Колоссянам
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 1.100+ магазинах используют уже более 4.000.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:
Top-maxitour Сам себе туроператор - путевки в барселону стоимость.

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Колоссянам

Оглавление: Введение; гл. 1; гл. 2; гл. 3; гл. 4.

Введение

В послании Колоссянам христианин рассматривается как воскресший со Христом, не так, как это сделано в обращении к святым в Ефесе, где о нем говорится как о восседающем на небесах во Христе. В надежде на уготовленное ему на небесах место он должен питать любовь к небесному, а не земному. Он умер с Христом и воскрес с Ним, но еще не посажен в Нем на небесах. В этом мы имеем доказательство того, на что указывается в других посланиях, то есть, тот благословенный путь, в котором Бог в Своей благодати обращает все во благо тем, которые Его любят.
В послании Ефесянам Святой Дух изложил волю Божию относительно Церкви, выразившуюся в ее привилегиях. Христиан Ефеса не за что упрекать {Как больно видеть, что эта возлюбленная Церковь затем приводится в пример, как потершая первую любовь! Все ведет к концу}: посему Святой Дух смог воспользоваться этим случаем, предоставленным верной паствой, чтобы открыть все те привилегии, которые Бог установил для всей Церкви благодаря ее союзу с Иисусом Христом, ее Главой, а также привилегии отдельных чад Божиих.
Совсем иначе дело обстояло с колоссянами. В какой-то мере они уклонились от этого благословенного удела и перестали чувствовать свой союз с Главой тела; по крайней мере, если это было не совсем так, они были подвержены опасностям попасть под влияние тех, кто стремился сбить их с пути истинного и подчинить влиянию философии и иудаизма; поэтому апостол Павел вынужден был предостеречь их от этой опасности, а не просто говорить об их привилегиях. Этот союз с нашим Главой (благодаря Богу) не может быть сам по себе утрачен с истиной в Церкви, при вмешательстве отдельных лиц такое может случиться. Мы слишком хорошо видим это на примере современной Церкви. Однако это дает возможность Духу Божьему раскрыть все богатства и все совершенство, которое можно только найти в Главе и Его деле для того, чтобы избавить членов этого тела от их духовной немощи или полностью сохранить в них способность наслаждаться своим союзом со Христом, удерживая их в положении, обретенном ими благодаря этому союзу. Для нас это постоянное наставление в отношении тех сокровищ, которые заключаются в Главе.
Если в послании Ефесянам описаны привилегии тела, то послание Колоссянам открывает полноту, которая в Главе, и наше совершенство в Нем. Итак, в послании Ефесянам Церковь является полнотой Его, наполняющего все во всем; в послании Колоссянам вся полнота Божества обитает во Христе телесно и мы являемся совершенными в Нем. Однако, существует и другое отличие, о котором следует сказать. В послании Колоссянам, кроме как в выражении "любовь в Духе", нигде не упоминается о Святом Духе. Это подробно рассматривается в послании Ефесянам. Но с другой стороны, нам о Христе говориться более полно, как о нашей жизни, что одинаково важно. В послании Ефесянам мы в большей степени видим контраст между язычниками и христианами по их привилегиям и положению. О формировании души в живом подобии Христу больше говориться в послании Колоссянам. Судя по известным высказываниям, Христос больше обитает в нас, чем мы во Христе, хотя эти понятия неразделимы. Следующая разница заключается в том, что в послании Ефесянам важное место отводится единству иудея и язычника в одном теле. В послании Колоссянам в поле зрения находятся только язычники, хотя о них говорится в связи с учением о теле. Эти различия хорошо заметны, мы можем сказать, что эти два послания очень напоминают друг друга по своей главной сути.

Колоссянам 1

Они начинаются почти одинаково {В обращении к святым в Ефесе не упоминается имя Тимофея}. Оба послания отправлены из Рима, потому что апостол Павел был заключен в тюрьму, и доставлены одним и тем же гонцом по одному и тому же поводу, как и послание Филимону; имена и приветствия убеждают нас в этом. Обращение к ефесянам, возможно, ставит их в более близкую связь с Самим Богом, а не представляет их как единое братство на земле. В послании Ефесянам Павел называет тех, к кому он обращается, не братьями (Ефесянам 1,1), а только святыми и верными во Христе Иисусе. В послании Колоссянам Павел обращается к ходящим по земле, хотя и воскресшим. Поэтому он усердно и долго молится, чтобы они поступали достойно, хотя и на высокой и святой основе спасения. В послании Ефесянам прежде всего говорится о всех намерениях и плоде воли Божией. В этом послании сердце апостола Павла сразу же открывается в ощущении благословений, ниспосланных ефесянам. Бог благословил их во Христе всяким духовным благословением в небесах. Колоссянам не была дана надежда на уготовленное им место на небесах. Имеется также предисловие, включающее много стихов, касающихся благовествования, которое они слышали, и это предисловие содержит молитву Павла, молящегося о том, чтобы поступали достойно и занимали достойное место на земле. Это приводит нас к тому же, что и послание Ефесянам (1,7), но первое гораздо больше говорит о личной славе Христа, причем в плане развития отношений с Богом. Это послание в большей мере является обращением лично к Церкви, нежели послание Ефесянам.
Но давайте более подробно обсудим то, о чем говорилось колоссянам. В послании Колоссянам не сообщается о благословенном призыве и привилегиях наследия, о чем апостол Павел говорит, обращаясь к ефесянам (Ефес. 1,3-10.11-14); колоссяне воскресли на земле, но не воссели на небесах, унаследовали, таким образом, все. Не они во Христе, но Христос в них, как надежда на славу, и молитва, касающаяся вышесказанного, заполняет эту главу до тех пор, пока мы не подходим к общему основанию славы в колоссянах (1,15), и даже здесь божественная слава Христа явлена в колоссянах - явное свидетельство намерения Божия относительно Христа в ефесянах. И не только мы не имеем наследия Бога, но также и в колоссянах Дух, как залог этого, не упоминается. Именно это, как мы видим, является характерным для послания Колоссянам. В нем говорится не о Духе, а о жизни. Мы видим Личность и божественную славу Христа, и наше совершенство в Нем (на этом настаивает послание); но не о положении святого с Богом говорится здесь. Поэтому, поскольку святой рассматривается как живущий на земле, а не во Христе на небесах, говорится о его ответственности (глава 1,23). К Колоссянам 1,3 соответствует к Ефесянам 1,16, но только чувствуется, что в Ефес. 1,16 есть большая полнота радости. Вера в Христа и любовь ко всем святым видна в каждом вступлении как повод для радости автора.
Предмет его молитвы в том и другом писании разный. В послании Ефесянам, где Павел излагает волю Божию относительно Церкви, он молится, чтобы святые могли понять намерения Его и ту Его силу, которая помогает им познать их и исполнять. Здесь Павел молится, чтобы всеми их поступками руководил божественный разум. Но это касается другого дела, с точки зрения которого он в своей проповеди рассматривает этих святых. Мы узнали, что в послании Ефесянам, он смотрит на них как на восседающих на небесах. Следовательно, их наследие заключается в том, чтобы все небесное и земное соединить под главою Христа. Здесь, в послании Колоссянам, Павел молится за них, принимая во внимание надежду, уготовленную им на небесах: его молитва здесь обращена к их поступкам, чтобы эти поступки соответствовали той цели, которую они поставили перед собой. Поскольку они находились на земле и существовала опасность того, что они не станут наследниками Главы, верующим в Колоссах грозило отступление от этой цели. Поэтому Павел молился, имея в виду эту небесную надежду. Они слышали об этой совершенной и славной надежде. Евангелие возвестило об этом повсюду.
Это было Евангелие, проповедуемое с учетом надежды на уготовленное на небесах, которое произвело плод среди людей, плод, характеризующийся небесным источником. Их вера, вера тех, чьими помыслами управляла связь с Богом, была небесной. Колоссянам грозила опасность уйти, вновь попасть под влияние постановлений и религиозных традиций людей мира сего, чья религия была связана с тем миром, в котором они обитали, и не была освящена и исполнена небесного света. Ничто не может уберечь нас от этого, как только сознательный союз с Христом. Никакие постановления не помогут нам достичь Его, стать единым с Ним там, где мы при жизни имеем доступ к божественному во Христе, также и человеческая философия.
И тем не менее, как замечательно то, что мы имеем поставленную перед нами цель, освобождающую нас от влияния этого мира и от того, что заслоняет от нас Бога, даже если мы не в полной мере соответствуем нашему призванию! Это и хотел выразить апостол Павел в своем послании. Он направляет взор колоссян к небесам с тем, чтобы они могли увидеть там Христа и вновь обрести то ощущение своего единства с Главой, которое они в некоторой степени утратили или могли утратить. Таким образом, основой всего здесь является вера во Христа и любовь ко всем святым. Они только должны были осознать свое единство с Главой; ибо только это могло бы сохранить их как принадлежащих небесам, стоящих выше постановлений, выше человеческой и земной религии.
Чтобы воспитать их, апостол Павел, как обычно, отталкивается от того момента, в котором он нашел благо в тех святых, к кому он обращался. Эта небесная надежда достигла их и произвела плод. Именно этим христианство отличается от всех остальных религий, в особенности от иудейской, которая скрывала Бога за завесой и затуманивала сознание разными постановлениями и указами, удалившись от Него, хотя некоторые представители этой религии волею благодати тосковали по небесам.
Итак, основываясь на этой надежде, которая поставила внутреннюю жизнь христиан в связь с небесами, апостол Павел молится, чтобы колоссяне исполнились познанием воли Божией во всякой премудрости и разумении духовном. Это плод связи с Богом воскресшего на земле человека. Это очень отличается от заповедей и постановлений. Это плод тесной близости с Богом, познания Его сущности и Его природы через действие этого единства с Ним; и хотя это относится фактически к жизни человека, принадлежит его внутренней жизни, однако это полностью превосходит постановления закона. Павел вынужден был начать с этой практической цели, с жизни христиан. Возможно, колоссяне сначала не поняли значение этих постановлений, но в них содержится принцип, который, укоренившись в их сердцах, был способен восстановить их и привести их к намеченной апостолом цели и в то же время являлся драгоценной привилегией, всю ценность которой они в состоянии были понять. Таково милосердие. Апостол Павел говорит об их привилегиях в таком плане очень выразительно и ясно, как тот, кому такое поведение было хорошо знакомо, и, более того, с силою Духа Божьего. Они не на небесах, а на земле, а такой путь подходит тем, кто воскрес со Христом и устремил свой взгляд с земли на небеса. Именно божественная жизнь на земле, а не Святой Дух помещает душу верующего в центр (средоточие) божественных намерений, как в послании Ефесянам, 3, через Христа, обитающего в сердце через веру.
Первым принципом этой подлинной небесной жизни было познание воли Божией - исполниться им, не гоняться за познанием как за чем-то существующим вне нас, пребывая в нерешительности и неуверенности по отношению к тому, чем оно является, но исполниться им от источника разумения, которое исходит от Него и вырабатывает понимание и премудрость в самом христианине. Сущностью Бога проверялось все, что делал христианин. И заметьте здесь, что познание воли Божией основано на духовном состоянии человека - премудрости и духовном разумении. И все это имеет практическое значение. Никакое частное направление со стороны человека относительно его поведения не отвечает этому - скорее, избавляет нас от необходимости духовного разумения. Несомненно, только духовный разум может помочь мне правильно распознать волю Божию {Одной из уловок сердца является то, что когда действительно знаем волю Божию достаточно хорошо, мы обращаемся за советом к тем, кто не является более духовным, чем мы сами}; но Бог соединил путь Своей воли, Свой путь с внутренним состоянием души и заставляет нас пройти через обстоятельства (в человеческой жизни на земле), чтобы испытать и обнаружить для себя, каково это состояние и тем самым испытать нас. Через свое духовное состояние христианин должен познать пути Божии. Слово является средством этого (сравните - Евангелие от Иоанна, 17,17-19). Бог имеет Свой собственный путь, который невидим для хищного ока, а открывается только духовному человеку, кто связан с познанием Бога, стремится к Нему и происходит от Него (сравните Исход, 33,13). Таким образом, христианин поступает достойно Господа; он знает, что подходит Ему {Существует три критерия, по которым оценивается жизнь христианина в этой форме: достоин ли он Бога, Который призвал нас к Своему Царству и славе; достоин ли он Господа здесь; и достоин ли он звания, в которое мы призваны, то есть Святого Духа, обитающего в Церкви (Ефес.2); это изложено в конце главы 3} и ведет себя соответственно, чтобы угодить Ему во всем, принося плод во всяком благом деле и возрастая в познании Бога.
Это был не только образ жизни; эта жизнь была плодотворна; она приносила плод, так как возрастала по мере того, как увеличивалось познание Бога. Но эта связь с Богом приводит к другой, очень ценной, мысли. Кроме характера и живительной силы, которые заключаются в отношении с этим познанием, в нем заложено и могущество Господа {Я думаю, здесь на первом месте Господь; но Господь и Бог сливаются вместе в одно понятие}. От Него мы черпаем силу. Он отдает эту силу, чтобы люди могли жить , как подобает. "Укрепляясь, - говорит Павел, - всякою силою по могуществу славы Его..." Таково мерило силы христианина, чтобы он мог жить в гармонии с Богом. Следовательно, образ такой жизни открывается в небесной славе на небесах - Иисус Христос. На земле она проявляется (как показал Иисус Христос) во всяком терпении и великодушии с радостью, в печалях и страданиях, которыми была наполнена жизнь Бога на этой земле. Этот образ жизни удивителен: вся божественная сила соответственно Его славе дана с тем, чтобы исполниться терпением и вынести все. Какую же особенность она придает жизни христианина в этом мире! И она позволяет нам сохранить благородство и терпение в отношениях с другими. И ничто не может быть более явным плодом силы, чем это. В этом также смиряется и воля. Итак, несмотря ни на что, мы должны быть терпеливыми и постоянно с радостью покоряться Богу. В этом заключается благословенная картина проявления божественной жизни.
И здесь апостол Павел связывает эту жизнь, исполненную терпения, с тем, что является ее источником, ее целью и ее настоящей собственностью через веру. Живя такой жизнью, мы исполнены радостью и благодарим Отца, призвавшего нас {Особенно обратите внимание на то, что здесь сказано не "призовет нас", как если бы это предстояло сделать, и в чем мы преуспеем} разделить участь святых, утвердившихся в должных отношениях с Богом (их Отцом на небесах - в свете, который есть Бог, и в котором Он пребывает). Таким образом, мы говорим о состоянии души, о способе поведения и о силе, пребывая в которой мы действуем. Что же касается призвания нас Богом во свете, то мы имеем его. Более того, мы введены в Царство возлюбленного Сына Божьего.
Далее говорится о том, какими средствами и как на деле через искупление мы были введены во свет, при этом нам (как это изложено в послании Колоссянам) открывается воля Божия, и открывается практически в результатах ее будущих или настоящих, а не как тайна намерений Его в Его воле.
Отец избавил нас от власти тьмы и ввел нас в Царство возлюбленного Сына Его. Это не иудейский устав для человека; это влияние силы Божией, Бога, Который видит в нас по своей сущности рабов дьявола и тьмы; и воздействуя на нас Своей силой, Он ставит в совершенно новое положение, в новые отношения с Ним. И действительно, если мы исследуем эти принципы изначально, то увидим то же самое, что в послании Ефесянам 1,4.5; 2,1-6, от нашего прежнего положения. Но очевидно, что полнота и определенность нового создания недостаточна {Мы далее также увидим, что начало здесь несколько иное, и , хотя позиция ефесян рассматривается частично, человек показан, как некогда живший в грехе и независимо от Бога, Который нашел его уже мертвым в грехах и оживотворил по благоволению Своему. Но об этом после. Здесь же, в главе 1, стихе 6 послания Ефесянам говорится, что наше положение исполнено благодати во Христе; в послании Колоссянам (в главе 1 ) говорится, что мы полностью освобождены от власти тьмы и введены в Царство Его возлюбленного Сына - не в благодать или в благосклонность в Возлюбленном}. "Наследие святых во свете", "Царство возлюбленного Сына Своего" напоминают нам отрывок из послания Ефесянам (глава 1,4.5); но это не то же самое, поскольку находится в замыслах Божиих, но мы были призваны для сего, находясь на земле; и, следовательно, показано положение, которое еще никому не знакомо как находящемуся в нем. Сила и любовь Отца призвали нас занять это положение, и хотя Бог характеризуется здесь как Свет и Любовь, принимая во внимание Его отношение к Своему Сыну, все же то, о чем здесь говорится, не наши собственные отношения с Самим Богом, речь идет не о том, каким образом Он принял нас, а о том деле, которое поставит нас в положение, прямо противоположное тому, в каком мы находились. Он призвал нас от власти тьмы и ввел в Царство возлюбленного Сына Своего; мы имеем долю в наследии святых во свете: но где "непорочный пред Ним в любви"? Где наше родство с Ним, согласно воле Его, Который видел только доброе, к чему Он стремился в Своем сердце? Где усыновленные Им через Иисуса Христа, которых Он избрал в Нем прежде создания мира?
В послании Ефесянам говорится об избавлении как о следствии того положения, в котором показаны наследники, предметы вечных замыслов Божиих {Это относится к принципу, упомянутому выше. В послании Ефесянам все рассматривается с точки зрения вечной воли Божией прежде существования зла, с точки зрения добра, которое Он имел целью, хотя искупление стало необходимо, когда было явлено зло, и слава Самого Бога и основание для нашей славы, заключающейся в исполнении их, были достаточны. В послании Колоссянам объектом благодати является грешный человек}. Здесь речь идет прежде всего об избавлении. Как опасно и пагубно отступать от Главы и совсем перестать ощущать в свете наш союз с Ним! Как совершенна и драгоценна благодать, которая замечает наше положение, и приводит нас опять к Богу, заставляя радоваться в том бесценном положении, которое Он даровал нам во Христе, явив силу и благодать Божию!
Чтобы исполнить это дело благодати, Святой Дух прославляет Господа, Его возлюбленного Сына.
Только здесь, я думаю, показано царство, называемое Царством Сына; и я думаю, для того, чтобы показать Его Личность как средоточие всего и дать нам мерило величия и благословения. Это Царство Того, Кто находится в положении Его возлюбленного Сына, и в это положение вводимся и мы. И, действительно, это Его Царство; чтобы понять, чем оно является для нас, нашу близость к Богу как имеющих часть в этом Царстве, оно названо Царством возлюбленного Сына Его. Именно в этом заключается основа и отличительная особенность отношений с Богом тех, кто истинно принадлежит этому Царству и находится в нем. И как Царство Сына Человеческого оно указывает на то, что в грядущем Он явится во славе и будет властвовать над миром. Здесь оно характеризуется через отношения Самого Сына с Отцом, в Его Личности, и тем, что дает нам полное право иметь участие в нем посредством искупления, прощения грехов чрез Его Кровь.
Представив таким образом Сына в Его отношениях с Отцом, как главную и властную цель, которая должна привлечь сердца колоссян и освободить их от бремени обрядов, апостол Павел теперь показывает славу этой Личности с разных сторон. Если Церкви недостает славы, то слава Иисуса настолько велика, что приносит нам освобождение. Таким образом, Бог извлекает пользу из зла и всячески питает Свой любимый народ.
Господь Иисус являет собой образ невидимого Бога. Именно в Его возлюбленном Сыне мы видим, что из Себя представляет Бог (сравните Евангелие о Иоанна, 1,18; и 1 Иоан. 1,2). Это первый отличительный признак Его личной славы, вокруг группируются все остальные. Вследствие этого признака Личности Христа, Он по праву является представителем Бога в Его творении. Адам также был создан по образу Бога и занял центральное место среди других тварей, подвластных Богу. Но в конце концов Адам был прообразом Христа, Который должен был явиться в будущем. Сын в Своей Личности, по Своей природе (и для нас как сущий в недре Отчем) является Тем, Который сделал Бога известным, потому что явил Его в Своей Личности и открыл людям и всему миру, каков Бог и Его существование; ибо вся полнота Божественности телесно обитала в Нем. И тем не менее, Иисус - Человек. Поэтому Его видят Ангелы. Мы увидим Его нашими глазами или верою. Поэтому Он олицетворяет невидимого Бога. Совершенный образ и живое олицетворение невидимого Бога увидели в Нем люди. Замечательная истина, открывшаяся нам в Личности нашего Спасителя!
Но тогда какое место может Он занимать среди творений, явившись в их среду согласно извечной воле Божией? Бесспорно, Он имеет превосходство над всеми в том, что является первородным среди всех в мире; это имя относительно и не имеет указания на время. Соломон сказал: "И я сделаю его первенцем, превыше царей земли." Следовательно, Создатель, когда Он поселяется среди творений, должен стать Главой над ними. Он еще не воспользовался Своими правами, потому что в благодати Он совершил искупление. Мы говорим о Его правах, которые признает вера.
Ведь Он олицетворяет невидимого Бога, когда Он займет Свое место в мире, займет его как Первенец среди всех созданий. Причина этого достойна нашего внимания. Она проста, но удивительна: Он совершил это. То, что сотворил Бог, было в Личности Сына, когда Он создал все, как на небесах, так и на земле, видимое и невидимое. Все великое и возвышенное является делом Его рук; все было создано Сыном и для Него. И когда Он вступит во владение всем этим, Он возьмет это как унаследованное Им по праву. Замечательная истина, заключающаяся в том, что Искупивший нас, Сам ставший Человеком, одним из нас по рождению, чтобы совершить это дело, является Создателем. Но такова истина.
И согласно этой удивительной истине то, что человек должен был владычествовать над другими творениями рук Его, является частичным проявлением воли Божией. Итак, Христос как Человек имеет это по праву и действительно завладеет этим. Эта часть истины, о которой мы говорим, рассматривается в послании Евреям (гл. 2); мы будем говорить о ней в свое время. Здесь я напоминаю об этом, чтобы вы могли понять те обстоятельства, при которых Сын вступает во владение. Дух Божий говорит о Том, Кто, являясь человеком, одновременно является Творцом всего, Сыном Божиим. Все были созданы Им и были созданы также для Него.
Итак, до сих пор мы говорим о славе Личности Христа и Его славе в создании, которая связана с Его Личностью. В Нем виден образ невидимого Бога. Он создал все, все для Него; и Он является Первенцем среди всего созданного.
Сейчас пойдет речь о следующей разновидности славы, о превосходстве другого рода. Он занимает особое место по отношению к Церкви силою воскресения. Это участие божественной силы, но не в творении, а в царстве смерти, чтобы другие могли присоединиться к Его славе через искупление и силою жизни в Нем. Первая слава, так сказать, естественная; последняя - особая и обретенная (хотя и силою славы Его Личности) через принятие смерти и преодоление силы дьявола в ней. Следовательно, она связана, как мы уже отметили, с искуплением и с введением других во владение такими же привилегиями. Он есть Глава Тела, которое есть Церковь, Начаток, Первородный среди мертвых, дабы быть во всем первым. Он есть Первенец среди сотворенных, Он Первенец {Одно из этих преимуществ зависит от Его божественных прав Создателя, другое - от Его дела и силы, явленной в Его Человечности, в акте воскресения. Он владеет всем как Человек и с помощью божественной силы; но можно сказать также, что отчасти Его слава зависит от Его божественности, отчасти - от Его победы как человека} по силе воскресения в этом новом устроении всего, в котором человеку предопределено совершенно другое положение, дарованное ему через искупление и в котором он участвует в славе Божией (насколько создания могут участвовать в ней) и участвует, живя божественной жизнью, жизнью вечной в Иисусе Христе, Сыне Божием; и члены Церкви рассматриваются как члены Его тела. Он Первенец среди созданного, Первенец среди мертвых, Создатель и Победивший смерть и власть дьявола. Вот эти две области, в которых была явлена слава Бога. Особое положение Церкви, тела Христа, определяет часть последней. Он должен был прославиться через воскресение, получить вселенское превосходство и возвеличиться как человек, ибо вся полнота Божества (см. гл. 2,9) соблаговолила обитать в Нем. Какое же еще место, как не первое, занимать Ему во всем! Но прежде, чем перейти к следующему вопросу, следует сделать несколько важных замечаний касательно того, о чем мы только что говорили.
Сын представлен здесь как Творец не для того, чтобы умалить власть Отца или действие Духа. Они едины, но мы говорим сейчас о Сыне. В Евангелии от Иоанна Он представлен как Слово, Которое создало все. Здесь и в послании Евреям о Нем говорится как о Сыне, о том, что Он, Который также является Словом, открылся нам. Он есть Слово Божие, выражение Его разума и Его власти. Именно с Его помощью Бог действует и открывает Себя. Он есть также Сын Божий и в особенности Сын Отца. Он открывает Бога, и кто видел Его, тот видел Отца. Рожденный в этом мире при содействии Бога и с помощью Святого Духа, Он - Сын Божий (Псалом 2,7; Ев. от Луки 1,35). Но рожденный в то время, когда творение уже становится сценой проявления путей и воли Божией. Но Сын - это имя, которое должным образом отражает родство Его славной Личности с Отцом еще до сотворения мира. Именно это и указывает на то, что Он сотворил все. Сын должен быть прославлен, как и Отец, поскольку Он уничижался и делал это во имя нас; все должно быть отдано в руки Его, чтобы Его слава была явлена в такой же мере, в какой Он принял на Себя все унижения. И сила жизни, и сила Божия в Нем явлены через воскресение, так как Он провозглашен Сыном Божиим силою воскресения. Последнее является доказательством этого.
В послании Колоссянам перед нами раскрывается слава, присущая Его Личности как Сыну, существующему до сотворения мира. Он как Сын является Творцом. Очень важно отметить это. Но эти личности неразделимы в их проявлении. Сын творил чудеса на земле, Он изгонял бесов силою Духа; и Отец, пребывающий во Христе, творил дела. Следует также помнить, что сказанное здесь о Нем относится к тому времени, когда Он был явлен во плоти совершенной Личностью человека на земле. Мысленно мы, конечно, проводим границу между божественным и человеческим, но даже отделяя божественное от человеческого, мы думаем о единой Личности, относя это к Тому, о Ком мы думаем. Мы говорим, Христос есть Бог, Христос есть Человек; но именно Христос есть то и другое. Я говорю об этом не с богословской точки зрения, но чтобы обратить внимание читателя на это замечательное выражение "благоугодно было Отцу, чтобы в Нем обитала всякая полнота." Во Христе проявилась вся полнота Божественности. Те, кто позже смущал Церковь (гностики), упоминали слово "полнота" в каком-то мистическом и особом смысле как сущность и источник, однако в конечном итоге - в смысле чего-то определенного; ибо она имеет границы, отделяющие ее от всего остального, божественного, которое развивается в четырех парах существа, а Христос является лишь одним из парных существ {На самом деле как дополнение к четырем}. Нет необходимости глубоко задумываться над этим, но следует только заметить (с различными оттенками мысли), что они приписывают создание мира богу низшему или злому, который был создателем Ветхого Завета. Материя, как они утверждают, не была создана высшим Богом. Они не ели мясо; они не женились; и в то же время предавались всякого рода мерзости и беспутству; и, что очень странно, связывали себя с иудаизмом, поклоняясь ангелам и т.д.
Апостол Павел часто вступал в борьбу с этими пособниками дьявола. Петр также упоминает о них. Здесь Павел указывает через Слово Божие на всю полноту божественного во Христе. Он вовсе не был низшим или эманацией и не занимал какое-то высшее место в тех бесконечных родословиях; всякая полнота обитала в Нем. Какая замечательная истина, касающаяся Личности Господа нашего Спасителя! Мы должны отбросить все нелепые представления человека, чтобы насладиться совершенным светом этой замечательной полноты Божией в нашем Господе и Повелителе. Всякая полнота обитала в Нем. Мы познали Отца, но Его нам открыл Господь. Мы действительно обладаем Духом, но потому, что полнота Духа обитала в Н е м ; и искупив и очистив нас от грехов, Он обрел этого Духа для нас. И Сам Бог был открыт во всей Своей полноте (и ничего не было скрыто) в Личности Христа; и этот Христос - наш Спаситель, наш Господь. Он был явлен нам и для нас. Какая замечательная истина для нас!
Именно ради Его личной славы Он должен был открыть Себя таким образом, как любовь; но не меньшей истиной является и то, что это откровение было связано с нами. И это не только Сын, открывающий Отца, каким бы сладостным и ценным ни был тот факт; это полнота Божественности, открывшаяся и явленная во Христе. И очень приятно, что полнота обитала в Н е м.
Но Христос был не только Главою творения благодаря божественной славе Своей Личности и Главою тела Церкви как воскресший из мертвых и победивший власть дьявола; и все те, кто должны создать Церковь, тоже были далеки от Бога, и последние были также равны по своеволию; чтобы сблизиться с Богом, они должны были примириться с Ним, но через Него все твари примирились, обретя мир кровию Креста. Это примирение небесного и земного еще не завершилось. Мир был установлен кровию, но еще не была явлена власть, которая привела бы к истинному родству с Богом в соответствии с этой драгоценной кровью.
Поэтому в Израиле кровью жертвы окропляли крышку ковчега откровения, и осуществлялось искупление - мир; но кроме этого все окроплялось кровью и исповедовались грехи людские. Это не было еще совершено в отношении Израиля и творения. Все внешнее еще остается далеким от Бога, хотя и достигнут мир. Мы знаем, что Бог по благоволению Своему хотел примирить все небесное и земное при помощи этой крови. Все должно было прийти в первоначальный порядок под властью нового управления. Грешники, продолжающие грешить, не получат благословения в новом мире, но небеса и земля полностью избавятся от силы зла ( и даже от его присутствия во время тысячелетнего царства: сначала относительно его проявлений, а позже - и от самого его присутствия) при помощи той крови, которая отделила добро от зла, согласно сущности Самого Бога, и таким образом Бог прославлен тем, что достигнут мир. Бог мог благословлять по Своему усмотрению; но здесь двойная работа, как и слава Личности Христа, и она распространяется на те же объекты, что и Его слава. Бог по Своему благоволению решил примирить с Собой всех тварей на небесах и на земле через Христа. Но христиан Он уже примирил. Некогда они были не только грешными, как все твари, но отчужденными и врагами по расположению к злым делам, Он примирил их в теле плоти Христа смертию Его. Это искупительное дело, которое Христос исполнил в теле Своем, освободило нас от грехов и прославило Бога, Его Отца, сблизив нас с Богом в Его святости благодаря действенности искупления; иными словами, сделало нас совсем смирившимися, святыми, без греха и порока пред Его лицом; и с сознанием этого, и с осознанием той любви, которая сотворила это, и благосклонности по отношению к нам, чтобы осознав все это, мы душой возвратились к Богу; мы примирились с Богом. Это предполагает, что мы до конца укрепимся в вере.
Положение колоссян заслуживало предостережения их в отношении того, как они ходили по земле {Когда христианин рассматривается как пребывающий во Христе, то нет никаких "если". Мы пребываем в Нем. Когда он рассматривается как странник, то здесь мы на пути к действительной славе и должны достичь цели: и здесь вводится "если", и появляется угроза и необходимость быть бдительным, чтобы уберечься от соблазнов. Но ведь мы полностью убеждены, что убережемся и никогда не погибнем, а будем стойкими до конца и завершим полезное дело. Так сохраняется в спасенных зависимость от Бога и уверенность в Его верности}. Мы видим, что колоссяне отступили от этого, либо им грозило отступление от ощущения их единства со Христом.
Следует также заметить, что апостол Павел говорит о том, что благовествует по всему миру Евангелие. Благодать вышла за узкие рамки иудаизма и перешагнула ожидание Мессии, чтобы возвестить всему миру о безупречной любви Божией ко всякой твари небесной, и Павел сделался служителем Евангелия, как апостол язычников {Заметьте, как ясно и полно это утверждается здесь: стих 14 - искупление и прощение грехов, стих 11 - примирение с Богом, стих 13 - избавление и введение в царство, стих 12 - призвание нас к участию в наследии святых во свете. Все это мы знаем и поэтому призваны ходить (поступать) достойно Господа}. Ведь до сих пор Дух Божий открыл нам два вида превосходства Христа: превосходство (первенство) над тварями и над Церковью (христианским обществом) и соответственно два вида примирения, то есть, во-первых, примирение всего, над чем Христос был поставлен Главою: всего на небесах и на земле; во-вторых, примирение самих христиан: последних Он уже примирил, а первых примирит. И служение апостола Павла также носит двойственный характер. Несомненно, он должен проповедовать не на небесах, а в каждом месте под небесами, где только есть душа, могущая выслушать его. Он служитель Евангелия; и к тому же он служитель христианской Церкви, это особое служение, дающее знать о ее истинном положении и ее привилегиях, связанное с другими тем, что благовествование дошло до язычников, чтобы привлечь и их (стих 23, 25). Этим последним наставлением он завершает слово Божие: этим важным принципом, касающимся исключительного влияния написанного слова, показывающего, что его целостность уже существует, явленная через те предметы, которые она охватывает; предметы, которые полностью завершены, за исключением тех, которые люди, возможно, пытаются ввести. Круг истин, с которыми Бог должен был иметь дело, чтобы открыть нам славу Христа и полностью научить нас действовать согласно Его мудрости, будет завершен, когда откроется учение христианской Церкви. К этому не следует ничего добавлять {Здесь говорится не о времени написания книги, но о круге ее предметов рассмотрения. Закон, Царство, Личность Христа, искупление и пути Божии уже были представлены; следовало открыть учение Церкви, чтобы завершить рассмотрение средств общения Бога}.
Но из-за этого учения апостол Павел вынужден был страдать и подвергаться гонениям со стороны Иудеев и дьявола, стремящихся всячески поразить его. Но он радовался в страданиях своих, почитая их привилегией, потому что Сам Христос пострадал за Свою любовь к Церкви, к Телу Своему. Павел здесь говорит не о Его смерти, а о любви, которая привела Его к страданиям. Взглянув на все с этой точки зрения, апостол Павел смог разделить Его страдания, и мы тоже в малой степени могли сделать это; но апостол Павел страдал особым образом, как свидетельствующий истину. Если бы Христос довольствовался положением Мессии соответственно человеку, то Его бы не отвергли, а приняли бы хорошо. Если бы Павел проповедовал обрезание, то камень преткновения (распятие) был бы удален: человек мог бы принять веру Бога, если бы Его вера признавала человека по плоти. Но плоть не могла вынести то, что когда Бог был открыт, то Его благодать распространялась и на язычников, и через эту благодать иудею не оказывалось больше уважения, чем язычнику, и то, что Он создает Церковь, которая Тело Христа, разделяя небесную славу со Своим Сыном. Но представьте себе, что значит быть отторгнутым как нечто недостойное Бога, даже в религии, - какой невыносимой болью это может быть! Это и есть источник враждебности духа иудаизма, который в основу всего ставит плоть, человека и который постоянно чинит препятствия апостолу Павлу, возбуждая ненависть к язычникам или извращая учение Христа и попросту Евангелия. Вера во плоти похваляется своими особыми привилегиями (см. Филиппийцам,3). Следовательно, мы видим двойное служение, как и двоякое первенство Христа и двойное примирение; и каждое из них имеет подробное отношение одного к другому: Христос, Глава над всеми на небесах и на земле, Глава Церкви; все небесное и земное должно примириться с Богом, христиане должны примиряться; Павел служит каждой твари под небесами, он служитель Церкви. Естественно, его служение ограничено землею. Во всех отношениях его свидетельство о славе Христа и Его деле выходило за рамки иудаизма и противоречило всей его системе.
Далее апостол Павел утверждает вторую часть своего служения, о которой он только что говорил; останавливаясь в особенности на том, что необходимо колоссянам, и излагает это, чтобы укрепить их в наслаждении всеми теми драгоценными истинами. Он исполняет Слово Божие, провозглашая ту тайну, которая была скрыта от веков и родов, а ныне открылась святым. Никогда еще со времен сотворения мира не были явлены пути Божии, содержащие тайну, заключенную в учении Церкви (в истинах, на которых оно основывалось, в откровении Бога о Его власти, Его замыслах, которые создавали основу этого учениями открывали его сущность). Об этом не сообщалось никому из тех, кто представлял часть этой системы (которая предшествовала этому) и через кого свет достигал остальных, являвшихся средством открытия света Божьего. Ангелы, люди, Израиль, пророки - все находилось в неведении этого. Церковь (это Тело Сына Божьего, ставшего человеком и прославившегося) и призвание язычников в этот союз было скрыто от них всех.
И вот Христос, Глава Церкви, Глава Тела, был прославлен, и тайна этого Тела стала известна. Здесь апостол Павел останавливается на одной особенности этого предмета, который после Личности Христа составляет средоточие всех путей Божиих. Эта особенность - Христос в нас (особенно как язычников), упование славы, и в этом мы опять видим, как на святых смотрели на земле, хотя и в силе воскресения. Эта тайна, открывшаяся здесь в том аспекте, что Христос в нас здесь на земле, но не говорится о союзе с Ним в славе, хотя это и нераздельно. Фактически эта тайна в любом случае являлась новой идеей, новой истиной. Тот, Которого познали, был Мессией и должен был явиться среди иудеев, чтобы прославиться в их среде; язычники же имели к этому отношение, как подчиненные народу Божьему. Но согласно учению этой церкви Христос невидимо обитал среди язычников {Я уже отмечал, что язычники особым образом представлены в послании Колоссянам, не как союз иудея и язычника в одном лице} и даже в них; и поэтому, если говорить о славе, Христос был только упованием славы. Христос, обитающий в душах людей, людей прежде отвергнутых и находящихся вне обетований, и наполнивший их сердца радостью и славой от сознания союза с Ним, являлся замечательной тайной, уготовленной Богом для благословенных из язычников. Именно о таком Христе благовествовал Павел, такого Христа он проповедовал, предостерегая каждого человека и обучая его всякой премудрости Божией, которые апостол Павел постиг силою Святого Духа, действующего в нем могущественно для того, чтобы представить всякого человека духовным, достойным этого откровения. Правда, не каждый человек мог заслужить это; но больше не существовало ограничений. Все различия между обрезанными и необрезанными были уничтожены как в отношении греха, так и в отношении благодати; и оставалось выполнить только одно - стремиться, чтобы каждый человек силою Слова и Духа походил на Христа и возрастал до Его полноты, как поведано в учении, вверенном апостолу. Для этого Павел и трудился в соответствии с действием Христа в нем; ибо Христос был не только целью, но и той силой, которая действовала, чтобы сотворить души по образу и подобию Его.

Колоссянам 2

И теперь эта сила действовала в немощи апостола - в человеческой душе - как чувствующая нужды людей и те трудности, что встречались на пути, которая понимала их как понимает человек, хотя и соответственно Богу, и была плодом Его любви. Он страстно желал, чтобы колоссяне поняли, какой подвиг апостол совершил ради них и ради всех тех, которые никогда его не видели, дабы они утешились и объединились в любви для всякого богатства совершенного разумения, для познания тайны Бога.
Апостол Павел почувствовал, что именно в этом нуждались колоссяне, и это было бы благословением для них. Он знал, что союз с Христом, осознанный в душе, надежно защитил бы их от уловок дьявола, которым колоссяне были подвержены. Мы знаем несказанную ценность такого союза и даже то, как важно осознавать его верою. Он трудился, молился неустанно, борясь с искушениями (это ли не настоящий подвиг?), чтобы через веру в них обитал Христос, сущий на небесах. Все сокровища премудрости и ведения были открыты в этой тайне и явились для их души средоточием и силою. Этого они не могли найти больше нигде. Наука, так ошибочно называемая, могла претендовать на предоставление им тех высот, которых якобы не достигла простота учения Христа, но на деле мудрость Божия и величие Его воли далеко превзошли эти бесцельные усилия человеческого разума. Более того, они были истинны, являлись реальностью, а не фантазиями, внушаемыми дьяволом.
По этой самой причине апостол Павел выразил такие замечательные откровения Бога, касающиеся двоякой славы Христа и Его Личности. Он говорил им об этом для того, чтобы никто не прельстил колоссян вкрадчивыми словами. Он воспользовался тем порядком, который существовал среди них, и их верою, чтобы уберечь их от опасности проникновения враждебных помыслов в их головы, тех мыслей, которые могли быть им навязаны незаметно, пока все еще шло хорошо и сознание их веры не было затронуто. Такое часто случается. Люди могут верить в Христа, поступать правильно, но не замечать некоторых идей, подрывающих их веру; они принимают эти идеи, еще сохраняя свою веру и исповедуя ее вместе с этими идеями; но уже потеряны сила истины и ощущение единства со Христом и искренность в Нем. Так дьявол добивается своей цели. То, что они обретают таким образом, является не совершенствованием во Христе, а чем -то вне Христа.
Вот почему апостол Павел говорит: "Посему, как вы приняли Христа Иисуса Господа, так и ходите в Нем, будучи укоренены и утверждены в Нем и укреплены в вере, как вы научены . . . "
Когда мы приняли Христа, все остальное является лишь усовершенствованием в Нем и расширением той славы, которая волею Божией связана с Его Личностью. Знание или то, что претендует на это название, вне этого всего лишь отдаляет нас от Него, лишает наши души влияния Его славы, отбрасывает нас к тому, что есть заблуждение и вводит наши души в связь с тварью, отдаленной от Бога, не дает доступ к познанию Его целей. И поскольку человек неспособен понять смысл существующего и объяснить это себе, то попытки сделать это вынуждают его выдвигать в своих рассуждениях множество не имеющих оснований идей, чтобы попытаться заполнить эту пустоту в его познаниях по причине незнания Бога; сатана же (поскольку сам человек удалился от Бога) играет главную роль, хотя человек не подозревает об этом.
Человек, будучи сыном Адама, не находится в центре огромной системы путей Божиих. Вне Христа и без Христа он не знает этого центра; он рассуждает без основания и цели и все больше и больше запутывается. Его знание добра и зла и сила его нравственных возможностей все больше сбивают его с истинного пути, потому что он занят более высокими вопросами, применяет их в решении более высоких проблем, чем те, которые просто относятся к проблемам физического характера; и они порождают в нем необходимость примирить явно несовместимые принципы, которые нельзя примирить без Христа. Кроме этого человек склонен всегда делать себя, каким бы он ни был, центром всего; а это выставляет его в ложном свете.
Христиане должны ходить, искренне полагаясь на пути Господни так, как они приняли Его; и их совершенствование должно заключаться в познании Христа, истинного средоточия полноты всего.
Когда человек постоянно занимается философствованием по любому поводу, недостаток его собственных возможностей всегда ставит его под влияние интеллектуального лидера и обращает его к преданиям, которые развивают религию плоти и соответствуют ее возможностям и склонностям.
В те дни иудаизм имел высочайшие претензии на место такой религии, тесно связав себя с человеческими теориями и одобрив их, он даже усердно следовал им; и в то же время пытался доказать, что эти теории божественного происхождения и свидетельствуют о единстве с божественным и что отсутствие в них глубокой языческой мифологии и соответствие человеческому пониманию божественного вполне оправданы. Эта относительная чистота имела склонность (для просвещенных умов) удалять то, что было омерзительно в языческой религии. Со смертью Христа иудейская религия больше не могла претендовать на роль истинной поклонницы Бога; и потому она подходила на роль орудия дьявола в его борьбе с истиной (потому как имела преимущества в относительной чистоте своих догм). Во все времена она принималась плотью, была основана на принципах этого мира, поскольку своими средствами она, признавая Бога, доказывала человеку, что Бог стоит на тех же позициях, что и человек. Но теперь Бог больше не был таковым; и Иудеи, движимые завистью, подвергали язычников гонениям; иудаизм принял языческие рассуждения, чтобы извратить и подорвать основы христианства и остановить его свидетельство.
В сущности так бывает всегда. Плоть временно может презирать предание, но то, что является чисто интеллектуальным, не может устоять в обществе людей без религиозного начала. Оно не имеет ни истины, ни того мирского, что принадлежит религии, а для огромного большинства предания и религиозные предрассудки просто необходимы; то есть необходима религия, на которую плоть может положиться и которая подходит плоти. Бог Своею властью может сохранить часть правды или допустить полное извращение ее; но в любом случае истинное положение христианина и учение Церкви утрачены {В учении гностицизма содержались отдельные очень красивые легенды с долей правды в них; но они потеряли Бога и истину и утратили подлинную совесть перед Богом}.
Мы действительно можем обнаружить философию отдельно от религии плоти, а последнюю - отдельно от первой; но в этом случае философия исполнена атеизма и бессилия, а плотская религия ограничена рамками закона, наполнена предрассудками и, если можно так сказать, назойлива.
Во второй главе послания Колоссянам мы находим, что философия и пустая человеческая премудрость объединены с человеческими преданиями, и это все характеризуется как "стихии мира", противоречащие Христу; ибо мы имеем небесного Христа, являющего Собой полную противоположность плотскому человеку, живущему на земле, Христа, в Ком сосредоточены вся мудрость и полнота, реальность всего, что якобы дает закон, или того, что представлено в образе; и Кто в то же время является ответом на все наши нужды. Эту мысль развивает здесь апостол Павел, говоря о смерти и воскресении с Ним.
И прежде всего вся божественная полнота телесно пребывает в Нем. Вместо туманных человеческих теорий и фантазий, мы имеем полноту Божию телесно, в настоящем человеческом теле, в Личности Иисуса Христа, что действительно для нас. Во-вторых, мы совершенны в Нем; нам не нужно ничего вне Христа {Эти выражения относятся к двойственной сущности Христа, о которой уже говорилось в главе 1. Они показывают нам, что мы имеем во Христе в положительном смысле, поскольку то, что следует за этим, относит сие ко всему земному, что могло бы помешать нашему обладанию этим. Во Христе обитает вся полнота Божества, предмет нашей радости, в Ком мы обладаем всем. В Нем мы также имеем превосходство над всякой тварью, в том совершенстве, которое поселило здесь Христа. Мы имеем полноту в Том, Который есть Глава всякого начальства и власти. Что же касается фразеологии, то замена одного слова другим не меняет дела, а показывает образ мыслей апостола Павла. Во Христе обитает вся полнота Божества телесно, и мы имеем полноту в Нем}. С одной стороны, мы видим в Нем Бога, явленного во всей Его полноте; а с другой - мы обладаем в Нем совершенством и полнотой пред Богом. Какая великая истина! Какое положение! Бог в своей совершенной полноте в Христе-Человеке; мы в Нем пред Богом, в том совершенстве, каким является Он - в Нем, Который есть Глава всякого начальства и власти, пред Которым человек в своем неведении должен стремиться преклонить колени! Мы в Том, Который выше любого начальства по Своему положению и Своим правам, Христос - возвеличенный Человек на небесах.
Далее Павел переходит к подробному объяснению сказанного, чтобы показать, что только верные Ему имеют всю полноту во Христе, согласно тому положению, которое Он занял на земле, не ища ничего другого где-либо еще.
Обрезание (божественный знак завета с иудеями, совлечение греховного тела плоти, необходимое для того, чтобы стать частью народа Божьего) возымело свою истину в Нем. Силою жизни, которая в Нем и которая для них, сделавшись соучастниками действенности Его смерти, христиане сочли себя мертвыми и совлекли это греховное тело плоти верою. Это истинно обрезание Христово, обрезание нерукотворное; обрезание же рукотворное было всего лишь символом совлечения греховного тела плоти, но это нерукотворное обрезание стало привилегией христиан во Христе. Обретя новую жизнь во Христе, он действительно совлекал ветхого человека. Мы погребены со Христом в крещении (в этом значение крещения), в Нем мы и совоскресли верою в силу Бога, Который воскресил Его из мертвых. Крещение является символом и выражением этого {Отдельные люди не связывают слово "воскрес" c крещением. Если это так, то я полагаю, что этот отрывок должен читаться следующим образом: "В Нем вы и обрезаны обрезанием нерукотворным, совлечением греховного тела плоти, обрезанием Христовым, бывши погребены с Ним в крещении, в Нем вы и совоскресли (имеется в виду - с Христом верою)... ." Крещение явно символизирует смерть, и крещение символизирует не воскресение, а выход из воды. Дарование жизни ни в коем случае не является смыслом крещения, даже как символ; оно означает отнятие жизни у Адама смертию (смерть Христа) и вступление через ворота смерти в совершенно новую жизнь, в новое положение}. Вера в силу Бога, воскресившего Его, является тем средством, с помощью которого мы воскресли вместе с Христом к новой жизни - это блаженная смерть или, скорее, драгоценное участие в смерти Его, Который исполнил все для нас. И говоря "вера", я имею действующую в нас силу Духа Божьего. Но именно сила Самого Бога, действующая во Христе, проявляется в нас, даруя нам новое положение в жизни. Рассматривая ее в связи с нашим воскресением вместе с Христом, мы имеем намек на то (самим фактом обретения ее), что нам полностью и навсегда прощены все грехи. Мы находились под бременем наших грехов и были мертвы во грехах. Но это бремя взял на Себя Христос и умер за нас, смертию Своею искупив все наши грехи. Совоскреснув с Ним, а также став сопричастниками той жизни, которой Он живет, воскреснув из мертвых, мы (как Он и вместе с Ним) отвергли все свои грехи и оставили осуждение в смерти, от которой были избавлены.
Поэтому Он говорит: "простив нам все грехи." Воскреснув из мертвых, Христос отринул от Себя смерть и ту тяжесть грехов, которая лежала на нас; мы тоже совоскресли с Ним. Само собой разумеется, что Бог, вызволив нас из того состояния, в каком мы находились прежде, не для того нас воскресил, чтобы осуждать, или, осудив, привлечь к этой новой жизни, которая есть Сам Христос. Ибо Он уже понес наказание и удовлетворил праведность Божию и умер, чтобы снять с нас грех, прежде чем даровать нам эту новую жизнь. Бог вывел нас из смерти и осуждения вместе со Христом, Который понес это все за нас. Но это связано с другой стороной дела благодати, о которой идет здесь речь и о чем говорится в послании Ефесянам и также в главе 5 Евангелия от Иоанна, и главе 5 второго послания Коринфянам. Тот, кто живет в грехах, мертв в них пред лицом Бога. Если Я взгляну на, как на живого в них, то смерть должна войти и вошла на Кресте (см. Римлянам, гл.6). Эта мысль не раскрыта в послании Ефесянам; о смерти говорится только в послании Римлянам; в послании же Колоссянам говорится о смерти и воскресении в Христе; о чем мы уже рассуждали. В послании Ефесянам об этом вообще ничего не сказано. Мы представлены, как мертвые пред Богом, и все доброе является согласно воли Божьей новым творением. И будучи мертвыми во грехах, мы оживлены со Христом. Это тоже рассмотрено в послании Колоссянам: только об этом не говорится, как о новом творении. Но в обоих посланиях сказано, что новая жизнь даруется нам мертвым. В послании Ефесянам в начале говорится о воскресении и прославлении Христа (1 глава), и что той же силою Бог воздействовал на нас. В послании Колоссянам об этом говорится, как об истреблении того, чему учили проповедники этого учения о смерти в крещении, и как о нашем воскресении во Христе верою в проявление Бога. В послании Ефесянам благодать находит нас мертвыми и оживляет вместе со Христом. В послании Колоссянам она находит нас живыми в грехах и приводит к смерти и воскресению, завершая это оживотворением со Христом.
Все обряды подобны друг другу, они принадлежали рудиментам мира сего и использовались человеком во плоти, давя непосильным бременем на иудеев (которые пытались подчинить им других); они заслоняли совесть службой, непосильной для человека, и праведностью, неугодной Богу. Эти обряды были отменены. В них иудей, так сказать, расписался в своей виновности; но эти обязанности были уничтожены, и Бог пригвоздил их ко кресту. Мы обрели свободу, жизнь и прощение грехов.
Это еще не все. Были еще силы у начальств и властей против нас - силы духовного зла. Христос лишил их силы и подверг позору на кресте, восторжествовав над ними в этом. Все, что было против нас, Он отверг, чтобы поставить нас, освободив от всего этого, в новое положение. Здесь мы увидим, что сказанное апостолом Павлом о деле Христа, не выходит за рамки того, что Он совершил для нашего освобождения, чтобы утвердить нас на небесах. Он говорит (стих 10) о правах Христа, но не как восседающего на небесах и не как возглавляющего борьбу с дьяволом; он не говорит о нас и как о восседающих с Ним на небесах. Он сделал все возможное, чтобы взять нас туда; но колоссяне представлены как пребывающие на земле, хотя и воскресшие, но имеющие опасность, по крайней мере, потерять ощущение того положения, которого они достигли при помощи их единства со Христом, и будучи в опасности скатиться назад, к стихиям плотского человека и мира, в положение человека, живущего в угоду плоти, не мертвого и не воскресшего вместе со Христом; и апостол старается вернуть их к Нему, показывая, как Христос свершил все, что требовалось, убрав с пути все, что мешало достижению цели. Но он не может говорить о самом положении, так как они не могли осознать его. В делах Божиих мы не можем понять сущность какого-либо положения, не находясь в нем. Бог может открыть его. Бог может научить, как выйти из него. Апостол Павел ссылается здесь на Личность Христа, Который Один мог бы вернуть их назад; и в то же время, Павел продолжает говорить о действенности дела Христова в этом плане, чтобы освободить их от оков, которые мешали им, показав, что все препятствия устранены. Но говоря о деталях этого, он должен был обратить это против опасностей, которые грозили им, а не показывать славные плоды этого дела на небесах.
Установления иудеев являлись лишь тенями, Христос же был реальностью. Считая ангелов объектами поклонения, иудеи ставят их между собой и Христом и, таким образом, отделяют себя от Главы Тела, Который был превыше всех начальств. Христиане в искренности своей веры прочно связывали Главу, от Кого все Тело непосредственно получало питание и возрастало до роста Бога. Следовательно, ставя себя в зависимость от ангелов как высших существ, могущих служить посредниками между людьми и Богом, иудеи на первый взгляд уничижали себя. Но в этом кажущемся уничижении было два недостатка. Во-первых, в действительности то была самая настоящая гордыня, ведь они претендовали на постижение тайн небесных, о которых они не имели представления. Что они знали о положении ангелов, которым так поклонялись? Это была попытка возвыситься до небес самим и ради своей выгоды и определить свои отношения с Божьими тварями, игнорируя Христа, и самовольно вступить с ними в отношения. Во-вторых, это отрицало их союз со Христом. Должно быть единство с Ним, между Ним и ими ничего не могло быть; если бы что-то было, они были бы мертвы и мертвы дважды. Кроме того, благодаря этому союзу, они были едины с Ним, превосходящим ангелов. Соединившись с Ним, они обрели, как мы видим, связь посредством всех членов тела с благодатью и жизнью, которые были в Главе. Взаимные связи между членами Тела укрепляли само Тело, и оно возрастало.
Это учение утверждает две вещи: во-первых, они умерли со Христом, и, во-вторых, воскресли с Ним (глава 2,20). Он применяет принцип смерти ко всем установлениям и к аскетизму, который рассматривает это тело как нечто низменное, что должно быть отвергнуто; и (в главе 3,2) он говорит о воскресении, чтобы поднять их души в более высокую сферу и вернуть их назад ко Христу, побуждая обратить свой взор вверх, поскольку они умерли как ветхие люди {Эти утверждения основаны на главе 2,11.12. Следует заметить, что в послании Римлянам (глава 5,12) говорится о смерти через грех, в котором человек жил (как сын Адамов). В послании Ефесянам человек рассматривается как мертвый в грехах для Бога. В послании Колоссянам упоминается о том и другом: в главе 2 (стихи 11,12) говорится об этом же, но добавлено воскресение со Христом. Стих 13 следует учению ефесян. Главы 2,20 и 3,1 продолжают сказанное в главе 2,11.12 и утверждает совлечение ветхого человека и облечение в нового}.
Чтобы эти наставления были понятны и чтобы показать их связь между собой, мы должны отметить, что апостол Павел подчеркивает двойную опасность, а именно: со стороны философии и опасность человеческих преданий, противоречащих Христу (глава 2,3; см. стихи 9-15). Отождествляя нас со Христом, Павел говорит больше о значении дела Христа, чем об этой тождественности. В стихах 16-19 он прежде всего относит это (стих 16) к подчинению установлениям, то есть видит опасность со стороны иудаизма; а затем (стих 18) указывает на опасность со стороны философии гностицизма {Хотя это слово похоже на научный термин и не кажется имеющим отношения к Библии, это не имеет значения в данном случае. Наука, ошибочно называемая таковою, о которой говорит кое - где еще апостол Павел, по-гречески означает знание; а ее самонадеянная и развращающая философия была названа "гностицизм". Она сыграла большую роль в истории христианской Церкви, о чем я не буду говорить здесь. Но ее принципы часто встречаются в Новом Завете, их приводят апостолы, чтобы бороться с гностиками. Иудеи попали под большое влияние идеи посредничества ангелов, хотя и воспринимали ее не в том виде, как объясняла это философия гностицизма}, ошибочно называемого наукой. Эта лженаука соединилась с иудаизмом (или, скорее, иудаизм примкнул к ней), принявшим новую форму. Начиная со стиха 20, апостол Павел опять говорит о смерти и воскресении со Христом, но с той целью, чтобы избавить колоссян от влияния всего ветхозаветного, обратив взор их и мысли к небесам.
Но не одни колоссяне могли подвергнуться этой опасности. В основном эти принципы были губительны для Церкви во все времена. Они принадлежат тайне беззакония {Это проявлялось в дни апостола Павла; Павел противостоял этому в силе Святого Духа. После его смерти эта сила исчезла. Никогда в своей истории Церковь не имела этих двух положений христианской веры, то есть совершенство во Христе ("Ибо Он одним приношением навсегда сделал совершенными освящаемых") и присутствие и ведущая сила Святого Духа на земле. Эти принципы были насаждены таинствами и духовенством}, которая так развилась с тех пор и принесла столько различных плодов, таких разных по своему проявлению (в сравнении с другими принципами, которые также действовали и под властью высшего провидения Божия). В последних стихах мы увидим глубокий, простой и убедительный принцип, включенный в это.
Уже процитированные стихи, начиная со стиха 20, осудили всю иудейскую философскую систему с точки зрения дела Христова, Его воскресения и союза с Ним в Его небесном положении.
То, что следует далее, судит об этом с нашей позиции. Предыдущие стихи показали нам, что эта система была ошибочной, потому что Христос и Его дело были таковыми, как утверждалось в этих стихах. Отрывок, который мы собираемся обсудить, показывает, что эта система абсурдна; она не может быть применена к нам, не имеет возможного применения из - за нашего положения. С одной стороны, это ошибочная система, пустая и ненужная во всех своих деталях, если Христос истинен и пребывает на небесах; а с другой стороны, это нелепая система в своем применении к нам, если мы христиане. И по этой причине эта система предполагает жизнь в этом мире и отношения, которые следует устанавливать с Богом, на основании этой жизни, хотя она якобы умерщвляет плоть; и все же она обращена к людям, которые мертвы для веры. Апостол Павел говорит, что мы мертвы для стихий этого мира, для всех принципов, на основании которых действуют живущие в этом мире. Тогда зачем мы подчиняемся установлениям, действующим в этой жизни и предполагающим ее существование, как будто бы мы все еще живые, словно мы еще живем в этом мире? - установлениям, касающимся вещей, которые истлели от употребления и не имеют отношения к тому, что есть вечное и небесное. Действительно, они имеют только вид смиренномудрия и умерщвления тела, но не имеют связи с небесным, которое суть новая жизнь - во всех своих побуждениях и в своем развитии; и они не признают славу новой твари как твари, рожденной Богом, которая, будучи таковой, всегда имеет свое место и свою славу. Они ставят человека в зависимость от плоти, под предлогом освобождения нас от нее, и они отделяют верующего от Христа, помещая ангелов между человеком и небом и благословением; в то время как мы едины со Христом, Который выше всех этих сил, и мы в Нем.
Эти установления имеют отношение к тленным вещам и связаны не с новой жизнью, но с человеком, живущим плотской жизнью на этой земле, для которого жизнь христианина в нравственном плане мертва; и что касается этой жизни, они не признают тело творением рук Божиих, как это следует признавать.
Итак, эта система установлений утратила Христа, Который был их основанием. Она была связана с гордыней, претендующей на проникновение в суть небесного, чтобы установить связь с существами, которые вам неведомы в такой мере, чтобы обращаться с ними. Эта гордыня, поступая так, отделилась от Главы Тела, Христа, и, таким образом, не признала связь с источником жизни и единственно правильную позицию пред лицом Бога. Эта система также исказила наше действительное положение на земле, рассматривая нас как все еще живущих по законам ветхого человека, в то время как мы мертвы в той жизни; она бесчестила человека как такового, не признавая его творением рук Божиих. То, что представляло опасность для христиан в дни апостола Павла, характерно и для христианства в наше время.
Таким образом, разъяснялось положение христианства, но, скорее, с точки зрения небесных привилегий христиан. Благодать сделала все необходимое для нас, используя веру некоторых, предостерегая и наставляя их в отношении всего ценного и указывая на ошибки других.

Колоссянам 3

Итак, далее идут непосредственные увещевания, основанные на уже изложенной истине применительно к положению колоссян; то есть, основанные на том, что колоссяне воскресли со Христом, но еще не воссели на небесах.
Поскольку колоссяне воскресли со Христом, то они должны помышлять о горнем, где Христос сидит одесную Бога, а не о земном. Эти две вещи не могут быть совместимы. Искать, иметь стремления одновременно к небесному и земному невозможно. Быть искушаемым земным и сопротивляться этим искушениям мы можем; но это не значит иметь своей целью то и другое. Причина этого кроется в нашем положении: мы мертвы, и жизнь наша сокрыта со Христом в Боге. Не сказано: "Мы должны умереть." Человек не может умереть самовольно. Не должно этого делать никогда и по воле плоти. Если она делает это, то слагает свои полномочия. Мы мертвы: но для христиан это бесценная умиротворяющая истина, достигнутая благодаря Христу, умершему за них. Христиане приняли жизнь Христа, и все, что Христос сделал для них в той жизни, принадлежит им. Итак, христиане мертвы, потому что Христос умер за них. Жизнь, наполненная искушениями, виной, нападками греха, больше не существует для них. Смертью все, что было связано с этим, уничтожилось. Теперь все, связанное с жизнью ветхого человека, было грехом, осуждением, слабостью, страхом, бессилием перед кознями дьявола, всем, что ушло в прошлое.
Мы имеем жизнь, но жизнь во Христе; она скрыта с Ним в Боге. Мы еще не явились во славе, так как мы должны явиться пред взором всех на небесах и земле. Наша жизнь сокрыта, но сокрыта надежно в своем вечном источнике. Это удел Христа, в Ком мы имеем жизнь. Он сокрыт в Боге и тоже является нашей жизнью; когда Христос явится, то и мы явимся с Ним во славе.
Следует заметить, что апостол Павел говорит здесь не о союзе с Христом, а о жизни, о том, что мы умерли и наша жизнь сокрыта со Христом в Боге. Павел не говорит о христианской Церкви в связи с нашим положением; он, несомненно, повествует о Христе как Главе Церкви, об этой Его Личной славе, но не о Церкви как имеющей отношение к нам. Он говорит лично о каждом из нас. Правда, каждый из нас имеет свою собственную жизнь во Христе, но именно как свою собственную; это не есть союз с другими христианами. Мы имеем эту жизнь во Христе, но здесь не говорится о нашем союзе как о едином с Ним Теле. Речь идет об индивидуальном характере христианина, для которого Христос, Глава Церкви, является всем.
В связи с этой истиной очень важно отметить еще и то, что в этом послании ничего не сказано о Святом Духе. Фактически Павел говорит об их любви в Духе, но в послании, давая наставления, он не называет Его имени. Даже когда Павел говорит "где нет ни Еллина, ни Иудея" и т.д., это относится к новому человеку, а не к нашему единству во Христе. Каждый должен был быть предан Христу, Главе. Он больше не жил в этом мире; он умер, и его жизнь была сокрыта со Христом в Боге. Но это касалось лично его; он обязан был знать и крепко держаться этого ради себя самого, почитая это за необходимую истину, чтобы уберечься от уловок дьявола. Короче говоря, это жизнь во Христе. В других местах мы видим многое из того, о чем Павел говорит как о плоде Духа, под которым он подразумевает союз и единство; но здесь речь идет только об образе жизни, который является источником этих плодов. Поэтому совершенно естественно, что круг и средоточие всех духовных связей в Одном, во Христе, о чем говорится в божественном наставлении, где упоминается о Святом Духе, здесь отсутствуют.
В послании Ефесянам мы повсюду встречаем упоминание о действиях Святого Духа во всем, что касается союза с Главой Церкви, Христом, с Которым мы едины в одном теле посредством Духа. Таким образом, каждый из нас запечатлен обетованным Святым Духом, Который есть залог нашего наследия; мы все имеем доступ к Отцу только через Духа; мы также соединены вместе для обитания в нас Бога через Духа; единство язычников в одном теле теперь открывается через Духа; святые утверждаются Духом во внутреннем человеке; теперь одно тело и один Дух; мы не должны оскорблять Духа; мы должны исполниться Им; Слово Божие есть меч духовный. Союз тела с Христом, наше воскресение с Ним, наше пребывание на небесах в Нем - все это результат нашего союза с Ним, здесь об этом говорится достаточно полно; но в то же время Святой Дух, соединяющий нас с Ним, объединяет всех нас в одном теле; Он на земле представляет Бога в христианской Церкви, действуя в нас, оберегает наше будущее и укрепляет нас в настоящем. Святой Дух, я повторяю, повсюду, чтобы исполнить правду и дать ей укрепиться среди нас, живущих на земле.
Многие увещевания в послании Ефесянам очень похожи на призывы в послании Колоссянам. Но в послании Ефесянам все они связаны с Духом; в послании же Колоссянам они связаны с действием слова и благодати в душе. Это говорит о том, что изложенная в послании Ефесянам доктрина оказывает огромное влияние на занимаемое нами положение на земле и связана с этим положением, поскольку она указывает на Самого Бога как обитающего в нас посредством Святого Духа, наполняющего нас, как каждого в отдельности, так и всех в одном теле; здесь также в полной мере изложена воля Божия.
И все же обладание жизнью в своем роде также важно, как присутствие и обитание Святого Духа. Оно дает нам благословение; и, как мы видим, образ божественной жизни изложен гораздо более полно в послании Колоссянам, и не просто как действие в нас, тогда как в послании Ефессянам больше указывается на ее противоречие прежнему состоянию.
В послании Римлянам (глава 8) это действие и присутствие Святого Духа показаны весьма замечательным образом в отношении к отдельной личности. Он характеризует нас главным образом с точки зрения нашего воскресения, свидетельствуя в нас о том, что мы чада, наполняя нас радостью и надеждой на славу наследников, поддерживая нас в нашей немощи и являясь источником наших просьб и наших стенаний. В послании Римлянам это связано с нашими личными отношениями с Богом; в послании Ефесянам об этом говорится с точки зрения присутствия Божьего в нас, объединенных со Христом в одно тело.
Есть кое-что еще, что следует заметить здесь и что проливает свет на цель Святого Духа в этих посланиях. В послании Ефесянам апостол отталкивается в этом от воли Божией. Человек рассматривается как таковой без всякого признака божественной жизни в нем; он мертв в грехах и беззаконии, и по природе он чадо гнева. Бог богат милостью; Он воскресил человека вместе со Христом, Который в благодати Своей принял смерть и поставил его по благости воли Своей в одно положение со Христом. Мы Его творение, заново созданные во Христе Иисусе. Бог соблаговолил поставить нас пред лицо Свое по Своей собственной воле и согласно Своей природе. Здесь не сказано, что мы мертвы в Христе. Человек не рассматривается и как живой во плоти, поэтому так или иначе он должен был умереть. Это было необходимо. С одной стороны, ефесяне должны были понять, какая пропасть лежит между Богом и человеком в соответствии с Его волей; а с другой стороны - то, как грешен человек по природе своей. В этом послании подчеркивается, что все является творением Самого Бога согласно намерениям Его сердца, Его природе и благоволению Его {Следовательно, мы не имеем оправдания в послании Ефесянам. В нем говорится о новой твари}; человек уже мертв, и даже Христос займет Свое место лишь после Своей смерти, последующего воскресения и возвеличивания на небесах.
Колоссянам грозила опасность вновь подчиниться обрядам, и вследствие этого они занимали положение, в котором считались людьми живущими в этом мире; и апостол Павел дает им почувствовать, что они умерли со Христом. Павел по благодати обязан следить за ними там, где они находились, ибо грозящая им опасность заключалась в том, что они могли считать человека живущим на этой земле; он должен был следить за ними, чтобы доказать, что христиане уже умерли со Христом и их жизнь на земле была жизнью воскресших вместе со Христом.
В послании Ефесянам о человеке не говорится, как о умершем с Христом. Он умер в своих грехах, когда Бог начал воздействовать на него. Ни один человек не является для Бога живым. Христианин оживлен вместе со Христом, и Сам Христос вначале рассматривается как мертвый.
Однако этот образ, соединенный в послании Колоссянам, в основу которого положена жизнь или новый человек, имеет для всех нас значение и представляет великую ценность, потому что эта жизнь, эта новая сущность человека и благодать, действующая в ней, в гораздо меньшей степени представлены в послании Ефесянам, где больше говорится о силе Бога, создавшего людей в Христе и соединившего их с Ним, исполнив верующего и Церковь на земле новой природой и придав верующему характер нового человека, и тем самым Христа и Самого Бога {Эта разница представляет глубокий интерес и замечательным образом раскрывает сущность послания Ефесянам, послания, в котором все подчинено той высокой точке зрения, принятой Духом и проистекающей из подлинной и вечной воли Божией и из Его собственного сердца. Он страстно желает иметь нечто, Он создает нечто, чтобы явить преизобильное богатство Своей благодати. Он принял мертвых и погибших, но они лишь объекты Его действий, пригодные для того, чтобы явить их за счет их собственного положения. Он не влияет на сущность человека, потому что она противоречит Его сущности. Он оживотворяет из мертвых и создает. В послании Колоссянам говорится о смерти ветхого человека, и это необходимо было принять во внимание. Слава Богу, мы обрели право смотреть на Него как на уже умершего, потому что Христос умер за нас. Могу добавить здесь к тому, что я уже сказал о Святом Духе, что когда апостол Павел в послании Колоссянам говорит о силе надежды, обитающей в нас, он вовсе не имеет в виду залог Святого Духа. Это все еще Христос в нас, надежда на славу. Повсюду подразумевается Христос и подразумевается как жизнь}.
Можно предположить, что речь шла только о Святом Духе, действующем в полноте Своей силы и наполняющим людей и Церковь. Но в послании Колоссянам мы обнаруживаем, что речь идет о новой природе, о внутреннем изменении человека, а не об изменении плоти. Ибо о нас говорится не просто как об оживленных через Сына, но как об умерших и воскресших со Христом, Человеком, Который умер, чтобы совлечь, умертвить прежнее состояние чада Адамова и воскресить человека иным, облекшимся в нового. И таково положение и состояние человека пред Богом: источник вкусов, чувств, желаний, доводов, нравственных возможностей, соответствующих самой природе Бога, Который зародил все это в душе человека. Мы обновились в познании по образу и подобию Того, Кто создал нас. Но источник этого есть жизнь, которой необходимо, чтобы Святой Дух открыл ее тем, кто подходит ей, и чтобы Он побудил в них вкусы и чувства, угодные им и способствующие их росту. Этой жизни необходимо, чтобы Дух Божий действовал в ней, наполняя ее силой; но это есть истинная жизнь, природа, имеющая свои пристрастия, присущие самому ее существованию {С этой разницей между действиями Духа и существованием новой жизни связана свобода души. Будучи рожденными Богом, мы неизбежно наделены склонностью к святости; в нас действует любовь; мы наслаждаемся праведностью Божией. Но, благодаря этим чувствам, хотя моя душа ощущает любовь в Боге и эта любовь привлекает меня и внушает мне в полной мере доверие, все же моя совесть осуждает меня, и я чувствую не совсем то, что я люблю. Я нахожусь под бременем закона и не уверен в моих отношениях с Богом. Познав же всю ценность Крови Христа, то, что Он - моя праведность, я с помощью Святого Духа, обитающего и действующего во мне, обретаю чувство моего родства с Богом. Я чувствую это в моей душе, и Святой Дух свидетельствует об этом. Тогда появляется свобода}, которая будучи освящена Святым Духом сознает свое собственное существование; та жизнь, в которой мы являемся чадами Божьими, порожденными Им.
Важно и то, что мы должны познать относительно плотской жизни, размышляя об этом, хотя это и негативная сторона, что мы мертвы. Мы должны понять, что Бог не признает ничего принадлежащим ветхому человеку; Он радуется новому человеку, новой сущности, данной нам благодатью, которая есть сущность Самого Бога и Его нравственное отражение.
Ведь мы мертвы и наша жизнь скрыта со Христом в Боге. Мы - члены тела Христова на земле - не признанная жизнь. И мы должны умертвить {Это весьма отличается от смерти от греха. Здесь имеется в виду зло в отжившем (конечно, кроме смерти Христа, умершего за тех, кто творил зло); тогда как умерщвление является проявлением силы в том, что является благом в новом человеке} все эти члены ветхого человека. Христианин должен отвергнуть их как принадлежащие ветхому человеку, в то время как его жизнь - жизнь с Христом. Эти земные члены навлекают гнев Божий на сынов противления. Христиане некогда обращались в них, когда сами жили между ними; но теперь об этом не может быть и речи; и они не только отвергают тяжкие грехи, поражаемые явной похотью (глава 3,5.6), но все деяния упрямой воли и непокорного сердца, каждое проявление в действии воли естества, не знающего Бога и не испытывающего страха перед Ним, любой гнев и злобу, и ложь, происходящие от эгоизма или страха человека (стих 8).
Истина господствует в душе, совлекшейся ветхого человека и облекшейся в простоту нового человека {Эти три формы дают полный образ зла в человеке: зло в общем смысле этого слова, насилие и развращение; последнее может выступать как в форме похоти, так и в форме лжи. Поэтому перед потопом земля была развращенной пред Богом, она была исполнена насилия. Ложь является формой испорченности, и насилие также характерно для дьявола. Господь объявляет дьявола лжецом и человекоубийцей (от Иоанна 8,44). Для человека характерна также плотская похоть}, "который облекшись в нового, обновляется в познании по образу Создавшего Его" (стихи 9,10). Новый человек ходит в свете. И дело не только в том, что есть совесть, которая судит о добре согласно познанию Бога. Это и есть совлечение ветхого человека с делами его.
До появления христианства, несомненно, были души, рожденные заново ( таково полное откровение Божие); но их устав, когда он был определен, основывался на человеческой ответственности и законе, который являлся совершенным мерилом того, каким должен быть человек, будучи ответственным перед Богом. Святые тогда не делали различий между новым и ветхим человеком, хотя при необходимости они могли ощутить и понять, где ветхий, а где новый человек, оценивая человека по многим критериям. Например, представление о лжи как о грехе было у них совсем иным, чем у христиан. У христиан новый человек обновляется в познании по образу Создавшего Его {Заметьте здесь, как отличается аналогичное высказывание, встречающееся в послании Ефесянам. Там сказано, что Христос создан по образу Бога в праведности и истинной святости. Здесь же дается новое представление о божественной жизни, которая знает Бога. Это наше состояние, а не акт сотворения Богом. Это вовсе не противоречит мысли, высказанной в послании Ефесянам; наоборот, слово "обновленный" здесь имеет другой смысл, чем в этом послании. "Обновленный" здесь означает совершенно новый, какого не было прежде. В послании Ефесянам слово "обновленный" означает "сохраненный свежим и новым"}.
Бог Сам по Своей сущности является мерилом добра и зла, потому что новый человек имеет познание того, что есть природа; он становится участником ее, и он имеет свет Божий, что является замечательной и бесценной привилегией христиан. Бог действует в этой природе; но сообщая им ее, Бог ставит человека в это новое положение. Христос является совершенным примером этого образа, олицетворяющим нового человека.
Об остальных отличиях не говорится; остается только ветхий человек, которого мы знаем как мертвого, и новый человек. Для последнего Христос означает все, потому (поскольку нет никого, кроме Того, Которого они видят и Которого они познают) и Он - во всех верующих. Поэтому облекаются как избранные Божии, святые, возлюбленные (Христос является их жизнью) в образ Христа, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг ко другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу; как Христос простил нас {Заметьте здесь, как долготерпение, милосердие, смирение характеризуют Христа. Удивительно, как об этом говорится повсюду. Так должно быть в мире, подобном этому. Так это было в Христе. Так, в первом послании Коринфянам, в главе 13 все черты, присущие милосердию, исполнены смирения и носят подобный характер. Они не то чтобы определяют милосердие, но присущи ему. Там, где недостает этих качеств, там недостает и милосердия}. И, наконец, они облекаются в любовь, которая есть совокупность совершенства, придавая божественный характер всем вышеперечисленным свойствам, явленным во Христе, и ставящая божественную печать принятия сущности дружелюбия во имя благодати, ибо божественная любовь свята.
Заметьте здесь также, что облечение этими качествами происходит при осознании благословенного положения перед лицом Бога, что выражено словами "избранные Божии, святые и возлюбленные." Только таким образом и никак иначе. Это является ощущением того чудесного благоволения, которое благодать взращивает в наших сердцах. То же самое в послании Ефесянам: "как чада возлюбленные."
О некоторых из этих качеств может напоминать нечто существующее в природе; но силы признаков совокупности божественной любви, действующей в ощущении общения с Богом, явно недостает в последней; и это составляет характер полноты, оправданность использования, совершенство, уместность и силу в проявлении этих качеств, которые может дать одна любовь. Ибо именно Бог виден в этом, Бог действует в Своей сущности, от которой Он передал и нам. Ибо тот, кто пребывает в любви, пребывает в Боге, и Бог в нем. Если говорить о состоянии души, то существует венец этой жизни, которым те, кто ею живет, постоянно украшаются. Мир Христа владычествует в таком сердце, этот сладостный и несказанный мир, который ничто не может нарушить, хотя его дух прошел через все, чтобы испытать это, ибо Он всегда ходил с Богом. И Бог призвал нас к этому; Он есть Бог мира. И тут апостол Павел говорит о единстве тела - не как о его привилегиях во Христе, а в связи с тем, что христиане призваны быть в союзе, печатью и узами которого является мир Божий. Затем говорится о благодарении; ибо душа чувствует любовь и действия Бога, и все исходит к ней от этой любви.
Но кроме мира Божьего и благодарения, обращенного к Богу, говорится также о жизни в познании того, что открыто, о пище и радости души. Это тоже обретается в активной жизни и любви к другим. Познание Бога и того, что находится пред лицом Его, ведет к этой духовной активности. Если последнее становится реальностью, то достигается радостная свобода, заключающаяся в здоровье, в присущей действенной любви, черпающей силы от общения с Богом, согласно природе Христа. Слово Христа открывает все, что открыто душе, в которой любовь живет и возрастает и является, таким образом, преобладающей, действующей и направляющей силой, потому что она отражает эту природу и открывает все ее пути и всю ее действенную силу в любви, которая в Нем.
Поэтому апостол Павел призывает колоссян к тому, чтобы слово Христово вселялось в них обильно. Таково развитие, соответствующее совершенству Бога и нового человека, и премудрость Божия, научающая и направляющая их. Павел страстно желает, чтобы христиане могли полностью осуществить это. Этого можно достигнуть только в общении с Господом, постоянно поддерживая с Ним связь. В Слове Христовом содержится вся мудрость; и, познавая ее, святые могут научать и вразумлять друг друга {Проще поставить точку после "друг друга" и только запятую перед "научать"}. Но в этом случае мы познаем не только мудрость и то, что проявляется в нас, но и любовь в общении с Тем, в Котором мы открыли эту мудрость, так что эти выражения жизни Христа как истинная мудрость в этом мире находят свой отзвук в наших сердцах в хвале, в благодарении, в воспевании Его величия. Все эти глубокие чувства, в которых проявляется духовная жизнь, выражаются согласно тому, что мы познали; они исходят от Духа Христова и являются выражением духовного общения с Ним и тех чувств, которые она порождает в сердце. Христос Своею Личностью и сознанием Его присутствия, как объект наших мыслей и в духовных плодах, созданных на основе этого, поддерживает это общение и эту связь с восхваляющей Его душой.
Но это ощущение связи с Христом в жизни, которой Он живет в нас, применимо ко всему. Ничто не делается без Него. Если Он есть жизнь, то все, что в этой жизни делается, делается ради Него, во имя Его, если говорить о душе. Он присутствует как побуждающая к действиям сила, которая придает свой характер нашим действиям и которая перед этим захватывает наше сердце, нацеленное на эти действия. Все связано с Ним; мы не питаемся без Него (как может быть иначе, если Он - сама наша жизнь?), мы не пьем без Него; что бы мы ни говорили и ни делали, мы говорим и делаем во Имя Господа Иисуса Христа. В нас пребывает ощущение Его присутствия, осознание того, что все связано с Ним, что мы ничего не можем делать без Него (кроме плотского), потому что та жизнь, которую мы имеем от Него, действует с Ним и в Нем, она неотделима от Него, и Он во всех деталях является целью этой жизни, как поток воды, устремившейся от своего источника. Так характеризуется жизнь христианина. И какая жизнь! Через Него, пребывающего в осознании божественной любви, мы благодарим нашего Бога и Отца.
Заметьте здесь, что жизнь христиан характеризуется не только отдельными субъективными качествами, проистекающими от Христа, но и тем, что Сам Христос является целью и предметом чувств и разума во всем, чем бы мы ни были заняты. Личность Христа господствует над всем и присутствует во всем, чем исполнена душа.
Неопытный человеческий глаз часто путает природу с благодатью; но разумное осознание Христа как цель души, отмеченная Его присутствием, печатью Его одобрения, когда помышляют о Нем, нельзя спутать ни с чем. Ничто нельзя сравнить с этим, это невозможно заменить ничем. Если Он открывается нашей душе, и душа ходит с Ним во всех делах и ищет только свет Его одобрения, печать Его благосклонности к душе во всех ее делах, тогда Он известен душе, хорошо ей знаком. И только Он общается с душой таким образом, когда та ходит путем Его воли, как сказано в Слове Божием.
Рассмотрев все великие и важные принципы новой жизни, апостол Павел переходит к рассмотрению иных отношений жизни, предостерегая от того, что могло бы угрожать им, раскрывая христианскую сущность каждого из этих отношений. Жены обязаны повиноваться - привязанность характера - для нее: "К мужу твоему влечение твое." К мужу она должна проявлять любовь и доброту, хотя их душа может оставаться безразличной и суровой. Дети должны быть послушными; отцы - добрыми, чтобы дети не отдалились от них и не перестали их любить и не были вынуждены искать где-то в мире то счастье, которое можно найти лишь в святилище домашнего очага, который Бог создал как надежную защиту для возрастающих в слабости. Бесценен дом (где знают Христа), исполненный любви и доброжелательности, в котором душа научается тем отношениям, которые утвердил Сам Бог; эти отношения, связанные с именем Господа милосердием и любовью, оберегают от страстей и своеволия; там, где душевные силы развиваются в нужном направлении, обретается сила, способная, несмотря на грех и непорядок, пробудить совесть и завладеть душой, ограждая ее от зла и прямого влияния дьявола. Ибо так назначил Бог.
Я знаю, что требуется другая сила для того, чтобы освободить душу от греха и уберечь ее от него. Природа, даже в таком виде, как ее сотворил Бог, не дает жизнь вечную, как и не восстанавливает невинность или чистоту совести. Мы можем силою Духа посвятить себя Богу и без этих семейных уз, даже отказавшись от них, если Бог призовет нас, возложив на нас более строгие обязанности, о чем проповедовал Христос в Евангелии. Христос имеет полное право, абсолютное и высшее право по отношению к человеку, погибшему во грехе. Он искупил его от греха; и искупленный больше не принадлежит себе, а принадлежит Тому, Который отдал Себя за него. Там, где существуют человеческие отношения, там грех действительно развратил всех и извратил волю; появились страсти, но сами отношения установлены Богом и горе тому, кто пренебрегает ими! Если благодать подействовала и существует новая жизнь, то она признает то, что создал Бог. Хорошо известно, что в человеке нет доброго; известно, что грех все испортил, но то, что испортил грех, не является само по себе грехом. И там, где существуют эти взаимоотношения, отказ от своеволия, смерть от греха, принятие Христа, жизнь в Нем возвращает силу; и если они не смогут возвратить образ чистоты ( утерянной навсегда), они могут сделать эти отношения полем деятельности благодати, в которых кротость, нежность, взаимопомощь и самоотречение в окружении трудностей и бед, создаваемых грехом, придает им очарование и глубину (как во всех взаимоотношениях поступал Христос), какие сама невинность не могла себе представить. Это действие благодати в жизни Христа, которой мы живем, именно она развивается в них.
Отсутствие естественных привязанностей означает безнадежное отступничество и удаленность от Бога, совершенный эгоизм, присущий последним дням.
Я не рисую здесь картину, далекую от истины, и не выражаюсь поэтически, будто светлая сторона решает все; я только утверждаю, что Бог создал эти взаимоотношения, и тот, кто боится Бога, будет уважать их. Благодать здесь необходима. Эти отношения через саму их интимность дают возможность проявиться всему, что весьма мучительно, если благодать не действует на них. Здесь апостол Павел предостерегает нас об этой опасности. Если Господь связывает эти отношения, если наш еще более тесный союз с Ним придает сил нашим естественным узам, тогда повсюду в них действует благодать; и для тех, кто состоит в этих отношениях, они становятся сценой, где можно замечательным образом явить жизнь Христа.
Теперь, вследствие вышесказанного, следует обратить внимание на то, как апостол Павел вводит Христа в эти отношения, и особенно там, где речь идет о тех, кто является подчиненными, то есть жены и дети; чтобы освятить, пользуясь таким возвышенным поводом, подчинение, свойственное их положению. Он освещает это еще больше там, где эта связь не является естественной, но возникает в грешном мире и по вине греха, то есть установлена между рабами и их господами. Благодать не пытается изменить порядки, установленные в этом мире и обществе, но старается привести души на небеса, изменив их по образу Бога. Я не сомневаюсь, что она очень сильно изменила к лучшему общественное положение человека, так как поставила совесть непосредственно перед лицом истинного Бога, Которого она открыла во всем Его совершенстве, и, установив своею властью то, что называется родственными отношениями в человеческой семье, благодать с помощью их подействовала на совесть даже там, где душа еще не обращена к Богу, а подготовила ее с помощью закона, нравственно. Но христианство, если коснуться его учения, рассматривает этот мир как отвернувшийся от Бога и погрязший в грехах, а человека - как чадо гнева и потерянного грешника.
Христос, Сын Божий (Который, если бы Его приняли, мог бы навести порядок, и Который в будущем, явив Свое Царство, установит справедливость и мир) был отвергнут этим миром, и дружелюбие этого мира чуждо Богу. В Евангелии положение человека рассматривается как нечто более глубокое, чем его общественное положение. Оно рассматривается с точки зрения отношения души с Богом и, следовательно, с тем, что является вечным. Бог вдохнул в нас новую жизнь, чтобы мы могли наслаждаться теми новыми отношениями с Ним Самим, которые были дарованы нам через искупление. Как Христос, будучи живым в этом мире, олицетворял Собой любовь и благость Божию среди грешных тварей, так и теперь отвергнутый этим миром (который тем самым вынес себе приговор) Христос, обитающий через Свою благодать в душе того, кто принял жизнь, становится для этой души источником блаженства в союзе с любовью Божией, которая возвышает душу и ставит ее над всеми обстоятельствами, какими бы они ни были. Раб, живущий во Христе, свободен душою; он человек, свободный перед лицом Самого Бога. Его господин знает, что он сам имеет Господа, и его отношения с рабом обретают форму благодати и любви, преобладающих в душе его, и он в них осуществляет свою власть.
Но как я уже сказал, для бедного раба Христос является особым источником благодати. Раб может служить своему господину, будь он хороший или плохой, преданно, покорно и верно; потому что поступая так, он служит Самому Господу и сознает это. Он получит воздаяние там, где ничего не забыто из того, что сделано во славу Христа, и где хозяева и рабы равны пред Тем, у Кого нет лицеприятия.
Два принципа действуют в душе раба = христианина: его совесть во всех его поступках открыта пред Богом; страх перед Богом правит им, а не страх перед хозяином. И раб сознает свою связь со Христом, осознает присутствие Христа, которое поддерживает его и возвышает его над всеми обстоятельствами. Это тайна, которую нельзя у него отнять, потому что она в душе и на небесах - Христос в нем, его надежда на славу. Да, как замечательно это познание Христа, возвеличивающее все, на что оно распространяется; и с какой умиротворяющей силой оно нисходит на всех одиноких и отверженных, на всех тех, кто унижен в этом мире греха!
Трижды в этих двух стихах, удерживая их совесть пред лицом Бога, апостол Павел упоминает Господа, Господа Христа, наполняя Им сердца этих бедных рабов, давая им почувствовать, кому они на самом деле служат. Таково христианство.

Колоссянам 4

Апостол Павел заканчивает свое послание несколькими важными общими призывами. Он желает, чтобы святые в Колоссе продолжали молиться и, молясь, пребывали в общении с Богом и чувствовали свою зависимость от Него, осознавая Его близость к ним и Его готовность услышать их. Ибо слов, обращенных к душе, недостаточно, чтобы мы правильно поступали; душа должна понимать свои отношения с Богом, испытывая себя в этих отношениях; и она должна принимать непосредственно от Него то, что убеждает ее в Его любви. В этом должно быть упорство. Мы находимся в борьбе со злом, которое, если мы не черпаем сил у Бога, одолевает нас. Поэтому мы должны общаться с Богом. Мы должны быть бдительны в отношении этого и иметь постоянную цель в душе, а не просто молиться от случая к случаю, ибо любой может взывать к Богу, находясь в нужде. Но душа, отделившаяся от этого мира и всего, принадлежащего ему, полностью поглощена Богом, всем тем, что прославляет Его, согласно тому критерию, которым оцениваются наши поступки. Эта борьба осуществляется чуткой освобожденной душой, стремящейся лишь прославить Бога, как в Церкви, так и в личной жизни. Но таким образом человек понимает, что Бог действует и Он не оставит нас, и человек постоянно бодрствует в молитве с благодарением, обращенным к Нему.
Павел чувствовал, что зависит от этого благословения, и он просит, чтобы колоссяне молились также и о нем, чтобы Бог отверз ему уста и он мог возвещать должным образом Евангелие.
Итак, мы живем во враждебном нам мире, в котором враждебность легко пробуждается даже там, где она не проявляется открыто, и в котором легко оскорбляются тем, в чем, вероятно, нет и не предполагается зла. Мы должны не допустить, чтобы такое случилось даже там, где этого ищут и обходиться благоразумно со внешними.
Как четко здесь различаются внутренние и внешние! Внутренние - это те, кто признан Богом, Его семья, Его Церковь, они Его собственные. Внешние - это те, которые от мира сего, которые не примкнули к Господу. Это различие четко обозначено, но любовь распространяется и на внешних, и будучи сама плодом общения с Богом, она старается избегать всего, что могло бы помешать и остальным наслаждаться ею.
Но есть и еще кое-что: они должны были хорошо использовать отпущенное им время. Плотской человек, занятый своими собственными делами, лишенный желания заниматься серьезными вещами, не дает возможности христианской любви утвердить пред ним благодать и истину, чтобы побудить его позаботиться о своей душе, тем самым служа Господу и используя время во Имя Его. Человеческая душа не всегда может избежать влияния тех окружающих ее обстоятельств, которые свидетельствуют его душе и совести, что он находится во власти греха и уже вкушает на земле горькие плоды тех обстоятельств которые, влияя на совесть, напоминают о почти полностью забытом Боге, и громким голосом беды возвещают об этом надломленной душе, с радостью готовой обратиться к Богу, когда оперевшись на надежный источник, человек пал. Сам Бог воздействует на человека через эти обстоятельства в любых жизненных трудностях. Тот, кто ходит с Господом, знает, как воспользоваться ими. Дьявол может обмануть человека, но он никогда не может помешать Богу говорить с душою. Замечательно то, что мы можем так ходить с Богом, что Он может использовать нас как Свой голос для обращения от Его имени к бедным грешникам. Наша речь должна всегда являться выражением этой непричастности ко злу, этой силы присутствия Божия, которая внутренне оберегает нас от него, заставляя и других почувствовать эту силу; и так, чтобы на все сомнения, возникающие в душе человека, плутающего в смятении и тьме и даже тем самым сбившего с пути и других, мы знали, как дать ответ, идущий от света и передающий свет.
Тихик должен был поведать колоссянам о том, какой интерес проявил апостол Павел к благополучию колоссян и о его уверенности в том, что и они интересуются им. Павел свидетельствует о любви к ним и других братьев, о том, что они заботятся также о распространении Евангелия и процветании верующих.
Апостол Павел также свидетельствует и о Марке, который прежде был отстранен от дела благовествования, и еще лучше скажет о нем позже (во втором послании Тимофею 4,11), ибо Марк стал полезным самому апостолу. Такова благодать. Здесь открывается секрет заинтересованности Варнавы Марком: Марк был ему родственником. Этот возлюбленный слуга Божий тоже был из Кипра. Он отправился туда и взял с собой Марка. Плоть и иудаизм найдут дорогу везде. Сила Духа Божия необходима для того, чтобы поднять нас над всем и поставить нас в положение, в котором они не смогут повлиять на нас.
О Димасе нет особого свидетельства. Апостол Павел передает от него приветствие, но умалчивает о нем самом. Лишь в послании Филимону он представлен как сотрудник апостола Павла. Он был братом. Апостол удовлетворил его просьбу, но не сказал ничего; ему нечего было сказать. "И Димас" - для Павла такой стиль кажется слишком суровым.
Мы можем заметить, что послание Ефесянам было написано в то же время и послано через того же самого Тихика. Я не сомневаюсь, что "то, которое из Лаодикии" есть послание, которое они должны были принять от той церкви, о какой пишет Павел и из которого святые в Колоссе должны были извлечь пользу: возможно, что это было послание Ефесянам, которое апостол мог передать лаодикийцам. Как бы там ни было, здесь говорится лишь то, что оно находилось в Лаодикийской церкви, но ни в коем случае не было непосредственно адресовано лаодикийцам; как раз наоборот. Возможно, что Павел написал одно или сотню посланий другим, которые Бог не ставил целью сохранить для вселенской Церкви: но здесь нет доказательства, что это письмо было адресовано Лаодикийской церкви. Тихик доставил три, одно из которых отличалось только некоторыми деталями, используя которые можно подтвердить, что колоссяне в основном не получали других божественных сведений в другое время, но я повторяю, что это нельзя доказать на основе того, о чем здесь говорится. Возможно, было сказано: письмо "из Лаодикии", потому что оно было там, но не сказано "письмо в Лаодикию"; но это не является обычной формой выражения. Мы понимаем, что послание Ефесянам является другим сообщением от Духа Божьего. Оно сохранилось для нас. Мы не знаем, было ли оно из Лаодикии тем же самым посланием, переданным ими христианам этого города, или другим, которое лаодикийцы должны были отправить колоссянам (церковь, соседствующая с ними) и которое не дошло до нас (не добавив ничего нового о божественных отношениях).
Возможно, что христиан было в Лаодикии не так уж много. Апостол приветствует братьев Лаодикии. Было несколько людей, которые собирались в домашней церкви Нимфана; это был не тот случай, чтобы адресовать послание лично им, но все же апостол Павел не забыл и их. Но то, что он говорит здесь, является почти явным доказательством того, что никакого послания не было адресовано лично им. Он не послал бы приветствия через колоссян братьям в Лаодикии, если бы одновременно написал отдельные послания последним. Все здесь совершенно ясно: в Лаодикии были братья - христиане, но их было немного, и их положение не было таким, которое требовало обращения к ним с посланием. Но и об этой маленькой домашней церквушке Нимфана не следовало забывать; ее членам было бы полезно прочесть послание, представив случай написать его. Эти послания были переправлены в Лаодикию по распоряжению апостола Павла.
Что касается послания Колоссянам, то о нем сказано ясно. Апостол Павел повелел колоссянам, чтобы это послание было прочитано и в Лаодикийской церкви. Лаодикийцы же также получили другое послание от какой-то еще церкви, которое колоссяне должны были прочесть для своей пользы. Эти две соседствующие друг с другом церкви вместе наслаждались духовными дарами, которые были ниспосланы им.