Иеремия
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:
Свежая информация собрать компьютер у нас на сайте.

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Иеремия

Оглавление: гл. 26; гл. 27; гл. 28; гл. 29; гл. 30; гл. 31; гл. 32; гл. 33; гл. 34; гл. 35; гл. 36; гл. 37; гл. 38.

Иеремия 26

Во второй части данной книги повествуется об особых обстоятельствах. Здесь говорится о призыве пророка явить преданность в служении. “Так говорит Господь: стань на дворе дома Господня и скажи ко всем народам Иудеи, приходящим на поклонение в дом Господень, все те слова, какие повелю тебе сказать им; не убавь ни слова. Может быть, они послушают и обратятся каждый от злого пути своего, и тогда Я отменю то бедствие, которое думаю сделать им за злые деяния их. И скажи им: так говорит Господь: если вы не послушаетесь Меня в том, чтобы поступить по закону Моему, который Я дал вам, чтобы внимать словам рабов Моих пророков, которых Я посылаю к вам, посылаю с раннего утра, и которых вы не слушаете,- то с домом сим Я сделаю то же, что с Силомом, и город сей предам на проклятие всем народам земли” (ст. 2-6). Недостойно слуги Бога урезывать послание своего господина. И пусть он позаботится о том, чтобы не прибавить ничего к словам и не изменить тон сказанного, ибо многое зависит от этого, особенно при передаче сказанного другим. Поэтому апостол желал по возможности изменить свой голос, что, конечно, трудно передать в письменном виде.
И как же велико долготерпение Бога, обещающего, что Он сам отменит то бедствие, которым не мог не угрожать им, но только если они послушаются и отвратятся от своих злых путей! Но если они настойчиво будут отвергать его пророков, которых Он посылал к ним (как Он говорит, “посылаю с раннего утра”), то пусть они ожидают худшего. Никакое милосердие не предотвратит осквернение святыни, которую они уже осквернили своими грехами. С этим храмом Он сделает то, что сделал с Силомом, а Иерусалим Он предаст на проклятие всем народам. Ужасным безрассудством является то, что люди злоупотребляют благосклонностью Бога к своему народу, в то время как сами остаются равнодушными к его воле и славе; они говорят о выгодной им самим милости Бога, пренебрегая его сущностью, и оставляют безнаказанными тех, которых дьявол превратил в его злейших врагов, и при этом прикрываются его именем, законом и страной.
В таком случае отсутствие у людей совести делает их неумолимыми; и так как они не верят ни предостережениям Бога, ни его обетованиям, то единственное их желание - избавиться от раздражающего их свидетельства. “Священники и пророки и весь народ слушали Иеремию, когда он говорил сии слова в доме Господнем. И когда Иеремия сказал все, что Господь повелел ему сказать всему народу, тогда схватили его священники и пророки и весь народ и сказали: “ты должен умереть, зачем ты пророчествуешь именем Бога и говоришь: и дом сей будет как Силом, и город сей опустеет, останется без жителей?” И собрался весь народ против Иеремии в доме Господнем” (ст. 7-9).
Но когда враг выступает таким образом, Дух Бога, если тот не повышает требования, знает, как поддержать свидетеля до завершения всего дела. Обычно именно религиозные элементы были наиболее уязвимы по отношению к слову Бога и весьма враждебны по отношению к его слуге. Священники, пророки и весь народ, легко возбудимые и введенные в заблуждение, намеревались убить Иеремию даже в “доме Господнем”. “Когда услышали об этом князья Иудейские, то пришли из дома царя к дому Господню и сели у входа в новые ворота дома Господня. Тогда священники и пророки так сказали князьям и всему народу: смертный приговор этому человеку! потому что он пророчествует против города сего, как вы слышали своими ушами” (ст. 10,11).
Но князей не так легко было вывести из себя, как народ. Они действовали более трезво, спокойно и хладнокровно и способствовали отмене на некоторое время этого приговора. “И сказал Иеремия всем князьям и всему народу: “Господь послал меня пророчествовать против дома сего и против города сего все те слова, которые вы слышали; итак исправьте пути ваши и деяния ваши, и послушайтесь гласа Господа Бога вашего, и Господь отменит бедствие, которое изрек на вас; а что до меня, вот - я в ваших руках; делайте со мною, что в глазах ваших покажется хорошим и справедливым; только твердо знайте, что если вы умертвите меня, то невинную кровь возложите на себя и на город сей и на жителей его; ибо истинно Господь послал меня к вам сказать все те слова в уши ваши”. Тогда князья и весь народ сказали священникам и пророкам: этот человек не подлежит смертному приговору, потому что он говорил нам именем Господа, Бога нашего” (ст. 12-16).
Иеремия ссылается на то, что это поручено ему Богом, и повторяет его слова, не утаив ни одного слова, призывая их покаяться в грехах, чтобы Бог мог отменить свое наказание. Он отдает себя в их руки, но серьезно предупреждает их, чтобы предостереглись от пролития невинной крови. Умертвив его, они не докажут ложность его миссии и не отвратят божественного гнева от себя и от Иерусалима. В тех, к кому обращается Иеремия, заговорила совесть, и они ответили на его призыв. “И из старейшин земли встали некоторые и сказали ко всему народному собранию: Михей Морасфитянин пророчествовал во дни Езекии, царя Иудейского, и сказал всему народу Иудейскому: так говорит Господь Саваоф: Сион будет вспахан, как поле, и Иерусалим сделается грудою развалин, и гора дома сего - лесистым холмом. Умертвили ли его за это Езекия, царь Иудейский, и весь Иуда? Не убоялся ли он Господа и не умолял ли Господа? и Господь отменил бедствие, которое изрек на них; а мы хотим сделать большое зло душам нашим” (ст. 17-19).
Однако далее приводится совсем противоположный случай. Если святое мужество нашло защитников, то осторожность явилась бы слабым, кратковременным укрытием, даже если бы пророк попытался скрыться в чужой стране. “Пророчествовал также именем Господа некто Урия, сын Шемаии, из Кариаф - Иарима, - и пророчествовал против города сего и против земли сей точно такими же словами, как Иеремия. Когда услышал слова его царь Иоаким и все вельможи его и все князья, то искал царь умертвить его. Услышав об этом, Урия убоялся и убежал, и удалился в Египет. Но царь Иоаким и в Египет послал людей: Елнафана, сына Ахборова, и других с ним. И вывели Урию из Египта и привели его к царю Иоакиму, и он умертвил его мечом и бросил труп его, где были простонародные гробницы” (ст. 20-23). Случаи с Михеем и Урией поучительны, хотя и в разных отношениях; “но рука Ахикама, сына Сафанова, была за Иеремию, чтобы не отдавать его в руки народа на убиение” (ст. 24). Несчастные люди, оказавшиеся в таком положении, так же несчастны, как и непостоянны, потому что движимы собственными желаниями, а не волей Господа.

Иеремия 27

Хорошо известно, что в текст вступительного стиха вкралась ошибка. Читателю стоит лишь сравнить стихи 3 и 12 со стихами 19,20, чтобы убедиться в этом. Ибо в стихе 1 вместо имени Иоаким должно стоять имя Седекия; этим словом Бог обратился к Иеремии в связи с тем, что царь Иудеи пытался объединиться с царями соседних государств, чтобы общими силами сбросить ярмо Навуходоносора. Пустая затея! На определенный срок Бог даровал Навуходоносору право на неограниченную власть. Но все же она была ограничена в том смысле, что Навуходоносор не мог собственными силами отвратить грядущее. Мятежные помыслы! Ведь Бог, наделив царя Вавилона такой великой силой, во всеуслышание заявил о суде над своим собственным народом, зло которого не поддавалось исправлению. Теперь, когда Бог судил за грехи, человеку единственно оставалось покаяться в прахе и пепле, подчинив свое сердце его путям. Поэтому Иеремия должен был заявить: “Так сказал мне Господь: сделай себе узы и ярмо и возложи их себе на выю; и пошли такие же к царю Иудейскому, и к царю Моавитскому, и к царю сыновей Аммоновых, и к царю Тира, и к царю Сидона, через послов, пришедших в Иерусалим к Седекии, царю Иудейскому; и накажи им сказать государям их: так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: так скажите государям вашим: Я сотворил землю, человека и животных, которые на лице земли, великим могуществом Моим и простертою мышцею Моей, и отдал ее, кому Мне благоугодно было. И ныне Я отдаю все земли сии в руку Навуходоносора, царя Вавилонского, раба Моего, и даже зверей полевых отдаю ему на служение. И все народы будут служить ему и сыну его и сыну сына его, доколе не придет время и его земле и ему самому; и будут служить ему народы многие и цари великие. И если какой народ и царство не захочет служить ему, Навуходоносору, царю Вавилонскому, и не подклонит выи своей под ярмо царя Вавилонского, - этот народ Я накажу мечом, голодом и моровою язвою, говорит Господь, доколе не истреблю их рукою его” (ст. 2-8).
Плачущий пророк был невыразимо дерзко и самонадеянно предан проклятию перед лицом своих соотечественников и еще более - перед лицом иноземных посланников и иноземных правителей! Но Бог не изменит своей высшей воли и не сокроет требований своей славы, потому что его народ развратился и предал его явному бесчестию. И как же стыдно, словно в упрек, слышать всем иудеям (а особенно согрешившему сыну Давида), что Бог Израиля объявляет Навуходоносора своим рабом, заявляя это не только иудеям, но и их соседям-язычникам! И Бог отдает ему в дар как малое, так и великое, и даже полевые звери были отданы Богом на служение царю Вавилона, как и “все земли сии”. Но превосходство Вавилона было отмерено мерою и было пожаловано не с целью милосердия, а явлено как высшее волеизъявление Бога, чтобы свершить справедливый суд над иудеями и другими народами, и только. Поэтому многие народы и великие цари должны были служить вавилонскому царю до третьего поколения, пока не пройдет кара Бога с ее болезненными язвами.
Обратите внимание на то, что верующие (даже те, кто нуждался в слове Бога) обвиняли пророка в безразличии к чести и свободе родины, а также в гордом неповиновении властям, правившим Палестиной и соседними с ней царствами. Это ни к коей мере не является переживаниями чувственной души. Далее заметьте, что путь веры неотделим от истинного послания Бога к его народу, находящемуся в таком положении. Было бы более чем бесполезно подражать в том, что исходило от Бога, дням Моисея, Иисуса Навина, Давида или даже Езекии. Вера всегда учится у Бога и понимает его истинное свидетельство и его действия. Этот верный принцип в несколько измененной форме и сейчас превосходит все другие принципы в действиях христианина, который, имея дух Христа, несет ответственность за то, чтобы избрать с помощью Святого Духа от истинного откровения Бога то, что может направить нас на правильный путь при любом стечении обстоятельств. Нет такой нужды, которую бы Бог не удовлетворил в своем Слове; но только один Дух может использовать это Слово правильно, действуя в нас во славу Господа Иисуса. Внешние обстоятельства могут выступать против верных этому Слову как во времена Иеремии, так и в наше время. Наше дело - исполнять волю Бога и передавать ее истину другим, несмотря на всех врагов. “И вы не слушайте своих пророков и своих гадателей, и своих сновидцев, и своих волшебников, и своих звездочетов, которые говорят вам: “не будете служить царю Вавилонскому”. Ибо они пророчествуют вам ложь, чтобы удалить вас из земли вашей, и чтобы Я изгнал вас и вы погибли. Народ же, который подклонит выю под ярмо царя Вавилонского и станет служить ему, Я оставлю на земле своей, говорит Господь, и он будет возделывать ее и жить на ней” (ст. 9-11). Быть упрямым и отвергнуть слова божественного предостережения - значит, идти прямой дорогой к исполнению приговора над нами, навстречу несчастью и гибели. Лучше подчиниться, чем жертвовать в худшие или лучшие времена. Но человеческие пророки пророчат то, что отвечает желаниям их господ или их собственным сиюминутным интересам, тем самым приближая то зло, вопреки которому они обещают безопасность, что так же безнадежно, как и претенциозно.
Но Иеремия настойчиво предупреждает сначала Седекию, затем священников и весь народ: “И Седекии, царю Иудейскому, я говорил всеми сими словами и сказал: подклоните выю свою под ярмо царя Вавилонского и служите ему и народу его, - и будете живы. Зачем умирать тебе и народу твоему от меча, голода и моровой язвы, как изрек Господь о том народе, который не будет служить царю Вавилонскому? И не слушайте слов пророков, которые говорят вам: “не будете служить царю Вавилонскому”, ибо они пророчествуют вам ложь. Я не посылал их, говорит Господь, и они ложно пророчествуют именем Моим, чтоб Я изгнал вас и чтобы вы погибли, - вы и пророки ваши, пророчествующие вам. И священникам и всему народу сему я говорил: так говорит Господь: не слушайте слов пророков ваших, которые пророчествуют вам и говорят: “вот, скоро возвращены будут из Вавилона сосуды дома Господня”; ибо они пророчествуют вам ложь. Не слушайте их, служите царю Вавилонскому и живите; зачем доводить город сей до опустошения? А если они пророки и если у них есть слово Господне, то пусть ходатайствуют пред Господом Саваофом, чтобы сосуды, остающиеся в доме Господнем и в Иерусалиме, не перешли в Вавилон. Ибо так говорит Господь Саваоф о столбах и о медном море, и о подножиях и о прочих вещах, оставшихся в этом городе, которых Навуходоносор, царь Вавилонский, не взял, когда Иехонию, сына Иоакима, царя Иудейского, и всех знатных Иудеев и Иерусалимлян вывел из Иерусалима в Вавилон, ибо так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев, о сосудах, оставшихся в доме Господнем и в доме царя Иудейского и в Иерусалиме: они будут отнесены в Вавилон и там останутся до того дня, когда Я посещу их, говорит Господь, и выведу их и возвращу их на место сие” (ст. 12-22). Перед лицом греха плоть питает радужные надежды и обещает скорое удовольствие, но Дух всегда настаивает на том, чтобы покорно принять приговор Бога над грехом (что воспринимается плотью не иначе, как с отвращением), ибо это гарантирует благословение Бога во все времена. Гордыня приводит к грехопадению, а дух непокорности прокладывает путь к еще большему унижению.

Иеремия 28

Но враг становится все наглее (гл. 28); и Анания осмеливается несерьезно отнестись к имени Бога в его собственном доме. “В тот же год, в начале царствования Седекии, царя Иудейского, в четвертый год, в пятый месяц, Анания, сын Азура, пророк из Гаваона, говорил мне в доме Господнем, пред глазами священников и всего народа, и сказал: так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: сокрушу ярмо царя Вавилонского; через два года Я возвращу на место сие все сосуды дома Господня, которые Навуходоносор, царь Вавилонский, взял из сего места, и понес их в Вавилон; и Иехонию, сына Иоакима, царя Иудейского, и всех пленных Иудеев, пришедших в Вавилон, Я возвращу на место сие, говорит Господь; ибо сокрушу ярмо царя Вавилонского. И сказал Иеремия пророк пророку Анании пред глазами священников и пред глазами всего народа, стоявших в доме Господнем, - и сказал Иеремия пророк: да будет так, да сотворит сие Господь! да исполнит Господь слова твои, какие ты произнес о возвращении из Вавилона сосудов дома Господня и всех пленников на место сие! Только выслушай слово сие, которое я скажу вслух тебе и вслух всего народа: пророки, которые издавна были прежде меня и прежде тебя, предсказывали многим землям и великим царствам войну и бедствие и мор. Если какой пророк предсказывал мир, то тогда только он признаваем был за пророка, которого истинно послал Господь, когда сбывалось слово того пророка. Тогда пророк Анания взял ярмо с выи Иеремии пророка и сокрушил его. И сказал Анания пред глазами всего народа сии слова: так говорит Господь: так сокрушу ярмо Навуходоносора, царя Вавилонского, через два года, сняв его с выи всех народов. И пошел Иеремия своею дорогою”(ст. 1-12).
Зло, казалось бы, теперь уж одержало окончательную и простую победу над добром. Но Бог незамедлительно исполняет то, что заслужил Анания, скомпрометировавший себя, подстрекаемый дьяволом. “И было слово Господне к Иеремии после того, как пророк Анания сокрушил ярмо с выи пророка Иеремии: иди и скажи Анании: так говорит Господь: ты сокрушил ярмо деревянное, и сделаешь вместо него ярмо железное. Ибо так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: железное ярмо возложу на выю всех этих народов, чтобы они работали Навуходоносору, царю Вавилонскому, и они будут служить ему, и даже зверей полевых я отдал ему. И сказал пророк Иеремия пророку Анании: послушай Анания: Господь тебя не посылал, и ты обнадеживаешь народ сей ложно. Посему так говорит Господь: вот, Я сброшу тебя с лица земли; в этом же году ты умрешь, потому что ты говорил вопреки Господу. И умер пророк Анания в том же году, в седьмом месяце” (ст. 12-17). Бог не допустит, чтобы над ним издевались. Его слово пребывает вечно. Тайна его открывается лишь тем, кто боится его. Кротких Он, осуждая, наставляет, и покорных Он научит своему пути. Но ожидания грешных потерпят крах. Гибель ждет творящих беззаконие.

Иеремия 29

В данной главе пророк Иеремия дает наставления тем, кто был уведен в вавилонский плен, относительно их пребывания в чужой стране, чтобы они правильно поняли намерения Бога и ложность тех надежд, которые давали им их пророки.
Бог, когда придет его час, докажет свое благоволие к своему народу, докажет рано или поздно, в день, который еще не настал. Во что бы они ни верили, в пророчества или царей, все подвергнется его осуждению, и его приговор для одних, самый позорный и беспощадный, будет приведен в исполнение рукой правителя Вавилона; другие будут лишены потомства, какое не увидит того благословения, которое будет даровано рукой Бога в грядущем.
“И вот слова письма, которое пророк Иеремия послал из Иерусалима к остатку старейшин между переселенцами и к священникам, и к пророкам, и ко всему народу, которых Навуходоносор вывел из Иерусалима в Вавилон, - после того, как вышли из Иерусалима царь Иехония и царица и евнухи, князья Иудеи и Иерусалима, и плотники и кузнецы, - через Елеасу, сына Сафанова, и Гемарию, сына Хелкиина, которых Седекия, царь Иудейский, посылал в Вавилон к Навуходоносору, царю Вавилонскому: так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев, всем пленникам, которых я переселил из Иерусалима в Вавилон: стройте домы и живите в них, и разводите сады и ешьте плоды их; берите жен и рождайте сыновей и дочерей; и сыновьям своим берите жен и дочерей своих отдавайте в замужество, чтобы они рождали сыновей и дочерей, и размножайтесь там, а не умаляйтесь, и заботьтесь о благосостоянии города, в который Я переселил вас, и молитесь за него Господу; ибо при благосостоянии его и вам будет мир”(ст. 1-7).
Итак, Иеремия посылает свое письмо пленникам через вестников, которых Седекия послал к Навуходоносору. Дело не в случайном промахе царя Иехонии и его народа, и не в силе царя Вавилона, которой объясняли падение иудеев. Господь Саваоф сделал так, чтобы их увели в плен, в город победителя. И теперь Он сам обращался к ним через пророка Иеремию. Каким же милосердием, следовательно, является то, что Бог после всех содеянных ими грехов еще связывает свое имя с именами этих падших грешников! Было бы более чем напрасно уповать на скорое возвращение в Палестину. Не помогли бы этому никакие тайные сговоры и решительные действия. Ибо сам Бог распорядился, чтобы они поселились на той земле, куда были уведены в плен, чтобы строили там дома и разводили сады, чтобы женились там и выходили замуж, чтобы размножались там, а не умалялись, чтобы заботились о благосостоянии города, куда были переселены; и все это исполняли искренне, как повеление от Бога, а не в угоду людям, ибо от этого зависел их мир. Несомненно, пути Бога мудры и добродетельны, благотворны и поучительны. О, если бы его народ послушал его слова и Израиль пошел бы его путями!
Но как древний Израиль не внял ни одному его слову, так и пленные иудеи теперь подвергались опасности стать жертвой обманщиков, наживавшихся на безрассудстве и грехе, которому они сами способствовали.
Вот почему Иеремии было велено особо предостеречь людей от ложных духовных притязаний. “Ибо так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: да не обольщают вас пророки ваши, которые среди вас, и гадатели ваши; и не слушайте снов ваших, которые вам снятся; ложно пророчествуют они вам именем Моим; Я не посылал их, говорит Господь. Ибо так говорит Господь: когда исполнится вам в Вавилоне семьдесят лет, тогда Я посещу вас и исполню доброе слово Мое о вас, чтобы возвратить вас на место сие. Ибо только Я знаю намерения, какие имею о вас, говорит Господь, намерения во благо, а не на зло, чтобы дать вам будущность и надежду. И воззовете ко Мне, и пойдете и помолитесь Мне, и Я услышу вас; и взыщете Меня всем сердцем вашим. И буду Я найден вами, говорит Господь, и возвращу вас из плена и соберу вас из всех народов и из всех мест, куда Я изгнал вас, говорит Господь, и возвращу в то место, откуда переселил вас” (ст. 8-14). Семидесятилетний плен в Вавилоне был определен для них Богом. Этого срока вполне хватало для исполнения наказания, но он был слишком мал, чтобы доказать его заботу и милосердие, чтобы Он мог больше явить себя и увести за собой. Увы! за этим последовало еще более гнетущее и продолжительное наказание за их еще более непростительный грех - отвержение своего собственного Мессии.
Разве они не похвалялись, что Бог воздвиг им пророков в Вавилоне? Увы! Истинного пророка они меньше всего слушали; ибо он не призывал к сопротивлению и не пренебрегал словом Бога, посланным через Иеремию, а отдавался молитве и покаянию по мере того, как приближался час искупления.
Но вот что сказано о тех, кто доверял лжепророкам: “Вы говорите: “Господь воздвиг нам пророков и в Вавилоне”. Так говорит Господь о царе, сидящем на престоле Давидовом, и о всем народе, живущем в городе сем, о братьях ваших, которые не отведены с вами в плен, так говорит о них Господь Саваоф: вот Я пошлю на них меч, голод и моровую язву, и сделаю их такими, как негодные смоквы, которые нельзя есть по негодности их; и буду преследовать их мечом, голодом и моровою язвою, и предам их на озлобление всем царствам земли, на посмеяние и поругание между всеми народами, куда Я изгоню их, за то, что они не слушали слов Моих, говорит Господь, с которыми Я посылал к ним рабов Моих, пророков, посылал с раннего утра, но они не слушали, говорит Господь”(ст. 15-19).
Но это еще не все. В особых случаях нужно было привести примеры, чтобы убедить и произвести впечатление на упрямых ожесточенных людей, доверявших человеку, а не Богу. “А вы, все переселенцы, которых Я послал из Иерусалима в Вавилоне, слушайте слово Господне: так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев, об Ахаве, сыне Колии, и о Седекии, сыне Маасеи, которые пророчествуют вам именем Моим ложь: вот, Я предам их в руки Навуходоносора, царя Вавилонского, и он умертвит их пред вашими глазами. И принято будет от них всеми переселенцами Иудейскими, которые в Вавилоне, проклинать так: “да соделает тебе Господь то же, что Седекии и Ахаву”, которых царь Вавилонский изжарил на огне, за то, что они делали гнусное в Израиле: прелюбодействовали с женами ближних своих и именем Моим говорили ложь, чего Я не повелевал им; Я знаю это и Я свидетель, говорит Господь” (ст. 20-23).
К тому, что Шемаия посылал письма от своего имени (но как бы говоря от имени Бог) из Вавилона в Иерусалим, настраивая священнослужителей в особенности против Иеремии, Бог не мог оставаться равнодушным, слушая, как дерзко и нагло тот богохульствует. “И Шемаии Нехеламитянину скажи: так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: за то, что ты посылал письма от имени своего ко всему народу, который в Иерусалиме, и к священнику Софонии, сыну Маасеи, и ко всем священникам, и писал: “Господь поставил тебя священником вместо священника Иодая, чтобы ты был между блюстителями в доме Господнем за всяким человеком, неистовствующим и пророчествующим, и чтобы ты сажал такого в темницу и в колоду: почему же ты не запретишь Иеремии Анафофскому пророчествовать у вас? Ибо он и к вам в Вавилон прислал сказать: плен будет продолжителен: стройте домы и живите в них, разводите сады и ешьте плоды их”. Когда Софония священник прочитал это письмо вслух пророка Иеремии, тогда было слово Господне к Иеремии: пошли ко всем переселенцам сказать: так говорит Господь о Шемаии Нехеламитянине: за то, что Шемаия у вас пророчествует, а Я не посылал его, и обнадеживает вас ложно, - за то, так говорит Господь: вот, Я накажу Шемаию Нехеламитянина и племя его; не будет от него человека, живущего среди народа сего, и не увидит он того добра, которое Я сделаю народу Моему, говорит Господь; ибо он говорил вопреки Господу” (ст. 24-32). Истинный Бог не допустит богохульства. Необоснованное проклятие не должно подействовать. Но те, кто сами ничтожны, исполнены враждебности к слугам Бога и клевещут на них, пребывающих в истине, сами пожнут от плоти тление, которое посеяли.

Иеремия 30

Вслед за этим Бог делает обещание, что вернет свой народ в землю, которую дал их отцам (ст. 1-3). Было ли это обещание исполнено? Нет, это был лишь залог исполнения. Это его дело, и оно не потерпит неудачу, когда свершится в силе. Оно характерно еще и тем, что день их великого бедствия непосредственно явится их полным и, как мы увидим, окончательным освобождением. Возвращение из Вавилона никоим образом не соответствует подобному описанию; ибо их возвращению из того плена предшествует день Господа, явленный на гордый город халдеев, и ни в коем смысле не время бедствия Иакова. И опять-таки осаду Тита, каким бы ужасным бедствием она ни явилась для иудеев, никак нельзя рассматривать как то время, ибо Иаков был уведен в плен и рассеян больше, чем когда-либо, а не освобожден затем. Но это были единственно выдающиеся времена с тех пор. Тогда остается полагать, что время несравненных бедствий, предшествующее их великому избавлению, еще в будущем, и оно несомненно наступит. “И вот те слова, которые сказал Господь об Израиле и Иуде. Так сказал Господь: голос смятения и ужаса слышим мы, а не мира. Спросите и рассудите: рождает ли мужчина? Почему же Я вижу у каждого мужчины руки на чреслах его, как у женщины в родах, и лица у всех бледные? О, горе! велик тот день, не было подобного ему; это - бедственное время для Иакова, но он будет спасен от него. И будет в тот день, говорит Господь Саваоф: сокрушу ярмо его, которое на вые твоей, и узы твои разорву; и не будут уже служить чужеземцам, но будут служить Господу Богу своему и Давиду, царю своему, которого Я восстановлю им” (ст. 4-9). Кто будет отрицать, что ярмо не сокрушили, что узы еще держат, что самим чужеземцам служит Израиль? Кто будет утверждать, что они служат “Господу, Богу своему и Давиду, царю своему”? Может ли это быть кто-либо другой, а не их истинно возлюбленный, их Мессия, обещанный Сын из той родословной? Несомненно, Он явился, но до сих пор не признан ими; но не замедлит прийти то время, когда они будут служить ему. И наступит их избавление от их последнего бедствия.
“И ты, раб Мой Иаков, не бойся, говорит Господь, и не страшись, Израиль; ибо вот, Я спасу тебя из далекой страны и племя твое из земли пленения их; и возвратится Иаков и будет жить спокойно и мирно, и никто не будет устрашать его; ибо Я с тобою, говорит Господь, чтобы спасать тебя; Я совершенно истреблю все народы, среди которых рассеял тебя, а тебя не истреблю; Я буду наказывать тебя в мере, но ненаказанным не оставлю тебя; ибо так говорит Господь: рана твоя неисцельна, язва твоя жестока; никто не заботится о деле твоем, чтобы заживить рану твою; целебного врачевства нет для тебя; все друзья твои забыли тебя, не ищут тебя; ибо Я поразил тебя ударами неприятельскими, жестокими наказаниями за множество беззаконий твоих, потому что грехи твои умножились. Что вопиешь ты о ранах твоих, о жестокости болезни твоей? по множеству беззаконий твоих Я сделал тебе это, потому что грехи твои умножились. Но все, пожирающие тебя, будут пожраны; и все враги твои, все сами пойдут в плен, и опустошители твои будут опустошены, и всех грабителей твоих предам грабежу. Я обложу тебя пластырем и исцелю тебя от ран твоих, говорит Господь. Тебя называли отверженным, говоря: вот Сион, о котором никто не спрашивает” (ст. 10-17). Здесь Бог снова с уверенностью заявляет не только о спасении Израиля, но и о возвращении народа из плена. Это не благовестие. Христианство дает другие, более возвышенные надежды - благодать, собирающую ко Христу на высоте, а не освобождение через исполнение божественного приговора над их врагами-язычниками, как здесь.
Начиная со стиха 18 в третий раз говорится о милосердии Бога к своему древнему народу: “Так говорит Господь: вот, возвращу плен шатров Иакова и селения его помилую; и город опять будет построен на холме своем, и храм устроится по прежнему. И вознесутся на них благодарение и голос веселящихся; и Я умножу их, и не будут умаляться, и прославлю их, и не будут унижены. И сыновья его будут, как прежде, и сонм его будет предстоять предо Мною, и накажу всех притеснителей его. И будет вождь его из него самого, и владыка его произойдет из среды его; и Я приближу его, и он приступит ко Мне; ибо кто отважится сам собою приблизиться ко Мне? говорит Господь. И вы будете Моим народом, и Я буду вам Богом. Вот, яростный вихрь идет от Господа, вихрь грозный: он падет на голову несчастных. Пламенный гнев Господа не отвратится, доколе Он не совершит и не выполнит намерений сердца Своего. В последние дни уразумеете это” (ст. 18-24). Здесь еще более подробно говорится о восстановлении его народа, и все больше опровергается любое подобное обращение к прошлому или настоящему. С начала возвращения из Вавилона до разграбления Иерусалима римлянами ничего не было дано, кроме небольшого возрождения в их рабстве. На своей собственной земле они были всего лишь слугами великих империй, что противоречит обещанию Бога о том, что “будет вождь его из него самого, и владыка его произойдет из среды его”, но грядущая перемена превзойдет все ожидания. “Лоамми” (“не Мой народ”) не будет больше начертано на Израиле, но “вы будете Моим народом, и Я буду вам Богом”. Суд Бога, от которого невозможно укрыться, наиболее ясно и выразительно характеризует вторжение Бога: “В последние дни уразумеете это”. Увы! Иудеи все еще не разумеют этого.

Иеремия 31

Другое существенное отличие уже наблюдается в начале 31-ой главы. Здесь говорится о возвращении уже не только Иуды, но и всех двенадцати племен Израиля. Это уже не жалкие остатки иудеев с несколькими приблудшими из других племен под предводительством Ездры и Неемии. Здесь речь идет обо всех племенах Израиля. “В то время, говорит Господь, Я буду Богом всем племенам Израилевым, а они будут Моим народом. Так говорит Господь: народ, уцелевший от меча, нашел милость в пустыне; иду успокоить Израиля. Издали явился мне Господь и сказал: любовью вечною Я возлюбил тебя и потому простер к тебе благоволие. Я снова устрою тебя, и ты будешь устроена, дева Израилева, снова будешь украшаться тимпанами своими и выходить в хороводе веселящихся; снова разведешь виноградники на горах Самарии; виноградари, которые будут разводить их, сами будут и пользоваться ими. Ибо будет день, когда стражи на горе Ефремовой провозгласят: “вставайте, и взойдем на Сион к Господу Богу нашему”. Ибо так говорит Господь: радостно пойте об Иакове и восклицайте перед главою народов; провозглашайте, славьте и говорите: “спаси, Господи, народ Твой, остаток Израиля!” Вот, Я приведу их из страны северной и соберу их с краев земли; слепой и хромой, беременная и родительница вместе с ними, - великий сонм возвратится сюда. Они пошли со слезами, а Я поведу их с утешением, поведу их близ потоков вод дорогою ровною, на которой не споткнутся; ибо Я - отец Израилю, и Ефрем - первенец Мой”(ст. 1-9). Кто позволит себе заявлять, что это подтвердилось в иудеях или в евангелии, поскольку евангелие превзошло это?
Народы, как я понимаю, были призваны слушать слово Бога, но слушать его не ради их собственного спасения, а ради благословения Израиля. “Слушайте слово Господне, народы, и возвестите островам отдаленным, и скажите: “Кто рассеял Израиля, Тот и соберет его, и будет охранять его, как пастырь стадо свое”; ибо искупит Господь Иакова и избавит его от руки того, кто был сильнее его. И придут они, и будут торжествовать на высотах Сиона; и стекутся к благостыне Господа, к пшенице и вину и елею, к агнцам и волам; и душа их будет как напоенный водою сад, и они не будут уже более томиться. Тогда девица будет веселиться в хороводе, и юноша и старцы вместе; и изменю печаль их на радость, и утешу их, и обрадую их после скорби их. И напитаю душу священников туком, и народ Мой насытится благами Моими, говорит Господь” (ст. 10-14).
Напрасно было бы цитировать Матфея в подтверждение исполнения сказанного в стихе 15, особенно если формулировка указывает всего лишь на мысленную аналогию между цитируемым пророчеством и его осуществлением, которое отличается от поставленной цели. “Так говорит Господь: голос слышен в Раме, вопль и горькое рыдание; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться о детях своих, ибо их нет. Так говорит Господь: удержи голос твой от рыдания и глаза твои от слез, ибо есть награда за труд твой, говорит Господь, и возвратятся они из земли неприятельской. И есть надежда для будущности твоей, говорит Господь, и возвратятся сыновья твои в пределы свои” (ст. 15-17).
Но печаль от притеснения человека и жестокого его страдания - это еще не все. Далее мы видим необходимость наказания, исходящего от Бога. “Слышу Ефрема плачущего: “Ты наказал меня, и я наказан, как телец неукротимый; обрати меня, и обращусь, ибо Ты Господь Бог мой. Когда я был обращен, я каялся, и когда был вразумлен, бил себя по бедрам; я был постыжен, я был смущен, потому что нес бесславие юности моей”. Не дорогой ли у Меня сын Ефрем? не любимое ли дитя? ибо, как только заговорю о нем, всегда с любовью вспоминаю о нем; внутренность Моя возмущается за него; умилосержусь над ним, говорит Господь” (ст. 18-20).
Затем Бог призывает их вернуться назад в свой город: “Поставь себе путевые знаки, поставь себе столбы, обрати сердце твое на дорогу, на путь, по которому ты шла; возвращайся, дева Израилева, возвращайся в сии города твои. Долго ли тебе скитаться, отпадшая дочь? Ибо Господь сотворит на земле нечто новое: жена спасет мужа. Так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: впредь, когда Я возвращу плен их, будут говорить на земле Иуды и в городах его сие слово: “да благословит тебя Господь, жилище правды, гора святая!” И поселится на ней Иуда и все города его вместе, земледельцы и ходящие со стадами. Ибо Я напою душу утомленную и насыщу всякую душу скорбящую. При этом я пробудился и посмотрел, и сон мой был приятен мне” (ст. 21-26). Отцы церкви и многие, находящиеся под их влиянием, любят заявлять, что здесь подразумевается рождение Спасителя. Но это утверждение ошибочно, и оно имеет смысл, несовместимый с контекстом, и сама формулировка исказила бы понимание значения воплощения. “Жена спасет мужа” относится не к рождению Христа, а к превосходству, явленному в последний день однажды отпавшей от веры дочерью над всей мощью мужа, который будет противостоять ей.
Это слово нашего пророка завершается тремя обещаниями Бога щедро благословить свой народ (ст. 27-30; 31-37; 38-40).
Первым из этих обещаний является обещание положить конец мучениям людей и безусловно восстановить оба дома избранного народа. “Вот, наступают дни, говорит Господь, когда Я засею дом Израилев и дом Иудин семенем человека и семенем скота. И как Я наблюдал за ними, искореняя и сокрушая, и разрушая и погубляя, и повреждая, так буду наблюдать за ними, созидая и насаждая, говорит Господь. В те дни уже не будут говорить: “отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина”, но каждый будет умирать за свое собственное беззаконие; кто будет есть кислый виноград, у того на зубах и оскомина будет” (ст. 27-30).
Второе обещание - заключить новый завет, основанный не на законе, а на милосердии. И этот завет Бог заключит с ними навечно. “Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, не такой завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской; тот завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними, говорит Господь. Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их, и на сердце их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом. И уже не будут учить друг друга, брат брата, и говорить: “познайте Господа”, ибо все сами будут знать Меня, от малого до большого, говорит Господь, потому что Я прощу беззакония их и грехов их уже не воспомяну более. Так говорит Господь, Который дал солнце для свечения днем, уставы луне и звездам для освещения ночью, Который возмущает море, так что волны его ревут; Господь Саваоф - имя Ему. Если сии уставы перестанут действовать предо Мною, говорит Господь, то и племя Израилево перестанет быть народом предо Мною навсегда. Так говорит Господь: если небо может быть измерено вверху, и основания земли исследованы внизу, то и Я отвергну все племя Израилево за все то, что они делали, говорит Господь” (ст. 31-37).
Глава заканчивается третьим обещанием, касающимся города, его пределов и его межевых знаков (в отличие от второго), которое нельзя по праву отнести к желаниям, обстоятельствам или блаженствам христиан. Оно является книгой страшного суда над Иерусалимом, топографически определенным, безопасность которого может гарантироваться лишь устами Бога: “Вот, наступают дни, говорит Господь, когда город устроен будет во славу Господа от башни Анамеила до ворот угольных, и землемерная вервь пройдет далее прямо до холма Гарива и обойдет Гоаф. И вся долина трупов и пепла, и все поле до потока Кедрона, до угла конских ворот к востоку, будет святынею Господа; не разрушится и не распадется во веки” (ст. 38-40).

Иеремия 32

Теперь беда была совсем близко. Иерусалим подвергался последней вражеской осаде. Царь Вавилона начал ее с конца девятого года царствования Седекии и завершил в начале одиннадцатого года его правления, осаждая город около восемнадцати месяцев с небольшими перерывами. В начале главы говорится о том, что пророк Иеремия в то время содержался под стражей и что к нему было слово от Бога. “Слово, которое было от Господа к Иеремии в десятый год Седекии, царя Иудейского; этот год был восемнадцатым годом Навуходоносора. Тогда войско царя Вавилонского осаждало Иерусалим, и Иеремия пророк был заключен во дворе стражи, который был при доме царя Иудейского. Седекия, царь Иудейский, заключил его туда, сказав: “зачем ты пророчествуешь и говоришь: так говорит Господь: вот, Я отдаю город сей в руки царя Вавилонского, и он возьмет его; и Седекия, царь Иудейский, не избегнет от руки Халдеев, но непременно предан будет в руки царя Вавилонского, и будет говорить с ним устами к устам, и глаза его увидят глаза его; и он отведет Седекию в Вавилон, где он и будет, доколе не посещу его, говорит Господь. Если вы будете воевать с Халдеями, то не будете иметь успеха?” (Ст. 1-5).
Затем, начиная со стиха 6, мы читаем само это слово. Как отмечает один из древних авторов, если пророк был заключен, то слово Бога было свободно. Слово Бога достигло слуха пророка и гласило: “Вот Анамеил, сын Саллума, дяди твоего, идет к тебе сказать: “купи себе поле мое, которое в Анафофе, потому что по праву родства тебе надлежит купить его”. И Анамеил, сын дяди моего, пришел ко мне, по слову Господню, во двор стражи и сказал мне: “купи поле мое, которое в Анафофе, в земле Вениаминовой, ибо право наследства твое и право выкупа твое; купи себе”. Тогда я узнал, что это было слово Господне. И купил я поле у Анамеила, сына дяди моего, которое в Анафофе, и отвесил ему семь сиклей серебра и десять сребренников; и записал в книгу и запечатал ее, и пригласил к тому свидетелей и отвесил серебро на весах. И взял я купчую запись, как запечатанную по закону и уставу, так и открытую; и отдал эту купчую запись Варуху, сыну Нирии, сына Маасеи, в глазах Анамеила, сына дяди моего, и в глазах свидетелей, подписавших эту купчую запись, в глазах всех Иудеев, сидевших на дворе стражи; и заповедал Варуху в присутствии их: так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: возьми сии записи, эту купчую запись, которая запечатана, и эту запись открытую, и положи их в глиняный сосуд, чтобы они оставались там многие дни. Ибо так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: домы и поля и виноградники снова будут покупаемы в земле сей” (ст. 7-15). Итак, скорбящий слуга Бога меняет свою власяницу на повседневные одежды. Он облачился в траур еще до того, как вавилонский царь победил Иерусалим, когда еще другие верили лжепророкам и надеялись на силу плоти. Теперь, когда все были в тесной западне, а сам Иеремия был взят под стражу, царь и народ, находившийся вместе с ним, были более враждебны ему, чем жестокие халдеи, и он твердо знал, что Иерусалим скоро будет взят и Седекии не удастся скрыться от врагов, а придется идти в вавилонский плен. И тогда Иеремия покупает поле своего двоюродного брата как бы во свидетельство того, что “домы и поля и виноградники снова покупаемы в земле сей”. “И, передав купчую запись Варуху, сыну Нирии, я помолился Господу: о, Господи Боже! Ты сотворил небо и землю великою силою Твоею и простертою мышцею; для Тебя ничего нет невозможного; Ты являешь милость тысячам и за беззаконие отцов воздаешь в недро детям их после них: Боже великий, сильный, Которому имя Господь Саваоф! Великий в совете и сильный в делах, Которого очи отверсты на все пути сынов человеческих, чтобы воздавать каждому по путям его и по плодам дел его, Который совершил чудеса и знамения в земле Египетской, и совершаешь до сего дня и в Израиле и между всеми людьми, и соделал Себе имя, как в сей день, и вывел народ Твой, Израиля, из земли Египетской знамениями и чудесами, и рукою сильною и мышцею простертою, при великом ужасе, и дал им землю сию, которую дать им клятвенно обещал отцам их, землю, текущую молоком и медом. Они вошли и завладели ею, но не стали слушать гласа Твоего и поступать по закону Твоему, не стали делать того, что Ты заповедал им делать, и за то Ты навел на них все это бедствие. Вот, насыпи достигают до города, чтобы взять его; и город от меча и голода и моровой язвы отдается в руки Халдеев, воюющих против него; что Ты говорил, то и исполняется, и вот, Ты видишь это. А Ты, Господи Боже, сказал мне: “купи себе поле за серебро и пригласи свидетелей”, тогда как город отдается в руки Халдеев” (ст. 16-25).
Таковы были вера и терпение этого святого пророка. Он нес, во что бы это ему ни стало, народу Бога правдивое свидетельство о намерениях Бога, и этим он дорожил гораздо больше, чем всеми земными благами, честью и жизнью. Во времена кажущегося мира и покоя Иеремия видел грядущий крах; когда этот крах был уже очевидным и достиг своего апогея, он принял меры, согласно слову Бога, которое умел распознать, и все для того, чтобы последующее восстановление имело успех. И вот слово Бога доходит до взывающего к нему пророка: “Вот, Я Господь, Бог всякой плоти; есть ли что невозможное для Меня? Посему так говорит Господь: вот, Я отдаю город сей в руки Халдеев и в руки Навуходоносора, царя Вавилонского, и он возьмет его. И войдут Халдеи, осаждающие сей город, зажгут город огнем и сожгут его и домы, на кровлях которых возносились курения Ваалу и возливаемы были возлияния чужим богам, чтобы прогневлять Меня. Ибо сыновья Израилевы и сыновья Иудины только зло делали пред очами Моими от юности своей; сыновья Израилевы только прогневляли Меня делами рук своих, говорит Господь. И как бы для гнева Моего и ярости Моей существовал город сей, с самого дня построения его до сего дня, чтобы Я отверг его от лица Моего за все зло сыновей Израиля и сыновей Иуды, какое они к прогневлению Меня делали, они, цари их, князья их, священники их и пророки их, и мужи Иуды и жители Иерусалима. Они оборотились ко Мне спиною, а не лицем; и когда Я учил их, с раннего утра учил, они не хотели принять наставления, и в доме, над которым наречено имя Мое, поставили мерзости свои, оскверняя его. Устроили капища Ваалу в долине сыновей Енномовых, чтобы проводить через огонь сыновей своих и дочерей своих в честь Молоху, чего Я не повелевал им, и Мне на ум не приходило, чтобы они делали эту мерзость, вводя в грех Иуду” (ст. 27-35).
Итак, ничто уже не смогло бы отвратить исполнение давно нависшего приговора. С самого начала и до сего дня (ибо так всегда бывает с человеком) Иерусалим действительно, ждал гнева и ярости Бога, ибо превратил его дом в место, где людьми творились мерзости; они устроили капище Ваалу в долине сыновей Еннома, где ужаснейшим образом приносили в жертву Молоху своих сыновей и дочерей. Поэтому им было не избежать наказания за их идолопоклонство и беззаконие. Если они отрицали его, Он должен был отречься от них. Но Он остается верным; Он не может отречься от себя самого. “И однако же ныне так говорит Господь, Бог Израилев, об этом городе, о котором вы говорите: “он предается в руки царя Вавилонского мечом и голодом и моровою язвою”, - вот, Я соберу их из всех стран, в которые изгнал их во гневе Моем и ярости Моей и в великом негодовании, и возвращу их на место сие и дам им безопасное житие. Они будут Моим народом, а Я буду им Богом. И дам им одно сердце и один путь, чтобы боялись Меня во все дни жизни, ко благу своему и благу детей своих после них. И заключу с ними вечный завет, по которому Я не отвращусь от них, чтобы благотворить им, и страх Мой вложу в сердца их, чтобы они не отступали от Меня. И буду радоваться о них, благотворя им, и насажду их на земле сей твердо, от всего сердца Моего и от всей души Моей”. Иеремия, как и Даниил, мог бы до конца идти своим путем, но затем он также становится перед своим выбором, и право наследия не будет утрачено, как не будет забыта и купчая запись на поле в Анафофе.
Это слишком ясно, чтобы можно было ошибиться (если только какое-то ложное представление не введет в заблуждение) насчет того, что Бог говорит о дне, все еще грядущем для Израиля. Никогда прежде израильтяне не были собраны из всех стран, как и не была им дана безопасность со времен их рассеивания по свету. Никогда прежде не отменялся приговор “Лоамми” (“не Мой народ”), никогда прежде не имели они сердце и один путь, чтобы бояться Бога во все дни жизни ради своего блага и блага своих детей после себя. Он будет доволен ими, расселив на земле, поистине радуясь за них всем своим сердцем и душой. “Ибо так говорит Господь: как Я навел на народ сей все это великое зло, так наведу на них все благо, какое Я изрек о них. И будут покупать поля в земле сей, о которой вы говорите: “это пустыня, без людей и без скота; она отдана в руки Халдеям”; будут покупать поля за серебро и вносить в записи, и запечатывать и приглашать свидетелей - в земле Вениаминовой и в окрестностях Иерусалима, и в городах нагорных, и в городах низменных и в городах южных; ибо возвращу плен их, говорит Господь” (ст. 42-44).

Иеремия 33

Данной главой завершается та часть пророчества, которая ставит своей целью убедить иудеев в том, что они в конце концов возвратятся в свою землю из плена отовсюду, где были рассеяны. И поэтому она является такой замечательно полной и своеобразной.
“И было слово Господне к Иеремии вторично, когда он еще содержался во дворе стражи: так говорит Господь, Который сотворил (землю), Господь, Который устроил и утвердил ее, - Господь имя Ему: воззови ко Мне - и Я отвечу тебе, покажу тебе великое и недоступное, чего ты не знаешь” (ст. 1-3).
После такого вступления Бог предупреждает их о тщетности сопротивления царю Вавилона; и пусть вступившие в борьбу с халдеями лишь пополнят ряды пораженных ими. “Ибо так говорит Господь, Бог Израилев, о домах города сего и о домах царей Иудейских, которые разрушаются для завалов и для сражения пришедшими воевать с Халдеями, чтобы наполнить домы трупами людей, которых Я поражу во гневе Моем и в ярости Моей, и за все беззакония которых Я сокрыл лице Мое от города сего” (ст. 4,5).
Но унизительное положение, а особенно неминуемый крах перед лицом врагов дает надежную гарантию того, что Бог умилостивится. “Вот, Я приложу ему пластырь и целебные средства, и уврачую их, и открою им обилие мира и истины. И возвращу плен Иуды и плен Израиля, и устрою их, как в начале. И очищу их от всего нечестия их, которым они грешили предо Мною, и прощу все беззакония их, которыми они грешили предо Мною и отпали от Меня. И будет для Меня Иерусалим радостным именем, похвалою и честью предо всеми народами земли, которые услышат о всех благах, какие Я сделаю ему; и изумятся и затрепещут от всех благодеяний и всего благоденствия, которое Я доставлю ему” (ст. 6-9). Они снова будут восстановлены на своей земле, как и в начале, но утвердятся на ней прочнее прежнего. Ибо прежде Бог не очищал их от всего их нечестия, не прощал им грехов, которыми они грешили против него, поклоняясь идолам. Он свидетельствовал им о грядущем благе и символическом значении их жертв, но Он еще не освободил их от того закона, который не может быть для грешников ничем иным, как только служением осуждения и смерти. В последней главе ясно говорится о том, что настанет день, когда Бог заключит с обоими домами своего народа новый завет, который обеспечит им новое положение, прямо противоположное тому, в каком они находились в условиях старого завета, вследствие чего в них появится внутренняя потребность подчинения, истинное познание Бога, и Он больше не вспомнит об их грехах. Иерусалим будет для него радостным именем, гордостью и красой перед всеми народами земли, которые услышат и затрепещут от всех благодеяний и покоя, которые Он доставит своему народу. Во всем они тогда увидят справедливость. “Так говорит Господь: на этом месте, о котором вы говорите: “оно пусто, без людей и без скота”, - в городах Иудейских и на улицах Иерусалима, которые пусты, без людей, без жителей, без скота, опять будет слышен голос радости и голос веселья, голос жениха и голос невесты, голос говорящих: “славьте Господа Саваофа, ибо благ Господь, ибо вовек милость Его”, и голос приносящих жертву благодарения в доме Господнем; ибо Я возвращу пленных сей земли в прежнее состояние, говорит Господь” (ст. 10,11).
Он угрожал так же уверенно, как прежде, и приводил в исполнение свою угрозу, лишая их голоса веселья и голоса радости, голоса жениха и голоса невесты, и Он перед лицом надвигающегося бедствия и предчувствуя запустение, являющееся результатом вины людей, обещает им, что вернет голоса радости на их землю, и не только голоса природы зазвучат на этой земле, но и голоса, славящие Бога, и голоса, приносящие жертву благодарения в “доме Господнем”.
“Так говорит Господь Саваоф: на этом месте, которое пусто, без людей, без скота, и во всех городах его опять будут жилища пастухов, которые будут пасти стада. В городах нагорных, в городах низменных и в городах южных, и в земле Вениаминовой, и в окрестностях Иерусалима, и в городах Иуды опять будут проходить стада под рукою считающего, говорит Господь”. И там, где война больше всего опустошила и разорила землю, пастухи будут покоить свои стада.
“Вот, наступят дни, говорит Господь, когда Я выполню то доброе слово, которое изрек о доме Израилевом и о доме Иудином”. Таким образом, эти строки Писания убедительным образом свидетельствуют о том, что прошлое не вернется, а также то, что язычники не будут опять спокойно править на земле Иудеи. Пророчество ждет своего исполнения.
И все же последние стихи ясно указывают на присутствие Мессии. “В те дни и в то время возвращу Давиду Отрасль праведную, и будет производить суд и правду на земле. В те дни Иуда будет спасен и Иерусалим будет жить безопасно, и нарекут имя Ему: Господь оправдание наше!” (Ст. 15,16). Это сказано о Мессии, но не об уничиженном и страдающем, а пребывающем в силе и славе. Здесь речь идет не о царе, отвергнутом на земле и воссевшем одесную Бога на престоле своего Отца. Здесь говорится о великом царе, правящем, воссев на своем собственном престоле, к тому же престоле своего отца Давида. “Он будет производить суд и правду на земле”. Это явно отличается от его действительного положения. Его отношения с ним - это никак не отношения царя, правящего христианским миром или церковью. Он показан как глава по отношению к телу и скоро воцарится над своим народом в их земле; и весь народ, все нации и все многоязычное население земли будет служить славному Сыну человека! В то время как Бог собирает ему церковь небесной славы, Иуда большей частью действует вслепую, не имея спасения, а Иерусалиму не приносят мир и безопасность ни иудеи, ни язычники. Во дни, о которых говорит Иеремия, Иерусалим признает своего Спасителя, Бога и царя и наречется чрез него именем “Господь оправдание наше!”. Вот почему апостол, не сомневаясь, говорит в 1 Кор. 12, 12: “Так и Христос”, где рассматривает его тело как церковь. “Ибо так говорит Господь: не прекратится у Давида муж, сидящий на престоле дома Израилева, и у священников-левитов не будет недостатка в муже пред лицем Моим, во все дни возносящем всесожжение, и сожигающем приношения и совершающем жертвы” (ст. 17, 18). Ни престол, ни храм не падут в Израиле: истинный царь, истинный священник должен прийти туда от Бога.
Итак, щедрую и бесценную гарантию дает Бог своему народу в его самый мрачный час. Но это еще не все. Вдобавок к этому Он утверждает кое-что в отношении наследника престола Давида и левитов-священников (ст. 19-22), а также в отношении двух племен его народа (ст. 23-26): “И было слово Господне к Иеремии: так говорит Господь: если можете разрушить завет Мой о дне и завет Мой о ночи, чтобы день и ночь не приходили в свое время, то может быть разрушен и завет Мой с рабом Моим Давидом, так что не будет у него сына, царствующего на престоле его, и также с левитами-священниками, служителями Моими. Как неисчислимо небесное воинство и неисчислим морской песок, так размножу племя Давида, раба Моего, и левитов, служащих Мне. И было слово Господне к Иеремии: не видишь ли, что народ этот говорит: “те два племени, которые избрал Господь, Он отверг?”, и чрез это они презирают народ Мой, как бы он уже не был народом в глазах их. Так говорит Господь: если завета Моего о дне и ночи и уставов неба и земли Я не утвердил, то и племя Иакова и Давида, раба Моего, отвергну, чтобы не брать более владык из его племени для племени Авраама, Исаака и Иакова: ибо возвращу плен их и помилую их” (ст. 19-26).

Иеремия 34

Данная глава начинается новой серией событий, свидетельствующих о нечестии этого народа. Мы видим их судорожные попытки покаяться. Увы! Не Бог подействовал на их совесть, но бедствие принудило их на время принять решение, до некоторой степени отвечающее завету Бога, однако оно оказалось явно нетвердым, и они отменили его, как только поняли, что беда на время отступила. Отсюда слово Бога к пророку Иеремии, “когда Навуходоносор, царь Вавилонский, и все войско его и все царства земли, подвластные руке его, и все народы воевали против Иерусалима и против всех городов его” (ст. 1). Затем Бог приказывает Иеремии, чтобы он передал Седекии, иудейскому царю, слово от него и убедил его, что Бог отдает город “в руки царя Вавилонского, и он сожжет его огнем”. Сражаться за город значило бы сопротивляться воле Бога. Ведь не сам Навуходоносор брал Иерусалим. Бог отдавал врагам этот город и их царя из дома Давида, что являлось самым серьезным признаком его недовольства.
И действительно, из злоключения нельзя извлечь пользу, кроме как только в том случае, если оно исходит от Бога. Когда наступает час унижения, бесполезно сваливать вину на кого бы то ни было, но только на весь народ Бога - на самих себя, особенно если мы несем главную ответственность за содеянное. Здесь же главная вина лежала на царе и, конечно, на его священниках. Будь сам царь благочестив, Бог всегда бы благословил его народ ради него. Если же царь был нечестивым, то за его грехи нес наказание и народ. Увы! Если не верит в Бога царь, то и его народ не верит. Можно сказать: “Каков царь - таков и народ” и еще: “Каков священник, такова и его паства”. В этом случае Бог намекает Седекии, что тот получит причитающееся ему наказание: “И ты не избежишь от руки его, но непременно будешь взят и предан в руки его, и глаза твои увидят глаза царя Вавилонского, и уста его будут говорить твоим устам, и пойдешь в Вавилон”. Это тем более замечательно, что другой пророк должен был предсказать о Седекии, что его лишат зрения и он не увидит Вавилон. “И отведу его в Вавилон, в землю Халдейскую, но он не увидит ее, и там умрет” (Иез. 12,13). И то и другое правда. Его глаза не увидели вавилонского царя в Вавилоне. Он был пленен на равнинах Иерихона и отведен к вавилонскому царю в Ривлу, в землю Емаф, где был ослеплен. Но прежде на его глазах были преданы смерти его сыновья, после чего негодующий царь Вавилона выколол ему глаза, и, конечно же, по заслугам. Ибо Седекия вел себя крайне нечестиво пред Богом и человеком. Он осквернил имя Бога, проявив такое же неуважение к его имени, как и к имени самого Навуходоносора. Вождь язычников верил, что имя Бога обяжет иудейского царя исполнить данную им клятву, но такого не случилось. Седекия, сын Давида, нарушил клятву Бога, и гнев Навуходоносора был ужасен. Поэтому он так жестоко обошелся с Седекией, дав ему сначала увидеть смерть своих сыновей, а затем, выколов глаза, увел его в вавилонский плен. И, тем не менее, его глаза сначала увидели глаза вавилонского царя. Он смотрел в глаза богатому, надменному, гордому своей мощью правителю, которому Бог отдал власть над всеми. Таким образом, Иезекииль оказался прав, потому что Седекия слепым был отправлен из Ривлы в Вавилон; и Иеремия был прав, потому что Седекия был взят в плен на той земле, собственными глазами увидел глаза вавилонского царя, после чего его увели в Вавилон. Поэтому можно серьезно доверять каждому слову этих пророков.
Но было и другое наставление от Бога. Наряду с этим унижением, которое, несомненно, предстояло пережить царю, сыну Давида, Бог обещает ему: “Ты не умрешь от меча”. Но Седекия мог опасаться не только меча, но и огня. Тем не менее Бог говорит ему: “Ты не умрешь от меча; ты умрешь в мире, и как для отцов твоих, прежних царей, которые были прежде тебя, сожигали при погребении благовония, так сожгут и для тебя и оплачут тебя: “увы, государь!”, ибо Я изрек это слово, говорит Господь”. Иначе говоря, Седекия будет погребен со всеми почестями, достойными царя и соответствующими обычаям иудеев. И ложе с благовониями будет приготовлено для тела царя, и его будут оплакивать. И причина здесь в том, что Бог даже в своем осуждении осторожно напоминает, что мог бы и помиловать. Бог говорит, что Он и вознаградит, и Он делает это всегда. Седекия сотворил много зла, но, тем не менее, его сердце было обращено к пророку Иеремии, он бы с радостью защитил его; однако ему препятствовали в этом другие, еще более нечестивые, чем он. Вот почему, когда наступил критический момент, Бог проявляет свое милосердие по отношению к Седекии. Итак, с ним поступят совсем не так, как с Иоакимом, который был погребен ослиным погребением, о чем объявил Иеремия в одной из предыдущих глав.
“Иеремия пророк все слова сии пересказал Седекии, царю Иудейскому, в Иерусалиме. Между тем войско царя Вавилонского воевало против Иерусалима и против всех городов Иудейских, которые еще оставались, против Лахиса и Азеки” (ст. 6,7). Эти города намеревались создать защитный вал и противостоять врагу, если он пойдет на Иерусалим. Но люди и царь заключили договор, и именно это и привело к новому недовольству Бога, обрушившегося на них. Но еще в древности, со времен вывода иудеев из пустыни, Бог обязал чад Израиля не держать иудеев в услужении более семи лет, кроме как только если они сами пожелают остаться в рабстве; только тогда рабу-иудею прокалывали ухо, и он с женой и детьми (если таковые были у него) оставался служить своему господину пожизненно. Но, как правило, раб или рабыня могли служить только шесть лет, а на седьмой год их отпускали на волю. Каждый седьмой год провозглашалось, что они больше не могут по закону оставаться в рабстве. Но этим заветом пренебрегали, вероятно, уже давным-давно, уже в течение нескольких сотен лет; ибо в пророчестве о семидесятилетнем пленении подмечен этот факт и есть явные указания на то, что в течение четырех столетий и девяноста лет иудеи не обращали внимания на закон седьмого года. Возможно, так оно и было. “И послушались все князья и весь народ, которые вступили в завет, чтобы отпустить каждому раба своего и каждому рабу свою на волю, чтобы не держать их впредь в рабах, - и послушались и отпустили” (ст. 10).
Но затем, когда опасность на время миновала, ибо Навуходоносор временно прекратил осаду, “стали брать назад рабов и рабынь, которых отпустили на волю, и принудили их быть рабами и рабынями”. И тогда опять было слово Бога к Иеремии: “Так говорит Господь, Бог Израилев: Я заключил завет с отцами вашими, когда вывел их из земли Египетской, из дома рабства”. Как постыдно то, что они забыли волю Бога в отношении братьев, находящихся в рабстве, тогда как Бог вывел их самих из рабства! Они могли неограниченное время держать в рабстве иноземца, но не могли держать более шести лет кого-либо из своих братьев. Итак, они совсем забыли о своих обязательствах, пока не нагрянуло бедствие; только тогда они вспомнили о них и повиновались воле Бога, отпустив своих рабов на свободу. Следовательно, они были виноваты в гораздо большей степени, потому что почувствовали свой грех и грех своих отцов; они поняли волю Бога и решили покориться ей под давлением надвигающейся опасности, но лишь только она временно отступила, они возвратились на пути зла. “Посему так говорит Господь: вы не послушались Меня в том, чтобы каждый объявил свободу брату своему и ближнему своему; за то вот Я, говорит Господь, объявляю вам свободу подвергнуться мечу, голоду и моровой язве, и отдам вас на озлобление во все царства земли” (ст. 17).
Они не просто однажды потеряли из вида волю Бога и нарушили его завет, но они приняли на себя новые серьезные обязательства, “рассекши тельца надвое и прошедши между рассеченными частями его”. Нечто подобное имело место в древности между их отцом Аврамом и Богом, как повествуется в Быт. 15. Был заключен замечательный завет, когда, как сказано, Аврам взял все упомянутые жертвы и “рассек их пополам, и положил одну часть против другой; только птиц не рассек. И налетели на трупы хищные птицы; но Аврам отгонял их. При захождении солнца крепкий сон напал на Аврама; и вот напал на него ужас и мрак великий” (Быт. 15, 10-12). И тогда Аврам узнал перед лицом этой жертвы, что его потомки должны будут находиться в порабощении в течение 400 лет, но народ, который поработит их, будет осужден Богом, и после этого они (потомки Аврама) выйдут с большим имуществом. “Когда зашло солнце, и наступила тьма, вот, дым как бы из печи и пламя огня прошли между рассеченными животными” (Быт. 15,17). Это как бы предсказывало судьбу Израиля: дым из печи предвещал им испытания и бедствие; а пламя огня, прошедшее между рассеченными животными, олицетворяло надежду на избавление, которая как бы внезапно появлялась из мрака. Таково было отношение Бога, когда Он справедливо правил.
Казалось, что эти люди заключили завет, подобно Авраму; но в них не было веры, поощряющей справедливость, хотя они торжественно признали свои обязательства во исполнение воли Бога, пройдя между рассеченными частями тельца, символизирующего не только жертву, принесенную во удостоверение пред Богом, но и своего рода проклятие смерти на самих себя, если они нарушат этот завет, как дети Израиля (см. Исх. 24). И вот Бог говорит, обращаясь к тем, которые прошли между рассеченными частями тельца: “Отдам их в руки врагов их и в руки ищущих души их, и трупы их будут пищею птицам небесным и зверям земным. И Седекию, царя Иудейского, и князей его отдам в руки врагов их и в руки ищущих души их и в руки войска царя Вавилонского, которое отступило от вас” (ст. 20,21). Они будут не убиты, как другие, а взяты в плен и подвергнуты унижениям, хотя Бог мог смягчить их участь, как мы видим это в случае с Седекией. Что же касается Иерусалима, то они смели думать, что вавилоняне никогда вновь не нападут на него; но Бог говорит: “Я... возвращу их к этому городу, и они нападут на него и возьмут его, и сожгут его огнем, и города Иудеи сделаю пустынею необитаемою” (ст. 22). Так справедливы пути Бога как по отношению к провинившемуся царю, когда Он не забывает доброту Седекии к пророку Иеремии, как бы ни осуждал пророк его беззакония, так и по отношению к князьям и священникам, еще более виновным советникам царя. Полное уничтожение грозило как им, так и городу, где творили такое беззаконие.

Иеремия 35

Просто удивительно, как старается Бог во благо своего народа, как замечателен тот путь, до которого Он снисходит, приводя в пример людей (как прежде приводил в пример птиц и животных), чтобы через притчу вразумить свой народ, если он только пожелает слушать его! Мы узнаем, что в те времена на святой земле жило племя сынов Рехава. Они были родом кенеян; это был народ, из которого происходила жена Моисея. В результате этого между израильтянами и этим народом были установлены дружественные отношения.
Заслуживает большого внимания и то, как Бог настаивает: “Иди в дом Рехавитов и поговори с ними, и приведи их в дом Господень, в одну из комнат, и дай им пить вина” (ст. 2). Этим Он рассчитывал произвести большое впечатление на рехавитов. Пророк Иеремия поставил перед ними чаши с вином, и сделал это в “доме Господнем”. “Я взял Иазанию, сына Иеремии, сына Авацинии, и братьев его, и весь дом Рехавитов, и привел их в дом Господень”. И привел их не в какое-то скрытое место в храме, а в комнату одного из священников - “в комнату сынов Анана, сына Годолии, человека Божия, которая подле комнаты князей, над комнатою Маасеи, сына Селлумова, стража у входа”. Более того, дело происходило в комнате, смежной с комнатами главных священнослужителей и князей. Вдобавок сказано: “И поставил перед сынами дома Рехавитов полные чаши вина и стаканы, и сказал им: пейте вино”. Но рехавиты оставались верными своему обещанию, которое дали задолго до этого своему отцу. Это было не новым сознанием; это чувство управляло их поведением еще с того времени, когда жил тот, чьим именем было названо это племя: и даже теперь, в тяжелейших для Иудеи условиях, когда отовсюду угрожала опасность и надвигалась беда, хотя пророк предлагал им испить, и чаши с вином были поставлены перед ними в храме, они все же отказались и сказали: “Мы вина не пьем, потому что Ионадав, сын Рехава, отец наш, дал нам заповедь, сказав: не пейте вина ни вы, ни дети ваши во веки”. Было бы уж слишком предполагать, что, приняв чашу с вином или не приняв ее, они тем самым ставили прямую цель угодить Богу или желали показаться высоконравственными. Ясно, что Бог никого здесь не искушает в грехе. Поэтому сам факт того, что Бог просил Иеремию привести их в храм, поставить перед ними вино и предложить выпить его, доказывает отсутствие нравственного греха. Если бы они выпили вино, то поступили бы неприлично, потому как поклялись не пить. Они слушались своего отца - именно поэтому поступали правильно. Их отец, если желал, мог и имел право испытать их послушание, и он сделал это; и они оказались преданными своему отцу и своему сыновнему долгу. Именно это и возрадовало Бога, именно это Он и хотел использовать в наставлении Израилю. Убедительным доказательством того, что суть сказанного не в нравственном грехе, является следующее: рехавитам было велено не только не пить вина, но и завещано: “И домов не стройте, и семян не сейте, и виноградников не разводите и не имейте их, но живите в шатрах во все дни жизни вашей.” Ясно, что в принципе нет ничего пагубного в том, что человек строит дом или сеет семена в поле. И все же таково было испытание их покорности. Они не должны были сеять семена и разводить виноградники - так же, как не должны были пить вина. Особым испытанием здесь, которое следовало выдержать, на мой взгляд, было вино, ибо остальные испытания, я думаю, были второстепенными. Ионадав завещал им все это, побуждая их к покорности на земле - “чтобы вам долгое время прожить на той земле, где вы странниками”. “И мы послушались голоса Ионадава, сына Рехавова, отца нашего, во всем, что он завещал нам, чтобы не пить вина во все дни наши, - мы и жены наши, и сыновья наши и дочери наши, - и чтобы не строить домов для жительства нашего; и у нас нет ни виноградников, ни полей, ни посева; а живем в шатрах и во всем слушаемся и делаем все, что заповедал нам Ионадав, отец наш”. Нет никакого морального превосходства ни в том, что живешь в шатре, ни в том, что живешь в доме; но существуют обстоятельства, при которых это подходит наилучшим образом. Жизнь в шатрах - прекрасный символ паломничества, свойственного отцам.
Так и здесь. Мы не знаем, какими мотивами руководствовался Ионадав, когда давал эту заповедь своим детям; но все же они были правы, покорно выполняя все, что он им заповедал. “А живем в шатрах и во всем слушаемся и делаем все, что заповедал нам Ионадав, отец наш”. Правда, теперь было некоторое отступление от заповеди. “Когда же Навуходоносор, царь Вавилонский, пришел в землю сию, мы сказали: “пойдем, уйдем в Иерусалим от войска Халдеев и от войска Арамеев”, и вот, мы живем в Иерусалиме”. Может возникнуть вопрос: были ли они призваны сделать подобное исключение и было ли им лучше находиться в Иерусалиме, чем на прежнем месте? Лучше всегда соблюдать тот закон, согласно которому мы призваны действовать; опасно самим изменять его. Бог же имеет право вводить новые законы в новых обстоятельствах, но мы должны удостовериться в том, что это исходит от Бога.
“И было слово Господне к Иеремии: так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: иди и скажи мужам Иуды и жителям Иерусалима: неужели вы не возьмете из этого наставления для себя, чтобы слушаться слов Моих? говорит Господь. Слова Ионадава, сына Рехавова, который завещал сыновьям своим не пить вина, выполняются, и они не пьют до сего дня, потому что слушаются завещания отца своего; а Я непрестанно говорил вам, говорил с раннего утра, и вы не послушались Меня. Я посылал к вам всех рабов Моих, пророков, посылал с раннего утра и говорил: “обратитесь каждый от злого пути своего и исправьте поведение ваше и не ходите во след иных богов, чтобы служить им, и будете жить на этой земле, которую Я дал вам и отцам вашим”; но вы не приклонили уха своего и не послушались Меня” (ст. 12-15). Таково было теперь положение Израиля, что Бог вынужден был использовать всевозможные образы, высказывая их без устали Иеремии. Птицы знают назначенное им время, даже животные преданнее своим хозяевам, чем дети Израиля - Богу. И вот теперь эти язычники, эти чужестранцы, живущие в шатрах в знак повиновения воле своего отца. Как преданно исполняли они свое обещание! Как чтили своего отца! Тогда как Израиль просто отказывался прислушаться к словам Бога. Ведь Бог так старался для Израиля. Ионадав никогда так сильно и настойчиво не увещевал своих сыновей. У него не было пророков, которых он мог бы посылать к ним. Да он и не посылал их, если бы даже это было в его власти. А Бог с раннего утра обращался к ним и посылал к ним своих пророков; и все же они не послушались его. И, даже несмотря на это, Он желал начать все заново и простить их за все: “Исправьте поведение ваше, и не ходите во след иных богов”. Но они не приклонили своего уха и не прислушались к нему. Непокорность подобна греху колдовства: не может быть ничего более унизительного для Бога и ничего более пагубного для человека. И Бог показывает, что за время своего правления миром Он видел и покорность, особенно покорность родителям, которая получила его замечательное благословение. “Так как сыновья Ионадава, сына Рехава, выполняют заповедь отца своего, которую он заповедал им, а народ сей не слушает Меня, посему так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: вот, Я наведу на Иудею и на всех жителей Иерусалима все то зло, которое Я изрек на них, потому что Я говорил им, а они не слушались, звал их, а они не отвечали. А дому Рехавитов сказал Иеремия: так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: за то, что вы послушались завещания Ионадава, отца вашего, и храните все заповеди его и во всем поступаете, как он завещал вам, - за то, так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: не отнимется у Ионадава, сына Рехавова, муж, предстоящий пред лицем Моим во все дни”.
Бог, как я смею утверждать, всегда поощряет уважение к родителям и сыновнюю покорность, если это явно не противоречит ему самому. Это кажется ему прекрасным, и Он благословляет это своей рукой. И поэтому когда, к великой печали, дети Израиля были преданы гибели, но, благодаря милосердию, не полной, у Ионадава, сына Рехава, не отнялся муж, предстоящий перед лицом Бога во все дни.
Тем более важно отметить, что на основе того же принципа Бог благословляет даже таких людей, которые беспристрастны к вере или даже не всегда праведны. Предположим, вы набожный католик, но Бог всегда благословляет доброе и хорошее. Он благоволит ко всем, кроме тех, кто совершенно не признает Христа. Вред папства заключается не во внешнем отвержении Христа, а в установлении священства и обрядов, стоящих между душой и Богом, взятых не от истинного Бога и Господа Иисуса и придуманных в некотором роде самим человеком. А это уже идолопоклонство. Но это нельзя назвать явным мирским язычеством. Мирское язычество отрицает истинного Бога, но религиозное язычество, присущее папству, проявляется в том, что католики ставят кого-то между душой и Богом, делят славу, принадлежащую только одному Богу, с определенными посредниками, такими, как святые, Дева Мария и фактически поддерживают старую систему жертвоприношений. Тем не менее, несмотря на все это, Бог всегда воздаст людям по их вере. Возьмите, например, такого человека, как Мартин Буз, живший в этом {Прим. ред.: в 19-ом столетии} столетии. Бог использовал его в полной мере при обращении людей к себе, хотя Буз жил и умер католиком. Роль божественного управления такова, что Он всегда благословит веру в людях, даже если положение дел в обществе далеко не удовлетворяет его замыслам. Но бывает так, что хотя дела отвечают его Слову, Он медлит с благословением, если люди на деле проявляют неверие. Даже в самом лучшем случае Бог может удержать свою благословляющую руку, если видит, что души неверны ему. С другой стороны, Он охотно благословляет каждого отдельного верующего, даже если положение дел в общем явно противоречит Слову Бога. Это весьма утешительно, особенно при современном положении в христианском мире.

Иеремия 36

В предыдущей главе показано, как Бог предостерегает иудеев, если не сказать - упрекает их, в противоположность рехавитам, сохранившим верность своему отцу, хотя их обстоятельства имели гораздо менее существенное значение. В главе 36 показана еще более ужасная картина упрямого неверия царя, результатом которого явилось богохульство и грозное заслуженное наказание, которое непременно должно было свершиться в подходящий момент. Таким образом, мы ясно представляем себе вину народа и царя из этих особенных слов, которые были к Иеремии от Бога.
Пророк был в заключении, но слово Бога не было заключено. Бог всегда выше всех изменчивых человеческих обстоятельств и сильнее всех препятствий, которые, как кажется, мешают его слугам свидетельствовать. “В четвертый год Иоакима, сына Иосии, царя Иудейского, было такое слово к Иеремии от Господа: возьми себе книжный свиток и Иуде и о всех народах с того дня, как Я начал говорить тебе, от дней Иосии до сего дня; может быть, дом Иудин услышит о всех бедствиях, какие Я помышляю сделать им, чтобы они обратились каждый от злого пути своего, чтоб Я простил неправду их и грех их. И призвал Иеремия Варуха, сына Нирии, и написал Варух в книжный свиток из уст Иеремии все слова Господа, которые Он говорил ему. И приказал Иеремия Варуху, и сказал: я заключен и не могу идти в дом Господень; итак иди ты и прочитай написанные тобою в свитки с уст моих слова Господни вслух народа в доме Господнем в день поста, также и вслух всех Иудеев, пришедших из городов своих, прочитай их; может быть, они вознесут смиренное моление пред лицем Господа и обратятся каждый от злого пути своего; ибо велик гнев и негодование, которое объявил Господь на народ сей. Варух, сын Нирии, сделал все, что приказал ему пророк Иеремия, чтобы слова Господни, написанные в свитке, прочитать в доме Господнем” (ст. 1-8).
Дух покорности скоро находит удобные моменты для служения Господу. “В пятый год Иоакима, сына Иосии, царя Иудейского, в девятом месяце объявили пост пред лицем Господа всему народу в Иерусалиме и всему народу, пришедшему в Иерусалим из городов Иудейских. И прочитал Варух написанные в свитке слова Иеремии в доме Господнем, в комнате Гемарии, сына Сафанова, писца, на верхнем дворе, у входа в новые ворота дома Господня, вслух всего народа. Михей, сын Гемарии, сына Сафанова, слышал все слова Господни, написанные в свитке, и сошел в дом царя, в комнату царского писца, и вот, там сидели все князья: Елисам, царский писец, и Делаия, сын Семаия, и Елнафан, сын Ахбора, и Гемария, сын Сафана, и Седекия, сын Анании, и все князья; и пересказал им Михей все слова, которые он слышал, когда Варух читал свиток вслух народа” (ст. 9-13).
Но пути Бога мудры и добры. Хотя мы и не стремились к этому, Он знает, как донести свое слово до величайших из людей. Подобно тому, как Павел доносил эти слова до правителей, царя и императора, так и слова Бога через Иеремию дошли до комнаты, где заседали князья, и до царского двора. “Тогда все князья послали к Варуху Иегудия, сына Нафании, сына Селемии, сына Хусии, сказать ему: свиток, который ты читал вслух народа, возьми в руку твою и приди. И взял Варух, сын Нирии, свиток в руку свою и пришел к ним. Они сказали ему: сядь, и прочитай нам вслух. И прочитал Варух вслух им. Когда они выслушали все слова, то с ужасом посмотрели друг на друга, и сказали Варуху: мы непременно перескажем все сии слова царю. И спросили Варуха: скажи же нам, как ты написал все слова сии из уст его? И сказал им Варух: он произносил мне устами своими все слова сии, а я чернилами писал их в этот свиток. Тогда сказали князья Варуху: пойди, скройся ты и Иеремия, чтобы никто не знал, где вы. И пошли они к царю во дворец, а свиток оставили в комнате Елисама, царского писца, и пересказали вслух царя все слова сии. Царь послал Иегудия принести свиток, и он взял его из комнаты Елисама, царского писца; и читал его Иегудий вслух царя и вслух всех князей, стоявших подле царя” (ст. 14-21). Как это благословенно! Слуга Бога остается в положении уничиженного, презираемого и страдающего, как в будущем и его господин! Но послание Бога тем не менее достигает царского престола.
Увы! Это свидетельство было отвергнуто, а восседавший на престоле Давида напугал своих крайне подобострастных придворных своим дерзким неповиновением Богу. “Царь в то время, в девятом месяце, сидел в зимнем доме, и перед ним горела жаровня. Когда Иегудий прочитывал три или четыре столбца, царь отрезывал их писцовым ножичком и бросал на огонь в жаровне, доколе не уничтожен был весь свиток на огне, который был в жаровне. И не убоялись и не разодрали одежд своих ни царь, ни все слуги его, слышавшие все слова сии. Хотя Елнафан и Делаия и Гемария упрашивали царя не сожигать свитка, но он не послушал их” (ст. 22-25). Иоаким видел перед собой всего лишь свиток, но его грешная совесть испытала ужас при виде этого свитка, который выдал его страх, скрываемый под личиной презрения, и этот страх заставил Иоакима порезать свиток и бросить его обрывки в огонь жаровни.
Напрасным было надеяться на то, что удастся ускользнуть от руки Бога, который не только укрыл своих слуг, но и повторил свои угрозы, и, более того, “приказал царь Иерамеилу, сыну царя, и Сераии, сыну Азриилову, и Селемии, сыну Авдиилову, взять Варуха писца и Иеремию пророка, но Господь сокрыл их. И было слово Господне к Иеремии, после того, как царь сожег свиток, и слова, которые Варух написал из уст Иеремии, и сказано ему: возьми себе опять другой свиток и напиши в нем все прежние слова, какие были в первом свитке, который сожег Иоаким, царь Иудейский; а царю Иудейскому скажи: так говорит Господь: ты сожег свиток сей, сказав: “зачем ты написал в нем: непременно придет царь Вавилонский и разорит землю сию и истребит на ней людей и скот?” за это, так говорит Господь об Иоакиме, царе Иудейском: не будет от него сидящего на престоле Давидовом, и труп его будет брошен на зной дневной и на холод ночной. И посещу его и племя его и слуг его за неправду их, и наведу на них и на жителей Иерусалима и на мужей Иуды все зло, которое Я изрек на них, а они не слушали. И взял Иеремия другой свиток и отдал его Варуху писцу, сыну Нирии, и он написал в нем из уст Иеремии все слова того свитка, который сожег Иоаким, царь Иудейский, на огне; и еще прибавлено к ним много подобных тем слов” (ст. 26-32). Как безропотно можем мы вверить самих себя и наше свидетельство Господу, который охраняет всех творящих добро и предупреждающих зло и при этом всегда следит за тем, за чем мы не можем уследить! Так будем же всегда уповать только на его путеводное Слово, передаваемое через Дух!

Иеремия 37

В последних двух главах представлен эпизод, хронологически совсем не связанный с предшествующими и последующими событиями. В них показана полная противоположность между сыновьями Рехава и жителями Иуды, а также дерзкое богохульство царя Иоакима, хотя он и был сыном Иосии. И народ, и князья - все были неисправимо грешны пред Богом Израиля.
Теперь мы возвращаемся к началу царствования Седекии, которого вавилонский царь посадил на престол вместо Иехонии. Внешне это выглядело как противоборство между царскими дворами Египта и Халдеи, но на самом деле это Бог наказал и подверг унижению дом Давида и город Иерусалим за то, что они восстали против имени его. “Вместо Иехонии, сына Иоакима, царствовал Седекия, сын Иосии, которого Навуходоносор, царь Вавилонский, поставил царем в земле Иудейской. Ни он, ни слуги его, ни народ страны не слушали слов Господа, которые говорил Он чрез Иеремию пророка. Царь Седекия послал Иегухала, сына Селемии, и Софонию, сына Маасеи, священника, к Иеремии пророку сказать: помолись о нас Господу Богу нашему. Иеремия тогда еще свободно входил и выходил среди народа, потому что не заключили его в дом темничный. Между тем войско фараоново выступило из Египта, и Халдеи, осаждавшие Иерусалим, услышав весть о том, отступили от Иерусалима” (ст. 1-5). Это было то долготерпение, которое обычно являет Бог, когда человеческое зло еще не смеет открыто проявлять себя и внешние обстоятельства некоторое время благоприятствуют лжи, направленной против истины, и вера, таким образом, подвергается всестороннему испытанию. Тогда Иеремия не подвергался открытому презрению и гонениям, а царь еще искал его молитв через одного из представителей дома Аарона и через представителя его власти. Появление на сцене армии фараона обнаруживает неискренность всех, кроме пребывающих в вере. Людям с их сомнениями хотелось бы увидеть, что Бог неправ, и умалить его слово до их собственного уровня, и с этой целью они жадно ищут слабое место среди средств, которые Он использует, и пытаются ухватиться за любое изменение обстоятельств в этом мире. Наступит день, когда состояние человека и состояние земли позволят свидетельствовать о власти Бога. Он еще не наступил и не наступит, пока не явится Иисус, получивший царство для себя, и не расправится с врагами, которые не желали бы, чтобы Он правил ими. Неверие всегда самонадеянно предполагает, что этот мир в отсутствие Господа и перед его возвращением для установления царства находится под властью Бога, и ссылается на достигнутые результаты как на выражение и критерии Его путей (несмотря на вечно надзирающее провидение). Ничего не может быть более далеким от истины. Вера знает, что, хотя преданность и забота Бога вечны, только одно будущее разрешит и откроет тайну настоящего. И мы должны терпеливо ждать этого.
Теперь же не оставалось веры в благоразумие Седекии и его советников. Временное облегчение приподняло их настроение, когда им на помощь выступил Египет, и они тут же утешили себя надеждой, что Иеремия был неправ, предсказывая превосходство Навуходоносора и падение Иуды. “И было слово Господне к Иеремии пророку: так говорит Господь, Бог Израилев: так скажите царю Иудейскому, пославшему вас ко Мне вопросить Меня: вот, войско фараоново, которое шло к вам на помощь, возвратится в землю свою, в Египет; а Халдеи снова придут и будут воевать против города сего, и возьмут его и сожгут его огнем. Так говорит Господь: не обманывайте себя, говоря: “непременно отойдут от нас Халдеи”, ибо они не отойдут; если бы вы даже разбили все войско Халдеев, воюющих против вас, и остались бы у них только раненые, то и те встали бы, каждый из палатки своей, и сожгли бы город сей огнем”. Тщетна любая человеческая помощь перед словом Бога; уже не первый раз Египет доказал, что на протянутую им руку помощи нельзя опереться. Войско фараона возвратилось, не нанеся ни одного удара в защиту Иуды; и оно лишь на некоторое время отсрочило осаду Иерусалима халдеями, которые вскоре вернулись, чтобы сжечь Иерусалим огнем.
Когда временно прекратилась осада Иерусалима, Иеремия, который верил в слово Бога, искал, как бы уйти из Иерусалима к себе в землю Вениамина. Это вызвало по отношению к нему несправедливое подозрение его врагов. “В то время, как войско Халдейское отступило от Иерусалима, по причине войска фараонова, Иеремия пошел из Иерусалима, чтобы уйти в землю Вениаминову, скрываясь оттуда среди народа. Но когда он был в воротах Вениаминовых, бывший там начальник стражи, по имени Иреия, сын Селемии, сына Анании, задержал Иеремию пророка, сказав: ты хочешь перебежать к Халдеям? Иеремия сказал: это ложь; я не хочу перебежать к Халдеям. Но он не послушал его, и взял Иреия Иеремию и привел его к князьям. Князья озлобились на Иеремию и били его, и заключили его в темницу, в дом Ионафана писца, потому что сделали его темницею”.
В царе заговорила совесть, когда он послал за пророком; пророк Иеремия правдиво и точно передал свидетельство Бога, слышать которое было для Седекии унизительно, но это смягчило страдания Иеремии в темнице. Как это раскрывает участь пророка, который оставался верным Богу в этом мире! Его пророчества оправдались, но, несмотря на это, его подвергли гонениям. “Когда Иеремия вошел в темницу и подвал, и пробыл там Иеремия много дней, - царь Седекия послал и взял его; и спрашивал его царь в доме своем тайно, и сказал: нет ли слова от Господа? Иеремия сказал: есть; и сказал: ты будешь предан в руки царя Вавилонского. И сказал Иеремия царю Седекии: чем я согрешил перед тобою и перед слугами твоими, и перед народом сим, что вы посадили меня в темницу? и где ваши пророки, которые пророчествовали вам, говоря: “царь Вавилонский не пойдет против вас и против земли сей”? И ныне, послушай, государь мой царь, да падет прошение мое пред лице твое; не возвращай меня в дом Ионафана писца, чтобы мне не умереть там. И дал повеление царь Седекия, чтобы заключили Иеремию во дворе стражи и давали ему по куску хлеба на день из улицы хлебопеков, доколе не истощился весь хлеб в городе. И так оставался Иеремия во дворе стражи” (ст. 16-21). В самом деле, бесполезна помощь человека, будь он хоть из князей, хоть из дома Давида.

Иеремия 38

Свидетельство Бога в конечном итоге всегда вызывает неприязнь человека. Это доказал и пророк Иеремия, которого особенно невзлюбили те, кто искал себе опору на земле. “И услышали Сафатия, сын Матфана, и Годолия, сын Пасхора, и Юхал, сын Малхии, слова, которые Иеремия произнес ко всему народу, говоря: так говорит Господь: кто останется в этом городе, умрет от меча, голода и моровой язвы; а кто выйдет к Халдеям, будет жив, и душа его будет ему вместо добычи, и он останется жив. Так говорит Господь: непременно будет предан город сей в руки войска царя Вавилонского, и он возьмет его. Тогда князья сказали царю: да будет этот человек предан смерти, потому что он ослабляет руки воинов, которые остаются в этом городе, и руки всего народа, говоря к ним такие слова; ибо этот человек не благоденствия желает народу сему, а бедствия” (ст. 1-4).
Увы! Царь был нравственным отображением своего народа; ибо они, как и он, едва ли ощущали, что Иеремия выражал помысел Бога. Но в других была та сила веры, которая сопротивляется кажущейся пользе; и поэтому все было доступно дерзким людям, чья сильная воля действовала вопреки совести и страху пред Богом. Совет пророка подчиниться халдеям пришелся таким людям совсем не по нутру. Тот же дух, который восстал против Бога, не мог согласиться покорно принять его наказание и допустить собственное унижение. Но был только один путь - путь веры и раскаяния. Плоть должна была не искать мира для Израиля, а ожидать удара. И царь уступает. “И сказал царь Седекия: вот, он в ваших руках, потому что царь ничего не может делать вопреки вам. Тогда взяли Иеремию и бросили его в яму Малхии, сына царя, которая была во дворе стражи, и опустили Иеремию на веревках; в яме той не было воды, а только грязь, и погрузился Иеремия в грязь” (ст. 5,6).
Однако очи Бога не напрасно наблюдали, а его уши не напрасно внимали воплю его страдающего свидетеля. Он знал, как найти помощь, по крайней мере оттуда, откуда ее можно было ожидать; так и произошло в этом случае. “И услышал Авдемелех Ефиоплянин, один из евнухов, находившихся в царском доме, что Иеремию посадили в яму, а царь сидел тогда у ворот Вениаминовых. И вышел Авдемелех из дома царского и сказал царю: государь мой царь! худо сделали эти люди, так поступив с Иеремиею пророком, которого бросили в яму; он умрет там от голода, потому что нет более хлеба в городе. Царь дал приказание Авдемелеху Ефиоплянину, сказав: возьми с собою отсюда тридцать человек и вытащи Иеремию пророка из ямы, доколе он не умер. Авдемелех взял людей с собою и вошел в дом царский под кладовую, и взял оттуда старых негодных тряпок и старых негодных лоскутьев и опустил их на веревках в яму к Иеремии. И сказал Авдемелех Ефиоплянин Иеремии: подложи эти старые брошенные тряпки и лоскутья под мышки рук твоих, под веревки. И сделал так Иеремия. И потащили Иеремию на веревках и вытащили его из ямы; и оставался Иеремия во дворе стражи” (ст. 7-13). Но уступка своеволию ради сохранения мира никогда не удовлетворяет совесть; и неловкое чувство, что он пренебрег Богом и его слугой, вызывает у Седекии непреодолимое желание услышать самое ужасное. “Тогда царь Седекия послал и призвал Иеремию пророка к себе, при третьем входе в дом Господень, и сказал царь Иеремии: я у тебя спрошу нечто; не скрой от меня ничего. И сказал Иеремия Седекии: если я открою тебе, не предашь ли ты меня смерти? и если дам тебе совет, ты не послушаешь меня. И клялся царь Седекия Иеремии тайно, говоря: жив Господь, Который сотворил душу сию, не предам тебя смерти и не отдам в руки этих людей, которые ищут души твоей. Тогда Иеремия сказал Седекии: так говорит Господь Бог Саваоф, Бог Израилев: если ты выйдешь к князьям царя Вавилонского, то жива будет душа твоя, и этот город не будет сожжен огнем, и ты будешь жив, и дом твой; а если не выйдешь к князьям царя Вавилонского, то этот город будет предан в руки Халдеев, и они сожгут его огнем, и ты не избежишь от рук их” (ст. 14-18).
Когда взор неискренен, тело становится жертвой темных мыслей и беспричинных страхов; невидимым и забытым становится тот, кто единственно должен внушать благоговейный трепет. “И сказал царь Седекия Иеремии: я боюсь Иудеев, которые перешли к Халдеям, чтобы Халдеи не предали меня в руки их, и чтобы те не надругались надо мной. И сказал Иеремия: не предадут; послушай гласа Господа в том, что я говорю тебе, и хорошо тебе будет, и жива будет душа твоя. А если ты не захочешь выйти, то вот слово, которое открыл мне Господь: вот, все жены, которые остались в доме царя Иудейского, отведены будут к князьям царя Вавилонского, и скажут они: “тебя обольстили и превозмогли друзья твои, ноги твои погрузились в грязь, и они удалились от тебя”. И всех жен твоих и детей твоих отведут к Халдеям, и ты не избежишь от рук их, но будешь взят рукою царя Вавилонского, и сделаешь то, что город сей будет сожжен огнем” (ст. 19-23).
В конце данной главы говорится, что царь волнуется: как бы князья не прослышали об этом его разговоре с пророком. Положение было весьма щекотливым! Но разве подобное не случается и теперь? Конечно, случается. Великие мира сего часто бывают истинными рабами обстоятельств; и царь больше других при дворе зависит от свидетельства Бога. Не ново и то, что истинный христианин не способен быть хорошим и властным монархом. Ибо совесть и политика - плохие союзники, и в трудную минуту они не могут оказать друг другу поддержку. В данном случае последствия были крайне мучительными, а трусость царя поставила Иеремию в условия, совсем недостойные пророка, и изменила его жизнь. “И сказал Седекия Иеремии: никто не должен знать этих слов, и тогда ты не умрешь; и если услышат князья, что я разговаривал с тобою, и придут к тебе, и скажут тебе: “скажи нам, что говорил ты царю, не скрой от нас, и мы не предадим тебя смерти, - и также что говорил тебе царь”, то скажи им: “я повергнул пред лице царя прошение мое, чтобы не возвращать меня в дом Ионафана, чтобы не умереть там”. И пришли все князья к Иеремии и спрашивали его, и он сказал им согласно со всеми словами, какие царь велел сказать, и они молча оставили его, потому что не узнали сказанного царю. И оставался Иеремия во дворе стражи до того дня, в который был взят Иерусалим. И Иерусалим был взят” (ст. 24-28).
Именно во Христе свет воссиял во всем его совершенстве. Ибо Он один есть истинный свет. И все же это удивительная благодать! Мы, будучи тьмой, стали светом в Господе! Ложь и вероломство теперь полностью осуждены; потому что их не было в нем, а все, что осуждено на его кресте, было нашими пороками, и жизнь, которой мы живем с тех пор, - это Христос. Следовательно, в христианстве, как и в Нем, не принимается все несообразное с сущностью и славой Бога.