Ев. Иоанна
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 1.100+ магазинах используют уже более 4.000.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:
http://dikito.ru/ купить профессиональная косметика для волос.

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Иоанн

Оглавление: Введение; гл. 1; гл. 2; гл. 3; гл. 4; гл. 5; гл. 6; гл. 7; гл. 8; гл. 9; гл. 10; гл. 11.

Введение

Евангелие от Иоанна носит особый характер, как это может заметить всякий христианин. Оно не повествует о рождении в этом мире Христа, рассматриваемого как Сына Давидова. Оно не прослеживает Его родословие до Адама, дабы представить Его название Сына Человеческого. Оно не изображает Пророка, Который через Свое свидетельство исполнил служение Своему Отцу в этом отношении здесь внизу. Оно не являет ни Его рождение, ни начало Его Евангелия, но Его существование перед началом всего, что имело начало. "В начале было Слово." Говоря кратко явлена слава Лица Иисуса, сына Божия, над всем промыслом - Слава, разраставшаяся многолико в благодати, которая всегда есть слава. Она есть то, что Он есть; понуждая нас, однако разделить все благословения, которое проистекают из нее, когда Он явлен так, чтобы дать их.

Иоанн 1

Первая глава представляет то, что Он был до всего, равно как и различные образы, в которых Он есть благословение плотскому человеку. Он есть Слово, и Он является выражением, а весь разум существует в Боге, Слова. В начале был ОН. Если мы вернемся назад настолько, насколько это возможно для людского разума, как бы далеко это ни было за пределами того, что имеет начало, то Он есть. Самая совершенная идея, которую мы можем сформировать исторически, если я могу употребить такое выражение заключается в существовании Бога или вечности. "В начале было Слово." И ничего не было кроме Него? Невозможно! Словом чего был Он? "Слово было у Бога." То есть личное существование приписывается Ему. Однако, хотя можно думать, что Он был чем-то, что подразумевает вечность и что Святый Дух приходит открыть, говорится все же, что Он "был Бог." Вечный в Своем существовании - божественный по Своей природе - ясный в Своем лице, о Нем можно было бы говорить, как об излучении во времени, как если бы Его личность была временной, хотя и вечной по своей природе. Дух посему добавляет: "Оно было в начале у Бога." Это является откровением о вечном Слове до всего творения. Это Евангелие, посему, на самом деле предшествует Бытию. Книга Бытие представляет нам историю мира во времени: Иоанн же представляет нам историю Слова, Которое существовало в вечности до того, как был создан мир; Которое - когда человек может говорить о начале - было; и, следовательно, не начинало существовать. Язык Евангелия прост, насколько это возможно, и подобен мечу рая, обращающемуся, в отличие от мыслей и рассуждений человеческих, дабы защитить божественность и индивидуальность Сына Божия.
Он также сотворил все. Есть вещи , которые имеют начало; они все произошли от Него: "Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть". Точное, положительное и абсолютное различие между всем, что стало быть, и Иисусом. Если что-либо и стало быть, то только не Слово; ибо все, что стало быть, стало быть чрез то Слово.
Но есть другое, кроме высшего деяния сотворения всего (деяние, которое характеризует Слово) - есть то, что было в Нем. Все творение стало быть чрез Него; но оно не существовало в Нем. Однако в Нем была жизнь. В этом Он был связан с особенной частью создания - частью, которая являлась объектом мыслей и намерений Божиих. Эта "жизнь была свет человеков" и открылась как свидетельство божественной природе, в непосредственной связи с ними, как не открылось вовсе в отношении других {Форма выражения в греческом языке очень сильна и полностью отождествляет жизнь со светом человеков, как сосуществующие утверждения}.
Но, фактически, этот свет сиял среди того, что по своей собственной природе {Моя цель здесь не заключается в развитии способа, в котором слово отвечает ошибкам человеческого разума; но, фактически, так как оно открывает истину, со стороны Бога, оно так же отвечает замечательным образом на все ошибочные мысли человека. что касается Личности Господа, то первые стихи данной главы несут свидетельство этого. Здесь грех, который создал из принципа тьмы второго бога в равном противостоянии с благим Творцом, опровергается простым свидетельством того, что жизнь была светом, а тьма - духовным негативным состоянием, без силы, среди которого эта жизнь проявилась в свете. Если у нас есть сама истина, то нам нет необходимости познать грех. Голос Доброго пастыря известен, и мы уверены, что никакой другой не является Его голосом. Но, фактически, обладание истиной, как открывается в Писании, есть ответ на все грехи, в которые впал человек, какими бы многочисленными они ни были} противопоставлено ему, при чем зло - за всяким естественным образом, ибо где светит свет, там нет больше тьмы: но здесь светил свет, а тьма не восприняла его - осталась тьмы, которая поэтому ни постигла, ни получила его.
Таковы взаимоотношения Слова с созданием и с человеком, видимые абстрактно в Его природе. Дух исторически развивает эту тему, изображая нам детали последней части.
Мы можем отметить здесь - и это важный момент - как Дух переходит от божественной и вечной природы Слова, Которое было до всего, к явлению в этом мире Слова, ставшего плотью в Лице Иисуса. Здесь не упоминаются Божии пути, промысел и Его правление миром. Рассматривая Иисуса на земле, мы находимся в непосредственной связи с Ним, сущим до того, как был создан мир. Только Он представлен Иоанном, а то, что находим в мире, является сотворенным. Иоанн пришел, чтобы свидетельствовать о Свете. Истинным Светом был тот, что, приходя в мир, светил для всех людей, а не только для Иудеев. Он пришел в мир; и мир, во тьме и слепой, не знал Его. Он пришел к Своим, а Свои (Иудеи) не приняли Его. Но были некоторые, кто приняли Его. О них говорится следующее: им дана власть быть чадами {Сыновья в писаниях Павла представляют то место, которое христиане занимают в связи с Богом, в кое Христос привел их через искупление, то есть Его собственное место относительно Бога по Его советам. Дети суть то, что они из семьи Отца. (О вышесказанном найдем в к Римлянам 8:14-16, где можно увидеть силу и того и другого. Мы зовем Отца, так и дети, но Духом мы занимаем место взрослых сыновей со Христом пред Богом). До конца стиха 13 нам абстрактно представлено то, чем Христос был внутренне и от вечности, и чем был человек - тьмой. Первое дано до конца стиха 5. Затем - деяния Бога, место Иоанна и служба; затем является Свет, является в мир, который начал быть чрез Него, и он не познал Его, к Своим, Иудеям, а они не приняли Его. Но были рожденные от Бога, которое имели власть занять место чад, нового происхождения} Божиими, дабы занять место таковых; и, во-вторых, они воистину родились от Бога. Плотское происхождение и воля человека ничего не значат здесь
Таким образом, мы абстрактно увидели Слово по его природе (ст. 1-3); и, как жизнь, проявление божественного света в человеке с последствиями того проявления (ст. 4, 5); и как Его приняли, где это было так (ст. 10-13). Здесь заканчивается эта общая часть, что касается природы Его. Дух продолжает повествовать о том, что есть Господь, явившийся как человек на землю. Так что, здесь мы, как и есть, опять видим (стих 14) Иисуса на земле - то, чем стало Слово, а не чем Он был. Будем Светом в мире. Не было ответа на то, чем Он был для человека. Незнание Его, или отвержение Его, где Он промыслительно был во взаимоотношении, стало единственным отличием. Затем явилась благодать в жизнедающей силе, дабы вести человека, чтобы принять Его. мир не знал, что его Творец пришел в него как свет, и Его свои отвергли своего Господа. Рожденные не по воли человека, а от Бога, приняли Его. Таким образом, мы видим не то, чем было Слово, а чем он стал.
Слово стало плотью и обитало с нами, полное благодати и истины. Это - великая особенность, источник всего благословения нам {Это, воистину, источник всего благословения; но состояние человека было таким, что без Его смерти никто не имел бы и части благословения. и если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода} то, что есть полное выражение Бога, приспособившееся, принимая природу самого человека, ко всему, что есть в человеке, чтобы удовлетворить всякую человеческую нужду, и ко всему объему новый натуры в человеке, чтобы насладиться выражением всего, в чем Бог соответствует ему. Это больше, чем свет, который чист и показывает все; это выражение того, что есть Бог, Бог в благодати, и как источник благословения. И заметьте, Бог не мог быть для Ангелов тем, чем он есть для человека - благодатью, терпением, милостью, любовью, явленными грешникам. И все это есть Он, равно как и блаженство Божие, для нового человека. Слава, в которой был виден Христос и которое явлена так (теми, кто имел глаза, чтобы увидеть), была славой единственного Сына от Его Отца, одного объекта средоточия Его радости как Отца.
Вот две части этой великой истины: Слово, Которое было у Бога, и Которое было Бог, ставшее плотью; и Он, Кого видели на земле, и Кто имел славу единственного сына от отца.
Результатом является две вещи. благодать (что больше благодати? сама любовь к грешникам) и истина, которые не провозглашаются, а приходят в Иисусе Христе. Явлено истинное взаимоотношение всего с Богом и отход от этого. Это есть основа истины. Все занимает свое истинное место, свой истинный характер в любом отношении; а центр, к которому все обращаются, есть Бог. Что есть Бог, что совершенный человек, что грешный, что мир, что его князь - присутствие Христа выявляет все". Затем приходят благодать и истина. Второе заключается в том, что единственный Сын, сущий в недре Отчем, открывает Бога и открывает, следовательно, Его как известного Собой в таком положении. И это в основном связано с характером и откровением благодати в Иоанне: сначала полнота, с которой мы общаемся и из которой мы все получили; затем - взаимоотношение.
Но в этих стихах есть еще другие важные наставления. личность Иисуса, Слово, ставшее плотью, обитающее среди нас, было исполнено благодатью и истиной. От этой полноты мы все получили: не истину на истину (истина проста и ставит все точно на свое место, духовно и по своей природе).; но мы получили то, в чем нуждались - благодать на благодати, обильное благоволение Божие, божественные благословения (плод Его любви), нагруженные друг на друга. Истина сияет - все явно совершенным образом; и есть благодать.
Затем нам представлена явления благодати Бога в Слове, ставшем плотью. (в котором также изображается совершенная истина), с другими свидетельствовали о Боге. Иоанн свидетельствовал о нем; служение же Моисея носило несколько иной характер. Иоанн предшествует Ему в своем служении на земле; но Иисус должен стать впереди него; ибо (как бы Он ни был смирен) Бог над всем, благословен вовеки, Он был впереди Иоанна, хотя и Идущий за ним. Моисей дал закон, совершенный в своем роде - требуя от человека, со стороны Бога, то, каким человеку следовало быть. Затем Бог был сокрыт, но Бог послал закон являвший, каким человек должен быть; однако сейчас Бог явил Себя чрез Христа, и произошли истина (в отношении всего) и благодать. Закон не был ни истиной, полной и всецелой {Действительно, он говорил, каим должен быть человек, а не каким человек или что-либо было на самом деле, а это есть сама истина}, в любом отношении, как в Иисусе, ни благодатью; он не был имитацией Бога, но совершенным правилом для человека. Благодать и истина произошли чрез Иисуса Христа, а не Моисея.
Ничто не может быть более существенно важным, чем это утверждение. Закон требует от человека то, каким он должен быть пред Богом, и если он исполняет это, то это есть праведность. Истина во Христе являет, что есть человек (а не должен быть), и что есть Бог, и, как неотделимая от благодати, не требует, а приносит человеку то, что ему необходимо. "Если бы ты знала дар божий", - говорит Спаситель женщине Самарянской. Так, в конце хождения по пустыне Валаам вынужден сказать: "В свое время скажут об Иакове и об Израиле: вот что творит Бог!" Глагол "произойти" употребляется после слов "благодать" и "истина". Христос есть первое и второе одновременно; действительно, если бы благодати не было, то Он был бы истиной, что касается Бога. Требовать от человека, каким он должен быть, было справедливым требованием. Но дать благодать и славу, дать Своего Сына - это совсем другое в любом случае; только поддерживая закон, как совершенный сам по себе.
Мы имеем, таким образом, характер и положение Слова, ставшего плотью - то, чем был Иисус здесь внизу, при этом Слово стало плотью; Его славу, видимую верой, славу единственного Сына от Своего Отца. Он был полон благодати и истины. Он открыл Бога, как Он познал Его, как Единородный Сын в недре Отчем. Это не только образ Его славы здесь внизу; это то, чем Он был (чем Он был прежде и есть всегда) в недре Отчем в Боге - Главе: и, таким образом, Он явил Его. Он был прежде Иоанна Крестителя, хотя и Идущий за ним; и Он принес в Своем Лице то, что было в его натуре совершенно отличным от закона, данного Моисеем.
Затем здесь явлен Господь на земле. Его отношения с людьми следуют, за положениями, которые Он занимал, образами, которые Он принимал, по намерениям Бога и свидетельству Его слова среди людей. Необходимо отметить. что он свидетельствует в каждой из частей {Необходимо отметить, что глава, делится следующим образом: стихи 1-18 (эта часть подразделяется на стихи 1-5, 6-13, 14-18), 19-28, 29-34 (делится на 29-31, 32-34), 35 и до конца. Эти последние стихи подразделяются на 35-42 и 42 и до конца. То есть сначала абстрактно и внутренне Христос - свидетельство Иоанна. Ему как свету; когда пришел - каков Он лично в мире - Иоанн, единственный предтеча Иеговы, свидетель великолепия Христа; дело Христа (Агнец Божий, Который берет грех мира, Он крестит Святым Духом, и является Сыном Божиим); Иоанн собирает к Нему; Он собирает к Нему Самому. Это происходит до того, как честный остаток Израиля признает Его Сыном Божиим, Царем Израилевым; затем Он примет больший образ сына Человеческого.
Здесь мы находим все личные образы Христа и Его дело, а не Его относительные образы, не Христа, не Священника, не Главу собрания Его Тела; а Слово, Сына Божия, Агнца Божия, Крестителя Святым Духом; и, в соответствии с Псалмом 2, Сына Божия, Царя Израилева; и по Псалму 8, Сына Человеческого, Которому служат Ангелы; Бога, в то же время жизнь и свет человеков}, на которые делится эта глава - стих 6 {Строго абстрактное утвержение завершается стихом 5 и развивается само по себе. Принятие Христа как пришедшего в мир как свет представляет Иоанн. Мы больше не видим того, что строго абстрактно; хотя не развивая предмет разговора - чем стало Слово - исторично, что касается принятия света, и, таким образом, показывает, каим был человек и каков он есть чрез благодать как рожденный от Бога в отношении этого предмета}, результат абстрактного открытия природы Слова; как и стих 15 в отношении Его явления во плоти; стих 19, слава Его Лица, хотя Идущего после Иоанна; стих 29, Его дел и результат; и стих 36, свидетельство на время, чтобы за Ним, пришедшим найти Иудейский остаток, могли последовать.
После абстрактного представления природы Слова и природа Его явления во плоти, дается свидетельство, принесенное в мир. Стихи 19-28 образуют своего рода вступление, в котором, по требованию книжников и фарисеев, Иоанн говорит о себе и пользуется возможностью говорить о различии между собой и Господом. Так что, какими бы ни были образы, которые принимает Христос в связи со Своим делом, всегда сперва в поле зрения находится слава Его Лица. Свидетельство, естественно, говорит прежде об этом, нежели просто дается внешнее свидетельство о служении, которое он совершал. Иоанн не Илия, на тот пророк ( о котором говорил Моисей), и не Христос. Он глас, о ком сказал Исаия и который должен приготовить путь Господу перед Ним. Не точно перед Мессией, хотя Он им; как и не Илия перед днем Иеговы, а глас в пустыне перед Господом (Иегова) Самим. Иеговы грядет. Следовательно, об этом он и говорит. Иоанн крестил, действительно, в покаяние; но уже был Тот, неизвестный, среди них, Кто, идя после него, был, однако, высшим, Чей ремень у обуви он был недостоин развязать.
Затем мы обнаруживаем прямое свидетельство Иоанна, когда он видит Иисуса, идущего к нему. Он говорит о Нем не как о Мессии, а согласно всего Его дела, коим мы наслаждаемся в вечном спасении, которое Он совершил, и полному результату славного дела, которым оно было исполнено. Он - Агнец Божий, Тот, Кого один Бог мог дать, был для Бога по намерению Его, Тем Кто уберет грех (не грехи) мира. Можно сказать, Он восстанавливает (не всех нечестивых, но) обоснования отношений мира с Богом. Со времени падения, то был действительно грех - какими бы ни являлись Его деяния {Как поток, закон, благодать. Был рай невиновности, затем - мир греха, вскоре - царство праведности, в итоге - мир (новые небеса и новая земля), где обитает правденость. Но это суть вечная праведность, основанная на работе Агнца Бога, которая никогда не может потерять свою ценность. Таково неизменное положение вещей. Церковь, или собрание является чем-то над и отдельно от всего этого, хотя открывается в ней} - что Богу пришлось обдумать Свои отношения с миром. Результат работы Христа состоит в том, что так больше не произойдет; Его труд будет вечной основой этих отношений на новых небесах и новой земле, при этом будет полностью убран как таковой. Мы познаем это верой до проявления публичного результата в мире.
Хотя агнец явлен для жертвы, Он стал впереди Иоанна Крестителя, ибо Он был прежде него, Агнец, Который должен был быть поражен, был Самим Иеговой. В управлении путями Бога это свидетельство надлежало принести в Израиль, хотя его темой был Агнец, жертва Которого постигла грех мира, и Господь, Иегова. Иоанн не знал Его лично; но он был одним и единственным предметом его миссии.
Однако это не все. Он сделался человеком и как человек получил полноту святого Духа, сошедшего на Него и пребывавшего на Нем; и человек, указанный таким образом и запечатленный со стороны Отца, должен был Сам крестить Святым Духом. В то же время Он был выделен сошедшим Святым Духом в другом образе, что и засвидетельствовал Иоанн. Так сущий, увиденный и запечатленный на земле, Он явился Сыном Божиим. Иоанн признает Его и объявляет Его таковым.
Затем следует то, что можно назвать прямым действием и результатом его служения в то время. Но он всегда говорит об Агнце; ибо это был предмет, замысел Бога, и об этом мы читаем в данном Евангелии, хотя и признается Израиль; ибо народ имел свое место от Бога.
После этого ученики Иоанна {Заметьте, что они слышали не нго публичное свидетельство, а излияние его сердца, обращенное ни к кому} идут за Христом к Его жилищу. Результат свидетельства Иоанна должен присоединить остаток к Иисусу, центру их собрания. Иисус не отказывается от этого, и они идут за Ним. тем не менее, этот остаток - несколько далеко могло простираться свидетельство Иоанна - не идет фактически дальше, признания Иисуса как Мессии. Так было исторически {Принцип глубочайшего интереса для нас, что касается действия благодати. Принимая Иисуса, мы принимаем все, чем Он является; не смотря на то, что в этот момент мы можем лишь ощущать в Нем наименьшую возвышенную часть Его славы}; но Иисус знал их хорошо и говорит о характере Симона, как только тот приходит к Нему и дает ему подходящее имя. Это было действо власти, которой Он объявлен главой и центром всей системы. Бог может даровать имена; Он знает все. Он дал это право Адаму, который пользовался им по Богу в отношении всего, что было поставлено под ним, равно как и в случае с его женой. Великие цари, которые провозглашали эту власть, поступали так же. Ева стремилась сделать это, но преткнулась; хотя Бог может дать понимающее сердце, которое, под Его влиянием, говорит верно в этом отношении. Сейчас Христос поступает так со властью и знанием, а возможность представляет сам случай.
Стих 43 {Эти стихи 38 и 43 касаются двух образов, в которых нам должно представить Христа. Он встречает их, они пребывают с Ним, и Он призывает их идти за Ним. У нас нет мира, где мы можем пребывать, нет центра в нем, который собирает вокруг себя правильно установленных чрез благодать. И это не могли сделать ни пророк, ни слуга Божий. Христос - единственный центр собрания в мире. Последующее предполагает, что мы не пребываем в Божием покое. В Едеме не взывали к последующему. На небесах этого не будет. Совершенно радость и покой там, где мы есть. Во Христе мы имеем божественный предмет, дающий нам ясный путь в мире, в котором мы не можем отпочить с Богом, ибо есть грех}. Нам явлено непосредственное свидетельство Самого Христа и идущих за ним. Во-первых, если рассматривать эпизод Его земного странствия, то согласно пророкам, Он призывает других идти за Ним. Нафанаил, который сначала отвергает Того, Кто пришел из Назарета, представляет нам, я не сомневаюсь, остаток последних дней (свидетельство, которому принадлежит Евангелие благодати, было первым, стихи 29-34). Вначале он изображен как отвергающий презираемого людьми, под смоковницей, которая представляет народ Израилев; и смоковница, которая не должна была принести больше плодов, представляет Израиль при старом завете. Но Нафанаил - это образ остатка, видимый и известный Господу, в связи с Израилем. Господа, Который таким образом явил Себя его сердцу и совести, он признает Сыном Божиим и Царем Израилевым. Это внешне представляет веру спасенного остатка Израиля в последние дни, согласно Псалму 2. Но принявшие Иисуса, когда Он был на земле, должны увидеть еще больше, чем то, что убедило их. Более того, впредь {А не "затем"} они будут видеть Ангелов Божиих; восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому. Тот, Кто по рождению занял свое место среди сынов человеческих, будет под этим именем, предметом служения для самых совершенных из созданий Божиих. Выражение многозначительно. Ангелы Самого Бога будут служить Сыну Человеческому. Так что остаток Израилев без обмана признает, что Он - Сын Божий и Царь Израиля; а Господь объявляет Его также и Сыном Человеческим - в смирении, но предметом служения для Ангелов Божиих. Таким образом, нам представлены Личность и имена Иисуса, от Его вечного и божественного существования как Слова до Его тысячелетнего места как Царя Израилева и Сына Человеческого {За исключением того, что касается собрания и Израиля. Здесь Он не Первосвященник, Он не представлен как Глава тела, Он не представлен как Христос. Иоанн не говорит о том, что являет человека на небе, на Бога в человека на земле - не то, божетсвенно как возвысившееся, а что божетственно здесь. Израиль рассматривается как отвергнутый. Ученики признают Его как Христа, но Он так не явлен}; Которым Он уже был как рожденный в этом мире, но Которого поймут, когда Он вернется в Своей славе.
Прежде, чем идти дальше, давайте рассмотрим отдельные эпизоды этой главы. Господь представлен как Слово - как Бог и как Бога - как свет - как жизнь: во-вторых, как Слово, ставшее плотью, имеющее славу единственного Сына от Его Отца - и как таковой, Он полон благодати и истины, исходящей от него, от Его полноты мы все получили, и Он явил Отца (сравните гл. 14) - Агнец Божий - Тот, на Кого мог сойти Святой Дух, и Который крестил Святым Духом - Сын Божий {Здесь Он рассматривается как Сын Божий в этом мире; в стихе 14 Он явлен как слава единственного Сына от Своего Отца; в стихе 18 Он - таков в недрах Своего Отца}: в-третьих, Его дело, которое Он совершает, Агнец Божий, убирающий грех, и Сын Божий и Царь Израилев. Это завершает откровение Его личности и дела. Затем стихи 35-42 представляют служение Иоанна, где Иисус, однако, как только это мог, становится центром собрания. Стих 43 - служение Христа, в коей Он призывает идти за Ним - который со стихами 38, 39 изображает Его двоякий образ как единственно привлекательный в мире; в Его полном смирении, признанным через божественное свидетельство остатку согласно Псалму 2, в наречении Своим именем Сына Человеческого, согласно Псалму 8 - Сына Человеческого: то есть мы можем назвать, все Его личные имена. Здесь нет ни Его отношения к собранию, ни Его деяний как Священника; но то, что принадлежит Его Лицу взаимоотношение человека с Богом в этом мире. Таким образом, кроме Его божественной натуры, дано все, чем Он был и будет в этом мире:
Его божественное положение и воздействие сего на веру представлены в других местах, на что в этом Евангелие, когда необходимо ссылаются.
Заметьте, что, проповедуя Христа, сердце слушателя в определенной степени полно, может истинно верить и присоединять себя к Нему, хотя и облекая Его в образ, который состояние души еще не может постичь, не зная полноты, в которой Он был открыт. Действительно, где это так, то свидетельство, возвышенное в образе, отвечает сердцу там, где оно есть. Иоанн говорит: “Вот Агнец Божий!" "Мы нашли Мессию", - говорят ученики, которые пошли за Иисусом по свидетельству Иоанна.
Заметьте также, что выражение того, что было в сердце Иоанна, имело большее воздействие, чем более формальное, более поучительное свидетельство. Он увидел Иисуса и воскликнул: "Вот Агнец Божий!". Ученики услышали Его и пошли за Иисусом. Это было, несомненно, его должное свидетельство со стороны Бога, и Иисус был там; но это не было объяснение, содержащее ученное, подобно предыдущим стихам.

Иоанн 2

Даны два свидетельства Христу, которое должны были быть даны в этот мир, чтобы собираться вокруг него, как центра; свидетельство Иоанна и свидетельство Иисуса, занимающего место в Галилее с остатком - два дня деяний Бога с Израилем здесь внизу {Заметьте здесь, что Иисус принимает место того центра, вокруг которого должно собираться душам - очень важный принцип}. О третьем дне читаем в главе 2. Брак происходит в Галилее. Иисус там; и вода очищения становится вином радости для бракосочетания. Затем в Иерусалиме Он очищает храм Бога властью, исполняя суд над всеми, кто оскверняли его. В принципе, даны две особенности, которые характеризуют Его тысячелетнее положение. Несомненно, это исторически имело место; но, представленные здесь таким образом, они имеют, очевидно, более широкое значение. Кроме того, почему третий день? После чего? Были два дня свидетельства Иоанна и Иисуса; а сейчас исполнены благословения и суд.
В Галилее у остатка было свое место; и оно является местом благословения, согласно Исаии 9 - Иерусалим, место суда. На празднике Он не познал Своей матери: это была связь Его естественного отношения с Израилем, который глядя на Него, как на рожденного под законом, был Его матерью. Он отделяет Себя от нее, чтобы исполнить благословение. Только, следовательно, в свидетельстве в Галилее, на время. Когда же Он вернется, то для Израиля будет хорошее вино - истинное благословение и радость в конце. Тем не менее, Он все еще пребывает у матери, которую, что касается Его дела, Он не признал. И так же было в отношении Его связи с Израилем.
Затем, осуждая Иудеев, как Судия, очищая храм, Он являет Себя сыном Божиим. Это - дом Его Отца. Доказательством тому, что Он дает, служит Его воскресение, когда Иудеи отвергли и распяли Его. Более того, Он не был только Сыном: там был Бог - не в храме. Он был пуст - дом, построенный Иродом. Тело Иисуса стало сейчас истинным храмом. Запечатленные Его воскресением, Писания и Слово Иисуса имели божественную власть для учеников, говоря о Нем по намерению Духа Божиего.
Здесь завершается этот раздел книги. Он завершает земное откровение Христа, включая Его смерть; но даже так это есть грех мира.
Глава 2 представляет тысячелетие; глава 3 - работу в нас и для нас, которая получает право на царство на земле или небе; работа для нас, завершая связь Мессии с Иудеями, открывает божественные дела чрез возвышение Сына Человеческого - божественную любовь и вечную жизнь.
Чудеса, которые Он сотворил, убедили многих, что касается их естественного понимания. Несомненно, это было искренний; но человеческий вывод. Сейчас же открывается новая истина, что человек, в его естественном положении {Отметьте, что здесь полно и четко явно состояние человека. Предположив, что он был внешне справедливым по закону и верил в Иисуса согласно исренним естественным убеждениям, он облачается в это, дабы скрыть от себя, каков он в действительности . Он не знает себя совсем. Неизвестно, каков он. А он грешник. Но это ведет нас к другому наблюдению. Есть два великих принципа от самого Рая - ответственность и жизнь. Человек никогда не может высвободиться от их, пока не узнает, что потерян, и что добро не существует в нем. Затем он рад узнать что есть источник жизни и прощения вне его. И это здесь представлено нам. Должна быть новая жизнь; Иисус не наставляет натуру, что есть лишь грех. Два принципа прекрасным образом проходят через Писание: Во-первых, как уже отмечалось, в Раю, ответственность и жизнь во власти. Человек вкусил от одного дерева, пав в ответственности, и поплатился жизнью. Закон представил меру ответственности, когда были ведомы добро и зло, и жизнь обетованную при исполнении требуемого, отвечая ответственности. Грядет Христос, отвечает той нужде человеческого падения в ответственности и является, дает жизнь вечную. Так и только так можно разрешить вопрос и совместить два принципа.
Более того, две вещи представлены в Нем, чтобы явить Бога. Он знает человека и всех людей. И что это за знание в этом мире! Пророк знает то, что открыто ему; у него в таком случае божественное знание. Однако Иисус знает всех людей абсолютно. Он - Бог. Но явив однажды жизнь в благодати, Он говорит о другом; Он говорит о том, что знает, и свидетельствует о том, что Он видел. Сейчас Он познал Бога, Отца Своего на небесах. Он есть Сын Человеческий, сущий на небесах. Он божествнно познал человека; но Он также божественно познал Бога и Его славу.
Какая же великолепная картина, или, скорее я должен сказать, откровение того, чем Он является для нас! Ибо здесь, как человек, Он говорит нам об этом; к тому же, дабы мы могли разделить и насладиться этим, Он становится жертвой за грех согласно вечной любви Бога, Отца Его}, был действительно неспособен принять Божие; а не то, что свидетельство было недостаточным, чтобы уверить его, и не то, что он никак не уверовал: многие уверовали в то время; однако Иисус не вверял Себя им. Он знал, что был человек. И когда человек уверовал, его воля и натура не изменились. Да придет время суда, и он явит себя таким, каким был, отвращенным от Бога, и даже Его врагом. Печальное, но чрезвычайно истинное свидетельство! И это подтверждают жизнь, смерть Иисуса. он знал это, когда начал Свою работу. Это не сделало Его любовь холодной; ибо сила той любви была в самой себе.

Иоанн 3

Однако был человек (гл. 3) - фарисей - кого не удовлетворяло бездейственное уверение. Его совесть была затронута. Созерцание Иисуса и внимание Его откровению породило чувство нужды в его сердце. И это не является знанием благодати, но, в отношении состояния человека, полным изменением. Он ничего не знает об истине, но увидел, что она есть в Иисусе, и он возжелал ее. У него также сразу появляется инстинктивное чувство того, что мир будет против него; и он приходит ночью. Сердце боится мира, когда ему надо обратиться к Богу; ибо мир противопоставлен Ему. братство мира является враждой Богу. Это чувство нужды составило различие, если рассматривать Никотима. Он, как и другие, уверовал. И он говорит: "Мы знаем, что Ты учитель, пришедший от Бога". Источником этого уверования явились чудеса. Однако Иисус внезапно прерывает его; и делает это из-за истинной нужды в сердце Никодима. Работа по благословению не должна была быть содеяна чрез наставление ветхого человека. Человеку необходимо было возобновиться в источнике своей природы, без чего он не сможет увидеть Царствие {То есть как грядущее. Они видели плотникова Сына. В славе, конечно, всякое око узрит его}. Божие различается духовно; человек есть плоть, и он не имеет Духа. Господь не касается чего-либо далее Царствия - что, тем более, не было законом - ибо Никодиму необходимо познать что-нибудь о Царствии. Однако Он не начинает наставлять Иудеев как пророк под законом. Он являет само Царствие; но чтобы увидеть его, согласно Его откровению, человеку должно родиться снова. Но Царствие, грядущее в Сыне плотника, нельзя увидеть, если нет полностью новой натуры, оно не задевает ни одну струну человеческого осознания или Иудейского ожидания, хотя свидетельство ему было обильно дано в труде и работе: что касается вхождения в него и разделения части в нем, то еще больше говорится о том, как это делается. Никодим не видит скорее отца, чем плоть.
Господь разъясняет: необходимы две вещи - родиться от воды и Духа. Вода очищает. И, духовно, человек живет в своих привязанностях, сердце, совести, помыслах, деяниях и т.д., а в действительности очищается морально чрез употребление, благо силе Духа, слова Божия, что служит все и работает как живительно новые помыслы и привязанности. Это - вода; и есть в то же время смерть для плоти. истинная вода, которая по-христиански, пришла от мертвого Христа. Он явился чрез воду и кровь с силой очищения и искупления. Он освящает собрание очищением чрез омовение словом. "Вы уже очищены чрез слово, которое слово, которое Я проповедал вам." Посему это является могучим словом Божиим, которое, так как человеку должно родиться заново по принципу и источнику его морального существования, судит, как смертное, все, что есть от плоти {Отметьте здесь, что крещение, вместо того, чтобы быть признаком дара жизни, является знамением смерти. Мы крещены в смерть Его. Выйдя из воды, мы начинаем новую жизнь в воскресении (все, что принадлежало плотскому человеку, почитается умершим во Христе и ушло навсегда). "Вы умерли"; и "умерший освободился от греха" - Но мы также живем и имеем чистую совесть чрез воскресение Иисуса Христа. петр сравнивает крещение с потопом, благо которому Ной был спасен, но который разрушил старый мир, что имел, как это и было, новую жизнь при появлении из потопа}. Находим, однако, и сообщение о новой жизни; то, что рождено от Духа, есть дух, не плоть, имеет свою природу от Духа. Это не Дух - это воплощение; и новая жизнь есть дух. И разделяет природу своего происхождения. Без этого человек не может войти в Царствие. Но это не все. Если была необходимость для Иудея, номинально являющимся сыном Царствия, ибо здесь мы связаны с тем что представляется существенным и истинным, то было также суверенное деяние Божие и, следовательно, оно исполнено, когда Дух содеет этой силой. "Так бывает со всяким, рожденным от Духа." Это, в общем, открывает дверь для язычников.
И все же Никодим, как начальник Израильский, должен был понять это. Пророки объявили, что Израилю надлежало претерпеть это изменение, дабы насладиться исполнением обетований (Иезек. 36), которые Бог изрек для них относительно их благословения в святой земле. Иисус же говорит об этом сразу в связи с натурой и славой Самого Бога. Начальник в Израиле должен был знать, что содержит истинное слово пророчества. Сын Божий возвестил о том, что Он познал и что Он видел со Своим Отцом. Оскверненная природа человека не может находиться во взаимоотношении с Тем, Кто явил Себя на небесах, когда был Иисус. Слава (от полноты которой Он явлен, и которая посему стала предметом Его откровения, как это видно, и от которой произошло Царствие) не может иметь чего-либо с тем, что осквернено. Им должно было родиться заново, дабы обладать ею. Он, сошедший с небес и познавший угодное Богу, Отцу Его, несет свидетельство. Человек не принял Его свидетельства. Возможно, будучи внешне убежденным чудесами, принял бы; но принять то, что приличествовало лицу Божиему, было другим. И если Никодим не мог принять истину в ее связи с земной частью Царствия, о чем говорили даже пророки, то как бы он и другие Иудеи поверили, если бы Иисус говорил о небесном? Тем не менее никто не мог узнать что-либо об этом как-то иначе. Никто не взошел и не снизошел снова, дабы принести слово. Только Иисус, благо тому, чем Он был, мог явить это - Сына Человеческого на земле, сущего в то же время на небесах, явление людям небесного, Самого Бога в человеке - как Бог, сущий на небесах и повсюду - как Сын Человеческий, явленный глазам Никодима и всех. Однако из мира, в который Он пришел как явление любви Божией на всех путях Его и Бога Самого, дабы так сделать дверь на небесах открытой для грешников, дабы так сотворить связь человека с ними.
И это выводит еще одну основополагающую истину. Когда рассматривались небеса, то что-то еще, помимо рождения заново, было необходимо. Существовал грех. Его надо убрать у тех, кто будет иметь жизнь вечную. и если Иисус, снизойдя с небес, пришел наделить этой вечной жизнью других, то Он должен, исполняя эту работу, удалить грех - будучи таким образом со грехом - дабы бесчестие к Богу было удалено, а истина Его образа (без чего нет верного, благого, праведного) сохранилась. Сыну Человеческому должно быть вознесено, как был вознесен в пустыне змий, дабы проклятие, при котором люди умирали, было убрано. Отвернув Его божественное свидетельство, человек, будучи здесь внизу, явил себя неспособным принять благословение свыше. Он должен быть избавлен, его грех - искуплен и удален, его должно рассматривать согласно реальности его же положения и согласно образу Бога, Который не может отринуть Его Самого. Иисус в благодати предпринял соделать это. Было необходимо, чтобы Сыну Человеческому вознестись, будучи отвергнутым человеком на земле, исполняя искупление пред Богом правды. Словом, Христос грядет со знанием о небесах и божественной славе. Чтобы человек мог разделить ее, Сыну Человеческому надлежало умереть - надлежало занять место искупления - вне земли {На кресте Христос не находится на земле, но вознесен, позорно отвергнутый человеком, и одновременно это представлено как жертва Богу на жертвеннике}. Отметьте здесь глубокий и славный характер того, что Иисус принес с Собой из данного Им откровения.
Крест и полное разделение между человеком на земле и Богом - это есть место сретения веры и Бога; ибо существует истина человеческого состояния, равно как и любовь, что отвечает ей. так, приближалась ко святилищу от шатра, первое, что они встречали, проходя через ворота двора, был жертвенник. Он являлся всякому, кто оставлял мир снаружи и входил. Христос, вознесшись с земли, притягивает к Себе всех людей. Но если (из-за человеческого состояния отчуждения и греховности) необходимо, чтобы Сыну Человеческому быть вознесено с земли, дабы всякий верующий в Него имел жизнь вечную, то существует и другая сторона этой же самой славной особенности; Бог так возлюбил мир, что отдал Сына своего Единородного, дабы всякий верующий в Него имел жизнь вечную. на кресте мы зрим морально необходимость смерти Сына Человеческого; мы зрим невыразимый дар Сына Божия. Эти две истины объединяются воедино в дарении вечной жизни для всех верующих. И если это касалось всех верующих, то рассматривались человек, Бог, небеса, а не только обетования, изреченное для Иудеев, и какие-то определения в Божиих отношениях с этим народом. Ибо Бог послал Сына Своего в мир не для того, чтобы судить его, но чтобы спасти. Однако спасение идет через веру; и верующий в грядущего Сына, подвергающего все испытанию, не судиться (его положение тем и определяется); а неверующий уже осужден, он не уверовал в Единородного Сына Божия, и он явил свое положение.
И вот что Бог подвергает суду. свет пришел в мир, а они возлюбили тьму, так как их дела были злы. Мог ли быть более обоснованный предмет осуждения? Вопрос не касался того, что они искали прощения, но того, что они предпочли тьму свету и могли грешить далее.
Оставшаяся часть главы представляет различие положений Иоанна и Христа. Они оба предстают нашему взору. Один из них является верным другом Жениха, живущим лишь для Него; другой - Женихом, Кому принадлежит все: один, в себе, - земной человек, великий, насколько таковым может быть дар, который он получил с неба; другой - Сам с небес и выше всех. Невеста - Его. друг Жениха, слыша Его голос, радовался. Нет ничего более прекрасного, чем это излияние чувств сердца Иоанна Крестителя, воодушевленного Лицом Господа, что подходило бы вполне Иисусу, дабы веселиться и радоваться тому, что Иисус есть все. И так всегда.
Что касается свидетельства, то Иоанн свидетельствовал в отношении земного. Для этого он был послан. Приходящий с небес выше всех и свидетельствует о небесном, о чем Он и видел и слышал. никто не принял Его свидетельства. Человек не был от неба. Без благодати веруют по своим собственным мыслям. Говоря как человек на земле, Иисус произносил слова Божии; принявший Его свидетельство запечатлел, что Бог истинен. Ибо не мерою дает Дух. свидетельство Иисуса явилось свидетельством Бога Самого; Его слова - словами Божиими. Драгоценная истина! К тому же Он - Сын {Вопрос возникает сам по себе естественно там, где свидетельство Иоанна завершается, а евангелиста - начинается. Последние два стиха, я полагаю евангелические}, и Отец любил Его и дал все в руки Его. Это есть другое славное название Христа, другой аспект Его славы. Следствия же этого для человека вечны. Ни всемогущее содействовало странникам, ни верность обетованиям, что Его народ мог уповать на Него вопреки всему. Это был живой животворящий Сын Отца. Все заключено в этом. "Верующий в Сына имеет жизнь вечную, а не верующий в Сына не увидит жизни". Он остается в Своем грехе, и гнев Божий пребывает на нем.
Все это представляет собой что-то вроде введения. Служение Господа, собственно говоря, следует далее. Иоанн (ст. 24) еще не был заключен в темницу. И это случается не до того события, после которого Господь начал нести свое публичное свидетельство. Глава, которую мы рассматриваем, поясняет, каким было его служение, образ, в котором Он пришел, Его положение, славу Лица Его, характер Его свидетельства, положение человека в связи с тем, о чем Он говорил, начиная от Иудеев и, продолжая чрез новое рождение, крест и любовь Божию, до Его прав как приходящего в мир и высшего величия Его лица, до Его собственно божественного свидетельства, до Его взаимоотношения с Отцом, предметом Чьей любви был Он, и Кто дал все в руку Его. он был верным свидетелем небесного (смотрите гл. 3:13), но Он также был Самим Сыном, пришедшим от Отца. все для человека покоилось на вере в Него. Господь выходит из иудаизма {Отметьте здесь, что Господь - не скрывая (ст. 11-13) характера Своего свидетельства, и что Он действительно не мог - говорит о необходимости Своей смерти и любви Божией. Иоанн говорит о славе Его Лица. Иисус возвеличивает своего Отца, подчиняясь неоходимости, котрое налагает на Него положение людей, если бы Он привел их в новое взаимоотношение с Богом. "Ибо, - говорит Он, - так возлюбил Бог". Иоанн возвеличивает Иисуса. Все совершенно и уместно. Четыре момента находим в том, что сказано в отношении Иисуса: Его совершенно и уместно. Четыре момента находим в том, что сказано в отношении Иисуса: Его верховную власть; Его свидетельство - свидетельство Крестителя о нем. Последующее (ст. 35, 36) - что Он имеет все, что дал Ему Отец, Который любит Его, и жизнь вечную, противопоставляемую гневу Божиему, являющемуся уделом для неверующнго - это новое откровение; а намерение Бога, дающего Ему все и то, что Он Сам является жизнью вечной, приходящй с неба, представляет откровение Иоанна евангелиста}, являя свидетельство пророков и неся с небес прямое свидетельство о Боге и славе, представляя единственное основание, на чем мы можем иметь часть в ней. Иудею или язычнику надлежит родиться заново; и небесное можно разделить лишь через крест, чудесное свидетельство Божией любви к миру. Иоанн подготавливает место Ему, возглашая - не в публичном свидетельстве Израилю, но своим ученикам - истинную славу Лица Его и Его работы я полагаю, является общей. Иоанн в самом деле говорит, что он не Христос и что земная Невеста принадлежит Иисусу; но Он никогда не брал ее, Иоанн говорит о Его правах, которые для нас воплощены в лучшей земле и другой, нежели этот мир, стране. Это является, повторю, общей идеей. Сейчас же мы находимся на новой основе новой натуры, краса, мира и Божией любви к нему.

Иоанн 4

И теперь (гл. 4) Иисус, ушедший из-за ревности Иудеев, начинает Свое служение вне этого народа, признавая все же истинное положение в деяниях Божиих. Он уходит в Галилею; но Его путь повел Его через Самарию, где обитала смешанная народность чужеземцев и Израильтян - народность, которое оставила идолопоклонство чужеземцев, но которая следуя закону Моисееву и называя себя по имени Иакова, установил свое собственное поклонение на горе Гаризим. Иисус не входит в город. Устав, Он садится у колодезя вне города - ибо Ему, должно быть, надлежало проходить тем путем; и эта необходимость явилась случаем для действия той божественной благодати, которая была в полноте Его Лица и которая переполнила узкие ограничения иудаизма.
Есть несколько деталей, которые следует предварительно отметить перед тем, как перейти к обсуждению темы этой главы.
Сам Иисус не крестил, ибо он полностью знал советы Бога в благодати, истинную цель Его прихода. он не мог связать души с живым Христом через крещение. Ученики же крестили. Так им надлежало принять Христа. Эта была вера с их стороны.
Будучи отвергнутым Иудеями, Господь не противился, он оставил их; и, идя в Сихарь, Он находил для Себя очень интересное общение, что касается истории Израиля, но в Самарии: печальное свидетельство разрушения Израиля. Колодезь Иаковлев принадлежал людям, называвшими себя Израильтянами, однако большая часть их таковыми не была, которые поклонялись не зная чему, хотя и считали себя родом Израилевым. Те, кто действительно были Иудеями, изгнали Мессию своей ревностью. Он - человек, презираемый людьми - умер от них. Мы видим Его разделяющим страдания человеков и находящим, утрудившись от Своего пути, лишь край колодезя, на который присаживается отдохнуть в полдень. Он довольствуется этим. Он не ищет ничего, но воли Божией: и это приводит Его туда. Ученики ушли; и в тот необычный час Бог приводит туда женщину. В такое время женщины не приходили черпать воду; но, по замыслу Божиему, бедная грешная женщина и Судья живого и мертвого встретились.
Господь, уставший и испытывающий жажду, не имеет ничего, чтобы утолить ее. Он зависим, как человек, от этой бедной женщины, чтобы получить хотя бы глоток воды. И Он просит ее об этом. Женщина, видя, что Он является иудеем, удивилась; и сейчас же представляется божественная картина, где сердце Спасителя, отвергнутого людьми и притесняемого неверием Его народа, открывается, дабы извергнуть ту полноту благодати, что находит случай для этого в необходимости, а не в праведности людей. Сейчас эта благодать не ограничивает себя правами Израиля и не придается национальной ревности. Здесь стоит вопрос о даре Божием, Бога Самого, Кто был там в благодати, и Бога, снизошедшего так низко, что, будучи рожденным среди Своего народа, Он зависел, что касается Его человеческого положения, от женщины Самарянской, дабы глотком воды утолить Свою жажду. "Если бы ты знала дар Божий и Кто говорит тебе: дай Мне пить"; иными словами, если бы ты знал, что Бог дает даром и знал славу Лица Того, Кто был там, и как глубоко смирил Он Себя, то любовь Его открылась бы твоему сердцу и наполнила бы его совершенной верой даже в отношении тех желаний, который подобная благодать разбудила бы в твоем сердце. "То ты сама попросила бы у Него, - сказал божественный Спаситель, - и Он дал бы тебе" живую воду, что течет в жизнь вечную. Таков небесный плод миссии Христа, где бы Его не принимали {Так же отметьте здесь, что это не подобно тому, как было с Израилем в пустыне, когда после удара о скалу текла вода для питья. Здесь говорится об обетовании о колодезе воды, текущей в жизнь вечную, в нас самих}. Его сердце открывает это (раскрывая Его Самого), изливая в сердце того, кто является предметом Его любви: утешаясь из-за неверия Иудеев (отвергая цель обетования) представляя истинное утешение благодати для несчастья, что нуждается в нем. Таково истинное утешение любви, что изнывает, когда не может содеять. Шлюзы благодати подняты несчастьем, что омывает та благодать. Он являет то, что есть Бог в благодати; и Бог благодати был там. Увы! Сердце человека, иссохшее и себялюбивое, занятое своими собственными несчастьями (плодами греха) вообще не может уразуметь этого. Женщина видит в Иисусе что-то сверхъестественное; она желает узнать, что это значит, - она поражена Его поведением, но и для Его слов у нее есть мера; однако ее желания ограничены лишь тем, чтобы облегчить трудности своей печальной жизни, в которой пылкое сердце не находит ответа на несчастье, которое оно получила, как свою участь за грех.
Несколько слов о характере этой женщины. Я уверен, Господь знает, что есть нужда, что поля готовы для жатв и что, если несчастная самоправедность Иудеев отвергла Его, поток благодати найдет себе путь и в прочих местах, а Бог расположит сердце, дабы осыпать его радостью и благодарением, потому что это явится ответом на их несчастье и нужду - не праведных. Поток благодати сотворен нуждой и несчастьем, что сама благодать заставляет прочувствовать.
Жизнь этой женщины была постыдной. и она стыдилась этого; по меньшей мере ее положение отделило ее, разделяя ее и многих, которых забывает себя в суете социальной жизни. И нет какой-либо внутренней печали подобной отделенному сердцу; Христос же и благодать более чем отвечают ему. Его отделение больше, чем приостановки. Он был более отделен, чем она. Она одна пришла к колодцу; она не была с женщинами. Одна, она встретила Господа, благо прекрасному водительству Бога, Кто привел ее туда. Даже ученикам надлежало уйти, чтобы освободить ей место. Они ничего не знали об этой благодати. Они воистину крестили во имя Мессии, Кого они уверовали. И вот - этот колодезь. Бог был там в благодати - Он будет судить живых и мертвых - и с Ним грешница в своих грехах. Какая встреча! И Бог снизошел так низко, чтобы быть зависимым от нее, дабы получить немного воды для утоления Своей жажды.
У нее пылкая натура. Она искала блаженства; она нашла несчастье. Она жила в греху, она устала от жизни. Он действительно находился в низинах несчастья. Пыл ее натуры ни являл препятствия для греха. Она увы! поступила вплоть до крайности. Воля, вовлеченная в зло, подпитывает грешные желания и орошает себя не имея плода. Однако ее душа не была без чувства нужды. Она размышляла об Иерусалиме, она размышляла о горе Гаризим. Она уповала на Мессию, Который рассказал бы ей обо всем. Изменило ли это ее жизнь? Никоим образом. Жизнь потрясла ее. Когда Господь говорит о духовном, говорит языком, подходящим для того, чтобы пробудить ее сердце, привлекая ее внимание к небесному, при этом можно полагать, что невозможно понять неправильно, она не может уловить этого. Плотской человек не может понять то, что от Духа: ибо это понимается духовно.
Новизна обращения Господа возбуждает ее внимание, но не ведет в ее помыслах за пределы водоноса, символа ее повседневных трудностей; хотя она увидела, что Иисус занял место того, кто более велик Иакова. Что же надлежало сделать? Бог творил - Он творил в благодати и в этой бедной женщине. Каким бы не представлялся случай, что касается ее самой, именно Он привел ее туда. Однако она была неспособна осознать духовное, хотя и выраженное самым ясным образом; ибо Господь говорит о воде, которая течет в душу для жизни вечной. Но как человеческое сердце возвращается к своим собственным обстоятельствам и заботам, так и ее религиозная нужда ограничена практически теми традициями, в которых была создана ее жизнь, если рассматривать ее религиозные помыслы и обычаи, оставляя все же место, которое ничто не могло заполнить. Что же тогда надлежало сделать? Как может эта благодать действовать, когда сердце не понимает духовной благодати, которую приносит Господь? Вот вторая часть изумительного наставления здесь. Господь обращается к ее совести. Словом, произнесенным Им, Который ищет ее сердце, ищет ее совести: она беседует с человеком, который рассказывает ей все, что она когда-либо совершила. Ибо вся ее жизнь, а ее совесть разбужена словом и открыта пред очами Божиими, проходит пред ней.
А кто же есть Тот, Кто ищет ее сердца? Она чувствует, что Его слово является словом Божиим. "Ты пророк." В божественном ум проходит чрез совесть, а не через разум. Душа и Бог вместе, если мы так можем выразиться, какой бы инструмент не применяла. У нее, без сомнения, есть все, чтобы познавать; но она находится пред лицом Того, Кто учит всему. Какой шаг! Какое изменение! Какое новое положение! Эта душа, которая видит скорее свой водонос, нежели отца, и чувствует свои трудности более, чем свой грех, пребывает там одна с Судьей живых и мертвых - с Самим Богом. А каким образом? Она не знает. Она лишь чувствует, что это Он Сам в силе Своего собственного слова. Но Он, по крайне мере, не презирает ее, как это делали другие. Хотя она одна, она одна с Ним. Он говорил ей о жизни - о даре Божием; Он сказал ей, что ей надо лишь попросить и получит. Она ничего не понимала, что Он имел ввиду; но то не было осуждение, то была благодать - благодать, которая снизошла до нее, которая знала ее грех и не отвратилась из-за него, которая попросила у нее воды, которая была выше Иудейского предубеждения в отношении ее, равно как и презрение человеческой праведности - благодать, которая не скрыла от нее ее же греха, которая побудила ее почувствовать, что Бог знает его: и тем не менее, Тот, Который знал его, был там и не пугал ее. ее грех был пред Богом, но не при суде.
Удивительная встреча души с Богом, которую совершила благодать Божия через Христа! Нельзя сказать, что она объяснила все это; но она находилась под воздействием истины не объясняя себе этого; ибо слово Божие достигло ее совести, а она предстала пред лицом Того, Кто исполнил это, и Он был краток и скромен, и рад получить немного воды от нее. Ее оскверненность не осквернила Его. Она, действительно, могла уповать на Него, не зная как. И так творит Бог благодать, вдохновляет веру - приводит душу к Богу в мире того, как у нее появляется какое-либо знание или способность объяснить это себе. Именно так, будучи преисполненной упования, она задается (и это явилось естественным результатом) вопросами, которое наполняют ее собственное сердце; давая таким образом возможность Господу для полного разъяснения путей Божиих в благодати. Бог так установил; вопрос далек от чувств, к которым в конце концов благодать привела ее. Господь отвечает согласно ее положению: спасение от Иудеев. Они были народом Божиим. Истина была с ними, а не с самарянами, которые поклонялись неизвестно чему. Но Бог оставляет все это. Не именно на горе Гаризим, не именно в Иерусалиме поклоняться им Отцу, Который явил Себя в Сыне. Бог был дух, и должно поклоняться Ему в духе и истине. Более того, Отец ищет таких поклонников. Словом, поклонение их сердец должно отвечать натуре Бога, благодати Отца, Который ищет их {В писания Иоанна можно найти, что, когда говорится об ответственности, Богявляется употребленным словом; когда благодать для нас, тогда Отец и Сын. Когда это воистину благость (образ Бога во Христе) для мира, то тогда говорится о Боге}. Посему истинным поклонникам надобно поклоняться Отцу в духе и истине. Иерусалим и Самария полностью исчезают - не имеют места перед таким откровением Отца в благодати. Бог более не скрывает Себя; Он полностью явлен в свете. Совершенная благодать Отца работает, дабы известить Его, чрез благодать, которую души приносят Ему.
Сейчас женщина не приведена пока к Нему; однако, как мы видели в случае с учениками и Иоанном Крестителем, славное откровение Христа воздействует на душу там, где она есть, и ставит Личность Иисуса в связь с уже прочувствованной нуждой. "Женщина говорит Ему: знаю, что придет Мессия; когда Он придет, то возвестит нам все". Его любовь отвечает ей, у которой незначительный ум и неспособность понять то, что сообщил ей Иисус, там, где она может принять благословение и жизнь; и Он произносит: "Это Я, Который говорю с тобой". Дело сделано: Господь принят. Бедная Самарянская грешница принимает Мессию Израиля, Которого священники и фарисеи исторгли от людей. Моральное воздействие на женщину очевидно. Она забывает свой водонос, свои трудности, свои обстоятельства. Ею овладевает это новое, что открылось ее душе - через Христа; овладевает настолько, что не думая, она становится проповедующей; то есть она возглашает Господа в полноте своего сердца и с совершенной простотой. Он рассказал ей обо всем, что она когда-либо делала. Она не думала в тот момент, что это значит. Иисус сказал ей об этом; и мысль об Иисусе удаляет горечь греха. Чувство Его благости убирает коварность сердца, что стремиться скрыть свой грех, Словом, ее сердце преисполнено Самим Христом. Многие уверовали в Него благо ее словам - Он "сказал мне все, что я сделала"; значительнее многие, чем когда они слышали Его. Его собственное слово передало этим большее убеждение как более непосредственно связанное с Его Личностью.
Тем временем приходят ученики и - естественно - удивлены Его беседе с женщиной. Их Учителю, Мессии - они поняли так это; но благодать Божия, явленная во плоти, все еще вне их мыслей. Работа этой благодати была пищей Иисуса в смиренности послушания посланного Богом. Он был преисполнен этим, и это, в совершенной покорности послушания, было Его радостью и Его пищей, дабы исполнить волю Его Отца и завершить Свое дело. И в случае с этой бедной женщиной голос наполняет Его сердце глубокой радостью, задетой как и была она в этом мире, потому что Он был любовь. И если Иудеи отвергли Его, то все же поля, на которых благодать искала плоды для вечной житницы, побелели и поспели к жатве. Жнущий посему не преминет получить награду и радость собрать. Такой плод в жизнь вечную. Тем не менее, даже апостолы были никто иные как жнущие, когда другие сеяли. Бедная женщина явилась подтверждением тому. Христос, пребывающий и открытый, отвечает нужде, которую пробудило свидетельство пророка. Так (являя благодать, которая раскрывает любовь Отца, Бога Спасителя, и выходя, Он полностью признал верное служение своих жнецов в те дни, пророков, которые, чрез Духа Христа от начала мира, говорили об Искупителе, о страданиях Христа и грядущей славе. Сеющие и жнущие вместе возрадуются плоду своего труда.
Какая же это картина всего в намерениях благодати и живой полноте в Личности Христа, бесплатном даре Божием, неспособности духа человека постичь из-за занятости и слепоты, каковым человека делают существующие вещи, и который ничего не видит за пределами жизни, хотя, и страдает от последствий своего греха! В тоже время мы видим, что именно в смирении, глубоком унижении Мессии, Иисус явлен Сам Бог в благодати. Именно это разрушает преграды и дает свободный ход потоку благодати свыше. Мы также видим, что совесть является началом понимания Божиего. Мы истинно приведены в отношении с Богом, когда Он ищет сердца. И так всегда. Тогда мы пребываем в истине. Более того, Бог так явил Себя, благодать и любовь Отца, Он ищет поклонников согласно двоякому откровению о Нем Самом, каким бы огромным ни было Его терпение к тем, кто созерцает все же отца, а не первый шаг обетований Божиих. Если Иисуса принижают, то происходит серьезное изменение; дело обращения совершено; есть вера. В то же самое время какая божественная картина нашего Иисуса - смиренного, в самом деле, но даже чрез это есть явление Бога в любви, Сына Отца, Того, Кто знает Отца и исполняет Его дело! Какая славная и безграничная картина открывается душе, которая призвана увидеть и познать Его!
Вся полнота благодати открыта нам здесь в Его работе и ее божественном размахе, что касается ее применения к отдельной личности, равно как и личный разум, что мы можем оценить. Не представлены именно прощение, искупление, собрание, а благодать, текущая в Личность Христа; и обращение грешника, что бы он мог насладиться его в себе и был способен познать Бога и поклоняться Отцу благодати. Но мы в принципе полностью порвали узкие ограничения Иудаизма!
Однако в Своем личном служении Господь, всегда верный, пренебрегая Собой, дабы прославлять отца Своего через послушание Ему, прибегает к тому труду, что определил для Него Бог. Он оставляет Иудеев, ибо ни одного из пророков не приняли в Его земле, и идет в Галилею, среди презираемого Его народа, бедных стада, где Его поместили послушание, благодать и подобные советы Божие. В этом смысле он не оставил Свой народ порочным, как Он был. Там Он сотворяет чудо, которое выражает воздействие Его благодати в связи с верующим остатком Израиля, слабым, как могла быть их вера. Он снова приходит к тому месту, где Он превратил воду очищения в сок радости ("который веселит богов и человеков"). Этим чудом Он, очевидно, явил силу, которая избавит людей, и благо которой, будучи принятым, Он установит полноту радости в Израиля, создавая чрез ту силу хорошее свадебное вино для Израиля с их Богом. Израиль все это отверг. Мессию не приняли. Он уединился среди бедных стада в Галилее после того, как явил в Самарии (проходя) благодать Отца, что идет за пределы всех обетований и отношений с Иудеем и что привела в Лице и смирении Христа обращенные души к поклонению Отцу (вне всей Иудейской системы, истинной или ложной) в духе и истине; и там, в Галилее, Он сотворил второе чудо среди Израиля, где Он все еще трудиться, по воле Его Отца, иными словами там, где есть вера; и, возможно, все же не в Своей силе поднять умерших, но исцелить и спасти жизнь того, что собиралось исчезнуть. он исполнил желание той веры и вернул жизнь тому, кто был у края смерти. Именно это, воистину, Он делал в Израиле, когда пребывал здесь внизу. Установлены две великие истины - то, что Он намеревался сделать по замыслам Отца, Бога, будучи отвергнутым; и то, что Он делал в то время для Израиля по вере, которую Он среди них обнаружил.
В последующих главах мы найдем явленные права и славу, что приданы Лицу Его; отвержение Его слова и Его дела; несомненное спасение остатка и всех овец Его, где бы они ни были. Затем - признан Богом как явленный на земле Сын Божий, Давидов и Человеческий - раскрыто то, что Он сотворит, когда уйдет, и дар Святого Духа; равно как и положение, в которое Он поместил учеников пред Отцом и по отношению к Себе. И далее - после повествования о Гефсимании, о том, что Он отдал Свою собственную жизнь, о Его смерти, когда Он отдал свою жизнь для нас - в последней главе этого Евангелия кратко представлен общий результат в путях Божиих до Его возвращения.
Можно рассмотреть все главы до десятой быстро не потому, что имеют малую значимость - далеко не потому - но потому, что содержат определенные великие принципы, которые могут быть выделены, каждый в свое время, без какого-либо значительного пояснения.

Иоанн 5

Глава 5 противопоставляет животворящую силу Христа, силу и право дарения жизни мертвым с бессилием правовых постановлений. Им нужна сила в человеке, чтобы была полезной им. Христос принес с собой силу, которая исцеляла бы и воистину оживляла. Далее, все суды вверены Ему, посему получившие жизнь не пойдут на суд. В конце главы представляются свидетельства о Нем и грех, следовательно, тех кто не прийдет к Нему, дабы иметь жизнь. Первое является высшей благодатью, второе - ответственностью, ибо там жизнь. Чтобы иметь жизнь, нужна Его божественная сила; но отвергая Его, отказываясь прийти к Нему, дабы иметь жизнь, они поступали так вопреки многим убедительным свидетельствам.
Давайте углубимся немного в детали. Бедный человек, находившийся в болезни тридцать восемь лет, был полностью сдерживаем, из-за природы его немощи, от получения чего-либо, что можно было осуществить лишь с помощью силы. таков характер греха, с одной стороны, и закона, с другой. Кое-что остается от благословения, имеющегося все еще среди иудеев. Ангелы, служители того правосудия все еще творят среди людей. Иегова не оставлял Себя без свидетельства. Однако нужна была сила, дабы иметь что-либо чрез это положение их служения. То, что закон не мог сотворить, будучи слабым чрез плоть, бог соделал через Иисуса. У немощного человека было желание, но не было силы; у него было хотение, но не было силы осуществить его. И вопрос Господа выявляет это. Единственное слово Христа делает все. "Встань, возьми постель твою и ходи". Вот и дана крепость. Человек встает и уходит, неся свою постель {Христос вместе с Собой приносит крепость, которую закон предписывал в самом человеке, чтобы можно было использовать ее}.
Была суббота - важное обстоятельство, которое занимает здесь, в этой интересной сцене, видное место. Суббота была дана как знамение завета между Иудеями и Господом {Вводится суббота, какие бы новые наставления и установления не были предписаны под законом. Воистину, иметь часть в покое Божием, в определенном смысле, является наивысшей из низших привилегий (см. Евр. 4). Суббота являлась завершением первого или этого творения и будет таковой, когда исполнится. Наш покой - в новой, что не в первом состоянии сотворения человека, но в возвышенной, где Христос, второй Человек, является началом и главой этого. Итак, первый день недели}. Но вышло так, что закон не дал Божий покой человеку. Нужна была сила новой жизни; нужна была благодать, дабы человек мог находиться во взаимоотношениях с Богом. Исцеление этого бедного человека явилось действием этой самой благодати, этой силы, но творящей в средине Израиля. Купальня Вифезда подразумевала силу в человеке; деяния Иисуса сотворено по силе, в благодати, во имя одного из страдающих людей Господа. Посему, общаясь со Своим народом в правлении, Он говорит человеку: "Не греши больше, чтобы не случилось с тобой чего хуже". То было деяние Иеговы чрез Его благодать и благословение среди Его народа; но то было в преходящем, знанием Его благоволения и благости в связи с Его правлением в Израиле. Все то было божественной силой и благодатью. И вот, сказал Иудеям, что то был Иисус. И они встали против Него под предлогом нарушения субботы. Ответ Господа глубоко поражает и полон наставлений - словно откровение. Объявляется об отношении, что открыто сейчас полностью, благо Его пришествию, существующему между Ним Самим (Сыном) и Его Отцом. Явлено - какова же глубина благодати! - что ни Отец ни Он Сам не могли найти их субботы {Суббота Божия есть суббота любви и святости} в средине несчастья и печального плода греха. В Израиле Иеговы мог чрез закон обязать субботой и сделать ее знамением прибывшей истины, что Его народ вступит в покой Божий. Но, на самом деле, когда Бога истинно знали, не было покоя в существующем; и это не все - Он творил в благодати, а Его любовь не могла почить в несчастье. Он установил покой в связи с творением, когда оно было хорошо. Грех, святой и справедливый, не видел больше субботы в нем, а человек действительно не вошел в Божий покой (сравните Евр. 4). Из двух вещей одна означает: Богу надлежит, в справедливости, истребить грешной народ; или - и это то, что Он делал по Своим вечным намерениям - Ему должно начать работу в благодати согласно искуплению, которое необходимо человеку в его положении - искуплению, в котором раскрывается вся Его слава. Словом, Ему надобно начать работать снова в любви. так, Господь говорит: "Отец Мой доныне делает, и Я делаю". Бог не может быть удовлетворен, когда есть грех. Он не может отойти, видя несчастье. У Него нет субботы, но Он творит по благодати. Какой божественный ответ на их скверные придирки!
Еще одна истина основана на том, что изрек Господь: Он поместил Себя в равное положение со Своим Отцом. Но Иудеи, ревнивые в своих обрядах - в том, что отличало их от других народов - не увидели славы Христа и искали убить Его, относясь к Нему как хулителю, что и Вынудило Иисуса представить всю правду на этот счет. Он не был каким-то независимым, с равными правами, другим Богом, Кто творил по Себе, что, ко всему, было невозможно. Не может быть два верховных и всемогущих существа. Сын пребывает в полном союзе с Отцом, ничего не делает без Отца, но творит видя творящее Отцом. И нет ничего, чтобы Отец творил без общения с Сыном; и еще большие свидетельства тому будут явлены, что они удивятся. Это последнее предложение со словами Господа, равно как и все Евангелие, показывает, что, открывая полностью единство Его и Отца, Он делает это и говорит об этом с положения, в котором Он может быть узрим людьми. То, о чем Он говорит, есть в Боге; а положение, с которого Он говорит об этом, есть занятое положение и, в определенном смысле, подчиненное. Мы повсюду видим, что Он равный Отцу и с Ним. Мы видим, что Он все получает от Отца, творит все по разуму Отца (Это хорошо представлено в главе 17). Именно Сын, но Сын, явленный во плоти, исполняет ту миссию для которой Его послал Отец.
В этой главе (ст.21,22) говорится о двух вещах, который являют славу Сына. Он оживляет и Он судит. Речь не идет об исцелении - работе, которая внизу, исходит из того же источника и происходящая среди того же зла: но о дарении жизни очевидно божественным образом. Как Отец воскрешает мертвых и оживляет их, так и Сын оживляет, кого Он пожелает. И здесь нам представлено первое свидетельство Его божественных прав, что Он дает жизнь и дает тому, кому Он хочет дать. Но воплотившегося Его лично могли оскорбить, отвергнуть, презирать. Следовательно, весь суд вверен Ему, а Отец никого не судит, дабы все, даже отвергнувшие Сына, почитали Его так, как почитают Отца, Кого они признали Богом. Если же не будут, когда Он творит по благодати, то будут вынуждены, когда Он творит судом. В жизни у нас есть общение чрез Святого Духа с Отцом и Сыном (оживление и дарение жизни есть работа, подобная Отцу и Сыну); но в суде неверующим придется предстать пред сыном Человеческим, Которого они отвергли. различаются две вещи. Того, кого оживит Христос, не надо будет понуждать чтить Его чрез подверждение суду. Иисус не призовет к суду того, кого Он спас чрез оживление.
Каким образом можно узнать, к какому из двух классов мы принадлежим? Господь (да восславлено будет имя Его!) отвечает, что слушающий слово Его и верующий в Пославшего Его (верует в Отца слушая Христа) имеет жизнь вечную (такова животворящая сила слова Его) и на суд не приходит. Он переходит от смерти к жизни. Простое и чудесное откровение! {Отметьте, как полно оно. Если не приходят на суд, дабы установить свое положение, как это сделал бы человек, то явлены полностью мертвыми в грехе. Благодать во Христе не подразумевает неопределенного положения, которое установит суд. Она дает жизнь и сохраняет от суда. Однако когда Он судит как Сын Человеческий по делам, совершенным в Теле, Он являет нам здесь, что все мертвы в грехе, чтобы начать} Суд над теми, кто презирал Господа восславит Его. Обладание жизнью вечной и то, что на суд можно не приходить, является уделом верующих.
Затем Господь выделяет два различных периода, в кои проявятся власть, которую Отец дал Ему как нисходящему на землю. Час приближается - уже пришел - когда мертвые услышат глас сына Божия, и оживут услышавшие. Таково сообщение духовной жизни Иисусом, сыном Божиим человеку, кто мертв через греха, чрез слово, которое он услышит. Ибо Отец дал Сыну, Иисусу, явленному так на земле, иметь жизнь в самом Себе (сравните 1 Иоан. 1:1,2). Он дал Ему также власть производить суд, потому что Он есть Сын Человеческий. Ибо Царствие и суд, по воле Божией, принадлежит Ему как Сыну Человеческому - тому образу, в котором Его презирали и отвергли, когда Он пришел в благодати.
Этот отрывок также представляет нам то, хотя Он суть Сын вечный у Отца, что Его всегда рассматривают как явленного здесь во плоти и , следовательно, как получающего все от Отца. Именно гак мы видели Его у колодезя в Самарии - Бога, Который дал, но Который попросил бедную женщину напоить Его.
Иисус оживлял души в то время. И сейчас Он оживляет. И им не удивляться. Работа более прекрасная в глазах людей., будет исполнена. Находящиеся в могиле изыдут. Вот второй период, о чем Он говорит. В одном он оживляет души; в другом Он воскрешает из мертвых. Один длится во время служения Иисуса и длится 1800 лет со дня Его смерти; другой еще не наступил, но во время его будет следующие две особенности. Воскресение творивших добро (это будет воскресение жизни, и Господь завершит свою животворящую работу) и воскресение делавших зло (это будет воскресение осуждения). Это осуждение произойдет по замыслу Божиему, а не по отдельной личной воле Христа. Так далека верховная сила, а что касается жизненной верховной благодати - он оживляет, кого желает оживить. Далее следует ответственность человека, что касается получения жизни вечной. Она в Иисусе, а они не пришли к Нему, дабы иметь ее.
Господь затем выделяет четыре свидетельства им, относящихся к Его славе и Его Лицу, что оставили их без прощения: - Иоанн, Его собственные дела, Его Отец и Писания. Однако, пытаясь якобы постичь последние, чтобы найти в них жизнь вечную, они не приходят к Нему, дабы иметь жизнь.
Бедные Иудеи! Сын пришел во имя Отца, а они не приняли Его; а иной придет во имя свое, и они его примут. Это лучше всего подходит сердцу человека. Они искали славы друг от друга: как же они могут веровать? Давайте запомним. Бог не приспосабливает Себя к гордыне человека - не устанавливает истину, чтобы питать ее. Иисус знал Иудеев. Не Он будет обвинять их пред Отцом: Моисей, на которого они уповали, сделает это; ибо если бы они верила Моисею, то верили бы и Христу. Но если они не доверяли писаниям Моисея, то как бы они поверили словам презираемого Спасителя?
В итоге, Сын Божий дает жизнь, и Он же производит суд. В производимом Им суде свидетельство, относящееся к Его личности, оставляет человека без прощения на основе его личной ответственности. В главе 5 Иисус есть Сын Божий, Который, с Отцом, дает жизнь и судит как Сын Человеческий. В главе 6 Он является предметом веры как нисходящий с неба и умирающий. Он лишь намекает на Свое восхождение на небеса как Сына Человеческого.

Иоанн 6

Далее в главе 6 явлен Господь. нисходящий с неба, смиренный и преданный смерти, но сейчас не как Сын Божий у Отца, источник жизни; но как Тот, Кто, хотя Он был Иеговой и в то же время Пророком и Царем, займет место жертвы и Священника на небесах: в Своем воплощении, хлеб жизни; мертвый, истинная пища для верующего; вознесшийся снова на небеса, живой объект их веры. Но Он лишь взирает на эту последнюю особенность: учение главы заключается в вышесказанном. Не дана божественная сила, что оживляет, но Сын Человеческий, приходящий во плоти, предмет веры и средство жизни; и, хотя ясно объявлено чрез призвание благодати, это не является божественной стороной, оживлением того, кого Он захочет, но верой в нас, что держится за Него. В обоих случаях Он действует независимо от ограничений иудаизма. Он оживляет того, кого Он захочет оживит, и приходит, чтобы дать миру жизнь.
Говорится, по случаю Пасхи, об образе, который Господу надобно было исполнить чрез смерть, о которой Он сказал. Отметьте здесь, что все эти главы представляют Господа и истину, которая раскрывает Его в противоположность иудаизму, который он оставил и от которого отошел. Глава 5 явила бессилие закона и его устав; здесь же благословения, изреченные Иудеям на земле (Псалом 131:15), и образы Пророка и Царя, исполненные в противопоставлении новому положению и учению Иисуса. То, о чем я говорю здесь, характеризует каждый отдельный предмет этого Евангелия.
Во-первых, Иисус благословляет народ согласно обетованию того, что сделает Иегова, являя это в Псалме 131, ибо Он - Иегова. Посему есть, а люди признали Его "тем Пророком", желание через силу сотворить Его их царем. Но Он отклоняет это теперь - не мог принять так, по-плотски. Иисус оставляет их, а Сам восходит на гору. Это было, образно, Его положение как Священника наверху. Таковы три образа Мессии в отношении Израиля; но последний имеет сейчас полное и особенное применение также и к святым как ходящим на земле, которые сохраняют положение остатка. Ученики входят в лодку и, без Него, плывут по волнам. Становится темно (это случится с остатком здесь внизу), а Иисуса нет. Но Он приходит к ним, и они с радостью принимают Его. И лодка сразу оказывается у места, к которому они плыли. Поразительная картина хождения остатка по земле, когда нет Христа, и полного, быстрого удовлетворения всякого их желания - полное благословение и покой - когда Он опять приходит к ним {Это имеет прямое отношение к остатку; но, как подразумевается в тексте, мы, что касается нашего пути на земле, являемся, скажем так, продолжением остатка, и Христос есть на небесах для нас, когда мы пребываем на волнах внизу. Результативная часть главы, о хлебе жизни, буквально предназначена для нас. Рассматривая мир, а не Израиль. Хотя действительно Христос есть Оарон внутри завесы для Израиля, тога как Он является там святым, что имеют собственно свой небесный образ}. Эта часть главы, явив нам Господа как Пророка уже здесь внизу и отказ сделаться Царем, а также то, что будет, когда Он вернется к остатку на землю - историческая основа того, что Он есть и будет - оставшаяся же часть главы представляет нам, что Он между тем есть для веры, Его истинный образ, цель Бога в послании Его, вне Израиля, и в связи с верховной благодатью. Люди ищут Его. Истинная работа, которую имеет Бог, заключается в том, чтобы верить в Того, Кого Он послал. Эта та пища, что годна для жизни вечной, что дана сыном Человеческим (именно в этом образе мы находим здесь Иисуса, тогда как в главе 5 это был Сын Божий), ибо Он есть Тот, на Кого Отец, Бог положил печать. Иисус занял это место Сына Человеческого в смирении здесь внизу. Он пошел креститься у Иоанна Крестителя. Отец положил печать на Него, и Дух Святой снизошел на него.
Толпа испросила Его о доказательстве, подобном манне. он Сам был доказательством - истинная манна. Не Моисей дал им хлеб с неба. Их отцы умерли в той же самой пустыне, в которой ели манну. Отец дает им истинный хлеб с неба. Заметьте здесь, что говорится не о Сыне Божием, Которого дает и Который является верховным Подателем тому, кому Он хочет. Он - предмет для веры; Его надо питать. Жизнь находится в Нем; ядущий Его будет жить Им и не взалкает никогда. Но люди не поверили Ему: не говорится на самом деле, о множестве Израильтян как таковом. Кого Отец дал Ему, те придут к Нему. Он был пассивным, скажем так, предметом веры. не говорится более о том, кого Он захочет, но о принятии тех, кого Отец послал Ему. Посему, пусть это будет кто угодно, Он не отринет ни в коем случае его: враг, насмешник, язычник не придут, если Отец не пошлет их. Мессия явлен творить волею Своего Отца, и кого бы Отец не дал ему, Он примет для жизни вечной (сравните гл. 5:21). Воля Отца принимает два образа. Из всех данных Ему Отцом Он не потеряет никого. Драгоценное заверение! Господь обязательно полностью спасает тех, кого Отец дает Ему; и всякий, видящий Сына и верующий в Него, будет иметь жизнь вечную. Таково Евангелие для каждой души, которое обязательно заверяет в спасении любого верующего. Но это не все. предметом упования здесь не является исполнение на земле обетований, изреченных Иудеям, но - по воскресении, обладания части в жизни вечной - по воскресении в последний день (то есть в век закона, когда они были). Он не увенчал устроения закона; Он намеревается привести новое устроение, и с воскресением. Иудеи {У Иоанна Иудеи всегда отделены от множества людей. они являются жителями Иерусалима и Иудеи. Возможно, быстрее понять данное Евангелие помогло бы то, если бы было написано "те из Иудеи", что передает истинный смысл} зароптали, когда Он говорил, что сошел с неба. Иисус ответил свидетельством, что их трудности легко понять: никто не может прийти к Нему, если не привлечет его Отец. именно благодать произвела такое воздействие - неважно, были они иудеями или нет. Они воскрешены Им из мертвых; речь идет не об исполнении обетований Мессией, но о привнесении жизни в глубоко развращенный мир, дабы насладиться верой. Благодать Отца привела душу к наставлению ее в Иисусе. Более того, пророки говорили, что все они будут научены Богом. Посему всякий, познавший Отца, пришел к Нему. Никто, несомненно, не видел Отца, за исключением Того, Кто был от Бога - Иисуса; Он видел Отца. Уверовавший в Него уже обладает жизнью вечною, ибо Он есть хлеб, сшедший с небес, и человек, ядущий его, не умрет.
Однако не только именно через воплощение, но и через смерть Того, Кто сошел с небес. Он даст Свою жизнь; Его кровь возьмут от тела, что Он принял: они будут есть Плоть Его; они будут пить Кровь Его. Смерть будет жизнью верующего. И, воистину, именно в мертвом Спасителе ради нас, убран, и смерть для нас является смертью греховной натуры, где находятся зло и отделение наше от Бога. Он положил конец греху - Тот, Который не знал греха. Смерть, которую привнес грех, убирает грех, который есть в жизни, и в ней он заканчивается. Христос не только не имел греха в Своем Собственном Лице; но Он взял грех. Ему дан грех, на кресте, за нас. Умерший оправдан за грех. Я питаюсь, следовательно, смертью Христа. Смерть - моя; она стала жизнью.
Она отделяет меня от греха, от смерти, от жизни, в которой я был разделен с Богом. В ней грех и смерть завершили свой ход. Они были прибавлены моей жизни. Христос, в благодати, породил их, и Он дал Плоть Свою для жизни в мире; а я свободен от них; и я питаюсь от безграничной благодати, что есть в Нем, который завершил это. Искупление полно, и я живу, будучи счастливым умереть для всего, что отделяло меня от Бога. Именно смертию, что совершена в Нем, Я питаюсь, вначале для себя, вступая в нее чрез веру. Ему необходимо было жить как человеку, чтобы умереть, и Он отдал Свою жизнь. Так Его смерть действенна; Его любовь безгранична; искупление полное, абсолютное, совершенное. Больше не существует то, что было между мной и Богом, ибо Христос умер, и все ушло с Его жизнью здесь на земле - жизнью, которая была у Него до кончины на кресте. Смерть не могла удержать Его. Чтобы исполнить эту работу, Ему нужно было обладать силой божественной жизни, которую смерть не могла задеть; но не эта истина четко выражена в настоящей главе, хотя и подразумевается.
Разговаривая с народом, Господь, упрекал его в неверии, явил Себя, представленного во плоти, предметом их веры на тот момент (ст. 32-35). Он повторяет Иудеям, раскрывая учение, что Он есть хлеб живой, сошедший с небес, и что всякий, ядущий его, будет жить вечно. Однако Он заставляет их понять, что они не могут остановиться на этом - им надо принять смерть Его. Он не говорит здесь "ядущий Меня", но ядущий Плоть Его и пьющий Кровь Его, такова полная мысль - реальность - о смерти Его; дабы получить мертвого (не живого) Мессию, мертвого для людей, мертвого пред Богом. Сейчас же Он не явлен как мертвый Христос; но мы должны принимать, осознавать, питаться Его смертью - чтобы определить себя в этом пред Богом, участвуя в этом чрез веру или же у нас не будет жизни в нас {Эта истина имеет огромное значение рассматривая вопрос причастия. Причастия растолкованы школой Пузентов как продолжение воплощения. Это является в любом отношении ошибкой и, воистину, отрицанием веры. Оба причастия означают смерть. Мы крещены в смерть Христа; и вечеря Господня является принятой символической о Его смерти. Я говорю "отрицание веры"; потому что, как являет Господь, если не;Плоти Его и Крови, то не имеете жизни в них. Как воплощение Христос один. Его явление во плоти на земле показало, что Бог и грешные люди не могут быть объединены. Его присутствие как человека в мире выразилось в отражении Его - подтверждение невозможности союза или плод того основания. Должно прийти искупление, Кровь Его прольется, Он вознесется с земли и притянет таким образом к Себе людей: должна быть смерть, или Он пребудет один. Они не могли есть хлеб, если не ели Плоть и не пили Кровь. Хлебное приношение без принишения крови было ничто, или скорее было приношением Каина. Далее, вечеря Господня представляет мертвого Христа и только - кровь отдельно от тела. Такой Христос не существует; посему доказательства и все подобные мысли являют собой грубую ложь. Мы объединены для прославленного Христа Духом Святым; и мы прославляем наиболее драгоценную смерть, на которой основаны все наши благословения, чрез которые мы проходим. Мы делаем это в воспоминании о Нем, и в своих сердцах питаемся Им, так данным, и проливаем Кровь Его}.
Так для мира. Так они будут жить не своей жизнью, но Христом, питаясь от Него. Здесь Он обращается к Своей собственной Личности, а вера установлена в Его смерти. Более того, они будут пребывать в Нем (ст. 56) - будут в Нем пред Богом, согласно Его принятию пред Богом всего, всей действительностью Его работы в смерти {Пребывание выражает постоянство зависимости, веры и существования в жизни, в которой живет Христос. "Обитание" и "пребывание", хотя в английском языке это разные слова, в оригинале являются одинаковыми: можно найти в главе 15 и других местах}. А Христос пребудет в них по силе и благодати той жизни, в которой Он победил смерть и в которой, победив, Он живет сейчас. Как живой Отец послал Его, и Он живет не независимой жизнью, в которой бы Отец не являлся ее предметом и источником, но Отцом, так и ядущий Его будет жить Им.
Впоследствии, отвечая роптавшим по поводу этой фундаментальной истины, Господь обращается к Своему вознесению. Он сошел с небес - такового Его учение; Он вознесется туда снова. Плоть не пользует нимало.
Жизнь дает именно Дух, осуществляя в душе могущественную истину того, чем были Христос и Его смерть. Однако Он возвращается к уже сказанному Им ранее; дабы прийти к Нему, раскрытому так в истине, им должно быть дано от Отца. Существует такое понятие как вера, о которой, возможно, несведущи, хотя и есть благодать. И такова она у учеников. Они знали, что у Него и только у Него есть глаголы вечной жизни. И не только, что Он был Мессией, в Которого они воистину уверовали, но и Его слова силой божественной жизни завладели их сердцами, которые они открыли для общения через благодать. Итак, они признали Его как Сына Божия не только, скажем так, официально, но и по силе божественной жизни. Он - Сын Бога живого. И все же среди них один был от дьявола.
Основное в данной главе заключается, следовательно, в снисхождении Иисуса на землю, предании смерти и новом воскресении. Он, как сошедший и преданный смерти, является пищей для веры во время Своего пребывания на небесах. Ибо именно от Его смерти мы должны питаться, дабы духовно пребывать в Нем, а Ему - в нас.

Иоанн 7

В главе 7 Его братья по плоти, все еще погруженные в неверие, понуждают Его явить Себя миру, если Он делает такие великие дела; но время тому еще не пришло. При исполнении образа праздника кущей Он сделает так.
У пасхи был свой прообраз на кресте, у пятидесятницы - в снисхождении Святого Духа. Праздник поставление кущей пока не имел исполнения. Его праздновали после жатвы и сбора винограда, и Израиль отмечал с радостью, в земле, свое странствие накануне вступления в покой, который Бог даровал ему в Ханаане. Итак, исполнение этого образа будет, когда, после произведения суда (различая между грешниками и благочестивыми или просто в мести {Жатва является распознающим судом, есть плевелы и пшеница. Точило представляет порождающий суд мести. В первом случае двое будут на одной постели: один возьмется, а другой оставится, но точило есть просто ярость, как найдет об этом в Исаии 63. Так же и в Откровении 14}), Израиль, восстановленный в своей земле, будет обладать всем своим обетованным благословением. В такой час Иисус явит Себя миру; но в это время, о котором мы говорим, Его час еще не наступил. Между тем, уходя (ст. 33,34), Он дает Дух Святой верующим (ст. 38,39).
Отметьте здесь, что не говорится о пятидесятнице. Мы переходим от пасхи в главе 6 к празднику кущей в главе 7, вместо чего верующие получат Святого Духа. Как я уже отмечал, это Евангелие касается божественной Личности на земле, а не человека на небесах. О грядущем Святом Духе говорится как заменяющим последний или восьмой день праздника кущей. Пятидесятница подразумевает, что Иисус на небесах.
Однако Он являет Святой Дух так, чтобы стать упованием веры в то время, когда Он говорил, если Бог сотворил чувство нужды в душе. Если кто-либо жаждет, то пусть придет к Иисусу и пьет. Не только будет утолена его жажда, но и из чрева его потекут потоки воды живой. Итак, у приходящих к Нему чрез веру, дабы утолить нужду своей души, не только Святой Дух будет в них колодезем воды, текущей в жизнь вечную, но и живая вода преизобильно потечет из них для наполнения всех жаждущих. Отметьте здесь, что Израиль пил воду в пустыне до того, как мог праздновать праздник кущей. Но они лишь пили. В них не было колодезя. Вода текла из скалы. Под благодатью всякий верующий, несомненно, является источником в самом себе; и полный поток течет из него. Однако это произойдет только тогда, когда будет прославлен Иисус, и в тех, кто уже являются верующими, до получения этого. Здесь не говорится о работе, которая оживает. Это дар верующих. Более того, на празднике кущей Иисус явит Себя миру; но это не представляет то, особым свидетельством чему является полученный таким образом Святой Дух. Он явлен в связи со славой Иисуса, когда Он укрыт от мира. И это случается на восьмой день праздника, значение участи за субботним покоем этого мира, что начало новый период - новую сцену славу.
Отметьте также, что, практически, хотя Святой Дух явлен здесь как сила, действующая в благословении вне того, в ком Он пребывает, Его пребывание в верующем представляет плод жажды, нужды, прочувствованной в отдельной душе - нужды, ответа на которую душа искала во Христе. Жаждущий жаждет о себе. Святой Дух в нас, открывая Христа, становится, пребывая в нас, уверовавших, рекой в нас и для других.
Дух Иудеев ясно явна себя. Они искали убить Господа; и Он сказал им, что скоро Его отношения с ними на земле прекратятся (ст. 33). Им не следует так торопиться избавиться о Него: скоро они будут искать Его и не смогут Его найти. Он уходит к Отцу Своему.
Здесь мы ясно представляем различие между народом и Иудеями - что всегда различаются между собой в этом Евангелии. Первый не понимал, почему Он говорил о желании убить Его. Иудеи же были удивлены Его уверенности, знающего, что в Иерусалиме они замышляли против Его жизни. Его время еще не пришло. Они послали служителей схватить Его; но они возвратились, пораженные Его рассуждениями, не наложив руки на Него. Фарисеи остались злы и выразили свое презрение народом. Никодим осмеливается произнести слово правды согласно закону и берет их презрение на себя. Но все расходятся по своим домам. Иисус, не имевший дома, пока не вернется на небеса, откуда Он пришел, идет на гору Елеонскую, свидетельство Его страдания, Его вознесения и Его возвращения - место, которое Он обычно часто посещал, когда был в Иерусалиме, во время Своего служения на земле.

Иоанн 8

Противоположность этой главы иудаизму, даже его наилучшим надеждам на будущее, что Бог приготовил для Его земных людей, слишком очевидна, чтобы на этом останавливаться. Это Евангелие повсеместно раскрывает Иисуса вне всего, что принадлежало той земной системе. В главе 6 это была смерть здесь внизу на кресте. Здесь же - слава на небесах, при этом Иудеи отвергнуты, а Святой Дух дан верующему.
В главе 5 Он дает жизнь как Сын Божий; в главе 6 Он явлен тем же Сыном, но не божественно оживотворяющим и судящим, будучи Сыном Человеческим, но как снизошедшим с небес. Сыном в смиренности, однако истинным хлебом с неба, который дал Отец. И в этом Скромном необходимо видеть Сына, дабы жить. Затем, как пришедший так и принявший образ слуги, и явленный в определенной степени как человек, Он (ст. 53) смиряется и страдает на кресте как Сын Человеческий; в главе 7 Он, когда прославляет, посылает Святого Духа. Глава 5 преподносит Его названия личной славы; главы 6,7 - Его дело и дарение Духа верующим, что следует за Его настоящей славой в небесах {Эта слава, однако, предполагается, но не преподносится. Он не может ни пойти на праздник кущей, покой Израиля, ни явить Себя, как это Он сделает затем, миру; но дает вместо этого Святого Духа. Это, мы знаем, предполагает Его настоящее положение, о чем есть ссылка в главе 6}, чему на земле отвечает присутствие Святого Духа. В главах 8,9 мы найдем, что Его свидетельство и Его дело отринули, а также то, что возникает между Ним и Иудеями. Следует отметить также, что главы 5 и 6 повествуют о жизни.
В главе 5 это представлено верховно и божественно чрез Того, Кто обладает этим; в главе 6 душа, принимая и будучи занятой Иисусом чрез веру, находит жизнь и питается от Него благодатью Отца: две вещи различаются по своему характеру - Бог дает; человек, через благодать, питается. С другой стороны, глава 7 представляет Его уход к Пославшему Его и, между тем, Святой Дух, раскрывающий славу, в которую Он входит, в нас и чрез нас, в своем божественном характере. В главе 5 Христос представлен Сыном Божием, Который оживляет в отвлеченной божественной силе и воле то, что Он есть, а не место, где Он находится, но и судит один, будучи Сыном Человеческим; в главе 6 тот же Сын, но сошедший с небес, есть предмет веры в Своей смиренности, затем - Сын Человеческий, умирающий и возвращающийся; в главе 7 еще не раскрыт для мира. Святой Дух явлен вместо, когда Он восславлен сверху, Сына Человеческого на небе - по меньшей мере дано рассуждение о Его восхождении туда.
В главе 8, как мы уже сказали, слово Иисуса отвернуто; а в главе 9 - и Его дело. Но есть что-то большее, чем это. Личная слава главы 1 передана и развита во всех этих главах раздельно (оставляя на время стихи 36-51 главы 1): мы снова обнаружили стихи 14-34 в главах 5,6 и 7. Сейчас Святой Дух обращается к предмету повествования первых стихов данной главы. Христос есть Слово; Он есть жизнь, жизнь, что является светом человеков. Три главы, которые я сейчас выделил, повествуют о том, чем Он является в благодати для людей, объявляя в то же время Его право судить. Здесь же (в главе 8) Дух представляет нам то, что Он есть в Самом Себе и что - для человеков (помещая их в испытание так, что отвергая Его, они отвергают себя и являются негодяями).
Давайте теперь рассмотрим нашу главу. Противопоставление иудаизму очевидно. Они приводят женщину, чей грех неоспорим. Иудеи, по своей нечестивости, приводят эту женщину в надежде смутить Господа. Если Он осудит ее, то Он не спаситель - и закон так мог действовать. Если Он позволит ей уйти, то Он презирает и отвергает закон. То было разумно; но чего достигает разум пред лицом бога, Который ищет сердца? Господь позволяет им самим хорошо разобраться не отвечая некоторое время. Возможно, они подумали, что Он находится в затруднении. Наконец Но говорит: "Кто из вас без греха, первый брось на нее камень." Обличаемые своей совестью, они, без чести и веры, покидают сцену своего смятения, отходя друг за другом, заботясь о себе, заботясь об образе, не совести, уходя от Того, Кто обличил их; а первый уходит тот, кто, по большинству мнений, должен спасти. Какая печальная картина! Какое могущественное слово! Иисус и женщина оставлены одни, вместе. И кто же устоит не обличенным пред лицом Его? Что касается женщины, чей грех известен, то Он не идет далее положения Иудеев, за исключением сохранения прав Своей собственной Личности в благодати.
Это не представляет собой то же, что и в Евангелии от Луки 7, неограниченное прощение и спасение. Иные не могли осудить ее - и он не будет. Пусть идет и пусть больше не грешит. Здесь Господь являет не благодать спасения. Он не судит, Он не пришел для этого; однако темой этих глав не является действенность прощения - но слава Его Лица в противопоставлении всему, что от закона. Он есть свет, и чрез силу своего слова Он вошел как свет в совесть тех, кто привел женщину.
Ибо Слово есть свет; но это не свет. Приходя в мир, Он был (гл. 1:4-10) свет. Сейчас это - жизнь, что является светом человеков. Это не закон, что сотворяет требования, это не осуждено; или что обещало жизнь при послушании его предписаниям. Это - сама Жизнь, что была в Его Лице, и та жизнь явилась светом человеков, обличая их и, возможно, осуждая; но это было как свет.
И так Иисус говорит здесь - в противоположность закону, привнесенного теми, кто не мог устоять пред светом - "Я свет миру" (не только Иудеям). В этом Евангелии нам явлено то, что есть в своей Личности Христос, Бог ли, Сын ли, пришедший от Отца, Сын ли Человеческий - а не то, чем был Бог в особых отношениях с Иудеями. Посему Он есть предмет веры в Своем Лице, а не промыслительных деяниях. Идущий за Ним будет иметь свет жизни. Но это находим именно в Нем, в Его Личности. И Он мог свидетельствовать о Себе, потому что, хотя Он и был человеком там, в этом мире, Он знал, откуда Он пришел и куда Он идет. Он - Сын, пришедший от Отца и возвращающийся к Нему обратно. Он знал это и осознавал. Его свидетельство, посему, не было свидетельством какого-либо заинтересованного лица, в ком можно было усомниться. Были, как доказательство того, что этот человек был Тот, за Кого Он являл Себя, свидетельство Сына (Его собственное) и свидетельство Отца, Если бы они знали Его, то они знали бы и Отца.
В то время - вопреки такому свидетельству, как это - никто не наложил на Него руки: Его час еще не пришел. было лишь хотение этого; ибо их противостояние Богу было определенным и известным Ему. Это противостояние было четко определено (ст. 19-24); следовательно, если они не уверуют, то умрут во грехах своих. Однако Он говорит им, что им следует знать, кто Он, когда Он будет отвергнут и вознесен на кресте, заняв совсем иное положение, нежели Спаситель, отвергнутый народом и неизвестный миру; когда не будет больше явлен им как таковой, они узнают, что Он воистину был Мессией и что Он был Сыном, Который говорил с ними от Отца. Когда Он сказал это, многие поверили Ему. Он объявляет им влияние веры, что дает возможность для явления истинного положения Иудеев с ужасной точностью. Он объявляет, что истина сделает их свободными и что, если Сын (Который есть истина) освободит их, они будут истинно свободны. Истина морально освобождает пред Богом. Сын, посредством прав, что обязательно являются Его, и посредством наследия в доме, поместит их в это положение согласно тем правам и в силе божественной жизни, что пришла с небес - Сын Божий с силой воскресения объявил это. В этом было истинное становление свободными.
Уязвленные мыслью о рабстве, что их гордость не могла вынести, они объявляют себя свободными и то, что никогда не были в рабстве у кого-либо. Отвечая, Господь показывает, что делающие грех являются рабами (слугами) греха. И сейчас, будучи под законом, будучи Иудеями, они были рабами в доме: их надо было бы изгнать. Но у Сына неотъемлемые права; Он был от дома и пребывает в нем вечно. Под грехом, под законом то же самое касалось и чада Адамова; он был рабом. Апостол показывает это в Рим. 6 (сравните главы 7 и 8) и в Галатам 4 и 5. Более того, они не были ни реально, ни морально детьми Авраама пред Богом, хотя они и являлись таковыми по плоти; ибо они искали убить Иисуса. Они не были чадами Божиими; если бы они были, то они возлюбили бы Иисуса, Который пришел от Бога. Они были детьми дьявола и делали его работу.
Отметьте здесь, что понять значение слова означает путь к осознанию, силы слов. Один не постигает значение слов и явлений; другой же постигает явления, а значение слов становиться затем очевидным.
Они стали противиться свидетельству, полагая, что Он возвеличивал Себя больше всех тех, на кого они опирались. Они поносили Его из-за Его слов; и их противопоставление понуждало Господа разъяснять Себя более ясно; пока, сказав, что Авраам рад был увидеть Его день, и Иудеи соотнесли это с Его возрастом как человека, Он не сказал, что Он является Тем, Кто называет Себя "Я есмь" - высшее имя Бога, что Он есть Сам Бог - Тем, Кого они якобы знали как раскрывающего Себя при купине.
Прекрасное откровение! Презираемый, отвергнутый человек, презираемый и отвергнутый человеками, отрицаемый, непочитаемый, то был Сам Бог Там Какое явление! Какое полное изменение! Какое откровение признающим Его или познавшим Его! Каково положение тех, кто отринул Его из-за того, что их сердца противились всему тому, чем был Он, ибо Он не замедлил явить Себя! Какая мысль, что Сам Бог был там! Сама благость! И ка все тускнеет пред Ним! - закон, человек, его доводы. Несравненно все зависит от этого великого обстоятельства. И, блаженно имя Его! этот Бог есть Спаситель. Мы обязаны страданиям Христа за то, что знаем это. И отметьте здесь, как осуществляется чрез откровение Его Самого, если истинно, установление формального устроения от Бога, и приносится бесконечно больше благословения.
Но здесь Он являет Себя Свидетелем, Словом, Словом, ставшим плотью, Сыном Божиим, но все же Словом, Самим Богом. В начале повествования главы Он является свидетельством совести, Слов, Которое ищет и обличает. Стих 18, Он свидетельствует с Отцом. Стих 26, Он возвещает миру, что Он послан Отцом и что научен Богом тому, что Он говорит. Более того, Отец с Ним. Стихи 32, 33, истина ведома чрез Его слово, и истина делает свободными. Стих 47, Он говорит слова Божии. Стих 51, Его слово, если его соблюдать, охраняет от смерти. Стих 58, то говорил именно Сам Бог, Иегова, Которого знали Отцы.
Противление возникает из-за слова истины (ст. 45). Противящиеся были от противника. Он от начала был человекоубийцей, а они последовали за ним; но так как истина являлась источником жизни, то противника характеризовало то, что он не требовал в истине: в нем не было истины. Он отец и источник лжи, и когда говорится ложь, то говорит ее он. Грех был рабством, и они были в рабстве при законе. (Истинно, что Сам Сын делает свободными). Но, более того, Иудеи были врагами, детьми врага, и они будут делать его работу, не веря словам Христа, потому что Он говорил истину. Здесь нет чуда; есть сила мира, а живое слово есть Сам Бог: отвергнутый людьми, Его вынудили, как и было, говорить истину, дабы открыть Себя, сразу сокрытого и явленного, как и было Он во плоти - сокрытого касательно Его славы, явленного касательно всего, чем Он был в Своем Лице и Своей благодати.

Иоанн 9

В главе 9 мы подходим к свидетельству Его дела, но здесь внизу как человека в смирении. Не говорится о Сыне Божием, оживляющем кого Он захочет, как Отец, но чрез действие здесь внизу Его благодати глаза отверсты, дабы увидеть в смиренном человеке Сына Божия. В главе 8 представлено то, чем Он является по отношению к человекам; в главе 9 же представлено то, что Он делает в человеке такое, что человек может видеть Его. Итак, мы найдем Его, явленным в Своем человеческом образе и (слово принято) признанным как Сыном Божиим; и отделенный здесь остаток, и овец, возвращенных доброму Пастырю. Он есть свет мира, когда пребывает в нем; и где, чрез благодать, полученную в Его смирении, Он сообщает силу, чтобы увидеть свет, увидеть все чрез нее.
Отметьте здесь, когда говорится о слове (явлении в свидетельстве того, что есть Христос), что представлен человек, каким он есть в самом себе, дитя - по своей натуре - дьявола, который был от начала человекоубийцей и лжецом, закоренелого врага Того, Кто может сказать: "Я есмь" {Глава 8 является практически продолжением главы 1:5; единственно, что помимо прочего, присутствуют здесь - неприязнь и вражда к Тому, Кто есть свет}. Когда Господь творит, Он соделает в человеке что-то такое, что у него ранее не было. Он дарует ему зрение, придавая его таким образом Тому, Кто дал возможность ему видеть. Здесь Господь не узнан или явлен в очевидном возвышенном образе, так как Он снисходит до желаний и обстоятельств человека, дабы Он мог быть ведом более близко; но, в результате, Он приводит душу к познанию Его славной Личности. Только, вместо того, чтобы быть словом и свидетельством - Словом Божием - дабы явить как свет, что есть человек, Он является Сыном от Отца {Мы уже отмечали это различие между благодатью и ответственностью (в связи с именем Отца и Сына, и Бога) смотрите Матфея 5-7}, давая жизнь вечную Своим овцам и охраняя их в этой благодати навсегда. Глава же 10, что касается благословения, текущего оттуда, и полного учения Его истинного положения по отношению к овцам в благословении, идет вместе с главой 9. Глава 10 представляет собой продолжение размышления, начатого в конце главы 9.
Глава 9 открывается описанием случая с человеком, который вызвал вопрос у учеников в отношении к управлению Божиему в Израиле. Не грех ли родителей навлек наказание на их ребенка, согласно принципам, которые Бог представил в Исходе? Или же это его собственный грех, известный Богу, но не видимый людям, принес ему это осуждение? Господь отвечает, что положение человека не зависит от управления Божия в отношении греха, будь то его собственный или же его родителей. Его случай явил не что иное, как несчастье, что дало повод для могущего деяния Бога в благодати. Находим противопоставление, что мы неоднократно видели: однако здесь это сделано, чтобы представить дела Бога.
Бог творит. Рано не только то, что Он есть, но даже и просто предмет веры. Пребывание Иисуса на земле сделало день. Следовательно, то было время работы, дабы делать дела Пославшего Его. Однако Тот, Кто творит здесь, делает так, чтобы научить нас тому союзу, что существует между предметом веры и силой Бога, Который творит. Он делает брение из Своего плюновения и земли и мажет им глаза человеку, родившемуся слепым. Как образ, это указывает на человечность Христа в земном смирении и покорности, явленным очам людей, но с божественной действенностью жизни в Нем. Видели ли они что-либо еще? Если б можно, то их глаза были бы еще более закрыты. Итак, цель есть: она касается их глаз, но они не могут видеть ее. Слепой умывается затем в купальне, называемой Силоам и может ясно видеть. Сила Духа и слова, делающая Христа известным как Посланного Отцом, дает ему зрение. Это представляет историю божественного учения в сердце человека. Христос, как человек, учит нас. Мы абсолютно слепы, мы ничего не видим. Духа Бога действует, а Христос предстает пред нашими глазами; и мы четко зрим.
Люди удивлены и не знают, что думать. Фарисеям противятся. Снова возникает вопрос о субботе. Они находят (и всегда так) хорошую причину для того, чтобы поручать Того, Кто даровал зрение, в своем кажущемся рвении к славе Божией. Было истинное доказательство того, что человек родился слепым, что он ничего не видел, и что Иисус сделал его зрячим. Родители свидетельствуют лишь об одном, что было важно для них. Что же касается давшего ему зрение, другие знали больше, нежели они; но мы видим их страх, ибо было обусловлено отлучить не только Иисуса, но и всякого, кто признает Его. Так вожди Иудейские решительно определились с этим. Они не только отвергли Христа, но они отвергали от привилегий Израильских, сто касается их обыкновенного поклонения, признающих Его. Их вражда определила явленный остаток и установила его отдельно; через признание Христа как критерия. Это обуславливало их собственную судьбу и судило их собственное положение.
Отметьте, что здесь нет необходимости в доказательствах; у Иудеев, родителей, фарисеев они были перед глазами. Пришла вера, будучи лично предметом этого могучего деяния Бога, Который отверз очи людей на славу Господа Иисуса. Не то, чтобы человек понял все это. Он постигает, что ему надо мириться с Посланным от Бога. Для него Иисус является пророком. Но таким образом сила, которую Он явил в дарении зрения этому человеку, придает ему упование на слова Господа как божественные. Пойдя так далеко, оставшееся представляется легким: бедный человек уводится намного дальше и обнаруживает себя на основании, делающим его свободным от всех прежних его предубеждений, и это придает ценность Личности Иисуса, что переходит все иные понимания. Господь развивает это в следующей главе.
Воистину, Иудеи уже определились. Они не будут делать что-либо с Иисусом. Они договорились отлучать того, кто поверит в него. И как следствие, они прогнали бедного человека, который стал представлять им доказательство, что для него была осуществлена миссия Спасителя. Итак, изгнанного Господь - отвергнутый пред ним - находит и раскрывает Себя ему через Свои личное имя и славу. "Ты веруешь ли в Сына Божия?" Человек соотносит это со словом Иисуса, Которое является для него божественной истиной, а Он объявляет Себя ему как Сына Божия, и человек поклоняется Ему.
Итак, воздействие Его силы заключалось в том, чтобы ослепить видящих, кто был преисполнен своей собственной мудростью, чьим светом была тьма; и дать зрение рожденным слепыми.

Иоанн 10

В главе 10 Он противопоставляет Себя тем, кто якобы является пастырем Израиля. И вот Он развивает три утверждения: Он входит дверью; Он есть дверь; Он есть Пастырь овцам - добрый Пастырь.
Он входит дверью. Иными словами, Он подчиняется всем условиям, представленным Тем, Кто построил дом. Христос отвечает всему, что написано о Мессии и занимает путь воли Божией в явлении Себя людям. И не человеческая энергия и сила оживляют и привлекают человеческие страсти; но послушный человек, кто преклоняется пред волей Иеговы, занимает смиренное место раба и живет всяким словом, что идет из уст Божиих, поклоняется в смиренности месту, в которое суд Иеговы поместил и где узрел Израиль. Все слова Господа в Его противостоянии сатане взяты из Второзакония. Следовательно Тот, Кто пасет овец, Иегова, творящий в Израиле чрез Свой Дух и провидение и устанавливающий все, дает Ему доступ к овцам вопреки фарисеям, священникам и многим другим. Избранные Израиля слышат глас Его. Сейчас Израиль под осуждением: Он выводит посему овец, при несомненном укоре, и идет перед Его овцами в послушании по воле Божией - охранение всякому, уверовавшему в Него, что это правильный путь, гарантия для их следования за Ним, чтобы ни было, при любой опасности и указании им пути.
Овцы идут за Ним, ибо они знают Его голос. Есть множество других голосов, но овцы не знают их. Их сохранность состоит не в знании их всех, но в знании того, что они не являются тем единственным голосом, который есть для них жизнь - голосом Иисуса. Все остальные голоса принадлежат чужим.
Он - дверь овцам. Он - их власть для выхода, их средство для входя. Входя они спасаются. Они входят и выходят. И не помещает их более ярмо указав, которое охраняли их от не имеющих таковых в темницу. Овцы Христа свободны; их сохранность заключена в личном попечительстве Пастыря; и в этой свободе они пасутся на хороших и тучных пажитях, что дает Его любовь. Словом, нет больше иудаизма; есть спасение и свобода, и пища. Вор приходит, чтобы получить какую-либо выгоду от овец крадя их. Христос же пришел, дабы они имели жизнь преизбыточно; то есть, согласно силе этой жизни в Иисусе, Сын Божий, Который вскоре будет иметь эту жизнь (чья сила была в Его Личности) в воскресении из мертвых.
Истинный Пастырь Израиля - по крайней мере остатка овец - дверь для позволения им выйти из Иудейского двора и допуска их к привилегиям Божиим, давая жизнь преизобильно, в чем Он мог даровать ее - Он также находился в особом отношении с овцами, стоящими отдельно, добрый Пастырь, Который положил таким образом Свою жизнь за овец. Другие подумали бы о себе, Он же - о Своих овцах. Он знал их, и они знали Его, как Отец знал Его, так и Он знал Отца. Драгоценный принцип! Они могли осознать земное понятие и интерес со стороны Мессии на земле в отношении Его овец. Но Сын хотя Он отдал Свою жизнь и был на небесах, знает Его собственных, как Отец знал Его, когда Он пребывал на земле.
И вот он положил Свою жизнь за овец; и у Него были другие овцы, которые не от двора сего, и Его смерть совершилась для спасения этих бедных язычников. Он призовет их. Несомненно, Он положил Свою жизнь и за Иудеев - за всех овец в целом (ст. ))). Но Он не говорит определенно о язычниках до того, как Он сказал о Своей смерти. Он приведет и их, и будет ни что иное как одно стадо и один Пастырь (не "одно стадо", сейчас нет стада).
Теперь это учение наставляет об отвержении Израиля и созыве избранных из этого народа, представляет смерть Иисуса как результат Его любви к Своим, ведает о Его божественном знании Его овец, когда Он будет вдали от них и о призыве язычников. Значимость такого наставления в данный момент очевидна. Его значимость, благо Богу! не утеряна с течением времени и не ограничивается фактом изменения устроения. Она вводит нас в существенное реальности благодати, что связано с Личностью Христа. Но смерть Христа явилась чем-то большим, нежели любовь к своим овцам. Она имела существенную ценность в глазах Отца. "Потому любит Меня Отец, что Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять ее". Он не говорит здесь "за Своих овец" - само это весьма угодно Отцу. Мы любим, потому что вначале Бог возлюбил нас, но Иисус, божественный Сын может представить мотивы для любви Отца. Смерть признается как справедливое наказание за грех (будучи в то же время лишающей силы того, кто имеет державу над ней, 2 Тим. 1:10; Евр. 2:14), а жизнь вечная дается как плод искупления - жизнь от бога. Здесь также явлены права Личности Христа. Ни один не отнимет Его жизнь у Него: Он Сам отдает ее. У Него была такая власть (ни у кого другого ее не было, только у Него, у Кого есть божественное право), чтобы отдать ее и опять принять. Тем не менее, даже при этом, Он не отступил от пути послушания. Он получил сию заповедь от Своего Отца. Но кто способен совершить такое, не считая Его, Кто мог сказать: "Разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его"? {Любовь и послушание являются управляющими принципами божественной жизни. Это, что касается нас, раскрыто в Первом послании Иоанна. Другой отметиной ее в сознании является зависимость, и это было полностью явлено в Иисусе как человеке}
Они смотрят о том, что Он сказал. Они явились теми, кто лишь видел в Нем человека без себя и кто оскорблял Его. Другие, движимые силой чуда, сотворенного Им, чувствовали, что Его слова разнились по своему характеру от глупостей. Их совесть была, в определенной степени, задета. Иудеи обступают Его и спрашивают, долго ли Ему держать их в недоумении. Иисус отвечает, что Он уже сказал им; а Его дела свидетельствовали о Нем. Он обращается к двум свидетельствам, которые как мы видели, были явлены в предыдущих главах (8 и 9); а именно: Его слова и Его дела. Но Он добавляет, что они не из овец Его.
Затем Он пользуется случаем, не обращая внимания на их предубеждения, чтобы изречь еще несколько драгоценных истин в отношении Его овец. Они слышат Его голос; Он знает их; они идут за Ним; Он дает им жизнь вечную; они никогда не погибнут. С одной стороны, не будет гибели для жизни внутри; с другой, никто не похитит {Слова "расхищает" и "похитить" в стихах 12, 18, 29 представляют в оригинале одно и то же} их из руки Спасителя - сила из вне не превзойдет силу Того, Кто охраняет их.
Однако мы находим и другую, бесконечно драгоценную истину, которую Господь в Своей любви открывает нам. Отец дал нас Иисусу и Он больше всех, кто ищет похитить нас из Его руки. А Иисус и Отец есть одно. Драгоценное учение! в котором слава Личности Сына Божия отождествляется с сохранностью Его овец, с высотой и глубиной любви, объектами которой являются они. Рано не свидетельство, которое как всякое божественное, являет, что есть человек. Представлены дело и действенная любовь Сына и, в то же время, Отца. Не говорится "Я есмь"; но "Я и Отец - одно". Если Сын завершил дело и печется об овцах, то именно Отец дал их Ему. Христос может исполнить божественную работу и представить мотив для любви Отца, но именно Отец дал это Ему. Их любовь к овцам - одна, равно как и Тот, Кто имеет эту любовь - один.
Посему главу 8 представляет явление Бога в свидетельстве, и как света; главы 9 и 10 - действенную благодать, которая собирает овец пол попечительством Сына и любовью Отца Иоанн говорит о Боге, когда повествует о святой натуре и об ответственности человека - об Отце и Сыне, когда говорит о благодати в связи с народом Божиим.
Отметьте, что волк может прийти и расхитить овец, если Пастырь является наемником; но он не может расхитить из рук Спасителя.
В конце главы говорится, что Иудеи схватили камни, чтобы победить Его за то, что Он сделал Себя равным Богу, и что Господь не ищет доказать им истину того, что Он есть, но являет, согласно их же принципам и свидетельствам Писаний, что они неправы здесь. Он снова обращается к Своим собственным словам и делам как доказывающим то, что Он в Отце и Отец в Нем. И снова они берут камни, но Иисус уклонился от них. Все с Израилем было кончено.

Иоанн 11

Сейчас мы подходим к свидетельству, которое Отец передал Иисусу в ответ на Его отвержение. В этой главе вере явлены сила воскресения и жизни в Его собственном Лице. Но не просто дано, что Он отвергнут: человек рассматривается как мертвый, также и Израиль. Человек в личности Лазаря.
Этот род был благословлен; получил Господа в своем расцвете. Лазарь заболел. Естественно, что рассматривается всякое человеческое чувство Господа. Марфа и Мария чувствуют это; и они сообщают Ему, что тот, кого Он любит, болен. Но Иисус остается там, где находился. Он, возможно, должен был что-либо сказать, как в случае с сотником и больным ребенком в начале этого Евангелия. Но Он не сказал. Он явил Свою силу и Свою благость в исцелении человека, каких он есть на земле, и избавлял его от врага, и в среднем Израиля.
Но это не являлось Его целью здесь - далеко не так - или же ограничениями, от коих Он пришел творить. Рассматривается вопрос дарения жизни, или вознесения того, что было мертво пред Богом. Таково было истинное положение Израиля; таково было положение человека. Посему Он позволяет, чтобы состояние человека под грехом пребывало далее и явило себя во всей крайности своего воздействия здесь внизу, разрешает врагу осуществить свою власть до конца.
Ничего не остается, лишь суд Божий; и смерть, сама по себе, изобличила грешного человека, предавая его суду. Больной исцелен - но нет исцеления от смерти. Все кончено для человека, как человека здесь внизу. Ничего не остается, лишь суд Божий. Для человеков один раз предназначено умереть, но после этого будет суд. Следовательно, Господь не исцеляет в таком положении. Он позволяет злу дойти до конца - до смерти. Таково истинное место человека. Однажды Лазарь уснул, а Он идет разбудить его. Ученики боялись Иудеев, и небеспричинно. Но Господь, уповая на волю Отца Своего, не поколебался исполнить это. То был день для Него.
В действительности, какой бы ни была Его любовь к народу. Ему должно позволить умереть ему (воистину он был мертв) и ждать час, определенный Богом, дабы воскресить его. Если Ему надлежит умереть. Самому, дабы исполнить это, то Он вверит Себя Своему Отцу.
Однако давайте исследуем глубины этого учения. Пришла смерть: она должна иметь воздействие. Человек воистину пребывает мертвым пред Богом; но Бог приходит в благодати. Две вещи представлены в нашем рассказе. Ему надо исцелить. Вера и упование Марфы, Марии и Иудеев не идут дальше. Лишь Марфа признала, что как Мессия с благоволения Бога, Он получает от Него все, чего не попросит. Но Он не отвратил смерти Лазаря. Он делал так множество раз, даже для чужеземцев, для всякого, кто желал этого. Во-вторых, Марфа знала, что ее брат воскреснет в последующий день; но истинно, как и было, эта правда ничем не помогла. Кто ответит за человека, мертвого чрез суд над грехом? Восстать и явиться пред Богом не было ответом, чтобы смерть пришла чрез грех. Две вещи истинны: Христос часто избавлял смертного человека от его страданий во плоти, а в последний день будет воскресение. Но это не имеет какой-либо ценности пред смертью. Христос, однако, был там; и Он является, благо Богу! воскресением и жизнью. Когда человек мертв, то первым приходит воскресение. Однако Иисус является воскресением и жизнью в настоящей власти божественной жизни. И обратите внимание, что жизнь, приходящая через воскресение, освобождает от всего, что подразумевает смерть, и оставляет это вне {Христос принял человеческую жизнь в благодати и безгрешности; и, как живой в этой жизни. Он принял на Себя грех. Грех принадлежит, скажем так, этой жизни, в которой Христос не знал никакого греха, но получил грех за нас. Но Он умирает - Он оставляет эту жизнь. Он мертв для греха; Он покончил с грехом, покончив с жизнью, коей принадлежит грех, не в Нем, а в нас, и ожив в коей, Он принял грех за нас. Восставший снова чрез силу Бога, Он живет в новом положении, в которое не может войти грех, будучи оставленным снаружи с жизнью, которую Он оставил. Вера приводит нас в это чрез благодать} - грех, смерть, все, что принадлежит жизни, которую потерял человек.
Учение главы 9 продолжается до стиха 30 главы 10.
Очень поразительно увидеть Господа в смиренности послушания в служении, позволяя при этом полностью обладать при падении (смерти) человека и быть силе сатаны, пока Его Отец не призовет Его ответить этому. Тогда ни одна опасность не помешает, тогда Он будет воскресением и жизнью в личном присутствии и власти, и положат Себя - будучи таким до смерти для нас.
Казалось, что все эти мысли поражают божественную и вечную жизнь, которая была во Христе. Но все это тщетно и является придиркой зла. Даже в необращенном грешнике смерть или положение жизни не имеет ничего общего с прекращением существования, что касается жизни человека внутри. Все живут для Бога, а божественная жизнь во Христе никогда не может прекратиться или измениться. Он никогда не положит ее, но в силе ее положил Свою жизнь как Получивший ее здесь как человек, дабы взять ее совершенно по-новому в воскресении за пределами могилы. Придирка является придиркой именно зла. В этом издании я ничего не изменил в данной сноске, но добавил несколько слов в надежде, что она может стать ясной для всех. Само учение является жизненной истиной. В тексте я убрал или изменил часть по другой причине, а именно, что была путаница между божественной силой жизни во Христе и вознесением Богом Его, рассматриваемого как мертвого человека в могиле. Оба понятия истинны и благословлены, но они различны и были здесь спутаны вместе. В Ефесянам Христос как человек воскрешен Богом. В Иоанне же это представлено божественной и оживляющей силой в Нем Самом.
Христос, умер за наши грехи и породил наказание за них - породил их. Он умер. Всю силу врага, всякое ее воздействие на смертного человека, весь суд Божий - Он породил все это и вышел из этого во власти новой жизни в воскресении, которое наделено нам; так что мы пребываем в духе ожив из мертвых, и Он ожил из мертвых. Грех (как принявший грех и вознеся наши грехи Своим собственным телом на древо), смерть, власть сатаны, суд Божий - все проходит и остается позади, а человек пребывает в полностью новом состоянии, в нетлении. И это будет истинно для нас, если мы умрем (ибо мы не все умрем), что касается тела, или, изменившись, если мы не умрем. Но в сообщении Своей жизни, Бог оживил нас с Ним, воскресшего из мертвых, простив нам все наши прегрешения.
Здесь Иисус явил Свою собственную божественную власть в следующем: Сын Божий был прославлен в этом, ибо мы знаем, что Он еще не умер за грех; но именно эта власть в Нем и была явлена {Воскресение имеет двойной характер: божественную власть, которую Он мог применить и применил - таки, что касается Его Самого (гл. 2:19) и Лазаря, и оба случая являются подтверждением божественного сыновства; и избавление мертвеца из его состояния смерти. Так Бог воскресил Христа из мертвых, а здесь Христос воскрешает Лазаря. В воскресении Христа обе особенности соединены в Его Личности. Здесь, конечно же, они разделены. Но Христос имеет жизнь в Себе и в божественной власти. Однако Он положил Свою жизнь в благодати. Мы оживлены вместе с Ним в Ефесянам 2. Но, кажется, не говорится, что Он ожил, когда речь идет только о Нем в главе 1}. Верующий, даже если он мертв, воскреснет; а живой, кто верует в Него, Не умрет. Христос превозмог смерть; сила для этого была в Его Лице, а Отец свидетельствовал Ему об этом. Есть ли кто-нибудь, оживленный Им, когда Господь использует эту силу? Они никогда не умрут - пред лицом Его смерть больше не существует. Умер ли кто-нибудь до того, как Он использует ее? Они будут жить - смерть не может устоять пред Ним. Все воздействие греха на человека полностью разрушается чрез воскресение, рассматриваемого как силу жизни во Христе. Это, конечно, относится к святым, кому дана жизнь. Так же божественная власть, конечно, применена к нечестивым; но это не является ни сообщением жизни от Христа, ни воскрешением с Ним, что очевидно {Придирка, на которую я ссылался в сноске к странице 115, утверждает (наиболее неразумно, рад признать это) вредное учение упразднения, что положение жизни, или смерть, то есть конец плотской жизни, является прекращением существования. я отмечаю это, так как этот взгляд вредного учения очень распространен сейчас. Он разрушает всю суть христианства}.
Христос действовал со властью в послушании и в зависимости от Своего Отца, так как Он был человеком, ходившим пред Богом, дабы Он привнес силу божественной жизни в среду смерти; и смерть убрана ею, ибо в жизни нет большей смерти. Смерть - это конец плотской жизни для грешного человека. Воскресение является концом смерти, которая, таким образом, не имеет больше ничего в нас. И наша выгода заключается в том, что она, сделав все возможное, кончена. Мы живем жизнью {Отметьте, какой смысл вкладывает апостол в силу этой жизни, говоря: "Чтобы смертное поглощено было жизнью". Рассмотрите, с этой точки зрения, первые пять глав 2 Коринфянам}, которая кладет конец ей. Мы выходим из всего, что может быть связано с жизнью, которой больше нет. Какое избавление! Христос есть эта сила. Он становится ею для нас в ее полном проявлении и исполнении в своем воскресении.
Марфа, любящая Его и уверовавшая в Него, не понимает этого; и она зовет Марию, чувствуя, что ее сестра лучше поймет Господа. Сейчас мы немного поговорим о них. Мария, которая уповала на призыв ее Господом к Нему, честно хотя и с печалью оставляя это Ему, тем сам веря, что Господь призвал ее, идет прямо к Нему. Иудеи и Марфа, и Мария - все видели чудеса и искупления, которые останавливали силу смерти. На это все они надеются. Но жизнь в данном случае прошла. Что же можно помочь? Если бы Он был там c Его любовью и властью, на которую они уповали! Мария падает к Его ногам и плачет. С точки зрения силы воскресения она понимает не больше Марфы; но ее сердце растаяло при мысли о смерти в присутствии того, кто имел жизнь. Это являет нам выражение нужды и печали, нежели какого-то недовольства., что выражает она. Иудеи также плачут: сила смерти была в их сердцах. Иисус разделяет это с сочувствием. Он в духе тронут. Он тоскует пред Богом; Он прослезился по человеку; но Его слезы превращаются в стон, который был, хотя и невнятный, отягощением смерти, и, при сочувствии, явлены Богу через этот стон любви, что полностью исполняет истину; в любви к переносящий несчастье, которое и выражает Его стон.
Он выносил смерть пред Богом в Своем духе как несчастье человека - ярмо, от которого сам человек не мог избавиться, и Он услышан. Нужда приводит Его силу в действие. И Его участь теперь не заключается в том, чтобы терпеливо объяснять Марфе, что Он есть. Он чувствует и действует по нужде, которую выразила Мария, а ее сердце открыто при этом благодатью, что была в нем.
Человек может сочувствовать: это является выражением его бессилия. Иисус разделяет страдания смертного человека, помещает Себя под ярмо смерти, что давит на человека (и более четко, чем сам человек может), но Он убирает ее своим делом. Он привносит силу, которая может убрать ее. Это есть слава Божия. Когда Христос явлен, если мы умираем, то мы умираем не для смерти, но для жизни: мы умираем, чтобы мы могли жить в жизни Божией вместо жизни человеческой. А для чего? Дабы Сын Божий был прославлен. Смерть пришла через грех; и человек находится под силой смерти. Но это лишь дает повод для приобретения нами жизни по второму Адаму, Сыну Божиему, а не по первому Адаму, грешному человеку. Это - благодать. Бог восславлен в этой работе благодати, и слава именно Сына Божия ярко светит в этой божественной работе.
Отметьте такие, что в свидетельстве не преподнесена благодать, но исполнение силы жизни. Растление само по себе не является препятствием для Бога. Зачем пришел Христос? Чтобы принести слова жизни вечной мертвому человеку. И сейчас Мария питается теми словами. Марфа служила - обременив свое сердце многими делами. Она уверовала, она любила Господа, она приняла Его в свой дом: и Господь возлюбил ее. Мария слушала Его: зачем Он пришел; и Он оправдал ее в этом. Та добрая участь, что она выбрала, не будет убрана от нее.
Когда приходит Господь, Марфа сама отправляется, чтобы встретить Его. Она уходит, когда Иисус говорит ей о настоящей силе жизни. Все мы чувствуем себя неловко, хотя и являемся христианами, когда ощущаем неспособность понять значение слов Господа или же того, что Его люди говорят нам. Марфа полагала, что то была скорее участь Марии, нежели ее. Она уходит и зовет свою сестру, говоря, что Учитель (Тот, Кто наставлял - отметьте это имя, которое она дает Ему) пришел и зовет ее. И это было ее собственная совесть, что явилась ей голосом Христа. Мария поспешно встает и идет к Нему. Она поняла не больше Марфы. Ее сердце изливает свою нужду у ног Иисуса, где она услышала Его слова и познала Его любовь и благодать; и Иисус спрашивает, как пройти к гробу. Для Марфы, всегда занятой обстоятельствами, ее брат уже смердит.
Впоследствии (Марфа служила, и был Лазарь), Мария помажет Господа, инстинктивно ощущая происходившее; ибо они положили предать Его смерти. Ее сердце, наученное предать Его смерти. Ее сердце, наученное любовью к Господу, чувствовало вражду Иудеев; и ее чувство, возбужденное глубокой благодарностью, дает потратить на Него самое дорогое, что у нее было. Ее порицают; Иисус снова заботиться о ее участи. Возможно, это не убедительно, но она оценила Его положение. Какой урок! Какая блаженный род была в Вифании, в котором сердце Иисуса нашло (насколько это можно было на земле) покой, который Его любовь приняла! И с какой же любовью должны поступать мы! Увы, с какой ненавистью! ибо в этом Евангелие мы видим страшное противление между человеком и Богом.
Есть один интересный момент, который, прежде чем идти дальше, следует рассмотреть. Святой Дух запечатлел случай, в коем временное, но грешное неверие Фомы было окутано благодатью Господа. Было необходимо соотнести его; но Святой Дух попечительствовал, дабы явить нам, что Фома любил Господа и был готов, в сердце, умереть с Ним. У нас есть и другие примеры подобного рода.
Павел говорит: "Марка возьми и приведи с собою, ибо он мне нужен для служения." Бедный Марк! это было необходимо по поводу того, что происходило в Пергии. Варнава также занимает такое же место в чувстве и воспоминаниях апостола. Мы слабы: и Бог не скрывает от нас этого; но Он разбрасывает свидетельство Своей благодати над самыми слабыми из Его рабов.
Давайте, однако, продолжим. Каиафа, начальник Иудеев как первосвященник, предлагает умертвить Иисуса, так как Он вернул к жизни Лазаря. И с того дня они выносят заговор против Него. Иисус поддается этому. Он пришел, дабы отдать Свою жизнь в искупление многим. Он идет исполнить дело, которое есть у Его любви, по воле Своего Отца, какими бы ни были планы и преступные намерения людей. Дело жизни и смерти, сатаны и Бога стали лицом к лицу. Но советы Божие исполнялись в благодати, какими бы ни были средства. Иисус предался работе, посредством которой они должны были быть исполнены. Явив в Себе силу воскресения и жизни, Он снова пребывает, когда наступает время, со спокойствием в месте, куда Его привела Его служба; однако Он больше не входит так, как раньше, в храм. Он действительно идет туда; но вопрос между Богом м человеком уже морально улажен.