Ев. Матфея
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:
По материалам motti.ru.

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Матфей

Оглавление: гл. 5-7; гл. 8; гл. 9; гл. 10; гл. 11; гл. 12; гл. 13; гл. 14; гл. 15; гл. 16.

Матфей 5-7

Эта беседа может быть разделена на следующие части {В тексте я сделал деление, которое может быть полезным в практическом применении Нагорной проповеди. С точки зрения тем, содержащихся в ней, она может быть разделена, хотя разница невелика, лучше всего таким образом:
Глава 5,1-16 содержит полную картину характера и положения остатка, который получил его наставления - их положение, каким оно должно быть, по мысли Бога. Оно полно само по себе.
Стихи 17-48 устанавливают власть закона, который должен был управлять поведением преданных людей до наступления Царствия; закона, который они должны были исполнять точно так же, как и пророчества пророков, с тем, чтобы обрести это Царствие. Неповиновение закону означало, что все, нарушившие его, не допускались в Царствие; Христос говорит о Царствии, как о приближающемся, а не наступившем. Но, устанавливая власть закона, Он берет два больших элемента греха, которые отображены в законе только внешне: насилие и разложение и судит зло в сердце (22, 28) и говорит, что необходимо во что бы то ни стало избавиться от него и его проявлений, показывая, каким должно было быть поведение Его учеников. Затем Господь касается нескольких вещей, которые были созданы Богом в Израиле, и исполнялись ими согласно их возможностей. Это пролило свет на их истинное нравственное состояние, а развод - на брак, как божественно данную основу всех человеческих отношений и исполнение обета, затем проявление человеческой воли в отношениях с Богом, затем претерпевание зла и полнота благодати, Его собственный благословенный характер, и вместе с этим моральное право на то, что было местом жизни Его и сынов Его, Отца, Который на Небесах. Вместо ослабления того, что было угодно Богу при законе, Он не только не соблюдал этого до исполнения всего, но и соделал, чтобы Его ученики были такими же совершенными, как и их Отец на небе. Это прибавляет откровение Отца к духовному характеру сынов, как это было открыто нам во Христе.
Глава 6. Нам показаны мотивы, которые должны направлять сердце на добрые поступки в жизни верующего. Они должны брать в пример своего Отца. И это индивидуально.
Глава 7. Это глава посвящена отношениям между Его народом и другими народами - не судить своих братьев и исправлять их ошибки. Затем Он убеждает их, чтобы они обращались к их Отцу по поводу их нужд и учит их поступать по отношению к другим с такой благодатью, какую они пожелали бы для себя. Это возможно лишь в познании благости Отца. В завершение Он приказывает их избрать пути Божии, чего бы это ни стоило и принять силу Божию, которая ведет их прямо через врата (т.к. многие желали бы войти в Царствие, но не через врата). Он также предостерегает, что имеет слово Божие. В наших сердцах гнездится не только страх, но злом является и то, когда мы идем за Господом, но поддаемся злым умыслам врага и его пособников. Плоды их выдадут их}:
Характер и удел тех, кто будет в Царствии (стихи 1-12).
Их положение в мире (стихи 13-16).
Связь между принципами Царствия и закона (ст. 17-48) {Тем не менее, важно заметить, что нет общей одухотворенности закона, как об этом часто заявляется. Мы имеем дело с двумя случаями аморальности среди людей (насилие и нечистая страсть), к чему добавляются добровольные клятвы. Здесь противопоставляется острая необходимость закона и то, чего требовал Христос}.
Дух, в котором Его ученики должны вершить добрые деяния (гл.6,1-18).
Отделение от духа мира и его страстей (стихи 19-34).
Дух их отношений с другими (гл.7,1-6).
Уверенность в Боге, которая дана им (стихи 7-12).
Сила, которой должны обладать они, чтобы они могли войти в Царствие; и не просто войти, этого хотели бы многие, но войти, пользуясь теми принципами, которые делали это трудным для человека, как сказал Бог - тесными вратами, затем им необходимо средство распознавания тех, кто будет пытаться предать их, а также необходима бдительность, чтобы их не предали (стихи 13-23).
Истинное послушание всему, что Он говорит, истинная мудрость тех, кто слышит слова Его (стихи 24-29).
Есть другой момент, который характеризует эту беседу, он представляет имя Отца. Иисус соединяет Своих учеников со Своим Отцом, так как Он Отец и для них. Он показывает им, что есть имя Отца, чтобы они могли состоять с Ним в тесных отношениях, чтобы они поступали согласно Его воле. Этот разговор являет принципы Царствия, но предполагает отвержение Царя и тех, кто принадлежал Ему, кто впоследствии должен искать небесного вознаграждения. Они должны были нести божественное начало, где бы ни были, и быть всегда на виду. Более того, это было Божиим делом. Их служение должно было быть таким открытым, чтобы мир принимал их деяния как деяния Отца. Они должны были, с одной стороны, осуждать зло, которое поразило сердце и присутствовало в делах, но также, с другой, должны были руководствоваться образом Отца в благодати, чтобы утвердить себя пред Отцом, который тайно видит то, что не способен увидеть человеческий глаз. Они должны быть полностью уверены в Нем. Исполнение Его воли было тем ключом, который открывал дверь в Царствие.
Мы можем заметить, что эта беседа связана с провозглашением грядущего Царствия и что эти характеризующие Царствие принципы поведения приведены как условия для вхождения в него. Нет сомнения, что они являются как раз теми людьми, которые вошли в него. Но эта беседа ведется среди Израиля {Мы всегда должны помнить, что с точки зрения вероучения Израиль имеет большое значение как центр Божиего правления этим миром, с моральной точки зрения Израиль был просто человеком, в коем исполнялись все пути и деяния Божии, чтобы показать, кем был Он. Язычник был человеком, предоставленным самому себе в том, что касается путей Божиих. Христос явился светом, чтобы показать, что есть язычники, от Луки 2,32}, перед тем, как наступит Царствие, как предварительный этап перед вхождением в него, чтобы установить основные принципы Царствия по отношению к этим людям и в противовес моральным понятиям, которые они сформировали, уважая его. Исследуя заповеди блаженства, мы находим, что в общем эта часть дает характеристику Самому Христу. Они предполагают два момента: приближающееся обладание смиренными землей Израилевой и преследование преданного остатка, действительно праведного в их путях, и который отстаивал права истинного Царя (небо предстало пред ними как их надежда, чтобы укрепить их сердца) {Можно кратко остановиться на тех, кто назван благословенными. Они допускали зло в мире и среди людей Божиих. Они не ищут выгоды для себя и принимают презренное место в мире. Отсюда они здесь характеризуются как сетующие, смиренные, и их желание не противопоставляет себя Богу и не поддерживает их положения или право. Затем желание творить добро, т.к. оно еще не найдено, отсюда тяга и жажда к добру - таково внутренне состояние и деятельность мышления. Затем благодать по отношению к другим. Затем чистота сердца, отсутствие которой отвергает Бога и то, что всегда связано с этим - миролюбие и миротворчество. Я думаю, что в этих стихах наблюдается нравственный прогресс, который нарастает с каждым стихом. Два последних являются итогом поддержки доброго сознания и связи с Христом в мире зла. Существует два вида страдания, как во 1-м Петра: за праведность и во имя Христа}.
Таким будет положение остатка в последние дни перед Царствием, а последнее исключительно важно. Так с моральной точки зрения было и с учениками Господа по отношению к Израилю, земное было отложено на второй план.
Что касается небесного, то ученики рассматривались как свидетели в Израиле, но, будучи единственными глашатаями спасения на земле - они были свидетельством миру. Ученики рассматриваются в их связи с Израилем, но в то же время и как Божии свидетели в мире (Царствие приблизилось, но еще не было установлено). Связь с последними днями очевидна, тем не менее их свидетельство тогда носило этот характер в моральном отношении. Только установление земного Царствия задерживалось, и здесь появилась церковь, которая носит божественный характер. Глава 5,25 явно ссылается на положение Израиля во дни Христа. Фактически они остаются пленниками в темнице исполнения приговора, и только после этого они обретут свободу.
Господь всегда говорит и поступает, как смиренный человек, движимый и направляемый Святым Духом. В данном Евангелии мы с наибольшей силой видим это. И это придает истинный нравственный характер Царствию Небесному. Иоанн Креститель может провозгласить это как перемену Вероучения, но его служение носило земной характер.
Христос может провозгласить эту же перемену (и эта перемена была очень важна), но, провозглашенная Христом, она имеет гораздо большую значимость. Он непросто пришел с небес, Он был Господом, который пришел с небес. Говоря о Царствии Небесном, Он говорит о нем с глубоким и божественным избытком чувств в Его сердце. Ни один человек не был на небесах, кроме Него, Который сошел оттуда, кроме Сына Человеческого, Который был на небесах. Поэтому, вещая о небесах, Он говорил о том, что знал и испытал, о том, что Он видел. Это показано в Ев. от Матфея. Согласно закону, больше не существовало земного правления: пришел Господь, Спаситель, Эммануил. Как Он мог не быть божественным в Своем образе, в сущности всей Его жизни?
Более того, когда Он начал Свое публичное служение и был запечатлен Духом Святым, Ему открылись небеса. Он олицетворялся с небесами, как человек, запечатленный с небесами на земле Духом Святым. Он был продолжателем выражения небес. Еще не было законной силы, которая могла бы поддержать этот характер, помочь выстоять против всех тех, кто противостоял Ему. Он проявлял терпение, несмотря на противостояние людей, окружавших Его, и неспособность Его учеников понять его. Таким образом, в Нагорной проповеди мы находим описание, которое подходит к Царствию Небесному, и даже заверение в награде на небесах для тех, кто будет страдать за Него на земле. Это описание, как мы видели - есть, в сущности, характер Самого Христа, и так божественный Дух выражает себя на земле. Если Господь учил этому, то только потому, что Он любил их и был одним из них, благоволил к ним. Будучи Богом небесным, и человеком, безгранично исполненным Духом, Он слил Свое сердце с небесами, которые Он знал совершенно. Следовательно, Он завершает тот образ, который должны принять Его ученики, словами: "Итак, будьте совершенны, как совершенен Отец Ваш небесный". Все их деяния должны были быть связаны с их Отцом на небесах. Чем больше мы понимаем божественную славу Иисуса, чем более мы понимаем путь, на котором был Он как человек, связанный с небесами, тем больше мы поймем, что есть Царствие Небесное для Него, в отношении того, что угодно Ему. Когда в будущем будет установлено Царствие, миром будут править согласно этим принципам, хотя они, собственно говоря, не являются его собственными.
Остаток в последние дни, я не сомневаюсь, найдет, что все окружающее их противопоставлено их преданности, и увидит падение надежды всех иудеев, его вынудят взглянуть вверх, и он будет обретать этот характер все больше и больше, если не божественный, то, по крайней мере, соответствующий Христу {Те, кто будет предан смерти, взойдут на небеса, как свидетельствует Ев. от Матфея 5,12. Другие, кто предан Христу, как страдающий иудей, будит с Ним на Горе Сион; они познают песню, которую поют на небесах, и будут следовать за Пастырем, куда бы Он ни шел (на земле). Мы можем также заметить здесь, что в заповеди блаженства содержится обещание земли кротким, которое будет полностью исполнено в последние дни. В стихе 12 награда на небесах обещается тем, кто страдает за Христа, и это истинно для нас сейчас, и в некотором отношении для тех, кто погибнет за Него в последние дни, кто будет иметь место на небесах, хотя они были частью иудейского остатка, а не собрания. Та же мысль содержится в Данииле 7, только заметьте, что это времена и законы, отданные в руки зверей, а не святых}.
Два момента связаны с присутствием народа, стих 1. Сначала время требовало, чтобы Господь явил истинный характер Своего Царствия, и Он привлекает за собой народ. Он чувствовал, что очень важно явить Свой характер. С другой стороны, этот народ, который шел за Иисусом, являл собой западню для его учеников; и Он дает им понять всю разницу между тем влиянием, которому мог подвергнуть их народ, и истинным духом, который должен направлять их. Таким образом, Сам исполненный добром, тем, что было истинным, Он незамедлительно изливает его из Своего Сердца. Это было истинным характером остатка, который в основном был похож на Христа. Об этом очень часто упоминается в Псалмах.
Соль земли - это нечто другое, чем свет мира. Земля, мне кажется, выражает то, что уже провозглашено как получившее свет от Бога, то, что состояло в отношениях с Ним через добродетель света - принявшую определенную форму от Него. Ученики Христа были защитниками Его принципов на земле. Они были светом мира, мира, который не обладал этим светом. Таким было их положение, желали они того или нет. Цель Бога заключалась в том, чтобы они явились светом миру. Свеча зажжена не для того, чтобы быть спрятанной.
Все это предполагает возможность установления в мире Царствия и нежелание его установления у большей части людей. Вопрос не в искуплении грешников, а в исполнении Духом Божиим, которое необходимо для получения места в Царствии Божием, которое грешник должен искать, пока он не расстанется со своим врагом, чтобы не предстать перед судьей, что и произошло с Иудеями.
В то же время учеников приводят к отношениям с Отцом индивидуально - второй великий принцип общения с Богом, последствие присутствия Христа, и им представлена еще более замечательная вещь, чем их положение свидетелей о Царствии. Они должны были поступать по благодати, так, как поступал их Отец, и их молитва должна быть за то, что полностью соответствует характеру и воле их Отца. "Да святится имя Твое, да прийдет Царствие Твое" {Т.е. Отца, Сравните Ев. от Матфея 13,43} означает, что все должно отвечать характеру Отца, что все должно являть собой Его власть. "Да будет воля Твоя и на земле, как на небе", - означает совершенное послушание. Всеобщее повиновении Богу на небесах и на земле будет в определенной степени исполнено вторым пришествием Христа. Между тем, молитва выражает ежедневную зависимость, нужду в прощении, нужду в избавлении от диавола, и желание не быть введенным им в искушение, согласно завету Бога, как Иов или Петр, и нужду быть защищенными от лукавого.
Эта молитва соотносится с положением остатка, она передает завет Духа и даже то, что присуще Второму пришествию как земному Царствию, чтобы выразить правильные желания и говорить об условиях жизни и опасностях остатка, пока не наступит Царствие Отца. Многие из этих принципов всегда правдивы, т.к. мы в Царствии и в Духе должны являть его черты, но особое и буквальное их применение состоит в том, что я уже назвал. Они связаны с Отцом в проявлении Его воли, которая должна была проявляться в них через добродетельность этих отношений, побуждая их желать установления Его Царствия, преодолевать трудности противостоящего им мира, не поддаваться уловкам диавола и исполнять волю Отца. Только Иисус мог передать им это. Итак, Он переходит от закона признанного, как пришедшего от Бога, до его исполнения, когда он соотносится с волей Того, Кто дал его, или же исполнится в своих целях Им, Кто один мог это сделать {Закон является совершенным правилом для детей Адама, правилом меры того, чем Он должен быть, а не просто проявлением Бога в благодати, чем был Христос, который в этом является для нас образцом справедливости, призывом любить Бога и идти по пути исполнения обязанностей в отношениях с Богом, не имитировать служение Ему, а идти с такой любовью, какой любил нас Христос и отдал Себя за нас}.

Матфей 8

Затем в главе 8-й Господь начинает среди Израиля Свою терпеливую жизнь свидетельства, которая закончилась отвержением Его людьми, коих Бог так долго сохранял для Него и для их же благословения.
Он провозгласил Царствие, явил власть Его на земле и провозгласил Его волю, так же как и дух тех, кто войдет в Царствие.
Но Его чудеса {Чудеса Христа носят особый характер. Они были не просто показателем силы, а показателем силы Божией, посещающей этот мир в благости. Сила Божия часто своеобразно являлась через Моисея, но всегда как осуждение. Сила Христа заключалась в избавлении людей от злых последствий греха. Было одно исключение - проклятие смоковницы, но это был судебный приговор Израилю, т.е. человеку при Ветхом Завете, когда была только видимость, но не было плодов} так же, как и все Евангелие, всегда характеризуются Его положением среди иудеев и Божиих деяний с ними до момента Его отвержения. Иегова, еще когда люди были послушны закону, предсказал вхождение язычников в Царствие (его тайное установление в мире), предсказал построение церкви или собрания после признания Его Сыном живого Бога и Царствия во славе; обнаружив, что результатом Его присутствия явилось своеволие людей,
Он нес бремя Израиля в Своем сердце с совершенным терпением {Я добавлю здесь несколько слов, которые, я думаю, прольют свет на структуру этого Евангелия. Ев. от Матфея 5 - 7 являет нам характер духа, который необходим для вхождения в Царствие, характер духа, который должен был наполнить избранный остаток, Господь сейчас находится вместе с народом на пути к суду. Главы 8, 9 показывают другую сторону - благодать и благость. Бог проявляет Свой характер и Свои деяния, мы видим в этом по-прежнему благость в силе, но отверженную. Сын Человеческий (не Мессия) не знал, где приклонить свою голову. Глава 8 изображает настоящее вмешательство во временную благость при помощи силы. Отсюда, эта благость непонятна Израилю, т.к. это в благодати относилось ко всему тому, что было изъято из Божиего лагеря в Израиле. Она включает силу стоящую над любым проявлением воли сатаны и любой болезнью, силу, могущую взять бремя на Себя и идти на сознательное отвержение. Гл. 8,17-20 ведет нас к Книге Исаии 53,3.4 и призывает всех следующих за Ним бросить все. Это ведет к печальному свидетельству, что если божественная сила изгоняет силу сатаны, то божественное присутствие, проявляющееся в этом, оказывается в мире без поддержки. Поэтому свинья символизирует Израиль. Гл. 9 показывает религиозную сторону Его присутствия в благодати, прощение и свидетельство тому, что Господь пришел, как говорилось в Псалме 102, чтобы призвать грешников, а не праведников, и именно это не подходило под старые сосуды. В завершение эта глава практически, за исключением благодати, терпения, заканчивает Его историю. Он пришел, чтобы спасти Израилю жизнь. И в самом деле, была смерть, когда Он пришел, но где была вера среди народа, было и исцеление. Фарисеи показывают нам богохульство вождей: по-прежнему существовало терпение благодати, которая проявлялась по отношению к Израилю, как показано в гл. 10, но которая оказалась напрасной, в главе 11 Сын говорил об Отце, и это давало силы для терпения и покоя. Глава 12 полнее развивает суд и отвержение Израиля. Глава 13 показывает Христа, как Сеятеля, не ищущего плодов в Своем винограднике, и подлинную форму Царствия Небесного}. Иегова явлен в благости без их участия - замечательная истина! Прежде всего мы видим исцеление прокаженного. "Если хочешь, - говорит прокаженный, - можешь меня очистить". "Хочу", - ответил Господь. Но в то же время далее Он являет в Своей Личности те качества, которые противостоят всякой возможности осквернения - что выше греха - Он показывает наивысшее снисхождение к прокаженному. Он касается прокаженного со словами "Хочу, очистись". Мы зрим благодать, силу, неоскверненную святость Господа, которая в Личности Иисуса в наибольшей степени снизошла к грешнику, скажем так, касаясь его.
И в самом деле, это был "Господь, целитель твой" {Тот, кто касался прокаженного, сам становился нечистым, но Благословленный коснулся человека и очистил его. Сам Он при этом не получил проказы. Прокаженный знал Его силу, но не был уверен в Его благости. "Хочу", - вот это слово. Ибо Бог сказал лишь - "Хочу"}. В то же время Он скрывает Себя и говорит человеку, который был исцелен, чтобы он шел к священнику, согласно заповедям закона, и принес дар. Он не выходит за рамки закона, Господь пришел туда в благости.
В следующем случае мы видим язычника, который через свою веру пожинает плоды силы, которую его вера связывает с Иисусом, тем самым давая Господу повод произнести торжественную истину, что многие из этих бедных язычников придут и возлягут в Царствии Небесном с отцами, которые были прославлены иудейским народом. Как прародители наследников обетования, а сыны Царствия будут извержены во тьму внешнюю.
Фактически вера этого сотника сознавала в Христе божественную силу, которая откроет язычникам дверь и привьет к маслине обетования ветви дикого дерева на месте тех, которые должны быть обрезаны. Сейчас вопрос не в том, как это произойдет в собрании. Тем не менее, Он еще не оставил Израиль. Он идет в дом Петра и исцеляет мать его жены. Он исцеляет всех больных, которые собрались вокруг дома вечером, на исходе субботы. Они исцелены, бесы изгнаны, дабы исполнилось пророчество Исаии: "Он взял на Себя наши немощи и понес болезни". Иисус Сам положил в Свое сердце тяжесть всех бед, которые поражали Израиль, чтобы облегчить и исцелить их. Эммануил по-прежнему сочувствует их несчастьям и сострадает во всех их горестях, но Он обладает силой, которая показывает его способным избавить их от этих страданий.
Эти три случая являют характер Его служения очень ясно и удивительно. Он скрывает Себя; до суда над язычниками. Он не возвышает Своего голоса на улицах. Голубь покоится на Нем. Эти проявления силы привлекают к Нему людей, но это не выдает Его. Он никогда духовно не отступится от места, которое Он занял. Он презираем и отвергнут людьми; у него нет места, чтобы приклонить Свою голову. На земле больше места для лисиц и птиц, чем для Него, Который только что выступал как Господь Бог, признанный таковым, по крайней мере, из-за нужды, которую Он никогда не отказывался облегчить. Поэтому, если какой-либо человек следовал за Ним, он должен был оставить все, чтобы быть с Господом, Который не снизошел бы на землю, если бы все происходящее на земле не было бы под сомнением, все было бы правильно, хотя в то же время Он пришел с любовью, которая сопутствовала служению, и из-за необходимости.
Господь на земле был всем или был ничем. И это истинно, это должно было чувствоваться с моральной точки зрения в результатах его деяний, в благодати, которая, поступая по вере, прикрепляла к Нему верующего невыразимой связью. Без этого сердце не могло было быть подвержено испытанию. Но это не умаляло его правдивости. Доказательства этому были: ветры и волны, которым, по мнению человека, Он должен покориться, и они повинуются Его голосу сразу же. Удивительное доказательство маловеров, которые разбудили Его и подумали, что волны могли поглотить Его, а с Ним - заветы и силу Того, Кто создал эти ветры и волны. Очевидно, что этот шторм был вызван, чтобы испытать их веру и проявить достоинство Его Личности. И если диавол был инструментом, который затеял это, то он этим только заставил Господа проявить свою Славу. Так происходит всегда, когда дело касается Христа и нас, когда у нас есть вера.
Реальность этой силы и характер ее воздействия убедительно подтверждаются следующим.
Господь прибывает в страну Гергесинскую. Здесь сила диавола являет себя во всем своем ужасе. Если человек, к которому Господь шел в благодати, не знал Его, то бесы знали Судью в Лице Сына Божиего. Человек был в их власти. Страх мучений на суде в последний день связывался в сознании человека с приходом Господа: "Пришел Ты сюда прежде времени мучить нас". Злые духи жили в людях, используя страх перед своей силой; если не было страха, не было и злых духов. Только вера может изгнать этот страх из человека. Я не говорю о страстях, которые они используют, и хитростях диавола, я говорю о силе диавола. Сопротивляйся диаволу, и он отступит от тебя. Здесь диавол желал проявления действенности этой силы. Господь допускает это, чтобы было ясно, что в мире стоит вопрос не только о человеке, хороший он или плохой, но также о том, что сильнее человека. Бесы входят в свиней, которые погибают в водах. Печальная действительность ясно показала, что вопрос состоял не только в простой болезни или греховной страсти, а в злых духах! Однако, благодарение Богу, дело в том, что Он, хотя и был человеком на земле, был более могущественным, чем они. Они вынуждены были признать эту силу, и они обращаются к ней. Они не думают о сопротивлении. в искушении в пустыне сатана был побежден. Иисус полностью избавляет человека, которого они угнетали своей злой силой. Сила бесов была ничем пред Ним. Он мог избавить мир от всей силы диавола, если бы дело было только в этом, и от всех болезней человечества. Сильный человек был связан, и Господь изъял его добро. Но присутствие Бога, Господа, причиняет миру больше беды, чем сила диавола, которая преобладает над разумом и телом. Власть диавола над сердцем - слишком спокойная и увы! мало ощутимая, и она сильнее, чем сила человека. Она отступает перед словом Иисуса, но человек принимает мир таким, какой он есть - управляемый властью сатаны. Целый город, который был свидетелем избавления бесноватых и силы Иисуса, попросил его удалиться. Печальная история мира! Господь снизошел в силе, чтобы избавить мир - человека - от всех деяний силы сатаны, но он не пожелал этого. Их удаление от Бога было сознательным, а не просто связью с силой диавола. Они были подчинены его ярму и привыкли к этому, они не будут иметь присутствия Бога.
Я не сомневаюсь, что произошедшее со свиньями является прообразом того, что случилось с нечестивыми и богохульными иудеями, которые отвергли Господа Иисуса. Ничто не может быть более поразительным, чем то, как божественная Личность, Эммануил, хотя и человек в благодати, явлен в данной главе.

Матфей 9

В последующей главе (9), показаны духовные деяния силы Господа (как мы читаем в Псалме 10). "Он прощает все беззакония твои, исцеляет все недуги твои", это сама благодать, с которой Он пришел и которая была явлена. Эта глава точно представляет характер его служения, как предыдущая - достоинство Его Личности и то, чем был Он. Он представляется Израилю как истинный Избавитель и Искупитель, и чтобы доказать Свое призвание (чему противится неверие) быть благословением Израилю и простить их зло, которое воздвигло барьер между ними и их Богом; Он исполняет вторую часть стиха и исцеляет болезнь. Прекрасное и ценное свидетельство Его доброты к Израилю и, в то же время, явление Своей славы, славы Того, Кто стоял в среди Своих людей! В том же духе, каким Он прощал и исцелял, Он зовет мытаря и идет в дом - пришел призвать не праведных, но грешников.
Сейчас мы приступаем к другой части поучения в этом Евангелии - развитию противостояния неверующих, ученых мужей и религиозных людей в частности, а также к отвержению деяний и божественности Иисуса.
Суть и внешняя картина того, что происходило, уже были представлены нам в случае с бесноватыми в Гергесине - сила Божия, которая дана для всецелого избавления его людей, мира, если были они приняли его - сила, которую бесы признавали силой, которая впоследствии будет судить и изгонять их, которая являет себя в благословении всем людям, но была отвергнута, т.к. они не желали, чтобы такая сила находилась среди них. Они не желали присутствия Бога.
Сейчас начинается рассказ о подробностях и характере этого отвержения. Заметьте, что гл.8,1-27 показывает нам истинную силу - силу Господа на земле. Начиная с 28 стиха, показывается, как встретили эту силу в мире, силу, которая правила миром и была в сердцах людей. Мы подходим здесь к историческому развитию отвержения этого вмешательства Бога в земную жизнь. Народ прославляет Бога, Который дал человеку такую силу. Иисус принимает это. Он был человеком; народ видел Его человеком и осознавал силу Бога, но не знал, как соединить в его Личности эти две вещи. Далее речь идет о благодати, которая презирает притязания человека на праведность. Бог призывает Матфея, мытаря, т.к. Бог смотрит в сердце, и благодать требует избранных сосудов. Господь провозглашает Свою волю в этом вопросе и Свою миссию. Он пришел, чтобы призвать грешников, у Него будет милость. Это был Бог в благодати, а не человек с его притворной праведностью, рассчитывающий на свои заслуги.
Он приводит две причины, которые делают невозможным Его примирение с требованиями фарисеев. Как должны были поститься ученики, когда Жених был там? Когда Мессия уйдет, они могли делать это. Более того, невозможно представить новые принципы и новую силу Его миссии в старых фарисейских формах.
Таким образом, мы зрим благодать грешников (а благодать отвержена), и она сразу же выступает убедительным доказательством, что там был Мессия-Господь в благодати. Его умоляли поднять молодую женщину с одра болезни, и Он соглашается. Когда Он шел, бедная женщина, которая безуспешно пыталась лечиться, исцелилась, как только с верой коснулась края его одежды.
Это повествование представляет нам два великих момента благодати, которая была явлена в Иисусе. Христос пришел, чтобы разбудить мертвый Израиль. Он сделает это в будущем в полном смысле этого слова. Между тем, тот, кто веровал в Него, среди людей, окружавших его, был исцелен, пусть будет так. То, что произошло в Израиле, когда там был Иисус, является истиной и теоретически и по отношению к нам. Благодать в Иисусе является силой, которая поднимает из мертвых и исцеляет. Он открывает глаза тех в Израиле, которые признавали Его Сыном Давидовым и верили в Его силу, могущую избавить от нужды. Он также изгонял бесов и отверзал уста немым. Но при явлении этой силы в Израиле, когда люди с восторгом признали ее, фарисеи, наиболее религиозная часть народа, приписали эту силу князю бесовскому. Таково было отношение к присутствию Господа у начальников народа, кто ревновал к Его славе, проявлявшейся среди народа, на который они имели свое влияние. Но это не могло остановить Иисуса и его благодеяния. Он по-прежнему может нести свидетельство среди людей. Несмотря на фарисеев, Он по-прежнему проявляет терпеливую доброту. Он продолжает проповедовать и исцелять. Он проявляет сострадание к людям, которые, как овцы без пастуха, покинуты и предоставлены себе. Он также видит, что жатвы много, а работников мало. Он по-прежнему видит дверь каждого открытой для обращения к людям и преодолевает злобу фарисеев.
Давайте подытожим то, что мы нашли в этой главе: благодать, явленную в Израиле. Сначала благодать исцеления и прощения, как в Псалме 102. Затем благодать, которая позвала грешников, а не праведников. Жених был там: благодать в силе не могла быть положена в иудейские и фарисейские сосуды, это было ново, даже в том, что касается Иоанна Крестителя. Он действительно приходит, чтобы дать жизнь мертвым, исцелить Того, кто с верой коснется Его. Он открывает глаза, как Сын Давидов, отверзает уста немому, который находится во власти диавола. Все отвергнуто богохульством внешней праведностью фарисеев. Благодать относится к народу как к не имеющему пастыря, и пока привратник держит дверь открытой, Он не прекращает искать и служить овцам.

Матфей 10

Пока Бог дает Ему доступ к людям, Он продолжает Свой труд любви. Тем не менее Он знал о несправедливости, которая управляла людьми, хотя Он не искал Своей славы. Призвав своих учеников молиться, чтобы на жатву были высланы работники, Он начинает (гл.10) действовать согласно этому желанию. Он призывает двенадцать Своих учеников и дает им власть изгонять бесов и исцелять немощных, Он посылает их к заблудшим овцам дома Израилева. Из этого Евангелия мы узнаем о служении и об отношениях Бога с Израилем. Они должны были особенно провозглашать этому народу близость Царствия, и в то же время проявлять силу, которую они получили, удивительное свидетельство Тому, Кто пришел и Кто мог не только творить чудеса, а передал силу другим, чтобы другие поступали так же. Для этого Он дал им власть над злыми духами. Царствие - человек, исцеленный от всех недугов и свободный от диавола. В Послании к Евреям о чудесах говорится как о "силах будущего века" {Тогда сатана будет связан, а Человек избавлен силой Христа. Были частичные избавления такого типа}.
Они также, в том что касалось их нужды, должны были полностью зависеть от Того, Кто послал их. Эммануил был там. Если чудеса были бы доказательством миру силы их Учителя, то факт, что они ни в чем не нуждались, был бы доказательством этому для их сердец. Завет был отменен в тот период их служения, который следовал за вознесением Иисуса из этого мира (от Луки 22,35-37). Здесь (от Матфея 10) Он завещает Его ученикам относиться к Нему, как к Мессии, Самому Иегове на земле. Поэтому принятие Его посланников или их отвержение решало судьбу тех, к кому они были посланы. Отвергая их, они отвергали Господа, Эммануила, Бога вместе с Его народом {Стих 5 служит подтверждением слов Господа. До этого момента говорилось о миссии того времени. Начиная со стиха 16, мы имеем более общее понятие об их мнении, среди Израиля, о котором повествуется и до конца. Очевидно, что эта миссия выше названной существовавшей тогда миссии, и она предполагает приход Духа Святого. Миссия, которую вершит Церковь - совершенно другое дело. Это относится только к Израилю, им было запрещено идти к язычникам. Это закончилось разрушением Иерусалима и рассеянием иудейского народа, но должно возродиться в конце, еще до пришествия Сына Человеческого. Было свидетельство только для язычников. Последняя часть от стиха 16 имеет меньшее отношение к Евангелию Царствия, чем представление им судей, чем Павел и часть его истории в Деяниях, связанная с Римом среди иудеев}. Но фактически Он послал их как овец в среду волков. Им нужна будет мудрость змия и простота голубя (редкое сочетание добродетели, которое можно найти только в тех, кто Духом Господа разумен познать, что есть добро и простота по отношению к злу).
Если они не будут остерегаться людей (печальное свидетельство), то будут страдать, но когда будут подвергнуты бичеванию и приведены в судилище к правителям и царям - все это станет им свидетельством - божественный способ представления Евангелия Царствия царям и князьям без изменения его характера, не приспосабливая его к миру, не запутывая народ Божий его использованием и поддельным величием. Кроме того, эти обстоятельства сделали их свидетельство более заметным.
И, наконец, они должны получить такую силу и наставление от Духа их Отца, чтобы слова, которые они говорят, были словами не их, а Того, Кто вдохновил их. Здесь снова их отношения с Отцом, которые так ясно характеризует Нагорную проповедь, составляют основу их способности к служению, которое они должны осуществить. Мы должны помнить, что это свидетельство было адресовано только Израилю, что Израиль находился под ярмом язычников со времени Навуходоносора, и свидетельство достигнет их правителей.
Но это свидетельство взволнует противящихся, что порвет все семейные связи и разбудит ненависть, которая не пощадит жизнь тех, кто был наиболее возлюблен. Тот, кто, несмотря на все, выдержит до конца, будет спасен. Они не должны сопротивляться, но если сопротивление примет форму преследования, они должны бежать и читать Евангелие в других местах, ибо не успеют обойти городов Израилевых, как придет Сын Человеческий {Обратите здесь внимание на выражение "Сын Человеческий". Это образ, в котором (согласно Даниила 7) придет Господь, с силой и славой, намного большей, чем Мессия, Сын Давидов, Который будет явлен шире. Как Сын Человеческий, Он является наследником всего, что Бог назначил человеку (смотрите к Евреям 2,6-8 и 1 к Коринфянам 15 - 27). Он должен впоследствии, видя положение людей, страдать, чтобы обладать этим наследством. Он был здесь как Мессия, но Его должны были принять в Его истинном характере Еммануила; и мораль иудеев должна подвергнуться испытанию. У Него не будет царствия, основанного на плотских принципах. Отверженный, как Мессия, как Еммануил, Он откладывает на будущее те события, которые завершат служение Его учеников по отношению к Израилю до его пришествия как Сына Человеческого. Между тем, Бог показывает и то, что было скрыто с начала сотворения мира: истинную славу Иисуса, Сына Божиего, Его божественную славу как человека и церковь, соединенную с Ним на небесах. Суд над Иерусалимом и расселение народа приостановило служение, которое началось с момента, о котором здесь говорит евангелист. То время, которое прошло с тех пор, не является темой беседы Господа, коя касается исключительно служения иудеев. Заветы Бога по отношению к церкви, связанной со славой Иисуса, сидящего одесную Бога, мы найдем в других местах.
Ев. от Луки более подробно расскажет нам о Сыне Человеческом. В Ев. от Матфея Святой Дух говорит нам об отвержении Еммануила}. Они должны были провозглашать Царствие. Иегова, Эммануил был среди Своего народа, а начальники людей называли хозяина дома веельзевулом. Это не остановило Его свидетельство, но это очень хорошо характеризует обстоятельства, в которых это свидетельство должно было провозглашаться. Он послал их, предупреждая об этом, чтобы поддержать это последнее свидетельство среди Его возлюбленного народа как можно дольше. Все это имело место тогда, но возможно, если позволят обстоятельства, сохранится до тех пор, когда придет Сын Человеческий, чтобы вершить суд. Потом хозяин дома встанет, чтобы закрыть дверь. "Ныне", что мы находим в Псалме 94, закончится. Израиль и его города были объектом этого свидетельства, и оно было отложено, т.к. они больше не находятся на своей земле. Свидетельство о будущем Царствии, данное апостолами после смерти Господа, является исполнением этой миссии, т.к. это свидетельство было передано на земле Израильской, т.к. установление царствия могло быть провозглашено, когда Эммануил был на земле, или это может произойти после возвращения Христа с небес, как сказал Петр в Деяниях 3. А это может произойти, если Израиль будет на земле, даже до возвращения Христа. Свидетельство может быть возобновлено в Израиле, когда они снова будут на своей земле, а необходимая духовная сила будет послана Богом.
Между тем, ученики должны были разделить с Христом Его положение. И если они называли хозяином дома веельзевула, то и они были его жильцами, и не должны были бояться. Это было уделом тех, кто служил Богу среди людей. Не было ничего тайного, что бы не стало явным. Они не должны были ничего утаивать, а должны были говорить на кровлях обо всем, чему их учили, т.к. на все должен был быть пролит свет: на их преданность Богу, и на другие моменты. Это должно было показать пути учеников, в то время как их служение сталкивалось с тайными заговорами их врагов. Бог есть свет, Он видит в темноте, как при свете, и мог все вывести на свет, но они должны были сделать это духовно. Поэтому, делая эту работу, они ничего не должны были бояться, т.к. это был Сам Бог, праведный Судья в последующие дни. Более того, даже волосы у них на голове были сочтены. Они были дороги их Отцу, Который замечает даже смерть малых птиц. Этого не могло произойти без Него, Того, Кто был их Отцом. И, наконец, они должны твердо знать, что Господь пришел не, чтобы принести мир на землю, а принести раздел даже в семье. Христос должен быть более дорогим, чем отец или мать и чем человеческая жизнь. Тот, кто спасет свою жизнь через утрату своего свидетельства, потеряет ее. Тот, кто обретет это свидетельство через учеников, примет Христа, а через Христа - Того, Кто послал Его. Поэтому Бог, будучи признанным в личности Его свидетелей на земле, дарует каждому, кто примет последних, награду согласно передаваемому свидетель-ству.
Признавая, таким образом, свидетельство отверженного Господа, тот, кто подаст чашу холодной воды, не потеряет своей награды. В противостоящем мире, тот, кто верит в Божие свидетельство и принимает (несмотря на мир) человека, который несет это свидетельство, действительно признает Бога, так же как и Его рабов. Это все, что мы можем сделать. Отвержение Христа явилось Ему испытанием, это был пробный камень.
С того момента начинается божественный суд над народом, но еще не провозглашенный открыто (как в гл.12), не прекращение служения Христа, Который служил, несмотря на противостояние народа, не собирание остатка при явлении Эммануила; это раскрывается в характере Его бесед, в объяснениях, которые говорили о жизни людей, и в поведении Господа в обстоятельствах, которые послужили выражением отношений, в коих Он был с ними.

Матфей 11

В гл.11, послав Своих учеников благовествовать, Он продолжает Свое служение. Весть о делах Христовых доходит до Иоанна в темницу. Он, в чьем сердце, несмотря на дар пророчества, все еще что-то оставалось от иудейских мыслей и надежд, послал через учеников своих спросить Иисуса: Он ли Тот грядущий или им ожидать иного {Его послание к Иисусу показывает как полную уверенность в Его слове, как пророка, так и неведение Его Личности; и это изображается подробно}. Бог допускает этот вопрос, чтобы расставить все по своим местам. Христос, будучи Словом Божиим, должен быть Его свидетелем. Он должен свидетельствовать о Себе Иоанну и не принимать свидетельства от последнего; и это Он совершал в присутствии учеников Иоанна. Он исцелял все человеческие болезни, благовествовал Евангелие бедным, и посланники Иоанна должны были представить ему истинное свидетельство о том, чем был Иисус. Иоанн должен был получить его. Этим людям надлежало пройти испытание. Благословен тот, кто не был смущен скромной внешностью царя Израильского. Бог, явленный во плоти, пришел, чтобы искать не царского великолепия, хотя Он был достоин того, а избавления от человеческих страданий, Его деяния раскрыли его характер, который содержит возможность к действию, с божественной глубиной. Эта сила куда более замечательна, чем та, которая зависела от обладания престолом Давида, избавления, которое дало бы Иоанну свободу и положило конец тирании, заточившей его в темницу.
Начать это служение, оказаться в центре всех событий, понести горести и нужду Его людей - это все могло показаться сомнительным для плотского сердца, которое искало появления славного Царствия, кое удовлетворит гордость Израиля. Но не было ли более истинно божественным, более необходимым для положения людей явление Бога? Сердце каждого было бы испытано, чтобы узнать, принадлежит ли он к покаявшемуся остатку, который принимает пути Божии, или к горделивому народу, который думает только о своей славе и не осознает ни Бога, ни своей нужды и несчастья.
Облачив Иоанна ответственностью получения этого свидетельства, которое испытывало весь Израиль и отличало остаток от всего остального народа, Господь являет свидетельство самому Иоанну, обращаясь к народу и напоминая им, как они следовали благовествованию Иоанна. Он показывает им то, к чему пришел Израиль путями Божиими. Представление в свидетельстве Царствия составляет различие между тем, что предшествовало и что следует. Из всех рожденных женщиной не было величественнее Иоанна Крестителя, никого, кто был бы так близок к Господу, посланного прежде Его, никого, кто дал бы более точного и полного свидетельства о Нем, кто был отделен от зла Силой Духа Божиего, отделен, чтобы исполнить свой долг среди народа Божиего. Но он не был в Царствии: оно еще не наступило. Но быть при Христе в Его Царствии, радуясь результатам установления Его славы {Это не собрание Божие. Но права Царя во славе были уже установлены, была заложена основа, христиане пребывали в Царствии, хотя в очень особом и исключительном положении, потому что они пребывают в Царствии и терпении Иисуса Христа, Которого прославляют, но Который сокрыт в Боге. Они разделяют судьбу Царя и разделяют Его славу, когда Он правит},- это значило более, чем все свидетельства о грядущем Царствии.
Тем не менее, со времен Иоанна Крестителя произошли заметные изменения. С того времени было провозглашено Царствие. Оно еще не было установлено, но о нем уже благовествовали. Это совершенно отличалось от пророчеств о Царствии, которое наступит в будущем, призывающих людей к закону, данному Моисеем. Креститель шел пред Царем, провозглашая близость Царствия, и призывал иудеев покаяться, чтобы они смогли войти в него. Закон и пророки говорили о Боге еще до Иоанна. Закон был основой; пророки, поддерживающие ее, укрепляли надежды и веру остатка. Сейчас энергия Духа воодушевляла людей на преодоление трудностей и противление вождям людей и слепцам, чтобы они могли любой ценой достигнуть Царствия Царя, отвергнутого слепыми неверующим, теми, кто должен был принять Его. Видя, что Царь пришел с унижением и что Он был отвергнут, было необходимо насилие, чтобы войти в Царствие. Тесные врата были единственным входом.
Если вера в самом деле могла проникнуть в мысли Божии, то Иоанн был Илия, который должен был прийти. Кто имеет уши слышать, да слышит. Это предназначалось только для таких.
Если бы Царствие явилось во славе и силе его Создателя, то насилие не было бы необходимостью; оно бы явилось как результат этой силы; но была на то воля Божия, чтобы они были подвергнуты нравственному испытанию. Они должны были принять Илию в духе.
Результат этого содержится в словах Господа, которые следуют за истинным духом этого поколения и путями Божиими в отношении Личности Иисуса, проявившимися в самом Его отвержении. Как и для всего поколения, справедливость и привлекательность благодати были потеряны для них. Дети свободы, которых учил Бог, осознавали истину свидетельства Иоанна, как факт, обличающий их самих, и благодать, так необходимую виновным в страданиях Иисуса.
Иоанн, свободный от зла народа, был в их глазах диаволом. Иисуса, доброго ко всем несчастным, они обвиняли в связи с сатаной.
Свидетельство было достаточно сильным, чтобы подчинить сердце Тира и Содома, праведный укор Господа предупреждал упрямый и неверящий народ о более ужасном суде, чем тот, который ждал гордость Тира или развращение Содома.
Но это было испытание для наиболее любимых представителей человечества. Можно спросить: почему послание не было послано в Тир? почему не в Содом, чтобы этот город мог избежать огня, который уничтожил их? Потому что человек должен был быть испытан по-всякому, чтобы совершенные заветы Божии могли исполниться. Если бы Тир или Содом поносил испытания, которые Бог творения и провидения послал на них, иудеи должны были проявить то, что было в человеческом сердце, когда оно обладает всеми обетованиями и постигает Бога из всех пророчеств.
Они хвастались данным им даром и отошли от Того, кто подарил его. Их слепое сердце не осознавало и даже отвергало их Бога.
Господь покидает Своих презренных людей, которых Он возлюбил; но, как послушный человек на земле, Он подчинялся воле Своего Отца, Который обладал верховной властью, Господа неба и земли, являющегося в исполнении этой власти, божественной мудрости и совершенстве Его характера. Иисус принимает волю Своего Отца.
Было угодно то, что Бог явит низким все дары Своей благодати в Иисусе, Эммануиле на земле, и что Он сокроет их от гордыни, которая ищет пути их тщательного рассмотрения и оценки. Но это открывает дверь к славе Божиих заветов.
Истина в том, что Личность была слишком славной для понимания человеком, хотя Его слова и поступки не являлись оправданием их Его отвержения, чтобы через Него узнать Отца.
Иисус, исполнитель воли Отца, хотя и осознавал все то, что причиняло боль Его сердцу в связи с этим исполнением, видит всю полноту славы, которая последует за Его отвержением.
Его Отцом Ему было дано все. Он - Сын, Который дарован нашей вере, занавес, что скрывал Его славу, а сейчас был поднят, когда Он отвержен как Мессия. Никто не знал Его, кроме Отца. Кто из гордецов мог понять, Кем был Он? Он, Который за всю вечность один мог пребывать с Отцом, стал человеком, превосходящим в глубокой тайне Его бытия все знания, за исключением Самого Отца. Невозможность познания того, Кто опустошил Себя, чтобы стать человеком, поддерживал определенность, реальность Своей божественности, которую это самоотречение могло скрыть от глаз неверия. Неспособность понимания бытия в конечной форме показала бесконечность, которая содержалась в этом. Его божественность была гарантирована верой, противопоставленной результату проявления Его Человечности в понимании человека. Но если никто не знал Сына, кроме Отца, то Сын, Который есть истинный Бог, мог открыть Отца. Человек никогда не видел Бога. Единородный Сын, Который был с Отцом, открыл Его. Жалкое неведение гордости отвергает Его! Это откровение было сделано благодаря доброй воле Сына. Отличительное свойство божественного совершенства! Он пришел для этой цели. Он сделал это по Своей мудрости. Такова была истина человеческих отношений с Ним, хотя Он подвергся жестокому унижению, будучи отверженным Своими же людьми, как последнее их испытание, испытание человеческого состояния.
Также заметьте здесь, что этот принцип, эта истина по отношению ко Христу открывает дверь язычникам, всем, кто должен быть призван. Он открывает Отца всем, кому пожелает. Он всегда ищет славы Своего Отца. Он один может открыть Его. Он, Кому Отец, Господь неба и земли, дал все. Язычники облечены в права, дарованные этим званием, каждая семья на небе и земле. Христос осуществляет эти права в благодати, призывая всех, кого Он пожелает, к знанию об Отце.
Таким образом, мы находим здесь развращенное и неверное поколение, остаток народа, подтверждающего мудрость Бога, проявленную в Иоанне и Иисусе, в суде и благодати, приговор суда для неверующих, отвержение Иисуса, в образе Коего Он явил себя народу, и Его совершенное повиновение, как человека, воле Своего Отца в этом отвержении, дающего возможность для проявления в Его душе славы, достойной его как Сына Божиего. Его славы, которую не мог знать человек, даже так, как мог открыть ее Он, истины об Отце, с тем, чтобы мир, который отказался от Него, был в полном неведении и спасся к великой радости Того, Кто рад открытию Отца.
Мы должны также заметить здесь, что миссия учеников в отношении Израиля, который отверг Христа, продолжается (если бы Израиль был на земле) пока Он придет как Сын Человеческий, Его право на суд и славу, как наследника всего (т.е. пока суд, чрез который Он овладеет землей Ханаанской, в силе, которая не оставляет места для Его врагов). Об этом Его праве на суд и славу как наследника всего сказано в Ев. от Иоанна 5, в Данииле 7, Псалмах 8 и 79.
Также заметьте, что в главе 11 развращенность поколения, которое отвергло свидетельство Иоанна и Сына Человеческого, Который пришел в благодати и связывал Себя в благодати с иудеями, открывает дверь свидетельству славы Сына Божиего и откровению Отца через Него в абсолютной благодати - благодати, которая могла открыть Его так же бедному язычнику, как и иудею. Вопрос был не в ответственности принятия, а в абсолютной благодати, которая передавалась кому бы то ни было. Иисус знал человека, мир, поколение, которое радовалось величайшему преимуществу перед всем, что было в мире. Не было места, чтобы ступить в грязном болоте всего того, что отошло от Бога. Среди мира зла Иисус оставался откровением души Отца, источником всего доброго. Кого Он зовет? Что Он дарит тем, кто идет? Как источник благословения, открытия Отца, Он зовет всех нуждающихся и обремененных. Может, они не знали источника всех бед: отделение от Бога, грех. Он знал, и Он один мог исцелить их. Если это был смысл греха, который обременял их, тем лучше. Во всяком случае, мир больше не удовлетворял их сердца, они были несчастны, и поэтому были источником проявления милости Иисуса. Более того, Он дал бы им успокоение. Он не объясняет здесь, каким образом, а просто говорит о факте. Любовь Отца, которая в благодати, в Личности Сына, искала несчастных, подарила бы покой (не просто облегчение или сострадание, а покой) каждому, кто пришел к Иисусу. Это было совершенное откровение имени Отца сердцам тех, кто нуждался в Нем; и откровение через Сына; мир, мир с Богом. Им нужно было только прийти ко Христу: Он принял всех и дал покой. Но есть еще и второй элемент в покое. Это больше, чем мир через познание Отца в Иисусе. И больше, чем это необходимо; т.к. когда душа живет в мире с Богом, то этот мир представляет множество причин для страданий сердца. В этих случаях вопрос стоит в подчинении или своеволии. Христос в осознании Своего отвержения, в глубокой печали, вызванной неверием городов, в которых Он совершил столько чудес, явил абсолютное смирение Своему Отцу и нашел в этом совершенный покой Своей душе. К этому Он призывает всех, кто слышит Его, всех, кто испытывает необходимость в покое своей души. "Возьмите и то Мое на себя и научитесь от Меня", т.е. его полному смирению перед волей Его Отца, научаясь от Него, как встречать беды жизни, т.к. Он был кроток и смирен сердцем и довольствовался низким положением по воле Своего Бога. Фактически ничто не может победить того, кто находится в таком положении. Это место совершенного покоя для сердца.

Матфей 12

Наконец здесь ясно показано отвержение народа, как последствие презрения ими Господа, как прекращение всех Его отношений с ними, чтобы выявить со стороны Бога совершенно другую систему, т.е. Царствие в особой форме. Таким образом, эта последняя глава является великим поворотным пунктом во всей истории. Христос - божественный свидетель о Себе, и Иоанн Креститель принял Его таковым, так же, как сделал бы и любой другой. Он больше не был Мессией, о Котором свидетельствовали, а был Сыном Божиим, Который дает Свое полное свидетельство Иоанну. Но народ отверг Бога, явленного в предупреждениях и благодати: был только остаток. Мудрость была оправдана Его детьми. Затем наступает Его покорность Своему отвержению, может быть, злу, как воле Отца; но это ведет Его к осознанию Его личной славы, истинной причины этого отвержения. Все было дано ему Его Отцом. Никто не мог знать Его, кроме Отца, пока Он не открыл Его. Весь мир, испытанный его совершенством, оказался злобным (хотя имелся остаток), но человек везде был вдали от Бога. Он взирал с небес, как мы читали, но все они сошли с пути, никто не был праведным, никто. Таким образом, Иисус, когда шел по морю, стоял в одиночестве в осужденном мире, осужденном Его отвержением, но сейчас Он находится в абсолютной благодати Отца, как Сын, открывший Его и призывающий к откровению этой благодати в Себе. Это новое положение. Он испытал человека. То, чем был Он, мешало принятию ими Его. Сейчас тот, кто был нуждающимся, должен прийти к Тому, Кто стоял один. И Он даст ему покой. Они должны научиться от Него, от Того, Кто был смирен, и они получат покой в мире и во всем. То же происходит и с нами. Где мы поклоняемся Богу, мы приходим к сознательному обладанию нашего преимущества как отделенных от мира на небесной и высшей почве.
Первое обстоятельство, которое ставит вопрос о Его Личности и Его праве проповедовать вероучение, было то, что ученики срывали колосья и растирали их в руках, чтобы утолить голод. За это фарисеи упрекали их, потому что это происходило в субботу. Иисус говорит им, что царь, отверженный злобой Саула, принимал участие в том, что было дано священникам. Сын Давидов в таких же обстоятельствах мог наслаждаться таким же преимуществом, кроме того, Бог поступал с благодатью. Священник также осквернял субботу во время службы в храме, но здесь был Тот, Кто больше храма. Более того, если бы они в самом деле знали мысли Божии, если бы они были исполнены Духом, который провозглашал Его слово приемлемо для Него - "Милости хочу, а не жертвы", они бы не презирали невинных. Вдобавок к этому, Сын Человеческий был Господином субботы. Здесь Он уже называется не Мессией, а Сыном Человеческим - именем, которое несло свидетельство о новом порядке вещей и более высшей власти. Сейчас то, что сказал Он, имело большое значение; так как суббота была символом завета между Иеговой и народом (Иезек. 20,12-20); и Сын Человеческий говорил о Своей власти над ней. Если это затрагивалось, то это означало конец завета.
Тот же вопрос встает в синагоге, и Господь упорно продолжает действовать в благодати, творя добро, показывает им, что они могли бы сделать то же самое для одной из их овец. Это задевает их великую гордость, такую же великую, каким было доказательство Его благотворной силы. Они были сынами убийцы. Иисус удаляется от них, и великое множество народа следует за Ним. Он исцеляет их и запрещает объявлять о Нем. Во всем этом, тем не менее, Его деяния были исполнением пророчества, которое ясно прослеживает положение Господа в то время. Наступит час, когда Он придет с судом. Между тем, Он сохраняет положение совершенного одиночества, в котором благодать и истина могли прийти лишь к тем, кто ценил их и нуждался в этом. Но в совершении этой благодати и в Его свидетельстве об истине Он не мог совершить ничего, что исказило бы этот образ, или так привлечь внимание людей, чтобы это стало препятствием Его истинной работе, или могло вызвать подозрение, что Он искал Себе славы. Тем не менее Дух Иеговы пребывал в Нем, как в Его возлюбленном Сыне, в Котором Его благоволение; и Он провозгласил язычникам суд, а они должны были связать свою веру с Его именем. Связь этого пророчества с Иисусом в тот момент очевидна. Мы видим, как Он охранялся Богом вместе с иудеями, воздерживаясь от удовлетворения их плотских желаний, уважая Себя и радость быть не на первом плане, если прославлялся Бог, Его Отец; прославляя Его на земле, творя добро, Он вскоре должен был стать ведом язычникам, через исполнение Божиего суда, или Своим явлением, как Бога, Которому им надлежало верить.
Этот отрывок помещен здесь Духом Святым, чтобы дать четкое представление о Его положении, перед тем, как открыть новые истины, которые Его отвержение готовит нам.
Затем Он изгоняет диавола из человека, который был слепым и немым - печальное положение, истинно показывающее отношения людей с Богом. Народ, полный восхищения, восклицает: "Не Сей ли Сын Давидов?" Но религиозные люди, слыша это, завидуя Господу, враждебно настроенные к свидетельству Бога, объявляют, что Иисус творит эти чудеса силой веельзевула, таким образом узаконивая свое положение и подвергая себя безусловному суду Божиему, Иисус демонстрирует абсурдность того, что сказали они. Сатана не уничтожил бы свое царство. Их собственные дети, которые имели желание творить то же, должны были осудить их беззаконие. И если это была не власть сатаны (фарисеи допускали, что бесы были изгнаны в самом деле), то это был перст Божий, и Царствие Божие было среди них. Тот, кто пришел в дом сильного, чтобы расхитить его вещи, сначала должен был связать его.
Истиной является то, что присутствие Иисуса подвергало все испытанию; в Нем все было от Бога. Сам Эммануил был здесь. Тот, кто не был с Ним, был против Него. Тот, кто не собирал с Ним - расточал. Теперь все зависело от Него одного. Он стерпит все недоверие к Его личности. Благодать могла преодолеть это. Он мог простить всякий грех; но выступление против Него и хула на Духа Святого (то есть признание Силы Божией силой сатаны) не могли быть прощены; фарисеи допускали, что диавол был изгнан, изгнан злобой и открытой преднамеренной ненавистью к Богу, которую они приписывали сатане. Какое прощение могло быть за это? Не было прощения ни в вечном законе {Обратите внимание на это выражение. Мы видим, как Дух Святой переходит от того времени иудеев, которое скоро закончится, во время, когда Мессия установит Свое Царствие и их будущий век. Мы имеем положение вне всего этого, время ожидания публичного установления Царствия. Апостолы не благовествовали и не объявляли его; они не установили его. Их чудесами были "силы будущего века" (сравните 1 Петра 1,1.13). Это, как мы убедимся далее, имеет огромное значение. Это верно и по отношению к Новому Завету, служителем которого был Павел; но он не установил его с Иудой и Израилем}, ни от Мессии. Судьба тех, кто так поступал, была предрешена.
Господь дает им понять это. По плоду узнавалось дерево. Плод был плохим. Они были порождением ехидниным. Иоанн сказал им то же. Их слова осуждали их. Книжники и фарисеи хотели знамения этому. Это было ничто иное, как злоба. Они получили уже достаточно знамений. Это только возбуждало неверие остальных. Такая просьба дает Господу возможность изречь суд данному роду. Должно быть только знамение Ионы этому бесовскому роду. Как Иона был три дня и три ночи во чреве кита, так и Сын Человеческий должен был быть три дня и три ночи в сердце земли. Но вот Христос уже был отвержен.
Ниневитяне своим поведением должны осудить этот род в день суда, потому что они покаялись от проповеди Иониной, но здесь был больший за Иону. Царица Савская также восстала против злобы этого развращенного рода. Ее сердце, привлеченное мудростью Соломона, привело ее к нему от пределов земли; но здесь был больший Соломона. Бедные, неграмотные язычники понимали мудрость Божию в Его слове, говорящемся пророком или царем лучше, чем Его возлюбленные, даже когда Великий Царь и Пророк был среди них.
Таким был Его суд: нечистый дух (идолопоклонничества), который выходит из народа, не найдет покоя за пределами Израиля (увы! Его истинного дома, где должен быть дом Божий) и возвратится с семью духами хуже себя. Они найдут дом не занятым, выметенным и убранным; и последнее будет хуже первого. Какой это был печальный суд для людей, тех, среди которых был Иегова и которые станут жилищем нечистого духа, сверх обильного нечистого духа; не только семи, завершенного числа, но и других (которые будут подстрекать их к безумию против Бога, и тех, кто славит Бога, ведя себя к своему уничтожению) нечистых духов, которые вернут их к несчастному идолопоклонничеству, от которого они ушли! Суд Израилю был произнесен.
В завершение Иисус принародно разрывает плотские связи, которые, естественно, существовали между Ним и людьми, признавая только тех, которые были созданы словом Божиим и проявлены исполнением воли Отца Своего, Который на небесах. Только тех Он признает Своим народом, кто был возрожден согласно Нагорной проповеди.

Матфей 13

Его деяния и Его слова после этого свидетельствуют о новой работе, которую Он исполнял на земле. Он, выйдя из дома (глава 13), сидит у моря. Он принимает новое положение, чтобы сказать народу о том, что было его истинной работой - Сеятель вышел сеять.
Господь больше не искал плода в Своем винограднике. Согласно Божиим отношениям с Израилем, было необходимо, чтобы Он искал этот плод; но Его истинное служение, Он хорошо это знал, заключалось в том, чтобы принести то, что может произвести плод, а не искать его в людях.
Здесь важно помнить, что Господь говорит о видимом и безусловном результате Своей работы как Сеятеля. Есть лишь единственный случай, когда Он выражает свой суд, говоря: "Не имело корня". В этом состоит сущность.
Учения, касающиеся божественной работы для получения плода, здесь не упоминаются. Показан Сеятель и результат Его работы, но не тот, который дает всходы на земле. В каждом случае, за исключением первого, имеется определенный результат.
Затем Господь представлен здесь исполняющим работу, которая не зависит от всех бывших отношений между Богом и людьми, неся с Собой семена Слова, которое Он несет в сердце Своим служением. Там, где исполняют Его волю и понимают Его, где оно не заглушается и не извращается, оно приносит плод Его славе и блаженству и пользе человека, который несет его.
В стихе 11 Господь раскрывает причину того, почему Он так загадочно говорит с людьми. Сейчас определенно делается различие между остатком и народом: последний был под судом слепоты, произнесенным пророком Исаией Благословенны были очи учеников, которые видели Эммануила, Мессию, предмет надежд и желаний многих пророков и праведных людей. Все это отмечает суд и призванный и помилованный остаток {Сравните от Марка 4,33.34. Это было понятно всем, если они имели уши, чтобы слышать, но для упрямых был мрак}.
Я бы сделал сейчас несколько замечаний об образе тех, о ком Господь говорит в Притче. Когда слово посеяно в сердце, которое не понимает его, когда оно не устанавливает связи умственной, чувственной или сознательной между сердцем и Богом, диавол изгоняет его: оно не остается в сердце. Тот, кто слышит его, виновен не меньше: то, что было посеяно в его сердце, было приспособлено к любой нужде, к природе и состоянию человека.
Немедленное принятие слова с радостью, в следующем случае, служит скорее доказательством того, что сердце не сохранит его, т.к. маловероятно в этом случае, что оно достигло сознания. Слово, достигшее сознания, делает человека серьезным, он видит себя рядом с Богом, что всегда очень серьезно, какой бы ни была привлекательной Его благодать или надежда, вдохновленная Его благостью. Если слово не достигло сознания, нет и корня. Слово было принято для радости, которую оно передавало, а когда оно приносит горе, о нем забывают. Когда было проявлено сознание, проповедь сразу же несет радость, а когда нет, она пробуждает сознание, в котором идет реальная работа. В первом случае содержится ответ на это и удовлетворение потребностей. Во втором она создает эти потребности. Каждодневная история, увы! печальное и лучшее объяснение третьего случая. Дело не в доброжелательности, а в бесплодии.
То, что слово было понятно, подтверждает дело тем, что приносит плод. Правильное понимание слова приводит душу к Богу, потому что слово открывает Бога, показывает, кто Он. Если я понимаю Его, я знаю Его; истинное знание Бога (то есть Отца и Сына Его Иисуса Христа) имеет вечную жизнь. Сейчас, какова бы ни была степень света, Бог всегда открывается словом, которое сеет Иисус. Таким образом, рожденные словом, мы произведем в различной мере плоды жизни в принятии истины, принесенной Иисусом (не небесами, не тем, что Бог делает в сердце, чтобы заставить семя принести плод).
Эта притча вещает в качестве сравнения не о Царствии, хотя посеянное слово было словом Царствия, а о великом, но простом принципе служения Христа в его общем виде, в котором оно было реализовано в его Личности и служении на земле после того, как Он ушел, хотя могут быть более полные высказывания о благодати.
В шести следующих притчах мы находим образ Царствия. Мы должны помнить, что это Царствие установлено во время отвержения Царя {Заметьте здесь, что глава 12 показала нам суд для иудеев, сейчас мы видим Царствие без царя, глава 13; собрание, созданное Христом, глава 16 и Царствие во славе, глава 17}, и оно, следовательно, имеет особенный характер. И оно характеризуется отсутствием Царя, добавляя к этому, в толковании первой притчи, результат Его возвращения.
Первые три из этих шести притч представляют Царствие в его внешних формах в мире. Они адресованы народу. Последние три представляют Царствие, согласно оценке Духа Святого, согласно действительности его характера с точки зрения Бога, в них - мысли и заветы Божии. Следовательно, они адресованы только ученикам. Принародное установление Царствия в праведности и силе Божией также провозглашено народу, в толковании притч о плевелах.
Давайте рассмотрим сначала внешнюю сторону Царствия, которое было принародно провозглашено - внешнюю форму, которую примет Царствие.
Мы должны помнить, что Царь, то есть Иисус Христос, был отвержен на земле; что иудеи, отвергнув Его, осудили себя; что слово Божие использовалось для исполнения деяний Того, Кого послал Отец, и таким образом Иисус открыл, что Он установил Царствие, но не Своей силой, явленной в благодати и суде, а неся свидетельство человеческим сердцам; и что Царствие сейчас приняло образ, связанный с человеческой ответственностью и с результатом слова о свете посеянного в землю, предназначенного человеческим сердцам и оставленного как воплощение истины для преданности и заботы о человеке (Бог, тем не менее, по-прежнему имеет абсолютное право на сохранение Своих чад и самой истины). Последняя часть не является темой данных притч. Я представил ее здесь, так как без этого можно предположить, что все зависело только от человека. Если бы это было так, то увы! все было бы потеряно.
Первой идет притча о плевелах. Она дает нам общую мысль о плодах этих посевов, касающихся Царствия; или скорее о результате предания Царствия в руки людей.
Результатом этого явилось то, что Царствие больше не представлено как явление работы Господа. Он не сеет плевелы, но из-за легкомыслия и нетвердости людей диавол нашел способ посеять эти плевелы. Заметьте, что это не касается язычников или иудеев, а речь идет о зле, причиненном христианству сатаной через неверные учения, плохих учителей и их приверженцев. Господь Иисус сеял, сатана тоже сеял, когда люди спали. Иудаисты, философы, еретики с одной стороны, были с сатаной, с другой, противостояли истине Ветхого Завета.
Тем не менее, Христос посеял только хорошее семя. Должны ли плевелы быть вырваны? Ясно, что состояние Царствия во время отсутствия Христа зависит от ответа на этот вопрос, и это также проливает свет на такое состояние. Но по-прежнему было труднее вылечить, чем предотвратить зло. Все должно остаться нетронутым до прихода Царя ко времени жатвы. Царствие небесное на земле, каким оно является в руках людей, должно остаться смешанной системой. Еретики, ложные братья, будут здесь так же, как и плод слова Иисуса Христа, испытывая с Ним в этом деле человеческую неспособность поддержать все, что есть добро и чистота в ее первоначальном состоянии. И она была {Печально осознавать, что первым делом человек испортил то, что Бог установил как добро. Так было с Адамом, Ноем, так было с законом, со священством Аарона, с сыном Давида, даже с Навуходоносором и с церковью. В дни Павла каждый искал что-то для себя, но не Иисуса Христа. В Мессии все - добро, улучшение и стабильность}.
Во время жатвы (выражение, которое характерно для определенного периода времени, когда произойдут события, связанные с жатвой) - "во время жатвы" сначала Господь, в Своем промысле, будет иметь дело с плевелами. Я говорю "в Своем промысле", потому что Он использует Ангелов. Плевелы будут связаны в связки, чтобы быть готовыми к сожжению.
Мы должны заметить, что темой здесь является внешняя сторона вещей в мире - действия, которые искореняют растление - растление, которые произросло среди христианства.
Слуги не способны сделать это. Всходы так перемешаны (эта вызвано их слабостью и легкомыслием), что, вырывая плевелы, они могли вырвать также и пшеницу. Здесь необходимо умение распознавать, так как сила разделения хотела бы добиться своей цели. Поскольку появились плевелы, то слуги ничего не могут поделать с ними, избавиться от их присутствия в этом мире, христианском мире. Их служение связано с добром. Работа по очищению христианского мира была не в их власти. Это работа суда над всем тем, что не от Бога, суда Того, Кто может судить совершенным знанием, которое охватывает все, и властью, которая не упускает ничего, которая, когда двое на одной постели, знает, как взять одного и оставить другого. Исполнение суда над грешниками в этом мире не лежит на слугах Христовых {Я говорю здесь о тех, кто будет Его слугами на земле во время Его отсутствия. Ибо Ангелы тоже являются Его слугами, также как и святые будущего века}. Он исполнит его через ангелов Своей властью, через тех, кому Он поручает исполнение этой работы.
После удаления плевел Он собирает пшеницу в Свою житницу. Пшеницу не увязывают в связки, Он забирает ее Себе. Так заканчивается то, что касается внешнего проявления Царства, описанного здесь. Но это не все, чему может научить нас притча, она заканчивает тему, о которой повествует данная часть главы. Во время отсутствия Иисуса плодам Его посева, как и всему, будет мешать диавол. Вскоре Он свяжет всю работу диавола в связки, то есть Он подготовил их в этом мире для суда. Тогда Он возьмет церковь. Очевидно, что этим заканчивается сцена, описанная ниже, которая происходит во время Его отсутствия. Решение еще не приведено в исполнение. Прежде, чем говорить об этом, Господь дает описание других форм, которые примет церковь во время Его отсутствия.
Что было посеяно как горчичное зерно, становится большим деревом, символом, который представляет большую власть в мире. Ассур, фараон, Навуходоносор представлены нам в Слове, как большие деревья. Такова будет форма Царствия, которая началась с малого через слово, посеянное Богом и позже Его учениками. То, что породило это семя, постепенно приняло форму великой силы, которая сделала себя значимой на земле, так, чтобы другие укрылись под ней, как птицы под ветвями деревьев. Это действительно было так.
Далее мы находим то, что это будет не только большое дерево на земле; но Царствие, будет характеризоваться как система учения, которое распространится, и как вероисповедание, которое охватит все, что достигается его сферами влияния. Все эти три ипостаси будут выражены. Здесь нет необходимости останавливаться на том, что слово "закваска" всегда употребляется в плохом смысле святыми авторами; но Дух Святой дает нам понять, что не возрождающаяся сила слова в сердце человека возвращает его к Богу; и не просто сила, которая действует под влиянием внешней силы, как у фараона, Навуходоносора и других великих деревьев Писания. Но именно системное учение должно охватить массы. Это не так называемая вера, и не жизнь. Это религия, это христианский мир. Исповедание учения в сердцах, которые будут нести и не истину, и не Бога, всегда связано с растлением учения.
Притча о закваске завершает Его наставления народу. В притчах все было обращено к Нему, так как они не приняли Его, их Царя, и Он говорил о том, что подразумевало Его отвержение, и о Царствии, которое было неизвестно откровениям Ветхого Завета, имевшим в виду или Царствие во власти, или маленький остаток, принимающий среди страданий слово Царя-пророка, Который был отвергнут.
После этой притчи Иисус больше не остается на берегу с народом в месте, которое подходило Его положению, где Он стоял пред людьми после свидетельства в конце 12 главы и которое Он восстановил, покинув дом. Сейчас Он снова входит в дом со Своими учениками; и здесь, наедине с ними, Он показывает истинный характер Царствия Небесного, результат того, что было совершено в нем, и средства, которые должны быть использованы для очищения всего на земле, когда Он будет отсутствовать. То есть, мы находим здесь то, что характеризует царствие духовного человека, то, что он понимает, как истинные мысли Божии, касающиеся Царствия и суда, который должен изгнать все, что противоречит Ему - проявление власти, которая должна совершить этот суд согласно велению Божиего сердца.
Мы видели внешнюю сторону Его истории, заканчивающуюся этим, при этом пшеница спрятана в житницу и плевелы, связанные в связки, готовы к сожжению. Объяснение этой притчи подводит итог повествованию о Царствии в этот период; оно дает нам понять и отличить разные части, приписывая каждую часть ее истинному автору. Поле - это мир {Ясно то, что Господь начал сеять не в церкви; тогда она не существовала. Но Он отделяет Израиль от мира и говорит о последнем. Он ожидал плодов от Израиля; Он сеет в мире потому, что Израиль после всех его трудов не дал плода}, где было посеяно слово для развития в образе Царствия. Добрые семена были детьми Царствия; они действительно принадлежали ему согласно Богу; они являются его наследниками. Иудеи больше не были таковыми, и это больше не было привилегией естественного рождения. Дети Царствия были рождены от слова. Но среди них, чтобы помешать работе Господа, враг явил различных людей, плоды учения, которые они посеяли среди тех, кто рожден от истины. Это и есть работа сатаны тем, где сеялось учение Христа. Жатва - это конец века {Не просто то время, которое определяет его, а действия, которые исполняют намерение Божие согласно его определению}. Жнецы являются Ангелами. Здесь будет замечено, что Господь не объясняет исторически то, что произошло, а касается сроков исполнения. Предполагается исполнение того, что касается исторической стороны в притче; и Он не останавливается на том, чтобы получить большой результат вне того, что было Царствием во время Его отсутствия. Пшеница (это церковь) в житнице, а плевелы - в связках на земле. Он берет все, что составляет эти связки, все, что, как и зло, оскорбляет Бога в Царствии, и бросает в огненную печь, где слышится плач и скрежет зубов. После этого суда праведные воссияют, как Он Сам, истинный Сын этого для славы грядущих веков, в Царствии их Отца. Иисус получил Царствие от Отца, детьми Которого они были; и они должны воссиять в нем согласно этому прообразу.
Итак, народу показывается результат божественного посева на земле и происки врага - так представлено Царствие; затем сплочение злых сил, но не в их естественном порядке - растущих в поле, и вознесение церкви. Для Своих учеников Господь объясняет все, что было необходимо для того, чтобы они полностью поняли язык притчи. Затем мы находим суд, совершенный Сыном Человеческим над злыми людьми, которые брошены в огонь; и проявление праведности во славе (эти последние события произойдут после вознесения Господа, и они положат конец внешней форме Царствия Небесного на земле, при этом нечестивые собраны вместе, а святые взяты на небеса) {Заметьте, что Царствие Небесное разделено на две части: Царствие Сына Человеческого и Царствие Отца нашего - объекты суда, которые во власти Иисуса, и место сынов пред Отцом}.
Сейчас, объяснив историю народа и ее завершение судом в славе для полного наставления Своих учеников, Господь передает им мысли Божии, касающиеся того, что происходит на земле, в то время, как развиваются внешние земные события Царствия - то, что духовный человек должен в них различать. Тому, кто понимал намерения Бога, Царствие Небесное было, как сокровище, спрятанное в поле. Человек находит сокровище и покупает поле, чтобы обладать им. Целью для него является не поле, а сокровище, которое лежит в нем. Таким образом, Христос купил мир. Он обладает им по праву. Его цель - это богатство, спрятанное в нем, Его люди, вся слава искупления, связанная с Ним; словом, церковь рассматривается не в отношении ее нравственной и в определенном смысле божественной красоты, а как особая цель желаний и жертвы Господа - которые Его сердце нашло в этом мире согласно заветам и мыслям Божиим.
В данной притче содержится великая сила притяжения этого "нового", которая заставляет того, кто нашел его, купить все место для того, чтобы обладать им.
Иудеи жили по-старому, у мира не было к чему стремиться; это новое сокровище заставило Того, Кто нашел его, продать все, что у Него было, чтобы обрести его. Фактически Иисус пожертвовал всем. Он не только опустошил Себя, чтобы избавить нас, но Он отказался от всего, что принадлежало Ему, как человеку, как Мессии на земле, отказался от Своих царских прав, Своей жизни, чтобы обрести мир, в котором было это сокровище, людей, которых Он любил.
В притче о драгоценной жемчужине мы узнаем ту же мысль, но она сопровождается и другим. Человек искал хорошие жемчужины. Он знал, чего он хочет. У него был вкус, умение различать хорошие жемчужины, знания для этого. Хорошо известная красота вещи побудила его к поиску. Он знает, когда он нашел то, что искал, что она стоит того, чтобы он продал все, чтобы приобрести ее. Это дело стоящее, по мнению того, кто способен оценить ее ценность. И он больше ничего не покупает. Так же и Христос нашел в церкви красоту и (из-за этой красоты) ценность, которая заставила Его расстаться со всеми, чтобы обрести ее. То же самое можно сказать и о Царствии. Рассматривая положение человека, даже иудеев, слава Божия требовала отказаться от всего, чтобы обрести это новое; но в человеке не было ничего, что Он мог взять Себе. Он был согласен не только отказаться от всего, чтобы получить это новое; но и от того, чего добивается Его сердце, того, чего Он больше нигде не найдет, кроме как в том, что дал ему Бог в Царствии. Он не покупал других жемчужин. Пока Он не нашел свою жемчужину, у Него не было намерения продать все, что у него было. Но как только Он находит ее, Он решается; Он жертвует всем ради нее. Ее цена заставляет Его сделать это, так как Он разбирается в этом, и Он ищет ее с проницательностью.
Я не говорю, что дети Царствия не пользуются этим же принципом. Когда мы узнаем, что значит быть детьми Царствия, мы жертвуем всем, чтобы насладиться им и чтобы быть жемчужиной великой цены. Но мы не покупаем то, что не является ценностью, чтобы обладать этим; мы очень далеки от того, чтобы искать добрые жемчужины, прежде чем мы нашли ту единственную, великой цены. В своей полной силе эти притчи относятся только ко Христу. Цель этих притч - показать то, что тогда происходило, в противоположность тому, что происходило прежде в отношении Господа к иудеям.
Остается еще одна из семи притч: о неводе, закинутом в море. В этой притче действующие лица не изменены. Те же лица, которые забрасывают невод, тянут его к берегу и отделяют рыбу, собирая хорошую в сосуды, не замечая худой. Сохранение хорошей рыбы - работа тех, кто тянул невод на берег. Только, когда невод находится на берегу, делается эта работа. Сортировка, несомненно, является их работой, и они должны иметь дело только с хорошей рыбой. Они знают ее. И это является их работой, объектом их ловли. В сеть также попадает другая рыба вместе с хорошей, но она худая. Не нужно другого суда. Рыболов знает добро. А эти люди не являются таковыми. Ловцы душ оставляют их. Это составляет часть истории Царствия Небесного. Суда над нечестивыми людьми мы здесь не находим. Плохая рыба остается на берегу, а хорошую рыбак собирает в сосуды. Об окончательной судьбе хорошей и плохой здесь не говорится. Ничего не происходит на берегу с хорошей и с плохой рыбой, плохую просто оставляют. Все это произойдет после событий, описанных в притче; что касается плохой рыбы, то дело не заканчивается только ее отделением от хорошей, с которой она была смешана, она уничтожается. Ни в этой притче, ни в притче о плевелах и пшенице, исполнение суда не является частью самих притч. Плевелы связаны и оставлены в поле, а здесь плохая рыба выброшена из невода.
Таким образом, невод Евангелия заброшен в море народов и поймал хорошее и худое. После этого общего улова, который попал в невод, Ангелы Господа будут иметь дело с хорошей рыбой, собирая ее вместе, отделяя от плохой. Заметьте здесь, что в этом состоит сходство с Царствием. Этот образ принимает Царствие, когда Евангелие собрало вместе много хорошего и плохого. В конце, когда в невод попадает разное: хорошее и плохое, хорошее откладывается, потому что имеет ценность, другое же оставляется. Хорошее собирается в различные сосуды. Праведные собраны не Ангелами, а работой тех, кто трудился во имя Господа. Различие делается не через суд, оно совершается слугами, которые служат добру.
Свершение суда - это совсем другое. Работники не имеют ничего общего с ним. В конце века придут Ангелы и отделят злых от праведных, а не праведных от остальных, как делал это рыболов, и бросят в огненную печь, где будет плач и скрежет зубов. Здесь ничего не говорится о том, что они занимаются праведными. Сбор их в сосуды был работой не Ангелов, а рыболова. Ангелы в двух притчах имеют дело со злыми людьми. Публичный результат во время Царствия Небесного или впоследствии дан в притче о плевелах. Здесь это не повторяется, но добавлено, что должна быть проведена работа в том, что касается праведных, когда невод полон. Снова повторяется участь злых, чтобы показать исполненную работу, касающуюся их, по сравнению с тем, что сделали рыбаки, которые собирали хорошую рыбу в различные сосуды. Это представлено в другом виде. Праведники оставлены там, где они находились, суд над злыми провозглашен. В притче о плевелах, как и в данной притче, они брошены туда, где плач и скрежет зубов, но здесь показано общее состояние Царствия, где праведники сияют, как солнце - наивысшая участь Царствия. Здесь речь идет о том, что понятно умному, что видит духовный разум; праведные собраны в сосуды. Происходит отделение духовной силой перед судом, который был не в общем народном состоянии Царствия, а в том, что предусмотрительность совершала на поле, и что получило доброе зерно. Здесь происходит отделение, когда речь идет о добре. Это было главным пунктом для духовного разума. Дело не в публичном показе, когда злым будет назначен суд; тогда праведники будут оставлены {Во всех символических пророчествах и притчах объяснение выходит за рамки притчи и добавляет факты; потому что суд, совершенный принародно, свидетельствует о том, что могло быть распознано духовно во время, описанное в притче. Последнее может быть понято духовно. Результат заключается в том, что суд публично скажет о нем, чтобы мы всегда в объяснении шли дальше притчи. Суд публично объясняет только то, что прежде понимается духовно и вносит новый порядок (сравните Даниила 7)}.
В объяснении второй притчи о плевелах присутствует абсолютный суд, который уничтожает и сжигает то, что осталось на поле, уже собранное и тщательно отделенное от пшеницы. Ангелы посылаются в конце не отделять плевелы от пшеницы (это уже сделано), а ввергнуть плевелы в огонь, очищая таким образом Царствие. В объяснении притчи, когда говорится о рыбе (стих 49), имеет огромное место сортировка. На земле останутся только праведные, злые будут отделены. Практическое наставление этой притчи состоит в отделении добрых от злых: добрые будут собраны вместе. Это совершается многократно, так что все праведники будут собраны в одно целое. Слуги Господа являются тем инструментом, при помощи которого совершается действие в самой притче.
Эти притчи содержат новое и старое. Учение о Царствии, например, было уже известно. Однако то, что Царствие должно принять формы, описанные Господом, что оно должно охватить целый мир без исключения, народ Божий, ведущий свое существование не от Авраама, а от мира - все это было новым. Все это было от Бога. Книжники знали о Царствии, но не имели никакого представления о характере, который оно примет, как Царствие Небесное, посеянное в этом мире словом, от которого все здесь зависит.
Господь подводит итог Своего труда среди иудеев {Последующие главы весьма поразительны по своему характеру. Раскрывается личность Христа как Иеговы из Псалма 131, но Израиль изгнан, слуги оставлены, в то время как Он возносит молитвы на небесах, Он возвращается, приходит к ученикам, и Гадаринский мир обретает Его. Затем в главе 15 говорится об основе, на которой стоял Израиль, на которой он должен был стоять, но пошел дальше, совращенный плотью; говорится, что есть Бог, явленный даже язычникам. Исторически Он по-прежнему обладает Израилем, но в божественном совершенстве, а сейчас в человеческой административной власти, затем (гл. 16) пророчески показывается Церковь, в гл. 17 упоминается о Царствии славы. В гл. 16 им запрещено говорить, что Он Христос. С этим покончено}. Для них Он был лишь "плотников сын". Они знали Его род по плоти. Царствие Небесное было ничем в их глазах. Откровение об этом Царствии продолжено в другом месте, где и было сказано о знании Божества. Первые ничего не видели за этим, не видели того, что могло увидеть обычное сердце. Благословление Господне было отвергнуто их неверием; Он был отвержен Израилем как пророк, так же, как и царь.

Матфей 14

Наше Евангелие подводит итог историческому ходу этих откровений, но таким образом, чтобы явить дух, которым были движимы люди. Ирод (любящий земную власть и свою славу больше, чем Божие свидетельство, и связанный скорее лживыми человеческими идеями, чем своим сознанием, хотя во многих случаях он оказывается сторонником системы) обезглавил предтечу Мессии, Иоанна Крестителя, которого бросил в темницу с тем, чтобы убрать его, истинного свидетеля греха, в котором она жила, с глаз своей жены.
Иисус осознает значение того, о чем ему возвестили. Исполняя вместе с Иоанном кроткое служение (хотя лично был выше его), свидетельства Божия в собрании, Он чувствовал Себя в сердце и делах Своих с Ним, так как преданность среди зла очень тесно связывает сердца; Иисус снизошел, чтобы занять место, где была преданность (смотрите Псалмы 40, 9, 10). Поэтому, услышав о смерти Иоанна, Он удаляется в пустынное место. Но удаляясь от народа, который начал действовать открыто в своем отвержении свидетельства Божиего, Он не прекращает быть Тем, Кто понимает их нужду и, таким образом, показывает, что Тот, Кто мог божественной силой помочь им, был среди народа. Народ, который чувствовал эту нужду и который, если даже у него не было веры, восхищен силой Иисуса и следует за Ним в пустынное место; и Иисус, переполненный состраданием, исцеляет всех больных. Вечером Его ученики умоляют Его отпустить людей, чтобы они могли добыть пищу. Он отказывает им и являет Своей Личностью замечательное свидетельство присутствия Того, Кто должен был дать Своему бедному народу хлеб (Псалом 132).
Иегова, Господь, который установил престол Давидов, явлен в Личности Того, Кто должен унаследовать этот престол. Я не сомневаюсь, что двенадцать корзин с оставшимися кусками, относятся к числу, которое в Писании всегда указывает на совершенство исполнительной власти в человеке.
Также заметьте здесь, что Господь надеется, что Его двенадцать учеников в состоянии быть орудием Его благословения и власти, исполняя, согласно Его власти, благословения Царствия. "Вы дайте им, - сказал Он, - есть". Это относится к благословению Царствия Божия и к двенадцати ученикам Иисуса, как к служителям, так же, как к очень яркому примеру действия веры в каждом случае вмешательства Бога в благодати. Вера должна быть в состоянии использовать власть, которая действует в таком проявлении, чтобы совершить дела, достойные этой власти, согласно порядку вероучения и понимания, которое требуется для этого. Мы еще встретимся с этим принципом в другом месте, где он более развит.
Ученики хотели отослать народ, не зная, как использовать власть Христа. Они должны были воспользоваться ею в интересах Израиля, согласно славе Того, Кто был среди них.
Если сейчас Господь с совершенным терпением показывал Своими действиями, что Тот, Кто мог так благословить Израиль, был среди Своих людей, то Он в меньшей степени несет свидетельство о Своем разделении с людьми в будущем за их неверие. Он повелевает Своим ученикам войти в лодку и одним переплыть море, и после того, как Сам отпустил народ, поднимается отдельно от других на гору помолиться; в то время как лодка с учениками бьется волнами, так как ветер был противный: живая картина того, что произошло. Бог в самом деле послал Своих людей одних пересечь штормовое море мира, встречаясь с преградами, против которых трудно бороться. Между тем Иисус молится один на горе. Он отослал иудеев, которые окружали Его во время Его нахождения внизу. Уход учеников, кроме внешнего образа, также показывает нам иудейский остаток, Петр же, выйдя из лодки, символически выходит из положения этого остатка. Он являет ту веру, которая жертвует земными благами и выходит из лодки встретить Иисуса, который открыл Себя, и идет по морю, смелый поступок, который основан только на словах Иисуса: "Иди". Заметьте здесь, что это хождение не имеет другого основания, кроме как самого Иисуса. Нет поддержки и возможности для хождения, если Христос потерян из виду. Все зависит от Него. Известно то, что представляет собой лодка, но ничто, кроме веры, смотрящей на Иисуса, не может сделать возможным хождение по воде. Человек просто тонет. Ничто не может поддержать, кроме веры, которая извлекает из Иисуса силу, что пребывает в Нем, и поэтому такая вера представляет Его силу. Очень сладостно подражать Ему; и один оказывается более близким к Нему и более похожим на Него. Это истинное положение Церкви в противоположность остатку в его обычном виде. Иисус идет по воде, как по твердой суше. Он, Кто сотворил все таким, как оно есть, мог изменять все по Своей воле. Он разрешает появление шторма для суда нашей веры. Он идет по штормовым волнам так же, как и по спокойному морю. Более того, шторм не имеет никакого значения. Тот, кто тонет в воде, тонет и в спокойном море, а тот, кто может идти по нему, может идти в шторм и штиль - то есть в зависимости от обстоятельств теряется вера и забывается Господь. Так как обстоятельства часто заставляют нас забывать его там, где вера должна помогать нам преодолевать трудности на нашем пути с верой в Того, Кто выше их всех. Тем не менее Благословен Бог! Тот, Который идет в Своей власти по воде, находится там, чтобы поддержать веру и нерешительные шаги бедных учеников; во всяком случае, эта вера так приблизила Петра к Христу, что Его протянутая рука смогла поддержать Его. Ошибка Петра была в том, что он посмотрел на волны, на шторм (который, в конце концов не имел отношения к нему) вместо того, чтобы смотреть на Иисуса, Который был неизменен и шел по тем самым волнам. Вера Петра должна была видеть это. Но все же его несчастный крик привел власть Иисуса в действие, а это должна была сделать его вера; и сейчас это произошло, к его стыду, вместо того, чтобы радоваться вере и идти, как Господь.
Иисус вошел в лодку, и ветер затих. То же случится, если Иисус вернется к остатку Своих людей в этом мире. Тогда Он будет прославлен как Сын Божий всеми, кто находится в лодке - остатком Израиля. В земле Геннисаретской Иисус снова являет власть, которая в будущем изгонит с земли все то зло, что принес сатана. Ибо когда Он вернется, мир узнает Его. Это прекрасная картина результата отвержения Христа, которую данное Евангелие уже представило нам и которая имеет место среди иудейского народа.

Матфей 15

Глава 15 являет человека и Бога, контраст между учением Христа и иудеев; и, таким образом, иудейская система отвержена Богом. Когда я говорю о системе, то говорю об их нравственном состоянии, явленном чрез лицемерие, которое стремится скрыть беззаконие, в то же время увеличивая его пред Богом, пред Которым они представляли себя. Они использовали Его имя, чтобы опуститься еще ниже, прикрываясь благочестием и законами естественного сознания. Таким образом, религиозная система становится великим инструментом власти врага, и особенно тогда, когда она по-прежнему носит имя, установленное Богом. Но затем суду подвергается человек, так как иудаизм - человек с Божиими законами и Божией культурой.
Суд, который Господь вершит над этой системой лицемерия, показывает, между тем, последующее отвержение Израиля, дает почву для наставления, которое идет намного дальше и которое ищет сердце человека и судит человека согласно тому, что исходит из него, доказывает, что сердце есть источник всех беззаконий; и таким образом, делает очевидным, что всякая истинная мораль имеет свою основу в осуждении и признании греха. Так как без этого сердце всегда неистинно и напрасно льстит себе. Так же Иисус смотрит в корень всего и уходит от особых временных отношений иудейского народа, чтобы прийти с истинной моралью, которая принадлежит всем векам. Ученики не соблюдали предание старцев; Сам Господь не придавал этому значения. Он пользуется случаем и возлагает обвинение на сознание обвинителей: суд, вызванный отвержением Сына Божиего, был совершен также на основе тех отношений, которые уже существовали между Богом и Израилем. Они сделали Божий Завет недействительным из-за своих преданий, и это наиболее важный момент, тот, от которого зависели все земные благословения для сынов Израилевых. Через их обряды Иисус показывает законченное лицемерие, эгоизм, алчность тех, кто претендует на то, чтобы вести людей, обучать их сердца морали и поклонению Иегове. Исаия уже произнес суд над ними.
Затем он показывает, что все дело в том, каков человек, что исходит из его сердца и из него самого, останавливается на печальных моментах, которые вытекают из этого растленного источника. И это явилось простой истиной по отношению к человеческому сердцу, каким его знал Бог, которое оскверняло благочестие людей мира, которое было непонятно даже для учеников. Ничего нет проще истины, когда она известна; нет ничего сложнее и непонятнее, чем суд, который совершается сердцем, незнающим истины, так как он судит по своим мыслям, но в них нет истины.
Словом, противопоставлен Израиль, особенно религиозный Израиль и истинная мораль: человек показан в его личной ответственности пред Богом.
Иисус ищет сердце, но, действуя по благодати, он поступает по сердцу Божиему и демонстрирует это в отношениях Бога с Израилем. Божественная личность, Бог, может поступать согласно завету, который Он дал, но не может быть прикован к нему. И неверие Его народа являет возможность для Его откровения, чтобы показать это. Обратите здесь внимание на роль традиционной религии в слепом осуждении, основанном на традиционной морали. Что является более простым и ясным, чем тот факт, что человека оскверняет исходящее из сердца и уст, а не то, что он ест? Но ученики, находясь под влиянием учения фарисеев и оставляя в стороне форму для внутренней чистоты, не могли понять этого.
Христос оставляет пределы Израиля и Свои споры с учеными мужами Иерусалима, чтобы побывать в местах, которые были более отдаленными от иудейских привилегий. Он удаляется в пределы Тирские и Сидонские, города, которые Он Сам приводил в пример, когда говорил о тех, кто стоял дальше всех от покаяния: смотрите главу 11, где Он ставит их наряду с Содомом и Гомморой, которые провинились даже в большей степени. Женщина также из этих стран. Она была из той же проклятой расы, согласно принципам, установленных Израилем. Она была хананеянка. Она пришла, чтобы просить помощи у Христа от имени своей дочери, которую мучил бес. Она просит Его оказать эту милость, обращаясь ко Христу по имени, которое связывало Его с иудеями, - "Сын Давидов". Это дает толчок к полному развитию отношений Господа и, в то же время, условий, при которых человек может уповать на получение Его благости и более того, это дает толчок к откровению Самого Бога. Как Сын Давидов, он не имеет дела с хананеями. Он не отвечает ей. Ученики хотят отвязаться от нее, исполнив ее просьбу, чтобы покончить с ее назойливостью. Господь отвечает, что Он послан к погибшим овцам дома Израилева. Это в самом деле было правдой, какими бы ни были Божии заветы, явленные по случаю Его отвержения (смотрите Исаии 49). Он был служителем по очищению для Божией истины, дабы исполнить Его обетование, изреченное отцам.
Женщина самым простым и понятным языком, самым естественным выражением своих чувств умоляет его явить вмешательство личности Того, на чью силу она уповала. Господь отвечает ей, что нехорошо взять хлеб у детей и бросить собакам. Мы видим здесь Его истинное положение по отношению к Израилю: обетования даны для детей Царствия. Сын Давидов был исполнителем этих обетований. Мог ли Он, являясь таковым, стереть отличие народа Божиего от других?
Но та вера, которая извлекает силу из необходимости и не ищет другого источника, кроме как в Самом Господе, принимает уничижение этого положения и считает, что быть с Ним - значит иметь хлеб для утоления голода тех, кто не имеет на это права. Она так настаивает потому, что есть необходимость, которую чувствуешь, и вера в силу Того, Кто пришел в благодати. Что сделал Господь Своим молчанием? Он привел бедную женщину к излиянию, к пониманию ее действительного места пред Богом, то есть, к истине о себе. Затем, было ли бы правдой сказать, что Бог менее добр, чем она верила в то, менее щедр в милости по отношению к нуждающимся, было упование и вера в эту милость? Это было отвержением характера и естества Божиего, выразителем которого Он является, отвержением истины и свидетельства на земле; это было бы отвержением его Самого и отвержением объекта его служения. Он не мог сказать, что у Бога нет и крохи для таких. Он отвечает с полнотой сердца: "О женщина! вера твоя велика. Да будет тебе, по желанию твоему". Бог выходит за узкие рамки Своего завета с Иудеями, чтобы действовать в Своей абсолютной благости, согласно Своему естеству. Он выходит, чтобы быть Богом в благости, а не просто Иеговой в Израиле.
Но эта благость проявляется по отношению к тому, кто понимал, что не имел права на это. Видимое молчание Господа привело ее к этому пониманию. Она получила все от благости, хотя была недостойна этого. Поэтому, и только поэтому каждая живая душа получает благословение. Дело не просто в чувстве нужды - женщина имела ее с самого начала, а в том, что привело ее. Недостаточно просто понимать, что Господь Иисус может помочь в нужде - женщина пришла с осознанием этого, мы должны пребывать с единственным источником благословения и должны чувствовать это, и, хотя мы находимся там, мы не имеем права воспользоваться этим. Это ужасное положение. Когда дело доходит до такого, то все есть благодать. Бог тогда может действовать по Своей благости, и Он отвечает каждому желанию, что может высказать сердце для достижения блаженства.
Таким образом, мы видим Христа, как служители очищения для истины Божией, дабы исполнить обетования, изреченные отцам, видим, что язычники также могли славить Бога за Его милость, как и написано. В то же время, эта последняя истина заставляет выявить настоящее положение человека, полную и совершенную Божию благодать; над этим Он работает, в то же время являясь преданным Своим обетованиям, а мудрость Божия представлена таким образом, что вызывает наш восторг.
Мы видим, насколько появление в этом месте рассказа о сирофиникиянке развивает и иллюстрирует эту часть нашего Евангелия. Начало главы показывает нравственное состояние иудеев, фальшивость фарисейской и священнической религиозности, показывает истинное состояние человека как такового, источником чего было его сердце; и затем показывает сердце Божие, явленное в Иисусе. Его Общение с этой женщиной изображает преданность, а дарование благословения в конечном счете проявляет полную Божию благодать в связи с показом осознанного истинного положения человека - благодать, поднимающуюся выше проклятия, которое лежит не объекте этой благодати, поднимающуюся над всем, чтобы сделаться путем присоединения нужды, которую представила вера.
Господь удаляется оттуда и идет в Галилею, где Он был вместе с презираемым иудейским остатком. Это был не Сион, не храм, не Иерусалим, а бедные стада, где люди ходили в великой тьме (Исаия 8, 9). Его любовь ведет туда к этому бедному остатку, и Он снова служит им. Он вновь являет свидетельство не только Своего благого милосердия, но и присутствия Того, Кто дал своему бедному народу хлеб. Тем не менее, Он поступает так, не прибегая к административной власти, которой Он мог наделить Своих учеников, а по Своему совершенству и желанию. Он делает это для остатка Своего народа. И поэтому они собирают семь полных корзин оставшихся кусков. Затем Он удаляется.
Мы видим вечную мораль и истину в духовном плане вместо лицемерия разных форм, использования человеком внешней религии и человеческого сердца - источника зла и ничего более, полностью раскрытое сердце Бога, которое стоит выше всех вероучений, дабы явить полную благодать во Христе. Таким образом, устроения оставлены в стороне, хотя и полностью обретены, а человек и Бог показаны вне всего, как совершающие это. Данная глава является примечательной в плане представления того, что есть вечность в истине, касающейся Бога, и каким Божие откровение показывает человека. И это, заметьте, служит основанием откровения о собрании в следующей главе, которое является устроением, но основанным на том, что есть Христос, Сын Бога живого. В главе 12 Христос был отвергнут, а Царствие Небесное представлено в главе 13. Здесь человек и то, что он сотворил с законом, остается в стороне, Бог же стоит в Своей благодати выше всех устроений. Затем показано собрание и Царствие во славе.

Матфей 16

Глава 16 идет дальше, чем откровение о простой благодати Бога. Иисус раскрывает то, что должно быть сформировано в советах этой благодати, в которой все принадлежит Богу, показывая отвержение гордецов среди Его народа, к которым Он питает отвращение так же, как и они к Нему (Зах. 11). Закрывая глаза (по своей извращенности) на удивительные и замечательные знамения Его силы, которыми Он постоянно одаривает бедных, ищущих Его, фарисеи и саддукеи - пораженные этими явлениями, но не верившие в сердце и рассудок - требуют знамения с небес. Он упрекает их за неверие, показывая им, что они знают о знамениях погоды, хотя знамения времени были более значимыми. Они были родом лукавым и прелюбодейным, и Он оставляет их: важное выражение, отражающее то, что сейчас происходит с Израилем.
Он предупреждает Своих забывчивых учеников об утонченных происках врагов истины и врагов Его, Кого послал Бог, чтобы явить эту истину. Израиль оставлен, как нация, в лице своих вождей. В то же время в терпеливой благодати Он разъясняет Своим ученикам то, о чем Он говорил им.
Затем Он спрашивает Своих учеников, за кого почитают его люди. Дело было во мнении, а не в вере, то есть неопределенности, которая присуща моральному безразличию, отсутствию сознательной нужды души, которая может обрести покой только в истине, в Спасителе, что мы и нашли. Затем Он спрашивает, что они думают о Нем. Петр, которому Отец соблаговолит открыть Его, являет свою веру, говоря: "Ты - Христос, Сын Бога Живого". Здесь нет неопределенности, какого-либо другого мнения, а есть всемогущий результат откровения, данного Самим Отцом о Личности Христа ученику, которого Он избрал для этой привилегии.
Очень замечательным образом здесь показывается положение людей, но не так, как в предыдущей главе, касающееся закона, а касающееся Христа, который был явлен им. Мы видим это, сопоставляя откровение Его славы и тех, кто следовал за Ним. Таким образом, мы имеем три класса: первый - надменные, неверующие фарисеи; затем - сознательные люди, признающие божественную силу и власть во Христе, которые безразличные к этому; и наконец, - люди Божиего откровения и божественно данной веры.
В 15-й главе благодать по отношению к тому, кто не имеет иного упования, кроме как на нее, противопоставляется непослушанию и лицемерному извращению закона, которым книжники и фарисеи пытались скрыть свое непослушание, притворяясь благочестивыми.
В 16-й главе осуждается неверие фарисеев, касающееся Личности Христа, и оставляются в стороне эти извращенные люди; мы узнаем об откровении о Его Личности как о Создателе собрания, которое займет место иудеев как свидетельство Богу на земле; глава также провозглашает заветы Божии, касающиеся его установления. Она к тому же показывает нам управление Царствием, установленным на земле.
Давайте рассмотрим вначале откровение о Его Личности. Петр признает Его Христом, исполнителем обетований, изреченных Богом, и пророчеств, которые предсказывали их исполнение. Он был Тем, Кто грядет как Мессия, Которого обещал Бог.
Более того, Он был Сыном Божиим. Второй Псалом поведал, что, несмотря на замыслы вождей народа, надменную злобу царей земли, Царь Божий будет помазан на горе Сион. Он был Сыном, рожденным от Бога. Цари и судьи земли {Изучение Псалтири объяснит нам, что это представляет связь с установлением иудейского остатка в благословении в последние дни} призваны подчиниться Ему, чтобы не быть наказанными жезлом Его силы, когда Он возьмет язычника в Свое наследие. Таким образом, истинно верующий ожидал Сына Божия, рожденного на этой земле. Петр признал Иисуса Сыном Божиим. Как и Нафанаил сказал: "Ты - Сын Божий. Ты - Царь Израилев". И позже то же сделала Марфа.
Петр, тем не менее, будучи наученным Отцом, добавляет к этому признанию простые слова, но полные силы: "Ты - Сын Бога Живого". Он является не только Тем, Кто исполняет обетования и отвечает пророчествам; Он есть Сын Бога Живого, в Ком жизнь и сила, дающая жизнь.
Он наследует у Бога эту силу жизни, которую ничто не может превзойти или уничтожить. Кто может победить его силу - Его, Сына - Который пришел от "Живого"? Сатана имеет власть смерти; это он удерживает человека в зависимости от ужасных последствий греха, и только праведный суд Бога побеждает его силу. Выражение "Врата ада", невидимого мира, относится к этому царствию сатаны. И на этой силе, которая оставит крепость диавола без сил, построено собрание. Жизнь Божия не будет уничтожена. Сын Бога Живого не будет побежден: посему то, что Бог находит на этой скале неизменной силы жизни в Своем Сыне, не будет побеждено царствием смерти. Если человек был побежден и пал под властью этого царствия, то Бог, живой Бог, не будет побежден им. И на этом Христос возводит Свое собрание. Работа Христа основана на Нем, как на Сыне Бога Живого, а не как на первом Адаме - Его работа исполнена согласно силе, которую являет эта истина. Личность Иисуса, Сына Бога Живого - сила. И воскресение подтвердило это. Здесь Он провозглашен Сыном Божиим во власти. Соответственно, не во время Своей жизни, а после воскресения из мертвых, Он начинает эту работу. Жизнь была в Нем Самом; но после того, как Отец уничтожил врата ада - более того, Он Сам в Своей божественной силе совершил это и был вознесен - Он начинает творить Духом Святым, как вознесенный на небеса, то, что сила смерти или тот, кто владел ей - уже поверженный - никогда не сможет уничтожить. Все основано на Его Личности, рассматриваемой здесь. Воскресение является доказательством, что Он - Сын Бога Живого, и врата ада бессильны против Него; их власть уничтожена. Отсюда, мы видим насколько собрание (хотя образовано на земле) есть нечто большее, чем устроение, но не царствие.
Была необходима работа креста, но вопрос здесь не в том, чего требовал благочестивый суд Божий, или в оправдании отдельных людей, а в том, что сводило на нет силу сатаны. Это Тот, Кого Петр вынужден признать, Кто жил согласно силе жизни Божией. Таково особое и прямое откровение Отца с небес. Без сомнения, Христос явил достаточно доказательств того, Кем был Он; но доказательства ничего не доказали человеческому сердцу. Откровение Отца о том, Кем был Он было дано путем познания, и это было выше ожидания Мессии.
Затем Отец прямо явил истину о Христе, откровение, которое шло дальше, чем все вопросы отношений с иудеями. На этой основе Христос построит Свое собрание. Петр, названный Господом, получает подтверждение этого имени. Отец открыл Симону, сыну Ионину, тайну Личности Иисуса; и, во-первых, Иисус также предвещает именем, которое Он дал {Отрывок из главы 16,18 следует читать как "И Я также говорю тебе"} ему, твердость, прочность, стойкость, несокрушимую силу рабов Своих, пользующихся Его милостью. Право даровать имя принадлежит высшему, кто может определить человеку, носящему его, его место и его имя, в семье или в какой-нибудь другой ситуации. Это право, являясь истинным, предполагает проницательность, осознание всего происходящего. Адам давал имена животным. Навуходоносор давал новые имена пленным иудеям; царь египетский - Елиакиму, которого он посадил на трон. Поэтому Иисус берет это на Себя, когда говорит, что Отец открыл это вам, и что Он также дает место и имя, связанные с этой благодатью. На том, что открыл Отец, Он собирается возвести Свою церковь {Очень важно здесь различать церковь, которую строит Христос, еще не законченную, но ту, которую строит Он Сам, и которая, как и все в мире, строится человеком со всей ответственностью. В Послании к Ефесянам 2,20.21 и 1-м Петра 2,4.6, мы видим как растет и строится это божественное здание. В обоих отрывках не упоминается о работе человека; это божественная работа. В 1-м Коринфянам 3 Павел выступает как мудрый зодчий; другие могут строить из дерева, сена и соломы. Смесь этого была основой католицизма и других отклонений в так называемой церкви. Его церковь, как она есть на самом деле, есть божественная работа, которую исполняет Христос и которая пребывает вовек}, которую (основанную на жизни от Бога) врата царствия смерти не одолеют, а Он, Кто воздвигает на этом неподвижном основании, дает место камню (Петра) в связи с этим живым храмом. Чрез Божий дар ты уже по природе принадлежишь к зданию - живой камень, который осознает истину, которая является основанием и делает каждый камень частью здания. Петр больше других являлся таковым чрез такое признание; он был таковым в планах Божиих. Это откровение было совершено Отцом во власти. Господь избирает его и к тому же назначает ему место, дает право управления и власти в Царствии, которое Он собирается установить. Таким образом, что касается собрания, о котором упоминается впервые, то иудеи были отвергнуты из-за неверия, а грешник ободрен.
Здесь представлена еще одна тема, касающаяся Церкви, которую собирается воздвигнуть Господь; а именно тема Царствия, которое должно было быть установлено. Оно должно иметь форму Царствия Небесного; так было сказано в Божиих заветах; но сейчас оно должно быть установлено особым способом, при этом Царь был отвержен на земле.
Но, хоть Он и отвержен, ключи все же в руках Господа; Его власть принадлежит Ему. Он дает Петру, который, когда Он уйдет, откроет двери сначала иудеям, а затем - язычникам. Он также будет наделен от Господа властью в этом Царствии и то, что он свяжет на земле во имя Христа (истинного Царя, несмотря на то, что Он вознесен на небо), будет связано на небе; и то, что он разрешит на земле, это будет одобрено на небе. Словом, он имел власть распоряжаться Царствием Божиим на земле, этим царствием, которое имеет сейчас образ Царствия Небесного, потому что Царь был на небе {Заметьте здесь, что я имел в виду следующее - нет ключей от церкви или от собрания. У Петра были ключи власти царствия. Но мысль о ключах в связи с церковью или власти ключей в церкви является чистой ошибкой. Таких ключей не существует вообще. Церковь строится, люди не строят, имея ключи, строит Христос (не Петр). Далее действия, таким образом одобренные, были действиями власти. Небеса дают им свое одобрение, но они имеют отношение не к небесам, а к земной власти царствия.
Далее нужно заметить, что то, о чем здесь идет речь, является индивидуальным. Это были имя и власть, дарованные Симону, сыну Ионину.
Дальнейшие примечания могут помочь нам в большей степени понять то, что несут в себе эти главы. В притче о сеятеле (гл. 13) Личность Господа не представлена, говорится лишь о севе, но не о жатве. В первом сравнении Царствия Он - Сын Человеческий, а поле - мир. Он стоит вне иудаизма: в главе 14 мы наблюдаем за событиями, происходящими от отвержения Иоанна до возвращения Господа туда, где Он был отвержен. В главе 15 мы находим нравственные спор и Бога в благодати, стоящего над злом. На этом я больше не буду останавливаться. Но в главе 16 говорится о Личности Сына Божия, Бога Живого, и далее - о собрании, Христе-зодчем; в главе 17 - о царствии с Сыном Человеческим, грядущем во славе. Ключи, хотя небеса одобрили использование их Симоном, были, как мы видели, ключами от Царствия Небесного (не от собрания); которое, как показывает притча о плевелах, будет искажено и испорчено, и это непоправимо. Христос строит церковь, но не Петр. Сравните 1-е Петра 2,4.5}. Небо отметит это своей властью. Небо одобряет его земные деяния, а не то, что связано или разрешено для небес. Собрание связано с сыном Бога Живого и строится Христом и, хотя оно строится на земле, но все же принадлежит небу; Царствие, хотя управляется с небес, принадлежит земле - оно имеет здесь свое место и служение.
Господом даны в данном отрывке следующие четыре момента: во-первых, откровение, данное Симону Отцом; во-вторых, имя, данное Симону Иисусом, Который собирался строить Свое собрание на основе того, что открыл Симону Отец; в-третьих, церковь возвращается Самим Христом, что еще не закончено, на основе Личности Иисуса, признанного Сыном Бога Живого; в-четвертых, ключи Царствия Небесного, которые должны быть даны Петру, то есть власть в царствии как управление им от имени Христа, верховенство в нем Его воли, которое должно быть одобрено на небе. Все это связано лично с Симоном, согласно добродетели выбора Отца, Который по мудрости Своей избрал его для этого откровения, и власти Христа, Который даровал ему имя, отличавшее его, как человека лично радующегося этой привилегии.
Господь, таким образом, явил намерения Божии, касавшиеся будущего - намерения, которые должны были исполниться в собрании и в Царствии, и не было больше места для Его явления иудеям как Мессии, не потому, что Он прекратил свидетельство, полное благодати и терпения к людям, которых он сотворил чрез это служение. Нет, это продолжается, но его ученики должны были понять, что являть Его людям как Христа больше не было их делом. И с этого времени Он начинает учить Своих учеников, что Ему надлежит страдать, быть убитому и воскреснуть снова.
Но Петр, благословленный и почитаемый чрез откровение, которое дал ему Отец, по-прежнему по-плотски держится своим сердцем за человеческую славу своего Учителя (на самом деле, за свою) и по-прежнему далек от того, чтобы подняться на высоту Божиих мыслей. Увы! Он не единственен в этом. Быть уверенным в самой превознесенной истине и даже радоваться ей искренне, как истине, есть нечто другое, чем иметь сердце, рожденное для чувств, которые соответствуют этой истине. Истине недостает не искренности в радости. Недостает подавления плотского и себя - чтобы быть мертвым для мира. Мы можем искренне радоваться истине по учению Божиему, но не подавлять плоть или сердце, которое находится в том состоянии, о коем здесь говорится. Петр (недавно прославленный откровением о славе Иисуса и особым образом соделанный сокровищницей служения в царствии, данном Сыну - занимал выдающееся место в том, что должно последовать за отвержением Господа иудеями) сейчас делал работу врага в отношении совершенного смирения Христа перед страданиями, которые должны представить эту славу и характеризовать Царствие. Увы! Все было просто, он заботился о том, что было человеческое, а не Божие. Но Господь, в Своей праведности, отвергает Петра в этом и учит Своих учеников, что единственный путь, назначенный и необходимый, - это крест; если кто-нибудь последует за Ним, то это будет путь, который выбрал Он. Более того, что выгоднее человеку: спасти свою жизнь и потерять все - обрести мир и потерять свою душу? В этом заключен вопрос {В Послании Петра мы постоянно находим эти же мысли - слова "упование живое", "живой камень" - относятся ко Христу и впоследствии к христианам. И, согласно нашей теме, спасение через жизнь во Христе, Сына Бога Живого; мы находим, "достигая, наконец, верою вашего спасения душ". Мы можем прочитать все стихи, которыми апостол являет свои наставления}, а не во внешней славе Царствия.
Изучив эту главу, как выражение перехода от мессианской системы к установлению собрания, основанного на откровении о Личности Христа, я хочу также обратить внимание на характеры неверующих, которые рассмотрены здесь, как среди иудеев, так и в сердцах учеников. Будет полезным рассмотреть формы этого неверия.
Во-первых, широкую форму принимает прошение знамения с неба. Фарисеи и саддукеи объединяются, дабы показать свое неблагоразумие по отношению ко всему, что сделал Господь. Они требуют подтверждения их плотских чувств, то есть своего неверия. Они не будут верить Богу, не будут слушать Его слов и замечать Его дела. Бог должен удовлетворить их своеволие, которое не является ни верой, ни Божией работой. Они понимают человеческое, которое явлено менее ясно, но не понимают Божиего. Спаситель потерян для них, а иудеи на земле будут единственным знамением, дарованным им. Они должны были смириться, желали они этого или нет, с осуждением неверия, которое они проявили. Царствие должно быть отнято у них; Господь оставляет их. Знамение Ионы связано с темой всей главы.
Затем мы видим то же невнимание к власти, проявленной в деяниях Иисуса; но это больше не являет противопоставление неверующего желания; занятие сердца настоящим днем уводит такое сердце из-под влияния знамений, уже явленных: это - слабость, но не враждебность; тем не менее, они виновны; Иисус называет их "маловерными" не "лицемерами", а "родом лукавым" и прелюбодейным".
Затем мы видим, как проявляется неверие в форме праздного мнения, которое доказывает, что сердце и сознание не интересуются предметом, который должен управлять ими - таким предметом, если сердце в самом деле осознает его истинную важность, то оно не будет иметь мира, пока не обретет определенность. Душа здесь не нуждается в чувстве необходимости; следовательно, нет различия. Когда душа чувствует эту необходимость, то есть средство, чтобы удовлетворить ее; и нет покоя, пока оно не найдено. Божие откровение, которое создало эту необходимость, не оставляет душу в мире, пока она не убедится, что обладает тем, что разбудило ее. Те же, кто не прочувствовал эту нужду, могут остаться в разных положениях, каждое из которых соответствует плотскому характеру, образованности, обстоятельствам. Чтобы пробудить интерес, достаточно того, что есть: разум поглощен этим и судит. У веры есть нужда и, в принципе, понятие о том, что касается предмета, отвечающего этой нужде; душа ищет и пока не находит то, в чем она нуждается. Дело в том, что здесь явлен Бог.
Что касается Петра, то Отец открывает ему Своего Сына. Хотя в нем присутствует слабая живая вера, мы зрим состояние его души, когда он говорит: "Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глагол вечной жизни. И мы уверовали и познали, что Ты - Христос, Сын Бога живого", Блажен человек, которому Бог открывает истины, подобные этим, и в котором Он пробуждает такую нужду! Может существовать и противоречие, дающее возможность многое познать, многое подавить; но здесь явлен Божий совет, равно как и жизнь, связанная с Ним. Его результаты мы обнаружим в случае с Петром. У всякого христианина имеется свое собственное место в храме, где Симон являлся таким замечательным камнем. Следует ли из этого, что сердце практически достигло вершины откровения, данного ему? Нет, может, в конце концов, быть еще не подавленная плоть там, где откровение касается нашего земного положения.
Действительно, откровение Петра подразумевало отвержение Христа на земле - что обязательно вело к Его унижению и смерти. В этом и заключается вся суть. Что могла означать замена откровения Сына Божиего о собрании и Царствии Небесном на явление Мессии на землю, если не считать, что Иисусу надлежало быть преданным язычникам, чтобы быть распятым, после чего воскреснуть? Однако мысленно Петр не постиг этого. Наоборот, его плотское сердце воспользовалось данным ему откровением, сказанным ему Иисусом, для своего возвеличивания. Посему Он видел личную славу, не оценив ее моральных последствий. Он начал прекословить Самому Господу и искать, как свернуть с Его пути послушания и подчинения. Господь, всегда верный, обращается к нему, как к неприятелю. Увы! Как часто мы искренне постигаем определенную истину, однако в практических последствиях, к которым она приводит на земле, мы не преуспеваем! Божественно прославленный Спаситель, Который создает собрание, подразумевает крест на земле. Однако плоть не понимает этого. Она вознесет своего Мессию на небеса, если хотите; но чтобы разделить обязательно имеющееся в таком случае унижение - такое не присутствует в мыслях о прославленном Мессии. Плоть должна быть подавлена, дабы занять это место. У нас должна быть твердость Христа чрез Святого Духа. Христианин, который не умер для мира, является ничем иным, как камнем преткновения всякому, кто хочет идти за Христом.
Таковы формы неверия, которые предшествуют истинному признанию Христа и присутствуют (к сожалению!) в тех, кто искренне признал и познал Его (когда плоть не подавлена таким образом, что душа может ходить согласно тому, что она познала о Боге, а духовное понимание не проявлено при размышлении над обстоятельствами, которые плоть отвергает).
Но если бы крест стал пропуском в Царствие, то откровение о славе задержалось бы. Мессия, будучи отвергнутым иудеями, являет собой имя более славное и намного более глубокое по значимости: Сын Человеческий придет во славе Отца (ибо Он есть Сын Божий) и воздаст каждому по делам его. Есть некоторые из стоящих, которые не вкусят смерти (ибо об этом они говорили), так как уже увидят явление славы Царствия, принадлежащей Сыну Человеческому.
Здесь можно отметить, что имя "Сын Божий" представлено как основание; а "Мессия" удалено, когда говорится об откровении, данном в тот день, и заменено на имя "Сын Человеческий", которое Он принимает в то же время, что и имя Сына Божия, и которое обладает славой, принадлежащей Ему в Его собственном праве. Ему надлежит прийти во славе Своего Отца, как Сыну Божию, и в Своем собственном Царствии, как Сыну Человеческому.
Нам будет интересно вспомнить здесь наставление, представленное в начале Псалтири. В первом Псалме мы читаем о праведных, отличающихся от нечестивых. Затем, во втором, мы узнаем о восстании царей земли и князей против Господа и Его помазанника (то бишь Его Христа). И возвещается приговор Иеговы. Господь, Адонай, посмеется над ними с неба, а Царь Иеговы будет помазан над горою Сион. Вот само определение: "Господь сказал Мне: Ты Сын Мой; Я ныне {Мы отметим, что Петр пошел дальше этого. Здесь Христос явлен как Сын, рожденный на земле в свое время, а не как Сын вечности в недре Отчем. Петр, даже без полного откровения об этой последней истине, видит его как Сына благодаря силе божественной жизни в Его Личности, на Коей, следовательно, могло быть создано собрание. Однако здесь нам необходимо рассмотреть то, что принадлежит Царствию} родил Тебя". Царям земли и судьям повелевается почитать Сына.
В следующем псалме вся эта слава омрачена. Сообщается о горе остатка, в котором Христос имел часть. Затем, в Псалме 8, к Нему взывают как к Сыну Человеческому, Наследнику всех прав, дарованных человеку по высшей воле чрез Божии советы. Имя Иеговы становится величественным по всей земле. Данные псалмы не идут далее земной части этих истин, за исключением того, где говорится: "Живущий на небесах посмеется"; тогда как в Матфея 16 нам представлена связь Сына Божия с этим, Его пришествие со своими Ангелами (не считая собрания). Иными словами, мы видим, что Сын Человеческий придет во славе небесной. Явной истиной является не Его пребывание там, а то, что Он облечен наивысшей славой небес, когда грядет установить на земле Свое Царствие. Он грядет в Своем Царствии. Царствие установлено на земле; но Он грядет, дабы взять его со славой небесной. Это, согласно обетованию стиха 28, представлено в следующей главе.
В каждом Евангелии, повествующем об этом, преображение сразу же следует за обетованием о невозможности смерти до узрения Царствия Сына Человеческого. Но сказано не только это, Петр же (в своем Втором Послании, 1,16), говоря об этом, возвещает, что было явлением силы и пришествием Господа нашего Иисуса Христа. Он говорит, что пророческое слово произнесено им благодаря Его величию; дабы они знали, о чем говорят, сделав известной для них силу и пришествие Христа, созерцая Его величие. Действительно, как мы уже отметили, Господь говорит об этом именно сейчас. То был пример славы, в коей Он придет, данный для укрепления веры его учеников в связи с его смертью, которую Он предсказал им.