1 Петра
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

1-е Петра

Оглавление: Введение; гл. 1; гл. 2; гл. 3; гл. 4; гл. 5.

Введение

Первое послание Петра обращено к верующим евреям в тех областях Малой Азии, которые перечислены в первом стихе, во втором послании упоминается, что оно является вторым таким же посланием, обращенным к тем же людям: так что и то, и другое предназначено для малоасийских евреев (то есть для тех из них, кто имел ту же драгоценную веру, что и апостол).

1 Петра 1

Первое послание основывается на учении о небесном избрании (я не имею в виду земную {Я добавил здесь "земную", поскольку Церковь, будучи выдвинута Самим Иисусом и еще не достигшая полноты, упоминается в главе 2, где живые камни приходят ко Христу} церковь, о которой здесь не говорится) в противоположность уделу евреев на земле. Оно говорит о христианах, и в частности, христианах - евреях, как пришельцах и странниках на земле.
Поведение, подобающее подобным людям более пространно описывается, нежели само учение. Господь Иисус, который Сам был пришельцем и странником здесь, предстает образцом во многих отношениях. Оба послания развивают мысль о справедливом управлении Бога от начала до скончания всего, когда вещество сгорит в чудовищном пламени будут новые небеса и земля новая, на которой будет обитать правда. В первом послании говорится об управлении Бога в благоволении к верующим, второе - в осуждение злых.
Тем не менее, описывая небесное избрание, апостол непременно упоминает избавление - спасение души в противовес временному избавлению евреев.
Далее следует описание этих верующих, данное Духом. Они избраны и избраны по предведению Бога-Отца. Израиль был народом, который Иегова избрал на земле. Здесь же говорится о тех, о которых предведал Отец. Освящение Духом Святым есть то средство, которым совершается их избрание. Они вправду отделен силою Духа. Израиль был отделен образами; но эти евреи освятились на послушании Иисусу Христу и в окроплении Кровию Его; освятились с одной стороны, для того, чтобы быть покорным, как был послушен Он, а с другой - быть окропленным Кровию Его и этим совершенно очиститься пред Богом. Израиль был отделен за подчинение закону и за кровь, которая, возвещая смерть, освящавшую его власть, не могла очистить душу греха.
Таково было положение Христиан. Апостол желает им благодати и мира - известного удела верующих. Он напоминает им о благословении, которым Бог благословил их, благословляя Бога, наградившего их. Верующие израильтяне познали Его ныне, но не Бога и Отца нашего Господа Иисуса Христа.
То, что апостол представил как плод благодати Его, - не от мира сего, не наследство Ханаанское, предлежащее человеку, живущему на земле, которое было обетованием Израиля и все еще является этим обетованием неверующего народа. Благодать Божия возродила их для живого упования на воскресение из мертвых через Иисуса Христа. Это воскресение им удел в ином мире, и силу, которая привела в него человека, хотя он подлежал смерти: он войдет в него посредством воскресения, чрез славное торжество Спасителя дабы разделить наследство нетленное, чистое, неувядающее. Апостол говорит не о нашем воскресении со Христом; он рассматривает христианина как пришельца за земле, ободренного торжеством Самого Христа в воскресении, которое воодушевляло его сознанием, что пред ним был мир светлый т счастливый и сила, которая введет его в этот мир. Соответственно, о наследстве говорится, что оно "христиане на небесах". В послании к Ефесянам мы восседаем на небесах во Христе, и становимся сонаследниками всему, что наследует Сам Христос. Но и христианин, по сути, тоже пришелец и странник на земле; и в нашем странствии, сильное утешение - видеть это небесное наследство пред нами, как некий залог нашего вхождения в него.
Сюда присоединяется другое неоценимое утешение. Если наследство хранителя для нас на небесах, то сила Божия поддерживает нас в течение всего нашего странствия, дабы мы могли насладиться им в конце. Прекрасная мысль! - она поддерживает нас здесь, на земле, во всех наших бедствиях и злоключениях; а с другой стороны, нас ожидает наследство там, где нет скверны и тления.
Эта сила хранит нас именно нравственным путем (именно в духе этом и рассуждает Петр) посредством действия в нас благодати, которая привязывает сердце к предметам, держащим его в общении с Богом и связанным с обетованием Его (сравните 1 Тит. 1,4). Нас поддерживает чрез веру сила Божия. Хвала Господу, это сила Бога Самого; но она действует, и она действует, поддерживая в душе веру, утверждая ее вопреки всем соблазнам, над всею скверной мира, и исполняя небесной любовью. Однако Петр, всегда занятый мыслью о путях Бога в отношении этого мира обращается лишь к той части, которую верующие будут иметь в этом спасении, этой небесной славе, когда она явится; , но небесная слава, явленная в установлении верховного владычества Бога на земле, во славу Его и для благословения всего мира.
Это спасение, готовое открыться в последние дни. Слово "готовое" здесь очень важно. Наш апостол говорит также, что время начаться суду Божию. Христос восславлен, одержав победу над всеми Его врагами, и свершил дело искупления Он лишь ожидает одного, а именно: чтобы Бог положил врагов Его в подножие Его. Он воссел одесную величия на небесах, ибо Он исполнил все, дабы восславить Бога там, где был грех. Это и есть действительное спасение душ - собирание Его святых, что еще 3,9.15); но когда соберутся все, кому надлежит разделить его, то спасение не замедлит явиться, то есть слава, в которой явятся искупленные {Учение о том, что святые соберутся вокруг Иисуса на облаках, когда они взойдут встретить Его, входит в проповедь Петра и больше, чем учение о Церкви на земле, с которым оно связано. Он говорит о явлении святых во славе, потому что он размышляет о замысле Бога относительно земли, хотя и в связи с идеями христианства}, также, соответственно, и суд над злыми на земле, который завершится явлением Христа (см. 2Фес.1,9.10). Все готово. Эта мысль сладостна для нас в наши дни долготерпения, но и полна торжественного значения, когда мы задумываемся о суде.
Как утверждает апостол, мы радуемся великой радостью этому спасению, готовому открыться в последние дни. Мы ожидаем его. Это время покоя, время благословения земли, совершенного явления славы Его Того, кто достоин ее, кто был унижен и кто страдал за нас; время, когда свет и слава Бога во Христе сияет мир и сперва свяжет, а затем изгонит все зло его.
Таков наш удел: преизобильная радость в спасении, готовом открыться, и в котором мы можем всегда радоваться; хотя, если это необходимо для нашего блага, мы можем претерпеть от различных искушений. Но это лишь ненадолго - легкое злоключение, которое проходит, и которое постигает нас, если это нужно, чтобы драгоценное испытание веры могло иметь плоды его в похвале, чести и славе в явление Иисуса Христа, которого мы ожидаем. Это конец всех наших горестей и испытаний; хотя они преходящи и малы по сравнению с громадными плодами превосходной и вечной славы, к которой они ведут нас по мудрости Божией и в соответствии с потребностями наших сердец. Сердце привязывается к Иисусу: Он явится.
Мы любим, не видев Его. В Нем, доселе не видев Его, мы радуемся радостью неизреченного и преславного. Вот что определяет и формирует душу, которая укрепляется в этом и преисполняется радостью, какими бы ни были наши жизненные пути. Для нас именно Он наполнит всю славу, Я буду восславлен благодатию, я стану причастником славы; но я люблю Иисуса, мое сердце воздыхает о присутствии Его - желает зреть Его. Более того, мы будем подобны Ему, а Он восславлен совершенным образом. Апостол вполне мог сказать "неизреченного и преславного". Сердце не может желать ничего иного: и если некоторые легкие злоключения нужны для нас, мы переносим их с радостью, поскольку они являются средством, созидающим нас для славы. И мы можем радоваться при мысли о явлении Христа; ибо, приняв Его, незримого, в наше сердце, мы получаем спасение нашей души. Это предмет и цель веры; гораздо более драгоценные, чем временные случаи спасения, которые выпали на долю Израиля, хотя последние были знаками благоволения Божия.
Апостол продолжает описывать три последовательных ступени откровения этой благодати спасения - полное и всецелое избавление от последствий, плодов и злостраданий греха: пророчества, свидетельство Духа Святого, ниспосланного с небес; явление Самого Иисуса Христа, когда полностью свершится прежде возвещенное искупление.
Здесь интересно отметить, как отвержение Мессии, по обетованию евреям, предведанное и предреченное в пророках, неизбежно проложило путь спасению, принесшему с собой также и спасение души. Иисуса уже больше не было на земле; земной удел не совершился посредством Его первого пришествия; спасение должно было открыться в последние дни. Но спасение души раскрывалось так, что полная мера его осуществиться во славе, готовой открыться, ибо это была духовная радость души в небесном Иисусе, незримом, который смертью Своею свершил искупление грехов и воскресением Своим, по силе жизни Сына Божия возродил к упованию живому. Верою же было получено это спасение - это истинное избавление. Это еще не было славою и упокоением, это спасение должно было произойти, когда явится Иисус, но пока уже душа обрела верою этот совершенный покой, уповая на саму славу.
Пророки же возвестили благодать Божию, которая должна была совершиться для верующих, и которая и ныне исполняет душу радостью этого спасения; и они углубились в свои собственные пророчества, стараясь понять, какие сроки и о каких временах возвещал Дух, когда Он свидетельствовал прежде о страданиях Христа и последующей славе. Ибо Дух говорил о том и о другом через пророков и посему имел ввиду нечто большее, чем временное избавление в Израиле; ибо Мессия должен был пострадать. И они обнаружили, что не для них и не для их времен Дух Христа возвестил эти истины о Мессии, но для христиан. Но христиане, получив спасение души посредством откровения о Христе, воссевшем на небесах, пострадавши и явившись снова во славе, не получили той славы, которая была открыта пророкам. Все это было возвещено с великой и божественной простотой Духом Святым, ниспосланным с небес после смерти Иисуса: но Дух не дарует саму славу, в которой явится Господь; Он лишь возвестил о ней. Посему христианам надлежало, препоясавши чресла ума своего, бодрствуя, совершенно уповать на подаваемую им благодать, которая (как следствие) будет дарована им а явлении Иисуса Христа. Таковы три последовательных ступени в распоряжении Бога; предсказание событий, связанных с Христом, которые выходили за рамки обетований евреям, предсказания Духа; исполнение предсказанного по явлении Христа.
Упомянутое же апостолом сводится к участию в славе Христа по явлении Его; и к тому спасению, о котором говорили пророки, которое должно было открыться в последние дни. Тем временем Бог возродил верующих евреев к живому упованию воскресением из мертвых Иисуса Христа; и посредством страданий Его заставил их осознать, что и ныне, ожидал откровение славы, ощутив и в Личности Иисуса, они получили спасение души, пред которым все случаи спасения Израиля поблекли и должны были быть преданы забвению. Это поистине было спасением, "готовым открыться" во всем его совершенстве, но пока они располагали им в отношении души. Но, будучи отделенным от проявлений земной славы, это спасение имело все же более духовную сущность. Посему они и должны были, препоясавши чресла ума своего, ожидать явления Иисуса и, вознося благодарения, признать, что они обрели достижение веры своей. Они были в общении с Богом.
Возвещая эти истины, посредством служения пророков, Бог имел ввиду христиан, а не самих пророков. Эта благодать должна была в должное время быть дана верующим, а тем временем, для веры и души, Дух Святой, ниспосланный с небес, свидетельствовал об этом. Она должна была быть дарована в явлении Иисуса Христа. Воскресение Иисуса Христа, которое было залогом исполнения всех обетований и силой жизни, которая им даровалась, возродило их к живому упованию, но право наследовать плоды обетования было основано на иной истине. К ней и подводят нас наставления. Им надлежало ступать как послушным детям, не сообразуясь с прежними похотями, бывшими в неведении Святого, они должны были быть святы во всех поступках, как здесь написано. Кроме того, если они называли Отцом Того, Который нелицеприятно судит каждого по делам, то должны со страхом проводить время странствования своего. Обратите внимание, что здесь он не говорит об окончательном суде над душою. В этом смысле "Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну". Здесь речь идет о ежедневном суде Божия управления в этом мире, осуществляемом в отношении детей Его. Почему тут говорится о "времени странствования вашего"? Это суд, которому предлежит жизнь христиан. Но страх, о котором говорится, происходит не от неуверенности в спасении и искуплении. Это страх, основанный на уверенности в том, что мы оправданы, и огромная цена, безграничная цена, посредством которой было добыто наше искупление, а именно кровь Агнца непорочного и чистого - причина того, чтобы бояться Бога во времена нашего странствия. Мы были оправданы ценою Крови Иисуса от наших суетных поступков: можем ли мы снова поступать по принципам, от которых были, таким образом, избавлены? Подобная цена спасения нашего требует, чтобы мы ходили осмотрительно и степенно пред Отцом, с которым желаем иметь общение как право и связь духовную.
Апостол применяет эту истину по отношению к христианам, к которым от обращался. Агнец был предназначен предведением Божиим еще до сотворения мира, но явился в последние времена для верующих: и эти верующие представлены в их истинном образе, они веруют в Бога чрез Иисуса - чрез Агнца. Они веруют не посредством творения: хотя творение есть свидетельство славы Его, оно не дарует упокоения совести и не говорит о месте на небесах. И не посредством провидения, которое, хотя и управляя всем ходом вещей, все же окутывает управление Божие таким густым мраком. И не посредством откровения Божия на Горе Синайской именем Иеговы и страха, связанного с преступлением ; обратите внимание на то, что не сказано в Него, но "чрез Него". Мы знаем Бога как Того, Кто возлюбил нас, когда мы были мертвы в преступлениях наших и грехах и попустил даже этому драгоценному Спасителю низвергнуться в смерть, в которой мы были, разделить нашу участь как предлежащих этому Суду и умереть Агнцем Божиим. Мы веруем в Бога, Который силою Своей, когда Иисус был предан за нас - вместо нас - воскресил Его из мертвых и даровал Ему славу. Почему, значит мы веруем чрез , который явил за нас могущество Свое, дабы мы веровали и уповали на Бога. Сказано не на нечто пред Богом, а на Самого Бога. В чем тогда может возникнуть повод для страха или недоверия к Богу, если мы имеем веру и упование на Него Самого? Это меняет все. Полностью меняет образ, в котором мы представляем Самого Бога; и это изменение основывается на том, что утверждает праведность Бога, приемлющего нас очищенными от всякого греха, любовь Божию, совершенно благословившую нас во Иисусе, Которого сила Его воскресила из мертвых и восславила - сила, которого Он благословляет нас. Мы имеем веру и упование на Самого Бога.
Это ставит нас в наиболее близкие отношения с остальной частью оправданных: будучи предметами той же самой любви, омытые той же драгоценной Кровию, искупленные тем же Агнцем, они , неподдельной любви, для тех, чьи сердца очистились, приняв истину чрез Дух. Они - наши братия. Будем же любить друг друга горячо и от чистого сердца. Это основано на другом, существенно важном принципе. В этой привязанности действует естество новое. Раз мы искуплены драгоценной Кровию Агнца, чистого и непорочного, мы возрождены от нетленного семени, от слова Божия, живого и пребывающего вовек. Ибо всякая плоть - как трава, а всякая слава человеческая - как цвет на траве. Засохнет трава, и цвет ее опал, но слово Господне пребывает в век. А это есть то слово, которое нам проповедано. Это вечная основа благословения. Верующий возрожден не от тленного семени, чтобы иметь временные права и временное благословение, как это было с евреями, но от нетленного семени, основы жизни столь же неизменной, как слово Самого Бога. Пророк сказал им так, утешая народ Божий, всякая плоть и сам народ - как засохшая трава. Бог неизменен, и слово, которое своей непоколебимой верностью даровало божественное благословение предметам Господнего благоволения, свершало в душе возрождение к жизни столь же бессмертной и нетленной, как слово, бывшее ее источником.

1 Петра 2

Итак, очищенные и рожденные от слова, они должны были, отложивши всякую злобу и всякое коварство и лицемерие и зависть и всякое злословие, как новорожденные младенцы возлюбить чистое словесное молоко, дабы от него возрасти им (ибо слово есть молоко новорожденного, так как оно было семенем его жизни); и мы должны вкушать его, как младенцы во всей простоте, если мы поистине вкусили, что благ и благодатен , или на которой заговорил Господь (где Господь Бог изрек заповеди Его из огня, а они бы искупили, чтобы не слышать более глас Его). Если я вкусил и уразумел, что Господь творит благо, что он есть любовь ко мне, и что слово Его есть выражение этой благодати, дарующей жизнь, я захочу питаться этим молоком истины, которое верующий получает по мере простоты его; это благое слово, возвещающее одну лишь благодать для меня и Бога, в котором я нуждаюсь как в всеблагом, исполненном благодати, благом и являющимся мне в этом образе - образе, который Он никогда не изменит, соделав меня причастником Его святости {В этом отрывке, можно сказать (и пожалуй лишь в одном этом), Петр излагает учение о Церкви, в образе дома), Христос, а не той, что воссоединилась с Ним. Его же Павел описывает в Ефес 2,20.21. С этой точки зрения, хотя и продолжаясь на земле, это есть дело Христово и дело не прерывающееся; никакое человеческое вмешательство не упоминается: "Я построю," - говорит Христос; "Она возрастает," - говорит Павел; живые камни приступают", - говорит Петр. Это здание не следует путать с тем, что человек может построить с помощью дерева, сена и соломы, хотя внешняя сторона, которую сотворил благолепной, будучи оставлена на ответственности человека, как всегда, была быстро искажена. Люди устрояются благодатию, и она возрастает в храм святой. Все это относится к Мат. 16 ответственность человеческого служения в этом отношении описана в 1 Кор. 3, а церковь здесь показана с другой точки зрения. Тело - это совсем другая вещь; учение проповедуется в Ефес.1-4; 1 Кор. 12 и других отрывках}.
Я же познал Самого Бога: я вкусил от Него. Кроме того, это все противостоит подзаконному состоянию евреев, хотя и является исполнением того, что возвещали Псалмы и пророки (когда воскресение ясно открыло еще и небесное упование). Теперь они сами были домом духовным, святым священством. Они пришли к Нему, камню живому, человеками отверженному, но Богом избранному и сами устроились в Нем как живые камни. Апостол восторгается этим словом "живой". Именно ему открыл Отец, что Иисус был Сыном Бога живого. Никто тогда не признал Его таковым, и Господь сказал ему, что на этой скале (то есть Личность Сына Божиего силою жизни, явившейся в воскресении), Он построит Церковь Его. Петр чрез веру, стол причастником естества Камня живого. Здесь же (гл. 2,5) он распространяет верующих и свидетельствует о доме духовно, устроенном на Камне Живом, который Сам Бог положил как краеугольный камень. Камень же был драгоценным не только в очах Божиих, но и в очах веры, которая видит очами Бога - какими бы немощными не были ее посетители. Для неверующих этот камень был камнем преткновения и соблазна. Они претыкались о слово, не покоряясь ему, на что они и оставлены. Здесь не сказано, что они были оставлены греху или на осуждение, но эти неверующие и непокорные Ученики, Иудейское племя - издавна бунтующие и постоянно восстающие против Бога были обречены найти в Самом Господе благодати камень преткновения, споткнуться о него и пасть на том, что было для веры драгоценным камнем спасения. Их неверие было обречено именно на это особенное падение.
Верующие же, наоборот; получили права на обетование, данному Израилю, и сделали это совершенным образом. Благодать - и сама верность Божия - привели к исполнению обетования в Личность Иисуса, служителя обрезания ради истины Божией во исполнение обетований, данных отцами. И, хотя народ отверг Его, Бог не мог лишить благословения тех, кто несмотря на все испытания веры и духа - подчинились послушанию веры и соединились с Тем, кто был отвержен народом этим. Они не могли получить благословение Израиля с народом на земле; потому что народ отверг Его; но они получили совершенное общение с Богом как народа, избранного Им. Небесный характер, который приобрело это благословение ныне, не нарушал их призвания по обетованию, только они получали его по благодати. Ибо этот народ, как народ, утратил его, незадолго до этого - чрез непослушание, а ныне, отвергнув Того, кто пришел благодатию принести им плоды обетования. Почему апостол употребляет образное выражение "святой народ" к оставшимся избранным, наделяя их, преимущественно, именами, дарованными в Исходе 19 при условии послушания, а здесь - в связи с Мессией, причем их право на эти звания основываются на Его послушании и правах, обретенных верою в Него.
Но, поскольку привилегии верующего меньшинства были связаны с Мессией, апостол, развивая свою мысль, относит к ним высказывания Осии, которые относятся к тому времени, когда Израиль и Иуда были восставлены в полноте благословения в последние дни, имея то общение с Богом, которое благодать несла им в те дни. "Но вы, - говорит он, - род избранный, царственное священство, люди взятые в узел". Эти слова почти повторяют Исход 19. Он продолжает: "Некогда не народ, а ныне Божий, некогда непомилованные, а ныне помилованы. Это слова Осии 2. Так пред нами раскрывается, в чрезвычайно захватывающей форме, принцип, на котором основано благословение. В Исходе народ должен был получить это благословение, если бы они точно повиновались гласу Божиего. Но Израиль не повиновался ему, восстал и возродился и ходил вслед другим богам и отверг свидетельство Духа; однако, после их вероломного поступка, Бог Сам положил в Сионе Камень краеугольный, дабы верующий в Него не постыдился. Когда Израиль пал во всех отношениях, по причине непослушания, потеряв все, Богу угодно было даровать им благодать Иисусом, чрез благодать даровать обетованное им от начала на условиях послушания. Таким образом, им было даровано все. Вопрос послушания был решен после ослушания Израиля - благодатию и послушанием Христа, когда Бог положил основание в Сионе. Но этот принцип благодати возобладавший над грехом - который показывает невозможность непослушанием расстроить промысел Божий, ибо эта благодать явилась после свершения акта непослушания - этот принцип, стал славной и столь утешительной для убежденного грешника, поразительно подтверждается выдержкой из Осии. В этом отрывке из книги пророка Израиль представлен не просто виновным, но уже подвергшимся суду. Бог объявил, что больше нет у Него милости (в отношении долготерпения Его к десяти Камням), и что Израиль больше не является Его народом (когда осудил неверного иуду). Но потом суд свершился, Он вернулся к неизменным намерениям благодати Его и привлек Израиль, как брошенную жену, и дал ей долину Ахор - долину скорби в которой Ахан был побит камнями, когда свершился первый суд над вероломным Израилем после того, как они пришли в землю обетования. Ибо осуждение сменяется помилованием и Бог начинает все с начала, на новых основаниях. И было так, как будто Израиль снова вышел из Египта, но совсем на других основаниях. Он обручился с нею навеки в праведности, в суде, в милости, в благодати и во всеблагословении. И тогда Он назвал ее "Помилованная" и "Мой народ". Вот, значит, какие выражения использует апостол по отношению к евреям, верующим в Иисуса, Камень претыкания для народа этого, но и краеугольный камень, положенный Богом, для верующего. Так уговор забирается обратно, и вместо какого-то уговора мы имеем благословение после непослушания, и после суда - совершенную и несомненную милость Бога, основанную (в ее отношении к верующим) на личности, послушания и деле Христа.
Трогательно проявление этой благодати в имени "Ахор". Это был первый суд над Израилем в земле обетования за то, что они осквернились, взяв запретное. И именно там дано было упование: настолько истинно то, что благодать возобладала над правосудием. Именно это и проявилось в самой превосходной степени в Христе. Сам суд Божий становится в Нем вратами к упованию, так как с виной и осуждением одинаково покончено навеки.
Отсюда следует две стороны христианской жизни насколько это служит проявлением духовной силы, из которых одна отвечает настоящему положению Христа на небесах, а другая предвкушает явление славы Его на земле - священства Аарона и Мелхиседека. Ибо ныне Он в святилище за завесою подобно Аарону; после чего Он будет священником на престоле Его - это будет всеобщее явление славы Его на земле. Так святые устраняют из себя "священство святое" (ст. 5), дабы возносить духовное приношение хвалы и благодарения. Сладостная привилегия христиан, настолько приблизившимися к Богу! Они возносят их, будучи уверены, что будут приняты, ибо они возносят их через Иисуса - посредством его жертвы Богу.
Это первая сторона христианской жизни, наиболее замечательная, наиболее значимая, источник другой стороны (которая является ее выражением здесь, на земле); наиболее замечательная, поскольку в ее осуществлении мы оказываемся в непосредственном общении с божественным предметом нашей любви. Эти духовные приношения есть отражение благодати, полученной нами, посредством действия Духа Святого; возвращение души к Богу, когда она тронута теми прекрасными дарами, предметом которых мы являемся, и любовью, даровавшей их. Душа (Духа святого) размышляет обо всем, что было открыто ей в благодати, боготворя Творца и Подателя всего, по познанию Его, которое мы имеем посредством ее; и плодах небесного Ханаана, в котором мы имеем часть, предстающих как приношение Богу; и о вхождении души в святилище Бога, дабы восхвалять и любить Его.
Это священство святое, подобное священству Аарона и храма Иерусалимского, в котором Бог обитал как в Доме Своем.
Второе священство, о котором говорит апостол, должно возвещать совершенство. Призвавшего их из тьмы в чудный Свой свет. Его описание взято, как мы убедились, из Исхода 19. Это - род избранный, народ святой, царственное священство. Я упомянул священство Мелхиседека лишь для того, чтобы показать сущность царского священства. Священники у евреев могли приближаться к Богу. Бог восставил народ для Себя: они должны были являть все Его совершенства, все отличия Его. Христос совершенно исполнит это в день славы Его. Христиане призваны делать это сейчас в этом мире они должны следовать Христу в этом мире. Это вторая часть их жизни.
Очевидно, что первая глава этого послания показывает христиан, воодушевленных упованием, но подвергающихся испытанию - драгоценному испытанию веры. Вторая часть представляет их с их привилегиями, как святого и царского священства посредством веры.
После этого (гл. 2,11) апостол начинает свои наставления. Какими бы ни были привилегии христианина в его положении как такового, но он всегда считается странником на земле; и, как мы уже убедились, мысли апостола занимает постоянное управление Божие. Но сперва он предостерегает их против внутренних источников, из которых происходят похоти, которые (ввиду этого управления) обесчестили бы имя Божие и даже навлекли бы осуждение.
Жизнь их между язычниками должна была быть добродетельной. Христиане носили имя Божие. Люди, настроенные враждебно к имени Его, стремились навлечь бесчестье на него, приписывая христианам те пороки, которым сами предавались без раскаяния и в то же время дивясь (гл. 4,4), что они не участвуют с ними в том же распутстве и нечестие. Христиане должны были лишь следовать путем преданного служения Богу. В день, когда Бог посетит людей, эти клеветники, воля которых будет сломлена, а гордыня сокрушена посещением Бога, будут вынуждены признать, видя добрые дела, которые, вопреки клевете их все равно достигали их совести, что Бог жил в этих христианах, что Он был среди них.
После этого краткого, но важного для верующих, общего наставления апостол обращается к поведению Христиан в отношении мира, где, с одной стороны, Бог соблюдает всех, но тем не менее, когда Он попускает Своим пострадать - за истину ли или во имя Христово, то не за злые дела. Итак, путь христианина обозначен ради Господа он подчиняется человеческому начальству и законам. Он почитает всех людей и каждого по положению его, так чтобы никому не пришлось упрекнуть его. Он повинуется своим господам, даже если они люди злонравные, и покоряется их суровому обращению. Будь он покорен лишь добрым и кротким, мирянин-раб поступил бы точно также; но если, делая добро, и страдая, терпит, это угодно Богу, это благо. Так и поступал Христос, и к этому мы все призваны. Христос страдал также и никогда не упрекал и не угрожал гнавшим Его, но предавал то Судии Праведному. Мы принадлежим Ему Он пострадал за наши грехи для того, чтобы, очистившись от них, мы жили бы для Бога. Эти христиане из еврейской среды были, словно овцы блуждающие {Я полагаю, что это ссылка на последний стих Псалма 119. Апостол постоянно ставит христиан - евреев на место благословенного меньшинства, только приравнивая это к спасению души}; но возвратились ныне к Пастырю и Блюстителю душ их. Но как полно эти наставления показывают, что христианин не принадлежит этому миру, но идет через него своим путем; однако путь этот есть путь мирный!

1 Петра 3

Также и жены должны повиноваться своим мужьям во всяческой скромности и чистоте, дабы это свидетельство слову плодами его могло заменить само слово, если мужья их не покорялись ему. Они должны были положиться, в долготерпении и кротости, на преданность Божию и не тревожиться, видя силу противников (сравните Фил. 1,28).
Также и мужья должны были так обращаться с женами, чтобы чувства их и отношения подчинялись христианской мудрости, а не каким-либо человеческим страстям; дабы они оказывали женам честь и жили с ними как с сонаследницами благодатной жизни.
Наконец, все должны были вести себя смиренно и дружелюбно, оделяя других в общении друг с другом, благословением, которое сами наследуют, дух которого должен вовеки пребывать Господнем, уклоняясь от зла и ища мира, они будут в покое проводить дни свои пред очами Бога. Ибо очи Господа обращены к праведным, и уши Его к молитве их, но лицо Господне против делающих зло, если они будут ревнителями доброго?
Вот каково управление Божие, принцип, по которому Он наблюдает за ходом дел в этом мире. Тем не менее, это все же не прямое и немедленное вмешательство, предотвращающее всякое зло. Сила зла все еще действует на земле; те, кто воодушевляется его проявляют враждебность к праведным, и ведут себя со страхом, порожденным сатаною. Но когда в душу входит Господь, страху, возбуждаемому врагом, не остается больше места. Если сердце сознает присутствие Бога, может ли это сердце трепетать в присутствии врага? В этом и состоит секрет дерзновения и спокойствия в исповедании Христа. Слуги же врага стремятся совратить нас с пути, подавить нас своими притязаниями, но сознание присутствия Божия развеивает все их притязания и уничтожает их силу. Полагаясь на силу присутствия Его мы готовы ответить тем, кто требует отчета в нашем уповании, с кротостью и благоговением, далеким от всякого легкомыслия. Ко всему этому надо иметь добрую совесть Богу, чтобы Он простил нас и смиловался над нами; но если у нас нечиста совесть, мы не можем бороться с врагом - мы боимся его. С одной стороны, мы боимся его козней, с другой, мы утратили сознание присутствия и силы Бога. Ходя пред Богом, мы ничего не боимся, сердце свободно: нам не надо думать о себе, мы думаем о Боге, а противники стыдятся того, что напрасно порицали их, чье поведение безупречно, и против кого нет иных свидетельств, кроме клеветы их врагов, которая обратиться к их собственному постижению. Возможно, Богу будет угодно, чтобы мы пострадали. В этом случае лучше пострадать за добрые дела, чем за злые. Апостол приводит трогательную причину для этого: потому что и Христос однажды пострадал за грехи наши, и этого достаточно; посему будем же страдать за правду Его, Он совершил его раз и навсегда, быв умерщвлен по плоти, но ожив духом силою божественного Духа.
Следующий отрывок вызовет затруднения у читателя Писания, но мне он представляется простым, если мы представим цель, поставленную Духом Божиим. Евреи Ожидали пришествия Мессии во плоти, который спас бы народ и вознести евреев на вершину земной славы. Но мы знаем, что Он не явился как таковой, и верующим евреям пришлось выносить оскорбления и ненависть неверующих из-за их веры в Мессию, которого не было среди них, и которые не спас народ. Верующие получили спасение души и они познали Иисуса небесного; но неверующим до этого не было дела. Посему апостол и приводит пример со свидетельством Ноя. Верующие евреи были малочисленны, и Христос принадлежал им лишь по Духу. Силою этого Духа Он был воскрешен из мертвых. И силою того же Духа Он сошел, не присутствуя во плоти, проповедовать Ною. Мир был непокорен (подобно евреям во дни апостола), и спаслись всего восемь душ; даже верующих осталось всего лишь малое стадо. Но духи непокорных попали в темницу, так как они не послушались Христа, бывшего среди них Духом Своим в Ное. Долготерпение же Бога ожидало, как и ныне, в отношении еврейского народа; результат оказался таким же. Так и было.
Это толкование (будучи предпочтительным того толкования, которое предполагает, что Дух Святой проповедовал в темнице душам, которые были заключены в ней со времен потопа) подтверждается тем соображением, что в Бытии сказано: "Не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками сими". То есть, Дух Его должен быть пренебрегаем, по свидетельству Ноя, в течение ста двадцати лет, но не больше. Но было бы невероятным, если бы Господь был пренебрегаем лишь одними лицами (ибо он говорит только о них) в свидетельстве после их смерти. Кроме того, это выражение обозначает Дух Христов в Ное, мы только используем известную фразу Петра; ибо это он сказал, как мы видели, "Дух Христов, бывший в пророках".
Эти духи попали в темницу, потому что не вняли Духу Христову в Ное(сравните 2 Пет. 2,5-9). К этому апостол добавляет сравнение крещения с Ноевым ковчегом во время потопа. Ной спасся, пройдя воду, мы тоже; ибо вода крещения олицетворяет смерть, подобному, как потоп, так сказать, был гибелью мира. Христос же прошел через смерть и воскрес. И мы крестимся в смерть; но это подобно ковчегу, потому что Христос пострадал за нас в смерти, и, воскресши, вышел, словно Ной из ковчега, чтобы начать новую жизнь в мире после воскресения. Христос же, пройдя через смерть, искупил грехи; и мы, проходя через них в духе, оставляем все наши грехи в ней, как Христос сделал для нас в действительной жизни. Ибо Он воскрешен был без грехов, которые Он искупил на кресте. И это были наши грехи; итак, воскрешением, имеем мы добрую совесть. Крещением мы проходим через смерть в духе и плотью. Умиротворяющая сила его есть воскресение Христа после того, как Он совершил искупление; каковым воскрешением имеем мы посему добрую совесть.
Вот о чем должны были узнать евреи. Христос вознесся на небеса и Ему покорились все власти и силы. Он воссел одесную Бога. Посему мы имеем не Мессию на земле, а добрую совесть и Христа небесного.

1 Петра 4

С начала этой главы и до конца стиха 7 апостол продолжает рассуждать об общих принципах управления Божия, наставляя христиан поступать по слову Самого Христа, которое заставило бы его избегать поступков, осуждаемых этим управлением, в то же время ожидая Суда над миром Христом, которому он служит. Христос восславленный, как мы видим в конце предыдущей главы, приготовился судить, и те, кто были настроены против христиан и, влекомые своими страстями, не заботились о близящемся Суде, должны были дать отчет тому Судии, которого они отказались признать Спасителем.
Здесь следует заметить, что это страдание ради правды (гл. 2,19; 3,17), связанной с управлением и Судом Божиим. Суть заключается в следующем: они принимали и шли за Спасителем, отвергнутым миром и этим народом; они шли по святым следам Его в праведности, как пришельцы и странники, отвратясь от растления, царящего в этом мире. Ступая мирно и стремясь делать добро, они до некоторой степени оберегались нападок других; а очи Того, Кто взирал с небес на все сути, были устремлены на праведных. Тем не менее, в повседневных отношениях , и в своем общении с людьми, им, возможно, приходилось страдать и сносить вопиющую несправедливость. Время же Суда Божия еще не настало. Христос был на небесах; Он был отвержен на земле, и долг христиан был в том, чтобы следовать за ним. Время проявления управления Божия настанет, когда Христос совершит Суд. Тем временем, Его путь на земле стал образцом такого пути, который одобряет Бог-Судья (гл. 2,21-23; 4,1 и последующие стихи).
Им подлежало делать добро, страдать за это и быть долготерпеливыми. Это было угодно Богу; вот так поступал Христос. Если угодно было воле Божией, им лучше было пострадать за добрые дела, нежели за злые. Христос (гл. 2,24) понес грехи наши, пострадал за грехи наши, праведник за неправедных для того, чтобы мы избавившись от грехов, жили для правды, и чтобы привести нас к Самому Богу. Христос ныне на небесах; Он готов судить. Когда придет время суда, явится и воцарится закон управления Божия.
Начало главы 4 требует некоторых более подробных замечаний. Смерть Христа здесь относится к умерщвлению грехов; состояние, противоположное жизни язычников.
Христос распятый (апостол ссылается на стих 18 из предыдущей главы) пострадал за нас во плоти. По сути Он умер лишь для Его человеческой жизни. Мы должны вооружиться теми же воззрениями, и противиться проявлению жизни или страсти, исходящих от изволения ветхого человека, страдать же плотию, не поддаваться ее похотям. Грех есть действующее в нас хотение плоти, происходящий от человека, живущего в этом мире. Когда воля эта действует, суть греха налицо; ибо мы должны быть смиренны. Воля Божия должна быть источником нашей нравственной жизни, и более того, поскольку ныне, когда мы познали добро и зло, ныне, когда в нас живет воля плотского человека, неподчиняющегося Богу, мы должны выбрать либо волю Бога, как нашу единственную побудительную силу, либо поступать по плоти, ибо поступая всегда пребывает в нас.
Христос пришел, чтобы покориться; Он предпочел умереть, вынести все страдания, чем не покориться. Итак Он умер для греха, который ни на миг не мог войти в сердце Его. Ему искушенному до крайней степени, смерть была желаннее, нежели непокорность, даже когда смерть носила характер гнева против греха и суда. Чаша сия была горькой, но Он был готов испить ее скорее, чем не исполнить волю Его Отца, и восславил Его будучи испытан, Он остался совершен, а искушение, одолевавшее Его извне и искавшее доступа к Нему (ибо внутри Него не было его), все время удерживалось снаружи; ни разу не вошло в Него и не нашло отклика воли Его, вызывая лишь послушание или совершенство божественных помыслов в человеке; и смертию, пострадав во плоти, Он покончил со всем этим, покончил с грехом навеки и пройдя все испытания и, подобно нам {Мы искушаемся, идя на поводу своих похотей. Христос встретил все наши трудности, все наши искушения на пути, но не обладал ничем, что бы свело Его с пути - конечно, ничем, что бы дало пищу искушению}, испытав все искушения, касающиеся испытания веры, этого конфликта духовной жизни, Он упокоился навеки.
С нами же, в нашей ежедневной жизни происходит то же самое. Если я страдаю плотию, то похоти плотские смиряются; и плоть, поскольку я страдаю, по сути умерщвлена - я не согрешаю {Петр усматривает основное в результате, Павел, как всегда, ищет корни, Римлянам 6} больше. Тогда мы освободились от нее, покончили с нею и упокоились. Если мы смиряемся со страданием, хотениям нет места; грех, по сути, не совершается; ибо страдание противоположно хотению, это благодать, действующая по образу и разумению Христа в человеке новом; а мы совлеклись ветхого человека. Ей нет места, мы упокоились от нее, мы покончили с нею и живем здесь, на земле в плоти всю остальную нашу жизнь не по нашим похотям человеческим, а по воле Бога, который следует человек новый.
Довольно того, что мы потратили прошлую нашу жизнь, творя волю язычников (он все еще обращается к христианам обрезания) и участвуя в распутстве, которому они предавались, тогда как они дивились, что христиане отказываются поступать так же, злословя их за это. Но им придется держать ответ перед Тем, кто готов судить живых и мертвых.
Евреи привыкли к суду над живыми, ибо они были центром управления Божия на земле. Суд над мертвыми, который нам известен больше, явно не был им открыт. Тем не менее, они предлежали этому суду; ибо именно с этой целью им, живым, было дано обетование Божие для того, чтобы они либо могли жить согласно духу Божиему, либо подвергнуться суду человеку плотию. Ибо тот или иной из этих результатов будет получен слышавшим обетования. Так, по отношению к евреям, суд над мертвыми произойдет в связи с обетованиями, данными им. Ибо это свидетельство Божие налагало ответственность на всех слышавших его, так что их должны были судить как людей, которые должны были держать ответ пред Богом за все, что совершили во плоти, пока они не избавятся от этой жизни по плоти посредством возрождения силою слова, обращенного к ним, ниспосланного по воле Духа, так что они избавлялись от плоти через духовную жизнь, которую они получили.
Впрочем близок был всему конец. Апостол, говоря о великом принципе ответственности в связи со свидетельством Божиим привлек внимание верующих к мрачной мысли о конце всего, на чем покоилась плоть. Этот конец приближался.
Заметьте, что здесь Петр повествует не о пришествии Господа, чтобы взять святых Его, ни Его явление им, но тот миг священного исполнения предведения Божия, когда плоти негде будет укрыться, и погибнут навеки все помыслы человеческие.
Что касается отношений Бога с управляемым миром, то огромное значение имело разрушение Иерусалима, хотя это еще не было "концом", потому что оно уничтожило сам престол правления на земле, на котором должен был воцариться Мессия и еще воцарится.
Бог ведает всем, заботиться о святых Его, так что ни один волосок не упадет с их головы, обращает все к их высшему благу, и это все делается посреди мира, который больше не принадлежит Ему. Ибо не только земное и непосредственное управление Бога было отвергнуто, что случилось и в дни Навуходоносора и, в некотором смысле, в дни Саула; но и Мессия, который должен был царствовать в нем, был отвергнут, и, воскреснув, вознесся на небеса, что и составляет предмет данного послания.
Разрушение Иерусалима (которое должно было произойти в те дни) было окончательной отметкой последних следов этого управления до второго пришествия Господа отношениям земного народа с Богом, основанным на человеческой ответственности, пришел конец. Взамен бывшему пришло общее управление Бога, управление, которое всегда оставалось прежним, по сути, но которое, поскольку Иисус пострадал на земле, все же предусматривало, что члены его будут страдать здесь, на земле. И, пока не настигнет день Суда, злые будут преследовать праведных, а праведные должны быть долготерпеливыми. Что касалось еврейского народа, то эти отношения существовали лишь до разрушения Иерусалима; упования неверующих евреям были уничтожены на законном основании. Апостол говорит здесь в общих словах и с учетом значения мрачной истины о конце всего, ибо Христос все еще "имеет вскоре судить", и если случилось промедление, то это потому, что Бог не желает смерти грешника, и что Он продлевает время благодати.
Учитывая этот конец всего, что пред глазами, мы должны быть благоразумными и бодрствовать в молитвах. Итак, мы должны устремить наши духовные помыслы к Богу, который неизменен, бессмертен и хранит нас во всех испытаниях и искушениях этого преходящего мира до дня спасения, который приближается. Вместо того, чтобы увлекаться всем сиюминутным и внешним, мы должны обуздать своеволие и соединиться с Богом.
Это приводит апостола к внутреннему положению христиан, их отношениям друг с другом помимо общего управления Божия миром. Они следуют Самому Христу, потому что они христиане. Первое, что Он требует от них - это страннолюбие, не просто долготерпение, которое мешало бы проявлениям гнева плоти, но усердной любви, которая накладывая свой отпечаток на все поступки христиан по отношению друг к другу, по сути бы уничтожала действие плоти и давала проявиться божественному присутствию и действию.
Любовь же эта покрывала множество грехов. Он не имеет здесь ввиду окончательного оправдания, но о сиюминутном учете, который Бог делает, - Его настоящих отношениях в управлении народом Его, ибо мы общаемся с Богом в настоящем времени. Если в Церкви разногласия, если любовь скудеет, если отношения между христианами натянуты и неловкие; существующее зло, взаимные обиды остаются пред очами Бога: но если есть любовь, которая не наносит обиды и не ропщет на них, но прощает все и не чуждается их, находя в них случай проявить себя, то это та любовь, к которой обратили очи Бога, а не ко злу. Даже если и случаются проступки - грехи - любовь снисходит к ним, и провинившийся оправдывается, возрождается милосердием церкви; грехи более не существуют пред очами Бога, они покрываются. Вот выдержка из книги Притч. 10,12: "Ненависть возбуждает все раздоры, но любовь покрывает все грехи". Мы имеем право прощать их - умывать ноги брату нашему (сравните Иакова 5,15 и 1 Иоанна 5,16).И не только наше прощение, но и любовь укрепляет Церковь пред Богом в соответствии с Его сущностью, так, чтобы Он мог благословить ее.
Христиане должны быть странноприимными по отношению друг к другу без изъятия. Это выражение любви, стремящийся укрепиться: мы более уже не чужие друг для друга.
После проявления благодати следуют дары. Все исходит от Бога. Каждый должен был служить другому тем даром, который получил, домостроитель многоразличной благодати Божией. Бог дарует, а христианин - слуга, в роли домостроителя Бога. Он должен приписывать все Богу, непосредственно Богу. Если он говорит, то он должен говорить слова Божии, то есть говорить от лица Бога, а не от собственного. Если кто-либо служит чему-то временному, пусть служит по силе и способности, какую дает Бог, дабы, говорит ли кто или служит, во всем проявлялся Бог через Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков. Аминь.
После этих поучений он переходит к страданию во имя Христово. Они не должны были чуждаться огненного искушения, для испытания им посылаем, как приключения для них странного. Наоборот, эти искушения были связаны со страданиями и отвергали Христа, они же, участвую в страданиях Христа, должны были радоваться этому. Он должен был вскоре явиться и эти страдания ради Него должны были обратиться к их изобильной радости в явление славы Его. Если злословят их за имя Христово, то им надлежало радоваться этому. Дух Божий почивал на них, ибо и Христа хулили, - Христа восславленного, - хулили враги Евангелия, тогда как христиане радуются, славя Его. Очевидно, что в этом отрывке (как уже было сказано), верующий страдает за Самого Христа и посему апостол говорит о славе и радости в явление Иисуса Христа, не упоминаемых ни в главах 2,20; 3,17. (Сравните Мат. 5,10; и ст. 11,12 этой же главы). Итак, христианин не должен страдать за злые поступки, но если он страдал как христианин, то он должен был не стыдиться, а славить за это Бога. Апостол же возвращается к управлению Бога; ибо эти страдания верующих носили еще и другую особенность. Для пострадавшего человека это было славой: он участвовал в страданиях Христовых, а Дух славы, Дух Божий почивал в нем; и все это должно было обратиться в преизобильную радость в явление славы. Но Богу неугодно было, чтобы народ Его страдал. Он попускал этому; и если Христос должен был пострадать за нас, хотя, не зная греха, ОН не нуждался в этом ради Себя Самого, но народу Божиему необходимо было навыкнуть страданию ради него самого. Бог для этой цели использует злых врагов имени Христова. В книге Иова все это объясняется, помимо всех случаев спасения. Но в каждом из случаев вмешательства Бога Он совершает Свой суд в согласии с установленным порядком. Так поступил Он с Израилем, так поступает Он с церковью. Последней принадлежит небесный удел, и если она привязывается к земному, Бог попускает врагу вредить ей. Возможно, страдающий человек полон веры, преданной любви к Господу; но, подвергаясь бедствиям, душа осознает, что не мир - мечта ее упования, что она должна искать свой удел в ином месте, искать силу свою в ином месте, мы не принадлежим миру, преследующему нас. Если верный слуга Божий отделен от этого мира гонениями, это укрепляет веру, ибо Бог причиною всему; но те, из чьей среды он отделен, страдают и ощущают, что в этом была рука Божия: действия Его принимают форму суда - всегда со священной любовию, но и со строгостью.
Бог судит все по естеству Его. Ни один честный и достойный человек не захотел бы, чтобы перед его глазами находилось зло, Бог, конечно, этого не хочет. И во всем, что близко Ему, Он прежде всего стремится, чтобы все соответствовало Его природе и Его святости - всему, что Он есть. Я хотел бы, чтобы вокруг меня все было достаточно чистым, чтобы я не испытывал унижения; но в моем собственном доме я желаю иметь такую чистоту, которая мне лично по вкусу. Так суд должен начинаться с дома Божия: апостол ссылается на Иез. 9,6. Это немаловажный принцип. Ни благодать, ни привилегии не изменяют природы Бога, и все должно покориться этой природе, или, в конце концов, быть изгнанным от лица Его. Благодать может покорить нас и она покоряет. Она дарует божественную природу, так что соблюдается принцип совершенного подчинения Богу. Но что касается физического подчинения в мысли и деле, сердце и совесть должны навыкнуть, чтобы сердечное понимание и привычные желания и устремления воли порождались откровением Божиим и постоянно устремлялись к Нему.
Если же это подчинение окажется настолько несостоятельным, что свидетельство Божие пострадает от его отсутствия, Бог, судящий народ Свой, и имеющий волю судить зло повсюду судит, налагая наказание Его. Суд начинается с дома Божия. Праведные едва спасаются. Очевидно, что здесь цель состоит не в искуплении или оправдании ни дара жизни, те, к кому обращается апостол, обладают ими. Для нашего апостола "спасение" представляет собой не только настоящее наличие спасения души, но полное избавление верных, которое произойдет в пришествие Христа во славе. Рассматриваются все искушения, все испытания и бедствия, через которые христианин пройдет, пока не закончит свой путь. Необходимо все могущество Божие, направляемое божественной мудростью, укрепляющая и наставляющая вера, чтобы в сохранности провести христианина через пустыню, в которой сатана изощряет свое коварство, чтобы привести его к гибели. Могущество Божие совершает это, но с человеческой точки зрения, трудности почти непреодолимы. Однако, если праведные - по предведению Бога, осуществляющего суд Его в соответствии с принципами добра и зла в управлении Его; и собирающегося отказываться расквитаться с врагом душ наших - если даже праведные едва спасутся, что же станет с грешником и нечестивцем? Объединив их, не получить выхода из затруднительного положения. Для страждущего христианина был один-единственный выход - предаться Тому, Кто будет взирать на Суд, творимый Им. Ибо, так как это было от руки Его, человек страдал по воле Его. Так и поступил Христос.
Обратите внимание, здесь имеется ввиду не только воля Бога, но есть еще выражение "как верному Создателю". Дух Божий обитает в этом кругу. Это общение Бога с миром, и душа знает Его, как Того, кто создал ее и Кто не оставит творение рук Своих. Это характерная для евреев тема - Бог, познанный в связи с первым творением. Вера в Него покоится во Христе; но мы знаем Бога в промысле Его в мире этом, и по отношению к нам в нашем странствии здесь, на земле, где Он управляет и где Он судит христиан, как ОН будет судить и всех других.

1 Петра 5

Апостол возвращается к подробностям христианской жизни. Он наставляет пастырей, будучи сам пастырем, ибо оказалось, что среди евреев это звание скорее просто распространенное, чем официальное (сравните со ст.5). Он наставляет их пасти стадо Божие. ОН именует себя свидетелем страданий Христовых и соучастником в славе, которая должна открыться. Это было назначением двенадцати - быть свидетелями жизни Христа (Иоан.15), как предназначением Духа Святого было свидетельствовать о Его небесной славе. Петр ставит себя в начало и конец истории жизни Господа, а в промежутке не оставляет ничего, кроме упования и странствия до последних дней. Он был свидетелем страданий Христовых и соучастником в славе, которая должна открыться. Это - Христос, который будет в общении с евреями, ныне знаемый лишь через веру. Во время Его жизни на земле Он обитал среди евреев, но страдавший и отверженный. Когда ОН явится, Он снова будет связан с землею и с этим народом. Павел же говорит иначе, хотя и подтверждает, в то же время, эти же истины. Он знал Господа лишь после Его вознесения, он не свидетель страданий Его, но он уповает на силу воскресения Его и приобщение к страданиям Его. Душа Павла привязана ко Христу, покуда ОН на небесах, как соединившаяся с Ним на небесах, и, хотя он желает явления Господа для восстановления всего, о чем говорили пророки, ему радостно знать, что он, ликуя, встретит Его, и вернется с Ним, когда Он явится с небес.
Пастыри должны были пасти стадо Божие, надзирая за ним охотно, а не принужденно, и не для корысти, и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду. Его нужно было осыпать нежными попечениями ради Христа, Пастыреначальника, ради блага их души. Кроме того, они должны были пасти именно стадо Божие. Какая глубокая и в то же время прекрасная мысль! Ведь это совершенно невозможно, чтобы кто-то полагал, что это его стадо, если он уже усвоил ту мысль, что это стадо Божие, и что Бог позволяет нам пасти его!