нас лучше познать Бога. Именно этим путем мы сообщаемся с Богом, с Тем, Который является источником всякой радости. Это залог и предвкушение вечного и безграничного блаженства.
Если только это слово от Бога, то Господь услышан - ”...не уклоняйся от него ни направо, ни налево, дабы поступить благоразумно во всех предприятиях твоих”. Какая радость для того, кто благодатью Божией откликается, чтобы исполнить дело Божие!
Затем Господь призывает Иисуса Навина тщательно изучить книгу закона: “...Тогда ты будешь успешен в путях твоих и будешь поступать благоразумно...” Именно в этом заложены два великих принципа духовной жизни и деятельности: во-первых, уверенность в присутствии всемогущей силы Божией, так что ничто не может помешать Его рабу; во-вторых, принятие Его Слова, подчинение Его Слову, тщательное изучение Его Слова, восприятие его как единственного путеводителя. Мужество поступать так зиждется на обетовании и призыве Божием.
Короче говоря, Дух и Слово Божии во всех отношениях способствуют духовной жизни. Имея такую силу, верующий идет прямо, укрепленный ободряющим Словом нашего Бога. Бог имеет путь в этом мире, по которому, если мы будем идти, сатана не сможет коснуться нас. Именно по этому пути и следовал Иисус Христос. Сатану называют князем мира сего, но через этот мир пролегает божественный путь, и нет другого, и там сила Божия. Слово является ключом к нему. По нему Бог направляет сильного человека. Он действовал силою Духа и использовал Слово. Дух и Слово нельзя разъединить, не скатываясь к фанатизму с одной стороны или не впадая в рационализм с другой, не выходя из положения зависимости от Бога и не лишаясь Его руководства. Одни могли оказаться в плену у рассудка, другие - у воображения.
Более того, ничто так не склонно к фантазированию, как лишенный управления рассудок. И в результате этого враг души овладевает и рассудком и воображением человека. И тогда человеком управляет уже не Бог, а сатана. Печальная замена, поскольку человек неверующий успокаивается и тешит себя надеждой, что нет ничего выше достигнутого им предела, а все из-за того, что он сводит все к пределам своего собственного разума! На мой взгляд, нет ничего более жалкого, чем такое неверие, позволяющее себе думать, что в духовной и умственной сферах нет ничего, что могло бы превзойти мыслительные способности человека, и что отрицает способность человека принять свет от более возвышенного разума, от того единственного источника, который возвышает человека над ним самим и в то же время совершенствует его в нравственном плане, приводя к покорности через ощущение превосходства иного.
Благословим Бога за то, что существуют такие, кто благодатью Божьею, сообщившей человеку о Его совершенной мудрости, извлек для себя пользу! Даже будучи несовершенным сосудом, который, приняв эту мудрость, несколько ослабил ее сущность и совершенство, они тем не менее извлекли из нее пользу, осознав и заняв свое истинное место. Счастливое место пред лицом Того, познать Которого - бесконечная и вечная радость!
“Вот Я повелеваю тебе!” (Иис. Н. 1,9). В этих словах необходимо увидеть важный и полезный принцип. Если мы не сознаем, что исполняем волю Божию, если прежде, чем начать действовать, мы еще не убедились в этом пред лицом Его, то мы не посмеем совершить это действие. Может, и на самом деле мы делаем это по воле Божией, однако, не осознав это, мы действуем неуверенно, колеблясь, без радости; мы отказываемся от этого при малейшем противодействии нам. Напротив, когда мы уверены, что исполняем волю Его, и в том, что Он сказал нам: “Вот Я повелеваю тебе!”, ничто уже не способно потревожить нас, помешать нам, ибо благодать помогает нам.
Тем не менее я добавлю еще кое-что, или скорее обращу внимание читателя на то, что говорит Бог, ибо, хотя заповедь Божия и вселяет в нас мужество, которого у нас без нее не было бы, однако никакое откровение само по себе не придает сил для действия. Но Бог добавляет: “...будь тверд и мужествен, не страшись и не ужасайся; ибо с тобою Господь, Бог твой, везде, куда не пойдешь”.
В Новом Завете мы имеем яркую иллюстрацию этого принципа. Павел был восхищен до третьего неба, где он слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать. Было ли это его силой в борьбе? Несомненно, в духовном плане это расширило его кругозор и повлияло на всю его деятельность. Однако это не было в нем физической силой для совершения действия. Напротив, это способствовало бы развитию плотской самоуверенности; по крайней мере, плотский человек использовал бы это для самовозвеличивания.
Подобные откровения способствовали выработке необходимого смирения и передали от Бога, если не новые блага (хотя все было благом), то нечто такое, что смирило апостола Павла и сделало плоть его слабой и презренной в его глазах {Пустое любопытство задается вопросом о том, что такое “жало во плоти”. Мы же не проявляем такого любопытства. Возможно, в каждом отдельном случае Бог посылает особое жало. Оно всегда подбирается с целью усмирить того, кто нуждается в этом. Для нас в плане духовного наставления достаточно знать с помощью Слова, что в случае с апостолом Павлом речь идет о немощах, которые делали лично его презренным, не давая ему превозноситься в благовествовании (смотрите Гал. 4,14; 2 Кор. 10,10). Цель Божия, преследуемая Им в подобном испытании, очевидна для каждого духовно мыслящего человека, поэтому нет смысла подробно останавливаться на этом}. Ведь, будучи слабым, он иным способом обретает силу; она заключается не в использовании или осознании откровений, которые бы сделали его слабым, способствуя возвышению плоти, а в благодати и силе Христа, которая совершается в этой немощи. В этом заключается его единственная сила, и Павел благодушествовал в немощах, в которых сила Христова совершалась в нем. Она предоставляла случай явить эту силу и, доказывая, что Павел был немощен, показывала, что Сам Христос действовал вместе с Павлом. Мы всегда нуждаемся в силе, исходящей непосредственно от Христа, если действуем на Его стороне. И эта сила совершается в немощи, чтобы исполнить дело Его, ибо без Него мы ничего не можем сделать. Давайте будем помнить эту истину.
Но добавлю еще кое-что в конце данной главы. Именно христиане (не могу сказать оправданные Богом) занимают место на этой стороне Иордана, иначе говоря, на стороне власти смерти и воскресения, примененными к душе Духом Божиим. Место их поселения не Египет; оно за пределами Чермного моря; оно за пределами владений израильтян - за пределами Египта и этого берега Евфрата, реки Вавилонской. Но это и не земля Ханаана. Речь идет о земле, которую они избрали для пастбищ и владений своих; они поселили на ней своих детей и жен. Не Иисус Навин покорил эту землю; она не является местом, свидетельствующим о власти Духа Божия - той земли Ханаанской, что за Иорданом.
Однако, хотя детям и семьям воинов было разрешено поселиться там, тем не менее сами воины обязаны были, желали они того или нет, принять участие в битвах сынов Божиих, которые не обретут покоя до тех пор, пока не войдут туда, где власть Божия, то есть в землю Ханаана, в места небесные, откуда будут изгнаны все враги. И, действительно, когда грех израильтян, результатом которого явилась их слабость, способствовал успеху в борьбе их врагов, врагов Божиих, эта земля первой попала в руки противников. “Знаете ли, что Рамоф Галаадский наш?” Этот вопрос не связан с благословением народа, страдающего по причине потери этой земли. Некоторое время все было нормально, то есть до тех пор, пока колено Рувимово, Гадово и половина колена Манассииного оставались под властью Иисуса Навина, а через него Бог управлял Своим народом. Они сказали Иисусу Навину те же слова, что и Бог говорил ему: “Только будь тверд и мужествен!”
Как часто у сынов Божиих просматривается какой-то принцип или какая-то линия поведения, по сути своей много уступающие этому замечательному делу, которое продолжается согласно намерению Божию, но которая, однако, до тех пор, пока сила Божия действует согласно этому намерению, не отменяется, так сказать, этим делом, но выступает еще более отчетливо, принося беспокойство и горе! Однако, когда этот божественный поток мелеет в результате человеческого неверия, появляются горькие плоды, духовные отклонения, слабость, недовольство, разделения и прямая уступка силам зла, что происходит из-за невозможности примирения духовного с плотским и осуществления духовного свидетельства при одновременном одобрении мирских путей.
Но это свидетельство относится к другой стороне Иордана. Эти два с половиною колена могут следовать этим путем, если пожелают, но мы не можем выйти из земли Ханаана чтобы соединиться с ними. Увы! Эти прекрасные луга, такие удобные для пастбищ, были разделены по жребию на многочисленные уделы, в которых (на свою беду) поселились сыны колен Израилевых. Такие мели, когда они встречаются на пути странствия христиан, возможно, легче преодолеть при полноводье, но при малых водах потребуется искусное маневрирование, чтобы избежать мелей и всегда плыть в струе благодати Божией, по каналу, который она проторила для себя. Но есть надежный и непоколебимый лоцман, и мы в безопасности, если решимся следовать за ним. Бог дал нам все необходимое для этого. Возможно, мы удовлетворимся лишь небольшой лодкой - верный кормчий окажется в ней.
Поначалу Моисею не понравилось предложение двух с половиной колен. Это, конечно, было возможным. Однако, вообще говоря, первые мысли верующих - лучшие, ибо только они связаны с обетованиями, предусматривая все результаты этих обетований и помыслы Божии. Последующие мысли уже не связаны с этим.

Иисус Навин 2

Во второй главе содержится интересная история о блуднице Раав.
Как прекрасно видеть, что благодать Божия с самого начала пути воздвигает свои собственные указатели, чтобы глаз верующего смог увидеть, где можно отдохнуть, в то время как Бог был вынужден ограничить Свое общение с человеком до времени, когда драгоценная кровь Христа даст этой благодати полную свободу действий! Семя женщины, семя Авраама, семя Давида - оно сужалось все более и более. Обетования, даже относительно правления Божия, уступили место закону до того времени, когда незначительный остаток израильтян, гордый соразмерно своей скудности, станет тем сосудом, в котором будет заключен еще меньший остаток верных, ожидающих искупления израильтян.
И какие же ничтожные мысли, хотя и верные (если сравнивать их с упованиями Авраама и торжественными заявлениями Еноха), обнаружились в сердцах этих почтенных святых! Всегда совершенный, всегда драгоценный Господь мог сказать (это можно понять, хотя глубины Его души недосягаемы для нас): “Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится!” Но эти указатели для верующих существовали всегда. Если Бог действует, Он всегда выходит за рамки существующего домостроения и переходит границы установленных Им отношений с человеком.
Именно таким образом проявляются божественная сущность Иисуса и божественные права Его Личности. Он единственный был послан к потерянным овцам дома Израилева. Этим и ограничивалась Его внешняя связь с людьми. Но если верующий уповает на милость Божию, то может ли эта милость отрицать себя или ограничиваться только теми, которые временно являлись единственными объектами Его домостроительства?
Нет, Христос не мог сказать, что Бог не добр, что Он не добр до предполагаемой вами степени. Как может Бог отрицать Себя Самого? Сирофиникиянка получила то, что просила у Господа. Это драгоценная привилегия веры, которая знает и признает Бога во всех случаях, которая почитает Его таким, каков Он есть и всегда находит Его таким, каков Он есть.
В чем же проявилась вера Раавы, которую апостол Павел приводит в пример? Она явилась замечательным доказательством того, что Бог действует в милости, которая превыше всякого закона; такая благодать, переходя границу, предписанную человеку законом, хотя даже в этом случае сохраняет его влияние - влияние, которое способно проявиться лишь в осуждении! Какою тогда была вера Раавы? Это была вера, признающая, что Бог остается со Своим народом, пусть даже слабым и немногочисленным, каким он, возможно, был, когда не владел еще землей своего наследия, а скитался по пустыне, не имея родины, но оставаясь возлюбленным народом Божиим.
Если Авраам верил в Бога, когда еще не было народа Божия, то Раав отождествляла себя с этим народом, когда израильтяне не имели ничего, кроме Бога. Она хорошо осознавала, что земля наследия принадлежит им и что, как бы сильны ни были их враги со всеми своими укрепленными городами и железными колесницами, их сердце растает от страха. Так всегда бывает с врагами Божиими, какими бы сильными они ни казались внешне, когда народом Божиим руководит Дух Божий, направляя его по пути смирения, отмеченному для них Богом.
Поэтому живущая среди язычников простая, бедная женщина, окруженная худой молвой и презираемая представительница проклятого народа, обреченного на гибель, спаслась, а ее имя стало свидетельством славы Божией. Ее дом, который можно было узнать по надежной отметке - червленной веревке - становится убежищем и безопасным местом для всех, укрывшихся в нем и доверившихся данному обещанию.

Иисус Навин 3

А теперь народ Божий должен был войти в землю обетованную, но как сделать это? Ибо разлившийся широким потоком Иордан стал серьезным препятствием на пути народа Божьего, защищая землю тех, кто препятствовал осуществлению их надежд. Теперь Иордан олицетворяет смерть, но смерть скорее с точки зрения прекращения человеческой жизни и как знак силы врага, чем как плод и свидетельство справедливого наказания Божия. Переход через Чермное море также олицетворял собой участие народа Израиля в смерти и воскресении Иисуса Христа, осуществляющего их искупление и навсегда освобождающего их из Египта, из дома рабства, то есть из положения находящихся во плоти, а следовательно, от всякой власти над ними сатаны {Важно сначала постичь Иисуса лишь в жизни и смерти: там мы видим само это явление в его совершенстве. Ведь одинаково важно знать, что Бог видит наше пребывание там, что это выражает наше положение, что Бог видит нас в Нем и что это наше место пред лицом Бога. Однако это также указывает на то, что мы занимаем это положение через Духа в вере и фактически. Сначала было Чермное море; оно символизировало смерть Христа. Иордан символизирует принятие нами смерти вместе с Ним. Чермное море олицетворяет избавление от египетского рабства, Иордан символизирует субъективное вхождение в землю Ханаанскую, то есть состояние, соответствующее этому в духе (не овладение этим), подобно Христу, воскресшему для нас, словно через веру и мы воскресли вместе с Ним. Пребывание на небесах совершенно иное и имеет свою основу; это дело касается исключительно Бога. Чермное море символизирует осуждение греха во плоти в смерти Христа за грех людей и поэтому избавление от греха, осознанное через веру. Но это же и олицетворяет и Иордан, только Иордан выражает большее, ибо он представляет нас как воскресших вместе с Ним и в состоянии, которое позволит нам стать участниками в наследии святых во свете. Народ последовал за ковчегом завета через Иордан. Ковчег завета оставался среди Иордана как сила, препятствующая смерти, до тех пор, пока весь народ не перешел через Иордан} подобно тому, как кровь агнца на дверных косяках избавила их от наказания Божия. Это было полным искуплением, смертью и воскресением Христа во всей его внутренней ценности. Однако, если смотреть с этой точки зрения, то речь идет о полностью завершенном деле (а не об истории о том, через что нам придется, возможно, пройти, чтобы достигнуть данного результата), которое приводит нас к Богу (смотри Исх. 15,13.17; 19,4). Следовательно, был приведен в исполнение приговор. Закону стали подчиняться на Синае, но не прежде, если рассматривать этот вопрос с точки зрения истории. Именно тогда народ начал свои скитания по пустыне {Это предполагает поистине новое рождение (смотри Рим. 8,29-30). Под скитаниями по пустыне после Синая подразумевается положение христиан, в котором каждый из них подвергается испытанию. К этому можно отнести все “если”, встречающиеся в Новом Завете, а именно: к христианам, идущим по пути, ведущему в землю обетованную, которым обещано, что они утвердятся до конца, если сохранят веру (1 Кор. 1, 8.9; Иоан. 10, 28). Это есть независимость, но основанная на преданности Богу. Что касается искупления, то здесь нет “если”, как нет его и там, где речь идет о нашем настоящем пребывании во Христе, которым мы однажды были отмечены}.
Искупление, окончательное спасение, за которое было заплачено драгоценной кровью Иисуса, ставит христианина в это положение скитальца. Только вместе с Богом он проходит через этот мир, как через иссохшую и жаждущую землю, где нет воды, и это скитание есть нечто иное, как только жизнь здесь на земле, хотя эта жизнь и является жизнью искупленных.
Но, как мы видим, существует и небесная жизнь, борьба на небесах, которая продолжается одновременно со скитаниями по пустыне. Когда я говорю одновременно, то имею в виду не в тот же самый момент, но в тот же самый период нашей естественной жизни на земле. Одно дело - проходить по этому миру с верою или без веры, попадая ежедневно в какие-то обстоятельства, действуя под влиянием лучшего упования, другое дело - вести духовную борьбу во имя исполнения обетований и за небесные привилегии, сражаться на стороне Бога и побеждать силы сатаны, будучи людьми, умершими и воскресшими, совершенно не от мира сего. То и другое присуще жизни христиан. Теперь, как умершие и воскресшие вновь во Христе, мы находимся в духовной борьбе, но, чтобы вести войну на земле Ханаана, мы должны перейти через Иордан {На это содержится ответ в Послании Ефесянам, однако в этом Послании нет ничего относящегося к нашей смерти грешников. Если коснуться этого вопроса, то все сводится к действиям Бога, Который взял нас мертвых во грехе и поместил нас во Христе на небесах. В Послании Колоссянам речь идет отчасти о том и другом, о жизни в воскресении, но там не говорится о восхищении нас на небеса, но только о нашем стремлении к ним. Под жизнью на небесах я подразумеваю жизнь в духе на небесах. Действительно, Христос пребывает там как Божество, мы же пребываем там, как единые с Ним через Святого Духа}.
Иордан, как смерть и воскресение с Христом, рассматривается в духовном плане, а не в плане их реальности ради оправдания грешника; рассматривается как изменение положения и состояния тех, кто принимает участие в них с целью осознания жизни, связанной с небесами, на которые восшел Христос {Речь идет не просто о сообщении жизни как бы Сыном Божиим, но о переходе из одного духовного состояния в другое, как бы о переходе из Египта в землю Ханаана; в этом плане пустыня словно выпадает, она относится к другой области. А Чермное море и Иордан в этом смысле объединяются в единое целое}. Сравнение Посланий Филиппийцам 3 и Колоссянам 2, 3 показывает, что смерть и воскресение тесно связаны с истинной сутью обрезания Христова. В 3-й главе Послания Филиппийцам возвращение Христа представлено как завершение дела через воскресение плоти. Мы представлены сейчас не как воскресшие вместе с Ним, но как бегущие на ристалище, помышляющие о Христе и воскресении; именно это положение и представлено в данном Послании. Речь идет не о том, какое положение занимает верующий, но о настоящем стремлении к этому положению. Поэтому реально то, что я еще не во Христе и даже не с Ним, но я могу заслужить то, чтобы пребывать в Нем и воскреснуть из мертвых. Апостол отдал все ради преимущества познания Христа, стремясь к силе Его воскресения, и даже оправдание видится лишь в конце его пути.
В обоих Посланиях (к Филиппийцам и Колоссянам) говорится о жизни небесной как о чем-то в настоящем, но существует большая разница между скитаниями и этой небесной жизнью даже здесь на земле, хотя последняя оказывает сильное влияние на нашу скитальческую жизнь.
Это очень важная тема, на которой я не могу здесь подробно останавливаться. Речь идет о связи между жизнью в ее проявлении и теми целями, которые она преследует. Те, кто следует Духу, помышляют о вещах духовных. Новая жизнь проистекает из божественного и духовного; она от Христа, и об этом особенно говорится в учении Иоанна. Следовательно, она принадлежит к состоянию воскресения со славою, полностью развивается и утверждается на этой основе. Наша politeuma заключается в том, что делает нас странниками; второй человек является eх ouranoi. однако, когда эта жизнь достигнет своего полного развития, кончатся и странствия. Тогда мы будем в доме нашего Отца, как и Христос. Но в данном случае она развивается в странствии, имея этот характер, будучи небесной. Она находится в постоянном развитии, непрерывно впитывая все небесное (смотрите 2 Кор. 3,3.17-18; Еф. 4,15; 1 Иоан. 3,2-3 и многие другие отрывки). Поскольку такова наша цель на небесах, то это неизбежно делает нас странниками и скитальцами здесь на земле, и по мере нашей искренности мы стараемся провозгласить, что ищем страну, ту страну, которой принадлежит наша жизнь, но тем самым эта жизнь преобразуется, и в ней проявляется Христос; она подготавливает нас к тем событиям, с которыми мы сталкиваемся, исполняя свои обязанности, проявляя смирение, осуществляя служение. Точка отправления известна: мы умерли и воскресли вместе со Христом. Это с одной стороны, а с другой - мы восседаем с Ним на небесах. Но не о последнем здесь идет речь, ибо это относится к учению в Послании Ефесянам; здесь больше общего с учением Послания Колоссянам. Сам Христос, хотя и является той жизнью и ее проявлением здесь на земле в скитаниях, все же, как Человек на земле, имел здесь цели, и ради той радости, что была предназначена Ему, Он претерпел распятие, презрел позор и был отвергнут. И, что весьма интересно, Его жизнь, жизнь Самого Бога (последнее больше относится к учению Иоанна) должна была быть выражена, и выражена сообразно той сцене, по которой Он проходил. Но, как истинный Человек,
Он шел, имея перед Собой цели, которые определяли направление Его пути. Тот факт, что Он был этой жизнью и что ради Его жизни она не должна была исчезнуть в Его смерти, подобно тому, как в нас должна умереть греховная природа, очень затрудняет понимание Его пути. Однако смирение и покорность (о, Он познал их!), страдания, терпение - все это можно отнести к Его положению здесь на земле; сострадание, милосердие к Своим ученикам и все детали Его жизни, божественной в такой степени, что Он мог сказать о Себе: “Сын Человеческий сущий на небесах”, - все это и было развитием небесной и божественной жизни на земле.
Влияние ее было совершенно и полно в Нем. Однако Его жизнь, связанная с людьми, хотя и является вечно совершенным отражением результата Его жизни на небесах с Богом и Его божественной природы, тем не менее явно отличается от нее. Радость небесной жизни полностью отвергла все побуждения жизни мирской, и, ведя к страданиям Его земной жизни по вине человека, создала жизнь, исполненную долготерпения пред лицом Бога. В Христе не было и тени греха, но Его радость была во всем, за исключением тех случаев, когда Его благодать действовала среди горя и греха, представляя собой божественную радость. То же самое происходит и с христианами. Нет ничего общего между этими двумя сферами жизни. Кроме того, природа не имеет ничего общего с небесным. На земле есть вещи, принадлежащие природе и миру (но не в отрицательном смысле слова “мир”, а в смысле творения). Ничто из этого не входит в жизнь земли Ханаанской.
Христу одному удалось пройти через смерть, истощить ее силу и, находясь в ней, пролить кровь вечного завета. Ему одному удалось воскреснуть из мертвых, обретя реальную жизненную силу, которая была в Нем, ибо “в Нем - жизнь”. Но это сотворила истинно божественная сила. Бог воскресил Христа из мертвых, свидетельствуя о том, что Он одобрил и принял дело Христа. Христос, будучи Богом, мог сказать: “Разрушь этот храм, и в три дня Я построю его”. Невозможно, чтобы смерть одолела Его. Однако он воскресил Себя не какой-либо силой духовной жизни, подобно человеку, хотя мы знаем, что как Он отдал Свою жизнь, так и вернул ее опять, и сделал это по велению Отца. Поэтому в данном случае мы не можем отделить Божественное от человеческого (я говорю о действии, а не о Его Личности). Он имел власть возвращать жизнь, но это все еще проявление покорности; мы на каждом шагу чувствуем, что никто не знает Сына, кроме Отца. Он открыл этот путь, Он обратил смерть в силу, разрушающую плоть, сковывавшую нас, освобождая нас от того, что дает преимущество дьяволу, с которым мы должны бороться с тех пор, как введены в землю Ханаанскую. Поэтому апостол Павел говорит: “Или жизнь, или смерть - все ваше”. Итак, каждый истинный христианин умер и воскрес во Христе. Знание и понимание этого - другой вопрос. Но слово Божие открывает нам привилегию христиан соответственно ее истинной силе во Христе.
Ковчег завета Господа несли перед народом на расстоянии до двух тысяч локтей (такую дистанцию от него велено было соблюдать народу), “чтобы знать им путь, по которому идти, ибо они не ходили сим путем...” Кто же на самом деле прошел через смерть и воскрес, победив ее до пришествия Христа, истинного ковчега завета Господня, открывшего этот путь? Человек, невинный или грешный, не способен на это. Этот путь одинаково неведом ни тому, ни другому, как неведома и небесная жизнь, в которую он ведет. Эта жизнь в своей собственной сфере и проявлениях, о которых здесь говорится, находится далеко за пределами Иордана. Эти картины духовной борьбы не относятся к человеку в его земной жизни, хотя, как мы уже видели, осознание небесного, под влиянием которого мы действуем соответственно характеру нашей веры здесь на земле, и наши страдания и испытания на земле Божией благодатью способствуют углублению нашего понимания той славы, на которую уповаем. Посмотрите 2 Кор. 5,2-5 и обратите внимание на то, как надежда, о которой говорится в стихе 2, вновь упоминается в стихе 5. Никакие испытания в пустыне, хоть самые глубокие, не имеют прямого отношения к небесной жизни, хотя виноград, произрастающий на земле Ханаана, может принести радость странникам в пути. Но Христос разрушил всякую власть смерти над Его народом, поскольку это власть диавола и знак Его владычества. Теперь это служит доказательством силы Иисуса. Это, действительно, смерть, но, как мы сказали, это смерть того, что сковывает нас.
Добавлю несколько коротких замечаний. “Господь всей земли” - это имя повторяет Иисус Навин, величая им Бога. Он свидетельствует о той великой истине, что Бог поселил израильтян на земле Ханаана. Вслед за этим Он утвердит в силе (согласно Своей воле) то, что было дано в руки израильтянам, чтобы они могли сохранить это согласно возложенной на них ответственности. Этот последний принцип является ключом к пониманию всей истории Библии, рассказывающей о человеке, Израиле, законе и обо всем остальном, связанном с этим. Все сначала было вверено человеку, который никогда не оправдывал доверия, и затем Бог завершит все благословением и властью {А это гораздо большая слава, согласно воле Божией от начала мира, и это исполнится во Втором Человеке}.
Итак, в данной главе довольно ясно указано на обещания Божии, которые Он исполнит в последние дни, когда действительно явится как Господь всей земли и возвратит израильтян на землю обетованную в благодати Своей мощной властью. И мы должны внимательно отнестись к этому свидетельству о намерении Божием утвердить Израильтян на их земле. Наступит время жатвы, и мощь врага переполнит края. Однако мы, как христиане, будем уже на другой стороне. Эта сила врага перешла все границы в смерти Иисуса, и мы теперь говорим не “Господь всей земли”, а “всякая власть дана Ему на небе и на земле”.
Давайте также обратим внимание на то, как Бог воодушевляет Свой народ. Израильтяне должны сразиться. Стопы их ног должны коснуться каждой части земли обетованной, чтобы они завладели ею. Они должны завладеть ею в борьбе, чтобы почувствовать силу врага и свою полную зависимость от Бога. Но в то время как мы смело сражаемся во имя Его, Он дает нам знать, что победа несомненна. Соглядатаи говорили Иисусу Навину: “Господь предал всю землю сию в руки наши, и все жители земли в страхе от нас”. Именно это мы знаем и об этом свидетельствует Святой Дух, и это так отличается от свидетельства плоти, которое принесли те десять соглядатаев, вернувшихся с Халевом и Иисусом Навиным.

Иисус Навин 4

Однако если мы введены в жизнь (которая по другую сторону от смерти) силою Духа Божия, как умершие и воскресшие во Христе, то должно быть напоминание об этой смерти, которой мы избавлены от всего, что по эту сторону от нее, от гибели человека, в каковой он пребывает теперь, и от того падшего во грехе творения, к которому он принадлежит. Двенадцати человекам, по одному из каждого колена, было велено взять по одному камню из середины Иордана, где твердо стояли ноги священников и ковчег, пока все израильтяне переходили по суше. Святой Дух приносит с Собой, так сказать, трогательное воспоминание о смерти Иисуса, посредством мощного воздействия которой Он обратил всякое влияние силы врага в жизнь и в избавление от того, с чем нельзя войти в небеса, а также положил основание для того, чтобы и мы имели часть на небесах. Смерть идет с нами от гроба Иисуса, но теперь уже не как смерть; она становится жизнью в нас и вселяет веру, отсутствие которой не позволяет нам иметь часть в небесном. Этот памятник должны были установить в Галгале. Значение этого события будет рассмотрено в следующей главе. Здесь же мы остановимся на самом повиновении. Эти двенадцать камней от двенадцати колен символизировали колена Божии как единое целое. Это число символизирует совершенство человеческой деятельности. Здесь, как и в других отрывках Писания, оно связано с Христом (как и в случае с хлебами предложения).
И здесь Дух ставит нас, христиан, в более продвинутое положение. У израильтян было двенадцать хлебов предложения, а мы творим только один в нашей жизни единения через Святого Духа с Христом, нашим Главой, Который и есть та жизнь, о которой мы говорим здесь. Сейчас речь идет о Его смерти, о которой напоминает нам то, что оставлено нам по милости и любви нашего Господа, Который снисходит до признания нашего воспоминания о Его любви.
Я говорю здесь об этом поминовении лишь как о символе того, что всегда должно быть реальностью. Мы едим Его плоть, мы пьем Его жизнь, отданную за нас {Слово “прервана” неправильно вставлено в общепринятом тексте. Именно после того, как Он вручил дух Свой Отцу, пролилась Его кровь, когда солдат проткнул Его бок копьем. Он Сам отдал жизнь Свою}. Теперь мы едины силой нашего союза с воскресшим и прославленным Христом (ибо здесь я говорю о нашем положении в целом, как умерших для мира и греха). Именно со дна реки, в которую Он вошел, чтобы сделать ее дорогой жизни, небесной жизни, для нас, мы возвращаем драгоценную память о Его любви и о Его положении, в котором Он завершил Свое дело. Мы едим тело Того, чья жизнь завершилась кровью, и пьем пролитую кровь. В этом кроется причина того, почему израильтянам, как людям по плоти, запрещалось есть с кровью, ибо как они могут пить смерть тех, кто сам смертен? Но мы пьем ее, потому что живы с Ним; смертью Христа мы живы именно потому, что осознали смерть всего, что смертно; мы живы с Ним. Воспоминание об Иордане, о смерти, когда Христос пребывал в ней, является воспоминанием о той силе, которая обеспечила нам спасение в последнем оплоте того, кто имел власть над смертью. Это воспоминание о той любви, которая сошла в смерть ради того, чтобы смерть потеряла всю свою силу над нами, за исключением той, что творит нам благо и свидетельствует нам о бесконечной и неизменной любви.

Иисус Навин 5

Эта сила воскресения к жизни отбирает у сатаны все силы: “Рожденный от Бога хранит себя, и лукавый не прикасается к нему”. В нашей земной жизни, облеченные в плоть, мы подвержены влиянию диавола, хотя Христовой благодати достаточно для нас; Его сила совершается в слабости. Однако тварь бессильна перед сатаной, даже если она и не совершила настоящий грех. Но если смерть становится нашим убежищем, способствуя умерщвлению в нас всего, что давало сатане возможность властвовать над нами, что тогда ему делать? Удастся ли ему соблазнить мертвых или победить того, кто, умерев, снова воскрес? Но если сказанное верно, то необходимо также осознать это на практике. “Вы умерли..., поэтому мертвы” (Кол. 3). Именно это и означает Галгал. Более того, мы всегда носим в теле мертвость Господа Иисуса, чтобы жизнь Иисусова открылась в нашем теле (2 Кор. 4, 10) {В Кол.3 Бог заявляет о нашем положении; Рим. 6 - призыв принять это на веру; 2 Кор. 4 - осуществление этого в человеке (Кол. 3, 5-17)}.
Взять города еще не значило совершить дело до конца, осуществить величественные обетования Божии. Прежде всего требовалось умертвить свое “я”. Прежде чем победить мадианитян, Гедеону пришлось разрушить жертвенник, находившийся в его собственном доме.
Далее заметьте себе, что пустыня не является тем местом, где осуществляется обрезание, даже если мы сохраняем свою верность. Пустыня олицетворяет собой то место, где мы находимся уже будучи искупленными, но где все плотское отсеивается в нас. Но смерть и наше вступление в небесную обитель осуждает то плотское, что присуще нам в этом мире. Но затем, вслед за нашей смертью и воскрешением вместе с Христом, оно фактически осуществляется; обрезание - это применение силы Духа для умерщвления плотского в том, кто сопричастен к смерти и воскресению Иисуса (сравните 2 Кор. 4, 10-12). Поэтому апостол Павел и говорит: “Обрезание - мы”. Что касается духовной жизни, то Павел еще прежде был обрезан. Не дополнил ли он истинным благочестием свою формальную религиозность, не прибавил ли истинный страх перед Богом к своим благим делам? Он пошел гораздо дальше этого. Все прежнее в нем вытеснил Христос, и прежде всего это касается праведности, которая является основой всего. Далее апостол говорит: “Чтобы познать Его, и силу воскресения Его, и участвовать в страданиях Его, сообразуясь смерти Его, чтобы достигнуть воскресения мертвых”. Именно поэтому, “стремясь к цели”, Павел ожидает пришествия Иисуса, Который завершит преобразование тела его.
В Послании Колоссянам, в главе 2, апостол Павел говорит нам об обрезании Христовом. Разве не это только полагает конец греху (ведь это дело Божие действительно дает определенный результат)? Нет, не только. Ибо описывая это деяние, апостол добавляет: “Бывши погребены с Ним в крещении, в Нем вы и воскресли верою в силу Бога, Который воскресил Его из мертвых”. О значении этой небесной жизни говорится в главе 3, стих 1, который непосредственно связан с только что процитированным отрывком. Здесь это дело также завершается явлением святых с Иисусом, когда Он вернется. Речь здесь не о восхищении живыми на небо; небесная часть опускается в Послании Колоссянам, за исключением того, что наша жизнь скрыта там и что небеса - предмет упования. Мы сделаны пригодными для этого, и именно это имеет здесь место.
О нашем Галгале говорится в стихе 5: “Итак умертвите”. Это нечто совсем иное, чем “умрите для греха”. Умерщвление означает активную силу. Это опирается на силу того, что уже исполнено истинной веры. “Вы мертвы, итак умертвите”. Все уже установлено, осознано. В Рим. 6, где говорится о том же самом, апостол Павел изрекает: “Почитайте себя мертвыми для греха” {Мы проходим три этапа в данном процессе: приговор Божий: “Вы мертвы”; признание этого через веру: “почитайте себя мертвыми” и осуществление этого на практике: “всегда носим в теле мертвость Господа Иисуса”}. Таково реальное значение символа, изображающего камни, вынесенные из середины Иордана. Они символизируют наше положение, в котором мы оказались в результате смерти с Христом, Который был мертвым {В Послании Римлянам показано, что в пустыне верующий оценивает то положение, в которое мы поставлены смертию Христа, как умершие для греха и живущие для Бога в этом мире, как спасенные Его смертью, в которую мы крестились, но наше воскресение, которое выводит нас из пустыни и приводит через Иордан, показано в Послании Колоссянам}.
Но мы также воскресли вместе с Ним {Так сказано в Послании Колоссянам} и умерли с Ним. Но есть и другая сторона истины относительно того, что мы умерли в грехах. Он в благодати спустился с небес к нам и умер, так сказать, во искупление наших грехов. Бог оживил нас вместе с Ним, простив нам все наши грехи {Однако в Послании Колоссянам мы представлены не как умершие во грехах, но как жившие в них, и ныне умершие и воскресшие}. Все, что Он сделал, было сделано ради нас. И теперь, связанный с Ним в жизни, объединенный с Ним Духом, я тоже восседаю в Нем (не с Ним) на небесах {Согласно учению послания Ефесянам, именно всемогущей властью Божией мы, умершие во грехах, помещены во Христа}. Я отношу к себе, или, лучше сказать, Бог приписывает мне все совершенное Им, словно это произошло со мной. Он умер для греха, а в Нем и я мертв для греха. Поэтому и я могу умерщвлять, чего бы я не мог, если бы оставался живым во плоти. Где была природа, жизнь, чтобы совершить это? Я воскрес вместе с Ним. И я же, пребывая в Нем, восседаю на небесах. Но здесь мы говорим не об учении Послания Ефесянам, которое знакомит нас с целью и волей Божией и учит, что Христос, будучи возвеличен и посажен одесную Бога, указывает на простое действие божественной силы, которая берет нас мертвых и помещает в Нем; иными словами, это процесс, которому мы подвергаемся, как живые (не мертвые) во грехах; Он проводит нас через смерть во Христе и вводит в жизнь лучшую. Другое также верно, и я уже говорил об этом. Но теперь мы говорим, о перемене, существенной, но субъективной, о которой говорится в Послании Колоссянам, там, где речь идет о смерти и воскресении вместе с Ним, и это является нашей текущей темой при рассмотрении книги Иисуса Навина.
Итак, обрезание является осуществлением на практике того, о чем мы говорили, символизируя смерть Христа для греха, для всего, что противопоставлено нашему состоянию воскресших, “телу плотскому”. Мы, вспоминая смерть Христа и через благодать, сознавая благодать, умерщвляем наши члены. Иначе это было бы всего лишь усилиями души, подвластной закону, и в этом случае совесть была бы нечиста и в нас отсутствовала бы сила. Именно это и пытались сделать искренние монахи, однако их попытки не сопровождались силою благодати и силою Христа. Если в их действиях и была искренность, то одновременно была и глубочайшая духовная скудость. Для умерщвления необходима жизнь, и если мы имеем жизнь, то мы уже умерли в Том, Кто умер за нас.
Камни, установленные в Галгале, были взяты из середины Иордана, а израильтяне, прежде чем их подвергли обрезанию, уже перешли через Иордан. Памятник благодати и смерти, свидетельствующий нам о любви, совершившей наше спасение путем снятия с нас грехов в благодати и сделавшей нас однажды мертвыми для греха, стоял на том месте, где должна была совершиться смерть для греха. Он умер, умер однажды для греха, и потому мы тоже считаем себя умершими для греха. Смерть Христа за грехи людские, являющая совершенную любовь и неиссякаемую силу, и Его смерть для греха дают нам мир через Его кровь, и также позволяют нам считать себя умершими для греха и умерщвлять наши земные члены.
В любых обстоятельствах мы должны помнить, что мертвы, и говорить себе: “Коли благодатью я мертв, то что мне делать с грехом, который считает меня живым?” Христос пребывает в этой смерти, исполненный красоты и силы Своей благодати. Сама по себе эта смерть есть избавление; она ставит нас в духовном плане в такое положение, находясь в котором, мы становимся сопричастниками наследия святых в свете. Что же касается славы, то, как пробегающий поприще на земле, апостол Павел говорит: “...но стремлюсь, не достигну ли и я, как достиг меня Христос Иисус”. Но это уже другая тема.
Итак, только через смерть, и ни через что другое, могло быть снято поругание Египта. Каждая отметка мира сего является поруганием для того, кто принадлежит небесам. Только небесный человек, умерший вместе со Христом, освобождается от всего, что принадлежит Египту. Жизнь плоти всегда остается верной Египту, но принцип мирского не осуществляется в том, кто мертв, кто воскрес со Христом и живет жизнью небесной. Человек мирской, живой и живущий в этом мире (живой для стихий мира сего - Кол. 2,20) неизбежно связан с миром, каким его видит Бог, то есть с миром разврата и греха; человек же, умерший для стихий мира, не имеет подобной связи. Человек воскресший не живет мирской жизнью, не связан с ней. Обладающий такой жизнью, возможно, проходя через этот мир, делает многое из того, что делают и мирские. Он ест, работает, страдает, но, что касается его личной жизни и его целей, они делают его человеком не от мира сего, подобно тому, как и Христос был не от мира сего. Христос, воскресший и восшедший на небеса, и есть его жизнь. Он подчиняет свою плоть, умерщвляет ее, ибо, хотя фактически такой человек и находится на земле, он не живет на ней. Его станом всегда остается Галгал. Народ Божий - воинство Господнее - возвращается туда после своих завоеваний и побед. Если мы не будем делать то же самое, то ослабнем, ибо плоть предаст нас. Тогда мы падем перед врагом в час брани, даже если честно выступим на стороне Бога, служа Ему. Именно в Галгале был поставлен памятник, сооруженный из камней, взятых со дна Иордана. Ибо если осознание мертвости с Иисусом необходимо нам для того, чтобы мы научились умерщвлять свою плоть, то именно умерщвляя ее, мы на деле познаем, что значит быть мертвым.
Мы не осознаем внутреннего общения (я не говорю сейчас об оправдании), сладостного и божественного наслаждения тем, что Иисус умер за нас, если плоть наша останется неумерщвленной. Это невозможно. Но если мы возвратимся в Галгал, к этому благословенному умерщвлению нашей собственной плоти, то мы обнаружим там всю сладость (а она бесконечна), всю великую силу и действенность этого общения со смертью Иисуса, с той любовью, которая явлена в ней. “Всегда носим в теле, - говорит апостол Павел, - мертвость Господа Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в теле нашем”. Поэтому мы не остаемся в Иордане, но в душе сохраняется осознание этого славного дела, того дела, которое желали постигнуть и ангелы, которое исполнено ради нас и которое Христос, являя Свою любовь, предназначает нам. Мы находим Его у Себя в Галгале (в месте, предназначенном не для внешней похвалы победами, не для привлечения внимания людей). Это место, где Он, являющийся источником всех побед, пребывает в силе и где, общаясь с Ним, мы способны преодолеть все.
Но были и еще двенадцать камней, поставленные посреди Иордана. И действительно, если мы отнесем силу смерти Христа к умерщвлению плоти, то душа, испытавшая небесное и насладившаяся им, пожелала бы снова возвратиться к Иордану, к тому месту, куда Иисус покорно вступил в силе жизни, и воззреть на ковчег завета, стоявший там и удерживающий стремительные воды Иордана, позволяя всему народу перейти через него. Хотелось бы теперь видеть Его там, воскресшего (одновременно созерцая смерть во всей ее силе), Иисуса, Который вступил в нее и разрушил ее власть ради нас. Среди огромной массы народов Христос будет защитой и спасением израильтян, но Он же является и нашей защитой и нашим спасением от гораздо более ужасных врагов. Душа любит стоять на берегах реки, уже перейденной, и осознавать, познавая Иисуса, какое дело Он совершил, и удивительную любовь Его, Который вступил в эту реку один и находился в ней до завершения всего. Однако в каком-то смысле и мы там были. Те двенадцать камней показывают, что народ имел отношение к тому делу, хотя ковчег находился там один, когда воды Иордана необходимо было сдерживать.
Особенно псалмах, мы можем созерцать Господа теперь, когда мы в покое и находимся по другую сторону реки. О, если бы каждый христианин знал, как оставаться там, и поразмышлял бы об Иисусе, о том, как Он один вошел в смерть, а смерть, выйдя из берегов своих, несла с собой свое жало и силу божественного суда! В своем учении Псалмы также указывают на связь между смертью Иисуса и остатком израильтян, переходящих через воды скорби в последние дни.
Обратите внимание на то, что израильтяне, согласно вере в обетование Божие, должны были из Египта перейти в землю Ханаана. Однако до сих пор они не овладели землей Ханаанской и не одержали ни одной победы. Это является олицетворением того, о чем сказано в Послании Колоссянам о нас: мы сделались сопричастниками наследия, однако на наследие святых в свете еще приходится уповать {Положение Христа (только то, что Он действительно воскрес) между Его воскресением и восхождением на небеса помогает понять это. Он явно принадлежал небесам, не миру сему, хотя еще не был на небесах}. Посрамление египетское снимется с израильтян только тогда, когда они будут не только искуплены из Египта, но и войдут в землю Ханаана, и народ Божий займет свое место в Галгале, символизирующем истинное обрезание в сердце, о котором мы уже говорили.
До одержанных израильтянами побед указывается на характер их общения с Богом. Израильтяне совершают Пасху на равнинах Иерихона. Господь приготовил для них стол пред лицом их врагов.
Больше не окроплялись кровью агнца дверные косяки и перекладины во спасение от Ангела смерти, чтобы израильтяне смогли уберечься от последней казни, которая угрожала всем жителям домов, в которых косяки дверей не были смазаны кровию.
Нам необходимо знать данный аспект крови Христовой, поскольку наказание угрожает всей земле, где присутствуют грех и сатана, хотя мы и призваны Богом выйти из нее. Справедливость Божия и наша совесть требуют того. Но здесь Пасха носит уже другой характер; она напоминает о совершении спасения. Она не является и соучастием через благодать в силе смерти и воскресение Христа. Она есть приобщение души. Она есть сладостное воспоминание души о деле, совершенном только Им, о Его смерти, подобной смерти Агнца без порока. Мы питаемся этим, как искупленный Им народ, наслаждаясь этим положением на земле Бога, на земле обетованной, которая стала нашей в результате этого искупления и нашего воскресения вместе с Христом. Смерть Иисуса можно разделить, таким образом, лишь находясь на другой стороне Иордана, как бы воскреснув вместе с Ним. Ведь пребывая в согласии, в общении с Ним, будучи исполненными чувством невыразимой благодарности, мы обращаемся к смерти Агнца, размышляем над ней; она питает нас. Наше небесное блаженство и осмысление всего этого только увеличивают ощущение того, как она драгоценна.
На следующий день после Пасхи Израильтяне стали есть из произведений земли Ханаана. Это как бы символизирует нас, воскресших, когда мы по своим правам и природе будем соответствовать земле обетованной и займем свое место на небесах, приготовленные к ним и уповая на них. Именно Христос, познанный как небесный, питает наши души, сохраняя их в силе и радости {Заметим также, что христианская простота и искренность на деле выражаю святость христианской жизни, являясь как бы опресноком, который ели на второй день Пасхи; это и есть нечто небесное. Ничего из того, что встречается по другую сторону Иордана, не может быть таковым. Это из произведений той земли, а потому связано с Христом и ведет к миру через Его смерть, как нечто предшествующее}. С тех пор манны небесной больше не было. Это тем более замечательно, что Христос, как нам известно, является истинной манной, но Христос, пришедший на землю, Христос во плоти, Он удовлетворял желания людей и их подробности в пустыне, и таким Его никогда не забудут. Я с восхищением думаю об Иисусе (Боге, явленном во плоти). Моя душа заряжается от притягательной силы Его благодати, явленной в смирении, радуется благословленному свидетельству Его любви, любви Того, Кто понес на Себе наши беды, страдания, болезни; она учится смирению и служению, взирая на Того, Который так был уничижен. Именно этим Он вызывает тайную привязанность души, когда мы проходим через этот мир, и все же в этом положении Он еще остается одиноким. Зерно пшеничное должно упасть в землю и умереть, иначе оно останется одиноким.
Но, зная, Кем Он был, мы познаем Его как Христа, сущего на небесах, Который приходил на землю с небес, умер и вновь воскрес и восшел туда, где был прежде, каким я знаю Его теперь. Его смерть, о поминовении которой мы говорим, несомненно, является основой всего. Нет ничего более драгоценного, однако Тот, с Которым мы сообщаемся сейчас, как с живым, есть Христос небесный. В остальном мы помним Его, как уничиженного и умершего, но это Он дает нам как символ. Даже во время вечери Господней, аналогичной Пасхе, отмечаемой здесь, было сказано: “Сие творите в Мое воспоминание”. И так во всей Его жизни; это было в пустыне, и подходит нам, странствующим по пустыне; это в какой-то малой мере сохраняется в наших душах и делах (имеется в виду участие Его в страданиях).
Стремясь подражать, мы размышляем над тем драгоценным эталоном, который Он дал нам как образец небесного человека на земле. Но, созерцая с непокрытым лицом славу Господа, мы изменяемся от славы к славе, уподобляясь тому же образу под влиянием Духа Господня. Ради нас Он освятился, чтобы мы могли освятиться через истину. Мы с восхищением созерцаем всю Его благодать здесь на земле. Наша любовь и наша привязанность к Нему вызваны страданиями Спасителя. Нет ничего более прекрасного, чем Сын Божий, завоевывающий Своею любовью доверие человеческого сердца к Богу, находясь далеко от Него и среди людей. Однако в настоящем мы сообщаемся с Христом небесным. И Христос, Которого мы знаем как земного, теперь Христос небесный, а не земной, каким Он скоро будет для Иудеев. Несомненно, Он был хлебом на земле, но хлебом, сошедшим с небес, а это очень важно иметь в виду. В пути через пустыню (а мы идем через нее) Христос, как манна, бесконечно дорог нам. Его смирение, Его благодать утешают, они облегчают наш путь и поддерживают нас. Мы чувствуем, что и Он проходил через те же испытания, и мысль о том, что этот самый Христос, Который так нужен нам в пустыне, есть хлеб, сошедший с небес. Но поскольку мы небесные люди, то и речь здесь идет о Христе небесном и о небесах, а мы связаны с Ним, как с произведениями земли, ибо мы едины с Христом, восшедшим на небеса; именно там Он есть наша жизнь. Другими словами, мы питаемся пищей небесной: нас питает Христос на небесах, Христос смиренный и умерший, как сладостное воспоминание, но и Христос живущий, как настоящая сила жизни и благодати. Мы питаемся воспоминанием о Христе распятом; это Пасха. Но мы совершаем этот праздник с Христом, Который является центром всего небесного, и мы питаемся от всего небесного (Кол. 3,1-2). Это и есть произведения той земли, в которую мы вошли. Ибо Он принадлежит небесам.
Поэтому перед бранью, перед самыми стенами Иерихона (олицетворяющими власть диавола) Бог дает нам насладиться плодами этой небесной земли, как будто она вся принадлежит нам. Мы помним смерть Иисуса, как искупление задолго до его совершения, и мы питаемся от плодов земли на небесах, как от нашей настоящей части. Ибо, воскрешенные с Христом Его благодатью, мы обрели все это.
Вслед за этой прекрасной картиной, изображающей положение и привилегии народа Божия, который, согласно справедливому требованию Бога, имел возможность насладиться всем, прежде чем вступить в борьбу, мы узнаем, что за всем этим должна последовать война. Но есть одна вещь, необходимая для развязывания войны и обретения благословения для победы. Господь представлен Вождем воинства; именно Он поведет нас на брань. Он изображен с обнаженным мечом в руке. Вера не признает никакого нейтралитета в делах небесных {Я говорю в делах небесных, потому что душа чувствительна к добрым качествам в творении. Господь возлюбил богатого юношу, когда услышал его ответы. Но когда настает время следовать за отвергнутым и восшедшим на небеса Господом, воля всегда выступает либо “за”, либо “против”. Вера знает это, она также знает и справедливые требования Божие и соблюдает их}. “Иисус... сказал ему: наш ты, или из неприятелей наших? Он сказал: нет; Я вождь воинства Господня, теперь пришел сюда”.
Заметьте здесь, что присутствие Господа как Вождя воинств, столько же пребывало святости и благоговения, сколько когда Он сошел, чтобы искупить Свой народ (Исх. 3) в этой божественной святости и величии, какие были явлены, согласно справедливым требованиям, в смерти Иисуса, Который отдал Себя, чтобы Бог мог навсегда прославить и утвердить израильтян. Каким Он был, говоря о Себе “Я есмь”, когда Он таким образом спустился на землю, справедливый и величественный, таким же Он представлен и когда стоял среди народа Своего, чтобы благословить их и повести на брань.
Всемогущая сила Божия поддерживает Церковь в ее борьбе. Но Его безграничная святость не позволит Ему поддерживать израильтян Своей Силой в их борьбе, если те оскорбят Его святость, осквернившись, проявив небрежность необдуманным легкомыслием, или не смогут сохранить те чувства и привязанности, которые следует проявлять в присутствии Бога, ибо не кто иной, как Сам Бог присутствует среди них.

Иисус Навин 6

В шестой главе мы находим принципы, на которых основаны завоевания израильтян. Ими они полностью обязаны Богу. Возможно, Он и изнуряет Свой народ в войнах, но именно Он ведет их. “И народ пошел... каждый со своей стороны”. Здесь налицо покорность Богу в плане применения средств, готовности следовать путем, который в глазах мирских людей явно выглядит нелепым и бесцельным, но который громко возвещает о присутствии Господа в среде Своего народа. Здесь полная зависимость от Бога, совершенная уверенность в Нем, открыто провозглашающие, что не остается ничего иного, как только покориться Ему.
Это обещание надежно; израильтяне действуют в повиновении. Это и есть их принцип. Иисус Навин - символ силы и разума Духа, пребывающего в том, кто радуется обещанию и единству с Господом, а поэтому уверен в успехе. И с такой уверенностью, порожденной верой, он действует без колебаний. В результате все укрепления врага рушатся и падают на землю без применения какого-либо оружия, на которое можно было бы рассчитывать в подобном случае.
Другой принцип заключается в следующем: нельзя общаться с теми или прикасаться к тому, что заключает в себе силу врага Божия, что является мирским и в чем мирская сила. Все это заклято. То же самое и с нами в этом мире. Если бы Авраам обогащался за счет Содома, то был бы зависим от него, был бы обязан ему чем-то, он не был бы свободен от него, чтобы целиком принадлежать Богу. “Но вы берегитесь заклятого, чтоб и самим не подвергнуться заклятому...” Бог может использовать эти вещи, посвятив их Себе, если пожелает. Но если человек, если христианин свяжет себя с ними, то Господь будет вынужден наказать его за это. Города, окруженные стенами до небес, самые большие препятствия - ничто для Бога. Однако святость, полное отделение от мира сего, покорность Богу - вот условие обретения силы. Иерихон, олицетворяющий власть и силу дьявола и средства защиты (поскольку это первый город, вставший на пути народа Божия как препятствие, мешающее его продвижению), навсегда предан заклятию, и суд обрушится на каждого, кто посмеет восстановить его (смотрите 1 Цар. 16,34). [Нумерация книг в данном синопсисе соотвествует обозначениям в Библии переведенной Д.Н.Дарби; в русских вариантах Библии другая нумерация; сравни оглавление синопсиса с оглавлением Библии на русском языке - замечания переводчика.] Эти абстрактные принципы, касающиеся власти Божией и силы диавола, представлены образами Иерихона и падения его и всем, что свидетельствует о них и противопоставлено им. Однако, если Бог присутствует там и этот мир явно предан заклятию, то благодатью Божиею народ вызволен из этого мира, спасенный верою от мерзостей его, и Раав, жалкая блудница и грешница, спасена от суда и наказания и получает свое место и свою часть вместе с народом Божиим {Заметим то, что Раав, подобно Руфи чужестранке, также упомянута в родословии Господа Иисуса}.

Иисус Навин 7

Глава 7 открывает нам Божие принципы управления, или Его пути в среде Его народа, который борется с врагами. Победа приводит к небрежности. Дело кажется им легким. После того, как Бог явил Свою силу, у израильтян появляется уверенность, которая на самом деле есть лишь самоуверенность, ибо она привела к пренебрежению ими Божией воли. Доказательством тому является тот факт, что израильтяне не пожелали вопросить Бога. Гай был небольшим городком. Двух или трех тысяч человек вполне было достаточно, чтобы взять его. Израильтяне послали высмотреть землю Гайскую, однако забыли о Боге, и это повлекло за собой определенные последствия. Если бы они спросили совета у Господа, Он либо не дал бы им ответа по причине того, что они взяли из заклятого, или дал бы им знать о случившемся. Однако они не искали Его совета, а вышли самовольно и потерпели поражение. Народ Божий, попавший в окружение врагов, утратил свою силу и бежал от самого маленького города на земле Ханаана. Что им было делать? Они не знали всего. Втянутым в войну и неспособным победить, что им оставалось делать, если одна лишь победа гарантировала им безопасность? “Сердце народа растаяло и стало, как вода”. Иисус Навин возопил к Господу, ибо в таком случае даже он, имеющий Духа, был удивлен и озадачен, действуя вопреки Духу. Он вынужден был пасть на лицо свое пред Господом, потому что состояние сынов Израиля не соответствовало Духу, единственному водителю и наставнику мудрости народа Божия. Иисус Навин, однако, напоминает Ему о той силе, с помощью которой Бог перевел народ Израиля через Иордан, и противопоставляет ее их настоящему положению, так явно не соответствующему этому. “Для чего Ты перевел народ сей через Иордан, дабы предать нас в руки Аморреев и погубить нас? О, если бы мы остались и жили за Иорданом! О, Господи! что сказать мне?”
То было состояние смятения разума, явившееся результатом соединения неверия и воспоминаний о чудесах, сотворенных силою Божией. Иисус Навин любил народ Божий и поэтому указал Богу на величие имени Его, но с робким желанием, чтобы они лучше остались на другой стороне Иордана (а что делать там? ведь неверие всегда мыслит неверно), подальше от той борьбы, которая приводит к подобным бедствиям. Это желание и выдало неверие, которое тревожило его сердце.
В таком вот состоянии находится душа неверующего в борьбе, к которой Святой Дух подводит его, когда это состояние его души внутренне противоречит присутствию Святого Духа, Который и является нашей единственной силой, необходимой для этой борьбы. Выхода нет. То положение, в каком оказываются святые, требует силы, однако сама природа Божия не спешит предоставить ее. Мы рыдаем, признаем Его силу, боимся врага. Мы говорим о славе Божией, а думаем лишь о наших собственных страхах и о том положении, в которых оказались. Тем не менее все очень просто. “Израиль согрешил”. Человек, даже если он духовный, смотрит лишь на результаты (поскольку он тесно связан с ними), даже признавая силу Божию и связь Его со своим народом. Бог же взирает на причины, а также учитывает то, чем является Он Сам. Правда то, что Он есть любовь, но Он не может жертвовать самими принципами Своего существа, как не может и отречься от Себя в тех отношениях, которые зиждутся на самой Его сущности. Слава Его действительно связана с благодатью, с благополучием Его народа, но Он в конце концов утвердит Свою славу и даже благословит Свой народ, не нарушая этих принципов. Вера должна полагаться на несомненный результат Его верности, но при этом всей душой соответствовать этим принципам, покорившись путям Божиим.
Бог не смог бы сохранить Своей славы в среде Своего народа, если бы Он терпел среди них что-либо противоречащее Своей сущности и использовал бы Свою силу для сохранения их в этом состоянии, которое бы отрицало Его природу. В этом случае такая связь нарушилась бы и Сам Бог подверг бы опасности Свою славу, что совершенно невозможно. Израильтяне согрешили, и сила Божия отступила от них, ибо Бог не может отождествлять Себя с грехом.
Давайте вспомним, что был и другой грех, заключающийся в пренебрежении волей Божией, в том, что израильтяне не посоветовались с Богом. Вопль Иисуса Навина не сразу принес освобождение, но прежде всего он помог обнаружить грех, в отношении к которому Бог был очень строг и точен. Когда поведение Его народа вызывает сомнения (в плане управления Его народом), Бог доискивается до всего, не упуская из виду даже самые мельчайшие подробности (смотрите стих 1).
Далее Бог говорит не только “за что сыны Израилевы не могли устоять”, но и обращаясь к Израилю: “Ты не можешь устоять”. Их бессилие не прекратилось бы. Печальная перемена! Прежде было сказано: “Никто не устоит пред тобою”. Теперь израильтяне не смогли бы устоять сами. Когда народ Его забывает о святости, Бог позволяет другим увидеть слабость Своего народа, ибо только в Нем сила, и Он лишает Своей поддержки того, в ком не хватает святости, и таким образом не позволяет, чтобы грешили дальше. Заметим здесь только, что Бог не всегда сразу отбирает Свое благословение у тех, кто являет неверие. Он часто наказывает таких одной рукой и благословляет другой. Он поступает терпеливо, Он наставляет таковых, являя Свою благодать. Он не благословляет их, когда они грешат и творят зло, но Он поступает с удивительной нежностью и совершенным знанием дела, так сказать, избавляет от беспокойства, исследуя душу подробно, согласно ее состоянию и во благо ей, ибо Он исполнен милосердия. Как часто при этом Он ожидает от Своего народа покаяния! Но, увы, как часто Он ждет его от них напрасно. Но здесь нам открывается великий принцип, по которому Он действует (как и в случае с Иерихоном, когда Его сила выступала на стороне Его народа), доказывая, что все от Бога.
Здесь перед нами еще один важный принцип. Народ Божий рассматривается как единое целое в плане влияния на них греха. Бог обитает в их среде. Там совершается грех. Он там. Но поскольку существует только один Бог и один народ, и если Он разгневается и не будет на их стороне, то весь народ пострадает от этого, ибо у них нет другой силы, кроме Бога. Единственный выход из этого положения - это удалить от себя заклятое.
То же самое мы находим и у коринфян, только в несколько видоизмененной форме соответственно принципам благодати. Злых нужно удалять от себя. Если этого не делать, то можно уподобиться грешникам. Только отстранив от себя такого, можно остаться чистым. Поступив так, коринфяне приняли сторону Бога и выступили против греха, и связь между Богом и телом вновь приняла надлежащее состояние. Тем не менее все это не может не произвести определенного болезненного воздействия. И если заклятая вещь найдена, хотя Бог и прославился, явив совершенство путей Своих, Свою ревность о грехе и совершенное знание всего, что происходит (ибо исповедание и признание Ахана оправдывает Бога, и народу нечего было ответить), все же, хотя этот грех открылся, должно было последовать наказание. Это признание Ахана (чей грех проявился через покорность народа или Иисуса Навина указам Господа) подтвердило перед всеми справедливое обвинение Божие.
Хорошо бы напомнить здесь, что наказание христиан всегда преследовало исцеление души. Даже если преступника следовало предать во власть сатаны, это делалось для умерщвления плоти, чтобы душа спаслась в день Господень. Это самая веская причина для осуществления такого наказания по мере нашей духовной силы, ибо мы не можем выйти за рамки этого. По крайней мере, мы могли бы всегда оставаться смиренными пред Богом для того, чтобы снять с себя грех. Оставаться безразличным к проявлению зла в Церкви - это самая большая вина перед Богом, это означает пользоваться Его любовью и одновременно пренебрегать Его святостью, оскверняя, презирая и бесславя Его перед всеми. Бог действует в Церкви с любовью, но Он соблюдает святость и старается сохранить и укрепить ее, а иначе это не было бы действительной любовью Божией: она не стремилась бы тогда к благосостоянию душ.
Интересно заметить, что эта долина Ахор, служащая свидетельством и напоминанием о первом грехе, совершенном израильтянами после вступления в землю Ханаанскую, представлена как “преддверие надежды” (Ос. 2,15). Там действовала высшая благодать Божия. И так она действует всегда. Бойтесь греха, но не бойтесь горечи его обнаружения и наказания за него, ибо с момента его наказания возвращается и благословение. Да будет благословенно имя Его за это! Увы! Сеннаар (Вавилон) и деньги скоро начали оказывать влияние на действия народа Божия. Израильтяне открыли для себя эти вещи, общаясь со своими врагами, и плотское сердце возжелало их. Заметьте также и то, что если бы израильтяне продолжали являть веру и покорность Богу, Бог никогда не переставал бы благословлять Свой народ и убирать с его пути все, что мешает благословению. Так проследим же за тем, как народ Божий возвратил себе Божие расположение.

Иисус Навин 8

В восьмой главе говорится о том, как Бог вернул израильтянам силу.
Если грех Ахана навлек позор на весь народ Божий, то было необходимо, чтобы израильтяне вновь почувствовали уверенность в том, что их положение упрочилось и что соответственно этому они должны пройти через все, что необходимо для их восстановления. Они должны были многое испытать. Многих испытаний такого рода можно было бы избежать, действуя с искренней и чистой верой. У Иакова ее было больше, чем у Авраама, поэтому Аврааму пришлось пройти через большие испытания (то есть через такие испытания, которые действительно позволяют душе проявиться). Но Бог прибегает к этому, чтобы мы постигли себя и то, что есть Бог. Есть две вещи, которые (если мы не знаем их) делают испытание необходимым.
Успех теперь несомненен, но весь народ должен выйти против этого маленького городка, который, по мнению людей, мог быть взят силами всего лишь двух или трех тысяч человек. Гордыня и ложная уверенность находят строгое осуждение в данном случае. Сколько беспокойства это может принести теперь Иисусу Навину! Устраивать засаду, инсценировать бегство! И все это придется делать, чтобы взять крохотный городок, и не такая уж большая слава ждет их в конце концов. Дорого обходится возвращение на путь благословения Божия; гораздо легче было бы избежать греха. Однако искреннюю веру и ее естественную энергию можно возвратить только таким путем.
Пока сила Божия была с народом, ему во всем сопутствовал успех, хотя эта сила и проявилась теперь несколько иначе, чем при взятии Иерихона. Наконец, по наставлению Бога Иисус Навин простер копье, которое было в его руке, к городу. Нельзя думать, что люди, сидевшие в засаде, могли видеть его или что это был сигнал, о котором договорились заранее {Скорее всего, можно предположить, что это не было сигналом по уговору, но что это действие имело особое символическое значение, потому что Иисус не опустил руку, пока весь город не был разрушен и все жители его не были уничтожены, а это не согласуется с мыслью о простом сигнале}. Однако, как только Иисус простер свою руку, сидевшие в засаде тотчас встали, вошли в город и зажгли его огнем. Поэтому можно предположить, что Господь Духом Своим в должный момент возбудил активность в тех людях, которые, возможно, и не подозревали об этом. В нужный момент они приходят в движение и начинают действовать, думая, что делают это из собственных побуждений, в то время как именно Господь направлял их действия, как всегда в соответствии с происходящим, и таким образом Он обеспечивает успех всего мероприятия.
Очень интересно заметить, что Господь действует, как скрытая пружина во всем, давая Его чадам толчок, который они не в состоянии глубоко осознать и понять, что ими движет, хотя в общем им было известно намерение Бога, даже когда израильтяне исполняли распоряжения Иисуса Навина. Когда Христос прострет копье, все придет в движение, чтобы исполнить Его мудрую волю и привести к заранее предопределенным результатам Его могущественной благодати. Так пусть же у нас хватит веры, чтобы поверить в это!
В данной главе имеются еще два важных вопроса, которые требуется обсудить. Взятием Иерихона Господь показал, что только Его силами и могуществом была одержана победа, или, лучше сказать, все было предано в руки израильтян, и князь мира сего не имел сил препятствовать Ему; золото и серебро принадлежало Господу, а народ не должен был желать сокровищ завоеванного мира и не имел права обогащаться добычей его. Однако, когда израильтяне истребили своих врагов, они, говоря вообще, завладели всем как землей обетованной.
Теперь, когда были утверждены эти два великих принципа (а именно то, что сила Божия остается с Его народом и что Его святость и освящение будут блюсти в стане), Иисус Навин формально вступает во владение всей землей Ханаанской как принадлежащей Господу.
Речь идет не о праздновании в память об их спасении кровью Агнца. И не о питании народа Божия произведениями земли небесной там, где он обретет покой, где благодать и совершенство Христа и совершенное Им искупление вспоминают в мире и покое. Народ Божий считает саму эту землю по праву принадлежащей Господу, согласно силе той духовной мощи, которая активно действует, чтобы утвердить Его права, и которой они признаны, хотя завоевание земли обетованной еще только началось. Прежде Иерихона (символического) народ Божий, не нанося удара, имел часть в кресте и в делах небесных.
Здесь изложены условия ведения войны, и всему народу заблаговременно объявлено, что земля эта - Господня.
Хотя сатана все еще владеет землей, за которую идет борьба, она по праву принадлежит Господу. Иисус Навин подтвердил это двумя действиями. Он приказал, чтобы труп царя Гайского сняли с дерева по захождении солнца. Это же постановление можно найти во Втор. 21,22-23, где сказано: “...тело его не должно ночевать на дереве, но погреби его в тот же день (ибо повешенный проклят пред Богом), и не оскверняй земли твоей, которую Господь, Бог твой, дает тебе в удел”. Победа Израиля была полной. Проклятие нависло над его врагами, которые одновременно были и врагами Божиими. Они сделались проклятием, и об этом было объявлено. Теперь же, верою Иисуса Навина, эта земля полностью передавалась израильтянам как дар Божий, но с условием, чтобы они не оскверняли ее, потому Иисус Навин и приказал снять мертвое тело с дерева, чтобы не было осквернения.
Вслед за этим Иисус Навин устраивает жертвенник на горе Гевал. Завладев землей Ханаана как посвященной землей, израильтяне признали Господа Богом Израилевым и стали поклоняться Ему на этой земле. Этот жертвенник стал как бы свидетелем и связующим звеном между народом Израиля и Господом, Который дал этому народу эту землю. Об этом жертвеннике уже упоминалось при обсуждении книги Второзакония, и я не буду возвращаться к этому. Я предоставлю право самому читателю судить о том, лучше было бы или нет, если бы Иисус воздвиг этот жертвенник сразу же, как только израильтяне перешли через Иордан, Как бы то ни было, мы не всегда тотчас же обращаемся к Богу, наслаждаясь тем, что сделано для нас Его властью. То, что мы не поступаем в случае радости так же, как в случае спасения, лишь доказывает наше недомыслие. Именно Господь пожелал свидетельствовать нам о божественной силе и человеческой слабости перед тем, как израильтяне вступили в право владения землей во имя Его. Фактически израильтяне осознают свое положение по другую сторону Иордана и пребывание в Галгале через контраст. Израильтяне вступают во владение землей обетованной, будучи связаны ответственностью и находясь под властью закона.
И вот Иисус Навин читает перед всем народом не только о проклятиях, связанных с нарушением закона, но и обо всем, что было известно о путях Божиих и Его управлении народом.

Иисус Навин 9

Однако, если в подобном положении провозглашают права Бога и проявляется вера народа Божия, то оно скоро приводит к столкновению. Враг не уступит и не замедлит вторгнуться в эти владения по всей территории, которой раньше незаконно владел. Но хитрость врага куда более опасна, чем его сила. И, действительно, только этого и следует остерегаться, ибо на силу его есть сила Господня, а своими уловками враг обманывает или пытается обмануть сынов человеческих. Если мы сопротивляемся диаволу, он бежит от нас, но чтобы противостоять его уловкам и хитрости, нам необходимо все оружие Божие. Христос противостоял диаволу с помощью цитат из Писания, не сходя с пути истинной покорности Богу. Когда же дьявол открылся Ему, Господь сказал ему: “Отойти от меня, сатана”.
Жители Гаваона притворились пришедшими издалека. Начальники израильтян понадеялись на свою мудрость вместо того, чтобы вопросить Господа. На этот раз налицо излишняя уверенность не в собственных силах, а в мудрости человеческой. Начальники общества, привыкшие принимать решение и руководить, сами попались в ловушку. В то время как им недоставало веры, народ Израиля, желающий добиться результатов, чаще бывает ближе к разуму Бога, для Которого эти результаты несомненны. Эти начальники предчувствовали что-то неладное, поэтому им нет извинения. По-видимому, им было выгодно обрести союзников в том месте, где их окружало так много врагов. И жителям Гаваона льстило положение слуг Господних. Все было направлено на то, чтобы обрести покой.
Сатана тоже может говорить на религиозные темы, как любой другой, однако он обманывает, когда мы пытаемся решить дело сами вместо того, чтобы обратиться за советом к Богу. Было необходимо вопросить Бога, чтобы понять, что Гаваонитяне были жителями той земли, врагами, осмелившимися скрыть то, что они враги, что они хотели заключить мир с израильтянами с той целью, чтобы помешать их победе и не дать им исполнить суд Божий и прославить Бога, не дать им одним завладеть благословенной землей. Союзники могли только отвлечь израильтян от прямой их зависимости от Бога и лишить их той чистоты духовного общения, какая существовала между Богом и Его народом, когда только сила Божия и поддерживала израильтян. Ибо союзники не были израильтянами. Израильтяне пощадили врага, и имя Господа, Которым они клялись, обязывало Его народ сохранять эту западню в своей среде.
Спустя четыреста лет, во времена Саула, это дало горькие плоды. Для духовного разума присутствие Гаваонитян всегда было бы злом. Кроме того, что общего было у израильтян с этими союзниками? Разве им не было достаточно Господа? Пусть же Он всегда дает нам возможность уповать на Него, просить Его совета, признавать только Его, быть покорным и подчиняться только Ему! Это обеспечит нашу победу над любым врагом, и вся обетованная земля будет принадлежать нам.

Иисус Навин 10

Более того, этот мир с жителями Гаваона только способствовал новым нападкам на Израиль. Но теперь все стало ясно. Господь говорит Иисусу Навину: “Не бойся их, ибо Я предал их в руки твои”. Вот что означает борьба для тех, кто ходит в Духе пред Богом. Борьба неминуема, но она ведет только к победе. Именно Господь предает врага в наши руки, и никому не устоять перед нами.
Все наше. Солнце останавливается, и луна прекращает свое движение, свидетельствуя о силе Божией и о том интересе, который Он проявляет к благословению Своего народа. Мы можем быть уверены в том, что куда Дух пойдет, туда пойдут и колеса (Иез. 1,20). Иисус Навин поразил всех своих братьев, потому что Господь, Бог Израилев, сразился за Израиль. На этот раз израильтяне остались верными Богу и не заключили мир с врагами. Что было делать Хананеям на земле Господа? Разве сатана имеет хоть какое-нибудь право на землю обетованную? Именно в таком свете Иисус Навин всегда смотрел на землю Ханаанскую (Иис. Н. 10,27). Но после победы израильтяне возвращаются в стан, в Галгал. Мы уже объясняли, что означает Галгал. Однако возвращение туда одержавших победу над ханаанскими князьями дает нам поучительный урок, позволяющий понять, что, какими бы ни были наши завоевания и победы, мы всегда должны возвращаться на то место, которое ставит нас пред Богом в положение самоуничижения, когда мы применяем знание, полученное от Бога (воскресение Христа поставило нас в положение небесных) для осуждения и умерщвления плоти, для духовного обрезания, которое есть умерщвление плоти силою воскресения. Это время действовать и время упокоиться в ожидании Бога, чтобы быть готовым к действию. Деятельность, сила, которая сопровождает нас, успех, - все, что уводит нас от Бога, или, по крайней мере, отвлекает от Него внимание наших непостоянных душ.
Однако этот стан является начальной точкой на пути к победе, и торжество истинной силы всегда ведет в Галгал. Именно там враг не посмеет напасть на нас, если мы остаемся верными. Нападение врагов благополучно завершится для нас, к каким бы уловкам ни прибегали противники.
Заметим также, что несмотря на прегрешения народа и самого Иисуса Навина, все в конечном итоге складывается хорошо. Совершались проступки, и за эти проступки виновные понесли наказание, как в случае с жителями Гаваона и Гая. Но в основном народ оставался верным в своих действиях, и Бог направлял все действия во благо Своему народу. Таким образом, мир с жителями Гаваона привел к победе над царями, напавшими на израильтян. Имелись причины для уничижения и для наказания израильтян в отдельных случаях, но в целом рука Божия явно помогала им.
Редко бывает, чтобы на каждом шагу своего жизненного пути мы оставались покорными Богу и действовали с верою. Ввиду этого нам следует проявлять смирение. Но когда наша цель является целью Господа, Он выступает прежде нас и использует все для победы Своего народа в этой священной войне, которую ведет Он Сам. При этом наши прегрешения могут приносить свои плоды в течение долгого времени.

Иисус Навин 11

Победы, одержанные израильтянами, вновь ввергли их в войну. Однако объединение всех врагов израильтян послужило лишь тому, что все они были преданы в руки израильтян. Если Бог отказывается от мира, то лишь потому, что желает победы. Нам открывается новый принцип. Бог ни в коем случае не допустит, чтобы мирской оплот силы стал оплотом Его народа, ибо Его народ целиком зависит от Него. Взятие Асора, естественно, привело бы к тому, что его сделали бы резиденцией правителей и средоточием влияния на управление Божие, так что этот город мог стать служителем Богу, как прежде служил мирскому, “ибо Асор прежде был главою всех царств сих”. Но случилось совершенно противоположное. Асор был полностью уничтожен. Бог не пожелал оставить следов прежней власти. Он хочет все новое. Центр и источник силы должен быть только в Нем - полностью и исключительно. Это важный урок для Его сынов, если они сохраняют свою духовную целостность.
В каком-то смысле завоевание земли обетованной казалось завершенным, иными словами, уже не оставалось внешних сил, способных противостоять Израилю или образовать царство. Однако у израильтян было еще много врагов на этой земле, которые не прекращали досаждать им, пока израильтяне оставались верными Богу своему, но которые научили народ Божий многому, что впоследствии способствовало их грехопадению. Израильтяне поделили завоеванную землю и успокоились от войны. Только когда все будет закончено, мы сможем подсчитать свои победы, но не прежде, а до тех пор нам следует лучше задуматься над тем, как завоевать больше.
Мы можем заметить здесь, что действия Бога привели к тому, что грех, совершенный израильтянами до их нападения на Гай, по-видимому, был изглажен и даже способствовал достижению Его целей. И в то же время он задержал их и был наказан. Однако Бог осуществлял духовное возрождение израильтян, возвращая им ту уверенность, какая свойственна верующим. И основная цель Его отношений с ними не встретила никаких препятствий. Речь идет не о прощении, но о сладостном и глубоком утешении, которое тем более приводит нас к поклонению. Прегрешение, совершенное израильтянами в случае с Гаваонитянами, кажется мне куда более серьезным. Оно не задержало их побед, но, вызванное действиями Иисуса Навина и начальников общества, оно навсегда поставило израильтян в ложное положение относительно тех, кого они пощадили.
Главой 11 завершается первый раздел данной книги, то есть история побед Иисуса Навина (символизирующих силу Господа, действующую с помощью Духа, которая помогает народу Божию завладеть землей обетованной).

Иисус Навин 12-24

Глава 12 является лишь обзором их завоеваний. Святой Дух не только обеспечивает нам победу над нашими врагами, но также побуждает нас понять и узнать протяженность всей земли, точно определяя удел каждого, подробно описывая нам все, что в ней находится. Он также тщательно подготавливает к овладению всей земли обетованной, распределяя уделы ее между сынами Израиля, так, чтобы создать полный и совершенный порядок во всех ее частях согласно мудрости Божией. Однако здесь мы должны понять ту разницу между дарами Божиими и овладением этими дарами, о какой говорится в Новом Завете. “Вы имеете помазание от Святого и знаете все”. “Он посадил нас на небесах” той же силой, какой поместил туда Иисуса, когда Он воскресил Его из мертвых и посадил Его превыше всякого призываемого имени. Увы, как много земного и непокорного Богу еще остается среди христиан! Но Святой Дух обращает внимание на такое состояние в связи с тем и в виду того, что по праву принадлежит им. Именно это и позволяет нам понять вторую часть данной книги.
Хотя земли, которой следовало овладеть, оставалось еще много, Иисус Навин делит всю землю между коленами израилевыми согласно повелению Господа, Который обещает, что Он Сам изгонит жителей земли той пред лицом израильтян. Народ же Его слабо отозвался на это обетование. Израильтяне действительно взяли города Филистимлян, однако не истребили их жителей, пощадив их, и те вскоре вновь обрели силу. Здесь мы можем заметить, что там, где ослабевает вера, наступает самоуспокоение. В результате действий Иисуса Навина “земля успокоилась от войны”; то же можно сказать и о земле Халева (Иис. Н. 14,15). Когда левитам были выделены города для жительства, мы сталкиваемся с тем же самым (Иис. Н. 21,43-44). Не будем останавливаться на этом подробно. Вся земля Ханаана была передана израильтянам, и каждое колено получило свой удел. Поэтому часть земли, выпавшая по жребию сынам каждого колена, считалась данной им во владение Самим Господом.
Были отмечены границы этих уделов, ибо Дух Божий замечает все при распределении духовного наследия и наделяет каждого согласно воле Божией. Нет ничего неопределенного в приготовлениях Божиих. Однако мы обнаруживаем, что ни одно колено не изгнало окончательно всех врагов Божиих с земли Его наследия, ни одно из них не осознало всего, что Бог дал Ему во владение.
Иуда и Иосиф вступили во владение своими уделами. Мы знаем, что они всегда оставались главными среди колен Израилевых, исполняя таким образом волю Божию относительно царской власти Иуды и права рождения, которое благодатью выпало на долю Иосифа (главы Иис. Н. 15-17, смотрите 1 Пар. 5,2). И скиния Божия была установлена с наступлением мира и покоя (гл. 18). Однако, пребывая в покое, колена Израилевы слишком медленно вступали во владение своими уделами, - как это часто повторяется в истории народа Божия. Достигнув мира и покоя, они пренебрегли Его обетованиями. Тем не менее, как мы видим, Дух Божий подробно раскрыл народу Израиля все принадлежащее им.
Указаны города-убежища (гл. 20), то есть земля, которую Господь предусмотрел, чтобы она не осквернялась и для возвращения каждого человека в землю своего наследия после временного отсутствия по причине бегства из-за того, что он неумышленно убил человека. Мы уже видели значение этого. Заметим здесь, однако, что мы видим здесь не только божественные права на все пред взятием Иерихона - права Господа, утвержденные в случае с царем Гая и горой Гевал, как основу для настоящего владения, - меры, предусмотренные для возвращения наследия, временно потерянного, которое символически представляет собой право народа в последние дни.
Два с половиной колена Израилева поселились на другой стороне Иордана, что повлекло за собой определенные затруднения и вызвало подозрения. Тем не менее народ этих колен остался преданным Богу всей душой. Положение их причинило им немало вреда, их своекорыстие некоторым образом повредило силе их веры, но все же они остались верны Господу Богу своему.
Наконец, Иисус ставит народ путем назиданий перед выбором благословения проклятия или соответственно их покорности или непокорности, а затем напоминает им их историю, сообщая, что их отцы были идолопоклонниками, а народ, живущий по соседству с ними, успокоился.
Но народ Израиля, еще не утративший ощущения власти Бога, благословившего их, заявил, что будет служить одному Господу. Таким образом, израильтяне возложили на себя ответственность и приняли обязательство подчиняться Богу. Это и было условием их владения землей и наслаждения плодами Божьего обетования. Да, они остались там и жили спокойно, владея всем, обещав подчиняться Богу уже после того, как разрешили полностью разоренным ими народам остаться на земле обетованной, но с самого начала они совсем не осознавали того, что дал им Бог. Как это напоминает христианскую церковь в послеапостольские времена!
Остается сделать еще одно замечание. Когда Христос возвратится со славой, мы унаследуем все, сатана же будет связан. Уже теперь церковь должна осознать через Святого Духа значение этой славы. Но существуют вещи, в узком смысле слова называемые небесными, которые принадлежат нам, являясь нашей обителью, составляя наше положение, наше призвание; есть и другие, подчиненные нам, представляющие собой ту среду, где нам следует проявить силу, которой мы обладаем. Таким образом и границы местопребывания израильтян были менее широкими, чем границы той территории, на которую они имели право. Иордан был границей их местожительства, Евфрат - границей их владений. Небесное принадлежит нам, однако проявление власти Христа над тварью и освобождение этой твари представлено нам. Она будет спасена, когда Сам Христос явит Свою силу и власть.
Следовательно, “силы будущего века” {Не сомневаюсь, что они названы так только потому, что они явились образцами той силы, которая полностью подчинит врага, когда явится Христос} - это освобождение от уз диавола. Они не только для нас; тем не менее они наши.