Ефесянам
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:
siderius.by Олесь климова наращивание ресниц в Минске это курсы

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Ефесянам

Оглавление: гл. 4, 5; гл. 6.

Ефесянам 4, 5

Павел был заключен в тюрьму из-за проповедования евангелия язычникам - обстоятельство, очень ясно показавшее его особое смирение. Это служение в основном представлено в Кол. 1. А в данном послании вся эта тема рассматривается более сжато, здесь объясняются существенные принципы и характер служения соответственно его месту в замыслах Бога и рассматривается лишь особая сторона служения, соответствующая цели послания, то есть Христос и язычники. Апостол уверяет нас, что он получил служение особым откровением, как он им уже говорил в словах, предназначенных для того, чтобы дать ясное понимание его познания тайны Христовой - тайны, никогда не раскрываемой в прошлые века, а теперь открытой Духом апостолам и пророкам. И здесь необходимо отметить, что пророки были в основном пророками Нового Завета, так как сообщения, сделанные им, противопоставлены степени света, дарованного в предыдущие века. Тайна была скрыта во все предыдущие времена; и в сущности это было необходимо, ибо поставить язычников на то же основание, что и иудеев, значило бы разрушить иудаизм, а его установил сам Бог. В нем Он тщательно возвел стену разделения. Долг иудея был уважать это разделение; он грешил, если строго не соблюдал этого. Тайна устранила это. Ветхозаветние пророки и сам Моисей фактически показывали, что однажды язычники должны возрадоваться с народом: но народ остается отделенным народом. Они должны быть сонаследниками того же тела; утрачено всякое разделение и полностью скрыто в Боге (это было частью его извечных намерений до существования мира), но это не являлось частью истории мира, или путей Бога в отношении этого, или раскрытых обетований Бога.
Великолепное намерение Бога, которое, присоединяя искупленных к Христу на небесах, как тело к голове, предоставило им место на небесах. Ибо, хотя мы ходим по земле и являемся жилищем Бога через Дух на земле, все же в помыслах Бога наше место на небесах.
В грядущем веке язычники будут благословлены; а Израиль будет особым и отделенным народом.
В собрании исчезнет все земное разделение; мы едины во Христе как воскресшие вместе с ним.
Таким образом, евангелие апостола было адресовано язычникам, чтобы возвестить им эту благую весть по дару Бога, который был представлен Павлу проявлением его силы, чтобы провозгласить им не просто Мессию, по обетованиям сделанным отцам, иудейского Христа, но Христа, чьи богатства были непостижимы. Никто не мог проследить до конца, во всем их проявлении, исполнение в нем замыслов и откровения природы Бога. Это бесценные богатства Христа, в ком Бог открывает себя и в ком исполнены и раскрыты все замыслы Бога. Эти помыслы Бога относительно Христа, главы своего тела, собрания, главы над всем небесным и земным; Христос, Бог, явившийся во плоти, - все эти замыслы были открыты и совершены, когда произошло соединение сонаследников в одно тело. Савл, закоренелый враг Иисуса, провозглашенного Мессией, пусть даже и самим Святым Духом с небес, - поэтому наихудший из всех людей - становится по благодати Павлом, орудием и свидетельство этой благодати, чтобы раскрыть язычникам эти неизмеримые богатства. Такова была его апостольская функция для язычников. Была и другая - освещать все относительно этой тайны, которая со дня сотворения мира была сокрыта в Боге. Это соответствует двум частям служения апостола, выделенным в Кол. 1,23-25: Бог, сотворивший все, имел замысел, намерение, что когда Он подчинит все своему Сыну, ставшему человеком и прославленному, то Сын будет иметь спутников в своей славе, которые будут подобны ему, членов его духовного тела, живущих его жизнью.
Он открыл язычникам безмерные богатства Христа, который дал им участие в замыслах Бога в благодати. Он объяснял почти все (но не все) относительно не тайны, но устроения ее, то есть не только замысел Бога, но и своевременное исполнение этого замысла через приведение собрания под власть главы, и Он, сотворивший все, как сферу проявления своей славы, хранил этот секрет в своем владении, чтобы домостроительство тайны, ныне раскрытой установлением собрания на земле, было средством раскрытия самым возвышенным созданиям многообразной и многогранной мудрости Бога. Они видели, что творение возникло и распространилось перед их глазами; они видели управление Бога, его провидение, его суд, его вмешательство в любвеобильной благости на земле во Христе. Это был совершенно новый вид мудрости, мудрости вне мира, заключенной в разуме Бога, сокрытой в нем самом, так что о ней не было обетования или пророчества, но она была особой целью его вечного намерения, связанная особым образом с единственным, кто есть центр и полнота тайны благовествования, занимавшей свое место в союзе с ним, которая, хотя и была открыта на земле и поставлена с Христом во главе творения, не составляла, собственно говоря, и части этого. Эта мудрость была чем-то совершенно новым. Это было новое творение, явное открытие мудрости Бога, часть его помыслов, которые до этого хранились в глубине его замыслов, действительное устроение которых на земле, своевременно, благодаря делу апостола, раскрыло мудрость Бога по его установленному намерению, по его вечному определению в Иисусе Христе. "В Котором, - добавляет апостол, - мы имеем дерзновение и надежный доступ через веру в Него"; и то, что мы поступаем так, соответствует этому отношению.
Поэтому верующие язычники не были обескуражены заключением в тюрьму того, кто провозглашал им эту тайну; ибо это было доказательством и плодом того славного положения, которое даровал им Бог и к которому с ревностью относились иудеи.
В отличие от первой главы это откровение путей Бога не представляет нам Христа как человека, воскрешенного Богом из мертвых, чтобы мы были воскрешены вместе с ним и чтобы, таким образом, совершилось устроение замыслов Бога. Это откровение представляет его как центр всех путей Бога, как Сына Отца, наследника всего как Сына Создателя и как средоточие замыслов Бога. И сейчас апостол обращается к Отцу Господа нашего Иисуса Христа; как в первой главе он обращался к Богу Господа нашего Иисуса Христа. Каждая семья (а не "вся семья") располагается под этим именем Отца Господа нашего Иисуса Христа. "Только вас призвал Я из всех племен земли", - сказал Сущий иудеям в книге пророка Амоса; но под именем Отца Господа нашего Иисуса Христа размещается вся семья - собрание, ангелы, иудеи, язычники, все. Все пути Бога в том, что Он предпринял для своей славы, были предопределены под этим именем и находились в связи с ним; и апостол просил для святых, к которым он обращался, чтобы они получили способность оценить все значение этих замыслов и любовь Христа, которая образовала неизменный центр для их сердец.
С этой целью он желает, чтобы они были укреплены всей мощью Духа Отца Господа нашего Иисуса Христа и чтобы Христос, центр всего в замыслах Бога Отца, жил в их сердцах и стал разумным центром любви для всего их познания - центр, у которого нет ограничений для взора, который теряется в бесконечности, которую заполняет один Бог, широту и долготу, глубину и высоту {Христос является центром всего проявления божественной славы, и, таким образом, Он живет в наших сердцах, чтобы поставить их, так сказать, в этот центр и дать им воззреть оттуда на всю проявленную славу. Здесь мы можем потеряться, и он возвращает нас обратно к хорошо известной нам любви Христовой, но не как к чему-то более узкому, ибо Он есть Бог, и это выходит за пределы познания, так что мы исполнились всей полнотой Бога}. Но этот центр предоставлял им в то же время место, непоколебимую поддержку в любви, которая была как бесконечной, так и непознанной степенью славы Бога в своем проявлении вокруг себя. "Верою вселиться Христу в сердца ваши", - говорит апостол. Таким образом, Он, заполняющий все своей славой, наполняет собой сердце любовью более сильной, чем вся слава, центром которой Он является. Для нас Он - сила, которая дает нам возможность в любви и мире созерцать все, что Он совершил, мудрость его путей и вселенскую славу, центром которой Он является.
Я повторяю, Он, заполняющий все, наполняет сверх всего и наши сердца. Бог придает нам силы соответственно богатству той славы, которую Он раскрывает перед нашим изумленным взором, как по праву принадлежащую Христу. Он делает это в том, что Христос живет в нас, с самой нежной любовью, и Он является силой наших сердец. Эта сила исходит из любви и коренится в ней, таким образом охватывая в одной сфере нашу любовь и мысли тех, кто таков для Христа, - всех святых как предметы его любви: она исполнена им и наполняет нас как центр всей его любви, она думает его мыслями, чтобы мы укреплялись во всех пределах божественной славы: ибо это слава того, кого мы любим. И каковы ее границы? У нее нет границ: это - полнота Бога. Мы находим в ней откровение его самого. Во Христе Он раскрывает себя во всей своей славе. Он Бог над всеми, благословенный вовеки.
Но, живя в любви, мы живем в Боге и Бог в нас: и это находится в связи с проявлением его славы, как Он проявляет ее во всем, что Он создал вокруг себя, чтобы проявить себя в этом, чтобы Христос и Христос в собрании, его теле, стал центром всего и полным раскрытием его самого во всей своей славе. Мы исполнились всей полнотой Бога; и с этой целью Он живет в собрании. С этой целью Он действует в нас Святым Духом. Поэтому желание Павла и его молитвы заключаются в том, чтобы слава его была в собрании во Христе Иисусе от века до века. Аминь! И заметьте, что здесь говорится об осуществлении того, чего он желал. И в отличие от 1-ой главы целью здесь является познание ими не того, что истинно вообще, а того, что истинно для них, если они будут укреплены силой его Духа. И как прекрасно видеть, что, окунув нас в безграничность славы Божьей, он возвращает нас к познанному центру во Христе - чтобы познать любовь Христову, но не ограничивать нас. Это более божественно, хотя и знакомо нам, чем слава. Это превосходит познание.
Заметьте также, что пока апостол не просит, чтобы Бог действовал силой (как это часто случается), которая действует для нас, но силой, которая действует в нас {Это полностью различает молитву 1-ой главы и эту. Здесь призвания и наследие были в помыслах Бога, и он просил о том, чтобы они могли познать их и силу, которая приведет их. Здесь представлено то, что в нас, и он просит, чтобы это могло существовать, и это поныне действует в собрании}. Он может сделать больше того, что мы просим или о чем помышляем соответственно его силе, которая действует в нас. Какая участь для нас! Каково положение, данное нам во Христе! И он возвращается к утверждению, высказанному в конце 2-ой главы: жизнь Бога в собрании Духом и христиане, иудеи или язычники, соединенные в одно целое. Он желает, чтобы христиане в Ефесе (и все мы) поступали достойно этому призванию. Их призвание должно быть одно - тело Христово; и это тело фактически представлено на земле в своем истинном единстве через присутствие Святого Духа. Мы видели (гл. 1) христианина, приведенного пред лицо самого Бога; но тот факт, что христиане образовывают тело Христово, являясь обителью Бога здесь, на земле, домом Бога на земле - одним словом, все их положение - выражено в одном слове "их призвание". Глава 1 представляет святых пред Богом; а молитва главы 3 - Христа в них.
Апостол находится в тюрьме за свидетельство, которое он нес об этой истине, за проповедование привилегий, которыми Бог одарил язычников, и особенно за созданное верой, вместе с верующими иудеями, одного тела, соединенного с Христом. В своей проповеди он использует этот факт как трогательный призыв. И первое, что он ищет в своих возлюбленных детях в вере как подобающей этому единству и как средстве поддержания этого на практике - это смиренномудрие и кротость, снисходительность друг к другу в любви. Он хочет, чтобы это было осуществлено среди ефесян. Это истинный плод близости к Богу и плод обладания привилегиями, если они наслаждаются в его присутствии.
В конце 2-ой главы апостол раскрыл результат дела Христова в единении иудея и язычника, в осуществлении мира и, таким образом, в образовании жилища Бога на земле. Иметь доступ к Богу, быть жилищем Бога через его присутствие Святым Духом, быть одним телом, примиренным Богу, - в этом заключается призвание христиан. Глава 3 раскрыла это в полной мере. Апостол касается этого и в главе 4.
Верующие должны стремиться - согласно вышеупомянутым возможностям - сохранять это единство духа в союзе мира. В этом увещевании содержатся три вещи: первое - поступать достойно своего призвания; второе - дух, в котором они должны поступать так; третье - усердие в сохранении единства в союзе мира. Важно заметить, что это единство Духа является не уподоблением чувствам, а единством членов тела Христова, установленным Святым Духом и сохраняемым жизнью соответственно Духа благодати. И вполне очевидно, что усердие, необходимое для сохранения единства Духа, относится к земле и открытию этого единства на земле.
Увещевание апостола основывается на различных точках зрения, с которых может рассматриваться это единство, - в связи со Святым Духом, с Господом и с Богом.
Существует одно тело и один Дух; не просто влияние, произведенное в сердцах людей, чтобы они могли понять друг друга, но одно тело. Была только одна надежда, источником и силой которой является Дух. Это необходимое, действительное и постоянное единство.
Также есть только один Господь. И с ним связаны "одна вера, одно крещение". Это значит - исповедание и признание Христа как Господа. Сравните обращение в первом послании Коринфянам.
И, наконец, есть один Бог и Отец всех, который над всеми, и через всех, и во всех нас.
Как сильны узы единства! Дух Бога, господство Христово, вселенская вездесущность Бога Отца - все это стремится привести к единству всех, связанных друг с другом как с божественным центром. Все религиозные отношения души, все точки, через которые мы соприкасаемся с Богом, сходятся, чтобы образовать из всех верующих единство в этом мире, образовать таким образом, чтобы ни один человек не мог быть христианином, не являясь единым со всеми теми, кто является таковыми. Мы не можем ни веровать, ни наслаждаться надеждой, ни выражать христианскую жизнь в какой бы то ни было форме, не имея ту же веру и ту же надежду, что и остальные, не выражая того, что существует в остальных. Мы призваны только для того, чтобы сохранять это на практике.
Мы можем заметить, что эти три грани единства, представленные в трех стихах, не равнозначны. Круг единства все время расширяется. С Духом связано единство тела, необходимое и действительное единство, созданное силой Духа, присоединяющее ко Христу всех его членов, - с Господом веры и крещения. И каждый имеет одну веру и одно крещение; это внешнее исповедание; возможно, оно и истинно, но это исповедание относительно того, кто имеет все права над теми, кто называет себя его именем. Что касается третьей стороны единства, то она относится к требованиям, которые распространяются над всем, хотя для верующего это более тесная связь, потому что тот, кто имеет права над всем, живет в верующих {Перечислим все, что здесь названо; во-первых, одно тело и один Дух, одна надежда нашего призвания; во-вторых, один Господь, с которым связаны одна вера и одно крещение; в-третьих, один Бог и Отец всех, кто стоит над всем и везде и во всех христианах. Более того, настойчиво утверждая эти три важных отношения, в которых находятся все христиане, являясь по своей природе основанием этого единства и мотивами его сохранения, эти отношения успешно распространяются и в ширину. Непосредственные отношения относятся, собственно говоря, к тем же людям, а характер того, кто является основой отношения, расширяет идею, связанную с этим. Что касается Духа, то его присутствие соединяет тело, являясь связующим звеном между всеми членами тела: никто, кроме членов тела, здесь не рассматривается. У Господа предъявляются более обширные требования. В этом отношении речь идет не о членах тела; в мире одна вера, и одно крещение, и одно исповедание: и не может быть двух. И хотя люди, которые находятся в этих внешних отношениях, могут также иметь и другие отношения и быть членами тела, здесь это отношение представляет собой личное исповедание; это не то, что может существовать, кроме как в своем конкретном выражении (человек либо является членом тела Христова, либо нет). Бог является Отцом этих самых членов как своих детей, и тот, кто сохраняет это отношение, непременно и всегда стоит над всем - лично над всем, а в божественном смысле - повсюду}.
Заметьте также, что это не только единство чувства, желания и сердца. Это единство навязано им, но для того, чтобы сохранить осуществление и проявление единства на земле, которое относится к существованию и вечному положению собрания во Христе. Существует один Дух, но и одно тело. Единство сердец в узах мира, которого желает апостол, предназначено для общего сохранения этого единства; не то, чтобы проявлялось терпение по отношению к другому, когда это единство исчезает; христиане не должны довольствоваться его отсутствием. Человек не принимает то, что противоположно Слову, хотя в некоторых случаях те, кто в этом единстве, должны проявлять терпение. Рассмотрение общности положения и привилегий, которыми наслаждались все дети Бога в тех отношениях, о которых мы сейчас ведем речь, служило объединению их друг с другом в прекрасном наслаждении этим самым драгоценным положением, ведя их также (каждого из них) к тому, чтобы в любви радоваться участи, которой обладает каждый член тела в этом блаженстве.
Но, с другой стороны, тот факт, что Христос был возвышен, чтобы быть главой над всеми, - этот факт вносит различие, которое относится к этому превосходству Христа, превосходству осуществляемому с божественной верховной властью и мудростью. "Каждому же из нас дана благодать [дар] по мере дара Христова". (То есть как Христос считает необходимым одарить). Относительно нашего положения, радости и благословения во Христе, мы - одно. Относительно нашего служения - у каждого из нас есть свое личное место соответственно его божественной мудрости и его верховным правам в этом деле. Основание этого звания, какой бы ни была божественная сила, которая действует в нем, заключается в следующем: человек находился под властью сатаны - жалкое состояние, плод его греха, состояние, к которому привело его своеволие и в котором (согласно суду Бога, который вынес ему приговор смерти) по плоти и разуму он был рабом врага, который имел силу смерти, - с сохранением верховных прав и верховной благодати Бога (см. гл. 2,2). И Христос, сделав себя человеком, начал поступать как человек, ведомый Духом, чтобы поразить сатану. И Он победил его. Что касается его личной силы, то Он мог вытеснить его отовсюду и спасти человека. Но человек не хотел иметь Бога с собой; и в их греховном состоянии для людей было невозможно быть присоединенными к Христу без искупления. Поэтому Господь, исполняя свое совершенное дело любви, претерпел смерть и преодолел сатану в его последнем оплоте, который справедливый суд Бога сохранил в силе против грешного человека - суд, которому подвергался Христос, осуществляя искупление, которое было полным, окончательным и вечным по своему значению; так что ни сатана, князь смерти и хулитель детей Бога на земле, ни даже кара Бога больше ничего не могли сказать искупленным. Царство сатаны было взято от него; справедливый суд Бога был осуществлен и полностью удовлетворен. Весь суд доверен Сыну, равно как и сила над всеми людьми, потому что Он есть Сын человека. Эти два результата еще не выявились, хотя Господь обладает всей властью и на земле. Здесь же речь идет о другом результате, который уже достигнут. Победа является полной. Он пленил врага. Взойдя на небеса, Он предоставил победоносному человеку место над всем и взял, пленил всю силу, которая до этого господствовала над человеком.
И прежде, чем проявить в личности ту власть, которую Он приобрел как человек, связав сатану, прежде, чем осуществить ее в благословении человека на земле, Он показывает ее в собрании, своем теле, наделяя человека, как Он обещал, освобожденного от власти врага, дарами, которые являются доказательством этой силы.
Глава 1 раскрыла нам помыслы Бога; глава 2 - исполнение в силе его замыслов по отношению к искупленным - иудеям или язычникам, всех мертвых в своих грехах, - чтобы превратить их в собрание. Глава 3 показывает особое проявление тайны в том, что касается язычников в устранении этого Павлом на земле. Здесь же (гл. 4) собрание представлено в своем единстве, как тело, и в разнообразных функциях своих членов, то есть действительном осуществление этих замыслов в собрании на земле. Но это основывается на возвышении Христа, который, победитель врага, взошел на небеса как человек.
Таким образом возвышенный Он получил дары в человеке, то есть в своем человеческом качестве (ср. Деян. 2,33). И это совершается "в человеке", как это сказано в Псалме 68, откуда и взята цитата. И, получив эти дары, как глава тела, Христос является каналом их сообщения другим. Это дары для человека.
Три вещи характеризуют его здесь: Человек, взошедший на небеса; Человек, пленивший того, кто держал человека в плену; Человек, который получил для людей, спасенных от этого врага, дары Бога, которые несут свидетельство этому восхождению человека во Христе и служат в качестве средства спасения других. Эта глава не говорит о более непосредственных знаках силы Духа, таких, как языки, чудотворения, которые обычно определяются как чудодейственные дары. Но Господь, как глава, наделяет отдельных людей дарами, наделяет их как своих слуг для поставления святых, чтобы они были с ним и для созидания тела - плода его заботы о них. Как уже было отмечено, их длительность (пока мы все, один за другим, не возвысимся до главы) установлена (в смысле силы) Святым Духом; в 1 Кор. 12 этого нет.
Но давайте на мгновение остановимся, чтобы осознать значение того, что мы рассмотрели.
Как полно и славно дело, совершенное для нас Господом; и дары, сообщающие о нем, являются драгоценным свидетельством! Когда мы были рабами сатаны и, следовательно, смерти, а также греха, мы видели, что Он был рад во славу Бога подвергнуться тому, что нависло над нами. Он вошел в смерть, над которой сатана имел власть. И так полна была победа Человека, так полно наше спасение, что (воссев, как человек, одесную Богу - Он, находившийся под смертью) Он избавил нас от ига врага и пользуется привилегией, которую дали ему его положение и слава, чтобы тех, кто был в плену, сделать сосудами его силы для спасения и других. Он дает нам право как находящимся под его властью, участвовать в его святой войне, движимыми теми же принципами любви, как и Он сам. Таково наше спасение, что мы являемся орудием его силы против врага - его сотрудники в любви через его силу. Отсюда происходит связь между божественностью, полным порабощением плоти и способностью служить Христу в качестве орудий в руках Святого Духа и в качестве сосудов его силы.
Итак, вознесение Господа имеет огромную значимость в связи с его личностью и делом. Он вознесся, как человек, но сначала Он снизошел, подобно человеку, даже во мрак могилы и смерти; и Он вышел оттуда одержав победу над силой врага, имеющего силу смерти, и уничтожив грехи искупленных им людей, и достигнув славы Бога в послушании, - Он занимает свое место, как человек, на небесах, чтобы заполнить собой все; и не только являясь Богом, но соответственно славе и силе положения, которое ему предоставлено, благодаря совершению дела искупления - дела, которое низвело его в недра власти врага и посадило его на престол Бога - в то положение, которое Он занимает не только благодаря его правам Творца, которым Он и без того был, но благодаря его правам Искупителя, укрывающего от врага все, что находится в сфере могущественного влияния его дела - сфере, исполненной благословением, благодатью и им самим. Славная истина, которая относится как к союзу божественной и человеческой природы в личности Христа так и к делу искупления, совершенного муками на кресте!
Любовь свела его с престола Бога и, как человека {Нисхождение в преисподнюю рассматривается с точки зрения в его положении человека на земле, а не в его схождении с небес, чтобы стать человеком. Снизошел именно Христос}, низвела по той же благодати в тьму смерти. Умерев, вынеся наши грехи, Он вновь взошел на престол, как человек, заполнив собой все. Он опустился ниже создания в смерти и поднялся над нею.
Наполняя все в силу своей славной личности и в связи с делом, которое Он совершил, Он находится в непосредственных отношениях с тем, что в замыслах Бога тесно связано с ним, который, таким образом, наполняет все с тем, что было целью его дела искупления. Это его тело, его собрание, соединенное с ним связью Святого Духа, чтобы завершить этого мужа тайны, чтобы быть невестой Второго человека, который наполняет все во всем, - тело, которое в своем проявлении на земле установлено среди твари, которая еще не спасена и перед лицом врагов, которые есть на небесах, пока Христос не осуществит со стороны Бога, его Отца, власть, которая предоставлена ему как человеку. Когда Христос применит эту силу, Он отомстит тем, кто запятнал его творение, соблазняя человека, кто был венцом творения на земле и образом того, кому надлежало быть главой повсюду. Тем временем, лично вознесенный, как прославленный человек, и посаженный одесную Бога, пока Бог не бросит его врагов в подножие ног его, Он сообщает дары, необходимые для собирания воедино тех, кто должен быть спутником его славы, кто является членом его тела и кто будет явлен вместе с ним, когда его слава засветит среди этого мира тьмы.
Здесь апостол показывает нам уже спасенное собрание и применение силы Духа, которая, с одной стороны, спасает души, а с другой, постепенно создает их во Христе, чтобы они могли вырасти соизмеримо их главе, несмотря на всю власть сатаны, которая все еще существует.
Важная истина связана с этим фактом. Эта духовная сила применяется не просто божественным образом. Христос вознесся (Он, однако, уже нисходил в преисподнюю), который, как человек, получил эти дары силы. Об этом говорится как в Пс. 68, так и в Деян. 2,33. Последний отрывок повествует также о дарах, предоставленных его членам. В нашей главе они упомянуты именно таким образом. Он дал дары людям.
Здесь я также хотел бы заметить, что эти дары рассматриваются не как предоставленные Святым Духом, сошедшим на землю и распределяющим их каждому по своей воле, и об этих дарах не говорится как о знаках духовной силы, которые должны действовать на тех, кто внутри: но они являются вспомоществованием для собирания воедино и для назидания, установленного Христом, как главой тела, с помощью даров, которыми Он наделяет людей по своему выбору. "Восшед на высоту" и воссев одесную Бога, как человек, и заполнив собой все, какой бы ни была степень распространения его славы, в первую очередь Он имел целью исполнить пути, и в особенности по отношению к святым и к собранию, раскрыть божественную природу и сообщить собранию богатство благодати, которую являют пути Бога и источником которой является божественная природа. Именно в собрании сосредоточены в своей цели природа Бога, замыслы благодати и действенный подвиг Христов; эти дары являются средствами служения в сообщении их, в благословении для человека.
Апостолы, пророки, евангелисты, пастыри и учителя: апостолы и пророки поставлены как основания божественного здания, они действуют как пришедшие непосредственно от Господа необычайным образом; два следующих класса (последний включает два дара, связанных по своей природе) относятся к обычному служению во все века. Здесь также важно отметить, что до вознесения Христа апостол не видит ничего, кроме детей гнева, власти сатаны, силы, которая воскресила нас (мертвых в грехах) вместе с Христом, влияние креста, который примирил нас с Богом и уничтожил различие между иудеем и язычником в собрании, чтобы объединить их в одно тело пред Богом, - креста, на котором Христос испил чашу и вынес проклятие, так что для верующих гнев прошел, и на этом кресте полностью был открыт Бог любви, Бог Спаситель.
И существование апостолов исходит лишь от даров, которые последовали за вознесением Христа. Двенадцать апостолов, посланных по земле Иисусом, не упоминаются в этом послании, которое рассматривает тело Христово, единство членов этого тела; и пока не существовало главы, и пока Он не занял это место, тело не могло существовать. Таким образом, мы видели, что когда апостол говорит об апостолах и пророках, то он имеет в виду новозаветных и тех, кто был сделан апостолами и пророками Христом после его вознесения. И именно новый небесный человек, являясь одно с вознесшимся главой на небесах, образует его тело на земле. Он делает это для небес, связывая людей, образующих тело духовно и разумно с главой через силу Святого Духа, действующего в этом теле на земле, и дары, о которых говорит здесь апостол, являются каналами, по которым сообщается его благодать соответственно связям, которые Святой Дух образует с главой.
Непосредственным результатом этого является совершенствование людей соответственно благодати, которая есть в главе. Формой, которую принимает это божественное действие в дальнейшем, является дело служения и созидание тела Христова, пока все члены не возрастут в меру полного роста Христа, их главы. Христос был показан во всей своей полноте: и через это откровение члены тела должны быть созданы по подобию Христа как заполняющего все и как главы своего тела, откровение совершенной любви Бога, превосходство человека пред ним соответственно его замыслам - человека как сосуда его благодати, всей его силы и всех его даров. Таким образом, собрание и каждый из членов Христовых должны быть наполнены мыслями и богатством хорошо известного Христа, вместо того, чтобы метаться между всевозможными учениями, внушаемыми врагом, чтобы обмануть души.
Христианин должен расти соответственно всему, что проявилось во Христе, и он должен все возрастать в подобии своему главе, используя любовь и истину для своей собственной души. Христос является совершенным выражением этих двух вещей. Истина раскрывает действительные отношения вещей друг с другом в связи с центром всего, который Бог явил во Христе. Любовь это то, чем Бог является среди всего этого. И Христос, как свет, расставил все по своим местам - человека, сатану, грех, праведность, святость, все существующее и все это во всех отношениях и в связи с Богом. И Христос есть любовь, выражение любви Бога среди всего этого. И это - пример нам - наш глава, который победил и взошел на небеса и с которым мы соединены как члены его тела.
С помощью членов от главы исходит благодать, необходимая для исполнения дела уподобления ему самому. Его благодать в каждом члене, и она проявляется в любви {Стих 11 представляет особые и постоянные дары, стих 16 - то, что каждое связующее звено значит на своем месте. И то и другое занимает свои места в созидании и росте тела}. Таково положение собрания по отношению к Богу, пока все члены тела не достигнут роста Христа. Проявление этого единства искажено; но благодать и деятельность благодати главы тела, чтобы питать и способствовать росту членов тела, никогда не будет испорчена, тем более любовь сердца Господа, от которого исходит эта благодать. Мы не прославляем его, мы не испытываем радости, являясь служителями радости друг для друга, какими бы мы могли быть, но глава не перестает трудиться во благо своего тела. Волк действительно приходит и разгоняет овец, но он не может вырвать их из рук пастыря. Его верность прославлена в нашей неверности, не извиняя ее.
Этой драгоценной целью служения благодати (а именно, для роста каждого члена до роста самого главы) с помощью каждого члена на своем месте для наставления себя в любви заканчивается изложение замыслов Бога в единстве Христа и собрания, в своем двояком качестве тела Христова на небесах и жилище Святого Духа на земле - истин, которые не могут быть разделены, но каждая из них имеет особую важность, и которые примиряют непреложные действия благодати в главе с падениями собрания, ответственного на земле.
За этим следуют призывы к жизни, соответствующей такому положению, чтобы слава Бога в нас и через нас и его благодать по отношению к нам могли быть утверждены в нашем полном благословении. И мы увидели важные принципы этих увещеваний.
Первый принцип заключается в противоположности {Я уже отмечал, что противоположность между новыми и ветхими образами жизни характеризуют ефесян больше, чем колоссян, где мы находим больше проявлений жизни} между невежеством сердца, которое слепо, и отчуждением от жизни Бога, и, следовательно, совершение поступков по суетности своего ума, то есть по желаниям своего сердца, поддавшегося побуждениям плоти без Бога, - противоположности между таким состоянием и состоянием, в котором познан Христос, так как истина во Христе (который является выражением жизни Бога в человеке, самим Богом, явленным во плоти), отказе от ветхого человека, который истлевает в обольстительных похотях и облечении в нового человека, Христа. Это не улучшение ветхого человека, это отказ от него; и облечение во Христа.
И даже здесь апостол не теряет из виду единство тела; мы должны говорить истину, потому что мы являемся членами друг друга. "Истина", как выражение простоты и чистоты сердца, связана с истиной, как она есть в Иисусе, чья жизнь прозрачна как свет, тогда как ложь всегда связана с обольстительными похотями.
Более того, ветхий человек живет без Бога, отвращенный от жизни Бога. Создан новый человек, это новая тварь, и тварь {В послании к Колоссянам сказано: "Обновляется в познании по образу Создавшего его"}, созданная по примеру того, что является характером Бога, праведностью и святостью истины. Первый Адам был сотворен по образу Бога не таким способом. Через грехопадение к человеку пришло познание добра и зла. И он больше не мог быть невинным. Когда он был невинным, то не знал зла самого по себе; а совершив грехопадение, он стал чуждым жизни Бога в своем несовершенстве; познание же добра и зла, которые он обрел, нравственное различие между добром и злом самим по себе являются божественным законом. Бог сказал: "Вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло". Но для того, чтобы обладать этим знанием и существовать в том, что является благом пред Богом, для этого должны быть божественная сила, божественная жизнь.
В глазах Бога все имеет свою истинную природу, свое истинное качество. Такова истина. И это не то, что Он есть истина. Истина является правильным и совершенным выражением того, что есть вещь, (и, безусловно, выражением того, чем являются все вещи), и выражением отношений, в которых она находится по отношению к другим вещам, или выражением отношений, в которых находятся все вещи по отношению друг к другу. Таким образом, Бог не мог быть истиной. Он не является выражением других вещей. Он есть центр всего истинного отношения и нравственного долга. И Бог не является мерой всех вещей, ибо Он стоит над ними; и ничто другое не может стоять над ними или Он не был бы таковым {Здесь выражено чувство, в котором Бог с нравственной точки зрения является мерой других существ - обстоятельство, которое показывает огромную привилегию детей Бога. По благодати, как рожденное от него и участвующее в его природе, дитя Бога призвано быть подражателем Бога, быть совершенным, как совершенен Отец. Он делает нас участниками его святости, и, следовательно, мы призваны быть подражателями Бога как его возлюбленные дети. Это свидетельствует об огромной привилегии благодати. Это любовь Бога среди зла, которая превыше всякого зла, которая поступает в святости и радуется вместе с тем божественным образом в единстве такой же радости и чувств}. Бог стал Человеком, именно Христос является истиной и мерой всех вещей. Но все вещи имеют свой истинный характер в глазах Бога, и Он справедливо судит обо всем с нравственной точки зрения или властью. И Он поступает соответственно этому осуждению. Он справедлив. Он также прекрасно знает зло, сам будучи добром, и зло отвратительно ему. Он отталкивает его благодаря своей собственной природе. Он свят. И новый человек, созданный по божественной природе, также пребывает в праведности и святости истины. Какая привилегия! Какое благословение! Как сказал другой апостол: "[Быть] причастниками Божеского естества". У Адама ничего этого не было.
Адам был совершенным как невинный человек. Бог вдохнул дыхание жизни в его лицо, и он стал ответственным за послушание Богу, когда не было познано ни добро ни зло, а была познана просто заповедь. Суд был только судом послушания, а не познания добра и зла. И в настоящее время во Христе участью верующего является участие в самой божественной природе, в существе, которое знает добро и зло и которое не с жизнью принимает участие во всевышнем добре, а нравственно и в природе самого Бога, хотя при этом всегда зависит от него. А наша злая природа не является таковой, или, по крайней мере, отказывается зависеть от него.
Итак, есть князь мира, чуждый для Бога, и, кроме участия в божественной природе, есть сам Дух, который был нам дан. Эти великие истины входят также в качестве принципов в увещевания апостола. "Не давайте места диаволу" с одной стороны, т.е. не позволять ему войти и действовать во плоти; а с другой стороны: "Не оскорбляйте Святого Духа", который живет в нас. Искупление твари еще не произошло, но мы уже отмечены для того дня: уважай и цени этого могущественного и святого гостя, который милостиво живет в тебе. Пусть отступает горечь и злоба, даже в слове, и пусть царствуют в нас кротость и доброта, соответственно примерам, которые у нас есть в путях Бога во Христе по отношению к нам. Подражайте Богу - прекрасная и величественная привилегия, которая, однако, исходит из той истины, что мы сделаны участниками его божественной природы и что Святой Дух живет в нас.
Таковы два важных субъективных принципа христианина - отложив прежний образ ветхого человека, облачиться в нового человека, и Святой Дух, живущий в нас. Ничего не может быть более благословенного, чем пример жизни, данный христианину, основанный на том, что он является новой тварью. Причем совершенно как субъективно, так и объективно. Во-первых, субъективно, истина во Христе есть совлечение ветхого человека и облечение в нового, которого Бог имеет примером истины. Это создано по Богу в совершенстве его нравственного характера. Но это еще не все. Святой Дух Бога, которым мы отмечены для дня искупления, живет в нас: мы не должны огорчать его. Это два составные элемента нашего образа жизни, нового человека, созданного по Богу, и присутствие Святого Духа Бога (а здесь Он подчеркнуто назван Духом Бога) как связанного с характером Бога.
А следующее объективно: мы созданы по Богу, и Бог живет в нас, Бог является примером нашей жизни и, таким образом, относительно двух слов, которые передают сущность Бога, - любовь и свет. Мы должны поступать в любви, как Христос возлюбил нас и отдал самого себя за нас в жертву Богу. "За нас" было божественной любовью, "Богу" - совершенство цели и мотива. Закон расценивает саму любовь как меру любви к другим. Христос отдает себя полностью за нас, согласно Богу, наша ничтожность лишь увеличивает эту любовь, но, с другой стороны, любовь и побуждения имеют свою ценность (в случае с Христом это был сам Бог) в полном отречении от самого себя. Ибо мы можем возлюбить то, что выше нас, и возлюбить то, что ниже нас. Когда в наших чувствах мы взираем наверх, то чем благороднее цель, тем благороднее любовь, а если мы смотрим вниз, то чем недостойнее цель, тем более чиста и абсолютна любовь. Христос был совершенен и в том, и в другом, и это абсолютно так. Он отдал себя за нас, но Богу. После этого мы - свет в Господе. Мы не можем сказать, что мы - любовь, ибо любовь есть совершенная благость в Боге, мы поступаем в ней подобно Христу. И мы есть свет в Господе. Это второе существенное имя Бога, и, как участники божественной природы, мы есть свет в Господе. И здесь Христос вновь является примером. "И осветит тебя Христос". И мы призваны, как его возлюбленные дети, подражать Богу.
Эта жизнь, в которой мы участвуем и которой мы живем, как участники божественной природы, была объективно представлена нам во Христе во всем ее совершенстве и во всей своей полноте; в человеке, причем в человеке, приведенном ныне к совершенству на высоту, соответствующую замыслам Бога относительно его. И Христос, эта вечная жизнь, был с Отцом и был открыт нам - Он, сначала снизойдя, ныне взошел на небеса, чтобы ввести туда человеческую природу и проявил ее во славе - славе Бога - соответственно его вечным замыслам. И мы видели эту жизнь, в ее земном проявлении: Бог, представший во плоти, Человек, абсолютно небесный и послушный во всем Отцу, движимый, в своем поведении по отношению к другим побуждениями, которые характеризуют самого Бога в благодати. После этого Он будет показан в наказании; уже здесь, на земле Он прошел через весь возможный опыт человека, таким образом постигнув, как благодать приспосабливается к нашим нуждам, и, проявляя ее ныне соответственно этому знанию, тогда Он осуществит наказание не только с божественным знанием, но и со знанием человека, который, однако, пройдя через этот мир в святости, оставит сердца людей без извинения и без возможности избежать суда.
И сейчас мы говорим об образе Бога в нем. В нем представлена природа, которой мы должны подражать, и природа представлена в человеке, как она должна быть проявлена в нас на земле в тех обстоятельствах, через которые мы проходим. Мы видим в нем проявления Бога, и это в противоположность ветхому человеку. Там мы видим истину во Иисусе, то, что в нас, и это ведет к совлечению прежнего образа ветхого человека и облачению в нового, в ответ на смерть Христа и воскресение. (Ср. то, что касается его смерти с 1 Петр. 3,18; 4,1). Таким образом, чтобы привлечь и подготовить наши сердца, чтобы дать нам пример, по которому они должны быть созданы, цель, к которой они должны стремиться, Бог дает нам предмет, в котором Он открывает себя и который является предметом всего его наслаждения.
Воспроизведение Бога в человеке есть цель, которую Бог поставил перед новым человеком, так как он стал являться воспроизведением природы и характера Бога. Для христианского пути есть два принципа относительно света, в котором он рассматривает себя. Когда подобно бегуну на ристалище, он устремляется к цели своего небесного призвания, в котором он следует за Христом, восшедшим на высоту, он стремится к небесам; целью является достижение величия Христа. Но не такова точка зрения ефесян. В послании Ефесянам он сидит на небесах во Христе, и он должен, как бы сойти с небес, как поступил сам Христос, и должен явить характер Бога на земле, примером которого, как мы видим, является Христос. Мы призваны, как возлюбленные дети, показать пути нашего Отца.
Мы не созданы вновь соответственно тому, каким был Адам, но соответственно тому, каков Бог: Христос есть проявление этого. И Он - второй Человек, последний Адам {Полезно отметить разницу между посланием Римлянам 12,1.2 и этим посланием. Послание Римлянам, как мы видели, рассматривает живого человека на земле; он должен отдать свое тело в качестве живой жертвы - живя во Христе, он должен полностью подчинить свои члены Богу. А здесь святые рассматриваются как уже сидящие на небесах, и они должны предстать перед людьми в свидетельстве сущности Бога, поступая, как Христос, в любви и свете}.
Мы видим в частности следующие особенности: правдивость, отсутствие злобы, которая характерна по природе ненависти (ложь и ненависть - две отличительные черты врага), праведность, связанную с трудом, соответствующим воле Бога (истинное положение человека), отсутствие тления. Человек под управлением Бога со времени грехопадения спасен от влияния обольстительных похотей. Более того. Божественный принцип побуждает желание творить добро для других, для их тела и души. Мне не нужно говорить, какая истинная картина жизни Иисуса нам здесь представлена, как сказано в предыдущих замечаниях, это было низложением духа врага и ветхого человека. Дух мира и любви, (и это несмотря на зло в других и несправедливость, которую они могут применить к нам) завершает эту картину, добавляя то, что будет легко понятно после сказанного, что, прощая друг друга, мы должны быть подражателями Бога и жить в любви, так как Христос возлюбил нас и отдал себя за нас. Великолепная картина, драгоценная привилегия! Пусть Бог позволит нам так взирать на Иисуса, чтобы иметь его образ, запечатленный на нас, и в некотором роде жить подобно ему.
Более того, давайте отметим здесь, что в изображении плодов благодати и нового человека важен тот факт, что когда благодать и любовь, исходящие от Бога, действуют в человеке, они всегда вновь восходят к Богу в преданности. Жить в любви, как и Христос возлюбил нас и предал себя за нас в приношение и жертву Богу в приятное благоухание. И мы видим это во Христе. Он есть эта любовь, нисходящая в благодати, и эта благодать, действуя в человеке, делает его преданным Богу, хотя это совершается в пользу других. Итак, это - в нас, это - краеугольный камень деятельности христианского сердца.
Затем апостол просто говорит о грехах, чтобы никто не обольщался и не рассматривал глубокие истины, используя их чисто умственно, для отрицания простой нравственности - один из признаков ереси, справедливо так названной. Он связал самые значительные поступки в своем учении с повседневной жизнью. Если Христос, глава собрания, прославлен, то Он - образ нового человека, последнего Адама; собрание едино с ним на небесах и является жилищем Бога на земле благодаря Духу, которым отмечен каждый христианин. Каждый христианин, если он действительно постиг истину, которая во Христе, познал, что она состоит в совлечении ветхого человека и облачении в нового, созданного согласно Богу в праведности и святости (образом которого является Христос по замыслам Бога в славе), то он должен возрасти в меру полного возраста Христова, главы, и не должен оскорблять Святого Духа, которым он отмечен. Самое полное откровение благодати не ослабляет той непреложной истины, что Бог имеет характер, присущий ему самому, оно раскрывает нам этот характер с помощью самых драгоценных откровений евангелия и с помощью самых тесных отношений с Богом, которые были созданы этими откровениями; но этот характер не мог измениться, и царство Бога не могло допустить никаких качеств, противоречащих ему. Здесь ясно выражен гнев Бога против зла и против тех, кто совершает его.
И мы были тем, что было противно его характеру, мы были тьмой, не только во тьме, но тьма была в нашей природе, противоположной Богу, который есть свет. Ни один луч того, чем является Он, не был обнаружен в нашей воле, наших желаниях и разумении. С точки зрения нравственности мы были лишены этого. Была тленность первого Адама, но не было ни одной черты божественного характера. Ныне же мы участники божественной природы, у нас те же желания, мы знаем то, что Он любит, и мы любим то, что Он любит, мы наслаждаемся тем, чем наслаждается Он, мы есть (действительно жалкие и слабые по природе) свет в Господе - как рассматриваемые во Христе. Они являются "плодами света" {Следует читать "плод света", а не "плод Духа"}, проявившими себя в христианине; он должен избегать всякого участия в бесплодных делах тьмы.
Но, говоря о побуждениях, апостол возвращается к важным темам, которые занимали его мысли, и он возвращается к ним не только для того, чтобы мы могли принять характер, предоставленный тем, о чем он говорит, но чтобы мы осуществили его в полной мере, чтобы мы испытали всю его силу. Он сказал нам, что истиной во Христе было облечение в нового человека в противоположность ветхому человеку и что мы не должны оскорбить Святого Духа. И он увещевает спящих проснуться, чтобы Христос был их светом. Свет все выявляет, но тот, кто спит, хотя и не мертв, не может воспользоваться им. В смысле слушания, видения и любого умственного восприятия и сообщения он находится в состоянии мертвого человека. Как этот сон может охватить нас! Но это не значит, что, проснувшись, они увидят свет смутно, сам Христос будет светом души, у них у всех будет откровение того, что благоугодно Богу, то, что Он любит, у них будет божественная мудрость во Христе; они смогут радоваться возможностям, найдут их, просвещенные таким образом в трудностях мира, управляемого врагом, и будут действовать соответственно духовному разумению в каждом предоставившемся случае. И в дальнейшем, если им не пришлось утратить этих чувств через распутство, существующее в мире, они должны исполниться Духом и быть поддержанными благодатью; испытание руки Бога во всем на земле вызовет лишь благодарение. Это исходит о руки того, на кого мы полагаемся и чью любовь мы знаем. Благодарение во всем есть испытание состояния души, потому что сознание того, что все есть от руки Бога, полная уверенность в его любви и мертвость по отношению ко всякой собственной воле - это сознание должно существовать, чтобы благодарить во всем чистое око, которое наслаждается в его воле.
Вдаваясь в подробности и рассматривая особые обязанности, апостол не может оставить тему, которая ему очень дорога. Повеление, которое Он обращает к женам, чтобы они подчинялись своим мужьям, тотчас же наводит на мысль об отношениях между Христом и собранием, теперь представленных не как предмет познания, но для того, чтобы раскрыть его любовь и нежную заботу. Мы видели, что апостол, установив важные принципы, проявленные в откровении наших отношений с Богом - наше призвание, - затем выводит их практические следствия для жизни и поведения христиан: они должны поступать так, облачившись в нового человека, чтобы иметь Христа для своего света, не оскорблять Духа, чтобы быть исполненными Духом. И все это, будучи плодом благодати, есть либо познание, либо ответственность.
Но здесь эта тема рассматривается с другой точки зрения. Именно благодать действует в самом Христе, его чувствах, его собрании. Ничего не может быть более драгоценного, более нежного, более близкого. Он возлюбил собрание, и это источник всего. И в деле любви существуют три ступени. Он отдал себя за него, Он омывает его, Он предоставляет его - всеславное - себе. Это не совсем высшее избрание человека Богом, но любовь, которая проявляется в отношении, поддерживаемом Христом с собранием {Здесь хорошо виден этот характер любви - любовь в установленных отношениях. Слово Божье более точно в своих выражениях, чем обычно думают, потому что выражение чего-либо имеет происхождение в самой вещи. Не сказано, что Христос возлюбил мир, - Он не имел отношений с миром, как таковым. Сказано, что Бог возлюбил мир, именно таков он по отношению к миру в своей благости. Не сказано, что Бог возлюбил собрание. В таких отношениях собрание находится с Христом, его небесным женихом. Отец любит нас, мы его возлюбленные дети. Бог в этом качестве любит нас. Таким образом, Сущий любит Израиль. С другой стороны, вся нежность и верность, присущие отношению, в котором Бог находится, являются уделом в нем, и также всем, что значит имя Отца в этом отношении}. Отметьте также степень дара и как великолепно основание уверенности, которое содержится в нем. Он отдает себя, это не значит, что Он отдает только свою жизнь, но Он отдает себя {Особенно преданность его любви; Он отдает и отдает себя}. Все, чем был Христос, было отдано, и отдано им самим; в этом заключается совершенная преданность и самоотречение. И все, что в нем, - его благодать, его праведность, его одобрение Отцом, величие славы его личности, его мудрость, сила божественной любви, которая может отдать себя, - все освящено в благоденствии собрания. Нет в Христе таких качеств, таких совершенств, которые не были бы нашими в их осуществлении как следствие дара его самого. Он уже дал их и освятил для благовествования собранию, которое Он взял себе во владение. Но они не просто даны - Он отдал их; Его любовь совершила это.
Мы прекрасно знаем, что эта отдача себя была совершена на кресте, и здесь завершилось освящение себя во благо собранию. А здесь славное дело рассматривается не совсем с точки зрения действенности его искупления и примирения, а с точки зрения верности и любви к собранию, которые Христос проявил в этом деле. И теперь мы всегда можем полагаться на эту любовь, которая была полностью проявлена в этом. И она неизменна. Иисус - благословенно и восхвалено его имя за это! - является для меня таковым соответственно силе его любви во всем, что Он есть, при любых обстоятельствах и навсегда, и в деятельности этой любви, во имя которой Он отдал себя. Он возлюбил собрание и отдал себя за него. Любовь является источников всех наших благословений как принадлежащих собранию.
И любовь Христова неисчерпаема и неизменна. Она осуществляет благословения своего нежно любимого предмета, готовя его для счастья, мерой и источником {Когда я говорю (здесь и выше), что любовь Христова является ее источником, то это не значит, что в этом нет места любви Отца и замыслам Бога. Я говорю о благословении, применяемом и исполняемом в отношении, представленном в этом отрывке; это отношение существует с Христом. Тем не менее, это та самая божественная любовь} которого является его сердце, к блаженству совершенной чистоты, великолепие которого Он познал в небесах, - чистоты, соответствующей присутствию Бога и ей, которая должна быть навсегда в этом присутствии, невесте Агнца, - чистоты, которая предоставляет ей способность наслаждения совершенной любовью и славой; так же, как эта любовь стремится очистить душу, позволяя ей познать себя, привлекая ее, лишая ее самой себя и наполняя ее Богом как сосредоточием благословения и радости.
Важно отметить, что Христос не освящает здесь собрание, чтобы сделать его своей собственностью, а делает его своей собственностью, чтобы освятить его. Сначала оно становится его, а затем Он приспосабливает его к себе. Христос, который любит собрание как свое собственное и который уже сделал его своей собственностью, отдав себя за него, который избирает, чтобы иметь его таким, как желает его сердце, сам занимается им, овладев им, чтобы сделать его таковым. Он предал себя за него, чтобы освятить его "банею водною, посредством слова". Здесь мы читаем о нравственном влиянии, произведенном заботой Христа; вот цель, которую Он ставит себе в своем деле, исполненном своевременно, и средства, которые Он использует, чтобы достичь этой цели. Он присваивает собрание с нравственной точки зрения, отделяет его для себя, когда Он сделал его своим; ибо Он может желать только святое - святое по его представлениям о чистоте - благодаря своему вечному и естественному жилищу на небесах. Затем Он ставит собрание в отношения с небесами, откуда Он происходит и куда Он введет его. Он предал себя, чтобы освятить его. С этой целью Он использует слово, которое является божественным выражением разума Бога, небесного порядка и святости, самой истины (то есть истинных отношений всех вещей с Богом; и это соответствует его любви во Христе) и которое, следовательно, осуждает все, что исходит не от чистоты и любви.
Он создает церковь себе в качестве невесты, помощницу для себя, в которой все соответствует славе и любви Бога через откровение (через слово, исходящее оттуда) всему, что существует на небесах. И ныне сам Христос является выражением этих вещей, образом невидимого Бога. Итак, сообщая их собранию, Он готовит его для себя. Поэтому, говоря в этом смысле о своем собственном свидетельстве, Он заявляет: "Мы говорим о том, что знаем, и свидетельствуем о том, что видели".
Таким является Слово, как мы получили его от Иисуса; и особенно как произносимое с небес в качестве новой заповеди; тьма уходит, и истинный свет вновь сияет; следовательно, вещь является истинной не только в нем, но и в нас. Служение первой главы посвящено этому, наставляя сердца святых на земле в общении с главой, от которого исходит благодать и свет. И этим способом Христос затем освящает собрание, ради которого Он предал себя. Он создал его для небесного через сообщение небесного, полнотой и славой которого является Он сам. Но это Слово обнаружило, что собрание смешано с тем, что противоположно небесной чистоте и любви. Эти чувства - по крайней мере, в отношении ветхого человека - смешивались с земными, которые противоположны воле Бога и его природе. Таким образом, для освящения собрания ему необходимо было очистить его. И поэтому дело любви Христа совершается в настоящее время, но во имя вечного и неотъемлемого блаженства собрания.
Он освящает собрание, и делает Он это Словом, сообщая небесное - все, что относится к природе, величию и славе Бога - в любви, но в тоже время применяя это, чтобы осудить все в его настоящих чувствах, которые находятся в противоречии с тем, что Он сообщает. Драгоценное дело любви, в котором Он не только любит нас, но и трудится, чтобы сделать нас достойными наслаждаться этой любовью, достойными быть с самим Христом в доме Отца!
Как глубоко Он заинтересован в нас! Он не только совершил славное дело искупления, отдав себя за нас, Он постоянно действует с совершенной любовью и терпением, чтобы сделать нас такими, какими Он хотел бы иметь нас пред своим лицом, - достойными небес и небесного.
Какие черты выражает это - принадлежать таким образом слову, и какая благодать в использовании его! Это сообщение божественного соответственно его совершенству, подобно тому, как ныне сам Бог пребывает в свете. Это откровение самого Бога, как мы знаем его в прославленном Христе, в совершенной любви, чтобы сделать нас соответствующими этому совершенству для наслаждения им; и это предназначено нам, в своей природе это приспособлено к нам на земле (ср. Иоан. 1,4), чтобы наделить нас этими вещами, введя их в свет среди тьмы, но введя для того, чтобы очистить нас в любви.
Обратите внимание и на порядок, в котором нам представлено дело Христа, а именно: начиная с любви. Он возлюбил собрание, и это, как мы уже видели, является источником всего. Все, что следует за этим, есть результат этой любви и не может устранить ее. И здесь дано совершенное доказательство: Он отдал себя за собрание. Он не мог дать большего. Это, несомненно, было сделано во славу Отца, но это было совершено для собрания. Если бы Он что-то сохранил, то любовь в самоотречении не была бы совершенной и абсолютной; это не было бы преданностью, которая не оставила желать большего разбушевавшемуся сердцу. Это не был бы Христос, ибо Он не мог быть не совершенным. Мы знаем любовь и совершенство в познании его. Но Он покорил сердце собрания, отдав себя за него. Он завладел им таким образом. Оно - его, согласно этой любви. Да, именно здесь мы узнали, что такое любовь. При это мы знаем любовь в том, что Он отдал себя за нас. Все было для славы Отца; без этого она не была бы совершенством; и откровение божественного не состоялось бы, ибо это зависело от полностью прославленного Отца. То, что должно быть открыто, было показано и подтверждено в этом, так сказать, несмотря на зло, и все это всецело для нас.
Если мы научились познавать любовь, то мы научились познавать Иисуса, такого, как Он есть для нас, а Он - полностью для нас.
Таким образом, все дело очищения и освящения является результатом любви. Это не средство достижения любви или ее предмета. Это средство предоставления нам способности наслаждаться ею: но в освящении действует сама любовь в своем проявлении. Христос овладевает сначала собранием. А затем, в своей совершенной любви, Он делает его таким, каким Он хотел бы его иметь, - истина, драгоценная для нас во всех отношениях, и прежде всего, чтобы освободить душу от ее рабского страха, чтобы дать освящению свой истинный характер благодати и свое истинное распространение здесь. Это отрада для сердца - знать, что сам Христос сделает нас всех такими, какими Он хочет, чтобы мы были.
Мы рассмотрели два проявления любви Христа для собрания. Первое - принесение в дар самого себя, который в определенном смысле заключает все; любовь совершенна сама по себе. Он предал себя. Второе - нравственное образование предмета своей любви, чтобы он мог быть с ним; и мы можем добавить, соответственно совершенствам самого Бога, ибо это то, чем является на самом деле Слово - выражение природы, путей и помыслов Бога.
Но есть и третье проявление любви Христа, которое довершает ее. Он представляет его себе славным собранием без пятна и порока. Если Он предал себя за собрание, то только для того, чтобы иметь его с собой; но если Он не имеет его с собой, то Он должен сделать его достойным находится перед славным лицом Бога; и Он освятил его очищением по откровению самого Бога и всего небесного, центром которого является Он сам в славе. Святой Дух взял от Христа и открыл это собранию; и все, что имеет Отец, - Христово. Сделанное, таким образом, совершенным согласно совершенным небес, Он представляет себе славное собрание (Церковь). С нравственной точки зрения дело было совершено; ему были сообщены начала небесной славы, которая должна пребывать в этой славе, вошла в его нравственное существование и создала его, чтобы участвовать в нем. Сила Господа необходима для того, чтобы собрание действительно могло участвовать в славе, чтобы прославиться и уничтожить любые следы земного пребывания, за исключением лишь великолепных плодов этого. Он принимает его для себя славным - это следствие всего. Он взял его для себя, предоставил его себе как плод и доказательство его совершенной любви; и для него - это совершенное наслаждение той самой любовью. Но в этом заключается нечто еще большее. Эта фраза раскрывает нам все значение чудесного проявления благодати. Дух возвращает нас к случаю Адама и Евы, в котором Бог, создав Еву, представляет ее Адаму полностью совершенной, согласно своим собственным божественным замыслам, и в то же время соответствующей тому, чтобы быть наслаждением Адама, как помощницу, приспособленную к его природе и состоянию. Христос есть Бог. Он создал невесту, но с этим дополнительным правом над ее сердцем, что Он получил ради нее; Он также является последним Адамом в славе; и Он представляет ее прославленной себе, такой, как Он создал ее для себя. Какая сфера для проявления духовных чувств заключается в этом откровении! Как безгранична благодать, давшая место для такого проявления этих чувств!
Мы не можем не заметить связи между очищением и славой: очищение происходит соответственно славе и благодаря ей, и слава является полнотой очищения и полностью соответствует очищению. Ибо очищение производится Словом, которое раскрывает всю славу и радушие Бога. Представленная в славе, она не имеет ни пятна, ни порока; она свята и непорочна. Это - чрезвычайно важная истина, встречающаяся повсюду. Сравните 2 Кор. 3.18, Фил. 3.11 до конца; 1 Фес. 3.13. То, что совершалось там во славе, вливается теперь в наши души посредством Духа, воздействующего Словом.
Такова цель, намерение Господа относительно собрания, и это дело освящения, готовить ее (невесту) для него и для небес! Но и это еще не все воздействие его любви. Он нежно оберегает ее во время ее пребывания на земле.
Апостол, который не теряет из виду утверждение, давшее начало такому поучительному для нас отступлению, говорит, что муж должен любить свою жену, как свое тело, - любящий ее любит самого себя. Он был естественно подведен к этому ссылкой на Бытие; но после этого он сразу возвращается к теме, занимающей его. Он говорит, что никто никогда не имел ненависти к своей плоти; он питает и греет ее, как и Господь - собрание. Это драгоценная сторона Христовой любви, которую апостол представляет здесь. Не только Христос имел небесную цель, но и его любовь совершает дело, которое присуще этой цели. Он нежно заботится о собрании на земле; Он питает его, Он согревает его. Нужды, слабости, трудности, заботы собрания являются для Христа лишь поводом проявить свою любовь. Собрание нуждается в том, чтобы его питали, как и наши тела; и Он питает его. Оно - предмет его нежных чувств. Он согревает его. Если концом являются небеса, то собрание и здесь не оставлено в одиночестве. Оно познает его любовь там, где оно нуждается в ней. И оно будет наслаждаться ею, даже если пройдет нужда навсегда. Более того, отрадно знать, что Христос заботится о собрании, как человек заботится о своей плоти. Ибо мы являемся членами его тела. Мы от его плоти и от кости его. Это намек на Еву. Мы часть его самого, существующие и происходящие от него, как Ева от Адама. Он говорит: "Я Иисус, Которого ты гонишь". С одной стороны, наше положение - быть членами его тела; а с другой стороны, мы существуем, как христиане от него. Поэтому человек должен оставить свои естественные связи, чтобы соединиться с женой. Это великая тайна. Именно это Христос совершил как человек в определенном смысле божественным образом. Однако каждый человек должен любить свою жену, а жена - бояться мужа.

Ефесянам 6

И все же остаются еще некоторые отношения в жизни, с которыми связано учение Духа Бога: отношения детей и родителей, отцов и детей, слуг и хозяев. Интересно заметить, что дети верующих представлены как предметы заботы Святого Духа, и даже рабы (ибо слуги были таковыми) возвышены христианством до такого положения, на которое не могли повлиять их утраты в социальном плане.
Все дети христиан рассматриваются как предметы поддержки в Господе, которая относится к тем, кто внутри, кто больше не в этом мире, князем которого является сатана. Приятное и драгоценное успокоение для родителей, которые считают своих детей имеющими право на это положение и на участие в тех нежных заботах, которые Святой Дух изливает на всех, кто находится в доме Бога! Апостол отмечает важность, которую Бог под законом придает этому долгу. Это - первая заповедь, с которой Он связывает обетование. Стих 3 является лишь цитатой того, на что он ссылается в стихе 2.
Замечательно также повеление отцам - они не должны раздражать своих детей; чтобы их сердца были обращены к ним; чтобы они не отталкивали их, не разрушали влияние, которое является самой надежной защитой против зла мира. Бог назидает сердца детей вокруг счастливого центра: отец должен оберегать его. И более того, отец-христианин (это всегда те, к кому он обращается) должен, как мы уже видели, осознавать положение, в котором находятся дети, и должен воспитывать их в учении и наставлении Господнем. Положение христианина должно быть мерой и формой влияния, которое оказывает отец, и того воспитания, которое он дает детям. Он относится к ним как к воспитываемым для Господа и как сам Господь хотел бы их воспитать.
Необходимо заметить, что в рассматриваемых нами двух отношениях между женами и мужьями, увещевания начинаются именно со стороны подчинения. Таков дух христианства в нашем злом мире, в котором воля человека является источником зла, выражающего отпадение человека от Бога, которому надлежит подчиниться во всем. Принцип подчинения и послушания - это благотворный принцип человеческой природы. Однако в нем должен пребывать Бог, чтобы воля человека не заправляла всем. Но принцип, который управляет сердцем человека в добре, - это всегда и везде послушание. Я должен сказать, что следует слушаться Бога, а не человека; но отойти от послушания - значит впасть в грех. Человек, как отец, может приказывать и направлять, но он поступает неверно, если делает все это не в послушании Богу и его Слову. Такова была сущность жизни Христа: "Я пришел исполнить волю Твою, Боже". И апостол начинает с увещеваний насчет этих отношений, давая общее указание: "Повинуйтесь". Это легко утверждает порядок, даже если перестает действовать порядок законов и власти. Повиновение и послушание в принципе никогда не должны отсутствовать у истинного христианина. Это отправной пункт всей его жизни. Он освящен для послушания Христу (1 Петр. 1,2).
В том случае, который стал поводом для этих замечаний, поразительно видеть, как этот принцип повышает раба в его положении: он слушается вследствие внутреннего божественного принципа, как будто он послушался самого Христа. Апостол трижды повторяет этот принцип послушания Христу или служения Христу, добавляя: "Исполняя волю Божию от души". Какую разницу это производит в положении бедного раба! Более того, зависимый или свободный, каждый может получить это вознаграждение от Господа. Сам господин имеет того же Господина на небесах, у которого нет лицеприятия. И все же апостол говорит это господам, а не рабу; ибо черты христианства весьма тонки, и оно никогда не искажает своих принципов. Господин должен относиться к рабу с совершенной справедливостью так же, как он ожидает этого от раба - и он не должен ему угрожать.
Прекрасно видеть, каким образом божественное учение входит во все тонкости жизни, придавая благоухание своего совершенства каждой обязанности и отношению; как оно признает существующий порядок, насколько они признают и направляются этими принципами учения, но это возвышает и увеличивает ценность всего относительно совершенства тех принципов, затрагивая не отношения, а сердце человека, который поступает по этим принципам; беря во внимание нравственную сторону и повиновение в любви и в исполнении власти, которую может осуществить божественное учение, принося благодать, которая управляет использованием власти Бога.
Здесь речь идет не только о линии поведения, которой нужно следовать, о примере, которому необходимо подражать, о Духе, которым исполняется человек; и не только об отношениях между человеком и Богом и теми отношениями, в которых мы пребываем на земле; не только это должно занимать мысли христианина. У него есть враги, с которыми нужно бороться. Народ Израиля под властью Иисуса Навина в земле Ханаана действительно находился в земле обетованной, и они противостояли врагам, которые были там уже до них, хотя и не по праву, благодаря которому Израиль имел эту страну через дар Божий. Бог выделил ее для Израиля (см. Втор. 32. 8); Хам овладел этой землей.
А что касается нас, то мы должны бороться не с плотью и кровью, как это было с Израилем. Наши благословения духовны на небесах. Мы пребываем во Христе в небесном. Израиль прошел через пустыню - пересек Иордан; упала манна небесная; они ели зерно земли. Они были поселены в земле Ханаана, как будто все это было их собственностью, не нанося ни одного удара. Они ели плоды этой щедрой земли на равнинах Иерихона. То же относится и к христианину. Хотя мы находимся в пустыне, мы также пребываем и на небесах во Христе. Мы пересекли Иордан, вместе с ним мы умерли и воскресли вновь. Мы пребываем с ним на небесах, чтобы мы могли наслаждаться небесным как плодом нашей собственной страны. Но нам предстоит борьба, если мы действительно хотим наслаждаться ими. Обетование исходит от каждого благословения, от всей земли обетованной, куда бы мы ни поставили ногу на ней (Ос. 1). Для этого нам нужна сила Господа; а об этом как раз и говорит апостол. "Укрепляйтесь Господом". Враг неуловим. Мы должны противостоять его козням даже больше, чем его силе. Ни сила, ни мудрость человека ничего не могут здесь поделать. Мы должны быть вооружены всеми доспехами, то есть быть в вооружении Бога.
Но заметьте, что Дух обращает наши мысли на самого Бога прежде, чем сказать о том, что мы должны преодолеть. "Укрепляйтесь Господом". В первую очередь это не убежище от лица врага; мы обладаем им ради себя прежде, чем мы используем его против козней врага. В близости замыслов и благодати Бога человек укрепляется для борьбы, которой он не может избежать, если он наслаждается христианскими привилегиями. И он должен быть во всеоружии. Недостаток чего-то подвергает нас опасности от сатаны. И оружие должно быть от Бога - божественное по своей природе. Человеческое оружие не отразит нападений сатаны; уверенность в этом оружии использует нас в битве лишь для того, чтобы привести к падению в сражении с духом, который могущественнее и сильнее, чем мы.
Эти враги характеризуются следующим образом: они представляют собой начальства и власти, обладающие силой зла, которое находит свой источник в воле, господствующей над теми, кто не знает, как ей противостоять, и у них есть сила исполнить эту волю. Свою силу они имеют от Бога, а воля, которую они используют, исходит от них самих; они оставили Бога; источник их деятельности заключается в их собственной воле. В этом отношении она является источником, независимым от Бога, а сила и качества, имеющиеся у них от Бога, становятся орудиями этой воли - той воли, которая не обуздывается ничем, только изнутри самой воли. Таковы начальства и власти. Но они бывают и добрыми; и в них воля исполняет лишь то, что желает Бог, и они используют в служении ему силу, которую они получили от него.
Эти противостоящие начальства и власти правят над тьмой мира. Свет является той атмосферой, в которой живет Бог, которую Он рассеивает вокруг себя. Злые духи обманывают и правят во тьме. И сейчас этот мир, не имея света Бога, полностью находится во тьме, и в мире правят демоны; ибо Бога нет здесь - за исключением верховной власти над всем, обращая все к его славе, и, в конце концов, во благо его детей.
И если эти начальства правят во тьме мира, они обладают не только внешней силой, они - в небесном и погружены здесь в духовную развращенность. Они оказывают духовное влияние, занимая место богов. В этом, во-первых, заключается внутренний характер, их образ жизни и состояние, в котором они находятся; во-вторых, их сила в мире как управляющая им; и, в-третьих, их религиозная и неверная власть, помещающаяся на небесах. В качестве сферы применения своей власти они используют похоти человека и даже страхи в их сознании.
Чтобы сопротивляться подобным врагам, нам необходимо всеоружие Бога. Проявления этой силы, когда допускает Бог, составляет злые дни. И весь этот промежуток времени отсутствия Христа является злым днем. Христос был отвергнут этим миром, для которого, еще будучи в нем, Он был светом, а теперь сокрыт в Боге. Той силой, которую проявил враг, когда он вел мир к отвержению Христа, враг все еще воздействует на мир: и мы противостоим ей деятельностью и силой Святого Духа, который находится здесь в отсутствие Господа. Но существуют моменты, когда эта сила допускается, чтобы показать себя особым образом, когда враг использует мир против святых, затемняя свет, который светит в мире от Бога, причиняя боль и совращая умы исповедующих религию и даже верующих, - в те дни, когда сила дает почувствовать себя. И мы должны бороться с этой силой, сопротивляться ей, противостоять всему в исповедании Христа, света. Мы должны делать все, что требует исповедание его имени, несмотря на все и чего бы это ни стоило, чтобы остаться стоять, когда пройдет буря и злой день.
Таким образом, мы должны не только наслаждаться Богом и его замыслами, а также их влиянием в мире; но, так как эти же самые замыслы ввели нас в небеса и сделали нас светом Бога на земле, нам приходится также сталкиваться с духовной злобой, которая есть на небесах и которая стремится заставить нас осквернить наше высокое положение, сбить нас с пути и затемнить в нас свет Христа на земле. Нам приходится избегать ловушек небесной духовной злобы для себя и сохранять свидетельство на земле нетленным и чистым {Нам все еще приходится преодолевать козни дьявола. Его власть над нами сломлена. Он мог пробудить мир в преследовании и быть рыкающим львом; но, что касается личных соблазнов, если мы сопротивляемся дьяволу, то он отступает от нас; он знает, что встретил Христа, а Христос преодолел его. Однако его козни никогда не прекращаются}.
Итак, силой Святого Духа, данного нам с этой целью, мы найдем оружие Бога, которое в первую очередь служит тому, что через отвержение плоти и через сохранение существования доброго сознания, чтобы захватить все у врага; затем служит сохранению полной веры в Бога; и действенной силе, которая с уверенностью находится перед лицом врага, используя оружие Святого Духа против него. Сначала используется оборонительное оружие нашего образа жизни. Все заканчивается с выражением полной и продолжительной зависимости от Бога, в которой находится христианский воин.
Мы испытали это оружие Бога, чтобы знать его. Оно весьма действенно, основанное на том, что было совершенно, и само по себе оно весьма действенно. Ибо здесь речь идет не о появлении перед преградой Бога, а о сопротивлении врагу и о сохранении нашей основы против него.
Пред Богом наша праведность совершенна, она - сам Христос, и мы - праведность Бога в нем; но здесь нам не нужно оружие, мы находимся на небесах: все есть мир, все совершенно. Здесь нам необходимо оружие, настоящее оружие, и прежде всего, чтобы опоясать чресла истиной. Чресла - это источник силы, и когда должным образом опоясаны, то представляют внутренние чувства и движения сердца. Если мы позволяем нашим сердцам бродить там, где они хотят, вместо того, чтобы держать их в общении с Богом, то сатана легко овладевает нами. Это оружие является и применением истины к самым личным чувствам, в первую очередь - к движениям сердца. Мы опоясываем чресла, это делается не тогда, когда присутствует сатана, это совершается с Богом благодаря применению истины к нашим душам перед его лицом, осуждая все в нас с помощью этого и обуздывая сердце, которое может двигаться только под его взором. Это и есть истинная свобода и истинная радость, потому что новый человек наслаждается Богом в непрерывном общении; но здесь Дух говорит об этом относительно защиты, которой это будет для нас против нападений врага. В то же время это не просто подавление злых мыслей как следствие этого; это деятельность истины, силы Бога, действующей через откровение всего - всего, чему учит Он сам, сохраняя его, таким образом, в своих мыслях; все, что Бог сказал в своем Слове, и незримые сущности имеют свою истинную силу и значение для сердца, которое бьется в нас, так что его движения будут определяться Словом Бога, а не своими собственными желаниями, все это будет продолжаться перед лицом Бога {Опоясывание чресл - это общепринятый образ Писания для разума и сердца, находящихся в божественном порядке, как перед лицом Бога благодаря Слову Бога}.
Сатана больше не владеет сердцем, находящимся в истине, открытой Богом; и в желаниях сердца нет ничего, что соответствует предложениям сатаны. Возьмите в качестве примера Иисуса. Его защита заключалась в осуждении всего того, что говорил сатана. В пустыне, в начале своего служения, кроме последнего искушения, это происходило в совершенном применении Слова для себя, для того, что касалось его поведения в окружающих его обстоятельствах. Истина правила его сердцем, так, чтобы оно поступало по этой истине во всех обстоятельствах. "Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих". Слово не исходит - Он ничего не делает. Не было причины для действия. Это было бы действием по его желанию, по его воле. А истина держала его сердце в связи с Богом в тех обстоятельствах, с которыми Он сталкивался. Когда представлялся случай, его сердце уже общалось с Богом, так что у него не было никакого другого побуждения, кроме побуждения, исходящего от слова истины. Его поведение было совершенно отрицательным, но оно исходило от света, который истина изливала на обстоятельство, потому что его сердце находилось под полным управлением истины. А внушение сатаны вывело бы его из этого положения. Этого было достаточно. С этим он ничего не поделает. Он уже не изгоняет сатану: это было лишь вопросом поведения, а не делом ужасного противостояния славе Бога. В последнем случае, Он изгоняет его; а в первом случае Он поступает соответственно Богу, не принимая во внимание себя. И замысел сатаны полностью теряет свою силу. Он просто ни к чему не приводит. Его замысел совершенно бессилен против истины, потому что это - не истина; а сердцем управляет истина. Козни не являются истиной. Этого вполне достаточно, чтобы помешать их овладению нами, если сердце будет управляемо таким образом.
На втором месте находится броня праведности - совесть, которой не в чем упрекать себя. Душевный человек знает, как нечистая совесть лишает его силы перед людьми. Необходимо только добавить, каким образом сатана использует ее, чтобы завлечь человека в свою западню. Сохраняя истину, мы становимся врагом сатаны. Если мы впадаем в заблуждение, он оставляет нас в покое в этом отношении, но использует наши ошибки и преступления, чтобы поработить нас еще больше, чтобы связать нас по рукам и ногам в том, что можно. Как вынес бы это человек, обладающий истиной, который, возможно, даже избежал ошибки, если бы его поведение было дурным, чтобы это было выставлено на обозрение всех? Он сохраняет молчание перед врагом. Его собственная совесть заставляет его молчать, если он честен, не думая о последствиях, если не было необходимо признание. Кроме того, ему изменяет сила Бога и духовное разумение: где бы он мог их обрести в грешной жизни? Мы смело идем вперед, когда у нас чистая совесть. И когда мы живем с Богом, ибо любовь есть Бог и любовь есть сама праведность, то мы облечены в эту броню праведности, и мы бесстрашны, будучи призваны идти навстречу врагу. Мы обретаем чистую совесть пред Богом благодаря крови Агнца. Живя с Богом, мы сохраняем ее перед людьми и для общения с Богом, чтобы иметь силу и духовное разумение и чтобы иметь их все больше и больше. Это действительная сила хорошего поведения, безупречная совесть. Разве это честность, разве это верность сердца, когда никто тебя не видит! Мы же требовательны по отношению к самим себе, нашим сердцам и нашего поведения; поэтому мы можем быть спокойны в наших путях. Бог также здесь. Апостол говорит, что если мы поступаем так, то с нами будет Бог мира. Если плоды праведности посеяны в мире, то дорога мира находится в праведности. Если у меня нечистая совесть, то я сержусь на себя, я злюсь на других. Если сердце пребывает в мире с Богом, то ему нечем себя упрекать; если воля обуздывается, то в душе царит мир. Мы живем на земле, но сердце находится над ней в общении с более превосходным; мы живем в мирном духе с другими, и ничто не вредит нашим отношениям с Богом. Он Бог мира. Мир, мир Иисуса наполняет наши сердца. Ноги обуты в него; мы живем в духе мира.
Но вместе со всем этим оборонительное оружие необходимо всем остальным, чтобы мы тоже могли устоять, несмотря на все козни врага, - оружие, которое сохраняет всю свою силу, при условии применения предыдущих его видов, и если последнее весьма существенно, то и другие имеют на практике огромное значение. Это щит веры; то есть полная и совершенная вера в Бога, сознание милости и его благодати, сохраняемой в сердце. И здесь вера значит не просто восприятие свидетельства Бога (хотя она и основывается на этом восприятии), а настоящая уверенность сердца заключается в том, что Бог есть для нас, основывающаяся, как мы только что сказали, на свидетельстве, которое Он дал о себе, на вере в его любовь и его верность, а также его силу. "Если сердце наше не осуждает нас, то мы имеем дерзновение к Богу". Действие Духа в нас направлено на то, чтобы вдохновлять эту уверенность. Когда она существует, то все нападки врага, который стремится заставить нас поверить, что благость Бога неистинна, - все его попытки направлены на то, чтобы разрушить или ослабить в наших сердцах эту уверенность в Боге и сокрыть его от нас, - все это оказывается бесплодным. Его стрелы падают на землю, не достигая нас. Мы прочно стоим в сознании того, что Бог - для нас: наше общение не прервано. Раскаленные стрелы врага являются не желаниями плоти, но духовным нападением.
Итак, мы можем уверенно держать голову: сохраняются нравственная смелость и сила, побуждающие нас идти вперед. Это не значит, что у нас есть чем хвалиться в себе, а то, что спасение Бога свежо в нашей совести. Бог был за нас; Он есть за нас: кто будет против нас? Он был за нас, когда у нас не было силы; и было спасение, когда мы не могли ничего сделать. Это наше доверие самому Богу, а не рассчитывание на самих себя. У нас на голове был шлем спасения. Предыдущие виды оружия дают нам свободу, чтобы наслаждаться двумя последними.
Таким образом, облеченные в то, что защищает нас в жизни, в действительной уверенности в Бога и познании Бога, которое исходит из этого, мы в состоянии использовать наступательное оружие. У нас есть лишь одно оружие против врага, но этому оружию он не может противостоять, если мы знаем, как обращаться с этим оружием: это свидетель борьбы Господа с сатаной в пустыне. Это - Слово Бога. Там Иисус всегда отвечал Словом с помощью силы Духа. Оно ставит человека в его истинной положение пред Богом, как послушного человека в окружающих его обстоятельствах. Здесь сатана не может ничего сделать: и мы должны лишь сохранять это положение. Если сатана открыто соблазняет нас к непослушанию, то в этом нет его козней. Неспособный что-либо сделать, сатана поступал так с Господом, показав себя таким, каков он есть. Господь прогонял его Словом. У сатаны нет никакой силы, когда он проявляет себя, как сатана. Нам же приходится оказывать сопротивление козням дьявола. Наше дело - поступать соответственно Слову, что бы ни происходило; результат покажет, что в этом была мудрость Бога. Но обратите внимание на то, что меч является мечом Духа. Не разум или способность человека в этом, хотя именно человек использует Слово. Его меч хорошо закален, но он не может ни поднять его, ни нанести им удар, если в нем не действует Святой Дух. Это оружие духовное; его используют силой Духа. Бог должен говорить, как бы ни было слабо оружие.
Меч также используется в духовной борьбе, в которой он карает все, что противостоит нам. В этом смысле он предназначен как для обороны, так и для наступления. Но за всем этим оружием сокрыто состояние и средство силы, которая оживотворяет и дает свою мощь всему остальному; это полная зависимость от Бога, соединенная с верой в него, которая выражается в молитве. "Молитесь во всякое время", эта зависимость должна быть постоянной. Когда это реально, то я чувствую, что ничего не могу сделать без Бога, и что Он желает мне добра во всем - все это проявляется внешне. Оно ищет силы, которой у него нет. Оно ищет ее у того, кому оно доверяет. Благодаря побуждению Духа в наших сердцах в их общении с Богом наши сражения проходят в общение Его силы и Его благодати и в сознании того, что мы ничего не можем сделать, что Он есть все. "Во всякое время", "с молением". Эта молитва является выражением нужды человека, просьбы сердца в силе, которую дает ему Дух, а также просьбы в уверенности о Боге. Так как это деятельность Духа, то она охватывает всех святых, никто из них не может быть забыт Иисусом; и Дух в нас отвечает чувствам Христа и воспроизводит их. Мы должны быть внимательны и усердны, чтобы использовать это оружие, избегая всего, что отвратило бы нас от Бога, пользуясь всякой возможностью и находя через благодать Духа во всех обстоятельствах повод (с помощью этого усердия) для молитвы, а не для развлечения {Молитва основывается на великой привилегии иметь общие интересы с Богом в отношении как нас самих, так и всех, кто принадлежит ему, во славу Христа. Какая удивительная мысль и невыразимая благодать!}.
Апостол просит от всего сердца заступничества ради них, как о своей собственной нужде и о том, чего он желает ради Христа.
Миссия Тихика выражала уверенность Павла в интересе, который ефесяне проявят к его обстоятельствам и делам благодаря своей любви, и то, что он сам чувствовал, желая им здоровья и духовного пребывания во Христе. Это трогательное выражение уверенности в их любви - любви, которую его преданное сердце ожидало в других.
Он показывает, что ефесяне наслаждаются высшими привилегиями во Христе, будучи способными оценить эти привилегии. Он ни в чем их не обвиняет. Оружие Бога, которым противостоят всем нападкам врага и возрастают в мире к главе во всем, наступательное оружие Бога, естественно, упоминалось самым последним из тех, что он им показал. Следует заметить, что в этом послании он не говорит о пришествии Господа. Он показывает верующих на небесах во Христе, а не на земле, идущих по миру и ожидающих, пока Он не придет, чтобы взять их к себе и восстановить блаженство миру. В этом послании ожидается собирание вместе всего под Христом, их истинным главой, по замыслам Бога. Благословения пребывают на небесах, свидетельство - на небесах, собрание восседает на небесах, сражение происходит на небесах.
Апостол повторяет свое пожелание им мира, любви и веры и завершает свое послание приветствием, как обычно написанным его собственной рукой.