Неемия
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Неемии

Оглавление: Введение; гл. 1; гл. 2-6; гл. 7; гл. 8; гл. 9, 10, 11; гл. 12, 13.

Введение

Для книги Неемии потребуется немного замечаний; однако важно установить ее значимость. Это - необходимая связь в истории деяний Бога, в изложении его терпения и любящего благодеяния по отношению к Иерусалиму, который Он избрал.
В книге Ездры мы увидели, что храм построили заново, а власть закона была заново установлена среди людей, которые опять отделены от язычников и пришли к Богу.
В книге Неемии мы являемся свидетелями восстановления стен Иерусалима и восстановления того, что могло бы выразить гражданское состояние иудеев, но при условиях, которые определенно подтверждают их подчинение язычникам.

Неемия 1

Через благодать вера установила жертвенник, и язычники не имели никакого отношения к этому, кроме добровольной службы; но когда надо строить заново город, язычники назначают начальника, который занимает видное положение. Бог же коснулся сердец этих язычников и расположил их, дабы благоволить к своему народу. Мы видим в самом Неемии сердце, тронутое бедствием его народа, драгоценное знамение благодати Бога; и Он, который сотворил это чувство, расположил сердце царя, чтобы даровать Неемии все, чего он желал для блага людей в Иерусалиме. Мы также видим в Неемии сердце, обычно обращенное к Богу, которое нашло свою крепость в нем и, таким образом, преодолело величайшие препятствия.

Неемия 2-6

Время, в какое Неемия трудился на благо своего народа, не было одним из тех блестящих периодов, которые, если бы там была вера, пробуждают даже энергию человека, придавая ей собственный блеск. Это был период, требовавший настойчивости, которая исходит из глубокого интереса в народе к Богу, потому что они его народ; настойчивости, которая по этой самой причине преследует свою цель, несмотря на презрение, вызванное работой, очевидно, такой незначительной, но которая не меньше работы Бога, несмотря на вражду, и сопротивление неприятелей, и малодушие (гл. 4,8. 10.11.); настойчивости, которая, при погружении целиком в работу, рассматривает все замыслы неприятеля и избегает каждой ловушки, ибо Бог печется о тех, кто уповает на него.
Прекрасная черта характера Неемии состоит также в том, что он, несмотря на свое высокое положение, принял так близко к сердцу все мелочи служения и все, что касалось честного хождения народа Бога.
Однако в середине всей этой преданности мы чувствуем влияние силы язычников, контролирующей все положение вещей. Приход Неемии и даже его поведение отмечены этим влиянием. Не одна только вера была в действии, но и защищающая сила (ср. Ездр. 8,22; Неем. 2,7-9). Тем не менее отделение от всего того, что не было иудейским, тщательно поддерживалось (гл. 2,20; 7,65; 9,2; 10,30; 13,1.3.29.30).
Эта история показывает нам прежде всего, как, когда Бог действует, вера запечатлевает свое проявление на всех, кто прибегает к ней. Иудеи, которые так давно оставили Иерусалим разрушенным, вполне склонны опять начать работу. Иудея, однако, обескуражена трудностями. Это выявляет старание, которое характеризует истинную веру, когда работа - от Бога, пусть даже она так бедна внешне. Все сердце - в ней, потому что она - от Бога. Ободренные энергией Неемии, люди готовы работать и в то же время бороться. Ибо вера всегда отождествляет Бога и его народ в сердце. И это становится источником преданности во всех отношениях.
Давайте отметим, что во времена трудностей вера являет себя не в великолепии результата, а в любви к работе Бога, какой бы маленькой она ни была, и в старании, с которым она исполнена, несмотря на все трудности, происходящие из положения немощи; ибо то, чем занята вера, есть град Бога и работа Бога, а эти вещи имеют всегда одинаковую ценность, какими бы ни были обстоятельства, в которых они находятся.

Неемия 7

Бог благословит труды верного Неемии, и Иерусалим опять окружен стенами; менее трогательное состояние, чем когда город Бога охранялся жертвенником Бога, который был свидетельством его присутствия и веры тех, кто воздвиг его; но это - состояние, которое подтвердило преданность и любящее добродеяние Бога, кто, тем не менее, во время их внешнего переустройства не отменил ни части осуждения, произнесенного своему народу и своему городу. Тот, кто строил заново стены, был никем другим, как наместником инородного царя; и это стало безопасностью для людей и то, что честность сердца требовала от них признать это; и это было сделано (гл. 9,37). И все же Бог благословляет их. Неемия прибегает к исчислению людей по записям их родословных, которые были составлены после их первого возвращения из плена, уже в отдаленное время. Таким образом, люди опять размещены в их городах.

Неемия 8

Усилиями Ездры и Неемии закон возобновляет свою власть, и это по просьбе самих людей, так как Бог расположил их сердца. Соответственно, Бог собрал их вместе в первый день седьмого месяца. Это был настоящий глас Бога, хотя люди не сознавали того, что собрало их в новолуние, сиявшее благодатью, какими бы ни были облака, что заслоняли этот слабый свет. Сердца людей были тронуты свидетельством закона, и они плакали. Но Неемия и Ездра повелели им радоваться, так как день был святым. Несомненно, эти мужи Бога были правы. Раз Бог восстановил свой народ, то им приличествовало радоваться и благодарить.
На второй день, продолжая изучение святой книги, они обнаружили, что Израиль должен соблюдать праздник на пятнадцатый день того же месяца. При восстановлении после наказания, когда собрание находится опять перед Богом, часто случается, что вспоминаются заповеди, которые давно были забыты и утеряны во время, очевидно, лучших дней народа Бога; а с заповедями также возвращается благословение, которое сопутствует их исполнению. Со времен Иисуса Навина сыны Израиля не следовали указам закона. Какой урок! Этот праздник кущей был отмечен с великой радостью {Праздник кущей был празднованием их покоя и обладания землей после прохождения через пустыню. Кущи означали, что они пребывали, как паломники, в шатрах} - трогательное выражение интереса, которым Бог отметил возвращение своего народа; частичное возвращение, однако вскоре омраченное (и даже надежду, которую это дало, полностью разрушили отвержением Мессии, кто должен был быть его венцом), великой ценности, как первый плод в благодати того восстановления, что будет сопровождать обращение сердца Израиля ко Христу, как выражено в словах: "Благословен Грядущий во имя Господне!" Радость была искренней и подлинной; но все было несовершенно. У десятого дня не было своего прототипа (См. Лев. 16,29). Унижение Израиля все еще не имело связи с той смертью, которая сразу наполнила их беззаконие, и возместила его. Их радость была вполне обоснованной. Но она была скоротечной.

Неемия 9, 10, 11

В двадцать четвертый день люди собрались вместе, чтобы уничижить себя в некотором смысле тем, что стало их положением, и они отделились от всех иноземных. Начиная с благословения, обещанного Аврааму, они рассказывают о всех знамениях благодати Бога, дарованной Израилю, о частой неверности, в которой они затем были виновны, при этом есть настоящее выражение прочувствованного сердцем раскаяния; они признают без какой-либо утайки свое положение (гл. 9,36.37) и ручаются повиноваться закону (гл. 10), отделить себя полностью от иноземных народов и верно исполнять все, что требуется для служения дому Бога.
Все это делает весьма ясным их положение. Признав обетование, данное Аврааму, и то, что народ приведен в Ханаан благодаря этому обетованию, а также их последующее падение, они снова помещают себя под обязательства закона, сознавая благость Бога, который их пощадил. Они не видят дальше условного и Моисеевого восстановления. Ни Мессия, ни новый завет не являются основанием для их радости или надежды. Они есть и продолжают быть в зависимости от язычников.
Таким было положение Израиля до того, как высшей милостью Бога Мессия был явлен им. Мессия мог бы вывести их из их положения и собрать их под своим крылом, но они не смогли бы.
Именно это положение четко выявила книга Неемии. Именно царским повелением назначается содержание певцов. Иудей был доверенным царя по всяким делам, касающимся народа (гл. 11,23.24).

Неемия 12, 13

Мы уже видели, что радость была частью людей; радость, которая признала Бога, ибо Бог сохранил людей и благословил их. Но начальники над народом снова впали в неверность; и во время отсутствия Неемии комнаты храма, в которых прежде содержали приношения, были отданы Товии, этому хитрому и упорному врагу народа Бога. Но во время освящения стены Иерусалима радость иудеев и преданность Неемии вернули их к начертанному Слову, и Израиль опять отделил себя от смешанного множества. Домашние вещи Товии выброшены вон из комнат, приготовленных для него в храме. Опять соблюдалась суббота. Те, которые взяли себе чужеземных жен и чьи дети говорили частично на языке чужеземцев и частично на языке иудеев, были преданы проклятию, подверглись упрекам и наказаны. Порядок и очищение в соответствии с законом восстановлены, и эта ведущая мысль книги о том, что касается положения иудеев, завершает повествование.
То, о чем мы сказали, даст представление о великой мысли этой книги.
Здесь я скажу еще несколько слов.
Книга Неемии помещает Израиль, вернее, иудеев, в положение, которое они должны были хранить в своей земле до прихода Мессии: отделенные от народов, верные в соблюдении закона, но лишенные всех привилегий, которые принадлежали им как народу Бога; под игом язычников, способные передать Богу то, что было Божьим, но лишенные его присутствия среди них, как прежде они обладали этим в храме; и, наконец, обязанные отдать кесарю то, что было кесаревым. Когда Ангел завета явился (Сын Бога, который мог бы очистить храм и поместить туда славу), они не встретили его, и они оставались под бременем последствий этого отвержения. Таково теперь их положение до прихода Христа.
Именно это придает значимость книге Неемии. Вера Неемии охватила те обетования Бога, которые были связаны с его правлением - такие, как, например, те, что содержались в Лев. 26. Но его вера не пошла дальше (см. гл. 1). Было благословение этой веры, и оно исполнило намерения Бога; но оно оставило Израиль там, где он был. Драгоценные слова - "вовек милость Его" - мы не находим в этой книге. Вера Неемии не поднялась так высоко. Он является слугой язычников, и он признает их. Такая вера в Бога, как выраженная в только что приведенных словах, была связана с жертвенником и храмом, где Сущий был всем для веры, а язычники - ничем, кроме как врагами (Ездр. 3,3).
Хотя книга Неемии оставляет иудеев в гораздо лучшем положении, чем то, в котором они прежде находились через добродеющую руку Бога и немедленное благословение их, она не имеет пророческого будущего, будущего для веры {Где не было веры и они в душе отступились от Бога, там их легитимная аккуратность без благодати в сердце стала ограниченностью души и лицемерием. Скрупулезность не есть честность}. Иудеи еще "Ло-амми" ("не Мой народ"). Присутствия Бога, между херувимами, не было с ними; и не могло быть, видя то, что Бог переместил престол в средину язычников. Я говорю о его присутствии в храме, жилище его славы. Поставленное под благословение и ответственность, явление Мессии должно было подвергнуть все испытанию. В результате обнаружился пустой дом, выметенный и украшенный, из которого ушел нечистый дух, но в котором ничего не было. Нечистый дух вернется, и другие, хуже, чем он сам, с ним. Отрекшись от Христа, этот несчастный народ получит антихриста; но это было показано лишь пришествием Христа.
В книге Неемии люди лишь поставлены в это место благословения. Пророчества Захарии и Аггея связаны с работой Зоровавеля, а не с работой Неемии; с простой верой, что возвысила жертвенник как средство благословения и безопасности. Там (Зах. 1,16) Сущий мог сказать, что Он обращается к Иерусалиму с милосердием; но именно "для славы" Он придет пребывать там (гл. 2,8-13). Пророчество ободряет их благословением и обещает им приход Христа и присутствие Сущего в спокойном будущем. Глава 8 книги того же пророка связывает эти две особенности вместе, чтобы ободрить людей идти праведно; но при чтении пророчества видно, что исполнение отмечено как происходящее в конце века, отвержение же Христа (гл. 11) становится поводом для суда, который должен пасть на них и дать повод, более ярко выраженным образом, для той высшей благодати, которая будет использовать власть отвергнутого Мессии для избавления его народа, когда он полностью погублен вследствие греха.
Пророчество Малахии, которое дано после этого, объявляет и осуждает преступление, уже принесенное после благословения, восстановленного отчасти милостью; и приход Сущего с судом.
К этим заметкам можно добавить, что ни у Захарии, ни у Аггея Сущий не называет людей: "Мой народ". Говорится пророчески, что так будет, когда на то будет время, в последние дни, когда Христос придет установить свою славу. Но суд в книге Осии никогда не отменялся, и там нет ни одного выражения, которое могло бы противоречить ему.