Ев. Иоанна
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:
Квартиры в ЖК по адресу дом на трубецкой 10 официальный сайт. Полное сопровождение.

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Иоанн

Оглавление: гл. 12; гл. 13; гл. 14; гл. 15; гл. 16; гл. 17; гл. 18; гл. 19; гл. 20; гл. 21.

Иоанн 12

Сейчас Его место (гл. 12) с остатком, где Его сердце нашло покой - в доме в Вифании. Мы имеем, в этом роду, примере истинного остатка Израиля, три разных случая в отношении их положения пред Богом. У Марфы была вера, которая, вне сомнений, прилепила ее ко Христу, но которая не пошла далее того, что необходимо для Царствия. Убереженные на земле в последствии дни будут иметь то же самое. И вера признает в конце Христа Сыном Божиим. Лазарь был там, живя той силой, которая могла воскресить и всех мертвых святых таким же образом {Я говорю лишь о силе, необходимой для получения этого влияния; ибо воистину греховное положение человека, будь то Иудей или язычник, требует искупления; и не будет святых, чтобы призвать из мертвых, если благодать Божия не будет действовать посредством, и с точки зрения, искупления. Я говорю просто о силе, что пребывает в Личности Христа, что преодолела всю силу смерти, которая не могла ничего сделать против Сына Божия. Но положение человека, которое привело к необходимости смерти Христа, явлено лишь через Его отвержение, что подтвердило неспособность всего привести человека, каким он был, обратно к Богу}, которая, через благодать, в последний день призовет Израиль, морально, из состояния смерти. Словом, мы находим остаток, который не умрет, сбереженный через истинную веру (но веру в живого Спасителя, который избавит Израиль), и воскрешенных из мертвых, дабы пребывать в Царствии. Марфа служила; Иисус пребывает в окружении их; Лазарь возлежал с Ним.
Но был также и представитель другого класса. Мария, которая испила у колодезя истины и получила эту живую воду в своем сердце, поняла, что было еще что-то, большее, нежели упование и благословение Израиля - а именно, Сам Иисус. Она делала то, что угодно было Иисусу при отвержении Его -Ему, Который есть воскресение до того, как Он станет нашей жизнью. Ее сердце отождествляет ее с тем Его деянием, и она помазала Его на день Его погребения. Для нее именно Сам Иисус пребывает в центре внимания - и Иисус отвергнутый; а вера занимает свое место в том, что являлось семенем собрания, все еще скрытого в земле Израильской и этого мира, но что, в воскресении, произойдет во всей красе жизни Божией - жизни вечной.
Именно вера тратит себя на Него, на Его тело, в коем Ему пришлось понести наказание за грех ради нашего спасения. Эгоистичность неверия, предание своего греха в его презрении Христа и ее безразличие дают повод Господу добавить ее истинное значение этому действию Его возлюбленного ученика. То, что она помазала Ему ноги, выделено здесь как являющем, что все, что было от Христа, что было Христом, имело для нее ценность, которая не давала ей уважать что-либо другое. Такова истинная оценка Христа. Вера, которая знает Его любовь, что дает знание - такая вера является принятым благоуханием во всем доме. И Бог вспоминает это по благодати Своей. Иисус понял ее: вот все, что она хотела. Он оправдывает ее; кто воскресит ее? Эта сцена завершена, а ход событий продолжается.
Враждебность Иудеев (увы! враждебность человеческого сердца, предавлясь себе и, следовательно, врагу, который является по природе своей человекоубийцей и Бога - врагу, что ничего только человеческое может подчинить) искала также убить и Лазаря. Человек действительно способен на это: но способен на что? Все подчиняется ненависти - этому виду ненависти Бога, Который явил Себя. Но посему это, действительно, будет непостижимо. Сейчас им следовало или же уверовать в Иисуса, или же отвергнуть Его: ибо Его власть была настолько очевидной, что им надлежало сделать или то или другое - человек принародно воскрес из мертвых спустя четыре дня, а живые среди людей более не владели каким-либо поводом для неопределенности. Иисус божественно знал это. Он являет Себя как Царь Израилев, дабы подтвердить Свои права и дать спасение и обетованную славу народу и Иерусалиму {В этом Евангелии причиной сбора народа для встречи и сопровождения Иисуса явилось воскрешение Лазаря - свидетельство тому, что Он есть Сын Божий}. Люди понимали это. Должно быть, то было обдуманное отвержение, как хорошо это знали фарисеи. Но час настал: и хотя они не могли ничего сделать, ибо мир искал Его, Иисус предан смерти, ибо "отдал Себя Самого".
И сейчас было рождено второе свидетельство Бога Христу как истинному Сыну Божиему. Он свидетельствовал как о Сыне Божием при воскресении Лазаря (гл. 11:4) и Сыне Давидовом при въезде в Иерусалим на молодом осле. Следует признать и еще одно имя Сын Человеческий, Ему надлежит владеть всеми царствами на земле. Греки {Собственно говоря греки: не Эллины, то есть Иудеи, которые говорили на греческом языке и пребывали в чужеземных странах, будучи рассеянными} приходят (ибо слава Его разлетелась далеко) и хотят увидеть Его. Иисус говорит: "Пришел час прославить Сыну Человеческому". Но Он возвращается к мыслям о том, выражением чего было помазание Марии для Его сердца. Его примут как Сына Давидова; но, занимая Свое место как Сына Человеческого, пред Ним обязательно открывается нечто другое. Как можно узреть Его как Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных, дабы овладеть всем по советам Божиим не умерев? Если бы Его человеческое служение на земле завершилось, и Он освободился, взывая, если нужно, о двенадцати легионах Ангелов, то никто не смог бы иметь и доли с Ним: Он остался бы один "Если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода". Если Христос принимает Свою небесную славу и не пребывает в ней один, то Он умирает, дабы достичь ее и привести с Собой души, которым Бог дал Ему. Воистину час пришел: нельзя больше медлить. Все теперь было готово для конца испытания этого мира, человека, Израиля; и, кроме всего, исполнялись советы Божии.
Внешне все было свидетельством Его славы Он въезжает в Иерусалим с триумфом - народ провозглашает Его Царем. Каковы же были Римляне? Они безмолвствовали пред Богом. Греки пришли искать Его. Все приготовлено для славы Сына Человеческого. Но сердце Иисуса хорошо знало, что ради этой славы - ради исполнения дела Божия, ради того, чтобы Ему иметь человеческое существо с Собой во славе, ради того, чтобы житница Бога была наполнена по советам благодати - Он должен умереть. Нет иного пути для грешных душ, дабы прийти к Богу. То, что предвосхитило чувство Марии, Иисус знает по истине; Он чувствует это по мыслям Бога и подчиняется этому. А Отец отвечает в этот торжественный миг неся свидетельство славного результата того, что необходимо было для Его высшей величественности в тот час - величественности, которую Иисус всецело прославил Своим послушанием: и кто мог сделать такое, не считая Его, Кто, чрез то послушание, привнес любовь и власть Бога, что исполнило это?
В том, что следует, Господь вводит великий принцип, связанный с истиной, содержащейся в Его жертве. Не было связи между плотской жизнью человека и Богом. Если в человеке Иисуса Христе жизнь и была в полной гармонии с Богом, то Он должен положить ее из-за этого состояния человека. Будучи от Бога, Он не мог остаться в связи с человеком. У человека не будет этого. Иисус скорее умрет, нежели не исполнит Свое служение через прославление Бога - нежели не будет послушным до конца. Но если кто-либо полюбил свою жизнь в этом мире, то он потерял ее; ибо она не связана с Богом. Если кто-либо чрез благодать возненавидел ее - отделил себя в сердце от этого принципа вражды Богу и посвятил свою жизнь Ему, то он будет иметь ее в новом и вечном состоянии.
Служить Иисусу. следовательно, означает идти за Ним; и куда Он идет, туда и Его раб. Результат отождествления сердца с Иисусом, явленный в следовании за Ним, переходит из этого мира, как воистину Он делал, и благословенный Мессии в небесную и вечную славу Христа. Если кто-либо служит Ему, то Отец вспомнит это и будет почитать его. Все это сказано в свете Его ум; а Его душа взволнована. И в справедливом страхе об этом часе, который, сам по себе, является судом Божиим и концом человека как создал его Бог здесь на земле, Он просит Бога избавить Его от этого часа. И, воистину, Он пришел - не чтобы быть (хотя Он и был) Мессией, не чтобы (хотя это было Его право) принять царство; но Он пришел именно для этого часа - чтобы через смерть прославлять Отца Своего. Этого Его желание включает, что может. "Отче! прославь имя Твое", - вот Его единственная молитва. Это совершенство - Он чувствует, что есть смерть: не было бы жертвы, если бы Он не чувствовал этого. Но чувствуя это, Его единственным желанием остается прославление Своего Отца. Если это означает для Него все, то работа совершена соответственно.
Отец не мог не ответить Ему, совершенному в таком желании, в желании до самой смерти. В Своем ответе, как это представляется мне, Отец объявляет о воскресении. Но какая благодать, какое чудо допущено в это сообщение! Сердце изумлено, преисполненное поклонением и благодатью, созерцанием совершенства Иисуса, Сына Божия, до смерти; скажем так, абсолютно; и видя Его с полным осознанием того, что есть смерть, ища единственную славу Отца; ответа Отца - ответа, морально необходимого для этой жертвы Сына и для Его собственной славы. Так, Он сказал: "И прославил и еще прославлю". Я полагаю, что Он прославил в воскресении Лазаря {Вознесение следует за положением Христа. Лазарь был воздвигнут, когда Христос жил здесь во плоти, и Лазарь воскрешен к жизни во плоти. Когда Христос во славе воскресит нас, то Он воскресит нас во славе. И даже сейчас, когда Христос с сокрыт в Боге, наша жизнь сокрыта с Ним Там}, Он сделает так опять в воскресении Христа - славном воскресении, которое, само по себе, подразумевает и наше; даже если Господь сказал не называя Свое собственное.
Давайте сейчас рассмотрим связь между истинами, о которых сообщается в этом замечательном отрывке. Час настал для славы Сына Человеческого. Но, в порядке этого, необходимо, чтобы драгоценное пшеничное зерно пало в землю и умерло; иначе оно останется одно. Это всеобщий принцип. Плотская жизнь этого мира в нас не имела части с Богом. Надо идти за Иисусом. Тогда мы будем с Ним: это служит Ему. Мы будем также почитаемы Отцом. Христос, для Себя, смотрит смерти в лицо и ощущает всю ее значимость. И все же Он предается единственному - прославлению Своего Отца. И Отец отвечает Ему в этом. Его желании будет исполнено. Он не останется без ответа на Свое совершенство. Люди слышат это как глас Господа Бога, как описано в Псалтыри. Христос (Кто во всем этом всецело поместил Себя в стороне, говорил лишь о славе идущих за Ним и Своего Отца) объявляет, что глас этот пришел ради людей, чтобы они могли осознать, чем Он был для их спасения. Затем Ему, Кто поместил Себя в стороне и подчинился всему ради Отца Своего, открывается не будущая слава, но ценность, значимость, слава дела, которое Ему исполнять. Принципы, о которых мы говорили, составляют здесь центральное место для своего развития. В Его смерти мир осужден: сатана был его князем, и он отринут: как явлено, именно Христос был таковым. Смертью Он морально и законно уничтожил того, кто имел силу смерти. Это было всеобщее и полное уничтожение всех прав врага, над кем - и чем-либо, когда Сын Божий и Сын Человеческий выносил осуждение Бога как человек в послушании к смерти. Все права, которым владел сатана через непослушание человека и суд Божий этому, были лишь правами благодаря призывам Бога к человеку и возвращению ка Христу одному. Будучи поднятым между Богом и миром, в послушании, на кресте, выносил все, что шло от греха, Христос стал точкой притяжения для всех живущих людей, ибо через Него они могут приближаться к Богу. Живущего, Иисуса надлежало признать как Мессию обетованного; поднятый от земли как жертва пред Богом, не будучи более от земле как живущий на ней, Он явился точкой притяжения к Богу дал всех тех, кто, живя на земле, были отчуждены от Бога, как мы видели, кто мог прийти к Нему туда (через благодать) и иметь жизнь через смерть Спасителя. Иисус предупреждает людей, что лишь немного Он, свет миру, останется с ними. Им следует уверовать, пока есть еще время. Скоро придет тьма, и они не будут знать, куда идти. Мы видим, что, какими бы ни были мысли, которые занимают Его сердце, любовь Иисуса никогда не охладевает. Он помышляет об окружающих Его - о человеках по их нужде.
Тем не менее, они не верили свидетельству пророка, сказавшему о Его смиренности к смерти, давшему видение Его божественно славы, которая не могла не навести суд на роптавших людей (Исаия 53 и 6).
Такова, однако, благодать, что Его смирение будет их спасением; и, во славе, что судила их, Бог вспомнит советы Его благодати, как несомненный плод той славы, что был суд, который Святой, Святой, Святой Иегова Саваоф изречет - таки против зла - суд, откладываемый Его долготерпением в течение столетий, но исполненный теперь, когда эти последние усилия Его милости презрены и отвергнуты. Они предпочли славу человеческую.
Наконец Иисус возвещает то, чем воистину является Его приход - что, действительно, верующие в Него, в Иисуса, Которого они видели на земле, веруют в его Отца и видят Его Отца. Он пришел как свет, и они, верующие, не будут ходить во тьме. Он не судил; Он пришел спасти; но слово, которое Он говорил, будет судить слышавших его, ибо оно было словом Отца и было жизнью вечной.

Иоанн 13

Сейчас Господь занял Свое место как отходящего к отцу. Для сего пришло уже время. Он занимает Свое место свыше, по советам Бога, и не пребывает более в связи с миром, который отверг Его; но Он возлюбил Своих до конца, Две вещи явлены Ему: с одной стороны, грех принимает наиболее печальную для Его сердца форму; с другой, суть всей славы дана Ему как человеку, из чего Он исшел и куда Он отходит: то есть Его личный и божественный образ в отношениях с Богом и слава, данная Ему. Он исшел от Бога и отходит к Богу: а Отец все отдал в руки Его.
Но ни Его разделение славы, ни бессердечность греха человека не отвращает Его сердца от учеников Его или даже от их желаний. Он лишь являет Свою любовь, дабы поместить их в отношения с Самим Собой в новом положении, которое Он создал для них разделяя его. Он не может больше оставаться с ними на земле; и если Он покинет их, а Он должен покинуть, то не бросит их, но приготовит их для пребывания там, где Он. Он возлюбил их такой любовью, которую ничто не могло остановить. Это дало совершенные результаты; и Он должен подготовить их для пребывания с Ним. Благословенное изменение, которое совершила любовь даже при Его пребывании с ними здесь внизу! Им надлежало иметь часть с Ним, Который исшел от Бога и отходил к Богу, и в Чьи руки Отец отдал все; но тогда они должны быть готовы пребывать с Ним там. Посему Он все еще остается их слугой в любви и даже более чем когда-либо. Несомненно, Он был таковым в Своей совершенной благодати, но пребывал среди них. Они, таким образом, были в определенном смысле сотоварищами. Они все вместе вечеряли за одним столом. Но Он оставляет это положение, как Он имел Свое личное соучастие со Своими учениками вознесясь на небесах, идя к Богу. Но пребывая здесь, Он препоясывается для служения им и наливает воды {Это не кровь. Она, разумеется, должна быть. Он пришел не только водою, но водою и кровью; но умывание осуществлено здесь, в любом случае, водою. Умывание от грехов Его собственной кровью вообще никак никогда не повторяется. Должно быть, Христос часто страдал в таком случае. Смотрите к Евреям 9 и 10. Нет более понятия о грехах, что касается вменения в вину}, дабы умыть их ночи. Он служит и нам, хоть и пребывает на небесах. Результат этого служения заключается в том, что Святой дух убирает практически словом все осквернение, которое мы получаем при хождении в этом мире греха. На своем пути мы сталкиваемся с миром, который отверг Христа.
Наш Ходатай на небе (сравните 1 Иоанна 2), Он очищает нас от осквернения чрез Духа Святого и слово; Он очищает нас взирая на взаимоотношения с Богом, Отцом Его, к Которому Он привел нас входя в них Сам как человек на небе.
Необходима чистота, приличествующая для Лица Бога, ибо Он отходил туда. Однако рассмотрим вопрос умывания ног. Священники, что служили Богу в скинии, были омыты при своем посвящении. Такое омывание не повторялось. Возрождение однажды словом не повторяется для нас. Слово "омытый" отличается от слов "только ноги умыть". Первое означает умывание всего тела; последнее - умывание рук или ног. Последнее необходимо нам постоянно, но мы, рожденные однажды от воды чрез слово, не омываемся снова, как в случае с повторением первого освящения священников. Священники омывали свои руки и ноги всякий раз, когда приступали к служению - дабы быть ближе к богу. Наш Иисус восстанавливает общение и силу для служения Богу, когда мы теряем это. Он делает это в том, что касается общения и служения; ибо пред Богом мы лично полностью чисты. Служение означало служение Христа - Его любви. Он отер их ноги полотенцем, которым Он был препоясан (выразительное для служения обстоятельство). средством очищения стала вода - слово, данное чрез Святого духа. Петр избегает мысли, что Христос смиряет Себя таким образом: но мы должны подчиниться мысли, что наш грех такой, что ничего, кроме унижения Христа, не может в любом смысле очистить нас от него. Ничего более не вынудит нас действительно уразуметь совершенную и поразительную чистоту Бога, или любовь и преданность Иисуса: и в осознание этого входит то, чтобы обладать сердцем, посвященным Богу. Затем Петр хотел бы, чтобы Господь умыл также его руки и голову. Но это уже соделано. Если мы Его, то мы рождены заново и очищены словом, с которым Он уже обратился к нашим душам; мы лишь загрязняем свои ноги при хождении. И именно согласно образцу этого служения Христа в благодати мы должны относится к своим братьям.
Иуда не был чистым; он не родился заново. не был очищен словом, изреченным Иисусом. Однако, принявшие посланного Господом принимают Христа. Это истинно также и для посланных Им чрез Его духа. Такая мысль представляет предательство Иуды Господу; Он возмущен духом при этом, и Он изливает Свою душу говоря об этом Своим ученикам. То, чем занята Его душа, представляется не Его знанием отдельного человека, но факта, что один из них поступит так, один из тех, кто были Его сотоварищами.
Посему, так как Он сказал это, ученики переглянулись. Возле Него же находился один из учеников, кого любил Иисус; а нам представлено, во всей этой части Евангелия от Иоанна, свидетельство благодати, что отвечает на различные формы злобы и нечестивости в человеке. Эта любовь Иисуса сотворила душу Иоанна - придала ему доверительность и постоянство чувства; и без, следовательно, какого-либо иного, чем это, побуждения, а он был достаточно рядом с Иисусом, чтобы услышать Его. И он возлежал рядом с Иисусом не для того, чтобы услышать: а потому, что любил Господа. Чья собственная любовь так приблизила его к Себе; но, находясь рядом, он мог услышать. Именно так мы все еще можем познавать Его.
Петр любил Его: но для Петра это было слишком сильно, не для служения, если бы Бог призвал его для этого - и Он соделал в благодати, когда всецело обмолвился о нем и открыл его самому себе - но для близости. Кто, среди двенадцати, свидетельствовал подробно Петру, в ком Бог был могучим по отношению к обрезанию? Но в его посланиях мы не находим то, что находим в посланиях Иоанна {Господь, становясь человеком, принял на себя обличие раба (Фил.2). Этого Он никогда не оставляет. Так можно думать, когда Он вошел во славу, но Он являет здесь, что это не так. Он сейчас, как в Исходе 21, говорит, что любит господина своего, жену свою и детей своих; что пойдет на волю; и становится рабом навсегда, даже если бы Он мог иметь двенадцать легионов Ангелов. Здесь Он представлен слугой, который умоет их ноги, оскверненные при хождении в этом мире. В евангелие от Луки 12 мы обнаруживает, что Он сохраняет место служения в славе. Какая сладкая мысль, что даже там Он дает наибольшее небесное благословение лоя нашего блаженства}. Более того, у каждого - свое место, данное по верховной власти Бога. Петр любил Христа; и мы видим, что, также и при связи с Иоанном через это обычное чувство, они постоянно вместе; а в конце этого Евангелия он желает узнать судьбу Иоанна {С другой стороны, Петр умер за Господа. Иоанн был оставлен, дабы забатиться о собрании: нет того, чтобы говорило, что он стал мученником}. Он воспользовался Иоанном, чтобы спросить у Господа, кто из них предаст Его, как об этом сказал Он. Давайте запомним, что находится возле Иисуса ради Его означает знать Его помыслы, когда возникают беспокойные мысли. Иисус указывает на Иуду с помощью куска хлеба, который бы остановил кого-либо другого, но для него явился лишь запечатлением его разрушения. И так действительно есть в определенной степени со всяким благоволением Бога, которое обрушивается на сердце, отвергающее его. После его куска сатана входит в Иуду. Уже нечестивый через алчность, подвергаемый обычно простым искушением; он, хотя и был с Иисусом, ожесточил свое сердце против результата той благодати, которая была у него перед глазами и рядом, которая, в некотором роде, осуществлялась по отношению к нему, он подвергся предложению врага и сделался инструментом первосвященников в предательстве Господа. Он знал, чего они хотели, и пошел и предложил себя. И тогда он, из-за своего длительного знания с благодати и присутствия Иисуса при склонности к греху, что благодать и мысль о Личности Христа полностью утратил свое влияние, был в том состоянии, когда ничего не чувствовал при предательстве Его. Знание, которое было у него, о силе Господа помогло ему отдаться злу и усилию искушения сатаны; ибо, очевидно, он убедился, что Иисус всегда сможет избавить Себя от своих врагов; и, рассматривая эту силу, Иуда был прав, думая, что Господь сумеет так сделать. Но что знал о помыслах Бога? С духовной точки зрения все было тьмой в его душе.
Теперь, после последнего свидетельства, которое было знамением благодати и засвидетельствованием истинного состояния его души, которая оставалась нечувствительной к ней (то, что выражено в Псалтыри, исполнено здесь), сатана входит в него, овладевает им, чтобы ожесточить его против всего, что могло бы побудить его прочувствовать, даже как человеку, ужасную природу того, что он делал, и расслабить его при совершении зла; чтобы ни его совесть, ни его сердце не заговорили при осуществлении этого. Ужасное положение! Сатана владеет им до тех пор, пока не вынужден будет оставить его для суда, от которого ему не скрыться и который будет именно для него в час, определенный Богом - суда, который явлен совести Иуды при свершении зла, когда слишком поздно (и суть которого показана через отчаяние, что его связь с сатаной привела лишь к суду), но который приводит к свидетельствованию Иисусу перед теми, кто имел выгоду от его греха и кто насмехался над его горем. Ибо отчаяние говорит об истине; завеса порвана; и нет больше самообмана; совесть открыта пред Богом, перед Его судом. Сатана не обманывает здесь; и известно совершенство, а не благодать Христа. Иуда засвидетельствовал безвинность Иисуса, как это сделал вор на кресте. И именно так смерть и разрушение познали славу Его мудрости: лишь Богу это известно (Иов 28:22,23).
Иисус знал его состояние. То было не что иное, как исполнение, которое Он собирался осуществить через того, для кого уже не было надежды. "Что делаешь,- сказал Иисус, - делай скорее". Какие слова, когда мы слышим их из уст Того, Кто был самой любовью! Однако, взор Иисуса не прикован на своей собственной смерти.
Он одинок. Никто, даже Его ученики, не имели части с Ним. Они не могли более идти за Ним, куда Он шел сейчас, нежели сами Иудеи. Торжественный, славный час! Человек. Он готов быть угодным Богу в том, что отделяло человека от Бога - в Его суде. И об этом, действительно, Он говорит, как только вышел Иуда. Дверь, которая затворяется Иудой, отделила Христа от этого мира.
"Ныне, - говорит Он, - прославился сын Человеческий". Он сказал это, когда пришли Еллины; но тогда это касалось грядущей славы - Его слава как главы человеков и, воистину, всего. Но этого не могло еще быть; и Он сказал: "Отче! прославь имя Твое". Иисус должен умереть. Это явилось бы тем, что прославило бы имя Бога в мире, где был грех. И слава Сына Человеческого исполнит это в нем, где явлены вся сила врага, воздействие греха и суд божий над грехом; где морально существует такой вопрос; где сатана (в своей власти над грешным человеком - человеком под грехом. с полным проявлением в открытой вражде против Бога) и Бог сталкиваются, не так, как в случае с Иовом как орудием в руке Божией для ученика, но для справедливости - что Бог был против греха, что, через пожертвование Христом Самого Себя, все Его определения проявятся и прославятся, чем действительно, через свершающееся, все совершенство Бога прославлено, явленное Иисусом или тем, что соделал и чем страдал Иисус.
Это совершенство прямо открыто в Нем, как только явлена благодать; но теперь есть возможность проявления всего этого, благо тому, что Он занимает место, которое подтверждает Им по определениям Бога, а их божественное совершенство может быть явлено через человека в Иисусе там, где Он выступает за человека; и (подъяв грех, благо Богу, за грешника) Бог прославился в Нем смотрите, что воистину явлено на кресте: полная власть сатаны над людьми, за исключением лишь Иисуса; человек в открытой явной вражде против Бога при отвержении Его Сына; явление Богом благодати: затем явление Христом, как человеком, совершенной любви к Святому Отцу и совершенного послушания вместо греха, то есть, принятия его (ибо совершенство любви к Своему Отцу и послушание были тогда, когда Он явился как грешный пред Богом на кресте); затем совершение величием Бога блага, что прославлено (к Евр. 2:10); Его совершенный, справедливый суд над грехом как Святого; Его совершенная любовь к грешникам, когда отдается Его Сын единородный. Ибо этим знанием мы любим. Давайте подытожим: на кресте мы находим человека в абсолютном зле - ненависть к тому, что есть благо; полную власть сатаны над миром - князя этого мира; Человека в совершенной благодати, послушании и любви к Отцу, чтобы это Ему не стоило; Бога в абсолютной. безграничной праведности против греха и безмерной божественной любви к Грешнику. Добро и зло были полностью установлены навсегда, творило спасение, заложено основание нового неба и новой земли. И мы можем сказать: "Ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нем". Полностью обеспеченный в первом, Он явно значительно прославлен во Втором и посему помещает человека (Христа) во славу, и немедленно, не дожидаясь Царствия. Для этого, однако, нужны менее абстрактные слова; ибо крест является центром вселенной, по Богу, основой нашего спасения и нашей славы и наиярчайшим явлением собственной славы Бога, центром истории вечности.
Господь сказал, когда Еллины хотели увидеть Его, что пришел час прославиться Сыну Человеческому. Он говорил тогда о Своей славе как Сына Человеческого, славе, которую Он примет при этом имени. Он воистину чувствовал, что Он, дабы привести людей ко славе, должен пройти через смерть Сам. Но Им завладело то, что отделяло Его мысли от славы и страдания - желания, овладевшее Его сердцем, чтобы прославился Отец Его. Сейчас все сводится к тому, где это должно было исполниться; и настал момент, когда Иуда (переполнив пределы праведного и совершенного терпения Бога) вышел, давая повод своему беззаконию, чтобы совершить преступление, которое приведет к прекрасному исполнению воли Божией.
Сейчас, в Иисусе на кресте, Сын Человеческий прославился намного более восхитительно, чем Он будет прославлен даже той доброй славой, которая принадлежит Ему под этим именем. Он будет, мы знаем, окутан в эту славу; но, на кресте, Сын Человеческий претерпел все то, что необходимо для совершенного явления всей славы Божией. Вся тяжесть этой славы дана, чтобы покоится на Нем, чтобы Он засвидетельствовал, чтобы можно видеть, мог ли Он нести ее, подтверждать и возвеличивать; и установив ее в месте, где, для этого, грех скрыл эту славу и, скажем так, нечестиво придал ложь. Мог ли Сын Человеческий войти в это место, чтобы взять такую роль, исполнить ее и сохранить Свое место без падения до конца? Этот Иисус мог. Величию Бога должно мстить наглое роптание Его творения; Его истина, которая угрожала Ему смертью, сохранена; Его правда установлена против греха (кто мог это вытерпеть?); и в то же время полностью явлена Его любовь. Сатана имеет здесь все печальные права, которые он заполучил через наш грех, Христос же - один совершенный как человек, в отличие от всех людей, в послушании, и имеющий как человек лишь одну цель, а именно, славу Божию, посему божественно совершенно жертвуя Себя во имя этой цели - полностью прославил Бога. Бог прославился в Нем. Его справедливость, Его величие, Его истина, Его любовь - все было подтверждено на кресте, как это есть в Нем Самом и явлено только так; что касается греха.
Сейчас Бог может спокойно творить, согласно тому, чем Он сознательно является для Него Самого, не скрывая какую-либо черту, не приглушая ее, не противопоставляя другой. Истина осудила человека на смерть, справедливость навсегда осудила грешника, а величие настояло на исполнении приговора. Где же тогда любовь? Если любовь, как это представляет человек, должна превзойти все, то где же Его величие и Его справедливость ? "Это не могло быть; более того, это не будет воистину любовью, лишь безразличием ко злу. Через крест Он справедлив, и Он оправдывает в благодати; Он есть любовь, и в этой любви Он дарует Свою праведность человеку. Праведность Бога занимает место греха человека для верующего. Праведность, как и грех, человека меркнет перед ярким светом благодати и не закрывает высшую славу благодати, подобно этой, к человеку, кто был действительно отчужден от Бога.
А кто исполнил это? Кто таким образом установил (что касается ее явления и утверждения ее благой там, где она была, в отношении положения всего, скомпрометированного грехом) всю славу Божию? - Сын Человеческий. Посему Бог прославляет Его Своей собственной славой; ибо она было воистину той славой, которую Он установил и сделал почитаемой, когда перед Его творениями она была стерта грехом - она не может быть такой по себе. И не только она была установлена, но и была так осуществлена, как не могла быть другими средствами. Никогда не было любви подобной дару Сына Человеческого для грешников; и справедливости (для которой нестерпим грех) подобной той, которая не пощадила даже Самого Сына, когда Он вынес грех на Себе; и величия подобного тому, что побудило Сына Самого Бога ответить сполна до крайности (сравните Евр.2); и истины, подобной той, что не остановилась перед необходимостью смерти Иисуса. Теперь мы знаем Бога. Бог, прославившись в Сыне Человеческом, прославляет Его в Себе. Но, следовательно, Он не ждет дня Его славы с человеком, согласно мысли главы 12. Бог призывает Его одесную Себя и помещает Его там сразу же и одного. Кто мог быть там (исключая в духе), кроме Него? Здесь Его слава связана с тем, что Он один мог делать - с тем, что Он один должен был сделать; и от чего Он один должен получить плод от Бога, ибо Он - Бог.
Иная слава будет в свое время. Он разделит ее с нами, хотя во всем у Него есть превосходство. Здесь же Он пребывает, и должен быть всегда один (то есть в том, что индивидуально для Него). Кто разделил крест с Ним как страдающий за грех и исполняющий правду? Мы, действительно, разделяем его с Ним, что касается страдания ради праведности и любви Его и Его народа, даже до смерти: и таким образом мы разделим также и Его славу. Но очевидно, что мы не могли прославить Бога за грех.
Тот, Кто не знал греха один мог взять грех. Только Сын Божий мог нести эту ношу.
В этом смысле Господь - когда Его душа нашла покой в выражении этих славных помыслов, этих чудесных советов - обратился к Своим ученикам с чувством, говоря им, что их связь с Ним здесь внизу скоро завершится, что Он идет Туда, куда они не могли пойти за Ним, и не более, чем это не могли неверующие Иудеи. В определенном смысле была братская любовь, чтобы занять Его место. Им надо любить друг друга, как и Он любил их, любовью, что выше греха плоти в их братстве - братской любовью, благодатной в этих отношениях. Если бы был убран основной столп, на который находящиеся вокруг могли бы опереться, то им следовало бы опираться друг на друга хотя и не через свою силу. И таким образом ученики Христа будут известны.
Симон Петр желает пройти туда, куда ни один, за исключением Иисуса, не может попасть - пред лице Бога через путь смерти. Это плотское уверование. Господь говорит ему, в благодати, что такового сейчас не может быть. Он должен высушить это море, безмерное для человека - смерть - которое переполняет Иордан; и затем, когда не будет более суда Божия, ни владения власти сатаны (ибо в обоих случаях Христос полностью разрушил ее силу для верующего), затем Его бедный ученик сможет пройти через Нее ради праведности и ради Христа. Но Петр пойдет за Ним по своей собственной крепости, возвещая, что способен делать точно то, что Иисус собирался сделать для него. Все же, в действительности, испуганный при первом деянии врага он отступает пред голосом девы и предает Учителя, Которого любил. В делах Божиих плотское уверование ведет нас в положение, в котором не может устоять. Сама искренность не может что-либо поделать с врагом. У нас должна быть крепость от Бога.

Иоанн 14

Сейчас (глава 14) Господь стал говорить с ними, имея в виду Свой отход. Он идет туда, куда они не могут пойти. Для человеческого взора их покинут одних на земле. И именно в смысле этого кажущегося уединенного положения Господь вещает Сам Себе, являя им, что Он есть объект их веры, равно даже как Бог. Поступая так, Он открывает им всю истину относительно их положения. Не рассматривается Его дело, но их положение через это дело. Его Личность станет для них ключом к этому положению и так будет: Святой Дух. Утешитель, Который придет, будет той силой, чрез которую они возрадуются и даже более того.
Господь отвечает на вопрос Петра "Куда Ты идешь?" И только когда вожделение плоти ищет как вступить на путь, куда вступает Иисус, Господь не может не сказать, что силы плоти там нет; ибо, в действительности, он предложил идти за Христом на смерть. Бедный Петр!
Но когда Господь начертал приговор смерти для плоти для нас, показывая ее несостоятельность, Он может открыть (гл. 14) то, что находится за ней для веры; и то, что принадлежит нам через Его смерть, освещает и наставляет о том, кто Он такой, даже на земле, и всегда до сотворения мира. Он не может не вернуться в то место, откуда ушел. Однако Он начинает со Своих учеников там, где они находились, и отвечает нужде их сердец объясняя им каким образом - лучшее, в определенном смысле, нежели идти за Ним здесь внизу - им быть с Ним, когда Его нет, там, где Он будет. Они не видят, что Бог телесно пребывает с ними: чтобы радоваться Лицу Его, они уверовали в Него. То же самое касалось и Иудеев. Им надобно было уверовать в Него. Он не оставит их уходя, как если бы в доме Отца Его была лишь одна обитель. (Он говорит о храме образно).
Для них всех есть обители. Отметьте, что отход туда все еще остается в Его мыслях - Он не пребывает здесь как Мессия. Мы зрим Его в отношениях, в которых Он находится по вечным истинам Божиим. У Него всегда была мысль об отходе: но не было для них места, и Он должен сказать им так. Их место с Ним. И Он идет, дабы приготовить место для них. Без искупления и явления Его Самого как нового человека согласно силе этого искупления, нет места, приготовленного на небесах. Он вступает туда в силе той жизни, что приведет и их. Но они не пойдут одни, чтобы присоединится к Нему, не так, как Он присоединится их здесь внизу. Рассматривается небо, а не земля. И Он не пошлет других к ним; но, как к любимым Им, Он придет Сам и возьмет к Себе туда, где Он, и они будут там. Он придет от престола Отца: там, конечно они не могут сидеть; но Он возьмет их туда, где Он будет пребывать во славе пред Отцом. Они будут с Ним - намного лучшее положение, чем то, в котором Он пребывал с ними здесь внизу, даже как Мессия во славе на земле.
Сейчас, сказав куда Он идет, то есть, к своему Отцу (и говоря о результате Своей смерти для них). Он также говорит им, чтобы они знали путь и куда Он идет. Ибо Он шел к Отцу и они увидели Отца видя Его; и посему, увидев Отца в Нем, они знали путь; ибо приходя к Нему, а Он - в Отце. Итак, Он - Сам путь. Поэтому Он упрекает Филиппа за незнание Его. Он долго был с ними, как откровение в Своей собственной Личности Отца; и им надобно знать Его и видеть, что Он в Отце, а Отец в Нем и знать таким образом, куда Он идет, к Отцу. Он объявил имя Отца; а если они не могли увидеть Отца в Нем им убедиться в этом через слова Его, то они узнают это через дело Его; ибо Отец, пребывающий в Нем - Он, Кто творил. Это зависимо от Его собственной Личности, пребывавшего пока в мире; но поразительное свидетельство связано с Его отходом. После того, как Он уйдет, Они свершат еще большие дела, чем Он, ибо они будут делать в связи с Его большей близостью к Отцу. То необходимое для Его славы. И это даже безгранично. Он поместил их в непосредственную связь с Отцом через силу Своего дела и Своего имени; и что бы они ни просили Отца во имя Его, то Сам Христос сделает это для них. Их просьба будет услышана и принята Отцом - что являет ту близость, которую Он приобрел для них; и Он (Христос) сделает все, чего они ни попросят. Ибо сила Сына не была, не могла быть, недостаточной для воли Отца: не было ограничения для Его силы.
Это, однако, приводит к другой теме. Если они любят Его, то это видно не в сожалениях, а в соблюдении Его заповедей. Им надлежит ходить в послушании. И это характеризует ученичество до настоящего времени. Любовь желает быть с Ним, но являет себя через послушание Его заповедям; ибо у Христа также есть право повелевать. С другой стороны, Он будет искать им добра на небесах, и им будет дано иное благоволение; а именно, Сам Святой Дух, Который никогда не оставит их, как собирался это сделать Христос. Мир не мог принять Его. Христос, Сын, явлен был взору мира и должен был быть принят им. Святой Дух будет творить, оставаясь невидимым; ибо через отвержение Христа все было покончено с миром в плотском отношении создания с Богом. Но Святой Дух будет ведом через учеников; ибо Он не только пребудет с ними, Христос же не мог, но и в них, а не с ними, как был Он. Тогда Святой Дух не будет виден или известен миру.
До сих пор, в Своем общении, Он наставлял Своих учеников идти за Ним (в Духе) на небо через знание, которое познание Его Личности (в Коей Отец явлен) дало им о том, куда Он идет и о пути. Он Сам - путь, как мы это видим. Он - сама истина в откровении (и совершении откровении) Бога и отношения души к Нему; и, воистину, действительного состояния и характера всего через привнесение совершенного света Бога Своей собственной Личностью, Который открыл Его. Он - жизнь, в коей Бог и истина могут быть так известны. Люди приходят через Него; они находят, что Отец явлен в Нем; и они имеют в Нем то, что приводит их к радости и через принятие чего они воистину приходят к Отцу.
Сейчас же не дана цель, которую Он являет; нет Отца в Нем (что они должны знать) и Его в Отце здесь внизу. Он посему не возвышает из мысли до Отца через Себя и в Себе, и Он в Отце на небе. Он представляет то, что будет дано им здесь внизу - поток благословения, что потечет для них в этом мире, благо тому, чем Иисус был, был для них, на небе. Сказав о Святом Духе, Господь говорит: "Не оставлю вас сиротами; приду к вам". Его присутствие, в духе, здесь внизу является объединяющим для Его людей. Они увидят Его; и это намного истинней, чем видеть Его глазами плоти. Да, более истинно; это - знание Его более реально, хотя через благодать они уверовали в Него как Христа, Сына Божия. И, более того, этот духовный взор на Христа через сердце, благо Святому Духу, связан с жизнью. "Ибо Я живу, и вы будете жить". Мы видим Его, так как имеем жизнь. "Сия жизнь в Сыне". Это также верно, как и Его вечность. Это идет от Него. Ибо Он живет, и мы будем жить. Наша жизнь во всем, это явление Его Самого, Кто есть наша жизнь. Апостол говорит даже так: "Чтоб и жизнь Иисусова открылась в смертной плоти нашей". Увы! плоть сопротивляется; но это наша жизнь во Христе.
Но это не все. Когда Святой Дух, пребывает в нас, то мы знаем, что мы во Христе {Отметьте, что речь идет об отдельной личности, а не союзе членов тела Христова; союз не является точным словом для этого. Мы в Нем. Это больше чем союз, но не одно и то же. Это природа и жизнь и положение в ней, наше место в этой природе и жизни. Когда Он был на земле, а у них не было Святого Духа, то им надобно было знать, что Он в Отце, а Отец в Нем. Когда Он на небесах, а в них пребывает Святой Дух, они знают, что были в Нем, а Он - в них}.
"В тот день узнаете вы, что Я в отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас". Это не "Отец во Мне (что, однако всегда истинно), и Я в Нем" - слова, первые из которых, здесь опущены, выразили реальность Его явления Отца здесь на земле. Господь лишь выражает надлежащее тому, что Он действительно и божественно пребывает с Отцом - "Я в Отце Моем". Об этой последней части истины (предполагаемой, без сомнений, в другом при правильном осознании) и говорит здесь Господь. Действительно же не может быть так; но люди могут представить это как явление Бога в человеке, при этом человек в действительности не такой - так истинен Бог, скажем, в Самом Себе - что может быть сказано, что Он в Отце. Люди мечтают о таком; они говорят о явлении Бога во плоти. Мы говорим о Боге, явленном во плоти. Однако здесь устранена всякая двусмысленность - Он в Отце, и это является частью истины, что повторена здесь; добавляя к этому, благо присутствию Святого Духа, что если ученикам надлежит воистину полно узнать божественную Личность Иисуса, то они тем более узнают, что они сами в Нем. Тот, кто присоединен к Господу, являет один дух. Иисус не сказал, что им следует узнать это, когда Он пребывал с ними на земле. Им следует узнать, что Отец в Нем, а Он в Отце. Но в этом Он одинок. Ученики, однако, приняв Святого Духа, узнают, что они сами в Нем - союзе, для которого Святой Дух является крепостью и связью. Жизнь Христа течет от Него в нас. Он в Отце, мы в Нем, а Он также и в нас, согласно силе присутствия Святого духа.
Такова тема общей веры, истинная для всех. Но есть постоянные опека и правление, и Иисус являет Себя нам в связи с и в зависимости от нашего хождения. Тот, кто поглощен волей Господа принимает и соблюдает это. Хороший ребенок не только слушается, когда знает волю своего отца, но и приобретает знание той воли через внимание. Таков дух послушания в любви. Если мы поступаем так по отношению к Иисусу, то Отец, Который принимает в счет все, что касается Его Сына, будет любить нас. Иисус также будет любить нас и явит Себя нам.
Иуда (не Искариот) не понимал этого, так как он не видел отца, разве что телесное воплощение Христа, как мог постигнуть это и мир. Иисус посему добавляет, что истинно послушные ученики (и здесь Он говорит более духовно и общо о Своем слове, а не просто о Своих заповедях) будут возлюблены Отцом, а Отец и Он Сам придут и сотворят у него обитель. Так, если есть послушание при ожидании времени, когда мы пойдем и будем пребывать с Иисусом пред лицом Отца, что Он и Отец пребывают в нас. Отец и Сын являют себя в нас, в ком пребывает Святой дух, даже если находится Отец и Святой Дух, когда Сын был здесь внизу - несомненно и по-другому, ибо Он суть - Сын, а мы лишь живем чрез Него - Святой Дух пребывает только в нас. Однако, что касается этих славных Личностей, они не разъединяются. Отец творил в Христе, и Иисус изгнал зло чрез Духа Святого; тем не менее, творил Сын. Если Святой Дух в нас, то Отец и Сын придут и сотворят обитель для нас. Следует лишь отметить, что есть правление. Мы, согласно новой жизни, расположены к послушанию. Здесь не рассматривается вопрос любви Бога в высшей благодати к грешнику, но деяния Отца с Его чадами. Посему именно на пути послушания находим проявления любви Отца и любви Христа. Мы любим, но не ласкаем, наши капризные чада. Если мы огорчаем Дух, то Он не будет в нас силой явления для нашим душам общения с Отцом и Сыном, но скорее воздействует на нашу совесть через убеждение, хотя и давая ощущение благодати. Бог может восстановить нас Своей любовью и свидетельствуя при нашем блуждании; но общение есть в послушании. Наконец, Иисуса надо было быть послушным; но то было слово Отца к Иисусу, отметьте, когда Он был здесь внизу. Его слова были словами Отца.
Святой Дух свидетельствует, чем был Христос, равно как и о Его славе. Это явление совершенной жизни человека, Бога в человеке, Отца в Сыне - явление Отца чрез Сына, сущего в недре Отчем. Таковы были слова Сына здесь внизу; и когда мы говорим о Его заповедях, то имеется в виду не только явление Его славы чрез Святого духа, когда Он пребывает на небесах и ее результата; но Его заповеди, когда Он говорит здесь внизу и говорил слова Божие; ибо не мерою дает Дух Его, что бы Его слова были смешаны и частично несовершенны или в конце концов не божественны. Он воистину был человеком, и всегда человеком; но явился во плоти именно Бог. Старая заповедь от начала нова, так как эта самая жизнь, которая выразилась в Его заповедях, сейчас движется и оживляет нас - истинно в Нем и в нас (сравните 1-е Иоанна 2). Это заповеди человека Христа, и все же они являются заповедями Бога и словами Отца, согласно жизни, что явлена в этом мире в Личности Христа. Они выражают в Нем, формируют и направляют в нас, вечную жизнь, которая от Отца и которая явлена нам в Человеке - в Нем, Кого апостолы могли видеть, слышать и трогать; жизнь, которую мы имеем в Нем. И все же Святой Дух дан нам, чтобы вести во всякую истину, а в той же самой главе Послания Иоанна находим: "Впрочем, вы имеете помазание от Святого и знаете все".
Направлять жизнь, это отличается от знания всего. Оба понятия связаны, потому что, мы при хождении согласно этой жизни, не огорчаем Святой Дух и пребываем в свете. Направлять жизнь, где она есть, не то же самое, что дать закон для человека во плоти (без сомнений, праведно), обещая ему жизнь, если он соблюдает заповеди. Вот в чем заключается различие между заповедями Христа и закона: не то, что касается власти - божественная власть всегда одна и та же по себе - но то, что закон предлагает жизнь и обращен к человеку, ответственному во плоти, предлагая ему в результате жизнь; заповеди же Христа выражают и направляют жизнь того, кто живет Духом в связи с его пребыванием во Христе, а Христа в нем. Святой Дух (Который, помимо всего, учит всему) напоминает заповеди Христа - все, что Он сказал им. То же самое в деталях, чрез Его благодать, касается сейчас и каждого Христианина.
Наконец, Господь, в средине этого мира, оставил мир Своим ученикам, дав им Свой собственный мир. Он мог сказать это им уходя и при полном откровении Бога; так что Он обладал этим, не глядя на мир. Он прошел чрез смерть и испитие чаши, убрав грех за них, разрушил силу врага в смерти, сделав умилостивление через полное прославление Бога. Был дан мир и дан для них пред Богом и все, что было привнесено для них - свет, каковым являлся Он, и это мир был совершенен в свете; и был совершенен в мире, ибо привел их в связь с Богом, так что мир не мог даже прикоснуться или достичь своего источника радости. Более того, Иисус так исполнил это для них, и даровал это им таким образом, что дал им мир, который был у Него Самого с Отцом и в котором, следовательно, Он ходил в этом мире. Мир дает часть своего добра не отдавая все; и то, что он дает, исчезает и не существует долго. Христос вводит в обладание тем, что является Его собственным - из Его собственного положения пред Отцом. Мир не дает и не может дать. Как совершенен, должно быть, тот мир, который Он имеет с Отцом - мир, который Он дает нам - Его собственный {Это по-благословенному истинно в любом отношении, за исключением, разумеется, неотъемлемой главы - Бога и единства с Отцом: в этом Он остается божественно одиноким. Но все, что есть у Него как человека и Сына человечества, Он дает. "Отец Мой и Отец ваш, Бог Мой и Бог ваш". Он дал нам Свой мир, Свою радость и слова, которые Отец дал Ему; Он дал нам славу, отданную Ему: нас возлюбили любовью, котоорой Отец возлюбил Его. Советы Божии не только для того, чтобы ответить на нашу ответственность как сынов Адамовых, но чтобы пред миром поместить нас в одно и то же положение со вторым Адамом, Его собственным Сыном. И дело Христово сотворило справедливость}!
Остается еще одна драгоценная мысль - свидетельство невыразимой благодати в Иисусе. Он так полагается на наше чувство, и это характерно для Него Самого, что говорит им: "Если бы вы любили Меня, то возрадовались бы, что Я сказал: "иду к Отцу". Он дает нам, чтобы мы увлеклись Его собственной славой, Его блаженством и нашли в этом свои собственные.
Бог и драгоценный Спаситель, мы в самом деле радуемся, что Ты Кто так много пострадал за нас, исполнил все и пребываешь сейчас в покое со Своим Отцом, какой бы ни была Твоя деятельная любовь для нас. О, если бы знали и любили Тебя еще больше! Но мы еще можем сказать в полноте сердца: "Иди скорее, Господь!" Оставь еще раз престол Твоего покоя и Твоей личной славы, дабы прийти и взять нас к Себе, чтобы все было исполнено также и для нас и чтобы мы могли пребывать с Тобой и в свете Лица Отца Твоего и в Его доме. Благодать безгранична, но Твое присутствие и радость Отца станет покоем наших сердец и нашей вечной радости.
Здесь Господь заканчивает беседу об этом {Глава 14 представляет нам личное отношение Сына с Отцом и наше место в Том, Кто пребывает в этом, что известно чрез посланного Святого Духа. В главе 15 нам изображено Его место и нахождение на земле истинной виноградной Лозы, и затем - Его положение славы как возвышенной и послание Утешителя, дабы открыть это}. Он открыл им в общем все, что проистекало из Его отхода и Его смерти. Отметьте, что слава Его Личности всегда здесь является основной; ибо, даже в отношении Его смерти, сказано: "Ныне прославился Сын Человеческий". Тем не менее, Он предостерег их, чтобы их вера укреплялась, но не ослабевала, ибо Ему больше не говорить с ними. Мир находился под властью врага, и он шел: не потому что он имел что-нибудь в Христе - он ничего не имел - посему у него не было даже силы смерти над Ним. Его смерть не была результатом власти сатаны над Ним, но этим Он явил миру, что любил Отца; и был послушным Отцу, чего бы это ни стоило. То было абсолютным совершенством в человеке. Если сатана являлся князем мира, то Иисус не искал того, чтобы сохранить Свою славу Мессии в нем. Но Он явил миру, где была власть сатаны, полноту благодати и совершенства в Своей собственной Личности; чтобы мир мог уйти от себя (если я могу употребить такое выражение) - а те, по крайней мере, кто имел уши, чтобы слышать. Затем Господь прекращает говорить и идет дальше. Он более не возлегает со Своими из этого мира. Он встает и покидает его.
То, что мы сказали о заповедях Господа, данных при временном пребывании Его здесь внизу (мысль, которая получит интересное развитие в последующих главах). Очень помогает нам понять все слова Господа отсюда и до конца главы 16. Тема разделена на две основные части: деяние Святого Духа, когда нет Господа; и отношения учеников к Нему во время Его пребывания на земле. С одной стороны, то, что проистекает из Его возвышения до одесную Бога (что подняло Его над вопросом об Иудеях и язычниках); и, с другой, то, что зависело от Его присутствия на земле как необходимое сосредоточение всех обетований в Его Личности и отношения Его своих с Ним Самим, что рассматривается с точки зрения связи с землей и их в этом, даже когда Его нет. Следовательно, есть два вида свидетельств: Святого Духа, излагающего непосредственно (то есть то, что Он открыл в отношении Иисуса, вознесенного на небеса); и самих учеников как очевидцев всего того, что они видели в Иисусе на земле (гл. 15:26,27). Не потому они были без поддержки Святого Духа; но последнее не было новым свидетельством небесной славы чрез Святого Духа, посланного с небес. Он напомнил им то, чем был Иисус и о чем Он говорил, когда пребывал на земле.
Посему Его дело, в читаемом нами отрывке, описано так (гл. 14:26): "Научит вас всему и напомнит вам все, сто Я говорил вам" (сравните ст. 25). Здесь представлены два деяния Святого Духа. Иисусе говорил им о многом. Святой Дух научит их всему; более того, Он напомнит им все, что сказал Иисус. В главе 16:12,13 Иисус говорит, что Он имеет многое сказать им, но они не могут пока вместить это. После же Дух истины наставит во всякую истину. Он будет говорить не от Себя; но Он будет говорить то, что услышит. Он не был подобен отдельному духу, который говорит сам по себе. Он от Отца и Сына и снизойдет, дабы открыть славу и советы Божие, а все Его слова будут связаны с ними, раскрывая славу Христа, вознесенного на небеса - Христа, Кому принадлежит все, что есть у Отца. И не будем вспоминать сейчас все, что сказал Иисус на земле: все пребывает в божественной связи с тем, что на небесах и с полной славой Иисуса или же соотносится с будущим замыслом Бога. Мы по мере надобности будем возвращаться к этому. Я же сказал несколько слов, чтобы выделить разницу, которую и отметил.

Иоанн 15

Начало это главы, то, что относится к виноградной лозе, принадлежит к земному положению - тому, чем Иисус был на земле - к Его отношению с Своими учениками на земле и не идет далее этого положения.
"Я есмь истинная виноградная Лоза". Иегова посадил виноградную лозу, перенесенную из Египта (Псалом 79:9). Это - Израиль по плоти; но это не есть истинная виноградная Лоза. Истинной виноградной Лозой является Его Сын, Которого Он перенес из Египта - Иисус {Сравните, для этой замены Израиля Христом, Ис. 49. Он возобновил благословение Израиля, сделав это как Человек}. И Он являет себя так Своим ученикам. Не дано как то, чем Он будет после Своего Отхода; Он был ею на земле и именно на земле. Мы не говорим ни о насаждении виноградной лозы на небесах, ни о подрезании там ветвей.
Ученики будут почитать Его как самую прекрасную ветвь виноградной Лозы; но таковым Он будет лишь одним из Израиля, тогда как Он Сам являлся сосудом, источником благословения по обетованиям Божиим. Истинная виноградная Лоза, следовательно, не является Израилем; скорее наоборот, Христос противопоставлен Израилю, но Христос, посаженный на земле, занимает место Израиля как истинная виноградная Лоза.
Отец ухаживает за этим растением, очевидно на земле. Те, кто прилеплены ко Христу, как остаток Израиля, ученики, нуждаются в этом уходе. Именно на земле ищут плодоносную ветвь. Посему Господь говорит им: "Вы уже очищены чрез слово, которое Я проповедал вам"; "вы ветви". Иуда, можно, наверное, сказать, извержен вон, так и ученики, которые больше не шли с Ним. Остальные же будут остались и очищены, дабы приносить больше плода.
Я не сомневаюсь, что это отношение, по основной и общей аналогии, существует и теперь. Исповедующиеся, кто прилепляет себя ко Христу, дабы идти за Ним, будут, если есть жизнь, очищены; если же нет, то будут извержены. Отметьте в этой связи, что Господь говорит лишь о Своем слове - слове истинного Пророка - и о суде для наказания или отвержения. Следовательно, Он не говорит о власти Бога, но об ответственности человека - ответственности, которую человек, разумеется, не постигнет без благодати; но которая, тем не менее, обладает здесь характером личной ответственности.
Иисуса есть источник всей крепости их. Им пребывать в Нем; а Он - ибо так есть - будет пребывать в них. Мы отмечали это в главе 14. Он не говорит здесь о верховном проявлении любви в спасении, но об управлении чадами их Отцом; так что благословение зависит от хождения (ст. 21,23). Виноградарь ищет плод; но данное наставление представляет общую зависимость от виноградной Лозы как средства приобретения плода. Он являет ученикам и то, что, ходя на земле, они будут подрезаны Отцом, а человек (в стихе 6 Он безобидно изменяет выражение, ибо Он знал учеников и объявил, что они уже чисты) - человек, не приносящий плода, будет извергнут. Основной темой здесь является не отношение с Христом на небе через Святого Духа, которое не может быть прервано, но связь, которая образовалась уже тогда здесь внизу, которая могла быть живой и вечной или же могла таковой и не быть. Для этого послужит плод.
При прежней виноградной Лозе это не было необходимым; они являлись Иудеями по рождению, они были обрезаны, они соблюдали уставы и пребывали на виноградной Лозе как хорошие ветви не принося плода вообще. Они были лишь отринуты от Израиля за сознательное нарушение закона. Здесь же не говорится об отношении с Иеговой, основанном на обстоятельствах рождения в определенном роду. Нужно прославление Отца через принесение плода. Именно это покажет, что они являются учениками Того, Кто так много вынес.
Итак, Христос есть истинная виноградная Лоза; Отец - Виноградарь; одиннадцать учеников - ветви. Им пребывать в Нем, сто осуществляется в первую очередь не через помыслы и принесении плода, за исключением в Нем, но через искание Его. Плоду предшествует Христос. Это означает зависимость, практическую обыкновенную близость сердца к Нему. упование на Него, будучи прилепленным к Нему через зависимость от Него. Так Христос в них будет постоянным источником крепости и плода. Он будет в них. Вне Его они не смогут что-либо сделать. Если они, пребывая а Нем, обладают силой Его присутствия, то они будут приносить много плодов. Более того, "кто" (Он не говорит "они"; Он знал их как истинные ветви и как чистых) не пребудет в Нем, тот извергнется вон, чтобы быть сожженным. И снова, если они пребудут в Нем (то есть, если есть постоянная зависимость, которая притягивает из источника), если слова Христа пребудут в них, направляя их сердца и помыслы, то они постигнут источники божественной силы; и чего ни поросят, ни пожелают, будет им. Далее говорится, что Отец божественно возлюбил Сына, пребывавшего на земле. Иисус тоже возлюбил их. Им пребывать в Его любви {Существуют три увещевания: пребудьте во мне; если пребудете во Мне, а Мои слова пребудут в вас, то просите, чего ни пожелаете; пребудьте в Моей любви}. Соблюдая заповеди Своего Отца, Он пребывает в Его любви; соблюдая заповеди Иисуса, они будут пребывать в Его любви. Зависимость (что подразумевает доверие и отношение к Нему, от Кого мы зависим в нашей силе как неспособные делать что-либо без Него и поэтому приближающиеся к Нему) и послушание являются двумя великими принципами практической жизни здесь внизу. Иисус ходил как человек так: Он знал чрез опыт истинный путь для Своих учеников. Заповеди Его Отца явились выражением того, чем был Отец; соблюдая их в духе послушания, Иисус всегда ходил при явлении Его любви; сохранил общение с Ним Самим. Заповеди Иисуса, при пребывании на земле, явились выражением того, чем был Он, божественно совершенный на пути человека. Ходя ими, Его ученики пребудут в Его любви. Господь сказал это Своим ученикам, дабы радость {Некоторые полагали, что это означает радость Христа в верном хождении ученика: я же так не думаю. Это - радость, которая была у Него здесь внизу, как это Он оставил нам Свой собственный мир и даст нам Свою собственную славу} Его пребывала в них, а их радость была совершенна.
Мы видим, что здесь рассматривается вопрос не спасения грешника, а путь ученика, дабы он мог полно постичь любовь Христа, а его сердце было бы открыто там, где пребывает радость.
Не говорится также и о том, может ли настоящий верующий быть отделенным от Бога, так как Господь сотворяет послушание средством для пребывания в Его любви. Конечно же, Он не мог утерять благоволения Своего Отца или же перестать быть предметом Его любви. Об этом не могло быть и речи; и Он говорит: "Я соблюдал заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви". Но то был божественный петь, на котором Он обладал этим. Говорится о хождении и силе ученика, а не о средстве спасения.
Со стиха 12 начинается друга часть темы. Он желает (такова Его заповедь), чтобы они любили друг друга, как и Он возлюбил их. До этого Он сказал о любви Отца к Нему, которая текла с небес в Его сердце здесь внизу {Он не говорит "любит Меня", но "возлюбил Меня"; то есть Он не говорит просто о вечной любви Отца к Сыну, но о любви Отца, проявленной к Нему в Его человечносьт здесь на земле}. Он возлюбил их также; но Он был также и сотоварищем, рабом в этой любви. Итак, ученикам следует любить друг друга любовью, которая превосходит всякую немощь других и которая в то же время является братской и побуждает любого почувствовать, что он слуга своему брату. Он идет так далеко, что может положить саму жизнь за друга. Сейчас, для Иисуса, тот, кто послушался Его, был Его другом. Заметьте, Он не говорит, что будет их другом. Он был нашим другом, когда отдал Свою жизнь за грешников: мы являемся Его друзьями, когда имеем Его доверие, как Он говорит здесь об этом: "Сказал вам все, что слышал от Отца Моего". Люби говорят о своих делах, согласно необходимости совершения того, что может возникнуть, тем, кто заинтересован в них. Я делюсь всякой своей собственной мыслью с тем, кто является моим другом. "Утаю ли Я от Авраама, что хочу делать? и Авраам "наречен другом Божиим". Сейчас не повествуется о том, что относится к самому Аврааму, что Бог сказал тогда Аврааму (Он сделал так как Бог), но о том, что относится к миру - Содому. Бог творит то же самое в отношении собрания, практически в отношении послушного ученика: такой будет объектом Его помыслов. Более того, Он избрал их для этого. А не они избрали Его по своей воле. Он избрал их и поставил, чтобы шли и приносили плод, и чтобы плод пребывал; так чтобы они будучи избранными таким образом Христом для дела, получили от Отца, Который смог бы ответить им, чего ни попросят. Здесь Господь подходит к источнику и определенности благодати, чтобы практическая ответственность, под которую Он помещает их, не затмила бы божественную благодать, которая совершила это по отношению к ним и поместил их туда.
Им, следовательно, надлежало любить друг друга {Избрав их и отделив их, дабы вместе обладать этим отношением с Ним вне мира, ОН установил их в положение, в котором взаимная любовь стала естественным результатом; а воистину, смысл этого положения и любовь идут вместе}. То, что мир будет ненавидеть их было ничем иным, как естественным результатом его ненависти ко Христу; он запечатлел их связь с ним. Мир любит то, что от мира: и это вполне естественно. Ученики не были от него; и, кроме того, Иисус, кого мир отверг, избрал их и отделил от него: следовательно, он будет ненавидеть их, так как они избраны в благодати. Была, помимо всего, моральная причина, а именно то, что они не были от него; нор это показало их отношение ко Христу и Его высшие права, посредством чего Он взял их к Себе из мятежного мира. У них будет та же участь, что и у Учителя: ради имени Его, так как мир - а Он говорит в особенности об Иудеях, среди которых Он трудился - не знал Отца, Который послал Его в любви. Им было очень угодно похвальба Иеговой как своим Богом. Они примут Мессию на этом основании. И совсем другое знать Отца, открытого в Своем истинном образе чрез Сына. Тем не менее Сын открыл Его и, своими словами и делами, явил Отца и Его совершенство.
Если бы Христос не пришел и не говорил им, то Богу не пришлось бы упрекать их в грехе. Они, возможно, все медлили, даже если и оставались неискупленными, со свидетельством (хотя было достаточно греха и преступлений как людей, так и народа под законом), что у них не будет Бога - даже при возвращении милости. Там был плод падшей натуры, несомненно, но не подтверждение того, что натура предпочла грех Богу, когда Бог пребывал в милости, не вменяя его в вину. Милость была явлена им как падшим, а не грешным созданиям. Бог не стал на основу закона, который вменяет в вину, или суда, но благодати в откровении Отца чрез Сына. Слова и дела Сына, раскрывающие Отца в благодати, оставили их, кто отверг это, без надежды (сравните гл. 16:9). Если бы, в противном случае, их настоящее положение не было как следует подвержено испытанию, то у Бога было бы все же средство для использования этого; Он возлюбил Израиль настолько сильно, чтобы осудить их, когда хоть кто-либо не был испытан.
Если бы Господь не сотворил между ними дел, которые никто другой не делал, то они, возможно, остались бы такими, какими были, отказываясь уверовать в Него и не имели бы грех пред Богом. Они бы оставались предметом долготерпения Иеговы; но в действительности они видели и возненавидели Сына и Отца. Отец был полностью явлен в Сыне - Иисусе; и если, когда Бог всецело явлен в благодати, они отвергли Его, то что можно было сделать, кроме как оставить их в грехе вдали от Бога? Если бы Он был явлен всего лишь частично, то у них было бы оправдание; они могли бы сказать: "О, если бы Он явил благодать, если бы мы познали Его таким, как Он есть, то мы бы не отвергли Его!" Они не могли так сказать. Они видели Отца и Сына в Иисусе. Они видели и, увы! Возненавидели {Обратите внимание, что здесь снова идет речь о Его слове и Его делах}.
Однако это явилось лишь исполнением итого, что было сказано о них в законе. Все было кончено, что касается свидетельства людей Богу и принятия ими Мессии. Они возненавидели Его без повода.
Сейчас Господь обращается к Святому Духу, Который придет, дабы сохранить Его славу, которую люди низвергли на землю. Иудеи не знали, что Отец был явлен в Сыне; Святой Дух придет от Отца, чтобы свидетельствовать о Сыне. Сын пошлет Его от Отца.
В главе 14 Отец посылает Его во имя Иисуса для личных отношений учеников и Иисуса. Здесь же Иисус, идущий на небеса, посылает Его как свидетеля Своей возросшей славы, Своего небесного места. Это новое свидетельство, и оно будет об Иисусе, Сыне Божием, вознесшимся на небеса. И ученики также будут свидетельствовать о Нем, так как они были с Ним с начала. Они будут свидетельствовать благо Святому Духу как очевидцы Его жизни на земле, явления Отца в Нем. Святой Дух, посланный Им, является свидетельством Его славы у Отца, куда Он Сам пошел.
Итак, во Христе, истинной виноградной Лозе, мы зрим учеников, ветви, уже чистыми, при этом Христос все еще пребывает на земле. После Его отхода им надлежит сохранить это практическое взаимоотношение. Им быть в отношении с Ним, как Он, здесь внизу, был с Отцом. И им относиться друг к другу, как и Он к ним. Их положение вне мира. Сейчас же Иудеи возненавидели как Сына, так и Отца; Святой Дух будет свидетельствовать о Сыне, пребывающем с Отцом и в Отце; а ученики также будут свидетельствовать о том, чем Он был на земле. Святой Дух и, в определенном смысле, ученики принимают место Иисуса, как и старой виноградной лозы на земле. Сейчас явлены присутствие и свидетельство Святого Духа.
Хорошо бы отметить связь тем в рассматриваемом нами отрывке. В главе 14 нам была представлена Личность Сына, раскрывающего Отца, а Святой Дух дал знание о Сыне, пребывающего на небесах в Отце и учениках. То являлось личным положением как Христа, так и учеников, и связано воедино; лишь вначале здесь внизу пребывал Отец, Сын, а затем - посланный Отцом Святой Дух. В главах 15, 16 нам представлено четкое богоустроение - Христос, истинная виноградная Лоза на земле, и Утешитель, приходящий на землю как посланный вознесшимся Христом. В главе 14 Христос умоляет Отца, Который посылает Духа во имя Христа. В главе 15 вознесшийся Христос посылает Духа от Отца, свидетеля Его вознесения, каковыми были ученики, ведомые Духом, о Его жизни в уничижении как Сына на земле.
Однако, здесь присутствует как связь, так и развитие. В главе 14 Господь, хотя и покидая землю, говорит в связи с эти, чем Он являлся на земле. И именно Отец (не Сам Христос) посылает по Его просьбе Святого Духа. Он идет с земли на небе для них как Ходатай. Он умолит Отца, и Отец даст им другого Утешителя, Который пребудет с ним, не оставляя их, как это делает Он. Их отношения с Отцом зависят от Него, которые явят собой уверование в Него в том что, Он будет послан им - не миру - не Иудеям, как таковым. И это будет во имя Его. Более того, Святой Дух Сам научит их и напомнит заповеди Иисуса - все, что Он сказал им. Глава 14 представляет общее положение, которое происходит из явления {Отметьте здесь практическое развитие, но отношение к жизни, этой наиболее интересной темы в 1-ом Иоанна 1 и 2. Явлена вечная жизнь, которая у Отца (ибо в Нем, в Сыне, текла жизнь, Он также есть Слово жизни, а Бог есть свет. Сравните от Иоанна 1). Им надлежит соблюдать Его заповеди (гл. 2:3-5). То не являлось ветхой заповедью, которая была у них с начала - то есть от Иисуса на земле, от Него, Кого осязали их руки. Сейчас же эта заповедь истинна в Нем и в них: то есть этой жизни любви (выражением чего являлись эти заповеди), праведности, что явлена в них чрез их союз с Ним, благо Святому Духу, согласно Евангелие от Иоанна 15:20. Они также пребывали в Иисусе (1-е Иоанна 2:6). В Евангелие от Иоанна 1 мы зрим Сына, сущего в недре Отчем, Который возглашает о Нем. Он открывает Его так, как Он знал Его - как то, чем Отец был для Него Самого. И Он првнес эту любовь (предметом чего Он был) в чрево человечности и поместил ее в сердца Своих учеников (смотрите главу 17:26); и это сейчас известно наилучшим образом через Бога, пребывающего в нас, а Его любовь совершенна в нас, ну а мы пребываем в братской любви (1-е Иоанна 4:12; сравните от Иоанна 1:18). То, что мы так любимы, заключается в нашем явлении в той же самой славе, как и у Христа (го. 17:22,23). Христос являет эту любовь через приход от Отца. Его заповеди учат нас этому; а жизнь, которую мы имеем в Нем, дает это. Его указания придают форму этой жизни и ведут ее через пути плоти и искушений, в средине чего Он, безгрешный, жил этой жизнью. Святой Дух является ее силой, будучи могучей и живой связью с Ним и Тем, чрез Которого мы сознательно пребываем в Нем, а Он в нас. (Союз, как тело Главе, есть нечто другое, что никогда не является предметом учения Иоанна). От Его полноты мы получаем благодать на благодать. Посему нам следует ходить так, как Он ходил (не быть тем, чем Он был); ибо не надлежит нам ходить по плоти, хотя она есть в нас, но не была в Нем} Сына и Отца в Нем и из Его отхода (то есть его результаты в отношении учеников).
Сейчас же, в главе 15, Он исчерпал тему заповедей в связи с жизнью, явленной в Нем Самом здесь внизу; и в конце этой главы Он представляется вознесшимся и говори: "Когда же придет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца". Он приходит, воистину, от Отца; ибо наши отношения есть, и должны быть, непосредственно связанными с Ним. Именно сюда помещает нас Христос. Но в данном стихе не говорится, что Отец посылает Его по просьбе Иисуса и во имя Его. Христос занял Свое место во славе как Сын Человеческий, по славному плоду Своей работы, и Он посылает Его. Как следствие, Он свидетельствует о том, что есть Христос на небесах. Несомненно, Он помогает нам постичь, что был Иисус здесь внизу, когда в безграничной благодати Он явил Отца, и помогает намного лучше, чем те, кто был с Ним при Его временном пребывании на земле. Но об этом в главе 14. Итак, Святой Дух послан с небес Христом и открывает нам Сына, Который, мы теперь знаем, совершенно и божественно (хотя как человек среди грешного народа) явил Отца. Мы знаем, повторю, что Сын с Отцом и в Отце. Именно Он посему послал нам Святого Духа.

Иоанн 16

В главе 16 предпринят очередной шаг в откровении данной благодати. Мы зрим, что Святой Дух пребывает уже здесь внизу.
В этой главе Господь возглашает, что определил все Свои наставления при Своем Отходе; их страдания в мире как занимающих Его место; их радость, пребывающих в том же отношении с Ним, в каком Он пребывал со Своим Отцом, находясь на земле; из знание того, Что Он в Отце, они в Нем, а Сам Он в них; дар Святого Духа, дабы приготовить их для всего, что случиться, когда Он уйдет, что бы они не соблазнились. Ибо их изгонят из синагог, а убивающий их, будет думать, что служил Богу. Так будет с теми, кто, покоясь на своих старых учениях как форме, отвергая свет, будет лишь употреблять форму истины, чем они обозначают плоть как ортодоксальную, сопротивляющуюся свету, который, по Духу, будет судить плоть. Так будут поступать они, потому что не познали ни Отца, ни Иисуса,, Сына Отца. Новая истина испытает душу и веру. Старая истина, приобретенная вообще, чрез которую люди отличались от окружавших их, может стать предметом гордыни для плоти, даже где есть истина, как и случилось с Иудеями. однако новая истина являет собой вопрос веры в своем источнике: нет поддержки тела, обозначенной ею, но крест вражды и отчуждения. Они полагали, что служили Богу. Они не познали ни Отца, ни Сына.
Плоть занята тем, что теряет. Вера смотрит в будущее, куда ведет Бог. Драгоценная мысль! Плоть действовала в учениках: они любили Иисуса; они сожалели, что Он уходит. Мы можем это понять. Но вера не остановилась бы на этом. Если бы они осознали необходимость славы Личности Иисуса; если бы их чувство, оживленное верой, помышляло о Нем, а не о себе, то они спросили бы: "Куда идешь?" И все же Он, думающих о них, заверяет их, что даже потерять Его будет полезно им. Славный плод путей Божиих! Их преимущество будет в том, что здесь на земле с ними и в них будет Утешитель. Здесь, отметьте это, Иисус не говорит об Отце. Вместо Него есть Утешитель здесь внизу, дабы сохранить свидетельство о Его любви у ученикам, равно как и Свои отношения с ними.
Христос уходит; но уйдя, Он пошлет Его. Когда Он придет, Он станет являть истину в отношении мира, который отверг Христа и гнал Его учеников; и Он будет действовать для благословения в самих учениках.
Что касается мира, то у Утешителя имеется лишь один предмет свидетельства, дабы показать миру грех. Он не уверовал во Христа - в Сына. Без сомнений, был всякий грех и, честно говоря, ничего кроме греха - греха, который заслужил осуждение; и при обращении Он несет эти грехи душе. Однако отвержение Христа поместило всю вселенную пол один общий суд. Несомненно каждый ответит за свои грехи; а Святой Дух дает мне осознать их. Но, как система, ответственная пред Богом, мир отверг Его Сына. И это явилось тем основанием, с которого Бог общается теперь с миром; это то, что дало проявиться сердцу человека. Это стало тем, что человек, при этом Бог полностью, как Он и есть, открыт в любви, не примет Его. Он пришел, не вменяя их в вину их прегрешения; но они отвергли Его. Присутствие Христа не стало Сыном Самого Бога, явленного в своей славе, от чего человек мог содрогаться в ужасе, хотя и не мог избежать; это то, чем Он был морально по Своей природе, в Своем образе. Человек возненавидел Его: всякое свидетельство, дабы привести человека к Богу, было напрасным. Чем яснее свидетельство, тем больше он отворачивается о него и противится ему. Явление греха мира стало его отвержением Христа. Ужасное свидетельство, что Богу в благодати надо возбудить отвращение, так как Он был совершенен и совершенно благ! Таков человек. Свидетельством Святого Духа миру, как и свидетельство Бога Каину, давно бывшему, станут слова, где Сын Мой? И не потому, что человек был грешен; он был таковым, когда пришел Христос; но он был потерян, дерево было плохим {Человек осуждается за совершенное; он потерял то, чем был}.
Однако этот путь Бога к чему-либо все же отличается - в явлении правды, чем Христос отошел к Своему Отцу, и мир более не видел Его. Из-за отвержения Христа. Не было человеческой правды. Грех человека подвержен отвержением Христа. Крест воистину стал судом, произведенным над грехом. В этом смысле была правда; но в этом мире был единственно правдивым Тот, осужденный человеком и оставленный Богом; то не было явлением правды. Это стало окончательным судебным разделением между человеком и Богом (смотрите главы 11 и 12:31). Если бы Христос был там и стал Царем Израилевым, то это не стало бы соответствующим результатом прославления Им Бога. Прославив Бога, Отца Своего, Он намеревается воссесть одесную Его, одесную Величества на небе, дабы быть прославленным в Самом Боге, восседать на престоле Отца. Лицезреть Его там - божественная правда (смотрите главу 13:31,32 и 17:1,4,5). Эта же правда навсегда лишила мир, как и есть, Иисуса. Человек более не увидит Его. Правда на благо людей есть во Христе, сидящего одесную Бога - в суде для мира, в том, что он безнадежно потерял Его навсегда. Более того, сатана стал князем этого мира чрез направление всех людей против Господа Иисуса. Дабы исполнить волю Бога в благодати, Иисус не противится. Он предает Себя смерти. Имеющий силу смерти полностью предается этому. В желании разрушить человека ему пришлось осмелиться на все в своей затее против Начальника жизни.
Он был способен связать с собой в этом целый мир, Иудея и язычника, священника и народ, правителя, воина и человека. Мир был там, возглавляемый своим князем, в тот торжественный день. Враг поставил на карту все, и мир был с ним. Но Христос воскрес, вознесся к Отцу Своему и послал Святого Духа. Все побуждения, что правят миром, и сила, которой сатана пленяет людей - его; от осужден. Сила Святого Духа является свидетельством этому и преодолевает всякую силу врага. Мир еще не осужден, то есть, не произведен суд - это будет иначе; но морально князь его осужден. Все его побуждения, религиозные и нерелигиозные, привели его, помещенного под властью сатаны, к отвержению Христа. Именно так он осужден; ибо он вел мир против Него, Кто явился Сыном Божиим через Святого Духа после преодоления силы сатаны в смерти.
Все это имело место чрез присутствие на земле Святого Духа, посланного Христом. Его присутствие само по себе явило все это. Ибо, если Святой Дух пребывал там, это случилось потому, что мир отверг Сына Божия. Правда засвидетельствована Иисусом, находящегося одесную Бога, подтверждением чему явилось присутствие Святого Духа, равно как и то, что мир действительно потерял Его. Сейчас мир, который отверг Его, не был осужден внешне, но, сатана же ведет его к отвержению Сына, присутствие Святого духа подтвердило, что Иисус разрушил силу смерти; и тот, кто обладал этой силой, был таким образом осужден; он стал врагом Того, Кто был от Отца; его власть прошла, а победа принадлежит Второму Адаму, когда вся власть сатаны была направлена против человеческой слабости Того, Кто в любви уступил ей. Но сатана, осужденный, князь этого мира.
Присутствие Святого Духа явит не права Христа как Мессии, какими они есть, но те истины, что относятся к человеку - миру, в котором Израиль не был потерян, отвергнув обетование, хотя Бог сохраняет народ для Себя. Святой Дух делает нечто большее, нежели являет состояние мира. Он исполнит работу в учениках; Он наставит их на всякую истину и возвестит будущее; ибо Иисус имел многое сказать, чего они не могли еще вместить. Когда Святой Дух пребудет в них, Он станет их крепостью и наставником; и это будет совсем иное положение ведущей для учеников.
Сейчас же Он явлен как пребывающий на земле вместо Иисуса, как пребывающий в учениках не как отдельный дух, говорящий от Себя, но как говорил Иисус: "Как слышу, так и сужу" совершенно божественным и небесным судом; так, Святой Дух, творящий в учениках, будет говорить то, что идет свыше и из будущего по божественному знанию. Будет небо и будущее, о чем Он будет говорить, возвещая небесное свыше и открывая грядущее на земле события, при этом первое и второе являются свидетельством того, что это от знания, принадлежащего Богу; как блаженно иметь то, что Он дает!
Далее, однако, Он занимает здесь место Христа Иисуса прославил Отца на земле. Святой дух прославит Иисуса согласно славе, принадлежащей Его Личности и Его положению. Здесь Он не говорит прямо о славе Отца. Ученики видели славу жизни Христа на земле; Святой Дух раскроет им Его славу в том, что принадлежало Ему, прославленному с Отцом - то, что было Его собственным.
Они будут учиться "частично". Такова доля человека, когда идет речь о Божием, но ее мера объявлена Самим Господом: " Он прославит Меня, потому что от Моего возьмет и возвестит вам. Все, что имеет Отец, есть Мое; потому Я сказал, что от Моего возьмет и возвестит вам."
Итак, нам разнообразно представлен дар Святого Духа в связи с Христом. Завися от Своего Отца и представляя Своих учеников как вышедших из них, Он, от их имени, обращается к Отцу; Он просит Отца послать Святой Дух (гл. 14:16). Затем мы находим, что Его собственное имя является всемогущим. Всякое благословение исходит от Отца во имя Его. Именно благодаря Ему и по действенности Его имени, всего, что в Нем угодно Отцу, благо исходит для нас. Таким образом, Отец пошлет Святого Духа во имя Его (гл. 14:26).
Христос же, прославленный на небесах и занявший свое место рядом со Своим Отцом, Сам посылает Святой Дух (гл. 15:26) от Отца как исходящий от Него. Наконец, Святой Дух явлен здесь в мире в и с учениками, и Он прославляет Иисуса, берет от Него и возвещает это Его своим (гл. 16:13-15). Здесь явлена вся слава Личности Христа, равно как и права, принадлежащие занимаемому Им положению. "Все, что имеет Отец и есть Его.
Он занял Свое место по вечным советам Бога благодаря Своей работе как Сына Человеческого. Но если Он в этом образе стал что-то иметь, то все, чем Он владеет здесь принадлежит Ему как Сыну, к Кому (пребывающему с Отцом) относится все, что есть у Отца.
Он будет временно сокрыт: после ученики увидят Его, ибо это представляет лишь исполнение путей Бога; и нет речи о потере, как и было бы, через смерть. Он идет к Своему Отцу. И здесь ученики ничего не понимают. Господь растолковывает этот факт и его последствия, не являя им, однако, всю важность сказанного Им. Он обсуждает этот с человеческой и исторической стороны. Мир возрадуется избавившись от Него. Жалкая радость! Ученики же возрыдают, хотя это и было истинным источником радости для них; но печаль их обернется радостью. Как свидетельство, это случилось, когда Он явил Себя им после Своего воскресения; и это будет полностью исполнено, когда Он вернется, дабы взять их к Себе. Когда же они увидят Его снова, то поймут то отношение с Его Отцом, в которое Он поместил их, они разделят его чрез Святого Духа. Это не станет так, как если бы они сами не могли приблизиться к Отцу, тогда как Христос мог (как сказала Марфа: "Но и теперь знаю, что, чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог"). Они сами могли прямо идти к Отцу, Который любил их, ибо они уверовали в Иисуса и приняли Его, когда Он унижался в этом мире греха (в общем это всегда так); просить во имя Его и получат, чтобы их радость была совершенна в осознании благословенного положения непреткновенного благоволения, в которое они были приведены, и значимость всего, что они имели во Христе.
И все же Господь уже сейчас возвещает их основу истины - Он исшел от Отца и Он отходит к Отцу. Ученики полагают, что понимают Его, не говорящего притчами. Они почувствовали, что Он угадал их мысль, ибо они не высказывали это Ему. Однако они еще не поднялись до высоты того, что Он сказал. Он сообщил им, что они уверовали в то, что Он исшел "от Бога". Это они поняли; а происшедшее укрепило их в этой вере, и они выражают сове убеждение в отношении этой истины; но они не имеют и мысли об исходе "от Отца" и отходе "к Отцу". Они вообразили, что вполне пребывают в свете; но они ничего не поняли из того, что подняло их над результатом отвержения Христа, это сделала вера в то, что Он исшел от Отца и отходит к Отцу. Иисус же возвещает им, что Его смерть рассеет их и они оставят Его. Его Отец будет с Ним; Он не будет одиноким. Он все-таки разъяснил им это, дабы они имели мир в Нем. в мире, который отверг Его, они будут иметь скорбь; но Он победил мир, чтобы они нуждались.

Иоанн 17

Этим завершается общение Иисуса со Своими учениками на земле. В следующей главе Он взывает к Своему Отцу как занимающий Свое место в отходе и дающий это (то есть свое собственное Своим ученикам в отношении Отца и мира после того, как ушел, дабы быть прославленным с Отцом. Вся глава в основном помещает учеников в Его собственное место после того, как есть основание для этого в Его собственном прославлении и деле. Она, за исключением последних стихов, представляет Его место на земле. Так как Он божественно пребывает на небесах и тем самым являет Божественный образ на земле, то (Он прославлен как Человек на небесах) им, соединенные с Ним, в свою очередь надлежит явить то же самое. Итак, вначале нам представлены место, которое Он лично занимает и работа, которая побуждает их быть в нем.
Глава 17 разделяется следующим образом: стихи 1-5 относятся к Самому Христу, к занятию Им Своего положения во славе, к Его делу, славе, принадлежащей Его Личности, и результату Его дела. Стихи 1-3 представляют Его новое положение в двух аспектах: "прославь Сына Твоего" - власть над всякой плотью, ибо жизнь вечная ей дана Ему; стихи 4,5 - Его дело и ее результаты. В стихах 6-13 Он говорит о Своих учениках как помещенных в отношения с Отцом через открытие Им для них Его имени, сообщение им слов, которые Он Сам получил, дабы они могли разделить всю полноту благословения этого отношения. Он также молится за них, дабы они были едино, как Он и Отец. В стихах 14-21 мы находим их сообразующиеся отношения к миру; в стихах 20,21 Он говорит о тех, кто уверует по слову их обладание благословения. Стихи 22-26 открывают для них последствия в будущем и в этом мире; обладание славой, которую Сам Христос получил от Отца - дабы быть с Ним, наслаждаясь видом Его славы - что любовь Отца пребудет с ними здесь внизу, как даже и Сам Христос был ее предметом - и что Сам Христос пребудет в них. Последние три стиха сами по себе говорят о восхищении учеников на небо как о прилагаемой истине.
Таково, вкратце, содержание это чудесной главы, в которой нам дано услышать побуждение Его сердца, не общение Христа с человеком, когда Он изливает их Своему Отцу ради благословения тех, кто есть Его. Прекрасная благодать, что позволяет нам услышать эти побуждения и уразуметь все преимущества, которые проистекает из того, что Он так печется о нас, из того, что мы являемся предметом общения между Отцом и Сыном, из общей любви к нам, когда Христос выражает Свои собственные побуждения - то, что у Него на сердце и что Он представляет Отцу как Свои собственные пожелания! Некоторые разъяснения могут помочь постигнуть значение определенных отрывков в этой чудесной и драгоценной главе. Да поможет нам Дух Божий!
Господь, Чьи взоры любви до сих пор были обращены к Своим ученикам на земле, возводит сейчас Свои очи на небо и взывает к Своему Отцу. Он просит за них пред Отцом. Он молит за них, полностью отделяя их от мира. настанет час, когда (по Псалму 2) Он попросит у Отца о всем мире; сейчас Он этого не делает, но лишь в отношении тех, кого Отец дал Ему из мира, ибо они от Отца. Ибо все, что есть от Отца, существенно разница с миром (сравните 1е Иоанна 2:16).
Господь представляет отцу два побуждения Своей просьбы: первое то, что они от Отца, и чтобы Отец ради Своей собственной славы и по Своей любви к тому, что принадлежит Ему, соблюдал их; второе то, чтобы Отец соблюдал их потому, а Иисус прославился в них, что Иисус был предметом любви Отца. Кроме того, интересы Отца и Сына не могут быть разделены. Если они были Отчие, то они были и Сына; и это явилось не чем иным, как примером вселенской истины - что, все принадлежащее Сыну, принадлежит Отцу, а принадлежащее Отцу, принадлежит Сыну. Какое же это место для нас! быть предметом этой взаимной любви, этих общих и неразделимых интересов Отца и Сына. Вот великий принцип - великое основание молитвы Христа. Он молил Отца за Своих учеников, так как они принадлежали Отцу; и Иисусу, посему, должно искать им благословения. Отец полностью будет попечительствовать им, ибо в них прославиться Сыну.
Затем Он представляет те обстоятельства, к которым относится молитва. Он более не пребывает в этом мире. Они будут лишены Его личного попечительства, такого, когда были с Ним, и они пребудут в этом мире, тогда как Он идет к Отцу. Такова почва Его просьбы в отношении их положения. Он, следовательно, помещает их в связь со Святым Отцом - со всей совершенной любовью этого Отца - Отцом Иисуса и их Отцом, сохраняя (то было их благословение) святость, что необходима для Его естества, дабы они могли быть в отношении с Ним. И это представляет непосредственное попечительство. Отец соблюдет во имя Свое тех, кого Он дал Иисусу. связь, таким образом, непосредственная. Иисус передал их Ему не только как принадлежащих Отцу, но теперь уже и как Его, придав всю ценность, которую это принесет им в очах Отца.
Предмет Его ходатайства выразился в том, чтобы они были едины, как Отец и Сын. Едины, а связью этого единства является лишь божественный Дух. И в этом смысле связь воистину божественна. Поскольку они исполнены Духом Святым, то у них одно помышление, один совет, одна цель. Об этом единстве и говорится здесь. Отец и Сын являются их единственной целью; исполнение их советов и целей есть их единственное устремление. В них пребывают лишь помыслы о Боге,; ибо Сам бог, Святой Дух, есть источник их помыслов. И только одна божественная сила и естество объединили их - Святой Дух. Помыслы, цель, жизнь, все моральное существование являются, следовательно, едиными. Господь говорит, непременно, с высоты Своих собственных мыслей, когда излагает свои желания для них. Если речь идет об осуществлении, то мы должны подумать о человеке; также и о крепости, что совершенна в слабости.
Вот каковы желания Господа - чада, Святые пребывают под попечительством Отца; по божественной власти, а не через какое-то усилие или соглашение. Он пребывая здесь, соблюдал их во имя Отца, будучи верным для исполнения всего, что дал Ему Отец, и никого из своих не потерял. Что же касается Иуды, то это стало лишь исполнением Слова. Попечительство Иисуса, бывшего в мире, не могло продолжаться и далее. И Он говорит об этом, пребывая все еще здесь, а ученики слышат это, чтобы они уразумели, что их поместили пред Отцом в тоже положение, что было у Христа, и чтобы они имели в себе радость, в том же взаимоотношении, которая была и у Христа. какая невыразимая благодать! Они потеряли Его, явно, чтобы найти себя (чрез Него и в Нем) в Его собственном отношении с Отцом, разделяя все, что Он разделял в том общении здесь внизу, пребывая на Его месте в своих уже отношениях с Отцом. Посему Он передал им все слова, которые Отец дал Ему - слова Его любви к Себе, когда ходил как Сын в этом положении здесь внизу; и Отец, во имя "Святого Отца", как Сам Сын взывал к Нему с земли, соблюдет тех, кого оставил Сын. Так, чтобы они имели Его радость в себе. Таково их отношение с Отцом, когда нет Иисуса.
Сейчас Он обращается к их отношению с миром с точки зрения первых. Он дал им слово Своего Отца - не те слова, что привели бы их в общение с Ним, но Его слово - свидетельство того, что Он был. А мир возненавидел их, и он возненавидел Иисуса (живое и личное свидетельство Отца) и Самого Отца. Пребывая в Отношение с Отцом, Кто взял из людей мира, и приняв слово Отца (и вечную жизнь в Сыне в этом знании), они не были от мира: и поэтому мир возненавидел их. Однако Господь не молит о том, чтобы их взять из мира; но чтобы Отец сохранил их от зла. Он подробно касается Своего желания в этом отношении, основываясь на том, что они не от мира. Он повторяет эту мысль как опоре их положения здесь внизу. "Они не от мира, как и Я не от мира". Кто же они тогда? Чрез какое правило, какую модель сотворить их? - Чрез истину, а слово Отца есть истина. Христос всегда есть Слово, но Слово живое среди людей.
В Писаниях мы находим начертанным и непоколебимым: они открыли Его, свидетельствую о Нем. Итак, учеников отделяют. "Освяти их истиною Твоею: слово Твое есть истина". Их, лично, надобно сотворить чрез слово Отца, как он был явлен в Иисусе. И вот их миссия. Иисус посылает их в мир, как и Отец послал Его в мир; в мир - никоим образом от мира. Их посылают туда от Христа; если бы они были от мира, то их нельзя было послать в него. Но не только слово Отца было истинной или сообщение слова Отца Христом, бывшем со Своими учениками (то, о чем Христос говорит от стих 14 до сего: "Я передал им слово твое"): он посвящает себя. Он отделяет Себя как божественного над небесами, прославленного в славе, дабы всякая истина сверкала в Нем, в Его Личности, воскреснем из мертвых чрез славу Отца - все, чем Отец явлен в Нем; свидетельство божественной праведности, божественной любви, божественной власти, всецело опровергнувшее ложь сатаны, которой человек был обманут и греховно приведен в мир; совершенный образец того, чем человек являлся по советам Божиим и как моральное выражение Его власти во славе - образе невидимого Бога, Сына во славе. Иисус отделил Себя, в этом положении, чтобы ученики были освящены сообщением им того, что Он есть; ибо эти слова есть истина и сотворяют их в образе того, что она открывает. Эта была слава Отца, явленная Им на земле, слава, в которую Он поднялся как Человек; и полный результат - явление во славе пути, на котором Он отделил Себя для Бога но в интересах Его собственных. Так, есть не только формирование и управление помыслами через слово, морально отделяющее нас для Бога, но и благословенные чувства, исходящее из того, что мы имеем эту истину в Личности Христа, и наши сердца соединены с Ним в благодати. Этим завершается вторая часть того, что относится к ученикам в общении и в свидетельстве.
В стихе 20 Он возвещает, что молит также и верующих в Него по их слову. Здесь понятие единства немного отличается от того, что упомянуто в стихе 11. Говоря об учениках, Он сказал: "Как и Мы, ибо единство Отца и Сына явлено в установленных цели, предмете, любви, деле, во всем. Следовательно, у учеников должно быть такое единство. Здесь же верующие принимая и разделяя то, о чем сказано, имеют свое единство в силе благословения, куда они приведены. Чрез один Дух, в Котором они непременно объединены, они имеют место в общении с Отцом и Сыном. Это есть общение Отца и сына (сравните 1е Иоанна 1:3; и то, как похожи языки апостола и Христа!). Итак, Господь просит, чтобы были в них Отец и Сын. Это представляет то, что приведет мир к уверованию в послание Сына Отцом; ибо были уверовавшие в это, кто, какими бы противоположными ни являлись их интересы и обычаи, какими бы сильными ни были их предубеждения, были едины (чрез это действенное откровение и чрез эту работу) в Отце и Сыне.
Здесь заканчивается Его молитва, но не всю Его общения со Своим Отцом. Он представляет нам (а свидетельствующие и верующие идут здесь вместе) славу, которую дал Ему Отец. Это представляет основу другого, третьего {Говорится о трех единствах. Первое относится к ученикам, "как и Мы", единство чрез силу одного Духа в помыслах, целях, намерениях, служении, когда Святой Дух делает их единым, а их путь общим, выражением Его замысла и власти и более ничего. Далее, единство верующих через их слово, в общении с Отцом и Сыном, "в Нас едино" - чрез Святого Духа, но как праведные в него, как это уже сказано, смотрите 1е Иоанна 1:3. Затем, единство во славе, "совершены во едино", в явлении и нисходящем откровении, что Отец в Сыне, а Сын в них. Второе относится к уверованию мира, третье - к его знанию. Первые два исполнены буквально словами, которыми они выражены. Нет надобности говорить, как далеко отошли от них верующие с того времени}, способа единства. Все участвуют, и это истинно, в славе этого полного единства в помыслах, предмете, установленной цели, что основывается на единстве Отца и Сына. Когда есть совершенство, что духовно сотворил Святой Дух, то естественно для всего во славе, что Его поглощающая энергия затмевает всякую другую.
Однако принцип существования этого единства прибавил к этой истине иной характер - явления или же, по меньшей мере, внутреннего источника, который содеял свое явление в них: "Я в них, - сказал Иисус, - и Ты во Мне" . Это не является простым, совершенным единством из стиха 11 или же взаимностью и общением из стиха 21. Это представляет Христа во всех верующих, а Отца во Христе, единство в явлении во славе, а не только в общении - единство, в котором все совершенно связано с его источником. И Христос, Кому одному им быть явленными, в них; и Отец, Которого совершенно явил Христос, в Нем. Мир (это будет в тысячелетней славе и будет явлено миру) узнает (Он не говорит, что он может уверовать), что Иисуса послал Отец (как же отрицать это, когда Его увидят во славе?) и, более того, что Отец возлюбил учеников, как и Самого Иисуса. само обладание той же, что и у Христа, славой будет тому свидетельством.
Но есть еще и то, чего не увидит мир, так как не будет в этом. "Отче! Которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною". Мы не пребываем так, как Христос (сообразованный с сыном, несущий образ божественного Человека пред взором мира), но мы с Ним там, где Он. Иисус желает, чтобы мы увидели Его славу {Это отвечает Моисею и Илие, входящему в облака, за исключением явления их в той же славе, что и Христос, находясь на горе}. Утешение и ободрение нам после разделения Его стыда: но еще более ценные, так как мы видим, что Он, Кто был оскорблен как человек и стал человеком ради нас, будет посему прославлен славою, что превыше любой славы, за исключением Того, Кто дал Ему все. Ибо Он говорит здесь о славе, которую дали. Именно это так ценно нам, так как Он приобрел ее через Свои страдания за нас, и она надлежит Ему обязательно - справедливая награда, в них, за совершенное прославление Отца. Сейчас это предстает особой радостью, что всецело пребывает вне мира. Мир увидит славу, которая есть у нас со Христом, и узнает, что нас возлюбили, как и Христа. Но для любящих Его существует тайна, которая соотносится с Его Личностью и нашим общением с Ним Самим. Отец возлюбил Его прежде бытия мира - любовью несравненной и безграничной, совершенной и посему удовлетворяющей. Мы разделим ее в том смысле, что узрим нашего Возлюбленного в ней, и в том, что пребудем с Ним, что получим славу, которую Отец дал Ему по любви, которой Он возлюбил Его прежде, нежели мир имел какую-либо часть в деяниях Бога. До сего мы пребывали в мире; здесь же - на небесах, вне всякого заявления или представления мира (Христос виден в плоде той любви, которая была для Него у Отца прежде существования мира). Христос, посему, является радостью Отца. Мы зрим Его в вечном плоде этой любви как человека. Мы пребудем в ней навсегда с Ним, дабы радоваться Его пребыванию в ней - что наш Иисус, наш Возлюбленный, пребывает в ней и есть то, что Он есть.
Между тем, при этом, в деяниях Бога относительно отвержения Его присутствует справедливость. Он всецело, совершенно открыл Отца. Мир не знал Его, но Иисус знал, а ученики знали, что Отец послал Его. Сейчас Он взывает не к святости Отца, дабы Он соблюдал их по благословенному имени, но к правде Отца, дабы Он различил между миром, с одной стороны, и Иисусом со Своими, с другой; ибо была моральная причина там, как и невыразимая любовь Отца к Сыну. Иисус даст нам радость, пребывающим здесь внизу, осознания того, что это различение сотворено чрез сообщение благодати прежде, нежели осуществлено чрез суд.
Он открыл им имя Отца и возвестит его, даже когда Он вознесся на небеса, дабы любовь, которой Отец возлюбил Его, была в них (чтобы их сердца могли обладать ею в этом мире - какая благодать!), а в них Сам Иисус, этот передающий такую любовь, этот источник крепости, дабы возрадоваться ею, передавать ее, скажем так, во всем совершенстве, в котором Он возрадовался ею, в их сердца, в коих Он пребывает - Сам по Себе крепость, жизнь, правомочность, право, средство для радости ею таким образом, а посему в сердце. Ибо она пребывает в Сыне, Который говорит нам о ней, и мы знаем имя Отца, Которого Он открывает нам. Словом, Он даст нам радоваться тому отношению в любви, в коем мы увидим Его на небе. Мир узнает, что нас возлюбили, как и Иисуса, когда мы явимся в той же славе с Ним; но наш удел заключается в том, чтобы знать сейчас, что Христос пребывает в нас.

Иоанн 18

Повествование о последних мгновениях нашего Господа начинается после слов, с коими Он взывал к своему Отцу. Даже в этой части мы найдем общий характер того, о чем сообщается в настоящем Евангелии (согласно тому все, что мы видели здесь), что события представляют личную славу Господа. Нам явлена, действительно, злоба человека, которая представлена сильным образом; однако основной темой здесь предстает Сын Божий, но не Сын Человеческий, страдающий под тяжестью того, что нашло на Него. Нам не дано страдание в саду или выражение того, как Он чувствует Себя, когда оставлен Богом. Иудеи помещены в положение отвержения.
Беззаконие Иуды отмечено здесь также сильно, как и в главе 13. Он хорошо знал это место; ибо Иисус имел обыкновение собираться там со Своими учениками. Какая мысль - избрать подобное место для предательства Его! Какая непостижимая жестокость сердца! Но, к сожалению! Он отдался, как и было, сатане, инструменту врага, явлению его силы и его действительного образа.
Как много всего случилось в этом саду! Какие слова сердца, исполненного собственной любовью Бога, ищущие способ проникнуть в тесные и сверхнечувствительные сердца Его возлюбленных учеников! Но все потеряно на Иуде. Он приходит с людьми, нанятыми злобой священников и фарисеев, чтобы схватить Самого Иисуса. Но Иисус уже ждет их. Именно Он Сам предстал им. Зная все, что должно случиться с Ним, Он выходит и спрашивает: "Кого ищете?" Именно Сам Спаситель, Сын Божий предлагает Себя. Они отвечают: "Иисуса Назорея". Иисус говорит им: "Это Я". Был там и Иуда, который знал Его хорошо и знал этот голос, такой знакомый слуху его. Никто не наложил руки на Него: как только Его слово отозвалось в их сердцах, как только услышали божественное "Это Я", они отступили назад и пали на землю. Кто возьмет Его? Ему не оставалось ничего, как уйти и оставить их. Но Он пришел не для этого; и настал час отдаться Самому. И посему Он снова спрашивает их: "Кого ищете?" Они, как и раньше, отвечают: "Иисуса Назорея". В первый раз необходимо было, чтобы явилось божественное слава Личности Христа; сейчас же - Его попечительство для искупленных. "Если Меня ищете, - сказал Господь, - оставьте их, пусть идут" - дабы сбылось слово "из тех, которых Ты Мне дал, Я не погубил никого".
Он являет Себя добрым Пастырем, отдающим свою жизнь за овец. Он встает пред ними, чтобы они могли избежать угрожавшей им опасности, а все нашло на Него. Он Сам отдается. Все здесь является Его собственным доброхотным приношением.
Тем не менее, какими бы ни были явленная Им слава, благодать Спасителя, Который верил Своим, Он поступает в послушании, в совершенном спокойствии послушания, которое имеет цену у Бога, которое получило из рук Его Отца все. Когда плотская и неразумная энергия Петра применяет силу, чтобы защитить Его, Кому, если бы Он захотел, оставалось лишь уйти, когда слово из уст Его повергло на землю всех пришедших схватить Его, когда слово, указавшее им то, что они искали, лишило их всякой силы - когда Петр ударил раба Малха, Иисус занимает место послушания. "Неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?"
Явлена божественная Личность Христа; соделано доброхотное пожертвование Собою, дабы защитить Своих; и сейчас же явлено Его совершенное послушание.
Нашему взору представлены злоба жестокого сердца и недостаток плотского, но чистого сердца. Иисус стоит отдельно и уединенно. Он - Спаситель. Подчиняясь человеку, дабы исполнить советы и волю Божие, Он позволяет им отвести Себя куда им угодно. Здесь немного говорится о том, что происходило. Иисус, Которого расспрашивают, не очень-то и говорит что-либо о Себе. Присутствует, спокойное, но кроткое, превосходство Того, Кто Сам отдался: хотя Он осуждается лишь за Свое свидетельство о Самом Себе. Всякий слышал уже, что Он учил. Он бросает вызов власти, которая преследует беззаконие, не официально, но мирно в моральном отношении; и когда Его несправедливо ударили, увещевает с достоинством и совершенным спокойствием, поддаваясь оскорблению. Однако Он никоим образом не признает первосвященники; хотя, в то же время, Он вообще не выступает против него. Он оставляет его в своей моральной несостоятельности. Явлена и плотская слабость Петра; как и, ранее, его плотская энергия.
Приведенный к Пилату (хотя и из-за истины, что Он Царь), Господь поступает с тем же спокойствием и тем же смирением; однако Он вопрошает Пилата и наставляет его так, что тот не может найти в Нем какой-либо вины. Морально несостоятельный находится на той же высоте, что пред ним, и смущенный присутствием божественного узника, Пилат, однако, может отпустить Его прибегнув к обычаю, что практиковали тогда правители, освобождения обвиняемого Иудеям на Пасху. Но встревоженное безразличие совести, что, жестокое как и было, преклонялось пред Тем, Кто (даже при таком смирении) не мог достичь ее, не оставило таким образом злобы делающих работу врага. Иудеи закричали против предложения, выдвинутого беспокойством правителя, и выбрали разбойника вместо Иисуса.

Иоанн 19

Пилат выказывает свою обычную бесчеловечность. Однако в тексте данного Евангелия Иудеи выступают действительно виновниками (насколько можно рассматривать человека) смерти Господа.
Ревностные в отношении чистоты обычаев, но безразличные к справедливости, они не хотят судить Его по своему закону {Сказано, что их Иудейские традиции запрещали им предать кого-либо смерти во время больших праздников. Возможно это повлияло на Иудеев; но как бы ни было, намерения Бога были таким образом исполнены. В другое время Иудеи не так уж и подчинились крайним мерам Римлян, которые лишали их права на жизнь и смерть}; они выбирают Римлян, чтобы те предали Его смерти, ибо должно исполнится всякому совету Бога.
При повторном настоянии Иудеев Пилат предает Иисуса в их руки - и полностью повинен в этом, ибо он открыто признал Его невиновность, а его совесть была решительно задета и встревожена очевидными свидетельствами того, что пред ним был необыкновенный человек. Он не показывает, что встревожен, но он таковым является (гл. 17:8). Божественная слава, которая пронзила унижения Христа, воздействует на него и побуждает Иудеев сказать, что Иисус сделал Себя Сыном Божиим. Пилат бичевал Его и отдал Его на оскорбление воинам; и здесь он остановился. Возможно, он полагал, также что Иудеи будут удовлетворены этим, и он представляет им Иисуса с венцом из терна на голове. Возможно, он полагал, что их ревностное отношение к такому национальному оскорблению вынудит их просить о Его освобождении.
Но, грубо преследуя свою злобную цель, они закричали: "Распни, распни Его!" Пилат подчиняется этому и для самого себя, давая им свободу поступить так, говорит, что не находит вины в Нем. Этим они защищают свой Иудейский закон. У них свой закон, как говорят они, и по этому закону Он должен умереть, так как Он сделал Себя сыном Божиим. Пилат, уже в мыслях ударив и исполнив это, наиболее встревожен; и, возвратившись снова в преторию, спрашивает Иисуса. Он не отвечает. Задета гордыня Пилата, и он спрашивает, не знает ли Иисус, что он имеет власть судить или освободить Его. Господь, отвечая, всецело сохраняет достоинство Своей личности. У Пилата не было бы власти над Ним, если бы это ни было волей Божией - чему Он подчинился. Это увеличило грех тех, кто привел Его, полагая, что человек может что-либо сделать с Ним, если бы ни была исполненной таким образом воля Божия. Знание Его личности создало меру греха, совершенного против Него. Непонимание этого привело ко всякому ложному осуждению и показало, в случае с Иудой, наиболее неограниченную моральную слепоту. Он знал силу Своего Учителя. Зачем надо было предать Его человеку, если не пришел Его час? Каково, в этом случае, положение предателя?
Однако Иисус всегда говорит согласно славе Своей Личности и как пребывающий всецело над обстоятельствами, чрез которые Он проходил в благодати и послушании воле Своего Отца. Пилат откровенно встревожен ответом Господа, а его чувство не совсем крепко, чтобы противостоять тому побуждению, которым Иудеи давили на него, но имеет вполне существенную силу, чтобы отдать Иудеям все, что было от воли в Его осуждении, и соделать их виновными в отвержении Господа.
Пилат искал отвести Его от их ярости. Наконец, забоявшись быть уличенным в неверности Кесарю, он с презрением обращается к Иудеям, говоря: "Се, Царь ваш!", поступал - хотя и несознательно - по велению Божиему, чтобы исторгнуть это памятное даже до сего дня выражение из их уст, их осуждения, их бедствия: "Нет у нас царя кроме Кесаря". Они отреклись от своего Мессии. Фатальная фраза, которая вызвала суд Божий, произнесена сейчас; и Пилат предает им Иисуса.
Иисус, смиренный и несущий Свой крест, занимает Свое место с преступниками. Однако Он, Кто хотел, чтобы все исполнилось, устанавливает так, дабы свидетельство относилось к Его достоинству; а Пилат (возможно, чтобы досадить Иудеев, но, несомненно, исполнить намерения Бога) прикрепил к кресту надпись о Господе: "Иисус Назорей, Царь Иудейский": обоюдная истина - презренный Назорей есть истинный Мессия. Здесь, как и во всем этом Евангелии, Иудеи занимают свое место отринутых Богом.
В то же время апостол показывает - здесь и в прочих местах - что Иисус есть настоящий Мессия, подтверждая это пророчествами, которые ведают о том, что случится с Ним в целом, в отношении отвержения Его и Его страданий, и то, что Он является Мессией, а это подтверждено обстоятельствами, при которых Он был отвергнут людьми.
После повествования о Его распятии как деянии человека нам представляется то, что характеризует это в отношении того, чем был Иисус на кресте. Кровь и вода истекли из Его пронзенного тела.
Преданность женщин, идущих за Ним, менее значимая с точки зрения содеянного, по своему сверкает в той настоятельности любви, что привела их к кресту. Более ответственное положение апостолов как людей вряд ли позволило бы им это при таких обстоятельствах; но она ничего не извлекает из привилегии, которую дают женщинам, верными Иисусу, благодать. Это все же стало для Христа поводом представить нам новое наставление, являя себя таким как есть и обозначая пред нами Свое дело, что выше всякого обстоятельства, как результат и выражение духовной энергии, которая привела Его к всецелому посвящению, как человека, Богу, также принося Себя в жертву Богу чрез вечного Духа. Его дело завершено. Он принес Себя Сам. Он обращается, скажем так, в Свои личные отношения. Естество, в Его человеческих чувствах, зримо в Своем совершенстве; как и, в то же время, Его личное божественное превосходство над обстоятельствами, через которые Он прошел в благодати как человек послушания. Выражение Его сыновьих чувств являет, что посвящение Богу, которое отвело Его от всех тех чувств, кои подобны необходимости и долгу человека по его натуре, не было желанием человеческого чувства, но силой Духа Божия. Видя женщин, Он не говорит им более как Учитель и Спаситель, воскресение и жизнь; представлен Иисус, человек, индивидуально в Своем человеческом отношении.
"Жено! - говорит Он, - се, сын Твой" - предавал Свою Мать на попечительство Иоанна, ученика, которого любил Иисус - и ученику говорит: "Се, Матерь твоя!", после чего этот ученик забирает ее к себе домой. Сладко он был так любим, само по себе могло оценить свой непосредственный объект. Это также являет нам, что Его любовь к Иоанну носила характер человеческого чувства и привязанности, по Богу, но не сугубо божественного, хотя и преисполненной божественной благодатью - благодатью, которая придавала ей всю ее значимость, но которая закрылась пред реальностью человеческого сердца. Именно это, очевидно, связывало Петра и Иоанна. Иисус был для них существенной и общей целью. Будучи очень разными - и посему еще более объединенными на основании этого - они помышляли лишь об одном. Полное посвящение Иисусу является самой крепкой связью между человеческими сердцами. Оно отлучает их от себя, и у них появляется лишь единая душа в помыслах, намерении, в установленной цели, ибо они имеют только один предмет. В Иисусе же это было совершенным и было в благодати. Не сказано, ученик, который любил Иисуса; это было бы неподходяще. Это бы изъяло Иисуса полностью из Его положения, Его достоинство, Его собственной славы и разрушило бы ценность Его любви к Иоанну. И тем не менее Иоанн любил Христа и посему так оценил любовь своего Учителя; его сердце было прилеплено к Нему чрез благодать, а сам он отдался исполнению этого сладкого поручения, о чем он с удовольствием сообщает здесь. Именно любовь воистину говорит об этом, хотя не о себе.
Я верю, что мы снова узрим это чувство (употребленное Духом Божиим не как, очевидно, основание, но чтобы придать его краску выражению того, что он видел и знал) в начале первого послания Иоанна.
Мы также узрим, что это Евангелие не являет нам Христа под тяжестью Своих страданий, но как поступающего в соответствии со славой Своей Личности, что превыше всего., и исполняющего все в благодати. Совершенно спокойный, Он печется о Свой Матери; сделав это, Он узнает, что все свершено. Ему присуще, говоря человеческим языком, самообладание.
Однако остается еще одно пророчество, которое должно быть исполнено. Он говорит: "Жажду", и они, как и предсказал Бог, дали Ему уксуса. Сейчас Он знает, что ничего не осталось, что должно было быть исполненным. Он преклоняет Свою главу и предает {Такова сила изречения; оно совсем отличается от слова, переводимого как испустить. Мы узнали из Евангелия от Луки 23:46, что Он сделал так, когда сказал: "Отче! в руки Твои предаю Дух Мой". Но в Евангелии от Иоанна Святой Дух представляет даже Его смерть как доброхотное деяние, когда Он предает дух, но не говорится, кому Он (как человек безграничной и совершенной веры) предал, умирая Свой человеческий дух, Свою душу. Здесь явлено это Его божественное право, а не Его упование на Своего Отца. Слово не употребляется так, кроме как в этом отрывке в отношении Христа, ни в Новом Завете, ни в LXX} Свой дух.
Итак, когда все божественное дело исполнено, божественный Человек предает Свой дух, и дух покидает тело, которое было его органом, его сосудом. Настал час для этого; и сделал это, Он подтверждает исполнение других божественных слов - "кость Его да не сокрушится". Все имело свою часть в исполнении этих слов, и намерений Того, Кто ранее произнес их.
Один из воинов пронзает копьем Его тело. И именно из мертвого Спасителя истекают знамения вечного и совершенного спасения - вода и кровь; одна для очищения грешника, вторая для искупления его грехов. Евангелист увидел это. Его любовь к Господу даст ему запомнить то, что он видел Его до конца; он говорит об этом, дабы мы поверили. Но если мы видим в возлюбленных учениках сосуд, который использует Святой Дух (и очень приятно видеть его по воли Божией), то видим и того, кто использует его. Как много засвидетельствовал Иоанн, о чем он не говорит! Крик печали и оставления - потрясение - признание сотника - историю вора: все это происходит пред его очами, которые лицезрели Учителя; и все же он не упоминает об этом. Он говорит о том, чем был его Возлюбленный в средине всего этого. Святой Дух дал ему сказать о том, что принадлежало личной славе Иисуса. Его чувства позволили принять это за приятную и легкую задачу. Святой Дух прикрепил к ней его, использовав, его там, где он наиболее подходящим для работы. Через благодать инструмент сам предался работе, для которой его и отделил Святой Дух. Его память и его сердце находились под преобладающим и исключительным воздействием Духа Божиего. И это употребил Дух в Его деле. Кто-то симпатизирует инструменту; кто-то верит в то, что сообщает через его слово Святой Дух, ибо слова от Духа Святого.
Не может быть чего-либо более трогательного, более глубоко интересного, нежели божественная благодать, явленная таким образом в человеческой нежности, и принимающая свою форму. Овладевая всей действительностью человеческого чувства, она обладает всей силой и глубиной божественной благодати. Именно по божественной благодати у Иисуса такие чувства. С другой стороны, ничто не может быть более далеким от оценки этого высшего источника божественной любви, текущей по совершенному каналу, который он сотворяет своей силой, чем притворство выразить нашу любовь как взаимную; она тогда наоборот, полностью преткнется в этой оценке. Истинные святые среди Моравских братьев называли Иисуса "братом" а другие позаимствовали их гимны или изречения; Слово не говорит так. "Он не стыдится называть их братиями", но это не значит, что мы называем Его так. Личное достоинство Христа не потеряно в безграничности и нежности Его любви.
Но отвергнутому Спасителю надобно пребывать с богатыми и знаменитыми в Свой смерти, как бы ни был Он презираем ранее; и они, кто не потрудился признать Его при жизни, пробуждены теперь размахом крика своего народа и самим фактом Его смерти - это дала им почувствовать благодать Бога, Который сохранил их для этой работы - поглощены внимание, благо Его мертвому телу. Иосиф, член совета, пришел просить Пилата, чтобы снять Тело Иисуса. Никодим присоединился к нему, чтобы воздать последние почести Тому, за Кем они никогда не шли при Его жизни. Мы можем понять это. Идти за Иисусом постоянно под упреком и из-за Него компрометировать себя навсегда сильно отличается от действия, когда свершилось определенное великое событие, где нет более места для первого, и когда размах зла вынуждает нас отделиться от этого; и когда благо, отвергнутое из-за своего совершенства в свидетельстве и совершенное в отвержении его, вынуждает нас принять участие, если в нас существует через благодать какая-либо моральная суть. Бог таким образом исполнил Свои слова истины. Иосиф и Никодим положили Тело Господа в новый гроб в саду близко от креста; ибо в тот момент они из-за Иудейских приготовлений, не могли сделать больше.

Иоанн 20

В главе 20 нам кратко представлены несколько основных фактов, которые имели место после воскресения Христа, описание всех последствий того важного события в непосредственной связи с благодатью, давшей их, и с чувствами, которые должно увидеть в верующем при помещении его снова в отношение со Христом; и описание всех путей Божиих до откровения Христа остатку перед тысячелетием. В главе 2/ нам изображено тысячелетие.
Мария Магдалина, из которой Он изгнал семь бесов, первой предстает здесь - трогательное выражение путей Бога. Она, я не сомневаюсь, представляет Иудейский остаток того дня, лично преданный Господу, но не знающий силы воскресения. Она одинока в своей любви: сама сила ее чувства уединяет ее. Она не была единственно спасенной, но она одна приходит искать - неправильно искать, если хотите, но искать - Иисуса, ибо свидетельство Его славы сверкает в мире тьмы, а она любила Его. Она идет перед другим женщинами, и еще есть тьма. это - любящее сердце (мы уже отметили это в верующих женщинах), которое поглощено Иисусом, тогда как все еще нет общенародного свидетельства человека. и именное ему первым является Сам Иисус по воскресении. Однако ее сердце знало, где найти ответ. Она бежит к Петру и к другому ученику, которого любил Иисус, когда не находит Тело Христа. Петр и другой ученик бегут и видят доказательства совершенного воскресения (что касается Самого Иисуса) со всяким спокойствием, что стало силой Бога, великой, какой могла быть тревога, которую сотворила она в мыслях человека. Нет спешки; все происходит размеренно; Иисуса нет там.
Однако, двумя учениками не двигала та же привязанность, которая исполнила ее душу, которая являлось объектом такого великого избавления {"Семь бесов". Это представляет полное овладение этой бедной женщиной нечистыми духами, для которых она была жертвой. Это являет действительное состояние Иудейского народа} со стороны Господа. И они видят и, по этим зримым свидетельствам, верят. Это не является духовным пониманием помыслов Бога чрез Его слово; они увидели и уверовали. В этом нет ничего, что сообщило бы вместе учеников. Иисуса не было; Он воскрес. Они удостоверились в этом и возвратились к себе. Но Мария, движимая скорее чувством, нежели разумом не смиряется с холодным удостоверением того, что Иисус воскрес {Хотя я и пытаюсь раскрыть великие принципы для стремящихся понять Слово, мне представляется невозможным разъяснить все, что так глубоко трогательно и интересно в этой двадцатой главе, над кото Это откровение Господа бедной женщине, которая не рой я часто размышлял (благо благодати) с неумолкающим интересом.могла без Спасителя, обладает трогательной красотой, что подчеркивает каждая деталь. Однако, существует один взгляд, на который я не могу не обратить внимание читателя. Здесь представлены четыре состояния души, которые, если их рассматривать вместе, очень поучительны по-своему для верующего:
1. Иоанн и Петр, которые видят и верят, действительно верующие; но они не видят во Христе единственное средоточие всех помыслов Бога о Его славе, о мире, о душах. не представляется таким их чувствам и Он, хотя они и верующие. Обнаружив, что Он воскрес, они без Него. Мария же, которая не знала этого, которая пребывала даже в преступном неведении, не могла тем не менее без Иисуса. Она должна иметь Его. Петр и Иоанн возвращаются к себе; таков смысл их интересов. Они воистину веруют, но для них достаточны собственная личность и свой дом.
2. Фома верует и признает истинной ортодоксальной верой при неоспоримых доказательствах то, что Иисус есть его Господь и его Бог. Он воистину верует для себя. У него нет слов о действенности работы Господа и об отношении с Его Отцом, в которое Иисус приводит Своих, собрание. У него, возможно, есть мир, но он упустил всякое откровение о положении собрания. Как много душ - даже спасенных - пребывают в этих двух состояниях!
3. Мария магдалина крайне несведуща. Она не знает, что Христос воскрес. У нее так мало правильного чувства о том, что Он Господь и Бог, и она полагает, что кто-то унес тело Его. Но Христос является для нее всем, нуждой ее души, единственным возжеланием ее сердца. Без Него у нее нет дома, нет Господа, ничего нет. И на эту нужду Господь сейчас отвечает; это обозначает работу Святого Духа. Он называет Свою овцу по имени, являя Себя вначале ей, и, наставляя ее, что Его присутствие не означает телесного возвращения Иудея на землю и что Ему должно взойти к Отцу своему, и что ученики являются теперь братьями ему, и что они помещены в то же положение, как и Он со Своим Богом и Отцом своим - как и Он Сам, воскреснувший Человек, восходящий к Своему Богу и Отцу. Ей открыта вся слава нового индивидуального положения.
4. Это событие собирает учеников вместе. Затем Иисус приносит им мир, который Он дал, а они всецело радуются настоящему Спасителю, Который дает им его. Он сотворяет этот мир (полученный ими благо Его делу и Его победе) их отправной точкой, посылает их, как и Отец послал Его и предает им Духа святого как дуновение и силу жизни, дабы они могли нести этот мир другим}. Она полагала, что Он все еще мертв, так как у нее не было Его. Его смерть, то, что она не нашла Его снова, прибавляет к глубине ее чувства, ибо Он Сам явился предметом этого чувства. Все знамение этого чувства представлены здесь наиболее трогательным образом. Она полагает, что садовник должен знать, о ком она вопрошает, не говоря ему об этом, ибо она помышляла лишь об одном (как если бы спросил о любимом члене семьи: "Ну, как он?"). Наклонившись над гробом, она поворачивает голову, когда Он подходит; и затем Добрый Пастырь, воскресший из мертвых, называет Свою овцу по имени; а знакомый и любимый голос - могущественный по благодати, что назвал ее так - вдруг открывает Его ей, которая услышала этот голос. Она обращается к Нему и говорит: "Раввуни! - что значит: "Учитель!"
Открывая Себя таким образом возлюбленному остатку, который Он избавил, все изменяется в его положении и в отношении Его с ним. Он не будет сейчас пребывает телесно в средине своего народа на земле. Он не вернулся, чтобы восстановить царствие в Израиле. "Не прикасайся ко Мне", - говорит Он Марии. Но через искупление Он сотворил нечто более важное. Он поместил их в то же положение, в коим и Он Сам пребывает со Своим Отцом и Своим Богом; и Он называет их - что никогда не делал и не мог это сделать ранее - Своими братьями. До Его смерти пшеничное зерно было одно. Чистый и совершенный, сын Божий, Он не мог находиться в том же отношении с Богом, что и грешник; однако в славном положении, которое Он восстановит как человек Он мог, через искупление, связать с Сами Собой Его искупленных, очищенных, возрожденных и пребывающих в Нем.
Он дает им слово о новом положении, которое будет у них с Ним Самим. Он говорит Марии: "Не прикасайся ко Мне; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему". Воля Отца - исполненное чрез славное дело Сына, Который, как человек, занял свое место, вне греха, со своим Богом и Отцом - и дело сына, источника жизни вечной в них, поместило учеников в то же положение, как и у Него Самого пред отцом.
Свидетельство об этой истине собирает учеников вместе. Они встречаются вместе. Они встречаются за запертыми дверьми, незащищенные теперь попечительством и властью Иисуса, Мессии, Иеговы на земле. Но если у них не было более укрытия чрез присутствие Мессии, то среди них пребывал Иисус, дающий им то, что они не могли иметь до Его смерти - "Мир".
Однако Он не дает им это благословение просто как их собственную часть: Представив свидетельства о своем воскрешении и то, что Он в Своем Теле был тем же Иисусом, Он помещает их в этот мир как в отправную точку их миссии. Отец, вечный и безграничный источник любви, послал Сына, Который пребывал в ней, Который явился свидетельством этой любви и мира, что Он, Отец, излил вокруг Него Самого, где не существовал грех. Отверженный в Своей миссии, Иисус сотворил - ради мира, где пребывал грех - мир для всех, кто примет свидетельство благодати, которая и дала его; и сейчас Он посылает Своих учеников от лона этого мира, в коей Он привел их чрез прощение грехов благо Его смерти, нести свидетельство о нем во вселенной.
Он снова говорит: "Мир вам", дабы послать их в мир, облеченный и исполненный этим покоем, и их ноги обуты в него, как Отец послал Его. Он предает им для этого Святого Духа, дабы они могли, по силе Его, прощать грехи миру, который согнулся под игом греха.
Таково выражение действенности Его дела, как Он раскрыл это Марии, говоря об отношении с Отцом, что вытекает из этого. Все представляется ответом на преданность Марии Христу или на то, что вытекает из этого. Если чрез благодать есть чувство, то будет обязательно и ответ. Эта истина идет от дела Христа. И нет иного состояния нежели то, которое здесь являет Христос, которое бы свидетельствовало бы тому, что Он сотворил, равно как и любви Отца. Он не может, благо Его делу, поместить нас в какое-либо другое.
Я не сомневаюсь, говоря исторически, что здесь Дух отличается от представленного в Деяниях 2, ибо здесь является дуновение внутренней жизни, как Бог вдунул в лице Адама дыхание жизни. Речь не идет о Святом Духе, посланном с небес. Итак, Христос, Кто есть Дух живой, предает им духовную жизнь по силе воскресения {Сравните к Римлянам 4-8 и к Колоссянам 2 и 3. Воскресение явилось силой жизни, которая извлекла их из господства греха, что заканчивается смертью и что был осужден в смерти Иисуса, и они мертвы для него, но не осуждены им, ибо грех осужден в Его смерти. Таков вопрос состояния, но не вины. Наша вина, благославен Бог, также убрана. Но мы здесь умираем со Христом, а воскресение являет наи (к Римлянам, как и есть, раскрывает смерть; к Колоссянам добовляет воскресение. К Римлянам говорит о смерти греха, к Колоссянам - мира) живочни пред Богм в жизни, в которй Иисус - и мы чрез Него - явился в Своем Лице по соверешенству божественной праведности. Однако это подразумевает также Его дело}. Что же касается общего повествования, которое образно дано в этом отрывке, то собравшимся святым даруется Дух чрез свидетельство о Его воскресении и Его отходу к Отцу, а вся сцена представляет собрание в его существующих привилегиях. Словом, нам представлен остаток, привязанный ко Христу через любовь; каждый верующий признается как чадо Божие и как пребывающий в том же положении пред Ним, что и Христос; и собрание на основании этого свидетельства собирается вместе, а Иисус пребывает в средине его, для разделения этого мира; его члены, каждый из них, в связи с миром, который дал Христос, свидетели для прощения грехов миру - такое право доверено им.
Фома являет собой остаток в последние дни, который поверит, если увидит. Блаженны не видевшие, но уверовавшие. Однако вера Фомы не рассматривается с положения сыновства. Он признает, как сделает и остаток, что Иисус есть его Господь и его Бог. Он не был с ними в первый раз, когда собиралось собрание.
Господь, чрез Свои деяния, посвящает первый день недели для Своей встречи в духе со Своими здесь внизу.
Евангелист далек от того, чтобы описать все, что сотворил Иисус. То, о чем он говорит, связано с сообщением жизни вечной во Христе; во-первых, то, что Иисус есть Христос, Сын Божий; во-вторых, что, веруя, мы имеем жизнь во имя Его. Именно этому и посвящено данное Евангелие.

Иоанн 21

Следующая глава, передавая новое свидетельство о воскресении Иисуса, представляет нам - до стиха 13 - повествование о тысячелетнем труде Христа; а от этого стиха и до конца - особенную участь Петра и Иоанна в связи их служением Христу. Все говорится относительно земли, ибо они знали Иисуса на земле. А Павел представит нам небесное положение Христа и собрания. Но для этого сейчас нет мета.
Петр, а за ним и некоторые апостолы идут ловить рыбу. Господь находит их при тех же обстоятельствах, что и в начале, и являет Себя им точно так же. Иоанн сразу же понимает, что это Господь. Петр, с присущей ему энергией, бросается в море, чтобы приблизиться к Нему.
Отметьте здесь, что мы снова находимся на основе исторических Евангелий - то есть того, что чудо вылавливания рыбы соотносится с трудом Христа на земле и находится в области Его прежнего общения со Своими учениками. Речь идет о Галилее, не о Вифании. Отсутствует обычный характер учения данного Евангелия, что являет божественную Личность Иисуса вне богоустроения, здесь внизу; возвышая наши мысли над подобным. Здесь (в конце евангелия и по наброску в главе 20 результата явления Его божественной Личности и Его дела) евангелист впервые выступает с позиции конспективного изображения явления и получения плодов от связи Христа с землей. таким образом, применение отрывка согласно этому не представляет собой просто замысел, который повествующий излагает нам, но оно покоится на общем учении мира.
И все же существует очевидная разница между тем, что происходило в начале и сейчас. Тогда лодки начинали тонуть, а сети рваться. Сейчас же не так, и Святой Дух отмечает это обстоятельство как характерное: тысячелетняя работа Христа не искажена. Он пребывает там после Своего воскресения, и то, что Он исполняет, не основывается в себе, на ответственности человека что касается результатов этого здесь внизу: сеть не рвется. А так же, когда ученики приносят словленную рыбу, у Иисуса уже есть немного ее. так будет в конце на земле. Прежде Своего явления Он для Себя приготовит на земле остаток; но после своего явления Он соберет множество и из моря народов.
Приветствует здесь и другая мысль. Христос снова пребывает в общении со своими учениками. "Придите, - говорит Он, - обедайте". Здесь не идет речь о небесном, но о возобновлении Его связи со Своим народом в Царствии. Все это не относится непосредственно к теме данного Евангелия, которое ведет нас далее. Соответственно, это представлено загадочно и символически. Об этом появлении Христа говорят как о третьем Его явлении. Но я сомневаюсь, что Его явление на землю перед своей смертью должно включаться в это число. Я бы скорее отнес его к тому, что, во-первых, после Его воскресения приводит к собранию вместе святых как собрания; во-вторых, к Его откровению Иудеям по тому, что явлено в Песни Песней; и наконец, к принародному явлению Его власти, когда Он соберет вместе остаток. Его явление, подобное молнии, вне всего этого. Исторически же были три явления - в день Его воскресения; затем в первый день недели; и его явление при море Тивериадском.
Затем, в отрывке, исполненном невыразимой благодатью, повествуется о том, что Он поручает Петру попечительствовать над Его овцами (то есть, я не сомневаюсь, на Его Иудейскими овцами; он является апостолом обрезанных) и оставляет за Иоанном неопределенный период временного пребывания на земле. Его слова относятся более к их служению, нежели к их личностям, за исключением одного стиха касательно Петра. Однако над этим необходимо немного поразмышлять.
Господь начинает с полного восстановления души Петра. Он не упрекает в его грехе, но осуждает источник зла, которое порождает самоуверенность. Петр сказал, что если даже все отрекутся от Иисуса, он не отречется от Него. Господь вопрошает его: "Любишь ли ты Меня больше, нежели они?", и Петр вынужден признать, что это предполагает всезнание Бога, дабы ведать, что он, который похвалялся большей, нежели у других, любовью к Иисусу, действительно питает какое-либо чувство к Нему. И повторенный трижды вопрос, должно быть, воистину постиг глубины его сердца. и только в третий раз он говорит: "ты все знаешь; Ты знаешь, что я люблю Тебя". И пока он не пришел к этому, Иисус не дал проявиться его совести. Тем не менее, это была благодать, которая соделала это на благо Петра - благодать, которая пребывала с ним несмотря ни на что.