Даниил
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 1.100+ магазинах используют уже более 4.000.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:
Косточки и витамин в17 б17 ВИТАМИН B17 в интернете.

http://poliv64.ru/ купить капельную ленту для полива интернет.

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Даниил

Оглавление: гл. 4; гл. 5; гл. 6; гл. 7.

Даниил 4

Мы уже рассмотрели, что после видения огромного истукана, последующая глава представляет, на первый взгляд, слабую связь с пророчеством, но она, мне кажется, имеет довольно значительное отношение к нему. Ибо в главе 2 описывается в основном история языческих государств, не затрагивая, однако, нравственных качеств. Возникали и исчезали на сцене провидения Бога империя за империей. Но мы не видим, каков был характер этих империй, как они использовали власть, предоставленную им Богом. Эти исторические события преднамеренно были представлены между первым и общим описанием в главе 2 и подробностями, которые последуют начиная с главы 7 и до конца книги. Они покажут поведение империй, обладающих высшей в мире властью, полученной от Бога. Первая картина их духовных путей дана в главе 3. Религия, такая, какая она была, оказывала давление, не взирая на требования Бога и совесть человека.
И такой принцип берет начало со времен язычников. Несомненно, ввиду огромных размеров империи, было необходимо иметь некую одну господствующую религию, которая могла бы объединить различные страны и подчиненные народы. Какая подмена той чести, которую Бог дал Навуходоносору! Тем не менее это представило Богу возможность проявить свою силу, даже в иудейских племенах, находящихся под надзором язычников. Из предыдущей главы стало ясно, что в них обнаружилась мудрость Бога. Все познания Вавилонской империи оказались совершенно бессильны. Лишь один Даниил смог истолковать видения царя. Но хотя и присутствовала божественная мудрость, все же сила - это совершенно другое. И Бог воспользовался ужасным наказанием, как это казалось, трех иудеев и наиболее явно показал себя Спасителем верных в час их нужды. Начало языческой империи является лишь предзнаменованием того, что произойдет в конце. И так как в начале было спасение, совершенное божественной силой, то такое будет происходить время от времени, и особенно это связано с верными Израиля, с иудеями. Я, конечно же, не имею в виду иудеев в их сегодняшнем состоянии, потому что пока иудей остается врагом Бога. Но такое будет продолжаться не всегда. Приближается время, когда потомки Авраама, не переставая быть иудеями, обратятся к Богу, примут Мессию в соответствии с пророчествами. Я не утверждаю, что они войдут в такое же блаженное познание и наслаждение, которое есть ныне у нас, но они должны будут находиться в последние дни среди верных, как предсказывают многие пророчества. Конечно же, ожидается чрезвычайно важная перемена, которая должна иметь место в мире, или, скорее всего, Бог устранит из мира то, что не от мира, чтобы можно было вновь находить интерес в том, что происходит на земле, так как в настоящее время деяния Бога не связаны непосредственно с процессами, происходящими в мире. Периоды успехов и падений не являются выражением его воли, хотя Он всегда осуществляет предопределенное наблюдение над нами. Но в истории мира было такое время, когда Бог проявлял личный непосредственный интерес к тому, что происходило среди людей. Даже их битвы, как говорят, были битвами Господа, их поражения, голод и т. д. посылались Богом как известное наказание за какое-либо зло, которое совершал человек. Тогда как остается совершенно истинно то, что нет ни одной войны или бедствия любого рода, которое происходило бы без воли Бога, и все находится под его верховным надзором, но по-другому обстоит дело с непосредственным управлением. И сейчас ни один человек не может сказать: “Эта война началась по слову Бога”, или: “Этот голод дан в наказание за такое-то и такое-то зло”. Подобные высказывания были бы действительно невежественны и основаны на догадках. Несомненно, есть люди, которые всегда готовы сказать подобное о таких явлениях. Их заблуждение происходит из-за недооценки огромного изменения, происшедшего в божественном управлении миром. Пока Израиль был народом, в котором Бог проявлял свою сущность ради всей земли, такие вещи исходили непосредственно от Бога. Но с того времени, как Бог отказался от народа Израиля, это управление превратилось просто в опосредствованное управление общего характера, осуществляемое Богом через дела человека.
Появилось и еще одно явление. Когда Израилем был отвергнут истинный Христос и Израиль потерял при этом возможность вновь обрести превосходство, то Бог, можно сказать, воспользовался этим, чтобы установить иное призвание собрания. И больше не Бог управляет народом, подобным Израилю под законом; и это не было лишь опосредствованное управление язычниками, но откровение его самого во Христе как откровение Отца своим детям, и Святой Дух был послан на землю с небес не только для того, чтобы воздействовать на сердца, но чтобы жить среди и крестить иудея или язычника в одно тело, тело Христа - главы на небесах. Это продолжается и поныне. Поэтому сейчас у Бога нет особых отношений с иудеями. Он имеет с ними дело не более, чем с другими, за исключением того, что им вынесен приговор духовной слепоты. Они были слепы до этого. Бог не повелевал им отвергать Христа. Он ни одного человека не делает слепым в этом смысле, только грех делает это. Но когда люди отвергают свет Бога и упрямо отрицают каждое его свидетельство, тогда Он может, и делает это, ввергнуть в кромешную тьму в духовном смысле, добавляя это к тому, что естественно для человеческого сердца. И народ Израиля пребывает в духовной слепоте, и это происходит с большей частью, но не со всеми. Всегда будет остаток Израиля. Они являются единственным народом, о котором можно сказать: “Единственный народ, от которого Бог никогда не откажется полностью”. Другие народы могут знать Бога, когда Он посещает их в чудесной благодати. Например, Англию Бог благословил в высшей степени, дав людям свободный доступ к своему Слову и много других привилегий. Но пока это происходит, со стороны Бога нет никакой обязанности всегда сохранять для Англии подобное положение. Если страна окажется глуха, отвергнется от истины и отдаст предпочтение идолопоклонству, что совершенно невозможно, то Бог вскоре нашлет наказание. Но с Израилем Бог связал себя особым обетованием, и Он никогда не откажется от него полностью. В Израиле даже в самое темное время всегда будет святое семя. И это связано с тем замечанием, которое я сделал до этого. Пока Бог занят делом объединения собрания, не может быть никаких особых отношений с Израилем в выведении их в качестве его народа, освобождении их от их несчастий и тому подобном. Но когда Богу будет угодно удалить собрание из нынешнего мира, тогда Израиль вновь окажется впереди, однако это произойдет в тот день, когда их сердца будут затронуты Духом Бога, чтобы осуществилось избавление, пример которого нам дан в конце 3-ей главы.
Здесь я могу лишь заметить, что царь был настолько поражен случившимся, что приказал (как постановление для своего царства), чтобы чтили Бога Седраха, Мисаха и Авденаго, и если кто-либо попытается произнести хулу на Бога, то он будет “изрублен в куски, и дом его превращен в развалины”. Но мы вновь обнаруживаем, что здесь проявляется непостоянство как в том, что царь оказывал Даниилу особую честь (гл. 2), так и в его повелении, чтобы подданные почитали Бога Седраха, Мисаха и Авденаго. Это было всего лишь преходящее чувство, которое, подобно утреннему облаку, исчезало из памяти царя. В этой главе он сам отмечает, как мало пути Бога достигали его сердца, хотя он на какой-то момент и был поражен проявлением его мудрости. Одно дело оказывать честь пророку и требовать от подданных своего царства чтить Бога, который избавил их, как не смог бы сделать никто другой. Но как же обстояло дело с самим Навуходоносором? Он говорит: “Я, Навуходоносор, спокоен был в доме моем и благоденствовал в чертогах моих”. Таким образом, мы ясно видим это из его собственных слов, хотя он произнес их, чтобы показать милосердие, проявляемое по отношению к нему, что и после всех удивительных дел, описанных в предыдущих главах, Навуходоносор остался таким же и в конце. В его душе не произошло никакого основательного изменения, ничего такого, что привело бы его сердце к Богу. Он был спокоен в своем долге и благоденствовал в своем дворце. Так как он был земным человеком, то все, что давал ему в руки Бог, лишь питало его гордость и самодовольство. И в таких условиях Бог посылает ему новое свидетельство. “Но я видел сон, который устрашил меня, и размышления на ложе моем и видения головы моей смутили меня”. Поэтому он дает повеление привести к нему всех вавилонских мудрецов, чтобы они раскрыли ему значение этого сна. Но все было тщетно. Они пришли, и он рассказал им свой сон, но вынужден был заметить: “Они не могли мне объяснить значения его. Наконец вошел ко мне Даниил, которому имя было Валтасар, по имени бога моего”. С ним он разговаривал доверительно: “Валтасар, глава мудрецов! я знаю, что в тебе дух святаго Бога, и никакая тайна не затрудняет тебя; объясни мне видения сна моего, который я видел, и значение его”. Он разговаривал с ним в манере, принятой у язычников; мудрость всевышнего Бога в пророке он приписывал своим богам, но все-таки признал, что в Данииле было нечто особое и присущее лишь ему. О своем видении он рассказывал в такой же манере. Даниил, услышав сон и поняв его значение, около часа пробыл в изумлении и беспокойстве. Но мы не должны ограничивать это лишь историей, рассказанной Навуходоносором. Как нам уже известно из 2-ой главы, царь был представлен в образе золотой головы, а здесь он был деревом. Однако в главе 2 это был не только лично сам царь, но золотая голова символизировала всю его династию. В определенном смысле то, что было истинно о Навуходоносоре, в конце будет характеризовать всю языческую империю. Так и происходит в этой сцене. Даниил ужаснулся, увидев, что ожидает Навуходоносора. А это слишком явно предвещало исход новой системы, установленной Богом.
И, читая дальше рассматриваемую нами главу, мы увидим, как Даниил объясняет видение. Он говорит: “Господин мой! твоим бы ненавистникам этот сон, и врагам твоим значение его! Дерево, которое ты видел, которое было большое и крепкое, высотою своею достигало до небес и видимо было по всей земле... это ты, царь, возвеличившийся и укрепившийся”. Каждому должно быть известно то, что в псалмах и пророчествах образ дерева используется Богом не только для описания Израиля, но и других народов. Так, виноградная лоза символизирует то, каким должен быть Израиль по замыслу Бога. Но это совершенно не удалось. Так, в книгах пророка Иеремии (гл. 2) и пророка Иезекииля (гл. 15) и т. д. мы узнаем, что замысел Бога оказался расстроен. Но Он никогда не отказывается от него. Он мог бы раскаяться в творении, но Бог никогда не отступает там, где пред ним не просто дело его рук, но плод воздействия его сердца, и в этом заключается его замысел. Там, где Он дает существование тому, чего не было прежде, может произойти изменение. Но нет перемен там, где Бог проявляет свою любовь к тому или иному человеку, наделяя его подобающими дарами. “Ибо дары и призвание Божие непреложны” (Рим. 11, 29). Это очень важно, так как связано с отдельными людьми. Стоит засомневаться в верности Бога в каком-либо отношении, и вы ослабите ее относительно чего-либо еще. Если бы Бог назвал Израиль своим народом, а затем полностью отказался бы от него, то как бы я мог быть уверен в том, что Бог всегда будет относится ко мне как к своему чаду? Ибо если бы когда-либо это и было испробовано, то это было бы сделано в Израиле. Если я уверен в верности Бога лично ко мне, то почему же я сомневаюсь в ней по отношению к Израилю? Всегда стоит вопрос: “Верен ли Бог? Не отошел ли Он от своего намерения, не взял ли назад свои дары?” Если нет, то какими бы ни были временные явления, в конце концов Бог отстоит свою истину и милосердие.
Обращение к образу кедрового дерева (Иез. 31, 3) окажет нам помощь в понимании того, что мы имеем в книге пророка Даниила: “Вот, Ассур был кедр на Ливане, с красивыми ветвями и тенистою листвою, и высокий ростом; вершина его находилась среди толстых сучьев”. Немного ниже мы читаем: “Кедры в саду Божием не затемняли его”. Это были другие государства в мире. “Кипарисы не равнялись сучьям его” и т. д. А в стихе 18 делается ссылка на фараона, царя Египта. Но я больше не буду останавливаться на этом. С помощью различных отрывков я хотел лишь доказать, что в Писании довольно распространено использование дерева как символа плодоношения или высокого положения и большого веса. А в Новом Завете значение этого образа расширилось до обозначения того, что на некоторый период вытеснило Израиль. Евангелие по Матфею (гл. 13) показывает нам, что промыслы царства небес в одной из его стадий сравниваются с деревом, произрастающим из маленького семени. Господь раскрывает историю признания христианства. А в главе 12 Он вынес свой приговор Израилю. И последняя ступень должна быть еще хуже, чем первая.
Таково будет состояние грешного рода Израиля, который подверг Господа Иисуса смерти прежде, чем Бог осудил это. Затем Господь возвращается к христианству и прежде всего показывает свои деяния на земле. Он сеет семя. В следующей притче появляется враг, который пробрался на поле и сеет плохое семя. Это символизирует вторжение зла на поле христианского вероисповедания. А третья притча раскрывает нам то, что было изначально невелико и что вырастет на земле во много крат больше. Маленькое горчичное зерно становится огромным деревом.
И из этих отрывков мы видим, что в любом случае, будь то отдельный человек, олицетворяющий власть, например, Навуходоносор, или народ, обладающий превосходством над другими, или система религии, как в Матф. 13, во всех случаях символ дерева указывает на величие на земле, если только предметом рассмотрения не является плод дерева. В этом заключается главное значение этого символа. Конечно, я сейчас говорю не столько о тех деревьях, которые были предназначены лишь для принесения плодов и были выбраны для этого из-за своих размеров и величественности. В книге пророка Даниила (гл. 4, 21.22) под деревом явно подразумевается земная сила: “На котором... пропитание для всех, под которым обитали звери полевые и в ветвях которого гнездились птицы небесные, это ты, царь, возвеличившийся и укрепившийся, и величие твое возросло и достигло до небес, и власть твоя - до краев земли”. Это дерево было предметом восхищения людей. Оно имело все, что нравилось сердцу: великолепные пропорции, красоту ветвей и листьев, изобилие и сладость плодов, приятную тень, под которой все эти твари, полевые звери и небесные птицы, находили себе защиту. Все это, и даже больше того, имелось в нем, и так люди думали о нем. Но какую оценку этому давал Бог? “А что царь видел Бодрствующего и Святаго, сходящего с небес, Который сказал: срубите дерево и истребите его [заметьте при этом, что это разрушение всего лишь на некоторое время, ибо помыслы Бога не содержат уничтожение чего-либо], только главный корень его оставьте в земле [должен быть и способ, использованный Богом, чтобы сохранить дерево живым], и пусть он в узах железных и медных, среди полевой травы, орошается росою небесною, и с полевыми зверями пусть будет часть его, доколе не пройдут над ним семь времен”. Пророк говорит: “То вот значение этого, царь, и вот определение Всевышнего, которое постигнет господина моего, царя”. И затем он рассказал значение этого применительно лично к Навуходоносору. В этом случае все было совершенно просто. Навуходоносор был предупрежден о том, что с ним случится. Он должен быть отлучен от людей, и он будет обитать вместе с полевыми зверями. И, более того, он сам будет низведен до их состояния. “Травою будут кормить тебя, как вола, росою небесною ты будешь орошаем”. И это будет продолжаться установленное время. “И семь времен пройдут над тобою, доколе познаешь, что Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет”. Но нам нет необходимости касаться истории Навуходоносора. Ни у одного искреннего верующего не возникло бы трудностей относительно этого. Люди же находят в этом противоречия, объясняя это лишь заблуждением в разуме царя. Но это не те вопросы, над которыми христианин всегда должен задумываться, за исключением тех случаев, когда он поступает во благо другого. Слово Бога подтверждает, что царь Навуходоносор силой Бога был уподоблен зверю. Если мы признаем, что Бог мог отменить и отменял законы природы, давая одним возможность оставаться невредимыми в самом неистовом огне, а других сохраняя нетронутыми в логове львов, то мы должны осознавать, что это является лишь делом его воли и слова, когда Навуходоносор был приведен к такому ужасному унижению: он был поселен среди полевых зверей и его кормили травой, как вола. Человек, который верит одному, должен поверить и другому. Лишь сила Бога может действовать таким образом, и Слово Бога - залог всего этого.
Это достаточно просто и понятно. И далее мы видим следующий образ языческого государства, его самовосхваление и суд Бога над ним. Я понимаю, что Навуходоносор собой лишь показывал, какова будет общая тенденция развития язычников, имеющих власть, данную им Богом. Он стал бы наслаждаться и возвеличивать себя, обращая в свою пользу все величие, дарованное ему Богом. Ему ясно были показаны наказания, которые постигли бы его, но предупреждение было не принято во внимание.
“Все это сбылось над царем Навуходоносором. По прошествии двенадцати месяцев, расхаживая по царским чертогам в Вавилоне, царь сказал: это ли не величественный Вавилон, который построил я в дом царства силою моего могущества и в славу моего величия! Еще речь сия была в устах царя, как был с неба голос: тебе говорят, царь Навуходоносор: царство отошло от тебя!” Приговор был приведен в исполнение. Именно так языческие государства и поступили по отношению к Богу. Я не говорю об отдельных людях, встречающихся время от времени. Благочестивые люди могли бы оказаться в положении, занимаемом Навуходоносором, но, как правило, его последователи с того дня и поныне, имея превосходство в мире и мирскую славу, использовали это в основном для самих себя. И я говорю об этом сейчас не для того, чтобы выразить свое неуважение к этим государствам, но лишь констатирую общеизвестные факты языческого правления. Они были языческими в течение многих веков до Христа и после Христа, а когда христианство было принято Константином и это вероисповедание постепенно распространялось по всей империи, то никто не мог предположить, что это было нечто больше, чем установленная религиозная система. И это не воспрепятствовало основному ходу развития. Единственное различие состояло в том, что язычество, имевшее власть до этого, было устранено и утвердилось христианство, которое до этого подавлялось. Поменялись местами язычество и христианство. Константин мог думать, что это правильно, что он устранил язычество и оказал честь христианам. Но при этом он не понимал Библии и не задавал вопроса: “Какова же воля Бога относительно меня? Как я могу проявить свое послушание Богу?” Со времен Навуходоносора такого не происходило ни с кем, кто имел влияние на судьбы мира. И не могло произойти. Я говорю о великих властителях мира, когда еще не была разрушена империя. Но, хотя и могли быть исключительные случаи среди царей, имевших страх пред Богом, даже тогда было не в их власти существенно изменить ход политики в своих царствах. Одно дело Бога - власть в мире, и совсем другое - принадлежащая Богу душа, послушный ему раб.
Эта глава показывает нам обращение всей силы, власти и славы, которые Бог дал людям, в средство удовлетворения их собственной гордыни. И, как следствие этого, у них было отнято все понимание разума Бога. Навуходоносор получал от Бога удивительные видения и откровения. Но какой был в них смысл? У него было это предупреждение, более всего относящееся лично к нему. Но какой был в этом смысл? Даниил посоветовал ему покрыть свои грехи праведностью, а беззакония - проявлением милости к бедным. Но он не обратил на это внимания. Прошло двенадцать месяцев, когда в надменности сердца все величие и великолепие, окружавшие его, он приписывал лично себе и делу своих рук. Этот величественный Вавилон был построен им “в дом царства силою моего могущества и в славу моего величия”. И сразу же приговор возымел над ним действие, и то, что в буквальном смысле было истинно для него самого, в духовном смысле было истинно для языческих государств как единого целого. Всем языческим государствам не свойственно разумение Бога и подчинение ему.
“Тотчас и исполнилось это слово над Навуходоносором, и отлучен он был от людей, ел траву, как вол, и орошалось тело его росою небесною, так что волосы у него выросли как у льва, и ногти у него - как у птицы”. В стихе 16 сказано: “Сердце человеческое отнимется от него и дастся ему сердце звериное”. Все замыслы Бога были полностью разрушены. Теперь он знал о Боге не больше, чем зверь. Даже душевный человек имеет в себе осознание Бога. Но Навуходоносор лишился всех своих представлений, он был превращен в неразумного зверя. Человек был создан на земле существом, взирающим на Бога и находящимся в зависимости от него. Зверь же наслаждается тем, что, так сказать, входит в сферу его собственных наслаждений по мере той способности, которую Бог дал ему согласно его естеству, но у зверя нет представления о Боге, который создал этого зверя и все остальное. А человек имеет такое представление. Иными словами, признание Бога является главным существенным различием между человеком и животным, если кто-то будет говорить о практическом применении той истины, которой учит нас история. Я понимаю, что если мы рассматриваем историю с символической точки зрения, то она показывает нам, что языческие государства в своем управлении отказались от признания Бога. Внешне они могли и использовать его или его имя , но что касается признания Бога в качестве источника всего, чем они обладают, то это имя совершенно отсутствовало в их сознании; так это и произошло здесь.
Но была также и перемена физического характера, которая действительно имела место в случае с Навуходоносором. Низведенный до уровня зверя, он лишился всего, что характерно для человека, лишился всякого познания Бога. Как здесь сказано, у него было сердце зверя. В нем не осталось ничего от сущности и славы человека. Человек помещен на землю как образ и слава Бога. Он ответственен за то, чтобы познавать Бога, ибо только он может сделать это, потому что он взирает на Бога. Но есть люди, которые имеют лишь внешнее сходство с человеком, но “человек, который в чести и неразумен, подобен животным, которые погибают”. Это и получило свое самое удивительное подтверждение в случае с Навуходоносором, но это в принципе истинно для каждого, у кого перед глазами он сам, а не Бог. Это было совершенно истинно для вавилонского царя. Он ничего не понимал. Он все приписывал себе, а не Богу, и такой ужасной карой он был низведен до самого низкого состояния. Никогда ни один язычник не обладал такой славой и величием, как Навуходоносор, но в один момент все изменилось. На вершине его гордыни его постиг приговор Бога. Он был “отлучен от людей, ел траву, как вол” и т. д. Но у всего есть свои пределы. Это должно было продолжаться, пока “не пройдут над ним семь времен”. При этом говорится о временах, а не о годах, потому что это наказание Навуходоносора служит образом того состояния, в которое приведены языческие государства на протяжении всего периода существования империи. Поэтому и был выбран символический срок, а не исчисление времени принятое в обыденной жизни. Языческие народы, несмотря на дарованное Богом господство, в своем управлении должным образом не признавали его. Они использовали свою власть для своих собственных свершений и интересов. А что касается истинного и искреннего подчинения себя воле Бога, то разве когда-либо было слышно об этом как о главной цели политики любого народа, с тех пор, как они получили свою власть? Я не уверен даже в том, что об этом когда-либо задумывались; так верно этот образ характеризует всю историю язычников.
Давайте немного остановимся на последствиях наказания Навуходоносора. Уже прошли над ним семь времен. “По окончании же дней тех, я, Навуходоносор, возвел глаза мои к небу”. Затем появился первый важный знак возвращения разума. Зверь смотрит вниз. Он никогда не смотрит вверх в духовном смысле этого выражения. Человек, духовно поступающий как человек, в своем сознании признает единственного, от кого он все получил, единственного, кого он обязан слушаться и чтить. По прошествии срока наказания Навуходоносор поднял свои глаза к небесам. Он начал занимать место, подобающее человеку. “И разум мой возвратился ко мне”. И что же произошло вследствие этого? “И благословил я Всевышнего, восхвалил и прославил Присносущего”. Заметьте разницу. В предыдущих случаях он мог склониться перед пророком и приказать оказывать ему почести, он мог издавать указы и повеления, чтобы все его подданные благословляли Бога иудеев. А что же он делает сейчас? На некоторое время он бросает все и склоняется пред Богом. Навуходоносор теперь не приказывает другим во благо или зло, но сам благословляет, восхваляет и оказывает почести Всевышнему. Обратите также внимание на выражение “Всевышний”, так как оно используется здесь для определенной выразительности. “И благословил я Всевышнего, восхвалил и прославил Присносущего, Которого владычество - владычество вечное, и Которого царство - в роды и роды. И все, живущие на земле, ничего не значат; по воле Своей Он действует как в небесном воинстве, так и у живущих на земле; и нет никого, кто мог бы противиться руке Его и сказать Ему: что Ты сделал?”
Когда завершатся времена язычников, то свою жизнеспособность подтвердит главный корень, оставленный на земле божественным провидением, и ему все еще будет позволено оставаться опорой среди анархии, которая иначе охватила бы весь мир. Нам следует помнить, что управление в мире является замечательной милостью для земли по сравнению с полным отсутствием управления. И пока Бог наблюдает за ним и сохраняет его своим провидением во благо мира, наступит время, когда этот корень вновь прорастет и действительно осуществит ту цель, ради которой Бог установил его на земле. Но когда же это произойдет? “Когда суды Твои совершаются на земле, тогда живущие в мире научаются правде”. Когда все, исходящее от Бога, будет действительно осуществлено по его воле, когда человек будет полностью благословлен и больше не будет подобен зверю, который погибает, Израиль больше не будет отвергать своего Мессию и язычники не будут присваивать себе власть, данную им Богом в своей исключительной щедрости. В этот самый день все они увидят, как воссияет слава, но это может произойти лишь тогда, когда явится Христос, который есть наша жизнь, и когда мы появимся с ним в славе. А ему предназначается право быть главой как язычников, так и иудеев. Все народы, племена и языки будут служить ему. Ибо Бог может быть познан лишь там, где познан Христос, может быть увиден в своей добродетели и славе там, где Христос признается выражением и сущностью этого. И все это произойдет в тот светлый день. Грядет сам Господь Иисус Христос и в полной мере установит все, что под рукой человека лишь гибло или, в лучшем случае, давало в мире отрицательный результат, оставляя зло тут и там, но испытывая недостаток в полноценных способах благословения, которое намеревается дать Бог. Когда этот день наступит, то будет видно, что языческое управление, но не в нынешнем тленном состоянии, а очистившись от зла и распространившись по замыслу Бога, начнет процветать на земле и станет средством передачи лишь благословений. Только грех препятствовал излиянию милости Бога. Таким образом, когда состоится великое осуществление этой символической истории Навуходоносора, когда пройдет время “сердца звериного”, заботящегося о себе, удовлетворяющего гордыню и жажду власти, тогда Бог примет управление в свои руки как всевышний Бог и язычники склонятся в восхвалении и благодарной радости.
Выражение “Бог Всевышний” впервые встречается в весьма поразительной сцене. В Писании нам часто приходится возвращаться к первому использованию этого выражения, чтобы до конца понять его значение. Выражение “Бог Всевышний ” появляется в первый раз в случае с Мелхиседеком, когда Авраам возвращался с победой, поразив царей, взявших в плен Лота. Это произойдет в конце освобождения, когда будет иметь место не только победа над всеми силами, собирающимися против народа Бога, но и в ответ на последующее благословенное событие. Мелхиседек встречает Авраама, и Авраам передает ему десятую часть из всего, получив его благословение. В этом Мелхиседек является образом Христа, соединяющего царскую славу со священнической. Он был салимским царем, и его имя было царь праведности. Но он также был священником всевышнего Бога. Его действие характеризует не принесение жертвы или ладана, а вынесение хлеба и вина для подкрепления победителей. Он благословляет и произносит благословение всевышнему Богу, Владыке неба и земли. Ибо в тот день больше уже не будет духовного расхождения между небом и землей, но появится полное единение. Это будет не соединение или смешение того и другого, но сама гармоничная тесная связь, и Господь Иисус воплотит в себе это единство. Глава тех, кто принадлежит небесам, Он также является царем царей, Господом господ, устроителем всей земной власти. Пред ним преклонится все небесное и земное, а также ад. Это будет период полного восстановления языческого разумения и благословения.
Если кто-то и призвал чтить истину Бога и ходить в разумении его путей, то это его дети, наслаждающиеся сознанием любви своего Отца. И пусть мы, осознающие это наше место, постараемся не забыть, каким будет конец всего для человека! Приближается день суда, который постигнет мир и тяжесть которого падет на отступивших иудеев и язычников. И все же мы знаем, что этот день осияет остаток верующих из тех и других; излив на несчастный изувеченный корень, который вновь обретет свою обычную высоту и величие, орошаемый небесной росой. Да сподобит нас Господь, чтобы мы могли ожидать от Бога блага, помня, что и в наказании будет милосердие, которое в любом случае восторжествует над карой, за исключением тех, кто полностью отрицает Христа, кто живет, отвергая его милость, кто умирает, считая себя недостойным для вечной жизни. Помните, что ни одна душа, которая слышит евангелие, не погибнет лишь потому, что она зла. Для всех нас есть надежное средство спасения. Люди погибают только потому, что они отвергают и презирают вечную жизнь, прощение, мир, все, что есть в Сыне Бога.

Даниил 5

Главы 5 и 6 книги пророка Даниила можно назвать главами нравственного характера. Они описывают исторические события и к тому же носят характер предсказания будущего, получая свет от пророчеств и отражая его на те пророчества, которые предшествовали им и которые последуют за ними. Из двух снов Навуходоносора мы уже познакомились с примерами из истории языческих государств. Сейчас нам необходимо остановиться на первом из двух снов, прежде чем приступить к рассмотрению более точных сообщений, данных самому пророку в 7-ой главе. Главы 5 и 6 отличаются той особенностью, что они раскрывают не столько общие характерные черты языческих государств, сколько те черты, которые обнаруживаются в них в конце, то есть в предвестии скорой гибели. Одним словом, они служат, скорее всего, символом проявлений или вспышек зла, а не тем, что наполняло все их существование и историю. Тем не менее, между этими двумя главами есть заметное различие, и теперь мы кратко остановимся на рассмотрении первой из них.
“Валтасар царь сделал большое пиршество для тысячи вельмож своих и перед глазами тысячи пил вино”. Это была сцена пышного и, возможно, необычного пиршества. Святотатствующий царь Валтасар, “вкусив вина ... приказал принести золотые и серебряные сосуды, которые Навуходоносор, отец его, вынес из храма Иерусалимского, чтобы пить из них царю, вельможам его, женам его и наложницам его. Тогда принесли золотые сосуды ... и пили из них царь и вельможи его, жены его и наложницы его. Пили вино, и славили богов золотых и серебряных, медных, железных, деревянных и каменных”. История свидетельствует, что подобное пиршество проходило ежегодно, когда во всем безгранично царил разврат, и, таким образом, для противника предоставлялась благоприятная возможность напасть в тот момент, когда была притуплена бдительность, и обратить широкие приготовления царя в свою пользу. Писание показывает нам, что царь, уверенный в своей безопасности, которая предшествовала его гибели, использовал этот случай для оскорбления Бога Израиля. Безрассудный, ослепленный человек! Это было кануном гибели его династии и его собственной смерти.
Для Валтасара прошлое было бесполезным и пустым. Он не понял и не извлек урока из того, что Бог в своем провидении сделал его предка орудием справедливых, но ужасных наказаний. Был взят город, святой город Бога, сожжен храм; сосуды же святилища вместе с людьми, священниками, царем были доставлены во вражескую страну. Когда Израиль пал таким образом, то люди повсюду были поражены случившимся. Важность этого события была совершенно несоизмерима с количеством народа и протяженностью населяемой ими территории. Ибо как бы они сами ни были ничтожны, их окружало сияние Бога, который давным-давно вывел их из Египта через Красное море и который на протяжении многих лет в мрачной пустыне кормил их пищей ангелов и столетиями защищал их, несмотря на черную неблагодарность и тысячи опасностей в ханаанской земле. Разве для мира это не было странным зрелищем, когда Бог отказался от своего избранного и благословенного народа, чтобы они были изгнаны из своей земли халдейским царем, главой идолопоклонства в те дни? Ибо Вавилон был всегда знаменит многочисленностью своих идолов.
Даже Навуходоносор во всей гордыне своего удовлетворенного честолюбия не был настолько неразумен. Он преклонялся перед той удивительной истиной, что Бог, покинувший Израиль из-за их грехов, своей верховной властью возвысил его, чтобы он стал золотой головой языческой империи. Он признавал, что Бог Даниила является Богом богов, Господом господ, он признавал, что Бог Седраха, Мисаха и Авденаго есть всевышний Бог, избавляющий и раскрывающий тайны вне зависимости от чего бы то ни было. Навуходоносор был виновен во многих грехах, он был горд и самодоволен, несмотря на предостережение, и из-за этого был принижен до такой степени, как не был принижен прежде ни один человек; но перед лицом всего своего огромного царства он признал свой грех и могущественные чудеса небесного царя, все деяния которого истинны, как и его пути наказания. Но до этого яркого конца, - даже в свои самые ужасные дни (когда все трепетали перед ним, когда он кого хотел - казнил, кого хотел - миловал, кого хотел - возвышал, кого хотел - уничижал), - даже тогда он не опускался до такого неприкрытого богохульства, которое позволил себе его внук.
И сразу же раздался приговор безотлагательного, неизбежного суда. Ибо переполнилась чаша беззакония, уста Бога уже давно провозглашали наказание вавилонского царя (Ис. 13; Иер. 25 и т. д.). Ибо ни один царь не пал без серьезного на то повеления от Бога. “В тот самый час вышли персты руки человеческой и писали против лампады на извести стены чертога царского, и царь видел кисть руки, которая писала”.
Теперь это был уже не ночной сон, а безмолвные знаки ужасного предзнаменования среди их дикого пиршества и нечестивого неповиновения живому Богу. Пришел час осуществления гнева. Пал Вил, низвергся Нево пред негодующим, но самым терпеливым Богом. Царь больше не нуждался ни в чьем указании. Его совесть, разъеденная развращенностью, затрепетала перед рукой, начертавшей его судьбу, хотя он не знал ни слова из написанного. Он инстинктивно почувствовал то, что с ним имеет дело тот, пред чьей рукой никто не может устоять. “Тогда царь изменился в лице своем; мысли его смутили его, связи чресл его ослабели, и колени его стали биться одно о другое”. В страхе, забыв о своем негодовании, “сильно закричал царь, чтобы привели обаятелей, Халдеев и гадателей”. Но все было тщетно. Были обещаны наивысшие вознаграждения, но дух глубокого сна закрыл у всех глаза. “Но не могли прочитать написанного и объяснить царю значение его”.
Во время всевозрастающей тревоги царя и удивления его вельмож в комнату, где происходило пиршество, вошла царица (несомненно, это была царица-мать, если мы сопоставим содержание стихов 2 и 10). Она не одобряла этого пиршества, и она напомнила царю о том, кто был вне и выше всего этого, личность которого совершенно незнакома нечестивому царю: “Есть в царстве твоем муж...” (см. ст. 11-14).
Этот факт незнания Валтасара о существовании Даниила говорит сам за себя весьма красноречиво. Какой бы ни была гордыня и наглость великого Навуходоносора, Даниил все же находился тогда у врат царя, был управляющим целой Вавилонской области и был поставлен главой всех мудрецов. А падший, порочный потомок царя не знал Даниила.
Кстати, это напоминает мне о хорошо известном случае в истории царя Саула, нравственное значение которого не всегда видно. Когда его мучил злой дух, то он посылал за младшим сыном Иессея, музыку которого Бог использовал в качестве средства успокоения царя. “И когда дух от Бога бывал на Сауле, то Давид, взяв гусли, играл, - и отраднее и лучше становилось Саулу, и дух злой отступал от него” (1 Сам. 16, 23). Вскоре после этого Саул и Израиль впали в ужас, когда против них выступил Голиаф из Гефа. Но провидение Бога привело туда по скромной тропе мирного призвания юношу, услышавшего хвастливые слова филистимлянина совсем иначе. Вместо ужаса он испытал чувство изумления от того, что необрезанный осмелился так поносить воинство живого Бога. Победа была одержана еще до того, как царь обратился с вопросом к начальнику войска: “Чей сын этот юноша?” Но Авенир признался в своем неведении. Это было довольно странно, ибо тот самый юноша, который помогал ему облегчить его болезнь, был незнаком царю Саулу! Прошло недолгое время, но Саул все еще не знал Давида. Критиков это привело в сильное недоумение. И один из выдающихся гебраистов сделал предположение, что в главах должны быть сделаны некоторые перестановки: конец главы 16 должен следовать после главы 17, чтобы устранить необъяснимость того, что Саулу был незнаком Давид после того, как последний уже представал перед ним, завоевал его любовь и стал его оруженосцем. Но я убежден, что все это свидетельствует о непонимании того урока, который преподает нам здесь Саул. Дело в том, что Саул, возможно, и полюбил Давида за его служение, но при этом к нему не было и доли симпатии, а когда такое происходит, то мы охотно забываем. Скитальчество сердца вскоре закончится в удалении, когда наступит служение Господу. Это и есть дух мира по отношению к детям Бога. И святой Иоанн говорит: “Мир потому не знает нас, что не познал Его”. Им может быть известно многое о христианах, но они никогда не узнают себя. И когда христианин уходит из мира, то может быть лишь преходящее воспоминание о нем, но он останется непознанным человеком. И хотя Давид являлся для него источником успокоения, тем не менее из памяти Саула все познание полностью стерлось о Давиде вместе с теми услугами, которые он ему оказывал. Так царица могла сказать и о Данииле: “Во дни отца твоего найдены были в нем свет, разум и мудрость, подобная мудрости богов, и царь Навуходоносор, отец твой, поставил его главою тайноведцев, обаятелей, Халдеев и гадателей”. А теперь не было о нем ни малейшего представления. Он был сравнительно незнаком тем, кто присутствовал на пиршестве. Единственной, кто думал о нем, была царица, и она пришла сюда только лишь по причине их беды.
Итак, Даниила привели к царю, и царь спросил его: “Ты ли Даниил, один из пленных сынов Иудейских, которых отец мой, царь, привел из Иудеи?” После этого он поведал ему о своей трудности и рассказал о вознаграждениях, которые он приготовил для того, кто раскроет ему значение написанного. Когда же представилась возможность, Даниил ответил ему: “Дары твои пусть останутся у тебя, и почести отдай другому; а написанное я прочитаю царю и значение объясню ему”. Но прежде он высказал весьма неприятные слова предостережения. В нескольких словах он рассказал ему историю Навуходоносора и отношения Бога с ним. И помимо этого он напомнил ему о его полном безразличии, нет, о его ужасных оскорблениях по отношению к Богу: “И ты, сын его Валтасар, не смирил сердца твоего, хотя знал все это, но вознесся против Господа небес... а Бога, в руке Которого дыхание твое и у Которого все пути твои, ты не прославил”. И он раскрыл ему, как это выглядело в глазах Бога. Ибо это является тем, что грех и сатана всегда стремятся скрыть. Для вавилонского двора это было великолепное пиршество, возвеличенное воспоминаниями об успехе их войск и превосходстве их богов. Но чем же было их пышное пиршество в глазах Бога? Чем же это было для него, когда сосуды его служения были так горды, что превозносили торжество Вавилона и его идолов? Для того, кто знал Бога, это должно быть самым болезненным моментом, каким бы несомненным ни был исход. В мире происходят события, имеющие, по меньшей мере, такие же дурные предзнаменования. Возникает вопрос: “Знаем ли мы тайну Бога так, чтобы самим прочитать его суждение обо всех этих вещах?” Мы с готовностью и без затруднений можем в некоторой степени высказать свое суждение о самонадеянности Навуходоносора и о неприкрытом отсутствии благочестивости у Валтасара; но самым важным духовным критерием для нас является следующее: “Правильно ли мы различаем лик неба и земли в наши дни? Коснулись ли нас мрачные моменты этого времени? Искренно ли мы служим целям Господа в настоящее время, и только ли им? Понимаем ли мы, что ныне происходит в мире? Верим ли мы в то, что еще произойдет с ним?” Совершенно ясно, что царь и его двор были орудиями сатаны, и презрение, которое они проявляли к Богу, исходило не только от их рассудка, но ими владел сатана. Человек не знает, что наслаждение свободой неизбежно является исключительным делом дьявола. Царь Валтасар и его вельможи, возможно, полагали, что это всего лишь празднование их побед над народом, который все еще был унижен и порабощен в Вавилоне, однако это было непосредственным личным оскорблением, причиняемым истинному Богу, и Он отвечает на этот вызов. Приказ принести сосуды из святилища дома Бога мог показаться лишь отвратительной прихотью опьяненного царя, но наступил критический момент и Бог должен был нанести решительный удар. В соответствии с этим не забываются и устремления наших дней, хотя Бог и не сразу отвечает на них; происходит возрастание гнева ко дню гнева. Бог не пошлет своей кары в настоящее время. Скорее, это произойдет в тот день, когда человек обратит свои грехи к небесам, чтобы пасть еще больше, когда рука Бога будет протянута против него.
Но все же и тогда немедленно было дано предостережение, суровое предупреждение для всех. И заметьте при этом, что надпись была видна на стене. Но какую трудность это вызвало? Язык был халдейским, те, кто видел руку и буквы, были халдеями. Мы могли бы предположить, что простые буквы должны быть знакомы халдеям больше, чем Даниилу. Когда Бог сообщает что-либо, то Он не делает это в недоступной форме. Предположением, что Бог, давая откровение, делает понимание его невозможным для тех, кому оно не предназначено, было бы чудовищно. Что же тогда делает все Писание настолько трудным? Это вовсе не язык Писания. Поразительное доказательство этого заключается в следующем: если бы кто-то спросил меня, какую часть Нового Завета я считаю самой глубокой, то я указал бы на послания Иоанна; но на вопрос, какая часть изложена самым простым языком, я ответил бы, что это те же самые послания. Его слова не являются словами книжников этого мира. Также и изложенные там идеи не загадочны и не изобилуют непонятными, трудными для понимания намеками. Сложность Писания заключается в том, что оно есть откровение Христа для тех людей, сердца которых открыты благодатью, чтобы принять и оценить Писание. И Иоанн был допущен к этому прежде других. Из всех учеников ему отдавалось самое большое предпочтение в близости общения с Христом. Но так происходило, конечно, тогда, когда Христос был на земле. Иоанн был использован Святым Духом, чтобы сообщить нам самые глубокие мысли о любви Христа и его личной славе. Итак, настоящая трудность Писания заключается в его истинах, недоступных плотскому разуму. Мы должны отказаться от себя, чтобы понять Библию. Мы должны посвятить сердце Христу и устремить на него очи, иначе Писание становится непостижимым для наших душ, в то время как если око чисто, то все тело наполнено светом. И, кроме того, мы можем встретить ученого человека, испытывающего огромные затруднения, которого, хотя он и христианин, останавливают послания и Откровение Иоанна как слишком глубокомысленные для его понимания. А с другой стороны, может встретиться простой человек, который, если и не понимает все эти писания или не может объяснить правильно какое-либо место в них, по крайней мере, наслаждается ими, ибо они исполняют его душу разумением, успокоением, руководят им, а также приносят ему пользу. Идет ли речь о предстоящих событиях, о Вавилоне или звере, он находит в этом важные принципы Бога, даже если они содержатся в книгах, которые считаются в Писании самыми трудными для понимания, но все же для его души они имеют практическое значение. Причина заключается в том, что перед ним Христос, а Христос есть мудрость Бога во всех отношениях. Но это происходит, конечно же, не потому, что он невежествен, но он может понять это даже несмотря на свое невежество. Также если человек образован, это не значит, что он способен постигнуть помыслы Бога. Будь ты невежествен или образован, есть лишь один способ увидеть все, что касается Христа, - это око. И там, где это прочно укрепилось в душе, я верю, что Христос станет светом духовного разума так же, как Он является светом спасения. Именно Дух Бога дает силу для понимания этого, но Он никогда не дает этот свет, кроме как через Христа. Иными словами, перед глазами человека стоит то, что не является Христом, и поэтому человек не может понять Писание, раскрываемое Христом. Он стремится применить Писание к своим собственным целям, какими бы они ни были, и, таким образом, Писание искажается. Таков подлинный ключ к разрешению всех недоразумений относительно Писания. Человек применяет свои собственные мысли к Слову Бога и строит систему, не имеющую под собой божественного основания.
И поэтому, возвращаясь к надписи на стене, повторю, что слова там были достаточно просты. Все должно быть понятно, и души халдеев должны были бы находиться в общении с Богом. Я не имею в виду, что там не нужна была сила Духа Бога, чтобы Даниил смог понять надпись, но для понимания очень важно, чтобы мы имели общение с Богом, раскрывающим нам свои помыслы. Поэтому апостол Павел и говорил пресвитерам: “И ныне предаю вас, братия, Богу и слову благодати Его”.
Даниил совершенно не участвовал в пиршествах или в чем-либо подобном. Он был вызван из света присутствия Бога, чтобы увидеть эту сцену безбожности и тьмы, и поэтому, только что придя от света Бога, он прочитал эту надпись на стене, и ему все стало ясно, как день, и не было ничего более серьезного. “И вот что начертано” (см. ст. 25-28). Во всем этом он тотчас видит Бога. Царь оскорбил Бога в том, что было связано с поклонением ему. “Текел - ты взвешен на весах и найден очень легким; Перес - разделено царство твое и дано Мидянам и Персам”. Это не значит, что это произошло тотчас же; в то время не было ничего, что сделало бы это хотя бы возможным. И я обращаю на это ваше внимание, потому что это является еще одним доказательством того, насколько ложно утверждение, будто для того, чтобы понять пророчество, мы должны ждать до тех пор, пока оно осуществится. Если человек является неверующим, то исполнение пророчества в прошлом остается для него веским доводом в пользу того, что ничто не может помешать ему. Но разве для этого Бог написал пророчество? Разве это было сделано для того, чтобы убедить неверующих? Несомненно, Бог мог использовать пророчество и с этой целью. Но разве то, что Бог написал на стене, относилось именно к той ночи? Конечно же, нет. Это было его последним серьезным предупреждением перед нанесением удара, и значение слов было раскрыто еще до того, как персы ворвались в город, когда еще не было никаких признаков гибели и все было весело и радостно. “В ту же самую ночь Валтасар, царь Халдейский, был убит. Дарий Мидянин принял царство, будучи шестидесяти двух лет”. Одним словом, Вавилон был осужден.

Даниил 6

На арене истории появляется другой, последний образ языческого государства. Но говоря об образах, мы всегда должны помнить, что речь идет не о личном характере того, кто представляет образ. Аарон, по своему служению, был прообразом Христа, но нам не следует полагать, что его пути были подобны Его путям. В некоторых отношениях он был весьма греховным человеком. Именно он сделал золотого тельца и даже пытался с помощью его ввести народ в заблуждение. Но от этого он не перестает быть образом Христа. Он был образом Христа, несмотря на все это, но не в этом. Давид олицетворял Христа не как священник, а как царь - страдающий и отвергнутый царь, а затем правящий и возвышенный. Жизнь Давида разделяется на два периода. Первый, когда он был помазанным царем, но сила зла все еще допускалась, а он подвергался гонениям и преследованиям; и второй, когда Саул умер, - он воссел на престол и уничтожил врагов. В этих двух отношениях он был прообразом Христа. Но в падении царя Давида и в ужасном грехе, который он совершил, также проявилась полная противоположность Христу.
Но, с другой стороны, если мы находим здесь образ - я полагаю, что он здесь дан, - образ ужасной сцены, которая завершит нынешнее домостроение, то мы не должны быть его образом, потому что в царе были и положительные качества. Царь Дарий, пожалуй, больше, чем Валтасар, знаменует тот способ, каким человек займет место. Это и сделал Дарий, или же он позволил, чтобы это было сделано, кто, в принципе, как Валтасар, был одним из самых падших из человеческого рода, а Дарий был человеком, который по своему характеру и поступкам обладал большим дружелюбием, если даже не чем-то лучшим. Но сейчас я не говорю лично о Дарии. Нам представлен образ падения Вавилона и кары Бога, которая постигнет его из-за его злобы в оскорблении и осквернении того, что принадлежит истинному Богу, в проклятии своих идолов, в восхвалении и поклонении им, в безразличии к несчастьям народа Бога. А в будущей истории подобные действия лишь приумножатся. На земле есть то, что занимает наивысшее положение, являясь собранием Бога. Много похваляются его единством, его силой и древностью, его чистым происхождением, приписывая ему святость и кровь мучеников. Но Бог не остается безразличен к его грехам, которые увеличивались и усугублялись из рода в род, и они лишь ждут, когда наступит день Господа, чтобы свершился суд и чтобы получить заслуженный ими приговор. В Откровении Иоанна представлены два объекта осуждения - Вавилон и зверь. Первый представляет религиозную тленность, а второй - жестокость, то есть две формы человеческого развращения. В последней его форме мы видим человека, побуждаемого сатаной занять место Бога на земле. И Дарий позволяет, чтобы это было сделано. Возможно, он и не знал этого сам, но вокруг него были те, кто подвел его к этому страшному деянию.
К этому привели следующие обстоятельства в истории: эти люди хотели найти предлог для обвинения Даниила, и они знали, что это невозможно было сделать, если они не найдут предлог против него в законе его Бога. Они договорились между собой, воспользовавшись своей привилегией вельмож составлять мидо-персидский закон, который должен утверждать и подписывать царь, и издали повеление, что в течение тридцати дней запрещается обращаться с прошениями к какому-либо богу или человеку, кроме как к царю. Разве это было сделано не для того, чтобы человек занял место Бога? Ни одна молитва не должна была быть обращена к истинному Богу, и со всякой просьбой необходимо было обращаться только к царю. Если это не передает права Бога человеку, то тогда я не знаю, что это значит. Однако царь попался в ловушку и подписал этот указ.
И мы должны отметить великолепное поведение Даниила. Нет и намека на то, что это оставалось тайной для Даниила. Напротив, он был совершенно уверен в том, что содержалось в законе. Но, с другой стороны, он не мог бы поступиться своим Богом. Поэтому его выбор уже был сделан. Он был пожилым человеком, но вера, горевшая внутри его с ранних дней, была, по крайней мере, так же ярка, как прежде. Так, когда он узнал, что все было подписано, издано и установлено, все, что мог сделать человек, что неизменный мидо-персидский закон требовал, чтобы в течение тридцати дней ни один человек не становился пред Богом на колени, и, зная все это, он пошел в свой дом. В этом не было ничего показного, но он не скрывал этого. С открытыми в сторону Иерусалима окнами три раза в день он преклонял колена пред Богом, молился ему и славословил его, как он делал это и прежде. Тем самым он дал своим врагам тот предлог, который они искали. Они тотчас же напомнили царю о сделанном им повелении и стали обвинять Даниила. Они сказали: “Даниил, который из пленных сынов Иудеи, не обращает внимания ни на тебя, царь, ни на указ, тобою подписанный, но три раза в день молится своими молитвами”. Царь Дарий был очень подавлен самим собой и до захода солнца усиленно старался спасти того, кого он, по меньшей мере, уважал. Как он ни был несчастен, но по требованию своих вельмож, на основании неизменности мидо-персидского закона, он вновь совершает прегрешение. Он придает пророка гневу его врагов, чтобы те бросили его в львиный ров с надеждой, которую он таил в себе, что его Бог спасет его. И Бог защитил своего раба. Бог спас, а ужасная судьба, которая ожидала пророка, постигла тех, кто обвинял пророка перед царем. “Обрушились народы в яму, которую выкопали; в сети, которую скрыли они, запуталась нога их. Познан был Господь по суду, который Он совершил; нечестивый уловлен делами рук своих” (Пс. 9, 15.16). Совершенно ясно, что это относится к спасению верующего остатка с помощью излияния гнева и погибели на изменников внутри и угнетателей извне в последние дни. Конец будет подобен описанному здесь - признание язычниками, что живой Бог есть Бог спасенного Израиля и что его царство не будет разрушено.
Таким образом, в книге пророка Даниила нам представлен смешанный образ того, что завершит нынешнее домостроение. Ибо если вы заглянете дальше в книгу пророка Даниила, то увидите представленную там личность, названную “царем” (гл. 11, 36 и т. д.). Там нам дано непосредственное пророчество о подобных деяниях: “И будет поступать царь тот по своему произволу, и вознесется и возвеличится выше всякого божества, и о Боге богов станет говорить хульное”. Не тот ли Дарий лично поступал так? Я говорю о том, что значил в глазах Бога его поступок и повеление. Вопрос в том, что Бог думал о грехе, в который был вовлечен Дарий.
Впоследствии, в главе 11, о царе говорится: “И о богах отцов своих он не помыслит ... ибо возвеличит себя выше всех”. В Новом Завете это неоднократно будет упоминаться. Мне могут сказать: “Это касается иудеев и не относится к сегодняшним делам”. Хорошо, в доказательство я цитирую второе послание Фессалоникийцам (гл. 2,3.4):“Да не обольстит вас никто никак: ибо день тот не придет, доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога”. Из этого ясно, что Дарий был склонен возвыситься над всем божественным и почитаемым, потому что запретить молиться Богу и требовать, чтобы молящийся в течение определенного времени обращался бы только к нему, а не к Богу, является не чем иным, как образом того, кто занял бы это место еще более ужасным, грубым и открытым способом. Новый Завет представляет нам явное доказательство того, что должны наступить те дни, о которых говорится в книге пророка Даниила, что этот человек, о котором говорится в пророчестве, выдаст себя за Бога, а не за наместника Христа, имеющего вокруг себя людей, готовых склоняться перед ним и целовать его ноги. Все это ужасно и дико; но это не человек говорит, что он Бог, воздвигая себя в храме Бога и говоря: “Не молитесь никому, кроме меня”. Каким бы ни было зло папизма и самонадеянность папы, все же наступит еще худшее. И следует помнить весьма важную вещь, что это будет исходом не только для папизма, но папизма и протестантизма и т. д. - всех, кто без Бога. Даже распространение истины не будет надежной защитой против этого. Самыми виновными и безрассудными были те, кто когда-либо предполагал, что, поскольку у Израиля был “ковчег завета Господня”, то они надежно были защищены в конфликте с филистимлянами! Ковчег возвратился с победой, но где же были они?
Остерегайтесь излишней самонадеянности, будто из-за религиозного усердия эту страну не постигнут никакие несчастья. Скорее, будьте уверены в том, что чем больше света, чем больше Библий, проповедей, всего того, что является благом, и если люди не соответствуют этому и не ходят в этом, то тем больше опасность. Если они относятся к этому легкомысленно и пренебрегают этим, если они не имеют представления о подлинном смирении в свете Писания, то они, несомненно, окажутся под влиянием того или иного заблуждения. Ибо кто сможет сказать, что это не имеет значения в Писании или какими средствами дьявол овладевает душой? Даже если душа порочит себя отказом слушать Бога, впадает в непослушание Богу в чем бы то ни было, то кто может сказать, где это закончится? Нет иной защиты, кроме как на пути святой зависимости от Бога и послушания его Слову. Нам не следует предпочитать одну часть Писания другой, потому что мы получаем в ней большее утешение. Не будет никакой защиты, если мы не примем все Писание. Отрадно наслаждаться присутствием Господа, но опасно также проявить непослушание Господу. Непослушание можно сравнить с грехом колдовства. Нет ничего ужаснее этого. Не слушаться Бога - значит, фактически бесчестить его. Так произошло в Израиле, но должно произойти еще худшее вследствие распущенного и злого состояния христианства.
В первую очередь нам представлено отступничество. Христа отвергнут; и чем больше света, тем больше уверенности в том, что это наступит для тех, кто отклонит этот свет. Никогда в Израиле не было такого обетованного времени, как день, когда Господь был на земле, никогда еще не было такой религиозной активности, когда книжники и фарисеи обходили моря и сушу, чтобы обратить хотя бы одного. Они, очевидно, проявляли усердие в чтении Писания. У них были священники и левиты, не было идолопоклонства, ничего непристойного. Они были народом, читающим Библию и соблюдающим субботу, а самого Господа они называли не соблюдающим субботу - так непреклонны они казались внешне в соблюдении этого дня. Все это продолжалось таким образом, но чем это закончилось? Что же они сделали? Они распяли Господа славы, они отвергли свидетельство и милосердные деяния Святого Духа, так что в конце царь послал вперед свои войска, уничтожил этих убийц и сжег их город. Это не значит, что там не продолжалось обращение. Бог проявил свою власть, и они обращались тысячами. В Д. ап. 21,20 сказано : “Видишь, брат, сколько тысяч [или, скорее, мириад] уверовавших Иудеев”. Да, после распятия Иисуса были тысячи, десятки тысяч обратившихся, и люди могли бы подумать, что весь Израиль и мир намеревались обратиться. Но что же происходило в действительности? Бог своей милостью выбирал лишь эти тысячи, чтобы оставшиеся были погублены на суде, который постигнет Иерусалим. Это является некоторого рода предзнаменованием суда, который вскоре постигнет весь мир. И если Бог, используя свою власть, и сейчас повсюду из мира собирает души, то у каждого должен возникнуть серьезный вопрос, обратились ли они или нет? И если они обратились, то для них это служит призывом идти по пути послушания, во всем подчиняясь Слову Бога и ища Христа. Мысль о том, что существует некое всемирное обращение, является заблуждением. Вавилон и зверь будут двумя главными ловушками последнего дня. Первый станет источником развращенности вкупе с религией и осквернением всего святого. Другой будет характеризоваться высшей степенью гордости и насилия. Будет казаться, что христианство потерпело полное поражение, и люди будут думать, что у них есть панацея от всех болезней и несчастий человека, лучше, чем евангелие. И они будут восхвалять своих золотых, серебряных и медных идолов, радуясь тому, что христианство исчезло с лица земли, за исключением своей внешней формы. И затем наступит суд.
Откр. 17 показывает, что как в Вавилоне, описанном в книге пророка Даниила, так и в новозаветном Вавилоне будет иметь место развращенная форма религиозного отступничества. Человек будет использоваться в качестве средства уничтожения Вавилона, жены, напившейся крови святых и крови мучеников Иисуса. Мы узнаем о людях, которые мстят ей. Она больше не восседает на багровом звере, попрана, ненавидима и покинута. И что же мы видим? Не христианство, распространившееся по всему миру, а, напротив, зверь захватил мир и присвоил место Бога. Вместо того, чтобы иметь отравленное, деградированное христианство, появится человек, который возвысит себя в гордом пренебрежении к Богу. Он займет место Бога на земле. Откр. 17 доказывает, что это будет задолго до разрушения Вавилона, что сделает мир более совершенным; до этого у нас есть лишь открытое зло на месте лицемерного зла, а вместо религиозной развращенности мы имеем лишь нерелигиозную гордыню и пренебрежение к Богу: “И десять рогов, которые ты видел, суть десять царей, которые еще не получили царства, но примут власть со зверем, как цари, на один час. Они имеют одни мысли и передадут силу и власть свою зверю” - не Богу. Все будет отдано зверю с целью возвышения человека. Рог придет ради человека, чтобы возыметь главное место в мире. Но вопреки притязаниям человека будет и отказ от их собственной воли в пользу воли другого - будет желание иметь кого-то чрезвычайно возвышенного, перед кем все должны поклоняться. Когда это будет достигнуто, тогда “они будут вести брань с Агнцем, и Агнец победит их”. И совершенно ясно, что за этим последует разрушение Вавилона. Ибо затем сказано: “И десять рогов, которые ты видел на звере, сии возненавидят блудницу, и разорят ее, и обнажат”. Именно это и соответствует образу Дария. Дарий пришел и разрушил Вавилон, и сразу же взял царство, а затем его придворные подвели к тому, чтобы он занял место самого Бога. Он издает или, вернее, утверждает закон, в котором говорится, что в течение тридцати дней нельзя ни к кому обращаться с просьбой, кроме как к нему. Иными словами, он фактически претендует на то, чтобы быть предметом всеобщего поклонения, он присваивает себе то, что принадлежит исключительно Богу.
Эти два образа в высшей мере поучительны, ибо они описывают завершение основной истории языческого государства. Эти образы показывают не только то, что характеризовало их от начала и на протяжении их развития, но также и главные черты зла в конце. Вавилон постигнет разрушение из-за осквернения того, что принадлежит Богу, и из-за высоты богохульной гордости, на которую поднялся глава империи, присваивая себе честь и славу, подобающую лишь самому Богу. Мне очень хотелось связать вместе две эти вещи, потому что иначе мы не сможем постичь их подлинную силу.
Мы подошли к завершению, как я называю, первой части книги пророка Даниила, потому что она разделяется на две части именно в конце этой главы, и это одна причина, почему о Данииле было сказано, что он преуспевал в царствование Дария и в царствование Кира. В следующей главе мы вновь вернемся к царствованию Валтасара, где перед нами вновь предстанет Даниил. На этом я должен остановиться, молясь лишь о том, что этот важный пример символического прочтения Писания там, где его необходимо так читать, затронет детей Бога, чтобы они увидели, что из Писания можно познать гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. То, что говорит Бог, обладает характером безграничности. Вместо того, чтобы быть насыщенным одним глотком, испитым тут или там из Писания, оно уже само по себе является неиссякаемым источником истины. Чем больше мы постигаем истину, тем меньше мы удовлетворяемся тем, что получили, и тем больше ощущаем, что нам многое еще надо познать. Это не притворные слова смиренности, а действительно глубокое чувство осознания нашей полной несостоятельности перед лицом величия и добродетели нашего Бога, который принял таких ничтожных червей, какими являемся мы, чтобы наделить нас своей славой, ибо действительно таковы могущественные пути его благодати.

Даниил 7

Сейчас мы приступаем к рассмотрению второй большой части книги. Дух Бога излагает здесь не только историю или видение язычников, например, Навуходоносора или других, но и передает сообщение от Бога самому пророку. И, кроме того, то, что относится к этому иудею как предмету особой благодати Бога в то время и в особенности то, что было приготовлено для них в благостный день, который грядет, - это является наивысшими помыслами разума Духа. Даниил был самым подходящим каналом для подобных откровений. Следовательно, Дух вновь переходит к рассмотрению основы четырех главных языческих империй, а также пятой, царства небес, которое представлено Господом Иисусом. Но все они описаны с различных точек зрения, хотя, конечно же, полностью согласуются между собой. Но теперь это был не огромный истукан, великолепный, сделанный из золота и серебра, к низу переходящий к меньшему великолепию - чреву и бедрам из меди, железным голеням и глиняным ногам. Здесь нам представлены дикие звери. Речь идет о тех же самых государствах, но уже с другой точки зрения. Наиболее точным был образ истукана, явившегося перед глазами великого главы языческой империи, но их изменения и взаимоотношения сейчас изложены по мысли самого Бога об этих же государствах в их отношении к его народу.
Таким образом, это простое рассуждение дает нам ключ к различным способам описания данных государств. В этих подробностях мы также видим мудрость, которую всегда ищем в том, что исходит из разума Бога.
Пророк в своем ночном видении созерцал великое море, над которым боролись небесные ветры. Из этого волнующегося моря вышли четыре зверя, и вышли последовательно, ибо совершенно ясно, что как эти государства в главе 2 были представлены различными металлами и т. д., так и здесь мы должны рассматривать эти государства не как существующие одновременно, но как сменяющие друг друга в управлении миром под провидением Бога. “Первый - как лев, но у него крылья орлиные”. Вне всякого сомнения, это Вавилон. Если мы обнаруживаем, что Святой Дух применяет образ льва и огромных крыльев к Навуходоносору, то это отнюдь не будет новшеством. Пророк Иеремия уже обращался к этому образу: “Выходит лев из своей чащи, и выступает истребитель народов” (Иер. 4, 7). Иезекииль так же, как и Иеремия, представлял его в образе орла. В Иер. 49, 19. 22 о нем действительно упоминается как о льве и орле. Во сне Даниила Святой Дух в одном символе объединяет эти два образа, чтобы соответствующим образом описать, чем являлась Вавилонская империя в помыслах Бога.
Но помимо этих символов великолепия мы видим и признак удивительного изменения, что должно было произойти со зверем, которое, говоря человеческим языком, в то время еще не было заметно. Однако все было открыто оку Бога, чьей целью в ниспосланном пророчестве является то, чтобы его народ заранее увидел то, что видит Он. Богу, в его совершенной мудрости и благости, присущей его природе, было угодно дать такую степень познания будущего, какую Он посчитал необходимой для своей славы; а послушное чадо слышит и соблюдает слово своего Отца.
И Он раскрыл перед пророком знание о том, что Вавилонская империя должна быть покорена. Она не будет полностью уничтожена как народ, но будет совершенно уничтожена как правящая держава в мире. Именно это и символизировали вырванные крылья и животное, поставленное на ноги, как человек, что, конечно же, лишило бы его сил. Ибо, как ни естественна такая поза для человека, совершенно ясно, что для дикого зверя это было бы, скорее, унижением. В соответствии с этим “и сердце человеческое дано ему”. Это может служить некоторого рода противоположностью тому, что произошло в случае с Навуходоносором, которому было дано сердце зверя. Навуходоносор не уповал на Бога, хотя упование является непреложным долгом души любого человека. Он, собственно говоря, не является человеком, кто не признает Бога, давшего ему жизнь, который наблюдает за ним и каждый день в изобилии оказывает ему благодеяния: Бог, требующий преданности совести, лишь один может обратить сердце. Навуходоносор был занят только самим собой. Даже дар всемирного могущества, полученный от Бога, был извращен силой сатаны так, чтобы предметом своих устремлений сделать себя, а не Бога. По яркому выражению Писания, у него было не человеческое сердце, которое взирает вверх, признавая превыше себя единственного, а сердце зверя, смотрящего вниз в довольстве самим собой и следовании своим собственным инстинктам. Такое и произошло с Навуходоносором, и поэтому его постигло самое суровое наказание. Но через определенный период смирения вступила в действие милость Бога, и он был возрожден. Это было знамением того состояния, в которое должны быть приведены языческие государства, некогда не признававшие истинного Бога, но при этом было дано также свидетельство их будущего благословения и возрождения, когда они признают царство небес. В рассматриваемом нами случае лев был лишен своей силы как зверь и оказался в положении слабого. Подобное действительно имело место, когда Вавилон утратил свое превосходство в мире, что и является смыслом последней части стиха. Сначала Вавилон представлен нам в расцвете своих сил, а затем произошло значительное изменение, когда он перестал быть всемирной империей.
В следующем стихе (5) дается описание Персидской империи, которая в огромном истукане была представлена как “грудь его... из серебра”: “И вот еще зверь, второй, похожий на медведя, стоял с одной стороны”. Примечательная черта, которая, на первый взгляд, могла быть и не столь очевидна, но которая объясняется этим. Эта империя была не такая однородная, как Вавилон. Она состояла из двух народов, объединенных под одним главой. Есть и другая примечательная черта: это подчинение одного из двух царств тому, которое было сильнее. Персия получает превосходство над Мидией. Таким образом, ранее мы увидели, что царство принял мидянин Дарий, но вскоре пришел Кир, и с тех пор всегда было так, что правила Персия, а не Мидия. Это обстоятельство является еще одним примером того, что для понимания пророчества нам не нужна история. И невнимание к этому вселяет в людей неуверенность. Мы можем прибегнуть к помощи истории, как бы отдавая должное пророчеству, но историческое подтверждение исполнившегося пророчества является вполне определенным фактом из толкования пророчества. Пророчество, как и все Писание, объясняется только Духом Бога, а ему не нужно оставлять написанное слово, чтобы помочь человеку понять, что Им вдохновлено: только Он, автор Писания, способен действительно утверждать, что это есть главное основание истины, но мы должны стоять на принципах истины так же твердо, как и прежде.
Затем Писание предоставляет нам тот очевидный факт, что хотя вторая империя и состояла из двух царств и мидяне были главной ветвью империи, все-таки самым выдающимся был Кир: “И три клыка во рту у него, между зубами его”. Это, по моему мнению, явный признак чрезвычайной хищности, которая будет отличать Персидскую империю. Если бы нам пришлось увидеть различных зверей, представленных как бы панорамой и если бы одно из животных было изображено пожирающим свою огромную добычу, то у нас сразу возникла бы мысль о его исключительном, ненасытном аппетите. Так и произошло с персами. Им пришлось столкнуться с довольно частыми восстаниями из-за своего вымогательства и жестокости. И через них Бог действительно воздействовал на иудеев, и это делало еще более поразительным контраст с их обычными действиями. Ибо в то время как персы исключительно жестоко обращались с другими, по отношению к Израилю проявлялись благосклонность и снисходительность, но это было всего лишь исключением. Однако в основном их характер символизирует прожорливый дикий зверь. И в то же время о медведе сказано, что во рту у него между зубами есть три клыка. Именно это и свидетельствует о его склонностях к прожорливости. “Ему сказано так: встань, ешь мяса много!” Таким было истолкование сна словами: это явно имеет отношение к хищническим привычкам зверя.
Третьим нам представлен барс, отличающийся поразительными чертами, хотя нам и не следует искать здесь полного сходства в описании. Каждый образ отражает определенные истины, а если люди будут пытаться свести всякий образ к формальной гармонии, то у них ничего не получится. Так и в этом случае, в природе не было ничего подобного этому барсу. Бог взял различные черты от существующего в природе, чтобы в этом сложном образе выразить мысль о новой империи. Так как барс отличается стремительностью в преследовании своей добычи, то, чтобы придать ему нечто сверхъестественное, добавляются слова: “На спине у него четыре птичьих крыла”. Если когда и было такое, чтобы объединились порывистая смелость в преследовании великих замыслов и стремительность в осуществлении успешных завоеваний, то мы найдем это в истории Александра Великого. Македонско-греческое царство обладало характером стремительности, как ни одна другая империя, и поэтому, с одной стороны, - барс, а с другой - четыре крыла. Но, кроме того, “и четыре головы были у зверя сего, и власть дана была ему”. Здесь мы видим не только то, что было в самом Александре, но и в его последователях. Четыре головы символизируют разделение на четыре различные части. Таким образом, это является символом не только того, какой была Греческая империя и ее будущее. Это была империя, разделившаяся на четыре отдельные государства. Но это не значит, что их было четыре, потому что некоторое время существовало разделение среди его генералов, шесть из которых правили различными частями, которые постепенно свелись к четырем. Это мы узнаем из следующей главы. И нет необходимости обращаться для этого к истории. Все события, все науки должны подтверждать Слово Бога, но Слово не нуждается в их доказательствах своей божественности. Если бы оно нуждалось в этом, то что стало бы с теми, кто ничего не понимает в науках и истории? Люди, занимавшиеся тем или другим с целью подтверждения вдохновенных писаний, никогда из плодов Писания не пожнут ничего, кроме разрозненных колосьев. И совершенно другое дело, если человек находит пищу в Слове, вырастает в познании Писания, а лишь затем его долгом становится разбор того, что люди говорят об этом: он обнаружит, что даже в самых современных исследованиях науки нет ничего, что не прославляло бы Писание. Человек, который опирается на Писание, взирает на Бога и применяет всевозможные средства, предоставляемые Словом и Духом Бога, - такой человек имеет подлинные преимущества: он полагается на Бога, а не на научные открытия или мнения людей. Человек, ищущий чего-то здесь, на земле, подвержен всем неопределенностям и трудностям этого более низкого мира. Тот, кто черпает для себя свет из Слова Бога, имеет сияние ярче, чем у полуденного солнца, и так как он подчинен Слову, то он никогда не заблудится, не сможет заблудиться. И Дух Бога может и желает породить в нас эту подчиненность. Да, все мы фактически в большей или меньшей степени заблуждаемся, но причина этого не в изъяне в Слове Бога или в недостатке силы у Святого Духа, чтобы научить нас. Мы ошибаемся потому, что у нас нет достаточно искренней веры в совершенство Писания и в благое водительство, осуществляемое Духом, вводящим нас во всю полноту истины.
Следующий стих (7) открывает другое видение. Ибо, собственно говоря, с первого по седьмой стих описывается одна часть, или видение, представленное словами “видел я в ночном видении моем”. Сначала Даниил в общих чертах изобразил четырех зверей, и первые три зверя были описаны каждый в отдельности. Но четвертый зверь, по-видимому, особенно занимал разум Святого Духа, и поэтому пророк получает новое представление о нем: “После сего видел я в ночных видениях, и вот зверь четвертый, страшный и ужасный и весьма сильный; у него большие железные зубы”. Здесь явно дано пророческое изображение четвертой, или Римской империи. Сейчас я не буду приводить многочисленные доказательства этого. Едва ли кто-либо, читающий эти страницы, будет склонен возразить той мысли, что истукан в главе 2 и звери в главе 7 символизируют четыре известные империи. Некоторые отрицали это, но это настолько несуразно, что не стоит больше об этом и говорить.
Таким образом, в четвертом звере нам, безусловно, представлена Римская империя. С политической точки зрения ее отличает всепобеждающая сила. Она представлена чудовищем, подобно которому не могло быть найдено в природе. В Откровении нам дано ее полное описание, и так как Римская империя установлена и ее будущая судьба сопровождает нас до скончания века, то предметом пристального внимания стал зверь. Так, в главе 13 дано ее описание в образе барса: “Ноги у него - как у медведя, а пасть у него - как пасть у льва”. Об этой твари сказано, что у нее семь голов и десять рогов, а на рогах десять диадим. Это было государство, под властью которого апостол Иоанн в то самое время переносил страдания на острове Патмос; и поскольку еще большие страдания ожидали народ Бога, как и богохульство против Бога, то не удивительно, что мы остановились на этом.
Здесь же эта империя показана, как “зверь четвертый, страшный и ужасный и весьма сильный; у него большие железные зубы; он пожирает и сокрушает, остатки же попирает ногами”. Иными словами, это был беспримерный размах силы завоеваний и захватов, а то, что она не могла усвоить, уничтожала. “Он отличен был от всех прежних зверей”. Это была империя, возбуждавшая своеволие человека - народа. Она сочетала в себе республиканские принципы с жестоким деспотизмом. Эти две формы были приведены в четкое, но, несомненно, гармоничное взаимодействие. Помимо этого, была и другая отличительная черта: “И десять рогов было у него”. В других империях не было ничего подобного. Греческое владычество постепенно после смерти своего основателя перешло к четырем главам, но особенность Римской империи заключается в том, что она обладает десятью рогами. И в этом сне нам не следует искать действительного хода исторических событий. Если бы это имело место, то, очевидно, что эти десять рогов не были бы видны у римского зверя, когда он впервые предстал перед глазами пророка. Ибо прошло уже несколько столетий после того, как Рим прекратил свое существование как империя, когда в ней появились несколько правителей. И Дух Бога сразу выражает ее явные черты, которые обнаружатся лишь в конце, а не в начале. Империя была сильной и страшной, она пожирала, она попирала остатки ногами, она была отлична от всех других. Рим был таким на протяжении всего владычества цезарей, но тогда у него не было десяти рогов. Для этого не могло быть никакого повода до тех пор, пока не была разрушена империя, и, собственно говоря, после этого Римская империя перестала существовать. Сохранялись имя и титул императора, но это было совершенно пустым звуком. И как же тогда могло осуществиться пророчество, если не было рогов, пока существовала неразделенная империя, и если, с другой стороны, империя, как таковая, умерла, разделившись на отдельные царства? Как же мы сможем совместить эти два факта? Но из того, что нам здесь дано, совершенно ясно, что зверь представляет собой имперское единство. У Рима, пока существовала империя, не было десяти рогов, но когда появились разделенные царства, уже не было такого явления, как имперское единство.
Но как же тогда эти два явления совмещаются в пророчестве? Я полагаю, что Дух Бога взирал на последний этап развития Римской империи, когда обе эти черты вновь проявятся вместе. Этот последний этап завершится божественным судом, как об этом сказано немного дальше: “Видел я, наконец, что поставлены были престолы...” Ибо так должно быть написано вместо “свергнуты”, и это не только мое мнение, а общепринятое прочтение, понимаемое именно так в лучших древних и современных переводах Писания. “Видел я, наконец, что поставлены были престолы, и воссел Ветхий днями; одеяние на Нем было бело, как снег, и волосы главы Его - как чистая волна; престол Его - как пламя огня, колеса Его - пылающий огонь”. Здесь нам, несомненно, представлен образ божественной славы на суде, а не в каком-либо домостроении на земле, именно в процессе суда, осуществляемого самим Богом. “Огненная река выходила и проходила пред Ним; тысячи тысяч служили Ему и тьмы тем предстояли пред Ним; судьи сели, и раскрылись книги”. Когда бы это ни произошло, показано, что это божественный суд. “Видел я тогда, что за изречение высокомерных слов, какие говорил рог, зверь был убит в глазах моих, и тело его сокрушено и предано на сожжение огню”. И здесь говорится об одиннадцатом роге, вышедшим между другими десятью. Это был тот небольшой рог, который только начинал расти, но каким-то образом сумел исторгнуть три прежние рога и вследствие этого стал управлять и вести всего зверя. “Видел я тогда, что за изречение высокомерных слов, какие говорил рог, зверь был убит в глазах моих”, а не рог был исторгнут, то есть имеется в виду, что небольшому рогу удалось овладеть всем зверем. Этот стих показывает, что должен состояться божественный суд, который будет иметь дело с небольшим рогом и со зверем и погубит их. Разве это уже произошло? Конечно же, нет. И совершенно ясно, что бы ни произошло с Римской империей в прошлом, это было лишь обычным процессом развития и падения великого народа. Орды варваров захватили империю и разделили ее на отдельные царства. А пророчество рассказывает нам совсем о другом событии. Оно предупреждает о суде, который распорядится зверем совершенно иначе, чем другими: “Зверь был убит в глазах моих, и тело его сокрушено и предано на сожжение огню. И у прочих зверей отнята власть их, и продолжение жизни дано им только на время и на срок”. То есть до сих пор еще есть остатки халдеев или родов, называемых так. Персия остается царством, и позднее царством станет Греция. Они существуют, хотя и не как имперские державы. Мы знаем о существовании этих родов людей, более или менее представляющих эти государства, конечно же, меньших, чем они, и уже не обладающих имперской властью. Таково значение стиха 12. У них была отнята власть правителей мира и “продолжение жизни дано им только на время и на срок”. Когда наступит час суда, то в этой последней империи все будет совершенно по-другому. Эти три зверя потеряли свой имперский титул, но сами продолжали жить и существовать. А для четвертой империи час, когда будет уничтожена ее власть, станет часом уничтожения ее самой: “Зверь был убит... и тело его сокрушено и предано на сожжение огню”. У кого могут возникнуть сомнения в том, что это та же самая сцена, которую мы видим в Откр. 19, где было сказано: “И увидел я зверя и царей земных и воинства их, собранные, чтобы сразиться с Сидящим на коне и с воинством Его”. Пророк подошел к последнему зверю. До этого в божественном откровении говорилось о трех зверях, но их день прошел, и остался последний зверь. Следовательно, когда сказано “зверь”, то мы должны понимать под этим Римскую империю. Итак, этот зверь и цари земли сражаются против Господа. “И схвачен был зверь и с ним лжепророк, производивший чудеса пред ним, которыми он обольстил принявших начертание зверя и поклоняющихся его изображению: оба живые брошены в озеро огненное, горящее серою”(Откр. 19,20). Это довольно примечательно, потому что огненное озеро соответствует наказанию пламенем огня в книге пророка Даниила, только в более полной формулировке. Это уже не просто созерцание событий, но божественная сила, бросающая прямо в ад безо всякой необходимости в предварительном суде. Ибо совершенно ясно, что они из себя представляли. Они находились в открытом противодействии Господу славы и были брошены в пламя. Разве что-либо подобное когда-либо происходило в Римской империи? Конечно же, нет. Что же последовало за этим? Римская империя прекратила свое существование, она не существует уже более тысячелетия, за исключением ничего не значащего названия, которое и стало предметом споров среди честолюбивых людей. Место неразделенной Римской империи было занято простыми царствами.
А что представлено нам здесь? Повторное появление Римской империи. И это очень точно согласуется с другими частями Слова Бога. В Откровении есть примечательное выражение, на которое мы уже неоднократно ссылались. В гл. 17, 8 сказано: “Зверь был, и нет его, и явится”. Я не знаю, как можно иначе понять это выражение. Это даже не догадка, ибо Слово Бога здесь удивительно просто, и в этом выражении не содержится никакой догадки. Римская империя должна была пройти три этапа. Первый - ее первоначальная имперская форма, когда Иоанн страдал при династии Цезарей. Следующий - ее состояние несуществования примерно с пятого века, когда ее разрушили готы и вандалы. В этом состоянии она пребывает по сей день. Но затем наступит третий этап, и именно тогда она окажется в открытом противостоянии Богу и Агнцу. Таково будущее Римской империи. Она вновь будет создана и выступит как империя. И на этом последнем этапе она будет сражаться против Бога вплоть до своей гибели. Но заметьте при этом, что это оставляет место для той точки зрения, которую я хочу сейчас проиллюстрировать. Откр. 17 показывает нам, что в прошлом не могло быть ни десяти рогов, ни зверя, а в будущем может: “И десять рогов, которые ты видел, суть десять царей, которые еще не получили царства”. И к этому добавляется: “Но примут власть со зверем, как цари, на один час”. Когда вновь должен будет появиться зверь, то это будет ознаменовано одной чертой: хотя и будет один глава имперского единства, но это не приведет к исключению отдельных царей. По-прежнему будут цари Франции, Испании и т. д. Но не следует усматривать в этом высказывании пророчество. Верный путь во избежание подобного предположения - это изучение пророчества. В одном случае вы узнаете то, что говорит Бог, а в другом - вы высказываете собственные мысли. Суть этого отрывка не в существовании империи без десяти царей и не в существовании десяти царей без империи, а в объединении этих двух вещей. Есть имперское единство, которое соответствует зверю, и в то же время есть десять отдельных царей. Именно их сосуществование будет отличать Римскую империю на ее последней ступени. К этому сейчас все и стремится.
И пророк увидел последнее состояние империи с десятью рогами: “Я смотрел на эти рога, и вот, вышел между ними еще небольшой рог, и три из прежних рогов с корнем исторгнуты были перед ним, и вот, в этом роге были глаза, как глаза человеческие, и уста, говорящие высокомерно”. Люди обычно все это относят к папе. Несомненно, папа чрезвычайно неприятен каждому, кто ценит Слово Бога. Но, читая Писание, мы всегда должны быть осторожными, чтобы не слишком-то относить Слово Бога к тому, что станет на нашем пути или что мы считаем чудовищным злом, чем, несомненно, являются папа и папизм. Но мы должны стремиться понять, что Бог выражает этим. Разумеется, есть примечательная аналогия между папством и небольшим рогом. Возможно, в различные века так и считали дети Бога, страдающие от папизма, ища поддержки и ободрения. Отмена праздничных времен и законов (ст. 25), а также его великие слова и угнетение святых осуществились, возможно, в том, что делал папизм. Но по-прежнему остается вопрос: “Разве только в этом полное значение и подлинный замысел пророчества?” Возьмем, к примеру, евангелие по Матфею, главу 24. Было начало скорбей, мерзость запустения, возникшая на святом месте, предупреждение бежать из Иерусалима, беспримерные гонения и т. д. Я могу понять, что это имеет некоторое отношение к разрушению Иерусалима Титом. Но кто скажет, что на этом все заканчивается, что уже осуществилось все пророчество? Тот, кто изучает внимательно, не может так думать. Когда Бог дает пророчество, Он часто допускает, что может быть довольно быстрое его осуществление. Но нам никогда не следует принимать это за полное осуществление. Римская империя пала, но помимо падения этой империи появилось новое, самостоятельное государство с притязаниями на божественность, возвысившее себя против Бога. Однако сказать, что в этом и состоит полное воплощение пророчества, было бы такой же большой ошибкой, как если предположить, что Бог вообще не имел этого в виду. Это мог быть ислам на востоке и католицизм - на западе, но все же опять возникает вопрос: “Разве только это выразил Святой Дух?” Я не говорю “нет” по уже изложенной причине: если рассматривать историю папизма, то зверь, собственно говоря, уже вытеснен, когда папа занял свое место. Более того, папа никогда не получал трех из десяти царств. Он мог бы получить наследство Петра, но с политической точки зрения, оно всегда было незначительным государством, не говоря уже о территории. Вместо получения трех из десяти царств все влияние папизма основано на духовном обмане человеческих душ. И из пророчества ясно, что государство, небольшое по своей начальной стадии, должно возвыситься и затем свергнуть три более могущественных государства, овладев всей их властью. Папа никогда не совершал ничего подобного. Таким образом, хотя и есть некоторая доля сходства, но есть и достаточно различий, чтобы выявить его.
Империя находится в самом расцвете, когда появляются десять больших рогов и один небольшой. Соответственно, последний увеличивает свою мощь и начинает управлять всем зверем. А вместо этого папа потерял почти пол-Европы, и никто не может сказать, каким будет конец действующих в настоящее время сил.
Здесь же нам представлено самое сильное государство, держащее в своем подчинении десять рогов. Откровение сообщает, что все десять царей договорились отдать свою власть и силу зверю. Бог отказался от всего, потому что в это время появится жестокое заблуждение и все люди поверят лжи. Из этого я не делаю вывода, будто это вообще не имеет отношения к папизму и что окончательное осуществление этого состоится в будущем. Я повторяю, что Римская империя, которая перестала существовать, вновь будет создана и станет орудием исполнения последней главной атаки сатаны против Господа Иисуса Христа.
В книге пророка Даниила мы читаем, что этот небольшой рог исторгает три государства. Затем нам даны его нравственные характеристики. У него были глаза, как у человека, и уста, говорящие высокомерно. Он отличается великим разумом, а не грубой силой. Его описание противоположно описанию Господа. Господь характеризуется как имеющий семь рогов и семь глаз, то есть совершенством разума и силы. А в этом случае такого нет. Сила внешне выглядит гораздо значительнее. У него десять рогов вместо семи - чудовище вместо совершенства. Это представляет собой некое гротескное преувеличение силы Христа, которую присвоит себе этот ужасный человек.
А затем наступит гибель из-за его страшного богохульства против Бога. И следующее видение противоположно первому с державами, представленными свирепыми зверями: “Вот... шел как бы Сын человеческий”. Как и во второй главе, был незначительный камень, стукнувший истукана и разбивший его на куски до самого основания. А здесь “с облаками небесными шел как бы Сын человеческий, дошел до Ветхого днями и подведен был к Нему”. Ветхий днями представляет Бога как такового.
В Откровении две славы соединились в личности Христа. Откр. 1 показывает нам кого-то, подобного Сыну человека, а когда мы читаем его описание, то некоторые черты в точности совпадают с чертами Ветхого днями, чьи одежды белы, как снег, а волосы подобны чистой волне и т. д. Иудейский пророк видит Христа просто человеком. Христианский пророк видит его как человека, но вместе с тем и как Бога.
“И Ему дана власть, слава и царство, чтобы все народы, племена и языки служили Ему; владычество Его - владычество вечное, которое не прейдет, и царство Его не разрушится”. От него ничего не будет отобрано, и не будет другой силы, превосходящей его. Он будет вечным, пока просуществует мир. А это не значит вечность. Иудейские пророки показывают нам тысячелетие, но не раскрывают, как это делает Новый Завет, что когда все подчинятся Богу, то даже Отец, Бог, будет всем во всем. Но это сохранялось для другого дня, и Откр. 21 рассматривает это самым благодатным образом.
Кстати, обратите внимание на одну особенность, имеющую определенное значение. Последняя часть этой главы состоит из объяснений, но нам не следует предполагать, что объяснения Писания относятся лишь к тому, что уже было изложено. Последнее характерно для описаний людей, а в объяснениях Бога всегда проявляется грядущая истина. И это очень важно. Из-за непонимания этого предполагают, будто царство Христа - это лишь царство его святых. Будет царство Сына человека и царство его народа, но нам не следует полагать, что под этим понимается, образно говоря, царствование святых, если исключить Сына человека. Толкование дается относительно святых, чего нет в единении. Если вы станете приравнивать объяснение видению, то это будет отрицание личного царствования Христа.
В стихе 17 человек, к которому обращается пророк, говорит ему: “Эти большие звери, которых четыре, означают, что четыре царя восстанут от земли”. Эни были чисто земными по своему происхождению. И совершенно нет противоречия между сказанным здесь и тем фактом, что они вышли из моря. О них сказано, что они вышли из моря, потому что море представляет огромное количество людей в состоянии политической анархии. И империи возникли из этого беспокойного состояния народов. Возьмите, например, Французскую империю. Революция разрушила старую систему управления. Затем наступил период беспорядков, подобно морю, бушующему от ветров, и в результате этого возникла новая империя. Из-за подобного положения вещей и появились в мире четыре великие империи. Это было весьма похоже на те времена, когда были заложены основы четырех великих империй. Но была значительная разница в степени развития на Востоке по сравнению с Западом. Западные государства пребывали еще у истоков своего зарождения, но начало этих различных государств восходит к одной и той же дате и к тому же состоянию беспорядка и анархии. По-видимому, это и подразумевается под их выходом из моря. Но в стихе 17 о них сказано, что они происходят от земли и не имеют небесного происхождения. Сила моря была нужна для того, чтобы показать, что они выросли из состояния беспорядка, в котором до этого находилось общество. Таково было их происхождение в промысле Бога. А здесь их духовное происхождение рассматривается исключительно как земное в противоположность Сыну человека, который пришел с небесными облаками. А то, что сказано в стихе 18, делает это еще более понятным: “Потом примут царство святые Всевышнего и будут владеть царством вовек и вовеки веков”. На полях {Прим. ред. : т.е. на полях английской авторизованной Библии} сказано: “Святые небесные”. Именно отсюда происходит выражение в Новом Завете “небеса”. Это одно и то же выражение, относится ли оно к нашим благословениям - “благословивший нас во Христе всяким духовным благословением в небесах” (Еф. 1) - или к “поднебесному” (Еф. 6). Небесные святые (т. е., возможно, речь идет о Боге в связи с небесами) “примут” царство. Это и составляет противопоставление. Что касается этих четырех великих держав зверя, как можно было бы сказать о них, то если рассмотреть их политическое происхождение, можно увидеть, что они возникли из беспорядочного и неустойчивого состояния дел в мире, или же, если взглянуть на их духовное происхождение, оно не было небесным. А если, с другой стороны, вы посмотрите на небесных святых, то они предназначены для того, чтобы принять царство, которым они будут владеть вовек. Это добавляет важную истину к факту принятия царства Сыном человека. И, принимая это царство, Он принимает его не один. Все, что когда-либо ожидало это царство во все века, придет вместе с ним. Это будет время, когда Он явит свою церковь, когда Авраам, Енох и Давид - не имеет значения, кем они были, познав его верой, - предстанут здесь в своих преобразившихся и прославленных телах и будут царствовать вместе с ним. Апостол говорит: “Разве не знаете, что святые будут судить мир?” Это, естественно, должно произойти в царстве Сына человека, потому что иначе речь шла бы только о восхождении на небеса вместе с Христом, то есть без осуждения мира. Хотя истинно то, что мы должны взойти на небеса. “Разве не знаете, что святые будут судить мир?” А если бы мы этого не узнали, что бы тогда произошло? Если бы мы не искали этого, то от нас ускользнула бы часть истины. И заметьте практическое значение этого. Сам тот факт, что вы не знаете этого, служит доказательством, что вам недостает того, что Бог дает в изобилии. И как же Бог использует это в первом послании Коринфянам? Это должно было послужить упреком коринфянам за вынесение своих затруднений перед миром. Разве вы не знаете, что вы призваны к этому достойному положению? Это не значит лишь то, что вы вскоре обретете это положение, но Бог раскрывает и делает истинным это уже сейчас. Подобно тому, как наследник царства наставляется и делается соответствующим престолу, который он должен занять, так Бог назидает своих святых, как они должны принимать царство мира, принадлежащее Христу. Богооткровенной истиной является то, что царство мира станет царством нашего Бога и его Христа, и когда Он будет царствовать, тогда будут царствовать также и святые. Святые небесные - кто они? Те, чьи сердца с Христом наверху, те, кто обратится до того, как Христос придет и соберет свой народ на земле, те, кто в прошлые века умер во Христе или кто ныне ожидает Христа, кто пройдет через великую скорбь. Все они являются святыми Всевышнего, они противоположны всем остальным потому, что, когда Христос грядет, чтобы царствовать, будут святые, которые будут благословлены на земле. Здесь будет богатый урожай. Господь приведет этих святых ко всем обетованным благословениям своего царства. Но мы избраны во Христе еще до основания мира и будем царствовать над землей. Это отличается от царства и владычества под небесами. Есть определенные святые, которые находятся на небесах, но здесь говорится о других святых. Это царство будет дано народу святых Всевышнего. Это те люди, над которыми будут царствовать святые. “Разве вы не знаете, - настаивает Павел, - что святые будут судить мир?” Следовательно, здесь нам представлен народ святых Всевышнего.
В этой главе содержится множество подробностей, которых я не буду касаться. Но я должен сказать несколько слов по поводу описанных здесь злодеяний небольшого рога, хотя это и будет несколько непоследовательно. В стихе 20 сказано, что у него “были глаза и уста, говорящие высокомерно, и который по виду стал больше прочих”. “Я видел, как этот рог вел брань со святыми и превозмогал их, доколе не пришел Ветхий днями, и суд дан был святым Всевышнего, и наступило время, чтобы царством овладели святые”. Затем, в последующем рассуждении, сказано, что этот небольшой рог “будет произносить слова и угнетать святых Всевышнего; даже возмечтает отменить у них праздничные времена и закон, и они преданы будут в руку его до времени и времен и полувремени”. Очень важно понять, что совершит этот небольшой рог. Смысл состоит в том, что Он погубит иудейское поклонение, принесенное в то время на землю. Под “временами” подразумеваются их празднества и праздничные дни. Он вмешается в это, как это сделал Иеровоам, и “они преданы будут в руку его”. Зачастую считают, что “они” - это святые. Но это является глубоким заблуждением. Это “времена и закон” будут преданы в его руку на определенное время. Бог позволит ему поступать по-своему. Он будет полагать, что делает так. И сам факт, что они должны быть преданы в его руку, свидетельствует о том, что некоторое время ему удастся осуществить свои желания. Но Бог никогда не предаст своих святых в руки своих врагов даже на короткое время. Он всегда держит их в своих руках. Иов никогда не был в большей степени в руках Бога, чем когда сатана пожелал возобладать им, чтобы иметь возможность просеять его, как пшеничную муку. Овцы всегда находятся в руках Отца и Сына, и никто никогда не сможет выхватить их оттуда. В Слове нет такой мысли, будто Бог оставляет их или отказывается от них. Есть просто внешние проявления поклонения, представителями которого на земле будут иудеи, и на некоторое время они попадут под его власть. Ибо совершенно ясно, что в то время будут и иудейские святые, признающие Бога, и в некоторой мере Иисуса, как сказано в Откр. 14: “Здесь терпение святых, соблюдающих заповеди Божии и веру в Иисуса”. Эти святые будут занимать особое положение. Произойдет некоторого рода сочетание закона с частичным признанием Иисуса. И при таком положении вещей они попадут под власть небольшого рога “до времени и времен и полувремени”, то есть на три с половиной года, которые завершатся пришествием Христа в суде.