Иезекииль
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 1.100+ магазинах используют уже более 4.000.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:
http://www.city-door.ru/fabrika-dverej-sitidors/dveri-optom/ качественные двери оптом.

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Иезекииль

Оглавление: гл. 39,1-16; гл. 39,17-29; гл. 40,1-4; гл. 40,5-49; гл. 41; гл. 42; гл. 43; гл. 44,1-14; гл. 44,15-31; гл. 45; гл. 46; гл. 47; гл. 48.

Иезекииль 39,1-16

В данной главе продолжается обвинение великого северного врага. Автор не скрывает, что враг весьма многочисленен и прекрасно вооружен, однако, как бы ни был он силен, его сила делает еще более ценной победу, одержанную Богом над ним для своего народа, приведшую к полному уничтожению врага.
“Ты же, сын человеческий, изреки пророчество на Гога и скажи: так говорит Господь Бог: вот, Я - на тебя, Гог, князь Роша, Мешеха и Фувала! И поверну тебя, и поведу тебя, {Переводится английскими переводчиками как“оставлю шестую часть от тебя”; и несомненна связь этого редкого слова со словом, которое по-еврейски значит как “шесть искушается”. Однако в Септуагинте дано kathodegeso se (или в редакции Complut - kataksio se). Я выразил здесь смысл, принятый в Таргуме, хотя несколько неуверен в нем. Древние версии в основном выражают не более чем то, что Господь вел Гога} и выведу тебя от краев севера, и приведу тебя на горы Израилевы. И выбью лук твой из левой руки твоей, и выброшу стрелы твои из правой руки твоей. Падешь ты на горах Израилевых, ты и все полки твои, и народы, которые с тобою; отдам тебя на съедение всякого рода хищным птицам и зверям полевым. На открытом поле падешь; ибо Я сказал это, говорит Господь Бог” (ст. 1-5).
Как обычно, Бог вершит суд соразмерно грехам и наказывает народ, оказавшийся у него в немилости. Поэтому гибель зверя и лжепророка будет самой ужасной, какую никому еще не приходилось пережить; им будет вынесен страшный и окончательный приговор - гибель в огненном озере . И то же, может показаться, должно произойти с “небольшим рогом”, упомянутым в Дан. 8 (или с “царем северным” , упомянутым в Дан. 11). Они вмешались в дела Бога, выступая против его народа . Их вмешательство явно носило характер отступнического пренебрежения истиной или извращения этой истины ради осуществления своих разрушительных целей. Гог будет осужден как самый грубый агрессор, движимый алчностью и жаждой территориального захвата и полагающийся на грубую силу. Поэтому ему будет противостоять еще большая сила, от которой он потерпит позорное поражение и которая не даст ему пощады.
Но и это еще не все. Бог расправится и с землей, откуда придет Гог, а заодно и с теми островами, которые послали своих воинов в поддержку Гогу. “И пошлю огонь на землю Магог и на жителей островов, живущих беспечно, и узнают, что Я Господь. И явлю святое имя Мое среди народа Моего, Израиля, и не дам вперед бесславить святаго имени Моего, и узнают народы, что Я Господь, Святый в Израиле” (ст. 6,7). Никакое расстояние, никакое уединение не защитят в тот день от истребляющего суда, ибо восстанет Бог, чтобы призвать живых к ответу, подобно пробудившемуся ото сна, подобно могучему мужу, кричащему в опьянении. Тогда, наконец, населяющие этот мир узнают правду. Нужны ли верующему еще какие-то доказательства того, что эти важные события, заканчивающиеся таким благодатным исходом, еще не имели места? Магог не Рим и не возвышенный Едом или какая-либо другая земля, вроде земли древних скифов.
“Вот, это придет и сбудется, говорит Господь Бог, - это тот день, о котором Я сказал. Тогда жители городов Израилевых выйдут, и разведут огонь, и будут сожигать оружие, щиты и латы, луки и стрелы, и булавы и копья; семь лет будут жечь их. И не будут носить дров с поля, ни рубить из лесов, но будут жечь только оружие; и ограбят грабителей своих, и оберут обирателей своих, говорит Господь Бог” (ст. 8-10). Здесь дано довольно ясное предостережение в адрес врага, где бы и когда бы он ни появился; это не тот общий принцип, часто встречающийся в божественном провидении. Святой Дух старается выразить здесь в наиболее точном и конкретном виде то, что относится к наказанию особого врага, долгое время удерживаемого и, наконец, обрушившегося, что будет последними ударами Бога по несметным воинствам, какие никогда прежде не выступали против Израиля; Бог нанесет сокрушительный удар по врагу как раз перед возвращением славы во всем первоначальном ее величии в среду его народа и перед тем, как на землю Израиля придет мир и покой. Отсюда точная и выразительная подробность о приходе жителей Израиля из городов в Палестину, чтобы сжечь оборонительные и наступательные орудия своих врагов, и сжечь их не только в доказательство полного поражения врага, но и в знак того, что им на долгие семь лет хватит дров и не надо будет запасаться ими.
Однако отмечается и другое, более длительное последствие этой великой победы. “И будет в тот день: дам Гогу место для могилы в Израиле, долину прохожих на восток от моря, и она будет задерживать прохожих; и похоронят там Гога и все полчище его, и будут называть ее долиною полчища Гогова. И дом Израилев семь месяцев будет хоронить их, чтобы очистить землю. И весь народ будет хоронить их, и знаменит будет у них день, в который Я прославлю Себя, говорит Господь Бог. И назначат людей, которые постоянно обходили бы землю и с помощью прохожих погребали бы оставшихся на поверхности земли, для очищения ее; по прошествии семи месяцев они начнут делать поиски; и когда кто из обходящих землю увидит кость человеческую, то поставит возле нее знак, доколе погребатели не похоронят ее в долине полчища Гогова. И будет имя городу: Гамона. И так очистят они землю” (ст. 11-16).
Думал ли Гог захватить землю Израиля в свою собственность? Бог даст ее как место для могилы, и она будет в каком-то потайном месте, но будет на пути многих проходящих мимо. Смысл здесь не в том, как воображают себе наши переводчики, что люди будут затыкать носы, чтобы не чувствовать ужасного трупного запаха, но в том, что могильные холмы, в которых покоятся так много людей, будут привлекать внимание всех проходящих мимо и приводить их к мысли о том, что месть Бога обрушилась на этих людей. По-видимому, определенную путаницу вносит Септуагинта (“место погребения всех, кто приблизился к морю”), однако не находит поддержки уже упомянутая точка зрения. Совершенно не задумываются над этим неверующие, которые предпочли бы не брать в расчет это предсказание, приводящее в замешательство христианина. Разве Бог сказал когда-нибудь и не исполнил?
Забота о том, чтобы очистить землю от присутствия на ее поверхности человеческих костей, замечательна, но и естественна, если на ней должна обитать слава. Люди вообще, если они будут проходить по этой земле, должны будут помочь тем, чья обязанность состоит в том, чтобы заниматься этой работой, то есть постоянно обходить землю и погребать останки врагов при этом чудовищном истреблении их, и все населяющие эту землю должны будут принять участие в этом деле. Таким образом, огромное множество убитых и погребенных даст название городу, построенному на этой земле. Но это произойдет в день, когда все нечистоты будут убраны с той земли, которую Бог признает своей собственной, когда Он прославится на ней. Могут ли быть обоснованными сомнения по поводу того времени, когда это случится? Ясно видно, что речь здесь идет о наказании Богом последнего вождя России на святой земле, когда израильтяне возвратятся назад после долгих скитаний по всей земле. Однако наша озабоченность нашим собственным положением как христиан мешает нам здесь, как и везде, не только увидеть преданность Бога израильтянам и его милость по отношению к ним, но и распознать его особую милость к собранию. Если мы сможем оценить то и другое, то должны увидеть и отличие между тем и другим, а также связь того и другого с Христом. Мистические представления лишают то и другое истинного смысла и потому окутывают все туманом.

Иезекииль 39,17-29

Далее следует замечательное по своей значимости обращение Бога через своего пророка ко всем птицам и зверям с приглашением собраться к жертве. Для них настало время пировать и есть такую жертву, какой они доселе не видели и не увидят впредь. Много воинов полегло, остальные рассеялись или были взяты в плен после неудавшейся попытки скрыться, но видел ли мир подобную бойню? Нет, она еще явно в грядущем.
“Ты же, сын человеческий, так говорит Господь Бог, скажи всякого рода птицам и всем зверям полевым: собирайтесь и идите, со всех сторон сходитесь к жертве Моей, которую Я заколю для вас, к великой жертве на горах Израилевых; и будете есть мясо и пить кровь. Мясо мужей сильных будете есть и будете пить кровь князей земли, баранов, ягнят, козлов и тельцов, всех откормленных на Васане; и будете есть жир до сытости и пить кровь до опьянения от жертвы Моей, которую Я заколю для вас. И насытитесь за столом Моим конями и всадниками, мужами сильными и всякими людьми военными, говорит Господь Бог” (ст. 17-20).
Если Бог приглашает к великой жертве всех тварей, чтобы те вкусили ее, то разве не исполнит Он свое слово ? Похожий призыв мы встречаем и в 19-ой главе книги Откровение (ст. 17,18), но он обращен лишь к птицам, летающим посредине неба. Это сказано в предвидении кровавой бойни, жертвами которой окажутся западные войска в конце этого века, и я полагаю, что потому здесь названы только птицы , что речь идет о наказании отступников от небесного свидетельства - о христианстве. В данном отрывке смысл более широкий, поскольку речь идет о наказании бесчисленного количества восточных полчищ, не только презревших благовестие, но и пытавшихся самим завладеть обетованной землей в то время, когда его земной народ жил на ней в мире и покое. Не может быть более грубой ошибки, чем отрицание этих судов над живыми до установления царства Господа как царства истинного Соломона здесь на земле; и в Слове Бога нет истины более очевидной, чем та, что не евангелию суждено низвергнуть всякие власти, всех правителей и всякую силу, а самому Христу, когда Он явится во славе. По праву все будет повержено к его ногам, когда Он воссядет на престоле Бога, но этот процесс низложения всех врагов к его ногам еще не начался. Сейчас Он занят другим делом; Он собирает сонаследников, которым предстоит прославиться, воскреснуть или измениться с его пришествием, чтобы затем царствовать вместе с ним в его царстве. И это действенное подчинение всего является делом не небесной благодати, но силы, которая проявится на земле; не всегда ее результатом будут разрушения, хотя это и будет иметь место в большом масштабе в начале и конце тысячелетнего царства, как мы это узнаем из Откр. 20, 8.9.
Духовное воздействие суда, совершенного над Гогом и его воинством, показано в следующих стихах рассматриваемой нами главы: “И явлю славу Мою между народами, и все народы увидят суд Мой, который Я произведу, и руку Мою, которую Я наложу на них. И будет знать дом Израилев, что Я Господь Бог их, от сего дня и далее. И узнают народы, что дом Израилев был переселен за неправду свою; за то, что они поступали вероломно предо Мною, Я сокрыл от них лице Мое и отдал их в руки врагов их, и все они пали от меча. За нечистоты их и за их беззаконие Я сделал это с ними, и сокрыл от них лице Мое” (ст. 21-24). Если человек верит в евангелие, то его душа связана с Христом на небесах. Созерцание людьми судов Бога угодно Господу для того, чтобы научить народы земли правде. Израилю необходимо постичь ее, и его народ узнает, что вершивший эти суды есть их Бог “от сего дня и далее”. В этот день станет совершенно ясно, что израильтяне были уведены в плен только за свое беззаконие, только за это Бог перестал благоволить к ним и предал их мечу врагов. Именно его карой объясняются все их беды в прошлом.
Но сынам Израиля уготовлено светлое будущее. Я не говорю о евангелии или собрании, где и иудей, и эллин равны друг другу, но о царстве на земле во время восстания израильтян на всей земле, когда они будут первыми среди народов и будут жить в мире, правде и благоволении и явно обретут силу, власть и славу от Господа. “Посему так говорит Господь Бог: ныне возвращу плен Иакова, и помилую весь дом Израиля, и возревную по святом имени Моем. И почувствуют они бесчестие свое и все беззакония свои, какие делали предо Мною, когда будут жить на земле своей безопасно, и никто не будет устрашать их, когда Я возвращу их из народов, и соберу их из земель врагов их, и явлю в них святость Мою пред глазами многих народов. И узнают, что Я Господь Бог их, когда, рассеяв их между народами, опять соберу их в землю их и не оставлю уже там ни одного из них; и не буду уже скрывать от них лица Моего, потому что Я изолью дух Мой на дом Израилев, говорит Господь Бог” (ст. 25-29).
Здесь следует сделать важное для души замечание, что если по-настоящему верить Новому Завету, то Бог никогда не скрывал от христиан своего лица, и все потому, что верующий христианин имеет вечную жизнь во Христе и уже теперь полностью оправдан его жертвой, а Святой Дух пребывает в нем в постоянное подтверждение этому. Соответственно, мы живем в предвидении того, что скоро откроется и израильтянам, а не подвергаемся испытаниям, каким подвергался Израиль в прошлом. Укоренившееся уже в христианском мире неверие ставит души в такое положение, в котором не видна истинная благодать Бога, в которой мы пребываем, и это одинаково встречается как среди протестантов, так и среди католиков, тогда как последние вдобавок заблуждаются еще и в том, что все приписывают собранию, предвосхищая тем самым положение земной славы и покоя, какое уготовлено лишь Израилю в царстве Мессии, когда гора “дома Господнего” будет установлена на вершине гор Израиля и возвысится над всеми горами, и все народы стекутся к ней. Некоторые протестанты доходят до такого невежества, что следуют католикам даже в этом их заблуждении, хотя большинство их рассматривает это, скорее, как упование на тысячелетие, а не притязания в настоящем. Но, воспринимая это по-своему, они в результате заблуждаются до такой степени, что низводят собрание с небес на землю и либо отрицают чаяния израильтян, либо пытаются заставить тех, кто считает это непоследовательным, признать их своими.
Мы можем добавить, что, хотя Дух Бога явно должен излиться на израильтян с наступлением нового века, их святые не будут креститься Святым Духом в одно тело. Напротив, в тысячелетнем царстве иудейские святые будут находиться в большей близости к Богу и в более почетном положении на земле, чем другие народы. Это положение противоположно положению теперешнего собрания, где мы не знаем никаких подобных различий.

Иезекииль 40,1-4

Оставшиеся главы книги представляют собой видение весьма замечательного характера, в котором Иезекииль видит залог большего, чем восстановление израильтян на своей земле, - залог венца и славы - и сообщает об этом читателю. Таков общий смысл этого видения, хотя, возможно, имеются и более глубокие подробности, которые не так-то легко понять, как обычно и бывает в описаниях подобного рода. Но едва ли больше неясного в главах 40 - 48 книги пророка Иезекииля, чем в главах 25 - 40 книги Исход. Это представляет собой затруднения из-за случайных деталей, непривычных для нас или даже необычных для предмета нашего изучения. В действительности же нет ничего сложного относительно общей цели данного отрывка: он непонятен лишь для тех, кто неправильно подходит к представленному в нем видению. Совершенно истинно то, что это пророчество пока еще не исполнилось. Но не этим объясняется сложность понимания нами данного пророчества, что подтверждается той аналогией, на которую уже ссылались. Подробности описания будущего “храма Господнего” на земле Израиля понять не сложнее, чем детали описания древней скинии, воздвигнутой в пустыне.
Хорошо известно, что некоторые полагают, будто видение, описанное здесь пророком Иезекиилем, относится к современной церкви. Думающие так могли бы в этом случае, опираясь на собственные впечатления, легко объяснить все образы и символы данного видения, ведь подобные авторы в большинстве своем допускают, что нельзя до конца понять пророчество, пока оно не исполнится, ну а церковь, несомненно, существует уже более восемнадцати веков. Поэтому, если это так, они уже могут иметь предостаточно материала для объяснения. Но именно такие люди весьма затрудняются истолковать это пророчество. И здесь нет ничего удивительного, ибо их предположение целиком ошибочно. Иеремия и Григорий не смогли сделать ничего иного, как только пойти на хитрый компромисс. Они не дают настоящего толкования: то, на чем основаны их соображения, едва ли соответствует даже их собственным взглядам. Как говорит один из ученейших толкователей Писания, их последователь, в отношении одной части этого, так и мы можем заявить в отношении всего: “Как следует это понимать - никто не объясняет, я тоже не осмелюсь ничего предполагать”. И все же этот человек, Корнелий а Лапиде, заслуживает скорее не презрения, а восхищения, поскольку честно признает их и свою собственную несостоятельность. Все это их аллегорическое толкование явно направлено по неверному пути: было бы странным, если бы в символическом видении христианства отсутствовал день искупления, еженедельный праздник и действие первосвященника перед лицом Бога - самые существенные особенности данного символа!
Вряд ли лучше и толкования большой группы богословов, которые пытаются отнести это видение на счет иудеев, вернувшихся из вавилонского плена, ибо те уже свершившиеся события стоят на гораздо более низком уровне, чем этот предреченный пророком залог. Неизбежным следствием подобных толкований этой и предшествующих ей школ является умаление значения этого божественного предсказания. {Прислушайтесь к словам того, кто не всегда, по-видимому, казался врагом: “Все предсказываемое исполнилось в прошлом, и нечего больше ждать; иудеи вернулись в свою страну и заново отстроили храм. И если они восстановили его несколько иным образом, отличным от предсказываемого пророком [ибо эти замыслы совсем не совпадали с божественными], и выполненные архитектурные детали храма были плохой копией тех, что рисовал в своем воображении пророк, если в действительности пророчество исполнилось всего лишь в очень незначительной степени - значит, сами события показывают несовершенство пророческого предвидения Иезекииля” (“Вступление к Ветхому Завету” док. Дэвидсона, т. 3, стр. 156). Это доказывает, я бы сказал, бессмысленность подобного толкования. Разве доктор Дэвидсон пророк, чтобы утверждать, что это видение не исполнится в будущем? Пусть же он осведомится о том, какая гибель ждет лжепророков. Бог не потерпит такого издевательства, хотя это будет день благодати и терпения к человеку на земле} Говоря яснее, налицо больше контраста, чем аналогии, между радужными обещаниями пророка и той малой толикой внимания, которое обратили на него во времена правления Зоровавеля, как запечатлено в книгах Ездры и Неемии. И дело не только в том, что оба эти толкования не соответствуют пророчеству Иезекииля, но в том, что то и другое из них умаляет и недооценивает само Писание, ибо если сами пророки будут так преувеличивать и не заслуживать доверия, то что тогда защитит евангелие и послания, как не закон и псалмы? Обе школы, таким образом, склонны, хотя и непреднамеренно, но тем не менее действенно, отрицать вдохновение.
Кто может подумать, что современные попытки сохранить хотя бы видимость последней точки зрения, во всем успешны? “Иезекииль, - говорил покойный док. Хендерсон, - имел идеальное представление о положении иудеев в период их восстановления на своей земле после возвращения из плена”. Осуществился ли этот идеал? Сильно ли он отличался или совсем не отличался от истинного положения иудеев в Палестине после их возвращения? Был ли храм, отстроенный иудеями после возвращения из плена, похожим на это, так тщательно измеренное здание, о котором говорит Иезекииль? Были ли у них священники? А что сказать о князе, не говоря уже о праздниках и жертвоприношениях без участия первосвященника - деталях, особо отмеченных в пророчестве Иезекииля? Возвратилась ли тогда на землю иудеев слава Бога? А разве двенадцать колен с особыми наделами земли для священников, левитов и царя, заняли именно такое положение, о каком говорится пророком? Разве дающие жизнь потоки вытекали из храма тогда по направлению к Мертвому морю и разве было что-то в этом роде? Разве священники и левиты перестали селиться по всей Палестине и селились только вокруг святилища, разве с тех пор обрели они землю, предназначенную только им в удел? Нам известно, что ничего из всего этого не имело места в период после возвращения иудеев из плена.
Несомненно, пророк созерцал в своем видении восстановление тогда разрушенного храма в материальном плане, и не только возобновление обряда поклонения, но и полное возрождение нации в условиях щедрого наделения народа Израиля теократическими (а не только духовными) привилегиями. Несомненно, правильное и истинное толкование устраняет всякую необходимость смешивать христиан и собрания с чаяниями Израиля, однако нет менее удовлетворительной точки зрения, чем та, что указывает на пять веков, предшествующих Христу, и отрицает точное исполнение пророчества Иезекииля в грядущем для израильтян и их земли. Необоснованным является предположение о том, что эти видения могли исполнится только в тех событиях, которые имели место в прошлом, когда иудеи вернулись из вавилонского плена. Менее пятидесяти тысяч человек - мужчин, женщин и детей - вернулось из Вавилона; жалкий остаток от всех, что остались, и ни в коем смысле не те двенадцать колен Израиля, которых пророк Иезекииль видел вступающими во владение предназначенными им наделами земли - семь колен на севере, пять на юге - землями, далеко выходящими за древние границы Израиля по эту сторону реки Иордан, посреди которых находился Иерусалим.
И, действительно, никогда еще не было такого, что хотя бы отдаленно напоминало святые приношения или распределение наделов земли от востока к западу, о которых сказано в пророчестве Иезекииля. Было бы нелепым утверждать, что нет никаких оснований возражать против подобного толкования, поскольку во многих отношениях сам город, храм и служение в нем и т. д. не совпадали с тем, что описано в пророчестве. Дело в том, что те, кто возвратился из вавилонского плена, возвратились к тем же порядкам, которые существовали до их пленения, и никоим образом не соблюдали тех особых условий, которые предсказывал Иезекииль. Поэтому не появился еще человек, исполняющий функции царя, тогда как первосвященник был, как и прежде, значительной личностью; земля по ту сторону реки Иордан использовалась так же свободно, как и прежде, и ни один из пришлых иноземцев не получал большего наследия, чем в древности. Пятидесятница по-прежнему оставалась одним из трех великих иудейских праздников, тогда как по предсказанию Иезекииля ее больше не должны были праздновать. Подобные отличия бесспорно, по крайней мере для верующих, доказывают то, что это последнее видение Иезекииля пока еще не стало историей для иудеев, хотя говорить, что оно вообще никогда не исполнится, означает по меньшей мере признание себя неверующим.
Совершенно верно, что это видение не следует рассматривать как описание того, что оставалось в памяти о храме Соломона, - дело излишнее для тех, кто обладает книгами Царств и Паралипоменон. Это было божественным откровением нового состояния о тот моменте, когда Израиль будет восстановлен окончательно и навсегда. Речь идет о материальном храме в буквальном, но несколько мрачном смысле, о невиданной доселе подготовке организации праздников, жертвоприношений и об обязанностях священников, а также об общей форме правления народом в новой столице при совершенно новых обстоятельствах, в присутствии там славы Бога, соблаговолившего вновь поселиться на земле Израиля. По-видимому, нет еще последовательного и согласующегося с пророчеством толкования о храме и его обрядов, но как метафору истолковывают воды, создающие плодородие и красоту бассейна Мертвого моря и безлюдной пустыни. Почему это нужно считать лишь метафорой, а не фактом, трудно сказать; можно лишь утверждать, что люди, подобные Секеру и Бутройду, и их последователи считают именно так. Но нам не стоит сейчас больше говорить обо всем этом. Подробнее мы поговорим об этом, когда будем разбирать отдельно каждую главу.
В одном, однако, мы должны быть вполне уверены, а именно в том, что было бы логически неправильно отделять эти главы от тех, что мы уже рассматривали. Заключительные главы (40 - 48) этой книги являются восхитительным и вместе с тем уместным и совершенно понятным продолжением всех предшествующих пророчеств. Это так потому, что предшествующие главы (33 - 39) подготавливают нас к этому, поскольку в них говорится о суде, но вместе с тем и о благополучном возвращении избранного народа на свою землю в последние дни, гораздо позже тех событий. Из 33-ей главы мы узнали о новых причинах суда, вызванных поведением каждого отдельного человека перед лицом Бога, поведением пастырей Израиля (гл. 34), действиями жителей Едома (гл. 35); далее идет предсказание о восстановлении израильтян в их собственной земле, обретении ими нового сердца и новой души, более того, о том, что Бог вложит внутрь их свой дух (гл. 36). В 37-ой главе мы имели символическое видение поля, полного сухих костей, которые вдруг ожили и превратились в сильных воинов, о которых подчеркнуто дано понять, что это не христиане и не люди вообще, а дом Израиля, олицетворяющий собой воскресение, вызванный к жизни и возвращенный Богом в свою собственную землю, - дом Израиля, ставший единым целым (каким не был никогда из-за разобщенности Ефрема и Иуды со времен Иеровоама) под началом одного главы, одного царя на этой земле, на горах Израиля. Нам открылось последнее и самое страшное нападение, которое ждет в грядущем Израиль, и произойдет оно в то время, когда израильтяне будут жить в мире и покое в ханаанской земле, тогда-то и будет истреблен великий северо-восточный вождь с его бесчисленными сторонниками при явном вмешательстве божественной силы. И тогда многие по горькому опыту узнают, что здесь нет никакой аллегории. Узнают это и израильтяне и избавленные от гибели язычники, ибо Бог таким образом прославится на земле в своем народе. Великолепно изображено последнее видение, где точно представлена форма управления Израилем как в духовной области, так и в гражданской; и спускающаяся скиния вновь обретет свое место в их среде; печать славы никогда не сломается до тех пор, пока все материальное не исчезнет из вида перед полным и вечным благословением и не останется злодеяний, подлежащих суду и наказанию.
Вне всякого сомнения, основным камнем преткновения в этом разделе для большинства христиан является ясное предсказание жертвоприношений, праздников и других обрядов, происходящих по закону книги Левит. Они полагают, что все это должно объясняться (то есть действительно объясняется) так, будто бы здесь нет никакого расхождения с посланием Евреям. Но такой довод предполагает невозможность каких-либо изменений в домостроительстве Бога, то есть поскольку мы христиане, то те, кто рассматривается в пророчестве Иезекииля, должны находиться в тех же отношениях. Это не что иное, как заблуждение. Ибо в послании Евреям имеются в виду верующие со времен искупления, когда Христос вознесся на небеса, и до того времени, когда Он опять явится во славе; в пророчестве же Иезекииля, напротив, речь идет о земном народе и предполагается слава Бога, вновь явившаяся в ханаанскую землю. Все дело в том, что благословение израильтян, как таковых, и язычников, лишь как связанных с иудеями и подчиненных им, как предполагается и ясно подтверждается в этом пророчестве Иезекииля и почти во всех остальных, в корне отличается от положения дел в христианстве, где нет разделения на иудеев и язычников, а все едины во Христе Иисусе. Следовательно, вся суть и положение вещей здесь совершенно отличаются от того, что мы видим в послании Евреям. Земные священники, отличающиеся от народа, занимающие положение, свойственное исключительно князьям, материальное святилище и осязаемые жертвоприношения - вот что ясно предсказывает пророк Иезекииль, но все это явно не соответствует положению христиан. Все, о чем говорит Иезекииль, никак не походит на проповедуемое в послании Евреям “участникам в небесном звании”, но разве поэтому они будут не к месту и не ко времени для тех, кто будет призван на земле, когда Бог опять изберет Иерусалим и “слава Господня” поселится на этой земле. Этого еще никто не доказал, и немногие даже пытались доказать, но это реально существующий вопрос. Мы полностью допускаем несоответствие той жертвы нашей вере, согласно которой мы стали совершенными благодаря одной-единственной жертве. Храм на земле фактически отличается от истинной скинии, которую воздвиг Бог, а не человек, в святом- святых, куда мы теперь приглашены и можем дерзновенно зайти, теперь, когда для нас разорвалась завеса. Далее, притязание христиан на земное священство приводит в принципе если и не к отрицанию нашей близости к Богу через кровь Христа, то к отказу, как мы знаем, от самого евангелия.
Но пришествие Господа, чтобы царствовать на земле, непременно приведет к изменениям огромной важности и в больших масштабах, и все же это является важной темой всего пророчества, которое соответственно выдвигает новые условия, при которых Израиль встанет во главе всех народов, подчинившись Мессии и новому завету, а христианское собрание тогда полностью покинет землю и действительно будет управлять ею вместе с Христом, женихом прославленной в то время невесты.
Итак, пророки от Исаии до Малахии проливают свет, ввиду этого замечательного дня, на земной храм и его жертвоприношения, священнодействия и обряды. Несомненно, речь здесь идет не о христианстве, но кто при таком множестве вдохновенных свидетелей, утверждающих обратное, осмелится заявить, что подобное положение вещей не соответствует истине и славе Бога в тот день? Напрасным было бы ссылаться на обычный источник неверия, нависший, как туча, над не исполнившимся еще пророчеством. Не в этом дело. Для неверующего все Писание темно; для верующего же оно - свет Бога, доходящий через людей, способных с помощью Святого Духа донести его. В данном случае вся трудность заключается только в том, если верить апостолу Павлу, что христиане самонадеянно полагают (или скорее претендуют на это), что падение иудеев окончательно и что язычники теперь навсегда вытеснили их. На самом же деле Бог не пощадит язычников за их настоящее и все возрастающее неверие, но, несомненно, вспомнит об израильтянах и явит милосердие к ним, как только они покаются. Те, что ныне ждут пришествия Христа с его воскресшими святыми, будут восхищены к нему, и Спаситель сойдет с Сиона и снимет нечестие с Иакова. Если царь царей и Господь господствующих займет такое новое положение, то было бы поистине странным, если бы ничего не изменилось согласно этому и вследствие этого. Именно это и показывают пророки в противоположность тому, о чем говорится в послании Евреям и во всех остальных посланиях апостолов. Наша мудрость заключается в том, чтобы научиться от Господа через его Слово и Дух не судить о Писании по тем заключениям, которые определяются нашей собственной точкой зрения, обстоятельствами или даже нашим отношением к Богу. Давайте же оставлять место для различных изменений и проявлений его славы в грядущих веках и не будем брать за основу всего лишь его нынешние пути, какими бы мудрыми и благословенными они ни были. Ограниченный и эгоистичный ум человека всегда заводит в тупик, препятствующий возрастанию в познании Бога и посредством его.
Но вернемся к начальным словам, в которых описывается увиденное Иезекиилем.
“В двадцать пятом году по переселении нашем, в начале года, в десятый день месяца, в четырнадцатом году по разрушении города, в тот самый день была на мне рука Господа, и Он повел меня туда. В видениях Божиих привел Он меня в землю Израилеву и поставил меня на весьма высокой горе, и на ней, с южной стороны, были как бы городские здания; и привел меня туда. И вот муж, которого вид как бы вид блестящей меди, и льняная вервь в руке его и трость измерения, и стоял он у ворот. И сказал мне этот муж: сын человеческий! смотри глазами твоими и слушай ушами твоими, и прилагай сердце твое ко всему, что я буду показывать тебе, ибо ты для того и приведен сюда, чтоб я показал тебе это; все, что увидишь, возвести дому Израилеву” (ст. 1-4).
Таким образом, очевидна провозглашенная цель этого видения. Разумеется, Бог не открыл еще тайну Христа и не сказал о собрании израильтянам или кому другому, но оставил это сокрытым в себе до наступления того момента, когда это должно будет открыться. Человеку еще предстояло пережить много событий. Бог еще должен был послать к людям своего единственного Сына - наследника, а кроме него и других пророков вслед за Иезекиилем, предшествующих Иоанну крестителю. И после Христа Он пошлет, наконец, свидетельствующего о воскресшем и прославившемся Господе посредством Духа, и это наряду с его присутствием и смирением среди людей. Соответственно, видение Иезекииля связано с чаяниями израильтян, которые осуществятся, когда они будут восстановлены в своей земле; оно показывает им, насколько полно завершится дело Его в последние дни, несмотря на то (даже на их прошлые грехи), что Бог будет обитать в новом и подходящем для него святилище, и никогда больше не оставит его, тем более, когда время перейдет в вечность и откроются новые небеса и новая земля в полном смысле этого слова.

Иезекииль 40,5-49

Обычно различают следующие четыре основных отклонения от истины, типичные для толкователей данного отрывка Писания: (1) историко-литературное, принятое Виллапандом, Гроциусом и др., которые считают эти главы (40 - 48) прозаическим повествованием, целью которого является увековечивание в памяти храма Соломона; (2) историко-идеологическое направление, свойственное Эйххорну, Дате и прочим, которые представляют описанное в этих главах смутным сообщением о грядущих благах; (3) иудейская теория Лайтфута и др., которые допускают, что эта идея была действительно усвоена вернувшимся из плена остатком; (4) христианская, или аллегорическая, гипотеза, принадлежащая Лютеру и другим реформаторам, и усовершенствованная Коккеем, которую поддерживают многие даже в наше время, пытаясь обнаружить в данном отрывке систему символов, свидетельствующих о грядущих благах, уготовленных для собрания. Но все они упускают из виду пятое, и, я не сомневаюсь, единственно верное толкование, которое позволяет увидеть в этих главах соответствующий всему пророчеству вывод, в особенности связанный с предшествующими главами, предсказывающими полное преобразование Израиля в последние дни, когда израильтяне, обратившись к Богу, обретут все обещанное им на своей земле, и уже навсегда, и “слава Господня” будет среди них. Это единственно верное мессианское осуществление видения Иезекииля, которое следует воспринимать в его прямом и грамматически оправданном значении, буквальном, символическом или переносном смысле в зависимости от контекста каждого отрывка.
Поэтому в видении, которое следует в рассматриваемой нами главе, дается в основном описание размеров храма, его дворов и ворот, hieron (как в 41-ой главе naos или oikos), притвор которых описан в предыдущей главе и далее описывается в 42-ой главе которую можно считать заключением первой части описания и которая явно отвергает всякое представление о том, что есть или может быть хоть какое-то реальное сходство между храмом в пророческом видении Иезекииля и каким-либо уже воздвигнутым храмом. “Вне храма стена со всех сторон его” (гл. 40, 5) остается неизмеренной до конца 42-ой главы; только там сказано, что эта стена - длиной в 500 тростей и в 500 тростей шириной, что подчеркивает точность измерений и исключает возможность гиперболизации, если не посягать на авторитет пророка и Писания в целом; иными словами, окрестности храма должны составлять значительно большую территорию, чем занимал тогда сам город. Как это может быть, мы узнаем, когда будем рассматривать соответствующий отрывок. Здесь же достаточно будет заметить, что в действительности храм, который имел в виду пророк Иезекииль, будет воздвигнут в грядущем, о чем свидетельствуют его окрестности. Кое-кто может принять это также и за древнюю скинию, символизирующую то небесное, что существует ныне во Христе; однако здесь предсказано именно то, что должно осуществиться только для израильтян на их земле, когда само собрание изменится с пришествием Христа и будет править вместе с ним землею. Поэтому не останется места для христианского, или аллегорического толкования, будто прошлое положение иудеев навсегда утрачено и, более того, невозможно; и этот неясный идеал мы можем отклонить как мало чем отличающийся от неверия. Что касается отношения учеников к пророкам, то они, как в прошлом, так и теперь, были несмысленны и медлительны сердцем, чтобы поверить пророчествам. Правильно и единственно разумно будет отнести увиденное пророком в этом видении к грядущему. В то же время, утверждая, что все свидетельствует в пользу будущего храма, который будет воздвигнут во времена правления в Израиле Мессии и заключения нового завета, можно получить немало уроков истины и правды, которые таят в себе постройки храма, обряды и тот общий порядок, о которых говорится здесь, что никак не соответствует великолепным фантазиям Джона Буньяна, а тем более смешиванию им всех храмов, упомянутых в Писании: храма Соломона, Зоровавеля, Ирода и этого, описанного в видении Иезекииля, однако нам следует быть бдительными в отношении подобных утверждений, чтобы не допустить искажения святого Слова Бога, и я уверен, что лучше сдержаться, чем так оскорбить Писание.
В данной главе, по-видимому, не так много деталей, на которых следует подробно остановиться. Отметим только, что в первом разделе (ст. 6-16) сказано об измерении восточных ворот, порога ворот, их столбов, притвора внутри и снаружи, комнат храма по обе стороны ворот, ширины отверстия ворот, длины ворот и высоты столбов тростью как мерой, которая составляет шесть локтей, считая каждый локоть в локоть с ладонью. Во втором отрывке (ст. 17-23), где речь идет о внешнем дворе храма, говорится об измерении ворот, обращенных к северу, их комнат, столбов, выступов и ступеней и расстояния между воротами внутреннего двора, расположенными против северных и восточных ворот. В третьем отрывке данной главы (ст. 24-27) говорится об измерении южных ворот со всеми их принадлежностями, как и прежде, а также расстояния между южными воротами, ведущими во внутренний двор храма. Эти ворота измерены затем подобным же образом (ст. 28-31), а также восточные ворота того же двора, и северные (ст. 35-37). Далее, в стихах 38-43, описываются комнаты со входом в них у столбов ворот и восемь столов из тесаных камней для закалывания на них жертв всесожжения и прочих жертв, по четыре стола было с каждой стороны; далее (ст. 44-47) описываются комнаты для певцов снаружи внутренних ворот; одна из этих комнат обращена лицом к югу и предназначена “для священников, бодрствующих на страже храма”; другая - лицом к северу “для священников, бодрствующих на страже жертвенника” (сам двор был длиной в сто локтей и шириной в сто локтей, площадью 100 кв. локтей, а перед храмом стоял жертвенник). В конце главы говорится об измерении притвора храма вместе с воротами, о его ширине и длине (ст. 48, 49).
Заметим также, что сыны Садока избраны будут для служения храму. Они имели обет того вечного священнослужения, которое было вверено роду Аарона. То, что было обеспечено навеки Финеесу, сыну Елеазара, в назначенный час перейдет к Садоку, который во время царствования Соломона оттеснил Иорама по суду Бога.

Иезекииль 41

Признаюсь, меня чрезвычайно поразило то, что пророк Иезекииль в своем предсказании о будущем храме ничего не говорит о золоте или серебре. Всем известно, как важно было применение этих двух металлов при постройке древней скинии и как характерно было использование, по крайней мере, золота при строительстве храма Соломона. Почему так? Отдельные соображения относительно божественной идеи каждого из этих металлов могут быть полезными; но мы должны позаботиться не только об истинности наших убеждений, но и о том, как мы их применяем.
Золото часто встречается в Писании, по-видимому, как символ божественной правды, причем не в плане земного суждения, которое превозносит Его (это, скорее, символизирует медь), но в плане того, к чему мы приблизимся на небесах. Потому мы видим разницу между жертвенником всесожжения и жертвенником для курения, тогда как примером изделия из чистого золота является ковчег откровения и его крышка. Серебро мы видим в отдельных частях скинии, например, из серебра сделаны подножия под брусья скинии и ее столбы, а также крючки и связи. Оно олицетворяет собой благодать и служит деньгами для выкупа у израильтян. Мы видим, следовательно, что серебро, как и золото, уместно в тех предметах, которые украшают скинию народа, проходящего через пустыню, причем золото (не серебро) служит отличительным признаком небесного города, упомянутого в Откр. 21, который был сделан из чистого золота, в то время как ни золото, ни серебро не фигурируют в описании пророком Иезекиилем тысячелетнего святилища, о котором идет речь в рассматриваемой нами главе. Не следует сомневаться в том, что золото использовалось при строительстве и этого храма, но неупоминание об этих металлах делает описание пророка еще более выразительным, ясно выражая его мнение.
Мне нет необходимости много говорить об этой главе, чтобы достигнуть своей настоящей цели. Иезекииль переносится из окрестностей храма внутрь его, чтобы увидеть сам храм. “Потом ввел меня в храм и намерил в столбах шесть локтей ширины с одной стороны и шесть локтей ширины с другой стороны, в ширину скинии. В дверях десять локтей ширины, и по бокам дверей пять локтей с одной стороны и пять локтей с другой стороны; и намерил длины в храме сорок локтей, а ширины двадцать локтей” (ст. 1,2).
Теперь заглянем внутрь храма. “И пошел внутрь, и намерил в столбах у дверей два локтя и в дверях шесть локтей, а ширина двери - в семь локтей. И отмерил в нем двадцать локтей в длину и двадцать локтей в ширину храма, и сказал мне: это - Святое Святых” (ст. 3,4).
“И намерил в стене храма шесть локтей, а ширины в боковых комнатах, кругом храма, по четыре локтя. Боковых комнат было тридцать три, комната подле комнаты; они вдаются в стену, которая у храма для комнат кругом, так что они в связи с нею, но стены самого храма не касаются. И он более и более расширялся кругом вверх боковыми комнатами, потому что окружность храма восходила выше и выше вокруг храма, и потому храм имел большую ширину вверху, и из нижнего этажа восходили в верхний через средний. И я видел верх дома во всю окружность; боковые комнаты в основании имели там меры цельную трость, шесть полных локтей. Ширина стены боковых комнат, выходящих наружу, пять локтей, и открытое пространство есть подле боковых комнат храма. И между комнатами расстояние двадцать локтей кругом всего храма. Двери боковых комнат ведут на открытое пространство, одни двери - на северную сторону, а другие двери - на южную сторону; а ширина этого открытого пространства - пять локтей кругом. Здание перед площадью на западной стороне - шириною в семьдесят локтей; стена же этого здания - в пять локтей ширины кругом, а длина ее - девяносто локтей. И намерил он в храме сто локтей длины, и в площади и в пристройке, и в стенах его также сто локтей длины. И ширина храма по лицевой стороне и площади к востоку сто же локтей. И в длине здания перед площадью на задней стороне ее с боковыми комнатами его по ту и другую сторону он намерил сто локтей, со внутренностью храма и притворами двора. Дверные брусья и решетчатые окна, и боковые комнаты кругом, во всех трех ярусах, против порогов обшиты деревом и от пола по окна; окна были закрыты. От верха дверей как внутри храма, так и снаружи, и по всей стене кругом, внутри и снаружи, были резные изображения, сделаны были херувимы и пальмы: пальма между двумя херувимами, и у каждого херувима два лица. С одной стороны к пальме обращено лицо человеческое, а с другой стороны к пальме - лице львиное; так сделано во всем храме кругом. От пола до верха дверей сделаны были херувимы и пальмы, также и по стене храма. В храме были четырехугольные дверные косяки, и святилище имело такой же вид, как я видел” (ст. 5-21). Заметим, что используемые здесь символы выражают судебную власть и победу; насколько это соответствует дню тысячелетнего царства, ясно без доказательств.
В стихе 22 мы читаем, что “жертвенник был деревянный в три локтя вышины и в два локтя длины; и углы его, и подножие его, и стенки его - из дерева. И сказал он мне: это трапеза, которая пред Господом”. Здесь жертвенник отождествляется с названием стола, на который выставлялись хлебы предложения “пред Господом”; и читатель может сравнить это с отрывком из Мал.1,7.12.
“В храме и во святилище по две двери, и двери сии о двух досках, обе доски подвижные, две у одной двери и две доски у другой; и сделаны на них, на дверях храма, херувимы и пальмы такие же, какие сделаны по стенам; а перед притвором снаружи был деревянный помост. И решетчатые окна с пальмами, по ту и другую сторону, были по бокам притвора и в боковых комнатах храма и на деревянной обшивке” (ст. 23-26).

Иезекииль 42

Осмотр храма, или святилища закончился; теперь пророку дано увидеть кельи, или комнаты для священников.
“И вывел меня ко внешнему двору северною дорогою, и привел меня к комнатам, которые против площади и против здания на севере, к тому месту, которое у северных дверей имеет в длину сто локтей, а в ширину пятьдесят локтей. Напротив двадцати локтей внутреннего двора и напротив помоста, который на внешнем дворе, были галерея против галереи в три яруса. А перед комнатами ход в десять локтей ширины, а внутрь в один локоть; двери их лицом к северу. Верхние комнаты уже, потому что галереи отнимают у них несколько против нижних и средних комнат этого здания. Они в три яруса, и таких столбов, какие на дворах, нет у них; потому они и сделаны уже против нижних и средних комнат, начиная от пола. А наружная стена напротив этих комнат от внешнего двора, составляющая лицевую сторону комнат, имеет длины пятьдесят локтей; потому что и комнаты на внешнем дворе занимают длины только пятьдесят локтей, и вот перед храмом сто локтей. А снизу ход к этим комнатам с восточной стороны, когда подходят к ним со внешнего двора. В ширину стены двора к востоку перед площадью и перед зданием были комнаты. И ход перед ними такой же, как и у тех комнат, которые обращены к северу, такая же длина, как у тех, и такая же ширина, и все выходы их, и устройство их, и двери их такие же, как и у тех. Такие же двери, как и у комнат, которые на юг, и для входа в них дверь у самой дороги, которая шла прямо вдоль стены на восток” (ст. 1-12).
Это описание комнат для священников продолжается изложением предписаний относительно поедания в них священнейших жертв, принесения жертвоприношений во время служения в храме и переодевания священников при входе и выходе из него.
“И сказал он мне: комнаты на север и комнаты на юг, которые перед площадью, суть комнаты священные, в которых священники, приближающиеся к Господу, съедают священнейшие жертвы; там же они кладут священнийшие жертвы, и хлебное приношение, и жертву за грех, и жертву за преступление; ибо это место святое. Когда выйдут туда священники, то они не должны выходить из этого святаго места на внешний двор, доколе не оставят там одежд своих, в которых служили, ибо они священны; они должны надеть на себя другие одежды, и тогда выходить к народу” (ст. 13,14).
Заключительная часть данной главы представляет собой краткое обобщение, или резюме о том, какова общая протяженность храма: “Когда кончил он измерения внутреннего храма, то вывел меня воротами, обращенными лицом к востоку, и стал измерять его кругом. Он измерил восточную сторону тростью измерения и намерил тростью измерения всего пятьсот тростей; в северной стороне той же тростью измерения намерил всего пятьсот тростей; в южной стороне намерил тростью измерения также пятьсот тростей. Поворотив к западной стороне, намерил тростью измерения пятьсот тростей. Со всех четырех сторон он измерил его; кругом него была стена длиною в пятьсот тростей и в пятьсот тростей шириною, чтобы отделить святое место от несвятого” (ст. 15-20).
Хорошо известно, как много споров возникало по поводу толкования стиха 16 - следует ли понимать встречающееся здесь слово в смысле “трость” или как-то иначе. Ибо в данной цитате из Библии (пять локтей) явно встречается ошибка, допущенная в одной из копий. Некоторые переводчики вообще придумывают в данном отрывке свою меру длины (также и Септуагинта колеблется относительно перевода этих стихов). Несомненно, это пространство гораздо больше, чем гора земли Мориа как таковая, но это не представляет собой большой проблемы для верующего, который ждет великой физической перемены согласно пророчеству. Считать это преувеличением и тем не менее допускать буквальное истолкование - это, на мой взгляд, не только неверие, но и абсурд.

Иезекииль 43

Теперь взору пророка открывается несравненно более величественное зрелище. Сама слава Бога явила ему себя, возвращаясь вновь, чтобы обитать среди своего народа вовеки.
“И привел меня к воротам, к тем воротам, которые обращены лицом к востоку. И вот, слава Бога Израилева шла от востока, и глас Его - как шум вод многих, и земля осветилась от славы Его. Это видение было такое же, какое я видел прежде, точно такое, какое я видел, когда приходил возвестить гибель городу, и видения, подобные видениям, какие видел я у реки Ховара. И я пал на лице мое. И слава Господа вошла в храм путем ворот, обращенных лицом к востоку. И поднял меня дух, и ввел меня во внутренний двор, и вот, слава Господа наполнила весь храм” (ст. 1-5).
Смысл этого видения достаточно ясен для истинно верующих. Это есть предзнаменование возвращения Бога к народу Израиля, покинутому им со времени уведения иудеев в вавилонский плен. Но в данном пророчестве речь идет вовсе не о времени возвращения иудеев из Вавилона и даже не о поручении Мессии. Сам Бог дает нам понять (из другого отрывка Писания), что тогда были времена превосходства язычников над иудеями, которые теперь все еще продолжаются. И другие народы будут попирать и угнетать Иерусалим, пока не пройдут их времена. Сын человека явится, соберет Израиль и будет судить все народы. Тогда Господь встанет во главе всей земли, и Иерусалим будет центром его земного царства. Возвращение славы Бога как раз и символизирует это. Когда она покинула Израиль, иудеев перестали признавать народом Бога; когда же они снова возвысятся в царстве Мессии и в условиях нового завета, то эта слава вернется к ним. Нет большего заблуждения, чем мнение о том, что это видение можно отнести к первому пришествию Христа, уничиженному, когда иудеи отвергли и распяли его. Это пророчество заставляет нас поверить, что слава действительно вернется к Израилю, но это случится не тогда, когда иудеи возвратятся благодаря возвращению Кира, а тем более не в первое пришествие Иисуса на землю; это произойдет тогда, когда Он вернется на землю, чтобы царствовать. Тогда установится теократия, которая будет процветать до тех пор, пока существует земля, ибо это будет зиждиться на Христе, а не на первом человеке с его несостоятельностью и всеми его прегрешениями под законом. С благодатью, как своей основой, слава будет обитать в земле Израиля с тех времен неизменно. Тогда, но не раньше, возрадуется всякая тварь. А пока она стенает, но надеется, что будет освобождена, и единственный ее избавитель - Христос, который явится с силой и славой.
“И я слышал кого-то, говорящего мне из храма, а тот муж стоял подле меня, и сказал мне: сын человеческий! это место престола Моего и место стопам ног Моих, где Я буду жить среди сынов Израилевых во веки; и дом Израилев не будет более осквернять святаго имени Моего, ни они, ни цари их, блужением своим и трупами царей своих на высотах {Или “на смертном одре их” или “будучи мертвыми” - по-видимому, в таком значении это толкуется в редакции Сонейна, с чем согласуются больше дюжины манускриптов де Росси} их. Они ставили порог свой у порога Моего и вереи дверей своих подле Моих верей, так что одна стена была между Мною и ими, и оскверняли святое имя Мое мерзостями своими, какие делали, и за то Я погубил их во гневе Моем. А теперь они удалят от Меня блужение свое и трупы царей своих, и Я буду жить среди них во веки” (ст. 6-9).
Еще в древности Бог поселился в среде народа Израиля после того, как искупил этот народ и вывел их из земли Египта. И когда они освободились от дома рабства, то тут же воспели хвалебную песнь: “Ты ведешь милостью Твоею народ сей, который Ты избавил, - сопровождаешь силою Твоею в жилище святыни Твоей... Введи его и насади его на горе достояния Твоего, на месте, которое Ты соделал жилищем Себе, Господи, во святилище, которое создали руки Твои, Владыка!” (Исх. 15, 13.17). Но было нечто большее, чем просто предвидение, ибо Он добавляет к сказанному (Исх. 29, 45.46): “И буду обитать среди сынов Израилевых, и буду им Богом, и узнают, что Я Господь, Бог их, Который вывел их из земли Египетской, чтобы Мне обитать среди них. Я Господь, Бог их”. В сущности храм отражает то же самое, правда, он соответствует упрочившемуся положению израильтян на их земле в отличие от скинии, которая странствовала вместе с сынами Израиля взад и вперед по пустыне. Но в случае с ними, поскольку их искупление носило внешний характер, обитание Бога среди них было лишь чисто внешним, зависело всецело от их верности ему как свидетелей одного истинного Бога и ставило их в подчинение его закону. Однако результатом этого, чего и следовало ожидать от первого человека, была их гибель.
После этого в должное время явился Господь Иисус, Сын человека, истинный храм Бога, храм в данном случае без пролития крови жертв, ибо Он единственный был без греха, единственный святой Бога. Увы! Его отвергли, и все надежды Израиля и плотского человека были погребены в его гробу. Но благодатью Бога свершилось искупление через распятие Господа, и было образовано новое обиталище для Бога; Он стал обитать в тех, кто исповедует имя Христа, будь то иудей или язычник, - они объединились вместе, чтобы в них обитал Бог через Духа. Речь идет о собрании, которое существует и по сей день, каким бы гибельным ни было положение этого святого храма.
Однако это все не то, о чем говорит пророк Иезекииль, ведь он рассуждает о жилище, которое Бог сотворит для себя на земле сынов Израиля вовеки. Об этом мы много и часто читаем в более поздних псалмах, особенно в Пс. 132. До сих пор это пророчество не исполнилось. Но можно ли считать невероятным то, что Бог именно таким образом поселится среди сынов Израиля здесь на земле? Несомненно, сейчас Он образует тело для небес силой искупления во Христе. Но ценность этого беспредельна для земли, и благодать будет снова действовать в силе для Израиля и других народов (как ныне она действует во благо собрания), чтобы вся вселенная познала силу крови Христа и узрела славу Бога, благословившую некогда больную и немощную тварь, а теперь освобожденную от длительного и безнадежного рабства. Нравственное зло и религиозное нечестие исчезнут навсегда. Все будут славить единственно достойного. Народ, который так долго творил беззакония на земле, устыдится всего того, что делал, всех своих мерзостей и выступлений против Бога и станет свидетелем его милости в тот день, милости еще большей, чем в день его всепоглощающего гнева.
Поэтому даже тогда пророку велено было показать сынам Израиля вид храма и рассказать о его размерах, чтобы они устыдились своих беззаконий и поняли, чего они их лишили. И вскоре видение произведет на них самое глубокое впечатление.
“Ты, сын человеческий, возвести дому Израилеву о храме сем, чтобы они устыдились беззаконий своих и чтобы сняли с него меру. И если они устыдятся всего того, что делали, то покажи им вид храма и расположение его, и выходы его, и входы его, и все очертания его, и все уставы его, и все образы его и все законы его, и напиши при глазах их, чтобы они сохраняли все очертания его и все уставы его и поступали по ним. Вот закон храма: на вершине горы все пространство его вокруг - Святое Святых; вот закон храма!” (Ст. 10-12). В тот день воцарится гораздо большая святость, чем царила в древности.
Далее по порядку говорится о размерах жертвенника, о его уставах для приношения на нем всесожжений и для кропления на него кровью.
Мы уже видели, что нет смысла относить это описание к прошлому возвращению израильтян из вавилонского плена. Гораздо больше доказательств мы встретим далее в пользу опровержения подобной мысли. Настоящая глава является вполне очевидным доказательством этого: еще не возвращалась слава Бога в Иерусалим. Иудеи тогда страдали под гнетом язычников, тем более такое было невозможно после разрушения Иерусалима римлянами. Почему же тогда люди избегают единственно возможной альтернативы? Исполнение этого пророчества - в грядущем. Израильтяне возвратятся в свою землю, и обратятся, и получат благословение от Бога, но как сыны Израиля, а не как христиане, ибо благословение заслуживают и получат все верующие, будь они иудеи или язычники. Христиане принадлежат Христу на небесах, где нет деления на иудеев и язычников, а поэтому один из главных признаков христианства и заключается в том , что подобные различия исчезают, пока Христос является главой на небесах, а его тело образуется на земле Святым Духом, посланным с небес. Когда видения пророка Иезекииля исполнятся, наступит время царствования Господа Иисуса на земле, и вновь будет разграничение между сынами Израиля и язычниками, хотя и для благословения израильтян в условиях нового завета, и не будет больше проклятия, какое имело место под законом. Отсюда совершенное отличие того, что мы обнаруживаем в послании Евреям при сравнении его с этим и другими пророчествами. Не может быть сомнения в том, что это послание касается настоящего. Также не должно быть сомнений в том, что это пророчество пригодится очень скоро. Все те, кто сводит то и другое к христианству, извращают смысл пророчества и послания. В результате получается, что речь идет не то об иудее, не то о христианине. А такое часто встречается в христианском мире, приводя к великому бесславию Господа, к страданию душ и умалению Слова Бога. Нет, мы должны оценивать каждый отрывок Писания по его значимости, придерживаясь, как христиане, учения, изложенного здесь, и, тем не менее, мы должны радоваться за Израиль, ожидающий светлого будущего, предсказанного пророком. Небесный народ полагается на одну жертву и приближается к святому- святых там, где Христос восседает одесную Бога. Земной же народ будет иметь святилище и землю, уготовленную им, и таковы все уставы их поклонения.
“И вот размеры жертвенника локтями, считая локоть в локоть с ладонью: основание в локоть, ширина в локоть же, и пояс по всем краям его в одну пядень; и вот задняя сторона жертвенника. От основания, что в земле, до нижнего выступа два локтя, а шириною он в один локоть; от малого выступа до большого выступа четыре локтя, а ширина его - в один локоть. Самый жертвенник вышиною в четыре локтя; и из жертвенника поднимаются вверх четыре рога. Жертвенник имеет двенадцать локтей длины и двенадцать ширины; он четырехугольный на все свои четыре стороны. А в площадке четырнадцать локтей длины и четырнадцать ширины на все четыре стороны ее, и вокруг нее пояс в пол-локтя, а основание ее в локоть вокруг, ступени же к нему - с востока” (ст. 13-17).
Далее говорится, в каком порядке будут возлагаться на нем жертвы: “И сказал он мне: сын человеческий! так говорит Господь Бог: вот уставы жертвенника к тому дню, когда он будет сделан для приношения на нем всесожжений и для кропления на него кровью. Священникам от колена Левиина, которые из племени Садока, приближающимся ко Мне, чтобы служить Мне, говорит Господь Бог, дай тельца из стада волов, в жертву за грех. И возьми крови его, и покропи на четыре рога его, и на четыре угла площадки, и на пояс кругом, и так очисти его и освяти его. И возьми тельца, в жертву за грех, и сожги его на назначенном месте дома вне святилища. А на другой день в жертву за грех принеси из козьего стада козла без порока, и пусть очистят жертвенник так же, как очищали тельцом. Когда же кончишь очищение, приведи из стада волов тельца без порока, и из стада овец овна без порока; и принеси их пред лице Господа; и священники бросят на них соли, и вознесут их во всесожжение Господу. Семь дней приноси в жертву за грех по козлу в день; также пусть приносят в жертву по тельцу из стада волов и по овну из стада овец без порока. Семь дней они должны очищать жертвенник и освящать его и наполнять руки свои. По окончании же сих дней, в восьмой день и далее, священники будут возносить на жертвеннике ваши всесожжения и благодарственные жертвы; и Я буду милостив к вам, говорит Господь Бог” (ст. 18-27).
Это убедительные факты. Ведь мы слышим не просто о священниках, но о таковых из левитов; более того, сказано, что они из племени Садока и наделены полномочиями служить при жертвеннике. Жертвы за грех, жертвы всесожжения и благодарственные жертвы следуют в установленном порядке. Это возобновление жертвоприношений будет иметь место тогда, когда земля и Израиль подпадут под власть Мессии, который явится в славе и станет править по правде и в мире. Отступничество и иудаизация ритуалов - так можно назвать стремление ввести этот порядок жертвоприношений в наше время, когда мы призваны действовать, веруя в единую жертву, принесенную Христом и принятую на небесах. Но нам не следует закрывать свои глаза на откровение этого грядущего для земли дня, когда Бог утвердит священников и народ, одобрит жертвоприношения и разрешит израильтянам поставить жертвенник. Если мы и не сможем уладить эти разногласия, то по крайней мере мы должны подчиниться написанному в этих отрывках Писания, которые совершенно ясны по своей сути, как для нас ныне, так и для Израиля в будущем.

Иезекииль 44,1-14

Пророк опять приводится к воротам святилища, обращенным лицом на восток. На сей раз они были закрыты. Когда Иезекииль увидел их в прошлый раз, то через них в храм вошла “слава Господня” и наполнила весь храм. Это и послужило основанием последующего слова Бога. Имеется довольно обширное указание насчет его исполнения. “И привел он меня обратно ко внешним воротам святилища, обращенным лицом на восток, и они были затворены. И сказал мне Господь: ворота сии будут затворены, не отворятся, и никакой человек не войдет ими, ибо Господь, Бог Израилев, вошел ими, и они будут затворены. Что до князя, он, как князь, сядет в них, чтобы есть хлеб пред Господом; войдет путем притвора этих ворот, и тем же путем выйдет” (ст. 1-3).
Того, что Бог Израиля вошел в храм этими воротами, было достаточно, чтобы эти ворота были закрыты для всех, кроме его представителя. Но Он будет иметь на земле своего представителя, князя, и этот князь сядет в воротах, “чтобы есть хлеб пред Господом”. Князь будет удостоен чести входить и выходить через притвор этих ворот. Никакой первосвященник не сможет когда-либо претендовать на это. И, действительно, это будет князь, земной начальник Израиля, а не священник. Из последующих глав (45 и 46) мы узнаем еще кое-что об этом князе. Следует знать, однако, что это явно не Мессия, ведь хотя этот князь и имеет ряд преимуществ перед священником, тем не менее, ему велено возлагать жертвы за грех и разрешено иметь сыновей. Несомненно, это будущий князь дома Давида.
“Потом привел меня путем ворот северных перед лице храма, и я видел, и вот, слава Господа наполняла дом Господа, и пал я на лице мое”(ст. 4). Ясно, что пророк увидел царство Бога. Князь будет там, и слава Бога тоже. До сих пор ни один человек не видел путей к нему, но лишь образ во времена царя Соломона. Однако для Израиля было уготовлено еще нечто более великое.
“И сказал мне Господь: сын человеческий! прилагай сердце твое ко всему, и смотри глазами твоими, и слушай ушами твоими все, что Я говорю тебе о всех постановлениях дома Господа и всех законах его; и прилагай сердце твое ко входу в храм и ко всем выходам из святилища” (ст. 5). Именно они не сумели проникнуться этим всем своим сердцем. Они не поняли разницы между всеми постановлениями и законами храма, упомянутого здесь, и прошлыми условиями относительно храма. Они не обратили внимание на эту разницу, путая все сказанное здесь с тем, что уже было. И, действительно, именно в этом человек обычно являет свое недомыслие. Один только Святой Дух способен открыть нам грядущее соответственно Богу.
“И скажи мятежному дому Израилеву: так говорит Господь Бог: довольно вам, дом Израилев, делать все мерзости ваши, вводить сынов чужой, необрезанных сердцем и необрезанных плотью, чтобы они были в Моем святилище и оскверняли храм Мой, подносить хлеб Мой, тук и кровь, и разрушать завет Мой всякими мерзостями вашими” (ст. 6,7). Израильтяне больше не будут поклоняться идолам, они покончат со всеми своими былыми мерзостями. Их священники больше не станут соблазнять народ к нечестию и нарушать завет Бога. С тех пор в “доме Господнем” навсегда воцарится святость. Здесь же пророк напоминает израильтянам об их грехах, но указывает на то, что нельзя больше сносить их мерзости.
“Вы не исполняли стражи у святынь Моих, а ставили вместо себя их для стражи в Моем святилище” (ст. 8). Подобным грехам будет положен конец.
“Так говорит Господь Бог: никакой сын чужой, необрезанный сердцем и необрезанный плотью, не должен входить во святилище Мое, даже и тот сын чужой, который живет среди сынов Израиля. Равно и левиты, которые удалились от Меня во время отступничества Израилева, которые, оставив Меня, блуждали вслед идолов своих, понесут наказание за вину свою. Они будут служить во святилище Моем, как сторожа у ворот храма и прислужники у храма; они будут заколать для народа всесожжение и другие жертвы, и будут стоять пред ними для служения им. За то, что они служили им пред идолами их и были для дома Израилева соблазном к нечестию, Я поднял на них руку Мою, говорит Господь Бог, и они понесут наказание за вину свою; они не будут приближаться ко Мне, чтобы священнодействовать предо Мною и приступать ко всем святыням Моим, к Святому Святых, но будут нести на себе бесславие свое и мерзости свои, какие делали. Сделаю их стражами храма для всех служб его и для всего, что производится в нем” (ст. 9-14).
Таким образом, левиты, удалившиеся от Бога в дни отступничества, устыдятся этого в дни царства Бога. Они будут отстранены от прежней своей должности (по крайней мере, низведены на более низкую ступень), им будет дозволено лишь прислуживать у святилища. Какой печальный контраст с положением левитов во времена Моисея, когда даже Аарон восставал! Но речь идет о днях царства Бога, когда будет править справедливость. Былой славы в то время будет недостаточно. Если сыновья Аарона, сыновья левитов поступали нечестиво, то прежде, чем Господь явится в славе, они должны будут ответить за свои поступки. Господь возвысится в тот день, а тех, кто был унижен и смирился, Он возвысит в свое время.
Поэтому Израиль возвысится в должное время на земле. Мы узнали здесь о князе и о левитах; оставшаяся же часть главы касается священников.

Иезекииль 44,15-31

Если бы потребовались доказательства, поясняющие истинное значение заключительного видения пророка Иезекииля, то вряд ли можно было бы представить себе что-либо более ясное и более убедительное, чем то, о чем сообщается в последних стихах этой главы. Речь здесь идет вовсе не о поручении нести добрую весть Бога в равной ко всем милости и не об утверждении чад Бога в истине и закреплении за ними их привилегий. Собрание уже не будет находиться в своем прежнем состоянии, когда начнет сбываться это пророчество; это так же верно, как и то, что христианское собрание появилось намного позже того, как было написано это пророчество. Поскольку мы уже видели храм с его внутренним и внешним дворами, его воротами с притворами, святилищем, комнатами, то теперь речь пойдет о сынах Садока, священниках из колена Левия, которые единственные были удостоены чести приближаться к Богу и служить ему ради Израиля.
Напрасно говорить о существовании в эпоху христианства таких священников, ибо ими нельзя назвать класс христианских служителей, которые представляют своих братьев и якобы находятся ближе к Богу, чем все остальные. В действительности это есть тайное священство всех верующих во Христа. Все они свободно могут приходить к Богу, одинаковым образом приближенные к нему кровью Иисуса. Утверждать о еще более тесной связи с ним отдельных людей - значит, отрицать евангелие не только для других, но и для всех, так как суть евангелия заключается именно в том, что благодатью Бога все, исповедующие Христа, поставлены в совершенно одинаковое привилегированное положение кровью Христа. Действенность жертвы Христа совершенна, вечна и неизменна. И тот, кто приписывает ей иное значение, сводит на нет дело Христа и имеет лишь человеческое понятие об этом, так и не узнав, что именно Бог открыл в связи с этим. Новый Завет учит нас, что все, верующие во Христа, являются священниками. Та самая драгоценная кровь, что смыла грехи, приблизила к Богу. Они предстоят во Христе пред ним. Поскольку прежде не было разницы в грехах, то они имеют одинаковый доступ к Богу. Поэтому все мы одинаково можем дерзнуть вступить в святое- святых путем новым и живым, указанным кровью Иисуса, который Он проложил для нас через завесу, то есть свою плоть. Мы - святое духовенство, приносящее духовные жертвы Богу через Иисуса Христа, более того, - царственное священство, выражающее священство, того, кто призвал нас и вывел из тьмы на прекрасный свой свет.
Здесь же говорится об определенной, особо благоволимой части избранного народа, кто может представлять остальных там, куда они не могут войти; и поскольку речь идет о земном священстве, то соответственно говорится и о земных жертвоприношениях. “А священники из колена Левиина, сыны Садока, которые, во время отступления сынов Израилевых от Меня, постоянно стояли на страже святилища Моего, те будут приближаться ко Мне, чтобы служить Мне, и будут предстоять пред лицем Моим, чтобы приносить Мне тук и кровь, говорит Господь Бог. Они будут входить во святилище Мое и приближаться к трапезе Моей, чтобы служить Мне и соблюдать стражу Мою” (ст. 15,16). Тук и кровь по закону принадлежали Богу, как подробно объясняется в указаниях по принесению мирной жертвы (см. Лев. 3 и 7). Уже указывалось на то, что, хотя в Ветхом Завете жертвенник и называется “трапезой Господа”, нигде в Новом Завете не говорится о трапезе Господа как о жертвеннике. Ветхозаветный жертвенник можно было назвать его трапезой, поскольку на нем выкладывалась и поедалась “пища огня - жертва Господу”. Это ни в коем случае нельзя отнести к Новому Завету, где и речи нет ни о каком подобном приношении, но говорится о причащении собрания в воспоминание о Христе и для выражения его смерти.
Эти подробности согласуются с только что сделанными замечаниями и подтверждают их. Именно льняные одежды полагалось надевать священникам во время их служения, а шерстяные запрещалось; они надевали головные уборы из льна, также и исподняя одежда должна была быть льняной. Свою обычную одежду они могли носить вне святилища, но должны были надевать полагающуюся им одежду во время несения службы в святилище, которую они при выходе из него снимали и оставляли в священных комнатах. Священникам не полагалось брить головы или отпускать волосы; не должны они были пить и вина, когда входили во внутренний двор храма. И на вдовах они не должны были жениться, но могли брать себе в жены только девиц из племени дома Израиля или вдову, оставшуюся вдовой от священника. “Когда придут к воротам внутреннего двора, тогда оденутся в одежды льняные, а шерстяное не должно быть на них во время служения их в воротах внутреннего двора и внутри храма. Увясла на головах их должны быть также льняные, и исподняя одежда на чреслах их должна быть также льняная; в поту они не должны опоясываться. А когда надобно будет выйти на внешний двор, на внешний двор к народу, тогда они должны будут снять одежды свои, в которых они служили, и оставить их в священных комнатах, и одеться в другие одежды, чтобы священными одеждами своими не прикасаться к народу. И головы своей они не должны брить, и не должны отпускать волос, а пусть непременно стригут головы свои. И вина не должен пить ни один священник, когда идет во внутренний двор. Ни вдовы, ни разведенной с мужем они не должны брать себе в жены, а только могут брать себе девиц из племени дома Израилева и вдову, оставшуюся вдовою от священника” (ст. 17-22). Ясно, что это есть повторение закона левитов для земных священников Израиля, но применительно ко временам грядущего царства Бога, даже с несколько повышенной требовательностью, выражающейся в том, что все священники, а не только первосвященники, должны исполнять определенные требования относительно вступления в брак. Но в своем буквальном смысле эти указания не имеют никакого отношения к христианам, тем более к какой-либо группе среди них.
Далее говорится об обязанностях священников как в плане обрядности, так и при решении спорных вопросов в суде: “Они должны учить народ Мой отличать священное от несвященного и объяснять им, что нечисто и что чисто. При спорных делах они должны присутствовать в суде, и по уставам Моим судить их, и наблюдать законы Мои и постановления Мои о всех праздниках Моих и свято хранить субботы Мои” (ст. 23,24).
Как и прежде, строго соблюдается закон об осквернении прикосновением к мертвому: “К мертвому человеку никто из них не должен подходить, чтобы не сделаться нечистым; только ради отца и матери, ради сына и дочери, брата и сестры, которая не была замужем, можно им сделать себя нечистыми. По очищении же такого, еще семь дней надлежит отсчитать ему. И в тот день, когда ему надобно будет приступать ко святыне во внутреннем дворе, чтобы служить при святыне, он должен принести жертву за грех, говорит Господь Бог” (ст. 25-27). Смерть лишь в редком и исключительном случае будет иметь место в то время, поэтому священникам нужно будет любым возможным способом не подпадать под ее власть.
Священники должны будут довольствоваться Богом как их уделом, а не претендовать на плотский удел израильтян. Им будет назначена доля от его приношения всякого рода и от начатков из всех плодов, но они не должны есть никакой мертвечины и ничего растерзанного зверем. “А что до удела их, то Я их удел. И владения не давайте им в Израиле: Я их владение. Они будут есть от хлебного приношения, от жертвы за грех и жертвы за преступление; и все заклятое у Израиля им же принадлежит. И начатки из всех плодов ваших и всякого рода приношения, из чего ни состояли бы приношения ваши, принадлежат священникам; и начатки молотого вами отдавайте священнику, чтобы над домом твоим почивало благословение. Никакой мертвечины и ничего, растерзанного зверем, ни из птиц, ни из скота, не должны есть священники” (ст. 28-31). Разумеется, нет необходимости доказывать, что эти предписания совсем не касаются христиан; они, несомненно, будут оставаться в силе, когда “слава Господня” посетит землю и будет править ею. На небесах, или для участников в небесном звании, эти предписания совершенно неприемлемы. В свое время и на своем месте они послужат прекрасным уроком. Но если воспринимать это буквально, то это является всего лишь бедными началами, какое бы духовное наставление они ни несли в себе, какое они и в самом деле содержат.

Иезекииль 45

Далее следует характеристика новой эпохи, говорится о “священном участке, отделенном Господу”.
“Когда будете по жребию делить землю на уделы, тогда отделите священный участок Господу в двадцать пять тысяч тростей длины и десять тысяч ширины; да будет свято это место во всем объеме своем, кругом. От него к святилищу отойдет четырехугольник по пятисот тростей кругом, и кругом него площадь в пятьдесят локтей. Из этой меры отмерь двадцать пять тысяч тростей в длину и десять тысяч в ширину, где будет находиться святилище, Святое Святых. Эта священная часть земли принадлежать будет священникам, служителям святилища, приступающим к служению Господу: это будет для них местом для домов и святынею для святилища. Двадцать пять тысяч тростей длины и десять тысяч ширины будут принадлежать левитам, служителям храма, как их владение для обитания их” (ст. 1-5). Тем самым Бог заявляет свои права как признанный владелец земли, но закрепляет эту землю за святилищем своего народа и теми, кто служит в храме, то есть священниками, или левитами. Это новый порядок, присущий лишь эпохе тысячелетнего царства; ничего подобного не было известно в прошлом.
“И во владение городу дайте пять тысяч ширины и двадцать пять тысяч длины, против священного места, отделенного Господу; это принадлежать должно всему дому Израилеву. И князю дайте долю по ту и другую сторону, как подле священного места, отделенного Господу, так и подле городского владения, к западу с западной стороны и к востоку с восточной стороны, длиною наравне с одним из оных уделов от западного предела до восточного. Это его земля, его владение в Израиле, чтобы князья Мои вперед не теснили народа Моего и чтобы предоставили землю Израилеву по коленам его” (ст. 6-8). Таким образом, израильтяне имеют свою долю во владении городом, князь - свою, колена Израиля - свою в общем владении землей. Бог связывает воедино все слои общества своего народа, гражданские власти с религиозными, объединяя их своим именем. Впредь не будет на земле Израиля ни притеснений в своекорыстных целях, ни развращенности в поклонении. Но здесь речь идет явно о земле и земном народе. О небесном здесь не говорится. Какая пустота должна быть в мыслях тех верующих, которые не оставляют места для подобной перемены на земле, прославляющей имя Господа!
Это вызывает колкие замечания нравственного порядка в адрес князей дома Израиля. “Так говорит Господь Бог: довольно вам, князья Израилевы! отложите обиды и угнетения и творите суд и правду, перестаньте вытеснять народ Мой из владения его, говорит Господь Бог. Да будут у вас правильные весы и правильная ефа и правильный бат. Ефа и бат должны быть одинаковой меры, так чтобы бат вмещал в себе десятую часть хомера и ефа десятую часть хомера; мера их должна определяться по хомеру. В сикле двадцать гер; а двадцать сиклей, двадцать пять сиклей и пятнадцать сиклей составлять будут у вас мину” (ст. 9-12). Бог соблаговолил упорядочить все отношения между своими людьми на земле; Он ничего не упустит из виду.
Далее подробно говорится о святой дани, которую израильтяне обязаны будут отдавать князю: “Вот дань, какую вы должны давать князю: шестую часть ефы от хомера пшеницы и шестую часть ефы от хомера ячменя; постановление об елее: от кора елея десятую часть бата; десять батов составят хомер, потому что в хомере десять батов; одну овцу от стада в двести овец с тучной пажити Израиля: все это для хлебного приношения и всесожжения, и благодарственной жертвы, в очищение их, говорит Господь Бог. Весь народ земли обязывается делать сие приношение князю в Израиле. А на обязанности князя будут лежать всесожжение и хлебное приношение, и возлияние в праздники и в новомесячия, и в субботы, во все торжества дома Израилева; он должен будет приносить жертву за грех и хлебное приношение, и всесожжение, и жертву благодарственную для очищения дома Израилева” (ст. 13-17). Таким образом определятся взаимоотношения между народом и князем, и не будет больше никакой путаницы, а будут лишь общие и неразделимые интересы.
Далее речь идет о соблюдении обрядов и праздников, какие будут с того времени соблюдать в Израиле в определенные сроки. И сразу же мы замечаем новый порядок очищения святилища. “Так говорит Господь Бог: в первом месяце, в первый день месяца, возьми из стада волов тельца без порока, и очисти святилище. Священник пусть возьмет крови от этой жертвы за грех и покропит ею на вереи храма и на четыре угла площадки у жертвенника и на вереи ворот внутреннего двора. То же сделай и в седьмой день месяца за согрешающих умышленно и по простоте, и так очищайте храм” (ст. 18-20). Теперь речь идет не о свидетельстве в начале их месяцев и не об очищении в седьмой месяц. Год будет начинаться принесением жертвы, указывающей на Христа в его совершенной непорочности и преданности Богу и все же пострадавшего за грехи; это же будут делать повторно и в седьмой день за согрешающих умышленно и по простоте, так, чтобы никто из таковых не был лишен права наслаждаться в Боге и не был лишен своих привилегий.
Но будут и праздники наряду с очищением храма. Бог опять постановляет отмечать праздник пасхи. Этот неизменный праздник, учрежденный еще в Египте, который иудеи соблюдали в пустыне, они праздновали, когда вошли в землю обетованную; после некоторого времени несоблюдения этого праздника его восстановил Езекия; вновь пасху стали отмечать при Иосии; так и теперь мы видим, что в царстве Бога израильтяне по-прежнему будут соблюдать этот семидневный праздник, когда должно есть опресноки. “В первом месяце, в четырнадцатый день месяца, должна быть у вас Пасха, праздник семидневный, когда должно есть опресноки. В этот день князь за себя и за весь народ земли принесет тельца в жертву за грех. И в эти семь дней праздника он должен приносить во всесожжение Господу каждый день по семи тельцов и по семи овнов без порока, и в жертву за грех каждый день по козлу из козьего стада. Хлебного приношения он должен приносить по ефе на тельца и по ефе на овна и по гину елея на ефу” (ст. 21-24). Здесь говорится не о приношении от великого человека, у которого будет усердие, или о добровольном приношении людьми тысячи тельцов и овец, но о том, что в четырнадцатый день первого месяца князь будет един со всем народом, как никогда прежде, и один за весь народ и за себя принесет в жертву за грех одного-единственного тельца, и в эти семь дней князь должен будет совершать полное всесожжение, отмеченное совершенным посвящением Богу, и вдобавок он каждый день будет приносить жертву за грех, а также соответствующее хлебное приношение.
Больше нигде об этом семидневном празднике не сказано так выразительно. Находятся такие, кто представляет себе тысячелетнее царство как эпоху, отмеченную даром Святого Духа, кто, возможно, считает, что именно этот праздник будет самым выдающимся из всех. Но он-то как раз и не упоминается здесь, что весьма поучительно. Дар Духа был и является характерной особенностью скорее нынешнего дня благодати, когда мы должны ходить в вере и являть долготерпение, нежели дня установления царства Бога на земле. Не следует думать, что Святой Дух не будет излит в тот день на всякую плоть, ибо пророки ясно дают понять, что это будет происходить и во времена царства. Но теперь Дух сошел на людей не только путем силы и благословения, но и через крещение всех верующих, будь они иудеи или язычники, в одно тело, тело Христа, славного главы небесного собрания. Иное произойдет в грядущий день, о котором говорит Иезекииль. Израильтяне и другие народы получат благословение, они будут радоваться вместе, но здесь не предсказывается единения в одном теле. Каждый будет пребывать на своей собственной земле, образуя отдельные круги благословленных вокруг Бога, чей земной престол будет в тот день в Иерусалиме. Тогда будет наблюдаться распространение благодати скорее вширь, а не в высоту и вглубь, какое даст высшая благодать Бога в тот день восхваления Христа, отвергнутого на земле, но возвеличенного на небесах. Поэтому, как мне кажется, скорее всего пятидесятницу не будут отмечать в день земного благословения, ибо она достигнет своего величия и совершенства в собрании Бога, сплотившемся вокруг Христа на небесах.
Однако праздник кущей, несомненно, будет отмечаться в то время. Здесь, соответственно, показано, что этот праздник будут праздновать в то же время, что и прежде. “В седьмом месяце, в пятнадцатый день месяца, в праздник, в течение семи дней он должен приносить то же: такую же жертву за грех, такое же всесожжение, и столько же хлебного приношения и столько же елея” (ст. 25). Здесь в полной мере выражена идея дела Христа, равно как и в праздновании пасхи.

Иезекииль 46

Теперь мы узнаем о других подробностях всенародного поклонения Господу в святилище в эпоху тысячелетнего царства; речь пойдет о том, как должны вести себя при совершении поклонения князь, народ и священники, особенно в субботний день и новомесячия.
“Так говорит Господь Бог: ворота внутреннего двора, обращенные лицом к востоку, должны быть заперты в продолжение шести рабочих дней, а в субботний день они должны быть отворены и в день новомесячия должны быть отворены” (ст. 1). Теперь совершенно ясно, почему именно эти два случая отмечаются в первую очередь. Те, что принадлежат Богу, больше не будут входить в покой Бога - они уже вошли в него. Этот день настал. Хранить субботы перестанет быть делом только народа Бога. Слава Бога поселится на земле Израиля; израильтяне соберутся туда со всех земель, с востока и с запада, с севера и юга. Они блуждали в одиночестве по пустыне; они не находили города, где бы поселиться. Но все это в прошлом - в прошлом навсегда. Их вели вперед по правильному пути; они придут в обетованную землю, более того, войдут в его город, и это будет то, чем, поистине, они смогут гордиться. Гордиться тем, что, как мы услышим, Господь обитает там. “В тот день скажут Иерусалиму: “не бойся!”, и Сиону: “да не ослабевают руки твои!” Господь Бог твой среди тебя, Он силен спасти тебя; возвеселится о тебе радостью, будет милостив по любви Своей, будет торжествовать о тебе с ликованием” (Соф. 3, 16.17). Поэтому суббота, естественно, многое значит теперь. Но таково и новомесячие. Израиль, который столь долго был слабым и даже исчезал совсем, теперь воссияет с новой силой, чтобы больше никогда не уйти. Новомесячие поэтому самым подходящим образом показывает Израиль теперь уже навсегда возрожденным.
“Князь пойдет через внешний притвор ворот и станет у вереи этих ворот; и священники совершат его всесожжение и его благодарственную жертву; и он у порога ворот поклонится Господу, и выйдет, а ворота остаются незапертыми до вечера. И народ земли будет поклоняться пред Господом, при входе в ворота, в субботы и новомесячия” (ст. 2,3). Требовалось, чтобы князь и народ таким образом “поклонялись пред Господом”, но каждый по-своему. Однако даже князю нельзя будет заходить внутрь святилища; он станет у входа ворот и будет “у порога ворот поклоняться Господу”. Не будет такого приближения к Богу, какое мы имеем теперь в Святом Духе через прорванную завесу, ведь речь здесь идет о народе, благословенном на земле, а не на небесах.
“Всесожжение, которое князь принесет Господу в субботний день, должно быть из шести агнцев без порока и из овна без порока; хлебного приношения ефа на овна, а на агнцев хлебного приношения, сколько рука его подаст, а елея гин на ефу. В день новомесячия будут приносимы им из стада волов телец без порока, также шесть агнцев и овен без порока. Хлебного приношения он принесет ефу на тельца и ефу на овна, а на агнцев, сколько рука его подаст, и елея гин на ефу. И когда приходить будет князь, то должен входить через притвор ворот и тем же путем выходить” (ст. 4-8). Таков порядок в обычных случаях. Однако в праздники и торжественные дни князь должен находиться среди народа, входить в ворота и выходить из них вместе с народом. “А когда народ земли будет приходить пред лице Господа в праздники, то вошедший северными воротами для поклонения должен выходить воротами южными, а вошедший южными воротами должен выходить воротами северными; он не должен выходить теми же воротами, которыми вошел, а должен выходить противоположными. И князь должен находиться среди них; когда они входят, входит и он; и когда они выходят, выходит и он. И в праздники и в торжественные дни хлебного приношения от него должно быть по ефе на тельца и по ефе на овна, а на агнцев, сколько подаст рука его, и елея по гину на ефу” (ст. 9-11). Другое отличие мы видим, когда князь по своему усердию один приносит благодарственную жертву. “А если князь, по усердию своему, захочет принести всесожжение или благодарственную жертву Господу, то должны отворить ему ворота, обращенные к востоку, и он совершит свое всесожжение и свою благодарственную жертву так же, как совершил в субботний день, и после сего он выйдет, и по выходе его ворота запрутся” (ст. 12).
Примечателен еще и тот факт, что ежедневную жертву всесожжения, однолетнего агнца, будут приносить постоянно, как и в старые времена, но только по утрам, и больше не будут приносить агнца во всесожжение по вечерам. “Каждый день приноси Господу во всесожжение однолетнего агнца без порока; каждое утро приноси его. А хлебного приношения прилагай к нему каждое утро шестую часть ефы и елея третью часть гина, чтобы растворить муку; таково вечное постановление о хлебном приношении Господу, навсегда. Пусть приносят во всесожжение агнца и хлебное приношение и елей каждое утро постоянно” (ст. 13-15). Совершенно очевидна уместность этого. Речь идет о том времени, когда солнце над Израилем больше никогда не будет заходить. В древности вечернее всесожжение агнца было в любом отношении своевременно и весьма утешительно для народа, когда тот был готов познать ту истину, что именно Бог предусмотрел для этой длинной, такой длинной ночи, во время которой они спали, увы, совершенно забыв о нем, который умер за этот народ. Но теперь, поскольку они пребывают в свете его дня, вечерний агнец больше не приносится в жертву, хотя каждое утро во всесожжение приносят агнца в качестве постоянной жертвы.
Далее говорится о том, что князь обязан не преступать данных ему полномочий; это в том случае, когда князь дает что-либо из своего наследия в дар своим рабам; в этом случае он не должен нарушать права своих сыновей, а также права любого израильтянина. “Так говорит Господь Бог: если князь дает кому из сыновей своих подарок, то это должно пойти в наследство и его сыновьям; это владение их должно быть наследственным. Если же он даст из наследия своего кому-либо из рабов своих подарок, то это будет принадлежать ему только до года освобождения, и тогда возвратится к князю. Только к сыновьям его должно переходить наследие его. Но князь не может брать из наследственного участка народа, вытесняя их из владения их; из своего только владения он может уделять детям своим, чтобы никто из народа Моего не был изгоняем из своего владения” (ст. 16-18). Поистине, в тот день будут судить по справедливости. Праздники будут соблюдаться в полной мере.
Последние предписания касаются не только хлебных приношений, но и жертв за грех и за преступление: земное положение израильтян все еще требовало принесения этих жертв. “И привел он меня тем ходом, который сбоку ворот, к священным комнатам для священников, обращенным к северу, и вот там одно место на краю к западу. И сказал мне: “это - место, где священники должны варить жертву за преступление и жертву за грех, где должны печь хлебное приношение, не вынося его на внешний двор, для освящения народа”. И вывел меня на внешний двор и провел меня по четырем углам двора, и вот, в каждом углу двора еще двор. Во всех четырех углах двора были покрытые дворы в сорок локтей длины и тридцать ширины, одной меры во всех четырех углах. И кругом всех их четырех - стены, а у стен сделаны очаги кругом. И сказал мне: вот поварни, в который служители храма варят жертвы народные” (ст. 19-24). Эпоха тысячелетнего царства решительным образом отличается не только от современных путей Бога с собранием, но и от состояния вечности. Здесь нам показан Израиль, благословенный на земле во время царства Господа, в период, когда сатана будет пленен, но грех еще не будет искоренен, хотя и будет сдерживаться, и в отдельных случаях благодать будет прощать его там, где не потребуется его проклятие или истребление.

Иезекииль 47

И вот мы подходим к чрезвычайно характерной особенности грядущего века, относящейся непосредственно к святилищу Бога, - к водам, несущим целебную силу, потоки которых увеличиваются в объеме при своем движении.
Пророк Иоиль, как нам хорошо известно, уже предсказывал, что “из дома Господня выйдет источник, и будет напоять долину Ситтим” (Иоил. 3, 18). Это предсказание предполагает не что иное, как щедрое земное благословение, символизирующее благоволение Бога и радость о милости к твари. Долина Ситтим не отрицает, а подтверждает это, ибо речь идет не о том, смогут ли воды течь в ту сторону на другом берегу Иордана на семь миль или больше выше Мертвого моря, как это происходит сейчас в природе. В “тот день” все будет происходить при иных обстоятельствах. Природа подчинялась Создателю, когда Он приходил на землю человеком, и умер, и вновь воскрес; природа точно так же покорится ему, когда Он будет вершить суд над живыми в своем царстве во время своего второго пришествия. Именно потому, что эта долина является другим примером засухи, Бог упоминает ее, провозглашая, что она будет вновь напоена, и потому, что восточное море вошло в поговорку как мертвое, оно будет преисполнено жизни. Благословение распространится до краев земли от своего центра - “дома Господня”. Чему должно быть, все непременно исполнится, даже на этой земле, несмотря на постоянные неудачи до сих пор, и все потому, что Господь Иисус воцарится силой своего креста.
Вслед за нашим пророком также и Захария возвестит, что половина живых вод потечет к западному морю, или Средиземному, а половина - к восточному морю (и это весьма существенным образом дополняет предсказанное пророком Иоилем); так будет летом и зимой, ибо источник этой воды божественного происхождения, а не создан руками людей.
Иезекииль, стоящий между этими двумя пророками, сообщает нам о воздействии и результатах воздействия этих вод, которые так ясно указывают на силу, столь отличающуюся от человеческой или природной, что даже Хендерсон вынужден здесь отказаться от своего прежнего толкования. Что касается храма и его уставов и постановлений, то Хендерсон признает точность их изображения. Здесь он отказывается от этого, поскольку иудеи были не в состоянии способствовать осуществлению этого видения. И это во всех отношениях ошибочно, во-первых, потому, что иудеи столь же мало могли сделать для возвращения видения “славы Господней”, как заставить целебные воды течь из храма, и все же возвращение херувимов является самой большой особенностью всего этого видения от начала до конца; и, во-вторых, мы уже видели, что все, что можно было бы отнести к жизни самих иудеев, к их обычаям и обрядам, описанным в видении, полностью отличается от того, что имело место среди вернувшихся из вавилонского плена остатка. Было бы нелегко найти хоть какое-то соответствие между тем, что уже имело место в истории иудеев, и тем, что описано в пророчестве.
Единственно правильным выводом, какой можно сделать, будет то, что данное видение (как в целом, так и отдельные его фрагменты) относится к грядущему и предполагает установление в Израиле царства, вновь возрожденного на этой земле и уже навсегда. Ввиду этого можно процитировать, хотя и не без необходимой поправки, высказанные по этой теме замечания упомянутого переводчика: “Покинув храм, это место божественного обитания и источник, откуда потоки благословения должны устремиться к возрожденному иудейскому народу, пророк Иезекииль в видениях переносится к югу в область Мертвого моря, которое считалось символом всего запрещенного и пагубного, воплощением бесплодия и запустения. Теперь оно должно превратиться в место прекрасное и плодородное. Поскольку они в своем прежнем состоянии олицетворяли собой духовное бесплодие и отвратительное идолопоклонство Израиля, то теперь они должны символизировать состояние обновления всего времени в тот момент, когда Бог должен будет возвратить свой народ назад и, согласно своим обещаниям, благословить его, одарив его в изобилии знаками своего глубокого внимания к нему. Израиль станет теперь не бесплодной пустыней, а плодородным садом, подобным Едемскому. Благодаря обильному излиянию на израильтян Святого Духа и воздействию его на них, ему удастся возродить свое собрание к духовной жизни и передать через него благословение окружающему миру”.
Понятливый читатель догадается, что автор не только смешивает иудеев с собранием, но и ошибочно предполагает, будто это видение касается благословения израильтян. Это есть определенно божественное благословение, которое должно изменить знакомую и вместе с тем ужасную картину смерти в окружающем мире, придав ему жизнь и плодородие, хотя и проистекающие из “дома Господня”. Но каким бы ни было излияние Святого Духа, сопровождающее этот процесс, нет никаких веских причин сомневаться в том, что эту часть видения следует понимать так же буквально, как и все предшествующее ему и следующее за ним. Все это совершенно однородно.
“Потом привел он меня обратно к дверям храма, и вот, из-под порога храма течет вода на восток, ибо храм стоял лицом на восток, и вода текла из-под правого бока храма, по южную сторону жертвенника. И вывел меня северными воротами, и внешним путем обвел меня к внешним воротам, путем, обращенным к востоку; и вот, вода течет по правую сторону. Когда тот муж пошел на восток, то в руке держал шнур, и отмерил тысячу локтей, и повел меня по воде; воды было по лодыжку. И еще отмерил тысячу, и повел меня по воде; воды было по колено. И еще отмерил тысячу, и повел меня; воды было по поясницу. И еще отмерил тысячу, и уже тут был такой поток, через который я не мог идти, потому что вода была так высока, что надлежало плыть , а переходить нельзя было этот поток” (ст. 1-5). Мы сталкиваемся здесь с замечательным явлением - поразительным увеличением потока воды, и нет даже малейшего намека на то, что пополнение воды идет за счет притоков, как это обычно бывает в природе, скорее дано указание на то, что подобное исключено. Здесь мы видим удивительное проявление милосердной божественной силы: все потоки выходят только из храма Бога, и все же они быстро набирают глубину в своем течении, а вовсе не мелеют, удаляясь от своего источника: сначала вода достигает лодыжек идущего, затем колен, далее поясницы, и, наконец, воды становится так много, что поток нельзя перейти вброд, а можно только переплыть его.
“И сказал мне: “видел, сын человеческий?” и повел меня обратно к берегу этого потока. И когда я пришел назад, и вот, на берегах потока много было дерев по ту и другую сторону. И сказал мне: эта вода течет в восточную сторону земли, сойдет на равнину и войдет в море; и воды его сделаются здоровыми. И всякое живущее существо, пресмыкающееся там, где войдут две струи, будет живо; и рыбы будет весьма много, потому что войдет туда эта вода, и воды в море сделаются здоровыми, и, куда войдет этот поток, все будет живо там. И будут стоять подле него рыболовы от Ен-Гадди до Эглаима, будут закидывать сети. Рыба будет в своем виде и, как в большом море, рыбы будет весьма много. Болота его и лужи его, которые не сделаются здоровыми, будут оставлены для соли. У потока по берегам его, с той и другой стороны, будут расти всякие дерева, доставляющие пищу: листья их не будут увядать, и плоды на них не будут истощаться; каждый месяц будут созревать новые, потому что вода для них течет из святилища; плоды их будут употребляемы в пищу, а листья на врачевание” (ст. 6-12). Воздействие этих потоков на окружающий мир проявляется незамедлительно: множество деревьев вырастает по берегам этого потока с той и другой стороны, и там, где так долго царила смерть, будет обилие рыбы, так что рыболовы смогут закидывать свои сети от одного до другого края того, что прежде было озером Asphaltitis. Однако это будет лишь на время, это еще не совершенная вечность, а, скорее, создание условий для нее, поскольку существует еще море (тогда как в 21-ой главе Откровения сказано, что моря уже нет) и остаются еще болота и лужи возле него (хотя вокруг него и в самом море наблюдается обилие животных и растений), которые не сделаются здоровыми; но здесь явное исключение, как показывает стих 11, даже если мы согласимся с той точкой зрения, что эти нездоровые воды оставлены или предназначены для добычи соли. Восхитительна картина щедрых даров Бога, описанная в 12-ом стихе этой главы, хотя и здесь мы можем заметить некий запас листьев на врачевание. Это земная картина.
Здесь можно заметить, что, как ни странно, некоторые древние версии (например, греческая, сирийская и арабская) неправильно истолковывают значение стиха 8, такого простого и понятного. Во всех этих версиях допущена одинаковая ошибка. Слово {Прим. ред.: т. е. слово “равнина”} истолковано как Галилея; Септуагинта и арабская версия вдобавок ошибочно передают его как “Аравия”, в сирийской же версии оно переводится как “север” или “северо-восток”, хотя ясно, что речь здесь идет о равнине или долине реки Иордан. Таргум Ионафана избежал подобных ошибок.
В оставшихся стихах главы говорится о распределении земли Израиля между его коленами согласно будущему расположению их на земле, и здесь Хендерсон не может не вернуться к “буквальному Ханаану и буквальным коленам Израиля” как единственно отвечающим требованиям беспристрастного толкования. Воля Бога неизменна. Иосиф, какой бы неясной ни была до сих пор история его сыновей, должен получить свой удел; право плоти было утрачено: Рувим потерял свое первородство, но не подлинный дар благодати Бога. Поэтому Иезекииль начинает говорить о распределении земли в наследие коленам Израиля: “Так говорит Господь Бог: вот распределение, по которому вы должны распределить землю в наследие двенадцати коленам Израилевым: Иосифу два удела. И наследуйте ее, как один, так и другой; так как Я, подняв руку Мою, клялся отдать ее отцам вашим, то и будет земля сия наследием вашим. И вот предел земли: на северном конце, начиная от великого моря, через Хетлон, по дороге в Цедад, Емаф, Берот, Сивраим, находящийся между Дамасскою и Емафскою областями Гацар-Тихон, который на границе Аврана. И будет граница от моря до Гацар-Енон, граница с Дамаском, и далее на севере область Емаф; и вот северный край. Черту восточного края ведите между Авраном и Дамаском, между Галаадом и землею Израильскою, по Иордану, от северного края до восточного моря; это восточный край. А южный край с полуденной стороны от Тамары до вод пререкания при Кадисе, и по течению потока до великого моря; это полуденный край на юге. Западный же предел - великое море, от южной границы до места против Емафа; это западный край. И разделите себе землю сию на уделы по коленам Израилевым” (ст. 13-21). Следует ли опасаться того, что не хватит земли для всех израильтян, собранных вместе со всего света? Такого опасения не должно быть, ибо в тот день земля увеличится, и обилие морских даров вернется к Сиону, и все народы будут безмерно богаты. А народ или царство, отказавшееся служить Иерусалиму, будут обречены на гибель. Цари будут питателями Иерусалима, а царицы - его кормилицами.
Нет ни малейшего основания для беспокойства о том, что не хватит земли, ибо ее будет достаточно не только для колен Израиля, но и для иноземцев, живущих среди израильтян, которые родили там детей. “И разделите ее по жребию в наследие себе и иноземцам, живущим у вас, которые родили у вас детей; и они среди сынов Израилевых должны считаться наравне с природными жителями, и они с вами войдут в долю среди колен Израилевых. В котором колене живет иноземец, в том и дайте ему наследие его, говорит Господь Бог” (ст. 22,23). Кто может сомневаться, что подобное великодушие и подобная щедрость совершенно новы для израильтян?
С какой стороны ни посмотреть на это, становится совершенно ясно, что мы читаем здесь не о прошлом и уже имевшем место, а о светлом будущем в царстве Бога для израильтян на их земле, когда любой иноземец будет радушно принят в любом уделе колен Израиля и сможет войти с ними в долю; в то время иудеи будут жить совершенно иначе, чем жили прежде. Они научатся этому от Бога, когда станут поклоняться Иисусу, будут счастливы в благословении; и будут давать всем во славу его милости доброй, утрясенной, нагнетенной и переполненной мерой.

Иезекииль 48

Для любого беспристрастного ума должно быть совершенно очевидным то, что распределение земли между коленами Израиля, какое имело место со времен Иисуса Навина до крушения царства Израиля, полностью отличается от того, что предсказано пророком Иезекиилем, и что ничего подобного тому, о чем говорится в пророчестве Иезекииля, до сих пор не могло произойти. Ведь крайний северный удел будет отведен Дану, а не Неффалиму, как в древности; с уделом Дана будет граничить удел Асира, а уж затем с его уделом будет граничить удел Неффалима. Удел Манассии не будет отделен рекой Иорданом, а будет граничить с уделами других колен - с уделом Ефрема, идущим к югу; удел Рувима больше не будет к востоку от Иордана, а расположится подле границы Ефрема; Иуда займет удел рядом со священным участком. Юг этого участка явится прежде всего уделом Вениамина, что прямо противоположно древнему распределению, при котором в первом случае был северный край, а в последнем - южный. Далее идет удел Симеона, удел Иссахара вслед за Симеоновым (тогда как в древности удел Иссахара располагался на юго-запад от Галилейского моря и на север от Самарии). Далее следует удел Завулона, который прежде располагался севернее Иссахарова. Удел Гада прежде располагавшийся на востоке, теперь оказывается южнее всех других.
“Вот имена колен. На северном краю по дороге от Хетлона, ведущей в Емаф, Гацар-Енон, от северной границы Дамаска по пути к Емафу: все это от востока до моря один удел Дану. Подле границы Дана, от восточного края до западного, это один удел Асиру. Подле границы Асира, от восточного края до западного, это один удел Неффалиму. Подле границы Неффалима, от восточного края до западного, это один удел Манассии. Подле границы Манассии, от восточного края до западного, это один удел Ефрему. Подле границы Ефрема, от восточного края до западного, это один удел Рувиму. Подле границы Рувима, от восточного края до западного, это один удел Иуде. А подле границы Иуды, от восточного края до западного, священный участок, шириною в двадцать пять тысяч тростей, а длиною наравне с другими уделами, от восточного края до западного; среди него будет святилище. Участок, который вы посвятите Господу, длиною будет в двадцать пять тысяч, а шириною в десять тысяч тростей. И этот священный участок должен принадлежать священникам, к северу двадцать пять тысяч и к морю в ширину десять тысяч, и к востоку в ширину десять тысяч, а к югу в длину двадцать пять тысяч тростей, и среди него будет святилище Господне. Это посвятите священникам из сынов Садока, которые стояли на страже Моей, которые во время отступничества сынов Израилевых не отступили от Меня, как отступили другие левиты. Им будет принадлежать эта часть земли из священного участка, святыня из святынь, у предела левитов. И левиты получат также у священнического предела двадцать пять тысяч в длину и десять тысяч тростей в ширину; вся длина двадцать пять тысяч, а ширина десять тысяч тростей. И из этой части они не могут ни продать, ни променять; и начатки земли не могут переходить к другим, потому что это святыня Господня. А остальные пять тысяч в ширину с двадцатью пятью тысячами в длину назначаются для города в общее употребление, на заселение и на предместья; город будет в средине. И вот размеры его: северная сторона четыре тысячи пятьсот и южная сторона четыре тысячи пятьсот, восточная сторона четыре тысячи пятьсот и западная сторона четыре тысячи пятьсот тростей. А предместья города к северу двести пятьдесят, и к востоку двести пятьдесят, и к югу двести пятьдесят, и к западу двести пятьдесят тростей. А что остается из длины против священного участка, десять тысяч к востоку и десять тысяч к западу, против священного участка, произведения с этой земли должны быть для продовольствия работающих в городе. Работать же в городе могут работники из всех колен Израилевых. Весь отделенный участок в двадцать пять тысяч длины и в двадцать пять тысяч ширины, четырехугольный, выделите в священный удел, со включением владений города; а остальное князю. Как со стороны священного участка, так и со стороны владений города, против двадцати пяти тысяч тростей до восточной границы участка, и на запад против двадцати пяти тысяч у западной границы соразмерно с сими уделами, удел князю, так что священный участок и святилище будет в средине его. И то, что от владений левитских и от владений города остается в промежутке, принадлежит также князю; промежуток между границею Иуды и между границею Вениамина будет принадлежать князю. Остальное же от колен, от восточного края до западного - один удел Вениамину. Подле границы Вениамина, от восточного края до западного - один удел Симеону. Подле границы Симеона, от восточного края до западного - один удел Иссахару. Подле границы Иссахара, от восточного края до западного - один удел Завулону. Подле границы Завулона, от восточного края до западного - один удел Гаду. А подле границы Гада на южной стороне идет южный предел от Тамары к водам пререкания при Кадисе, вдоль потока до великого моря. Вот земля, которую вы по жребию разделите коленам Израилевым, и вот участки их, говорит Господь Бог” (ст. 1-29).
Заметим, что во времена Иисуса Навина землю между коленами делили по жребию, по жребию ее будут делить и в тот день, когда будет царствовать еще более великий, чем Иисус Навин. Священный участок является совершенно новым признаком этого перераспределения земли Израиля, которое произойдет, когда явится тот, чье право - венец и чья первейшая забота - святилище. Там будут князь, священники и левиты, каждый на отведенном ему месте относительно города и святилища. Ибо речь идет здесь не о небесах и не о небесном городе, новом Иерусалиме, который спустится с небес от Бога, а о земле и земельных наделах. Храм, о котором говорится здесь, отсутствует в Откр. 21, что подчеркнуто там особо. Поэтому там нет и не может быть священников или левитов, не будет таких празднеств или жертвоприношений в небесном городе Апокалипсиса, как нет таковых и в христианском мире ныне. Иезекиилю присущи существенные и неизгладимые черты, которые понятны лишь тем, кто верит пророкам, кто ждет грядущего века, предваряющего вечность, и исполнения пророчества в благословении израильтян и язычников в царстве Господа Иисуса, когда Он явится в славе со всеми своими святыми. Неверие в истину естественно и опровергнуть его не трудно, но Слово Бога остается таким же ясным и убедительным, как всегда, и блаженны те, кто исповедует грядущую радость и покой, ожидающие израильтян на этой земле, кто, обратившись по благодати и верности Бога, может свободно ожидать Сына Бога с небес, нашего Спасителя от грядущего гнева. Способность ясно видеть место, отведенное земному народу, сначала в условиях ответственности перед законом в древние времена, а затем в царстве Мессии и в условиях нового завета, очень помогает тем, кто благодатью Бога верит теперь вопреки всем усилиям сатаны, ищущего возможности помрачать ум человека и не дать ему возрадоваться своему благословению и небесному призванию, достойного тела Христа и невесты Агнца. Таким образом, устраняется всякая мистика и Писание принимается с искренней верой.
Следующий раздел подводит нас к завершению пророчества. “И вот выходы города: с северной стороны меры четыре тысячи пятьсот; и ворота города называются именами колен Израилевых; к северу трое ворот: ворота Рувимовы одни, ворота Иудины одни, ворота Левиины одни. И с восточной стороны меры четыре тысячи пятьсот, и трое ворот: ворота Иосифовы одни, ворота Вениаминовы одни, ворота Дановы одни; и с южной стороны меры четыре тысячи пятьсот, и трое ворот: ворота Симеоновы одни, ворота Иссахаровы одни, ворота Завулоновы одни. С морской стороны меры четыре тысячи пятьсот, ворот здесь трое же: ворота Гадовы одни, ворота Асировы одни, ворота Неффалимовы одни. Всего кругом восемнадцать тысяч. А имя городу с того дня будет: Господь там” (ст. 30-35).
Ведь это и есть последняя и главная слава - обитание Господа в избранном им городе. Этим Израиль может гордиться больше, чем всеми остальными привилегиями народа, и это справедливо, ибо является дополнением ко всему и венцом всего. Какой радостный и счастливый конец всех их долгих странствий и многочисленных страданий! Как это достойно искупляющей благодати того, который устранит вину, омрачающую эту радость, когда израильтяне обратятся к нему в вере, уразумев и признав, наконец, свое губительное для них самих безрассудство в свете его любви, с которой Он, не дрогнув, умер за них много веков назад, прежде чем они сокрушились со стыдом и раскаялись пред его лицом!