Ев. Матфея
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:
На rimma-dent.ru Стоматология на бабушкинской, flow.

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Матфей

Оглавление: гл. 17; гл. 18; гл. 19; гл. 20; гл. 21; гл. 22; гл. 23; гл. 24; гл. 25; гл. 26; гл. 27; гл. 28.

Матфей 17

В главе 17 Иисус возводит их на высокую гору и преображается пред ними: "И просияло лице Его, как солнце, одежды же его сделались белыми, как свет". Явились также Моисей и Илия, беседующие с Ним. Я оставляю предмет их общения, которое представляет большой интерес, до того, как мы станем рассматривать Евангелие от Луки, где добавляется еще несколько моментов, которые, в определенном смысле, придают этому эпизоду иной характер.
Итак, Господь является во славе, и с Ним Моисей и Илия: один - законодатель иудеев; другой (также известный) - пророк, который желал вернуть десять отступнических колен к поклонению Иегове, и кто, впав в отчаяние из-за народа, возвратился в Хорив, откуда дан закон, и был затем взят на небеса, минуя смерть.
Две эти личности, превосходно известные по деяниям Бога в отношении Израиля, как основатель и устроитель народа, согласно закону появляются вместе с Иисусом. Петр (пораженный таким явлением, радующийся лицезреть своего Учителя, беседующего с этими столпами иудейской системы, с такими выдающимися рабами Божиими, не ведает о славе Сына Человеческого и забывает откровение о славе Лица Его как Сына Божия), желает сделать три кущи и поместить троих на одной и той же ступени как святая святых. Однако слава Божия являет себя; иными словами, знамение, известное в Израиле как жилище (шехинах) этой славы {Петр, научаемый Святым Духом, называет ее "велелепной славой"}; и слышен глас Отца. Благодать может поместить Моисея и Илию в ту же славу, что и Сына Божия, и объединить их с Ним; но если безрассудство человека в его неведении поместит их вместе как имеющих равную власть над сердцем верующего, то Отец, должно быть, сразу же подчеркнет права Своего Сына. Не проходит и мгновения, как глас Отца глаголет о славе Личности Его Сына, Его отношении к Себе, о том, что Он представляет предмет Его всеобщей любви, в Котором все Его благоволение. Именно Его надлежит услышать ученикам. Моисей и Илия исчезли. Христос остается один, как Тот, Кого восславят, Тот, Который наставит слышащим голосом Отца. Сам Отец выделяет Его, являет Его взору учеников не как предмет их любви, а как предмет Его собственной благости. Его благоволение в Иисусе. Таким образом, чувства Отца представлены управляющими нашими чувствами - они устанавливают для нас один общий предмет. Какое же это положение для бедных созданий, подобных нам! Какая благодать! {Моисей и Илия исчезли не в связи с божественной вескостью их свидетельства. Не могло быть более сильного подтверждения тому, как воистину говорит Петр, чем данный им эпизод. Но не только они не были предметами откровения Божия, как Христос, но и их свидетельство не относилось к божественному, их увещевания не затрагивали божественного, что должно было быть открыто сейчас в единении с Сыном небес. Даже Иоанн Креститель приводит это различие (от Иоанна 3,13.31-34). Посему, как и обусловлено, Сыну Человеческому должно быть вознесенным. И сейчас Господь запрещает ученикам говорить, что Он - Мессия, ибо Сыну Человеческому надлежит пострадать. Это стало поворотным пунктом в жизни и служении Господа, а ученикам явлена грядущая слава Царствия, и Ему должно пострадать (смотрите от Иоанна 12,27). Иудейская история заканчивается главой 12, в действительности же - главой 11, потом идет совершенное подчинение, затем Его Отец передает Ему все, и Он открывает Отца (сравните от Иоанна 13, 14). Однако Матфея 13 - стоит в стороне от иудаизма, Он начинает с того, что принес, что выискивал плод в человеке}
В то же время закон и всякая идея о восстановлении закона при старом завете исчезли; а Иисус, прославленный как Сын Человеческий и Сын Бога Живого, остается единственным распространителем знания и помыслов Бога. Ученики пали ниц и сильно испугались, услышав глас Божий. Иисус, для Которого эта слава и этот глас были привычны, ободряет их, как Он это всегда делал на земле, говоря: "Не бойтесь". Зачем им, находясь с Ним, Который являлся предметом любви Отца, бояться? Их самый лучший Друг был явлением Бога на земле; и слава принадлежала Ему. Моисей и Илия исчезли, а также и слава, которой ученики еще не могли вынести; Иисус - Который явился им таким образом во славе, данной Ему, в правах Своей славной Личности, в Своих отношениях с Отцом - Иисус остается для них таким же, каким они знали Его. Однако эта слава не является предметом их свидетельства, доколе Он, Сыну Человеческому, не воскреснет из мертвых. Будет дано веское доказательство того, что Он - Сын Божий в силе. Тому будет дано свидетельство, а Он лично вознесется в ту славу, которая сверкала сейчас пред их глазами.
Однако в мыслях учеников возникает затруднение, вызванное учением книжников в отношении Илии. Они сказали, что Илии надлежит прийти прежде явления Мессии; и пророчество Малахии действительно подтверждает это. Почему же, - спрашивают они, - книжники говорят, что Илии надлежит прийти прежде? Тогда как сейчас мы увидели, что Ты есть Он и без прихода Илии". Иисус подтверждает слова пророчества, добавляя, что Илия устроит все. "Но, - продолжает Господь, - говорю вам, что Илия уже пришел, и вы не узнали его, а поступили с ним, как хотели; так и сын Человеческий пострадает от них". И они поняли, что Он говорил об Иоанне Крестителе, который пришел в духе и силе Илии, как возвестил Святой Дух чрез Захарию, его отца.
Позвольте сказать несколько слов по поводу этого отрывка. Во-первых (когда Господь говорит: "Илия должен прийти прежде и устроить все"), Он дает ничто иное, как подтверждение того, о чем говорили книжники, согласно пророчеству Малахии, как если бы Он сказал: "Они правы". Затем Он возвещает о результате прихода Илии: "Должен... устроить все". Но Сын Человеческий еще грядет. Иисус сказал Своим ученикам: "Не успеете обойти городов Израилевых, как придет Сын Человеческий". Тем не менее Он пришел и даже говорил с ними. Пришествие же Сына Человеческого, о котором Он говорил, представляет собой Его пришествие во славе, когда Он будет явлен как Сын Человеческий с судом, согласно Даниилу 7. Посему все, что сказано иудеям, исполнится; в Евангелии от Матфея Он общается с ними согласно этим ожиданиям. И все же было нужно, чтобы Иисус явился народу и пострадал. Нужно было испытать народ явлением Мессии, согласно обетованию. Так и было сделано, и, как предсказал Бог через пророков: "Он был... удален пред людьми". Так, Иоанн, согласно Исаии 40, шел пред Ним, как глас в пустыне, в духе и силе Илии; он был отвержен, как это случится и с Сыном Человеческим {И Иоанн Креститель отвергает слова Малахии 4,5.6 по отношению к себе; а Исаии 40 и Малахия 3,1 обращены к нему в Евангелии от Луки 1,76; 7,27}.
Этими словами Господь возвещает Своим ученикам, в связи с забытым ими событием и всей этой частью нашего Евангелия, что Сыну Человеческому, явленному теперь иудеям, быть отвергнутым. Этому же Сыну Человеческому быть явленным во славе, что они на мгновение увидели на Горе. Да, Илия должен, как говорили книжники, прийти; но исполнил это служение в силе для такого явления Сына Человеческого Иоанн Креститель; что (иудеи оставлены, как угодные, на свою ответственность) завершится лишь Его отвержением и оставлением в стороне народа до часа, когда Бог снова станет связывать Себя со Своими людьми, все еще дорогими Ему, каким бы ни было их положение. Он устроит все (славная работа, которую Он исполнит, принеся Своего Первенца в мир). Выражение "устроить все" здесь относится к иудеям и употреблено в духовном отношении. В Деяниях 3 оно относится к результату личного пребывания Сына Человеческого.
Временное пребывание Сына Человеческого составило мгновение, в кое было исполнено дело, от которого зависит вечная слава, в кое Бог был прославлен в совершенстве, над и вне всякого устроения, и в кое были открыты Бог и Человек, дело, внешняя слава которого, слава Сына Человеческого, является ничем иным, как плодом, который зависит от Его труда, а не Его божественной Личности; дело, в котором Он был совершенно восславлен. Итак, что касается обетований иудеям, это было ничем иным, как последним шагом в испытании, коему они подвержены чрез благодать. Богу было хорошо ведомо, что они отвергнут Его Сына; однако Он не взирал на них, как на всецело грешных, доколе они действительно не поступили так. Посему в Своей божественной мудрости (и исполняя Свои неизменные обетования), Он являет им Иисуса - Своего Сына, их Мессию. Он представляет им любое необходимое подтверждение тому. Он посылает для них Иоанна Крестителя в духе и силе Илии, как предтечу. Сын Давидов рожден в Вифлееме с разными знамениями, которые ожидали их; но они были слепы по своей гордыне и внешней праведности и отвергали все это. Тем не менее, именно Сам Иисус в благодати подстраивается в том, что касается Его положения, к несчастному состоянию своего народа. В противоположном отвержению Давида в его день, Он разделил страдания Своего народа. Если язычники притесняли их, то и их Царю подлежало разделить их горе, представляя при этом все свидетельство того, чем Он был, и относясь к ним по любви. При Его отвержении появляется полная благодать. У них нет более права на что-либо согласно обетованиям, и им теперь надлежит получать все от этой благодати, как и бедному язычнику. Бог не отступится от благодати. Таким образом, Бог не поместил их на их истинное место как основу грешников и все же исполнил свои обетования. Это представляет тему главы 11 к Римлянам.
Сейчас же Сын Человеческий, Который вернется, является тем самым Иисусом, который ушел. Небеса примут Его, доколе не наступит время устроения всего, о чем сказали пророки. Однако тот, кому надлежало стать в этом временном пребывании здесь Его предтечей, не мог быть Илией. Соответственно, Иоанн был сообразован с явлением Сына Человеческого, за исключением разницы, которая обязательно проистекает от Личности Сына Человеческого, Который остается один, когда такого не может быть с Иоанном Крестителем и Илией. Но даже, когда Иисус явил всю свою силу Мессии, Свои права на все, принадлежащее этому Мессии, без получения внешней славы, Его время еще не настало (от Иоанна 7), а Иоанн исполнил в силе миссию Илии, дабы приготовить путь Господу пред Ним (согласно истинному образу Его пришествия, исполняемого затем), что отвечает Исаии 40 и даже Малахии 3, единственным относящимся к нему отрывкам. Вот почему Иоанн сказал, что он не Илия, а Господь произнес: "И если хотите принять, он есть Илия, которому должно прийти". Посему Иоанн никогда не относит книгу Малахии 4,5.6 к себе; но возвещает о себе, что исполняется в Исаии 40,3-5, и так в каждом Евангелии, каким бы ни был его частный характер {Весьма поразительно здесь обнаружить, что единственное последствие в служении связывания и разрешения, что будет на небе, зависит от двух или трех, собравшихся во имя Христово}.
Давайте, однако, продолжим рассматривать нашу главу. Если Господь принимает славу, то Он снисходит в этот мир в Духе и в сочувствии и встречает множество трудностей и силу сатаны, с чем мы и сталкиваемся. Во время пребывания Господа на Горе бедный отец привел ученикам своего бесноватого сына. Здесь раскрывается еще один тип человеческого неверия, неверия верующего - неспособность воспользоваться силой, которая, скажем так, дана ему в Господе. Христос, Сын Божий, Мессия, Сын Человеческий преодолел врага, связал сильного и помог исторгнуть его. Как человек послушный, несмотря на искушение сатаны, Он преодолел его в пустыне и получил право, как человек, лишить его влияния на человека в том, что касается этого мира; и так Он и поступил. Изгоняя бесов и исцеляя больного, Он избавляет человека от власти врага. "Как Бог, - сказал Петр, - Духом Святым и силою показал Иисуса из Назарета, и Он ходил, благотворя и исцеляя всех, искушенных диаволом". Сейчас эта сила должна была быть применена учениками, которым следовало знать, как воспользоваться той верой, что Иисус так явил на земле; но они не смогли этого сделать. Что же тогда поможет принести эту самую силу сюда вниз, если даже у учеников не было веры, чтобы использовать ее? Сила была там: человек мог воспользоваться ею для совершенного избавления от всякого притеснения врага; но у него не было веры, чтобы поступить так, не было даже у верующих. Пребывание Христа на земле было ненужным, если даже Его собственные ученики не знали, как воспользоваться ею. В человеке, приведшем своего ребенка, было больше веры, нежели в них, ибо прочувствованная нужда принесла исцеление. Все происходит при восклицании Господа: "О, род неверный и развращенный!" Ему надо покинуть их, а то, что слава открыла свыше, неверие осознает внизу.
Отметьте, что частичному вмешательству Бога кладет конец не зло в мире; напротив, оно представляет возможность для вмешательства в благодати. Христос пришел из-за господства сатаны над людьми. Он уходит, потому что принявшие Его неспособны использовать силу, которую Он принес с Собой, или которую Он дарует для их избавления; они не могут воспользоваться преимуществами, предоставленными им. Нужна была вера. Однако отметьте и такую важную и трогательную истину, что, когда Бог продолжает подобное устроение, Иисус не может не ответить вере отдельного человека благословением, даже когда Его ученики не способны прославлять Его чрез действие веры. Одна и та же фраза, которая осуждает неверие учеников, призывает страдающего отца к благословению. В конце концов, дабы быть способными воспользоваться Его силой, мы должны пребывать в общении с Ним чрез практическую действенность веры.
Он благословляет отца по его нужде; и, исполненный терпения, Он снова начинает наставлять, как Он уже делал это для Своих учеников, по поводу Своего отвержения и воскресения как Сына Человеческого. Любя Господа и будучи неспособным пойти в своих мыслях дальше современной им действительности, они опечалились; и это было искупление, спасение, слава Христова.
Перед тем, как говорить далее, наставляя их о том, чем станут ученики отвергнутого Учителя, и о том положении, которое им надлежит занять, Он являет им Свою божественную славу и устраивает их связь с Тем, у Кого она была, наиболее трогательным образом, если они только могли понять это; и в то же время Он с совершенной снисходительностью и нежностью помещает Себя с ними, или, скорее, Он помещает их в одно место с Самим Собой, как Сын великого Царя храма и всей земли.
Собиратели подати на храм подходят и спрашивают Петра, не даст ли денег его Учитель. Всегда готовый рвануться вперед, забывая о славе, которую видел, и об откровении, данном ему Отцом, Петр, снисходя до обычного уровня своих мыслей, беспокоится, чтобы его Учителя принимали за хорошего иудея, и отвечает, не спросив у Него, что Он даст. Господь поджидает Петра на входе и являет ему Свое божественное знание того, что происходит вдали от Него. В то же время Он говорит о Петре и о Себе как о сынах Царя храма (Сын Божий все еще занимает место, иудея) и, посему, свободных от подати. Однако их нельзя соблазнить. Поэтому Он повелевает твари (ибо Он может делать все, так как Он все знает) и творит так, чтобы за рыбу было получено необходимое количество денег, снова произнося при этом имя Петра и Свое собственное вместе. Он сказал: "Но чтобы нам соблазнить их"; а теперь - "отдай им за Меня и за себя". Чудесная и божественная снисходительность! Он, Кто зрит сердца, Кто по своей воле распоряжается всякой тварью, Сын верховного Господа храма, помещает Своих бедных учеников в одни и те же отношения со Своим небесным Отцом, с Богом, Которому поклонялись в том храме. Он подчиняется требованиям, законно предъявляемым посторонним, но Он также помещает Своих учеников во все Свои собственные привилегии как Сына. Мы очень ясно видим связь между трогательным выражением божественной благодати и предметом этих глав. Она предъявляет всю значимость происходящего изменения.
Интересно отметить, что Первое послание Петра основано не Евангелии от Матфея 16, а Второе - на главе 17, которую мы сейчас и рассматриваем {Оба Послания после повествования об искуплении чрез нетленное семя мира говорят о правлении Божием; Первое - о применении его к Его народу, оберегая их, а Второе направлено к нечестивым и миру, затрагивая то, что, разгоревшись, разрушится, и новое небо и новую землю}. В главе 16 Петр, наставляемый Отцом, исповедал Господа как Сына Бога живого; а Господь сказал, что не сем камне Он создаст Свою Церковь и что имеющий силу смерти не одолеет ее. Петр в Первом послании также возвещает, что они возрождены к живому упованию чрез воскрешение Иисуса Христа из мертвых. И сейчас именно чрез это воскресение явлена сила жизни живого Бога. Затем он называет Христа живым камнем, приступая к Которому, мы, как живые камни, создадим из себя святой храм Господу.
Во Втором послании он особенным образом напоминает о славе преображения как свидетельстве пришествия и Царствия Сына Человеческого. Он также говорит здесь о суде Господнем.

Матфей 18

В главе 18 ученикам становятся известными великие принципы, соответствующие новому порядку вещей. Давайте немного рассмотрим эти милые и драгоценные наставления Господа.
Их можно изучать двояко. Они открывают пути Божии в отношении того, что должно было случиться с Господом на земле, как свидетельство о благодати и истине. Кроме того, они представляют образ, являющийся истинным свидетельством.
В этой главе предполагается, что Христос будет отвержен и уйдет, а слава главы 17 еще не наступила. Эта мысль проходит через главу 17 и соединяется с 16-й (за исключением последних стихов главы 17, дающих свидетельство о Его отречении от Своих истинных прав, доколе Бог не заступится за них). Господь говорит о двух предметах, представленных в главе 16 о Царствии и о Церкви.
Для Царствия будет свойственно умаление как дитяти, которое не может отстоять свои собственные права пред лицом проходящего мира - дух зависимости и смирения. Им надлежит стать, как дети. Если с их стороны не было отвержения Бога, то являл себя дух, находивший Его последователей. Принимающий дитя во имя Иисуса принимает его Самого. С другой стороны, Того, Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Иисуса {Здесь Господь определяет верующего ребенка. В других стихах Он говорит о дитяти, делая этот образ, как таковой, примером для христианина в этом мире}, постигнет весьма суровый суд. Увы! мир поступает так; но горе миру за это! Что до учеников, то если наиболее любимое ими становится ловушкой для них, они должны исторгнуть и отринуть это - должны проявить наивысшую осторожность в благодати, дабы не стать ловушкой для малого, верующего в Христа, и жесточайшую суровость к себе же, в чем бы ни заключалась ловушка для них. Потеря того, что здесь является наиболее ценным, ничто в сравнении с вечным положением в ином мире; ибо об этом говорится сейчас, а у греха нет места в доме Божием. Забота о других, даже немощных, строгость к себе - вот правило Царствия, дабы не было какой-либо западни или зла. Что касается соблазна, то есть полная благодать в прощении. Они не презирают малых сих; ибо, неспособные иметь свой собственный путь в этом мире, они являют собой предмет особенного благоволения Отца, как те, кто в земных дворах имеет особую привилегию видеть лицо царя. Не то, чтобы в них не было греха, но Отец не презирает удаленных от Него. Сын Человеческий пришел спасти погибшее {Как учение, здесь ярко представлены грешное состояние дитяти и его нужда в Христовой жертве. Он не говорит о том, что касается их, "ищите". Использование притчи о заблудшей овце производит здесь потрясающее впечатление}. И не по воле Отца погибнет кто-либо из сих малых. Он говорит, я не сомневаюсь, о малых детях, подобных тем, кого Он взял в Свои руки; но Он внушает Своим ученикам дух смирения и зависимости, с одной стороны, а с другой, дух Отца, которому им надо следовать, дабы стать истинными сынами Царствия; не ходить в духе человека, который стремится сохранить свое положение и свою собственную значимость, а смириться и полностью подчиниться; и в то же время (а это есть истинная слава) быть подобным Отцу, Который зрит за низменным и принимает их пред Лицом Своим. Сын Человеческий пришел для погибели.
Таков дух благодати, о коем повествуется в конце главы 5. Таков дух Царствия.
Однако занять место Христа на земле более надлежит собранию. Что касается согрешений друг против друга, то тот же дух кротости должен быть присущ Его ученикам; надо примириться с братом своим. Если последний послушает, то в сердце того, против кого он согрешил, обида умолкает; если же не послушает, то надобно взять с собою того, против кого согрешили, еще двух или трех, дабы затронуть его совесть, или в качестве свидетелей; но если это тщетно, то, необходимо известить собрание; а если и это не привело к покорности, то согрешивший будет ему чужим, как язычник и мытарь для Израиля. Здесь говорится не об общей дисциплине в собрании, а о духе, в коем надлежит ходить христианам. Если согрешающий покорился, когда ему сказали, то ему надлежит прощать и семижды семьдесят раз. Хотя и не говорится о дисциплине в церкви, мы видим, что на земле место Израиля занимают собрания. Посему внешнее и внутреннее относится к нему. Небо подтвердит то, что будет связано собранием на земле, а Отец даст просящим, двум или трем, согласившимся просить о чем-либо; ибо Христос пребудет посреди двух или трех собранных во имя Его {Здесь важно вспомнить, что в Евангелии от Матфея Святой Дух полностью и лично рассматривается при рождении Господа (глава 10) как действующий и говорящий в учениках в их служении, как божественная Личность, так как только под Его действием мы всегда можем поступать правильно - пришествие Святого Духа ради божественного устроения не представляет ни единой части учения этого Евангелия, хотя и обозначается как факт в главе 10. Представление Христа в Матфея завершается его воскресением, Иудейское тело послано из Галилеи как данное миру для евангелизации язычников, а Он возвещает, что пребудет с ними до скончания веков. Здесь Он явлен среди двух или трех, собранных во имя Его. Здесь церковь не представляет Тело чрез крещение Святым Духом, она не является домом, где обитает Святой Дух на земле, а где двое или трое собраны вместе во имя его, там и Христос. Сейчас я не сомневаюсь, что все хорошее от жизни, и слова жизни, идет от Духа, но это другая тема, и собрание здесь не является ни Телом, ни домом чрез сошедшего Святого Духа. Есть соответствующее учение и откровение, и оно остается благословенно истинным и являет Христа среди собранных во имя Его. В главе 16 Он именно создает, но это другая тема. Разумеется, Он присутствует духовно}. Итак, для разрешений, для молитв они были как Христос на земле, ибо Сам Христос пребывал с ними. Торжественная истина! безграничное благоволение, излитое на двух или трех, собравшихся во имя Его; но это повод для глубочайшей печали, когда есть кажущееся единство, но нет его в действенности {Весьма поразительно здесь обнаружить, что единственное последствие в служении связывания и разрешения, что будет на небе, зависит от двух или трех, собравшихся во имя Христово}.
Еще одна характерная для Царствия черта, которая явлена в Боге и Христе - это прощающая благодать. И в этом сынам Царствия следует походить на Бога и всегда прощать. Это относится лишь к прегрешениям в отношении нас, но не к общей дисциплине. Мы должны прощать до конца, а скорее, не должно быть конца. Так и Бог простил нам все. В то же время, я полагаю, здесь описано устроение Божие в отношении иудеев. Они не только нарушили закон, но и убили Сына Божия. Христос ходатайствовал за них, говоря: "Отче! прости им, ибо не знают, что делают". В ответе на эту молитву было дано чрез Святого Духа устами Петра временное прощение. Но и эту благодать отвергли. Когда вопрос касался проявления благодати к язычникам, которые должны были им сто динариев, то они не слышали о ней, и отданы на наказание {Это оставляет формальный доступ в посредническое небесное место, что связано с Сыном Человеческим во славе. Это дано в Деяниях 7, когда Стефан говорит об их делах со времен Адама; это первое, названное основным в обетовании на тот день}, пока Господь не сможет сказать: "принял вдвое за все грехи свои".
Словом, дух Царствия является не внешней силой, а смиренномудрием; и в этом положении присутствует близость к Отцу, - и посему легко быть кротким и смиренным в этом мире. Испробовавший благоволения Божиего не будет искать величия на земле; он вдохновлен духом благодати, он лелеет смирение, он прощает согрешивших против него, он близок к Богу и повторяет Его в своих путях. Этот же дух благодати правит, будь то в собрании, будь то в его членах. Он один являет Христа на земле; и ему принадлежат те уставы, которые покоятся на принятии народа как принадлежащего Богу. Двое или трое собранных во имя Иисуса, поступают по его воле и наследуют его привилегии от Отца, ибо Сам Иисус пребывает среди их.

Матфей 19

Глава 19 продолжает повествовать о духе, который угоден Царствию Небесному, и глубоко затрагивает принципы, кои управляют природой человека и божественно явлены сейчас.
Вопрос фарисеев - ибо Господь пришел к иудеям - дает повод для представления Его учения о браке; и Он, отходя от закона, данного по их жестокосердию, опирается {Здесь прослеживается связь между новым творением и природной сутью, которую изначально сотворил Бог, оставляя закон как нечто промежуточное. Была новая сила, ибо пришло зло, но она признала творение Бога, показывая состояние сердца, не подверженного слабости. Грех развратил то, что Бог сотворил на благо им. Сила Духа Божия, данная нам чрез искупление, всецело возвышает человека и выводит его из этого состояния плоти, давая новую божественную силу, в благодати которой он ходит в этом мире, по примеру Христа. Наряду с этим существует самое полное одобрение того, что Бог Сам изначально установил. И это хорошо, чрез это может быть еще лучшее. И поразителен путь, которым минуется закон, дабы прийти к изначальным установлениям Бога, когда духовная сила не полностью убирает душу со сцены, хотя и имеется в ней. При браке чадо, образ юноши, что от Бога и хорош в поведении, признается Господом. Однако прослеживается и состояние души человека. Это зависит не от характера, а от побуждения, и всецело прочувствовано Христом (есть полное изменение устроения, ибо богатства были обещаны верному иудею), отвергнутым Христом - путь на небо - все, выражение всего, что идет от сердца человека.
Бог соделал человека, взирая на определенные семейные отношения. Грех полностью извратил эту первоначальную сущность человека. Пришествие Святого Духа привнесло силу, которая извлекает во втором Человеке из ветхого создания новое и дает нам божественное - только не то, что касается сосуда, тела; но это не может порицать то или отказываться от того, что вначале создал Бог. Это невозможно. В начале Бог сотворил их. Когда мы рассматриваем небесное состояние, то все это, хотя и не через плоды своего существования в благодати, но исчезает. Если у человека в силе Святого Духа есть дар поступить так и быть полностью небесным, то тем лучше; однако было бы злом порицать или выступать против отношений, которые изначально создал Бог, или уменьшать, или же принижать власть, кою Бог связал с ними. Если человек может жить всецело выше и вне их, дабы служить Христу, то это хорошо; однако так бывает редко и в исключительных случаях} на Божии установлении, по которым мужчине и женщине надлежит быть вместе и быть едиными пред очами Бога. Он устанавливает, а скорее, восстанавливает истинный характер нерушимой связи брака. Я называю ее нерушимой, за исключением случая неверности, и не единой; грешный человек уже нарушил связь. Больше нет единой плоти мужчины и женщины. В то же время, если Бог дал духовную силу, то лучше остаться неженатым.
Затем Он обновляет наставление в отношении детей, проверяя Свою любовь к ним; это представляется мне скорее в связи с отсутствием всего, что привязывает к миру, к его развлечениям и похотям и обладанием того, что прекрасно, доверительно и полностью не осквернено по природе; тогда как в главе 18 представлен внутренний характер Царствия. После сего Он являет (относясь к представлению Царствия в Своей Личности) природу полной преданности и пожертвования всем, дабы следовать за Ним, если только они истинно хотели угодить Богу. Дух мира - плотские страсти и богатства - во всем противится. Несомненно, Моисеев закон сдерживал эти страсти; но он противопоставлен им и в некоторой степени мирится с ними. Согласно славе мира, у дитяти Божиего нет собственной силы. Какую же силу оно имеет? Оно ценно в очах Господа.
Закон обещал жизнь тому, кто соблюдал его. Господь представляет его простым и практичным в его требованиях, или, скорее, напоминает об их простоте. Богатства не запрещались законом; иными словами, хотя моральная обязанность между человеком и человеком поддерживалась законом, но то, что привязывало сердце к миру, не осуждалось им. Было скорее благоденствие, по правлению Божиему, связанное с послушанием Ему. Ибо Он касался этого мира и живущего в нем человека и испытывал его. Христос распознает это; однако здесь испытываются побуждения сердца. Закон был духовным, и там был Сын Божий; мы снова находим то, что открыли ранее - человек испытан и проверен, а Бог открыт. Все является внутренне необходимым по своему характеру, ибо Бог уже открыт. Христос судит все, что пагубно воздействовало на душу, влияет на ее эгоистичность, и таким образом отделяет от Бога. "Продай имение твое, - говорит Он, - и следуй за Мной". Увы! юноша не мог отречься от своих владений, своего покоя, от себя. "Трудно, - говорит Иисус, - богатому войти в Царство Небесное". Это являет следующее: Небесное Царствие Божие; эгоизму и миру в нем нет места. Ученики, которые не поняли, что в человеке нет благого, удивлены, что человеку, к коему там благоволили и хорошо были расположены, все же далеко до спасения. Кто же сможет получить его? И здесь открывается вся истина. Такое невозможно для человеков. Они не могут преодолеть вожделение плоти. В том, что касается воли и чувств человека, эти желания являются человеческими. Никто не может сделать из негра белого или же убрать пятна с леопарда: то, что они являют собой, лежит в их природе. Но для Бога, благословенно имя Его! Все возможно.
Данные Богом наставления о богатствах принудили Петра задать вопрос: каков удел тех, кто отверг все? Это опять приводит нас к славе в главе 17. Положение вещей полностью обновится при правлении Сына Человеческого. В такое время они сядут на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых. У них будет ведущее положение в управлении земным царством. У каждого, однако, будет свое собственное место; ибо всякий, насколько он отказался во имя Христа, получит стократ и наследует вечную жизнь. Тем не менее это будет явлено не здесь; даже через то место, кое человек занимал перед человеком при старой системе: первые будут последними, а последние - первыми. Действительно страшно, если плотское сердце человека примет такое ободрение, представленное как вознаграждение за его труд и пожертвования, в корыстном духе и будет стремиться сотворить из Бога своего должника; и посему в притче, коей Господь продолжает Свои наставления (глава 20), Он очень ясно устанавливает принцип благодати и верховенство Бога в том, что Он дает, в отношении к тем, кого Он призывает; а Его вознаграждение тем, кого Он приводит в Свой виноградник, зависит от Его благодати и его приглашения.

Матфей 20

Мы можем отметить, что, когда Господь ответил Петру, это стало следствием оставления всего ради Христа, как только Он призовет. Побуждением является Сам Христос, посему Он говорит: "Вы, последовавшие за Мною". Он также говорит о тех, кто так поступил ради Него. Таково побуждение. Вознаграждение являет собой ободрение, когда ради Него, мы уже находимся в пути. И так всегда, когда в Новом Завете {Действительно, вознаграждение в Писании всегда является ободрением тем, кто пребывает в печали и страдании, оно дается за высшие побуждения на пути Божием. Так и у Моисея, так даже и у Христа, чье побуждение совершенной любви нам известно, а радость, что была пред Ним, вынесла крест, презирая позор. Он был рожден и Завершителем на пути веры} говорится о вознаграждении. Позванный около одиннадцатого часа зависел от этого приглашения, чтобы пойти работать; и если, по своей доброте, хозяин решил дать ему столько денег, сколько и другим, то им следовало бы радоваться этому. Первые полагались на справедливость; они получили то, о чем договаривались; последние же получили по благодати своего хозяина. Следует отметить, что они принимают принцип благодати, доверие. "И что следовать будет, дам вам". Важным моментом в этой притче является вера в благодать хозяина виноградника, в благодать как основу их действия. Но кто понял это? Апостол Павел придет позже, а Бог призовет его и будет более сильное свидетельство благодати, нежели работники, которые трудились от рассвета первого дня евангелия.
Затем Господь продолжает разговор со Своими учениками, Он входит в Иерусалим, где Мессии надлежало быть принятым и коронованным, чтобы потом быть отвергнутым и преданным смерти, но и быть воскрешенным; и когда сыны Зеведеевы приступили и просили о двух первых местах в Царствии, Он отвечает, что Он воистину может привести их к страданию; но что касается первых мест в Его Царствии, то того Он не может даровать им, за исключением (по советам Отца) тех, кому уготовано Отцом чудесное самоотречение. Он трудится именно для Отца, для нас. Он не распоряжается ничем. Он может помочь тем, кто последует за Ним, разделить Его страданий. Все остальное будет дано по советам Отца. Но какова же истинная слава Христа и какое совершенство в Нем, какая привилегия для нас иметь лишь такие побуждения и участвовать в страданиях Господа! И какое очищение наших плотских сердец предложено здесь нам в привлечении нас лишь к страданиям Христа, разделению Его креста и посвящению себя Богу для воздаяния!
Далее {Отметьте то, каким образом сыны Зеведеевы и их мать пришли искать наивысшего положения в тот момент, когда Господь откровенно собирался занять самое низменное. Увы! Мы так часто ведем себя в том же духе. Результат заключается в том, чтобы выявить, как полно Он Сам отказался от всего. Вот принципы Царствия Небесного: совершенное самоотречение, пребывающее в полнейшем посвящении; таков плод любви, что ищет не выгоды; покладистость, что идет от отсутствия поисков себя; подчинение, когда презирают; кротость и смирение сердца. Дух служения другим является тем, что порождает любовь, как и покорность, которая довольствуется данным положением. Господь исполнял это до самой смерти, отдавая Свою жизнь в откуп за многих}Господь пользуется случаем, чтобы разъяснить чувства, которые приличествуют Его последователям, совершенство чего они увидели в нем Самом. В мире ищут власти; а дух Христов есть дух служения, ведущий к выбору места смирения и полной преданности другим. Чудесные и совершенные принципы, полное и яркое совершенство которых явлено во Христе! Отречение от всего, дабы полностью зависеть от благодати Того, Кому мы служим, последующая готовность занять место смирения и быть, таким образом, рабом всего - таков должен быть дух тех, кто имеет часть в Царствии, что теперь установлено отвергнутым Господом. Именно это подобает Его последователям.
Стихом 28 {Случай со слепым в Иерихоне является во всех первых трех Евангелиях началом последних событий жизни Христа, которые ведут на крест, при этом общее значение и содержание каждого представляется завершенным. Итак, к Нему взывают как к Сыну Давидову, а Он явлен им как таковой в последний раз, и Божие свидетельство дано Ему как таковому} заканчивается эта часть Евангелия, и начинаются последние мгновения жизни блаженного Спасителя. Стихом 29 начинается Его последнее явление Израилю как Сына Давидова, Господа, истинного Царя Израилева, Мессии. Он начинает Свое дело в этом отношении в Иерихоне, месте, где Иисус вступил на землю - месте, на котором так долго было проклятие. Он открывает незрячие глаза Своего народа, который верит в Него и принимает Его как Мессию, ибо Он воистину был таковым, хотя и был отвергнут. Они приветствуют Его как Сына Давидова, и Он отвечает на их веру, открывая им глаза. Они идут за Ним - образ истинного остатка Его народа, который будет уповать на Него.

Матфей 21

Затем (гл.21), избавившись от всего, что принадлежало Его своевольному народу, Он въезжает в Иерусалим как Царь и Господь, согласно свидетельству Захарии. Но хотя Он и въезжает как Царь - последнее свидетельство возлюбленному народу, который (до своего разрушения) собирался отвергнуть Его - Он предстает кротким и смиренным Царем. Сила Божия воздействует на сердца множества людей, и они приветствуют его как Царя, как Сына Давидова, употребляя слова из Псалма 117, {Данный псалом носит пророческий характер. Он говорит о времени его будущего принятия и в связи с этим часто употребляется} что прославляет тысячелетнюю субботу, привнесенную Мессией для признания людьми. Множество людей постилали свои одежды, дабы приготовить путь для своего кроткого, хотя и славного Царя: они срезали ветви с деревьев, дабы свидетельствовать Ему; и Он с триумфом препровожден в Иерусалим, а народ восклицает: "Осанна (спасение) Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! осанна в вышних!" Блаженно для них, если их сердца изменились, чтобы передать это свидетельство в Духе. Однако Бог по Своей наивысшей воле располагает их сердца, дабы свидетельствовать так; Он не мог позволить, чтобы Его Сына отвергли без такого приема.
Сейчас Царь собирался все осмотреть, сохраняя при этом Свое положение смирения и свидетельства. Различные люди приходят судить, или же запугать Его; но все они явлены пред Ним, дабы получить от Него, друг за другом, суд Божий относительно себя самих. Пред нами открывается удивительная картина - истинный Судья, вечный Царь в последний раз говорит Своему мятежному народу с наиполнейшим свидетельством о Своих правах и Своей власти; а они, пришедшие осудить его, ведомы своей злобой, чтобы друг за другом пройти пред Ним, открывая свою сущность, чтобы получить свое осуждение из его уст, Он же ни на мгновение (пока не очистится храм, до начала этой сцены) не оставляет положения Верного и Истинного Свидетеля во всей Своей кротости на земле.
Различие между двумя частями этого повествования весьма примечательно. Первая являет Господа в Его образе Мессии и Иеговы; как Господь, Он повелевает, чтобы привели осла. Он въезжает в город, согласно пророчеству, как Царь. Он властно очищает храм. Отвечая на возражение священников, Он приводит Псалом 8, повествующий о том, как Иегова соделал так, чтобы Его Самого прославили, и была изречена хвала Ему из уст младенцев. В храме Он также исцеляет Израиль. Затем Он оставляет их, не находясь более в городе, которым Он больше не обладает, но Он пребывает вне его со своим остатком. На следующий день Он примечательным образом сообщает о том проклятии, что падет на народ. Израиль был смоковницей Иеговы; но она обременяла почву. Она была в листьях, но без плодов. Смоковница, осужденная Господом, высыхает сейчас же. Таков образ этого несчастного народа, человека во плоти со всеми ее недостатками не дающей плода для Виноградаря.
Израиль действительно обладал всеми внешними формами религии и был усерден в законе и уставах, но не имел плода для Бога. Помещенные под ответственность приносить плод при, скажем так, старом завете, они никогда этого не делали. Отвержение ими Иисуса положило конец всякой надежде. Бог будет действовать по благодати при новом завете; однако это не является темой нашего разговора. Смоковница - это Израиль, каким он и был - человек, возвращенный Богом, но напрасно. Все было кончено. То, что Он сказал ученикам о свержении горы, являясь великим общим принципом, относится, я не сомневаюсь, также и к тому, что произойдет в Израиле чрез их служение. Рассматриваемый на земле как нация, Израиль исчезнет и будет затерян среди язычников. Ученики являлись теми, кого принял Бог по их вере.
Мы видим, что Господь въезжает в Иерусалим как Царь - Иегова, Царь Израилев. А народу уже изрекается суд. Затем сообщается о деталях суда для различных классов, из которых состоит народ. Вначале говорится о первосвященниках и старейшинах, которым дано управлять народом; они приближаются к Господу и спрашивают о Его власти. Обращаясь таким образом к Нему, они занимают положение глав народа и почитаются за судей, способных изречь что-либо об угодности любого возможного призыва; если же нет, то зачем иметь отношения с Иисусом?
Господь, по Своей безграничной мудрости, задает им вопрос, который выявляет их способности, а, по их же признанию, они не способны понять. Как же тогда судить Его? {Эта отсылка к совести часто являет собой наимудрейший ответ в случае, когда извращена воля} Говорить им об основе Его власти было тщетным делом. Слишком поздно сейчас говорить им об этом. Они бы забросали Его камнями, если бы Он утверждал об истинном ее источнике. Он отвечает, чтобы судили по делам Иоанна Крестителя. Если они признают, что Иоанн был послан Богом, то это станет признанием Христа. Отрицать это означало потерю своего влияния на людей. О совести в этом случае речь и не шла. Они признают свою неспособность. Иисус преуменьшает их возможности как вождей, пекущихся о вере народа. Они сами себя осудили; а Господь продолжает представлять их же очам их поведение и деяния Господа в отношении их от стиха 28 до главы 22,14.
Во-первых, проповедуя, что творят волю Божию, они не делали так; тогда как явно нечестивые, раскаявшиеся, исполняли Его волю. Они, видя это, были весьма жестоки в своих делах. И снова, не только плотская совесть не задета, будь то свидетельство Иоанна или лицезрение раскаяния других, но, хотя Бог употребил все, дабы они принесли достойный Его творения плод, Он ничего не находит в них, кроме извращенности и возмущения.
Пророков отвергли, и так же будет и с Его Сыном. Они хотели получить себе Его наследие. Они не могли не признать, что в таком случае последствием этого обязательно станет гибель этих нечестивых и передача виноградника другим. Иисус приводит им притчу, вспоминая Псалом 117, который говорит, что камень, отвергнутый строителями, сделался главою угла; более того, кто упадет на этот камень - как поступала в то время эта нация - разобьется; а на кого он упадет - такова будет участь мятежной нации в последние дни - то раздавит в пыль. Первосвященники и фарисеи поняли, что Он говорил о них, но убоялись наложить на Него руки, так как народ почитал Его за пророка. Такова история Израиля, находящегося под ответственностью, до последних дней. Иегова искал плода в Своем винограднике.

Матфей 22

В свою очередь, в главе 22 представлено их поведение в отношении предложенной благодати. Посему притча глаголет о Царствии Небесном. Намерение Бога заключается в почитании Его Сына чрез празднование Его брака. В первую очередь на брачный пир зовут уже приглашенных иудеев. Но они не приходят. Это было при жизни Христа. Затем, когда все приготовлено, Он снова посылает Своих рабов, дабы те миссионерствовали. Это было благовествование апостолов народу, когда работа по искуплению уже была завершена. Но опять посланники были отвергнуты и даже убиты {Презрение и насилие представляют собой две формы отвержения откровения, истинного Божиего свидетельства. Они ненавидят одного и любят другого, или же верны одному и презирают другого}. В результате нечестивые и их город истребляются. Так как они отвергли приглашение, то на пир пришли язычники, те, кто был вне, и на свадьбе стало много гостей. Здесь нам явлено следующее. Истинно, что мы узрели в этой притче суд над Иерусалимом, но, так как она глаголет о Царствии, то нам представлен суд над тем, что имеется в Царствии. Для определенного случая должно быть угодное. На брачном пире надо быть в брачной одежде. Если прославляется Христос, то все должно соответствовать Его славе. Может быть внешнее вхождение в Царствие, исповедание христианства; но не облеченный на пире надлежащим образом будет исторгнут. Мы должны облечься Самим Христом. С другой стороны, все готово - ничего уже не надо. И гостям не надо приносить с собой что-либо; Царь дал все. Однако мы должны быть окутаны духом того, что соделано. Если есть помышление о том, что угодно брачному пиру, то и сама необходимость в брачной одежде также будет прочувствована: если же нет, то забудется честь Сына Царя. Сердцу это было чуждо; сам человек станет таковым чрез суд Царя, когда Он обратит внимание на пришедших гостей.
Таким образом, Израилю была явлена благодать, а его народ осужден за отказ от приглашения великого Царя на брачный пир Его Сына. А затем осуждается и оскорбление этой благодати теми, кто пришел получить ее. Возглашается о появлении язычников.
Здесь завершается история осуждения Израиля, а также образа, который примет Царствие.
После этого (гл.22,15 и далее) по очереди приходят различные классы иудеев. Вначале фарисеи и иородиане (то есть те, кто благоволит к власти римлян и те, кто противился ей) ищут, как бы уличить Иисуса в его словах. Блаженный Господь отвечает им той совершенной мудростью, которая всегда присуща сказанному и соделанному Им. С их стороны была характерна полная нечестивость, выражающая полное отсутствие совести. Они попали по своему собственному греху под римское иго - в положение, воистину обратное тому, которое должно было быть у народа Божиего на земле. Очевидно, поэтому Христу надлежит или стать предметом подозрения для господствующих, или отречься от Его призыва стать Мессией и, следовательно, Избавителем. Кто привел к такой дилемме? Это был плод их собственных грехов. Господь показывает им, что они сами приняли иго. На деньгах отражен знак этого: пусть они отдадут их тому, кому принадлежат, и пусть они также - чтоб они ни делали - отдадут Богу Божие. Он оставляет их под игом, которое они, как и сами вынуждены признать, приняли. Он напоминает им о правах Божиих, о коих они забыли. Вероятно, положение Израиля при установлении власти Навуходоносором было как "виноградная лоза, низкая ростом".
Затем пред Ним являются саддукеи и задают Ему вопрос о воскресении, думая показать нелепость этого.
После того, как в беседе с фарисеями Им явлено состояние народа, нам представляется неверие саддукеев. Они помышляли лишь о земном, ища, как бы отрицать существование иного. Однако, каким бы ни был уровень деградации и зависимости, в кои впадал народ, Бог Авраама, Исаака и Иакова остается прежним. Обетования, изреченные отцам, оставались истинными, и отцы жили, дабы затем наследовать эти обетования. Сейчас рассматривается вопрос о славе и силе Бога. Господь сохранял их Своею силою и доказательством, саддукеи молчали.
Законник, пораженный Его ответом, задал вопрос, который побудил Господа выделить из всего закона самое, в очах Божиих, существенное, являя тем самым его совершенство и то, что - как бы это ни достигалось - дает блаженство находящимся в нем. И сама благодать возвысилась еще больше.
И вот их вопросы закончились. Все решено, все освещено относительно положения людей и отдельных слоев Израиля; а Господь представляет им совершенные мысли Бога касательно их состояния, Его обетований и сути закона.
И сейчас наступает очередь Господа задать Свой вопрос, дабы представить Свое собственное положение.Он вопрошает, как соотнести имя Сына Давидова с именем Господа, которое Ему дал сам Давид в связи с тем, что этот же Христос вознесется, дабы сесть одесную Бога, доколе Бог не положит всех Его врагов у подножия Его ног и установит Его престол на Сионе. В тот момент таким было положение Христа. Они не смогли ответить Ему, и никто не смел более спрашивать Его еще {Отметьте здесь, что от главы 21,28 нам до конца представлена ответственность народа, рассматриваемая как его обладание своими изначальными привилегиями, что должно было принести плоды. Если же они не сделают так, то другие займут их место. Это еще не представляет суд, который будет еще более ужасен. Он был извержен на Иерусалим и свершил истребление города. Смерть Иисуса, последнего из посланных найти плод, наводит суд на убивших Его (от Матф. 21,33-41). Истребление Иерусалима является следствием отвержения откровения о Царствии, данного им, дабы призвать их к благодати. В первом случае суд предназначен для виноградарей - книжников, первосвященников и вождей народа. Суд, произведенный из-за отвержения откровения о Царствии, простирается намного дальше (смотрите гл. 22,7). Одни презрели посланников, другие убивали их; и, когда, таким образом, отвергнута благодать, то город сожжен, а жители его истреблены. Сравните гл. 23,36 и смотрите историческое пророчество в Евангелии от Луки 21. Различие сохраняется во всех трех Евангелиях}. Действительно, чтобы понять этот Псалом, необходимо уразуметь все пути Божии в отношении Его Сына, когда они хотели отвергнуть Его. Это, безусловно, завершает их беседы, являя собой истинное положение Христа, Который, хоть и будучи Сыном Давида, вознесется на небеса, дабы принять Царствие и, ожидая его, воссядет одесную Бога по правам Его славного Лица - Господь Давидов и Сын Давидов.
Здесь можно отметить еще одну интересную деталь.В этих вопросах - ответах и беседах с различными классами иудеев Господь показывает их положение с различных сторон касательно их отношений с Богом и положения, которое занимает Он Сам. Вначале Он представляет их положение относительно Бога, при их ответственности пред Ним, согласно плотской совести и принадлежащим им привилегиям. В результате они будут исторгнуты, а в виноградник Господа приведут других. Об этом мы читаем в главе 21,28-46.Затем Он являет их положение относительно благодати Царствия и приводит грешных язычников. Здесь результатом также является исторжение и истребление города. Далее иродиане и фарисеи, друзья римлян и их враги, кажущиеся друзья Бога, раскрывают истинное положение иудеев относительно царственной власти язычников и относительно Бога. В Своем разговоре с саддукеями Он показывает непреложность обетований, изреченных отцам, и отношения, в коих Бог пребывал относительно их в том, что касается жизни и воскресения. После сего Он предлагает книжникам истинный смысл закона; а затем - положение, которое Он Сам, Сын Давида, занял, согласно Псалму 109, связанное с отвержением Его вождями народа, обступившими Его.

Матфей 23

Глава 23 ясно представляет нам, как значительно затрагиваются ученики в связи с народом, ввиду того, что они были иудеями, хотя Господь и осуждает вождей, которые обманывали людей и обесчестили Бога своим лицемерием. Он говорит народу и ученикам Своим: "На Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи". Будучи толкователями закона, им надлежало соблюдать все, о чем они говорили согласно закону, их же поведение являлось ничем иным, как лицемерием. Здесь очень важно положение учеников; и оно воистину такое, как у Иисуса. Они связаны со всем, что есть Божие в народе, то есть, с нацией, как признанной народом Божиим - а следовательно, облеченной законом, утвержденным Богом. В то же время Господь судит, а учеников тоже надлежит судить, состояние нации очевидно представлено ее вождями. Т.к. они составляли часть народа, то им надлежало всячески избегать хождения книжников и фарисеев. Уличив этих пастырей народа в лицемерии, Господь указывает путь, на котором они сами осудили дела их отцов - строя гробницы пророкам, коих избили. Они были сынами тех, кто избил их, и Бог испытает их послов, их пророков, мудрецов и книжников, а они преисполнят меру своего беззакония, убивая и преследуя их - они осуждены, таким образом, их же устами - дабы вся праведная кровь, пролитая от крови Авеля до крови Захарии, пришла на род сей. Ужасное скопище греха, собранное от начала вражды, которую грешный человек, помещенный под ответственность, являл когда-либо в отношении откровения Божиего; которая ежедневно возрастает, так как совесть все более ожесточается всякий раз при противлении этому откровению! И истина была тем большей, чем больше она являла себя в свидетельстве о страдании. То была скала, представленная нашему взору, которую народу необходимо обойти на пути. Однако они упорствовали в своих злодеяниях, и каждый шаг вперед, каждый подобный поступок являлся свидетельством все увеличивающейся черствости. Божие терпение при благодатном воздействии откровения, не было невнимательным к их поступкам, и все учитывалось этим терпением.
Все это указывает на главу этого негодного рода.
Обратите внимание на образ, данный апостолом и христианским пророкам. Они - это книжники, мудрые пророки, посланные иудеям - самому мятежному народу. Это очень четко представляет ту их сторону, которую рассматривает данная глава их. Апостолы - "мудрые", "книжники", посланные иудеям.
Однако народ - Иерусалим, возлюбленный град Бога - грешен и осужден. Христос, как мы увидели, являет Себя со времени исцеления слепого в Иерихоне как Иегова, Царь Израилев. Сколько раз Он хотел собрать детей Иерусалима, но они не захотели! Сейчас их дом станет пустым, доколе (их души при этом обратятся) они не скажут словами Псалма 117 и с желанием будут приветствовать пришествие Того, Кто пришел во имя Иеговы, надеясь на избавление от Его руки и моля Его об этом - словом, доколе они не воскликнут: "Осанну Грядущему". Они больше не увидят Иисуса, они, смиренные сердцем, должны воскликнуть благословение Тому, на Кого уповали и кого ныне отвергли - словом, доколе не приготовят своих сердец. И будет мир, а желание предвосхитит Его явление.
Последние три стиха вполне ясно представляют положение иудеев, или людей Иерусалима, как центра системы, стоящей пред Богом. Давно и много раз Иисус, Иегова, Спаситель хотел собрать детей Иерусалима, как птица собирает своих птенцов под крылья, но они не захотели этого. Их дом останется пустым, но не навсегда. Избив пророков и забросав камнями посланных к ним, они распяли своего Мессию и отвергли, убили посланных Им для возвещения благодати даже после отвержения Его. Посему они более не увидят Его, пока не покаются, а в сердцах у них зародится желание увидеть его, и они будут готовы благословлять Его в своих сердцах, и осознают свою готовность поступать так. Мессию, Который готов покинуть их, они более не увидят, доколе покаяние не обратит их сердца к Нему, к Тому, Кого они сейчас отвергают. И тогда они увидят Его. Мессия, грядущий во имя Иеговы, явится Своему народу Израилеву. Будет явлен именно Иегова, их Спаситель, а Израиль, отвергший Его, увидит Его таковым. И люди, таким образом, станут пребывать в отношениях с Богом.
Такова пророческая и духовная картина Израиля. Ученики, так же, как иудеи, рассматриваются как часть народа, хотя остаток духовно выделен из него и свидетельствует среди него.

Матфей 24

Мы уже отметили, что отвержение откровения о Царствии в благодати является судом, который падает на Иерусалим и его жителей. Теперь, в главе 24, мы зрим место этого откровения среди народа; положение язычников и отношения, в коих они пребывали относительно преподанного учениками откровения; затем - положение Иерусалима, которое вытекает из отвержения им Мессии и его презрения к откровению; далее - вселенское ниспровержение в конце дней: состояние дел, которое завершится явлением Сына Человеческого и собранием избранных Израиля от четырех сторон света.
Мы должны рассмотреть этот примечательный отрывок, пророчество и наставление ученикам для направления их по пути, которым им следует идти среди грядущих событий.
Иисус уходит от храма навсегда - торжественное действие, которое, как мы можем видеть, дает исполнение суда, который Он только что возвестил. И теперь дом пуст. Сердца же учеников все еще привязаны к Нему из-за их прежней предрасположенности. Они привлекают Его внимание к величественным зданиям, составлявшим храм. Иисус возвещает им о полном его разрушении. Находясь с Ним на горе Елеонской, ученики вопрошают, когда случится все это, и каким будет признак Его пришествия и кончины века.
Они сразу вопрошают о разрушении храма, пришествии Христа и кончине века. Нам следует отметить, что под кончиной века здесь подразумевается конец периода, во время которого Израиль являлся предметом закона при Ветхом Завете: период, который должен кончиться, уступая место Мессии и Новому Завету. Также отметьте, что предметом для разговора является Божие правление землей и суды, которые произойдут при пришествии Христа и завершат данный век. Ученики удивлены тем, что Господь сказал о разрушении храма в связи с этим периодом {Действительно, такое положение Израиля и связанное с ним откровение были прерваны разрушением Иерусалима; вот почему это событие представлено для понимания в связи с этим пророчеством, но оно не является его исполнением. Господь еще не пришел, не настали и великие потрясения; однако положение вещей, на которое ссылается Господь до конца стиха 14, было прервано де-факто и де-юре разрушением Иерусалима, посему и существует связь с этой точки зрения}. Господь говорит об этом со Своей точки зрения (то есть в отношении свидетельства, которое ученики должны передавать иудеям, когда Его уже не будет здесь, до скончания века). Он более ничего не добавляет о разрушении Иерусалима, есть только то, что Он уже сказал. Час Его пришествия преднамеренно нам не открыт. Более того, разрушение Иерусалима Титом действительно положило конец положению, о котором наставлял Господь. Среди иудеев нет более познаваемого откровения. Когда восстановится это положение, то станет возможным применить и этот отрывок. После разрушения Иерусалима и до того времени рассматривается лишь церковь.
Беседа Господа делится на три части:
1. Общее положение учеников и мира во время свидетельства, до конца стиха 14;
2. Период, отмеченный нахождением на святом месте мерзости и запустения (ст. 15);
3. Пришествие Господа и собрание избранных в Израиле (ст. 29).
Время свидетельства учеников отмечено лжехристами и лжепророками среди иудеев; преследованием тех, кто несет свидетельство, преданием их язычникам. Однако существует что-то более определенное, касающееся этих дней. Будут лжехристы в Израиле. Будут войны, глады, моры и землетрясения. Но это еще не все, - это еще не конец. Это лишь начало болезней. Это в основном лишь внешнее. Будут другие события, которые принесут им большие и более суровые испытания. Учеников будут отдавать на мучения, убивать, а все народы будут ненавидеть их. В результате многие проповедовавшие соблазнятся; и будут предавать друг друга. Восстанут лжепророки и прельстят многих, а во многих, по причине умножения беззакония, охладеет любовь - печальная картина. Однако такие события приведут к укреплению веры, подвергнутой испытанию. Претерпевший до конца спасется. Это, в частности, относится к свидетельствованию. То, о чем говорит Господь, абсолютно не ограничено откровением в Ханаане; но так как оно идет оттуда, то оно всегда связано с этой землей как центром путей Божиих. К этому можно добавить, что Евангелие Царствия будет проповедовано по всей земле во свидетельство всем народам, и тогда придет конец - конец этого века. Сейчас же, хотя небо является источником власти, при установлении Царствия Ханаан и Иерусалим представляют неземные центры. Поэтому мысль о Царстве распространялась по всему миру, поворачивая наши взоры к земле Израилевой. Здесь говорится о "сем Евангелии Царствия” {Евангелие Царствия сообщено Израилю в главе 10, и здесь оно представляет тему для разговора, но не поучения, вплоть до стиха 14, здесь нет формального различия: в главе 28 сказано о миссии для язычников; но потом ничего не сказано о Царствии, а напротив о том, что как только Христос воскрес, как Ему была дана вся власть на небе и земле}; говорится не о единении церкви и Христа, об искуплении в его полноте, проповедуемых и представленных апостолами после вознесения, а о Царствии, которое будет установлено на земле, как это возвещали Иоанн Креститель и Сам Господь. Установление вселенской власти вознесенного Христа будет проповедоваться по всей земле, дабы испытать их послушание и представить это тем, кто имеет уши, чтобы услышать о вере.
Такова общая картина того, что произойдет до скончания века, не включая воззвания, согласно которому было основано собрания. Грядущее разрушение Иерусалима и отказ иудеев принять Евангелие привели к тому, что Бог дает чрез Павла особое откровение, не отменяя истины о грядущем Царствии. То, что следует далее, подтверждает, что такое откровение о Царствии будет дано в конце, а само откровение достигнет всех народов прежде наступления суда, который положит конец сему веку.
Однако будет время, когда в определенной области (а именно, в Израиле и окрестностях) настанет час особых страданий, касающийся свидетельства в Израиле. Говоря о мерзости запустения, Господь отсылает нас к Даниилу, дабы мы поняли, о чем Он говорит. Даниил (гл.12, где говорится об этом потрясении) четко представляет нам последние дни - время, когда Мессия встанет за народ Даниила, то есть за иудеев, которые пребывают под гнетом язычников - дни, когда будут волнения, кои никогда не были и никогда не будут, и в кои спасется остаток. В последней части предыдущей главы этого пророка такое время названо "концом времени" и пророчески возвещается об уничтожении северного царя. Пророк говорит о 1335 днях перед полным благословением (блажен тот, кто будет иметь в нем участие!), и о том, что прекратится ежедневная жертва, и появится мерзость запустения; и с этого времени пройдет 1290 дней (то есть на один месяц больше, чем 1260 дней, о коих повествуется в Апокалипсисе, в течение которых жена, убежавшая от змия, питалась в пустыне; и больше, нежели три с половиной года из Даниила 7). В конце, как мы это здесь находим, грядет суд, а Царствие отдано святым.
Таким образом, это подтверждает, что отрывок относится к последним дням и к положению Израиля в то время. События, происшедшие со времени изречения этой мысли Господом, подтверждают ее. Ни в течение 1260 дней, ни 1260 лет после времен Тита, ни в течение 30 дней или лет впоследствии не произойдет никакого события, которое могло бы стать осуществлением пророчества Даниила. Эти времена закончились много лет назад. Израиль не был избавлен, и Даниил тоже не испытал своего жребия в конце тех дней. Также ясно, что в отрывке рассматривается Иерусалим и его окрестности, ибо пребывающим в Иудее велено бежать в горы. Ученики, которые будут в это время там, будут молиться, чтобы бегство не случилось в субботу - это дополнение к тому, что в пророчестве говорится об иудеях; но откровение нежной заботы, которую проявляет Господь к Своим, думая об этом даже во время таких беспримерных событий: будет ли зима, когда они побегут.
Кроме того, и другие обстоятельства подтверждают, если еще нужны доказательства, что речь идет об иудейском остатке, а не собрании. Мы знаем, что все верующие будут взяты на сретение с Господом в воздух. Они и возвратятся с Ним. Но здесь говорится, что будут лжехристы на земле, а люди будут говорить: "Вон, Он в пустыне", "Вот, Он в потаенных комнатах". Но святые, взятые и вернувшиеся с Господом, не будут иметь ничего общего со лжехристами на земле, ибо они вознесутся на небо, дабы пребывать там с Ним прежде Его возвращения на землю; и нелепо считать, что иудеи, уповающие на земное избавление, будут подвержены таким искушениям и что они были бы обмануты, если бы их не охранял Сам Бог.
Данная часть пророчества относится к последним дням, последним трем с половиной годам перед судом, что вдруг изольется по пришествии Сына Человеческого. Господь придет внезапно, как вспышка молнии, как орел к своей жертве, на место, где будет предмет Его суда. Сразу же после потрясений этих последних трех с половиной лет вся иерархическая система правления будет расшатана и опрокинута. Затем явится знамение Сына Человеческого на небе и все увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных в великой силе и славе. Данный стих (30) содержит ответ на вторую часть вопроса учеников из стиха 3. Господь представляет своим ученикам предостережения, необходимые для их направления; но мир не увидит знамений, какими бы ясными они ни были для разумеющих. Эти знамения будут во время явления Господа.
Свет славы Того, Кого они презрели, явит им Грядущего; и это произойдет неожиданно. Каким ужасным станет тот час, когда вместо Мессии, Который ответил бы их земной гордыне, на небе явится Христос, Которого они презрели!
Затем Сын Человеческий, грядущий и явленный так, пошлет собрать всех избранных Израиля от четырех концов земли. Именно этим заканчивается история иудеев и Израиля, это ответ на вопрос учеников, и раскрываются Божии деяния в отношении свидетельства среди людей, отвергших его, возвещая о времени еще большего горя для них и о суде, что прольется среди всего этого. Когда грядет Иисус, свершится низвержение всех больших и малых сил.
Господь представляет историю свидетельства в Израиле и самих людей от времени Своего воскресения до Своего возвращения; однако период времени, когда не будет ни народа, ни храма, ни города, не назван. И это придает значимость пленению Иерусалима. Об этом не говорится понятным языком - Господь не описывает это; но оно положит конец тому порядку вещей, о коих Он сообщает, и это случится, когда снова появятся Иерусалим и иудеи. Господь возвещает об этом в начале. Ученики полагали, что Его пришествие произойдет в то же время. Он отвечает им так, что его наставления послужат им до пленения Иерусалима. Однако, как только упоминается о мерзости запустения, мы переносимся в последние дни.
Ученикам надлежало уразуметь те знамения, что дал им Господь. Я уже отметил, что разрушение Иерусалима, сам этот факт, прервало использование Его наставлений. Иудейская нация находилась в стороне; но стих 34 обладает более глубоким смыслом, свойственным ему. Неверующие иудеи будут пребывать в таком положении, доколе все не свершится. Сравните Второзаконие 32,5.20, где сообщается об этом суде для Израиля. Бог скрывает от них Свое лице, доколе Он не увидит, каким будет их конец, ибо они представляют собой род развращенный, детей, в коих нет веры. Это и произошло. Они до сего дня являются особо выделенной расой людей. Этот род пребывает в том же положении - памятник неизменной истинности деяний Божиих и слова Господня.
В конце правление Божие, осуществляемое в отношении этого народа, дойдет до своего конца. Господь грядет, и Он собирает рассеянных избранных Израиля.
Пророческое повествование продолжается в главе 25,31, которая связана с главой 24,30. Если глава 24,31 сообщает о собрании Израиля после явления Сына Человеческого, то глава 25,31 возвещает о Его деяниях в суде над язычниками. Он, несомненно, явится, как молния для отступников, что предстанут мертвым телом пред Его взором. Однако, когда Он торжественно придет дабы занять Свое земное место во славе, то это не будет подобно молнии. Он сядет на престоле Своей славы, и все народы соберутся пред Ним, восседающим на Своем престоле суда, и будут судимы по их отношению к посланникам Царствия, кои проповедовали о Нем. Эти посланники есть братья (ст. 40); принявшие их - это овцы; отринувшие их - это козлы. Слова о бедах, которые начинаются с главы 25,31, и постигает овец и козлов и результате этого, представляют народ, который осужден на земле ввиду его отношения к этим посланникам. Это суд живой, далекий от малейших послаблений народам - суд как конец мертвому. Это не тот суд Христа на войне, что представлен в Откровении 19. Это заседание Его верховного трибунала, имеющего право правления землей, как сказано в Откровении 20,4. Я говорю о характере, или скорее, об образе суда. Я не сомневаюсь, что эти братья являются иудеями, каковыми были ученики, то есть те, кто окажется в сходном положении, в том, что касается их свидетельства. Язычники, которые приняли послание, будут представлены так, как если бы они относились к Христу подобным Образом. Его Отец приготовил для них Царствие, и они войдут в него, еще пребывая на земле, ибо Христос придет с силой вечной жизни {Нет возможности применить это иносказание к тому, что называется общим судом, выражению действительно абсолютно небиблейскому. Во-первых, есть три группы, а не две - козлы, овцы и братья; далее - суд есть лишь для язычников; и затем - основание для суда полностью неприменимо для огромных масс, даже для последних. Основание для суда является способом, коим приняты эти братья. Ни один из них не послан в огромное количество язычников в течение веков. На это время неведения Бог смотрит бесстрастно, а другое основание для суда дано в начале Римлянам. О христианах и иудеях говорилось в главе 24 и той части главы 25. Именно их Господь находит на земле, когда Он грядет, и их будут судить по их отношению к Его посланникам}.
Я на некоторое время опустил отрывок между главой 24,31 и главой 25,31, так как концовка последней завершает все, что относится к правлению и суду на земле. Однако есть еще группа лиц, о коей нам повествуется, с ее великими духовными проявлениями между только что упомянутыми стихами.
Это ученики Христовы, не имеющие свидетельства среди Израиля, которому Он вверил свое служение и положение, благословленные с Ним Самим, когда его здесь нет. Такое положение и такое служение связаны с Самим Христом, а не с Израилем, где бы это служение ни исполнялось. Тем не менее, есть несколько стихов, прежде чем мы перейдем к этому, о коих я еще не говорил, которые относятся скорее к положению дел в Израиле, как предостережение ученикам, пребывающим там, и описывают различные суды среди иудеев в последние дни. Я упоминаю о них, так как вся данная часть беседы, а именно, от главы 24,31 до главы 25,31 - является увещеванием, обращением Господа по поводу их обязанностей, когда Его с ними не будет. Я говорю о главе 24,32-44. Стихи повествуют о неопределенном ожидании, о коем сказано ученикам по поводу неведения ими времени пришествия Сына Человеческого, в коем ученики оставлены преднамеренно (и также о суде над земным); со стиха же 45 Господь высказывается более конкретно и одновременно более общо в отношении их поведения, когда Его не будет, но в связи не с Израилем, а со Своими - Своими домашними. Он поручил им давать нужную пищу вовремя. Такова ответственность служения в собрании.
Важно отметить, что в первой притче представлено положение собрания в целом; притчи о девах и о талантах представляют ответственность каждого. Посему неверного раба казнят и тем самым подвергнут одной участи с лицемерами. Состояние собрания зависело от их упования на Христа, или же их сердце говорило, что Его пришествие задерживается {Как торжественно данное здесь откровение о прекращении собранием ожидания возвращения Господа! То, что приводит исповедующего церковь к иерархическому притеснению и миру, что отринет ее в конце, как лицемеров, представлено словами "не скоро придет господин мой" - это прекращение ежечасного ожидания. И оно является причиной гибели. Истинное положение христианина утеряно, как только появляется мысль о нескором пришествии Господа; а он, заметьте, явлен в этом смысле как ответственный раб}. По Его возвращении будет изречен суд на их неверность в тот же день, а верность - принята. С другой стороны, небрежное отношение к мысли о Его пришествии приведет к произволу и тирании. Не разум подразумевается в словах: "Раб тот, будучи зол, скажет в сердце своем: "не скоро придет господин мой"; а его воля. В результате плотское проявит себя. И это не было более посвящено служению его домашних, сердечно, одобренному Учителем по своем возвращении; а было мирским в поведении и принятием любой власти, к чему приводило такое служение. Он пребывает и пьет с пьяницами, он соединяется с миром и ходит его путями; он по своей воле бьет своих товарищей. Таков результат при намеренном отсутствии ожидания возвращения Господа, когда Его нет среди людей и образования собрания здесь, внизу, по-своему; вместо верного служения есть мирское безумие и тирания. Разве эта картина не слишком верна?
Что же случается с теми, кто служит в доме Божием? А вот что: верный раб, который по любви и преданности своему Господину отдал себя для блага Его домашних, станет правителем по возвращении своего Господа,над всем Его именем; верные в служении будут поставлены над всем самим Господом, когда Он займет Свое место власти и будет править как Царь. В руки Иисуса Отец отдал все. Верные в своем смирении Его служению, когда Его нет, впоследствии станут над всем, что дано Ему, то есть над всем "имением" Иисуса. С другой стороны, поступающий, когда нет Господа, как господин и следующий духу плоти и духу мира, с коим он соединяет себя, не только разделит участь мира: его Господин придет неожиданно, а ему будет наказание как лицемеру. Какое наставление тем, кто берет на себя служение в собрании! Отметьте: сказано, не что он сам пьяница, на что он ест и пьет с пьяницами. Он дружит с миром и следует его обычаям. Таков общий вид, который будет иметь Царствие в тот день, хотя сердце злого раба нечестиво. Жених воистину медлит; а ожидаемые результаты работы души человека не замедлят ждать. Однако, как мы затем находим, смысл заключается в том, чтобы явить тех, в ком пребывает благодать Христова и в ком ее нет.

Матфей 25

Исповедующие при отсутствии Господа представлены здесь девами, которые вышли навстречу Жениху осветить Ему дорогу к дому. В данном отрывке Он не представлен как Жених церкви. Больше никто не идет навстречу Ему на его брачный пир с Церковью на небе. В этом отрывке невеста не появляется. А если бы она была представлена, то это был бы земной Иерусалим. В главе мы не читаем и о собрании как таковом.
Здесь представлена ответственность отдельного человека {Раб в главе 24 несет общую ответственность}, когда нет Христа. В такой период верных характеризует то, что они вышли из мира, из иудаизма, из всего, даже из связанной с миром религии навстречу грядущему Господу. Иудейский же остаток, наоборот, ожидает Его там, где и пребывает. Если бы это ожидание было действительным, то им бы управляло помышление о том, что необходимо для Грядущего - свет, масло. Иначе душу удовлетворит быть товарищем исповедующих и нести с ними светильник. Тем не менее, все они занимали определенное положение; они вышли, они оставили дом, дабы идти навстречу Жениху. Он медлит. И вот случается, что они засыпают. Вся исповедующаяся церковь лишилась помысла о возвращении Господа - даже верные, исполненные Духом. Им надо пойти куда-либо, чтобы спокойно поспать - в место отдыха для плоти. Но в полночь неожиданно раздался крик: "Вот, Жених идет, выходите навстречу ему". Увы! им нужен призыв такой же, как и в начале. Они снова выходят навстречу Ему. Девы встают и поправляют свои светильники. Есть достаточно времени между криком в полночь и приходом Жениха, чтобы исправить положение каждой. Были и такие, у кого не хватило масла в своих сосудах. Их светильники угасли {Слово это скорее всего означает "фонари". Именно в них было или должно было быть масло для поддержания огня}. У мудрых же было масло. Им нельзя разделить его с другими. Имеющие масло вошли с Женихом на брачный при. Других же Он отказался признать. И что за дело было у них? Девы должны были освещать путь своими светильниками. Но они так не сделали. Тогда почему они должны быть на пиру? Они задумались над тем, что предоставило им такое положение. Кем они стали бы на этом пиру? Девы, попавшие на пир, стали девами, сопровождавшим жениха. Другие же так не поступили. Их туда не допустили. Но даже верные забыли о пришествии Христа. Они уснули. Но они, по меньшей мере, познали все необходимое для этого. Тот крик вызвала благодать Жениха, и крик возвещает о Его пришествии. Он будит их: у них есть масло в сосудах; а промедление, которое привело к тому, что светильники неверных угасли, предоставило верным время быть готовыми на своем месте; и, забывчивые, насколько они могли быть таковыми, они входят с Женихом на брачный пир {Отметьте, что хождение осуществляется чрез крик; а он будит все. Достаточно разбудить всех исповедующих с нужной активностью; но результат здесь в том, чтобы подвергнуть их испытанию и разделить их. Это не час нахождения масла или дарение благодати исповедующимся; обращение не является темой данной притчи. Вопрос о нахождении масла, я не сомневаюсь, представлен лишь для того, чтобы показать, что еще не время для этого}.
Сейчас мы переходим от состояния души к служению.
Ибо воистину (ст. 14) оно, как человек, который оставил свой дом - ибо Господь пребывал в Израиле - который поручил своим рабам свое имение и ушел. Здесь нам представлены принципы, характеризующие верных слуг или наоборот. Говорится не об ожидании отдельным человеком и обладании маслом, необходимым для занятия места в славном шлейфе Господа; теперь также повествуется об общественном положении пребывающих в служении Мессии, характеризующемся как жизненная позиция и в целом, посему оно представлено отдельным рабом; и сообщается о верности в служении отдельного человека, как упоминалось выше, о верности в ожидании Жениха. По Своем возвращении Хозяин требует отчет у каждого. И каково теперь их положение? На какой основе стоит верность? Прежде всего обратите внимание, что это не дары провидения, они означают земное обладание. Это не "имение", которое оставляет Иисус Своим рабам, когда уходит. Это дары, которые угодны для пребывания в Его служении, когда Его нет. Хозяин велик и мудр. Он воздает каждому по-разному, согласно его делам. Каждый годится для служения, в коем он пребывает, и ему даны дары, кои необходимы для свершения этого служения. Единственное, о чем говорится, так это верность, которой исполняет это. Различие между верным и неверным заключается в доверии своему Хозяину. У них было достаточно доверия к Его хорошо знакомому образу, к Его благости, Его любви, дабы трудиться, не имея дозволения поступать иначе, нежели знать Его личность и ведать, что принесут это доверие и знание. Зачем давать им эти деньги, если не употребить их в дело? Разве Он не высказал мудрость, когда дал эти дары? Преданность, вытекающая из знания своего Хозяина, уповала на любовь Того, Кого они знали. Они трудились, и были вознаграждены. Таков характер истинного служения в церкви. Именно этого недоставало третьему рабу. Он не знал своего Хозяина - он не уповал на Него. Он даже не мог поступить так, как отвечало его собственным мыслям. Он уповал на какое-то разрешение, которое могло бы стать определенным охранением от образа, который его сердце неправиильно придало его Хозяину. Знавшие же образ своего Хозяина разделили его радость.
Различие между этой притчей и притчей из Луки 19 заключается в том, что в последней каждый получает по мине, а в центре внимания остается лишь ответственность каждого. В итоге приобретший десять мин поставлен управлять десятью городами. Здесь рассматриваются суверенность и мудрость Божия, и тот, кто трудится, ведом знанием о своем Хозяине, которое есть у него; и в благодати исполняются Божии советы. У имеющего да приумножится. В то же время вознаграждение является обобщенным. Приобретший два таланта и приобретший пять одинаково разделяют радость о Господе, которому они служили. Они знали Его в Его истинном образе, и они разделяют Его полную радость. Господь дарует ее нам!
Во второй притче мы находим большее, нежели это - в притче о девах. Она более непосредственно и более точно повествует о небесном образе христиан. Повествует не о собрании, называемом телом, а о верных, вышедших навстречу Жениху, Который возвращается на брачный пир. В час Его возвращения, дабы произвести суд, Царствие Небесное примет образ лиц, вышедших из мира и из иудаизма - из всего, что, с точки зрения религии, принадлежит плоти - из всякой установленной мирской формы - дабы быть одним по пришествии Господа, дабы выйти навстречу Ему. Таков образ верных с начала, имеющих часть в Царствии Небесном, если они уразумели положение, в кое были помещены чрез отвержение Господа. Девы, и это истинно, вышли снова; и это исказило их образ; однако крик в полночь опять поместил их в их истинное положение. Посему они входят с Женихом, и говорится не о суде или вознаграждении, а лишь о пребывании с Ним. В первой притче и в притче из Евангелия от Луки основной темой является Его возвращение на землю и воздаяние каждому - результат их поведения в Царствии при отсутствии {В притче о талантах в Евангелии от Матфея нам представлено управление многими, Царствие, но оно явлено еще полнее в словах "войди в радость господина твоего"; а благословение дано всем, кто был верен в служении, малом или большом} Царя. Смирение и его результаты не составляют смысл притчи о девах. Не имеющие масла вообще не входят. И этого достаточно. Другие же благословлены все вместе; они входят на брачный пир с Женихом. И не говорится ни о каком-то вознаграждении, ни о различии в поведении между ними. Повествуется об ожидании души, хотя к этому их привела благодать. Каким бы ни было место служения, вознаграждение обеспечено. Эта притча ограничена небесным положением Царствия. Это подобие Царствия Небесного.
Мы также можем отметить, что промедление Хозяина в третьей притче описывается иначе - "по долгом времени" (ст. 19). Их верность и их постоянство были, таким образом, испытаны. Да дарует нам Господь быть верными и преданными сейчас, по скончании веков, чтобы Он мог сказать нам: "Добрые и верные рабы!" Следует отметить, что в этих притчах находившиеся на служении или вышедшие сразу представлены такими же, как и те в конце. Господь не будет держаться предположения о замедлении "мы живущие, оставшиеся" {Так и с церквами в Откровении, Он берет тогдашнюю церковь, хотя, я не сомневаюсь, что имеется в виду вся история церкви}.
Плач и скрежет зубовный - такова участь того, кто не познал своего Хозяина, кто оскорбил Его мыслями о недоверии к Его образу. Стихом 31 возобновляется пророчество стиха 31 главы 24. Здесь мы читаем, что Сын Человеческий явится, как вспышка молнии, и соберет остаток Израиля от четырех концов земли. Но это еще не все. Если Он явится таким образом, неожиданно и внезапно, Он также установит Свой престол суда и славы на земле. Если Он уничтожит Своих врагов, которых сочтет бунтующими против Него Самого, то Он воссядет на Своем престоле, чтобы судить все народы. Это будет суд над живущими на земле. Здесь мы находим четыре различные группы; Господа, Самого Сына Человеческого, братьев, овец и козлов. Я полагаю, что братьями здесь являются иудеи, Его ученики, иудеи, коих Он посылает проповедовать Царствие во время Своего отсутствия. Евангелие Царства должно проповедоваться, как свидетельство всем народам; а затем наступит конец веков. И это будет свершено в час, о коем идет здесь речь. Результат будет явлен пред престолом Сына Человеческого на земле.
Он называет этих посланников Своими братьями. Он сказал, что их будут презирать; так и было. Однако их свидетельство дошло до некоторых.
Его любовь к своим верным рабам была такова, и Он так высоко их ценил, что Он судит тех, кому дано откровение, согласно тому, как они приняли этих посланников, хорошо или плохо, как если бы это было соделано по отношению к Нему Самому. Какое ободрение для свидетельства о Нем во время бедствия, для их веры в служении! В то же время это справедливо по отношению к осуждаемым; ибо они отвергли откровение, кем бы оно ни было передано. Нам также представлен результат их поведения, как одних, так и других. Именно Царь - а этот образ сейчас принимает на земле Христос - изрекает суд; и Он возвещает овцам (тем, кто принял посланников и сочувствовал им в их страданиях и гонениях, о наследовании Царствия, уготовленного для них от основания мира; ибо таким было намерение Божие в отношении этой земли. Он всегда помышлял о Царствии. Они есть благословенные Его (Царя) Отца. Это не чада, уразумевшие собственные отношения со своим Отцом; они получают благословение от Отца, Царя этого мира. Более того, они войдут в жизнь вечную; ибо таковой была сила, которую они чрез благодать мира обрели в своем сердце. Имея жизнь вечную, они будут благословлены словом, также благословенным.
Те же, кто презрел откровение и несущих его, презрели Царя, пославшего их; они пойдут в вечное наказание.
Таким образом, всецело раскрывается результат пришествия Христа, касающийся Царствия и его посланников в Его отсутствие: в отношении иудеев - в стихе 31 главы 24; в отношении Его рабов в Его отсутствие - до конца стиха 30 главы 25, включая Царствие Небесное в его истинном положении и небесные воздаяния, которые пребудут; и затем, от стиха 31 до конца главы 25, в отношении народов, которые будут благословлены на земле по Его возвращении.

Матфей 26

Господь закончил Свои слова. Он (гл.26) готов страдать, сказать Свое последнее и трогательное "прощайте" Своим ученикам, возлежав при Своей последней вечере на земле, когда Он провозгласил о простом и драгоценном, кое напоминает о Его страданиях и Его любви с таким необычайным чувством. Для этой части нашего Евангелия потребуется немного разъяснений. Не потому, конечно, что она представляет меньший интерес, а потому, что ее надо скорее прочувствовать, нежели объяснить. Как просто Господь возвещает о том, что должно произойти! (ст. 2). Он уже Пришел в Вифанию, за шесть дней до Пасхи (от Иоанна 12,1): там Он пребывал, ожидая последней вечери, доколе Он не будет схвачен в саду, в Гефсимании, хотя Он и был в Иерусалиме и разделил там Свою последнюю трапезу.
Мы уже рассмотрели слова, изреченные в течение тех шести дней, равно как и Его дела, например, очищение храма. То, что предшествует данной главе (26), это явление его прав как Эммануила, Царя Израилева, и явление суда великого Царя в отношении людей - суда, изреченного в беседах, на что люди не могли что-либо ответить; или, наконец, положение Его учеников в Его отсутствие. Сейчас мы зрим Его покорность уготовленным Ему страданиям, суду, что будет произведен над Ним; но который воистину является лишь исполнением советов Бога, Его Отца и делом Его собственной любви.
Нашим очам предстает картина ужасного греха человека при распятии Иисуса. Однако Сам Господь возвещает об этом заранее со спокойствием Того, Кто пришел ради этого. Еще до того, как первосвященники держали совет, Иисус говорит об этом как о решенном: "Вы знайте, что через два дня будет Пасха, и Сын Человеческий предан будет на распятие". Тогда (ст. 3) собрались священники, книжники и старейшины вынести свой замысел, чтобы схватить Его и избавиться от Него.
Словом, вначале представлены чудесные советы Божии и подчинение Иисуса при знании Им этих советов и обстоятельств, при коих им должно исполниться; а затем - беззаконные советы человека, который делает ничто иное, как мнит себя Богом. Их преднамеренный замысел о том, чтоб не схватить Его в день праздника, так как они боялись народа (гл.26,5), не был Божиим и провалился: Ему надлежало страдать в праздник.
Иуда был ничем иным, как инструментом злобы в руках сатаны, который в конце концов устроил все согласно божественному намерению. Они хотели, но тщетно, избежать того, чтобы схватить Его в праздник, из-за народа, который мог благоволить Иисусу, если бы Он воззвал к нему. Они сделали это при Его вхождении в Иерусалим. Они полагали, что Иисус поступит так, ибо нечестивость всегда рассчитывает на поддержку своих принципов другими. Вот почему она так часто не может преодолеть праведность - она проста. Здесь мы находим, что Иисусу должно страдать в праздник по воле Божией. Однако Он уготовал сердцу Иисуса благодатное облегчение - бальзам для Его сердца - больше, нежели для Его тела - обстоятельство, которым воспользовался враг, чтобы довести Иуду до крайности и связать его с первосвященниками.
Вифания (связанная в памяти с последними мгновениями мира и покоя в жизни Спасителя, место, где жили Марфа и Мария, а Лазарь воскрес из мертвых) - Вифания {Это происходит не в доме Марфы, а у прокаженного Симона: Марфа служила, а Лазарь возлежал. Это придает обдуманному поступку Марфы еще более личностный характер} принимает Иисуса в последний раз: благословенное, но непродолжительное убежище для сердца, которое всегда готово излиться любовью, как всегда стеснено, в мире греха, не имеющего возможность отвечать ему; для сердца, которое дало нам, в Его отношениях с этим возлюбленным родом, пример совершенного человеческого чувства, кое находит сладость в том, что ему отвечают и оценивают. Близость креста, где Ему держать лице Свое, как кремень, не лишила его сердце радости или сладости этого общения, исполняя его торжественно и с любовью. Совершая дело Божие, Он не переставал быть человеком. Во всем Он снисходил, дабы быть нашим. Он не мог более обладать Иерусалимом, и это святилище укрыло Его на небольшое время от жестокой руки человека. Здесь Он мог узреть, что Он всегда был, как человек. И небеспричинно о поступке того, кто в определенном смысле смог оценить то, что Он чувствовал {Мы не находим ни одного места, где говорится, что ученики поняли сказанное им Иисусом} (чье чувство инстинктивно было увеличивающейся враждой против объекта ее любви и было извлечено из нее), о поступке, выразившем оценку, которая была в ее сердце относительно Его драгоценности и благодати, будет сказано во всем мире. Таковы свидетельства, что чувственно приближают к нам Господа, что тревожат чувства в наших сердцах и освещают их привязанность к Его возлюбленному Лицу.
Его повседневная жизнь явилась постоянной работой души в соответствии с силой Его любви - жизнь преданности среди греха и несчастья. Он мог на мгновение и сможет (в присутствии силы зла быть на своем пути, а любовь к Нему теперь поклоняется этому чрез истинное знание о Нем при припадании к Его ногам) поклоняться преданности Самому Себе, вызванной тем, что Его душа пребывала в божественном совершенстве. Он мог придать глас разума, в истинном значении, тому, что божественно сотворяло чувство, возникшее в безмолвии {Христос зрит душу бедной женщины в городе грешников, обращается к Богу вне его и говорит ей об этом. Он зрит душу Марии и удостоверяется. Он доволен ее чувством и по-божественному оценивает то, что она сделала. Он зрит у гроба душу Марии Магдалины, для которой мир представлял пустоту без Него, и сообщает Божие намерение в наивысших формах его благословения. Таков результат единения с Христом}.
Читатель поступит благоразумно, если тщательно рассмотрит эту картину трогательной снисходительности и излияния души. Иисус, Эммануил, Царь и Верховный Судья, соделал так, что все проходит в суде пред Ним (от гл.21 до конца гл.25). Он исполнил то, о чем Ему надо было сказать. Его миссия здесь завершена. И сейчас Он занимает место Жертвы; Ему остается лишь страдать, и Он может позволить Себе насладиться трогательным выражением чувства, которое проистекает из сердца, преданного Ему. Он не может не испробовать меда и идет дальше; и Он пребудет и не отвергнет чувство, которое Его сердце могло оценить и оценило.
И снова отметьте результат глубокого чувства к Господу. Это чувство обязательно дышит тем воздухом, в коем в тот момент пребывает дух Господень. Женщина, помазавшая Его, не знала о том, что должно произойти, и она не была пророчицей. Однако приближение времени тьмы чувствовалось той, чье сердце помышляло об Иисусе {Вражда священников Израиля была известна ученикам - "Равви! давно ли Иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда?" И Фома - благодатное свидетельство любви того, кто позже высказал свое неверие в воскресение Иисуса - сказал: "Пойдем и мы умрем с Ним". Несомненно, сердце Марии чувствовало эту вражду, и по мере того, как это росло, росло и то, что она еще более привязывалась к Господу}. Различные формы зла проходят пред Ним и являют себя в своих истинных красках; и под влиянием одного господина - сатаны - сошлись вокруг единственного заслуживающего внимания предмета, против которого сосредоточена эта злоба, и кто пролил свет на их истинный образ.
Однако совершенство Иисуса, которое вытянуло ее из вражды, разбудило в ней эту любовь; и она (скажем так) отразила это совершенство в своем чувстве; и так как такое совершенство действовало и выводило на свет из вражды, то таковым стало и ее чувство. Таким образом, сердце Христа не могло не узреть его. Иисус из-за этой вражды стал еще больше заполнять душу, которая, вряд ли будучи ведомой Богом, инстинктивно оценила то, что происходит. Время свидетельства и разъяснения Его отношения ко всем окружавшим Его закончилось. Его сердце могло спокойно наслаждаться благими, истинными и духовными чувствами, предметом которых Он был, и которые, какой бы ни была их человеческая форма, так ясно явили их божественное происхождение в том, что они привязались к предмету, на коем, в это торжественное время, было сосредоточено все внимание неба.
Сам Иисус сознавал Свое положение. Он помышлял о Своем уходе. при проявлении Своей силы Он скрывал - Он забывал - Себя. Однако, будучи теперь притесняемым, отверженным и, подобно ягненку, ведомым на заклание, Он чувствует, что является праведным предметом помыслов тех, кто принадлежит Ему, всех, кто имеет сердце, и может оценить то, что ценил Бог. Его сердце преисполнено грядущими событиями, смотрите ст. 2,10-13.18.21.
И все же добавим несколько слов о женщине, помазавшей Его. Результат помышления души о любви к Иисусу явлен в ней поразительным образом. Занятая Им, она чувствует его положение. Она чувствует, что угнетает Его; и это приводит к тому, что ее любовь проявляется в соответствии с особой преданностью, которую такое положение и сотворяет. Так как ненависть к нему достигла размеров преступного намерения, то дух преданности Ему в ней все более отвечает на это. Соответственно, она с чуткой преданностью поступает точно так, как соответствовало Его положению. Бедная женщина не познала это разумом; однако ж она поступает так, что ее поступок принимается. Ее оценка Личности Иисуса, так безгранично ценной ей, помогла быстро осознать то, о чем Он думал. В ее очах Христос был наделен глубокой значимостью своих поступков; и она расточает Ему то, что выражало ее любовь. Плод этого чувства - ее действие - ничто иное, как инстинкт ее сердца, Иисус сполна оценивает это, как только это мог сделать Его совершенный разум, охватывая сразу чувства ее сердца и в будущих событиях.
Это свидетельство любви и преданности Христу представляет эгоизм и отсутствие души у других. Они порицают бедную женщину. Печальное доказательство (не говоря об Иуде {Сердце Иуды стало источником зла, остальные же ученики, не исполненные Христом, попадают в ловушку}) того, как малое знание о заботившем Иисуса непременно пробуждает нужное чувство в наших сердцах! После сего Иуда уходит и договаривается с несчастными священниками о предании Иисуса им по цене раба.
Господь продолжает поступать по любви; и так как Он принял свидетельство бедной женщины о своем чувстве, то теперь Он дарует Своим ученикам любовь, безграничную ценность для наших душ. Стих 16 завершает тему, на которую мы рассуждали: божественное знание Христом того, что Его ожидало; тайна священников; любовь бедной женщины, принятая Господом; эгоистичное жестокосердие учеников; предательство Иуды.
Теперь Господь обозначает то, что относится к истинной Пасхе. Он посылает учеников устроить все для празднования этого праздника в Иерусалиме, Он указывает на Иуду как на того, кто предаст Его иудеям. Следует отметить, он не просто знал, что тот, кто предаст Его, принадлежит не Ему, об этом Господь говорит, что Он знал это, еще когда позвал его, но Он говорит: "Один из вас предаст Меня". И это тронуло Его душу: Он же хотел, чтобы это, наоборот, тронуло их души. Он указывает, что будут помнить убийство Спасителя. Уже не говорится о живом Мессии: все это было кончено. Более нет воспоминаний об избавлении Израиля из египетского рабства. Христос и убийство Христа образует полностью новое устройство всего. О Нем им ныне должно помнить - об убийстве Его на земле. Затем Он обращает их внимание на кровь Нового Завета, добавляя, что она пролита, помимо иудеев, и за других, не называя их - "за многих изливаемая". Более того, эта кровь пролита не только, как на Синае, для утверждения завета, для верности, за что они были ответственны; она пролита во оставление грехов. Так что вечеря Господня являет собой воспоминание об убийстве Иисуса, Который, чрез смерть, порвал с прошлым; заложил основание Нового Завета; получил оставление грехов; и отворил двери для язычников. И только в Его смерти вечеря являет Его нам. Его кровь отделена от Его Тела; Он мертв. Нет Христа, живущего на земле, нет Христа, прославленного на небесах. Он отделен от Своего народа в том, что касается его радости на земле; но им надлежит уповать на Него как сотоварища блаженства, которое Он сохранил для них - ибо Он снизойдет до этого - в лучшие дни: "Отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое {"Новое" означает не "заново", а "совсем по-новому"} вино в Царстве Отца Моего". Однако эти связи прерваны; кто, за исключением Иисуса, мог устоять в противоборстве? Все оставят Его. Написано: "Поражу пастыря, и рассеются овцы стада".
Тем не менее, Он пойдет, дабы обновить Свои взаимоотношения, как воскресший Спаситель, с этими бедными стадами в то же место, где Он уже пребывал с ними в течение Своей жизни. Он пойдет впереди их в Галилею. Это обетование очень примечательно, так как Господь возобновляет в новой форме Свои отношения с иудеями и с Царствием. Мы можем отметить, что, так как Он судил все слои общества ( до конца гл.25), Он являет сейчас образ Своих отношений со всеми, с кем Он их поддерживал. Будь то женщина, Иуда, ученики - каждый займет свое место в отношении с Господом. Все это мы и находим здесь. Если у Петра было достаточно плотской решимости идти дальше, то лишь для еще большего падения там, где может пребывать только Господь.
И сейчас, будучи лишенным присутствия Своего Отца, Иисус молится Ему и говорит о страданиях, кои ожидают Его.
Уединяясь для молитвы, Он берет с Собой трех Своих учеников, чтобы в нужный момент они могли бодрствовать с Ним. Это были те же три ученика, что и во время Его преображения. Им надлежало увидеть Его славу в Царствии и Его страдания. Он немного отходит от них. Что же касается их, то они засыпают, как было на горе во время преображения. Эта сцена начертана в Евреям 5,7. Иисус еще не испил чашу, но она стояла у Него пред глазами. На кресте Он испил ее, искупив грех за нас, а Его душа чувствовала себя оставленной. Здесь подразумевается власть сатаны, использующего смерть в качестве страха, дабы сломить Его. Однако рассмотрением этой темы лучше заняться при изучении Евангелия от Луки.
Здесь же мы зрим Его душу под грузом смерти - в ожидании - так как только Ему одному было ведомо это, но она не лишилась боли. Мы знаем, у кого сила смерти, и у смерти полная мера возмездия за грех, проклятия, Божиего суда. Но Он бодрствует, и Он молится, как человек, подверженный в Своей любви этой слабости пред наибольшим искушением, которым Он может быть соблазнен. Он, с одной стороны, бодрствует, с другой, являет Своему Отцу сильную боль. Его общение не прерывается, каким великим ни было бы горе. Это горе лишь еще больше, в подчинении и уповании, притягивает к Своему Отцу. Но если нам надлежит спастись, если Бог должен быть прославлен в Том, Кто исполнил дело ради нас, то сей чаши Ему не миновать. И Его подчинение совершенно.
Он нежно напоминает Петру о его ошибочной самоуверенности {Прекрасно видеть Господа, мятущегося в ожидании чаши, в присутствии Отца, но не испитие этой чаши; и обращение к ученикам, и разговор с ними в спокойной благодати, как будто это происходит в Галилее, и обращение к ужасному противостоянию Самого духа сатане ради того, что есть пред Его душой}, давая ему прочувствовать свою немощь; но Петр слишком преисполнен самим собой, чтобы уразуметь это; он пробуждается ото сна, но его эгоизм не разбужен. Для его исцеления нужно что-то еще более печальное.
Посему Господь принимает чашу, но из рук Своего Отца. По Его воле Он должен испить ее. Всецело предаваясь Своему Отцу, Он берет чашу, таким образом, не из рук Его врагов, не от сатаны (хотя они и были инструментами зла). По совершенству, с коим Он подчинил Себя в этом воле Божией, отдавая Ему все, Он принимает ее именно от Него. Такова воля Отца. И таким образом, мы минуем вторичное, искушения врага, уповая на волю Отца, Который правит всем. Именно от Него мы получаем испытание и страдание, если они есть. Ученики более не бодрствуют: пришел час { Я преднамеренно говорю о страданиях Господа при изучении Евангелия от Луки, где они представлены более подробно; так как там Он явлен особо - как Сын Человеческий}. Его предадут в руки людей. И этим сказано достаточно. Иуда выдает Его поцелуем. Иисус идет к народу, упрекая Петра за попытку защищаться плотским оружием. Если бы Христос захотел избежать этого, то Он попросил бы двенадцать легионов Ангелов, и они были бы у Него; но все должно было исполниться {Отметьте здесь в такой торжественный и критический момент то значение, которым Господь наделяет Писания: так должно быть, ибо было (ст. 54). Они являются Словом Божиим}. То был час Его подчинения действию злобы человека, силы тьмы и Божиего суда над грехом. Он есть Агнец для заклания. Тогда все ученики оставляют Его. Он Сам сдается, давая пришедшим схватить Его, что они и делают. Так как никто не мог доказать Его вину, Он не отвернулся от истины. Он утверждает славу Своего Лица как Сына Божия и возвещает, что отныне узрят Сына Человеческого не в кротости Того, Кто надломил трость, а грядущего на небесных облаках и сидящего одесную силы. Неся это свидетельство, Он осуждается за то, что сказал о Себе - за признание истины лжесвидетелей не находили. Священники и главы Израиля повинны в Его смерти из-за отвержения ими свидетельства, которое Он передал в истине. Он есть Истина; они же пребывали под властью лжи своих отцов. Они отвергли Мессию, Спасителя Его народа. Он придет к ним только как Судья.
Они оскорбляли его и надругались над Ним. У каждого, увы! свое место, что мы и видели - у Иисуса - Жертвы; у других - место предательства, отвержения, оставления, отрицания Господа. Какая картина! Какой торжественный час! Кто может устоять здесь? Только Христос мог пройти чрез это. И Он прошел чрез это как жертва. В этой роли Ему надлежало оставить все пред лицом Бога. Все остальное исчезает, за исключением греха, приведшего к этому; и, по благодати, пред сильной действенностью этого деяния эгоистичный Петр медлит, когда его узнают, отвечая неистинно, клянясь, отрекается от своего Учителя; и, болезненно убежденный в бессилии человека против врага его души и против греха, он выходит и горько плачет: это слезы, которые не могут изгладить его грех, но, представляя чрез благодать верность сердца, несут свидетельство о том бессилии, которое верность сердца не может преодолеть {Думаю, можно найти, сравнивая Евангелия, что Господа допрашивали всю ночь, когда Петр отрекается от Него, и что они встречаются утром и, расспрашивая Господа, получают от Него признание, из-за которого отводят его к Пилату. Ночью вожди допрашивали Его очень активно. Утром же было обычное собрание синедриона}.

Матфей 27

После сего (гл.27) несчастные священники и вожди народа предают своего Мессию язычникам, как и говорил Он Своим ученикам. Иуда, в отчаянии от власти сатаны, удавился, бросив вознаграждение за свое беззаконие в ноги первосвященникам и старейшинам. Сатана был вынужден нести свидетельство чрез осознание того, кого он предал, о невиновности Господа. Какая сцена!
Затем священники, которые сознавали, что покупают у Иуды Его кровь, не решились положить деньги в церковную сокровищницу, ибо это была цена крови. В том, что происходило, человеку пришлось явить себя таким, как он есть, равно как и власть сатаны над ним. Посоветовавшись, они купили землю для погребения странников, которые были в их глазах достаточно богохульными для этого, но не имеющим денег. Тогда было время Божией благодати для странников, а для Израиля - время суда. К тому же, они тем самым создали вечный памятник своему греху и пролитой крови. "Земля крови" - вот все, что осталось в памяти этого мира об этой великой жертве. Мир этот является землей крови, но это нечто лучшее, нежели история Авеля.
Мы знаем, что данное пророчество находится в Книге Захарии. Имя "Иеремия" вкралось в текст, когда не оставалось ничего вставить туда, кроме как "чрез пророка", или же потому, что пророчество Иеремии было первым в числе предписанных талмудистами пророчеств; и поэтому очень похоже, что они говорили: "За Иеремию или за одного из пророков", как в главе 16,14. Однако мы сейчас не рассуждаем над этим.
Их роль в иудейской земле закончена. Господь стоит перед Пилатом. Его спрашивают не о том, является ли Он Сыном Божиим, а является ли Он Царем Израилевым. Хотя Он и был им, но это было лишь отражением его образа Сына Божия в человеческом облике, чтобы иудеи приняли Его. Если бы они приняли Его как Сына Божия, то Он был бы их Царем. Но этого могло не быть. Он должен закончить труд искупления. Отвергнув Его как Сына Божия, иудеи теперь отрицают Его как своего Царя. Но и язычники становятся грешными в лице своего вождя в Палестине, управление которой было передано им. Языческий глава должен править по справедливости. Его представитель в Иудее признал злобу врагов Христа, его совесть, встревоженная сном его жены, ищет, как избежать греха осуждения Иисуса. Но настоящий князь этого мира, если рассматривать существующее положение, сатана. Пилат умывает руки (ничтожная попытка оправдаться), передает Его безгрешность воле Его врагов, говоря в то же время, что не находит вины в Нем. И он освобождает для иудеев человека, повинного в мятеже, и убийцу, вместо Князя жизни. Но лишь по Его собственному признанию, и только поэтому, Он был осужден, признавая на языческом суде то же, что и на иудейском, во всей истине убедительно свидетельствуя о том, что касалось тех, перед кем Он был.
Варавва {Странно, но это означает "сын Аввы", как будто сатана насмехался над ними этим именем}, выражение духа сатаны, который с самого начала был преступником и мятежником против власти Пилата - Варавва был любим иудеями; и лживая безответственность правителя, бессильного против зла, пыталась удовлетворить волю народа, которым ему надлежало управлять. "Весь народ" стал повинным в крови Иисуса в торжественном слове, которое исполнялось до сего дня, пока высшая благодать, по намерению Божиему, не избавилась от него - торжественного, но ужасного слова: "Кровь Его на нас и на детях наших". Печальное и ужасное неведение, которое своеволие навело на людей, отвергнувших свет! Увы! каждый, повторяю, занимает свое место в этой ситуации - отвергнутых Спасителем. Язычники-воины насмехались с жестокостью, характеризующей их как варваров и палачей, и иронически осуществляли поклонение. То был час Его подчинения полной власти зла: у терпения должен быть совершенный труд, дабы Его послушание было всецелым. Он вынес это без послабления, но не пал в послушании Своему Отцу. Какое отличие этого поведения и поведения первого Адама, окруженного благословениями!
Всякий, должно быть, является рабом греха, или тирании нечестивости в этот торжественный час, когда все подвержено испытанию. Одного Симона (известного позже, как выясняется, среди учеников) заставили нести крест Иисуса; и Господа повели не место Его распятия. Там Он отказывается от того, что могло притупить чувства. Он не избежит чаши, которую Ему предстояло испить, но и не лишит Себя способностей разуметь волю Бога, которая заключалась в том, что Ему надлежит страдать. Пророчества Псалтири исполнены в его Личности чрез мало думающих о том, что делают. В то же время иудеи быстро оказались на последней стадии падения. Их Царя распяли. Они должны стыдиться себя. Чей же это грех? Но, жестокие и бесчувственные, они разделяют с преступником жалкое удовлетворение от оскорбления Сына Божия, их Царя, Мессии, к своей же погибели, и изрекают; такая слепота является неверием, согласно их писаниям, отражающим их мысли. Слова, принадлежащие им, вложены в их уста неверующими врагами Иеговы. Иисус чувствовал все это; но боль Его суда, где Он предстал спокойным и верным свидетелем, безграничность Его страданий содержали нечто более ужасное, чем вся эта злоба или оставление человеком. Несомненно, их большое число сделало их голос громким {В Евангелии от Матфея мы находим бесчестие, собранное воедино, по отношению к Господу и оскорбление Его, а в Евангелии от Марка - оставление Богом}. Одна за другой волны нечестивости разбиваются о Него; но кто может измерить глубины, которые ожидают Его? Его сердце, Его душа - сосуд божественной любви - могут сами опуститься ниже дна всякой пропасти, которая открылась человеку из-за греха, дабы поднять лежащих там, как только Он вынесет муки Своей собственной души. Сердце, всегда верное оставлено Богом. Куда человека привел грех, туда любовь привела Господа, но с таким уровнем понимания, в коем нет удаления, разделения, и это может быть прочувствовано во всей полноте. Никто, кроме Него, не может измерить или прочувствовать это.
Очень чудесно узреть единственного праведника в мире, в конце возвещающего, что в Своей жизни Он оставлен Богом. Но именно таким образом Он восславил Его, как это не мог сделать кто-либо другой, и где никто, кроме Него, не мог этого сделать - взять на себя грех, не скрывая его пред лицом Бога, без всякого благословения покрывая грех или претерпевая его воздействие на себе.
Отцы, исполненные верой, в своем горе испытали верность Бога, Который отвечал на упование их сердец. Но Иисус (что касается положения Его души в данный момент) возопил напрасно. "Червю, а не человеку" пред глазами людей, Ему пришлось вынести то, что Его оставил Бог, на Которого Он уповал.
Их мысли далеки от Него, находившиеся рядом с Ним не поняли его слов, но исполнили пророчества своим неведением. Иисус, неся громким голосом свидетельство, что вовсе не тяжесть смерти угнетает Его, испустил дух.
Действенность Его смерти представлена нам в этом Евангелии двояко. Во-первых, завеса в храме разодралась на две части, сверху донизу. Бог, всегда скрываемый за завесой, полностью открыл Себя чрез смерть Иисуса. Явился вход в святая святых - новый и живой путь, который Бог освятил нам чрез завесу. Вся иудейская система отношений человека с Богом при ее правлении, ее священство - все пало, когда разодралась завеса. Всякий нашел себя пред лицом Бога без завесы между ними. Священникам всегда доведется пребывать пред Его лицом. Но этим же действием грех, сделавший невозможным для нас такое пребывание, для верующего был полностью искуплен пред Богом. Святой Бог и верующий, очищенный от своих грехов, оказались вместе чрез смерть Христа. Какой же была любовь, которая совершила такое!
Во-вторых, помимо этого, действенность Его смерти была таковой, что когда Его воскрешение сожгло удерживающие их узы, то многие из мертвых явились в городе - свидетельство силы Его, Который, претерпев смерть, возвысился над ней и попрал ее, разрушил ее силу, или взял ее в Свои собственные руки. Теперь благословение возродилось.
Присутствие Бога без завесы, а грешников без греха пред Ним подтверждают действенность страданий Христа.
Воскресение усопших, на которых царь страха не имеет больше прав, явило грешникам действенность смерти Христа и силу Его воскресения. Иудаизма больше нет для имеющих веру, равно как и силы смерти. Завеса разодрана. Могила отдает свои жертвы; Он есть Господь мертвых и живых {Слава Христа в вознесении, и как Господа всего, в Евангелии от Матфея не представлена исторически}.
Есть еще одно особенное откровение могучей силы Его смерти, значимость которого мы находим в словах: "И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе". Сотник, стерегший распятого Господа, увидев землетрясение и все происшедшее, устрашился и признал славу Лица Его; и посторонний, каким он был Израилю, несет первое свидетельство о вере среди язычников: "Воистину Он был Сын Божий". Однако повествование продолжается. Несколько бедных женщин - кому часто давалось больше преданности и мужества, нежели мужчинам в занятом ими более ответственном положении - столь близком от креста, они взирали, что сделали с Тем, Кого они любили {Отрывок о том, что женщины присутствуют при всем этом, носит наставительную роль, особенно для них. Отправление общего служения, которое можно назвать "трудом", обычно принадлежит мужчинам (все, что относится к служению), хотя женщины играют очень важную и особую роль. Однако есть и другая сторона христианской жизни, которая, в частности, принадлежит им; а именно: личная и любящая преданность Христу. Именно женщина помазала Господа, когда ученики вознегодовали; женщины были у креста, когда все, за исключением Иоанна, оставили Его; женщины пришли ко гробу и пошли возвестить истину апостолам, ушедшим в конце концов к себе; женщины служили нужде Господа. И этим все не заканчивается. Преданность в служении является, вероятно, участью мужчины; но инстинктивное чувство, которое сражу же постигает положение Христа и посему более непосредственно связано с Его чувствами в более близком общении со страданиями его сердца - такова участь женщины: наверняка, это блаженная участь. Отправление служения Христу помещает мужчин немного вне этого положения, если христианин, по крайней мере, не бодрствует. Однако всему свое место. Я говорю о характерном; ибо есть женщины, которые чувствовали много. Отметьте также, что, как я полагаю, уже отмечалось, что такое приближение сердца к Иисусу представляет положение, в коем открывается истинное знание. Первым евангелием бедной женщине явилось умывание грешницей Его ноги, помазание Его пред смертью, высокое положение Марии Магдалины, общение Петра, желавшего присоединиться к Иоанну, который был во чреве Его. И здесь большое участие женщин}.
Но они заняли место ужаснувшихся учеников. Другие - и так бывает часто - кого держал мир, осознают как однажды их чувства становится до глубины взволнованы мыслями о Его страданиях, Кого они действительно любили, когда время такое страшное, что иные ужасаются, тогда (ободренные отвержением Христа) они чувствуют, что пришел час для решения и становятся бесстрашными исповедниками Господа. прежде Объединенные с теми, кто распял Его, теперь они должны поступать так же или же объявить о себе. Чрез благодать они выбирают последнее.
Бог уготовал все заранее. Его Сыну суждено быть погребенным богатым человеком. Иосиф смело приходит к Пилату и просит Тело Иисуса. Он обворачивает Тело, которое дал ему Пилат, чистою плащаницей и кладет его в новый гроб, который никогда не служил, чтобы сокрыть растленность человека. Мария Магдалина и другая Мария {То есть Мария, жена Клеопа и мать Иакова и Иосии, о коей обычно говорится "другая Мария". В Евангелии от Иоанна 19,25 о Марии, жене Клеоповой, говорится как о сестре Матери Его. Это просто ошибка. Здесь имеется в виду другая женщина. Их было четыре - три Марии и сестра Матери Его} - они нам известны - сидели возле гроба, объединенные всем, что осталось их вере от Того, Кого они любили и за Кем с поклонением шли при Его жизни.
Но у неверия нет веры и, боясь как бы то, что оно отрицает, не было истиной, оно не доверяет всему. Первосвященники попросили Пилата охранять гроб, дабы пресечь любую попытку учеников найти повод, чтобы говорить о воскресении при отсутствии Тела Иисуса в гробнице, где оно находилось. Пилат повелевает им охранять гроб самим; посему все, что они делали, представляло их невольными свидетелями воскресения, а нам дало исполнение того, чего они боялись. Так, Израиль был повинен в попытке тщетного противления свидетельству, кое Иисус представил о Своем воскресении. Они явились свидетельством против себя же в этой истине. Предосторожности, которые, возможно, предпринял Пилат, они довели до крайности, чтобы не было никаких сомнений в факте Его воскресения.
В Евангелии от Матфея о воскресении Господа говорится кратко. Темой повествования после воскресения является связь служения и службы Иисуса - ныне отданной Его ученикам - с бедными стада, остатком Израиля. Он снова собирает их в Галилее, о чем Он постоянно говорил, где презираемые людьми пребывают вдали от гордыни иудеев. Это связывает их труд с его делом в том, что особенно характерно выражено здесь в отношении остатка Израиля.

Матфей 28

Я прослежу подробности воскресения в других местах. Сейчас же я лишь рассуждаю о его значимости в данном Евангелии. Суббота закончена (воскресный вечер для нас - гл.28) и две Марии приходят посмотреть гроб. В этот час они делали только это. Стихи 1, 2 непоследовательны, а стихи 2-4 связаны друг с другом. Когда произошло землетрясение и прочее, никого, кроме воинов, там не было. Ночью все было спокойно. И ученики ничего не знали об этом утром. Когда же на рассвете пришли женщины, то Ангел, сидевший у двери гроба, сообщил им о воскресении Господа. Ангел Господень сошел и отворил дверь гроба, которую человек закрыл, предприняв все возможные предосторожности {Однако я полагаю, что Господь Иисус покинул гроб до того, как был отвален камень; то было для невидящих}. Они действительно охраняли, поставив там воинов, истину, подтвержденную свидетельством, о которой проповедовали апостолы. Женщины, быв там накануне и утром, когда Ангел сообщил им об этом, получили полное удостоверение в том, что Он воскрес. Все, что явлено здесь, это факт. Женщины были там вечером. Вмешательство Ангела убедило воинов в истинности того, что Он вышел из гроба; а приход женщин утром определил факт Его вознесения как основание веры для них самих. Они идут возвестить это ученикам, которые - так далекие от совершения того, о чем наставлял Господь - даже не верят утверждениям женщин. Сам же Иисус является женщинам, возвращающимся от гроба и поверившим словам Ангела.
Как я уже сказал, Иисус соединяет Себя со Своим прежним трудом среди бедных стада, далеко отстоя от места иудейской традиции, от храма и всего, что соединяло людей с Богом по старому завету. Он приказывает ученикам встретить Его там, и там они найдут Его и узнают; и здесь же, в предыдущем действии Христа, согласно Исаии 8 и 9, они получат от Него свои полномочия. Итак, в данном Евангелии нам представлено не вознесение Христа, а то, что Ему дана вся власть на небе и на земле, а ученикам, соответственно, дано поручение учить все народы (язычников). Им они будут возвещать о Его правах и привлекать новых Его учеников.
Однако здесь говорится не просто об имени Господа в связи с Его престолом в Иерусалиме. Господь неба и земли - вот что доверяется возвещать им всем народам, основывая свое учение на признании Отца, Сына и Святого Духа. Им надлежит учить не закону, а наставлениям Иисуса. Он пребудет с ними, с учениками, которые таким образом исповедовали Его, до скончания века. Это и объединяет все, что будет исполнено, доколе Христос не воссядет на большом белом престоле со свидетельством, которое Он Сам нес на земле Израиля. Это свидетельство о Царствии и его Главе, однажды отвергнуто народом, который не познал Его. Свидетельство народам объединяется со свидетельством в Израиле, признающему Иисуса за Мессию, воскресшего из мертвых, как Он и говорил, но не Христа, известного, как вознесшийся на небеса. Оно являет не одного Иисуса или Иегову, каким бы длинным ни был предмет свидетельства, а откровение Отца, Сына и Святого Духа как святое имя, чрез которое людям надлежит быть привязанным к Богу.