Исаия
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:
Полная замена масла акпп вольво частичная или полная замена масла в акпп.

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Исаия

Оглавление: гл. 15; гл. 16; гл. 17; гл. 18; гл. 19; гл. 20; гл. 21; гл. 22; гл. 23; гл. 24; гл. 25; гл. 26; гл. 27.

Исаия 15

В главах 15 и 16 представлено пророчество о Моаве. Какая впечатляющая картина разорения и горя, которое переживается более остро еще и потому, что обрушивается так неожиданно! Филистимляне не были противны Богу более (хотя и радовались бедам, обрушивающимся на Израиль), чем моавитяне, являвшие чрезмерное высокомерие и гордыню. “Ибо в ночь, будучи опустошенным , Ар Моавский уничтожен; ибо в ночь, будучи опустошенным, Кир Моавский уничтожен”. Таково, как мне кажется, более точное значение этого стиха {Прим. ред. : в русском переводе Библии этот стих (ст.1) звучит так: “ Так! Ночью будет разорен Ар-Моав и унижтожен; так! ночью будет разорен Кир-Моав и уничтожен!”}. Пораженные таким образом в своих цитаделях, моавитяне один за одним были поражены нашедшим на них страхом и унынием; народ Моава отправляется рыдать в свои дома, погрузившись в полное отчаяние, ибо на каждом лежит печать скорби; в крайней нужде их земля, даже сами воины вопят подобно слабым женщинам (ст. 2-4). Сам пророк или тот, кто говорит за него, не может не чувствовать всего ужаса бед, обрушившихся на Моав, и выразительное описание разорения, нужды и кровавой бойни продолжается до конца этой главы.

Исаия 16

Глава 16 открывается призывом к Моаву послать “агнцев владетелю земли из Селы в пустыне на гору дочери Сиона”. По-видимому, здесь подразумевается то, что моавитяне еще издревле платили дань Израилю. Они покорились Давиду и посылали ему дары. “И поразил Моавитян и смерил их веревкою, положив их на землю; и отмерил две веревки на умерщвление, а одну веревку на оставление в живых. И сделались Моавитяне у Давида рабами, платящими дань” (2 Цар. 8, 2). Позже из истории мы узнаем, что царь Моава был владельцем огромных стад овец и обычно платил царю Израиля дань в 100 000 ягнят и столько же баранов отдавал для получения шерсти. По-видимому, Исаия желает здесь напомнить моавитянам об их обязательстве, в противном случае их дочери должны быть готовы к еще более ужасным бедствиям (ст. 1, 2). “Составь совет, постанови решение; осени нас среди полудня, как ночью, тенью твоею, укрой изгнанных, не выдай скитающихся. Пусть поживут у тебя мои изгнанные Моавитяне; будь им покровом от грабителя: ибо притеснителя не станет, грабеж прекратится, попирающие исчезнут с земли. И утвердится престол милостью, и воссядет на нем в истине, в шатре Давидовом, судия, ищущий правды и стремящийся к правосудию” (ст. 3-5). Пророк Исаия в своем втором совете касается той ужасной обиды, которую Моав нанес Израилю перед очами Бога. Разве Моав укрыл изгнанных Израиля? или он воспользовался их бедственным положением изгнанников, чтобы уничтожить и предать их? Пророческий Дух взирает через Езекию на истинного Сына Давида, который будет царствовать по справедливости, когда исчезнет с земли последний пожирающий и притеснитель.
В последующих стихах (6-12) еще раз подробно говорится о гордыне Моава и его самом что ни на есть унизительном низвержении, когда, несмотря на свою надменность и свое высокомерие, “возрыдает Моав о Моаве, - все будут рыдать” и страна моавитян будет состязаться с другими городами в мере пережитых бедствий; и пророк будет плакать при виде того ужасного бедствия, которое постигнет некогда высокомерного врага, который “придет к святилищу своему помолиться, но ничто не поможет”.
Последние стихи главы показывают, что, каким бы ни было истинное значение этого пророчества о Моаве, “чрез три года, считая годами наемничьими [то есть, я полагаю, точно отмеренными, как засвидетельствовано в этом случае], величие Моава будет унижено со всем великим многолюдством, и остаток будет очень малый и незначительный”. Верующий не может сомневаться в том, что это свершилось с Моавом, хотя нам не известно, совершил ли это царь Иудеи или Ассур.
Но стоит немного остановиться на той особенности, что все сроки данного пророчества указывают на будущий великий кризис, ибо очевидно, что последний северный царь не сможет достичь Моава и что сынам Израиля, подвластным Мессии, предстоит наложить свои руки на Моава (ср. Ис. 11, 14 и Дан. 11, 41). Ничто более ясно не доказывает то, что (хотя это сейчас неизвестно или мало известно) к концу века останутся лишь немногочисленные представители этого народа, чтобы встретить ту катастрофу, которая разразится к уничтожению человека, но к славе Бога, когда избранный им народ целиком спасется и будет восстановлен божественной милостью на обетованной земле и обретет обещанное ему господство.

Исаия 17

Допустив, что эти пророчества, в какой бы степени они ни были исполнены в прошлом, сосредоточены на дне Господа, как мы сможем разрешть проблему, касающуюся этих различных народов и городов, которые некогда тревожили Израиль? Как нам тогда объяснить эти пророческие слова относительно грядущего дня, если народы, о которых идет речь, больше не существуют или остались в ничтожном количестве? На это мы ответим, что та же самая проблема касается и Израиля. Никто не знает и не может с уверенностью сказать, куда делись все десять колен Израиля, как никто не возьмется, по-видимому, заранее искать их. Мы можем оставить их во мраке той неизвестности, в которую погрузил их Бог. Мы знаем, если верим его Cлову, что поскольку Он явно сохранил рассеянный по земле остаток двух колен Израиля, то, несомненно, выведет из укрытия на свет и потомков других десяти колен. Мы знаем, что будут восстановлены не только иудеи, но и древний народ Израиля. Для этого осуществится “dodekaphulon” - надежда: все двенадцать колен Израиля составят один народ на обетованной земле, и один царь будет царем у всех их, “и не будут более двумя народами, и уже не будут вперед разделяться на два царства”. Каждое слово обетований исполнится. Писание не может быть нарушено.
Даже если мы и не видели никаких знамений, то к чему сомнения? Неужели мы нуждаемся в подобных знамениях? И если мы требуем знамения, то это доказывает наше слабоверие. Слово Бога является самой надежной гарантией, на него и следует опираться. Если Бог заявил, что так должно быть, то мы имеем право надеяться, что Он выведет десять колен из мест их уединения, избавив их от грехов и очистив их. Мы далеко не полностью знакомы даже с тем маленьким миром, в котором живем. Много времени назад некоторые уголки мира были лучше знакомы людям, чем в более позднее время. Поэтому ранние описания Африки и центральной Азии, например, в большой степени подтверждаются современными исследователями. Возможно, Бог поместил эти десять колен в один из малоизвестных районов, либо они могут неожиданно возникнуть из нации, с которой они очень давно смешались, но мы не можем с уверенностью указать их местонахождение. Бог объявил, что Он выведет их в принадлежащую им землю, и сделает это необычным путем, ибо им предстоит снова пройти через пустыню, очиститься от грешников, пребывающих в их среде, ибо эти грешники никогда не достигнут обетованной земли и не будут уничтожены на этой земле подобно отступникам иудеям. Таким образом, совершенно иная судьба уготовлена этим десяти коленам, нежели тем двум. И если уж Бог свершит то и другое, то для него не будет ничего проще, чем определить потомков их прежних врагов из язычников, близко ли или далеко они будут находиться. Дело в том, что здесь применен тот же самый принцип веры, объясняющий оба этих случая, поскольку только явное неверие может натолкнуться на трудности в том и другом случае. Эти замечания можно отнести почти ко всем этим главам.
И опять-таки некоторые, что удивительно, не понимают смелых образов, употребляемых пророками, будто бы используемых специально для придания загадочности тому, о чем они говорят, если не сказать - двусмысленности. Это большое заблуждение, ибо они предназначены не для того, чтобы напускать туман на вещи, а для придания им особой выразительности и силы. Многие, ставящие своей целью удержать христиан от чтения пророчеств, преувеличенно говорят об этих литературных тропах, как будто их присутствие со всей очевидностью указывает на двоякий смысл сказанного. Ничто не может в большей степени противоречить действительности, ибо во вдохновленном творении, как и в любом другом, используются метафоры, своего рода поэтические вольности, чтобы проиллюстрировать, украсить и усилить передаваемое чувство, но ни в коем случае не окружить его таинственностью. Метафоры являются вполне допустимыми и только в большей степени отличаются выразительностью, чем обычные литературные выражения. Даже в обыденной речи весьма часто встречаются метафоры и сравнения, но, конечно, поэтический характер пророчеств позволяет использовать их гораздо чаще.
И все же сложность Писания заключается не столько в понимании образного стиля языка, сколько в постижении глубины переданных в нем мыслей. Самые глубокие мысли Слова Бога встречаются в первой главе евангелия по Иоанну. Но в этом отрывке Писания нас прежде всего поражает удивительная простота языка. Поэтому для тех, кто изучает греческий, это позволяет сделать данное евангелие особого рода вводным упражнением. Во всей Библии не найти другой, более глубокой трактовки божественной истины и никакой другой отрывок из нее не может привести в такое изумление истинно духовных людей. Это еще раз показывает, как не правы все те, кто воображает, будто бы вся суть заключается только в словах. Божественная истина, сокрытая в Писании, столь сложна для понимания вовсе не из-за непонятного языка. Нам мешает уразуметь ее наш низкий духовный уровень и то, что мы недостаточно знакомы с замыслами Бога, привыкнув судить обо всем по внешнему виду, по плотским чувствам и человеческому разуму, вместо того, чтобы просто принять сказанное Богом и уразуметь его слова в свете Христа. Пророчества в Писании вовсе не представляют собой трудности, они гораздо проще, чем думают. Очень важно сначала поверить в них, а вслед за этим быстро придет и понимание их. Если мы сравним различные произведения Писания, то увидим, что Новый Завет, несомненно, сообщает самые мудрые мысли Бога, а если сравнить произведения Нового Завета, то непревзойденными являются те из них, что написаны апостолом Иоанном, потому что проникают в самую сущность Бога; если же рассматривать произведения Иоанна, то кто станет относиться к его посланиям и евангелию как к менее мудрым книгам, чем Откровение? Я уверен - никто, кроме тех, которые слишком поверхностно ознакомлены с любым из них, чтобы выносить свой приговор.
Возможно, это воодушевит кого-то принимать эти пророчества более простодушно, всегда помня, что Бог устремляет свой взгляд к грядущему бедствию, которое наступит “в день Господень”. Он будет думать о своем возлюбленном Сыне и о том, что - и это очень важно - в этих пророчествах открываются события, в которых Он лично заинтересован. Иудеи являются именно тем народом, среди которого Господь Иисус соблаговолил родиться во плоти. Они доказали, чем они явились для него; теперь ему предстоит доказать, кем Он явится для них. Он намерен обладать земным народом (Израилем) так же, как и небесным (собранием) ради своей славы. Слово Бога не останавливается перед этим. Если это еще не исполнилось, то, несомненно исполнится согласно намерениям Бога, ибо Он частично уже исполнил это. Отсюда мы извлекаем принцип толкования всех пророчеств: в первую очередь следует иметь в виду славу Господа Иисуса в ее связи с Израилем и лишь потом - с народами земли. Сейчас я говорю о ветхозаветном пророчестве. Суть Нового Завета в другом - в связи Господа Иисуса с христианством и, кроме того, в подтверждении предсказаний об Израиле. Это, возможно, пояснит нам, почему Бог в пророчествах приковывает наше внимание к незначительному месту или маленькому народу. Израиль много значил в его глазах благодаря Мессии, и его цели все еще действительны, пусть пока они еще и не исполнились. Вот почему когда Бог снимает завесу с тайны cвоего древнего народа Израиля, то начинают возникать и древние враги израильтян. Это, на мой взгляд, весьма интересно. Налицо воскресение каждого отдельного человека. Плоть воскреснет, чтобы явить все, что происходило в этом теле, ибо через плоть действует и душа. Именно так произойдет с этими народами. Существует аналогичная неизбежность: исчезнувшие враги израильтян вновь появятся вместе с Израилем, и Бог различает их согласно их первоначальным названиям, а не тем, которые они могли приобрести в ходе человеческой истории. Господь взойдет к самым истокам - поэтому нам представлен их суд в последние дни, а не просто те бедствия, которые обрушились на них много веков назад. Они движутся к своему концу. Некоторые, возможно, будут осуждены раньше, чем другие, но, несмотря на разницу во времени, все они движутся к грядущему.
Последнее поколение будет поступать подобно своим отцам, и тогда придет суд. Тогда Бог будет судить народы. Они явят ту же самую враждебность по отношению к израильтянам, ту же самую гордыню, противную Богу, что и их предшественники. Этот принцип может показаться отдельным лицам трудным для понимания, но он абсолютно верен. Если ребенок вырос, зная о позоре своего отца, слыша о его пребывании в опале и его наказании, то разве этот грех не станет самым отвратительным в его глазах, если он исполнен хоть каких-то благородных чувств? Наглядный пример злодеяний, совершенных его отцом, всегда будет стоять перед ним. Но если сын несерьезно относится к этому, если это побуждает его вступить на тот же самый путь беззакония, не будет ли справедливым, чтобы сын понес еще более суровое наказание за это? Кроме того, наделенный человеческой совестью, он имел особое доказательство в своей собственной семье, которое должен был прочувствовать душою ребенка и глубоко задуматься.
Именно таков принцип, лежащий в основе божественного управления. Человек обязан обращать более серьезное внимание на происшедшее в прошлом, и Бог, справедливый судья, будет судить согласно тому, что человек обязан помнить. Он обязан использовать свидетельство прошлого в качестве предостережения на будущее. Эти народы опять заявят о себе, и вместо того, чтобы вспомнить о путях своих отцов ради предостережения самим себе и на благо себе, они вступят на тот же самый путь и еще раз дерзнут искоренить и истребить народ Бога.
Примером тому служит глава 17 книги пророка Исаии. Дамаск, находившийся к северу от святой земли, был очень древним и прославленным городом Сирии (см. Быт. 15). Теперь он стал грудою развалин, как города, которые остались лишь для стад скота (ст. 1, 2). И, как в древности, Сирия и Ефрем сговорятся против царства сына Давида и потерпят поражение, таким же образом еще раз проявится замечательная особенность этого суда в том, что Бог покажет и свой народ вместе с его старым союзником. “Не станет твердыни Ефремовой и царства Дамасского с остальною Сириею; с ними будет то же, что со славою сынов Израиля, говорит Господь Саваоф. И будет в тот день: умалится слава Иакова, и тучное тело его сделается тощим. То же будет, что по собрании хлеба жнецом, когда рука его пожнет колосья, и когда соберут колосья в долине Рефаимской”. Он изгонит от них всякое злословие и накажет грешников; Он использует их вражду, чтобы очистить ток на земле Израиля; Он обойдется как судья со своим народом. Другие народы могут тешить себя и друг друга надеждой, что израильтяне плохо кончат, но их тайный сговор будет оскорбителен для Бога, хотя Он и его может использовать во благо Израиля. Об этом здесь и говорится: “И останутся у него, как бывает при обивании маслин, две-три ягоды на самой вершине, или четыре-пять на плодоносных ветвях, говорит Господь, Бог Израилев. В тот день обратит человек взор свой к Творцу своему, и глаза его будут устремлены к Святому Израилеву; и не взглянет на жертвенники, на дело рук своих, и не посмотрит на то, что сделали персты его, на кумиры Астарты и Ваала” (ст. 6-8).
Таким образом, ясно, что в это время по земле Израиля пройдет разделяющий суд. Сравните это с тем, что написано в главе 28, где говорится о всепоражающем биче. “В тот день укрепленные города его будут, как развалины в лесах и на вершинах гор, оставленные пред сынами Израиля, - и будет пусто. Ибо ты забыл Бога спасения твоего, и не воспоминал о скале прибежища твоего; оттого развел увеселительные сады, и насадил черенки от чужой лозы. В день насаждения твоего ты заботился, чтобы оно росло и чтобы посеянное тобою рано расцвело; но в день собирания не куча жатвы будет, но скорбь жестокая” (ст. 9-11). Но теперь приходит возмездие. “Увы! шум народов многих! шумят они, как шумит море. Рев племен! они ревут, как ревут сильные воды. Ревут народы, как ревут сильные воды; но Он погрозил им, и они далеко побежали, и были гонимы, как прах по горам от ветра и как пыль от вихря. Вечер - и вот ужас! и прежде утра уже нет его. Такова участь грабителей наших, жребий разорителей наших” (ст. 12-14). Пусть народы собираются в великое множество, пусть ревут они подобно сильным водам. Но Он погрозит им - и они побегут и будут гонимы, как пух семян чертополоха - порывами ветра. “Вечер - и вот ужас! и прежде утра уже нет его. Такова участь грабителей наших, жребий разорителей наших”. Было ли это когда-либо исполнено во дни, о которых писал Исаия? Когда было собирание всех этих народов и их полное рассеивание? Наоборот, Израиль был разбит и рассеян, как и Иудея вслед за ним. Здесь речь идет не об одном народе, одерживающим победу над народом Бога, но о собирании народов в великое множество, которое, казалось, дожидалось утра, чтобы поглотить Израиль, но прежде наступления утра они сами исчезли. Несомненно, это произойдет, ибо это сказано устами Бога.

Исаия 18

Данная глава связана с низвержением народов, предсказанным еще в конце предыдущей главы, а теперь совершившимся достаточно необычным образом, чтобы рассмотреть это отдельно. Эта картина представляет собой довольно интересное приложение к сказанному, поскольку явно не является новым пророчеством, открывающим главу 19, и отличает суд над Египтом от тьмы, представленной нам. Это следует отметить, поскольку некоторые христиане (и в этом вся интрига) впали в заблуждение, предполагая, будто Египет и есть “земля, осеняющая крыльями”, которая упоминается в стихе 1, и что египтяне и являются тем народом, к которому посланы послы (как сказано в стихе 2), и что некоторые из него будут приведены к поклонению Богу и принесут ему великие дары (как отмечено в стихе 7). Читатель не должен удивляться этой путанице, допущенной столь ученым и возвышенным толкователем, ибо вряд ли есть еще такой отрывок в книге пророка Исаии, который бы приводил к такому разногласию и к такому очевидному замешательству даже среди знаменитых людей, начиная от Евсевия Цесарийского (который видел в этой стране землю иудеев во времена апостолов, распространяющих христианское учение по всему миру; толкование его основано на apostellon... epistolas biblinas {Прим. ред.: на библейских посланиях апостолов} Септуагинты) до Ария Монтаны, который видел в ней Америку, обращенную ко Христу под действием проповедей и оружия испанцев.
Правильное понимание данной главы зависит от того, увидим ли мы, что в стихах 2-7 подразумевается еврейский народ, и не во дни Сеннахирима, но во время грядущего бедствия. Некоторые выражения, особенно в стихе 1, возможно, трудно понять, но в целом все понятно и чрезвычайно интересно.
“Земля, осеняющая [или с шумом вспархивающая] крыльями по ту сторону рек Ефиопских [то есть по ту сторону Нила и Евфрата]” означает страну, расположенную за пределами поселений тех народов, которые вплоть до времен пророка Исаии угрожали Израилю и беспокоили его. Египет и Ассирия были главными среди этих держав, ибо существовала как азиатская, так и африканская “Эфиопия. Страна, о которой идет речь, не обязательно находится по соседству с этими странами, но может находиться далеко от их пределов. Эта сравнительно удаленная страна поддерживала курс Израиля, но эта поддержка оказалась в результате бесполезной, какими бы громкими ни были предположения и приготовления. То, что слово “крылья” используется для выражения идеи о защите угнетенных или безоружных, слишком понятно и не требует доказательств.
Второй стих, вдобавок к предыдущей характеристике этого будущего союзника евреев, показывает, что речь здесь идет о морской державе, ибо она посылает своих послов по водам на легких суднах, сделанных из камыша или папируса. Израиль является предметом их беспокойства. “Идите, быстрые послы, к народу крепкому и бодрому, к народу страшному от начала и доныне, к народу рослому и все попирающему, которого землю разрезывают реки”. Попытки отнести это описание на счет египтян или эфиопов были вызваны впечатлением, полученным от используемых здесь эпитетов, но я не вижу существенной причины подвергать сомнению точность нашей авторизованной версии {Прим. ред. : имеется в виду английская авторизованная Библия}, которая, подтверждая их принадлежность к Израилю, передает смысл ясно и правильно. Такое расхождение во мнениях относительно земли, упомянутой в первом стихе, которая посылает своих послов и свои судна в поисках рассеянного по земле народа, прежде такого грозного, но позже разбитого и ограбленного своими беспощадными врагами, основано не на незначительных деталях словесной критики, а на общем смысле контекста, о котором англоязычные христиане вполне могут судить сами.
Итак, мы всесторонне рассмотрели появление этой неназванной земли, описанной как бы защитником Израиля, активно включившимся вместе со своими быстрыми кораблями в эту дружескую миссию, отправившись на поиски рассеянного по земле народа.
Но вот другой появляется на сцене, и Он сковывает рвение человека (ст. 3, 4). Он требует внимания всех, населяющих вселенную. Приближаются великие перемены, которые нарушат гармонию. Знамения этого даны для того, чтобы их увидели и услышали. “Все вы, населяющие вселенную и живущие на земле! смотрите, когда знамя поднимется на горах, и, когда загремит труба, слушайте! Ибо так Господь сказал мне: Я спокойно смотрю из жилища Моего”. Бог не благоприятствует этому суетному предприятию. Человек деятелен, Бог же спокойно наблюдает. Это подобно палящему зною как раз перед самой грозой, словно увлажняющее облако в разгар жары, - мгновение глубокого покоя и тревоги ожидания после огромных усилий собрать иудеев, послав им на помощь народ, имеющий быстрые корабли (ст. 1, 2). Все, казалось, способствовало успеху, но что значит человек без Бога? “Ибо прежде собирания винограда, когда он отцветет, и грозд начнет созревать, Он отрежет ножом ветви и отнимет, и отрубит отрасли”. Таким образом, в результате происходит полное крушение всех планов. Казалось, все предвещало в скорости благоденствие Израиля, и их национальные чаяния, казалось, вот-вот должны были осуществиться, когда Бог свел все к нулю и допустил, чтобы язычники излили свой давний гнев на его народ. И вот итог: “И оставят все хищным птицам на горах и зверям полевым; и птицы будут проводить там лето, а все звери полевые будут зимовать там” (ст. 5, 6).
Это еще не было днем Господа, и все же в какой-то степени было. Ибо “в то время будет принесен дар Господу Саваофу от народа крепкого и бодрого, от народа страшного от начала и доныне, от народа рослого и все попирающего, которого землю разрезывают реки, - к месту имени Господа Саваофа, на гору Сион”. Так будет осуждена самонадеянная помощь человека, а вместе с этим гнев народов вновь возгорится, и они снова будут терзать и грабить несчастный, но возлюбленный Богом народ . Ибо, поскольку, несомненно, язычники вновь примутся раздирать Израиль, Он появится среди запустения и отчаяния и своей могущественной рукой завершит то, что человек так тщетно стремился сделать. Еврейский народ в то самое время принесет дар Господу, и они придут к нему не с пустыми руками, но лишенные себялюбия; со смиренными и благодарными душами придут они к Господу на гору Сион после того, как им удастся в последний раз спастись от ярости язычников по его милости, и это будет навеки.

Исаия 19

Первая из этих глав представляет собой “пророчество о Египте”, а следующая за ней (гл. 20) - личное предзнаменование пророка, которое он явил по повелению Бога в знак близящегося падения Египта и Эфиопии. Общая тенденция этого настолько ясна, что нет необходимости долго останавливаться на этом вопросе.
“Вот, Господь восседит на облаке легком и грядет в Египет”. Таким образом пророк Исаия смело и со всей полнотой духовной истины заявляет о неминуемом ниспровержении этого великого царства такого предусмотрительного древнего мира и унижающего достоинство идолопоклонства и о прекращении изобилия природных богатств. Что поможет хваленым бастионам египтян и их водяным преградам, если Бог, который “восседит на облаке легком”, обрекает Египет на унижение и разрушение? Уж лучше бы они бездействовали, чем взывали к своим лжебогам, ибо их идолы потрясутся от лица его, а сердце Египта растает в окружении его. Разделение своих и гражданская война (ст. 2) прибавятся к сокрушительным нападениям извне, и это падение завершится тем, что уже потерявшие рассудок и обезумевшие от отчаяния египтяне, когда национальный дух их изнеможет, обратятся за помощью к своим древним источникам суеверия и колдовства, за что Бог предаст их в руки жестоких властителей и свирепого царя (ст. 1-4).
Но рука Бога падет не только на оборонительные сооружения этой страны, но и на внутренние основы ее существования, истребив все, чем они гордились и на что надеялись. Разве это не тот же “большой крокодил” у Иезекиля, который, лежа среди своих рек, говорит: “Моя река, и я создал ее для себя”? Несомненно, это именно тот, о котором предсказывает здесь Исаия: “И истощатся воды в море и река иссякнет и высохнет; и оскудеют реки, и каналы Египетские обмелеют и высохнут; камыш и тростник завянут. Поля при реке, по берегам реки, и все, посеянное при реке, засохнет, развеется и исчезнет. И восплачут рыбаки, и возрыдают все, бросающие уду в реку, и ставящие сети в воде впадут в уныние; и будут в смущении обрабатывающие лен и ткачи белых полотен; и будут сокрушены сети, и все, которые содержат садки для живой рыбы, упадут в духе” (ст. 5-10).
Далее, в стихе 11, пророк продолжает высмеивать высокомерие Египта в том, чем тот более всего гордился, - в самообмане - и за что почитался людьми. Ибо кто не наслышан о мудрости египтян? Кто не знает о том, что они преуспели в науках и были довольно цивилизованными, в то время как другие страны запада еще не выбрались из присущего им состояния дикости и природного варварства? “Так! обезумели князья Цоанские; совет мудрых советников фараоновых стал бессмысленным. Как скажете вы фараону: “я сын мудрецов, сын царей древних?” Где они? где твои мудрецы [вот пронизывающий душу вызов пророка]? пусть они теперь скажут тебе; пусть узнают, что Господь Саваоф определил о Египте”.
Увы! Многие и теперь полагаются на те же самые плотские средства безопасности. Как много людей и в наши дни, подобно мудрым советникам Египта, попадают в ловушки собственного лукавства, слишком умудренного, чтобы обратить внимание на истинные и суровые слова божественного пророчества, но не слишком мудрого, чтобы оградить себя от глупых предрассудков или от еще более безрассудного скептицизма! Разве не является аксиомой в среде мудрецов христианского мира считать, что пророчество невозможно познать до тех пор, пока предрекаемое событие не будет истолковано? Осмелюсь утверждать, невозможно изобрести более бессмысленного понятия, столь противоречащего Слову Бога, и это не верующие Ветхого Завета, но протесты против греховного заблуждения, ибо ни один человек не был оправдан, который не взирал в грядущее, доверяя свою душу и дух всему тому, что пока еще должно было скрываться в недрах будущего, вверяя себя грядущему семени женщины, Мессии. А разве сторонники Нового Завета, призванные Богом, должны быть менее доверчивыми, менее осознающими грядущее, если им светит несравненно больший свет откровения? И это мы, кому Бог уже открыл через Духа то, о чем самые смышленые из древних вынуждены были говорить: “Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку ”? Но даже из разумных соображений, которыми некоторые привыкли так похваляться, что еще может более противоречить этому, если Бог бесспорно дал своему народу пророческое откровение? Неужели это одно из всего Писания должно находиться под человеческим запретом? Даже если это вызвано личным опасением человека, пагубное безрассудство подобного скептицизма очевидно, ибо главной темой данного пророчества является приближение дня Господа, а Он будет судить и накажет всякую гордыню, безверие и идолопоклонство и мятеж против Бога, что имело место тогда на земле, и особенно в христианском мире; и будет слишком поздно для людей, еще не поверивших, ждать события, которое докажет истинность этих пророчеств, когда на них самих придет погибель. Короче говоря, с любой точки зрения, этот принцип настолько же неверен, насколько и опасен. Он действительно равносилен отрицанию непосредственной пользы пророчества, какой бы она ни была, ибо это мешает услышать предупреждение пророка до тех пор, пока его голос полностью не переменится. Свершившееся пророчество станет уж скорее историей, чем пророчеством, немаловажное значение которого заключается в том, чтобы заставить замолчать врагов Бога, но это уже не пророчество, увещевающее и ободряющее его народ.
Но вернемся к пророчеству. “Обезумели князья Цоанские [Цоан - древний царский город Египта, названный у языческих писателей Танисом]; обманулись князья Мемфисские, и совратил Египет с пути главы племен его. Господь послал в него дух опьянения; и они ввели Египет в заблуждение во всех делах его, подобно тому, как пьяный бродит по блевотине своей. И не будет в Египте такого дела, которое совершить умели бы голова и хвост, пальма и трость”. Бог намеренно привел их в замешательство, чтобы они не смогли продолжать свою политику.
Итак, я не склонен отрицать степень осуществления этого во времена Исаии. Однако пусть это не исключает полного исполнения, которое еще возымеет место в грядущем. Этот живой и емкий стиль, который мы здесь наблюдаем, типичен для Исаии, как и для остальных пророков. Тогда было достаточно исполнено для поддержки верующих, но это было не более чем свидетельство того полного и истинного возмездия, какое Бог еще воздаст, чтобы прославить сказанное им и Господа Иисуса, когда Он явится в славе и установит в этом мире свое царство (Откр. 11). “В тот день Египтяне будут подобны женщинам, и вострепещут и убоятся руки Господа Саваофа, которую Он поднимет на них. Земля Иудина сделается ужасом для Египта; кто вспомнит о ней, тот затрепещет от определения Господа Саваофа, которое Он поставил о нем”. Египет должен будет сыграть свою роль в тех огромных потрясениях, которые будут предшествовать явлению Господа; и на это обращает внимание рассматриваемая нами глава, с которой можно сравнить Дан. 11, 40-43. С этой земли Он соберет изгнанников Израиля (Ис. 11), и в процессе этого, как мы знаем, Бог иссушит залив египетского моря и в сильном ветре прострет свою руку на реку и разобьет ее на семь ручьев.
Но суд обернется милостью, и в то самое время, когда египтяне будут подобны женщинам, вострепетав и убоявшись движения руки Бога, и когда само упоминание о земле Иуды сделается ужасом для Египта; в “тот день пять городов в земле Египетской будут говорить языком ханаанским и клясться Господом Саваофом; один назовется городом солнца. В тот день жертвенник Господу будет посреди земли Египетской, и памятник Господу - у пределов ее. И будет он знамением и свидетельством о Господе Саваофе в земле Египетской, потому что они воззовут к Господу по причине притеснителей, и Он пошлет им спасителя и заступника, и избавит их. И Господь явит Себя в Египте; и Египтяне в тот день познают Господа и принесут жертвы и дары, и дадут обеты Господу, и исполнят. И поразит Господь Египет; поразит и исцелит; они обратятся к Господу, и Он услышит их, и исцелит их”. Таким образом, Бог, несомненно, спасет и восстановит Египет.
Все попытки толкователей объяснить эти стихи столь же многочисленны, сколь и тщетны, и они по справедливости обречены на погружение во тьму, ибо не замечают связи этого пророчества с Христом, а вместе с ним славы его народа Израиля, если они презирают его теперь. Ориген, Евсевий и другие толкуют это как бегство Иисуса в Египет (Матф. 2) и низвержение идолопоклонства, а также как распространение христианства; Джером наряду с этим включает сюда намек на разрушение и опустошение Египта Навуходоносором. Современные толкователи этих стихов разделяют в сущности мнение Джерома, толкуя их частично с точки зрения истории, касаясь разрушений и бедствий, причиненных вторжением Сеннахирима, Навуходоносора, Псамметиха или римлян, частично мистифицируя их, приписывая этому триумфальное распространение евангелия в прошлом, настоящем и будущем. Эти рассуждения не требуют опровержения: формулировать их таким образом - значит, в значительной степени выносить им приговор. То, что на самом деле в этих стихах подразумеваются грядущие катаклизмы на земле, еще в большей степени подтверждается благословенными указаниями в заключительных стихах главы: “В тот день из Египта в Ассирию будет большая дорога, и будет приходить Ассур в Египет, и Египтяне - в Ассирию; и Египтяне вместе с Ассириянами будут служить Господу. В тот день Израиль будет третьим с Египтом и Ассириею; благословение будет посреди земли, которую благословит Господь Саваоф, говоря: благословен народ Мой - Египтяне, и дело рук Моих - Ассирияне, и наследие Мое - Израиль”. Это не небесное зрелище, но земное. Оно не передает настоящее состояние собрания, где не существует иудеев или язычников как таковых, а во всем и все есть Христос; здесь показано будущее благословение всех народов. Это не то домостроение, при котором плевелы смешаны с пшеницей, но грядущий век, когда все распри и всякое злословие будут уничтожены и когда великий царь будет править по справедливости. И тот народ, что так гордился своей природной мудростью, что прежде так притеснял и заманивал в ловушку израильтян, будет унижен и повергнут в прах, и, поверженный в прах, воззовет к Богу Израиля, и Он пошлет им могучего спасителя, и они познают его и будут поклоняться ему, приняв того, который поразит их, но потом исцелит и избавит их. Ибо от восхода солнца и до его захода имя Господа будет великим среди язычников, и в каждом месте будут курить благовония в его честь и приносить жертвы очищения, ибо имя его будет велико среди язычников. Поэтому не стоит удивляться тому, что жертвенник Господу будет воздвигнут посреди египетской земли и памятник - у ее пределов, как знамение и свидетельство о Господе Саваофе в египетской земле.
А что же ждет более позднего притеснителя Израиля? Есть ли у Господа еще одно благословение для чужеземного врага? Уготовил ли Он благословение и для Ассирии? Да, и для Ассирии тоже. И надменному северному и восточному сопернику будет даровано щедрое благословение. “В тот день из Египта в Ассирию будет большая дорога...” Прежняя ревность и враждебность исчезнут раз и навсегда; обоюдная близость, взаимная любовь и щедрое доверие укрепят союз, основанный на истинном познании Господа. “И будет приходить Ассур в Египет, и Египтяне - в Ассирию; и Египтяне вместе с Ассириянами будут служить Господу”. Счастливые, хотя никто не будет тогда презираем и несчастен! “В тот день Израиль будет третьим с Египтом и Ассириею”. То есть Израиль будет одним из трех, которым будет оказано особое предпочтение в тысячелетнем царстве, ибо Господь действительно благословит их, говоря: “Благословен народ Мой - Египтяне, и дело рук Моих - Ассирияне, и наследие Мое - Израиль”. Таким образом, вновь обнаруживается и подтверждается благословение, данное Богом Аврааму: “И Я произведу от тебя великий народ, и благословлю тебя, и возвеличу имя твое, и будешь ты в благословение; Я благословлю благословляющих тебя, и злословящих тебя прокляну; и благословятся в тебе все племена земные”. Но даже здесь, как мне кажется, утверждается надлежащее положение Израиля, а положение остальных народов замечательным образом определяется мудростью Бога, как бы велика ни была его милость ко всем остальным, ибо Израиль носит славное звание наследия, в то время как египтяне призваны, а ассирияне созданы им для прославления.

Исаия 20

Из главы 20 мы узнаем, что Ассирия отомстила Египту (вместе с Эфиопией) и увела к себе в плен жителей этих стран в посрамление им. История, я уверен, умалчивает об этом, но не умалчивает пророчество, которое предрекает, что египетской земле не спастись от северного царя, или последнего Ассура, во времена, которые наступят в конце.

Исаия 21

В первой из этих двух глав, сравнительно небольшой, дается три приговора суда: над Вавилоном (ст. 1-10), над Думой (ст. 11, 12) и над Аравией (ст. 13-17).
“Пророчество о пустыне приморской. - Как бури на юге носятся, идет он от пустыни, из земли страшной. Грозное видение показано мне: грабитель грабит, опустошитель опустошает; восходи, Елам, осаждай, Мид! всем стенаниям я положу конец”. Как мне кажется, здесь, несомненно, упомянута великая халдейская столица: на это, во-первых, указывает повеление мидянам и персам восходить и осаждать; и отсюда происходит еще более красноречивое повествование о внезапном разрушении в стихах 3-5, которое обратило ночь пирушки в агонию ужаса и смерти для беспутного царя и его придворных. “От этого чресла мои трясутся; муки схватили меня, как муки рождающей. Я взволнован от того, что слышу; я смущен от того, что вижу. Сердце мое трепещет; дрожь бьет меня; отрадная ночь моя превратилась в ужас для меня. Приготовляют стол, расстилают покрывала, - едят, пьют”. “Вставайте князья, мажьте щиты!..” Девятый стих завершает это доказательство и ясно говорит о падении Вавилона как о преднамеренной цели. Пророк персонифицирует этот город или его людей.
Тем не менее следует отметить кое-что во фразе, которая используется для характеристики обреченной владычицы этого мира, особенно потому, что есть явная связь между этим загадочным выражением “пророчество о пустыне приморской” и выражением, характеризующим Иерусалим, “пророчество о долине видения”, которое встречается в начале главы 22. Поскольку возвышение и слава первой языческой империи являлись следствием божественного содействия свыше, которое было вызвано неисправимым идолопоклонством Иуды и Иерусалима, то наказание Вавилона ознаменовало эпоху освобождения остатка иудеев, символизирующую окончательную расправу Бога над последней державой, которая началась с золотой головы великого истукана. Существует, таким образом, взаимосвязь между этими двумя городами - Иерусалимом и Вавилоном - историческая или символическая, и последний из двух обозначен выражением “пустыня приморская”, а предыдущий - выражением “долина видения”. Иеремия в своем видении созерцает море, устремившееся на Вавилон (Иер. 51, 42), так что покрывает город множеством волн. И в самом деле, нам известно, в какую пустыню превратилось это средоточие человеческой гордыни, и таким он известен и по сей день.
В стихах 6-10 указано на двойное предводительство в грядущем нашествии и на две национальности воинов, которые совершат его. Сторож в этом видении удостоверяет свою бдительность и докладывает о том, что увидел; затем следует важное известие о падении Вавилона, а пророк Исаия окончательно подтверждает истину, провозглашенную этим сторожем.
Далее следует “пророчество о Думе” (ст. 11, 12), которое, похоже, связано с Едомом, если не имеет к нему прямого отношения. “Кричат мне с Сеира: сторож! сколько ночи? сторож! сколько ночи? Сторож отвечает: приближается утро, но еще ночь. Если вы настоятельно спрашиваете, то обратитесь и приходите”. Крик жителя Едома - это крик презрения и самоуверенности. Короткий ответ на него преисполнен серьезными увещеваниями. Пусть не слишком надеются на ясное утро, ибо еще не прошла темная и опасная ночь. И тем не менее еще была открыта дверь для того, чтобы войти в нее к покаянию. Так пусть же они войдут снова.
Что же касается “пророчества об Аравии”, то здесь не требуется много замечаний. Заметим лишь, что леса Аравии больше не могли быть надежной защитой от бури, как и скальные укрепления Едома. Речь идет не только о странствующих деданских караванах, вынужденных искать сочувствия и помощи у живущих в фемайской земле, но и о близком (не более чем через год) опустошении могущественных и храбрых сынов Кидара.

Исаия 22

Глава 22 представляет собой пророчество, полностью направленное против Иерусалима. В день пророка, возможно, и могло быть какое-то предвидение, но оно было частичным. Так уж вышло, что Витринга сумел только внешне восполнить пробел истории, объединив вторжение в Иерусалим ассирийцев под предводительством Сеннахирима и нашествие халдеев под предводительством Навуходоносора, и даже это он сделал путем значительного изменения порядка событий, поместив передвижение халдеев в стихи 1-5 (ср. 4 Цар. 25, 4. 5) и передвижение ассирийцев в последующий отрывок (чему соответствует 2 Пар. 32, 2-5). Допустим, что это основное значение, тогда оно дает основание предполагать, что эта глава, как и последняя и все предыдущие, указывает на великий день, когда придет судный час народов, придет утром, и будет судим каждый, и откроются тайны каждой души, и будут осуждены. Кажется странным, что верующие должны удовлетвориться такой малой платой от того, кто платит до последнего гроша. Душа, считающая иллюзией ожидание точного исполнения этих пророчеств как в целом, так и во всех подробностях, кроме тех, что явно ограничены определенным временем, являет либо невежество, либо скептицизм, или то и другое вместе, что встречается довольно часто.
В первых стихах говорится об этом городе. Он показан уже не шумным и ликующим, но объятым глубоким беспокойством и смертельным страхом; погибшие пали не в битве, но были убиты в постыдной резне. Все вожди Иерусалима бежали вместе и были пойманы и связаны, и пророку не оставалось ничего, как только горько рыдать, ибо тревога и растерянность исходили не от суматохи, но от Бога, Господа Саваофа.
Стихи в середине главы обнажают явное тщеславие и непростительный грех народа Бога, который за человеческими заботами не пожелал заметить того, кто судил и наказывал их. Единственно, что они обязаны были делать в такой час, это подчиниться его воле и принять наказание, какое Он соблаговолил наложить, но в уверенности, что милосердие восторжествует над судом и что в конце концов целью Бога является последующее сострадание и нежная милость. Но жители Иерусалима не явили покорности Богу, не признали его и его путей. “И снимают покров с Иудеи; и ты в тот день обращаешь взор на запас оружия в доме кедровом. Но вы видите, что много проломов в стене города Давидова, и собираете воды в нижнем пруде; и отмечаете домы в Иерусалиме, и разрушаете домы, чтобы укрепить стену; и устрояете между двумя стенами хранилище для вод старого пруда. А на Того, Кто это делает, не взираете, и не смотрите на Того, Кто издавна определил это. И Господь, Господь Саваоф, призывает вас в этот день плакать и сетовать, и остричь волоса и препоясаться вретищем. Но вот, веселье и радость! Убивают волов, и режут овец; едят мясо, и пьют вино: “будем есть и пить, ибо завтра умрем!” И открыл мне в уши Господь Саваоф: не будет прощено вам это нечестие, доколе не умрете, сказал Господь, Господь Саваоф”. Единственным стремлением этих людей было спастись, прибегнув к хитрости, но это роковой путь для народа Бога, который быстро ведет к открытому и беспринципному саддукейству.
В заключительной части данной главы мы узнаем об отстранении недостойного Севны, который добился должности начальника дворца, а затем проник на престол, который жил только для себя и стремился даже после своей смерти не меньше как увековечить свое имя и снискать славу (ст. 15-19), после чего раб Бога Елиаким был призван взять бразды правления в свои руки и стать отцом для жителей Иерусалима и дома Иуды. И Бог возложит ключ дома Давида на его рамена и наделит его надлежащей властью. Мы не можем не узнать в этом человеке прообраз Христа, ниспровергающего антихриста, и сам факт прошлых исторических событий сведенных вместе, не указывающих на время, как мы видим, но вводящих деятелей, которые сами по себе не являются высочайшими личностями, но о них говорится в тех выражениях, явно указывающих на силу и власть, которые наступят после ухода этих высочайших особ, - все это подготавливает нас к великим событиям последнего дня на святой земле, будучи исполнением пророчеств, представленных нам здесь.

Исаия 23

И вот перед нами последний из судов, вершимых над отдельными землями, - “пророчество о Тире”. Этот город является олицетворением торгового величия мира. Он процветал, богател, стал развращен и самоуверен, но был взят и разрушен после длительной осады Навуходоносором. Этот исторический факт о разрушении Тира подтверждается не только здесь, но и у Иезекииля в главах 26 - 28. Тир с его жителями был центром оживленной торговли в древнем мире, рынком всевозможных товаров и предметов роскоши того времени, а посредниками его, связующим звеном между западом и востоком были корабли Фарсиса. Поэтому разрушение Тира не могло не сказаться болезненно на всех жителях земли, и скорее всего потому, что соперников в торговых делах тогда было меньше, чем сейчас. И все же разве в наши дни крушение великого и знающего себе цену центра современной торговли не сказалось бы на всех жителях нашей земли? Из других отрывков нам известно, что осада Тира затянулась на совершенно необычный срок, на тринадцать лет, и, действительно, нам, нет необходимости искать дальше пророческой летописи (Иез. 29) {Глава 9 книги пророка Захарии, как мне кажется, указывает на вождя Македонии, который так жестоко отомстил побежденным городам Финикии и Палестины. Это по крайней мере является историческим фактом, ибо Святой Дух там, как и везде, имеет в виду заключительные битвы пред лицом Его и будущие победы под предводительством Мессии}, чтобы узнать о том, какой тяжелейшей задачей было для халдеев завоевать этот город; но тем гораздо более сильными были духовные последствия этого падения. Поэтому Тир и Сидон вошли в поговорку и стали чрезвычайно выразительным предостережением о божественном суде, какое только можно понять из указаний нашего Господа.
“Рыдайте, корабли Фарсиса; ибо он разрушен; нет домов, и некому входить в домы. Так им возвещено из земли Киттийской” (ст. 1). По-видимому, нет необходимости отступать от обычного значения слова “Киттим”, как в этом стихе, так и в двенадцатом, под которым ученый Бохарт понимает китийцев или вавилонян, и смысл здесь заключается в том, что именно из киттийской земли придет сюда их плен. Нет никакой необходимости относить к Киттиму данное пророчество об этом новом разграблении или приписывать разорение островного Тира Александру Великому, как это делают Лютер и другие. Пророк Исаия называет широко известные корабли Фарсиса в первый раз и впоследствии, чтобы воспеть погребальную песнь по разоренному торговому центру, где они торговали, и намекает на то, что, хотя и не осталось дома, чтобы принять их, и гавани, куда могли бы войти их корабли, скорбная весть разнесется далеко на запад. “Умолкните, обитатели острова, который наполняли купцы Сидонские, плавающие по морю. По великим водам привозились в него семена Сихора, жатва большой реки, и был он торжищем народов” (ст. 2, 3). Какая перемена! Там, где когда-то толпилась масса соседствующего с Тиром народа, где торговали купцы Сидона, где собирались сокровища богатеющего Нила, - там поселилось безмолвие! Теперь “торжище народов” пришло в запустение. “Устыдись, Сидон; ибо вот что говорит море, крепость морская: как бы ни мучилась я родами и ни рождала, и ни воспитывала юношей, ни возращала девиц” (ст. 4). Сидон был слишком прочно связан, слишком тесно переплетен в делах с Тиром, а потому не мог все это не чувствовать и не страдать; и поскольку Тир всегда был его гордостью, то теперь его падение омрачало жизнь соседствующих с ним, поэтому даже само море представляет собой весьма смелый, но удачный образ, побуждающий оплакивать запустение и разорение Тира. Кому будет теперь принадлежать его родословие, если Тира больше нет? “Когда весть дойдет до Египтян, содрогнутся они, услышав о Тире” (ст. 5). Жители Сидона, хотя и процветающие непосредственно за счет Египта, более чем все другие иноземные народы были опечалены разрушением Тира, скорее всего, потому, что лишились огромного источника богатства на юге. Стихи 6, 7 представляют собой прямое обращение к самим жителям Тира, в котором с насмешкой говорится об их высокомерных торговцах и той перемене, которая уготовлена им как справедливое возмездие за их дела: “Переселяйтесь в Фарсис, рыдайте, обитатели острова! Это ли ваш ликующий город, которого начало от дней древних? Ноги его несут его скитаться в стране далекой”. Хотя это совсем и не привлекает корабли Фарсиса, они вынуждены переселяться и оплакивать там самих себя, они, эти жители опоясанной морями земли, чей город весело ликовал и, хотя не был таким же древним, как Сидон, преуспел гораздо больше его и достиг больших высот! Да, они должны переселиться, двигаясь с трудом, с печалью и болью в поисках хоть какого-нибудь убежища на чужой земле.
И почему так? Кто сметет и повергнет ниц этот гордый город Финикии? “Кто определил это Тиру, который раздавал венцы, которого купцы были князья, торговцы - знаменитости земли?” (Ст. 8). Ответ следует в стихе 9: “Господь Саваоф определил это, чтобы посрамить надменность всякой славы, чтобы унизить все знаменитости земли”. “Ходи по земле твоей, дочь Фарсиса, как река; нет более препоны. Он простер руку Свою на море, потряс царства; Господь дал повеление о Ханаане разрушить крепости его и сказал: ты не будешь более ликовать, посрамленная девица, дочь Сидона! Вставай, иди в Киттим, но и там не будет тебе покоя” (ст. 10-12). Здесь в полной мере не указаны духовные причины такого бедствия; чтобы узнать их все, мы должны изучить внимательно и других пророков. Здесь же утверждается неприятие Богом человеческой гордыни, его пренебрежение любой уверенностью в земные твердыни. Даже в изгнании жителям Тира не будет покоя. В следующем (13) стихе мы узнаем о том, какие средства Он намерен использовать для этого: “Вот земля Халдеев. Этого народа прежде не было; Ассур положил ему начало из обитателей пустынь. Они ставят башни свои, разрушают чертоги его, превращают его в развалины”. Халдеи, противники древнего Тира, которые с общенациональной точки зрения являлись народом прошлого, по словам пророка Исаии, разорили Тир. Таков, по-видимому, смысл, который подтверждается новым призывом кораблей Фарсиса рыдать и скорбеть в ст. 14.
Но и самих завоевателей найдет отмщение. И падет Вавилон, и по прошествии всех семидесяти лет, когда возвратится остаток Иуды, восстанет и Тир, оживут и его торговые пути, способствующие прибыльной торговле, роскоши, процветанию и духовному развращению народов. “И будет в тот день, забудут Тир на семьдесят лет, в мере дней одного царя. По окончании же семидесяти лет с Тиром будет то же, что поют о блуднице: “возьми цитру, ходи по городу, забытая блудница! Играй складно, пой много песен, чтобы вспомнили о тебе”. И будет, по истечении семидесяти лет, Господь посетит Тир; и он снова начнет получать прибыль свою и будет блудодействовать со всеми царствами земными по всей вселенной” (ст. 15-17). Тем не менее, в последнем стихе содержится намек на то, что даже эта пророческая картина, хотя в большей степени и осуществилась в прошлом, не лишена и своей светлой стороны, связанной с днем радости для всей земли. “Но торговля его и прибыль его будут посвящаемы Господу; не будут заперты и уложены в кладовые [как это было в прежние времена, когда отсутствие совести и алчность диктовали способы и цели этой торговли], ибо к живущим пред лицем Господа будет переходить прибыль от торговли его, чтобы они ели до сытости и имели одежду прочную”. Дочь Тира с дарами будет там, когда возжелает царь красоты своей земной невесты (Пс. 45, 11. 12).

Исаия 24

Теперь Исаия пускается в рассуждения на более широкую тему. До настоящего момента мы рассматривали десять “пророчеств”, касающихся народов от Вавилона до Тира; не избежит этого и Иерусалим, будучи вовлечен в эти суды, которые начнутся с событий местного значения и распространятся до “кончины века”, когда Бог низвергнет мятежную гордыню земли. В настоящей главе Исаия расширяет сцену событий, ставя в центр землю и народ Израиля, так, чтобы показать на великий белый престол, перед которым предстанут грешные мертвые и будут судимы в день всеобщего воздаяния от Бога, “день Господень”, в его неограниченном, завершающем значении, причем все предшествующие кары, например, обрушившиеся на Вавилон или Египет, являлись всего лишь тенью и залогом.
“Вот, Господь опустошает землю и делает ее бесплодною; изменяет вид ее и рассевает живущих на ней. И что будет с народом, то и со священником; что со слугою, то и с господином его; что со служанкою, то и с госпожею ее; что с покупающим, то и с продающим; что с заемщиком, то и с заимодавцем; что с ростовщиком, то и с дающим в рост”. Здесь, очевидно, нет никаких исключений. В то время как в стихе 1 показана опустошенная земля, приведенная в смятение и поверженная силой божественного наказания, в стихе 2 указано на беспощадную расправу со всеми слоями населения. “Земля опустошена вконец и совершенно разграблена, ибо Господь изрек слово сие”. Если нелегкое дело - отнести такие выразительные и всеобъемлющие строки ко дню Антиоха Епифана, как полагают некоторые, то еще в меньшей степени можно обойти стих 4. “Сетует, уныла земля; поникла, уныла вселенная; поникли возвышавшиеся над народом земли”. Как заботливо Дух Бога предостерегает от слишком распространенного источника неверия - от предположения о том, будто охваченный страстью провидец склонен преувеличивать события: “Ибо Господь изрек слово сие” (ст. 3)!
Далее нам открывается духовное основание суда Бога и такого сурового его исполнения: “И земля осквернена под живущими на ней; ибо они преступили законы, изменили устав, нарушили вечный завет. За то проклятие поедает землю, и несут наказание живущие на ней, за то сожжены обитатели земли, и немного осталось людей”. Это не просто предопределение суда, но самое широкое и божественное наказание, о котором Бог не раз говорил с самого начала. И Енох, принадлежавший к седьмому поколению от Адама, также пророчил это наказание. Удар, которым так часто угрожали, который так долго откладывался, наконец обрушится на народ, как намекает здесь Исаия, а позже еще и Иуда.
“Плачет сок грозда; болит виноградная лоза; воздыхают все веселившиеся сердцем. Прекратилось веселье с тимпанами; умолк шум веселящихся; затихли звуки гуслей; уже не пьют вина с песнями; горька сикера для пьющих ее. Разрушен опустевший город, все домы заперты, нельзя войти. Плачут о вине на улицах; помрачилась всякая радость; изгнано всякое веселие земли. В городе осталось запустение, и ворота развалились” (ст. 7-12). Такова картина постигшего народ горя во всей ее завершенности. Запустение охватило одинаково город и всю страну. Тем не менее Бог, как всегда, сохраняет остаток. “А посреди земли, между народами, будет то же, что бывает при обивании маслин, при обирании винограда, когда кончена уборка. Они возвысят голос свой, восторжествуют в величии Господа, громко будут восклицать с моря. Итак славьте Господа на востоке, на островах морских - имя Господа, Бога Израилева” (ст. 13-15). Здесь, несомненно, говорится о праведных Израиля, которые обратят на себя внимание, когда суд Бога будет косить их надменных притеснителей.
Тем не менее стих 16 имеет целью показать, как глубоко пророк Исаия, предсказывающий появление благочестивых душ в тот день, сожалеет о подавленном состоянии остатка благочестивых иудеев и страшном моральном разложении и испорченности большинства израильтян. “От края земли мы слышим песнь: “Слава Праведному!” И сказал я: беда мне, беда мне! увы мне! злодеи злодействуют, и злодействуют злодеи злодейски. Ужас и яма и петля для тебя, житель земли! Тогда побежавший от крика ужаса упадет в яму; и кто выйдет из ямы, попадет в петлю; ибо окна с небесной высоты растворятся, и основания земли потрясутся. Земля сокрушается, земля распадается, земля сильно потрясена; шатается земля, как пьяный, и качается, как колыбель, и беззаконие ее тяготеет на ней; она упадет, и уже не встанет. И будет в тот день: посетит Господь воинство выспреннее на высоте и царей земных на земле. И будут собраны вместе, как узники, в ров, и будут заключены в темницу, и после многих дней будут наказаны. И покраснеет луна, и устыдится солнце, когда Господь Саваоф воцарится на горе Сионе и в Иерусалиме, и пред старейшинами его будет слава”.
Вся эта глава, но в особенности заключительный ее раздел (ст. 21-23), со всей очевидностью доказывает неизбежные затруднения, с которыми сталкиваются все те, кто путает земное с небесным, не желая видеть участь, уготовленную для израильтян в последний день, когда все население земли предстанет перед судом Бога. Писатели раннего периода, например, Феодорит, признают скрытые цели этого пророчества, в какой бы степени они ни считали его осуществившимся в прошлом: “Эта речь содержит двойное пророчество, ибо указывает на то, что уже происходило в разные времена в среде врагов, и на то, что произойдет в конце этого века”. Но сразу же вслед за этим он делает исключительно нелепое замечание о том, что во втором стихе описаны события, которые действительно возымеют место после воскресения. О суде живых не говорится ни слова. Действительно, здесь ни слова не сказано о воскреснувших мертвых или о душах, которым предстоит ответить за свои поступки, но неоднократно и выразительно упоминается о земных бедствиях и о том, что этот мир будет разрушен и впадет в уныние, когда Бог прострет свою могущественную руку над ними. Язык пророчества, несомненно, чрезвычайно выразителен, то здесь, то там указывая на повсеместное опустошение, что достаточно характерно для стиля пророчества там, где речь идет об изменении, возвещаемом в тысячелетнем царстве, там всегда в более или менее скрытой форме следует намек на полное исчезновение небес и земли, которые существуют сейчас, и наступление состояния вечности. Но заключительные стихи данной главы дают понять, что главная цель Духа Бога здесь - изобразить ту огромную и всеобщую катастрофу, которая приведет к временам обновления Израиля и всей земли и о которой Бог говорит через своих святых пророков со времен начала мира.
Настолько, однако, глубоко и всеохватывающе наказание Бога, что даже воинства ангелов и самые гордые властелины на земле не избегнут его. “И будет в тот день: посетит Господь воинство выспреннее на высоте [а не то, что сейчас пребывает на высоте] и царей земных на земле”. Эти злые духи и эти собравшиеся люди бесславили Бога, пытались уничтожить всякое милосердие почти в самом его источнике. Но придет время, и эти ангелы будут также наказаны, как и живые люди; их ждет наказание пострашнее потопа. И власть небес потрясется, как и власть земли. Но далеко еще то время, когда само время исчезнет в вечности, “и покраснеет луна, и устыдится солнце, когда Господь Саваоф воцарится на горе Сионе и в Иерусалиме, и пред старейшинами его будет слава”. Это день, о котором пророк Захария говорил (гл. 14) спустя много лет после возвращения из плена, день, когда Господь будет царствовать над всей землей; “в тот день будет Господь един, и имя Его едино. Вся эта земля будет, как равнина, от Гаваона до Реммона, на юг от Иерусалима, который высоко будет стоять на своем месте и населится от ворот Вениаминовых до места первых ворот, до угловых ворот, и от башни Анамеила до царских точил”. Можно ли найти еще более точные выражения для того, чтобы исключить мистическое толкование, или более подходящие для того, чтобы укрепить надежды израильтян, основанные на живом камне, о который они все еще спотыкаются?!

Исаия 25

Отношение главы 24 к концу века полностью подтверждается тем, что говорится в последующей, 25-ой, главе, где пророк Исаия олицетворяет собой народ, чьи сердца и души возносятся к Богу в восхвалении его имени. Они прославляют Бога за то, что Он совершил дивное, и признают, что Он предопределил древние истины: “Господи! Ты Бог мой; превознесу Тебя, восхвалю имя Твое, ибо Ты совершил дивное; предопределения древние истинны, аминь. Ты превратил город в груду камней, твердую крепость в развалины; чертогов иноплеменников уже не стало в городе; вовек не будет он восстановлен. Посему будут прославлять Тебя народы сильные; города страшных племен будут бояться Тебя, ибо Ты был убежищем бедного, убежищем нищего в тесное для него время, защитою от бури, тенью от зноя; ибо гневное дыхание тиранов было подобно буре против стены. Как зной в месте безводном, Ты укротил буйство врагов; как зной тенью облака, подавлено ликование притеснителей” (ст. 1-5). Это исполнение его приговора оказывает воздействие на сильных и их город. В этой главе речь идет явно о том, что Бог судит и наказывает жителей земли, подобно тому, как в предыдущей, несомненно, имелось в виду его наказание небес и земли. Состояние вечности еще не принимается во внимание. С другой стороны, нет основания полагать, что это имеет отношение к настоящему. Речь идет о новом состоянии вещей, пока не существующем, ибо если и есть место на земле, где Бог менее всего имеет признаки власти, так это в том самом Иерусалиме и на горе Сион. Избранная земля Израиля находится во власти турков {Прим. ред.: это относится к XIX веку}; она принадлежала им на протяжении столетий, а до этого являлась предметом спора царей земли и в равной мере последователей Магомета; она еще долго останется полем сражений между востоком и западом, и вплоть до настоящего времени Бог допускает, чтобы приверженцы Мекки одерживали там победу. Даже со времени распятия Господа Бог больше не утверждает славу своего Сына на горе Сион. Сын Бога был отвергнут и умер на кресте. С тех пор всякая связь с этим миром нарушена, всякая связь с иудеями обрывается, и никто из людей никогда не видел больше Господа славы, за исключением верующих.
Прежде этот мир мог свидетельствовать о нем, его могли видеть не только ангелы, но и люди. Когда же человек отверг его, всякое подтверждение подобного рода в мире прекратилось. После своего воскресения Он уже не был виден глазами неверующих, и только избранным свидетелям было доступно созерцать его. Восшедший вскоре после этого на небеса, Он теперь восседает одесную Бога, и оттуда Он явится, чтобы судить живых и мертвых. Великим заблуждением является смешивание суда над живыми с судом над мертвыми. Писание показывает, что существует длительный и весьма характерный промежуток, который отделяет один суд от другого. Действительно, в определенном смысле осуждение живых может продолжаться в течение целого тысячелетия. Приговор этого суда будет приведен в исполнение прежде, чем Господь начнет царствовать, а по окончании его царства последует суд над мертвыми.
В то время, когда вопрос о суде над мертвыми остается совершенно ясным, когда ясна божественная истина о том, что возымеет место воскресение как праведных, так и неправедных, другая истина еще не в такой степени осознана всеми. Речь идет о том, что Господь истины собирается вновь посетить этот мир, чтобы пресечь все человеческие дела и приступить к суду над грешными людьми, но это пока еще суд не над мертвыми, ибо он наступит позже. Прежде, чем состоится суд над мертвыми, будут судимы живые - все, от самых высокопоставленных до самых униженных. На это наш Господь указывает, когда предупреждает своих учеников о грядущих днях. Так, в главах 24 и 25 евангелия по Матфею и в главах 17 и 21 евангелия по Луке (за исключением части последней главы) подразумеваются именно это время и эти обстоятельства. В отдельных отрывках Писания говорится только о суде над мертвыми; в других же открывается участь святых, воскресших для того, чтобы разделить с Христом его небесную славу, и повествуется о том, как мертвых будут судить по их делам. Верующий спасется благодаря великому искупительному делу Христа, тот же, кого будут судить по его делам, потерян навсегда. Если и будет судить Бог, то Он сделает это согласно своей справедливости и беря за образец не меньше, чем личность Христа. Мы должны быть так же чисты пред Богом, как его Сын, только тогда мы будем соответствовать общению с ним. Теперь все обращено к тому, что Иисус был предан, чтобы выявить наши преступления, и воскрес вновь, чтобы оправдать нас, а не судить. Как оценивает Бог дело, которое свершил Иисус? Является ли оно только частичным спасением, или спасением для верующих? Если бы это не было залогом полного спасения грешников, более того, худших из тех, кто верит, тогда Бог не предложил бы нам это, тогда это не было бы надлежащим и справедливым ответом на распятие Христа. Спасение, принесенное Христом, дает нам утешение. Это надежное спасение, оно освобождает от всех грехов, оно ставит главных грешников на новую, христианскую основу - царями, священниками и чадами Бога. С этих пор наше дело - доверять и покоряться ему, трудясь ради Христа и с Христом, страдая с ним и ради него, так как мы ждем его возвращения с небес как нашего освободителя, Иисуса, который будет судить своих врагов. Очевидно, что существуют два класса людей, которые воскреснут из мертвых; я не говорю, что они воскреснут одновременно. Ни в одном отрывке не сказано об этом. Сказано лишь, что “наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия; и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло - в воскресение осуждения {“Проклятие” [именно такое слово употреблено в авторизованной английской Библии вместо слова “осуждение” - прим. ред.], хотя и через действие суда, не составляет смысл данного выражения. Это пример людей, слишком преувеличивающих одно слово и в результате умаляющих смысл всего отрывка}”. Все это совершенно верно, но ни слова не сказано об их выходе из могил в одно и то же время. Другие отрывки Писания показывают, что эти два воскресения, описанные здесь как отличные друг от друга своими результатами, не должны совпадать во времени. Следовательно, в то время как то и другое можно назвать воскресением мертвых, только воскресение праведников можно назвать и называют воскресением из мертвых, остальные же все еще остаются в своих могилах. Из главы 20 книги Откровение мы видим, что по меньшей мере целое тысячелетие пройдет между воскресением праведных и воскресением неправедных. Тот, кто читает Откровение без предубеждения, не может не понять, что праведные мертвые воскреснут первыми, чтобы царствовать со Христом, а затем, по окончании земного царствования, воскреснут прочие мертвые и будут судимы каждый сообразно своим делам, и о них в Откр. 20, 15 сказано, что кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в огненное озеро. Но нет и намека на тех, кто был записан. Когда Бог судит по делам, то нечего ждать, кроме гибели. Злые дела неправедных изобиловали в книгах, а в книгу жизни не было вписано ни одно из имен.
Это весьма тесно связано с тем, что мы здесь видим. Здесь мы видим Господа, не скрытого в небесах, но являющегося с небес, чтобы царствовать. Он пока не царствует на земле. Лишь праздные созерцатели (встречающиеся, по-видимому, среди ученых) склонны к такому глупому фантазерству. Вы знаете, что если и был период в истории христианства, особенно скрытый от внешнего мира, то это были времена от Константина до Реформации, мрачные времена, как их называли. И все же нет недостатка в ученых людях, утверждающих, что именно это время является эпохой царствования Христа, которая началась в 320-ом году и продолжалась до 1320-го, то есть это было самое тягостное господство тьмы, какое когда-либо наблюдалось в христианском мире! Августин отнес начало этого царства ко времени Христа и распространил его на весь период христианства. Одно было плохо, другое еще хуже, хотя и находило поддержку Гроция. Тот и другой (Августин и Гроций) оказывали огромное влияние в этом мире. Этот великий датчанин, если принять во внимание степень его эрудиции, вероятно, мог бы оказать весьма немалую помощь большинству людей, но когда он касался толкования Слова Бога, то так же терялся, как Петр или Иоанн растерялись бы в том, в чем он сам прекрасно разбирался. Ученые не приносят пользы в божественных делах, за исключением очень трудолюбивых, обладающих способностью правильно разбираться в духовной области, и к тому же смиренных, ибо именно смиренных Бог обещал направить в их рассуждениях. Предположение же о том, что если человек глубоко образован, и к тому же христианин, то он должен правильно толковать Писание, является большим заблуждением.
Так пусть мой читатель, если он еще не знает этого, поищет и увидит, пришло ли время Господу, который сейчас восседает на небесах одесную Бога, покинуть свое место и явиться на землю, чтобы установить свое царство на земле и царствовать в своем избранном граде как в центре своего земного царства. Вы спросите, почему его так притягивает этот город? Ведь он являл грех, и печаль и позор, и соперничество между востоком и западом, и глубочайшее уничижение древнего народа Бога. Но позвольте мне спросить вас: даже на ваш собственный взгляд, где еще есть место на земле, которое бы заключало в себе такие многочисленные связи со всем тем, что так дорого каждому верующему? Туда пришел Господь славы. Там Он умер. Это его город, город великого царя. Почему бы ему тогда не явиться и не взять его себе? Разве не достойно его простить, благословить, освятить и возвеличить Иерусалим перед лицом всего мира, преодолевая зло своим добром? В Писании совершенно ясно указывается на то, что Господь должен явиться в Иерусалим и утвердить его столицей своего земного царства . Я не говорю, что Господь в буквальном смысле поселится на земле, но Он будет царем над ним. Ведь в Писании сказано, что Он встанет своей ногой на Елеонской горе. И ради истины его грядущего царства необходимо лишь подтвердить, что Он придет и поразит землю, и утвердит на ней свое царство , и наполнит землю благословенным действием своей славы. Писание показывает, что Он придет и явит себя, но на какое время, в каком пространстве и как часто за время царствования - этого я не осмелюсь сказать, ибо лично мне не известно, чтобы Писание отвечало на эти вопросы. И поскольку существует предназначенное для этого место, то есть и народ, к которому Он благоволит больше других: Иерусалим и иудеи.
Но что ждет христиан? Разве они соберутся в Иерусалиме вместе, как утверждали древние хилиасты? Надеются ли на это христиане? Такая мысль является невежественной и чудовищной. Христиане даже теперь имеют право на небесное благословение. Оттуда они будут управлять землей. Иудеи, собранные и обращенные, будут находиться в своей обетованной земле и в своем городе, к которому будет постоянно прикован взор Господа, ибо в том и состоит божественная истина, что Он никогда не забирает свой дар обратно и никогда не сожалеет об обещанном. Он мог раскаяться в том, что создал человека, но это не было обещанием; это было просто проявлением его воли. Но если Бог избрал Израиль или свое собрание, Он не раскается ни в чем, хотя и тот и другое являли неверие, ибо Он намерен благословить; Он действительно благословляет; и какие бы ни встретились трудности, Он благословит навсегда. Мы должны быть уверены в том, что Бог осуществит задуманное им. Человек и земля могут меняться, но воля Бога еще должна исполниться. О своих дарах и своем призвании Он не будет сожалеть. Он даровал землю Израиля еще отцам. Он поставил обет сделать их семя благословением. Он соединил своего собственного Сына с Израилем, Сына, явившегося в этот мир во плоти, так что, несмотря на их грех при распятии, благодаря его благодати, явленной на кресте, должно быть положено бессмертное основание благословения, которое возведет их на такую вершину величия на этой земле, подняться на которую не суждено здесь никому другому. Явившись царствовать, Он заберет в дом Отца свой небесный народ. Он поднимет мертвых из их могил и изменит живых так, чтобы они соответствовали его собственной славе. Этого должны ждать и на это должны надеяться все христиане. Когда они будут взяты таким образом на небеса, земля будет очищена для того, чтобы Святой Дух мог воздействовать на иудеев. Дух Бога не будет действовать в двух разных сферах - небесной и земной - одновременно. Но здесь мы видим его действие среди иудеев, которые не взяты на небеса, как мы ожидали, но должны получить благословение в царстве Мессии на земле.
Наш Господь сначала придет и восхитит христиан, мертвых и живых, чтобы были с ним на небесах, а затем начнет оказывать влияние на иудеев, готовя их к тому, чтобы они стали его народом, когда Он воцарится. Именно об этом и идет здесь речь. Земным центром его царства станут гора Сион и Иерусалим. Именно это и придает царству Давида такую выразительность в Слове Бога. Он являлся избранным прообразом Господа - не просто как пример покорности и смирения, но и как пример славы. Он тоже должен был воевать и низвергать своих врагов и поэтому был прозван человеком, проливающим кровь. Наш Господь сначала будет вершить суд и приводить в исполнение приговор, хотя и не так, как Давид, допускавший что-то от самого себя, вмешиваясь и портя дело, но в святой власти самого Бога, изливая божественный гнев и негодование; все будет исполнено совершенства и все будет сделано самым справедливым образом. В тот день Господь потрясет всю вселенную и накажет “воинство выспреннее на высоте”, то есть в том месте, которое они осквернили, “и царей земных на земле”. Верующие иудеи того времени воспоют эту песнь, очевидно, указывая на свои испытания в верности Богу. Они не будут обращаться к Богу как к Отцу в Духе усыновления, ибо они не христиане: они станут верующими, но верующими иудеями. Глубоким невежеством является говорить об Авеле, Енохе, Аврааме, Давиде или Данииле как о христианах. Все они были святыми, но не являлись христианами. И не сразу после пришествия Христа на землю его ученики впервые получили название христиан, но то положение, в какое тогда были поставлены верующие через искупительное дело Христа и дар Духа, существенно отличается. Объединять эти два понятия было бы глубоким заблуждением для верующих, ибо это одинаково отражается на настоящем и будущем, и прошлое смешивает эти все различные проявления божественной цели, приводя к путанице, которая притупляет остроту Слова Бога, мешает полному благословению и свидетельству собрания и вредит славе Бога, искажая ее так, как только может человек.
Итак, несомненно, в присутствии креста, когда Святой Дух лично пребывает на земле, все прежние различия между иудеем и язычником ввиду их общего падения во грехе и духовной смерти исчезнут. Но когда явится Господь, Он подготовит иудейский народ к принятию его согласно пророчествам, и они сделаются свидетелями его милостей не меньше, чем его славы здесь на земле, поскольку теперь они являются закоренелыми врагами благовествования и его милосердия к язычникам.
В этой песне они говорят настоящим языком иудеев. Если бы христиане обращались к Богу как к Иегове, это, конечно, само по себе было бы правильно, но это весьма неразумная форма обращения для христианина. Для нас есть один Бог- Отец и один Господь Иисус Христос.
Иегова - это имя Бога как правителя, охраняющего свое царство, в то время как Отец - это имя, которое впервые было услышано в связи с его возлюбленным Сыном и теперь, благодаря искуплению, стало истинным для нас, уверовавших в него. Следовательно, как часто замечают, с того самого момента, когда Христос воскрес из мертвых, Он говорит: “Иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему” (Иоан. 20, 17). Христос своей смертью и воскресением поставил нас в одинаковое положение с собой. Это Господь всегда имел в виду, находясь здесь на земле, поэтому Он никогда не обращался к Богу как к Иегове, потому что в Новом Завете Он представлен с точки зрения христианства. Но в Ветхом Завете показано, что Господь обретет народ и что они познают его и Отца как Сущего. Это приводит к необходимости указать на различие, и я сделал это замечание, чтобы показать, что речь здесь идет не о христианах, а об иудеях, которые признают Бога в том звании, какое Бог дал себе, вступив в отношения с ветхозаветным Израилем. Когда Бог избрал Моисея, то приказал ему пойти и объявить его Сущим, сказав соплеменникам, что Он не был доселе известен под таким именем. Поэтому было избрано такое имя , отражающее его связь со своим народом, и на протяжении всей истории Израиля Он проявляет себя как Сущий. Нельзя считать, что это имя не существовало прежде, но Он никогда не принимал его прежде как свое признанное звание Бога Израиля. Именно пророк Исаия говорит здесь от имени Израиля, он разражается похвалой и как бы прославляет Бога от имени народа в первом стихе. О каком дивном здесь речь? О смерти и воскресении Христа? Но об этом не сказано ни слова. На эту тему мы и поговорим сейчас. Таким образом, в грядущий день Господа, когда мы соберемся вместе, на наши души ляжет бремя восхваления его . Мы являемся свидетелями еще более дивных деяний Бога во Христе, и нового творения, и Святого Духа, посланного нам с небес.
Здесь же речь, по всей вероятности, идет о том дивном, что Бог свершил для освобождения Израиля, своего народа (ст. 2, 3). Ибо Бог вмешается и явит свою силу, чтобы освободить свой древний народ и наказать его могущественных врагов. Они говорят о руинах, в которые Бог превратил соседствующие с ними города. Пока иудеи остаются безнаказанными за свои грехи и глухими к истине Бога, а только склонны делать деньги в роли мировых банкиров, люди будут согласны использовать их, оставляя их в покое. Но как только Бог призовет иудеев и заставит их освободиться от настоящей духовной и нравственной деградации, когда высохшие кости будут собраны вместе, когда их сердца обратятся к отвергнутому Мессии, все народы выступят против них и снова будут раздирать их, так же, как и всегда. Как мы узнаем об этом? - Библия избавляет верующего от разгадывания этой загадки. Люди, которые не изучают пророческое слово, могут лишь рассуждать о грядущем. Они не могут быть уверенными, хотя и будут претендовать на уверенность. Но если вы смиритесь и поверите в то, что говорит Библия, то будете иметь возможность через научение Святого Духа увидеть явный божественный свет. Если мы не насладимся этим, то только по вине нашего собственного неверия.
“И сделает Господь Саваоф на горе сей для всех народов трапезу из тучных яств, трапезу из чистых вин, из тука костей и самых чистых вин; и уничтожит на горе сей покрывало, покрывающее все народы, покрывало, лежащее на всех племенах. Поглощена будет смерть навеки, и отрет Господь Бог слезы со всех лиц, и снимет поношение с народа Своего по всей земле; ибо так говорит Господь” (ст. 6-8). Эти слова Духа Бога относятся к воскресению. Также и апостол Павел в своем первом послании Коринфянам (гл. 15, 54) использует начало стиха 8 рассматриваемой нами главы: “Когда же тленное сие облечется в нетление и смертное сие облечется в бессмертие, тогда сбудется слово написанное: поглощена смерть победою”. Это воскресение совпадает по времени с освобождением Израиля, которое само по себе будет жизнью из мертвых для мира сего (Рим. 11, 15). Таким образом, первый великий удар по смерти будет нанесен в это самое время. Тогда успех больше не будет сопутствовать людям, и Господь Иисус примет свой древний народ, явившись со всеми воскресшими святыми, и уничтожит покрывало, покрывающее все народы. И не будет спасения на земле до той поры.
“Ибо так говорит Господь”. Почему Он говорит здесь это? Не потому ли, что предвидел недоверие человека? Здесь особо звучит голос Бога, ибо ему хорошо известна гордыня человеческого сердца и все заблуждения мудрых и немудрых, обманывающих и обманутых. Он знал, что сказали бы язычники, подойдя к предреченным судам: это для иудеев; а что касается благословений, то их принимают на свой счет. Они относят все доброе на счет собрания, оставляя все темное для Израиля; но даже здесь они заглушат голос совести ложью, рассматривая их лишь как нечто прошлое и негодное. “И скажут в тот день: вот Он, Бог наш! на Него мы уповали, и Он спас нас! Сей есть Господь; на Него уповали мы; возрадуемся и возвеселимся во спасении Его! Ибо рука Господа почиет на горе сей, и Моав будет попран на месте своем, как попирается солома в навозе. И хотя он распрострет посреди его руки свои, как плавающий распростирает их для плавания; но Бог унизит гордость его вместе с лукавством рук его. И твердыню высоких стен твоих обрушит, низвергнет, повергнет на землю, в прах” (ст. 9-12).
Мы должны проследить за этим и выявить, о ком говорит Бог; наказания ожидают Израиль и христианский мир, благословение назначено также Израилю и собранию. Все, что уготовлено Израилю, уже было показано нам, и использованные здесь выражения единственно подходят для этой цели. Израильтяне говорят о себе, не как мы, подобно чадам Бога, но, как его народ, говорят о наказаниях, словно о своем благословении. Даже если всей земле придет конец, то от этого не умалится и не уменьшится наше благословение. Когда явится Христос, то Он просто переместит нас к себе, изменит по своему образу, освободит от немощи, греха и печали и вознесет в свой небесный дом. Тогда, как здесь сказано, “и скажут в тот день: вот Он, Бог наш! на Него мы уповали, и Он спас нас! Сей есть Господь; на Него уповали мы; возрадуемся и возвеселимся во спасении Его!”. Они еще не спасены, чего нельзя сказать о нас, за исключением нашего тела. Исследуйте Новый Завет, и вы увидите, что если судить о душе, то мы должны быть уже спасены, и если верим, мы можем считать себя спасенными. Ясно, что в девятом стихе подразумеваются другие - иудеи, ожидающие и уповающие на него, испытывая стыд. Когда Господь явится в славе, именно они скажут: “Вот Он, Бог наш! на него мы уповали, и Он спас нас!” Не ради нас, а ради них рука “Господа почиет на горе сей”. Наша доля - на небесах. “Сия гора” является величественным средоточием земной славы. И, как бы вторя этому, следует упоминание об имени надменного врага Израиля, обреченного на унижение. Разве христианин ждет того, чтобы Моав был попран, как солома в навозе? Массовое крещение еврейских пророков превратило бы Писание в насмешку, и многие люди ожесточились в своем неверии через такие вот необдуманные заявления относительно христианского собрания. Существуют общие истины и принципы, применимые к нам, ибо все пророчества предназначены для того, чтобы и христиане могли использовать их, как, впрочем, и закон. Все Писание богодухновенно и полезно, но было бы абсурдным на этом основании делать вывод, что все оно о нас. “Закон добр, - говорит апостол Павел, - если кто законно употребляет его”. То же можно сказать и о пророчествах. Но мы должны слушать их не так, как если бы мы были иудеями, но как христиане.
Ведь очевидно, что речь здесь идет не о христианах, не о собрании Бога, а об Израиле. Как нам следует воспринимать враждебный иудеям Моав? и врага, который будет попран? стремиться ли нам к тому, чтобы попирать наших врагов, будь они сами римские католики? Это - Писание, но не библейское пророчество о нас; это - именно то, что мы должны использовать во благо себе и благословлять за это Бога, но это касается не нас, а Израиля. Израильтяне на этой земле увидят своих бывших врагов, попранных ими, и Моав является одним из них.

Исаия 26

Здесь нам представлена еще одна песнь, которая будет воспета в земле Иуды. Песнь в предыдущей главе предназначена для другого, и все же она была потоком хвалы потрясению небес и земли; в новой же песне мы слышим, как народ все еще продолжает прославлять то, что Бог сделал для Иуды.
Если мы взглянем на израильтян сейчас, то заметим поразительный контраст между тем, какие они есть и какими должны стать. Ибо в Рим. 1, 18 о них говорится следующее: “Ибо открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие [например, зло и нечестие язычников в общем и целом] и неправду человеков, подавляющих истину неправдою [это об Израиле]”. Здесь же, напротив, сказано: “Отворите ворота; да войдет народ праведный, хранящий истину” (ст. 2).
Истина будет оставлена иудейским народом, или большей частью его, в последние дни. В первое пришествие Христа можно было бы сказать, что спасение от иудеев, ибо они знали истину, но несправедливо удерживали ее. Они создали в некотором роде разумное учение, которого придерживались почти все, за исключением саддукеев. Но прежде второго пришествия Господа большая часть иудейского народа перестанет хранить истину и будет держаться лжи, наступит великое заблуждение последних дней, иудеи будут обмануты антихристом и перестанут верить в истину Христа. Таким же образом распространится и несправедливость.
Здесь мы видим благословенное противопоставление всему этому: появится благочестивый остаток, из которого Бог создаст сильный народ, они и будут называться “народом праведным, хранящим истину”. В стихе 3 говорится не просто об общенациональном вероисповедании, но о личной вере среди иудеев. В прошлом они именовались “святым народом” - такое имя принадлежало им, но в будущем будет дано успокоение нашим душам, которое будет истинным, истинным для каждого. Никакие общие привилегии никогда не отвлекут нас от наших личных нужд.
Общую радость собрания едва ли кто разделял в течение многих лет, и причиной тому является любовь к жизненным благам, выдвижение на первый план законности, разного рода барьеров и многочисленных неверных путей, на которые постоянно встают. Но, несмотря на то, что Бог соблаговолил показать важность общего благословения, существует опасность, заключающаяся в том, что мы можем перестать более тщательно относиться к личному положению. В первую очередь важно знать, какой репутацией пользуется отдельный христианин и каково положение собрания, но затем необходимо проследить и за их общим состоянием. Сила духа зависит от того, что происходит между нашими душами и Богом, который в своем милосердии, проявляя неусыпную заботу, наблюдает за каждым святым, но имеет значение также и поведение каждого отдельного святого, то, как он уповает на Бога, заботится о его славе, и Бог, со своей стороны, хранит душу святого в совершенном мире; тогда и его дух неизменно пребывает с самим Богом, ибо, независимо от благословения, если мы не имеем в наших душах самого Бога, то нам явно не поможет никакое благословение, поэтому и сказано: “Ибо на Тебя уповает он”. Речь идет не просто о чувственном восприятии и осознании милости Бога и о тех чудесах, которые Он свершил ради них. Теперь они знают его и уповают на него, ведь очень важно для наших душ это индивидуальное ведение Бога и упование на него. Не стоит говорить, ведь и без того ясно, что именно этого Бог и желает теперь еще больше при еще большей близости, чем прежде, хотя все, что когда-либо было совершено на земле, полностью затмила и превзошла одна исключительная личность (и этой исключительной личностью является Христос и, мы можем добавить, его тело - собрание Христа). Ничто не может превзойти последнего Адама, ничто не может сравниться с распятием Христа, и оно станет нашим уделом, которым мы будем радоваться и похваляться в славе!
Заметьте себе также, что во всех этих утверждениях, которые иудеи должны принять к сведению, вы не найдете ничего, сказанного о том, что они должны вникнуть в глубины путей Бога относительно креста, но именно это требуется от нас. Что может быть прекраснее того, каким образом уповают они на свое освобождение и как они доверяют свои души Богу?! Но вы никогда не найдете таких слов, как: “А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа”. И все же ничего не могло бы быть проще для Бога сказать здесь такие слова, если бы они соответствовали времени. Мы призваны к такому общению с Богом относительно его Сына и распятия Христа, как и относительно небес, но в Ветхом Завете об этом совершенно ничего не сказано.
Когда человек начинает думать, что во всем Писании речь идет об одном и том же, то утрачивается особая ценность Писания. И душа в результате этого теряет много от благословения. В стихе 4 речь заходит о Боге, и причина того, почему сказано о том, что Он есть “твердыня вечная”, заключается в следующем: “Он ниспроверг живших на высоте” (ст. 5). Будет один народ, который Бог в последние дни увенчает подобной славой, но только после того, как тот всячески будет уничтожен язычниками. Поэтому они и поют, ибо Бог беспрепятственно сможет благословить их тогда. Трогательно видеть, как настойчиво Бог повторяет, что Он сделал все необходимое для их освобождения и блага. Но при этом всегда подвергаются унижению высокомерные и надменные; это относится и к самим израильтянам (ст. 7). Израильтянам предстоит пройти через огромные испытания, вынести вдобавок болезненные упреки, будто бы они весьма отверженный народ.
Ибо благочестивое меньшинство иудеев полностью отвергнет ложь дьявола, когда вся масса их народа и великое множество жителей запада поддадутся антихристу. Незначительный, презираемый остаток иудеев будет до конца верным Господу и отвергнет того, кто будет выдавать себя за истинного Мессию. Они останутся верными Господу даже перед лицом смерти, а здесь они восхваляют Бога потому, что Он “уравнивает стезю праведника” (ст. 7). Им приятно думать, что они достигнут победы не своей силой или знанием, но искренней верой в Слово Бога, истинным упованием на Господа. Однако их взгляд ограничен, ибо именно о них сказано в главе 50 книги пророка Исаии как о ходящих “во мраке, без света”. Такого никогда нельзя сказать о христианах, хотя и они могут испытать такое же чувство, ибо они видели Христа, свет жизни, свет истинный. Они могут лишь смутно осознавать, что есть Христос, но все же Христос открыт их душам и всегда освещает их путь, ибо неверно утверждение о том, что где однажды проливается свет благодати, Бог забирает его назад. Причина в самих христианах. Не бывает света, исчезающего бесследно, но может случиться, что сам христианин утрачивает веру и поворачивается спиной к свету. Святой Дух сошел на землю, чтобы навсегда остаться с христианами. Возможно, христианин не всегда ходит в свете, однако в нем он пребывает как верующий, и не может не быть в свете; более того, он есть теперь свет в Господе; христианин ходит в свете, пока он исповедует имя Христа. Он никогда не ходит во мраке, его может и не радовать этот свет, но это уже другой вопрос.
Однако в христианском мире часто распространены совершенно иные высказывания, поскольку часто путают положение христианина с положением иудеев, которые должны пройти через мрак, прежде чем воссияет их свет и слава Господа найдет на них. Возможно, очень немногие не будут блуждать во мраке, некоторые, несомненно, сохранят благочестие вопреки многим, они - “мудрые”. Но прекрасная особенность благочестивых заключается в том, что, хотя им приходится ходить во мраке, все же их коснулся Дух Бога, и, зная то, что от Бога, они никогда не вступят в союз с грехом, посему и откажутся признать, что идолы и антихрист от Бога. Поэтому они пройдут через огонь, несомненно обладая удивительно малым познанием Бога, но, несмотря на это, они останутся верными тому, что узнали, и выйдут из мрака, чтобы славить Бога (ст. 7). Они заслужат право именоваться “праведниками”. Поэтому теперь было бы большим заблуждением, великой ошибкой для верующих не занять положения святых Бога, ибо если они откажутся от этого положения, то не будут чувствовать ответственности на своем пути. Так и в земных отношениях: если люди, занимая положение господ или слуг, не ведут себя согласно занимаемому ими положению, то они никогда не будут на деле вести себя так, как им подобает. Признать свою истинную зависимость не значит проявить гордыню, но значит признать свой долг и быть мудрым. Если вы в этом плане заняты лишь самим собой, то, несомненно, гордыня найдет выход, но всегда верно и важно признание Бога в тех связях и отношениях, к которым Он призвал нас.
Дух Бога побуждает их сказать: “И на пути судов Твоих, Господи, мы уповали на Тебя” (ст. 8)! Вот из-за чего они и изнемогли. Они уповали на него на пути его судов, мы же следуем ему в благодати и надеемся явиться с ним в славе. “Душею моею я стремился к Тебе ночью, и духом моим я буду искать Тебя во внутренности моей с раннего утра: ибо когда суды Твои совершаются на земле, тогда живущие в мире научаются правде” (ст. 9). И опять мы сталкиваемся с чем-то особенным. Что касается этого мира, то долготерпение Бога приведет в конечном итоге к самому ужасному отступлению от истины. Теперь Бог терпит человеческие пути. Он не оставляет людей наедине с их предположениями или в неведении, но заставляет свет пролиться через личность Христа, предоставляя человеку решать самому, но действуя на него своим Словом и Духом. Внешне кажется, что Бог будто бы не замечает того, что происходит на земле, и все это после того, как свет Бога полностью пролился через Христа на этот мир. Спасающая благодать явилась людям. Милость была явлена нечестивым: именно это и происходит теперь. “Если нечестивый будет помилован, то не научится он правде”. И далее сказано: “Будет злодействовать в земле правых и не будет взирать на величие Господа”. Евангелие существует лишь во свидетельство; оно не будет, не может править этим миром. Когда божественные суды состоятся на земле, населяющие этот мир научатся правде. Следовательно, справедливо и другое: в стихе 11 Господь приходит с высоко поднятой рукой, чтобы судить. Разве первым ответом будет то, что они не увидят его? Но Он говорит: “Увидят и устыдятся ненавидящие народ Твой; огонь пожрет врагов Твоих, Господи! Ты даруешь нам мир; ибо и все дела наши Ты устрояешь для нас. Господи Боже наш! другие владыки кроме Тебя господствовали над нами; но чрез Тебя только мы славим имя Твое” (ст. 11-13).
А что же израильтяне? “Мертвые не оживут; рефаимы не встанут, потому что Ты посетил и истребил их” (ст. 14). Конечно же, здесь мы видим чрезвычайно образный, метафорический стиль. Если взять воскресение, то известно, что и нечестивые должны воскреснуть, как и праведные, то есть будет воскресение всех людей, праведных и неправедных. Язычники - притеснители израильтян - должны ожить в воскресение осуждения. Они воскреснут, как и все беззаконники. Таким образом, если здесь сказано “мертвые не оживут”- значит, Дух изображает здесь не воскресение тела в буквальном смысле этого слова, а совершенно полную противоположность в судьбах язычников и израильтян в этом мире. Эти прежние властители больше не будут жить и не воскреснут в этом мире. Этого достаточно, чтобы показать, что язык здесь метафоричен.
В главе 25, стихе 8, сказано: “Поглощена будет смерть навеки”. Это, как нам известно от самого Бога, осуществится, когда произойдет воскресение и святые воскреснут. В главе 26 этот же намек на воскресение метафоричен, так как из контекста понятно, что это не может быть отнесено к подлинному факту воскресения, ибо в противном случае пришлось бы отрицать, что нечестивые должны воскреснуть. Это является истинным критерием толкования любого отрывка Слова Бога. Если кто-нибудь приведет вам цитату, отрицающую известную вам истину, всегда внимательно исследуйте, в каком контексте она встречается, что Бог желает ею показать. Здесь же, очевидно, речь идет о том, как Бог обойдется с язычниками, которые господствуют над израильтянами. Некоторые могут возразить, что это еще не доказательство того, что эти язычники были мертвыми в буквальном смысле, не так ли? Конечно, отвечу я, но неправда и то, что они не воскреснут. Возможно, и не стоило бы подробно останавливаться на этом, если бы многие не относили сказанное в главе 26 к тому же самому буквальному воскресению, упомянутому в главе 25, стихе 8. Мы никогда не должны навязывать свою точку зрения, но должны подчиняться Писанию. Мы должны крепко держаться тех отрывков, где написано именно о воскресении телесном, но очень опасно путать их с другими отрывками, где о воскресении говорится лишь в иносказательном смысле, ибо кое-кому может показаться, как, например, из рассматриваемой нами главы, что некоторые мертвые никогда не воскреснут. На самом же деле, как известно, все люди должны воскреснуть. “ Ибо наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия; и изыдут...” (Иоан. 5, 28.29). И это самое убедительное доказательство того, что все мертвые, праведные и нечестивые, должны воскреснуть и выйти из могил. Здесь же (в гл. 26) сказано обратное, что нечестивые враги Израиля “не оживут”, “не встанут”. Иоанн ясно проповедует воскресение всех людей, добрых и злых. Исаия в главе 26, стихе 14, обращается лишь к образу воскресения, чтобы успокоить израильтян, освободить их от страхов перед теми, кто раньше беспокоил их. “Мертвые не оживут; рефаимы не встанут, потому что Ты посетил и истребил их, и уничтожил всякую память о них” (ст. 14). Но было ли это сделано для самого народа Израиля? “Ты умножил народ, Господи, умножил народ, - прославил Себя, распространил все пределы земли” (ст. 15). Он не говорит о воскресении телесном. Ясно, что когда последнее возымеет место, как написано, то нельзя будет сказать, что Он распространил воскресение святых во все пределы земли. Если же это сказано об Израиле, то как это верно!
И вот теперь стихи 16-18: “Господи! в бедствии он искал Тебя; изливал тихие моления, когда наказание Твое постигало его. Как беременная женщина, при наступлении родов, мучится, вопит от болей своих, так были мы пред Тобою, Господи. Были беременны, мучились, - и рождали как бы ветер; спасения не доставили земле, и прочие жители вселенной не пали”. Они как бы оглядываются на свое прошлое поведение и вопят, что не исполнили воли Бога, его цели. Они не распространили божественный поток благословения; они научились нечестивым путям язычников и тем самым навлекли на себя проклятие, из-за них самих подверглось богохульству имя Бога. Но теперь сказано: “Оживут мертвецы Твои, восстанут мертвые тела!” Какие слова! И какая любовь выражена в них! Бог пробуждает израильтян и даже называет их своим мертвым телом. Речь идет не о телесной смерти, но о возрождении нации. Дочь пробуждается от долгого сна, и Бог говорит об израильтянах (так надолго усопших, переставших быть его народом) как о своих мертвецах. Он как бы признает, что хотя они и мертвы, но остаются его народом. Именно иудейский народ уподобился телу, которое Господь милостиво соблаговолил назвать своим мертвым телом, возрождая их опять. Так Авраам предпочел захоронить своих мертвых подальше от своих глаз. Здесь Бог заставляет израильтян почувствовать, что они исполняются новой жизнью, “восстанут мертвые тела”. Некоторые могут счесть это толкование данного отрывка сомнительным, однако один или два отрывка Писания могут доказать правильность такого толкования.
В Иез. 37 встречаются такие же яркие метафорические выражения, как и здесь; Дух Бога показывает пророку поле сухих костей. Они были “весьма сухими”. “Оживут ли кости сии?” - последовал вопрос (ст. 3-5). “И введу в вас дух, и оживете” (ст. 6). И вот видение становится явью, сухие кости сближаются, затем на них появляется плоть. И вот кости, соединившиеся вместе и покрытые плотью превращаются в мертвецов, вставших из своих могил, и, вне всяких сомнений, это весь дом Израиля. “Оживут мертвецы Твои”, - говорит Исаия. Если сопоставить ту главу пророка Иезекииля с Ис. 26, то, по крайней мере, получится веское основание для предположения о том, что если метафорический образ воскресения использован в одном пророчестве, чтобы изобразить новую жизнь Израиля, то он может быть использован и в другом отрывке Писания. Но, несомненно, понятно и то, с какой целью этот образ был использован в Иез. 37, ибо если перед нами такое видение, то должно быть и вдохновленное толкование его. Вот почему мы не вольны толковать это видение по-своему; объяснение Святого Духа является выразительным и исчерпывающим. Таким образом, мы можем вновь направить божественный свет к отрывку Ис. 26, где встречается тот же самый намек.
У пророка Осии употребляется такая же риторическая фигура, что и в Дан. 12, 2: “И многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление”. Если мы отнесем это к телесному воскресению, то, в первую очередь, это будет воскресением не всех, а только многих. Во-вторых, это воскресение одних для вечной жизни, а других - на вечное поругание и посрамление в одно и то же время. Мы должны отказаться от учения о первом воскресении, которое отделено более чем тысячелетием от второй смерти (Откр. 20), чтобы основываться на этом буквальном восстании из могил. Все становится ясным и понятным, если одинаковым образом рассматривать отрывки из этих пророчеств Исаии и Иезекииля, относя их к национальному возрождению израильтян (или иудеев), которых Бог выведет из того позорного состояния, в котором они пребывают сейчас, хотя некоторым из них было дозволено проявлять роковое нечестие и гордыню. Но последние оживут под влиянием божественной жизни. Это еще одно подтверждение истинности данного толкования.
В следующем, 20-ом, стихе, где Бог говорит: “Пойди, народ мой, войди в покои твои... доколе не пройдет гнев”, - все предельно ясно. Те, кто толкует этот отрывок о буквальном воскресении, впадают в заблуждение, полагая, что воскресшие святые (ибо такова схема, предполагаемая здесь) останутся здесь на земле, пока не пройдет гнев Бога! Некоторые придерживаются того мнения, что отдельные святые должны будут пройти через страдания, хотя это не одно и то же, что гнев Бога. Но совершенно ясно, что речь здесь идет о живых людях на земле, а не об изменившихся. Бог велит им войти в свои покои и находиться там, пока Он не изольет весь свой гнев на другие народы. Не этого ли и мы ищем? Разве мы не будем восхищены с земли и введены в небесную обитель Отца? Мы не земной народ, а небесный. Мы знаем, что явится Господь и заберет нас с собой туда, где Он обитает. И когда Он переселит христиан на небеса, иудеи будут призваны для земли. Немногочисленный остаток их будет подвержен весьма серьезным испытаниям, но большая часть этой нации примет лжехриста. Затем наступит время суда Бога для живых и будет сказано: “Войди в покои твои”. Он не приготовит для иудеев небесного жилища, но им будет велено войти в свои покои, в какое-то убежище или безопасное место на земле. Все это проясняет истинное значение данного отрывка и указывает на то, что Он говорит здесь не о небесных святых, а намекает на остаток иудеев в самые последние дни, на тех, кому будет уготовлено убежище или укрытие от гнева Бога. Это не похоже на положение Авраама: это наше собственное положение; израильтяне же, скорее, окажутся в положении Лота, ибо они останутся там, где ожидается свершение суда. Лот вошел в свои покои (то есть в Сигор), когда настал суд Бога; что же касается Авраама, то он вообще исчез и находился вне того места, где был свершен суд. И прежде, чем случиться этому, Авраам был осведомлен обо всем лучше, чем Лот. Положение Авраама, его исповедание и опыт полностью отличались от Лотовых. Также и мы будем восхищены ко Христу и введены в дом Отца. А вслед за тем, когда Господь придет судить, мы придем вместе с ним.

Исаия 27

Эта глава представляет собой заключительную часть той серии пророчеств, которые мы рассматривали. Они касаются “того дня”. Глава 28, очевидно, открывает новую серию пророчеств.
Наступает великий переломный момент. Не только Бог выходит из своего жилища , чтобы наказать населяющих землю за их беззакония, но и сама земля вынуждена открыть поглощенную ею кровь и уже более не скроет своих убитых, но есть и еще кое-что более важное. “В тот день поразит Господь мечом Своим тяжелым, и большим и крепким, левиафана, змея прямо бегущего, и левиафана, змея изгибающегося, и убьет чудовище морское”. Речь идет о приведении в исполнение божественного приговора над властью дьявола, которая образно представлена в форме, наиболее подходящей для изображения враждебности сатаны, приведенной в действие против израильтян в среде язычников (ст. 1). День Господа охватит не только тысячелетие, но несколько больший период.
С того времени Дух обращается к путям Бога и к нему самому. “В тот день воспойте о нем - о возлюбленном винограднике: Я, Господь, хранитель его, в каждое мгновение напояю его; ночью и днем стерегу его, чтобы кто не ворвался в него” (ст. 2, 3). Его забота останется неизменной, какие бы времена ни выпали на долю его земле и народу. Когда земля опять окажется в поле его зрения (а следовательно, и Израиль), его бдительная благость не замедлит проявиться и доказать свою неиссякаемость по отношению к ним. “Гнева нет во Мне. Но если бы кто противопоставил Мне в нем волчцы и терны, Я войною пойду против него, выжгу его совсем. Разве прибегнет к защите Моей и заключит мир со Мною? тогда пусть заключит мир со Мною”. По-видимому, сказанное здесь содержит много неясного, если судить по разноголосиям толкователей и тому затруднению, какое возникает при попытке предложить такой смысл, который увлечет и беспристрастных наряду с другими. Но допустим, что основной смысл раскрывается в английской Библии, где, с одной стороны, Бог бросает вызов своим противникам и предупреждает об их неизбежной гибели, а с другой - Он же предлагает им свою защиту как единственный доступ к миру и безопасности. Следующий стих (6) вполне понятен: “В грядущие дни укоренится Иаков, даст отпрыск и расцветет Израиль; и наполнится плодами вселенная”. Такова цель Бога, и она исполнится.
Это была не просто цель; в его путях с Израилем заключалось терпеливое и упорное наставление. “Так ли Он поражал его, как поражал поражавших его? Так ли убивал его, как убиты убивавшие его? Мерою Ты наказывал его, когда отвергал его; выбросил его сильным дуновением Своим как бы в день восточного ветра. И чрез это загладится беззаконие Иакова; и плодом сего будет снятие греха с него, когда все камни жертвенников он обратит в куски извести, и не будут уже стоять дубравы и истуканы солнца. Ибо укрепленный город опустеет, жилища будут покинуты и заброшены, как пустыня. Там будет пастись теленок, и там он будет покоиться и объедать ветви его. Когда ветви его засохнут, их обломают; женщины придут и сожгут их. Так как это народ безрассудный, то не сжалится над ним Творец его, и не помилует его Создатель его” (ст. 7-11). Таким образом, действительно наблюдалась огромная разница в том, как Бог наказывал израильтян и как Он карал врагов Израиля. Он справедливо наказывал их за их гордыню, непокорность и неверие, но это не было тем беспощадным наказанием, той карой, которой Он искоренял и уничтожал своих и их врагов. Он убивал их, но что это было по сравнению с поражением тех, которым суждено было убивать израильтян до того, как наступит день возмездия? В отношении израильтян наказание было смягчено милосердием; мерой Он наказывал их. В своем споре или ссоре с Израилем Он соблаговолял защищать и оправдывать их, и даже при наступлении самых тяжких испытаний следовало милосердное смягчение страданий израильтян и отсрочка их приговора; более того, израильтяне извлекут для себя и духовную пользу, когда все следы идолопоклонства будут обращены в куски извести и превратятся в пыль. Им не следует удивляться, что все эти творения человеческих рук погибнут, что укрепленный город опустеет, что жилища будут покинуты и заброшены, как пустыня, и только теленок будет пастись там, а обглоданные им ветви, придя, сожгут женщины. Ибо по недомыслию и безрассудству этого народа его непременно и справедливо постигнет такая участь!
И все же здесь, как и везде, это великое возмездие будет сопровождаться еще большим избавлением. “Но будет в тот день: Господь потрясет все от великой реки до потока Египетского, и вы, сыны Израиля, будете собраны один к другому” (ст. 12). Судья всей земли поступит справедливо, но Он, освобождая, явит также высшую милость. Он отсеет израильтян и соберет их “один к другому”. Более того, “и будет в тот день: вострубит великая труба, и придут затерявшиеся в Ассирийской земле и изгнанные в землю Египетскую и поклонятся Господу на горе святой в Иерусалиме” (ст. 13). Тот, кто добрался со мной до этого места, не будет беспокоиться и терзаться сомнениями, определяя истинный смысл сказанного. Здесь говорится о той же трубе, о которой упомянуто в Матф. 24, но не о той, что говорится в 1 Фес. 4 и 1 Кор. 15. Последние два примера относятся к божественному призыву небесных святых; в нашей же главе, как и в отрывке из евангелия по Матфею, описан призыв к израильтянам собраться вновь вместе, явиться с севера и юга, чтобы “поклониться Господу” на святой горе в Иерусалиме.