Даниил
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Даниил

Оглавление: гл. 1; гл. 2; гл. 3.

Даниил 1

Всякому внимательному читателю должно быть очевидно, что первая глава представляет собой лишь вступление к книге. Эта глава вводит нас в мир, для которого пророчества, толкователем и сосудом коих был Даниил, заключают в себе глубокие символы, значение которых Дух Бога намеревается донести до нас.
Собственно, пророческая часть книги Даниил начинается со второй главы. Затем следует повествование об определенных исторических событиях, которые, как я понимаю, тесно связаны с пророчеством, если не прямо, то образно, что вскрывает духовные принципы и проблемы мирских держав, рассмотрению которых и посвящена эта книга.
Чтобы понять книгу пророка Даниила, необходимо всегда помнить, что пророчества в Ветхом Завете подразделяются на две части. Одни касались народа Бога, Израиля, когда они еще находились под Его управлением, зачастую неверные, но все же подчиняющиеся его порядкам и в определенной степени признающие его. Это характерно для пророчеств Исаии, Иеремии, Иезекииля и многих малых пророков, таких как Осия, Амос и Михей. Израиль все еще признавался народом Бога; если не весь народ, то, по крайней мере, та часть народа, с которой Бог еще имел определенные отношения. Конечно же, я имею в виду колена Иуды и Вениамина, которые относились к роду Давида. Но некоторое время спустя они также совершили грехопадение и наследник Давида возглавил восставших против Бога идолопоклонников. Затем последовало изменение чрезвычайной важности. Престол Бога, установленный в Иерусалиме, удалился с земли. Бог больше не признавал Израиль, не признавал даже иудеев своим народом. И я привлекаю ваше внимание в особенности к этому, потому что зачастую бытует смутное представление о том, что именно в Писании подразумевается под народом Бога. Как христиане, мы считаем народом Бога действительно принадлежащих ему. Но ныне возникает опасность перенесения тех же понятий на Ветхий Завет. А если мы будем внимательно изучать Писание, то обнаружим, что в Ветхом Завете народом Бога назывались только иудеи или Израиль. Народ Бога - это не только лишь некая совокупность избранных, но весь народ, или та часть, которая все еще в определенной мере, хотя и не всегда верно, была привержена царю Бога, и, какими бы они ни были, они признавались народом Бога. Затем наступило время, когда Бог отказался от своего народа. Это предсказывает пророк Осия. Это совершилось тогда, когда Бог отдал последнего иудейского царя халдейским завоевателям. Богу пришлось бы пожертвовать своей собственной святостью, истиной и величием, если бы Он продолжал терпеть иудеев и их поклоняющегося идолам царя.
В истории мира замечательным явлением было то, что, хотя на востоке и существовали государства, имевшие все возрастающее влияние и притязания, до этого никому не было позволено получить несомненное превосходство над всеми соперниками. На западе жили лишь кочевники, а осевшие из них оставались нецивилизованными варварами. На востоке и на юге стремительно поднимались новые государства; одно из них, Египет, собственно говоря, хорошо известно в связи с Израилем. Другое, Ассирия, по своему происхождению было довольно древним государством. И, действительно, мы знаем его название, его стремления еще до того, как мы вообще узнали о Египте. Эти два государства и были двумя соперниками в древнем мире, причем у каждого из них была своя собственная культура. Возможно, она носила грубый характер, однако ни тот, кто верит в Писание, ни тот, кто видел реквием Египта и Ассирии, не может отрицать того, что эта культура обладала варварской роскошью. Да, эти два государства постоянно боролись за власть. Поэтому Бог мог использовать египтян и ассирийцев или другие, менее малочисленные народы, в качестве наказания во благо Израиля; но до тех пор, пока не стало совершенно ясно, что народ Бога оказался недостойным быть его свидетелями и местом его правления на земле, - до тех пор ни один народ на земле не допускался к превосходству. Сначала был уничтожен Ефрем (десять колен), после того как они впали в безнадежное идолопоклонство. Долгое время один монарх сменялся другим, лишь превосходя предыдущего в зле; и на протяжении всего этого времени царили отступление и идолопоклонство. Таким образом, Бог был вынужден изгнать народ, лишь бесчестивший его, из страны, в которой они были взращены. Но пока еще признавались два колена, относившиеся к роду Давида. Но и над ними нависли тучи, и самому последнему царю враг расставил ловушки. Пророчество освещает этот кризис во всей его полноте, ибо пророчество, я думаю, всегда предполагает падение. Оно никогда не появляется в спокойные времена. Но как только начинает угрожать или происходит гибель, то во тьме загорается свет пророчества.
То, что действительно так, мы видим с самого начала. Возьмите, например, откровение в Быт. 3, где сказано,что что семя женщины будет поражать змея в голову. Когда было дано это откровение? Не тогда, когда Адам был безгрешен, а после того, как он и его жена совершили грехопадение. И затем явился Бог, и его слово не только осудило змея, но и приняло форму обетования, чтобы воплотиться в истинном семени. Действительно, это - благодатное раскрытие будущего, на котором покоится надежда. Это было осуждением их подлинного состояния. Оно не позволило верным впадать в отчаяние, но посреди гибели представило им божественную цель, к которой устремились их сердца.
Енох в допотопном мире являлся человеком, о котором прежде всех других было сказано, что он “пророчествовал”, хотя мы и не узнаем об этом до одной из последних книг Нового Завета: “Се, идет Господь со тьмами святых Ангелов Своих - сотворить суд над всеми и обличить всех между ними нечестивых во всех делах, которые произвело их нечестие, и во всех жестоких словах, которые произносили на Него нечестивые грешники” (Иуд. 14;15). И ныне, когда зло, находившееся в зародышном состоянии в Адаме, перешло во всеобщее развращение и насилие, у нас есть вполне определенное пророчество суда над всем миром. Это было вмешательством Бога в свидетельство прежде, чем Он стал действовать в силе. Затем показан Ной, который еще более, чем Енох, открыто соприкасался с этим греховным состоянием. Мне кажется, что пророчество Еноха замечательным образом применено к потопу, хотя, конечно же, оно обращено к великой катастрофе в последние дни. Когда дано пророчество, то зачастую осуществляется его частичное воплощение в то же самое время или в ближайшем будущем. Но мы никогда не должны видеть в прошлом полное осуществление пророчества - это значило бы истолковать пророчество самим собой. В этом и заключается смысл второго послания Петра, гл. 1, 20: “Никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою”. Мы должны включить это в безграничные пределы замыслов Бога, а раскрытие его намерений найдет свое осуществление лишь в самом конце. И все пророчества устремлены именно к тому моменту; только тогда произойдет их великое воплощение.
И вновь давайте обратимся к патриархам, которые вполне определенно названы пророками. “Но Он никому не позволил обижать их, и обличал за них царей: не прикасайтеся к помазанным Моим, и пророкам Моим не делайте зла”(1 Пар. 16,21.22). На основе этого и может быть объяснено их право на подобное звание. Они были толкователями замысла Бога; они были призваны, потому что в мир пришло новое и ужасное зло, упоминания о котором мы не находим до дней Авраама, - идолопоклонство. Насколько нам показывает это Писание, идолопоклонство впервые упоминается лишь после потопа. Оно распространилось абсолютно повсюду и утвердилось даже среди потомков Хама, поэтому Бог и призвал свидетеля в слове и деянии, отделенного от этого ужасного беззакония. Пророчество, или пророк, всегда предполагает присутствие нового и возрастающего зла, из-за которого Бог и соблаговолил раскрыть свой замысел относительно будущего, чтобы оно обрело действительную ценность для тех, кто ныне живет на земле.
Это проявилось и в случае с Моисеем. Ибо хотя он и был великим законодателем, но затем был сделан золотой телец, и, таким образом, стала окончательной гибель Израиля как народа под законом. И все же ему, как великому пророку Израиля (Втор. 34, 10), по-прежнему надлежало раскрывать все возрастающее развращение народа, какими бы в конце ни были источники благодати Бога; но как и в более ранний период, он предсказывал неизбежный суд Бога над Египтом. Еще более углубляясь в историю Израиля, мы обнаруживаем того, кто положил начало ветви пророков, многозначительно названной так, ибо о нем говорится следующее: “И все пророки, от Самуила и после него” (Д. ап. 3,24). Его призвание состоялось в самый критический период в истории Израиля, в то время, когда дети Израиля впали в такое ужасное состояние, что хотели использовать ковчег Бога как колдовское средство, чтобы уберечь себя от власти своих врагов. Бог пристыдил свой народ за это. Был взят его собственный ковчег, и единственным именем, которое сумело выразить божественное чувство, было имя Ихавод. Слава отошла от Израиля; именно в то время мы и слышим о Самуиле, пророке. Если это было знаком какого-то нового кризиса, то в равной мере это свидетельствует и о том, что Бог в защиту своего имени дает свет пророчества как утешение сердцам тех, кто стоит за него самого.
И, продолжая дальше прослеживать историю, мы обнаруживаем яркую вспышку пророческого света во времена пророка Исаии. Причина этого вполне очевидна. Не только Израиль подвергся идолопоклонству, но и царь, сын Давида, принял за образец языческий жертвенник в Дамаске и решил устроить для себя подобный в святом городе! Это было грехом, отвратительным и весьма оскорбительным грехом для Бога. Исаия был выбран для пророческого служения с необыкновенной торжественностью. Он осознавал истинное состояние иудеев. Он видел славу Бога, которая исторгла из него немедленное признание своей собственной нечистоты и нечистоты народа. “И сказал я: горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, - и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа” (Ис. 6,5). Но один из серафимов коснулся его уст горящим углем, уверяя его, что его беззакония удалены от него и что его грех очищен. И он был послан сообщить народу об их безумии, которое будет продолжаться, пока не опустеют города и пока эта земля совсем не истощится. И поскольку зло было полностью раскрыто, мы и имеем такое великолепное пророчество. Последствием пророческого предупреждения там, где оно было получено, было появление духа покаяния и заступничества; и вследствие этого Бог самому себе восставил царственного свидетеля, так что зло на время отступило.
И это, пока у нас есть пророчество, проявляется все с большей и большей отчетливостью, направляя сердца святых к тому, кого дева примет во чреве и родит как Сына Давида, Эммануила, кто должен будет стать единственным и надежным основанием для народа, живущего на Сионе. И сейчас у меня нет необходимости даже в общих чертах описывать главные характерные черты последующих пророков. Поскольку, мне кажется, ясен самый главный принцип, что пророчества в основном появляются тогда, когда народ Бога ввергается в погибель. Когда углубляется падение народа, тогда пророчество добавляет свежий свет к благодати Бога.
Помимо этой особенности пророчества вообще, мы видим его впервые тогда, когда Бог еще наказывал народ и признавал его своим. Но есть и другая форма пророчества, великолепным примером которой в Ветхом Завете являются пророчества Даниила. Когда Бог больше не мог обращаться к своему народу как таковому, тогда предметом его общения становится отдельный человек.
Это и является отличительной чертой книги пророка Даниила. Здесь, в отличие от пророка Исаии, нет прямого обращения к народу, нет убеждения, заступничества, предупреждения, раскрытия светлых надежд. В отличие от пророка Иеремии, Даниил не был “пророком для народов”, который обращался с самыми трогательными призывами к Израилю или иудеям или, по крайней мере, к остатку верных. У пророка Даниила все иначе. Здесь вообще нет никаких сообщений Израилю; и первое и самое обстоятельное пророчество, содержащееся в книге, сначала было дано даже не самому пророку, но явилось сном языческого царя Навуходоносора, хотя Даниил и был единственным, кто смог рассказать или дать ему толкование. И одному лишь Даниилу в ночном видении дано толкование сна. Но какой же важный урок необходимо извлечь из этого? Бог подчеркивал то, что его народ потерял право на свое место, по крайней мере, в настоящее время. Они потеряли свое особое положение как народ; Бог больше не желал их признавать. А присутствие среди них избранных ничуть не приостанавливало вынесенного приговора. Речь шла не о “десяти праведниках среди них”. О таком развращенном ханаанском городе, как Содом, уже было сказано, почему его следовало пощадить. Но разве когда-либо Бог говорил так о с в о е м народе? Он мог уподобить их Содому за их беззаконие, но по отношению к ним не может быть никакого подобного препятствия для их осуждения. Напротив, в книге пророка Иезекииля (гл. 14) очень выразительно сказано: “И если бы нашлись в ней [земле Израиля] сии три мужа: Ной, Даниил и Иов, - то они праведностью своею спасли бы только свои души... не спасли бы ни сыновей, ни дочерей”. То есть в его собственной земле для его виновного народа уже не имело значение, кто был среди них и какова была их праведность; спасены будут лишь праведные; и должны будут посланы четыре тяжкие казни Бога. Итак, даже в самый критический момент пленения, среди них были праведные люди, такие, как сами пророки и до некоторой степени другие родственные души. И поэтому какой бы ни была его готовность пощадить мир, Бог не отступает от наказания зла своего народа из-за горстки праведных среди них. “Слушайте слово сие, которое Господь изрек на вас, сыны Израилевы, на все племя, которое вывел Я из земли Египетской, говоря: только вас признал Я из всех племен земли, потому и взыщу с вас за все беззакония ваши” (Ам. 3,1.2). Другими словами, никогда не могло быть наказания всего народа Израиля, потому как среди них всегда были верные. И весь этот принцип наказания является ложным. В книге, с которой я недавно познакомился, обосновывались причины того, почему Англия должна остаться сравнительно невредимой после той кары, которая постигнет все народы на земле: в ней так много бодрых людей, там произошли такие изменения к лучшему в большом и малом, там так много благотворительных христианских учреждений, и Писание не только печатается в избытке, но и обсуждается. Но, по-моему, это и является тем самым основанием, которое делает неизбежной божественную кару. Ибо из Писания совершенно ясно, что если должно быть определенное различие в степени наказания, то тот, кто знает волю Бога и не выполняет ее, “бит будет много”. Едва ли можно представить себе более ужасный обман, чем то, что обладание огромным духовным познанием и привилегиями станет надежным прикрытием, когда земля подвергнется суду.
Господь вспоминает о Тире и Сидоне (Матф. 11), и это было сделано лишь для того, чтобы показать гораздо большую вину тех городов, в которых больше всего совершились его могущественные деяния: “Горе тебе, Хоразин! горе тебе, Вифсаида! ибо если бы в Тире и Сидоне явлены были силы, явленные в вас, то давно бы они во вретище и пепле покаялись, но говорю вам: Тиру и Сидону отраднее будет в день суда, нежели вам”. Но был и еще более оберегаемый город (в Матф. 9, 1 его называют “Свой город”); поскольку там Он обычно обитал, то и вина его так усугублялась. “И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься, ибо если бы в Содоме явлены были силы, явленные в тебе, то он оставался бы до сего дня; но говорю вам, что земле Содомской отраднее будет в день суда, нежели тебе”. Другими словами, степень привилегии всегда соразмерна со степенью ответственности.
Затем мы узнаем тот поразительный факт, что управление, которое Бог ввел в Израиле (сопровождающееся знамением его присутствия, то есть славы) ныне больше не должно было существовать. Сам Бог лишил их имени как своего народа. С того времени они были Лоамми, то есть “не Мой народ”. И теперь такова была их судьба в отношении его, каковы бы ни были окончательные цели его благодати, ибо “дары и призвание Божие непреложны”.
Наряду с этой прискорбной переменой и в зависимости от нее начинается пророчество Даниила. И в этом отношении существует четкая аналогия между этой книгой и великим пророчеством Нового Завета. Несомненно, однако, то, что в Новом Завете особые сообщения через Иоанна были обращены к семи церквям. Но книга, в целом, была адресована и предназначалась ему, пусть даже и подразумевалось, что это должно быть донесено до церквей. Христос с помощью своего ангела послал и предназначил откровение своему рабу Иоанну, который в определенной мере был связан с христианским миром, так же, как Даниил был связан с Израилем. Падение было настолько полным, что Бог ни в коем случае не мог больше направлять пророчества непосредственно своему народу. Это является весьма серьезным духовным приговором, вынесенным Богом состоянию христианства. Истинное свидетельство о Боге потерпело крушение. Ефесу Он угрожал сдвинуть его светильник с места, а Лаодикии - извергнуть из уст. Не сказано, что Бог продолжал спасать души. Он всегда это делал и делает. Но это не имеет ничего общего со свидетельством, которое должен воздавать его народ. Более чем через два столетия после того, как иудеи стали Лоамми, Малахия смог сказать о них, что они боялись Бога, зачастую говоря друг другу: “И они будут Моими, говорит Господь Саваоф, собственностью Моею в тот день, который Я соделаю, и буду миловать их, как милует человек сына своего, служащего ему”. Все это могло быть действительно так, но на них все же пребывал суровый приговор Бога - “не Мой народ”. Обстоятельства не могли повлиять ни на его осуждение народа, ни на его милость к верным среди этого народа. И то, что было истинно тогда, остается истинным и ныне. По-прежнему продолжается спасение и благословение душ. Но тот, кто в мире лишь исповедует имя Христа, пред Богом так же далек от удовлетворения замыслов Бога, как был далек Израиль от осуществления его намерений в них.
Следовательно, мы видим, что характер книги полностью соответствует тому времени и тем обстоятельствам, в которых Даниил был призван в пророки. Это произошло тогда, когда устранились последние остатки народа Бога. В книге пророка Иеремии (гл. 25,1) дата начала царствования Навуходоносора отнесена ко времени первого нападения. Но я должен заметить, что это немного отличается от того, что сказано в книге пророка Даниила (гл. 2). В Вавилоне, там, где писал Даниил, начало царствования Навуходоносора, естественно, исчислялось со времени его восхождения на престол после смерти отца, в то время как в Иерусалиме, где пророчествовал Иеремия, начало царствования Навуходоносора настолько же естественно относилось ко времени, когда Навуходоносор еще при жизни своего отца обладал властью в царстве, на погибель Иерусалима и иудеев. Дело в том, что подобные случаи встречаются нередко как в священной, так и в мирской истории. Но какие бы трудности ни встречались нам при чтении Слова Бога, в действительности все они возникают из-за недостатка света. При этом обычно не понимается цель определенного отрывка, в котором обнаруживаются эти трудности. Но, говоря о датах, необходимо помнить одну небольшую особенность первого стиха этой главы в сравнении с Иер. 25, 1: иногда года отсчитывались от их начала, а иногда от конца, то есть включая или исключая его. То же самое происходит и в случае подсчета дней между смертью нашего Господа и его воскресением, а также с шестью или восьмью днями до преображения. Таким же образом в книге пророка Даниила говорится: “В третий год царствования Иоакима”, а в книге пророка Иеремии: “В четвертый год”. В первом случае указаны полные года, а во втором текущий год.
Глядя на духовный характер пророчества Даниила, мы видим, что ключ к путям Бога в то время, когда было дано пророчество, заключался в том, что на земле у Бога больше не было прямого, непосредственного управления. Он признал Давида и его семя как царей, которых Он посадил “на престол Господень” в Иерусалиме (1 Пар. 29, 23). Никакие другие цари не признавались Богом подобным образом. Они были его помазанниками, перед которыми должен был отчитываться даже первосвященник.
И здесь было представлено то, что Бог намеревался изложить с их помощью; предвестие того, что Он совершит через Христа и во Христе, истинном Сыне Давида. Это прослеживается на протяжении всего Писания. Во-первых, человек становится ответственным за свое положение, и непосредственно за этим следует падение; затем это положение занимает Христос, утвердившись на основании, которое не может быть устранено. Таким образом, Бог создает человека и безгрешным помещает его в рай, предоставляя ему власть над всеми низшими тварями. А человек тотчас же совершает грехопадение. Однако Бог никогда не отказывается от своего намерения, чтобы человек находился в раю. Но где же мы найдем это теперь? В первом Адаме этот замысел полностью провалился. Он был изгнан из Едема, а его род с того дня и до сих пор является родом изгнанников; а все усилия человека и материальный прогресс, достигнутый им в мире, являются лишь исправительными мерами, чтобы скрыть тот факт, что Бог изгнал человека из рая. Но последний Адам является славным ответом Бога на то первое доверие, которое было оказано человеку, тем вторым человеком, который превознесен в раю Бога. Затем Ной после потопа в сущности положил новое начало миру, и сила жизни, и смерть, впервые были вверены ему. Появился меч судьи: “Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию”. На этом и основывалось гражданское управление, причем человек стал ответственным за то, чтобы останавливать или наказывать совершающего насилие. И это никогда не изменялось. Христианство же, где бы оно ни было принято, вводило иные небесные законы. И мир остается связанным этим неизменным уставом Бога для своего водительства. Ной не оправдал доверия так же, как и Адам в Едемском саду. Он не управлял ни собой, ни своей семьей во славу Бога. Он опьянел от вина, и его младший сын нанес ему оскорбление; и вследствие этого, вместо всеобщего благословения праведного правления, на долю его потомков выпадает проклятие. Также в должное время в роде Давида действовал принцип царя, который обязан был справедливо править народом Бога. И что же оказалось? Еще до смерти Давида был совершен такой ужасный грех, что меч уже никогда не мог покинуть этот род, который обязан был сохранять благословение для Израиля. Разве после этого Бог отказался от своего замысла? Никоим образом. Господь Иисус принял главенство, управление и престол сына Давида. То же самое произошло и со всеми остальными принципами, которые были искажены человеком; но все это будет явлено и навсегда установлено в личности и славе Господа Иисуса.
Мы узнаем, что Иерусалим перестал быть престолом Бога. И Иеремия показывает нам священный город, который среди других народов считался первым и самым привилегированным и который первым должен будет испить чашу гнева Бога. Вавилон также должен испить ее, но Израиль будет первым. И в той же самой главе (25) мы узнаем о ясном предсказании семидесятилетнего пленения, во время которого иудеи должны были быть приведены в Вавилон; а затем, по истечении времени, должно было состояться наказание вавилонского царя и народа, захватившего их в плен. Но пока Иеремия предсказывает лишь возрастающее превосходство Вавилона и его окончательное осуждение, но это является не только лишь фактом истории, но и образом ниспровержения мира в день Господа; и здесь нам не раскрываются подробности этого факта. Так, пророк Иезекииль, находясь среди переселенцев при реке Ховаре, вводит нас в первую половину своего пророчества во времена великой битвы за владычество среди держав мира. Фараон Нехао, египетский фараон, претендовал на это место; но он был разбит, как до него ассирийцы, и Вавилон остался алчным претендентом на абсолютную власть. Были три державы: Ассирия, Египет и Вавилон; последняя, как великое царство, была сравнительно молодой, хотя, по-видимому, основывалась на древнейших связях, и именно Вавилон был одним из государств, которые вначале составляли царство Нимрода. Они были подобны диким животным, сдерживаемым невидимой уздой, пока не было испытано, будет ли дочь Сиона смиренно и послушно ходить с Богом, отвернется ли она от своего блудодейства и раскается, когда Он обратится к ней. Но она не оставила ни того, ни другого. И это оставило место для невиданного ранее возникновения всемирной империи.
После потопа и наказания Богом Вавилона произошло великое рассеяние народов, все было разделено: семьи, рода, языки и страны. Израиль был центром этой конгломерации независимых народов. Так, во Втор. 32, 8 говорится: “Когда Всевышний давал уделы народам и расселял сынов человеческих, тогда поставил пределы народов по числу сынов Израилевых”. Все было упорядочено в отношении Израиля, ибо “часть Господа народ Его, Иаков наследственный удел Его”. Для земли они были божественным центром, и Бог хочет подтвердить свое намерение. Хотя оно и было полностью сорвано порочностью народа, все же Израиль ставился центром народов в этом мире, ибо это произнесли уста Бога. Сначала это также было доверено в руки человека и не совершилось; но затем было передано в руки Христу, который установит это в должное время. Гордыня Израиля сначала поставила его в зависимость от послушания Богу. На Синае они взяли на себя ответственность перед законом. И как бы грешник ни попытался пойти вопреки этого принципа общения с Богом, он потерпит поражение. Единственным надежным и смиренным основанием является не то, чем был бы Израиль для Бога, но чем Бог был бы для Израиля в верности, любви и сострадании. И так будет с каждым человеком во все времена. Когда Израиль принял это условие, то закон стал их бичом и Богу пришлось осудить их. Соответственно, неотвратимой была и смерть, несмотря на великолепное терпение Бога. Грешат люди, грешат священники, но, в конце концов, всех превзошли цари во всем своем зле. Бог был вынужден отказаться от своего народа. И с того момента было устроено все, что сдерживало народы земли, и многочисленные соперничающие династии начали борьбу за власть. У Бога больше не было рода, в котором Он видел бы полем действия свое управление. Если бы их сердца только лишь обратились к нему, подобно тому, как стрелка поворачивается к полюсу, несмотря на колебание туда и обратно, то проявилось бы долготерпение (которое на самом деле достигло крайней степени) и вмешательство божественной силы навек ввело бы их в благословение. Однако когда не только народ, но и царь, помазанный Богом, изгладил его имя из страны, когда в его собственном храме его славе предпочли другую, то это уже было слишком, и был вынесен приговор Бога - “Лоамми”. И сейчас в своем идолопоклонстве они стали самыми несчастными, являясь отступниками от живого Бога, а если и были сохранены, то стали настоящим оплотом языческой мерзости. Поэтому по осуждению Бога народ и царь наконец попали в плен.
В этот критический момент Даниил и предстал ко двору вавилонского монарха, в полном соответствии с достоверными словами пророка Исаии царю Езекии (Ис. 39, 5-7). Начались “времена язычников” (как гласит известное высказывание в евангелии по Луке), и Даниил стал пророком тех времен. Они будут продолжаться не всегда; их предел предопределен Богом; когда прекратится сегодняшнее вмешательство в его непосредственное земное управление и Израиль вновь будет признан народом Бога. В течение этого промежутка времени, как мы видим, было утрачено их особое призвание, и Бог в своем провидении допускает новую систему управления, систему имперского единства, в великих и процветающих языческих государствах. Они больше не были независимыми народами, имеющими своих собственных правителей, но сам Бог в своем провидении утверждает подчинение всех народов на земле всеобъемлющей власти одного человека. Именно это и характеризует “времена язычников”. Подобное раньше не было известно, хотя и могли существовать сильные царства, посягающие на более слабые. Даже неверующему историку приходится признавать четыре могущественные империи древнего мира, как это делается во всей истории. Израиль слился со всей массой народов. И с тех пор появилось выражение “Бог небесный”. Он в сущности отступил от непосредственного управления землей, как (по крайней мере, символически) Он управлял Израилем. Это управление ныне полностью исчезло, и Бог, действуя своей верховной властью и, так сказать, в удалении от мира, “Бог небесный” дал возможность некоторым избранным государствам язычников превосходить друг друга, превращаясь во всемирную державу.
Прежде чем завершить эти вводные комментарии, хочу немного сказать о важных духовных особенностях этой главы; ибо если они и проявляются в книге пророка Даниила, то были написаны не только ради него, но и ради нас, если мы желаем такого же благословения.
Первая глава начинается с описания полной поверженности иудеев перед своими завоевателями. Они были побеждены и порабощены в своей последней крепости. “В третий год царствования Иоакима, царя Иудейского, пришел Навуходоносор, царь Вавилонский, к Иерусалиму и осадил его. И предал Господь в руку его Иоакима, царя Иудейского, и часть сосудов дома Божия, и он отправил их в землю Сеннаар, в дом бога своего, и внес эти сосуды в сокровищницу бога своего”. Затем мы узнаем об осуществлении знаменательного пророчества Исаии, на которое мы уже ссылались. Езекия был смертельно болен. И в ответ на его страстное желание жить, Бог прибавил к его дням еще пятнадцать лет, и это было отмечено ему поразительным знамением: тень воротилась назад на десять ступеней, по которым она спускалась. Но лучше было бы познать урок смерти и воскресения, чем иметь продленную жизнь, чтобы попасть в западню и услышать о горестях, ожидавших его дом, и, тем самым, о затмении надежд Израиля. Я не могу сказать, было ли это знамение настолько удивительным, что особенно привлекло внимание народа, известного в древнем мире своими астрономическими познаниями. Верно лишь то, что в то время вавилонский царь направил Езекии письмо и дары; но это было сделано не по случаю его выздоровления, но чтобы “спросить о знамении, бывшем на земле” (2 Пар. 32, 31). Вместо того, чтобы тихо прожить все свои годы, Езекия показал все свои сокровища послу Меродаха Валадана и сказал: “Ничего не осталось в сокровищницах моих, чего я не показал бы им”. На это “сказал Исаия Езекии: выслушай слово Господа Саваофа: вот, придут дни, и все, что есть в доме твоем и что собрали отцы твои до сего дня, будет унесено в Вавилон; ничего не останется, говорит Господь. И возьмут из сыновей твоих, которые произойдут от тебя, которых ты родишь, - и они будут евнухами во дворце царя Вавилонского” (Ис. 39,5-7).
Здесь же мы видим, что это пророчество осуществилось. “И сказал царь Асфеназу, начальнику евнухов своих, чтобы он из сынов Израилевых, из рода царского и княжеского, привел отроков, у которых нет никакого телесного недостатка, красивых видом, и понятливых для всякой науки, и разумеющих науки, и смышленых и годных служить в чертогах царских, и чтобы научил их книгам и языку Халдейскому”. Соответственно, “назначил им царь ежедневную пищу с царского стола и вино, которое сам пил, и велел воспитывать их три года, по истечении которых они должны были предстать пред царя”. Наряду с этим упоминаются и имена Даниила и еще троих его товарищей. По-видимому, это было продиктовано желанием стереть из памяти истинного Бога, дав им имена вавилонских идолов. “И переименовал их начальник евнухов - Даниила Валтасаром, Ананию Седрахом, Мисаила Мисахом и Азарию Авденаго”. По всей видимости, это были имена, происходившие от Вила и других лжебогов, которым поклонялись в Халдее.
Давайте отметим, что запечатлел здесь Святой Дух, особым образом открыв сердце Даниила Богу: в своих нравственных путях Даниил мог быть сосудом в чести, благоугодным Владыке. Как чудесна власть Бога, превосходящая все обстоятельства! Даниил и его товарищи ничего не сказали по поводу изменения имен, хотя это, должно быть, причинило им боль. Они были рабами, собственностью того, кто имел власть называть их так, как ему было угодно. “Даниил положил в сердце своем не оскверняться яствами со стола царского и вином, какое пьет царь”. Естественно, они приняли бы такую пищу с благодарностью, но вера возымела свое действие, и они отказались от этого. Эта пища была связана с лжебогами этой страны, составляя ежедневную пищу языческого царя. Даже в их собственной стране, вдали от идолов, Бог настаивал на отделении чистого от нечистого, и тем более то, что ценилось среди язычников, было отвратительно для иудея. Что касается подобных осквернений, то закон был чрезвычайно строг, а Даниил как иудей подчинялся требованиям закона. Но приходит христианство и высвобождает сознание от опасений относительно подобных вещей. И апостол Павел говорит: “Все, что продается на торгу, ешьте без всякого исследования, для спокойствия совести”. Это же относится и к праздникам. Но если известно, что определенная пища предлагалась идолам, то христианин не должен ее есть как ради тех, кто сказал ему об этом, так и ради своей совести. Но для иудея было необходимо безоговорочное отделение. Даниил тотчас же показал себя приверженным истинному Богу. Для него даже и не стоял вопрос о том, чтобы делать в Вавилоне то, что здесь было принято; он намеревался исполнять волю Бога, обладающего правами на Израиль. Поэтому он и просил начальника евнухов о том, чтобы ему не оскверняться. Тем временем Бог в своем провидении сотворил так, чтобы Даниил обрел особое расположение. Но и это не преуменьшило испытаний веры. И он, когда другие ссылались на трудности и опасности, все же сохранял веру в Бога. Все мы склонны находить хорошие причины для плохих вещей. Но у Даниила было чистое око, и все его тело было полно света, которые являются единственным средством для постижения мудрости Бога. Он не принимал во внимание то, что было угодно ему самому, он не боялся подвергнуть опасности свою жизнь; он смотрел на все в общении с Богом. И он попросил лишь о том, чтобы их испытали в течение десяти дней: “Пусть дают нам в пищу овощи и воду для питья; и потом пусть явятся пред тобою лица наши”. Он попросил не “яств”, а то, что свидетельствовало об их смирении пред Богом, то, что для искреннего сердца должно быть соответствующей пищей, которая считалась самой плохой в этом гордом и изобилующем городе. И каков же был результат? Даниил и его товарищи оказались “красивее, и телом они были полнее всех тех отроков, которые питались царскими яствами”. Таким образом, в этом отношении они убереглись от дальнейших бед.
Но на этом все не закончилось. Было еще и благословение Бога в даровании им знания и разумения всякой книги и мудрости. А о Данииле сказано, что ему была дарована еще и способность толковать всякие видения и сны. Богом они были подготовлены к тому, что затем они должны будут исполнить. Бог был их учителем, и необходимо было испытание веры как одно из существенных частей обучения в его школе. “По окончании тех дней, когда царь приказал представить их... и из всех отроков не нашлось подобных Даниилу, Анании, Мисаилу и Азарии... И во всяком деле мудрого уразумения, о чем ни спрашивал их царь, он находил их в десять раз выше всех тайноведцев и волхвов, какие были во всем царстве его”.
Чтобы и нам понять Писание, мы должны, я полагаю, идти тропой отделения от мира. Ничто так не мешает духовному разумению, как если плыть по течению человеческих мнений и действий. И именно пророческое слово показывает нам исход всех планов и притязаний людей: “И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек”. Несомненно, что “земля будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море”. И все намерения людей превратятся в ничто, хотя “напрасно трудились народы, и племена мучили себя для огня”. Он сам совершит это. Если бы была в Писании такая истина, которая выделялась бы больше других или которая лежала бы в основе всеобщей истины, то это означало бы окончательную гибель человека во всем, что имеет отношение к Богу, до того, как вступит в действие и восторжествует его благодать. И это истинно не только для необратившихся людей, но и для его народа в древности и его собрания с тех пор. И незадолго до разрушения основ для врага нет более благоприятного состояния дел, чем смешение святых Бога с миром и соответствующее затемнение духовного разума в тех, кто должен быть его светом. Если мы видим конец всех замыслов сатаны, чтобы помешать исполнению дела Бога, то это отделяет нас от того, что может привести к этому и соединяет нас со всем, что дорого Богу. И тогда стезя праведных есть как лучезарное светило, которое более и более светлеет до полного дня. Поступая таким образом, мы поймем Слово Бога. Речь идет не об умственных способностях и образовании. Я убежден в том, что человеческая эрудиция в божественном - это вздор, если только она не является вспомогательным средством. До тех пор, пока христиане не смогут сохранить то, что они видят у себя под ногами, они будут неспособны полностью овладеть Словом Бога. Иными словами, знает ли человек много или мало, он становится рабом своего знания, и оно незаконно занимает место Духа Бога.
Вера является единственным средством и силой духовного разумения. И вера дрожит и сохраняет нас в подчинении Господу и в отделении от этого злого века. Даниил был отделен от того, что, по мнению иудея, бесчестило Бога, и Бог благословил его за это мудростью и разумением.

Даниил 2

Прежде чем приступить к рассмотрению очередной темы, я хотел бы представить вам явное доказательство того, что 1-я глава носит характер введения. В последнем стихе той главы сказано, что “был там Даниил до первого года царя Кира”. Это не является только лишь представлением определенных обстоятельств до того, как нам будут даны различные откровения и факты, приведенные в книге в известной последовательности; но здесь предварительно описывается то место, которое должен был занять Даниил. А затем мы приведены, так сказать, к завершению этого. Пребывание Даниила показано на протяжении всего периода существования вавилонской монархии и даже до начала персидской. Но это не значит, что Даниил прожил только до первого года правления царя Кира, потому как вторая часть книги раскрывает нам предвидение, связанное с этой датой. Здесь лишь констатируется факт, что он дожил до появления новой династии. И затем мы обнаружим, что конец последней главы является наиболее подходящим завершением книги, соответствуя, таким образом, первой главе как вступлению.
Но прежде чем продолжить, мне хотелось бы сделать замечание общего характера. Книга подразделяется на два приблизительно равных тома или части. Первая посвящена великим государствам язычников, тем характерным чертам, которые отмечают их внешнее поведение и, наконец, осуждению всего этого. Это продолжается до завершения 6-ой главы. А начиная с 7-ой главы и до конца книги нам дана не внешняя история четырех языческих империй, а то, что представляет особый интерес для народа Бога. Из описанных фактов вполне очевидно, что первая часть книги не содержит в себе видений Даниила, за исключением лишь одного, соответственно названного так, но полученного Навуходоносором. Первое видение описано в главе 2, а затем следующее, другого характера - в главе 4; главы 3, 5 и 6 содержат факты, имеющие отношение к духовному состоянию первых двух монархий, но не имеют ничего общего с тем, что было раскрыто Даниилу в первом сне, или с видениями самого пророка. И именно там мы узнаем о том, что должно поразить обычный рассудок, но узнаем и о тайнах Бога, которые представляют особый интерес для его народа и воздействуют на него, а также некоторые другие подробности. Внешним доказательством этого является то, что глава 6, которая завершает выделенную мною первую часть книги пророка Даниила, вновь подводит нас к заключению: “И Даниил благоуспевал в царствование Дария, и в царствование Кира Персидского”. Это тем более замечательно, что следующая глава вновь возвращается к Валтасару: “В первый год Валтасара, царя Вавилонского, Даниил видел сон и пророческие видения головы своей на ложе своем”. Это было задолго до Кира Персидского. Затем в главе 8 сказано: “В третий год царствования Валтасара”, а в главе 10: “В третий год Кира, царя Персидского, было откровение Даниилу”. Первая часть (гл. 1 - 6) подводит нас к завершению в общем, тогда как вторая часть (7 - 12) носит более скрытый порядок. Обе части разделяются не только по этому внешнему признаку, но имеют и различия духовного характера, которые уже были разъяснены, то есть они носят, соответственно, внешний и внутренний характер. То, что это не является чем-то беспрецедентным в Слове Бога, известно всякому, кто читал евангелие по Матфею, главу 13. В некоторых притчах нам представлено упорядоченное описание царства небес, причем первая притча является предваряющей. И, взяв затем другие шесть притч (ибо всего их семь), мы видим их разделение на две части по три притчи, причем первая часть связана с внешними обстоятельствами царства, а вторая в большей степени посвящена внутренним, скрытым отношениям.
И это в точности соответствует тому, что мы имеем в книге пророка Даниила. Во-первых, описание событий внешней истории продолжается до самого конца, но важное место занимают здесь и внутренние отношения или то, что представляет особый интерес для тех, кому доступно постижение путей Бога. Этого будет достаточно, чтобы показать, что для книги характерен тот божественный метод, который мы ожидаем найти в Слове. Здесь присутствует глубокий замысел, который проходит сквозь все деяния Бога, и особенно через его Слово. В сущности перст самого Бога виден на том, что Он сделал; пришла смерть, и тварь подчинилась тленности. Мы слышим стенания низших тварей, а когда мы встаем на одну ступень с животными, то страдание становится еще более очевидным. Человек обладает большим сознанием и больше способен прочувствовать отвратительность того, что принес в мир его собственный грех и кем этот грех стал для тварей, господином которых он был поставлен. Но в Слове Бога хотя и могут быть оговорки и ошибки переписчиков, они большей частью являются лишь пятнышками на солнце. Они могут немного затмить его полный свет, но они будут весьма незначительны по сравнению с несомненным сиянием, исходящим от Бога, которое остается таковым даже в самом несовершенном переводе. В переводах, прошедших через руки людей, мы обнаруживаем большие или меньшие недостатки, свойственные земным сосудам; для каждой честной души есть достаточно света.
И, возвращаясь к этому первому событию, мы обнаруживаем полный провал мудрости мира. При вавилонском дворе сверх обычного заботились о том, чтобы держать у себя людей, обладающих мудростью и совершенным разумением. И вот наступило время, когда это должно было подвергнуться испытанию. Когда великий царь язычников почивал на своем ложе, Богу было угодно дать ему видение о будущей истории мира: с одной стороны, удовлетворяя его желание увидеть ход истории, приподняв над ним завесу, а с другой стороны, Он дал ему почувствовать полное бессилие человека. Для Бога это было возможностью проявить свою собственную власть, проводником совершенной мудрости которой был сделан бедный пленник. Это является замечательным примером путей Бога. Иудеи находились в плену, и гордый царь, должно быть, предположил, что если бы Бог был за них, то они, возможно, и не попали бы к нему в руки. Но если народ Бога виновен, то нет никого, чьи прегрешения Он бы так сурово разоблачал. Как мы можем узнать о той неправедности, которую совершил Авраам? или Давид? Только от Бога. Он слишком любит свой народ, чтобы скрывать их прегрешения. Его нравственное управление, в частности, заключается в том, что Он не склонен покрывать завесой или позволять делать другим то, что ему не угодно скрывать, и даже тех, кого Он любит больше всего. Возьмем, к примеру, благополучную семью. Разве это путь любви, если покрываются проступки ребенка, в то время как ребенок должен прочувствовать их? И он должен прочувствовать свои проступки для того, чтобы быть счастливым. То же самое происходит и с народом Бога. Израиль отверг его, отказавшись от своих отношений с ним, и Бог показывает, что Он почувствовал их грех и что они также должны почувствовать это. На некоторое время Он отказался от них как от своего народа, изгнал из земли, на которой взрастил их, и теперь они были рабами язычников.
Но теперь их завоеватель должен был узнать, что разум и сердце Бога оставались все же с бедными пленниками. Сила Бога некоторое время могла быть на стороне язычников, но чувства Бога и его тайна были всегда с его народом, даже в час их унижения.
Обстоятельства, при которых все это проявилось, поразительным образом показывают пути Бога. Царю снится сон... Когда сон удалился от него, он созвал своих мудрецов, чтобы они рассказали ему сновидение и истолковали его. Но все было тщетно. Они сами были так поражены бессмысленностью подобного требования, что даже сказали: “Никто другой не может открыть его царю, кроме богов, которых обитание не с плотью”. Было невозможно удовлетворить требование царя. Таким образом, всему была дана возможность проявиться в своей подлинной сущности. Их мудрость не позволяла им разгадать то, что от них требовали. Но вот Даниил услышал об отданном повелении убить всех мудрецов. Он идет к Ариоху и просит о том, чтобы ему дали время. Но заметьте здесь то, что характерно для веры: у него была уверенность в Бога. Он не ждал, пока Бог даст ему ответ, прежде чем сказать, что он предоставит царю толкование сна. Он сразу же предлагает это. Он уверен в Боге; это и есть вера и убежденность, основанные на познании сущности Бога. Тайна Бога находится с теми, кто боится его, а Даниил боялся его. Поэтому он и не испугался повеления. Он знал Бога, который мог навеять этот сон. В то же время он меньше всего претендовал на это. Таким образом, нам показаны две важные особенности, проявившиеся в Данииле: во-первых, его уверенность в том, что Бог раскроет царю сон; во-вторых, его признание в том, что он сам не смог бы этого сделать. Вернувшись домой, он рассказал об этом деле своим товарищам. Он хотел, чтобы “они просили милости у Бога небесного об этой тайне”. Он придавал большое значение молитвам своих братьев: вместе с ним они были свидетелями истинного Бога в Вавилоне. Он поставил их на колени пред Богом и сам принял такое же положение. Но Даниил, имевший особую веру, был единственным, кому Бог оказал честь. “И тогда открыта была тайна Даниилу в ночном видении”.
Однако он не пошел ни прямо к царю, ни к своим товарищам, чтобы рассказать им, что Бог раскрыл ему сон. Первое, что он сделал, так это пошел к Богу. Бог, раскрывший ему тайну, был единственным, кого Даниил сразу же призвал. Он был богопоклонником. И позвольте мне сказать, что это является основным предметом всех откровений Бога. Предположим, что встанет вопрос о раскрытии мне моего греха и Спаситель удовлетворит все нужды моей души; и все же Бог с помощью своего Духа действует в своих святых не только так, чтобы они познали, что они должны поступать как его дети. Есть нечто более высокое. Бог побуждает людей чтить его самого. И если дети Бога и прегрешают в чем-то больше, чем в прочем, то именно в осознании своего места как почитателей Бога.
Но Даниил осознавал это. Будучи сравнительно молодым, он был довольно хорошо знаком с путями Бога. И здесь нам представлена эта великолепная черта. В своем выражении благословения он показывает пути Бога, но он связывает их не только с его властью, хотя истинно и то, что Он “изменяет времена и лета, низлагает царей и поставляет царей” , но его сердце в особенности задерживается на том, что Он “дает мудрость мудрым и разумение разумным”. Я особо обращаю на это ваше внимание. Несомненно то, что Господь смотрит на невежественных с сочувствием и проявляет свою благодать к тем, кто не имеет разумения. Но Даниил говорит о его путях с теми, чьи сердца обращены к нему, и в этом случае у Бога закон таков: “Ибо кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет”. Нет ничего более опасного в божественном, чем приостанавливаться на тропе познания его путей. Души останавливает сознание того, что истина слишком реальна, и они боятся последствий. Ибо истина Бога предназначена не только для того, чтобы знать ее, но и чтобы жить, и душа инстинктивно отступает назад, боясь сиюминутных последствий, которые влечет за собой истина. Однако в случае с Даниилом его око было чисто, и все его тело поэтому было полно света. В этом и заключается подлинный секрет успеха. Пусть наше желание будет обращено только к Богу, и тогда будет обеспечен несомненный и постоянный успех!
“После сего Даниил вошел к Ариоху... и сказал ему: не убивай мудрецов Вавилонских; введи меня к царю, и я открою значение сна. Тогда Ариох немедленно привел Даниила к царю и сказал ему: я нашел из пленных сынов Иудеи человека, который может открыть царю значение сна”. И царь спросил того, действительно ли он может рассказать ему сон и его значение. Ответ Даниила был великолепен. Подлинное, глубокое познание путей Бога всегда сопровождается смирением. Нет более глубокого и, в сущности, необоснованного заблуждения, чем предположение, будто духовный разум надмевает; знание, и только знание, может надмевать. Но я говорю о том духовном понимании Слова, которое проистекает из чувства любви Бога и стремится проявиться, если так можно сказать, только потому, что это божественная любовь. И затем Даниил в первую очередь показывает, что для “мудрецов, обаятелей, тайноведцев и гадателей” было невозможно открыть царю тайну сна. “Но есть на небесах Бог, открывающий тайны; и Он открыл царю Навуходоносору, что будет в последние дни”. Он хотел, чтобы Навуходоносор узнал о тех целях, которые Бог преследовал в нем. “Ты, царь, на ложе твоем думал о том, что будет после сего? и Открывающий тайны показал тебе то, что будет”. Но не удовлетворившись этим, он добавляет: “А мне тайна сия открыта не потому, чтобы я был мудрее всех живущих, но для того, чтобы открыто было царю разумение и чтобы ты узнал помышления сердца твоего”.
Затем он приступает к рассказу сна: “Тебе, царь, было такое видение: вот, какой-то большой истукан; огромный был этот истукан, в чрезвычайном блеске стоял он пред тобою, и страшен был вид его”. Он видел ход развития империи, но не только ее отдельные моменты, а все в целом. Во второй части книги нам будет более подробно изложен ход событий и будет дано более точное описание путей различных держав по отношению к народу Даниила; здесь же дается пока лишь общая история языческой империи.
“У этого истукана голова была из чистого золота, грудь его и руки его - из серебра, чрево его и бедра его медные”. Иными словами, было показано ухудшение положения, когда империя лишилась источника власти. Именно Бог дал Навуходоносору управление империей. Следовательно, то, что ближе всего находится к источнику, символизировано “головой из чистого золота”. За этим следует то, что в Персидском государстве до определенной степени было человечным, - “грудь его и руки его - из серебра”, то есть из менее ценного металла; и так далее, до голеней, которые были из железа, и до ног, которые частью были железные, а частью глиняные. Из этого совершенно ясно, что по мере нашего отступления от исконного источника власти происходит постепенное снижение ценности.
И сейчас будет уместно изложить один или два принципа, которые, как мне кажется, представляются весьма важными в рассмотрении пророческих писаний. Одной из самых распространенных, даже среди христиан, сентенций является следующая: пророчество следует истолковывать с помощью того или иного события. История представляет собой соответствующее истолкование пророчества: когда пророческие видения воплощаются на земле, то факты объясняют эти видения. Но это ложный принцип, в нем нет и доли истины. Люди с истолкованием пророчества связывают подтверждение его истинности. Когда предсказание осуществилось, то его исполнение, несомненно, подтверждает его истинность, но это совершенно отлично от истолкования пророчества. Подлинное понимание пророчества одинаково сложно как после свершения некоего события, так и до него. Возьмем, к примеру, семьдесят седмин Даниила. Они дают повод для больших противоречий и споров, даже среди самих верующих. Большинство сходится в том, что все это осуществилось (хотя и это неверно), но среди них нет согласия в том, что именно это значит.
Вновь обращаясь к пророчеству Иезекииля, мы обнаруживаем, что сложность пророчества проистекает из совершенно иного источника. Первая часть пророчества Иекезииля осуществилась в последующих путях управления Бога Израилем, распространившись даже вплоть до тех времен, когда жил Даниил. Однако это не объясняет пророчества. Это, в сущности, еще более непонятно, чем даже заключительные главы, раскрывающие будущее.
Но что же тогда может разъяснить пророчество? Писание разъясняет лишь один Дух Бога. Его сила может раскрыть любую часть Слова Бога. Вы можете спросить, имею ли я в виду, что совсем не нужно знать языки, изучать историю и так далее? Нет, я вовсе не сомневаюсь в необходимости образования; оно необходимо. Но я отрицаю тот факт, что история является истолкователем пророчества или любого другого писания. И если есть христиане, которые знают историю мира или языки, на которых было составлено Писание, то их духовное разумение определяет Христос, а не их знание или образование. Кроме того, если люди и являются христианами, то из этого не обязательно следует, что они понимают Писание. Они знают Христа, иначе они не были бы христианами. Подлинное постижение разума Бога, Писания, предполагает, что человек заботится не о себе, а желает славы Бога, имеет полную уверенность в его Слове и полагается на Святого Духа. И понимание Писания обусловлено не только интеллектом. Если у человека вообще не было бы разума, то он ничего не смог бы понять, и разум является всего лишь сосудом, но не силой. Сила заключается в Святом Духе, действующем на сосуд и через него; но душу должен наполнять сам Святой Дух. Как говорится, все будут научены Господом. И есть большое различие в степени обучения, ибо существует большое различие в степени зависимости от Бога. Необходимо помнить важную вещь, что понимание Писания гораздо больше зависит не от разума, а от чистого ока по отношению ко Христу. Святой Дух никогда не дает нам того, что избавит нас от необходимости уповать на Бога и служить Богу.
Но как же нам истолковывать пророчество? Оно совершенно независимо от истории; оно дается для того, чтобы быть понятым прежде, чем это станет историей. И необходимо показать то, что это действительно так. Большинство пророчеств связаны с ужасными карами, которые должны постичь нас по окончании последних дней. Что же станет с людьми, которые не воспользовались пророчествами, пока не произошли те или иные события? И если пренебречь пророчеством, то это будет иметь серьезные последствия. Верующий, который понимает пророчество, получит особую помощь, которой не будет у того, кто отрицает пророчество.
И следует начать с того важного принципа, что Святой Дух дает нам возможность прочтения пророчества в его отношении к славе Бога и в связи с Христом, который будет все же вознесен, и его слава наполнит землю и небеса, все захватчики и притязатели будут повержены. Давайте теперь рассмотрим те обстоятельства, которые показывают нам ход развития мира вплоть до того времени. Во-первых, обратите внимание на расстановку сил. Правил самый гордый царь мира. Он встал во главе победоносных войск еще до смерти своего отца, прежде чем он, собственно говоря, создал единое Вавилонское царство. И сейчас он увидел перед собой сферу власти, возможно, превосходящей его притязания. Он вполне определенно узнает, что именно Бог в своем провидении поставил его в настоящее положение. И, более того, он видит раскрытую ему в нескольких штрихах всю карту языческого мира, главные вехи его истории, начиная с того дня, до грядущего дня славы и осуждения. Он раскрыл перед ним возвышение другого, соседнего государства, которое в пророчестве уже упоминалось, так что было совсем нетрудно догадаться, что именно под этим подразумевалось. Пророк Исаия, живший за сто пятьдесят лет до рождения Кира, не только упоминал народ и царя мидян и персов, но и назвал его по имени.
Кроме того, была предсказана другая империя, которая пока еще находилась в сравнительно незрелом состоянии или состояла из многочисленных разрозненных племен, не имевших прочных связей между собой: я имею в виду греков. Но наиболее поразительно все же упоминание о царстве, которое Дух Бога отметил особо, которое находилось еще только в состоянии зарождения и название которого даже не было известно вавилонскому царю. И хотя этому государству надлежало сыграть самую важную роль, какую только могло сыграть государство в истории мира, но пока оно было совершенно неизвестно. Оно было поглощено мелкими раздорами внутреннего характера, даже и не помышляя о расширении сферы своего влияния. И потому тем более поразительно было увидеть того великого царя и раба Бога, стоящего перед тем, кто раскрывал ему историю мира.
“Ты, царь, царь царей, которому Бог небесный даровал царство, власть, силу и славу [речь шла не о его собственной отваге и особой мудрости, которой он обладал; если бы Навуходоносору было позволено убить этих пленников и одержать победу над Египтом, пожелавшем вступить в спор за превосходство в мире, то именно Бог направил бы его к этому], и всех сынов человеческих, где бы они ни жили, зверей земных и птиц небесных Он отдал в твои руки и поставил тебя владыкою над всеми ими. Ты - это золотая голова!” Совершенно ясно, что под этим подразумевается Вавилонская монархия. Бог упоминает ее через Исаию. И Иеремия, который был современником Даниила, раскрыл ему не только продолжительность периода, в течение которого будет существовать Вавилонская монархия, но и изложил даже последовательность событий. Должны будут править Навуходоносор, его сын и сын его сына. И все это нашло замечательное воплощение, так что нам не нужно выходить за рамки Писания, чтобы понять это пророчество. Это представляет собой надлежащее духовное использование того, что изложено в Писании, и я благословляю за это Бога. Если вы повстречаете самого простого человека, который усердно изучает Библию, переведенную на его родной язык, и водим Духом Бога, то у него и будут основа и возможности для подлинного толкования. И несомненно, что человек, который пытается тут или там истолковывать Писание с помощью истории, древностей, газет и чего-то еще, то он лишь обманывает самого себя и своих слушателей. Таков будет всеобщий духовный приговор Бога человеку, который пытается найти подходящий ключ к тайнам Бога в том, что от человека. Я должен искать это в самом Боге посредством правильного использования того, что содержится в его собственном Слове.
Как-то у меня возникло желание прочитать произведение древнего иудейского писателя Иосифа, его историю, которая повсюду читается и почитается, и найдя его текст весьма своеобразным, я изучил греческий оригинал, ощущая все то же самое странное чувство. Он утверждает, что золотая голова - это Навуходоносор и цари, которые правили до него! Таким образом, обнаружилось полное отсутствие понимания того, что говорит Слово Бога. Отход от Писания и допущение своих собственных мнений всегда уводит в сторону. Вавилон впервые стал империей в лице Навуходоносора, включая, так сказать, и тех, кто должен был последовать за ним. “Ты - это золотая голова!” И здесь не содержится никаких указаний на тех, кто был до него. Вавилону никогда не позволялось быть всемирной империей, пока не настал день Навуходоносора. Отсюда и следует, что он, а не его праотцы, является золотой головой. Он был единственным, в ком имперское значение Вавилона нашло свое выражение.
В книге пророка Иеремии, в главе 25 мы читаем не только о семидесятилетнем периоде пленения, но дальше (гл. 27) упоминается и последовательность событий: “И все народы будут служить ему и сыну его и сыну сына его, доколе не придет время и его земле и ему самому”. Случилось так, что после того, как его сын, Евилмеродах, был убит, появился тот, кто занял престол не в порядке наследования, но был призван к этому вавилонским народом с определенными условиями через брак с дочерью Навуходоносора. Этот человек правил некоторое время, а после него - его сын, который был сыном дочери Навуходоносора, а не его сыном. Поэтому могло показаться, что пророчество не сбылось. Но это не так. Через несколько месяцев на престол был возведен внук Навуходоносора. “Не может нарушиться Писание”. Было сказано, что будут править Навуходоносор, его сын и сын его сына. Так это и было. И все завершилось Валтасаром, внуком Навуходоносора. Для этого Писание и предоставляет все необходимые части. И пророчество действительно объясняет историю, но история никогда не может истолковать пророчества. Человек, понимающий пророчество, может раскрыть историю, но понимание истории никак не даст ему способность объяснить пророчество. История может подтвердить истинность предсказания сомневающемуся, хотя это и так очевидно. Таким образом, если история взятия Иерусалима, изложенная в “Войнах” Иосифа, является достоверной, то она, конечно же, должна совпадать с вдохновленным писанием, данным святым Лукой. И вполне понятно, что если у меня есть уверенность в Слове Бога, то я, конечно же, буду гораздо больше полагаться на него. Одним словом, раскрытие события до его свершения не имеет ничего общего с этим делом. Око Бога пронизало все через поток событий истории языческой империи. А язык в пророчествах Даниила так же доступен, как и в произведениях греческих и латинских историков. {“Здесь явно представлены четыре империи; и непобедимая армия римлян описана в пророчествах Даниила так же точно, как в исторических трудах Юстина и Диодора” (Гиббон)} И так же истинно то, что есть от Бога; и даже неверующие вынуждены признать, что все, связанное с этой темой, полностью совпадает с тем, что сказал Даниил за сотни лет до этих событий.
“После тебя восстанет другое царство, ниже твоего”. Это царство занимает более низкое положение не по территории, а по своему величию, и, возможно, главным образом из-за наличия дополнительной власти помимо правителя. Вместо того, чтобы поступать с уверенностью человека, которому Бог предоставил эту власть, Дарий (гл. 6) послушался совета своих бессовестных наместников и горько пострадал за это. Если бы он обладал чувством непосредственной ответственности пред Богом, то избежал бы этой ловушки. Люди, естественно, избегают абсолютной власти, главным образом потому, что эта неконтролируемая власть находится в руках слабого и ошибающегося человека. Но если предположить, что правителем был тот, кто соединял в себе всю мудрость и добродетели, то ничего не может быть лучше этого. Именно это и осуществится в царствование Господа Иисуса Христа, когда вся власть будет передана в его руки и все будет благословлено по воле Бога, когда упрямая воля человека стала бы только противодействовать этому.
Это, по-видимому, подтверждается и тем, что если мы обратимся к истории третьего царства, Македонии, основателем которого был Александр Великий, то увидим человека, который поступал не только по указаниям своих советников, но и контролировался своими генералами. И фактически образовалось военное правление - еще менее приемлемая вещь, чем аристократическое вмешательство мидян и персов и их непреклонные законы.
Затем мы идем еще дальше и видим четвертое царство, представленное железом: “А четвертое царство будет крепко, как железо; ибо как железо разбивает и раздробляет все, так и оно, подобно всесокрушающему железу, будет раздроблять и сокрушать”. Сила является главной отличительной чертой этого царства, и свойства железа согласуются с ним. Но это самый обычный металл, он не относится к драгоценным, возможно, потому, что им характеризовалась Римская империя, которой правил народ. Как бы ни был могуществен император, он всегда, по крайней мере, в теории, делает вид, что советуется с народом и сенатом. Даже при империи у римлян было еще некоторое подобие республиканской конституции, в то время как всей полнотой власти было облечено фактически одно лицо.
Итак, мы кратко описали весь ход развития империи. Но могут спросить: “Откуда вам все это известно? Ведь не сказано, что второй империей будет Мидия и Персия, третьей - Македония, а четвертой - Рим?” Однако я полагаю, что сказано. Это может быть и не выражено именно здесь, но Писание не всегда вешает ключ у самой двери. Объяснение зачастую можно найти в последующем стихе. Бог желает, чтобы я знал его Слово, чтобы я был знаком со всем, что Он написал, чтобы был уверен, что все это очень хорошо. И наставление к Писанию даже необратившегося чада представляет большую ценность. Это подобно зажжению огня, когда необходима всего лишь одна искра, чтобы возгорелось пламя. Для христиан это весьма доброе и благостное дело - быть особенно внимательным к воспитанию своих детей в основательном знании Слова Бога.
Но, возвращаясь к рассмотрению того света, который дает Писание, нам, чтобы найти названия этих империй, не нужно выходить за рамки книги пророка Даниила. В главе 5, стихе 28, сказано: “Перес - разделено царство твое и дано Мидянам и Персам”. Здесь сразу же дан ответ. Мы читаем, что Вавилонское царство начинает расшатываться и стоит уже на грани гибели. И мы узнаем, что за этим последуют мидяне и персы. Нет ничего более простого и несомненного. И я знаю, что в этом месте с затруднениями сталкиваются лишь некоторые ученые, пытавшиеся доказать, что Вавилонская империя распространялась до Персии, а также пытались представить Грецию второй, а Рим третьей империей, а четвертой - особое, исключительно антихристианское государство в будущем. Другая группа подобных ученых утверждает, что царство при Александре - это одно, а при его последователях - совершенно другое; первое - это третья империя, а второе - четвертая, а также пятое царство (“камень”) относят к прошлому или настоящему. Если бы Писание читалось и оценивалось без возражений, то подобной ошибки никогда бы не было допущено. А верующий, вместо того, чтобы рассматривать исторические факты, которые могут сбить его с толку, берет Библию и находит в ней решение, прежде чем он оставит само пророчество. Ибо из Дан. 8, 20.21 совершенно ясно, что империя объединенных царств Мидийского и Персидского уступает место Греческому царству, которое после смерти Александра распалось на четыре части. А за этим следует четвертая, или Римская империя, особенность которой состоит в том, что на своей последней ступени развития она распадается на десять царств (гл. 7). Разве такое когда-либо происходило с последователями Александра? Его царство распалось на четыре, а не на десять частей. Таким образом, нам представлено пророчество, объясняющее историю, в то время как главная цель изучения только лишь истории - это затмить сияние Слова Бога. Но в первую очередь давайте попытаемся постичь Слово, и затем, возвратившись к истории, мы обнаружим, что она выступает как человеческий свидетель и своим слабым голосом подтверждает божественное свидетельство. Она и должна быть таковой. Итак, человек, не знающий истории, по меньшей мере, стоит на такой же твердой почве, как и те, кто знает, но сталкивается с трудностями. Он не заходит в тупик, как другие, кто глядит сквозь призму своих собственных умозаключений.
И в третьем царстве представлена та особенность, которой нет во втором. Третье царство “будет владычествовать над всею землею”. Как же замечательно это осуществилось в истории Македонского, или Греческого царства! Ибо хотя Кир и был великим завоевателем, но происходило это лишь там, где он жил. Он захватил все территории к северу от Мидии и Персии, а также к югу и западу от них. Все это было действительно так, но он никогда не выходил за пределы Азии, насколько это мне известно.
А здесь мы видим царство, отличающееся чрезвычайной стремительностью завоеваний. Я мог бы поспорить с целым миром, чтобы мне показали того, кто осуществил бы это пророчество больше, чем это сделал Александр. В течение всего лишь нескольких лет этот знаменитый полководец овладел почти всем миром, известным в ту пору. Он даже сокрушался, как мы знаем, о том, что нет другого мира, чтобы его завоевать. Это является поразительными комментариями к тому, что мы здесь имеем. Разве нам необходимо для этого обращаться к истории? Нет. Мы находим объяснение в этой самой книге. В гл. 8, 20.21 в образе третьего царства представлена Греция: “Овен, которого ты видел с двумя рогами, это цари Мидийский и Персидский”. Здесь дано подтверждение того, что я до этого сказал о втором царстве. Но когда был еще овен, пришел косматый козел с большим рогом между глазами. И этим единственным рогом он бодает овна, символизировавшего мидийского и персидского царей. И здесь мы узнаем о третьем царстве, которое “будет владычествовать над всею землею”. Как же оно называется? Стих 21 дает на это ответ: “А козел косматый - царь Греции, а большой рог, который между глазами его, это первый ее царь”. И нам не нужна история для объяснения пророчества. Из Слова Бога мы узнаем ясный, определенный ответ на то, какое именно государство было третьим царством, а все исследования исторических фактов лишь подтвердят этот ответ; но в этом вовсе нет необходимости. Если мы будем опираться на Слово Бога, то основание, на котором мы находимся, не сможет пошатнуть никакая история ни единым примером. Бог, дающий единственно-достоверные факты, показывает, что за Мидо-персидской империей следует Греческая. Сломлен единственный большой рог последней, и “вместо него вышли другие четыре: это - четыре царства восстанут из этого народа, но не с его силою”. Царство Александра после его смерти распалось на четыре большие царства, за власть в которых боролись его военачальники. И вы знаете об их сравнительной незначительности при жизни Александра. Он был большим рогом, первым царем и представителем третьего царства. И возникает вопрос: “Что же должно последовать за этим? Какая другая великая империя должна была прийти на смену этой? Какая последняя империя должна возвысить царство пред Богом?” Ветхозаветная история завершается до того, как начала отсчет времени третья империя. В книге пророка Неемии содержатся последние исторически подтвержденные факты, когда еще правил персидский царь, то есть вторая империя еще имела превосходство. Начинается история Нового Завета, и что же мы здесь находим? Стоит прочитать всего лишь начало евангелия по Луке, и мы узнаем о другой великой империи, которая господствовала в то время: “В те дни вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле”. И мы тотчас же находим упоминание о четвертом царстве, не испытывая необходимости прибегать для этого к истории. Вот четвертое царство, и оно было всемирным; оно собирает людей со всего мира для переписи, и Бог позаботился о том, чтобы состоялось законное признание его собственного Сына, рожденного здесь.
Итак, четвертым царством была Римская империя. Зная это из Писания {Я не сомневаюсь в том, что под “кораблями Хиттимскими” (Дан. 11, 30) имеется в виду морское владычество Рима, которое было разрушено Антиохом Епифаном. Но так как это менее наглядно, чем Лук. 2 ; Иоан. 11, 48, то я и привел непосредственное доказательство из Нового Завета}, я могу обратиться и к истории, которая свидетельствует о том, что именно Римская империя сокрушила власть Греции. Сначала они соединились с греками в борьбе против македонцев, а затем напали на греков и вскоре их победили.
Впоследствии римляне распространили свои завоевания по всей Азии. Что же говорит об этом Бог? “А четвертое царство будет крепко, как железо; ибо как железо разбивает и раздробляет все, так и оно, подобно всесокрушающему железу, будет раздроблять и сокрушать”. Даже когда люди призывают на помощь историю, то разве от этого можно увидеть все факты более явно? Где могут они найти подобное описание этой империи, которое дано здесь Богом? Один известный историк, говоря об империях, описывал их в весьма живописных образах, используя при этом символы пророка Даниила. Он не смог найти более подходящих образов, чем те, которые уже были освящены Духом Бога для описания империй, хотя каждый знает, что это было сделано не из-за отсутствия воображения, а, скорее, из желания опираться на Писание.
И даже это еще не все, что сообщает нам Бог. “Ибо как железо разбивает и раздробляет все, так и оно, подобно всесокрушающему железу, будет раздроблять и сокрушать”. Никогда еще описание не было настолько точным. Я мог бы процитировать отрывки из произведений древнеримских авторов, которые показывают, что сами они и политики давали определение своей империи в выражениях, в основном сходных с этими.
Но было и то, о чем они не смогли бы сказать, то, что находилось вне пределов возможностей человеческого предвидения. Это государство более других отличалось своей силой в подавлении всякого, кто поднимался против него, какой бы ни была его благосклонность к тем, кто смирялся перед завоевателями. Именно это государство здесь и описывается: “А что ты видел ноги и пальцы на ногах частью из глины горшечной, а частью из железа, то будет царство разделенное”. Но римляне ничего не говорят об этом. История не всегда является правдивым информатором. Те, кто описывает искусство управления своим собственным государством, как правило, не очень-то заслуживают доверия. Если существовало нечто, угрожавшее гибелью, то они были настолько рады утаить это, насколько были склонны упиваться любым свидетельством своей смелости, силы и славы. Но Бог раскрывает нам все, и мы узнаем, что та империя, которая должна была прославиться своей поразительной мощью, эта самая империя должна была также проявить и величайшую, присущую ей слабость: “И в нем останется несколько крепости железа, так как ты видел железо, смешанное с горшечною глиною. И как персты ног были частью из железа, а частью из глины, так и царство будет частью крепкое, частью хрупкое. А что ты видел железо, смешанное с глиною горшечною, это значит, что они смешаются через семя человеческое, но не сольются одно с другим, как железо не смешивается с глиною”. Железо было исконной основой, а глина была добавлена лишь впоследствии и, собственно говоря, не принадлежала к огромному железному истукану; она была его чужеродным компонентом. Когда и откуда она появилась? Я полагаю, что Дух Бога, используя образ глины, указывает не на исконную основу Рима, обладавшую прочностью железа, а на орды варваров, вторгшихся в более поздний период, ослабляя власть Рима и образуя ряд отдельных царств. Я могу утверждать это лишь в порядке собственного предположения, основанного на обобщении высказываний и образов Писания. Нам представлено то, что было не исконно римским, но было внесено в другое время, а это и есть смешение двух основ, породившее слабость и в конечном итоге приведшее к распаду. Эти орды проникших в страну варваров сначала считались не завоевателями, а лишь гостями Рима, и, в конце концов, они поселились в его пределах. Как следствие, это привело к разделению империи. Шарлемань впоследствии вынашивал идею образования империи, и он много трудился для ее осуществления; но это не удалось, и все, что он приобрел в своей жизни, после его смерти было разделено. Другой человек пытался повторить это уже позже. Конечно же, я имею в виду императора, сосланного на остров Святой Елены. В глубине души он помышлял о подобной всемирной монархии. Каков же был результат? Его успех был еще более недолговечен. Все было полностью возвращено к своему изначальному состоянию еще прежде, чем он сделал свой последний вздох. И так будет продолжаться до тех пор, пока не настанет момент, о котором говорится здесь и который более полно освещен в Откровении Иоанна. Я полагаю, именно об этом и повествует Писание. Еще до окончания этого века появится самый удивительный союз двух явно противоречащих друг другу основ всемирной главы империи и отдельных независимых царств, имеющих каждое своего царя, причем над всеми этими царями будет стоять один император. И до наступления этого времени любая попытка объединить различные государства будет заканчиваться полным крахом. Эта империя образуется не в результате слияния их вместе в одно царство, но каждое царство будет иметь своего собственного царя, подчиняясь при этом одному главе. И Бог сказал, что они будут разделены. Именно это нам здесь и показано: “Но не сольются одно с другим, как железо не смешивается с глиною”. И если когда и была часть мира, которая представляла подобную несвязную систему государств, то это современная Европа. Пока преобладало железо, существовала одна империя, но затем появилась глина, чуждый материал. Благодаря железу будет всемирная монархия, а благодаря глине - отдельные царства.
“И во дни тех царств Бог небесный воздвигнет царство, которое вовеки не разрушится, и царство это не будет передано другому народу; оно сокрушит и разрушит все царства, а само будет стоять вечно”. Обратите внимание на эти слова - “и во дни тех царств”. Это и будет исчерпывающим ответом тем, кто пытался сделать это рождением Христа или представлением того, что они называют царством благодати. В то время, о котором здесь говорится, империя разрушится и разделится. Было ли это тогда, когда был рожден Господь? Разве могло быть тогда, “во дни тех царств”? Ничего подобного. Рим был тогда в самом расцвете сил: в империи не было заметно ни единой бреши. Был лишь один правитель и одна господствующая воля. Посему это и не было “во дни тех царств”. Но к чему же тогда относится этот стих? Я полагаю, к заключительному периоду развития Римской империи; но не к тому времени, когда родился Христос, а когда Бог “вводит Первородного во вселенную”, когда будет приведен Господь Иисус (но не как Навуходоносор), чтобы страдать и умереть, а когда Он придет с божественной властью, чтобы судить, “камень отторгнут был от горы не руками”, что в определенном смысле может быть применено к Нему. И здесь нам дано толкование. Это относится не к его личности, а в большей степени к царству, которое Бог установит в нем и чрез него. Несомненно, камень - это Он, но это разрушительный камень, уничтожающий царства на земле. Разве кто-то может отрицать это? “Камень отторгнут был от горы не руками и раздробил железо, медь, глину, серебро и золото”. Это было крушением всего истукана. Произошло ли это тогда, когда родился Христос? Разве Христос напал на Римскую империю? Разве Он разрушил ее? Нет, напротив, Христос был убит, и ее слуга послужил официальным исполнителем его казни. Можно сказать, что истукан погубил его, вместо того, чтобы Он разрушил истукана. Такое толкование даже недостойно серьезного внимания.
Камень упал на ногу истукану, пальцы которого были частью из глины, а частью из железа, иными словами, таково окончательное состояние Римской империи. После ее разделения камень ее погубит. Таким образом, его действие является не благодатью, а осуждением. Он не сеятель, сеющий семя, чтобы воспроизвести жизнь, еще меньше он представляет собой закваску, увеличивающуюся сверх всяких пределов. Камень падает с разрушительной силой на истукана и полностью раздробляет его. И из этого совершенно очевидно, что речь идет не о первом пришествии Христа. Его рождение уже было. Оно состоялось в ходе развития Римской империи и никоим образом не разрушило ее. Что еще будет связано с Римской империей, так это пришествие Господа Иисуса Христа в некий день в будущем.
Кто-то может сказать: “Как это может быть? Римская империя уже не существует”. Но позвольте мне спросить: “Как это может свидетельствовать о том, что больше не будет Римской империи? Разве мы можем доказать, что Римская империя не возродится?” Здесь мне сказано лишь о том, что разбитые на куски железо, глина, медь, серебро и золото стали подобны праху на летнем гумне.
А в Откровении Иоанна говорится о звере, символизирующем имперскую мощь Рима, что “зверь... был, и нет его, и выйдет” (Откр. 17, 8). В этом вообще нет никаких сомнений. Ни один человек, знающий об апокалипсисе, не стал бы спорить с этим. Если это так, то из этого следует, что зверь, или империя, существовавшая во времена Иоанна, должна исчезнуть, а затем появиться вновь, выбравшись из бездны. То есть воссоединение частей, составляющих Римскую империю, будет осуществлено силой сатаны. И необходимо заметить, что когда зверь появится вновь, то, как видно из главы, в то время будут править десять царей, которые согласятся передать свою власть зверю или человеку, пришедшему от сатаны, чтобы основать империю и управлять ею. Он будет использовать эту огромную власть против Бога и Агнца, будет разрушаться любое появление христианства, будет восстановлено идолопоклонство и воздвигнут антихрист. И Бог затем скажет, что нельзя больше этого сносить и что настал час. Господь Иисус удалится от десницы Бога и совершит суд над всеми этими подлыми претендентами.
“И во дни тех царств Бог небесный воздвигнет царство ... оно сокрушит и разрушит все царства, а само будет стоять вечно”. Первое действие этого камня -разрушение. Речь идет не о спасении душ, а только о наказании и разрушении, уничтожении царств и всего, что возвышает себя против истинного Бога.
Но здесь могут возникнуть трудности из-за того, что когда будет нанесен этот сокрушительный удар, то золото, серебро и медь смешаются с железом и глиной, словно сменяющие друг друга в одно и то же время. Дело в том, что хотя, например, Вавилон и лишился значения империи, он все же существовал, подчиняясь сменившим его более могущественным государствам, и так происходило с каждым государством вплоть до Рима (ср. Дан. 8, 11.12). Итак, даже тогда, когда совершится окончательный суд, все еще будут существовать представители этих трех предшественников, отличающихся друг от друга. Из этого становится видно, что под последней империей подразумевается государство, которое находится исключительно на западе, а не одна из бывших империй.
Таким образом, главное местонахождение современной цивилизации (то есть десяти царств зверя) и будет местом этого ужасного отступничества. И беспристрастная мудрость Бога допустит это, потому что люди не восприняли любовь истины для того, чтобы им спастись. Бог пошлет им великое заблуждение, чтобы они поверили лжи. “Да будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду”. У меня не возникает сомнения в том, что таково будет будущее мира согласно власти Слова Бога. Это замечательное пророчество проводит нас от начала первой имперской державы к последним дням, до того, как Бог воздвигнет свое царство и состоится суд, когда Бог будет иметь дело также и с живыми, а не только с мертвыми. Он по справедливости осудит обитаемый мир с помощью того человека, которого Он предопределил для этого, в то время как Он всем людям дал уверение в том, что воскресил его из мертвых.

Даниил 3

Главы, заполняющие промежуток между главами 2 и 7, посвящены констатации исторических фактов, которые, на первый взгляд, казалось бы, не носят пророческого характера. Но мы всегда должны помнить о том, что в целом Писание выходит за рамки простого перечисления событий, пусть даже они весьма поучительны и важны с духовной точки зрения. И это верно для всей Библии. Возьмите, например, такую книгу, как Бытие. Хотя она и является явно историческим и одним из самых простых повествований в Библии, было бы ошибочно не видеть в ней проникновения в самое отдаленное будущее. В Новом Завете Дух Бога вновь и вновь обращается к самым значительным фактам. Как мы видим, случай с Мелхиседеком имеет то же самое значение, какое передал Святой Дух в послании Евреям; и в других местах Писания мы также находим ссылку на это событие. Священник и царь, зачастую представленные в те дни в одном лице, встречая Авраама, возвращающегося после поражения царей, благословил его именем того, чьим священником он был, и получил от Авраама десятину. И нам необходимо помнить, что Слово Бога рассматривает это как признак происшедшего значительного изменения, раскрывая нечто еще гораздо большее и устремляет взгляд ко дню Христа, в чем я полностью убежден. В послании Евреям, где обсуждается священство Христа, пребывающего ныне на небесах, всего лишь вскользь упоминаются некоторые важные черты священства, но без их разъяснения. Главным стремлением было показать на основе иудейских писаний более высокий характер этого священства (по сравнению со священством Аарона), того священства, которое не было унаследовано от какого-то предшественника и не передавалось наследнику. Я упоминаю об этом лишь для того, чтобы показать, что Писание дает символическое значение (а что это, другими словами, как не пророчество) того, что должно было бы быть, по-видимому, подлинным описанием исторического события. Именно это качество я и приписываю историческим фактам в книге пророка Даниила. Ибо вполне очевидно, что даже в самых неприкрашенных книгах вдохновенной истории, таких, как Бытие или Исход, где пророчество не является очевидной темой или характерной чертой, нам известно множество случаев, явно использованных в Новом Завете для предсказания пришествия доброго, и мы можем еще больше сделать такой вывод о пророчестве, подобном пророчеству Даниила. Мы должны рассматривать не только непосредственно пророческие видения, но и факты, связанные с ними, как интуицию с родственным духом. Было бы довольно легко привести аналогичные примеры и из других отрывков. Давайте ненадолго остановимся на пророчестве пророка Исаии. В этой книге после продолжительного ряда стихов наступает перерыв. Сообщаются несколько широкоизвестных исторических фактов о вторжении в Ассирию и ее уничтожении, а что касается Езекии, то рассказывается о его болезни и выздоровлении, чуде, совершенном в стране, и посещении посла от вавилонского царя. А затем мы знакомимся с возобновившимися и следующими своим чередом пророчествами. Можно без труда доказать, что факты, относящиеся к Сеннахириму и Езекии, имеют определенное и самое поучительное отношение к пророчествам, среди которых они находятся. И рассматривать их только лишь как факты, введенные в такой контекст исторически, без какой-либо более глубокой и далеко идущей причины, отделяя одну часть книги от другой, значило бы лишить эти факты по крайней мере части их ценности. Не будет преувеличением назвать главной истиной, относящейся ко всему Слову Бога в целом, то, что нельзя принижать Писание до простого перечисления фактов, запечатленных в нем, но эти факты были специально отобраны мудростью Бога и были даны в определенном порядке с целью показать чудовищные пути человека и сатаны и славные сцены перед лицом самого Бога, которые вновь возымеют место в последние дни. И если точно так обстоит дело с исторической частью Слова Бога, то вполне обоснованно, что это должно быть истинно и для такой пророческой книги, как эта.
И очевидность этого будет проявляться по мере того, как мы будем знакомиться с фактами в том порядке, как они здесь даны. И мы увидим взаимосвязь и особое значение глав лучше, чем с помощью более сложных предположений, которые я мог бы сделать на основании других частей Слова. Ибо это есть и должно быть свидетельством подлинного значения Писания. Раскрытая истина подобна свету. Истина не требует освещения извне, чтобы раскрылось ее значение, но она сама себя раскрывает. Не нужна ни тонкая свеча, ни рукотворный факел, чтобы познать дневной свет. Солнце, само не желающее ничего, полностью затмевает все подобные искусственные светила, оно светит для себя и управляет днем. Это значит, что где бы вы ни встречали человека, способного видеть, там истина привлекает к себе его внимание. У него “чистое сердце”, как называет это евангелист Лука, и “чистое око”, как гласят другие писания. И где бы истина ни была сообщена человеку, готовому принять ее как драгоценный свет Бога во Христе, они взаимно соответствуют друг другу. Сердце подготовлено к этому, оно желает этого, и когда истина услышана, оно склоняется перед ней, принимает ее и наслаждается ею. Но если сердце, напротив, занято самим собой или миром, то никакая истина не сможет склонить к себе. Воля человека действует, а она является постоянным, неизменным врагом Бога. Поэтому в евангелии по Иоанну (гл. 3) сказано, что ни один человек не сможет войти в царство Бога, не родившись свыше от воды и Духа. То есть должно осуществиться непосредственное, несомненное дело Святого Духа, взаимодействующего с душой, осуждающего ее и дающего ей новую природу, которая так же бесспорно обладает привязанностью к божественному, как ветхая жизнь к мирскому. Дух воздействует на новую тварь и дает ей разумение, а истина, если можно так сказать, является ее естественной пищей.
И я не сомневаюсь в том, что в третьей главе книги пророка Даниила, а также в трех последующих, мы обнаружим, что все они обладают своими отличительными чертами и что это видно не только из того, что происходило в дни жизни пророка Даниила, но они были записаны пророком, чтобы показать ход прошлых событий и будущую судьбу великих языческих государств. И мы должны рассматривать их в свете пророчеств, окружающих их, а не бессистемно воспринимать их как изложенные факты, как это сделал бы любой человек. Одним словом, Бог дал их здесь, тесно связав с пророчеством, в котором они содержатся.
В главе 2 мы видели высшие действия Бога по отношению к человеку, взятому из язычников, чтобы быть слугой его власти. Это обретает новую форму вследствие того, что народ Израиля и их цари вполне определенно доказали, что они недостойны обетования и призвания Бога. Поэтому Бог и ввел в мире имперскую систему управления. Не только отдельному народу было позволено возрастать в силе и быть воплощением ужаса для соседних государств, но это стало к тому же благословенным примером путей Бога. Одному правителю дозволено было стать господином мира, одному монарху дозволено было быть не только могущественным царем, но и правителем других царей, которые были для него лишь подчиненными или приспешниками. Это началось с Навуходоносора и характеризовало языческую империю. На это, однако, могут возразить, что мы не имеем сегодня подобного государства. Это действительно так. В мире не существует такого имперского правления; и его не существовало со времен падения Рима, хотя и были явные претенденты на это. Но они потерпели поражение. Откровение Иоанна показывает нам этот временный перерыв. Когда-то был правитель, когда еще существовала Римская империя, у которого цари были слугами. А в настоящее время имеет место перерыв, когда все это прошло. Но все же это будет возрождено. И это, я полагаю, будет тем важным событием, которое ожидает сегодняшний мир. Это захватит людей врасплох и, уже осуществившись, станет способом сосредоточения власти сатаны и воплощения его замыслов на земле. Все это представляет для нас большой интерес. Мы находимся на грани перелома в истории мира, и даже те, кто отыскивает признаки этого, признают, что мы приближаемся к окончанию века и времен язычников. Восстановление империи уже недалеко. И очень важно помнить, что, возродившись, она не станет лишь повторением того, что уже было прежде, но власть сатаны проявится невиданным доселе образом. “И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи, да будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду” (2 Фес. 2,11.12). Очень многие из многих христианских братьев могут воскликнуть, что я говорю слишком жестокие вещи. Но все же Слово Бога мудрее людей. Эта мысль не принадлежит ни мне, ни кому-нибудь другому. Никто не смог бы высказать такое предсказание, исходя из своего собственного разума. Но Бог раскрыл его самым ясным образом. Люди могут ссылаться на недавние удивительные деяния Бога в той или иной стране и, так сказать, находить ответ благословения, раздающийся на несколько кварталов от нас. Но подобные вещи никоим образом не противоречат тому, что я сказал. Мы всегда можем увидеть одновременно и то и другое, когда люди приближаются к началу какого-то значительного изменения. С одной стороны, увеличивается всеобщая сила зла, и гордость человека вздымается на невиданную высоту. А с другой стороны, неустанно действует Дух Бога, отвоевывая души для Христа и отделяя тех, кто должен быть спасен от гибели, которая будет неизбежным концом для греха и гордыни. Но я верю, что когда обнаруживается любой всплеск зла, то нам необходимо ожидать увеличения благословений от Бога во время ожидания, которое непосредственно предшествует суду.
Но, возвращаясь к непосредственной теме данной главы, мы находим, что имперская власть была в руках язычников, и первое, что сказано об этой власти, то, что она установила идолопоклонство, или, скорее, она была настолько развращена, что придала идолопоклонству блеск, невиданный в древнем мире. И проще всего прослеживается очевидная связь между золотым истуканом, которого Навуходоносор поставил на поле Деире, и тем истуканом, которого он видел в своем ночном видении. Хотя и сделанный им истукан не был точной копией. И все же, разве делает Навуходоносор, согласно Писанию, истукана, чтобы все народы, племена и языки пали бы и поклонились ему? Ясно, по крайней мере, одно: наводит ли золотая голова огромного истукана на эту мысль или нет, во всяком случае это не помешало царю. Напротив, здесь мы узнаем, что власть, данная ему в руки Богом, используется страшным образом. Причина, я думаю, состоит в том, что Навуходоносор был настолько же мудр по плоти, насколько и своенравен. Наиболее очевидно то, что он занимал такое место, какое до сих пор никто не занимал. Он был не только монархом обширного царства, но и полновластным правителем множества царств, в которых люди говорили на различных языках, имели самые разнообразные привычки и обычаи. Как же с ними нужно было обращаться? Как же одному человеку сдержать и управлять всеми этими многочисленными племенами? И была сила, которая оказывала самое мощное воздействие, чем что-либо, которое, став общепринятым, очень тесно связывает людей, но если оно раздражает, то может поднять народ против народа, дом против дома, детей против родителей и родителей против детей, и, более того, жен и мужей друг против друга. Никакой другой социальный конфликт не может сравниться с конфликтом, порождаемым различием религий. Следовательно, как бы для предотвращения такой большой опасности дьявол исподволь внушил халдейскому политику мысль о единстве в религии как самому надежному средству объединения его империи. Он должен обладать единой всеобщей религиозной властью, чтобы сплотить все сердца своих подданых. По всей видимости, он считал это политической необходимостью. Объединить их в поклонении, объединить все сердца в преклонении перед одним и тем же объектом, и тогда появилось бы то, что дало бы надежду и возможность сплочения в единое целое всех этих разрозненных частей. Поэтому он вынашивает идею воздвижения огромного золотого истукана на поле Деире, недалеко от столицы империи. Он повелел собраться всем странам, наместникам, воеводам, верховным судьям, казнохранителям, законоведцам, блюстителям суда и всем областным правителям, всем, обладавшим силой и властью, на торжественное открытие истукана. Он окружает это всем, что могло бы привлечь внимание и подействовать на эмоции. Это событие сопровождалось музыкой, исполняемой на всевозможных инструментах. Когда раздался звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и т. д., то представители этого огромного государства должны были пасть и поклониться “золотому истукану, которого поставил царь Навуходоносор”. Человек сам может сотворить себе идола, но он не может отыскать истинного Бога. И если речь заходит о почестях мира, то единственное, что может привести людей на эти огромные весы, связано с природой человека, каков он есть. Нельзя объединить верные сердца со лживыми. Но если путь к истинному Богу загражден, то появляется сатана, чтобы найти то, что, будучи введенным властью человека, сможет управлять всеми уступившими. Так произошло и здесь. Была использована власть империи, и всем было приказано поклоняться золотому истукану под страхом смерти. “А кто не падет и не поклонится, тотчас брошен будет в печь, раскаленную огнем. Посему, когда все народы услышали звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и всякого рода музыкальных орудий, то пали все народы, племена и языки, и поклонились золотому истукану, которого поставил Навуходоносор царь”.
Но были и те, кто стоял в стороне от этой толпы, поклонявшейся идолу, очень немногие, хотя несомненно, что были и другие - скрывающиеся. Мы можем вполне смело утверждать, что здесь не был упомянут сам Даниил. Как бы то ни было, троих его товарищей там не было, и это вызвало недовольство у других, особенно потому, что из-за своего возвышенного положения в Вавилонской области к ним было привлечено особое внимание народа. Конечно же, люди сразу заметили их отсутствие к неудовольствию царя. “В это самое время приступили некоторые из Халдеев и донесли на Иудеев”. Затем, напомнив царю о его повелении, добавили: “Есть мужи Иудейские, которых ты поставил над делами страны Вавилонской: Седрах, Мисах и Авденаго; эти мужи не повинуются повелению твоему, царь, богам твоим не служат и золотому истукану, которого ты поставил, не поклоняются”. “Тогда Навуходоносор во гневе и ярости повелел привести Седраха, Мисаха и Авденаго”.
Мне кажется, что этот факт имеет очень большое значение. Языческий царь использует свою власть, чтобы установить религию, связанную с политикой царства, религию, призванную служить сегодняшним земным целям. Там, где это имеет место, религия не может остаться делом Бога и совести. Речь уже не идет ни о подлинной вере в Бога и его истину, ни о свободе, чтобы осуждать обман. Поклонение, введенное языческим царем, стало обязательным для подчиненных под страхом смерти.
Существуют определенные вещи, которые на некоторое время препятствуют естественным проявлениям мирского своеволия, осуждая религию мира. И это происходило на протяжении некоторого времени. Всем известно, что в течение более чем пятидесяти лет существовала некая система взглядов, известная под названием “либерализм”. Либерализм владел умами людей. И никоим образом он не предусматривал уважения к Богу и его Слову. Его главный козырь - права человека. Его основным требованием является то, что всем должна быть предоставлена свобода мыслить, возможность действовать и поклоняться, как им нравится. И пока этой идее человеческих прав дозволяется действовать в умах, милость Бога обращает ее для христиан, к познанию Бога, к возможности спокойно пройти через это и поклоняться Богу согласно его воле. Всегда было неоспоримо то, что Бог предъявляет права своему собственному народу, что, как Отец, Он ищет своих детей, чтобы они могли поклоняться ему в духе и истине. Обновленное сердце и совесть наслаждаются его волей, и все находят блаженство в превознесении его. И для верующего эта воля так же безусловна, как и абсолютизм языческого царя. Но либерализм действительно не терпит такого исключительного притязания на совесть. Либерализм привел к некоторому успокоению в мире, а проявление полной власти над религией является лишь затишьем. Ибо, если удалиться от современности, никто не будет отрицать того, что какой бы ни была религия, вводимая монархом для управления своим государством, она неизбежно не признавала бы никаких расхождений, противоречий или компромиссов. Это привело бы к провалу того намерения, ради которого эта религия была навязана. А она была предназначена для того, чтобы бороться против Бога. Сам монарх мог осознавать это, и он, конечно же, был склонен к тому, чтобы поклониться Богу в соответствии с его волей. Но использование власти в государстве, чтобы принуждать других, является практически отрицанием непосредственной власти Бога над сознанием человека.
Итак, мы должны извлечь урок из того, что уже в самом начале сделал языческий царь с властью, данной ему Богом: царь установил свою собственную религию и принудил к ней всех своих подданых. То есть вся власть от Бога была обращена на то, чтобы отвергнуть истинного Бога и потребовать всеобщего послушания своему идолу под угрозой ужасной смерти в качестве немедленного наказания за непослушание. Это и было самой важной отличительной чертой первой языческой империи.
Но человеческое зло и сила сатаны служат лишь тому, чтобы выявить верных. Царь приказал бросить их в раскаленную печь. Однако сначала он, несомненно, увещевает их и предоставляет им возможность подчиниться. “С умыслом ли вы, Седрах, Мисах и Авденаго, богам моим не служите, и золотому истукану, которого я поставил, не поклоняетесь? Отныне, если вы готовы, как скоро услышите звук трубы, свирели, цитры ... падите и поклонитесь истукану, которого я сделал; если же не поклонитесь, то в тот же час брошены будете в печь, раскаленную огнем, и тогда какой Бог избавит вас от руки моей?” И важно заметить, как мимолетно было впечатление, произведенное на разум царя. Последним событием, происшедшим перед установлением истукана, было то, что царь поклонился перед Даниилом, оказывая ему все божественные почести. Он даже сказал: “Истинно Бог ваш есть Бог богов и Владыка царей, открывающий тайны, когда ты мог открыть эту тайну!” И совсем иное произошло тогда, когда он обнаружил, что оспаривалась его власть и пренебрегли его истуканом, несмотря на угрозу сожжения в раскаленной печи.
Хорошо признать Бога на некоторое время, когда Он открывает ему тайну. Об этом было открыто сказано в главе 2. И Даниил представляет там тех, кто имеет разум Бога и боится Бога. “Тайна Господня - боящимся Его”.
Но Бог передал власть главе язычников, Навуходоносору. И теперь, когда эти мужи отважились смело посмотреть в лицо смерти, но не стали поклоняться истукану, царь преисполнился гнева, который выразился в презрении к самому Богу. Он сказал: “Тогда какой Бог избавит вас от руки моей?” Теперь это было делом между царем, которого возвысил Бог, и самим Богом.
И здесь проявилась чрезвычайно прекрасная и благословенная черта. Бог не противодействует силе силой. Не его путь уничтожать язычников, даже если среди них и действовала бесчестная сила, направленная против Бога, который представил им эту власть. И я привлекаю к этому ваше особое внимание, так как полагаю, что это действительно очень важно. Седрах, Мисах и Авденаго ничего не предпринимают для того, чтобы воспротивиться Навуходоносору в его порочности. Впоследствии мы узнаем, что его поведение было настолько преисполнено зла, что Бог лишил его всей славы и даже на некоторое время человеческого разума. Тем не менее эти благочестивые люди не делали вида, что он не подлинный царь только потому, что он установил и насаждает идолопоклонство. Для христианина речь идет не о царе, а о том, как он должен себя вести. Мы можем подчиняться Богу и в исполнении огромного количества повседневных обязанностей, в соблюдении законов страны, в которой мы живем. Это ведь могло бы произойти в любой другой стране. Я полагаю, что если кто-либо оказался бы в папистской стране, то и там он смог бы в главном подчиняться Богу, не нарушая законов страны. Но иногда ему приходилось бы скрываться. Если бы, например, жители этой страны пошли со своими процессиями, требуя знаков уважения к своему господину, то следовало бы избежать проявления своих оскорбленных чувств, хотя, с другой стороны, можно и не идти на уступки их лжепоклонению. Но всегда важно помнить, что правительство установлено и призвано Богом, и поэтому правительство требует от христианина послушания, где бы он ни находился. Одно из посланий Нового Завета как раз поднимает этот вопрос, т.е послание, которое более всех остальных раскрывает основы, характерные особенности и проявления христианства, что касается отдельного человека. Я имею в виду послание Римлянам, самое драгоценное из всех посланий апостола Павла. В этом послании прежде всего в полной мере показано состояние человека, а затем искупление, которое полностью исходит от Иисуса Христа. Первые три главы посвящены рассмотрению темы гибели человека, следующие пять - искуплению, которое Бог принес в ответ на гибель человека. А в последующих трех главах мы узнаем о промысле Бога, об отношениях Бога в большом масштабе с Израилем и язычниками. А затем мы знакомимся с практической или, по крайней мере, научающей частью послания. Сначала, в главе 12, описываются отношения христиан друг с другом, а затем, после некоторого отступления, - к врагам; и далее - их отношение к существующим властям (гл. 13). И само выражение “существующие же власти”, по-видимому, стремится охватить любую форму управления, под которой могут оказаться христиане. Они должны были оказаться не только под управлением царя, но и там, где был правитель иного рода; не только там, где было старое правительство, но и даже где это было вновь установленное правительство. Дело христианина - проявлять уважение ко всем, облеченным властью, почитать того, кого должно. “Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви”. И это особенно усиливается тем, что правящий император был одним из самых порочных и жестоких людей, когда-либо занимавших престол. Не может быть никакой оговорки или условия, никакой обратной стороны того мнения, что если император повелел, то это хорошо, и христиане должны подчиниться этому, но если им не повелели, то они свободны от своей верности императору. Христианин всегда должен слушаться, не всегда Кира или Навуходоносора, но он всегда должен слушаться Бога. И в результате это сразу отметает даже самый малый повод для обвинения благочестивого человека в том, что он является подстрекателем против власти. Я уверен, что ничто не может полностью защитить добрую репутацию христианина. Для мира весьма естественно злословить того, кто принадлежит Христу - тому, кого они распяли. Однако этот принцип освобождает душу от любого основания для подобного обвинения. Послушание Богу остается беспрекословным, но я должен подчиняться и существующим властям, если это согласуется с послушанием Богу, и не имеет значения, каким образом я буду это делать.
Света тех верных иудеев было далеко недостаточно для того, что должны иметь христиане сегодня: у них было лишь откровение Бога о том, что было участью Израиля. Но вера всегда понимает Бога: мало света или много, она ищет и находит руководство Бога. И те мужи проявили самую искреннюю веру. Император вынес повеление, которое противоречило источнику всякой истины единственно истинного Бога. Израиль был призван ясно выразить то, что таковым был Бог, а не идолы. Но появился царь, повелевший им пасть ниц и поклониться истукану. Они не осмелились бы согрешить, они должны были слушаться, скорее, Бога, чем человека. Нигде не сказано, что мы должны подчиняться человеку. Нужно слушаться Бога; каким бы ни был наш путь, Бога нужно слушаться всегда. Если я совершаю само по себе такое, что является правильным само по себе по той лишь причине, что у меня есть право не слушаться человека при определенных обстоятельствах, то я совершаю меньшее из двух зол. Для христианина существует принцип вообще никогда не причинять зла. Он может и совершить прегрешение, чего я вовсе не отрицаю, но я не понимаю человека, спокойно смиряющегося с тем, что он должен принимать зло, каким бы оно ни было. Это языческая идея. Идолопоклонник, не познавший света Бога, может и не знать ничего лучшего. Но мы встречаем христиан, которые сегодняшним признанием церкви оправдывают упорствование в познанном зле, говоря при этом: “Из двух зол мы должны выбирать меньшее!” Но я придерживаюсь того мнения, что каким бы ни было препятствие, для благочестивого человека всегда есть путь Бога, по которому он должен идти. Но почему же я встречаю на своем пути препятствие? Потому что я пытаюсь уберечь себя. Если я примиряюсь пусть даже с незначительным злом, когда открыт широкий путь комфорта и почестей, то я жертвую Богом и попадаю под власть сатаны. Именно такой совет дал Петр нашему Господу, когда заговорил о неизбежной смерти. “Будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою!” Так происходит с христианами. Совершая незначительное зло, идя на компромисс с совестью, избегая трудностей, которые всегда сопровождают послушного Богу, человек, несомненно, сможет избежать враждебности мира и заслужить его похвалу, потому что он угождал самому себе. Но если око чисто в этом, то всегда следует почитать права Бога, всегда отводить ему в душе первое место. И если необходимо выбрать между требованием Бога и тем, что требуют от меня люди, то я, скорее, должен послушаться Бога, а не человека. Там, где придерживаются этого, путь всегда будет очень прост. Может встретиться опасность, возможно, даже смерть заглянет нам в лицо, как было в рассматриваемом нами случае. Царь был вне себя от того, что эти мужи осмелились сказать ему: “Нет нужды нам отвечать тебе на это”. Нет нужды отвечать ему! О чем же они заботились? Речь шла только о Боге. Они заботились о том, чтобы “отдавать кесарево кесарю , а Божие Богу”. Они уже познали в духе этого слово Христа прежде, чем оно было дано. Они ответственно исполняли обязанности, возложенные на них царем, к ним не было никаких претензий. Но вот произошло то, что глубоко задевало их веру, и они почувствовали это. Была затронута слава Бога, а они верили в него.
Поэтому они сказали: “Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскаленной огнем”. Как же это прекрасно! Перед лицом царя, который никогда не думал служить кому-либо, кроме себя, и который не видел никого, кроме себя, кому необходимо было бы служить, - перед лицом этого царя они сказали: “Бог наш, Которому мы служим...” До этого они верно служили царю, потому что всегда служили Богу, и они должны были служить Богу, даже если это обретало вид противления царю. Но они уповали на Бога: “...и от руки твоей, царь, избавит”. Это была не просто абстрактная истина, это была вера. Избавит. Но заметьте, в этом заключено нечто большее. “Если же и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем и золотому истукану, которого ты поставил, не поклонимся”. Даже если Бог и не применит свою власть, чтобы избавить их, они будут служить ему; они не будут служить богам этого мира. О, возлюбленные друзья, какое достойное место предоставляет вера в живого Бога тому человеку, который ходит в этой вере. В тот момент эти мужи привлекли к себе внимание всей Вавилонской империи. А что же было с истуканом? О нем забыли. Сам Навуходоносор был бессилен в присутствии своих израильских пленников. Они были спокойны и бесстрашны, а сам царь проявил слабость. Ибо что может более свидетельствовать о слабости, нежели впадение в ярость, которая изменила выражение его лица, и произнесенные им угрозы, которые совершенно не достигли своей цели? Печь разожгли в семь раз сильнее, чем ее обычно разжигали. Самые сильные мужи, которым царь приказал бросить их в печь, были убиты огнем.
И когда это дело было совершено, перед глазами царя произошло новое чудо. Но теперь это было уже не видение, а проявление власти Бога. Когда меч царя был занесен против Бога, то насколько же это было тщетно! Среди огня раскаленной печи появилось видение, привлекшее его внимание. Изумившись, царь “поспешно встал, и сказал вельможам своим: не троих ли мужей бросили мы в огонь связанными? Они в ответ сказали царю: именно так, царь! На это он сказал: вот, я вижу четырех мужей несвязанных, ходящих среди огня, и нет им вреда”. Что же теперь можно сказать о власти Навуходоносора? Какой же смысл быть самым могущественным монархом мира, окруженным всем, что составляет источник его силы и великолепие его империи? По-видимому, то, что были связаны и брошены в огонь раскаленной печи трое мужей, было самым обычным случаем в его империи. А теперь царь был вынужден созерцать, как горят связывающие их веревки и их самих, освобожденных тем, что должно было стать их гибелью. Но он увидел не только это. Он не мог не сказать о четвертом, что он подобен Сыну Бога: “Вот, я вижу четырех мужей несвязанных ... и вид четвертого подобен сыну Божию”. Так же, как Бог мог использовать Валаама или Каиафу для высказывания истины, когда они мало думали об этом и не имели в этом общения с ним самим, так и в выражении царя “подобен сыну Божию” заключалась изумительная правда. Мы не должны предполагать, что царь разумом постиг значение сказанного. Но все же в этом отношении данное выражение содержало в себе поразительную истину. Он мог бы сказать: “Сын человеческий” или “Бог Израиля”, или многое другое. Но “Сын Божий”, по-видимому, точно подходит для описания происшедшего. И поэтому я полагаю, что верховная власть Духа Бога проявилась в том,что царь употребил это выражение. В Новом Завете, где вся истина выражается чрезвычайно отчетливо, мы находим, что наш Господь сам упоминал эти два названия, и оба они встречаются в книге пророка Даниила: Сын человека и Сын Бога. Сыном человека называют Христа в его законной славе. Он - Сын человека, потому что весь суд отдан ему. Как Сын Бога, Он дает жизнь: Он воскресает посреди смерти. Как Сын Бога, Он освобождает тех, кто связан, и “если Сын освободит вас, то истинно свободны будете”. Этот стих, мне кажется, является комментарием к значению именно этого факта. Был Сын, и Он освободил пленников. Человек связал их, попытавшись привести в исполнение свою угрозу мести тому, кто признает истинного Бога. Эти три мужа пожертвовали всем ради истины самого Бога вопреки всем противникам и истуканам, и Бог пришел ради них с властью избавления. И гордый царь не только признался в нарушении своего слова, но и связал их имена с всевышним Богом. Он не постыдился назвать его их Богом.
Языческая власть еще не закончилась. Но я полагаю, что ее окончание будет иметь такое же значение. Откровение Иоанна показывает нам, что последний великий языческий царь применил всю власть своего управления, чтобы навязать то, что в те дни называлось “религией”. А затем Бог чудодейственно проявит свою силу, чтобы сохранить своих свидетелей для определенного им дела. Некоторых постигнет смерть, могут быть и различные пути, которыми будет действовать Бог. Но Откровение показывает, что будут люди, сохраненные под гнетом власти, насаждающей идолопоклонство в последние дни.
Когда это произойдет, нас уже не будет в мире. Поэтому подчеркнуто упоминаются все иудеи в дни великой скорби. Ибо прежде чем люди, в конце концов, будут вынуждены признать истинного Бога, до этого произойдут яростные гонения. Бог будет прославлен и в огне - выражение, вполне определенно относящееся к остатку Израиля в последние дни. Начнет действовать чудесная десница Бога, но это произойдет с иудеями, а не с христианами. А что касается нас, то великая скорбь является нашим постоянным и подобающим уделом в мире. И Новый Завет свидетельствует об этом от начала до конца. Абсолютно ясно, что Святой Дух никогда не признает христианина, не отделенного от мира, не являющегося объектом его враждебности и гонений, не отвергаемого и не презираемого миром и не замечаемого им. Ведь Слово Бога отводит нам именно такое место. И христианину придется отвечать за то, что он потерял это место, ибо совершенно ясно, что описываемое мною так или иначе относится не к нынешнему времени. Значит ли это, что мир становится лучше или что мы стали хуже? Совести придется держать ответ, и Бог воспользуется ею, если она чиста, чтобы возвратить меня на то место, которое я никогда не должен был покидать. В течение всего времени превосходства язычников истинным положением христианина было послушание. Власть в большинстве случаев требует того, что христианин может с готовностью уплатить, но если возникает противоречие между властью мира и Богом, тогда мы должны слушаться Бога, а не людей, какими бы ни были последствия этого. Это единственное, что Бог признает в своем народе.
Каждая из последующих глав отмечает все возрастающую связь с ходом развития языческой империи. Но достаточно сказать лишь то, что идолопоклонство есть мировая религия, религия, предназначенная для каждого и навязываемая всем под страхом смерти, что является главной чертой, характеризующей языческую империю, и эта черта в большей или меньшей степени проявляется на протяжении всего существования империи. Поскольку это было первым проявлением власти, то это будет иметь место и по окончании века. Откровение Иоанна знакомит нас с последней ступенью развития последней языческой империи, и мы узнаем, что с чего она началась, тем она и закончится, что в завершение вновь появится использованное здесь принуждение, чтобы заставить всех своих подчиненных склоняться и поклоняться установленным ею образом.
Но мы обнаруживаем и другую аналогию. В то время у Бога были свои свидетели. И так как иудеи противостояли языческому идолопоклонству, то они вновь войдут в общение с Богом и станут особыми свидетелями, на которых Бог возложит эту честь. Этот благочестивый остаток Израиля в дни земного служения нашего Господа был представлен учениками. Они будут божественным семенем, оставаясь верными ему и любя его имя, и поскольку они обрели его, более или менее постигнув Мессию, то это в большей или меньшей степени будет освещаться светом Мессии. Эти люди будут ожидать Иисуса, чтобы прийти и принять его царство, после того, как собрание, соответственно названное таким образом, выйдет из мира отношений Бога на земле.
Таким образом, как власть языческого царя началась с этого идолопоклонства, навязываемого всем, и единственные свидетели Бога находились среди иудеев, так и в конце вновь появится идолопоклонство и у Бога вновь будет остаток верных среди этих жалких людей - свидетельство ради него самого посреди всеобщего отступничества.
Но, заглядывая в последующие главы, я надеюсь немного больше внимания уделить рассмотрению подробностей. Давайте запомним, что виденное нами ныне справедливо не только для того дня и относится не только лишь к свидетелям того времени. Если у Бога будут верные среди иудеев, то пусть и мы, христиане, не окажемся непослушными небесному видению! У нас более блестящие перспективы, чем те, что видел Даниил. Он не сподобился увидеть Иисуса из-за смертельных страданий, увенчавших славой и честью. Он мог свидетельствовать, с одной стороны, о непринятии Мессии, а с другой - о его всемирном и вечном владычестве. Кроме его прошлого и будущего владычества, мы познали в нем и другие, высшие проявления славы, и его самого, в ком сохраняются, как сокровища, эти благословения. Мы знаем, что Он является истинным Богом и вечной жизнью, и мы сами благословлены в нем на небесах всеми духовными благословениями. Мы призваны из этого мира, чтобы последовать за ним и быть сопричастниками его небесной славы. “Ибо еще немного, очень немного, и Грядущий придет и не умедлит”. И если это так, то как же нам необходимо удаляться от этого нынешнего злого мира! Как нам необходимо видеть попытки мира показать внешнее почтение имени Иисуса! Как часто люди, заходя в тупик, спрашивают: “Где и что есть мир?” И это, поистине, является прискорбным доказательством того, что они так слились с миром, что уже и не знают, где он. Господь способствует тому, чтобы у нас не было трудностей в познании, где есть мир, а где мы. Иудей вынужден был войти в мир с мечом в руке, приводя в исполнение суд. Но не таково положение христианина. Мы начали и должны продолжать идти с крестом, ища славы Господа Иисуса Христа. Все наше благословение зиждется на кресте, и все наши надежды сосредоточены в его славе и его новом пришествии ради нас.
Господь способствует тому, чтобы мы могли со все возрастающим чувством познавать благословенного, с кем мы общаемся и кому принадлежим. И какой бы ни были опасность и испытания, мы во всем будем иметь Сына Бога.
Давайте же будем больше и больше узнавать, что значит ходить со Христом в свободе и радости. И так Христос будет всегда с нами во всякое время нужды.