Даниил
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:
Стоматология "Стаф" - имплантация под ключ, стоимость.

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Даниил

Оглавление: гл. 8; гл. 9; гл. 10.

Даниил 8

Возможно, не всем читателям книги пророка Даниила известно, что место, к которому мы подошли в своем рассмотрении, характеризуется замечательным изменением. Язык, которым Дух Бога раскрывает это видение, и все, что стоит за ним, отлично от того, как Он излагал предыдущие части книги. Начиная со второй главы и до конца главы 7 это был язык вавилонского монарха - халдейский, в то время как с главы 8 и до конца книги - еврейский, т.е. обычный язык Ветхого Завета. Это произошло не случайно. И я думаю, что из этого мы должны сделать следующее заключение: собственно говоря, все, что касалось языческих монархий, было изложено на языке первой великой языческой империи. Речь шла непосредственно о них, и, действительно, как мы знаем, первый сон (об истукане) был увиден самим языческим царем - Навуходоносором. Начиная с того места и до конца главы 7 все изложено на этом языке. А сейчас мы подходим к рассмотрению видений, которые имеют отношение именно к иудеям. Например, в главе 8 упоминаются святилища, святой народ, ежедневное жертвоприношение и многие другие особенности, которые едва ли были бы понятны язычнику и которые не представляли для него никакого интереса. Хотя и в наших глазах они могут быть незначительны, стать лишь чем-то из прошлого, имеющим отношение к народу, разделенному на множество мельчайших частей, разбросанных по всей земле, но по замыслу Духа это представляет собой подлинный и настоящий интерес. Ибо с иудеями еще не все улажено, и до этого пока далеко. Иудеи на протяжении всей своей истории испытывали тщетность своих попыток стать достойными обетований, данных их отцам. Им было предоставлено пережить ужасный опыт безрассудства и гибели, который непременно постигает человека в его попытках добиться того, что может дать только благодать Бога. Такова была и есть тайна их прошлой и настоящей истории. Они были выведены из Египта силой Бога, а на Синае они предприняли все, что повелел им сделать Бог . Они ни слова не говорили о том, что обетовал им Бог, который упомянул об этом. Но они никак не напомнили ему о том, что они были упрямым, бунтующим, неверующим народом. А когда Бог завещал, чтобы они слушались его, то вместо признания своей полной неспособности к этому, вместо того, чтобы вверить себя его милости, они, напротив, не оправдали этой смелости, что всегда характеризует человека в его естественном состоянии. Они сказали: “Все, что сказал Господь, исполним”. В результате они не сделали ничего, что сказал Бог. Они были непослушны на каждом шагу, и Бог был вынужден поступить с ними так, как они этого заслуживали. Несомненно, во всем этом была божественная благодать. И каждый шаг, даже при их падении, милостью Бога являл какое-либо благословение или же тень благословения, которое Бог вскоре даст им, когда, исправив эту горькую ошибку плоти благодаря его милости и познав ее в страдании, испытании и в том ужасном несчастье, через которое им предстояло пройти, они вновь обратятся к благословенному, которого отвергли и распяли их отцы, и когда они признают, что только милость Бога может дать им всякое благословение и что именно его милость исполнит все, что Он обетовал их отцам. Вот это и начинает проявляться особым образом в пророчествах Даниила. Ибо хотя в предыдущих частях и было нечто подобное этому (сам Даниил в львином рве или служащий толкователем снов у царя, три иудейских сына, отказавшихся поклоняться идолам), все эти факты служили образом того, что сделает Бог для Израиля в последний день в небольшом семени, которое Он сохранит для себя. Но они являются образами не так явственно, и многие христиане подумали бы, что вообще странно их считать таковыми. И мы вскоре обнаружим, что этого нельзя отрицать ни на секунду. Есть много истинных христиан, считающих эти пророчества ответом на то, что касается христианского собрания. Они, вероятно, предполагают, что небольшой рог - это папизм. А в этой главе многие будут склонны видеть ислам, этот бич восточного мира, чем на западе является папизм. Какими бы ни были аналогии, которые могут возникнуть у любого думающего человека, но я никоим образом не отрицаю того, что касается небольшого рога в главе 7, и я считаю, что это же можно отнести и к исламу на востоке. Однако я хотел бы более ясно раскрыть замысел Духа Бога в этих писаниях. Очень хорошо, что мы обнаруживаем семена зла, прорастающие в мире, и что ужасы последних дней имеют своих предшественников - предостерегающие признаки, то и дело появляющиеся в мире, чтобы показать нам, что грядет. Но, рассматривая Слово Бога, важно быть избавленным от желания найти ответ на пророчество в прошлом или в настоящем. Самое главное - подходить к пророчеству беспристрастно, не желая ничего, кроме того, чтобы понять, к чему наставляет нас Бог. Поэтому, идет ли речь о прошлом или о будущем, а в равной степени и о настоящем, самое главное, что необходимо, - это то, что мы должны подчиняться Богу и Слову его благодати. И в духе этого я хотел бы осмелиться объяснить смысл этой главы, насколько Господь позволит мне сделать это.
Как в главе 7, так и здесь видение имело место во время царствования Валтасара, тогда как последующие видения были после свержения власти Вавилона. Но вплоть до того времени не было осуждения Вавилона. Вопреки этому само место, где было явлено видение, подготавливает нас к определенной перемене. Это произошло на востоке, “в Сузах, престольном городе в области Еламской”. Елам - это еврейское название Персии или, по крайней мере, одно из названий. “И видел я в видении, - как бы я был у реки Улая”. Я упоминаю об этом, чтобы показать, что у нас есть определенные ключи к пониманию пророчества. Он поднимает свои глаза и видит овна - хорошо известный символ, использовавшийся в самой Персии, знакомый по ее памятникам и официальным документам. “И увидел: вот, один овен стоит у реки; у него два рога, и рога высокие, но один выше другого, и высший поднялся после”. Конечно же, это связано с составным характером Персидской империи. В этой империи было две составляющие части, отличавшиеся от других - первой возникла Мидия, Персия же была более поздней из них. Однако более молодое государство становится сильнее. Поэтому-то и сказано, что один рог был выше другого, и высший поднялся после. Хотя мидянин Дарий принял царство после падения Вавилона, все-таки именно персидский Кир овладел превосходством в соответствующее время, и после этого Персия упоминалась особым образом. И все же в речах вельмож Дария звучит: “Закон Мидийский и Персидский”. У овна было два рога.
“Видел я, как этот овен бодал к западу и к северу и к югу [то есть указаны направления всевозможных завоеваний Персидской империи], и никакой зверь не мог устоять против него, и никто не мог спасти от него; он делал, что хотел, и величался”. Относительно этого мы видим, насколько светская история ниже Слова Бога. И нам нет необходимости идти дальше самого Писания. Если кто-то прочитает книги Ездры и Неемии, то увидит, как обширно и неоспоримо было это владычество. Даже в светской истории говорится: “Великий царь”. Таково яркое определение Персидской монархии. Это полностью соответствует пророческому определению: “Он делал, что хотел, и величался”.
“Я внимательно смотрел на это, и вот, с запада шел козел”. Это было первое нашествие, которое запад предпринял на восточный мир. Но, казалось, больше не было ничего невозможного, так как восток был колыбелью человеческой расы. Человек, когда он был впервые создан, был водворен на востоке. Именно на востоке он начал вторую историю мира - я имею в виду мир после потопа. Именно из этого места различные люди после того, как Бог в Вавилоне смешал их языки, рассеялись по всему миру. Также именно на востоке произошло значительное развитие цивилизации за сотни лет до того, как запад отошел от варварства. И из этого поразительного пророческого образа мы узнаем, что когда у Персидского царства еще не было соперника, когда оно еще не теряло своей силы, а находилось в расцвете сил, тогда совершенно с другой части света неожиданно приходит новая сила, в видении символизированная козлом, - западный противник. И эта сила продвигается с наибольшей стремительностью, какая только возможна, как здесь сказано, “не касаясь земли”. Ни один человек, даже менее всего подвергающийся влиянию, ни на мгновение не задался бы вопросом, что это значит, даже если предположить, что у него нет божественного толкования этого в данной главе. Была всего лишь одна древняя империя, которая могла бы решиться предпринять этот поход, - Греческая империя, и рог, видимый у козла на голове, символизирует ее великого императора Александра. “Он пошел на того овна, имеющего рога, которого я видел стоящим у реки, и бросился на него в сильной ярости своей. И я видел, как он, приблизившись к овну, рассвирепел на него и поразил овна, и сломил у него оба рога”. И здесь Дух Бога в нескольких словах раскрывает нам то, что будет подтверждено всей историей. После падения Вавилонской империи должна подняться новая империя, которую символизирует овен и особенность которой состоит в том, что ее силу составляли два разных народ. Эта империя в течение определенного времени будет существовать во всей полноте своей власти, но затем с другой части света, где не было никаких признаков существования царства, появится государство, поражающее стремительностью своего развития и предводимое царем чрезвычайной дерзости и честолюбия. Эта выдающаяся личность так беспощадно будет бить Персидскую империю, что “недостало силы у овна устоять против него, и он поверг его на землю и растоптал его, и не было никого, кто мог бы спасти овна от него”.
“Рассвирепел” - это слово особенно характеризует Греческое царство и Александра. У греков было основание для ненависти к персам, чего не было у других империй. В этом было много от личного чувства, и это превосходно выражено здесь словом “рассвирепел”. Почему же так произошло? Мы не находим этого при описании нападений персов на вавилонян, как бы они ни были свирепы, или при нападениях римлян на греков, но это было в особенности верно по отношению к греческому нашествию на Персидскую империю. До этого персы вторгались в Грецию, тем самым вызвав сильнейшую ненависть против себя. И это традиционное чувство негодования переходило от отца к сыну, так что греки считали себя естественными врагами персов. Таким был повод, данный персами грекам, которые в то время были незначительным народом и вообще не стремились расширять свои границы за пределы своей родины. Но настал момент, чтобы нанести ответный удар и напасть на персов в их собственной стране: пришел рассвирепевший козел с рогом, видимым на голове, поразил овна, сломал у него оба рога, поверг его на землю и растоптал его. Ничего не может более яснее и более наглядно выражать мысль о соответствующем отношении этих двух государств друг к другу. Если бы вы изучали историю всю свою жизнь, то не смогли бы найти более яркой картины падения Персии, чем та, которую в нескольких чертах изобразил Дух Бога.
В данном случае это произошло менее чем через три столетия после времен Даниила, когда состоялись эти великие события, - достаточный промежуток времени, чтобы явить чудо совершенной мудрости Бога и путь, каким Он открывает будущее своего народа, но для истории мира это сравнительно небольшой период, и все же не это является его главной целью. Дух всегда стремится к концу. Он может представить, что должно осуществиться относительно быстро, но его главное внимание направлено на конец века, а не на те события, которые происходят в отдельных частях мира. У Бога есть народ, к которому привержено его сердце: народ, который из-за своего безумия и из-за того, что они не полагались на Бога, был самым слабым и падшим, и до сегодняшнего дня в соответствии со Словом Бога остается предметом презрения и притчей во языцех у всех других народов. Но какой бы ни была кажущаяся мощь Персии, а, возможно, также и Греции, и какой бы ни была важность их противоречий, составляющих историю мира, Бог мало думает о них. Он в нескольких словах описывает события целых веков. Событие, к которому устремляется Бог, могло бы показаться незначительным в глазах мира, но оно связано с интересами его царя и его народа. Он продвигается к описанию событий, связанных с ними в последние дни. Это и дает ключ к последующим стихам. Их важность заключается в том, что они связаны с историей иудеев и отражают то, что должно произойти в другой день.
“Тогда козел чрезвычайно возвеличился; но когда он усилился, то сломился большой рог [именно это и произошло с Александром: он был сражен в торжестве своих побед], и на место его вышли четыре, обращенные на четыре ветра небесных”. После смерти Александра прошло некоторое время, когда его генералы перессорились между собой и попытались установить несколько царств, но в конце концов из владений Греции сформировались четыре царства, что произошло примерно за три столетия до прихода Христа.
“От одного из них вышел небольшой рог”, - так в Писании назывался северный царь. Находясь на севере, он расширяет свои владения “к югу и к востоку и к прекрасной стране”. Причина того, почему я думаю так, не принимая во внимание направления его завоеваний, которые показывают, где находилось его государство и место, из которого он пришел, - эта причина проясняется тогда, когда мы прочитаем стих 11. Здесь нам представлена последовательность этих двух империй - сначала Персия, а затем Греция. Из одной части Греческой империи вышел царь, который впоследствии должен был сыграть самую важную роль в связи со страной и иудейским народом. Это является наиболее значительным моментом главы.
Мы узнаем, что небольшой рог “вознесся до воинства небесного, и низринул на землю часть сего воинства и звезд, и попрал их”. Как мне кажется, под этим понимаются те, кто перед иудейским народом занимал почетное и прославленное положение. Так, в Новом Завете звезды служат образом тех, кому в собрании предоставлена власть; я также убежден, что “воинство небесное” относится к людям, которые обладали властью в государственном управлении Иудеей. Это представляет собой основные замечания ко всей данной части пророчества. В этом выражается значение всего, что затрагивает интересы Израиля. Помимо этого может показаться, что употреблено слишком сильное выражение - “воинство небесное”. Но нам не следует удивляться этому. Бог проявляет чрезвычайный интерес к своему народу, но при этом следует помнить, что это не значит, будто его народ пребывал в подобающем состоянии. Напротив, осуждая прегрешение, мы должны принимать во внимание положение, занимаемое народом, за которое они были ответственны. Если вы рассматриваете христианство, то должны помнить, что все верующие в имя Христа, истинно или ложно, - каждый крещеный, каждый, кто внешне признал имя Христа, пребывает в доме Бога. Люди полагают, что к ним относятся лишь те, кто действительно обратился, кто имеет какие-то нравственные обязательства. Но это является полным заблуждением. Из факта обращения и отношений благодати проистекает новый вид ответственности.
Есть ответственность, которая предусматривает огромное увеличение вины, когда люди занимают какое-либо привилегированное положение. Это чрезвычайно серьезная истина, и Бог придает этому большое значение. Взгляните на второе послание Тимофею. Там дом Бога сравнивается с огромным домом у людей, в котором есть сосуды низкого употребления, а также те, которые в чести. Первые - это вообще не обратившиеся, они могут быть к тому же и дурными людьми, но все же о них сказано, что они являются сосудами в доме Бога. Собрание, носящее имя Христа на земле, всегда должно ходить как невеста Христа. И вы не можете сослаться на такую привилегию и ответственность, не видя полной гибели, падения и отклонения от того, что носит имя Христа.
И, действительно, важно следить за тем положением, которое определил нам Бог. Мы никогда не сможем судить о том, как мы низко опустились, пока не увидим место, на которое водворил нас Бог. Предположим, что я должен проверить свои пути как христианин, тогда я должен иметь в виду, что христианин это человек, чьи грехи устранены, что он является членом тела Христа и возлюблен такой же любовью, какой Отец возлюбил Сына. Некоторые привыкли думать, что если человек не еврей, не турок или не язычник, то он обязательно должен быть христианином. Но когда верующий слышит, что христианином является тот, кто соделан царем и священником Бога, избавленным поклонником, не знающим больше греха, то он становится озабочен этим и чувствует, что у него нет правильного или полного представления о своем призвании и ответственности. И затем он обретает совсем другое мерило суждения, чтобы соизмерить, как он должен чувствовать, работать и жить для Бога.
То же самое относится здесь к Израилю. О тех, кто занимал в Израиле ответственное положение и имел власть, говорится как о небесном воинстве и звездах. Они были посажены на это высокое место Богом. Ибо в связи с Израилем мы всегда должны помнить, что по замыслу Бога они являются тем народом, который занимал на земле первое место. Они являются головой, а язычники - хвостом. И я уверен, что это будет неожиданной мыслью для тех людей, которые привыкли смотреть на иудеев с оттенком пренебрежительного сочувствия, судя о них лишь по их сегодняшнему падшему состоянию. Но чтобы судить справедливо, мы должны рассматривать вещи с Богом, мы должны чувствовать с Богом; а Бог использует этот выразительный язык по отношению к людям, издавна обладавших внешней властью среди иудеев. Люди полагали, что поскольку о некоторых говорилось в таких возвышенных выражениях, то, значит, здесь имеются в виду христиане. Но, являясь народом Бога, Израиль по замыслу Бога занимал первое место в управлении миром. Таково их призвание, а “дары и призвание Божие непреложны”. Бог никогда не откажется от своего главного замысла, от призвания им Израиля на это место; и о них необходимо судить в соответствии с этим. Это видение было явлено Даниилу, когда власть Вавилона еще не была осуждена. Видение дает нам представление о том, что произойдет с Израилем в последние дни, пока не будет полностью устранена вся власть, начавшаяся с Вавилона.
Этот небольшой рог чрезвычайно возвеличился, вознесся до чести небесного воинства и звезд и попрал их. Иными словами, он сверг некоторых иудейских правителей, обладавших большой властью, обошелся с ними с чрезвычайной жестокостью и низвел их. “И даже вознесся на Вождя воинства сего”, который, я полагаю, означает самого Господа. И пояснение дается уже во второй части предложения: “И отнята была у Него ежедневная жертва”. Этим сразу все объясняется, потому что появилась бы большая путаница, если под “Ним” понимать рог, а затем “место святыни Его” - для указания на Вождя воинства. Человек, символизируемый небольшим рогом, должен вознестись до самого Вождя воинства. “И отнята была у Него ежедневная жертва, и поругано было место святыни Его. И воинство предано вместе с ежедневною жертвою за нечестие”. Затем мы вновь возвращаемся к небольшому рогу. “И он, повергая истину на землю, действовал и успевал”. Другими словами, стих 11 и первая часть стиха 12 образуют своего рода вступление, а во второй части стиха 12 мы вновь встречаем слово “он”, что указывает на небольшой рог в стихе 10. “Он” означает небольшой рог, который появится и будет жестоко обращаться с иудейским народом и с их правителями самым жестоким образом.
Затем мы читаем слова пророка: “И услышал я одного святого говорящего, и сказал этот святой кому-то, вопрошавшему: “на сколько времени простирается это видение о ежедневной жертве и об опустошительном нечестии, когда святыня и воинство будут попираемы?” И сказал мне: на две тысячи триста вечеров и утр; и тогда святилище очистится”. Я имею все основания полагать, что представленное здесь, за исключением части, составляющей отступление в повествовании, частично осуществилось в прошлом. Мы читаем о личности в главе 11, где характерные черты, относящиеся к небольшому рогу, описываются еще более подробно. В светской истории его звали Антиох Епифан, и он был чрезвычайно порочным человеком. Если вы читали книги Маккавеев (которые не относятся к Писанию, но являются исторически достоверными, по крайней мере две из них), то вы знаете, что они описывают этого царя Сирии и Македонии, показывая ту ненависть, которую он испытывал по отношению к Израилю. Он пытался навязать им языческое поклонение, особенно Юпитеру Олимпия, и он приговорил к смерти всех иудеев, воспротивившихся этому, пока наконец-то частично силами римлян, частично силой и мужеством самих маккавеев царь не был схвачен и убит, и храм был вновь очищен, а иудейское поклонение восстановлено. Несомненно, в истории был человек, соответствующий небольшому рогу. И он проявляет те же черты, которые вновь проявятся в другом великом вожде последних дней, и я думаю, что это явственно будет видно из последней части данной главы. Ибо, разговаривая с пророком, ангел Гавриил сказал: “Знай, сын человеческий, что видение относится к концу времени!”
По моему мнению, это значит, что то, что он намеревается объяснить, особым образом относится к будущему. Но это дает мне возможность повторить уже сделанное замечание - нам никогда не следует предполагать, будто объяснения, даваемые видениям в Писании, являются лишь повторение того, что уже было в прошлом. Эти объяснения имеют отношение и к прошлому, но они вносят также и новые черты, известные прежде. Это особенно видно в данном случае. Первая часть видения, уже полученная пророком, в основном уже осуществилась, в то время как истолковательная его часть добавляет новые сведения, относящиеся к последним дням. Тем не менее объяснение дано в соответствии с тем, что было в прошлом. Но следует заметить, как быстро в объяснениях ангела перед нами предстают последние дни: “И сказал: вот, я открываю тебе, что будет в последние дни гнева; ибо это относится к концу определенного времени”. И не может быть вопроса о том, что именно это значит, если я вообще имею представление о пророческих книгах. Возьмем, к примеру, любую из них. И я нахожу это же слово “гнев”. Оно вновь и вновь повторяется в конце главы 5 книги пророка Исаии, а затем в главах 9, 10 {Прим. ред. : в русском переводе Библии - “негодование”}. Пророк показывает, что вследствие идолопоклонства Израиля, и особенно их царей, гнев Божий поднялся против Его народа. Он посылает на них наказание. Но каким бы ни были первые последствия наказания, зло вновь разражается с новой яростью, как оно всегда и делает, пока не будет устранено. Поэтому и появляется это ужасное слово. “При всем этом не отвратится гнев Его, и рука Его еще простерта”. Его гнев не исчезает. А в главе 10, 25 мы находим слова о том, что вскоре его гнев* пройдет. Но гнев по поводу чего? И появляется новое действующее лицо - Ассур, и именно Ассура выдвинул Сеннахирим, который позднее стал ассирийским царем . Он был первым, кто особым образом вмешался в дела Израиля или, скорее, Иудеи. И что же мы узнаем? Ассирийский царь должен был быть использован в качестве жезла гнева Бога, но когда Бог исполнит все свое дело на горе Синай и в Иерусалиме, когда Он позволит, так сказать, разразиться своему негодованию, тогда оно завершится гибелью самого ассирийского царя, так как он забыл, что он был всего лишь жезлом в руках Бога. Он посчитал, что действовал силой своей мудрости и могущества, и поэтому Бог сказал, что Он сам будет иметь дело с жезлом и погубит его. Следовательно, эта глава показывает, что гнев Бога завершится гибелью. Этот гнев связан исключительно с его народом. Таким образом, это подтверждает сказанное мной до этого - мы здесь находимся на иудейской почве. Речь идет не о том, что могут сделать католики или мусульмане, и не о нападении противников. Это относится к Израилю - последний гнев Бога по отношению к Израилю. Однако могут спросить: “А почему же здесь не представлена четвертая империя?” Причина заключается в следующем: хотя владычество этих империй и устранено и на их месте успешно возвысилась новая империя, но корень все же остается и продолжает существовать. Но эта сила, которая будет играть важную роль в последние дни, возникла не из третьей и не из четвертой империи. Так что нам необходимо помнить, что небольшой рог в главе 8 совершенно отличается от небольшого рога в главе 7, который представляет собой главу Римской империи. Он происходит из четвертой империи, когда она разделилась на десять царств, в то время как эта сила исходит от третьей империи, когда там произошел распад на четыре части, а не на десять. Ничего не может быть очевиднее. Хотя огромная власть над миром перешла от третьей империи к четвертой и хотя Сеннахирим является представителем третьей империи, но все же в последние дни также и наследник третьей империи особым образом вмешается в дела Израиля. И могущественный глава появится как на западе, так и на востоке, где он происходит из Греческой империи. Но нам необходимо помнить, что Греческая империя находилась на западе по отношению к Вавилону и Палестине, и на востоке - по отношению к Риму. И к этому небольшому рогу мы вернемся немного позднее для более подробного его рассмотрения.
В стихе 20 поясняется, что овен с двумя рогами символизирует царей Мидии и Персии, а в стихе 21 сказано: “А козел косматый - царь Греции, а большой рог, который между глазами его, это первый ее царь”. Затем, в стихе 22, мы узнаем о поражении Греческой империи, а в стихе 23 добавлено: “Под конец же царства их, когда отступники исполнят меру беззаконий своих, восстанет царь наглый и искусный в коварстве”. Это, я полагаю, относится не к Антиоху Епифану, а к тому, чьим образом являлся Антиох. Еще раз обратите внимание на выражение: “Под конец же царства их, когда отступники исполнят меру беззаконий своих... и укрепится сила его, хотя и не его силою”. Примечательное слово, которое вообще не употреблялось, когда в главе 7 речь шла о небольшом роге. Там, я считаю, это осуществлялось его собственной силой. Возможно, сатана дал ему эту силу, но сам по себе он владел силой Римской империи. А в случае с данным правителем, хотя его власть и будет могущественна, это осуществится не его силой. Он полагается на силу, представляемую ему другими. Он станет орудием в руках чужой политики государства, но не своего собственного. “Он будет производить удивительные опустошения и успевать и действовать и губить сильных и народ святых”. Таким образом, мы обнаруживаем, что о нем говорится преимущественно в связи с иудеями как народом. И здесь нам не представлены святые Всевышнего. Это слово употреблено не только в качестве образа великих представителей иудейского народа, но и как противопоставление язычникам. Это вообще ничего не говорит об их личном характере; это не проявляется в данной главе.
Он вмешается в их дела и погубит сильных и народ святых. “И при уме его и коварство будет иметь успех в руке его, и сердцем своим он превознесется, и среди мира погубит многих”. Иными словами, он воспользуется их спокойствием и неподготовленностью к его вторжениям. “И против Владыки владык восстанет, но будет сокрушен - не рукою”. И в этой последней борьбе он будет совершенно бессилен. А в другом месте (Дан. 11, 45) сказано: “Но придет к своему концу, и никто не поможет ему”.
Я хотел бы сослаться и на другие писания, которые лучше помогут прояснить важность этого, чем если мы будем рассматривать только то, что дано в книге пророка Даниила. Проливают ли другие писания свет на то, кто этот деятель и что он совершит? Я отвечаю: “Да”. Он является тем лицом, о котором во многих частях Слова Бога говорится как об Ассуре, или северном царе. Именно он в последние дни станет главным противником иудеев. Иудеи в то время будут подвержены двоякого рода злу. У них будет зло внутри своей собственной страны - антихрист, провозглашающий себя Богом в храме Бога; и у них будет другое зло извне - царь. Он поднимется против них, как враг, и он единственный будет проводить великую политику. Он отличается не только воинственной силой. Он обладает не только свирепым выражением лица, но и понимает тайные изречения. Он займет место великого учителя, который, естественно, будет оказывает сильное влияние на умы иудеев, ибо они всегда были народом, способным к исследованию и всевозможной умственной деятельности. В последние годы большинство их было слишком занято добыванием денег, чтобы обращать внимание на подобные вещи, но среди иудейского народа всегда были представители интеллектуального класса. И на таких людей царь оказывает огромное влияние, когда они вновь восстановлены в своей стране и вновь начинают обретать вес, став объектом действий Бога в его судах. Но гнев пока еще не прекратится. Таким образом, именно эти два зла будут воздействовать на иудеев. Антихрист, или своевольный царь, займет место истинного Мессии в стране Израиля. Ибо совершенно ясно, что если он займет место Мессии, то это должно произойти среди иудейского народа и в стране иудеев, в то время как этот человек является тем, кто противостоит им как открытый враг. Это, я считаю, должен быть царь, о котором говорится как о северном царе. И сейчас я хотел бы привести примеры из других писаний. Ассур и антихрист являются совершенно различными и даже противоположными силами. Ассур будет врагом антихриста: один будет великим возвеличившимся человеком , а другой - главой врагов извне. Книга пророка Исаии (гл. 10) дает нам первое ясное сообщение из тех, которые мы получаем о нем в книгах пророков: “И будет, когда Господь совершит все Свое дело на горе Сионе и в Иерусалиме, скажет: посмотрю на успех надменного сердца царя Ассирийского и на тщеславие высоко поднятых глаз его”. Однако мне могут возразить: “Ассирийцев больше нет, такого народа уже не существует”. А я спрашиваю: “Совершил ли Господь свое дело на Сионе и в Иерусалиме?” Нет, значит, не все ассирийцы исчезли. Господь говорит мне здесь, что когда Он совершит свое дело, то покарает плод дерзости царя Ассирии. Иудеи по-прежнему находятся не в своей стране, а Иерусалим угнетают язычники. Я знаю об этом. Но разве это доказывает, что иудеи никогда не будут жить в своей стране, а Иерусалим не будет освобожден от языческого порабощения? Когда сила Бога возвратит всех иудеев в их страну, то это самое провидение выявит представителя Ассура в последние дни. А так как Ассур был первым главным врагом Израиля, то он будет главой и в конце. Он появится для своего осуждения, когда Господь исполнит все свое дело на Синае и в Иерусалиме. Но Он еще не совершил всего дела. Он совершил лишь часть его, но его гнев против Иерусалима не иссякает. В этом и заключается причина, почему они находятся не в своей стране. И даже когда они возвратятся туда, гнев все еще будет пылать. Произойдет возвращение иудеев в неверие, но затем наступит этот великий перелом и Бог соберет разбросанные остатки и возвратит их в свою страну, а Ассур будет осужден. В последние дни вновь появится некая великая личность, прообразом которой служит Ассур. Эта личность названа царем Ассирии. Он будет управлять в той части света, где этот небольшой рог будет иметь свою власть - в Турции, в Азии. Я не хочу утверждать, что в то время обладателем этих владений будет султан, но кто бы он ни был, именно на него ссылаются книги пророков как на северного царя. Он придет в благодатную страну и нападет на иудеев, но затем будет полностью разбит. Он достигнет своего конца и ничто ему не поможет.
Давайте вновь обратимся к книге пророка Исаии, главе 14. Она примечательна тем, что в стихе 4 говорится о вавилонском царе: “Ты произнесешь победную песнь на царя Вавилонского, и скажешь: как не стало мучителя, пресеклось грабительство!” Вавилонский царь не представляет Ассура. Вавилон и Ассирия были двумя различными государствами. Вавилон был лишь небольшой областью, тогда как Ассирия являлась огромной империей. А когда ассирийское государство было разрушено, то Вавилон, как империя, был еще новым явлением.
Ис. 14 показывает нам, что “помилует Господь Иакова и снова возлюбит Израиля; и поселит их на земле их, и присоединятся к ним иноземцы, и прилепятся к дому Иакова. И возьмут их народы, и приведут на место их [раскрывается глубокая заинтересованность, которую Он внушит народам мира, в возвращении их на свое место], и дом Израиля усвоит их себе на земле Господней рабами и рабынями”. И язычники в те дни вместо того, чтобы быть господами, будут рады стать рабами. “И возьмет в плен пленивших его, и будет господствовать над угнетателями своими. И будет в тот день: когда Господь устроит тебя от скорби твоей... ты произнесешь победную песнь на царя Вавилонского и скажешь: как не стало мучителя, пресеклось грабительство! Сокрушил Господь жезл нечестивых, скипетр владык”. Здесь явно представлено то, чего еще никогда не происходило. Ни один человек, знающий Писание, никогда не сможет предположить, чтобы когда-либо со времен вавилонского превосходства Израиль занимал такое положение, чтобы воспеть подобную победную песнь. Времена язычников начались с установления халдейской власти над иудеями. И Иерусалим с того дня попирается язычниками. Одна держава за другой овладевали городом. А в последние дни, о которых здесь говорится, иудеи подчинят себе язычников, делая их своими рабами. И когда наступит это время, но никак не прежде, они воспоют эту победную песнь: “Как не стало мучителя..!” И этот пророческий стих указывает на вавилонского царя , образом которого был Навуходоносор - последний обладатель той власти, которая появилась вместе с Вавилоном. Кто это? Это зверь - последний наследник власти, начавшейся с вавилонского царя . И именно его гибель вызывает радость и торжество Израиля. Где был Ассур, когда вавилонский царь захватил власть? Был разбит. Царь Вавилона, который был небольшим государством, возник на руинах Ассура. Но обратите внимание в этой главе на стих 24: “С клятвою говорит Господь Саваоф: как Я помыслил, так и будет; как Я определил, так и состоится, чтобы сокрушить Ассура в земле Моей и растоптать его на горах Моих; и спадет с них ярмо его, и снимется бремя его с рамен их. Таково определение, постановленное о всей земле”. Поэтому нам и известен тот факт, что когда наступит день восстановления Израиля, то они не только восторжествуют над вавилонским царем , но Господь повергнет и Ассура. Это не может относиться к Ассуру в историческом прошлом. Когда Вавилон достиг власти, его уже не было; значит, это может быть лишь образом той власти, которая должна появиться. Это свидетельствует о том, что в последний день будут две главные силы: зверь, представленный вавилонским царем, который в то время будет врагом преданных иудеев, хотя он намеревался быть другом народу, то есть безбожной массе людей, Ассур же, напротив, будет открыто возглавлять враждебную коалицию язычников против Израиля. Это подтверждается и в других местах Писания. В главе 30 книги пророка Исаии мы обнаруживаем, что представлены эти же две силы. В стихах 27,30,31 сказано: “Вот, имя Господа идет издали, горит гнев Его... И возгремит Господь величественным гласом Своим и явит тяготеющую мышцу Свою... Ибо от гласа Господа содрогнется Ассур, жезлом поражаемый”. Очевидно, здесь указывается на то, что он был божественным орудием в наказании народа, как показано в Ис. 10, 5. “И всякое движение определенного ему жезла, который Господь направит на него, будет с тимпанами и цитрами, и Он пойдет против него войною опустошительною. Ибо Тофет давно уже устроен; он приготовлен и для царя, глубок и широк; в костре его много огня и дров; дуновение Господа, как поток серы, зажжет его” в подтверждение того, что будет не только осуждение земли, но и нечто более глубокое. Тофет, или ров, уже давно устроен. “И для царя” выражает истинное значение следующей части стиха. Тофет был предназначен не только для Ассура, но и для царя. Речь идет о двух разных лицах, как мы видим из главы 14. Царь будет находиться в земле Израиля. Царь будет находиться здесь под покровительством наследника Вавилона в те дни. Он будет там выдавать себя за истинного Мессию. Тофет уже приготовлен для него, а также для Ассура. Они оба будут преданы тофету. И нет необходимости приводить все примеры из Писания, где о них идет речь; но вы сможете найти множество мест, относящихся к царю и представляющих особый интерес как в книге пророка Исаии, так и в книгах других пророков.
Однако слишком уж далеко от истины утверждение о том, что антихрист, или царь, является тем, кто в особенности занимает помыслы Бога, поскольку в книгах пророков так много говорится об Ассуре. Христиане в основной своей массе не понимают большую часть пророчества. Они едва ли думают об одной из самых важных сил в нем. Если же вы обратитесь к книгам малых пророков, например, к Мих. 5, то найдете там указание на эту силу; это же совершенно очевидно. Глава начинается с обращения: “Теперь ополчись, дщерь полчищ; обложили нас осадою, тростью будут бить по ланите судью Израилева” {Прим. ред. : в русской Библии издательства “GBV” этот стих является последним стихом предыдущей,4-ой, главы}. Это представляет собой отвержение Мессии. Следующий стих является некоторого рода отступлением, показывая нам, кто был этим судьей Израиля: “И ты, Вифлеем-Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле”. Они могут бить его по ланитам, однако, несмотря на это, Он является не только владыкой, но и вечным Богом, “Которого происхождение из начала, от дней вечных”. Затем он продолжает начатое ранее: “Посему Он оставит их до времени, доколе не родит имеющая родить [то есть пока не свершится великий замысел Бога относительно его народа]; тогда возвратятся к сынам Израиля и оставшиеся братья их. И станет Он, и будет пасти в силе Господней... И будет Он мир. Когда Ассур придет в нашу землю [обратите внимание] и вступит в наши чертоги...” Такое еще никогда не происходило. Когда Ассур пришел в древности в древнюю страну, то там, очевидно, не было такого явления, как судья Израиля. В то время от Израиля Бог еще не отказался, а Ассур в те дни был всего лишь образом великого наследника с таким же именем и властью в последние дни. И лишь затем грядет судья Израиля над своим народом. Судья, которого били по ланитам, будет принят его народом, когда осуществятся великие намерения Бога. “И будет Он мир. Когда Ассур придет в нашу землю...” Затем мы читаем: “И Он-то избавит от Ассура, когда тот придет в землю нашу и когда вступит в пределы наши. И будет остаток Иакова среди многих народов как роса от Господа... И будет остаток Иакова между народами, среди многих племен, как лев среди зверей лесных, как скимен среди стада овец, который, когда выступит, то попирает и терзает, и никто не спасет от него”. Поэтому вполне ясно, что здесь описано вторжение Ассура и его окончательная гибель в связи с окончательным спасением Израиля.
Я пытался показать, что хотя Антиох Епифан и был образом этого Ассура, но все же было лишь отчасти истинно, что он соответствует условиям пророчества, ибо оно устремлено к более поздним временам гнева Бога против Израиля, когда он появится, чтобы понести свое наказание от рук Бога. И мы увидим, как это важно - всегда помнить, что у Бога всегда были эти великие намерения по отношению к Израилю; а то, что создано человеком, например, папизм или магометанство, в сущности весьма быстро проходит. Я признаю, что мы находим некоторую степень осуществления и в том, и в другом, но Бог никогда не позволял собранию быть земным народом. Когда речь вновь зайдет об иудеях, то мы увидим важность того, что касается их, и Ассур будет погублен силой извне, в то время как внутри будет царь: и оба будут объектами наказаний Бога. Бог погубит обоих. А его народ, очищенный испытаниями и взирающий на Иегову - Иисуса, будет, таким образом, соответствовать намерениям Бога в милости, благости и славе во всем грядущем мире.
Да сподобит нас Господь познать его намерения относительно нас! Мы не имеем ничего общего с этим миром. В нем мы странники. Нам вправе читать обо всем этом в свете небес. Не сказано, что Даниил не понял этого - другие не понимали. Но как бы ни обстояло дело с ними, Святой Дух дал нам ныне право постичь все это. Так пусть же Господь сохранит наши умы ясными для восприятия того, что Бог раскрывает нам о нашем пути!

Даниил 9

Падение Вавилона отражено в пророчествах Исаии, а также Иеремии с более светлыми надеждами для иудеев. Частичное восстановление, которое имело место впоследствии, представляет образ окончательного воссоединения Израиля. Это относится к представлению, преобладающему среди некоторых христиан, будто то, что происходило тогда, мы должны ожидать для Израиля и что их последующий грех в отвержении Мессии и милость евангелия к язычникам вовлекли их в непоправимую гибель.
Хотя в подобных рассуждениях и есть доля истины, но все же они слишком далеки от того, чтобы быть полностью истинными. Бог не оставляет народ, который Он призвал. Он также никогда не дает дар благодати, затем полностью отбирая его. Ибо та благодать, которая обещала излиться на личность и сердце верующего, действует до тех пор, пока не будет духовно воспринята силой Святого Духа. Таким образом, наряду с милостью к отдельному человеку или к народу, который Он призывает, существуют также долготерпящая верность и сила, которые в конце непременно восторжествуют.
Несомненно, история прошлого представляет собой абсолютное падение. Причина этого заключается в том, что Израиль предпочел опираться на свои силы в отношениях с Богом, а не на благодать Бога по отношению к ним. Это всегда и непременно влечет за собой гибель. “Не прейдет род сей, как все это будет”. Иными словами, все, что угрожало и предназначалось ему, теперь должно постичь род Израиля, который слишком полагался на свою праведность и в конце концов проявил свою истинную сущность в отвержении Христа и евангелия. Подлинное осознание нравственной гибели (то есть покаяние пред Богом) всегда сопровождается искренней живой верой. Израиль уже прошел через этап самоуверенности либо все еще проходит через него. “Род сей” еще не исчез, еще не все осуществилось. Они еще не пережили всех последствий своего безумия и гнева Сына Бога. Им еще предстоит понести самое суровое наказание за это, ибо, хотя прошлое и было достаточно горьким, в будущем их ожидают еще более ужасные страдания. Но когда все произойдет, начнется новый период, когда уже больше не будет рода, отвергающего Христа, а будет род, о котором в Писании сказано, что будет новая ветвь того же Израиля, что станет детьми Авраама верой во Христа Иисуса - детьми не только по слову, но и по духу. И затем начнется история падения не человека, а народа, которого Бог благословит в своей благодати, когда они с радостью признают того же Спасителя, кого их отцы распяли и убили своими нечестивыми руками.
Данная глава в основном посвящена Израилю и иудеям. Она представляет собой некоторого рода эпизод во всей истории Даниила, но ни в коем случае не отделена от нее, так как мы узнаем, что завершающая история Израиля особым образом связывает их с теми, кто символизирует восстающих против Бога и его народа, о чем мы уже прочитали в предыдущих главах. Каждому, кто вдумчиво и внимательно прочитает главу, станет ясно, что ее главной темой является судьба Иерусалима и место, предназначенное для народа Бога в будущем. И Даниил проявлял крайний интерес к этому. Он любил их не потому, что они были его народом, а потому, что они были народом Бога. В этом он похож на Моисея - даже когда духовное состояние народа мешало Богу говорить о них как о своем народе (Он, возможно, и проявлял о них скрытую заботу, но сейчас я говорю об открытом признании их Богом), - даже тогда Даниил продолжал утверждать, что они были народом Бога. Он никогда не отказывался от той истины, что Иерусалим был городом Бога, а Израиль - его народом. Ангел мог бы сказать: “Народ и город Даниила - это действительно истинно”, но Даниил по-прежнему оставался привержен истине, от которой вера никогда не откажется: каким бы ни был народ, он все равно будет народом Бога. И именно по этой причине они могли быть наказаны еще более жестоко. Ничто не приносит большего наказания душе, которая принадлежит Богу и впала в грех, чем то, что она принад ежит Богу. Это не сводится лишь к вопросу о том, что хорошо для чада Бога. Бог действует для себя и от себя, и это является сущностью и основой всего нашего благословения. Чем бы это было для нас, если бы Бог действовал только для нашей славы? Мы наслаждаемся надеждой на славу Бога. Мы будем иметь нечто гораздо лучшее, потому что Бог будет благословлять нас в соответствии с тем, что достойно его самого.
И Даниил глубоко проникся этой мыслью. Это является самой выдающейся чертой веры. Ибо вера никогда не рассматривает явление исключительно в связи с собой, но в связи с Богом. И это всегда так. Если речь идет о мире, то разве это значит лишь то, что я желаю мира? Несомненно, я его желаю, как жалкий грешник, который всю свою жизнь был в состоянии войны с Богом. И разве это не большее благословение, когда мы обнаруживаем, что это мир с Богом, а не только мир со своим собственным сердцем и совестью, но и с Богом? Это мир пред его лицом. Вся его сущность проявляется в том, что Он дает мне этот мир и ставит его на такую основу, что сатана никогда не сможет коснуться его. Это делается для того, чтобы спасти меня, чтобы уничтожить саму основу греха, и ничто не сможет сделать этого полнее, чем то, что Бог открылся мне, когда я не заслуживал ничего, кроме смерти и вечного осуждения, и что Он отдал своего возлюбленного Сына, дав мне мир, достойный его самого. И Он сделал это; Он дал мне мир; и вся христианская жизнь происходит из уверенности в том, что я обрел это благословение во Христе.
И здесь мы узнаем о глубокой заинтересованности Даниила в Израиле, потому что они были народом Бога. Соответственно, в Слове Бога он ищет то, что Бог раскрыл о своем народе. Это произошло “в первый год Дария, сына Ассуирова, из рода Мидийского”. Это не было новым сообщением. “В первый год царствования его я, Даниил, сообразил по книгам число лет, о котором было слово Господне к Иеремии пророку, что семьдесят лет исполнятся над опустошением Иерусалима”.
Кроме того, что Даниил являлся пророком, он еще и понимал, что Израиль должен быть восстановлен в своей стране до того, как произойдет это событие. Он не ждал того, чтобы увидеть его осуществление, и просто сказал, что пророчество исполнится. И он понял это “по книгам”, а не по сложившимся обстоятельствам. Несомненно, падение Вавилона имело определенные признаки этого, но он понял это по тому, что совершил человек. Это и есть истинное понимание пророчества. И следует отметить, что когда мы переходим к рассмотрению особого пророчества, посвященного исключительно узкому кругу Израиля, то Бог всегда показывает нам истинный ключ для понимания пророчества. Даниил прочитал книгу пророка Иеремии, и из нее он ясно увидел, что когда однажды Вавилон будет повержен, то Израилю будет позволено возвратиться. И какое же воздействие оказало это на его душу? Он приблизился к Богу. Он не пошел к народу, которого так тесно касалось это пророчество, чтобы сообщить им добрую весть, а обратился к Богу. Это другая черта веры. Она всегда стремится привести пред Богом его замысел . Он беседует с Богом относительно того, что он получил от Бога, прежде чем он поведает об этом тем, кто является предметом благословения. То же самое мы наблюдали и во 2-ой главе книги пророка Даниила. И сейчас мы можем заметить это не только с благодарением, но и с признанием. Мы без труда могли бы понять, что если бы народ Израиля попал в плен, то они должны были отнестись к этому как к суровому наказанию, и тогда они пришли бы к Богу, чтобы признать свой грех и склониться под его жезлом. Но Бог осудил угнетателя Израиля и намеревался избавить народ. Тем не менее Даниил приблизился к Богу, и что же он сказал? Когда он беседовал с Богом, то речь шла не только об их избавлении. Это была молитва, содержавшая исповедание Богу. Относительно этого я хотел бы сделать замечание общего характера. Если изучение пророчества не направлено на то, чтобы дать нам более глубокое ощущение падения народа Бога на земле, то я убежден, что мы теряем одно из наиболее важных значений пророчества. И именно из-за отсутствия этого чувства изучение пророчества становится в общем бесполезно. Таким образом, оно превращается лишь в перечисление дат и стран, священников и царей, тогда как Бог дал нам пророчество не для упражнений в остроумии, а для выражения его замысла, касающегося их духовного состояния, так что какие бы испытания и осуждения здесь ни изображались, они должны приниматься сердцем и осознаваться как рука Бога, действующая на свой народ из-за их грехов. Таким образом, это и воздействовало на Даниила. Он был одним из самых уважаемых пророков. Сам Господь Иисус сказал о нем: “Пророк Даниил”. И на него это оказало такое воздействие, что он никогда не упускал из виду своего духовного предназначения даже в малейших деталях пророчества. Он видел главную цель Бога. Он слышал его голос, обращавшийся к сердцу народа во всех этих сообщениях. И здесь он все раскрывает пред Богом. Ибо, прочитав об избавлении Израиля, которое предстоит после падения Вавилона, он обращает свое лицо к Богу “с молитвою и молением, в посте и вретище и пепле”: “И молился я Господу Богу моему, и исповедывался и сказал: “Молю Тебя, Господи Боже великий и дивный, хранящий завет и милость любящим Тебя и соблюдающим повеления Твои! Согрешили мы, поступали беззаконно”. Я бы отметил здесь и другое. Если в Вавилоне и был человек, которому по своему образу жизни и состоянию души не было бы необходимости исповедания греха, то это был Даниил. Он был святым и преданным человеком. Более того, он был выведен из Иерусалима в таком раннем возрасте, что нам совершенно ясно, что этот удар обрушился не потому, что он принял участие в чем-либо подобном. И тем не менее он говорит: “Согрешили мы, поступали беззаконно”. Нет, я всегда открыто заявляю, что чем более вы отстранены от зла, тем больше вы его ощущаете, так же, как человек, неожиданно оказавшийся на свету, острее ощущает тьму, из которой он вышел. Так и Даниил, душа которого была с Богом и который постиг помыслы Бога относительно народа, знающий великую любовь Бога и видящий, что Бог сделал для Израиля (ибо в своей молитве он этого не скрывает), отмечает не только великие дела, которые Бог совершил для Израиля, но и осуждение, которое Он навлек на них. Но разве он думал, что Бог не любит Израиль? Напротив, ни у одного человека не было более глубокого ощущения уз любви, которые существовали между Богом и его народом; и по этой причине он так глубоко воспринимал ту гибель, которая постигла народ Бога. Он измерял их грех глубиной любви Бога и тем ужасным падением, которое они совершили. Все это было от Бога. Наказания, выпавшие на их долю, Даниил не приписывал на счет вавилонян или полководческим талантам Навуходоносора. Во всем этом он видит лишь Бога. Он признает, что это был их грех, их чудовищное беззаконие, и он считает, что все сводится именно к этому. Это не значит лишь то, что небольшой народ обвинял в своих бедах большой народ, или наоборот, как это зачастую происходит среди людей. Он не просто ссылается на невежество и порочность немощных, но берет всех в целом - правителей, священников, людей. Не было ни одного, кто не был бы виновен. “Согрешили мы, поступали беззаконно”. Пророчество всегда приносит надежду на защиту Богом своего народа - надежду на светлый и благословенный день, когда исчезнет зло и божественной силой будет установлено добро. И Даниил не опускает этого. Здесь представлено как бы вступление к данной главе. Событие семидесяти седмин показывает беспрестанный грех и страдания народа Бога. Но до этого душе показан конец - благословение. Как же это благодатно со стороны Бога! Бог воспользовался возможностью дать мне прежде всего уверенность в окончательном благословении, а затем показывает мне тяжелый путь, ведущий к этому.
И мне нет никакой необходимости углубляться в мысли, выраженные этой прекрасной молитвой Даниила, за исключением одного факта, имеющего практическое значение: пророчество пришло от Бога как ответ на состояние души Даниила. Он смиренно исповедовался пред Богом, став выражением народа, представителем народа в раскрытии их грехов пред Богом. Возможно, больше не было другой души, поступавшей так же, во всяком случае таких душ было немного. И, действительно, как редко мы встречаем людей, искренно исповедующихся пред Богом. Как мало людей по-настоящему осознают гибель собрания Бога! Как мало ощущают бесчестие, творимое даже верными Господу! В Вавилоне же те, кто был самым виновным, ощущали это меньше всего, в то время как человек, меньше всех запятнавший себя, наиболее честно раскрывал это пред Богом.
В ответ на подлинное и глубокое осознание состояния Израиля Бог и посылает пророчества. Душа, которая отказывается исследовать подобные речения Бога, и не подозревает о том ущербе, который она терпит. И где бы чадо Бога ни отстранялось от того, что Бог сообщает относительно будущего (я говорю не о голых рассуждениях, которые бесполезны, но об огромных нравственных уроках, содержащихся в этом), там всегда есть немощь и отсутствие способности судить о настоящем.
Но прежде чем перейти к рассмотрению семидесяти седмин, необходимо сделать еще одно замечание. Хотя Даниил и раскрывает пред Богом их огромное грехопадение и обращается к его безграничной милости, однако он никогда не ссылается на обетования, которые были даны Аврааму. Он не выходит за рамки того, что было сказано Моисею. Это представляет определенный интерес и значение. Это является достоверным ответом любому, кто предполагает, будто восстановление Израиля, состоявшееся в то время, было осуществлением обетований, данных Аврааму. Даниил не придерживался такой точки зрения. Не было ничего подобного присутствию Христа среди его народа в качестве их царя. Обетования, данные отцам, предполагают присутствие Христа, потому что Христос один (в полном смысле) является семенем Авраама. А без него чем были бы эти обетования? Соответственно этому, с божественной мудростью Даниил был приведен к истинному основанию. Когда бы ни состоялось это восстановление, оно не было полным. Это пророчество приводит нас к окончательному благословению Израиля, когда закончатся семьдесят седмин. А возвращение после падения Вавилона было всего лишь частичным и условным осуществлением, а не исполнением обетований, данных отцам. И этот факт достоин нашего внимания. Данные тогда обетования были безусловными, потому что они опирались на Христа, который есть истинное семя по замыслу Бога, хотя, в соответствии с посланием, и Израиль был семенем. Так что пока не придет Христос и не исполнится его дело, не может быть полного восстановления израильского народа. Когда Израиль во времена Моисея принял за основу закон, то вскоре они преступили его и были сломлены. И даже после того, как закон был дан им в руки, высеченный на каменных скрижалях, они поклонялись золотому тельцу. Вследствие этого с тех пор Моисей стал исполнять новую функцию ходатая. Он вновь восходит на гору и просит у Бога за народ. Бог не пожелал назвать их своим народом. Он сказал Моисею: “Твой народ” - и не стал признавать их своим народом. Но Моисей все же не отступился и вновь обратился к Богу с просьбой, чтобы они оставались “Его народом”, чтобы за то, что они совершили, Он лучше бы уничтожил его, чем Израиль потерял бы свое наследие. В этом и состояла отрада для Бога - в отражении его любви к ним. Вы сами можете находить недостатки в том, кого любите, но вам бы не понравилось услышать о них от других. Так и Моисей, прося за Израиль, затронул сердце Бога. Несомненно, народ совершил великий грех, и Моисей чувствовал и признавал это, но он в то же время ссылался на то, что они являются народом Бога.
Бог все больше и больше раскрывает сердце Моисею, представляет перед ним значительные явления, предлагает истребить народ или сделать из него великую нацию. На это Моисей говорит, что пусть скорее он потеряет все, чем они будут потеряны. Таков был ответ благодати на благодать, которая пребывала в сердце Бога по отношению к своему народу. Соответственно, когда Бог дал закон во второй раз, то он был дан не как прежде; но Бог провозгласил свое имя как единственно многомилостивый и истинный, хотя в то же время Он показал, что Он никоим образом не очистит виновных. Иными словами, в первом случае это был исключительно закон, праведность, закончившиеся золотым тельцом, то есть исключительной неправедностью со стороны народа. И они должны были быть погублены, но на мольбы Моисея Бог вводит смешанную систему: частично закон и частично благодать.
Это и берет здесь Даниил за основу. Он умоляет, чтобы Бог произнес свое имя как многомилостивый и истинный, хотя они и нарушили закон. Он верует в это. Он не обращается к обетованиям, сделанным Аврааму; на основе этого восстановление было бы полным и окончательным, в то время как оно не было таковым. И попробуйте отыскать человека, который частично опирается на то, что Христос сделал для него, а частично на то, что он сам делает для Христа, - разве вы найдете такого блаженного человека? Никогда. Но именно на этой точке зрения стояли израильтяне. И поэтому Даниил не выходит за рамки этого. Христос еще не пришел. Но, с другой стороны, когда придет Христос, то это произойдет не на основе того, что Бог сказал Моисею, а на основе обетований, сделанных отцам (взгляните, например, на молитву Захарии (Лук. 1) или ангелов (Лук. 2)). До определенного момента, установленного Богом, Захария был нем - символ состояния Израиля. И теперь, когда накануне пришествия Христа был назван предвестник, его уста открылись.
Но прежде чем мы приступим к более полному рассмотрению пророчества о семидесяти седминах, насколько позволит нам Господь, я хотел бы обратить ваше внимание на следующее: “И когда я еще говорил и молился, и исповедывал грехи мои и грехи народа моего, Израиля [заметьте, что все его помыслы направлены лишь на Израиль и Иерусалим], и повергал мольбу мою пред Господом Богом моим о святой горе Бога моего; когда я еще продолжал молитву, муж Гавриил, которого я видел прежде в видении, быстро прилетев, коснулся меня около времени вечерней жертвы”. И затем, в стихе 24, начинается само пророчество. Оно относится к народу Даниила - “для народа твоего”. Оно повествует об особом периоде, который установлен в связи с полным избавлением Израиля: “Семьдесят седмин определены для народа твоего и святаго города твоего [каждый должен видеть, что здесь имеются в виду иудеи и Иерусалим], чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония, и чтобы приведена была правда вечная, и запечатаны были видение и пророк, и помазан был Святый святых”. От начала и до конца это был период, установленный по замыслу Бога и раскрытый Даниилу, касающийся будущей судьбы города и народа Бога на земле. Но на это сразу удивляются и спрашивают: “Разве мы не имеем дело с “заглаживанием беззаконий” и “правдой вечной”?” Но я спрашиваю: “А о ком идет речь в этом стихе?” Вы найдете и другие писания, которые раскрывают нашу заинтересованность в устранении греха и в праведности, какой мы соделаны во Христе. Но, читая Слово Бога, мы должны придерживаться золотого правила - никогда не подстраивать Писание под самих себе или других. Когда человек обращен, но еще не обрел мира, и если он понимает что-то в “запечатании греха”, то он тотчас же относит это на свой счет. Испытывая нужду, он, подобно тонущему человеку, хватается и за то, что не может вынести его вес, то есть о нем здесь, по меньшей мере, ничего не говорится. Если он направляет свое внимание на проявление благодати Бога к нам, жалким грешникам из язычников, то вместо потери он обретет многое; в этом случае Писание будет настолько ясным, чтобы удовлетворить его нужду, и он не будет чувствовать немощи, страха или неуверенности, подвергнувшись нападкам сатаны. В то время как если он возьмет отрывки, относящиеся к иудеям, то сатана поколеблет его уверенность; и тогда он вынужден будет сказать: “Это не следует понимать буквально и вовсе не касается меня”. “Семьдесят седмин определены для народа твоего и святаго города твоего”. Но я к ним не принадлежу. В этом заключается важность понимания Писания и восприятия того, о чем говорит Бог. Если бы это было порождено в умах, то не имела бы места большая часть споров, возникших по поводу этого отрывка. Люди, не задумываясь, стремятся представить себя как язычников или христиан, тогда как отношение пророка, обстоятельства народа и слова самого пророчества исключают все подобные мысли, за исключением того, что касается иудеев и их города. Мы должны обратиться к каким-то другим отрывкам, относящимся к язычникам. Позвольте мне, кстати, заметить, что запечатление для этого города и народа основывается точно на том же, что и для нас. Так, апостол Иоанн говорит нам, что Иисус умер “не только за народ, но чтобы и рассеянных чад Божиих собрать воедино” (Иоан. 11, 52). Таким образом, в смерти Христа я нахожу две различные цели. А пророчество указывает лишь на одну. Он умер за этот народ - за иудейский народ. Но Он той же самой смертью способствовал не только спасению, которое Бог приготовил для нас, но также и тому, чтобы “рассеянных чад Божиих собрать воедино”.
Таким образом, если мы возьмем Библию, какая она есть, не пытаясь отыскать о себе слова то здесь, то там, то мы глубоко, полно и прежде всего ясно и непоколебимо овладеем благословением, и мы никогда не почувствуем, что мы завладели собственностью другого народа и посягнули на владение, которое может быть оспорено, но то, что мы имеем, щедро и несомненно дано нам Богом. Такого никогда не произойдет, если я приму на свой счет пророчества об Израиле и предъявлю права на их благословение; пророчества не являются ни благословением для грешника, ни откровением истины о собрании.
Итак, в этом и заключается подлинное значение завершающих эту главу стихов. За первым общим изложением следует подробное описание этих седмин: “Семьдесят седмин определены для народа твоего и святаго города твоего, чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония, и чтобы приведена была правда вечная, и запечатаны были видение и пророк, и помазан был Святый святых”. После определения времени отсчета в стихе 25 начинается первое описание особенностей: “Итак знай и разумей: с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до Христа Владыки семь седмин и шестьдесят две седмины”. В книге Ездры мы узнаем о повелении царя Артаксеркса, известного в светской истории как Артаксеркс Лонгиманский, одного из монархов Персидской империи. Первое повеление было дано Ездре, книжнику, “в седьмой год царя Артаксеркса”. В двадцатый год правления того же царя другое повеление было дано Неемии. И сейчас для нас важно определить, на какое из этих двух повелений ссылается Даниил. Первое из них упоминается в Ездр. 7, а второе - в Неем. 2. И лишь внимательное изучение того и другого позволит выяснить, какое из них имеется в виду здесь. Многие выдающиеся люди, по моему мнению, толковали это неправильно. Но лишь Писание может разрешить вопросы, которые возникают при чтении Писания. Непонятные места всегда ведут к замешательству. Заметьте также, что это повеление представляет собой не просто общие указания иудеям, как повеления Кира, а является особым повелением о восстановлении их государственного устройства. И в чем заключается различие между двумя повелениями во время правления Артаксеркса? Повеление Ездре в основном касалось восстановления храма, а повеление Неемии - города. Какое из них имеется в виду здесь? “Итак знай и разумей: с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима”. Конечно же, здесь имеется в виду город, и если это так, то нам остается выяснить, какое из двух повелений касалось города. Нет никаких сомнений в том, что это было второе повеление, данное Неемии в двадцатый год правления Артаксеркса, а не повеление Ездре в седьмой год правления. И сравнение с книгой Неемия подтверждает это.
Мысль о том, что семьдесят седмин должны закончиться с пришествием Мессии, приводит некоторых людей к предположению о том, что здесь имеется в виду первое повеление. Но ведь этого не сказано. Стих 24 сообщает нам не только о пришествии Мессии. “Семьдесят седмин определены, чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония”. Здесь, по крайней мере, речь идет о его деянии. Как нам известно, подразумеваются его страдания и смерть. И, более того, “чтобы приведена была правда вечная, и запечатаны были видение и пророк, и помазан был Святый святых”, под которым всякий оставшийся израильтянин понимал бы святилище Бога. Совершенно ясно, что все это происходило не тогда, когда пришел Мессия, и не тогда, когда Он умер. Хотя основа благословения и была заложена его кровью, но ее внесение еще не состоялось для Израиля, а эти семьдесят седмин предполагают, что тогда Израиль будет полностью благословлен. Это показывает нам чрезвычайную важность внимательного прочтения самого пророчества, принятия во внимание не только фактов, но и того истолкования, которое пророчество дает этим событиям. “С того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до Христа Владыки [без определения времени - не семь седмин, а] семь седмин и шестьдесят две седмины”, то есть шестьдесят девять седмин. И отсюда я сразу узнаю, что по причине, не объясненной в начале пророчества, шестьдесят девять седмин из семидесяти отделены от последней. Цепь разорвана: одна седмина отделена от остальных. Говорят о том, что от повеления восстановить и отстроить Иерусалим (которое является отправным пунктом или моментом, с которого мы начинаем отсчет семидесяти седмин) должно пройти семь седмин и шестьдесят две седмины: отдельные промежутки времени, в общей сложности составляющие, однако, шестьдесят девять седмин до Мессии, Христа Владыки. Здесь, по-видимому, мы имеем дело с очень знаменательным фактом. Но мы можем спросить: “Почему семь седмин отделены от шестидесяти двух?” Последующие слова объясняют нам это: “И обстроятся улицы и стены, но в трудные времена”. Семь седмин, я полагаю, должны быть посвящены восстановлению Иерусалима. И в течение семи седмин, или сорока девяти лет (ибо, я надеюсь, что ни один читатель не станет сомневаться в том, что седмина означает семь лет) с момента отсчета, начатое строительство должно быть закончено. Улицы и стены будут строиться даже в трудные времена. И мы находим описание этих трудных и бедственных времен в книге Неемии, раскрывающего нам самые последние события, которые включает в себя ветхозаветная история. И по истечении не только семи седмин, но и шестидесяти двух седмин “предан будет смерти Христос”.
Прежде чем продолжить, я хотел бы заметить, что допущено несколько небольших неточностей. В английском переводе во фразе “по истечении шестидесяти двух седмин” употреблен определенный артикль {Прим. ред. : который служит в данном случае для конкретизации , т. е. “по истечении именно этих шестидесяти двух седмин”}. “И по истечении шестидесяти двух седмин [то есть в добавлении к семи седминам, затраченным на строительство Иерусалима] предан будет смерти Христос”. Никто не может сомневаться в подлинном смысле последнего выражения: “И не будет”. Замечания на полях {Прим. ред.: т.е. замечания, которые имеются на полях английской авторизованной Библии} являются более правильными и передают именно такой смысл: Мессия, вместо того, чтобы быть принятым своим народом и принести благословение, обещанное по истечении семидесяти седмин, после шестидесяти девяти седмин должен будет предан смерти и не будет иметь ничего. Эти слова подразумевают полное отвержение Мессии своим народом. И здесь показаны последствия этого. Дается ключ к пониманию, объясняющий возникшую вначале трудность - почему шестьдесят девять седмин отделены от семидесятой. Смерть Христа разорвала цепочку и разрушила отношения народа Израиля с Богом. Иными словами, когда Израиль отверг своего Мессию, то последняя седмина на некоторое время отдалилась. Эта седмина завершится полным благословением, а Израиль отвергается из-за своих грехов против своего Мессии. Именно поэтому мы далее читаем: “А город и святилище разрушены будут народом вождя, который придет, и конец его будет как от наводнения, и до конца войны будут опустошения”. До этого он сказал, что семьдесят седмин определены, чтобы положить конец грехам, ввести вечную правду и т. д., то есть по окончании этого определенного времени должно быть принесено полное благословение. А теперь мы находим, что задолго до наступления благословения, они предали Мессию смерти. У него нет ничего, и вследствие этого не благословляются ни город, ни святилище, но, напротив, “город и святилище разрушены будут народом вождя”. Для иудейского народа не будет ничего, кроме войн и опустошений. Прерывание семидесяти седмин состоится после смерти Христа, и происшедшие вследствие этого события вообще не являются осуществлением того ряда событий. Никто не станет отрицать того, что довольно длительный промежуток времени пролегает между смертью Христа и взятием Иерусалима. До Христа прошло шестьдесят девять седмин, а затем состоялись события, явственно раскрытые пророчеством, однако, как здесь ясно показано, они происходят по прошествии шестидесяти девяти седмин, но до семидесятой седмины. Мы узнаем о другом народе, принадлежащем вождю, но совершенно отличному от уже отвергнувшего Мессию, и этот народ придет, разрушит город и святилище. Пришли именно римляне, несмотря на ужасную уловку Каиафы - нет, из-за нее. Они пришли и разрушили город и святилище. Таким образом, это и стало осуществлением данного пророчества. Мессия был предан смерти, и римляне, которых иудеи так желали умилостивить, разбросали их по лицу земли, и на том месте, вплоть до сегодняшнего дня, нет ничего, кроме страданий. С тех пор Иерусалим пожирается язычниками, пока не закончатся времена язычников. И этот период времени все еще продолжается. Начиная с тех дней Иерусалим лишь сменял одного властителя за другим. И в наши дни мы наблюдаем за войной, развязанной из-за этого города и святилища, и никто не может сказать, как скоро произойдут какие-либо перемены. Цели той войны были в чем-то достигнуты и исчерпаны. Но все еще присутствуют те же моменты борьбы и смятений. Это по-прежнему остается переменным вопросом. Израиль вскоре докажет это язычникам так же, как это случилось с Ионой на корабле. Для них не будет никакого покоя - не будет ничего, кроме бурь, если они вмешаются в жизнь народа, с которым Бог имеет спор. Иудейский народ пребывает в жалком состоянии: они страдают от последствий своего греха. Но тем язычникам, которые дотрагиваются до города и святилища, предназначенных Богом к очищению, грозит опасность. Если мы еще и не подведены ко времени благословения, то мы должны быть благодарны, что еще не началась семидесятая седмина. С наступлением этой седмины наступит полное благословение для Израиля и Иерусалима. Но такое благословение еще не осуществилось, и поэтому мы можем быть полностью уверены в том, что еще не состоялась последняя из семидесяти седмин. Само пророчество должно подготовить нас к этому. До завершения шестидесяти девяти седмин имеет место упорядоченная цепь событий, а затем наступает большой перерыв. Смерть Христа разрушила узы связи между Богом и его народом, и теперь между ними нет живой связи. Они предали смерти своего Мессию и с тех пор на некоторое время перестали быть народом Бога. И на них обрушился поток бед. “Царь разгневался, и, послав войска свои, истребил убийц оных и сжег город их”. Последняя часть рассматриваемого стиха показывает нам непрерывное опустошение, постигшее их город и род, и это является следствием распятия Христа: и никто не может утверждать, что нечто подобное произошло в течение семи лет после распятия; между шестьдесят девятой и семидесятой седминами непременно должен быть оставлен промежуток времени большей или меньшей продолжительности.
Обратите внимание на точность Писания. Здесь сказано, что “город и святилище разрушены будут” не пришедшим вождем, а его народом. Владыка Мессия уже пришел и был предан смерти. И сейчас мы слышим о другом, будущем римском вожде, ибо всем известно, что именно римляне пришли и завоевали страну и иудейский народ. Сказано просто, что “разрушены будут народом вождя, который придет”, указывая на то, что народ должен будет прийти прежде какого-то вождя, который появится в будущем. Я считаю, что это очень важно. Несомненно, был вождь, поднявший римский народ на завоевание Иерусалима, но здесь имеется в виду не Тит. Если народ пришел первым, а подразумеваемый здесь вождь должен был прийти вслед за народом в какую-то будущую эпоху, то нет ничего более понятного. “И конец его будет как от наводнения, и до конца войны будут опустошения”. Будет долгий период вражды и опустошения. И это произойдет именно там, где сейчас находится Израиль. Они были отвращены от этого города и святилища, чего не происходило никогда прежде. И совершенно верно, что они обрели для себя устойчивое положение во многих странах на земле; их влияние распространяется на каждый дом и правительство в мире, но в своей собственной стране и городе они никогда не обладали даже самой незначительной властью - из всех людей они являются самыми преследуемыми. И эти опустошения все еще продолжаются.
В стихе 27 описана заключительная сцена: “И утвердит завет для многих одна седмина” {Прим. ред.: в английской Библии это фраза звучит так: “И он утвердит завет с многими на одну седмину”}. Сказано не о конкретном завете. Это ввело в заблуждение многих. Это, скорее, завет вообще. Если же прочитать это как “утверждение данного завета”, то читатель тотчас же подумает, будто “вождь” означает Мессию и то, что Он намеревается утвердить свой завет. Но в стихе сказано: “И утвердит завет для многих одна седмина” {Прим. ред.: в английской Библии это фраза звучит так: “И он утвердит завет с многими на одну седмину”}. Несомненно, Мессия внес кровь нового завета, но это ли имеется здесь в виду? Это предполагает опустошения, продолжающиеся все это время, после чего наступит конец века, который произойдет в семидесятую седмину. Смерть Мессии произошла уже давно, а разрушение Иерусалима - через тридцать-сорок лет после этого. И затем начался длительный период опустошений и войн в связи с Иерусалимом. И после всего этого у нас будет завет, о котором здесь говорится, так что нам необходимо внимательно изучить этот стих, чтобы увидеть, кто утвердит этот завет. Упоминаются два человека. В стихе 25 - Христос Владыка, но Он был предан смерти. В стихе 26 сказано: “Разрушены будут народом вождя, который придет”. А стих 27 указывает на будущего римского вождя. Именно он утвердит завет для многих или, скорее всего, “с многими”, то есть с большинством. Остаток верующих не будет принимать в этом участия. Заметьте также, что здесь впервые появляется упоминание о семидесятой седмине: “И утвердит завет для многих одна седмина”. И в ответ на предположение о том, что здесь имеется в виду Христос, я могу спросить: “Какой же тогда в этом смысл?” Одна седмина не может означить ничего иного, кроме периода в семь лет. Разве когда-либо утверждался завет на семь лет? В подобной идее нет никакого смысла. Разве не ясно, что мысль о толковании этого завета как завета Христа делает его совершенно нелепым. Завет Христа является вечным заветом, а этот был утвержден лишь на семь лет. Где и как Христос утверждал завет на семь лет? “И утвердит завет для многих одна седмина, а в половине седмины прекратится жертва и приношение”. Я уверен, что это связывают со смертью Христа. Но смерть Христа состоялась задолго до того, как началась семидесятая седмина, и все опустошения Израиля наступили после этого. И, следовательно, пришел другой вождь, утвердивший завет на семь лет. Он, а не Христос, утверждает его с ними на семь лет. Но в середине срока он положит конец их поклонению. В то время у них вновь возобновляются жертвоприношения, а он способствует прекращению этого.
Но не даны ли нам другие источники для пояснения этого места? Только ли здесь мы читаем о завете и о неожиданном прекращении иудейских обрядов и ритуалов каким-то неизвестным вождем? Что касается завета, то, обратившись к книге пророка Исаии, главе 28, в 15-ом стихе читаем: “Так как вы говорите: мы заключили союз со смертью и с преисподнею сделали договор: когда всепоражающий бич будет проходить, он не дойдет до нас”. А в стихе 18 сказано: “И союз ваш со смертью рушится, и договор ваш с преисподнею не устоит. Когда пойдет всепоражающий бич, вы будете попраны”. У меня нет сомнений в том, что здесь имеется в виду именно этот завет. И смысл этого подтверждается и другим фактом: вследствие этого римский правитель заключил чудовищный завет с иудейским народом, а затем были прекращены их жертвы и введено идолопоклонство или, как сказано в Писании, - “мерзость запустения”. Он прекратит иудейские ритуалы и установит идола, и там будут поклоняться ему самому. И когда открытое идолопоклонство будет связано со святилищем, Бог пошлет на них бич. Они надеялись избежать этого, заключив завет с вождем; они, как сказано в книге пророка Исаии, наивно полагали, что таким образом спасутся от всепоражающего бича. Последний станет великим главой восточных держав мира, выступив против западных государств. Большинство иудеев заключает завет с великим вождем запада, который будет их другом только на словах. И по прошествии половины срока этот же человек введет идолопоклонство и заставит их принять его. И затем для Израиля наступит окончательная гибель. Прекращение иудейских обрядов подтверждается не только в этом писании. В книге пророка Даниила (гл. 7) небольшой рог символизирует императора западного государства, или “вождя, который придет”. О нем сказано, что он “против Всевышнего будет произносить слова и угнетать святых Всевышнего; даже возмечтает отменить у них праздничные времена и закон, и они преданы будут в руку его до времени и времен и полувремени”. Заметьте, утверждение аналогично тому, что мы имеем здесь. Но что подразумевается под выражением: “времени и времен и полувремени”? Конечно же, три с половиной года. А что же означают эти половина седмины? Этот же промежуток времени. По истечении половины срока, на который был заключен завет, он прекратит их поклонение и все их иудейские обряды возьмет в свои руки. Он также не позволит им соблюдать свои праздники. “И они преданы будут в руки его”, то есть их праздничные времена и законы. Бог не признает иудейского поклонения, и поэтому Он не защитит их в щий бич, вы будете попраны”. У меня нет сомнений в том, что здесь имеется в виду именно этот завет. И смысл этого подтверждается и другим фактом: вследствие этого римский правитель заключил чудовищный завет с иудейским народом, а затем были прекращены их жертвы и введено идолопоклонство или, как сказано в Писании, - “мерзость запустения”. Он прекратит иудейские ритуалы и установит идола, и там будут поклоняться ему самому. И когда открытое идолопоклонство будет связано со святилищем, Бог пошлет на них бич. Они надеялись избежать этого, заключив завет с вождем; они, как сказано в книге пророка Исаии, наивно полагали, что таким образом спасутся от всепоражающего бича. Последний станет великим главой восточных держав мира, выступив против западных государств. Большинство иудеев заключает завет с великим вождем запада, который будет их другом только на словах. И по прошествии половины срока этот же человек введет идолопоклонство и заставит их принять его. И затем для Израиля наступит окончательная гибель. Прекращение иудейских обрядов подтверждается не только в этом писании. В книге пророка Даниила (гл. 7) небольшой рог символизирует императора западного государства, или “вождя, который придет”. О нем сказано, что он “против Всевышнего будет произносить слова и угнетать святых Всевышнего; даже возмечтает отменить у них праздничные времена и закон, и они преданы будут в руку его до времени и времен и полувремени”. Заметьте, утверждение аналогично тому, что мы имеем здесь. Но что подразумевается под выражением: “времени и времен и полувремени”? Конечно же, три с половиной года. А что же означают эти половина седмины? Этот же промежуток времени. По истечении половины срока, на который был заключен завет, он прекратит их поклонение и все их иудейские обряды возьмет в свои руки. Он также не позволит им соблюдать свои праздники. “И они преданы будут в руки его”, то есть их праздничные времена и законы. Бог не признает иудейского поклонения, и поэтому Он не защитит их вэтом. Он позволит поступить этому человеку по своему усмотрению, и тот, заключив с Израилем завет, нарушит его и введет идолопоклонство. “А в половине седмины прекратится жертва и приношение”. Но я должен обратиться к другому, более верному переводу последующих слов. Английские переводчики весьма сомневались в их подлинном значении. Есть несколько вариантов перевода, но дословно это выглядит так: “ И из-за защиты мерзостей будет опустошитель” {Прим. ред. : в русском переводе Библии - “и на крыле святилища будет мерзость запустения”}. То есть из-за принятия идолов под свою защиту наступит опустошение, а именно всепоражающий бич, или Ассур. “Вождь, который придет” не опустошит Иерусалим. В то время он утвердит завет с ними, но, хотя и нарушив свой завет, он по-прежнему будет их вождем и покровителем, имеющим своего фаворита, лжепророка, который будет занимать там место главного архисвященника тех дней, и с помощью этого лжепророка он будет осуществлять поклонение своему истукану в храме Бога. И вследствие этого совершит нападение северный царь, опустошитель. Таким образом, у праведных иудеев появятся два врага. Опустошитель, или Ассур, является врагом извне. Враг изнутри есть антихрист, или их своевольный царь, который развращает их связью с римским вождем. Иначе говоря, подлинный смысл этого заключается в следующем: “И из-за защиты мерзостей будет опустошитель до тех пор, пока законченность и то, что определено, не будут излиты на опустошаемое”. Под опустошаемым подразумевается Иерусалим. И вся гибель, или то, что предопределил им Бог, постигнет их. “Не прейдет род сей, как все это будет”. Они будут последними представителями удела Израиля, отвергшего Христа. И все суды Бога постигнут их по его воле. Они будут исторгнуты и все же останутся святым семенем, верующим остатком, который Бог соделает главным центром благословения для всего мира в царствование Господа Иисуса.

Даниил 10

Вполне очевидно, что главы 10, 11 и 12 составляют единую тему и раскрывают нам те обстоятельства, в которых Даниил получил это последнее и в некоторых отношениях самое знаменательное свое пророчество. Ибо на протяжении всего божественного Писания не было такого обстоятельного и подробного описания исторических событий, начиная с Персидской монархии, при которой Даниил получил это видение, и до тех времен, когда государства всего мира вынуждены будут склониться перед именем Господа. Но это не значит, что пророчество непрерывно повествует о событиях со времен Персидской империи вплоть до царствования Христа; это не соответствовало бы остальной части Слова Бога. Но нам дано, прежде всего, лаконичное и в то же время ясное описание событий, пока мы не доходим до примечательной личности, которая была прообразом великого, пресловутого правителя государства, противостоявшего народу Бога до нынешнего века. Подводя нас к этому, пророчество прерывается и затем перескакивает через определенный промежуток времени, возвещая о “последних временах”, так что мы можем понять, как образовался этот разрыв. Пока же я должен лишь определить, где начинается этот перерыв. В следующий раз я надеюсь по воле Господа возвратиться к рассмотрению кризиса в конце, описание которого начинается в гл. 11, 36. Мы определим, что это не относится к какому-то определенному злу; в конце главы мы узнаем о борьбе правителей тех дней в и вокруг святой земли. А глава 12 показывает нам отношения Бога со своим народом, пока они и сам Даниил обретут свой удел в конце дней: и это последнее, так сказать, благословение народа Бога или, по крайней мере, остатка верующих будет главной целью в конце.
“В третий год Кира, царя Персидского, было откровение Даниилу, который назывался именем Валтасара”. Даниил, как мы видим, не воспользовался повелением Кира, данным два года назад, о том, что израильтяне отпускаются на свободу, чтобы возвратиться в свою страну, в соответствии с пророчеством. Он все еще остается в плену. И, более того, Дух Бога обращает внимание на состояние души пророка. Он не наслаждался в чужой стране, но пребывал в сетованиях и посте, и это при том, что он, конечно же, мог иметь все, что ему угодно. Как сказано, он не ел вкусных яств, “мясо и вино не входило в уста мои, и мастями я не умащал себя до исполнения трех седмиц дней”. И, очевидно, совсем не напрасно Дух Бога показал нам Даниила не только до того, как вышло повеление Кира, но и после этого в подобном положении пред Богом. И все мы понимаем, что когда для немногочисленного остатка наступило время покинуть Вавилон, чтобы возвратиться в землю своих отцов, то он истязал свою душу пред Богом и созерцал грех, который послужил причиной такого ужасного наказания народа, хотя даже тогда он делал совершенно противоположное тому, что делала бы плоть в подобных обстоятельствах. Ибо когда пользуются какой-то внешней благосклонностью, то наступает время, когда человек естественным образом склонен дать волю своим чувствам. А в Данииле мы видим нечто совершенно противоположное. Он исповедовался, и исповедовался не только в грехах Израиля, но и в собственных грехах. Все предстояло перед ним. Никто, кроме святого человека, не мог бы иметь такого осознания греха. И та же сила Святого Духа, которая дает подлинное самоуважение, дает и способность в любви воспринять прискорбное и униженное состояние народа Бога. По-видимому, подобные мысли и наполняли душу Даниила, когда из пророчества Иеремии он узнал, что избавление для Израиля было уже близко. Не было никакого ликования над поверженным врагом, никаких победных криков из-за того, что народ должен был уйти на свободу, хотя сам Кир считал это высокой честью, что Бог сделал его орудием и того и другого. Возможно, человек Бога и размышлял много над тем, что совершил грех, поскольку Бог не мог даже говорить об Израиле как о своем народе, и вера в Данииле еще настойчивее приводила его к мольбам о том, чтобы они были народом Бога.
И этот указ, как и ожидалось, был издан. Император Персии открыл двери для пленников, надеявшихся покинуть Вавилон; и те, кто хотел, возвратились в свою страну. Но Даниила не было среди них. Вместо предвкушения ясных видений непосредственной славы, он все еще пребывал - и даже более, чем прежде, - в смирении пред Богом. А когда закончился период этого длительного поста, то мы увидели связь видимого мира с миром невидимым. И не только была приподнята завеса над будущим, ибо все пророчество делает это, но данное здесь описание видения любопытным образом раскрывает нам то, что находится вокруг нас, но не видимо. И Даниилу было позволено услышать об этом, чтобы мы могли узнать об этом и также могли осознать для себя, что, помимо видимых, есть еще и невидимые вещи, которые гораздо важнее видимых.
Если на земле происходят конфликты, то они имеют своей причиной борьбу свыше - ангелы сражаются со злыми силами, орудиями сатаны, который постоянно стремится помешать исполнению замыслов Бога относительно земли. И здесь это проявляется чрезвычайно отчетливо. Мы знаем, что ангелы имеют дело со святыми Бога, но, возможно, мы не так ясно представляем себе, что они также имеют отношение к внешним событиям, происходящим в мире. Свет Бога так освещает этот предмет, что мы способны понять, что нет ни одного изменения в мире, которое не было бы связано с провидением Бога. А ангелы являются орудиями исполнения его воли: они специально предназначены для того, чтобы доставлять ему наслаждение. С другой стороны, есть те, кто постоянно препятствует Богу: не находится недостатка в злых ангелах. Те, кто не осознает этого, конечно же, что-то теряют, потому что это при дает нам более глубокое понимание необходимости искать в Боге источник своей силы. Если бы это было лишь отношением между людьми, то мы могли бы понять, что один человек в осознании свой силы, мудрости или каких-либо других качеств, мог бы не бояться другого. Но если оказывается, что нам приходится сражаться с силами, значительно превосходящими нас по разуму и мощи (ибо, как сказано, ангелы превосходят человека по силе), то мы полагаемся на поддержку того, кто могущественнее всех наших противников. И вера в то, что, таким образом, можно рассчитывать на Бога, является убежищем от страхов из-за всего, что происходит в мире. Ибо хотя и существуют злые духи и люди являются лишь фигурами, передвигаемыми ими в игре жизни, однако существует высшая рука и разум, которые за кулисами способствуют передвижениям и которые неизвестны действующим лицам. И это придает более глубокий характер нашим мыслям обо всем, что происходит на земле.
Помимо этих ангелов, появился еще “один муж, облеченный в льняную одежду, и чресла его опоясаны золотом из Уфаза”. Тот, кто великолепно описан в стихе 6 и кого видел только один Даниил, по-видимому, не является всего лишь ангелом. Хотя в некоторых его чертах и проявлялась слава ангелов, но я убежден, что это тот, кто часто появляется в истории как Ветхого, так и Нового Заветов - сам Господь славы. Здесь Он явился, как человек - единственный, кто испытывает глубочайшее сочувствие к своему слуге на земле. Все остальные бежали, чтобы скрыться, а Даниил остался, несмотря на то, что в нем не осталось никакой силы, и выражение его лица чрезвычайно изменилось. Даже возлюбленный человек и верный святой Бога должен признать, что вся его прежняя мудрость была тщетна, а он был уже весьма пожилым человеком и был исключительно верен Богу. В то самое время он был единственным, кто лучше других осознавал подлинное состояние Израиля. Ибо он прекрасно видел, что должно пройти достаточно много времени, прежде чем придет Мессия, а явившийся ангел провозгласил, что Мессия будет предан смерти и не будет ничего иметь. Поэтому не удивительно, что Даниил так сетовал. Другие, возможно, и исполнились бы светлых надежд, что вскоре должен прийти Мессия и возвысить их как народ в мире. Но Даниил пребывал в сетовании и посте. И теперь перед ним проходит это видение: этот благословенный человек явил себя ему. И несмотря на всю любовь, находящуюся в нем, несмотря на познание им путей Бога и благодать, которая была излита на него в предыдущих видениях, Даниил тотчас же осознал свою полную немощь. Вся его сила рассыпалась в прах перед славой Господа. И это является для нас отнюдь немаловажным поучением. Как бы ни была велика ценность того, что святой познал, одно лишь прошлое не дает нам возможности понять новый урок Бога. Для этого необходим сам Бог, а не только то, что мы уже узнали до этого. Я полагаю, что это наиболее важная и полезная истина. Мы все знаем, что люди склонны откладывать про запас на будущее. Я не отрицаю ценности духовного познания различными способами - в помощи другим, в приобретении для себя правильного и святого представления о происходящих вокруг нас событиях. Но там, где Господь раскрывает что-то до того неизвестное, - там даже Даниил, несмотря на все, что он знал прежде, оказался совершенно бессилен. Он был чрезвычайно сокрушен этим последним видением и осознал более чем когда-либо абсолютную ничтожность всего, что было в нем. Он обратился к Богу с просьбой о силе, чтобы подняться постигнуть то, что Господь намеревался раскрыть ему. То же самое произошло и с апостолом Иоанном, когда тот припал к груди Спасителя, который был еще на земле, и больше всех учеников постиг его замыслы. Допустим, что Спаситель предстал перед ним в своей славе, чтобы раскрыть ему свой замысел о будущем, и чем же был даже апостол Иоанн? Господь возложил свою руку на него, повелевая ему не бояться. И Он ободрил его тем, что Он был живой, который умер, но ожил вновь и имел ключи смерти и ада. Поэтому тот должен был слушать, полностью доверяя ему, потому что это был сам Христос. И не было такой силы, которая бы устояла пред ним.
Даниил по мере своих сил постигает здесь это. Смерть и плоть всегда должны осознаваться прежде, чем наступит наслаждение жизнью Бога. И это действительно чрезвычайно важно. Благодать, приносящая спасение, не требует того, чтобы сначала была познана смерть, а затем жизнь. Жизнь во Христе приходит ко мне, грешнику, и эта жизнь выявляет смерть, в которой я пребываю. Если я должен осознать свою смерть, чтобы эта жизнь пришла ко мне, то это явно поставило бы человека на его надлежащее место как приготовление к его благословению от Бога. Но это не благодать. “О том, что было от начала... что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни ”. Иными словами, речь идет о личности самого Христа, который приходит и дает нам благословение. И после этого душа узнает, что “Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы”. Она узнает, что если мы заявляем, что у нас есть свет - общение с тем, кто есть свет, - и все же ходим во тьме, то мы лжем и поступаем не по истине. За всем действительным постижением того, что есть Бог, а что есть мы, следует явление нам жизни в личности Христа. Если говорят о таком порядке по отношению к грешнику, то это исключительно благодать, дающая жизнь в другом, а если о том порядке, в каком это происходит в верующем, то это не так. Верующий, получив уже жизнь, должен умертвить все, что свойственно ему лишь по природе, чтобы эта жизнь проявилась и укрепилась. Это очень важно для святого, как и первое - для грешника. Человек по своему естеству не верит, что он мертв, но он трудится для того, чтобы обрести жизнь. Он желает жизни, но у него ее нет. Лишь другой в совершенной благодати приносит и дает ему жизнь, видя в нем лишь зло, но приходя только с добром и давая ее в любви. Это и есть Христос. Но в случае с верующим, который уже обрел в нем жизнь, должно быть осуждение зла, чтобы эта новая, божественная жизнь развивалась и возрастала. Так что если для одного это есть жизнь, выявляющая смерть, ищущая человека в смерти и спасающая его от нее, то для другого она является действительным преданием смерти всего, что естественным образом существовало в нем. Все это должно иметь приговор смерти, вынесенный этому, чтобы жизнь не встречала препятствий в своем возрастании и проявлении.
Даниил воспринимал это как практический способ постижения чудес, которые намеревался представить перед ним Дух Бога и соответствующим свидетелем которых он был. Поскольку какой бы ни была благодать, в которой он пребывал, а он был “мужем желаний”, тем не менее смерть должна была быть прочувствована его душой. “Когда он сказал мне эти слова, я встал с трепетом. Но он сказал мне: не бойся, Даниил; с первого дня, как ты расположил сердце твое, чтобы достигнуть разумения и смирить тебя пред Богом твоим, слова твои услышаны, и я пришел бы по словам твоим”. И затем ему было дано сообщение о том, каким образом произошло такое промедление. “Но князь царства Персидского стоял против меня двадцать один день; но вот, Михаил, один из первых князей, пришел помочь мне, и я остался там при царях Персидских”. Мне думается, это говорит уже другое лицо. Не тот первый и прославленный человек, которого видел Даниил, а некто, используемый в качестве слуги, - ангел, который трудился для другого. Последняя глава удостоверяет, что был послан не один человек, и по языку говорящего становится ясно, что он находится в подчиненном положении. Даниил был ободрен знанием того, что с самого первого дня, как он расположил свое сердце, чтобы достигнуть понимания и смирить себя пред Богом, его слова были услышаны. Но он не получил ответа ни в первый день, ни во второй. Пока не минул двадцать один день, до него не дошел ответ, хотя он и был послан Богом в самый первый день. Конечно же, Он мог бы дать его тотчас же. Но что же послужило причиной задержки? Прежде всего то, что иначе не было бы ясного понимания той борьбы, которая всегда ведется между орудиями Бога и приспешниками сатаны. И, кроме того, вера и смирение не дали бы таких совершенных плодов.
Я не забываю о том, что Святой Дух послан на землю, чтобы жить в сердцах верующих неведомым им способом. Ибо, хотя Дух Бога всегда действовал в святых пророках и святых мужах, все же постоянного пребывания Святого Духа не было и не могло быть до тех пор, пока не был прославлен Иисус и совершилось великое дело искупления, благодаря которому Святой Дух был послан на землю с небес, чтобы обрести свое жительство в сердцах верующих, печать благословения, принадлежащую тем, кто во Христе. Так что помимо этой внешней заботы провидения Бога, так великолепно явленной нам здесь, мы имеем эту благословенную, божественную личность, превращающую наши тела в храм Бога. А эти внешние сражения по-прежнему продолжаются. Та же сила, которая помешала Даниилу получить ясный свет на свою молитву, - она же может помешать нам получить ответ на те или иные обстоятельства. Мы всегда должны рассчитывать на немедленный ответ веры, но мы должны ожидать ясного ответа на те или иные обстоятельства, которыми управляет Бог. Даниил ждал, и причина этого выяснена. Из стиха 13 мы узнаем, что, хотя Бог и послал ответ в самый первый день, князь Персидского царства противостоял двадцать один день - ровно столько, сколько Даниил пребывал в сетовании и соблюдал пост пред Богом. “Но вот, Михаил, один из первых князей, пришел помочь мне, и я остался там при царях Персидских”. Вполне понятно, что это говорит ангел. Было бы унизительно для Господа предположение о том, что Он нуждался в помощи одного из своих ангелов. Но здесь упоминается Михаил, который был ему хорошо известен как архангел, особо заботящийся о народе Израиля. Так что, как бы ни пренебрегали люди истиной о посредничестве и заступничестве ангелов, тем не менее Писа ние совершенно ясно показывает это. Католицизм, как нам известно, сделал их предметом поклонения. Но интерес представляет сама истина. И из Слова Бога очевидно, что ангелы используются Богом для исполнения особых функций. Но это не было всего лишь новой истиной. Мы знаем, что об Иудее говорится как об известном предмете раздора между архангелом Михаилом и дьяволом из-за тела Моисея. И здесь вновь проявляется та же самая истина. Это была забота Михаила об иудейском народе. Он знал об их склонности к идолопоклонству и о том, что человека, против которого они восставали в течение его жизни, после его смерти они могут сделать кумиром. И, таким образом, Михаил, как орудие Бога благословения Израиля, сражается с сатаной, так что тело Моисея не было найдено - говорилось, что Бог похоронил его, хотя орудием, которое использовал Он , был Михаил. И здесь нам показан этот интересный луч света, брошенный на земные обстоятельства. Могут господствовать и силы этого мира, но ангелы никогда не отказываются от своих обязанностей. В последней книге Библии вновь появляются дьявол и его ангелы, с одной стороны, и Михаил вместе со святыми ангелами - с другой. И пришествие Христа и дарование Святого Духа не вытесняют это. Напротив, нам известно, что в конце состоится самая великая битва между святыми ангелами и злыми, когда небеса навсегда будут очищены от этих злых сил, которые так долго оскверняли небеса. Это представляет большой интерес как свидетельство великолепного терпения Бога, так как мы знаем, что Он одним словом может низвергнуть дьявола и все его воинство. Но Он не делает этого. Он даже допускает, чтобы сатана осмелился посягнуть на нижние небеса и, более того, пока еще владеть ими. Поэтому его и называют “князем, господствующим в воздухе”, а также в других местах “князем” или “богом мира”. Но мне кажется, только здесь он назван князем. Мы нигде не читаем, что сатана является князем в аду. Это всего лишь излюбленные мечты известных и не очень известных поэтов, но мы никогда не чита ем подобного в Писании. Это свидетельствует о том, что у него нет настоящей власти ни на небесах, ни на земле, но когда он будет сокрушен - сначала в своей незаконной власти на небесах, а затем и в своей земной власти, - то он будет брошен в ад, и вместо того, чтобы быть в аду князем, он будет самым жалким объектом мщения Бога. Однако весьма важным является то, что он сейчас царствует на земле, а люди этого не ощущают. Самое худшая его власть - та, которую он обретает, а не которая была у него прежде. Смерть Христа является основой того, что он в конечном счете потеряет всю свою власть, противостоя Богу во всех его помыслах относительно этого мира. А здесь раскрыта мысль, имеющая для нас большое значение. Если Бог допускает подобное, если Он дозволяет присутствие зла, врага своего Сына даже на небесах, если вместо распятия Христа, которое привело к тому, что Бог лишил сатану всей его власти, мы видим его после проявления им такого долготерпения, то какой же это для нас урок, чтобы не беспокоиться из-за разных обстоятельств! Ни один человек никогда не приходил по этим неизвестным местам, нет никого, кто мог бы рассказать нам о них, кроме Слова Бога, которое раскрывает это перед нами. Конечно же, мы не знаем всего, но мы знаем достаточно, чтобы увидеть, что существует чудовищная власть зла, противостоящая Богу, и что власть Бога всегда неизмеримо могущественнее власти зла. Зло лишь случайно оказалось в этом мире из-за восстания твари против Бога. Под случайностью я подразумеваю то, что временное вмешательство твари было предусмотрено Богом, тогда как в действительности это служило лишь тому, чтобы Бог проявил свои намерения с еще большим великолепием. Замысел Бога заключается в том, чтобы благословить небеса и землю, и это осуществится. Зло будет устранено из мира, а злые люди испытают все страшные последствия отвержения единственного, доброго и благословенного.
И когда вере стала известна неотвратимость всего этого до осуществления помыслов Бога, то нам открылась кар тина невидимой и грозной борьбы. Это подвергает веру испытанию. Даниил должен по-прежнему ожидать, скорбеть, молиться, раскрывать все пред Богом. Мы видим в нем, всегда молящемся, стойкость веры. И разве его вера не была вознаграждена?! Ибо когда пришел ангел, он раскрывает это по приглашению славного, который впервые явился Даниилу. Именно предводитель Персидского царства противостоял ему двадцать один день, но Михаил пришел к нему на помощь.
Я должен также заметить, что в следующем стихе нам дан важный намек на главное в этом пророчестве. Только много прочитавшие люди знают о тех искажениях, которые пришлось пережить этой главе от рассуждений людей, пытающихся истолковать ее. Несомненно, в этой главе был явно представлен папа, и бесстрашный солдат начала девятнадцатого века также упоминается в ней: я имею в виду, несомненно, Наполеона. Короче говоря, что бы ни происходило в мире интересного, люди пытались найти это в книге пророка Даниила, главе 11. Стих 14 главы 10 полностью отвергает все подобные мысли. “А теперь я пришел, - говорит ангел, - возвестить тебе, что будет с народом твоим в последние времена, так как видение относится к отдаленным дням”. И это совершенно ясно. Это представляет собой некоторого рода вступление к пророчеству, дабы показать, что главной мыслью Бога для земли является иудейский народ, а главная цель этого пророчества - то, что постигнет их в последние дни. Нам представлен ряд событий истории, начинающихся почти с тех дней, когда жил Даниил, но сутью являются последние дни. Пророчество может сделать небольшое, хотя и важное заключение, но мы никогда не понимаем всего смысла пророчества, что произойдет только в последние дни, а помыслы и намерения относительно земли всегда сосредоточены на иудеях и их Мессии. Но при этом я не отрицаю, что собрание является гораздо возвышеннее, чем иудейство, а отношения Христа к собранию ближе и глубже, чем его отношение к иудеям. Но вы не теряете связи Христа и собрания, пото му что вы верите в его связь с Израилем. Нет, если вы не верите в это, то вы смешиваете их со своими собственными отношениями к Христу, но и то и другое потеряно, пока не будет определенного знания и полного наслаждения Им. Это происходит из-за того, что Писание не рассматривается как единое целое. Если бы глава 10 рассматривалась как вступление к главе 11, то подобная ошибка не была бы допущена. Но некоторые так много читают Писание, как другие проповедуют его. Некоторые слова вырываются из текста к лекции, которая, возможно, на самом деле и не связана с целью этого отрывка, и, возможно, не связана ни с чем другим в Библии. Вообще говоря, мысли могут быть достаточно верны, но чего нам недостает, так это помощи для понимания Слова Бога как в целом, так и в частности. Если бы вы взяли письмо от друга и прочитали бы из середины одно предложение или какую-то часть, вне связи со всем письмом, то как бы вы смогли понять смысл этого письма? А Писание имеет безгранично большие взаимосвязи, чем что-либо иное, что могло быть написано нам, и поэтому существуют гораздо более веские причины для того, чтобы воспринимать Писание в его целостности, нежели для малозначительных порождений нашего разума. В этом заключается основное затруднение многих людей, достойных уважения, при толковании Писания. Они могут быть людьми веры, но тем не менее даже им трудно преодолеть свои старые привычки. И рассматриваемое нами пророчество показывает важность изложенного мною принципа. Возьмите любые книги об этом пророчестве, не важно, когда, где и кем они написаны, и вы увидите, что главное усилие направлено на то, чтобы поставить свое время в центр. Вот ответ на все. Ни Рим, ни папство, ни Наполеон не являются целью этого пророчества, но то, “что будет с народом твоим [с народом Даниила, с иудеями] в последние времена”.
Далее мы читаем о том, как Даниил в скудости разума выражал свою непригодность для получения таких сообщений. Сначала кто-то, подобный образу сынов чело века, прикоснулся к его устам, и он стал говорить. Он признался в своей немощи, в том, что в нем не осталось никакой силы. Но “тогда снова прикоснулся ко мне тот человеческий облик и укрепил меня и сказал: не бойся, муж желаний! мир тебе; мужайся, мужайся!” Люди, пока они не упрочились в мире, пока их сердца не познают истинного источника силы, не способны извлечь пользу из пророчества. Даниил встал на ноги, уста его открылись, страх прошел прежде, чем Бог раскрыл ему будущее. Его сердце должно было находиться в совершенном мире в силе Господа и перед лицом своего Бога. Беспокойство духа и недостаток устойчивого мира больше, чем думают об этом люди, связаны с небольшими успехами, которые они делают в понимании многих мест в Слове Бога. Недостаточно, чтобы человек имел только жизнь и Духа Бога, но должно быть также сокрушение плоти и простое, мирное успокоение в Господе. Даниил должен был пройти через это, чтобы приготовиться к тому, что он должен узнать, так и мы должны поступать по мере своих сил. Нам необходимо осознавать, что этот мир и сила заключаются в Господе. Если я нахожусь в ужасе от пришествия Господа, потому что я не уверен в том, кем я предстану пред ним, то как же я смогу искренне радоваться тому, что это уже близко? Поэтому в моем духе будет существовать препятствие для ясного понимания помысла Бога относительно этого предмета. Причина этого непонимания заключается не в недостатке образования, но при полном утверждении в благодати - в недостатке осознания того, чем мы являемся в Иисусе Христе. И не имеет значения, как обстоят дела с другими вещами - ничто не восполнит этого прискорбного недостатка. А что касается ученых мужей, занимающихся по-декадентски этими вещами, то это полностью находится вне сферы их компетентности, как если бы лошадь стала судить о механизме часов. “Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия... и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно”. Только книжники этого века вмешиваются в то, что принадлежит другому миру.