Иезекииль
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Иезекииль

Оглавление: гл. 15; гл. 16; гл. 17; гл. 18; гл. 19; гл. 20; гл. 20,45 - 21; гл. 21; гл. 22; гл. 23; гл. 24; гл. 25; гл. 26; гл. 27.

Иезекииль 15

Следующее послание Бога напоминает собой притчу, смысл и назначение которой становятся ясными из заключительных стихов этой короткой главы. “И было ко мне слово Господне: сын человеческий! какое преимущество имеет дерево виноградной лозы перед всяким другим деревом и ветви виноградной лозы - между деревами в лесу? Берут ли от него кусок на какое-либо изделие? Берут ли от него хотя на гвоздь, чтобы вешать на нем какую либо вещь? Вот, оно отдается огню на съедение; оба конца его огонь поел, и обгорела середина его: годится ли оно на какое-нибудь изделие? И тогда, как оно было цело, не годилось ни на какое изделие; тем паче, когда огонь поел его, и оно обгорело, годится ли оно на какое-нибудь изделие?”
Несомненно и на самом деле здесь существует и подразумевается какое-то отличие между разными деревьями в том плане, в каком символически указывается в данном отрывке Писания. Три из них можно вкратце сопоставить друг с другом, и все они являются деревьями, которые ценятся своими плодами: виноградная лоза, смоковница и маслина. Смоковница - это единственное дерево, относящееся исключительно к Израилю; она настолько прочно соединилась с ним, что любой сразу увидит в ней особый характер этой нации, отличающий ее от других народов. Сравните в особенности Матф. 24 и Лук. 21; в первом евангелии мы видим только смоковницу, тогда как во втором, где представлены не только иудеи, но и язычники (согласно замыслу этого евангелия), сказано: “Смоковница и все деревья”.
От ствола маслины, как можно видеть в Рим. 11, сначала отходили иудеи, пригодные ветви дерева обетования и свидетельства, выросшего на земле из семени Авраама; затем, когда они отломились по причине их неверия, на месте их привилась дикая маслина, то есть язычники, чуждые им по природе до сих пор, и, наконец, из чистого милосердия, хотя и согласно обетованиям, израильтяне через покаяние вновь привьются, когда язычники будут отсечены, и благодатью вновь сделаются избранным народом и уже навсегда останутся ветвями своей маслины.
Виноградная лоза имеет больше различных значений: во-первых, это Израиль, который стал бесплодной виноградной лозой, тогда как Господь с его учениками, как ветвями, представляет собой истинную виноградную лозу; и, наконец, виноградная лоза земли, которая подвергнется беспощадному божественному суду в конце века, когда христианский мир отступит от благодати и истины, принесенных Иисусом Христом.
Виноградная лоза, не приносящая плода, теряет свою ценность. Остальные же деревья, даже если они никогда не приносили плода или перестали плодоносить, могут быть прекрасно использованы в качестве строительного материала или сырья, годного на изделие. Этого нельзя сказать о виноградной лозе, ибо, став бесплодной, она может сгодиться лишь на растопку. И если, будучи целой, еще до того, как огонь поест ее, лоза ни на что не годилась, то разве пригодится она обгоревшая с обоих концов и пожранная огнем посередине?
То же самое говорит Дух Бога и о жителях Иерусалима. Как не приносящие плодов Богу, они пойдут на растопку для костров божественного суда. Если они не смогли представлять единственного истинного Бога, если они исказили свидетельство, вверенное им, если они изменили его имени, то что Он сделает, как не истребит их огнем как врагов, тех, кто из всех народов нес самую большую ответственность за исполнение его законов? Ибо не подобает всевидящему Богу, соблаговолившему поселиться среди избранного народа, закрывать глаза на духовную развращенность, на отвратительное идолопоклонство. Но не настало еще время (ибо оно наступит со смертью и воскресением Христа) заложить основание для появления нового творения, нового человека, который не согрешит. Посему живой Бог должен поступить со своим народом согласно основанию, положенному в завете между ним и его народом, а потому пророк и возвещает здесь о том, что сделает Бог с жителями Иерусалима: “Посему так говорит Господь Бог: как дерево виноградной лозы между деревами лесными Я отдал огню на съедение, так отдам ему и жителей Иерусалима. И обращу лице Мое против них; из одного огня выйдут, и другой огонь пожрет их, - и узнаете, что Я Господь, когда обращу против них лице Мое. И сделаю эту землю пустынею за то, что они вероломно поступали, говорит Господь Бог” (ст. 6-8).
Какое выразительное заверение! Бог не только отдаст жителей Иерусалима на съедение огню, но и отвратит свое лицо от них. И что могло открыть это тем, кто знал его имя и неизбежную ненависть к злодеяниям?! Будто бы не было достаточно ясно, что Бог таким образом провозглашает свое решительное неприятие всего; добавлено, что, выйдя из одного огня, они будут пожраны другим. Так и произошло с виновным городом великого царя. Если им удавалось избежать одного огня, они неожиданно попадали в другой. Никто не мог избегнуть костра, ибо никто по-настоящему не покаялся, а Бог не потерпел насмешек над собой. И Он, который еще в древние времена судил всех людей, всю землю или более узкий круг грешников, теперь должен был еще с большей тщательностью судить собственный народ, избранный им, и судить в их столице. Если бы они слушали его и ходили его путями, Он подчинил бы им их врагов и сделал бы много доброго для них, но они не слушали и предпочли ему чужих богов, языческих идолов. Поэтому Бог вынужден был либо согласиться со своим бесславием и уступить, поддерживая Иерусалим, несмотря на отступничество жителей, либо заставить народ узнать, что Он - Бог, обратив свое лицо против них. Печальная альтернатива! Поскольку первое было невозможно для него, то последнее было единственно правильным и возможным воздействием, которого заслуживали беззаконники, - единственным путем, возможным до прихода Мессии, который понесет на себе их осуждение и оправдает их, чтобы божественной милостью все началось заново на основе высшей благодати. По тому, как обстояли тогда дела, пророк Иезекииль не мог не возвестить: “И сделаю эту землю пустынею за то, что они вероломно поступали, говорит Господь Бог”.

Иезекииль 16

Если в предыдущей главе бесплодная виноградная лоза, годная лишь для разжигания костра, символизирует отрицательное состояние Иерусалима с неизбежно вытекающими из этого последствиями, то в аллегории данной главы ясно представлено проявляемое им беззаконие. “И было ко мне слово Господне: сын человеческий! выскажи Иерусалиму мерзости его”.
Поскольку избранный народ был намерен решительно занять место тех народов, которые были исторгнуты из обетованной земли за все те мерзости, которые творили, то нельзя представить себе более выразительного образа, чем тот, что указывает на ханаанскую землю как на корень и родину Иерусалима, а на Аморрея как на отца Иерусалима, и на хеттеянку как на его мать (ст. 3). Это образ духовного характера, но не обусловленный исторически: поэтому Исаия оклеймил правителей Иерусалима клеймом “Содома”, а народ - клеймом “Гоморры”. Мы видим, что с самых ранних дней своей истории эти два народа, специально упомянутые Иезекиилем, находились перед глазами отцов (Быт. 15, 16; 27, 46).
Но само Писание показывает нам, что низкий по происхождению не может быть обреченным и терпеть зло, если его заметил и к нему снизошел Бог. Не так ли было и в данном случае? Иерусалим, как проклятый изгнанник, в день своего рождения без малейшей жалости и заботы был выброшен на поле (ст. 4,5). А Бог, проходя мимо, заметил его, брошенного на попрание в своих кровях и сказал ему: “В кровях твоих живи!” И сказано это было с большим чувством ( см. ст. 6). Бог выходил и взрастил Иерусалим, и вырос Иерусалим, и стал большим, и достиг превосходной красоты, и Бог одел его в прекрасные одежды и покрыл самыми замечательными узорами; и вступил Бог в союз с Иерусалимом, и стал Иерусалим его владением. И он, омытый и очищенный от своей крови, украшенный и наряженный, достиг царственного величия, и пронеслась по народам его слава, потому что его красота была совершенна при том великолепном наряде, который Бог возложил на него (ст. 7-14).
Но что получил Бог в ответ на такую заботу? “Но ты понадеялась на красоту твою, и пользуясь славою твоею, стала блудить” (ст. 15). Какая печальная картина, и не менее правдивая, ибо свою красу Иерусалим растрачивал на всякого мимоходящего. “И взяла из одежд твоих, и сделала себе разноцветные высоты [или заплаты - что также может подразумеваться под выражением пророка, - какие иудейские женщины ткали и какими украшали своих языческих богов и богинь, особенно астарт], и блудодействовала на них”. Идолопоклонство было одной из самых ужасных нечистот Иерусалима, какая могла только быть. И это в ответ на все бесчисленные благодеяния своего божественного мужа (ибо таковым был Создатель для дщери Иерусалима) - такое расточительство всех благ на мерзких языческих идолов!
“И взяла нарядные твои вещи из Моего золота и из Моего серебра, которые Я дал тебе, и сделала себе мужские изображения, и блудодействовала с ними. И взяла узорчатые платья твои, и одела их ими, и ставила перед ними елей Мой и фимиам Мой, и хлеб Мой, который Я давал тебе, пшеничную муку, и елей, и мед, которыми Я питал тебя, ты поставляла перед ними в приятное благовоние; и это было, говорит Господь Бог. И взяла сыновей твоих и дочерей твоих, которых ты родила Мне, и приносила в жертву на снедение им. Мало ли тебе было блудодействовать? Но ты и сыновей Моих заколала и отдавала им, проводя их через огонь” (ст. 17-21). Но что еще омрачало душу Бога, так это то, что при всех своих мерзостях и блудодеяниях Иерусалим не вспомнил о днях своей юности, когда он был наг и не покрыт, запятнанный своей кровью.
Затем Бог подробно описывает чрезмерные злодеяния, творимые Иерусалимом с необузданной страстью, когда он не только осквернялся нечистотой всякого встречавшегося ему идолопоклонства, но и сам вступал в общение, блудил в идолопоклонстве с чужеземцами повсюду вплоть до самых отдаленных язычников, за что снискал презрение даже соседствующих с ним филистимлян, довольствовавшихся своими собственными богами (ст. 23-29).
Печальная, но несомненная истина заключается в том, что, отступив от Бога, народ Бога сбился с пути больше, чем другие народы. Лишившись опеки Бога и пренебрегши Богом, иерусалимляне стали игрушкой в руках дьявола и самой желанной жертвой его ловушек, ибо с их помощью он стремился как можно глубже оскорбить живого Бога и, если получится, добиться окончательного отчуждения с Его стороны. Какой же загадкой становится духовная история мира и человека для каждого, кто не может разглядеть в этом борьбы между Богом и его врагом! Тогда речь шла о Иерусалиме, теперь о собрании, но это всегда есть противодействие дьявола Сыну Бога, и особенно там, в особой сфере, где в настоящее время решается вопрос о его славе.
“Как истомлено [или истощено] должно быть сердце твое, говорит Господь Бог, когда ты все это делала, как необузданная блудница! Когда ты строила себе блудилища при начале всякой дороги и делала себе возвышения на всякой площади, ты была не как блудница, потому что отвергала подарки, но как прелюбодейная жена, принимающая вместо своего мужа чужих. Всем блудницам дают подарки, а ты сама давала подарки всем любовникам твоим и подкупала их, чтобы они со всех сторон приходили к тебе блудить с тобою. У тебя в блудодеяниях твоих было противное тому, что бывает с женщинами: не за тобою гонялись, но ты давала подарки, а тебе не давали подарков; и потому ты поступала в противность другим” (ст. 30-34). Это обстоятельство значительно отягощало вину Иерусалима. Иерусалиму нечего было получить, ибо и без того он был сполна одарен Богом. Другие народы, в своей слепоте стремившиеся к благам, которые они видели, могли приписывать их богам холмов или равнин и, таким образом, добавлять идола к идолу, но Иерусалиму не было прощения, потому что ему нечего было желать от любого из соседствовавших с ним народов, малого или великого, близкого или далекого. Поэтому его поведение нельзя было назвать иначе, как блудодеянием с лжебогами из-за простой похоти. Это было сущим грехопадением, заслуживающим куда большего наказания, чем грехи самых падших блудниц.
Поэтому Бог призывает блудницу Иерусалим выслушать его приговор этому безумному и ненасытному беспутству: “Посему выслушай, блудница, слово Господне! Так говорит Господь Бог: за то, что ты так сыпала деньги твои, и в блудодеяниях твоих раскрываема была нагота твоя перед любовниками твоими и перед всеми мерзкими идолами твоими, и за кровь сыновей твоих, которых ты отдавала им, - за то вот, Я соберу всех любовников твоих, которыми ты услаждалась и которых ты любила, со всеми теми, которых ненавидела, и соберу их отовсюду против тебя, и раскрою перед ними наготу твою, и увидят весь срам твой. Я буду судить тебя судом прелюбодейц и проливающих кровь, - и предам тебя кровавой ярости и ревности; предам тебя в руки их и они разорят блудилища твои, и раскидают возвышения твои, и сорвут с тебя одежды твои, и возьмут наряды твои, и оставят тебя нагою и непокрытою. И созовут на тебя собрание, и побьют тебя камнями, и разрубят тебя мечами своими. Сожгут домы твои огнем и совершат над тобою суд перед глазами многих жен; и положу конец блуду твоему, и не будешь уже давать подарков. И утолю над тобою гнев Мой, и отступит от тебя негодование Мое, и успокоюсь, и уже не буду гневаться. За то, что ты не вспомнила о днях юности твоей и всем этим раздражала Меня, вот, и Я поведение твое обращу на твою голову, говорит Господь Бог, чтобы ты не предавалась более разврату после всех твоих мерзостей” (ст. 35-43).
Что же касается слова “грязь” {Прим. ред.: в русском переводе Библии - “деньги”} в стихе 36, то кажется более чем сомнительной обоснованность такого перевода слова. Оно употребляется в значении “медь” или “бронза” и, следовательно, означает деньги или богатства, по-видимому, намекая на необыкновенное расточительство Иерусалимом всех своих богатств на почитаемых им идолов. Таково, по крайней мере, мнение лучших переводчиков во все времена, начиная от авторов Септуагинты и заканчивая господином Исааком Лизером, самым поздним иудейским переводчиком. Предполагают, что слово “грязь”, встречающееся в авторизованной версии, было вызвано идеей об образовании ядовитого слоя на меди или латуни, но такой перевод кажется натянутым и оправдывает себя только в переносном смысле, будучи совершенно неприемлемым в прямом смысле. Но, тем не менее, я думаю, что он придает выразительность и подходит в данном случае. Ведь Бог угрожает своему грешному городу тем, что обнажит его срам перед всеми любящими и ненавидящими его, угрожая городу таким судом, каким судят прелюбодеев; Он грозит уничтожением и разорением, обещая, что его побьют камнями, разрубят на куски мечами и сожгут; и только тогда Он утолит над ним свой гнев , когда будет положен конец всем злодеяниям Иерусалима, более того, всем его мерзостям.
Далее, в стихе 44, пророк представляет нашему вниманию притчу, данную ему Богом, которая весьма созвучна подобному поведению Иерусалима, - “какова мать, такова и дочь”. Она указывает на духовную связь Иерусалима не с отцом верных Богу или с другими наследниками обетования, но с порочными народами ханаанской земли. “Ты дочь в мать твою, которая бросила мужа своего и детей своих, - и ты сестра в сестер твоих, которые бросили мужей своих и детей своих. Мать ваша Хеттеянка и отец ваш Амморей. Большая же сестра твоя - Самария, с дочерями своими живущая влево от тебя; а меньшая сестра твоя, живущая от тебя вправо, есть Содома с дочерями ее. Но ты и не их путями ходила и не по их мерзостям поступала; этого было мало: ты поступала развратнее их на всех путях твоих. Живу Я, говорит Господь Бог; Содома, сестра твоя, не делала того сама и ее дочери, что делала ты и дочери твои. Вот в чем было беззаконие Содомы, сестры твоей и дочерей ее: в гордости, пресыщении и праздности, и она руки бедного и нищего не поддерживала. И возгордились они, и делали мерзости пред лицем Моим, и, увидев это, Я отверг их. И Самария половины грехов твоих не нагрешила; ты превзошла их мерзостями твоими, и через твои мерзости, какие делала ты, сестры твои оказались правее тебя. Неси же посрамление твое и ты, которая осуждала сестер твоих; по грехам твоим, какими ты опозорила себя более их, они правее тебя. Красней же от стыда и ты, и неси посрамление твое, так оправдав сестер твоих” (ст. 45-52). Иерусалим превзошел в мерзостях не только свою старшую сестру Самарию, но и младшую - Содом. Иерусалим знал достаточно, чтобы осудить их поведение, но, тем не менее, сам с еще большим желанием стремился творить еще большие мерзости. Те, когда знали Бога, не прославили его как Бога, но поступили неблагодарно и, исполненные самомнения, отвернулись от него и предались лжебогам, исполненные низменных страстей и нечестивых помыслов. И все же они больше заслуживали прощения, нежели Иерусалим. “Красней же от стыда и ты, и неси посрамление твое, так оправдав сестер твоих”. Какой же полной будет перемена и каким глубоким будет уничтожение иудеев, когда они почувствуют и искренне признают ту истину, что провозглашает здесь Бог! Несомненно, Бог желает этого.
Увы! Покаяние наступит гораздо позже, но оно обязательно придет, и Иерусалим, столь долго пребывающий в неверии, всей душой преклонится перед несравненными преданностью и верностью Бога, открывшегося Иерусалиму в убиенном им Иисусе. Это произойдет в конце этого века, когда милостью Бога, как было предсказано, возвратятся все уведенные в плен иудеи. “Но Я возвращу плен их, плен Содомы и дочерей ее, плен Самарии и дочерей ее, и между ними плен плененных твоих, дабы ты несла посрамление твое и стыдилась всего того, что делала, служа для них утешением. И сестры твои, Содома и дочери ее, возвратятся в прежнее состояние свое; и Самария и дочери ее возвратятся в прежнее состояние свое, и ты и дочери твои возвратитесь в прежнее состояние ваше. О сестре твоей Содоме и помина не было в устах твоих во дни гордыни твоей, доколе еще не открыто было нечестие твое, как во время посрамления от дочерей Сирии и всех окружавших ее, от дочерей Филистимы, смотревших на тебя с презрением со всех сторон” (ст. 53-57). Едва ли понимают истинный смысл этого отрывка из пророчества те, кто сводит сказанное здесь лишь к восстановлению иудеев под властью Кира и к тому участию, какое приняли в судьбе иудеев народы, живущие за Мертвым морем по соседству с Палестиной. Еще более великий и более ужасный плен должен будет последовать тогда, когда к власти придет четвертая империя, но и из этого плена иудеи возвратятся в тот светлый день, когда на земле исчезнут все печали и не будут более скорбеть те, кто покорится вновь вернувшемуся и царствующему назорею.
Это становится еще понятнее из последующих стихов: “За разврат твой и за мерзости твои терпишь ты, говорит Господь. Ибо так говорит Господь Бог: Я поступлю с тобою, как поступала ты, презрев клятву нарушением союза. Но Я вспомню союз Мой с тобою во дни юности твоей, и восстановлю с тобою вечный союз. И ты вспомнишь о путях твоих, и будет стыдно тебе, когда станешь принимать к себе сестер твоих, больших тебя, как и меньших тебя, и когда Я буду давать тебе их в дочерей, но не от твоего союза. Я восстановлю союз Мой с тобою, и узнаешь, что Я Господь, для того, чтобы ты помнила и стыдилась, и чтобы вперед нельзя было тебе и рта открыть от стыда, когда Я прощу тебе все, что ты делала, говорит Господь Бог” (ст. 58-63). Речь идет об окончательном восстановлении Иерусалима во времена заключения нового завета; здесь, как нигде больше, указывается на установление вечного завета Бога с иудеями, и этот новый и вечный завет противопоставлен тому синайскому завету, в условиях которого невозможно было бы простить вину Иерусалиму, такую несравненно тяжкую вину. Как прискорбно сталкиваться с ложными теориями, подобными теориям Фэйрбейрна и Хаверника, которые путали эти два завета и находили, что они в сущности одинаковы, как бы они ни отличались по форме; еще прискорбнее видеть, что заблуждение современников - это всего лишь наследие величайшего толкователя Реформации, который унаследовал его в свою очередь от отцов церкви! Так путать это с законом - это сущее неведение о благодати, а упоминание о Самарии или Содоме особым образом должно предостеречь от такого заблуждения. Ибо весьма интересно видеть, что даже самые преступные города, преступные перед законом и в соответствии с ним, несомненно, будут восстановлены одновременно с Иерусалимом и на том же основании. В тот день Иерусалим обретет в них своих сестер - тот Иерусалим, который во дни гордыни и грехопадения не пожелал бы произнести имени хотя бы одной из них. Но благодать, божественная благодать, переменит все ради человека и изменит человека ради всего.

Иезекииль 17

В этой главе пророк дает нам еще несколько выразительных пояснений относительно действительного положения дел среди народа Бога, говоря о гибели, нависшей над израильтянами из-за отсутствия благочестия их царя, какова была неизбежна, поскольку Бог заключил союз с вождем язычников; он также говорит о царстве Мессии, который, будучи унижен в свое первое пришествие, будет возвеличен Богом в должный час и возвысится над всей землей. Таким образом, хотя мы не можем усмотреть даже слабой связи между последней частью пророчества и предсказаниями в книгах пророков Исаии (гл. 11; 53), Даниила (гл. 2, 34. 35. 44. 45), Михея (гл. 5), это пророчество имеет свои, весьма отличные от других, особенности, как, впрочем, и каждое из этих предсказаний.
“И было ко мне слово Господне: сын человеческий! предложи загадку и скажи притчу к дому Израилеву. Скажи: так говорит Господь Бог: большой орел с большими крыльями, с длинными перьями, пушистый, пестрый, прилетел на Ливан и снял с кедра верхушку, сорвал верхний из молодых побегов его и принес его в землю Ханаанскую, в городе торговцев положил его; и взял от семени этой земли, и посадил на земле семени, поместил у больших вод, как сажают иву. И оно выросло, и сделалось виноградною лозою, широкою, низкою ростом, которой ветви клонились к ней, и корни ее были под нею же, и стало виноградною лозою, и дало отрасли, и пустило ветви” (ст. 1-6).
“Большой орел” - не кто иной, как вавилонский царь, которого Бог, являя высшую мудрость, поставил главой всей языческой империи после того, как ему стало ясно, что Израиль духовно пал и восстал против него. Известно, что и другой пророк представлял царя Навуходоносора в этом образе (Иер. 48, 40; 49, 16. 22). Но Иезекииль не просто сравнивает его с орлом; его сравнение выливается в целую аллегорию, ибо и ливанский кедр означает царскую власть в Израиле, каковой наделен был дом Давида, который за свои грехи теперь должен был идти в рабство к главе язычников. Иехония, иудейский царь, представлен здесь в образе снятой с кедра верхушки, которую Навуходоносор взял с собой в Вавилон, город, издревле известный не только своим великолепием, но и как центр торговли (Ис. 13, 19; 43, 14). Более того, завоеватель поставил над Иерусалимом другого царя, не чужеземца, а от семени земли Израиля, выходца из дома Давида - Матфанию, дядю (“брата”) сосланного в Вавилон царя, и Матфания был переименован в Седекию своим господином- язычником. Присягнув на верность царю царей, могущественному повелителю Вавилона, Седекия мог процветать. Но единственным условием, при котором Бог гарантировал бы прочный мир и некоторое процветание, являлось подчинение языческой империи, ибо это было в наказание от Бога израильтянам, потому что они оставались непокорными, а их цари являли неповиновение Богу. Седекия был подобен иве, помещенной у больших вод. Он во всем был покорен Навуходоносору, как преданный вассал, смирившись под могущественной рукой Бога; или, если характеризовать его соответственно использованному здесь образу, он был как виноградная лоза, стелющаяся по земле, широкая и короткая в длину, ветви которой были обращены к посадившему ее, а корни - под ним. Посему эта лоза могла бы дать не только отрасли и пустить корни, но и принести плоды.
Увы! Этого не случилось, несмотря на все предостережения и мольбы пророка. Новоявленный царь, как и древний народ Израиля, уповал на помощь египтян, которые были всего лишь людьми, а не Богом, а их кони - плотскими, а не духовными; как вожделенное стремление древних израильтян к египетским яствам, так и теперь стремление избавиться от ярма вавилонского рабства, было ли оно стремлением высшего или низшего сословия, также вело к бесславию Бога. Поэтому пророк и наставляет здесь: “Она была посажена на хорошем поле, у больших вод, так что могла пускать ветви и приносить плод, сделаться лозою великолепною. Скажи: так говорит Господь Бог: будет ли ей успех? Не вырвут ли корней ее, и не оборвут ли плодов ее, так что она засохнет? все молодые ветви, отросшие от нее, засохнут. И не с большою силою и не со многими людьми сорвут ее с корней ее. И вот, хотя она посажена, но будет ли успех? Не иссохнет ли она, как скоро коснется ее восточный ветер? иссохнет на грядах, где выросла” (ст. 8-10). Здесь под второй большой силой подразумевается царь Египта, который стремился к мировому господству и боролся за него с Навуходоносором. Но все в руках Бога, а Он даровал это царю Вавилона. Все было предрешено провидением. Царство в руках первого Адама ни к чему не привело. Израиль, Иуда, дом Давида явно потерпели поражение и существовали лишь для того, чтобы навлечь еще большее бесчестие на имя Бога, избравшего их. Еще не настало время явиться второму человеку, последнему Адаму, истинному сыну Давида. Поэтому Бог временно оставляет мировое господство в руках весьма низменного человека, давая тем самым большой урок всем тем, которые предпочли свои пути путям живого Бога, и то место, где они возвысили лжебогов, отвергнув истинного Бога, стало бичом и тюрьмой для израильтян в лице рода Давида, и народ Израиля все еще пребывал в унижении. Но израильтяне (и прежде всего Седекия, которому лучше других следовало знать волю Бога) искали помощи у египтян, уповая на то, что благодаря им они обретут независимость от Вавилона. Обратиться за помощью к фараону значило отвергнуть Бога, а не просто восстать против Навуходоносора. Это неотвратимо повлекло бы за собой гибель израильтян без особых усилий со стороны их халдейского владыки. Прикосновение этого “восточного ветра” было бы достаточным для того, чтобы иссушить бесплодную виноградную лозу, иссушить ее открыто на поле и склонах, где она выросла.
“И было ко мне слово Господне: скажи мятежному дому: разве не знаете, что это значит? - Скажи: вот, пришел царь Вавилонский в Иерусалим, и взял царя его и князей его, и привел их к себе в Вавилон. И взял другого из царского рода, и заключил с ним союз, и обязал его клятвою, и взял сильных земли той с собою, чтобы царство было покорное, чтобы не могло подняться, чтобы сохраняем был союз и стоял твердо. Но тот отложился от него, послав послов своих в Египет, чтобы дали ему коней и много людей. Будет ли ему успех? Уцелеет ли тот, кто это делает? Он нарушил союз и уцелеет ли? Живу Я, говорит Господь Бог: в местопребывании царя, который поставил его царем, и которому данную клятву он презрел, и нарушил союз свой с ним, он умрет от него в Вавилоне. С великою силою и многочисленным народом фараон ничего не сделает для него в этой войне, когда будет насыпан вал и построены будут осадные башни на погибель многих душ. Он презрел клятву, чтобы нарушить союз, и вот, дал руку свою и сделал все это; он не уцелеет. Посему так говорит Господь Бог: живу Я! клятву Мою, которую он презрел, и союз Мой, который он нарушил, Я обращу на его голову. И закину на него сеть Мою, и пойман будет в тенета Мои; и приведу его в Вавилон, и там буду судиться с ним за вероломство его против Меня. А все беглецы его из всех полков его падут от меча, а оставшиеся развеяны будут по всем ветрам; и узнаете, что Я, Господь, сказал это” (ст. 11-21).
Свет проливается здесь на этот случай, загадка разгадана, и притча получает свое толкование и разъяснение через Духа. Бог обвиняет царствовавшего в то время сына Давида в предательстве не только Навуходоносору, но и самому Богу. Он нарушил свой союз с халдеями, проигнорировав то, что скрепил этот союз именем Бога. И разве не оказалось так, что сын язычника Навуходоносора явил куда большее уважение к клятве Бога, чем сын Давида, царь Иудеи? Такое поведение Седекии, с какой бы стороны на него ни взглянуть, не позволяло тому, чтобы Бог защищал провинившегося царя и его народ после всего этого, и прежде всего потому, что они носили его имя. “Только вас признал Я из всех племен земли, поэтому и взыщу с вас за все беззакония ваши”. Суд должен начаться с дома Бога, ибо там они говорят, что видят, и поэтому их грех остается на них. Бог освятится в приближающихся к нему, и если грех навсегда останется грехом, он меньше всего простится тем, кому известно было слово и где имя Бога было открыто всем. Поэтому Седекия по справедливости попал в сети божественного возмездия и должен был умереть, разочаровавшись в помощи, на которую он уповал, желая заполучить от фараона многочисленную армию в своем бедственном положении. И он будет пленен царем Вавилона, союз с которым он нарушил: так, клятва Бога, которую он презрел, обрушится на его же голову, когда Бог будет судиться с ним за его вероломство, и Бог уничтожит всех беглецов Седекии, а оставшиеся будут развеяны по всем частям света, и узнают тогда действенность его поруганного имени.
Но эта глава завершается совершенно иной перспективой: “Так говорит Господь Бог: и возьму Я с вершины высокого кедра, и посажу; с верхних побегов его оторву нежную отрасль и посажу на высокой и величественной горе. На высокой горе Израилевой посажу его, и пустит ветви, и принесет плод, и сделается величественным кедром, и будут обитать под ним всякие птицы, всякие пернатые будут обитать в тени ветвей его. И узнают все дерева полевые, что Я, Господь, высокое дерево понижаю, низкое дерево повышаю, зеленеющее дерево иссушаю, а сухое дерево делаю цветущим: Я, Господь, сказал, и сделаю” (ст. 22-24).
Здесь подразумевается Мессия в своем царстве, не страдающий на земле и не сходящий с небес, но законно правящий царь Израиля и поэтому позже названный Давидом, истинным возлюбленным, под чьим скипетром вновь воссоединятся все сыны Израиля, чтобы никогда больше не разделяться по недомыслию, чтобы никогда больше не предаваться идолопоклонству или другим грехам.
Здесь ни в коем случае не подразумевается то царство, какое известно нам теперь, или день отделения в благодати для Него или его святых. Нет, речь здесь идет о власти, власти судить, но вместе с тем благотворной для земли. Это не призыв душ из мира, чтобы они прославили небесного Христа, но благословение земли и всего мира, правление того, кто навеки установит святилище посреди Израиля. Не буду отрицать, что Зоровавель, возможно, является здесь поспешным и случайным обещанием великого царя и что здесь предвещается могущественное царство мира и блаженство, но вместе с тем я не могу не считать это слишком малым ответом и исполнением столь славного обетования. Но как бы плохо кое-кто ни думал о толковании Гроциана, все же подобные толкования древних и современных авторов кажутся мне куда более несправедливыми и далекими от истины, ибо они перечеркивают упования Израиля на милость Бога, а церковь умаляют до того, что представляют ее узурпирующей их обетования и земное благословение израильтян и славу вместо того, чтобы представить ее разделяющей все страдания Христа и ожидающей небесную радость и славу его любви по пришествии его.

Иезекииль 18

Эти две главы заканчивают ту часть пророчества, которая завершает вступительное видение славы Бога, отходящей от Иерусалима после провиденциального использования им Навуходоносора. В ней содержится духовное осуждение, доказывающее необходимость внешнего суда, чтобы неправедные знали, что здесь говорит и действует сам Бог.
“И было ко мне слово Господне: зачем вы употребляете в земле Израилевой эту пословицу, говоря: “отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина”? Живу Я! говорит Господь Бог, - не будут вперед говорить пословицу эту в Израиле. Ибо вот, все души - Мои: как душа отца, так и душа сына - Мои: душа согрешающая, та умрет. Если кто праведен и творит суд и правду, на горах жертвенного не ест и к идолам дома Израилева не обращает глаз своих...” (ст. 1-6).
Над этим следует глубоко задуматься. В плену Бог воздействует на свой ропчущий народ и наказывает его на основе сказанного в Исх. 34, 6. 7. С этого времени Он обращается с ними на их собственных условиях, и если они жаловались на тяжесть страданий за проступки своих отцов, то теперь Он будет поступать с ними по их заслугам. Очевидно, что согрешивший сам должен страдать за свои грехи, и если он считает несправедливым нести наказание за поступки своих родителей, то не сможет оспаривать то, что обязан понести наказание за свои собственные грехи. Все души принадлежат Ему одинаково - души отцов и души сыновей, и преступивший закон должен умереть. Никто не сможет уйти от наказания за свои грехи, никакие отговорки не облегчат ничьей вины.
Во-первых, речь идет о том, чтобы сам человек был справедливым и творил суд и правду, поступал по заповедям Бога, не притеснял своих соседей, не только избегая злых и неправедных путей, но с любовью и заботой относился ко всем обездоленным, несчастным и терпящим нужду, не искал собственной выгоды за счет других, поддерживал справедливость в отношениях между людьми, соблюдал божественные заповеди - такой человек непременно будет жить (ст. 5-9).
Но что если сын такого праведника окажется разбойником, проливающим кровь, или будет делать еще что-то непристойное, то будет ли он жив? “Но если у него родился сын разбойник, проливающий кровь, и делает что-нибудь из всего того, чего он сам не делал совсем, и на горах ест жертвенное, и жену ближнего своего оскверняет, бедного и нищего притесняет, насильно отнимает, залога не возвращает, и к идолам обращает глаза свои, делает мерзость, в рост дает, и берет лихву; то будет ли он жив? Нет, он не будет жив. Кто делает все такие мерзости, тот непременно умрет, кровь его будет на нем” (ст. 10-13). И это во-вторых.
Третий упомянутый здесь случай - это когда сын должен остерегаться делать те же беззакония, какие делает его отец. “Но если у кого родился сын, который, видя все грехи отца своего, какие он делает, видит и не делает подобного им: на горах жертвенного не ест, к идолам дома Израилева не обращает глаз своих, жены ближнего своего не оскверняет, и человека не притесняет, залога не берет, и насильно не отнимает, хлеб свой дает голодному, и нагого покрывает одеждою, от обиды бедному удерживает руку свою, роста и лихвы не берет, исполняет Мои повеления и поступает по заповедям Моим, - то сей не умрет за беззаконие отца своего; он будет жив” (ст. 14-17).
Все эти примеры затем кратко обсуждаются и сопоставляются в стихах 18-20: “А отец его, так как он жестоко притеснял, грабил брата и недоброе делал среди народа своего, вот, он умрет за свое беззаконие. Вы говорите: “почему же сын не несет вины отца своего?” Потому что сын поступает законно и праведно, все уставы Мои соблюдает и исполняет их; он будет жив. Душа согрешающая, она умрет; сын не понесет вины отца, и отец не понесет вины сына, правда праведного при нем и остается, и беззаконие беззаконного при нем и остается”. Отец, творящий беззакония, должен умереть; сын же, остерегающийся греха, будет жить. Таким образом, существует праведный, четко определяемый следующим принципом путь: “Душа согрешающая, она умрет”. Но ни сын не понесет вины своего отца, ни отец не понесет вины сына, а каждый пожнет то, что посеял.
И вот новые примеры представлены нам в следующих стихах. Допустим, что беззаконник обратился от всех своих грехов или праведный отступил от своей правды, то что тогда? Каждый должен нести свой собственный груз, ибо Дух помогает пожинать благословенные и достойные плоды, а плоть, соответственно, ведет к погибели. “И беззаконник, если обратится от всех грехов своих, какие делал, и будет соблюдать все уставы Мои и поступать законно и праведно, жив будет, не умрет. Все преступления его, какие делал он, не припомнятся ему: в правде своей, которую будет делать, он жив будет. Разве Я хочу смерти беззаконника? говорит Господь Бог. Не того ли, чтобы он обратился от путей своих и был жив? И праведник, если отступит от правды своей и будет поступать неправедно, будет делать все те мерзости, какие делает беззаконник, будет ли он жив? все добрые дела его, какие он делал, не припомнятся; за беззаконие свое, какое делает, и за грехи свои, в каких грешен, он умрет” (ст. 21-24).
Уста израильтян замкнулись. Их ропот есть не что иное, как придирки. Разве не прав судья всей земли? “Но вы говорите: “неправ путь Господа!” Послушайте, дом Израилев! Мой ли путь неправ? не ваши ли пути неправы? Если праведник отступает от правды своей и делает беззаконие и за то умирает, то он умирает за беззаконие свое, которое сделал. И беззаконник, если обращается от беззакония своего, какое делал, и творит суд и правду, - к жизни возвратит душу свою. Ибо он увидел и обратился от всех преступлений своих, какие делал; он будет жив, не умрет. А дом Израилев говорит: “неправ путь Господа!” Мои ли пути неправы, дом Израилев? не ваши ли пути неправы?” (Ст. 25-29). Так происходит всегда. Те, кто придирается к путям Господа, осуждая его милосердие и суды, никогда не видят себя в его свете. Каким унизительным для израильтян или кое-кого еще кажется то, что Бог соблаговоляет оправдать свои собственные пути или то, что Он стремится убедить нас в нашей собственной греховности! “Посему Я буду судить вас, дом Израилев, каждого по путям его, говорит Господь Бог; покайтесь и обратитесь от всех преступлений ваших, чтобы нечестие не было вам преткновением. Отвергните от себя все грехи ваши, которыми согрешили вы, и сотворите себе новое сердце и новый дух; и зачем вам умирать, дом Израилев? Ибо Я не хочу смерти умирающего, говорит Господь Бог; но обратитесь, и живите!” (Ст. 30-32). Это есть обращение к совести, а не тот призыв благодати, в котором Бог обещает, что даст им новое сердце и вложит в них новый дух, соответственно которым они будут способны к самоотречению и истинному покаянию и будут готовы к грядущему благословению (см. гл. 36). Сравнение двух глав из книги одного и того же пророка является для нас глубоким и поразительным уроком. Неправильное понимание этого настолько же распространено, насколько противоречит евангелию. В данном отрывке Дух наполняет людей сознанием их греховности. Лишь в будущем тот день, когда Бог поселит израильтян на их земле и благословит их, возродит духовно со всяким благом на земле.

Иезекииль 19

Глава 19 представляет собой скорбную песнь по князьям Израиля, тогда как предшествующая ей изобразила состояние народа Израиля, душевное состояние всех людей.
“А ты подними плач о князьях Израиля и скажи: что за львица мать твоя? расположилась среди львов, между молодыми львами растила львенков своих. И вскормила одного из львенков своих; он сделался молодым львом и научился ловить добычу, ел людей. И услышали о нем народы; он пойман был в яму их, и в цепях отвели его в землю Египетскую” (ст. 1-4). Таков был конец Иоахаза или Селлума, сына Иосии, неправедного сына праведного отца, который умер в Египте, где фараон Нехао держал его в темнице.
Но не лучшая участь была уготовлена и последующим правителям, ибо они забыли Бога, а неправедные пути приводят к плачевному концу. “И когда, пождав, увидела она, что надежда ее пропала, тогда взяла другого из львенков своих и сделала его молодым львом. И, сделавшись молодым львом, он стал ходить между львами и научился ловить добычу, ел людей и осквернял вдов их и города их опустошал; и опустела земля и все селения ее от рыкания его. Тогда восстали на него народы из окрестных областей и раскинули на него сеть свою; он пойман был в яму их. И посадили его в клетку на цепи и отвели его к царю Вавилонскому; отвели его в крепость, чтобы не слышен уже был голос его на горах Израилевых” (ст. 5-9). Иоаким ощутил на себе цепи Навуходоносора, как и Седекия, который перенес еще большую муку и пережил еще больший позор, ибо действительно велика и дерзка была его вина пред Богом. Поэтому пророк Иезекииль не может не оплакивать их. “Твоя мать была, как виноградная лоза, посаженная у воды; плодовита и ветвиста была она от обилия воды. И были у нее ветви крепкие для скипетров властителей, и высоко поднялся ствол ее между густыми ветвями; и выдавалась она высотою своею со множеством ветвей своих. Но во гневе вырвана, брошена на землю, и восточный ветер иссушил плод ее; отторжены и иссохли крепкие ветви ее, огонь пожрал их. А теперь она пересажена в пустыню, в землю сухую и жаждущую. И вышел огонь из ствола ветвей ее, пожрал плоды ее, и не осталось на ней ветвей крепких для скипетра властителя. Это плачевная песнь, и останется для плача” (ст. 10-14). Избранный народ и их князья пали не от своей слабости; и не из-за своего превосходства в силе Египет или Вавилон сокрушили Израиль. Израильтяне отвернулись от Бога и пошли неправедными путями, за что и должны были (как это и случилось) служить самому низменному из язычников, терпя страдания. Власть сосредоточилась в Силоме, и то, что Он вернется с властью, так же верно, как и то, что Он был распят в немощи.

Иезекииль 20

Новый раздел начинается полным и суровым разоблачением грехов израильтян, и не просто в свете настоящей оценки их Богом, но в свете его путей с ними в прошлом и будущем. И, действительно, мы никогда должным образом не сможем судить о нашем истинном состоянии, пока не подчинимся помыслам и намерениям Бога, ибо поскольку мы должны оценить то положение, в какое Он поставил нас с самого начала, то Он желал бы, чтобы мы могли взирать на его конечную цель, будучи умудренными его мудростью, и могли бы лучше чувствовать то, как наше состояние соответствует тому и другому.
“В седьмом году, в пятом месяце, в десятый день месяца, пришли мужи из старейшин Израилевых вопросить Господа и сели перед лицем моим” (ст. 1). То, о чем говорил пророк, было серьезным, унизительным для израильтян (хотя и справедливым), но тем не менее обещающим вмешательство божественного милосердия, которое непременно возымеет место, когда наказание от рук язычников будет исполнено до конца. Внешнее сулило многое тем, кто пришел в числе старейшин Израиля. Они пришли “вопросить Господа” - не говорило ли это об их вере? Они сели перед лицом пророка - не было ли это благоговейным смирением, славящим Бога в его слуге?
“И было ко мне слово Господне: сын человеческий! говори со старейшинами Израилевыми и скажи им: так говорит Господь Бог: вы пришли вопросить Меня? Живу Я, не дам вам ответа, говорит Господь Бог. Хочешь ли судиться с ними, хочешь ли судиться, сын человеческий? выскажи им мерзости отцов их” (ст. 2-4). Испытывающий внутренности и сердце не видел перед собой сокрушения совести; тогда зачем отвечать тем, кто неискренен и исполнен лицемерия? Он больше не мог допустить такого издевательства над собой. “Живу Я, не дам вам ответа”. И в то же время ему было угодно оправдать свои пути, и если пророк будет ходатайствовать за них (или упрекнет их), ему будет велено указать им на мерзости их отцов. Поэтому Бог обращается к первоисточнику греха, и народ должен судить о зле не просто по его плодам, но по его источнику.
Пророку было велено сказать старейшинам Израиля: “Так говорит Господь Бог: в тот день, когда Я избрал Израиля и, подняв руку Мою, поклялся племени дома Иаковлева, и открыл Себя им в земле Египетской, и, подняв руку, сказал им: “Я Господь Бог ваш!” - в тот день, подняв руку Мою, Я поклялся им вывести их из земли Египетской в землю, которую Я усмотрел для них, текущую молоком и медом, красу всех земель, и сказал им: отвергните каждый мерзости от очей ваших и не оскверняйте себя идолами Египетскими: Я Господь Бог ваш. Но они возмутились против Меня и не хотели слушать Меня; никто не отверг мерзостей от очей своих и не оставил идолов Египетских. И Я сказал: изолью на них гнев Мой, истощу на них ярость Мою среди земли Египетской. Но Я поступил ради имени Моего, чтобы оно не хулилось перед народами, среди которых находились они и перед глазами которых Я открыл Себя им, чтобы вывести их из земли Египетской” (ст. 5-9). С каким выразительным повтором Бог напоминает своему народу о своей клятве, которую Он дал, клянясь не меньшим как самим собой, желая в полной мере показать неизменность своего намерения! Имея в виду именно Израиль, апостол заявляет о том, что божественные дары и призвание непреложны. По этой самой причине Он судит и должен судить их пути, иначе ему пришлось бы узаконить или простить их грехи. А этого никогда не может быть, поэтому Он противостоит неправедности израильтян, указывая им на все их грехи с самого их истока. Но даже тогда, несмотря на все увещевания, обращенные к каждому израильтянину, никто не отверг мерзостей от своих очей и не оставил египетских идолов, что вызвало гнев Бога, который Он готов был излить на израильтян среди египетской земли. Но милость превзошла ярость, и Он поступил милосердно ради своего имени , чтобы оно не хулилось перед народами.
“И Я вывел их из земли Египетской и привел их в пустыню, и дал им заповеди Мои, и объявил им Мои постановления, исполняя которые человек жив был бы через них; дал им также субботы Мои, чтобы они были знамением между Мною и ими, чтобы знали, что Я Господь, освящающий их. Но дом Израилев возмутился против Меня в пустыне: по заповедям Моим не поступали и отвергли постановления Мои, исполняя которые человек жив был бы через них, и субботы Мои нарушали, и Я сказал: изолью на них ярость Мою в пустыне, чтобы истребить их. Но Я поступил ради имени Моего, чтобы оно не хулилось перед народами, в глазах которых Я вывел их” (ст. 10-14). Когда Бог вывел израильтян из Египта, они не стали лучше, чем были в Египте, более того, их грехи стали еще более очевидными и непростительными; хотя они и находились в пустыне наедине с Богом, но все еще тянулись к идолам; Он дал им свои заповеди и объявил им свои постановления, но они не поступали по его заповедям, а отвергли их. Он дал им также свои субботы, чтобы они были знамением между ним и ими, но они глубоко нарушали их. Поэтому Бог вновь разгневался и хотел истребить израильтян в пустыне, как до этого в Египте, но его имя, против которого они грешили так дерзко и упорно, было их прибежищем и защитой. “Даже Я, подняв руку Мою против них в пустыне, поклялся, что не введу их в землю, которую Я назначил, - текущую молоком и медом, красу всех земель, - за то, что они отвергли постановления Мои и не поступали по заповедям Моим, и нарушали субботы Мои; ибо сердце их стремилось к идолам их” (ст. 15,16).
“Но око Мое пожалело погубить их; и Я не истребил их в пустыне. И говорил Я сыновьям их в пустыне: не ходите по правилам отцов ваших, и не соблюдайте установлений их, и не оскверняйте себя идолами их. Я Господь Бог ваш: по Моим заповедям поступайте, и Мои уставы соблюдайте, и исполняйте их. И святите субботы Мои, чтобы они были знамением между Мною и вами, дабы вы знали, что Я Господь Бог ваш. Но и сыновья возмутились против Меня: по заповедям Моим не поступали и уставов Моих не соблюдали, не исполняли того, что исполняя, человек был бы жив, нарушали субботы Мои, - и Я сказал: изолью на них гнев Мой, истощу над ними ярость Мою в пустыне; но Я отклонил руку Мою и поступил ради имени Моего, чтобы оно не хулилось перед народами, перед глазами которых Я вывел их” (ст. 17-22). Богом двигало чувство сострадания, но Он должен был оградить свою власть, утвердить справедливость своих судов, доказать особую ценность своих суббот {Важно заметить, что соблюдение субботы не носит нравственного характера, как все остальные девять заповедей Бога, ибо их считают нормами поведения, нравственными нормами; субботу же следовало соблюдать потому, что Бог предписал своему собственному народу хранить ее как знамение его завета с Израилем. Следовательно, идолопоклонство или разбой, например, всегда считались и будут считаться беззаконием или грехом, но сам Господь по окончании дела искупления вводит и утверждает другой день как выражение общения христиан с Отцом и Сыном, как своего рода символ начатка. Какое невежество - придираться к тому, что на самом деле есть мудрость и благодать Бога! Увы! даже святые не обладают таким познанием Бога. И все же это является одним из доказательств того, как низко пал христианский мир, и люди, которым следовало бы это понимать, еще говорят о христианской субботе, будто бы субботы не были установлены и предписаны как знамение, чтобы израильтяне знали Бога, освящающего их. Но мы, христиане, стоим на основании свершившегося искупления и являемся новым творением, а не старым, и поэтому собираемся в первый день недели, а не в последний, как это делают иудеи} как знамений между ним и ими. Тщетно! Сыны Израиля в пустыне оказались такими же порочными, как и их отцы, которые погибли, и только забота Бога о своем имени , которое израильтяне оскверняли, воспрепятствовала их истреблению. Но теперь рука, которую Он поднял, чтобы поклясться племени дома Израиля, что явит им милость и доброту, была поднята против сынов Израиля в пустыне в знак того, что они не вступят в ханаанскую землю, а будут рассеяны им по народам и развеяны по землям (ср. Лев. 26 и Втор. 28;32). С другой стороны, если говорить о давно нависшей над Израилем угрозе, которую Бог собирался привести в исполнение, то пророк Амос в своей книге ясно говорит о том, что плен и рассеяние израильтян по народам грозило им по причине их идолопоклонства и возмущения в пустыне против Бога. “Приносили ли вы Мне жертвы и хлебные дары в пустыне в течение сорока лет, дом Израилев? Вы носили скинию Молохову и звезду бога вашего Ремфана, изображения, которые вы сделали для себя. За то Я переселю вас за Дамаск, говорит Господь; Бог Саваоф - имя Ему” (Ам. 5, 25-27).
Некоторым трудно понять смысл стиха 25, и это с незапамятных времен происходит с толкователями Библии и ее читателями. Но решение проблемы заключается в том простом принципе, что Бог, являя высшую власть и подвергая свой провинившийся народ наказанию, приписывает исполнение наказания себе, даже если карающее орудие или средство совершенно чужды его разуму и сердцу. Более того, это справедливо можно отнести и на счет святого Божьего, самого Иисуса Христа, о котором сказано, что его поразил Бог, хотя Он явно был отвергнут людьми и пострадал от них (Пс. 69; Зах. 13). Глубоко и серьезно заблуждаются те, кто считает, что учреждения недобрые и постановления, от которых иудеи не могли быть живы, означают те постановления Бога, которые они обязаны были покорно исполнять. Это действительно делало бы Писание совершенно непонятным, а Бога представляло бы творцом греха. Но это не так: что бы в конечном итоге ни думал грешник, апостол Павел самым убедительным образом доказывает, что даже обращенная душа бессильна в своих попытках под законом следовать добру и сопротивляться злу в самой себе, а также оправдать то, что само по себе свято, справедливо, исполнено добра. Ведь несомненно, что иудейский пророк и святой апостол Павел вовсе не противоречат друг другу; противоречат же истине те, кто считает, что фраза “учреждения недобрые” способствует неправильному пониманию истинного смысла. На самом же деле здесь указывается на то, что народ попал в ужасную зависимость от развращающих и губительных языческих обрядов, подрывающих даже семейные устои, требующих от них столь ужасной жертвы, как посвящение своих первенцев Молоху, “ужасному царю”. Таким образом, если они осквернили имя Бога и его субботы, то Он осквернил их в их же дарах: настолько сильно пали израильтяне, отступив от истинного Бога. Стих 27, на мой взгляд, не оставляет сомнений относительно действительного смысла стиха 25. “Посему говори дому Израилеву, сын человеческий, и скажи им: так говорит Господь Бог: вот чем еще хулили Меня отцы ваши, вероломно поступая против Меня: Я привел их в землю, которую клятвенно обещал дать им, подняв руку Мою, - а они, высмотрев себе всякий высокий холм и всякое ветвистое дерево, стали заколать там жертвы свои, и ставили там оскорбительные для Меня приношения свои и благовонные курения свои, и возливали там возлияния свои. И Я говорил им: что это за высота, куда ходите вы? поэтому именем Бама называется она и до сего дня” (ст. 27-29). Каким бы ужасным ни было их идолопоклонство прежде, в Египте или в пустыне, в ханаанской земле оно было еще более преступным и оскорбительным для Бога. Ложное поклонение слишком долговечно, но истина утверждается только благодатью (ст. 29).
“Посему скажи дому Израилеву: так говорит Господь Бог: не оскверняете ли вы себя по примеру отцов ваших и не блудодействуете ли вслед мерзостей их? Принося дары ваши и проводя сыновей ваших через огонь, вы оскверняете себя всеми идолами вашими до сего дня, и хотите вопросить Меня, дом Израилев? живу Я, говорит Господь Бог, не дам вам ответа. И что приходит вам на ум, совсем не сбудется. Вы говорите: “будем, как язычники, как племена иноземные, служить дереву и камню”. Живу Я, говорит Господь Бог: рукою крепкою и мышцею простертою и излиянием ярости буду господствовать над вами. И выведу вас из народов и из стран, по которым вы рассеяны, и соберу вас рукою крепкою и мышцею простертою и излиянием ярости. И приведу вас в пустыню народов, и там буду судиться с вами лицом к лицу. Как Я судился с отцами вашими в пустыне земли Египетской, так буду судиться с вами, говорит Господь Бог. И проведу вас под жезлом и введу вас в узы завета. И выделю из вас мятежников и непокорных Мне. Из земли пребывания их выведу их, но в землю Израилеву они не войдут, и узнаете, что Я Господь. А вы, дом Израилев, - так говорит Господь Бог, - идите каждый к своим идолам и служите им, если Меня не слушаете, но не оскверняйте более святого имени Моего дарами вашими и идолами вашими, потому что на Моей святой горе, на горе высокой Израилевой, - говорит Господь Бог, - там будет служить Мне весь дом Израилев, - весь, сколько ни есть его на земле; там Я с благоволением приму их, и там потребую приношений ваших и начатков ваших со всеми святынями вашими”(ст. 30-40). Следовательно, упорное и отвратительное беззаконие отцов и детей, их тяжкие грехи порочили его имя , были постоянным укором их совести и не давали им права вопрошать Бога через его пророка (см. ст. 30,31). Но Бог позаботится о том, чтобы они не погрязли полностью в пороке, называемом отступничеством, чтобы они душой не отступили от него окончательно. В конце концов они не должны были полностью уподобиться язычникам, им не удастся разорвать все узы, связывающие их с Богом, чтобы служить дереву и камню. Они виновны в том, что лелеют такую надежду, но Бог не забудет о своей чести, и они понесут наказание за это. “Живу Я, говорит Господь Бог: рукою крепкою и мышцею простертою и излиянием ярости буду господствовать над вами”. Только ли через суды будет достигнуто это? Несомненно, это произойдет через суды, но с той целью, чтобы очистить Израиль. Бог отделит свой народ от других народов, несмотря на естественный ход событий, несмотря на желание других народов и самих израильтян. И в результате этого только один Он будет прославлен и возвеличится, когда люди меньше всего будут ожидать этого. И как за летом следует зима, так и свет сменит тьму человеческого дня. Ради этого древний народ храним Богом, несмотря на их грехи, от вмешательства дьявола. Пусть он правит, как может, все равно Бог сильнее его и будет править открыто, подобно тому, как Он делает это в тайном провидении.
Но именно в стихе 35 мы видим один из самых серьезных и ясных намеков этого нового слова Бога. Речь идет не о храме в Иерусалиме и не о последней царствующей ветви виноградной лозы, из ветвей которой вышел огонь и пожрал ее плоды, так что не осталось на ней крепких ветвей для скипетра властителя до прихода Силома. Здесь речь идет о народе Израиля в целом, по крайней мере больше, чем об иудеях; и глубокий интерес представляет собой намек на их особое будущее. С ним (а не с остатком на израильской земле и в Иерусалиме) Бог повторит историю избранного народа. После того, как Он соберет их из народов и из стран, по которым они рассеяны, и сделает это не мирными и духовными средствами благовестия, но крепкой рукой, простертой мышцей и излиянием ярости, Он приведет их в пустыню народов и там будет судиться с ними лицом к лицу, как было в древние времена, когда Он так же обошелся с их отцами в пустыне египетской земли. И там Он заставит вспомнить прошлое, и, как пастырь своих овец, Он введет их жезлом в узы завета. Это высшая благодать, но правящая по правде. Поэтому мятежники и непокорные будут выделены из народа Израиля, и грешащие против Бога (ибо даже грешники Израиля не будут смешаны с грешниками других народов) больше не будут вместе с народом Бога. Из их земли пребывания Он выведет их, но в землю Израиля они не войдут. Как поразительно это отличается от участи, ожидающей остаток иудеев, которым придется пострадать за особые грехи на своей земле! Там они отвергли Христа, который явился от имени своего Отца; там они примут антихриста, который явится от своего собственного имени. Сравните это с тем, что сказано в Зах. 11, 16. 17; 13, 8. 9, а также в Дан. 12, 1 (об остатке иудеев) и ст. 2 (об основной части язычников); так я понимаю каждый из этих стихов.
Было просто бесполезно для израильтян думать о том, что их поклонение Богу будет угодно ему, ибо колдовство было грехом, равнозначным восстанию против Бога, а идолопоклонство было упрямством. Если поэтому они не слушали Бога, то им лучше было бы открыто поклоняться своим идолам, нежели притворяться поклоняющимся Богу, ибо это явно оскорбляло его - дары, приносимые ему идолопоклонниками, лишь оскверняли святое имя Бога. Но его цель будет исполнена, “потому что на Моей святой горе, на горе высокой Израилевой, - говорит Господь Бог, - там будет служить Мне весь дом Израилев, - весь, сколько ни есть его на земле; там Я с благоволением приму их, и там потребую приношений ваших и начатков ваших со всеми святынями вашими”. Кто может, ссылаясь на мнимое сходство, утверждать, что это слово обетования, переданное через пророка Иезекииля, уже сбылось или уже начало сбываться? Ведь народ и земля Израиля будут тогда святынями в полном смысле этого слова. Тогда, но не прежде, Господь будет возвеличен через Израиль пред лицом всех народов. Евангелие, которое далеко распространилось со времени смерти и воскресения Христа, является противоположностью этому, ибо там все представлены как грешники и заблудшие; и те, кто верит, не только будут прощены без исключения, но и станут новыми человеками и уже не будут считаться ни иудеями, ни эллинами. “В тот день”, о котором говорит пророк Иезекииль, различия проявятся вновь, и израильтяне, избавленные от всех своих идолов и от всех своих высот, будут поклоняться своему Богу на его святой горе, на высокой горе Израиля.
“Приму вас, как благовонное курение, когда выведу вас из народов и соберу вас из стран, по которым вы рассеяны, и буду святиться в вас перед глазами народов. И узнаете, что Я Господь, когда введу вас в землю Израилеву, - в землю, которую Я клялся дать отцам вашим, подняв руку Мою. И вспомните там о путях ваших и обо всех делах ваших, какими вы оскверняли себя, и возгнушаетесь самими собою за все злодеяния ваши, какие вы делали. И узнаете, что Я Господь, когда буду поступать с вами ради имени Моего, не по злым вашим путям и вашим делам развратным, дом Израилев, - говорит Господь Бог”(ст. 41-44). Тогда они будут приняты и познают его, тогда исполнится обещанное отцам, и не только в нас, которые верят ныне и по пришествии Христа отправятся на небеса, но и в сынах Израиля на земле, которые, когда придет время, искренне покаются в своих грехах; только так будет на самом деле, ибо милостив тот, кто действует свободно вопреки злодеяниям твари ради собственной славы, а если бы Он не действовал так, то грешники безвозвратно и безнадежно погибли бы.

Иезекииль 20,45 - 21

То, что обычно в наших Библиях принято считать окончанием двадцатой главы (ст. 45-49), в еврейской и некоторых других версиях, скорее, можно отнести к началу двадцать первой главы {Прим. ред.: в русской Библии издательства “GBV” глава 20 заканчивается стихом 44}. В данном отрывке подразумевается завоевание Иудеи, представленной здесь в образе пожираемого огнем леса. Пророку велено обратить свое лицо к югу и изречь пророчество, выраженное в трех формах и очень эмоционально: “И было ко мне слово Господне: сын человеческий! обрати лице твое на путь к полудню, и произнеси слово на полдень, и изреки пророчество на лес южного поля. И скажи южному лесу: слушай слово Господа; так говорит Господь Бог: вот, Я зажгу в тебе огонь, и он пожрет в тебе всякое дерево зеленеющее и всякое дерево сухое [суд ожидает всех, будь то сильный или изможденный]; не погаснет пылающий пламень, и все будет опалено им от юга до севера. И увидит всякая плоть, что Я, Господь, зажег его, и он не погаснет [полное осуществление приговора докажет причастность к нему Бога]. И сказал я: о, Господи Боже! они говорят обо мне: не говорит ли он притчи?” Сказано было довольно ясно, но человек всегда затрудняется понять то, что ему не нравится.

Иезекииль 21

Следующее сообщение (гл. 21) выражено еще более ясно и полно: “И было ко мне слово Господне: сын человеческий! обрати лице твое к Иерусалиму и произнеси слово на святилища, и изреки пророчество на землю Израилеву, и скажи земле Израилевой: так говорит Господь Бог: вот, Я - на тебя, и извлеку меч Мой из ножен его и истреблю у тебя праведного и нечестивого”. Здесь образы переданы ясным и понятным языком. Истребление будет поголовным, напоминая не наказание, но месть. Теперь уже речь идет не о большом пожаре, а о карающем мече. “А для того, чтобы истребить у тебя праведного и нечестивого, меч Мой из ножен своих пойдет на всякую плоть от юга до севера. И узнает всякая плоть, что Я, Господь, извлек меч Мой из ножен его, и он уже не возвратится”. Приговор против Иудеи был оглашен бесповоротно. “Ты же, сын человеческий, стенай, сокрушая бедра твои, и в горести стенай перед глазами их”. Все должны были обратить на это внимание. Это не было легкомыслием или притворством со стороны Иезекииля. Бог подразумевал, что это должно быть глубоко прочувствовано - сначала пророком, чтобы затем и все остальные могли устрашиться. “И когда скажут тебе: “отчего ты стенаешь?”, скажи: “от слуха, что идет”, - и растает всякое сердце, и все руки опустятся, и всякий дух изнеможет, и все колени задрожат, как вода. Вот, это придет и сбудется, говорит Господь Бог”. Уверенность в неминуемости суда, хотя бы только суда над его народом, должна была переполнить сердце пророка мукой и болью. “И было ко мне слово Господне: сын человеческий! изреки пророчество и скажи: так говорит Господь Бог: скажи: меч, меч наострен и вычищен; наострен для того, чтобы больше заколать; вычищен, чтобы сверкал, как молния. Радоваться ли нам, что жезл сына Моего презирает всякое дерево? Я дал его вычистить, чтобы взять в руку; уже наострен этот меч и вычищен, чтобы отдать его в руку убийцы. Стенай и рыдай, сын человеческий, ибо он - на народ Мой, на всех князей Израиля; они отданы будут под меч с народом Моим; посему ударяй себя по бедрам. Ибо он уже испытан. И что, если он презирает и жезл? сей не устоит, говорит Господь Бог”. Затем следует повеление: “Ты же, сын человеческий, пророчествуй и ударяй рукою об руку; и удвоится меч и утроится, меч на поражаемых, меч на поражение великого, проникающий во внутренность жилищ их. Чтобы растаяли сердца и чтобы павших было более, Я у всех ворот их поставлю грозный меч, увы! сверкающий, как молния, наостренный для заклания. Соберись и иди направо или иди налево, куда бы ни обратилось лице твое. И Я буду рукоплескать и утолю гнев Мой; Я, Господь, сказал”. Теперь об иудеях говорится как о великом народе, а не иносказательно как о сухих и зеленеющих деревьях. Бог сомкнет свои руки и утолит свой гнев.
Последующие стихи не только рисуют яркий и впечатляющий образ халдейского царя и его прорицателей, но и вновь сообщают о причине гнева над Иерусалимом: “И было ко мне слово Господне: и ты, сын человеческий, представь себе две дороги, по которым должно идти мечу царя Вавилонского, - обе они должны выходить из одной земли; и начертай руку, начертай при начале дорог в города. Представь дорогу, по которой меч шел бы в Равву сынов Аммоновых и в Иудею, в укрепленный Иерусалим [ни у царя, ни у народа не было доверия к Богу]; потому что царь Вавилонский остановился на распутье, при начале двух дорог, для гаданья: трясет стрелы, вопрошает терафимов, рассматривает печень. В правой руке у него гаданье: “в Иерусалим”, где должно поставить тараны, открыть для побоища уста, возвысить голос для военного крика, подвести тараны к воротам, насыпать вал, построить осадные башни. Это гаданье показалось в глазах их лживым; но так как они клялись клятвою, то он, вспомнив о таком их вероломстве, положил взять его. Посему так говорит Господь Бог: так как вы сами приводите на память беззаконие ваше, делая явными преступления ваши, выставляя на вид грехи ваши во всех делах ваших, и сами приводите это на память, то вы будете взяты руками”. Иерусалимский царь был еще более лжив в отношениях с Богом, чем поклоняющийся идолам царь Вавилона. Навуходоносор рассчитывал на то, что он с уважением отнесется к клятве, данной Богу, но у того не было никакого уважения.
Поэтому Седекию называют нечестивым правителем Израиля, чей день придет, когда будет положен конец беззаконию. “Так говорит Господь Бог: сними с себя диадему и сложи венец; этого уже не будет; униженное возвысится и высокое унизится. Низложу, низложу, низложу и его не будет, доколе не придет Тот, Кому принадлежит он, и Я дам Ему”. Явится Мессия и будет царствовать, а до тех пор будет лишь подчинение, и только подчинение. Лишь ему принадлежит право.
Данная глава завершается пророчеством об аммонитянах: “И ты, сын человеческий, изреки пророчество и скажи: так говорит Господь Бог о сынах Аммона и о поношении их; и скажи: меч, меч обнажен для заклания, вычищен для истребления, чтобы сверкал, как молния, чтобы, тогда как представляют тебе пустые видения и ложно гадают тебе, и тебя приложил к обезглавленным нечестивцам, которых день наступил, когда нечестию их положен будет конец. Возвратить ли его в ножны его? - на месте, где ты сотворен, на земле происхождения твоего буду судить тебя: и изолью на тебя негодование Мое, дохну на тебя огнем ярости Моей и отдам тебя в руки людей свирепых, опытных в убийстве. Ты будешь пищею огню, кровь твоя останется на земле; не будут и вспоминать о тебе; ибо Я, Господь, сказал это”. Речь шла не только об Иерусалиме, но и о сынах Аммона. Иерусалим был главным объектом истребительного гнева, тем не менее и сынам Аммона не удастся избежать его, и они падут в свое время. Неприятие правления Бога через закон выльется в явное уничтожение Израиля, но проявится благодать, которая сохранит милостью Бога, чтобы восстановить то, что казалось безнадежным до тех пор, пока обетования были связаны определенными условиями, ибо народ Бога разрушил все то, что следовало исполнить. Им предстояло быть уведенными в плен, а их царство должно было низвергнуться до прихода Мессии, но аммонитян Бог будет судить на земле их происхождения. Тем не менее было бы ошибочным отрицать их пленение или то, что в грядущем они тоже возродятся на своей земле (ср. Иер. 49, 6).

Иезекииль 22

Далее следует сокрушительное разоблачение Иерусалима, обличение его в насилии и нравственном разложении, и особенно в идолопоклонстве. За все это Бог предаст Иерусалим позору, отдав его на поругание народам, близким и далеким. “И было ко мне слово Господне: и ты, сын человеческий, хочешь ли судить, судить город кровей? выскажи ему все мерзости его. И скажи: так говорит Господь Бог: о, город, проливающий кровь среди себя, чтобы наступило время твое, и делающий у себя идолов, чтобы осквернять себя! Кровью, которую ты пролил, ты сделал себя виновным, и идолами, каких ты наделал, ты осквернил себя, и приблизил дни твои и достиг годины твоей. За это отдам тебя на посмеяние народам, на поругание всем землям. Близкие и далекие от тебя будут ругаться над тобою, осквернившим имя твое, прославившимся буйством” (ст. 1-5). Даже высокопоставленные законники, правители города, являли примеры беззакония всякого рода и степени и в любых отношениях с людьми. Разве удивительно, что имя Бога хулилось среди язычников, когда сами иудеи нарушали уставы Бога и принципы человечности и могли нарушить любой устав закона, стоящий у них на пути? Об этом подробно и в весьма унизительных выражениях сказано в стихах 7-12, в конце которых указана причина и следствие всех других их беззаконий: Израиль забыл самого Бога.
“И вот, Я всплеснул руками Моими о корыстолюбии твоем, какое обнаруживается у тебя, и о кровопролитии, которое совершается среди тебя. Устоит ли сердце твое, будут ли тверды руки твои в те дни, в которые буду действовать против тебя? Я, Господь, сказал и сделаю. И рассею тебя по народам, и развею тебя по землям, и положу конец мерзостям твоим среди тебя. И сделаешь сам себя презренным перед глазами народов, и узнаешь, что Я Господь” (ст. 13-16). Такими вот словами выражено божественное недовольство. Но где будет их смелость и твердость рук (чем, как может показаться, они обладают), куда все это денется в день суда, когда приговор будет так же неизбежен, как и рассеяние иудеев по всем сторонам?! Ибо если не в Иерусалиме они прекратят творить свои беззакония, то уж на чужбине они наверняка осознают свое нечестие и исповедаются другим в своем душевном оскорблении, и тогда познают Господа, как никогда прежде.
В следующем отрывке данной главы осуждение, если можно так сказать, еще более выразительно. Если в предыдущей главе предрекалось наказание от меча, то в этой - не менее страшный суд в огне плавильной печи. “И было ко мне слово Господне: сын человеческий! дом Израилев сделался у Меня изгарью; все они - олово, медь и железо и свинец в горниле, сделались, как изгарь серебра. Посему так говорит Господь Бог: так как все вы сделались изгарью, за то вот, Я соберу вас в Иерусалим. Как в горнило кладут вместе серебро, и медь, и железо, и свинец, и олово, чтобы раздуть на них огонь и расплавить; так Я во гневе Моем и в ярости Моей соберу, и положу, и расплавлю вас. Соберу вас и дохну на вас огнем негодования Моего, и расплавитесь среди него. Как серебро расплавляется в горниле, так расплавитесь и вы среди него, и узнаете, что Я, Господь, излил ярость Мою на вас” (ст. 17-22). Какие бы кровавые ужасы ни ассоциировались с мечом, огонь божественного гнева предвещает куда более страшную участь даже для этого мира, и пророчество Иезекииля, разумеется, не идет дальше этого. Но такая кара была уготовлена Иерусалиму за его грехи, а не потому, что язычники были сильнее иерусалимлян. Верующий понимает это и преклоняется пред Ним.
В заключительных стихах главы уже не встречается столь метафорический стиль, но используются самые обычные выражения. “И было ко мне слово Господне: сын человеческий! скажи ему: ты - земля неочищенная, не орошаемая дождем в день гнева! Заговор пророков ее среди нее - как лев рыкающий, терзающий добычу; съедают души, обирают имущество и драгоценности, и умножают число вдов. Священники ее нарушают закон Мой и оскверняют святыни Мои, не отделяют святого от несвятаго и не указывают различия между чистым и нечистым, и от суббот Моих они закрыли глаза свои, и Я уничижен у них. Князья у нее как волки, похищающие добычу; проливают кровь, губят души, чтобы приобрести корысть. А пророки ее все замазывают грязью, видят пустое и предсказывают им ложное, говоря: “так говорит Господь Бог”, тогда как не говорил Господь. А в народе угнетают друг друга, грабят и притесняют бедного и нищего, и пришельца угнетают несправедливо. Искал Я у них человека, который поставил бы стену и стал бы предо Мною в проломе за сию землю, чтобы Я не погубил ее, но не нашел” (ст. 23-30). Виновный в беззакониях и отданный на суд Бога Иерусалим напоминал собой землю, лишенную человеческой культуры или естественной поддержки Бога, настоящую пустыню, хотя бы в духовном плане. Устраивающие заговор пророки в такой среде были подобны рыкающим и терзающим добычу львам; священники не только искажали суть законов, но и оскверняли святилище; иерусалимские князья были не лучше волков, кровожадных и хищных, губящих души, чтобы завладеть добычей. И народ ничем не отличался от своих князей; люди низкого происхождения были ничем не лучше высокородных в духовном плане. Пророки покрывали грехи людей, лицемерно заявляя, что передают слово Бога, тогда как предсказывали ложное, вводя народ в заблуждение, в то же время и народ не сторонился зла, но морально опускался все ниже, творя всякого рода насилие и притеснения. И Бог не нашел среди них человека, способного поставить стену и стать пред ним в проломе за свою землю, чтобы защитить ее. Увы! Не было такого человека. “Итак изолью на них негодование Мое, огнем ярости Моей истреблю их, поведение их обращу им на голову, говорит Господь Бог” (ст. 31).

Иезекииль 23

Пророк Иезекииль все еще продолжает разоблачать грехи Израиля, особенно Иерусалима. Он сравнивает святой город с Самарией, называя их сестрами, дочерьми одной матери - иудейским народом; они сродни друг другу и по своему идолопоклонству, ибо их роднит общий грех, который прослеживается пророком от самых его истоков. Идолы, с которыми они блудили в Египте, толкнули их на блудодеяние с Вавилоном и Ассирией. Они обнаруживали свое распутство еще в Египте, но и в почтенном возрасте они продолжали грешить грехами своей юности. Пророк символически называет их здесь Оголой (старшую сестру) и Оголивой (младшую). Первое имя означает “ее собственный шатер”, второе - “мой шатер в ней”. Читатель не может не заметить поразительное соответствие друг другу этих символических имен. Поклонение Самарии носило характер своеволия, в лучшем случае подражания, но в действительности она стремилась к независимости от Бога. Однако в Иерусалиме богослужение проходило под началом Бога, Он как бы сам назначал его; тем не менее обе сестры принадлежали ему. “И были они Моими, и рождали сыновей и дочерей”. Незаконный захват власти Иеровоамом не устранил права Бога, но, скорее, способствовал появлению таких своеобразных служителей, как Илия, Елисей и другие в божественной благодати, если бы только они могли получить предостережение. Старшая сестра Огола, или Самария, вскоре доказала, что не избавилась от прежнего своего греха и продолжала блудить (ст. 5 - 8). Поклонение тельцам привело еще к худшему блуду, и в конце концов - к суду, который осуществили над Самарией те, что после всех прочих чарами отвлекали ее от Бога,- сыны Ассура совершили над Самарией казнь (ст. 9,10).
Послужило ли это хорошим уроком Иерусалиму? Пошло ли случившееся с Оголой (Самарией) на пользу Оголиве? Напротив, “сестра ее, Оголива, видела это, и еще развратнее была в любви своей, и блужение ее превзошло блужение сестры ее”. Младшая сестра, пользовавшаяся еще большим преимуществом, последовала примеру старшей и с еще большим рвением предалась идолопоклонству (ст. 11). Более того, она пристрастилась к сыновьям Ассура. “И Я видел, что она осквернила себя, и что у обеих их одна дорога”. Однако, не удовлетворившись своими блудодеяниями с ассириянами, Оголива устремилась вслед халдеев и их домов. И сыны Вавилона осквернили ее своим блудодейством, и она, осквернив себя ими, отвратилась от них. Так бывает всегда, где нет благоволия и воли Бога. Греховная близость быстро переходит в обоюдное отвращение. Но увы! Здесь произошло еще более худшее, ибо Бог говорит: “Тогда и от нее отвратилась душа Моя, как отвратилась душа Моя от сестры ее”. Иерусалим был отдан во власть блудодеяний, предался распутству (ст. 19,20).
Начиная с 22-го стиха Бог угрожает Иерусалиму: “Посему, Оголива, так говорит Господь Бог: вот, Я возбужу против тебя любовников твоих, от которых отвратилась душа твоя, и приведу их против тебя со всех сторон: сынов Вавилона и всех Халдеев, из Пехода, из Шоа и Коа, и с ними всех сынов Ассура, красивых юношей, областеначальников и градоправителей, сановных и именитых, всех искусных наездников. И придут на тебя с оружием, с конями и колесницами и с множеством народа, и обступят тебя кругом в латах, со щитами и в шлемах, и отдам им тебя на суд, и будут судить тебя своим судом. И обращу ревность Мою против тебя, и поступят с тобою яростно: отрежут у тебя нос и уши, а остальное твое от меча падет; возьмут сыновей твоих и дочерей твоих, а остальное твое огнем будет пожрано; и снимут с тебя одежды твои, возьмут наряды твои. И положу конец распутству твоему и блужению твоему, принесенному из земли Египетской, и не будешь обращать к ним глаз твоих, и о Египте уже не вспомнишь. Ибо так говорит Господь Бог: вот, Я предаю тебя в руки тех, которых ты возненавидела, в руки тех, от которых отвратилась душа твоя. И поступят с тобою жестоко, и возьмут у тебя все, нажитое трудами, и оставят тебя нагою и непокрытою, и открыта будет срамная нагота твоя, и распутство твое, и блудодейство твое. Это будет сделано с тобою за блудодейство твое с народами, которых идолами ты осквернила себя. Ты ходила дорогою сестры твоей; за то и дам в руку тебе чашу ее”. Те, с которыми она грешила, будут ее карателями и поступят с ней жестоко; они безжалостно накажут ее, предав позору и бесчестию. Прелюбодействующему народу, согласно этому символу, должны отрезать носы и уши, забрать у них сыновей и дочерей; они должны погибнуть от меча и огня. Не гордится ли распутная женщина своими нарядами и украшениями? Все снимут с Иерусалима, его лишат всего нажитого, и не напрасно. Ибо покончено будет с распутством Иерусалима, и он забудет о Египте и больше не обратит своих глаз к нему. И Иуде достанется не меньше, чем остальным десяти мятежным коленам Израиля.
Начиная с 32-го стиха опять говорится о чаше, упомянутой в 31-ом стихе, которая как бы символизирует всю полноту суда над Иерусалимом.
“Так говорит Господь Бог: ты будешь пить чашу сестры твоей, глубокую и широкую, и подвергнешься посмеянию и позору, по огромной вместительности ее. Опьянения и горести будешь исполнена: чаша ужаса и опустошения - чаша сестры твоей, Самарии! И выпьешь ее, и осушишь, и черепки ее оближешь, и груди твои истерзаешь: ибо Я сказал это, говорит Господь Бог. Посему так говорит Господь Бог: так как ты забыла Меня и отвратилась от Меня, то и терпи за беззаконие твое и за блудодейство твое” (ст. 32-35).
Привилегированная Иудея будет судима судом более суровым, чем Самария, поскольку и вина ее была серьезнее. И чашу она осушит до дна, и черепки ее оближет, и истерзает свои грешные груди. Начиная с 36-го стиха и до конца главы делается сравнение злодеяний Оголы и Оголивы, которым и завершается повествование об этих двух сестрах. Обе они были распутными и прелюбодействовали со своими идолами; кровь - на руках той и другой; обе они так далеко зашли в прелюбодействе со своими идолами, что через огонь приводили своих детей в жертву Молоху, и в тот же день оскверняли святилище Бога и нарушали его субботы. “Вот как поступали они в доме Моем!” Никакими средствами не гнушались они, чтобы привлечь к себе людей издалека, позоря тем самым Бога, и было крайне несправедливо и чудовищно то, что приходившим издалека они предлагали благовонные курения Бога и его елей. И поскольку Оголива (Иерусалим) зазывала к себе чужеземцев издалека, то не гнушалась принимать у себя в покоях и самых распутных пьяниц из пустыни. Весьма расточительными блудницами были эти женщины - Огола и Оголива. Не только Бог, но и праведные мужи будут судить их, судить “судом прелюбодейц и судом проливающих кровь”, потому что такими они и были на самом деле (ст. 45).
Суд над ними, однако, не медлит. Распутных женщин должны побить камнями до смерти. “Ибо так сказал Господь Бог: созвать на них собрание и предать их озлоблению и грабежу. И собрание побьет их камнями, и изрубит их мечами своими, и убьет сыновей их и дочерей их, и домы их сожжет огнем. Так положу конец распутству на сей земле, и все женщины примут урок, и не будут делать срамных дел подобно вам; и возложат на вас ваше распутство, и понесете наказание за грехи с идолами вашими, и узнаете, что Я Господь Бог” (ст. 46-49).

Иезекииль 24

Новое обращение Бога к пророку имеет ту важную особенность, что Он велит пророку записать именно тот день, когда начнется сбываться предсказание об Иерусалиме; давалась не как обычно дата сообщения, но точная дата исполнения пророчества, причем время исчисления ведется от пленения царя Иоакима. Высшая сила должна была известить о том, что именно в тот самый день начнется осада Иерусалима.
“И было ко мне слово Господне в девятом году, в десятом месяце, в десятый день месяца: сын человеческий! запиши себе имя этого дня, этого самого дня: в этот самый день царь Вавилонский подступит к Иерусалиму. И произнеси на мятежный дом притчу, и скажи им: так говорит Господь Бог: поставь котел, поставь и налей в него воды; сложи в него куски мяса, все лучшие куски, бедра и плеча, и наполни отборными костями; отборных овец возьми, и разожги под ним кости, и кипяти до того, чтобы и кости разварились в нем. Посему так говорит Господь Бог: горе городу кровей! горе котлу, в котором есть накипь и с которого накипь его не сходит! кусок за куском его выбрасывайте из него, не выбирая по жребию. Ибо кровь его среди него; он оставил ее на голой скале; не на землю проливал ее, где она могла бы покрыться пылью. Чтобы возбудить гнев для совершения мщения, Я оставил кровь его на голой скале, чтобы она не скрылась” (ст. 1-8). Итак, котел наполнен кусками мяса и отборными костями, содержимое кипит в котле так, что и кости развариваются, - это плохой знак, который Бог объясняет, давая понять, что иудеи напрасно хвастаются (гл. 11) безопасностью положения в Иерусалиме, ибо подобно тому, как плоть никогда не верит в обещанную Богом вечную жизнь и полное прощение грехов, так и простая религиозность склонна слишком сильно полагаться на неоспоримость обетований Бога, ничуть не обращая внимание на его волю или славу и на явное осквернение его имени и Слова. Но они обманывают свои души, точно так же, как иудеи здесь, когда им всем грозил суд. “Кусок за куском его выбрасывайте из него, не выбирая по жребию”. Никто из виновных не уйдет безнаказанным. Поскольку Иерусалим был грешен и тем, что проливал кровь (для Иерусалима это тем более считалось величайшим преступлением, поскольку иерусалимляне знали, как Бог утверждал неприкосновенность жизни человека, который был создан по образу его самого; это истина, быстро забытая и утраченная язычниками), и этот грех прочно укоренился среди израильтян, так что они не стыдясь делали это, даже не заботясь о том, чтобы скрыть следы своих преступлений, поэтому Бог должен пролить их кровь в отмщение и не сокроет ее, так Он поступит в воздаяние.
В стихах 9-14 мы видим, что Иерусалим будет взят и сильно разрушен, и это показано как продолжение предыдущей аллегории. Ибо теперь Бог дает знать, что не только кости сгорят в котле, но и сам город Иерусалим, который символически представлен в образе котла, не будет больше наполнен водой, но пустым будет поставлен на угли, так что его медь раскалится и в нем расплавится его нечистота, а вся накипь его исчезнет. “Труд будет тяжелый; но большая накипь его не сойдет с него; и в огне останется на нем накипь его. В нечистоте твоей такая мерзость, что, сколько Я ни чищу тебя, ты все нечист; от нечистоты твоей ты и впредь не очистишься, доколе ярости Моей Я не утолю над тобою. Я Господь, Я говорю: это придет и Я сделаю; не отменю и не пощажу, и не помилую. По путям твоим и по делам твоим будут судить тебя, говорит Господь Бог” (ст. 12-14). Исправительные меры уже не действовали на израильтян; управление, отвечающее его уставам, презиралось ими. Так пусть же тогда самые высокомерные и беспощадные убийцы придут и исполнят божественный приговор, который был произнесен здесь Богом!
Далее пророк призван сам принять удар от Бога, чтобы заставить переселенцев при реке Ховар почувствовать всю серьезность данного переломного момента и того мятежного отречения от истинного Бога, которое и навлекло такую кару на иудеев. “И было ко мне слово Господне: сын человеческий! вот, Я возьму у тебя язвою утеху очей твоих; но ты не сетуй и не плачь, и слезы да не выступают у тебя; вздыхай в безмолвии, плача по умершим не совершай; но обвязывай себя повязкою и обувай ноги твои в обувь твою, и бороды не закрывай, и хлеба от чужих не ешь. И после того, как говорил я поутру слово к народу, вечером умерла жена моя, и на другой день я сделал так, как повелено было мне” (ст. 15-18).
Несомненно, это внезапно обрушившееся на Иезекииля бедствие и то, что он “плача по умершей не совершал”, не прошло незамеченным. “И сказал мне народ: не скажешь ли нам, какое для нас значение в том, что ты делаешь? И сказал я им: ко мне было слово Господне: скажи дому Израилеву: так говорит Господь Бог: вот, Я отдам на поругание святилище Мое, опору силы вашей, утеху очей ваших и отраду души вашей, а сыновья ваши и дочери ваши, которых вы оставили, падут от меча. И вы будете делать то же, что делал я; бороды не будете закрывать, и хлеба от чужих не будете есть; и повязки ваши будут на головах ваших, и обувь ваша на ногах ваших; не будете сетовать и плакать, но будете истаявать от грехов ваших и воздыхать друг перед другом” (ст. 19-23). Новое действие пророка было истолковано народу Израиля, и люди узнали, что Бог уготовил им ни с чем несравнимое бедствие, которое не оставит места слезам или обычной скорби. Начнутся стремительное разрушение и повальная гибель людей. И Бог сам осквернит святилище своим судом , как прежде они оскверняли его своими мерзостями и преступлениями, так что иерусалимлянам ничего не останется, как только “истаявать от грехов своих и воздыхать друг перед другом”. Какая страшная картина всеобщего отчаяния, когда печаль настолько велика, что нет сил дать волю слезам, а переполняющее душу чувство вины заставляет людей забыть всякую надежду!
Было бы неправильным говорить о святых писателях, вставляющих свои собственные имена в свои произведения. Неужели те, кто так считает, на самом деле верят, что они были вдохновляемы в истинном и полном смысле этого слова? Если так, то именно Бог руководил ими и направлял их в этом, как руководил пророком Иезекиилем и направлял его в нашем случае. “И будет для вас Иезекииль знамением: все, что он делал, и вы будете делать; и когда это сбудется, узнаете, что Я Господь Бог. А что до тебя, сын человеческий, то в тот день, когда Я возьму у них украшение славы их, утеху очей их и отраду души их, сыновей их и дочерей их, - в тот день придет к тебе спасшийся оттуда, чтобы подать весть в уши твои. В тот день при этом спасшемся откроются уста твои, и ты будешь говорить, и не останешься уже безмолвным, и будешь знамением для них, и узнают, что Я Господь” (ст. 24-27).

Иезекииль 25

Теперь мы узнаем о новом повелении пророку, которое, имея непосредственное отношение к вышеупомянутому осуждению Израиля, и особенно Иерусалима, является естественным переходом к вопросу о других народах, которые один за другим подпадают под божественное обвинение (главы 25 - 32). Сыновья Аммона и Моава по несчастливому стечению обстоятельств с самого начала были поставлены в унизительное положение как бы незаконных родственников израильтян, в то время как сыновья Едома, хотя и считались более благородными по плоти, в духовном отношении были ничем не лучше этих народов, более того, считались злейшими врагами Израиля; филистимляне же, не имея никаких подобных связей с Израилем, особою волей судьбы укрепились на юго-западном крае земли, принадлежащей Израилю, хотя были язычниками и самыми жестокими притеснителями Израиля до тех пор, пока их не сокрушил Давид. Иезекиилю велено было изречь пророчество в отношении этих народов.
“И было ко мне слово Господне: сын человеческий! обрати лице твое к сынам Аммоновым и изреки на них пророчество, и скажи сынам Аммоновым: слушайте слово Господа Бога: так говорит Господь Бог: за то, что ты о святилище Моем говоришь: “а! а!”, потому что оно поругано, - и о земле Израилевой, потому что она опустошена, и о доме Иудином, потому что они пошли в плен, - за то вот, Я отдам тебя в наследие сынам востока, и построят у тебя овчарни свои, и поставят у тебя шатры свои, и будут есть плоды твои и пить молоко твое. Я сделаю Равву стойлом для верблюдов, и сынов Аммоновых - пастухами овец, и узнаете, что Я Господь. Ибо так говорит Господь Бог: за то, что ты рукоплескал и топал ногою, и со всем презрением к земле Израилевой душевно радовался, - за то вот, Я простру руку Мою на тебя и отдам тебя на расхищение народам, и истреблю тебя из числа народов, и изглажу тебя из числа земель; сокрушу тебя, и узнаешь, что Я Господь” (ст. 1-7). Больше всего сомнений возникает относительно сыновей востока, которых некоторые (из иудеев и христиан) считают халдеями. На мой же взгляд, более прав Феодорит, который полагает, что это израильтяне, ибо именно они после великого поражения, нанесенного Израилю Навуходоносором, будут ставить свои шатры и пасти свои стада и отары овец - словом, вести свою кочевую жизнь на земле тех, кто ликовал по поводу осквернения святилища и опустошения земли Израиля и радовался пленению Иуды. Возможно, именно это соображение и повлияло на то, что наши переводчики Писания вставили слово “шатры” там, где больше подошло бы слово “селения” или “расположение лагеря”. Было куда более тяжким ударом или наказанием стать собственностью странствующих бедуинов, чем просто пасть от крепостей, силы и военного мастерства халдеев. Сыны Аммона были разорены кочевниками, они исчезли безвозвратно, что бы там ни утверждали мимоходом греческие или римские историки.
Но не только они. Не менее враждебны Израилю были и сыны Моава. Однако их укрепления в горах, их крепости, которыми они так гордились, окажутся совершенно бесполезными, когда настанет час божественного суда, а он не замедлит. “Так говорит Господь Бог: за то, что Моав и Сеир говорят: “вот и дом Иудин, как все народы!”, за то вот, Я, начиная от городов, от всех пограничных городов его, красы земли, от Беф-Иешимофа, Ваалмеона и Кириафаима, открою бок Моава для сынов востока и отдам его в наследие им, вместе с сынами Аммоновыми, чтобы сыны Аммона не упоминались более среди народов. И над Моавом произведу суд, и узнают, что Я Господь” (ст. 8-11). Как это верно, что Богу противны исполненные гордыни, а нам хорошо известна гордыня Моава, которая тем более была ненавистна ему, что они осмелились говорить (во что они рады были поверить) что “вот и дом Иудин, как все народы!” Но это было не так ни с точки зрения данных им привилегий, ни с точки зрения ожидаемого наказания, хотя, увы, грешили они одинаково! Но не это именно было не по вкусу моавитянам; им не нравилось то, что Бог являл такую милость израильтянам, призывая их быть во главе других народов в качестве своих свидетелей; за это Он и исполнит свой приговор над Моавом, чтобы моавитяне знали его. Бог Израиля правит всеми народами.
Сеир действовал заодно с Моавом, но непримиримая ненависть Едома, по-видимому, занимала особое место. “Так говорит Господь Бог: за то, что Едом жестоко мстил дому Иудину и тяжко согрешил, совершая над ним мщение, за то, так говорит Господь Бог: простру руку Мою на Едома и истреблю у него людей и скот, и сделаю его пустынею; от Фемана до Дедана все падут от меча. И совершу мщение Мое над Едомом рукою народа Моего, Израиля; и они будут действовать в Идумее по Моему гневу и Моему негодованию, и узнают мщение Мое, говорит Господь Бог” (ст. 12-14). Разве не сострадал Едом своему брату? Увы, он скорее жаждал его гибели от руки чужеземцев-язычников, чтобы отомстить за то, что он так долго вызывал в нем зависть. Но Бог не потерпит долгого издевательства над своим народом и совершит свое мщение над Едомом рукой народа Израиля. “И они будут действовать в Идумее по Моему гневу и Моему негодованию, и узнают мщение Мое [не просто “узнают, что Я Господь”], говорит Господь Бог”.
Пришли ли чужеземцы с острова Крит, и поселились ли на земле Палестины, и осмелились ли притеснять израильтян? Или они поднялись, чтобы отомстить своим старым врагам, которые не могли отомстить во времена их прежнего величия? Бог все подметил, ничего не упустив из виду. “Так говорит Господь Бог: за то, что Филистимляне поступили мстительно и мстили с презрением в душе, на погибель, по вечной неприязни, за то, так говорит Господь Бог: вот, Я простру руку Мою на Филистимлян, и истреблю Критян, и уничтожу остаток их на берегу моря; и совершу над ними великое мщение наказаниями яростными; и узнают, что Я Господь, когда совершу над ними Мое мщение” (ст. 15-17). Эта угроза совершить божественные суды в данном отрывке звучит весьма выразительно. Как страшно попасть в руки живого Бога, когда Он мстит за свой народ его врагам!

Иезекииль 26

Еще один город на западе, имеющий исключительно важное значение, прославленный город Тир, навлек на себя недовольство и суд Бога. Это еще более важный урок, поскольку Тир, по-видимому, не был охвачен духом враждебности по отношению к Израилю. В нем, скорее, говорила алчность торгового конкурента, которому было выгодно крушение избранного народа. Это и соблазняло Тир вступить в борьбу с Израилем, что и возмутило Бога, ибо Он не не для того наказывал свой народ, чтобы дать возможность алчным себялюбцам извлечь для себя выгоду за счет несчастий или гибели Израиля. Об этом и говорит здесь пророк Иезекииль.
“В одиннадцатом году, в первый день первого месяца, было ко мне слово Господне: сын человеческий! за то, что Тир говорит о Иерусалиме: “а! а! он сокрушен - врата народов; он обращается ко мне; наполнюсь; он опустошен”, - за то, так говорит Господь Бог: вот, Я - на тебя, Тир, и подниму на тебя многие народы, как море поднимает волны свои. И разобьют стены Тира и разрушат башни его; и вымету из него прах его и сделаю его голою скалою. Местом для расстилания сетей будет он среди моря; ибо Я сказал это, говорит Господь Бог: и будет он на расхищение народам. А дочери его, которые на земле, убиты будут мечом, и узнают, что Я Господь” (ст. 1-6). Разве не сказал Тир об Иерусалиме, что тот сокрушен и что сам Тир поэтому наполнится, потому что Иерусалим опустошен? На это Бог отвечает Тиру: “Вот, Я - на тебя, Тир, и подниму на тебя многие народы”. И приговор произнесен: из него будет выметен сам его прах и Тир сделается голой скалой, будет он местом для расстилания сетей среди моря, а его дочери, которые на земле (я полагаю, имеются в виду колонии, построенные Тиром), будут поражены мечом, чтобы жители Тира узнали, что Он - Бог.
“Ибо так говорит Господь Бог: вот, Я приведу против Тира от севера Навуходоносора, царя Вавилонского, царя царей, с конями и с колесницами, и со всадниками, и с войском, и с многочисленным народом. Дочерей твоих на земле он побьет мечом и устроит против тебя осадные башни, и насыплет против тебя вал, и поставит против тебя щиты; и к стенам твоим придвинет стенобитные машины и башни твои разрушит секирами своими. От множества коней его покроет тебя пыль, от шума всадников и колес и колесниц потрясутся стены твои, когда он будет входить в ворота твои, как входят в разбитый город. Копытами коней своих он истопчет все улицы твои, народ твой побьет мечом и памятники могущества твоего повергнет на землю. И разграбят богатство твое, и расхитят товары твои, и разрушат стены твои, и разобьют красивые домы твои, и камни твои и дерева твои, и землю твою бросят в воду. И прекращу шум песней твоих, и звук цитр твоих уже не будет слышен. И сделаю тебя голою скалою, будешь местом для расстилания сетей; не будешь вновь построен: ибо Я, Господь, сказал это, говорит Господь Бог” (ст. 7-14). Великая и могущественная держава мира положит конец возвеличиванию Тира, и окружит этот торговый центр язычников сильнейшими орудиями осады, и сокрушит стены Тира и его башни стенобитными машинами и своими секирами, и успех этой державы заранее обеспечен, и будет великое кровопролитие и избиение жителей Тира, и разграбят богатства Тира и расхитят его товары. Возможно, под словом “они” {Прим. ред. : в русском переводе Библии в данном отрывке не употребляется, однако в стихе 12 глаголы употреблены во множественном числе: “И разграбят... и расхитят... и разрушат... и разобьют... бросят”} подразумевается не один Навуходоносор, но и воины Александра Великого, которые в своей мести шли до конца, разрушая все: камни, деревья и землю Тира бросали в воду. Естественно, что после такого разрушения не могло быть и речи о восстановлении города.
Далее отмечается то, какое огромное моральное воздействие разрушение Тира оказало на другие народы. Об этом говорится в заключительных стихах главы. “Так говорит Господь Бог Тиру: от шума падения твоего, от стона раненых, когда будет производимо среди тебя избиение, не содрогнутся ли острова? И сойдут все князья моря с престолов своих, и сложат с себя мантии свои, и снимут с себя узорчатые одежды свои, облекутся в трепет, сядут на землю, и ежеминутно будут содрогаться и изумляться о тебе. И поднимут плач о тебе и скажут тебе: как погиб ты, населенный мореходцами, город знаменитый, который был силен на море, сам и жители его, наводившие страх на всех обитателей его! Ныне, в день падения твоего, содрогнулись острова; острова на море приведены в смятение погибелью твоею” (ст. 15-18). Торговые державы особенно остро почувствуют это полное крушение Тира, такого известного и сильного города на море. В день падения Тира острова содрогнутся, ибо многие лишатся из-за этого богатства и многим будет грозить разорение.
“Ибо так говорит Господь Бог: когда Я сделаю тебя городом опустелым, подобным городам необитаемым, когда подниму на тебя пучину, и покроют тебя большие воды; тогда низведу тебя с отходящими в могилу к народу давно бывшему и помещу тебя в преисподних земли, в пустынях вечных, с отшедшими в могилу, чтобы ты не был более населен; и явлю Я славу на земле живых. Ужасом сделаю тебя, и не будет тебя, и будут искать тебя, но уже не найдут тебя во веки, говорит Господь Бог” (ст. 19-21). Тир должен был исчезнуть навсегда. И каким бы значительным ни было занимаемое им прежде положение (а его прошлое процветание, казалось бы, требовало восстановления этого торгового центра), всякая надежда со стороны человека была напрасной, ибо Бог говорит: “Ужасом сделаю тебя, и не будет тебя, и будут искать тебя, но уже не найдут тебя во веки, говорит Господь Бог”. Так суждено было погибнуть великолепному городу, чья слава распространялась далеко за его пределы, по всем землям; он собирал богатства отовсюду и одновременно снабжал ими языческие земли. Так суждено было погибнуть тем, кто вмешивался в дела Израиля, пусть даже во времена его разорения, одержимый страстью собственного обогащения.

Иезекииль 27

Далее мы видим впечатляющую и выразительную картину торговли Тира. “И было ко мне слово Господне: и ты, сын человеческий, подними плач о Тире и скажи Тиру, поселившемуся на выступах в море, торгующему с народами на многих островах: так говорит Господь Бог: Тир! ты говоришь: “я совершенство красоты!” (Ст. 1-3). Этот плач скоро переходит в аллегорию. Следует обращение непосредственно к Тиру. Его положение показано весьма выразительным образом, равно как и его самоуспокоенность. Начиная с 4-го стиха дана аллегория, и она поразительно соответствует особенности Тира. “Пределы твои в сердце морей; строители твои усовершили красоту твою: из Сенирских кипарисов устроили все помосты твои [юг Анти-Ливана]; брали с Ливана кедр, чтобы сделать на тебе мечты; из дубов Васанских делали весла твои”. Далее сказано, что скамьи сделаны из букового дерева с оправой из слоновой кости, добытой на Киттимских островах, паруса - из узорчатых египетских полотен, покрывала голубого и пурпурного цветов - из тканей с островов Елисы. Так было украшено судно. Начиная со стиха 8 и по 11 мы узнаем о гребцах, кормчих, ратниках, торговцах, корабельщиках. “Жители Сидона и Арвада были у тебя гребцами; свои знатоки были у тебя, Тир; они были у тебя кормчими. Старшие из Гевала и знатоки его были у тебя, чтобы заделывать пробоины твои. Всякие морские корабли и корабельщики их находились у тебя для производства торговли твоей. Перс и Лидиянин и Ливиец находились в войске твоем и были у тебя ратниками, вешали на тебя щит и шлем; они придавали тебе величие. Сыны Арвада с собственным твоим войском стояли кругом на стенах твоих, и Гамадимы были на башнях твоих; кругом по стенам твоим они вешали колчаны свои; они довершали красу твою” (ст. 8-11). Таким образом, ближе всех, по-видимому, были гребцы и кормчие, ратники были из Персии (с востока) и из Лидии и Ливии (с запада). Тир заставил многих работать на себя и любил собирать под свое знамя наиболее отдаленных.
Начиная с 12-го стиха повествуется о торговле Тира с иноземцами, прежде всего с жителями Фарсиса, о котором в стихе 25 сказано, что его корабли были караванами в торговле Тира. В те далекие дни Фарсис, по-видимому, давал свое имя торгующим повсюду судам, по крайней мере отправляющимся в длительные путешествия по морю, совсем как наше название “Восточные индейцы”. “Фарсис, торговец твой, по множеству всякого богатства, платил за товары твои серебром, железом, свинцом и оловом”. В стихе 13 говорится о торговле совсем иного рода: “Иаван, Фувал и Мешех торговали с тобою, выменивая товары твои на души человеческие и медную посуду”. Здесь от запада мы переходим на восток. В стихе же 14 имеется в виду север - Армения: “Из дома Фогарма за товары твои доставляли тебе лошадей и строевых коней и лошаков”. Затем мы переходим на юг: “Сыны Дедана торговали с тобою; многие острова производили с тобою мену, в уплату тебе доставляли слоновую кость и черное дерево”. Далее речь заходит о Сирии (если так истолковать этот стих, ибо в пятнадцати манускриптах написано “Едом”), которая в обмен на товары платила карбункулами, или изумрудами, пурпуровыми, узорчатыми тканями и виссонами, кораллами и рубинами.
Далее мы видим, что Тир вел торговлю и с Иудеей, и с землей Израиля. Они “торговали с тобою; за товар твой платили пшеницею Миннифскою и сластями, и медом, и деревянным маслом, и бальзамом”. И Дамаск, по всей вероятности, покупал у Тира его товары, а в обмен на них платил ему хелбонским вином и белой шерстью.
Стих 19, по-видимому, особым образом объединяет Дан и Иаван из Узала (переведенном в авторизованной версии как “ездящий туда и обратно”). Кажется противоречащим грамматике начинать стих соединительным союзом, поэтому некоторые переводчики переводят не “и Дан”, а “Ведан и Йаван”. Другие переводят “Аден”. Поскольку могло бы показаться, что здесь подразумеваются некоторые места в Аравии, то возможен и второй Дедан. Аравийцы и все кидарские князья в обмен на товары Тира привозили туда ягнят, баранов и козлов. Купцы из Савы и Раемы торговали с Тиром всякими лучшими благовониями, драгоценными камнями и платили Тиру золотом за его товары. Далее мы узнаем, что с Тиром торговали и купцы из Месопотамии. Из этих восточных источников богатств Тир получал самые привлекательные товары: драгоценные одежды, пурпур, шелковые и узорчатые материалы. Все это привозили в Тир фарсисские корабли, являвшиеся главным средством перевозки и сообщения в древнем мире. Вместо странного и не совсем обычного выражения, употребляемого в английском переводе, -“Фарсисские корабли пели о тебе в твоей торговле”- есть много оснований понимать это так: “Фарсисские корабли были твоими караванами в твоей торговле”. Подобное выражение широко употребляется сейчас.
Но никакая полнота извне, никакая слава даже среди моря не может противостоять слову Бога. Настал день суда и для Тира. “Гребцы твои завели тебя в большие воды; восточный ветер разбил тебя среди морей”. Начиная с только что процитированного стиха 26, пророк Иезекииль описывает гибель Тира. Мы возвращаемся к приведенной выше аллегории. Тир подобен кораблю, идущему ко дну. Навуходоносор - восточный ветер, который разбил его среди морей. “Богатство твое и товары твои, все склады твои, корабельщики твои и кормчие твои, заделывавшие пробоины твои и распоряжавшиеся торговлею твоею, и все ратники твои [воины], какие у тебя были, и все множество народа в тебе, в день падения твоего упадет в сердце морей” (ст. 27).
Медленно восходил Тир к этому сильному и всеохватывающему влиянию в торговле, но как быстро все начало рушиться от первого удара, нанесенного Навуходоносором, а от второго, нанесенного Александром Македонским, все погибло навеки, так что уже нельзя было возродить Тир. “От вопля кормчих твоих содрогнутся окрестности. И с кораблей своих сойдут все гребцы, корабельщики, все кормчие моря, и станут на землю; и зарыдают о тебе громким голосом, и горько застенают, посыпав пеплом головы свои и валяясь во прахе; и остригут по тебе волосы догола, и опояшутся вретищами, и заплачут о тебе от душевной скорби горьким плачем; и в сетовании своем поднимут плачевную песнь о тебе, и так зарыдают о тебе: кто как Тир, так разрушенный посреди моря! Когда приходили с морей товары твои, ты насыщал многие народы; множеством богатства твоего и торговлею твоею обогащал царей земли. А когда ты разбит морями в пучине вод, товары твои и все толпившееся в тебе упало. Все обитатели островов ужаснулись о тебе, и цари их содрогнулись, изменились в лицах. Торговцы других народов свистнули о тебе; ты сделался ужасом, - и не будет тебя вовеки” (ст. 28-36). Этот горький плач многих народов может напомнить читавшему книгу Откровение другой город, куда более развращенный (поскольку развращенность охватила даже то, что было несравненно более превосходным во времена нового завета), суд над которым пока еще не настал, но несомненно настанет, ибо всесилен Бог, который будет судить и этот город.