Исаия
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Исаия

Оглавление: гл. 36; гл. 37; гл. 38; гл. 39; гл. 40; гл. 41; гл. 42; гл. 43; гл. 44; гл. 45; гл. 46; гл. 47; гл. 48; гл. 49; гл. 50.

Исаия 36

Данные главы (36 и 37) образуют первую часть того исторического эпизода, который отделяет более раннюю половину пророчества от ее более поздней половины. Они важны не только с точки зрения тех весомых аргументов, которые они представляют (ибо это в достаточной мере было сделано в двояком плане в 4 Цар. и 2 Пар.), но и тем, что объединяют две основные части книги пророка Исаии. Несомненно, эти эпизоды имеют свою ценность, как и свидетельство о них, которое можно рассматривать как яркую печать, которую можно приложить к образу самого пророка, ибо опасность была чрезвычайной, нужда людей крайней, предшественники царя в прошлом в противопоставлении Ассуру никоим образом не приносили утешения, а самонадеянность врагов была безграничной. И все же слово Исаии было ясным и вскоре должно было почти полностью подтвердиться.
Но существуют и более глубокие основания для вынесения этого исторического вопроса в середину пророчества. Было весьма важно, чтобы верующий мог обрести через внушение свыше надежное средство, позволяющее отличать то, что уже исполнилось, от того, что еще исполнится в назначенное время. Теперь мы можем без труда увидеть, что салманассары и сеннахиримы прошлого не исчерпали полностью сроки и возможности этого пророчества; мы можем понять, что достаточно было сделано для того, чтобы создать адекватный символ, историческую основу для того, что должно наступить и исполнить каждое слово, исходящее от Бога. Любой мыслящий человек способен прийти к выводу, что низвержение Ассура (как предшественника верховной власти Вавилона, пленения Иуды и продолжительного господства язычников) во многом отличается от последнего суда над Ассуром, который произойдет, когда сам Вавилон на своем последнем этапе будет разрушен и времена язычников закончатся во славу Иерусалима и Израиля, возглавляемого Давидом, возлюбленным царем израильтян, во славу нового завета на доброй земле.
Ни один царь со времен Давида не уповал так на Бога, как Езекия. Но его вера подверглась испытанию. Со всем рвением души устремился он к Богу с того самого дня, как взошел на престол. “В первый же год царствования своего, в первый месяц, он отворил двери дома Господня и возобновил их” (2 Пар. 29, 3). Он внушал левитам и священникам свое неясное желание отказаться от длительного равнодушия к верности Бога. “И начали освящать в первый день первого месяца, и в восьмой день того же месяца вошли в притвор Господень; и освящали дом Господень восемь дней, и в шестнадцатый день первого месяца кончили”. Те сосуды, что забросил Ахаз во времена своего царствования, были вновь приготовлены и освящены. “И встал царь Езекия рано утром и собрал начальников города, и пошел в дом Господень”. Искупление свершилось для всего Израиля, ибо царь Езекия приказал, чтобы были принесены жертвы за грех и всесожжение за весь Израиль. И все это было сделано по уставу от Бога через его пророков. Езекия был первым царем со времен разрыва с Ефремом при царе Ровоаме, который всей душой стремился заставить всех израильтян войти в “дом Господень, в Иерусалим, для совершения пасхи Господу Богу Израилеву”. Благочестивые предшественники мало понимали это, думая о другом, и, конечно, ничего не сделали для этого; нечестивые предшественники не пожелали бы этого, даже если и видели, как израильтяне вновь объединяются под их скипетром. Езекия же оставался преданным Богу и стремился к тому, чтобы весь Израиль следовал его примеру. И хотя его начинания были осмеяны и над ними издевались очень многие, пренебрегая ими, все же “некоторые из колена Асирова, Манассиина и Завулонова смирились и пришли в Иерусалим. И над Иудеею была рука Божия, даровавшая им единое сердце, чтоб исполнить повеление царя и князей, по слову Господню”. Старые жертвенники, воздвигнутые ими своим лжебогам, или, по крайней мере, неосвященные, неправомочные, были разрушены и брошены в поток Кедрон, идолы были разбиты, рощи, где поклонялись идолам, срублены, высоты для жертвоприношений сравняли с землей. И честь “дома Господня” была восстановлена, и снова служили и поклонялись Богу по уставу, по закону Моисея. “И во всем, что он предпринимал на служение дому Божию и для соблюдения закона и заповедей, помышляя о Боге своем, он действовал от всего сердца своего и имел успех”.
“После таких дел и верности, пришел Сеннахирим, царь Ассирийский, и вступил в Иудею, и осадил укрепленные города, и думал отторгнуть их себе”. Разве не было это странным? Ведь Езекия проделал огромную работу по восстановлению по всей Иудее ранее искаженного поклонения истинному Богу; и как только это было сделано, выступает враг, чтобы захватить иудеев! Те, кто судит не по Писанию, а по провидению, могут на этом сразу споткнуться. Разве не было ясно, что Езекия совершил ошибку, отвергнув старые обычаи своих отцов? Разве теперь Бог наказывал его и его сторонников не за поспешные и необдуманные преобразования? Разве не поднял он свою святотатствующую руку, чтобы разрушить сделанного Моисеем медного змея, с презрением пренебрегши, как куском простой меди, этим освященным веками символом божественной благодати, дарованной его погибающим в пустыне отцам, в память о которых сыны Израиля до того времени совершали курение? Не был ли Ассур наказанием от Бога?
Более того, благочестивый Езекия делал все, чтобы укрепить себя. Он отправил унизительное до предела послание гордому Ассуру, отдал ему все серебро, какое нашлось в “доме Господнем”, снял для него золото с дверей “дома Господня” и с дверных столбов, но напрасно. Во всем этом было мало искренности, силы или мудрости веры, поэтому неудивительно, что не было благословения Бога с Езекией тогда и враг ободрился и стал просить еще больше. И Ассур послал из Лахиса в Иерусалим Рабсака, чтобы поиздеваться над царем Езекией и хулить Бога Израиля, соблазнить народ и заставить его сдаться на милость царя Ассура, победителя. Однако в словах Рабсака была и доля истины, ибо были в среде иудеев и такие (не Езекия, конечно), что действительно уповали на помощь египтян. Но цель Рабсака (и Ассура) заключалась прежде всего в том, чтобы довести иудеев до отчаяния и исполнить намерения Ассура. Следовательно, само благочестие царя Езекии, его рвение угодить Богу, когда он низвергал все жертвенники лжебогам, коварно извращается врагом, обвиняющим Езекию в хуле на Бога и притворно заявляющим, что сам Бог послал его господина пойти войной на Езекию. Таким образом, врагу было известно, как придать внешний религиозный блеск своим коварным замыслам, и он с легкостью чернит самого преданного из рабов Бога. Какое счастье - иметь безошибочное суждение, основанное на Слове, испытывать это Слово и быть испытанным им!
Несмотря на то, что Елиаким умолял Рабсака говорить по-арамейски, а не по-иудейски, последний только еще больше осмелел и обнаглел, ибо Рабсак встал и возгласил громким голосом именно на языке иудеев, обращаясь к людям, сидевшим на стенах, призывая их не слушать своего царя, прельщая их условиями переселения на восток, несмотря на поражение уже многих народов, завоеванных Ассирией. Меньше всего этот богохульник думал тогда, что на его язвительный вопрос о том, спасет ли Иерусалим, ответит не Елиаким, не Севна или Иоах, и даже не люди на стенах, а сам Бог. Теперь это было его делом. Теперь должна была еще раз высветиться вера Езекии, который дал приказание, чтобы Рабсаку не отвечали.

Исаия 37

Глава 37. Царь Езекия раздирает свои одежды, покрывается вретищем и идет в “дом Господень”. Он осведомляется у пророка Исаии о том, что ждет их, и пророк отвечает, что Бог велит, чтобы иудеи не боялись слов богохульных, ибо сам Бог возьмется за это дело и пошлет Ассура в землю его, чтобы тот погиб на своей собственной земле (см. ст. 1-7).
Все еще уверенный в себе, Сеннахирим посылает из Ливны письмо Езекии все того же содержания. Езекия молится , искренне прося вмешаться и защитить от руки Сеннахирима (см. ст. 8-20).
И вновь Исаия приносит ответное слово от Бога Израиля: “О чем ты молился Мне против Сеннахирима, царя Ассирийского, - вот слово, которое Господь изрек о нем: презрит тебя, посмеется над тобою девствующая дочь Сиона, покачает вслед тебе головою дочь Иерусалима. Кого ты порицал и поносил? и на кого возвысил голос и поднял так высоко глаза твои? на Святаго Израилева. Чрез рабов твоих ты порицал Господа и сказал: со множеством колесниц моих я взошел на высоту гор, на ребра Ливана, и срубил рослые кедры его, отличные кипарисы его, и пришел на самую вершину его, в рощу сада его; и откапывал я, и пил воду; и осушу ступнями ног моих все реки Египетские” (ст. 21-25). Оскорбляя и понося Бога, сам или через своих слуг, Ассур должен был осознать, что Богу все о нем известно, что Он сделал его орудием своей расправы с народами. Дело сделано, и Ассур должен вернуться униженным и потерпевшим поражение, ибо он превысил полномочия, данные ему Богом; разве Бог позволит ему бесчинствовать против себя самого? (См. ст. 26-29). Затем Бог дает знамение, предвещающее доброе Иуде (см. ст. 30-32). Бог провозглашает свой приговор (см. ст. 33-35). “И вышел ангел Господень и поразил в стане Ассирийском сто восемьдесят пять тысяч человек. И встали поутру, и вот, все тела мертвые. И отступил, и пошел, и возвратился Сеннахирим, царь Ассирийский, и жил в Ниневии. И когда он поклонялся в доме Нисроха, бога своего, Адрамелех и Шарецер, сыновья его, убили его мечом, а сами убежали в землю Араратскую. И воцарился Асардан, сын его, вместо него” (ст. 36-38). Сокрушительное падение царства Ассура последует несколькими годами позже. Тех, кто исполнен гордыни и спеси, Бог может унизить. Какое счастье - слышать его голос и познать его любовь! Реальный Ассур был, однако, лишь тенью великого вождя народов востока, который придет в последний день; точно так же, как и спасение Иуды, и благословение иудеев во времена Давида являлись лишь свидетельством того, что наступят более светлые времена и придет более продолжительная слава, когда Бог возвеличит того, кто некогда был унижен и оскорблен. “Низложу, низложу, низложу и его не будет, доколе не придет Тот, Кому принадлежит он, и Я дам Ему.”

Исаия 38

История, о который мы узнали в предыдущих главах, является свидетельством полного крушения, которое ждет последнего Ассура, как и его воинства, в последний день на горах Израиля. Это тем более поразительно, что ему сначала будет дозволено захватить Иерусалим и убить часть мужей и унизить достоинство некоторых женщин Иерусалима. Иерусалим должен понести наказание за свои грехи. Ассур, или тот самый северный царь, упомянутый Даниилом, затем отступит на юг для осуществления других своих честолюбивых замыслов; он вновь вернется назад, когда Господь признает народ Израиля своим, и будет навсегда низвержен и погибнет.
И, действительно, становится очевидным, что упоминание в пророчестве Исаии об этих, а не о каких-либо других исторических обстоятельствах, является замечательным признаком не только того, что они носят символический характер, но и того, что Бог желает дать понять своему народу то, как нескоро осуществятся в полной мере уже известные пророчества. Таким образом, израильтяне могут смело считать уже происшедшее залогом того, что должно произойти в грядущем во всей освободительной силе и славе. Ничто с того самого дня даже в малой степени не напоминало эти намеки пророка. Древний Ассур, потеряв в сражении большую часть своего воинства, вернулся в свою землю и там был убит своими же сыновьями. Грядущий Ассур после того, как одержит первую победу, должен будет наступать во второй раз, и тогда он будет сокрушен. Это различие станет особенно ясным, если принять во внимание прошлые исторические события, символизирующие куда более великие вещи, как мы узнали непосредственно из глав 28 и 29 пророчества Исаии, не говоря уже о других отрывках Писания.
Но теперь из главы 38 мы узнаем нечто другое: Езекия смертельно заболевает. Своей болезнью царь аллегорически передает то духовное воздействие, которое Бог скоро окажет на свой народ. В тот день Израилю суждено не только почувствовать огромное внешнее проявление его силы, но и пережить глубокую внутреннюю перемену, великий практический урок смерти и воскресения. Мы же усвоим это не только в нашей душе, но еще в большей мере через всю благодать и истину, какая есть в самом нашем Господе Иисусе.
Мы видим затем Езекию обреченного на смерть, но он смиряется пред Богом, и тот через пророка Исаию посылает слово о том, что Езекия еще будет жить. И здесь перед нами испытание духа: сначала - все возрастающие страдания вперемешку со страхом, сожаление о том, что придется покинуть мир живых, и в какой-то мере отступление от Бога. Разве возможно, чтобы человек, претендующий на знание истины и право научать ею других, не чувствовал, что речь здесь идет не о жизни и нетленности, которые освещены в евангелии, не о том, на что мы должны надеяться сейчас в христианском мире, хотя Езекия был таким же верным, как и любой святой Бога, как христианин? Действие Святого Духа в благочестивом иудее должно быть особым, углубленным, более сильным, чем в христианине. Причиной тому является совершенное искупление. Когда верующие, будь то иудеи или язычники по плоти, придут к познанию Христа, они будут наделены одинаковыми привилегиями. Если они не заметят их и не насладятся ими, то виной тому будет неосужденная плоть; они попросту следуют в этом отношении своим собственным помыслам вместо того, чтобы вступить в новые отношения с Богом, основанные на умершем, воскресшем и вознесенным на небеса Христе, о которых возвестил посланный с небес на землю Святой Дух. Естественной мыслью и надеждой даже обращенного иудея было тогда жить долго на земле. Он не мог бы тогда сказать, что умереть и быть с Христом куда лучше. Иудеи тогда еще не заглянули за завесу, они не видели предтечи, пришедшего ради них. Никаких подобных драгоценных видений еще не открылось их вере, хотя они очень упорно ждали и верили на основании учения Бога в то, что явится Мессия, который освободит и благословит их. Они не могли еще знать, что смерть побеждена, не пели песню воскресения, не взирали на уже известного им Спасителя через открытые небеса. Езекия проходит через знамение смерти; он был приговорен к ней и уклонился от нее, искренне взывая к Богу, он услышал об отсрочке смертного приговора. Это есть как бы символ духовного воздействия Бога на Израиль - не только освобождение от внешних врагов, но и освобождение от власти смерти над ними. Но тысячелетнее царство не уготовит для Израиля или для других живущих на земле веру или испытания, предназначенные, так сказать, для христиан; они будут воскрешены из мертвых и не изменятся, чтобы пройти через это царство, а после него вступить в вечность. Долина мертвых костей - лишь символ их воскресения из мертвых, когда они, как нация, будут возвращены к жизни, хотя я не сомневаюсь, что и в их душах будет проделана подлинная духовная работа, но это будет совсем не то, что предстоит пережить нам сейчас или когда мы будем взяты от земли, чтобы встретиться с Господом.
“Молитва Езекии, царя Иудейского, когда он болен был... Я сказал в себе... должен я идти во врата преисподней” (ст. 9, 10). И это было для него самым страшным из всего, что могло быть. Что может еще больше отличаться от этого, нежели ликование, переданное языком, например, 2 Кор. 5? Там апостол Павел говорит: “Оттого мы и воздыхаем, желая облечься в небесное наше жилище... мы благодушествуем и желаем лучше выйти из тела [чего нельзя сказать о Езекии] и водвориться у Господа”. Ибо, живя здесь, “мы устранены от Господа”. Вы легко увидите царя Езекию отворотившимся к стене; но кто может представить себе таким умирающего Стефана? Если бы христианин искренне уповал на Христа, с ним бы такого не случилось. Не нам рассуждать о том, какое наказание может постигнуть человека, самоуверенного или небрежного в своих поступках или за что-то еще; Бог может сокрушить гордыню сердца презирающего человека, подвернутого такому испытанию. В ветхозаветные времена не могло быть мира, покоя и душевной радости, вызванной откровением дела Христа и прославленной личности.
В случае с Езекией Бог представляет обнаруживающего таким образом чувства благочестивого иудея как символ воскресения иудеев, которым скоро предстоит пройти через духовный процесс, подобный смерти и воскресению. В грядущем, однако, как я понял из Писания, внешнее и внутреннее избавление иудеев произойдет в обратном порядке по сравнению с тем, как представлено здесь. Духовное возрождение, по крайней мере остатка иудеев, будет предшествовать их внешним победам. Перед тем, как символический Вавилон будет уничтожен, иудеи претерпят от Бога немалое духовное отсеивание, и только затем последует полное избавление от внешних врагов, когда последний Ассур будет сокрушен и сметен. Таким образом, грядущее избавление будет сильно отличаться от того, что уже частично исполнилось. Сначала Бог совершит в иудеях некоторую работу и только после этого явит свою силу в их защиту. Теперь во Христе Он дает нам то, с чем мы явимся в его пришествие. Таким образом, мы познаем смерть и воскресение, потому что научены всему во Христе. “Итак, если вы со Христом умерли для стихий мира, то для чего вы, как живущие в мире, держитесь постановлений...” Они же будут подобно людям, живущим в этом мире, поэтому у них будет прекрасный храм, их почитаемое священство, их впечатляющие обряды и постановления. “Не прикасайся”, “не вкушай”, “не дотрагивайся”. Седьмой, или субботний день будет возобновлен. В тысячелетнем царстве это будет не день Господа, но субботний день. Бог возобновит свои субботы вместо того, чтобы продолжить первый день недели, христианский памятный день искупления. Субботний день, несомненно, вновь встретится нам в пророчестве Иезекииля.
Итак, Бог подготовит свой народ Израиля к их будущей славе, однако не тем способом, какой нам известен из евангелия, но тем, какой мы видим в болезни Езекии. Езекия молит о том, чтобы не идти во врата преисподней. “Я говорил: не увижу я Господа” (ст. 11). Видеть Господа в небесной стране куда лучше, чем видеть его на земле Израиля. Наша радость заключается в том, что мы будем с ним в небесном благословении, как и в том, что мы познали себя в нем на небесах даже теперь. Подобные мысли никогда не приходили на ум Езекии, судя по этим словам. Он, будучи иудеем, страстно желал, чтобы его жизнь продлилась, чтобы он мог увидеть “славу Господню” здесь на земле. Поэтому Израиль увидит Мессию на земле живых, и израильтяне сами будут поставлены под тень его крыла, назло всем их могущественным врагам. Чистые сердцем увидят Бога. Мы же будем со Спасителем и увидим его, каким Он есть (не каким Он был, но каким есть), и будем с ним самим на небесах в доме Отца, перед лицом Бога. Но здесь, напротив, царь оплакивает свою утраченную силу. “Жилище мое снимается с места и уносится от меня... Он отрежет меня от основы... подобно льву, Он сокрушал все кости мои”. Он ропщет на волю Бога, не зная умершего и воскресшего Христа, чтобы чрез него понять все. Он смотрит на смерть как таковую или на ее отношение к себе здесь. Как глубоко даже святые нуждались в откровении Спасителя и в познанном искуплении! “Как журавль, как ласточка издавал я звуки”. “Что скажу я? Он сказал мне, Он и сделал”(ст. 15). Теперь свет начинает проливаться. Езекия просил Бога поручиться за него. “Он сказал мне...” Езекия начал больше ценить ту благодатную истину, что важнее всего не то, что мы говорим Господу, а то, что Господь говорит нам, а еще важнее то, что Господь делает для нас. “Тихо буду проводить все годы жизни моей”. Все это испытание было необходимо и полезно ему. “Ты исцелишь меня”. Езекия предощущает свое спасение. “Ты... бросил все грехи мои за хребет Свой”. Израильтяне тоже почувствуют это в тот день и, несомненно, выйдут из своего подавленного состояния (см. ст. 18,19).
Каким бы благословенным все это ни было с точки зрения показа нам того, что сотворил Бог в душах истинно святых древности, и как олицетворение грядущих путей Бога, направленных на совершенствование душ остатка иудеев, стоит ли мне повторять, что Бог не дает это как совершенный образец, к которому мы должны теперь обращаться? Весьма серьезная вещь - это злоупотребление Писанием, когда пытаются смешать в одну кучу все его свидетельства, прежние и новые, будто бы все должно быть написано об одном и том же. Тогда в беспорядке перемешано земное, принадлежащее иудеям, с небесным, предназначенным для христиан, и, как следствие этого, получается сущая неразбериха и неуверенность. Разумеется, Дух Бога никогда не позволит истинным чадам страдать в результате своего недомыслия. Он милосердно оберегает их от их же заблуждений. Но все же ущерб весьма значителен. Как бы мы желали быть способными чувствовать, служить, действовать и поклоняться как истинные христиане, постигая волю Господа относительно нас, не как глупцы, но как мудрецы! Все зависит от более глубокого познания Христа, ибо это есть единственно надежный и святой путь. Воля Бога, как считает его народ на земле, в любое время связана с волей и путями, явленными в его Сыне. Где сейчас Христос? - Он находится одесную Бога, отвергнутый землей, как Он говорил: “Восхожу к Отцу Моему”. То есть Он был полностью отвергнут здесь на земле, но обрел славу на небесах, как можно видеть в евангелии по Иоанну, главах 13 - 17. Таким образом, Он отделен для небес, как говорит Он сам: “И за них Я посвящаю Себя, чтобы и они были освящены истиною”. Разумеется, в нем никогда не было ничего нечистого: подобная мысль о Христе была бы просто богохульством. Это было просто отделение от земли, уход от всего, что на земле, чтобы стать небесным образом человека, если можно так выразиться. Это ключ к пониманию христианства. Речь идет о силе Святого Духа, действующей в душах чад Бога на земле, чтобы создать их по образу небесного Христа на основе его смерти и воскресения, что оправдало их через веру. Таким образом, это неизбежно предполагает распятие Христа, воскресение и вознесение его и то, что мы познали себя в нем на небесах (см. Иоан. 14, 20). Мы стали небесными потому, что знаем его на небесах. “Каков небесный, таковы и небесные”. Когда Христос придет в славе и будет править над землей, святые здесь на земле (не те воскресшие и прославленные) станут земными. Они возродятся духовно, но это произойдет ради земного в царстве Бога. Поэтому Господь говорит: “Если Я сказал вам о земном...” (Иоан. 3). Будет и земная область его царства, не менее важная, чем небесная. Путать их или отрывки Писания, относящиеся к ним,- значит, нарушать ясность открывшейся истины и погружаться наполовину в иудаизм, а наполовину в христианство. Новый век, или домостроение будет (если иметь в виду земное) образовывать человека на земле соответственно тому образу, в каком Христос явится на землю и будет действовать на ней. Это уже не будет Дух, делающий нас небесными, чтобы соединить нас с главой на небесах. Христос будет управлять землею и ее жителями как царь, но не будет собирать от этого мира в свое тело. Это может послужить доказательством того, какое замечательное место отведено для нас среди краха всего внешнего устройства христианства.

Исаия 39

Глава 39, я полагаю, вставлена здесь главным образом для того, чтобы указать на то весомое место, какое Вавилон, куда Иуда пойдет в плен, займет в споре Бога со своим народом. Езекия не устоял, когда послы от Меродаха Валадана пришли поздравить его с выздоровлением, и опустился до их уровня. По этой самой причине Бог послал ему сказать, что за это он, несомненно, понесет наказание. Все, что Езекия открыл взору послов из Вавилона, будет унесено в этот мятежный город, который должен наказать Иерусалим за идолопоклонство, однако это еще не произойдет при жизни благочестивого царя Езекии.

Исаия 40

Теперь перед нами открывается отрывок пророчества, который ощутимо отличается от всех других. На передний план уже не выдвигается ниспровержение царей или поражение народов; мы уже больше не сталкиваемся, как прежде, с разными врагами из язычников, которые издавна осаждали и тревожили Израиль. Здесь самым подходящим образом вставлен эпизод, передающий волнующий спор между Богом и его народом. Здесь мы отнюдь не видим внешнего проявления действий Бога, мы проникаем во внутреннее. Таким образом, суд начинается, как всегда, в доме Бога: он ощущается более глубоко и полно, чем тот же самый процесс в предисловии к нашему пророчеству (гл. 1). Требовалось большее, чем пути и суды провидения. Если народ должен получить благословение от Бога, то необходимо осознать нравственные недостатки и духовные огрехи; и то, что делает это отличие еще более поразительным, так это тот факт, что мы опять увидим Вавилон, но совершенно с иной стороны, чем видели прежде, ибо прежде Вавилон был представлен как могущественная мировая держава, а теперь - как источник и оплот идолопоклонства на земле. В соответствии с этим, Бог упрашивает свой народ, ясно давая понять, что вынужден наказать их за идолопоклонство и даже за еще более тяжкие духовные прегрешения, как мы увидим. Таким образом, здесь мы узнаем не о политическом беззаконии, а о духовном зле, и в это зло Израиль был втянут своими врагами, которые стремились поставить израильтян в противоречие с самим Богом. Это и побуждает к изменению характера откровения и даже стиля обращения. “Утешайте, утешайте народ Мой”. Эти слова милостиво позволяют нам увидеть цель всего. В начале этой книги Дух Бога взывает к израильтянам как к народу, затем Он показывает нам, как Бог осуждает и наказывает беззаконие и, наконец, утверждает “славу Господню”. И здесь мы видим тот же самый Израиль, повинный в беззаконии, слышим о том, что “слава Господня”, несомненно, должна утвердиться, но прежде всего мы созерцаем гнетущую картину того, чем израильтяне были в его глазах. Он начинает с утешительных слов, так, чтобы душа каждого святого с самого начала укрепилась надеждой на то, что они являются предметом божественной милости, и это помогло бы им терпеливо выслушать все то, что Бог должен высказать им об их ужасных грехах.
Предыдущая глава явилась как бы связующим звеном с тем, что следует далее, поскольку в ней мы находим предсказания о вавилонском плене израильтян, который, как часто отмечалось, занимает особое место в Писании. Вавилон, являясь основанием великого истукана в книге пророка Даниила, становится также символом и последнего царства. Золотая голова получила верховную власть непосредственно от Бога в отличие от всех других держав, которые являлись лишь ее наследниками. Бог сам наделил верховной властью царя Навуходоносора, который поэтому в определенном смысле и олицетворял этот образ от начала до конца. Скажем более подробно: падение Вавилона как бы предваряло низвержение мирской власти на земле и символизировало последний суд над той системой высшей власти над всем миром, которая тогда зарождалась и которая сейчас если и не продолжается, то приостановилась лишь на время, ибо истукан, олицетворяющий эту власть, еще не разбит камнем, но испытает некоторые преобразования прежде, чем будет раздроблен навсегда. Его составные части в настоящее время разобщены, но скоро вновь срастутся вместе, являя поразительную и обновленную мощь, и его последняя голова будет использована непосредственно для противодействия Господу господ и царю царей. Это ясно сказано в 17-ой главе книги Откровение, ибо суд над Вавилоном, который показан там, еще не свершился.
Таким образом, Вавилон занимает особое место, властвуя над всеми остальными, кому было дозволено поработить Иерусалим и дом Давида, из которого и должен был произойти Избавитель. Теперь мы знаем, что этот Сын Давида действительно пришел, что Он был представлен Израилю и был отвергнут ими, что Он претерпел крестную смерть и вознесся на небеса, где занял свое место уже не как Сын Давида, но как отверженный Сын человека, который есть Сын Бога. Господь Иисус - там, Он - великий первосвященник Бога; Он является также главой церкви. Он воссел одесную Бога, откуда Он действует властью и любовью, посылая на землю все необходимое для блага святых и для свидетельства о Боге здесь на земле. Иными словами, в настоящее время Христос вовсе не исполняет пророчества о Сыне Давида как таковом. Поэтому если кто-то и обратится к Ветхому Завету, чтобы найти там полное и ясное сообщение о том, чем занимается Христос сейчас, то он должен либо отказаться от ветхозаветных пророчеств как непонятных и неразборчивых, либо истолковать их превратно и исказить суть их так, чтобы объяснить их в полной мере. Поистине, они относятся к будущему, а не к настоящему, к Израилю, к земному народу Бога, но не к небесному собранию, за исключением тех моментов, где имеется особый намек на язычников, который прорицательная мудрость Святого Духа позаботилась представить с той целью, чтобы поставить в тупик противников Бога. Явлены там и духовные пути, угодные Богу (хотя они больше касаются израильтян, нежели нас), из которых мы можем и обязаны извлечь для своей души много полезного и доброго. Ибо Бог добр и исполнен нежной доброты к израильтянам, но Он не менее милосерден и к нам. Если Он исполнен любви к народу, которым управляет, то может ли Он меньше любить чад, которых Он теперь усыновил чрез Иисуса Христа? Несомненно, существует большая разница между святыми, призванными им теперь, и теми, которых Он должен благословить в грядущем веке. Теперь это его собрание, тело Христа, те дети, которых Он поставил в положение наследников Бога, сонаследников Христа. Израильтяне же наследуют обетования, данные их отцам, но мы, поскольку стали Христовы, являемся наследниками вместе с первородным; мы не просто наследники отцов, но наследники Бога Отца.
Если мы рассмотрим эти пророчества, не делая преждевременных выводов, то есть не ища самих себя в этих пророчествах, а будем просто и свободно понимать их так, как они описаны, и понимать, о ком в них идет речь, то для нас ничего не будет проще и понятнее. Здесь, например, Бог призывает утешить свой народ, и утешить на том самом основании, что борьба Израиля завершилась. Теперь Он прекращает наказание. Какими бы ужасными ни были грехи Иерусалима, тот принял вдвое за все свои грехи. Он не смотрит на грехи Иерусалима независимо от Христа, но как бы чрез него. Если бы страдания Мессии не были связаны с Иерусалимом, то ничего бы не осталось, кроме грехов и наказания народа. Но Бог ради них всегда взирает на Христа и поэтому может сказать: “Утешайте, утешайте”.
Далее мы узнаем то, каким образом они получат утешение. Здесь перед нами серьезный и весьма интересный способ постижения путей Бога. “Глас вопиющего в пустыне”. Здесь явный намек на Иоанна крестителя, который был послан от Бога, чтобы свидетельствовать об истинном свете и приготовить путь Мессии. В наивысшей точке своего свидетельства он был убит. И Мессия явился, и Он в наивысшей точке своего свидетельства был убит. И господин и слуга - оба они пали от рук злодеев. Таким образом, дело Бога, как может видеть человек, было подавлено в зародыше, а поэтому мир до сих пор пребывает в беспорядке, смятении; он погряз в грехах и терпит бедствия. Когда Бог по-настоящему исполнит для земли то, в чем Он глубоко заинтересован, тогда и будет явлена сила благословения во славу его. Но устремите свой взор к небесам, а не на землю, и вы увидите в воскресшем и прославленном Христе доказательство, дающее веру в то, что крест - это тот самый предмет, который, как может показаться, не означает полный крах замыслов Бога, но является их вечной основой и оправданием, ибо через этот крест Иисус прославился и прославится навеки; крест Господа Иисуса есть торжество благодати Бога, тогда как воскресение и вознесение являются справедливым ответом на него, но это торжество понятно лишь верующим. Этот мир не видит отверстых небес, как не видит и того, который на небесах; он видел в распятии лишь того, кто умер в страданиях. В книге Деяний отвержение человеком Христа постоянно противопоставляется воскрешению его Богом из мертвых. Таким образом, мы видим, что человек и Бог находятся в совершенном противодействии. Поэтому люди рассматривают распятие не в свете божественных намерений, но в плане человеческой греховности. В посланиях же апостолов утверждается главным образом истина о том, что распятие является не столько завершающим моментом всего, что человек совершил против Бога, сколько величайшим проявлением благоволения, которое Бог испытывает по отношению к грешному человеку. Нельзя сказать, что это благоволение было вызвано распятием; нет, оно было в Боге еще до прихода Христа, став причиной того, что Он послал своего Сына. Примирение - плод божественного благоволения, а не его причина. Примирение оправдывает это, осуждает и устраняет человеческий грех, который иначе оказался бы непреодолимым барьером. Но любовь всегда пребывала в Боге. Мы всегда должны помнить это, когда говорим о примирении, которое действительно является ярким подтверждением его любви и в равной мере доказывает его святость и необходимость осуждения наших врагов. Свидетельство Иоанна было призывом к покаянию перед пришествием Мессии, а его крещение поэтому было исповеданием грехов, а также того, который должен был прийти после Иоанна крестителя; это был “глас вопиющего в пустыне”, а не личность и не деяние из упований Израиля. Но израильтяне в целом оставались слепы и глухи; свидетельство было прервано, Мессия отвергнут. Это привело к двойному результату: неверие людей, таким образом, отрезало и нарушило последовательность путей Бога, тогда как его воля все же исполнилась, хотя и через их неверие, на кресте. Путь Господу не был приготовлен, как и не были сделаны прямыми стези ему в пустыне. Человек был поставлен под свою ответственность и услышал призыв лишь ко греху, но скоро Бог своими собственными силами свершит всякое добро в своей благодати. И наполнится всякий дол; и всякая гора и холм понизятся, и неровные пути сделаются гладкими, “и явится слава Господня, и узрит всякая плоть (спасение Божье) [не только израильтяне]; ибо уста Господни изрекли это” (см. ст. 3-5).
Таким образом, вы видите, насколько позволяют масштабы, неотвратимую цель Бога; ее исполнению ничто не помешает: любое препятствие к ней будет преодолено, все глубины выравняются, все высоты понизятся, все кривизны выпрямятся, ибо Богу все еще угодно сделать эту землю сценой своей славы. И это самая благословенная надежда на то, что грех, страдания и слабость человека, стенания всякой твари вокруг, власть, козни, уловки и вмешательство дьявола прекратятся, уступив место не открывшемуся благословению Бога во Христе, которое, как нам известно, высветилось в отвергнутом назорее, но “славе Господней”, которую узрит всякая плоть одновременно. Это нельзя отнести к судному дню над мертвыми, поскольку в тот день речь пойдет не о “всякой плоти”, и вообще не о плоти, а о мертвых, представших перед великим белым престолом. Здесь же речь идет о человеке, живущем в своем плотском теле на земле. Иудей склонен не обращать внимание на суд над мертвыми в завершении промысла Бога; язычник также невнимателен к суду над живыми, хотя он и подтверждается в самых простых символах христианства. И поскольку неверие все возрастает, то сейчас, как никогда прежде, эта истина отвергается (если сравнивать наши времена с временами проповедования евангелия язычникам).
В “темные века” люди по крайней мере верили и потому время от времени испытывали панический страх; теперь же христиан сочтут фанатиками, если они будут проповедовать об этих грядущих судах. Но, тем не менее, Бог прекратит деяния этого мира, и “слава Господня” откроется всем, так что всякая плоть узрит спасение Бога. Об этом и должен был объявить Иоанн креститель; однако первое слово, доверенное ему (и уже частично осуществившееся), ставило целью подготовить путь Господу. Поэтому я думаю, что третий стих намекает не только на огромные перемены в грядущем веке, но и на такую духовную подготовку, какая приличествовала бы пришествию Господа в уничижении. Таким образом, в то время она не шла далее влияния Бога на души остатка иудеев, ибо их души соответствовали тому, чтобы в какой-то степени подготовить их к приходу Мессии. Мы знаем, что об этом свидетельствовало многое. Вспомните, как ученики Иоанна покинули его и последовали за Иисусом, а Иоанн обрадовался этому. “Ему должно расти, а мне умаляться”, - сказал Иоанн. Поэтому и говорит наш Господь в Матф. 11: “И если хотите принять, он есть Илия, которому должно придти”. Это ясно показывает, что для верующих Иоанн креститель был Илией (ср. Марк. 9, 11-13), но фактически все предсказания должны исполниться не раньше, чем наступит великий день в грядущем (ср. Мал. 4). Следовательно, он должен прийти не перед тем, как Господь восхитит собрание, о котором он уже ничего не должен будет сообщить, но перед тем, как израильтяне получат полное благословение, ибо с ними ему предстоит еще много поработать. Иоанн креститель явился в духе и силе Илии до появления Господа Иисуса, но сам Илия публично оправдал истинного Бога вопреки отступничеству от него Израиля и тем расстроил планы священников Ваала. Он скоро вернется и возобновит великое деяние накануне великого и страшного дня Господа. Иоанн креститель приближал это время тем, что подготавливал благочестивый остаток иудеев к принятию того, кто должен прийти.
Далее “голос говорит: возвещай! И сказал: что мне возвещать?” В этих словах раскрывается сущность свидетельства Иоанна крестителя, хотя это полностью станет ясным в конце этого века. “Всякая плоть - трава”, то есть человек в духовном и во всех других отношениях. “И вся красота ее - как цвет полевой”. Может ли человек на основании этого быть о себе высокого мнения. Стих 7 разбивает всякую самоуверенность в пух и прах: “Засыхает трава, увядает цвет, когда дунет на него дуновение Господа”. Не на ее красоту, а на ее хрупкость намекает Бог. Как только Бог начнет испытывать сущность, всякая плоть превращается в ничто от одного только дыхания уст Бога - любая плоть, будь то израильтянин или язычник; “так и народ - трава”. Но и это еще не все: Он вновь и вновь выносит ей приговор. Причиной первого повторения, по-видимому, является желание еще раз подчеркнуть то, что народ, то есть иудеев, ждет наказание. Второй случай особым образом указывает на поддержку для верующих. “Трава засыхает, цвет увядает, а слово Бога нашего пребудет вечно”. Эти две истины не менее важны в настоящий момент, ибо нам известно, как апостол использовал их с самого начала для наставления принявших христианство иудеев. Они очень пригодятся, когда Бог вновь начнет воздействовать на иудеев, когда те с болью поймут, прочувствуют и подтвердят, что человек, какой он есть, недостоин божественного. Даже в наше время люди этого мира делают большие успехи, но они совершат еще более великие дела, и дьявол доведет до полного развития и осуществит на глазах у всех свои планы, и люди увидят такое, что им прежде никогда не доводилось видеть в этом мире. И что же явится залогом их спасения? “Слово Бога нашего пребудет вечно”.
Но поскольку церковь действительно находится в поле зрения как небесная тайна Христа, или, скорее, часть ее, когда надежды земли и человека на настоящее (так бывает всегда, когда речь идет о них) были погребены во гробе Христа, то я уверен, что с приближением конца нам необходимо со всей искренностью полагаться на Слово Бога. Обладая частичным знанием, мы можем понять немногое, но это лишь скудное впечатление, недостойное называться верой, когда только понимая веришь его Слову. Нельзя сказать, что нам неприятно и невесело от того, что мы с пониманием вникаем в любую из глубин этого Слова, но разумение Слова Бога - это дар благодати и плод веры, а не причина того, почему я верю. Бог посылает мне свое свидетельство, и моя душа покоряется ему, удостоверяя тем самым, что Бог прав. Грешник ли я без мира и даже надежды, или же без трепета пред Богом? Слово Бога приходит и внушает моей совести, что всякая плоть есть трава. Моя душа открыта перед ним. Если я не верю Богу, то вся моя жизнь и смерть явятся лишь доказательством моего недомыслия и греховности. Но если я покорюсь уничтожающему, но все же милосердному свидетельству Бога, которое открывает мне истину обо мне самом, то я найду утешение и силы в его Слове, и оно поможет мне выстоять. “А слово Бога нашего пребудет вечно”. Наш последний опыт, разумеется, подтвердит верность этого Слова, но он подводит нас, и лишь Слово Бога является незыблемой основой. И все же внешне Слово Бога подобно распятию Христа. Для таких, как мы, могут быть трудности, и кажется сомнительным полагаться на него вечно, но в действительности оно гораздо прочнее и долговечнее, чем небеса и земля. Поэтому во втором послании Тимофею апостол Павел, предчувствуя распад христианства, указывает человеку на этот незыблемый источник.
В следующем стихе (9) мы обращаемся к особому предмету любви Бога - к Сиону. Это символ благоволения Бога, действующего в Израиле, а также средоточия царственной славы, которая скоро должна открыться в Израиле: “...благовествующий Сион!” Не может быть сомнений в том, что личность, исшедшая из древности и грядущая, есть Христос; одним словом, тот же самый Иисус есть не только Христос, но и Господь. Здесь о нем говорится как о Боге Израиля, о Господе, чья награда с ним и чье воздаяние перед лицом его. Прежде всего сказано, что Он грядет с силой; далее - что Он исполнен всякой сердечной нежности, сострадая им, потому что они беззащитны и подвержены влиянию условий, в которых находятся. Далее (ст. 12 и т. д.), если мы поинтересуемся, кто же этот великий и любящий Спаситель, то выяснится, что Он вовсе не тот победитель, о котором грезили раввины и которого страстно желали израильтяне, так долго верившие в него; Он - Создатель. Даже тогда Бог предупреждал о том, что Он будет судить и наказывать израильтян за идолопоклонство, о чем в первую очередь идет речь в этой части пророчества Исаии. Израильтяне пожелали брать пример с язычников, ходящих вслед своих идолов. Но прежде чем обличать израильтян за их беззаконие, Дух Бога отождествляет Мессию с Богом, а Он не кто иной, как вечный и премудрый Создатель и правитель над всеми. Соответственно этому следует великолепное описание, передающее славный образ Бога: “Кто уразумел дух Господа, и был советником у Него и учил Его? С кем советуется Он, и кто вразумляет Его и наставляет Его на путь правды, и учит Его знанию, и указывает Ему путь мудрости? Вот народы - как капля из ведра, и считаются как пылинка на весах. Вот, острова как порошинку поднимает Он. И Ливана недостаточно для жертвенного огня, и животных на нем - для всесожжения. Все народы пред Ним как ничто, - менее ничтожества и пустоты считаются у Него” (ст. 13-17). Далее Он бросает вызов недомыслию тех, что уподобили ему сделанных руками людей идолов, истуканов и воздвигли их: “Итак кому уподобите вы Бога? И какое подобие найдете Ему? Идола выливает художник, и золотильщик покрывает его золотом и приделывает серебряные цепочки. А кто беден для такого приношения, выбирает негниющее дерево, приискивает себе искусного художника, чтобы сделать идола, который стоял бы твердо. Разве не знаете? разве вы не слышали? разве вам не говорено было от начала? разве вы не уразумели из оснований земли? Он есть Тот, Который восседает над кругом земли, и живущие на ней - как саранча пред Ним; Он распростер небеса, как тонкую ткань, и раскинул их, как шатер для жилья. Он обращает князей в ничто, делает чем-то пустым судей земли. Едва они посажены, едва посеяны, едва укоренился в земле ствол их, и как только Он дохнул на них, они высохли, и вихрь унес их, как солому. Кому же вы уподобите Меня и с кем сравните? говорит Святый. Поднимите глаза ваши на высоту небес и посмотрите, кто сотворил их? Кто выводит воинство их счетом? Он всех их называет по имени: по множеству могущества и великой силе у Него ничто не выбывает” (ст. 18-26). И, наконец, Он указывает на то, кем Он всегда был для своего народа: “Как же говоришь ты, Иаков, и высказываешь, Израиль: “путь мой сокрыт от Господа, и дело мое забыто у Бога моего”? Разве ты не знаешь? разве ты не слышал, что вечный Господь Бог, сотворивший концы земли, не утомляется и не изнемогает? разум Его неисследим. Он дает утомленному силу, и изнемогшему дарует крепость. Утомляются и юноши и ослабевают, и молодые люди падают, а надеющиеся на Господа обновятся в силе, поднимут крылья, как орлы, потекут - и не устанут, пойдут - и не утомятся” (ст. 27-31). Он не может отречься от себя или перестать укреплять слабейших, которые надеются на него.

Исаия 41

Данная глава, если и не является второй частью (полагая, что первой является предыдущая), представляет собой самое подходящее продолжение того, о чем говорится в предыдущей главе. Ибо Господь, открыв свою волю относительно Иерусалима и утешения его (после многих превратностей судьбы и бед) в грядущем по своем пришествии с силой и славой, теперь обращается к язычникам, требуя, чтобы они готовились к его суду. В предыдущей главе о нем говорилось как о заботливом пастыре израильтян, пастыре всесильном и мудром, не нуждающемся ни в каких советчиках, перед которым все народы ничто, наименьшие ничтожества и пустоты, и тщетны все сравнения с ним и всякое уподобление ему, а неверие израильтян было тем более прискорбно, что Он являл особую милость ко всем тем из их среды, кто надеялся на него. Теперь же Он говорит (ст. 1): “Умолкните предо Мною, острова, и народы да обновят свои силы; пусть они приблизятся и скажут: станем вместе на суд”.
Речь идет о Кире. Не имеет значения прошлое или новое имя, речь идет о грядущем освободителе, о котором Бог знал все; человек же и его идолы не могли сказать ничего. Провидящее око пророка останавливается на могущественном завоевателе Вавилона. Не кто иной, как истинный Бог, сделавший его орудием исполнения своих замыслов, предвосхитил его появление. Сам Бог здесь описывает его, но делает это символически (как Дух пророчества), представляя его тенью более великого, чем Кир, того великого, который навеки ниспровергнет всех идолов, которым поклоняются народы, накажет гордыню и избавит народ Израиля от всякого их плена. “Кто воздвиг от востока мужа правды, призвал его следовать за собою, предал ему народы и покорил царей? Он обратил их мечом его в прах, луком его в солому, разносимую ветром. Он гонит их, идет спокойно дорогою, по которой никогда не ходил ногами своими. Кто сделал и совершил это? Тот, Кто от начала вызывает роды; Я - Господь первый, и в последних - Я тот же” (ст. 2-4).
Было бы напрасным привлекать сюда благовествование о Христе и толковать 40-ю главу так, будто бы в ней речь идет об Иакове и Израиле, а не о христианском мире. Нет и никаких обоснованных выводов о том, что иудеи никогда больше не втянутся в идолопоклонство. В Матф. 12, 43; 24, 15, не говоря уже об Откровении, мы находим ясное подтверждение сказанному в 65-ой и 66-ой главах Исаии и в других книгах Ветхого Завета, доказывающее, что в конце века обнаружится неизбежное возрождение идолопоклонства и нечистый дух вернется со всеми антихристовыми силами сатаны, что повлечет за собой кару Бога на иудеев в лице Ассура, а также пришествие Господа в гневе. Последнее состояние рода, отвергнувшего Христа, будет характеризоваться идолопоклонством и принятием антихриста, так что на этот счет не может быть оправдания тем, что увещевание было теперь обращено к язычникам, в то время уже крещенным, или тем, что Иакова и Израиля следует считать принявшими христианство, как понимают некоторые, обязанные разбираться в этом лучше. И опять-таки абсурдно было бы заявлять, что евангелие мог возвещать тот, первый, вышедший с востока, ибо в среде иудеев восток всегда отсчитывался от Палестины, но сама Палестина не считалась востоком. Эту идею раввинов, поддерживаемую, как ни странно, Кальвином, нельзя считать такой уж безрассудной, ибо они видели в этом намек на Авраама, этого праведника, призванного из Месопотамии. Но все остальное не имело под собой основания. Ибо кто мог подумать, что его исключительное выступление против царей востока, возвращающихся после своего удачного набега в долину реки Иордан, или то, что произошло с фараоном и Авимелехом, должным образом соответствует покорению народов и царей, когда он обратил их своим мечом в прах, а луком - в разносимую ветром солому, сделав неспособными к сопротивлению? Еще меньше напоминает это свидетельство о Христе в евангелии. Сравнение с главой 14, 1 - 13 может убедить любого мыслящего человека в том, что здесь в поле зрения находится не кто иной, как Кир, но в конечном счете Кир как предвестник торжественного пришествия Его в свое царство, когда Он повергнет всех врагов к своим ногам вместо того, чтобы собрать души из этого мира в одно тело для обитания на небесах, что Он делает теперь силой Святого Духа через благовествование (ср. также Ездр. 1, 1-3). Если пленение иудеев Вавилоном было божественным наказанием за их идолопоклонство, наказанием от руки покровителя идолопоклонников на земле, то падение Вавилона явилось мощным ударом по его собственному идолопоклонству, который был предсказан иудейским пророком задолго до этих двух событий. По этим причинам первый успех Вавилона и его падение в конце концов и занимает в Писании такое важное место. Эти события переплелись с действиями Бога в отношении его народа. А отсюда и ответ на презрительную насмешку неверующих из-за умалчивания в пророчестве относительно Америки. Какое отношение к Израилю имеет открытие или развитие нового мира на далеком западе? Также и из Нового Завета все эти вопросы исключены, поскольку отвергнутый Мессия обусловливает не только исчезновение Израиля и земных царств с переднего плана, но и призыв собрания к славе на небесах как тела Христа, и это по крайней мере до тех пор, пока разложение христианства не станет в духовном плане невыносимым и этот век не закончится наказанием отступников - иудеев и язычников, подчинившихся зверю и лжепророку, когда Христос и его святые со славой явятся с небес, и благочестивый остаток иудеев станет здесь на земле сильным народом, земным центром Его царства под небесами.
Отсюда уместность противопоставления в этом самом отрывке “Господа первого, и в последних”, того самого, кто совершил и сказал. Почему боги язычников молчали и безмолвствовали? Почему хвастливые предсказатели оставались немыми? Если падение Иуды, необходимое в духовном плане (а до тех пор Бог должен разрешить бесславить себя в среде своего народа и позволять им отдавать его славу идолу и кумиру), ставит под сомнение его силу в глазах язычников, то пусть они узнают на примере падения Вавилона (о чем знали одни иудеи за несколько веков до этого, ибо они знали имя и род того, кто выступит в качестве орудия наказания), что его правда и мудрость были не меньше его силы и власти и что наказанные иудеи были избранным его народом. “Увидели острова и ужаснулись, концы земли затрепетали. Они сблизились и сошлись; каждый помогает своему товарищу и говорит своему брату: “крепись!” Кузнец ободряет плавильщика, разглаживающий листы молотом - кующего на наковальне, говоря о спайке: “хороша”; и укрепляет гвоздями, чтобы было твердо. А ты, Израиль, раб Мой, Иаков, которого Я избрал, семя Авраама, друга Моего, - ты, которого Я взял от концов земли и призвал от краев ее, и сказал тебе: ты Мой раб, Я избрал тебя, и не отвергну тебя” (ст. 5-9).
Между прочим, слава и честь, к которой был призван Кир, ничего не изменили в намерениях Бога относительно Израиля, как и не изменили его любовь и привязанность к своему народу. Ведь не Кир, а Израиль был его рабом (см. ст. 8, 9). “Не бойся, ибо Я с тобою; не смущайся, ибо Я Бог твой; Я укреплю тебя, и помогу тебе, и поддержу тебя десницею правды Моей. Вот, в стыде и посрамлении останутся все, раздраженные против тебя; будут как ничто и погибнут препирающиеся с тобою. Будешь искать их, и не найдешь их, враждующих против тебя; борющиеся с тобою будут как ничто, совершенно ничто; ибо Я Господь, Бог твой; держу тебя за правую руку твою, говорю тебе: “не бойся, Я помогаю тебе”. Не бойся, червь Иаков, малолюдный Израиль, - Я помогаю тебе, говорит Господь и Искупитель твой, Святый Израилев. Вот, Я сделал тебя острым молотилом, новым, зубчатым; ты будешь молотить и растирать горы, и холмы сделаешь, как мякину. Ты будешь веять их, и ветер разнесет их, и вихрь развеет их; а ты возрадуешься о Господе, будешь хвалиться Святым Израилевым” (ст. 10-16). Однако эти последние слова, вне всяких сомнений, указывают на то, что пророк смотрит куда дальше ближайших событий, описывая не положение иудеев под гнетом персидского царя или прочих языческих господ, но видит грядущие дни, когда сам Израиль возьмет в плен всех бывших его поработителей и станет господствовать над своими угнетателями. Невозможно отнести к тому же периоду сказанное Неемией (в главе 9) и его пророческое описание: “И вот, мы ныне рабы; на той земле, которую Ты дал отцам нашим, чтобы питаться ее плодами и ее добром, вот, мы рабствуем. И произведения свои она во множестве приносит для царей, которым Ты покорил нас за грехи наши. И телами нашими и скотом нашим они владеют по своему произволу, и мы в великом стеснении” (ст. 36, 37). Написанное в Ис. 41 совершенно противоречит тому, что мы встречаем в книге Неемии. “Вот, Я сделал тебя острым молотилом, новым, зубчатым; ты будешь молотить и растирать горы”. Это, несомненно, метафорическое описание, но метафорически выражено не рабство, не благодать и милосердие благовествования, но торжественный момент, когда взойдет истинное солнце правды и наступит исцеление его в лучах и Израиль будет процветать и попирать нечестивых в тот день, пылающий, как печь, когда все надменные и поступающие нечестиво сгорят. Победы Маккавеев и апостолов, о которых говорят Витринга и другие, являются лишь пародией на осмысленное толкование. Мы должны оставить место не только для грядущего, но и для полной перемены характера божественного влияния в церкви и через церковь. Теперь именно благодать укладывает живые камни на фундамент, положенный апостолами и пророками, причем сам Иисус Христос является главным краеугольным камнем; тогда же произойдет ужасное падение нерукотворного камня на изваяние языческой империи на ее последней стадии развития, что совпадает с описанными здесь судейскими функциями Израиля в тот великий день.
Но Бог не оставит израильтян без ободрения. “Бедные и нищие ищут воды, и нет ее; язык их сохнет от жажды: Я, Господь, услышу их, Я, Бог Израилев, не оставлю их. Открою на горах реки и среди долин источники; пустыню сделаю озером и сухую землю - источниками воды; посажу в пустыне кедр, ситтим и мирту и маслину; насажу в степи кипарис, явор и бук вместе, чтобы увидели и познали, и рассмотрели и уразумели, что рука Господня соделала это, и Святый Израилев сотворил сие” (ст. 17-20).
Затем Бог снова возвращается к своему вызову, брошенному язычникам и их идолам, но выражая справедливое презрение и еще большее негодование по поводу того, что они уповают на ничто. Он опять основывается в своем призыве на том, что они и не знают о грядущем наказании за идолопоклонство, которое придет с севера и востока: “Представьте дело ваше, говорит Господь; приведите ваши доказательства, говорит Царь Иакова. Пусть они представят и скажут нам, что произойдет; пусть возвестят что-либо прежде, нежели оно произошло, и мы вникнем умом своим и узнаем, как оно кончилось, или пусть предвозвестят нам о будущем. Скажите, что произойдет в будущем, и мы будем знать, что вы боги, или сделайте что-нибудь, доброе ли, худое ли, чтобы мы изумились и вместе с вами увидели. Но вы ничто, и дело ваше ничтожно; мерзость тот, кто избирает вас. Я воздвиг его от севера, и он придет; от восхода солнца будет призывать имя Мое и попирать владык, как грязь, и топтать, как горшечник глину. Кто возвестил об этом изначала, чтобы нам знать, и задолго перед тем, чтобы нам можно было сказать: “правда”? Но никто не сказал, никто не возвестил, никто не слыхал слов ваших. Я первый сказал Сиону: “вот оно!” и дал Иерусалиму благовестника. Итак Я смотрел, и не было никого, и между ними не нашлось советника, чтоб Я мог спросить их, и они дали ответ” (ст. 21-28). Это было не что иное, как беспричинное и безрассудное недомыслие людей, признающих богами вещи, не умеющие ни говорить, ни слышать. “Вот, все они ничто, ничтожны и дела их; ветер и пустота истуканы их”. Человеческая привязанность к идолам - это смертный одр веры.

Исаия 42

Каким бы выдающимся ни было положение Кира как праведного человека с востока, которого Бог использовал, чтобы сломить гордыню Вавилона и освободить плененных Вавилоном, чтобы вернулись на землю Израиля, здесь говорится о более великом: “Вот, Отрок Мой, Которого Я держу за руку, избранный Мой, к Которому благоволит душа Моя. Положу дух Мой на Него, и возвестит народам суд; не возопиет и не возвысит голоса Своего, и не даст услышать его на улицах; трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит; будет производить суд по истине; не ослабеет и не изнеможет, доколе на земле не утвердит суда, и на закон Его будут уповать острова” (ст. 1-4). Нам известно, что здесь подразумевается Христос (а символическое дает повод для введения прототипа). Это тем более замечательно, что тот образ через мгновение теряется из виду, когда пророческий тон речи возобновляется и в роли раба Бога в других стихах этой главы и до самого конца главы 48 явно выступает уже не Христос, а сам Израиль.
Здесь, однако, не кто иной, как Господь, является предметом благоволения Бога, избранным его, сосудом силы Духа, возвещающим суд народам, в сравнении с которым мститель из язычников за честь Бога, наказывающий источник покровителя идолопоклонства, выглядит поистине незначительным. И все же Он, чья слава не может сравниться ни с чьей другой, явил ее поначалу в совершенном и ненавязчивом уничижении. Не мощь далеко идущего свидетельства характеризовала его, напротив, его характеризовали смирение и уединение, не только в присутствии убийственной ненависти, но и в окружении того множества людей, которое следовало за ним, и среди восхищенных им людей, которых Он исцелил и которые готовы были разнести добрую молву о нем по всему свету. Он “запретил им объявлять о Нем, да сбудется реченное через пророка Исаию, который говорит: “Се, Отрок Мой...” (Матф. 12, 14-21). Положение вещей, которое наблюдается здесь, определяется победой второго пришествия, когда Он будет вершить суд на земле и на его закон будут уповать острова. Вмешательство Святого Духа на земле, пока Он возвышен и пребывает на небесах, здесь не принимается во внимание.
Это приводит к тому, что Бог прекрасными словами говорит о том, что Он исполнит через свое имя и свою славу в противовес истуканам (ст. 5-16). Затем, в стихе 17 и далее, говорится о великом стыде, который охватит уповающих на все эти обманчивые кумиры, и говорится так, чтобы вызвать угрызение совести у виновных в идолопоклонстве иудеев. “Слушайте, глухие, и смотрите, слепые, чтобы видеть. Кто так слеп, как раб Мой, и глух, как вестник Мой, Мною посланный? Кто так слеп, как возлюбленный, так слеп, как раб Господа? Ты видел многое, но не замечал; уши были открыты, но не слышал” (ст. 18-20).
Теперь в поле зрения находится Израиль. Какие привилегии были даны ему, таков и спрос с него, и тем горестнее их утрата. Бог же, напротив, прав во всех своих путях. “Господу угодно было, ради правды Своей, возвеличить и прославить закон. Но это народ разоренный и разграбленный; все они связаны в подземельях и сокрыты в темницах; сделались добычею, и нет избавителя; ограблены, и никто не говорит: “отдай назад!” Кто из вас приклонил к этому ухо, вникнул и выслушал это для будущего? Кто предал Иакова на разорение и Израиля грабителям? не Господь ли, против Которого мы грешили? Не хотели они ходить путями Его и не слушали закона Его. И Он излил на них ярость гнева Своего и лютость войны: она окружила их пламенем со всех сторон, но они не примечали; и горела у них, но они не уразумели этого сердцем” (ст. 21-25).

Исаия 43

После всего их неверия в его имя, из-за которого обрушился на Израиль справедливый гнев Бога, все еще не понятый и не прочувствованный из-за слепого поклонения идолам, в главе 43 Он заявляет о своей верности, о преданности того, кто назвал Израиль по имени и сделал израильтян своим народом: “Будешь ли переходить через воды, Я с тобою, - через реки ли, они не потопят тебя; пойдешь ли через огонь, не обожжешься, и пламя не опалит тебя. Ибо Я Господь, Бог твой, Святый Израилев, Спаситель твой; в выкуп за тебя отдал Египет, Ефиопию и Савею за тебя. Так как ты дорог в очах Моих, многоценен, и Я возлюбил тебя, то отдам других людей за тебя, и народы за душу твою. Не бойся, ибо Я с тобою; от востока приведу племя твое и от запада соберу тебя. Северу скажу: “отдай”; и югу: “не удерживай; веди сыновей Моих издалека и дочерей Моих от концов земли, каждого, кто называется Моим именем, кого Я сотворил для славы Моей, образовал и устроил. Выведи народ слепой, хотя у него есть глаза, и глухой, хотя у него есть уши”. Пусть все народы соберутся вместе, и совокупятся племена. Кто между ними предсказал это? пусть возвестят, что было от начала; пусть представят свидетелей от себя и оправдаются, чтобы можно было услышать и сказать: “правда!” А Мои свидетели, говорит Господь, вы и раб Мой, которого Я избрал, чтобы вы знали и верили Мне, и разумели, что это Я: прежде Меня не было Бога и после Меня не будет” (ст. 2-10). Эти слова ясно указывают на главный предмет, а именно на Израиль как на раба Бога, а также на милость Бога, которую Он явит в последние дни. Иудеи из-за своего поклонения идолам и любви к ним стали слепым народом, который, хотя у него есть глаза, не видит, и глухим, хотя у него есть уши. И все же только этот народ среди всех остальных народов был свидетелем Бога и его рабом. Они тем не менее узнают, поверят и уразумеют. Именно из-за того, против кого они восстали, они так поплатились; именно благодаря ему они будут искуплены, освобождены, получат прощение и, наконец, благословение; поскольку Он, является единственным Богом, то Он равным образом и единственный Спаситель. Именно ради блага самого Израиля Он послал их в Вавилон и сокрушил их гордыню; и новые чудеса вытеснят из памяти прежние, когда Бог даст воду в пустыне и реки в сухой степи, чтобы напоить свой избранный народ , который Он образовал для себя, чтобы этот народ возвещал его славу . И это тот самый Бог, который однажды за грехи покарал князей и народ Израиля; именно Он ради своей славы изгладит все их преступления и оправдает их. Но прежде чем наступит тот день, как нам известно (для Израиля это пока тайна), через его благодать осуществится великое спасение, посредством которого Он один сможет наказать виновных, причем самым справедливым образом: Христос, крест Христа - вот единственный ключ к этому.

Исаия 44

Вступительные стихи главы 44 (ст. 1-5), скорее всего, должны быть концовкой предыдущей главы. Спасение Бога достойно его самого, даже когда оно исходит от его благодати; оно не может закончиться ничем иным, как только его прославлением. И, следовательно, Бог не только изгладит преступление своего народа ради своего Сына и не помянет грехов их, но и развеет страхи и наполнит их через край своим благословением. “А ныне слушай, Иаков, раб Мой, и Израиль, которого Я избрал. Так говорит Господь, создавший тебя и образовавший тебя, помогающий тебе от утробы матерней: не бойся, раб Мой, Иаков, и возлюбленный (Израиль), которого Я избрал; ибо Я изолью воды на жаждущее и потоки на иссохшее; излию дух Мой на племя твое и благословение Мое на потомков твоих. И будут расти между травою, как ивы при потоках вод. Один скажет: “я Господень”, другой назовется именем Иакова; а иной напишет рукою своею: “я Господень”, и прозовется именем Израиля”. Нет и малейшей необходимости, более того, даже возможности отвести эти чрезвычайные драгоценные обетования от Израиля к язычникам. Совершенно верно, конечно, что и дикая привитая маслина тоже насладится всем этим, но это слово Бога, несомненно, сказано Иакову, его рабу . Его цель, выраженная здесь, - прогнать страх, охвативший испытывающих угрызения совести иудеев после их долгого отступления от истинного Бога. Намеки же на призвание язычников появляются, как известно, только в 65-ой главе; но здесь вся суть заключается в утешении этого древнего народа, которое будет дано им, когда благоволение Бога будет явлено им.
Кое-кто, подобно Фраю, от основного учения которого можно было бы ожидать лучшего, впал в заблуждение из-за непонимания того, как это следующий отрывок (ст. 6-12) мог иметь прямое отношение к будущим действиям или опасностям иудеев. Но это означает, что они проглядели большую часть Писания и не увидели очень многое из того прекрасного, что неизбежно уготовлено судьбой народу Израиля. Ибо двухтысячелетнее идолопоклонство является для них не только западней, но и злом иного рода, поскольку привело их к неприятию Мессии. Но об этом, как мы увидим, речь пойдет в главах 49 - 57 рассматриваемого нами пророчества, в то время как общая картина этого изображена с замечательной точностью в 3-ей главе книги пророка Осии (ст. 4). Но из Ветхого, как и из Нового, Завета очевидно, что в последний день иудеи вновь, как и в древности, возлюбят своих идолов, а вместе с этим примут антихриста и таким образом в конце концов возродят эти два греха из прошлого и за это навлекут на себя ярость Бога и суровый суд, и “тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мира доныне, и не будет” (ср. Матф. 24, 15 и ст. 21). Таким образом, нет причины отклонять эти ясные предсказания пророка Исаии, касающиеся именно Израиля (о котором он говорит так точно и так выразительно), относя их к отступническим церквам христианского мира. Здесь же речь идет об идолопоклонстве, и в этом не может быть сомнений: оно не останется безнаказанным, но очень многие иудеи в грядущем в последний раз попадут в эти обстоятельства, и даже в еще более худшие. Следовательно, если увещевание Исаии и касается грехов и злодеяний его времени, то нет сомнений и в том, что оно необходимо иудеям до самого конца.
И кто способен отстаивать славу истинного Бога? Кто разоблачит абсурдность и безрассудство поклонения лжебогам так, как это сделает Святой Дух? “Так говорит Господь, Царь Израиля, и Искупитель его, Господь Саваоф: Я первый и Я последний, и кроме Меня нет Бога, ибо кто как Я? Пусть он расскажет, возвестит и в порядке представит Мне все с того времени, как Я устроил народ древний, или пусть возвестят наступающее и будущее. Не бойтесь и не страшитесь: не издавна ли Я возвестил тебе и предсказал? И вы Мои свидетели. Есть ли Бог кроме Меня? нет другой твердыни, никакой не знаю. Делающие идолов все ничтожны, и вожделеннейшие их не приносят никакой пользы, и они сами себе свидетели в том. Они не видят и не разумеют, и потому будут посрамлены. Кто сделал бога и вылил идола, не приносящего никакой пользы? Все участвующие в этом будут постыжены, ибо и художники сами из людей же; пусть все они соберутся и станут; они устрашатся, и все будут постыжены. Кузнец делает из железа топор и работает на угольях, молотами обделывает его и трудится над ним сильною рукою своею до того, что становится голоден и бессилен, не пьет воды и изнемогает. Плотник (выбрав дерево), протягивает по нему линию, остроконечным орудием делает на нем очертание, потом обделывает его резцом и округляет его, и выделывает из него образ человека красивого вида, чтобы поставить его в доме. Он рубит себе кедры, берет сосну и дуб, которые выберет между деревьями в лесу, садит ясень, а дождь возращает его. И это служит человеку топливом, и часть из этого употребляет он на то, чтобы ему было тепло, и разводит огонь, и печет хлеб. И из того же делает бога, и поклоняется ему, делает идола, и повергается перед ним. Часть дерева сожигает в огне, другою частью варит мясо в пищу, жарит жаркое и ест досыта, а также греется и говорит: “хорошо, я согрелся; почувствовал огонь”. А из остатков от того делает бога, идола своего, поклоняется ему, повергается перед ним и молится ему, и говорит: “спаси меня, ибо ты бог мой”. Не знают и не разумеют они: Он закрыл глаза их, чтобы не видели, и сердца их, чтобы не разумели. И не возьмет он этого к своему сердцу, и нет у него столько знания и смысла, чтобы сказать: “половину его я сжег в огне и на угольях его испек хлеб, изжарил мясо и съел; а из остатка его сделаю ли я мерзость? буду ли поклоняться куску дерева?” Он гоняется за пылью; обманутое сердце ввело его в заблуждение, и он не может освободить души своей и сказать: не обман ли в правой руке моей?” (Ст. 6-20). Саркастическим стрелам классиков поэзии в какой-то степени недостает красоты или силы, не говоря уже о том, что они никуда не годятся в нравственном плане, ибо представляют собой сущее посмешище, которое в конце концов оставляет сатирика у могилы его презренных божеств и с радостью глупца, которая заканчивается страданием и глубочайшим позором.
Иначе обстоит дело с Исаией. “Помни это, Иаков и Израиль, ибо ты раб Мой; Я образовал тебя: раб Мой ты, Израиль, не забывай Меня. Изглажу беззакония твои, как туман, и грехи твои, как облако; обратись ко Мне, ибо Я искупил тебя. Торжествуйте, небеса, ибо Господь соделал это. Восклицайте, глубины земли; шумите от радости, горы, лес и все деревья в нем; ибо искупил Господь Иакова и прославится в Израиле. Так говорит Господь, искупивший тебя и образовавший тебя от утробы матерней: Я Господь, Который сотворил все, один распростер небеса и Своею силою разостлал землю, Который делает ничтожными знамения лжепророков и обнаруживает безумие волшебников, мудрецов прогоняет назад и знание их делает глупостью, Который утверждает слово раба Своего и приводит в исполнение изречение Своих посланников, Который говорит Иерусалиму: “ты будешь населен”, и городам Иудиным: “вы будете построены, и развалины его Я восстановлю”, Который бездне говорит: “иссохни!” и реки твои Я иссушу, Который говорит о Кире: пастырь Мой, и он исполнит всю волю Мою и скажет Иерусалиму: “ты будешь построен!” и храму: “ты будешь основан!”(Ст. 21-28)

Исаия 45

“Так говорит Господь помазаннику Своему Киру: Я держу тебя за правую руку, чтобы покорить тебе народы, и сниму поясы с чресл царей, чтобы отворялись для тебя двери, и ворота не затворялись; Я пойду пред тобою, и горы уровняю, медные двери сокрушу, и запоры железные сломаю; и отдам тебе хранимые во тьме сокровища и сокрытые богатства, дабы ты познал, что Я Господь, называющий тебя по имени, Бог Израилев. Ради Иакова, раба Моего, и Израиля, избранного Моего, Я назвал тебя по имени, почтил тебя, хотя ты не знал Меня” ( гл. 45, 1-4).
Вызов Бога, который начинается с 5-го стиха, не кажется мне простым повторением сказанного в 6-ом стихе 44-ой главы, ибо он весьма интересным образом соответствует тому особого рода грехопадению, которое совершили те, кто под предводительством Кира сокрушил Вавилон и его идолопоклонников. Ибо персы были известны тем, что сочетали в себе доброе и злое, свет и тьму. Что может еще более выразительно указать на эту ужасную смесь добра и зла, как не следующие слова? “Я Господь, и нет иного; нет Бога кроме Меня; Я препоясал тебя, хотя ты не знал Меня, дабы узнали от восхода солнца и от запада, что нет кроме Меня; Я Господь, и нет иного. Я образую свет и творю тьму, делаю мир, и произвожу бедствия; Я, Господь, делаю все это. Кропите, небеса, свыше, и облака да проливают правду; да раскроется земля и приносит спасение, и да произрастает вместе правда. Я, Господь, творю это. Горе тому, кто препирается с Создателем своим, черепок из черепков земных! Скажет ли глина горшечнику: “что ты делаешь?” и твое дело скажет ли о тебе: “у него нет рук?” Горе тому, кто говорит отцу: “зачем ты произвел меня на свет?”, а матери: “зачем ты родила меня?” (Ст. 5-10).
Если Бог порицает и проклинает всякие попытки спорить с ним и искать ошибки в его действиях, то как милостиво позволяет Он своему народу в следующем стихе (11) вопросить его о будущем его сыновей и указать ему в деле его рук ! Тот, который сотворил небеса и все воинство их, создал землю и сотворил на ней человека, воздвиг Кира, чтобы тот построил его город и отпустил его пленных “не за выкуп и не за дары”, как говорит Господь Саваоф. Самые надменные из язычников все же признают Бога как Бога Израиля, как и чужеземцы однажды признали власть и силу Духа в собрании. Затем, когда последние изготовители идолов будут посрамлены, Израиль будет спасен вечным спасением (ст. 14-17). Создатель не тайно говорил. Он не говорил племени Иакова: “Напрасно ищите Меня”. Он изрекает истину. Его последний призыв чрезвычайно настойчив, чрезвычайно важен и торжественен: “Соберитесь и придите, приблизьтесь все, уцелевшие из народов. Невежды те, которые носят деревянного своего идола и молятся богу, который не спасает. Объявите и скажите, посоветовавшись между собою: кто возвестил это из древних времен, наперед сказал это? Не Я ли, Господь? и нет иного Бога кроме Меня, Бога праведного и спасающего нет кроме Меня. Ко Мне обратитесь и будете спасены, все концы земли, ибо Я Бог, и нет иного. Мною клянусь: из уст Моих исходит правда, слово неизменное, что предо Мною преклонится всякое колено, Мною будет клясться всякий язык. Только у Господа, будут говорить о Мне, правда и сила; к Нему придут и устыдятся все, враждовавшие против Него. Господом будет оправдано и прославлено все племя Израилево” (ст. 20-25). Комментаторы расходятся во взглядах относительно фразы “уцелевшие из народов”. Но предположение Мида далеко от цели, ибо он отождествляет это выражение с тем, что мы находим в Откр. 21, 24. Ему следовало бы знать, что фраза “спасенные народы” имеет значение скорее обратное, нежели аналогичное тому, которое заключается в выражении Исаии. Но это неверное толкование, идущее, вероятно, от комментария Андреаса и противоречащее всем высоко оцениваемым авторитетам, которые употребляли просто слово “народы”. Пророк расширяет понятие “спасения” в заключительных стихах: “Ко Мне обратитесь и будете спасены, все концы земли”. Также в следующем стихе, где сказано: “Предо Мною преклонится всякое колено, Мною будет клясться всякий язык”. Это имеет более широкое значение, чем фраза “Господом будет оправдано и прославлено все племя Израилево”. Этот стих из книги Исаии явно относится к Господу Иисусу, когда апостол Павел цитирует его в самом широком и глубоком смысле в своих посланиях (Рим. 14, 11 и Фил. 2, 10).

Исаия 46

Этими тремя главами и завершается данный раздел пророчества, осуждение преступной любви Израиля к идолам в преддверии гибели Вавилона, покровителя идолопоклонства и орудия приведения в исполнение наказания иудеев за этот их грех.
Глава 46 самым ярким образом противопоставляет низвержение беспомощных предметов, которым поклонялся Вавилон, той милосердной заботе, которую Бог проявлял по отношению к Израилю. “Пал Вил [главное божество, почитаемое в Вавилоне, соответствующее греческому Зевсу], низвергся Нево [соответствует греческому Гермесу]; истуканы их - на скоте и вьючных животных; ваша ноша сделалась бременем для усталых животных. Низверглись, пали вместе; не могли защитить носивших, и сами пошли в плен” (ст. 1, 2). Таким образом, главные, или зависимые от главных, эти ложные божества ничего не могли сделать для своих почитателей, как не могли спасти и самих себя. Одержавший победу враг унес их как часть своей добычи.
С другой стороны, Бог носил Израиль “от утробы матерней” и до старости, до преклонных лет. “Послушайте меня, дом Иаковлев и весь остаток дома Израилева, принятые Мною от чрева, носимые Мною от утробы матерней: и до старости вашей Я тот же буду, и до седины вашей Я же буду носить вас; Я создал и буду носить, поддерживать и охранять вас” (ст. 3, 4).
Далее следует вызов тем, кого израильтяне уподобили Богу Израиля. Что касается халдейских богов, то они были сделаны из золота и серебра нанятым серебряных дел мастером, и халдеи кланялись этим богам и повергались перед ними (ст. 5, 6). “Поднимают его на плечи, несут его и ставят его на свое место; он стоит, с места своего не двигается; кричат к нему, - он не отвечает, не спасает от беды. Вспомните это и покажите себя мужами; примите это, отступники, к сердцу”. И не только к этому призывает Бог, Он призывает израильтян хорошенько задуматься над тем, что эти искусственные боги язычников не достойны тех, кто поклоняется им; и пророк добавляет к сказанному: “Вспомните прежде бывшее, от начала века, ибо Я Бог, и нет иного Бога, и нет подобного Мне. Я возвещаю от начала, что будет в конце, и от древних времен то, что еще не сделалось, говорю: Мой совет состоится, и все, что Мне угодно, Я сделаю”. И здесь опять содержится намек на персидского царя Кира как поразительное свидетельство того, что Бог действительно не порывает отношений со своим народом как в предвидении, в провозглашенной цели, так и в провиденциальных путях. И это приводит к заключительному призыву: “Послушайте Меня, жестокие сердцем, далекие от правды: Я приблизил правду Мою, она не далеко, и спасение Мое не замедлит; и дам Сиону спасение, Израилю славу Мою”. Таково окончание главы.

Исаия 47

Глава 47 показывает падение самого Вавилона, тогда как из предшествующей главы мы узнаем об исполнении приговора над его богами.
“Сойди и сядь на прах, девица, дочь Вавилона; сиди на земле: престола нет, дочь Халдеев, и вперед не будут называть тебя нежною и роскошною. Возьми жернова и мели муку; сними покрывало твое, подбери подол, открой голени, переходи через реки: откроется нагота твоя, и даже виден будет стыд твой. Совершу мщение и не пощажу никого. Искупитель наш - Господь Саваоф имя Ему, Святый Израилев. Сиди молча и уйди в темноту, дочь Халдеев: ибо вперед не будут называть тебя госпожею царств” (ст. 1-5). Гнев Бога, обрушившийся на его народ, еще не давал оправдания немилосердному отношению Вавилона к израильтянам (см. ст. 6). И именно уверенность халдеев в непоколебимости своих средств и возможностей явилась предвестником крушения Вавилона (см. ст. 7-10). “И придет на тебя бедствие: ты не узнаешь, откуда оно поднимается; и нападет на тебя беда, которой ты не в силах будешь отвратить, и внезапно придет на тебя пагуба, о которой ты и не думаешь”. То, что делает насмешку еще язвительней, так это похвальба Вавилона своими волшебствами и чародействами, но даже они не принесли пользы и не помогли достигнуть цели (см. ст. 11-15). Так как колдуны и чародеи не смогли предсказать беду, то тем более они не могли спасти их.

Исаия 48

В главе 48 мы слышим еще более прямой и исключительный призыв к израильтянам, к тем, что происходят “от источника Иудина”. Это прекрасная проповедь к его народу (см. ст. 1, 2), объясняющая, почему Бог провозглашал это задолго, а затем свершал неожиданно. Поэтому иудеи не смогли лишить его славы (см. ст. 3-8).
В стихах 9-11 Бог говорит иудеям, почему Он не истребил их: “Ради имени Моего отлагал гнев Мой, и ради славы Моей удерживал Себя от истребления тебя. Вот, Я расплавил тебя, но не как серебро; испытал тебя в горниле страдания. Ради Себя, ради Себя Самого делаю это, - ибо какое было бы нарекание на имя Мое! славы Моей не дам иному”.
Далее, начиная с 12-го стиха, следует более мягкое увещевание, частично завершенное по возвращении из плена, которое еще больше исполнится в скором времени. Кир действовал не без помощи Бога, ибо Бог назвал его по имени. Но не он наведет порядок в Израиле, он лишь исполнит суд Бога. И будет распространяться весть: “Господь искупил раба Своего Иакова”. Мораль этого такова: “Нечестивым же нет мира, говорит Господь”. Неправильным было бы полагать, что в грядущем не возникнет разногласий между иудеями и Богом по поводу изваяний.

Исаия 49

Здесь открывается новый раздел книги пророка Исаии. Речь идет уже не о Вавилоне и не об идолопоклонстве, не о разрушении, связанном с ниспровержением поклонения истуканам на земле. Здесь речь идет о том, что исполнено гораздо более глубокого смысла, - о самом Иисусе Христе и о неприятии его иудеями. Мы обнаружим, что этот раздел начинается с 49-ой главы и продолжается до конца 57-ой главы, которая заканчивается почти теми же словами, что и только что рассмотренная 48-я глава, где сказано в самом конце: “Нечестивым же нет мира, говорит Господь”. Глава 57 заканчивается словами: “Нет мира нечестивым, говорит Бог мой”. “Господь” противопоставляется идолам, а “мой Бог” - еще более тяжкому преступлению народа: отказу принять истинного Бога и жизнь вечную, принять Господа Иисуса, их помазанного царя. Иудеи были виновны в обоих отношениях в том, что шли вслед языческих лжебогов, и еще больше в том, что отвергли своего божественного Мессию.
Глава 49 открывается призывом к островам слушать: “Слушайте Меня, острова, и внимайте, народы дальние”. Ибо Бог призвал Израиль от чрева и назвал имя его от утробы его матери. Этому предшествовали великие приготовления. Он “соделал уста Мои как острый меч; тенью руки Своей покрывал Меня, и соделал Меня стрелою изостренною; в колчане Своем хранил Меня [и это была защита]; и сказал Мне: Ты раб Мой, Израиль, в Тебе Я прославлюсь”. Таково было намерение Бога в отношении Израиля.
“А Я сказал [говорит Христос]: напрасно Я трудился, ни на что и вотще истощал силу Свою”. Христос заменяет собой Израиль. Израильтяне были назначены рабами Бога и обязаны были быть ими; Христос же становится истинным Израилем и рабом Бога, когда израильтяне не оправдали надежд Бога. И, тем не менее, даже у Христа вначале ничего не получалось. “Напрасно Я трудился, ни на что и вотще истощал силу Свою. Но Мое право у Господа, и награда Моя у Бога Моего”. Но кажущееся крушение целей Бога в первом случае из-за человеческой порочности приводит лишь к лучшему исполнению их и к славному результату, который не замедлит проявиться. “И ныне говорит Господь, образовавший Меня от чрева в раба Себе, чтобы обратить к Нему Иакова и чтобы Израиль собрался к Нему; Я почтен в очах Господа, и Бог Мой - сила Моя”. Христа ободряет то, что, хотя его дело не было сделано и израильтяне не были собраны вместе (а как Он желал бы собрать их вместе!), все же Он неизбежно должен был прославиться. “И Он сказал: мало того, что Ты будешь рабом Моим для восстановления колен Иаковлевых и для возвращения остатков Израиля, но Я сделаю Тебя светом народов, чтобы спасение Мое простерлось до концов земли”.
Первоначальным намерением было собрать израильтян, но они не пожелали собраться к нему. Тогда Бог сказал, что легче будет собрать язычников и что Он соберет их. Но сначала Он был дан как свет язычникам. Он скорее вышел к ним, нежели собрал их к себе. По крайней мере, именно такое направление придано теперь этому отрывку в эпоху христианства. Поскольку Израиль еще не собрался, Христос становится светом народов. Но цель Бога всегда исполняется, и поэтому мы видим следующие слова: “Так говорит Господь, Искупитель Израиля, Святый Его, презираемому всеми, поносимому народом [ясно, что теперь Христос рассматривается здесь как отвергнутый, а крест является великим символом этого отвержения], рабу властелинов: цари увидят, и встанут; князья поклонятся ради Господа, Который верен, ради Святаго Израилева, Который избрал Тебя. Так говорит Господь: во время благоприятное Я услышал Тебя, и в день спасения помог Тебе; и Я буду охранять Тебя, и сделаю Тебя заветом народа [то есть израильтян], чтобы восстановить землю, чтобы возвратить наследникам наследия опустошенные”. Очевидно, это предполагает всеобщее разрушение, но Господу Иисусу суждено восстановить все разорванные отношения. “Не будут терпеть голода и жажды, и не поразит их зной и солнце; ибо Милующий их будет вести их и приведет их к источникам вод. И все горы Мои сделаю путем, и дороги Мои будут подняты. Вот, одни придут издалека; и вот, одни от севера и моря, а другие из земли Синим” (ст. 10-12). Здесь предсказывается возвращение израильтян со всех концов земли, по которой они были рассеяны, так что не только с севера и юга, но даже с далекой земли Синим, то есть из Китая, они объявятся и соберутся в Палестине.
Далее мы находим призыв не просто к островам, но к небесам и земле. “Радуйтесь, небеса, и веселись, земля, и восклицайте, горы, от радости” в предвидении того, что Бог утешит свой народ и явит милость своим страдальцам. Это указание на последние дни, когда Бог снова явит свою милость и призовет всю вселенную радоваться. “А Сион говорил: оставил меня Господь, и Бог мой забыл меня!” Но Бог упрекает Сион за эти слова и говорит: “Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя. Вот, Я начертал тебя на дланях Моих; стены твои всегда предо Мною. Сыновья твои поспешат к тебе, а разорители и опустошители твои уйдут от тебя” (ст. 15-17). Враги Израиля исчезнут, а Израиль выступит на передний план; о нем давно забыли, но теперь он восстанет, чтобы укрепиться навсегда. И посему Бог призывает Израиль возвести очи: “Возведи очи твои и посмотри вокруг, - все они собираются, идут к тебе. Живу Я! говорит Господь, - всеми ими ты облечешься, как убранством, и нарядишься ими, как невеста. Ибо развалины твои и пустыни твои, и разоренная земля твоя будут теперь слишком тесны для жителей, и поглощавшие тебя удалятся от тебя. Дети, которые будут у тебя после потери прежних, будут говорить вслух тебе: тесно для меня место; уступи мне, чтобы я мог жить” (ст. 18-20). Это урожай радости после столь длительного засева слезами. И теперь, кажется, нет причины прятать детей. “И ты скажешь в сердце твоем: кто мне родил их? я была бездетна и бесплодна, отведена в плен и удалена; кто же возрастил их? вот, я оставалась одинокою; где же они были?” (Ст. 21). Речь идет о сборе всех рассеянных по земле израильтян, всех, кто был забыт. В настоящий период иудеи - единственный народ, известный в качестве бывших жителей Израиля, но ведь было еще десять родов. Иудеи будут уверены в том, что они иудеи, и все же их не узнают. Они были укрыты. Но теперь Бог поднимет свою руку к народам, и Он говорит, имея в виду другие народы: “И принесут сыновей твоих на руках”. И сами цари будут питателями их, а царицы кормилицами и будут кланяться им до земли. “И узнаешь, что Я Господь, что надеющиеся на Меня не постыдятся”. Таково будет духовное состояние Израиля в тот день. Они будут надеяться и уповать на Бога и не постыдятся.
Но мы читаем далее, что у израильтян не будет причины бояться своих врагов. Последний стих показывает, что тот же самый Бог, являющий несравненную милость Израилю, побьет всех тех, кто притеснял и грабил израильтян. “Да! так говорит Господь: и плененные сильным будут отняты, и добыча тирана будет избавлена; потому что Я буду состязаться с противниками твоими и сыновей твоих Я спасу; и притеснителей твоих накормлю собственною их плотью, и они будут упоены кровью своею, как молодым вином; и всякая плоть узнает, что Я Господь, Спаситель твой и Искупитель твой, Сильный Иаковлев” (ст. 25, 26). Такова заслуженная месть Бога врагам Израиля. Таково будущее, которое Бог обеспечит Израилю после отвержения ими Мессии. Поэтому никак невозможно относить данную главу ко времени возвращения израильтян из вавилонского плена; речь идет о гораздо более полном собрании израильтян в конце этого века. Это - новый предмет обсуждения, касающегося отвержения Христа его народом и собрания израильтян после того, как Он сделается светом народов до концов земли. И когда Сион почувствует себя полностью забытым Богом, Бог защитит своей рукой этих беспомощных и покорит им все народы земли, и даже цари и царицы последних станут рабами Израиля, и Он сделает их примером божественного наказания.

Исаия 50

Наша последняя глава показала ту великую перемену, вызванную заступничеством Христа, истинного раба Бога, ради Израиля. И это повлекло за собой новый грех народа - не идолопоклонство, но неприятие иудеями Мессии, из-за неверия и противостояния Богу. Они не подчинились ему или его закону; они пошли вслед языческих богов и теперь еще отвергли его помазанного раба. Но божественной мудростью это приводит к безотлагательному благословению язычников в день милосердия, и в результате это станет основой окончательного духовного возрождения Израиля и радости всего населения земли в грядущий день славы. Соответственно, в данной главе представлен набросок перехода путей Бога от момента отвержения Христа до побед последних дней.
В 50-ой главе мы сталкиваемся с чем-то большим, чем отдельное событие в этом огромном круговороте событий, но не это ли есть центр и точка вращения всего? Уничижение Иисуса, раба Бога, который в то же самое время является Господом, их собственным Мессией, презираемым не только чужеземцами, но и своим собственным народом! В конце, несомненно, их ожидало освобождение и слава. Но пока предстоял такой позорный развод с Израилем: так был продан Израиль. Как же это случилось? “Так говорит Господь: где разводное письмо вашей матери, с которым Я отпустил ее? или которому из Моих заимодавцев Я продал вас? Вот, вы проданы за грехи ваши, и за преступления ваши отпущена мать ваша” (ст. 1). Речь идет не о грубияне, с удовольствием избавляющемся от своей жены, которая не радовала его; это не родитель-эгоист, который убегает от своих обязанностей, жертвуя своим ребенком. И доказательство непослушания израильтян появляется в стихах 2 и 3: “Почему, когда Я приходил, никого не было, и когда Я звал, никто не отвечал? Разве рука Моя коротка стала для того, чтобы избавлять, или нет силы во Мне, чтобы спасать? Вот, прещением Моим Я иссушаю море, превращаю реки в пустыню; рыбы в них гниют от недостатка воды и умирают от жажды. Я облекаю небеса мраком, и вретище делаю покровом их”. Его пришествие, его призыв были оставлены без внимания, хотя Он уже со времен фараона доказал, кем Он был для своего народа.
Неужели иудеи сомневались в этом? Разве они не сказали Богу, как язычники скоро скажут царю, явившемуся в славе: “Когда мы видели Тебя”? Здесь в предвидении Он отвечает им: “Господь Бог дал Мне язык мудрых, чтобы Я мог словом подкреплять изнемогающего; каждое утро Он пробуждает, пробуждает ухо Мое, чтобы Я слушал, подобно учащимся”. Более того, “Господь Бог открыл Мне ухо, и Я не воспротивился, не отступил назад”. Господь соблаговолил прийти на землю человеком и ходить здесь в смирении и покорности, безропотно подчиняясь Богу; и это полностью раскрывает лишь христианство, ибо Отец, Сын и Святой Дух самым истинным образом и в равной мере являют Господа. И Он, пришедший на землю исполнить волю Бога в образе человека, был, как нам известно, Сыном, который, будучи сам Богом и Господом, мог, подняв глаза к небесам, сказать: “Господь Бог открыл Мне ухо”
Здесь представлена совсем не та истина, что в 21-ой главе книги Исход, где говорится, что раб еврей может выйти на волю, но если скажет: “Люблю господина моего, жену мою и детей моих, не пойду на волю”, - то будет поставлен к дверному косяку перед лицом судей и ему проколют ухо шилом в знак того, что он остается рабом своего господина навечно. Так поступил Христос, истинный слуга и Господь всех; Он тоже дал слово быть вечным слугой Бога. И все же это не то же самое, о чем сказано в псалме 40: “Ты открыл мне уши”, - что процитировано из Септуагинты (так и в Евр. 10): “Тело уготовал Мне”. Прокалывание уха отвечает желанию Господа подчиниться до смертного часа, и тем самым Он как бы солидаризируется с потребностями и интересами господина, жены и детей. Прокалывание уха имело место не после того, как Он стал рабом, но скорее с той целью, чтобы стать им. Поэтому Он и был приготовлен к тому, чтобы стать рабом, и тело было уготовлено ему соответственно этому, хотя Он и был Сыном, но научен был покорности в своих страданиях . Ибо на самом деле Он стал человеком и слугою в этом мире. Исаия указывает на средний этап - не на воплощение Господа в человека, не на смерть, но на его жизненный путь, где открытые уши характеризуют смиренное и разумное внимание к воле его Отца, в то время как закрытые уши обозначают непокорность или безразличие к тому, что возвещает Бог.
Но послушание и покорность (особенно в служении народу) в таком мире, как наш, может обернуться для такого, как Он, продолжительным страданием, какое нам вряд ли удастся перенести. Поэтому не замедлил последовать результат этой покорности. “Я предал хребет Мой биющим и ланиты Мои поражающим; лица Моего не закрывал от поруганий и оплевания”. Какая серьезная мысль! И какой образ Бога перед лицом человека! Его уничижение (которое делает его бесконечно более драгоценным, как и воочию доказывает его любовь) дало человеку, управляемому сатаной, вожделенную возможность поносить и оскорблять его беспредельно.
Но, более того, Он идет на смерть, принимает крестную смерть. “И Господь Бог помогает Мне: поэтому Я не стыжусь, поэтому Я держу лице Мое, как кремень, и знаю, что не останусь в стыде. Близок оправдывающий Меня: кто хочет состязаться со Мною? станем вместе. Кто хочет судиться со Мною? пусть подойдет ко Мне. Вот, Господь Бог помогает Мне: кто осудит Меня? Вот, все они, как одежда, обветшают, моль съест их” (ст. 7-9).
Таким образом, Он бросает вызов своим врагам и видит их полный крах, запечатленный в их временном торжестве над тем, которого, если человек убил, Бог вновь воскресил из мертвых. Заметьте здесь, на что часто обращается внимание, что апостол Павел приводит этот отрывок в конце 8-ой главы своего послания Римлянам и относит к христианам то, что Дух здесь относит к Христу. Было бы ребячеством отрицать отношение этого к Господу по этой самой причине, но не менее наивным было бы не заметить этого ценного указания и подтверждения того, что тот же Дух относит теперь к нам то, что Он прежде высказывал как божественное оправдание отвергнутого Христа. Христианин пользуется сейчас благословенной привилегией - он связан с воскресшим Христом после того, как Бог прославил его, кого иудеи (и язычники) отвергли.
Заключительные стихи делают это еще более понятным и доказывают всю важность этого. “Кто из вас боится Господа, слушается гласа Раба Его? Кто ходит во мраке, без света, да уповает на имя Господа и да утверждается в Боге своем” (ст. 10). Ибо таким образом мы проводим решительное различие между христианами и будущим остатком иудеев. Эта тайна прежде была скрыта в Боге. Христос, возвеличенный и воскресший, открыл себя. Наше место теперь в нем, воскресшем и прославленном, а не в том, кем Он тогда открылся. Иудеи же, наоборот, ходят во мраке, без света, и будут призваны уповать на имя Господа и утверждаться в своем Боге, когда им не будет на кого положиться. Но и они обретут спасение, когда Он явится в славе. Теперь мы дети света, дети дня, который придет на землю; мы в духе следуем за ним туда, где Он пребывает, более того, мы приведены к Богу и освобождены от святое-святых, находясь здесь.
Что же касается большинства отступников-иудеев, то их участь ясно указана в последнем стихе главы: “Вот, все вы, которые возжигаете огонь, вооруженные зажигательными стрелами, - идите в пламень огня вашего и стрел, раскаленных вами! Это будет вам от руки Моей; в мучении умрете” (ст. 11).