Иисус Навин
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:
Складские металлические стеллажи производство и продажа металлических стеллажей.

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Иисус Навин

Оглавление: гл. 8; гл. 9; гл. 10; гл. 11; гл. 12; гл. 13; гл. 14; гл. 15; гл. 16; гл. 17; гл. 18; гл. 19; гл. 20; гл. 21; гл. 22; гл. 23; гл. 24.

Иисус Навин 8

И теперь мы видим, что Бог полностью восстановил сынов Израиля в их правах. Израильтяне повели себя самоуверенно и поплатились за это самым серьезным образом; но теперь, когда грех был осужден и наказан, Бог мог свободно действовать в интересах израильтян. Даже тогда Он шел своим собственным путем. В то время речь шла не о великом, еще не настало время открывать источники всепобеждающей божественной силы, которая еще до нанесения удара сокрушила крепостные стены города. Я убежден, что из этого можно извлечь такой же полезный и серьезный урок, как и из падения Иерихона, но это несколько другой урок. И это очень важно помнить, братья, потому что мы так часто готовы умалять божественные пути, сводя их в одну привычную колею, хотя с нашей стороны было бы лучше предоставить возможность его мудрости (которая, несомненно, заботясь о собственной славе, тем не менее с присущей ей милосердием всегда учитывает положение народа Бога) самой направлять ход событий соответственно новым обстоятельствам. Поэтому Бог говорит Иисусу: “Не бойся и не ужасайся; возьми с собою весь народ, способный к войне, и встав пойди к Гаю; вот, Я предаю в руки твои царя Гайского и народ его, город его и землю его”.
Так повелевает Бог в этот момент, и такие повеления могут кое-кого удивить. Сначала Он призывает Иисуса Навина взять с собой способных к войне людей, затем Он обещает передать всех в руки Иисуса Навина. Вслед за этим Он излагает свой план, но не тот план относительно ковчега и священников, в котором речь явно шла о том, чтобы следовать его слову и использовать силу святого присутствия. В данном случае Бог говорит: “Сделай засаду позади города”. “Иисус и весь народ, способный к войне, встал, чтобы идти к Гаю, и выбрал Иисус тридцать тысяч человек храбрых, и послал их ночью, и дал им приказание и сказал: смотрите, вы будете составлять засаду у города позади города; не отходите далеко от города и будьте все готовы; а я и весь народ, который со мною, подойдем к городу; и когда (жители Гая) выступят против нас, как и прежде, то мы побежим от них; они пойдут за нами, так что мы отвлечем их от города; ибо они скажут: “бегут от нас, как и прежде”; когда мы побежим от них, тогда вы встаньте из засады и завладейте городом, и Господь Бог ваш предаст его в руки ваши; когда возьмете город, зажгите город огнем, по слову Господню сделайте”. Иными словами, здесь требуется еще больше отдельных этапов подготовительных мероприятий, направленных на взятие маленького городка Гая, чем требовалось при захвате Иерихона. Обо всем этом говорится очень подробно нам в наставление.
“Таким образом послал их Иисус, и они пошли в засаду и засели между Вефилем и между Гаем, с западной стороны Гая; а Иисус в ту ночь ночевал среди народа. Встав рано поутру, Иисус осмотрел народ, и пошел он и старейшины Израилевы впереди народа к Гаю; и весь народ, способный к войне, который был с ним, пошел, приблизился и подошел к городу, и поставил стан с северной стороны Гая, а между ним и Гаем была долина. Потом взял он около пяти тысяч человек и посадил их в засаде между Вефилем и Гаем, с западной стороны города... И пришел Иисус в ту ночь на средину долины”. Теперь израильтяне почувствовали всю важность следования Богу и его слову; избавившись от своей опрометчивости, они, тем не менее, должны были быть покорными.
Враг, как мы с вами увидим, никогда не бывает так самонадеян, как тогда, когда наступает его час. Люди восклицают: “Мир и безопасность!” - а в это время на них неожиданно приходит погибель. “Когда увидел это царь Гайский, тотчас с жителями города, встав рано, выступил против Израиля на сражение, он и весь народ его, на назначенное место пред равниною; а он не знал, что для него есть засада позади города. Иисус и весь Израиль, будто пораженные ими, побежали к пустыне; а они кликнули весь народ, который был в городе, чтобы преследовать их, и, преследуя Иисуса, отдалились от города; в Гае и Вефиле не осталось ни одного человека, который не погнался бы за Израилем; и город свой они оставили отворенным, преследуя Израиля. Тогда Господь сказал Иисусу: простри копье, которое в руке твоей, к Гаю, ибо Я предам его в руки твои. Иисус простер копье, которое было в его руке, к городу. Сидевшие в засаде тотчас встали...” Они находились на другой стороне. Это тем более замечательно, ибо может показаться, будто это был просто сигнал; но кажется очевидным, что это также пришло на ум и другим из-за расположения сил противника и что не в этом был главный смысл; здесь был более глубокий намек, подразумевающий кое-что поважнее сигнала. Скорее всего, это было живое свидетельство того, что Бог благоприятствует всему там, где мы доверяем не своим действиям, а сохраняем покорность души его Слову. После того как зло проявило себя и было наказано, снова стало возможным присутствие Бога в силе со своим народом. Мы всегда обнаруживаем, как это верно.
Там, где христиане строят планы относительно того, как им выйти из затруднения, они, а не их враги, сами и терпят поражение; и даже если они в самом деле правы, Господь сокрушает их самонадеянность, полагающуюся на собственные планы вместо того, чтобы подчиниться его воле. Господь поистине с теми, кто его. Только тот, вступая в брань с врагом, поступает мудро, кто находится в зависимости от Бога, покорен ему и верит в него. Мы все, возлюбленные братья, вовлечены в эту борьбу. Мы призваны к этому теперь вдвойне, как никогда еще люди не были призваны, ибо Бог не только привел нас к сознанию того, что мы имеем небесное благословение через его благодать, но Он напоминает нам об этом, когда мы отходим от истинного пути. Несомненно, это должна быть брань всех святых, хотя на самом деле это вряд ли понимают все, кроме тех, кому известна тайна Христа и его собрания. Прискорбно осознавать все это! Но возблагодарим Бога за то, что есть такие! Несомненно, мы должны быть благодарны за то, что безграничной благодатью свыше мы избраны навсегда, и несмотря на то, какие мы есть. Но разве мы не знаем, разве не всегда обнаруживаем то, что там, где мы полагаемся на Господа и уверены, что более всего должны подчиняться ему при столкновении даже с самыми незначительными уловками врага, самое неожиданное стечение обстоятельств его милостью обращается в нашу пользу? Он знает, как точно ко времени обратить все в нашу пользу.
В рассматриваемом нами случае людям, находившимся так далеко, и при этом в укрытии, едва ли могла помочь зоркость их глаз, если бы не помощь самого Бога. Разве не Он заставил Иисуса Навина простереть копье? Именно слова, сказанные несколько ниже (гл 8, 26), позволяют нам достаточно ясно понять, что здесь подразумевается нечто гораздо большее, нежели человек способен это представить, ибо человеческие представления вытесняют собой истину. “Иисус не опускал руки своей, которую простер с копьем, доколе не предал заклятию всех жителей Гая”. Будь это всего лишь сигналом для людей, зачем Иисусу нужно было держать руку столь долго простертой? Было бы вполне достаточно простереть копье и тут же опустить его снова. Сигнал был бы подан, если это действительно был сигнал к началу наступления. Но нет, оказывается то было знамением Бога, важным знамением, призывавшим их к взятию Гая. Явной и выразительной целью этого знамения было дать понять израильтянам со всейочевидностью, что Бог был теперь с ними, - Бог, принявший руководство ими, Бог, который благоприятствовал прежде в этом же самом месте врагам израильтян, когда навлек позор на последних, Бог, желавший восстановить славу своего имени. Будем же всегда полагаться на него. Несомненно, это событие не могло в такой же мере поразить воображение человека, в какой его поразило чудо, имевшее место при взятии Иерихона, но, тем не менее, оно очень обрадовало сынов Израиля после их печальной неудачи.
Если Бог теперь выносит нам смертный приговор, то делает это для того,чтобы помочь нам и в результате более глубоко осознать, что мы должны доверять только ему, воскрешающему мертвых. Если мы покоримся, Он может воспользоваться нами. То же самое и здесь: речь идет о том месте, где израильтяне сначала потерпели поражение и где Бог, удалив скрытую причину зла и высветив причину поражения израильтян, приведя их к покорности, повел их к победе. И в то же самое время, давая им осмыслить и понять, в чем конкретно их вина, Он сильнее чем когда-либо прежде внушает им всю значимость подчинения его слову, а также зависимости от н е г о с а м о г о. Слово Бога, каким бы благословенным оно ни было, еще не все. Мы нуждаемся в Боге, сказавшем слово, не меньше, чем в самом Слове Бога. Разве мы будем сильными, если самого Бога нет с нами?! Его присутствие среди нас гарантирует верную победу, как мы узнаем из этой имеющей двоякий смысл истории. Ведь именно Бог, а никто другой, знал о преступлении Ахана в среде израильтян. Но Бог мог бы открыть им все только в том случае, если бы они сами пожелали обратиться к нему за этим; ибо и ему не был угоден позор, который так быстро был навлечен на Иисуса Навина и его народ. Рано или поздно израильтяне осведомились бы об этом у него, и Он должен был побудить свой народ к тому, чтобы они попытались узнать от него то, что не знали, но что знал Он и желал открыть им, ибо эта тайна касалась его славы как обитающего среди них.
Таким образом, взятие столь крошечного городка оборачивается важным и полезным наставлением для народа Бога, как и для нас, живущих пока на земле. Мы видим, как ужаснулись жители Гая, когда, обратив свои взоры назад, увидели, что попали в ловушку, ибо с одной стороны их теснили выбежавшие из засады, а с другой на них пошли в наступление те, кто, казалось, сначала убегал от них в пустыню. Исход события был теперь ясен, пусть даже ради этого израильтянам пришлось немало выстрадать. “Когда Израильтяне перебили всех жителей Гая на поле, в пустыне, куда они преследовали их, и когда все они до последнего пали от острия меча, тогда все Израильтяне обратились к Гаю и поразили его острием меча. Падших в тот день мужей и жен, всех жителей Гая, было двенадцать тысяч. Иисус не опускал руки своей, которую простер с копьем, доколе не предал заклятию всех жителей Гая; только скот и добычу города сего (сыны) Израиля разделили между собою, по слову Господа, которое (Господь) сказал Иисусу”. Бог, испытав их при Иерихоне, теперь позволил им взять добычу.
Примите к сведению и другой факт - “а царя Гайского повесил на дереве, до вечера; по захождении же солнца приказал Иисус, и сняли труп его с дерева, и бросили его у ворот городских, и набросали над ним большую груду камней, которая уцелела даже до сего дня”. Бог заставляет вспомнить то повеление, которое Он сформулировал относительно наставления и для нас с вами. Иисус Навин пробудил совесть израильтян до такой степени, что они самым тщательным образом исполнили волю Бога. Дело заключалось не в только что отданном приказании, но в том, что было утверждено по ту сторону реки Иордан. И об этом они вспомнили именно в тот момент; ибо сами обстоятельства потребовали этого в то время. То была земля Бога, и ее нельзя было осквернять, но требовалось обращаться с ней согласно справедливым требованиям божественной святости. Бог запретил израильтянам оставлять трупы повешенных на дереве дольше, чем до захода солнца. И они никогда не должны были забывать о том, что отвечало его требованиям и приличествовало его земле.
“Тогда Иисус, - как сказано здесь, и сказано, очевидно, в связи с тем же принципом, - устроил жертвенник Господу Богу Израилеву на горе Гевал, как заповедал Моисей, раб Господень, сынам Израилевым, о чем написано в книге закона Моисеева, - жертвенник из камней цельных, на которые не поднимали железа; и принесли на нем всесожжение Господу и совершили жертвы мирные. И написал (Иисус) там на камнях список с закона Моисеева”. Все это указывает на проявление совести и ощущение славы Бога согласно его откровению. Это выражало благодарность Богу, но мы видим здесь также проявление заботы о законе, под властью которого находились израильтяне. “Весь Израиль, старейшины его и надзиратели (его), и судьи его, стали с той и другой стороны ковчега против священников (и) левитов, носящих ковчег завета Господня, как пришельцы, так и природные жители, одна половина их у горы Гаризим, а другая половина у горы Гевал, как прежде повелел Моисей, раб Господень, благословлять народ Израилев”. Это - новое доказательство той ревности, которую израильтяне испытывали за слово Бога, и того, что христиане могут узнать из их благоговейного отношения к нему. “И потом прочитал (Иисус) все слова закона, благословение и проклятие, как написано в книге закона; из всего, что Моисей заповедал (Иисусу), не было ни одного слова, которого Иисус не прочитал бы пред всем собранием Израиля, и женами, и детьми, и пришельцами, находившимися среди них”. Каждое слово закона было прочитано, и прочитано каждому мужчине, каждой женщине и каждому ребенку, и более того, даже пришельцам, находившимся среди израильтян. Поскольку его влияние распространялось на всех, то каждое его слово, сказанное в такой торжественной обстановке, должно было дойти до их слуха, и пришелец, временно пребывавший среди них, должен был услышать этот закон, хотя некоторыми привилегиями могли пользоваться только те, кто происходил от семени Авраама.
Я не стану распространяться об этом дальше, а хочу лишь более подробно остановиться на тех главах, в которых духовные принципы этой книги для меня очевидны. Мы увидели, во-первых, в чем секрет победы; далее - в чем секрет поражения; в-третьих, осознали средства и сам процесс восстановления и, в-четвертых, получили очень полезные уроки из всего этого. Да поможет нам Господь, возлюбленные братья, прочесть каждое слово как откровение о живых путях живого Бога, поведанное нашим душам! Те из чад Бога почувствуют своевременную его пользу, которые хоть в малой степени научились ценить дарованное всем нам положение, что, увы, далеко не все приняли. И уж если мы обрели его, то давайте радоваться, а не бояться этого, хотя Бог, несомненно, поступает с нами согласно тому, как мы принимаем то, что Он даровал нам в своей благодати, а не на основании того, что наша вера оставила позади как не принадлежащее ему, несмотря на всю его внимательную заботу о тех, кто никогда не познает лучшего.

Иисус Навин 9

Когда говорится о “бранях” Господа, то речь не всегда идет о враждебной силе. И действительно, это не самое страшное зло, с каким народ Бога сталкивается в этом мире. Тот же самый принцип, верный в отношении израильтян, применим теперь и к христианству. Хитрости и уловки, к которым порой прибегает зло, гораздо более ужасны, чем враждебная сила; и дьявол, действующий подобно змею, куда сильнее и мучительнее оскорбляет имя Господа в среде его народа, чем рыкающий лев.
Несомненно, тревожит сама мысль о том, насколько далеко враг может втянуть мир, и он втягивает его в действия, оскорбляющие народ Бога и позорящие самого Бога. Однако божественная благодать всегда превыше зла, и через ее полное откровение во Христе мы обрели теперь новый критерий, позволяющий судить о добре и зле, который особенно приемлем для христиан, ибо они теперь могут сказать, что все содеянное из-за вражды в этом мире, подстрекаемой дьяволом, не так уж страшно для них, потому что христианин отличается от иудея, призванного сохранить жизнь в этом мире или при любых обстоятельствах искать покоя и облегчения трудностей. Итак, “кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее”.
Отвержение Христа привело к христианской вере, которая изменила для нас все на земле, а тот факт, что мы обрели небесного Христа, объяснил нам все, предположив потерю чего-то земного, потерю самой жизни; ибо что значит она в сравнении с вечной жизнью? Христос стал этой вечной жизнью в силе воскресения. Поэтому, имея Христа в качестве нашей жизни, мы вынуждены иметь дело с враждебным нам миром, который дьявол обращает против нас. Но в мире, негодующем против святых, мы лишь познаем всю силу нашего благословения. Предположим, что мир, исполненный ненависти, наносит свои удары или оскорбления и лишает нас того или другого, на первый взгляд, существенного, возможно, каких-то удобств, какого-то комфорта в этом мире. И что тогда? Если в результате всего того, что удалось дьяволу, мы лишь воздаем благодарения Богу, то что от этого получает дьявол? - Хвалу Господу! Предположим далее, что дьявол доводит мир до такой ненависти, что тот бросает нас в темницу или казнит, - мы и в этом случае продолжаем восхвалять и благодарить Бога за то, что Он счел нас достойными пострадать во имя его.
Итак, речь идет только о продвижении вперед по воле Бога. Пропорционально злобности дьявола и жестокости наносимых им ударов Господь являет свое милосердие. Поэтому все страдания в этом мире, все испытания, все гонения неизменно обращаются во благо для тех, кто подвергается им и покорно их принимает, и мы обязаны принимать это, как всегда безропотно принимал их Христос. И неважно, от каких людей и что принимать: будь то орудие врага Ирод или Пилат. Господь, рассматриваемый теперь как благословенное свидетельство о Боге здесь, на земле, всегда принимал как должное все, уготовленное ему Богом. “Неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец? ” - говорил Он.
Несомненно, в основе этого лежало, если можно так сказать, нечто более глубокое, чем внешний факт отвержения. Ради искупления греха Бог должен был действовать согласно своей неизменной природе, согласно справедливости, а не просто как Отец. Но что бы ни произошло, в итоге Господь Иисус оправдал Бога, даже когда при искуплении греха не было ни ощутимой радости, ни выражения единства. Невозможно, чтобы вечный Сын - идеальный слуга - мог не одобрить божественного судаили остаться безучастным к нему, когда Он ради нас стал его объектом, что неизбежно должно было произойти, поскольку мы должны были очиститься от греха и избежать погибели только благодаря тому, что Он понес наши грехи. Поэтому мы видим Господа Иисуса покинутым всеми, даже его учениками, в тот момент, но не испытывающим страха или сомнения, как богохульно предполагали некоторые, а полностью осознающим то, почему Бог сделал его жертвой за грех ради нас. Очевидно, ничто другое не было бы достаточным или возможным в такой момент, как этот; но даже тогда Он имел непоколебимую уверенность в Бога, полагаясь на него, чувствуя истинность своего собственного положения, вникая всей глубиной своей души, глубиной непостижимой, во все, что требовалось духовной божественной сущности, когда речь шла о грехе и даже о том, чтобы во искупление этого греха ради нас должно было пострадать самому Христу, единородному Сыну Бога.
Мы говорим здесь о распятии Христа с точки зрения искупления. Это, несомненно, является отдельным случаем и принадлежит Христу в искуплении - и никому иному, как Христу там и тогда; от него исходит не только вечная хвала Богу, но и наша с ним слава - его слава среди нас. Отдельно от этого, что, таким образом, неизбежно стоит особняком, благодарения были бы всецело не ко времени и не к месту, более того, звучали бы насмешкой. Речь идет о том одном изумительном факте, не подлежащем сравнению ни с какими другими по своей сущности, и в этом не могло быть неудачи, поскольку Он, как всегда, был исполнен совершенства и благословлял своего Отца. Иисус во всем прославлял своего Отца, но в последних своих страданиях божественное совершенство высветилось ярче прежнего; и не потому, что Он был на йоту более совершенным, чем в любом другом случае, но потому, что никогда прежде ему не приходилось так страдать, и никогда больше не придется.
Посмотрите на Господа в любой другой момент, кроме того, когда Он страдал за наши грехи. Что бы ему ни приходилось испытывать, Он всегда за все благодарил Бога. Посмотрите, как постепенно Он приходит к тому, что его начинают отвергать; посмотрите на него, презираемого больше всего теми, кто знал его лучше других, там, где Он вершил такие дела, где произнес такие слова, какие не совершал и не говорил прежде. Как глубоко Он все это чувствовал, и Он мог бы проклясть те места! Но не могло быть иначе, ибо они отвергли это доброе и щедрое свидетельство самого Мессии. И Он в то же время обращается к Богу со словами: “Благодарю тебя, Отче!”
Итак, мы всегда видим его победителем и имеем право стремиться к тому же. Мы лишь обязаны помнить, что противостоять уловкам дьявола, к чему мы призваны теперь, легче, когда силы дьявола уже сломлены ради нас. Так происходит и здесь. Мы с вами видели, что когда враг в полной силе предстал перед израильтянами после их перехода через Иордан, то Бог подарил своему народу самую замечательную победу из описанных в данной книге. Да, так и должно было быть, чтобы самый первый случай превзошел во всех отношениях последний! Разве могло быть иначе? Совсем по-другому было с Иисусом. Его жизнь озарила все. Но самым ярким был свет, воссиявший в тот миг, когда, казалось, все погружалось в смерть, но только чтобы воскреснуть вновь для наслаждения верой, а затем проявиться в царстве Бога и перейти в вечность.
В данном случае мы видим, что Израиль остановился перед чем-то большим, чем просто препятствие. Сатанинские силы готовы были дать ужасный отпор Израилю, и все потому, что израильтяне осмелились действовать, не советуясь с Богом, не прибегая к его руководству и защите. Уже осознав присутствие Бога, они сделали то же, что склонны делать и мы. Они самонадеянно решили, что Бог должен следовать за ними, а не они должны следовать за ним и полагаться на него. Тобыл человеческий вывод, а он всегда небезопасен в божественных делах. Они полагались на то, что раз Бог ввел их в эту землю, то им не оставалось ничего иного, как только самим идти вперед. Что это значило? То, что они забыли о дьяволе и о том, кто они сами. Более того, они забыли Бога! Разве прилично было верующим людям обходиться без Бога в пустыне, не говоря уже о борьбе с врагом в земле Ханаана? Конечно же, нет, если наши души способны еще чувствовать необходимость в том, кто так любит нас, в том, без кого мы ничто, в том единственном, кто, прославившись, призвал нас и спас, чтобы еще больше прославиться в нас. Мы полностью нуждаемся в нем; но, кроме того, это есть искреннее желание нашей души, хотя мы и склонны подчас забывать об этом.
Так было и с Израилем, и даже с Иисусом Навином в данном случае. После победы, одержанной израильтянами при Иерихоне, любой может понять то печальное заблуждение, которое постигло израильтян при взятии Гая. Но не было ли утрачено нечто полезное теперь, когда путем вмешательства милосердной божественной силы все, казалось, было исправлено? Бог поставил израильтян на должное место, дисциплинировал их, разрушил их излишнюю уверенность в свои собственные силы. Он заставил их почувствовать, что им не остается ничего, как только подчиняться ему. Они не должны полагать, подобно язычникам, что речь идет о выдвижении силы против силы. Подобные мысли вытесняют мысль о Боге, и явно неприлично думать так тем, кто призван действовать, сознавая его присутствие.
Это был чрезвычайно благотворный урок. Но им следовало узнать и большее; теперь они должны были пройти испытание другого рода. “Услышав сие, все цари, которые за Иорданом, на горе и на равнине и по всему берегу великого моря, близ Ливана, Хеттеи, Аморреи, Хананеи, Ферезеи, Евеи и Иевусеи, собрались вместе, дабы единодушно сразиться с Иисусом и Израилем”. Скорее всего эти племена воодушевились временным поражением израильтян при Гае. Падение Иерихона привело их в трепет; но когда они узнали о том, что имело место при Гае, то убедились, что не всегда Израиль непобедим. В отношении этого они были правы. Они поняли, что Израиль может потерпеть поражение, и позорное поражение. Они узнали, что и гораздо меньшими силами можно остановить это удивительное воинство Израиля, которое прежде вселяло ужас в них и от одной мысли о приближении которого их сердца слабели и трепетали. Они, по-видимому, посовещались друг с другом и пришли к заключению, что, объединив народ, даже немногочисленный, Гай некоторое время сдерживал наступление. Даже этот маленький городок своими ничтожными средствами ухитрился без посторонней помощи остановить продвижение Израиля, и лишь только потом, слишком понадеявшись на себя и оставшись без охраны, они были захвачены с помощью военной хитрости. Очевидно, хананеи не имели понятия о том, какой урок Бог преподал своему народу. И нет ничего удивительного в этом, ибо сам народ Бога не усвоил его как следует. Они извлекли что-то полезное из него, и все же не до конца убедились в душе, что единственным залогом их победы является необходимость руководства их действиями со стороны Бога. Поэтому теперь перед лицом такого скопления народов, объединившихся против них (хананеев, ферезеев, евеев, иевусеев и т. д.), когда жители Гаваона пришли к ним и предложили им заключить с ними союз, то многим израильтянам это показалось желательным и полезным. В данном случае им казалось, что Израиль обретает друзей, которые поддержат его в борьбе с противником. Правда, израильтяне ощущали при этом некоторое беспокойство.
“Они пришли к Иисусу в стан (Израильский) в Галгал и сказали ему и всем Израильтянам: из весьма дальней земли пришли мы”. Это, естественно, притупило бдительность израильтян и Иисуса Навина. Они прекрасно знали (и важно увидеть, как хорошо они понимали, что именно Бог призвал свой народ не иметь мира сжителями земли Ханаана), что их народ был обречен на гибель. Еще сотни лет назад Бог отдал их землю Аврааму, и хананеи тогда были на этой земле, но они продолжали спокойно жить там, не допуская и мысли, что их пребывание там может быть столь опасным. Но когда до них дошел слух о переходе израильтян через Красное море, то страх обуял их.
Позже, когда израильтяне после долгих скитаний по пустыне перешли Иордан, внезапный новый страх напомнил им о приближающейся гибели, если они окажут открытое неповиновение Богу Израиля. Несомненно, они могли бы уйти от опасности. Им ничто не мешало покинуть землю Ханаана. Какое право имели они на захват земли Бога? Разве не Бог обладает высшей властью? Разве не Он тот единственный, который имеет в этом мире все права? Как же привыкли думать о Боге в этом мире!
Но следует принять во внимание еще кое-что. Мы могли заметить (и это важно запомнить), что израильтяне переходили Иордан, имея на то полное право от Бога. Его ковчег здесь назван “ковчегом завета Господня ”, владыки всей земли. Он не собирался отменять своих требований и отказываться от своих прав. Именно на этом основании, под этим самым знаменем израильтяне вступили на святую землю. Поэтому риску подвергался каждый знавший, что Бог предназначил Израилю эту землю (и это было хорошо известно), и каждый, кто слышал предостерегающий глас о всех тех, кого сокрушили: фараона и Амалика, Ога, Сигона и мидян, - и все же осмеливающийся вызывающе вести себя с его воинством. Ведь, несомненно, они должны были понести ответственность за последствия.
Но жители Гаваона взялись за дело по-своему. Если многие другие народы полагались на силу, то гаваонитяне прибегли к хитрости. И в этом мы можем увидеть типичные уловки дьявола. По крайней мере это символизирует некоторые его хитрости. В послании Ефесянам авторитетным образом свыше указано на этот серьезный факт и там подчеркивается, что нам следует облечься во всеоружие Бога, чтобы противостоять двум вещам: силе сатаны, с одной стороны, и хитростям дьявола - с другой; и об этом в данном послании говорится с явным намеком на события, описанные в книге Иисуса Навина. Глава 6-я данного послания учит нас в противовес израильтянам, ведущим брань против крови и плоти, сражаться “против духов злобы поднебесной”.
Таким образом, нам ясно представляется сущность данного события. Жители Гаваона указывают на тех, кто заряжается силой сатаны, чтобы обманом вынудить народ Бога сделать неверный шаг; и то, насколько им это удалось, мы теперь должны узнать. “Они пришли к Иисусу в стан (Израильский) в Галгал и сказали ему и всем Израильтянам: из весьма дальней земли пришли мы; итак заключите с нами союз. Израильтяне же сказали Евеям: может быть, вы живете близ нас?” На мой взгляд, это до боли поучительно. И вовсе не Иисус Навин почувствовал здесь обман, ни даже вожди и начальники собрания, но простые израильтяне.
Как часто простодушные люди бывают правы, в то время как наимудрейшие ошибаются, ибо Бог дает нам почувствовать то, что ему необходимо. И если это справедливо в отношении израильтян, то еще более приемлемо для собрания Бога. Мы не можем не зависеть даже от одного члена тела Христа; там, где у простодушного человека возникают подозрения, вызванные Богом, мудрому было бы неплохо обратить внимание на то, что Господь обычно использует для того, чтобы привести всех к правильному выводу. Но в то время на это не обратили должного внимания. Не так уж часто люди, привыкшие повелевать и руководить остальными, прислушиваются к голосу привыкших подчиняться и следовать указаниям других, да это кажется и неестественным. Но в божественных делах именно презирающие самых малых должны нести наказание; и так, несомненно, было в этом случае.
“Израильтяне же сказали Евеям: может быть, вы живете близ нас? как нам заключить с вами союз? ” Несомненно, евеи чувствовали, что было небезопасно продолжать далее разговор на эту слишком деликатную тему, и сказали: “Мы рабы твои”. Это вновь показалось вежливым с их стороны, но когда Иисус Навин спросил их: “Кто вы и откуда пришли?” - то они ответили ему: “Из весьма дальней земли пришли рабы твои во имя Господа”. В этих словах ясно проступает бессовестный обман дьявола. Было очень уж странно слышать из уст хананеев о признании имени Бога; и они хорошо понимали, что эти слова произведут впечатление особенно на такого человека, как Иисус Навин. Он, который больше всех дорожил именем Бога, был склонен приветствовать всех тех, от которых он меньше всего ожидал этого. Соответственно, когда евеи продолжали говорить, на Иисуса Навина их слова произвели огромное впечатление: “Ибо мы слышали славу Его и все, что сделал Он в Египте, и все, что Он сделал двум царям Аморрейским, которые по ту сторону Иордана, Сигону, царю Есевонскому, и Огу, царю Васанскому, который (жил) в Астарофе. (Слыша сие,) старейшины наши и все жители нашей земли сказали нам: возьмите в руки ваши хлеба на дорогу и пойдите навстречу им и скажите им: “мы рабы ваши; итак заключите с нами союз”. Этот хлеб наш из домов наших мы взяли теплый в тот день, когда пошли к вам, а теперь вот, он сделался сухой и заплесневелый; и эти мехи с вином, которые мы налили новые, вот, изорвались; и эта одежда наша и обувь наша обветшала от весьма дальней дороги”. “Израильтяне взяли их хлеба, а Господа не вопросили”.
Израильтяне клюнули на эту приманку, отчего случилась беда, и последствия ее они еще долго будут расхлебывать. Израильтяне, которые вначале опасались всего, теперь позволили обмануть себя. Если уж даже Иисус Навин позволил ввести себя в заблуждение, то что нам удивляться тому, что и остальные последовали за ним. “Израильтяне взяли их хлеба [в знак примирения с ними], а Господа не вопросили”.
Враг нанес поражение израильтянам. То был роковой шаг, хотя его последствия пока еще не проявились. Как много может заключать в себе на первый взгляд простое принятие хлеба! Утверждение, обратное данному, мы в другое время найдем в Новом Завете. По мнению апостола Павла, который обычно так легко относился к вопросу о пище или травах, евангельская истина могла быть поставлена на карту в связи с употреблением или неупотреблением того или иного в пищу. Я говорю даже не о вечере Господа, а об обычной пище, когда она вносила сомнения между иудеями и язычниками и служила испытанием человеку, являющемуся не менее как великим апостолом обрезанных. Некоторое время Варнава и сам Петр находились в плену чувств, издревле присущих иудеям. Добрый человек, бесстрашно удалившийся от необрезанных, он стеснялся или даже боялся пойти против настроений братьев в Иерусалиме. Поэтому сатана в тот момент получил большое преимущество; но поблизости был тот, кто готов был защитить без промедления божественную благодать. Благодарение Богу, что сатане не удалось свернуть с истинного пути все собрание или даже лучших его представителей. Если Петр и Варнава действовали заодно, то был еще Павел, который противостоял им в этом; и Павел сразу же решился поступиться (будьте уверены) любым из своих чувств. С одной стороны выступал человек, который однажды явил ему щедрую любовь, с другой стороны - Петр, главный из двенадцати апостолов, прославляемый Богом особенным образом среди иудеев и самаритян, и даже язычников (Д. ап. 2 - 10), по праву самый уважаемый из людей. Но кого почитать, если Господь в своей благодати подвергается такому бесславию? И поэтому Павел восстал во всей силе своей веры и в искренности своей ревности, которой он ревновал истину евангелия и пытался защитить ее; ибо об этом шла речь, и именно к этому он стремился, поступая так. Кто увидел бы это, как не он сам? Но так это и было; ибо в этом самом случае все значение евангелия было бы сведено на нет, если бы Павел вместе с другими согласился отречься от необрезанных. Благодарение Богу, что в этом случае сатане не удалось одержать верх своими уловками, хотя ему удалось сделать довольно многое.
Однако в данном случае израильтяне с Богом и не советовались. И это тем более серьезное обстоятельство, возлюбленные братья, поскольку здесь повинны не простые израильтяне, а старейшины, князья, начальники общества, более того, сам Иисус Навин, который не вспомнил о Боге, решая дело, решить которое мог только Бог . И так случилось, что на этот раз “Израильтяне... Господа не вопросили. И заключил Иисус с ними мир и постановил с ними условие в том, что он сохранит им жизнь; и поклялись им начальники общества”. Таким образом они связали себя именем Бога, и очень поразительно то, что, как мы видим, это не было сделано ради насмешки над славой этого имени. Израильтяне же увидели потом, что их обманули, однако они считали, что не могут нарушить клятву, данную именем Бога, только потому, что их вынудили дать ее обманным путем. Мы также должны позаботиться о том, чтобы, принимая на себя неверные обязательства (которых нам не следует принимать), мы легкомысленно не связывали бы их с именем Господа. Увы, дело было сделано, и ничего нельзя было уже изменить. Но израильтяне могли бы вновь вопросить Бога об этом, хотя ничего не сказано о том, что они поступили именно так. Они допустили двойную ошибку: они совершили этот проступок, не спросив Бога, а совершив его, не соизволили, как мы видим, поведать Богу о возникшей у них проблеме. Таким образом, совершенно очевидно, что враг в тот день получил значительное преимущество над воинством Бога.
Давайте же проявлять бдительность в наше время, возлюбленные братья, ибо сказано: “Все это происходило с ними, как образы; а описано в наставление нам, достигшим последних веков”. Нет ничего более важного для нас, чем вопрошать к Господу, будучи в затруднении. Проходя испытания или сталкиваясь со всем, что может задеть наши чувства, или в момент принятия на себя каких-то обязательств, или прежде, чем осмелиться на какое-то решение принять определенные меры, прежде чем позволить себе быть поглощенными тем или другим делом, мы всегда должны просить совета у Господа! Это избавило бы нас от многих печалей и помогло бы предотвратить позор и поражение перед лицом наших врагов; и это особенно касается, должен отметить, людей мудрых, привыкших руководить остальными, ибо ничто так не затруднительно для таковых, как отступить от привычного, и, более того, чем выше стоит человек, тем много искушеннее он должен быть в божественных путях. Если сатане удается добиться какого-то преимущества перед ними, то возникает огромное затруднение. Мы только должны отнести это на свой счет. Очень легко говорить о том, что обязаны делать другие; но давайте только примем во внимание, хотя бы на время, что это касается непосредственно нас. Легко сказать, каким следует быть, и в этом нет сомнений; но те, кто в какой-то мере приближается к этому и знает всю серьезность подобного положения, не могу игнорировать, что бы там ни говорили другие, тот факт, что подобную беду нельзя предвидеть. Поэтому давайте молиться друг за друга; давайте молиться за тех, которые больше других нуждаются в совете Бога, чтобы они всегда остерегались поспешных слов и поступков со своей стороны или со стороны других, особенно когда имя Господа может быть вовлечено в их связь с противником.
Это, как я полагаю, является тем печальным уроком, который был преподан нам в отношении жителей Гаваона. Бог действительно позволил, чтобы они в результате содеянного ими понесли на себе определенную печать падения. Евеи были порабощены, ибо по справедливости заслуживали этого. Вожди воинства Бога мудростью, дарованной им свыше, постановили, что жители Гаваона должны будут рубить дрова и носить воду для общества. Согласно завету, это был бы новый грех, преступление, за которое евеев следовало предать смерти. Имя Бога следовало произносить с благоговением, и никто не смел относиться к нему небрежно; но, с другой стороны, жители Гаваона были унижены до самой черной работы для святилища Бога. Таким образом, им дали понять, что только имя Бога спасло им жизнь. Следовательно, они были приближены к святилищу, но с печатью рабства на них.

Иисус Навин 10

Тем не менее ошибка в данном случае с жителями Гаваона носила весьма серьезный характер. Ее нельзя сравнить ни с одним из предшествующих случаев временного поражения израильтян, ибо тогда Бог заботился о них и выводил их из состояния унижения, в какое они попадали; но здесь возникла непреодолимая трудность, которая сказалась впоследствии на ослаблении положения Израиля, о чем мы узнаем далее из Писания. К таким печальным и губительным последствиям привел этот неверный шаг, совершенный израильтянами из-за нежелания искать совета у Бога. В последующей, 10-ой, главе мы обнаруживаем, что ханаанские народы не остановило то, что произошло с гаваонитянами; они, наоборот, создали коалицию и, задавшись целью наказать гаваонитян, выступили прямо против них. “Когда Адониседек, царь Иерусалимский, услышал, что Иисус взял Гай и предал его заклятию, и что так же поступил с Гаем и царем его, как поступил с Иерихоном и царем его, и что жители Гаваона заключили мир с Израилем и остались среди их, тогда он весьма испугался, потому что Гаваон (был) город большой, как один из царских городов, и больше Гая, и все жители его люди храбрые”. Поэтому иерусалимский царь обращается к хевронскому царю, к иармуфскому царю, лахисскому царю и еглонскому царю, чтобы сказать: “Придите ко мне и помогите мне поразить Гаваон”. Вот чем все обернулось. Гаваон стал объектом нападения; но Бог осуществляет свои замыслы до конца. Это ли не великое и милосердное успокоение?! Никогда нет основания не доверять Богу, как бы ни складывались обстоятельства. Мы можем поступить глупо, поспешно и попасть в западню дьявола, но нам никогда не получить оправдания за наше недоверие к Богу. Если мы оправдываем того, который в этих случаях обязательно заставляет нас признать нашу вину, то одерживаем духовную победу над своей душой, а победа над собой является прямой дорогой к победе над сатаной.
Так и было в данном случае. Цари Ханаана объединились вместе. “Жители Гаваона послали к Иисусу в стан (Израильский), в Галгал, сказать: не отними руки твоей от рабов твоих; приди к нам скорее, спаси нас и подай нам помощь; ибо собрались против нас все цари Аморрейские, живущие на горах. Иисус пошел из Галгала сам”, то есть от того места, где происходило обрезание израильтян. Таков был самый первый плод мира, заключенного с жителями Гаваона. Иисус Навин был должен помочь им, а не Израилю, как ожидалось. Поскольку об этом больше никогда не упоминалось, то справедливо будет напомнить о том, к какому выводу мы должны прийти в результате постоянного возвращения израильтян в стан в Галгал. Мы уже рассмотрели значение обрезания как осуждения нашей падшей природы при распятии Господа Иисуса Христа, которая, однажды умерев, не может умереть повторно. Но если это так, то что же означает повторное возвращение в Галгал? Почему израильтяне располагались станом именно там, а не где-нибудь еще? Мы могли бы предположить, что их стан, естественно, мог бы продвинуться вперед. Израильтяне одерживали одну победу за другой; почему же они всегда утруждали себя возвращением на прежнее место? Почему они поступали так не где-нибудь, а именно на этой земле? Причина этого чрезвычайно важна, и она заключается в следующем: на основании того, что ветхий человек был осужден и приговорен к распятию на кресте, мы всегда опираемся, как и следует, на этот факт и всегда должны стоять на том, что было сделано там.
Короче говоря, мы увидим, что реальное умерщвление так же соответствует Галгалу, как осуждению плоти соответствует обрезание. Поэтому постоянное возвращение израильтян в стан в Галгале символизирует постоянно повторяющееся умерщвление своего “я” перед лицом Бога. Самоумерщвление оставалось бы бесполезным, если бы не имело место осуждение при распятии Христа. Будучи далеко не от Бога, такое самоумерщвление способствовало бы самомнению плотского человека, если бы не распятие. Человек без распятого Христа, выражающего полное крушение и осуждение самого человека, как и способ этого через благодать, всегда преувеличивает свои заслуги и исполнен самомнения. Подчас нет более коварной западни, чем даже признающий свою вину человек; и действительно, делая это, он кажется в своих собственных глазах более великим, чем прежде. Он самонадеянно претендует на некую похвалу за свое уничижение только потому, что признал свои ошибки, свои грехи. Итак, становится ясно, почему это происходит, - потому что в его глазах распятие Христа так ничтожно, а сам он так велик. Ведь значение возвращения в стан в Галгале ощущается потому, что Галгал - это не просто стремление человека к сокрушению себя, но самоуничижение на основе того, что Бог сделал для нас во Христе, нашем Господе. Только это достигается благодатью, а следовательно и верой; прочее же является показным уничижением, которое на деле ведет к самовозвеличиванию, ибо человек в этом случае занят собой, а не божественным судом на кресте.
Следует обратить внимание и на кое-что другое. Очень важно, чтобы мы, говоря языком этой книги, стали станом в Галгале. Я нисколько не поддерживаю говорящих о том, будто им достаточно сознавать, что их естество уже осуждено в полной мере во Христе. Да, брат мой, но что ты скажешь о возвращении в стан в Галгале? Что же значит без этого твое самоумерщвление? Помните это всегда, ибо одно так же истинно, как и другое, хотя, несомненно, великий акт осуждения Богом на кресте имеет надлежащий прецедент как основание для нашего обычного самоосуждения. Очевидно, что наше самоумерщвление само по себе ничто без того, что благодать сотворила в Господе Иисусе; но, познав это, разве мы допустим мысль, что мы не должны судить себя и что нам не следует стыдиться своего несоответствия распятию и славе Христа, а также, что мы не должны прибегать к тому и другому как к лучшей из причин не щадить самих себя?
Конечно, суть человека такова, что он сразу же решительно начинает оспаривать это и как может защищает себя, ибо то, от чего он отрекается в последнюю очередь, есть он сам. Но в тот самый момент, когда душа обращается ко Христу , она полагает, что ее благословение связано с той важной истиной, что всякая плоть утратила какое-либо значение и что появился новый человек, и Бог сотворил то и другое в одном, который, будучи совершенно безгрешным, тем не менее пострадал за наши грехи, и только в нем душа возвращается к своему истинному началу. Когда мы в своей душе не можем осудить самих себя, Бог, чтобы помочь нам, ставит нас в тяжелые обстоятельства. Если бы мы всегда действовали перед лицом Бога, подчиняясь божественной истине, и осуждали самих себя, то нам не пришлось бы испытывать столько бед по собственной вине и нашему Отцу не пришлось бы так часто удерживать нас от зла. Но предположим, что нам не удалось осудить самих себя, - Бог верен себе. Он милосердно позаботится о нас и даст нам почувствовать, что мешает нам время от времени сделать это, ибо причина в том, что мы не вернулись, как говорится, в стан в Галгале. Мы выступили вперед, желая, возможно, умножить свои победы, или поселились, совсем не отождествляя себя, как положено нам, с народом Бога, не свидетельствуя и не вступая в борьбу. Я теперь не имею в виду наш покой по другую сторону реки Иордан; еще меньше я предполагаю возвращение назад в Египет; нотак легко в Ханаане забыть о необходимости возвращения в Галгал, который все еще существует и необходим нам ради нашего благословения. Не только Христос был распят за меня, но и я распят вместе с ним. “Но те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями”. Поэтому если нам не удается поступать достойно распятия, то мы, к скорби и глубокому оскорблению Бога, попадаем в сети дьявола, и попадаем, возможно, именно там, где проявляем самую большую чувствительность. Только Господь приведет нас назад в Галгал.
Итак, я думаю, не составит труда понять практическое значение данного символа. Речь не только о том, что Галгал видел обрезание израильтян, - там оно имело место. Но важно сохранить в памяти место, где произошло обрезание, еще и как единственно достойное того, чтобы воинство Бога расположилось там станом. Они должны, отправляясь из Галгала, снова и снова возвращаться туда. “Иисус пошел из Галгала сам, и с ним весь народ, способный к войне, и все мужи храбрые. И сказал Господь Иисусу: не бойся их [и почему, собственно, они должны были бояться или не бояться?], ибо Я предал их в руки твои: никто из них не устоит пред лицем твоим. И пришел на них Иисус внезапно, (потому что) всю ночь шел он из Галгала. Господь привел их в смятение при виде Израильтян, и они поразили их в Гаваоне сильным поражением, и преследовали их по дороге к возвышенности Вефорона, и поражали их до Азека и до Македа. Когда же они бежали от Израильтян по скату горы Вефоронской, Господь бросал на них с небес большие камни до самого Азека, и они умирали; больше было тех, которые умерли от камней града, нежели тех, которых умертвили сыны Израилевы мечом”.
“Иисус воззвал к Господу в тот день, в который предал Господь Аморрея в руки Израилю”. Как глубоко чувствуешь, что в тот день нападения Бог сражался за Израиля! Он использует свой народ в этом сражении, и делает это в какой-то мере из милосердия к нему; ибо в данном случае, как и при переходе через Красное море, Он мог без труда справиться со всем и без помощи израильтян; но Бог, согласно своему произволению, пожелал задействовать в этом и свой народ. Благодаря Богу мы, христиане, имеем призвание лучше этого - призвание небесное. Однако было бы близорукостью и непростительным недомыслием не увидеть чести в том, что израильтяне призваны были исполнить дело Бога - очистить землю Ханаана от всякого зла и всякой чумы, и это было важно не только для той местности, но и для всей земли; и таким злом являлись жители, населявшие землю Ханаана. Если вообще должен был существовать народ Бога, то на какой еще путь встал бы он, как не на путь очищения земли Бога от всяких оскверняющих мир хананеев? Поэтому и “предал Господь Аморрея в руки Израилю”.
Заметьте всю прелесть этой истины. Именно к Богу обращался Иисус, а не к твари, ибо только его он почитал и только ему одному поклонялся. Как удивительно ясно поклонение любой твари, даже когда творение должно быть использовано чудесным образом! “И сказал пред Израильтянами: стой, солнце, над Гаваоном, и луна, над долиною Аиалонскою! И остановилось солнце, и луна стояла, доколе народ мстил врагам своим”. Да, то был памятный день во всех отношениях! Неверующие, несомненно, будут придираться к этому выводу, но у верующих он вызовет радость. Осмелюсь сказать вам, что у ученых в этом плане возникнут свои трудности, как это обычно бывает при их столкновении с тем, что они не в силах объяснить; и я боюсь, что мы едва ли сможем здесь им помочь. Истина заключается в том, что из любого затруднительного положения нас может вывести лишь вера в Бога и в его Слово. Давайте не будем пытаться измерять Бога трудностями, а будем измерять трудности Богом! Увы, над этим люди задумываются всегда в самую последнюю очередь!
Другой не менее замечательный факт состоит в том, что в этом случае Иисус обращается не только к солнцу(это было достаточно смелым - обращаться к солнцу с просьбой, чтобы оно остановилось), но и к луне. Луна не способна дать ощутимого притока света, когда солнце влияет на продолжительность дня. Поэтому следует искать другую и более вескую причину того, почему Иисус повелевал не только солнцу, но и луне остановиться, если, и я в этом нисколько не сомневаюсь, Иисуса направлял Бог в его столь необычном обращении к солнцу и луне, когда божественная сила пыталась задержать естественное движение солнца. Все мы знаем, конечно, что именно земля вращается; но Писание говорит не техническим языком науки, который не только вряд ли был бы понятен тем, для кого оно предназначалось, но и звучал бы неестественно в повседневном языке даже величайших философов. Сэр Исаак Ньютон говорил о восходе и заходе солнца точно так же, как сказал бы об этом явлении самый простой сельский житель, и был совершенно прав. Человек, поступающий иначе, лишен здравого смысла. Здесь же Иисус Навин использует только тот язык, который отвечает его цели. Однако это не объясняет его обращения к луне. Но если бы Бог не явил своей власти над луной и солнцем, тогда это было бы какой-то природной аномалией. Откуда Иисус Навин или какой-либо другой иудей, создавший эту книгу в Писании, мог узнать об этом явлении? Астрономия как наука тогда не была развита в такой степени, чтобы сопоставить эти две вещи, а для простого наблюдения этого явления достаточно было одного солнечного света. Но так это было. Тот, чья сила подействовала в ответ на зов, руководил голосом и пером написавшего эту книгу. Если бы могло произойти что-то неладное с солнцем, а не с луной, если бы движение луны не остановилось, и она продолжала бы двигаться подобно земле так, чтобы ясно была видна остановка движения солнца, то могла бы произойти неразбериха в солнечной системе. Поэтому мне кажется, что не может быть достаточного основания для придирок к Слову Бога, и этот случай, таким образом, один из примеров проявления мудрости и силы, несравненно превосходящей науку. Итак, именно это вера всегда обнаруживает в Писании.
Но следует обратить внимание еще на один факт. Всякий раз, когда вы слышите, как люди выдвигают научные факты против Писания, не бойтесь их. Ни один из этих людей не устоит перед вами, если вы только будете верны Слову Бога. Не спорьте с таковыми - в этом нет никакой духовной пользы, и вряд ли вам удастся почерпнуть из этого спора что-либо ценное; напротив, он может нарушить ваше душевное спокойствие, даже если мы и не доставим через него беспокойство другим. Но Слово Бога острее обоюдоострого меча, и его можно надлежащим образом использовать лишь с помощью Святого Духа. И Бог будет с вами, если вы будете верить в совершенство его Слова, и Он соблаговолит направить вас на истинный путь, если будете зависеть от него. Смотрите своим противникам прямо в лицо, слушайте все, что они скажут вам, но старайтесь противостоять им только написанным Словом Бога. Держитесь искренне его Слова и вы увидите, что эти трудности, подстрекающие против откровения, почти все возникают из-за неправильного истолкования того или иного отрывка, вырванного из своего контекста. Когда рассматривают этот отрывок, то обычно стараются осмеять человеческий голос, приказывающий солнцу остановиться, в то время как духовная истина чрезвычайно велика и прекрасна. Подобные насмешники никогда не думают о том, что Иисус Навин повелевает остановиться еще и луне, а еще меньше задумываются над значением того, о чем уже говорилось. Я использую только случай, который представлен нам в этом отрывке; но вы увидите, что этот принцип относится к любой части Слова. Читайте Слово, как верующие, а не как читают его сомневающиеся или не доверяющие Богу, ибо вы познали Бога; ибо оно питает вас и вы живете им; через него получили вы благословение, и оно ободряет вас в любом вашем горе; через него вы обрели мир и радость; через него освободились вы от всех ваших страхов, от недомыслия и грехов; с его помощью вы созерцаете славу Бога в лике Иисуса. Все это и еще большее вы обрели через него и с его помощью познали такое, чему науке вас никогда не научить, потому что ей никогда не постичь истинной божественной благодати и не научиться любви во Христе; более того, вы таким образом познаете самого Бога. В таком случае разве я не имею права сказать вам: “Возлюбленные братья, положитесь на это Слово до конца, в любом затруднении, какое бы ни возникло; примите его, устремив свой взгляд к небесам и к Богу, и Он не оставит вас во всякой вашей нужде”?
Но каков же главный смысл этого чуда, происшедшего в тот день?
Конечно, ни одно чудо не происходит без божественной или духовной причины на то. Я сомневаюсь, что в данном отрывке Библии имеет место простое указание на власть. И позвольте мне вдобавок изложить необходимые соображения о том, что обычно включает в себя понятие чуда. Люди постоянно утверждают, что оно означает временное прекращение действия законов природы. Такое понятие чуда на самом деле неправильно и заводит в тупик. Законы природы, как правило, никогда не прекращают действовать, даже временно; но Бог выводит из-под действия этих законов вещи или людей, на которых или которым Он желает показать свою особую цель. Например, чтобы показать это на конкретных примерах, описанных в Слове, вспомним, как Петр удерживался на поверхности воды или как железо было способно плыть. Здесь законы природы вовсе не прекращали на время действовать - они продолжали действовать. Повсюду мы видим, что железо тонет, и если бы кто-то другой осмелился следовать за Петром по воде, то, очевидно, не смог бы идти по ее поверхности. Поэтому здесь речь идет вовсе не о временном прекращении действия законов природы. Но Петр непосредственно божественной силой смог удержаться на поверхности воды, несмотря на эти общеизвестные законы природы. То есть он был выведен из-под воздействия этих законов, но сами законы не переставали действовать. То же самое можно сказать и о воскресении отдельного человека из мертвых до наступления дня Господа. Ничто не изменяется в законах смерти; но, несомненно, божественная сила вмешивается в жизнь любого человека, на которого временно не распространяется действие законов природы, и ничего более. Поэтому было бы ошибочным предполагать, что сами законы могут временно прекращать свое действие. Это наблюдение окажется весьма полезным для опровержения той софистики, какая довлеет над данной темой.
Но с какой целью Бог вмешался в данном случае? Зачем это необычное вмешательство? То было явно удивительное знамение до того момента, как Бог проявил личный интерес, Бог, который был не только Богом Израиля, но и, очевидно, небесным господином и владыкой всей земли. И это было продемонстрировано в тот день особым образом каждому человеку на земле, и продемонстрировано прежде всего в интересах Израиля. Но удивительнее всего было то, что это знамение было явлено, когда израильтяне вели себя довольно небезупречно и совершали ошибки. Благодать здесь была гораздо более явной, чем при переходе израильтян через Иордан. Она имела место в тот час, когда в ней больше всего нуждались, после того, как сыны Израиля согрешили и за это потерпели поражение перед лицом небольшого города Гая; эта благодать была явлена после того, как они были ужасно обмануты жителями города Гаваон. Поэтому стало очевидно, что народ Бога не обладал великой силой или большой мудростью, которыми мог бы похвалиться. Они не однажды попадали в затруднительное положение, и все от того, что не вопрошали Бога. Ни один враг не устоит и ни одно поражение не возымеет места там, где народ Бога покорно подчиняется ему. Но если мы отступим от Господа, то уж лучше нам потерпеть поражение, чем при таких обстоятельствах одержать победу. Если же победабудет достигнута ценой отступления от Господа, то вряд ли можно представить себе более глубокую западню. Нет, возлюбленные братья, куда гораздо лучше потерпеть поражение, страдать и быть втоптанными в грязь, чем позволить себе победить, будучи действительно далекими от Бога и оставшись без его руководства нами. Таким образом, становится понятен духовный смысл и значение этого чуда; и роль Бога в нем кажется мне полезной и весьма значимой для наставления его чад в наше время.
Мы подходим к цели главных уроков данной книги, касающихся “браней Господа”, хотя в последней части книги Иисуса Навина об этом так много не говорится. В середине и конце десятой главы мы можем видеть то, как Иисус Навин обошелся с царями, взятыми в плен на этой земле, давая тем самым понять, что победа была одержана именем Бога, который полностью поверг все силы этого мира перед лицом своего народа. Пусть даже эти силы объединились для борьбы, но они должны были потерпеть крах, если Израиль надеялся на Бога. Крепости, города, армия, народ - все пали перед лицом Иисуса Навина. “И всех царей сих и земли их Иисус взял одним разом, ибо Господь Бог Израилев сражался за Израиля. Потом Иисус и все Израильтяне с ним возвратились в стан, в Галгал”.

Иисус Навин 11

В следующей, 11-ой, главе описано еще несколько событий, о которых достаточно будет сказать несколько слов прежде, чем мы перейдем к обзору последней части данной книги. “Услышав сие, Иавин, царь Асорский, послал к Иоваву, царю Мадонскому, и к царю Шимронскому, и к царю Ахсафскому, и к царям, которые жили к северу на горе и на равнине с южной стороны Хиннарофа, и на низменных местах, и в Нафоф-Доре к западу, к Хананеям, которые жили к востоку и к морю, к Аморреям и Хеттеям, к Ферезеям и к Иевусеям, жившим на горе, и к Евееям, жившим подле Ермона в земле Массифе. И выступили они и все ополчение их с ними, многочисленный народ, который множеством равнялся песку на берегу морском; и коней и колесниц было весьма много. И собрались все цари сии, и пришли и расположились станом вместе при водах Меромских, чтобы сразиться с Израилем. Но Господь сказал Иисусу: не бойся их, ибо завтра, около сего времени...” Как милосерден Бог! Теперь и Он обращается к Иисусу Навину, а не просто Иисус Навин к нему, и мы имеем то и другое. Заметьте себе: мы имеем то и другое. Дело не только в том, что нам необходимо молиться, но и в том, чтобы мы слышали его Слово. Так пусть же никто в своем невежестве не пренебрегает этим Словом и не считает, что поскольку его Слово написано, то не сам Он обращается к нам. Какая разница, что оно написано? Все, что ни дано, идет нам на пользу. Если бы мы могли слышать Господа, непосредственно обращающегося к нам, но не имели всегда перед собой написанного им Слова, то разве мы бы этим выиграли? Нет, в таком случае мы, несомненно, проиграли бы. Именно поэтому наш Господь (в 5-ой главе евангелия по Иоанну) указывает на Писание как на оружие, используемое наряду с другими, и отдает предпочтение Слову написанному в сравнении со словом, непосредственно сказанным им. И это мы все знаем. Ветхий Завет никоим образом не может так глубоко вникнуть в истину, как вникают в нее слова, сказанные Господом и его апостолами; но Ветхий Завет в такой же мере является словом Бога, как и Новый Завет; авторы Ветхого Завета были так же вдохновляемы свыше, как и авторы Нового Завета; и хотя Бог сотворил небеса и землю, мы допускаем, что между ними существует большая разница.
Так и здесь, хотя написанное в Ветхом Завете так же поистине божественно, как и то, что написано в Новом Завете, тем не менее Бог в своем более позднем откровении соблаговолил представить все более глубоко и открыть людям куда более славные дела в соответствии со своим собственным совершенством, открывшимся в его Сыне, и не просто в той мере, в какой человек способенвоспринять это. И все же Господь Иисус, несмотря на все эти различия, говорит недоверчивым, и большинству из вас это должно быть хорошо известно, - что Он не ждет, когда его слова смогут убедить тех, кто пренебрегает Писанием. Если уж они не поверили в то, что написал Моисей, то поверят ли его словам?
Именно таким образом Он судит о неверующих - по их отношению к тому, что написано в Библии. Я тем более охотно использую этот факт, потому что многие простодушные люди могут подумать, что как бы замечательно было, если бы Господь сказал сейчас: “Поднимись завтра, и Я обеспечу тебе желанную победу”. Но, возлюбленные братья, не забывайте, что хотя его слово может и не дойти до сердца и до глубины души в таком прямом и ясном виде, тем не менее, дав нам это Слово, над которым мы можем размышлять, которое можем осмысливать и с помощью которого можем молиться, вновь и вновь обращаясь с ним к Богу, Он не только раскрывает свои намерения и волю со всей убедительностью, но и делает это особенно по отношению к тем, кто по небрежности утрачивает его значение. Кто не знает, что слово или буква могут самым существенным образом изменить суть сказанного, если кто-то по небрежности или по недомыслию пропустит их? Бог предостерегает от этого в написанном им Слове, будь то молитва, в которой мы осмеливаемся просить совета у Господа, или сам Господь, предвосхищающий желания людей, - и то и другое верно; но это верно не просто само по себе, но по отношению к нам; и, как мы видим, даже в более полной и определенной мере верно в отношении нас. Давайте не будем жаловаться, будто мы не можем рассчитывать на то, что Бог направит нас на истинный путь своим Словом. Ведь Он дал нам не меньше, как своего Духа, через которого мы можем постигнуть многое, даже его глубины. Здесь же Бог говорит Иисусу Навину: “Не бойся их, ибо завтра, около сего времени, Я предам всех (их) на избиение (сынам) Израиля; коням же их перережь жилы и колесницы их сожги огнем”. “Иисус и с ним весь народ, способный к войне, внезапно вышли на них к водам Меромским и напали на них. И предал их Господь в руки Израильтян, и поразили они их, и преследовали их до Сидона великого и до Мисрефоф-Маима, и до долины Мицфы к востоку, и перебили их, так что никого из них не осталось, кто уцелел бы. И поступил Иисус с ними так, как сказал ему Господь: коням их перерезал жилы и колесницы их сожег огнем”.
Хорошо известно, что немало людей затрудняется понять те чрезвычайные меры, к которым прибегнул Иисус Навин, исполняя волю Бога. Та чрезмерная жестокость, с которой израильтяне расправились с жителями земли Ханаана, потрясла многих. Но люди забыли или не знают, что эти самые жители Ханаана являлись самыми дерзкими врагами Бога, откровенно развращенными и самыми бесстыдными, какие только могут быть на земле; они вели себя весьма непристойно не только в нравственном отношении, но они к тому же являлись отъявленными идолопоклонниками; они были главными инициаторами и покровителями чудовищных преступлений, которые так укоренились в их среде. Если Бог хотел поселить на этой земле потомков Авраама и сделать их своим народом, то можно ли было терпеть присутствие среди них тех, кто погряз в преступлениях и идолопоклонстве и мог втянуть в эти злодеяния израильтян? Повторяю, хананеи могли бы уйти куда-нибудь с этой земли, если не желали раскаиваться в своих злодеяниях. Ведь им давно было известно, что Бог задумал поселить свой народ на земле Ханаана. Поэтому их действия можно было считать не иначе как бунтарскими, их неверие было упорным, коль они не желали повиноваться Богу; ибо Бог задолго до этого ясно объявил о своем намерении. Но тогда, как сказано в книге Бытие, “мера беззаконий Аморреев доселе еще не наполнилась”. В то время Бог выжидал, пока его народ в целях воспитания пройдет через рабство и беды. Сатана вырабатывал в аморреях отвратительноепристрастие к беззакониям. Мера их беззаконий наполнилась, когда божественные отношения с Израилем должным образом созрели и народ Бога был готов к введению в обетованную землю.
Очевидно и то, что Бог готов был в разные времена судить этот мир так же сурово и по большому счету, как и во времена потопа. Если Бог твердо был намерен судить грешную землю, то, несомненно, Он мог позже использовать израильтян в качестве орудия своего суда, чтобы наказать жителей той земли, которую Он уготовил для израильтян. Кроме того, на этом страшном примере израильтяне должны были привыкнуть к ощущению того, что всякое беззаконие, всякое развращение, всякое идолопоклонство и всякий бунт противны Богу. То, что они должны были сделать, имело духовное значение - воспитывало их души и указывало пути, строго дисциплинируя их. Но что побуждало их к этому? Если Бог так беспощадно покарал жителей Ханаана, то разве пощадил бы Он за беззакония израильтян? Порицая первых, Он хотел повлиять на совесть вторых. И Бог, как нам известно, еще более решительно и без промедления наказал свой собственный народ, когда они вслед за язычниками стали совершать некоторые из этих ужасных преступлений. Фактически своей собственной гибелью сыны Израиля были обязаны тому, что не смогли до конца исполнить волю Бога в отношении жителей Ханаана, возможно, поддавшись лени и робости, а в некоторых случаях проявив дружелюбие к врагам, хотя я не сомневаюсь в том, что они весьма часто делали это, ибо на самом деле не вникали должным образом в намерение Бога относительно данного дела. Таким образом, израильтяне не были требовательны к себе в такой же степени, как к аморреям, и вскоре забыли Бога.
С того самого момента, как вы познаете Господа, оставьте все внешнее тому, кто позаботится о вас. Не бойтесь исполнять его волю. Вас могут обвинить в грубости, вас могут посчитать неспособными к любви - пусть вас это не тревожит. Продолжайте делать то, что считаете необходимым для исполнения воли Бога. Он оправдает вас как исполняющих его волю, хотя, возможно, и не сразу. Вера должна пройти испытания, и терпение должно достигнуть совершенства.
Поэтому мы видим, что Бог в то время укреплял дух Иисуса Навина, чтобы тот до самого конца исполнил волю Бога. Все главные города Ханаана были прокляты и всякая дышащая тварь в них была истреблена. “Как повелел Господь Моисею, рабу Своему, так Моисей заповедал Иисусу, а Иисус так и сделал: не отступил ни от одного слова во всем, что повелел Господь Моисею. Таким образом Иисус взял всю эту нагорную землю, всю землю полуденную, всю землю Гошен и низменные места, и равнину и гору Израилеву, и низменные места, от горы Халак, простирающейся к Сеиру, до Ваал-Гада в долине Ливанской, подле горы Ермона, и всех царей их взял, поразил их и убил. Долгое время вел Иисус войну со всеми сими царями”. Они могли интриговать, они могли сопротивляться некоторое время, но уже не могли препятствовать, ибо они имели дело не столько с Иисусом Навином, сколько с самим Богом. “Не было города, который заключил бы мир с сынами Израилевыми, кроме Евеев, жителей Гаваона: все взяли они войною; ибо от Господа было то, что они ожесточили сердце свое и войною встречали Израиля”. Нельзя думать, будто Бог специально озлобил их, но именно Бог сделал так, что, будучи злыми и безразличными к его предостережениям и его воле, они не захотели поверить в угрожающую им опасность и, не видя ее, сами в конце концов пришли к своей гибели.
Бог никогда не делает человека грешником, но когда люди злы и грешны и идут на поводу у своих похотей и страстей, Бог может закрыть им глаза, и они не заметят собственного недомыслия в своих делах и не почувствуют грозящей им опасности, пока их истребление не станет духовной необходимостью. Но эти состязания заслуживали того, чтобы на них обратили внимание еще до прихода израильтян; это не было тяжелым испытанием, поскольку они дерзко сопротивлялись исполнению воли Бога и заслуженно пострадали за это таким необычным образом. Они заслуживали страданий еще до того, как вступили на этот путь, который привел их к неизбежной гибели.
И это было справедливо, “ибо от Господа было то, что они ожесточили сердце свое и войною встречали Израиля - для того, чтобы преданы были заклятию и чтобы не было им помилования, но чтобы истреблены были так, как повелел Господь Моисею. В то же время пришел Иисус и поразил Енакимов на горе, в Хевроне, в Давире, в Анаве, на всей горе Иудиной и на всей горе Израилевой; с городами их предал их Иисус заклятию; не осталось (ни одного) из Енакимов в земле сынов Израилевых, остались только в Газе, в Гефе и в Азоте. Таким образом взял Иисус всю землю, как говорил Господь Моисею, и отдал ее Иисусу в удел Израильтянам, по разделению между коленами их. И успокоилась земля от войны”. Именно так будет и в грядущем: будут война и сопротивление, но будут воевать ради мира и покой настанет для народа Бога.

Иисус Навин 12

Далее, в 12-ой главе, нам представлен перечень всех царей, побежденных Израилем, и их царства; все описано в подробностях. Это как бы ретроспективный взгляд на те победы, которые одержали сыны Израиля и логическое завершение первой части данной книги.
Во второй части книги говорится уже не столько о “бранях Господа”, сколько детально описывается распределение между израильтянами участков уже завоеванной земли. Израильтяне уже завоевали часть земли Ханаана, но оставалось много заклятых народов, которые еще не были выведены из земли, переданной Богом в наследие Израилю. На этом я не буду подробно останавливаться, а лишь упомяну об этом. Мы сейчас бегло остановимся на тех важных принципах, которые лежат в основе этого.
Итак, в 12-ой главе дается краткий обзор всех завоеваний Израиля: прежде всего тех, которые совершил Моисей на той стороне Иордана (ст. 2 - 6), затем - побед, одержанных Иисусом Навином на этой стороне Иордана (ст. 7 - 24). Однако заметим, что здесь упомянуты цари. Они были истреблены, поскольку их народы не подчинились должным образом, и их собственность перешла к израильтянам; тем не менее мы должны видеть различие между правом и действительным вступлением в него, о чем говорится в следующей части данной книги.
Для верующего не должно быть сомнений в том, оправдано ли завоевание израильтянами земли Ханаана; и напрасны стремления иудеев или христиан смягчить это дело. Речь идет о справедливом мщении на земле, а не о гневе с небес; тем более что, как и в евангелии, благодать не правит посредством праведности. Было бы неубедительным предположение о том, что, если мы полагаемся на Писание, Иисус Навин мог предложить жителям ханаанской земли заключить с ними мир или спастись бегством, а война была нежелательной альтернативой; также нет оснований предполагать, что в случае их капитуляции израильтяне могли бы пощадить жителей ханаанской земли, даже если они и оказывали милость отдельным из них в порядке исключения. Жители Ханаана самым серьезным образом были обречены на полное истребление. И им мстили не израильтяне, а Бог, который соблаговолил сделать свой народ исполнителем приговора.
С другой стороны, следует задуматься над тем, что сказано в книге Второзаконие, 32-ой главе, 8-ом стихе: “Когда Всевышний давал уделы народам и расселял сыновей человеческих, тогда поставил пределы народов по числу сынов Израилевых”. Бог мог бы закрепить за сыновьями Авраама право на весь мир, но Он соблаговолил закрепить за ними лишь землю Ханаана. Это вовсе не иудейская басня, но явленная воля Бога; и было уже ясно с того времени, как был призван Аврам, что земля эта, как вскоре и оказалось, ханаанская земля, должна была стать землей сыновей Авраама, сколько бы ни пришлось избранному народу ожидать ее (Быт. 15). Поэтому Писание вовсе не собирается умалчивать о намерении Бога взять эту землю и передать ее израильтянам, хотя Он также желал, чтобы некоторое время, пока эта земля находилась в руках хананеев, отцы израильтян были странниками и скитались по ней.
Наряду с этим появилась духовная необходимость в наказании жителей, населявших в то время ханаанскую землю (Быт. 15, 16). Эта необходимость была не природной, а была установлена свыше Богом для того, чтобы уничтожить врага. Но по этой самой причине было бы абсурдно оспаривать то, что ветхозаветный Бог имеет тот же самый характер и действует подобно новозаветному Богу до тех пор, пока земная справедливость не уподобится небесной благодати. Если богословы одобряют ту иллюзию, будто нет особой разницы между божественным ветхозаветным и новозаветным домоустроениями и что первое отличается лишь по форме, а в остальном имеет существенно много общего с новозаветным, то они играют на руку неверию; мы только должны помнить, что первое было хорошо для своего времени, а последнее будет совершенным вовеки.
Несомненно, с тех пор, как грех обнаружился в этом мире, Бог справедливо мстит и наказывает грешников. Разорение городов на равнинах этой земли является недвусмысленным тому свидетельством. То же самое можно сказать и о наказании израильтян в пустыне, как в обетованной земле, - об этом свидетельствовало все, вплоть до разрушения Иерусалима римлянами. Но времена Нового Завета не обязательно отождествлять с новозаветными принципами, как и провиденциальное управление в этом мире нельзя путать с принципами христианства, а временный суд - с осуждением тайн души, результатом которого будет огненное море.
Но каждый христианин должен понимать, что Бог был полностью оправдан за то, что наказал беззаконие, которое явили жители земли Ханаана; ибо, действительно, та земля, как выразительно сказано в Писании, не могла не извергнуть своих жителей за их вопиющее идолопоклонство и за их чудовищные, почти неописуемые злодеяния. Их не раз предостерегали; предостережением было исполнение приговора над самыми отъявленными беззаконниками в ханаанской земле в самом начале отношений Бога с их отцами, а затем вновь в конце, когда сыны Израиля были выведены из Египта через пустыню и были явлены чудеса, которые могли повлиять на их совесть, какими бы дерзкими они ни оказались в конце.
Но было бы насмешкой утверждать, что действенный принцип евангелия - страдание за праведность и во имя Христа - не находится в прямом противоречии с призывом израильтян, назначенных привести в исполнение божественный гнев. Христианин обязан лучше других знать, сомневаться ли в правильности прошлого или уподоблять его настоящему. Мы обязаны также знать, что сам Господь Иисус, несомненно, явится вновь не только для того, чтобы взять нас с собой, чтобы мы пребывали с ним в доме его Отца, но и чтобы судить своих противников, будь они иудеи или язычники, или же притворно исповедующие христианство; ибо Бог собирается судить живущих в этом мире через того самого человека, которого Он воскресил из мертвых, - через Иисуса Христа, нашего Господа.
Именно смешение этих двух ясных принципов наносит такой вред и приводит к тому, что христиане начинают любить жизненные блага и привязываются к миру, а неверующие обретают возможность за спиной у них насмехаться над ними. И только те, кто следует этим принципам, не смешивая их, разумно придерживаются данной истины и не допускают проникновения неверия, потому что сохраняют себя отделившимися от мира ради Христа.
Никогда у собрания не будет обоюдоострого меча, чтобы свершить мщение на небесах. Но эта честь уготовлена для всех иудейских святых - не для христиан. Мы будем к тому времени прославлены. Единственная месть, которую сможет справедливо исполнить собрание, носит духовный характер (2 Кор. 7; Еф. 6). Было бы сущей путаницей делать подобные намеки на предмет благовествования и толковать их как состояние гибели язычников от меча Духа, превращая их вражду в дружелюбие. Бог ясно дал понять в своем Слове, что сначала должен свершиться суд провиденциальный, который завершится гибелью Вавилона, а затем произойдет вторжение самого Господа и Он свершит мщение в конце настоящего домоустроения, и затем наступит его царство и тысячелетний мир. Но все это ясно из толкований евангелия, а также из положения вещей в вечности.
Любопытно будет заметить, как современные раввины подходят к этому вопросу в современном богословии. Они вновь не считают обязательным исполнение божественного мщения в прямом и ясном смысле этого слова в конце этого века. Те и другие смягчают краски, одни ради иудеев, другие ради христиан, заменяя серьезные угрозы Бога своего рода увещеванием, говоря, что завоевание должно осуществиться не насилием извне, но через утверждение истины и справедливости, через посрамление приверженцев лжи и разврата. Увы! Здесь мы имеем дело не просто с насмешниками из неверующих, но с подлинными, хотя и половинчатыми и абсолютно не думающими, верующими, которые перестали понимать и нести истинное свидетельство в собрании Христа, отвергнутого в этом мире, но прославленного на небесах.
Таким образом, они сами не устояли против соблазна и поддались влиянию этого мира вместо того, чтобы укрепить свое истинное положение - положение целомудренной девы, обрученной Христу, вопреки миру, через который мы идем, отвергнутые им, в ожидании того, когда будем взяты от мира и вознесены в сретение Господу, и Он явится вершить свой суд над миром.

Иисус Навин 13

В 13-ой главе Бог говорит Иисусу Навину: “Ты состарился, вошел в лета преклонные, а земли брать в наследие остается еще очень много”. Бог ревновал своего раба и побуждал его к выполнению своей миссии. Ибо израильтяне были ленивы: они медленно завладевали всем тем, что даровал им Бог. Они пожелали отдохнуть, как только обрели достаточно, чтобы хватило на жизнь. Но не таково было намерение Бога относительно их, а тем более нас. Он желает видеть нас заботящимися о вещах другого рода, более того, о делах Иисуса Христа; ибо действительно все принадлежит нам, и чем больше мы обретаем это в силе веры, тем больше прославляем его и благославляем собрание. Ибо нет лучшего в помощи другому святому, чем одержать победу над сатаной и усовершенствоваться самим.
Поэтому так подробно описывается оставшаяся земля: “Все округи Филистимские и вся земля Гессурская. От Сихора, что пред Египтом, до пределов Екрона к северу, считаются Ханаанскими пять владельцев Филистимских: газский, азотский, аскалонский, гефский, екронский и аввейский; к югу же вся земля ханаанская от Меары сидонской до Афека, до пределов аморрейских, также земля Гевла и весь Ливан к востоку солнца от Ваал-Гада, что подле горы Ермона, до входа в Емаф. Всех горных жителей от Ливана до Мисрефоф-Маима, всех сидонян Я изгоню от лица сынов Израилевых. Раздели же ее в удел Израилю, как Я повелел тебе; раздели землю сию в удел девяти коленам и половине колена Манассиина”. Таким образом, Иисусу велено разделить еще даже не отвоеванную у жителей землю. Какой ободряющий призыв продвигаться без страха! Разве Бог не достоин доверия? Тем не менее Он желает, чтобы его народ сражался за ханаанскую землю не ради спасения из египетской земли, но ради своего наследия в земле обетованной - сражался как умерший и воскресший вместе со Христом, благословенный всяким духовным благословением в нем на небесах.
И очень точно Бог указывает на границы уделов, которые Он даровал им, и на тех врагов, которых израильтяне должны были изгнать с их прежних владений; Он даже соблаговолил точно указать тот удел, который получили два с половиной колена еще при жизни Моисея, хотя это было еще не полное наследие народа Бога.
Мы также можем заметить, что, как и раньше, в этой главе указывается на то, что колено Левия осталось по воле Бога без такого удела в обетованной земле. Жертвы Бога Израиля суть удел их, как сказал им Бог. Служители Бога находились в особом положении по сравнению с остальным народом Бога и были призваны являть особую веру, как Он постановил и говорил о них. Если они потерпели в этом неудачу, то стоило ли удивляться тогда, что их слова не имели особого влияния?

Иисус Навин 14

В 14-ой главе мы узнаем о том, как священник Елеазар и Иисус Навин вместе с начальниками и родоначальниками колен по жребию делили землю Ханаана. Первый, кто предстает перед нами, - это Халев вместе с сыновьями Иуды, который напоминает Иисусу Навину о том, что Бог говорил Моисею в отношении Халева и Иисуса в Кадес-Варни. Благодаря своей вере Халев и теперь был крепок и силен, хотя сорок пять лет прибавилось к тем его сорока годам. Пребывая в вере и будучи вместе с тем искренним и простодушным, как всегда, Халев попросил, чтобы ему отдали гору, о которой Бог говорил в тот день: “Ибо ты слышал в тот день, что там (живут) сыны Енаковы, и города у них большие и укрепленные; может быть, Господь (будет) со мною, и я изгоню их, как говорил Господь. Иисус благословил его, и дал в удел Халеву, сыну Иефонниину, Хеврон”. Халев является выразительным примером укрепления Богом и могуществом его силы ради брани (ср. Еф. 6, 10. 12), как до этого являлся примером всякого терпения и великодушия в пустыне (Кол. 1, 12). Слова “может быть, Господь (будет) со мною...” нисколько не вызывают сомнений в том, что Он будет рядом и поможет Халеву сохранить надежду на Бога, но являются благочестивым и пристойным выражением недоверия Халева к себе самому. И опять замечу, что в этом поступке Халева нет никакой алчности, а только уверенность в Боге, который заставляет его еще больше ценить то, что Он обещал дать. Мы не можем слишком сильно желать небесного: требование Халева отвечает на это за нас. И это станет еще более очевидным, если мы вспомним, что ужасные сыновья Енака пребывали там со своими большими и укрепленными городами, вопреки которым Халев должен был вырвать этот удел из их рук, но, с другой стороны, их город впоследствии был отдан левитам.
Халев был поистине непритязательным человеком, или, скорее, истинно верующим; и он бесстрашно боролся за то, чтобы наступил мир, а не из любви к брани. “И земля успокоилась от войны”, - говорит Дух по этому поводу. И действительно, от недостатка веры пришлось так долго вести брань; если бы не это, сыны Израиля скорее бы овладели той землей, которую даровал им Бог, и враг исчез бы, как только они положились бы на Бога.

Иисус Навин 15

В 15-ой главе говорится уже не о колене Рувима, а о жребии колена сыновей Иуды, выпавшем им. Очень значительный удел отводился им, независимо от особой части Халева, как прослеживается в данной главе: от Мертвого моря до египетского потока, к Иерусалиму на север и до великого моря на западе. Однако он был несколько изменен с введением впоследствии Симеона, как мы увидим далее. Но здесь опять упоминается о Халеве (поскольку он имел часть среди сыновей Иуды), особенно о его щедрости к своей дочери Ахсе, которую он отдал в жены Гофониилу. Таким образом, жребий Бога в первую очередь выпал царскому колену и ему было оказано предпочтение согласно божественному намерению и предсказанию Иакова. Благодать видит разницу.

Иисус Навин 16

В 16-ой главе говорится о жребии, выпавшем сыновьям Иосифа, то есть Ефрему и половине колена Манассии (ср. Быт. 48). Они получили согласно заслугам их отцацентральную часть земли Ханаана от Иордана до Средиземноморья. Но здесь мы обнаруживаем еще большую неудачу, чем ту, о которой сказано в конце 15-ой главы. Ибо сказано, что “Хананеи жили среди Ефремлян до сего дня”, в то время как ранее было сказано об иевусеях или жителях Иерусалима, что они живут с сыновьями Иуды. Разница, однако, заключалась в том, что сыновья Иуды не смогли изгнать иевусеев, в то время как хананеи живут среди ефремлян и по сей день, платя им дань. Иосиф был не прав в своем толковании этого случая; ибо он велел сыновьям Вениамина, которым принадлежал Иерусалим, чтобы они разрешили его жителям платить дань и чтобы остальные колена, подражая Вениамину, делали то же самое. Писание указывает на это. Сыновья Иуды не могли изгнать всех иевусеев, а сыновья Ефрема просто не стали изгонять хананеев, и эти последние обратили свою небрежность в источник выгоды.

Иисус Навин 17

Продолжая далее, в 17-ой главе, как и следовало ожидать, мы узнаем о жребии, выпавшем колену Манассии как первенцу Иосифа; мы также вновь слышим о том, что среди прочих, получивших удел, были дочери Салпаада. И все же сыновья Манассии не могли выгнать жителей городов той земли, и хананеи остались жить в земле (ст. 12). Если бы Манассия обратился к Богу, то упорство хананеев было бы сломлено. “Когда же сыны Израилевы пришли в силу, тогда хананеев сделали они данниками, но изгнать не изгнали их”. Сыновья Манассии заботились о собственной выгоде, но не проявляли заботы о слове Бога. Лишенные веры склонны жаловаться, как сыновья Иосифа жаловались Иисусу Навину, о чем мы узнаем из 14-ого стиха: “Почему ты дал мне в удел один жребий и один участок, тогда как я многолюден, потому что так благословил меня Господь?” Иисус Навин ответил им в тон, что если они многолюдны, то почему бы им не пойти в леса и не расчистить себе место для жилья? Они же возразили ему, говоря, что горы им было бы недостаточно и что у всех хананеев, живущих в долине, есть железные колесницы, на что Иисус им заметил, вновь обращаясь к Ефрему и Манассии: “Ты многолюден и сила у тебя велика; не один жребий будет у тебя: и гора будет твоею...” Он не отклоняет свое прежнее решение и ничего не прибавляет к уже сказанному, тем более он не потакает их тщеславному малодушию или их инертности.

Иисус Навин 18

В 18-ой главе говорится о том, что “все общество сынов Израилевых собралось в Силом, и поставили там скинию собрания”. Пять колен Израиля уже вступили в свои уделы, а семи коленам еще предстояло получить свой удел. Какое олицетворение недостатка сил и энергии (несмотря на явные признаки присутствия Бога), не позволяющего израильтянам этих колен выступить против хананеев по слову Бога - более того, по его повелению!
Сам тот факт, что эта земля была подчинена Израилю, становится западней. То же самое произошло даже с апостолами, не говоря уже о собрании в дни апостолов. “О, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? ” - восклицает Господь, опечаленный их неверием, а не их явной слабостью или силой их противников. Он с лихвой отвечает на их нужды и просьбы; но каков может быть и должен быть итог, если его собственный народ не хочет воспользоваться его присутствием, его любовью и силой? Его раб вновь взывает к нему и принимает меры, отвечающие сложившейся обстановке. “И сказал Иисус сынам Израилевым: долго ли вы будете не радеть о том, чтобы пойти и взять в наследие землю, которую дал вам Господь Бог отцов ваших? дайте от себя по три человека из колена; я пошлю их, и они встав пройдут по земле и опишут ее, как надобно разделить им на уделы, и придут ко мне; пусть разделят ее на семь уделов; Иуда пусть остается в пределе своем на юге, а дом Иосифов пусть остается в пределе своем на севере; а вы распишите землю на семь уделов, и представьте мне сюда: я брошу вам жребий здесь пред лицем Господа Бога нашего; а левитам нет части между вами, ибо священство Господне есть удел их; Гад же, Рувим и половина колена Манассиина получили удел свой за Иорданом к востоку, который дал им Моисей, раб Господень”. Он не только желал пробудить в своем народе ощущение того, что они обязаны завладеть землей, но и заставить их наилучшим образом привыкнуть к мысли о том, что именно Бог распорядился их жребием. Особо укреплялось обособленное положение тех, кто был отделен для служения во святилище, - поразительное свидетельство в среде земного народа.
Земельная опись была сделана соответственно их обследованию и описанию этой земли (ст. 8, 9). “Иисус бросил им жребий в Силоме пред Господом, и разделил там Иисус землю сынам Израилевым по участкам их”.
Затем описывается жребий, выпавший колену сыновей Вениамина; о нем и говорится далее с указанием пределов и границ вплоть до конца данной главы (ст. 11 - 28).

Иисус Навин 19

“Второй жребий вышел Симеону”, и об этом в таком же ключе говорится в начале 19-ой главы (ст.1-8). Но вдобавок здесь сказано о том, что удел колену сыновей Симеона был выделен от участка сыновей Иуды; поскольку участок последних был слишком велик для них, то сыновья Симеона получили свой удел среди их удела (ст. 9).
Третий жребий выпал сыновьям Завулона по их племенам; их пределы описаны в стихах 10 - 16.
На четвертом месте, согласно выпавшему жребию, были сыновья Иссахара, о чем написано в стихах 17 - 23; на пятом - колено сыновей Асира, как сказано в стихах 24 - 31, на шестом - колено сыновей Неффалима (ст. 32 - 39) и на седьмом - сыновья Дана, как указано в стихах 40 - 48.
В стихах 49, 50 прекрасно сказано о том, что “когда окончили разделение земли, по пределам ее, тогда сыны Израилевы дали среди себя удел Иисусу, сыну Навину [и это еще не все]: по повелению Господню дали ему город Фамнаф-Сараи, которого он просил, на горе Ефремовой; и построил он город и жил в нем”. Своекорыстие не было присуще Иисусу Навину, как и Моисею. Каждый имел свою часть того, что было даровано вождю израильтян, - слово Бога, ходатайство Иисуса и дар Израилю, - но не прежде, чем было закончено разделение их земли.

Иисус Навин 20

В 20-ой главе мы в последний раз слышим о городах-убежищах, о которых мы не раз слышали в книгах Моисея; и я нисколько не сомневаюсь, что указание здесь на их условное место встречи само по себе связано с намерением Иисуса Навина. Здесь дается намек на место, уготовленное Богом своему народу после того, как они потеряют землю, за виновность в непреднамеренных убийствах и без всякой ненависти, поскольку благодать вскоре учтет, когда отступники и мятежники погибнут за свои грехи, что были и благочестивые среди иудеев. “И кто убежит в один из городов сих, пусть станет у ворот города и расскажет вслух старейшин города сего дело свое; и они примут его к себе в город и дадут ему место, чтоб он жил у них; и когда погонится за ним мстящий за кровь, то они не должны выдавать в руки его убийцу, потому что он без умысла убил ближнего своего, не имел к нему ненависти ни вчера, ни третьего дня; пусть он живет в этом городе, доколе не предстанет пред общество на суд, доколе не умрет великий священник, который будет в те дни. А потом пусть возвратится убийца и пойдет в город свой и в дом свой, в город, из которого он убежал”. Иудей вернется, когда завершит свою посредническую миссию священник, которую сейчас исполняет для нас за завесой. Пока Он, пребывая теперь на небесах, ходатайствует за нас как истинный “великий священник” в доме Бога, человекоубийца пребывает за пределами его владений; но когда его посредническая миссия завершится, Израиль, все израильтяне, оставшиеся в тот день, будут восстановлены и спасены.

Иисус Навин 21

В 21-ой главе дается перечень сорока восьми городов с предместьями, включая вышеназванные шесть городов-убежищ, которые были отданы левитам. “Таким образом отдал Господь Израилю всю землю, которую дать клялсяотцам их, и они получили ее в наследие и поселились на ней. И дал им Господь покой со всех сторон, как клялся отцам их, и никто из всех врагов их не устоял против них; всех врагов их предал Господь в руки их. Не осталось не исполнившимся ни одно слово из всех добрых слов, которые Господь говорил дому Израилеву; все сбылось”.

Иисус Навин 22

В 22-ой главе Иисус Навин призывает колено Рувима, колено Гада и половину колена Манассии, чтобы благословить их и отпустить в землю их владения. Возвратившись в свои владения за Иордан, они соорудили там жертвенник, “жертвенник большой по виду”. И, услышав об этом жертвеннике, сыны Израиля тотчас собрались всем обществом в Силом, чтоб идти против них войной. Но прежде, чем идти войной, они “послали... Финееса, сына Елеазара, священника, и с ним десять начальников, по начальнику поколения от всех колен Израилевых”, которые обвинили сыновей Рувима, сыновей Гада и половину колена Манассии в преступлении пред Богом Израиля и отступлении “от Господа”. Они, кроме того, осознавали необходимость сплоченности сынов Израиля во славу того, кто пребывал среди них, и настаивали на том, чтобы их братья устыдились беззакония Фегора и греха Ахана, предлагая им во владение землю на другой стороне Иордана, если теперешняя земля их владения казалась им нечистой. На что два с половиной колена призвали Бога Израиля в свидетели того, что они и не замышляли беззакония и не восставали против Бога и что соорудили жертвенник не для того, чтобы приносить на нем всесожжения отдельно от жертвенника Бога, но для того, чтобы сыновья их не переставали бояться Бога, “чтобы он между нами и вами, между последующими родами нашими, был свидетелем, что мы можем служить Господу всесожжениями нашими и жертвами нашими и благодарениями нашими, и чтобы в последующее время не сказали ваши сыны сынам нашим: нет вам части в Господе”. Эти слова успокоили их разгневанных братьев, которые признались, что теперь они избавлены от руки Бога, потому как не совершили их братья преступления, которого они опасались. Было ли это измышлено человеком или нет (ибо в божественных делах это всегда опасно, так как подменяет веру в Бога и воспоминания о нем) - это другой вопрос.

Иисус Навин 23

В 23-ей главе Иисус Навин призывает всех сынов Израиля, старейшин, начальников, судей и надзирателей и напоминает им о том, что Бог сделал для них и что сделает еще, если они останутся верными ему, но одновременно предостерегает их от сообщения с хананеями, а также от всякого следования их религиозным обрядам; ибо если они пристанут к хананеям и вступят с ними в родство, то они сами (а не их враги) будут истреблены с этой доброй земли, которую Бог дал им.

Иисус Навин 24

В 24-ой главе Иисус Навин дает свои последние наставления сынам Израиля. Здесь мы узнаем одно удивительное обстоятельство, о котором прежде никогда не говорилось в Писании. Оказывается, их отцы были идолопоклонниками, то есть служили иным богам, даже Фарра, отец Авраама и отец Нахора. Они жили по ту сторону реки (по-видимому, Евфрата), когда Бог взял Авраама как корень обетования и от него начал род, размножив его семя. Затем Иисус напоминает, что Бог вывел народ Израиля из Египта, заботился о нем в пустыне, даровал ему в удел землю, постоянно являя свою благодать, учитывая которую, Иисус призывает их к верности Богу; и народ в ответ признает милость Бога и отрекается от всех других богов. Но Иисус Навин дает им знать, что они не смогут служить Богу, но они упорно повторяли, что будут служить только ему одному. И Иисус Навин заключил в тот день с народом завет, вписал слова в книгу закона Бога и положил большой камень под дубом во свидетельство тому, что иудеи не отвергнут своего Бога. Затем Иисус отпустил народ, а после этого Иисус Навин умер. “И служил Израиль Господу... во все дни старейшин, которых жизнь продлилась после Иисуса”.
Кости Иосифа схоронили в Сихеме, на поле, которое Иаков купил у сыновей Еммора, отца Сихема. Естественно, упоминается о погребении Иисуса Навина на горе Ефрема, как и о том, что Елеазар, сын Аарона, после смерти был похоронен на холме Финееса, его сына, который был дан последнему на все той же горе Ефрема. Как и надеялся Иосиф, Иисус ввел народ Израиля в обетованную землю, как и Моисей вывел их из Египта. Но еще более великий свершит дело куда более значительное, когда придет его время.