Авдий
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:
Калитки изготовление и установка автоматических ворот ворота распашные с калиткой из профнастила.

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Авдий

История Едома - одна из самых интересных в Писании, поскольку в ней показано отношение Бога к народу, родственному израильтянам, судьбой которого, однако, явилось все большее и большее расхождение с избранным народом Бога. Сначала упоминается о братском внимании - даже в книге пророка Авдия, - о нежности и тоске по брату Едому. Но неотвратимо наступает кризис, осуждение прежнего греха, который становится все более явным, пока, наконец, терпеть его становится равнозначным потворству злу и беззаконию. И в то же время в истории Адама мы видим явное подтверждение принципа моральной ответственности, о котором Бог никогда не забывает, а сохраняет его как нерушимую истину и святыню, поскольку он в равной мере подходит как врагам Бога, так и его друзьям. Тем не менее, мы также обнаруживаем то, о чем необходимо помнить наряду с этим, - высшую мудрость Бога, которому с самого начала не было необходимости узнавать что-либо о человеке или принимать решение. Он явил свои собственные намерения и цель даже еще до рождения детей Исаака. Уж таково было повеление, чтобы плоть явила свою сущность, и не просто в том семействе, где существовало зло, но и там, где была вера. Исаак замечательным образом выступал за благочестие, несомненно соблюдаемое в семье, за уравновешенный характер внутри семейного благочестия, как и Авраам выступал за прочный союз с Богом, за самоотречение во имя Бога. Вера Авраама была проверена в особых и примечательных условиях. Было нечто большее того, что называется открытым свидетельством в человеке, которого Бог соизволил назвать своим другом. Поскольку Исаак был более уступчивым, то он был склонен в большей степени отступать в условиях испытания. Он сам был избранным наследником, из-за которого был отвергнут первородный сын служанки - Измаил; и в его собственном семействе, среди сыновей-близнецов не только Исаака, но и Ревекки, сыновей одного отца и одной матери Бог снова проявил свою высшую волю. Невозможно увидеть большее сходство в данных обстоятельствах. Поэтому все это нам кажется еще более удивительным, когда мы обнаруживаем, что Бог еще до рождения близнецов объявляет об особенной судьбе этих сыновей. Как отмечено в другом отрывке, если бы Богу не было угодно выбирать, то очевидно, что эти двое не могли занять именно такое положение. Должен ли был Бог тогда отменить свое право? или же предоставить его человеку, позволяя лишь дьяволу оказывать на него влияние? Более подходящим было то, чтобы Он избрал то, что должно было занять высшее положение. Равноправие никогда не сохраняется; и обоим близнецам не должны были быть дарованы права первородного сына. Кто-то один из них должен был занять лучшее положение. Что-то должно было взять верх: либо порядок, установленный плотью, либо выбор Бога. Что же будет более справедливым? Несомненно, Бог, несмотря на все свое милосердие, всегда утверждает свойственное ему превосходство над человеком. Поэтому Он избрал Иакова, младшего из близнецов, а не Исава, ибо в противном случае было бы отдано предпочтение человеку во плоти - человеку в его развращении, человеку, отступившему от Бога. Невозможно, чтобы Он не принял во внимание это падение человека или последствия этого падения. Поэтому Бог выбирает и действует.
В то же время замечательно то, что, хотя в первой книге Писания показан выбор Бога с самого начала, Он не выносит духовный приговор Исаву в полной мере, Он полностью высказывает свое отношение к Исаву только в последней книге Ветхого Завета. Только в книге пророка Малахии Он признается: “А Исава возненавидел”. Я не мог бы представить себе ничего более ужасного, чем подобные слова в книге Бытие. Никогда Писание не представило бы Бога говорящим еще до рождения ребенка Исава и до проявления им беззакония и гордой злобы. “А Исава возненавидел”. Именно в отношении этого человек часто заблуждается. Однако здесь не имеется в виду, что выбор Бога определялся характером индивидуумов. Это должно было бы сделать человека правителем, подобным Богу. Но дело обстоит иначе: выбор Бога вытекает из его мудрости и сущности. Это подобает Богу и достойно его. Но осуждение какого-либо человека и каждого неверующего никогда не связано с превосходством Бога над человеком. Бог, согласно своему выбору, творит добро там, где соблаговолит, но никогда Он не ставит своей целью ненавидеть кого-либо. Нет такого учения в Библии. Поэтому я считаю, что хотя выбор является самой ясной истиной Писания, следствие того, что люди не попадают в число избранных, а именно осуждение неизбранных, является простым воспроизведением фатализма, общего для некоторых язычников и всех магометан необоснованного вывода о человеческом толковании божественных явлений. Но объяснение человеком того, что от Бога, не на основании божественных откровений его разума в его Слове не приносит пользы, но в сущности всегда является ложью. Человек не может дать этому правильное теоретическое объяснение. Единственно надежным и достойным основанием было бы твердо придерживаться простого объяснения этого Им самим; и это по той простой причине, что человек имеет обыкновение рассуждать своим собственным умом, а его собственный ум далеко не соответствует божественному разуму. Человек рассуждает и делает выводы согласно неизбежным законам человеческого разума. Здесь, однако, в основу всего положена воля Бога. Чтобы иметь возможность рассуждать правильно, верующий должен исходить из того, что есть Бог согласно тому, что Он сам говорит. Опасно делать вывод на основании сущности человеческой природы и его чувств. Такова существенная разница между тем, что надежно и что ненадежно в вопросах подобного рода. Человек должен покорно принимать рассуждения Бога и его Слово, а не рассуждать за него. Никто из людей не имеет права думать или говорить за него. Но мы можем и обязаны познавать все, что Он поведал нам о себе и своих путях в своем Слове.
Здесь нет никакой серьезной проблемы, тем более противоречий (по отношению к тому, что здесь было сказано), в том отрывке Писания, который часто приводится при обсуждении вопросов подобных этому, - речь идет об ожесточении фараона. Можно легко доказать, что такие карательные меры со стороны Бога, несомненно, справедливы. Писание позволяет нам увидеть, что до ожесточения египетский фараон являл собой гордыню, был жесток и богохульствовал; показано также, что Бог ожесточил сердце фараона только после того, как тот в полной мере явил своеволие и показал свое презрение к Богу. Но поскольку дела обстоят таким образом, я уверен, что это было заслуженное наказание фараону от Бога, потому что он выступил против его требований и его власти. Такое может случиться с человеком и теперь, но Бог никогда не ожесточает человека на первой ступени его неверия, а только после того, как человек услышит слово Бога и откажется поверить, - только тогда Бог делает человека черствым. Это, однако, ни в коей мере не является первым действием Бога, но, скорее, последним, заключительным актом наказания, когда человек проявил неуважение к Богу и пренебрег полным и истинным свидетельством. Душа каждого честного человека инстинктивно поклоняется истине Бога. Будучи простодушными и чистыми - я не говорю обращенными, - мы почувствуем, как верно, полезно и прекрасно все это. Все то, что извращает или даже игнорирует явленную суть и разум Бога, есть ложь и всегда будет приводить к неправильным выводам. Но в основном заблуждение заключается не столько в ошибочных выводах, сделанных из Писания, сколько в человеческих предубеждениях и в голом теоретизировании. Таковы учения кальвинистов и арминианцев. Мне кажется, что домыслы тех и других, вне всякого сомнения, необоснованны и оскорбительны для истины. В действительности же мы должны уповать только на Слово Бога. Мы можем уверенно положиться на его откровение, как могли и должны поступать лучшие из людей, те, кто больше всех отдает себя служению Богу, но которые также могут заблуждаться; и мы должны остерегаться, чтобы при простом изменении имен мы не попали в старую западню преданий или излишне доверились бы человеческой природе. Время, в которое мы живем, не представляет нам лучших гарантий, чем любое другое. Так будем же доверять Богу и Слову его благодати, которое способно укрепить нас! В конце концов ничто другое не может уберечь наши души от иллюзии или неправды. Напротив, если люди начинают что-то предполагать, то они идут по неправильному пути, уводя за собой и других; и здесь не имеет значения занимаемая ими позиция. Стоит ли мне говорить вам, что если бы это было обоснованным чувством, то его испытывали бы в такой же мере, как и мы, другие тоже? Залог нашей полной безопасности лишь в искреннем и безоговорочном подчинении Слову Бога. Для этого нам необходимо, чтобы нас направлял Дух. Но мы никогда не будем уверены, что Святой Дух является направляющей для нас силой, пока не обратимся прямо к Христу. Следовательно, эти три гарантии собраны вместе там, где мы поступаем правильно; и пока они все не утвердятся в нас, мы по-настоящему не избавимся от эгоизма и не будем полагаться на разум и волю Бога. Попытка использовать Слово Бога, не будучи наученным Духом, приводит человека к рационализму. Когда в самонадеянности пытаются обрести Дух Бога, не обращаясь к его Слову , то это приводит к фанатизму. Но помимо Слова и Духа нам необходима связь между ними, чтобы мы оставались твердыми и спокойными, но вместе с тем зависимыми и смиренными; и эта связь притягательной силы, которая связывает воедино Слово и Дух, заставляет нас устремить свой взор на Христа. Таким образом, вместо эгоизма (действительной причины всех заблуждений) нашей целью становится Христос - второй человек, а не первый.
Ведь таковым, не считая упоминания об ожесточении египетского фараона, является более раннее откровение об Исаве, самом основателе рода идумеян; нам также известно то, что говорится в Писании об идумеянах. О них упоминается раньше, чем об израильтянах, как о сильном и могущественном народе. В 36-ой главе книги Бытие мы узнаем о развитии и процветании этого народа, о превращении их в великую нацию; там представлено родословие Исава, начиная со старейшин рода и продолжая царями. Старейшины, как их называли, вероятно, соответствуют в современном смысле шейхам племен. Цари же на земле Едома появились задолго до того, как сынами Израиля стали править цари. Этих царей, я полагаю, мы должны были бы называть эмирами, то есть они являются царями не в полном смысле слова, скорее всего, они были своего рода начальниками; ибо среди сыновей Едома в большей степени проявлялась независимость, потому что они были жителями востока. Поистине, независимость все еще характерна для коренных детей пустыни. Хотя эмир, возможно, имел значительные права и привилегии, за его помощниками в значительной мере сохранялась свобода действий. Эти различные ступени власти получили развитие в раннюю эпоху Едома. Идумеяне имели старейшин и царей, процветавших в их среде, в то время как сыны Израиля были незаметны и оставались без управления. У идумеян (жителей Едома) была своя родословная царей (как мы определенно узнаем из стиха, представляющего большой интерес, который дает рационализму еще один повод продемонстрировать свое неведение и самонадеянное неверие) задолго до того, как сыны Израиля призвали Саула к правлению; более того, мне даже кажется, что это было до того, как израильтяне вышли из пустыни. Я полагаю без всякой самоуверенности на этот счет, что именно временное пребывание израильтян в пустыне охватило эпоху перехода идумеян от власти над ними старейшин, как они называются в Писании, к власти царей. Я могу обосновывать это тем, что в то время как в 15-ой главе Исхода мы узнаем об изумлении старейшин Едома, в Числах (гл. 21) мы читаем о царе Едома, который не разрешил сынам Израиля пройти по его земле. Хотя они и обещали не пить их воду или касаться их плодов бесплатно, царь Едома наотрез отказал им в их желании, хотя это ему ничего не стоило бы, а было так необходимо народу Бога. Поэтому получается, что при вступлении израильтян в пустыню еще сохранилась власть независимых старейшин, но перед исходом Израиля из пустыни власть одного царя быстро сменялась властью другого, того требовало тогда время и положение вещей.
Но как бы там ни было, приближение сыновей Израиля обострило чувства идумеян. Это всегда так. Никто сам не узнает этого до тех пор, пока не вступит в контакт с тем, что исходит от Бога. Это истинное и решающее испытание души. Следовательно, Христос является совершенным мерилом и образом, поскольку только Он до конца являет Бога. Он Бог, но ведь Он Бог в человеке, и поэтому, спустившись к нам, живя среди нас, говоря с нами, действуя и страдая на земле, Он становится самым решительным и абсолютным испытанием человеческой сущности. Как истинный свет, Он высвечивает и обнаруживает каждую душу, через которую Он проходит. И так происходит по сей день, хотя его уже нет здесь на земле. Несомненно, Он пребывает на небесах, но провозглашение его имени и истины производит то же значительное воздействие, что и его присутствие как человека на земле, если даже не большее, поскольку благовествование выявляет самое высокое, какое только можно себе представить, дополнение к силе его личности, явленное в действительности его искупительного дела. Увы, человеческая природа споткнулась о то и другое. Для человека явилось бы оскорбительным обнаружить, что кто-то, будучи человеком, даже самым скромным и непритязательным из людей, тем не менее является бесконечно более великим, чем Адам и все его сыновья, таким великим, что ни один человек не сможет уподобиться ему или даже приблизиться к нему, который в то же время снисходит до самых подлых и самых дурных, чтобы пожалеть и спасти их верой. И нет большего испытания для человеческого разума, чем подобное снисхождение, особенно со стороны того, которого он оскорблял и которому причинял зло только за то, что тот говорил ему о том, какой он недостойный, виновный и грешный. Следовательно, спасительное милосердие Бога несравненно более видно во Христе, чем если бы Он был законодателем, подобно Моисею, поскольку последнее по крайней мере оставило бы какую-то надежду на человеческие возможности, на его благоразумие и его достоинства; но когда человек представлен не более как грешник, это невыносимо оскорбительно для него; и распятие Христа, несомненно, влечет за собой открытое обличение человека, поскольку является полнейшим проявлением человеческой ничтожности, с одной стороны, и божественного милосердия - с другой.
Так это было до некоторой степени, и несомненно, неудачно представлено в Израиле, как объекте выбора Бога перед лицом Едома и его сыновей. Каждый из них мог быть довольно пристойным и, как правило, далеко не таким темным и развращенным, как их соседи, населявшие ханаанскую землю, но когда начала проясняться судьба Израиля, они в полной мере проявили враждебность своих душ. Хотя ничто не могло быть более почтительным и праведным, чем принародные предложения Моисея и сынов Израиля, ненависть жителей Едома стала почти несомненной. Они прислушивались лишь к внушению своей злобы и надменных сердец. Бог являет свою сущность самым замечательным образом. Согласно воле Бога, израильтяне поворачивают назад, несмотря на то, что были по его приказу провозглашены первыми среди народов этого мира. Они спокойно принимают неспровоцированное оскорбление их брата Едома, и делают это по явному повелению Бога, который хочет научить свой народ терпению. Для тех, кто в скором времени получит власть, всегда полезно научиться терпению. Но разве во всем, что случилось, Бог не желал показать, какую роль Он играет в обучении и воспитании своего народа? Они поворачивают назад, покорно приняв наглость своих родственников и спокойно подчинившись руководству Бога, которому также было выказано пренебрежение, как и им. Но, более того, им было велено питать самые дружеские чувства по отношению к жителям Едома, и это повеление составляло основу их закона. Какие бы исключения ни составляли другие обстоятельства из книги Второзаконие, где особенно выразительно говорится об этом, мы узнаем, что жители Едома должны были войти в “общение Господне” после третьего поколения. Это необычное разрешение, если можно так сказать, и особая привилегия; но как же удивительно, что она могла распространиться, помимо остальных, и на тех, кто так решительно презирал свое родство с Израилем, как эти сыны Едома! {Такое же повеление - не испытывать ненависти - было дано и в отношение египтян, к которым израильтяне питали естественное чувство, внушенное им о бывшем уничтожении их и об их страданиях на земле в рабстве: Бог желал видеть их великодушными, а не мстительными в своих воспоминаниях} Все это кажется тем более поучительным, потому что аммонитянам и моавитянам вход в “общение Господне” был запрещен вплоть до десятого колена. Таков истинный Бог; только Он подумал бы о таком ходе событий; только Он сам мог бы предписать это своему народу; ибо именно это заставило бы их действовать и чувствовать как возлюбивших его имя.
Но есть и другой принцип. Чем больше терпит Бог, тем хуже человек ведет себя перед лицом его милости и терпения, и тем большее наказание ожидает человека, когда наступит суд Бога. Об этом мы можем прочесть в последней истории о Едоме. Несомненно, в эти времена неверия многие воображали себе, что с Едомом покончено; и, несомненно, было бы трудным для этнологов выяснить, где живут и чем занимаются жители Едома в настоящее время и где они находились много веков тому назад. Но, говоря о трудностях, мы должны помнить, кто с ними действительно сталкивался. Бесспорно, если бы речь шла о человеке, то огромные препятствия возникли бы у него на пути; но это за пределами нашего разума и принадлежит лишь Богу и его Слову. Поэтому я умышленно и не двусмысленно настаиваю на том, что жители Едома не вымерли, а сохранились под другими именами, хотя человек не может обнаружить это теперь. Но существует другой имеющий к этому отношение факт, такой же удивительный, но в общем-то небезызвестный. Древний народ Бога, состоящий из двенадцати колен Израиля, все же возродился как единое целое.
Итак, подобно тому, как Он поступил со своим народом, Он должен был повелеть их врагам проявить себя. Следовательно, в тот самый критический момент, когда Бог заставляет избранную нацию возникнуть из пыли веков, где они лежали погребенными и оставались неизвестными большинству людей, Он также снимет завесу, которая до сих пор скрывает от других народов тех родственных израильтянам идумеян (жителей Едома) с их непреходящей ненавистью к сынам Израиля. Это великое и заключительное столкновение той эпохи произойдет тогда без дальнейшей отсрочки. Так, вероятно, представляют его пророки; и я верю им, а не современным утверждениям или надеждам и страхам людей.
Позвольте мне здесь сослаться на хорошо знакомую главу в книге пророка Исаии для доказательства того, о чем только что говорилось, - на главу 11. В ней говорится о том времени, когда Мессия утвердит здесь на земле свое царство, о котором и рассказывается в этой главе; и тогда наступит благословенное время покоя и радости, и Мессия будет судить бедных по правде и по истине будет решать дела их после того, как Он жезлом своих уст поразит землю и духом своих уст убьет нечестивого. Это как раз тот отрывок (как мы знаем), который приводит апостол Павел, говоря о том, что Господь Иисус явится в славе и уничтожит человека греха. Каждому разумному верующему ясно, что этот суд еще не свершился и что он возымеет место со вторым пришествием Христа. К тому же сами характеристики земли и ее обитателей, наделенных и не наделенных разумом, говорят о том, что все эти изменения несомненно произойдут в будущем; ибо когда еще с тех пор, как грех вошел в этот мир, волк жил вместе с ягненком или барс лежал вместе с козленком? Будет день, но он еще никогда не был, когда и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их. Только тогда, но не прежде “земля будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море”. Не будет ли выглядеть слишком абсурдным и похожим на сказку, если кто-то скажет, что существует или существовала возможность хоть чуть-чуть приблизиться к подобному блаженству в этом мире? Я признаю и большую радость, испытываемую Святым Духом в окружении душ, отделенных от этого мира для Христа; но здесь перед нами картина того, что будет происходить на земле с человеческим родом, со всеми тварями Бога. Это прекрасное будущее Бога, и произойдет оно, когда его помазанник будет царствовать на Сионе; тогда - не как теперь, когда небесная слава открылась нам через благодать к вере, - земля и все твари узнают благословение того, который придет царствовать, который, будучи Творцом, тем не менее умер во имя того, чтобы Бог смог примирить с собой не только верующих, но и всех тварей. Господь совершит это в свое время.
В середине этого захватывающего описания, представленного Исаией, мы читаем: “И будет в тот день: Господь снова прострет руку Свою, чтобы возвратить Себе остаток народа Своего, какой останется у Ассура, и в Египте, и в Патросе, и у Хуса, и у Елама, и в Сеннааре, и в Емафе, и на островах моря”. А чтобы не возникло и малейшего сомнения, он говорит: “И соберет изгнанников Израиля, и рассеянных Иудеев”. Что можно представить еще более ясным, чем это? “И прекратится зависть Ефрема”. Это будет не просто восстановлением древнего народа, но его духовным обновлением. “И прекратится зависть Ефрема, и враждующие против Иуды будут истреблены. Ефрем не будет завидовать Иуде, и Иуда не будет притеснять Ефрема”. А теперь о восстановлении их давних врагов. “И полетят на плеча Филистимлян к западу”. И понесут филистимляне бремя. И поскольку в древности они относились к израильтянам с величайшим презрением, то теперь будут вынуждены быть у них в услужении. Для них и это великое благо, что им разрешено стать слугами израильтян. Бог в своей суровой праведности мог бы уничтожить их вообще, и посему сказано: “И полетят на плеча Филистимлян к западу, ограбят всех детей Востока; на Едома и Моава наложат руку свою”.
Не является ли это намеком на то, что я хочу доказать, а именно что Едом является одним из тех районов и народов, который станет объектом деяний Бога во время грядущего восстановления Израиля? Мы должны помнить, что тысячелетнее дело Бога не будет сделано в один день - несомненно, оно будет сделано в тот (тысячелетний) день, но не за один день. День Господа займет значительное время. На мой взгляд, он охватит все тысячелетие, а может, и более того. Он включает промежуток времени до начала тысячелетнего царства и промежуток времени после, когда так называемое тысячелетие истечет. Этот день охватит тот подготовительный период, в течение которого Бог заложит основу для своего царствования в мире и славе на земле; он также захватит период после истечения тысячелетия, когда сатана будет освобожден из своей темницы и предпримет последнюю попытку навредить через Гога и Магога, но это приведет его к краху, как и его сподвижников. Все эти события и, конечно, великий белый престол, символизирующий вечное осуждение грешных мертвых от начала, также являются частью дня Господа. Поэтому очевидно, что день Господа означает период времени, который охватывает, как центральное событие, тысячелетнее царство Христа, но также включает очень важные события, предшествующие дню Господа и следующие за ним. Так гласит Писание, и Писание нельзя нарушить.
Ведь это может помочь нам увидеть, что с Едомом отнюдь не было покончено, как считают многие, не придающие значения тону пророческого слова. Жители Едома не вымерли, хотя в настоящее время о них ничего не известно из того, кем они были долгое время, особенно жителям запада. Но эта нация, несомненно, существует для Бога, как и те десять колен Израиля; и когда наступит день его суда над народами этого мира, все эти различные группы людей должны будут возникнуть снова для добра или зла. Так гласит Писание. Несомненно, все это свидетельствует о вечной ценности Слова Бога, имеющейся даже в том, что может показаться поверхностным и далеким. В Писании не просто упоминается об умерших и исчезнувших народах, чьи безжизненные кости историки, томимые тягостными сомнениями, вытаскивают из их захоронений и с любопытством разглядывают; в Писании мы найдем убедительные характеристики не только Бога и его народа, но также и народов, враждебных им, ибо и с ними Бог, несомненно, будет разбираться.
В соответствии с этим мы обнаруживаем там и то, что так поразило меня много лет назад, - то, что не только сами люди наделены определенными духовными чертами, составляющими их характер, но и целые народы могут являться носителями определенной духовности. Таким образом, характерной чертой идумеян было недолюбливание народа Бога, которому они явно завидовали. Мы не обнаружим это так явно в каком-либо ином народе. Возьмем другой народ, связанный с идумеянами, что мы и увидим в этом самом пророчестве Авдия. Можно ли утверждать, что враждебность к Израилю была особой и неизменной характеристикой Вавилона? Несомненно, Вавилон являлся величайшим бедствием, но лишь одним из тех, что когда-либо постигли Израиль. Одним из многих, говорю я, потому что филистимляне подвергли иудеев еще более ужасным бедствиям, чем даже Вавилон, как выразительно говорил пророк Исаия. При всем этом ни Вавилон, ни Рим не питали такой непроходящей злобы, какая, казалось, была сконцентрирована в жителях Едома. Не может быть никаких сомнений, что характер Едома отвечает тому, что Бог дает нам узнать через Исаака. “Вот, от тука земли будет обитание твое и от росы небесной свыше; и ты будешь жить мечом твоим и будешь служить брату твоему; будет же время, когда воспротивишься и свергнешь иго его с выи твоей”. Было бы трудно представить себе предсказание такого рода, где каждое слово было бы более истинно доказано всей историей человечества, чем жизнью и переменами Едома и Израиля соответственно. Тем не менее здесь нет и намека на злобу и мстительную ненависть идумеян. Жить мечом не значит обязательно враждовать, потому что честолюбие часто приводит к завоеваниям и намерению идти своим собственным путем там, где нет особой враждебности.
Многие народы были бы далеки от желания взяться за меч, но если бы другие, стоящие на их пути, не покорились бы им, то они не постеснялись бы применить силу. Вероятно, это мы и видим в поведении жителей Едома по отношению к другим. Поэтому, как мы знаем, в те далекие времена они домогались владений хорреев на горе Сеир (Втор. 2, 22). Хорреи были особым народом, жившим в пещерах. Но сыны Едома уничтожили их и поселились на их месте. Опять-таки, они завладели одним из самых замечательных городов в мире, состоявшем из жилищ троглодитов, в которых обитали древние люди, а затем они сами. Это были жилища, причем довольно удобные, сделанные из мягкого песчаника, встречающегося в Петре и других районах Идумеи. При довольно сухом климате, этот камень как нельзя лучше подходил для строительства зданий, больших и малых, для личных жилищ и залов для приема гостей. Они использовали также пещеры под жилье. Остатки этих поселений выглядят хорошо (сохранились и до сего дня). Жители Едома завидовали таким крепостям (построенным самой природой), так хорошо подходившим их призванию; ибо наделенные характером воинов они инстинктивно чувствовали, что, находясь на границе с пустыней и будучи незащищенными от грабительских набегов разбойников, их кровных родственников измаилитов или других, они нуждаются в этих скальных жилищах горы Сеир, которые наилучшим образом защитят их от внезапных набегов. Нигде нельзя было бы найти лучших условий, соответствующих их национальным особенностям и цели, определенной пророчеством, хотя я не скажу, что они осознавали, что кто-то управляет ими в их выборе.
Кто бы ни жил там теперь, идумеи окажутся там в конце. На это, как мне кажется, и намекает Слово Бога, которое является единственным и до конца убедительным доказательством всегда и во всем; и Писание едва ли оставляет основание для сомнения тем, кто верит в это. Это не то случай, когда народ просто был перенесен в другое место, а коренные жители Едома смешались с другими народами и образовали в некотором роде новую нацию. Страшная судьба вскоре постигнет эту землю и этот народ. Возможно, кто-то вытеснит их на время (об этом я не могу судить), но из Слова Бога вполне ясно следует, что идумеяне будут снова в Идумее и что, наконец, они предстанут перед судом Бога, когда Мессия встанет во главе своего древнего народа.
Тогда выяснится, что их особый характер постепенно превратился (если не был таким с самого начала) в неугасимую ненависть к сынам Израиля. Издревле благая десница Бога помогала израильтянам, и все те славные намерения, которые Он уготовил для них, окажут некоторое воздействие и на Едом. Вместо того, чтобы успокоиться мыслью, что если они сами не являются самыми достойными, то по крайней мере те, кто были близки к ним, займут то самое высокое положение как дар от Бога, наследие Израиля, они, наоборот, испытают смертельную зависть; и еще больше явят ее в тот момент, когда иудеев постигнет горе, а ведь они должны были бы проявить к иудеям только сострадание.
Именно это и послужило основанием для пророчества Авдия. Перо Исаии нарисовало самую ужасную картину того суда, который ждет жителей Едома. Поскольку наш пророк был предельно краток, я намеренно свяжу с его пророчеством еще несколько других отрывков из Писания.
В книге пророка Исаии, главе 34, мы находим, что “гнев Господа на все народы”. Вполне очевидно, что здесь подразумевается будущее. Нет и не может быть сомнений, что Бог обрушивал свой гнев на отдельные народы в прошлом, но разве уместно было бы сказать, что Он обрушивал гнев на все народы таким особым тоном, как сказано здесь (если бы речь шла о прошлом), когда “истлеет все небесное воинство; и небеса свернутся, как свиток книжный; и все воинство их падет, как спадает лист с виноградной лозы, и как увядший лист - со смоковницы. Ибо упился меч Мой на небесах: вот, для суда нисходит он на Едом”. Как могут чувствительные люди, не говоря уже о верующих и исполненных благоговения людях Бога, отнести эту цитату к тому, что люди называют судным днем? Ибо когда мертвые грешники предстанут перед великим белым престолом, чтобы получить свое наказание, то речь не будет идти о Едоме или какой-то другой стране. Нельзя отрицать и то, что когда планеты вселенной истлеют от невыносимой жары, то уже не будет и речи о той или иной стране или о каком-то одном народе, но только о совершенно новом конечном состоянии вещей. Здесь речь идет о суде над землей, пока она еще существует, а не о том вечном суде, в результате которого прежнее творение исчезнет во имя появления “нового неба и новой земли, на которых обитает правда”. Фактически суд над Едомом, хотя и имеет отношение вовсе не к прошлому, не связан с теми радикальными и окончательными переменами в вечности.
В целом это пророчество, какое бы частичное завершение оно ни имело, ждет своего полного и точного исполнения до того момента, когда появится великий белый престол (описанный в 20-ой главе Откровения) в конце тысячелетнего царства в мире и блаженстве, которое поэтому должно предшествовать природе вещей. Сравните также связь с последующей, 35-ой, главой книги Исаии. За тысячелетним царством, несомненно, должны последовать самые тяжелые удары божественного наказания; и тот, что обрушится на Едом, будет одним из самых сильных ударов, ибо “упился меч Мой на небесах: вот, для суда нисходит он на Едом и на народ, преданный Мною заклятию. Меч Господа наполнится кровью, утучнеет от тука, от крови агнцев и козлов, от тука с почек овнов: ибо жертва у Господа в Восоре и большое заклание земле Едома”.
Восор являлся одним из главных городов Едома. Поэтому речь идет не только о всей земле Едома, но даже этот город сохранится или вновь возникнет к тому дню. “И буйволы падут с ними и тельцы вместе с волами”. Конечно, язык здесь очень метафоричен; это допускается со всех сторон. Вопрос в том, что здесь выражено через метафоры? Говорится ли здесь о небесном или о земном? О вечном или о временном? Несомненно, о последнем. “И упьется земля их кровью, и прах их утучнеет от тука. Ибо день мщения у Господа, год возмездия за Сион”. Здесь говорится не о новых небесах и новой земле, здесь выступает на передний план земной народ - Сион, город великого царя, мессианская царственность, вселенское царство Сына человека. Поэтому наказание народов нельзя больше откладывать. Здесь выразительно указывается на то, что близится земля, и серьезные вопросы в отношение народов должны быть разрешены прежде, чем Господь будет царствовать как истинный Соломон. Это и проясняет истинную сущность этих наказаний.
Поэтому ничто не может превзойти силу языка пророческого Духа. Как Он и говорит здесь: “И превратятся реки его в смолу, и прах его - в серу, и будет земля его горящею смолою: не будет гаснуть ни днем, ни ночью; вечно будет восходить дым ее; будет от рода в род оставаться опустелою; во веки веков никто не пройдет по ней”.
Нам всем известна та поспешность, с которой отдельные читатели (их едва ли можно назвать изучающими пророчество) пытались показать, что в данном случае пророчество уже свершилось. Существовало и было широко распространено даже в начале этого столетия убеждение, что если человек попытается пройти через землю Едома, то он обязательно должен умереть, если не сразу на той земле, то очень скоро. Все это в принципе неверно. Не говоря уже о местных жителях, немало путешественников прошли по едомской земле и остались живы, чтобы написать и опубликовать свои отчеты, так что благодаря им мы не остались в неведении, а узнали значительно больше о стране, о которой ничего не было известно на протяжении столетий. Поэтому даже если сослаться на самые незначительные факты, то окажется, что это пророчество не потерпело неудачу и что время его осуществления наступит в будущем. Таков единственно верный вывод. Едом - это земля, где народ больше не живет и где не ступает больше нога пришельца. Она явится выдающимся примером полного уничтожения от беспощадного гнева Бога перед лицом всего мира.
Что поражает еще больше, так это описание ужасного и полного безлюдия земли Едома, безлюдия по воле всемогущего Бога, которое совпадет по времени и произойдет до того, как возвеселится пустыня и сухая земля по поводу поражения своих бывших опустошителей, когда то, что ныне является пустыней, будет торжествовать и ликовать и великолепно будет цвести. Кто же не узрит в этом предсказанный, долгожданный день тысячелетия? Не то чтобы “тот день” должен просто отличаться в какой-то степени от настоящего дня, и не то что, как предполагают некоторые, все зло будет полностью уничтожено.
“Новые небеса, на которых обитает правда” будут представлять собой картину истинного блага, которое придет, когда все зло будет наказано и навсегда низвергнуто в огненное озеро. С того времени и произойдет вечное разделение. Скиния Бога будет среди людей, и Он будет обитать среди них, и они будут его народом, и сам Бог, их Бог, будет с ними. И будет одно добро, а зло будет наказано и изгнано навсегда. Но тысячелетнее состояние явится залогом этого; этому будет дано истинное и открытое свидетельство (но не само явление во всей его полноте), не оставляющее желать ничего лучшего.
В этом тысячелетнем царстве, например, смерть будет не правилом, а исключением. Смерть еще будет иметь место, хотя только как законное наказание. Будет еще и необходимость в исцелении, как мы узнаем из книги Откровение, 22-ой главы, 2-го стиха, а также из книги пророка Иезекииля , главы 47. Даже суд Бога при необходимости будет иметь место, о чем ясно сказано в книгах пророков Исаии, главах 65, 20; 66, 24, и Захарии, главе 14, 17-19, хотя и нечасто, и только в исключительных случаях, не считая последнего выступления отдаленных племен язычников в конце тысячелетнего царства (Откр. 20, 7-9).
Ясно, что тогда благодатная власть Бога ограничит милосердие и в тоже время удостоит людей беспримерной щедростью и милостью, и не только избранных, как сейчас. Тот день будет периодом правления, которое само по себе всегда предполагает сдерживание зла, в то время как на новом небе и на новой земле совсем не останется зла. Ведь справедливость будет не просто править, как часто замечают, она пребудет там, где все обновится и не нужно будет больше править, а только отдыхать и веселиться, любить и восхвалять, пребывая вовеки. Поэтому царство Христа над землей в своем определенном смысле, если говорить о нем применительно к новому небу и новой земле, может быть охарактеризовано через царствующую справедливость, постоянное состояние нового неба и новой земли, через осуществленную справедливость. Такое отличие между этими двумя понятиями дает Писание. В тысячелетии справедливость будет контролировать еще существующее зло, чтобы оно не явило себя; однако последнее не часто будет иметь место, поскольку великий вождь зла будет заключен в темницу, а слава Господа воссияет и его благодать удовлетворит полностью всех. На новом небе и новой земле вообще не будет зла, оно пребудет в отведенном ему месте, и сатана больше никогда украдкой не поднимет людей на восстание и не толкнет их к гибели, вынуждая Бога становиться судьей, не оставляя место для потока и полноты Его любви. Весь суд завершится еще до появления нового неба и новой земли. Все, потворствующие сатане, будут решительно осуждены, и посему произойдет окончательное отделение тех, кто принадлежит Богу и навсегда с Богом, от тех, кто в конечном итоге отвержен Богом, чтобы страдать за содеянное вместе с сатаной, которого они предпочли Богу и его помазаннику.
Так утверждает Писание, и ничего не может быть более истинного. И то же самое откровение, которое позволяет нам видеть наперед то вечное состояние, показывает нам не только небо и землю, но и огненное озеро. Таким образом, мы не менее ясно узнаем о том, какая вечная мука уготована для погибших. Это также несомненно, как и вечное блаженство всех спасенных. Если Бог дал мне основание верить в одно, то я имею такое же основание верить и другому. Можно ли считать человека, который позволяет себе выборочно верить Писанию, истинно верующим? Тот, кто верит только в то, что находит разумным, является верующим в свой разум, а не в Слово Бога. Верующий же тот, кто принимает все сказанное Богом и не имеет никаких сомнений на этот счет.
Нет необходимости рассматривать другие отрывки Писания, повествующие о Едоме, но я могу привлечь внимание к 63-ей главе книги Исаии, в которой пророк предсказывает возвращение Господа после свершения им суда, о котором Исаия впервые упоминает и которым угрожает в главе 32. Сравните также пророчество Иеремии, гл. 49, 7-22, где, как заметим, вопреки ожиданиям некоторых врагов, Господь не говорит, что Он возвратит их плен в последние дни, а тем более из филистимской земли, из Дамаска и Асора: их судьба решена, хотя на это были другие причины. Едом особым образом должен понести наказание. Грядущая радость века не изменит его печального приговора. Пока будет существовать земля, Едом будет предан запустению; жестокая непримиримая ненависть сыновей Едома к иудеям навлечет на них справедливую, заслуженную гибель.
Точно так же в Новом Завете мы можем видеть, что вавилонская система правления в Риме, великом средоточии идолопоклонства и блудодеяния, также станет объектом осуждения и Бог не смилостивится над Римом. Это дает право включить сюда Рим как материальный или географический объект, согласно точке зрения, определенной в Откр. 14, 8; 16, 16-19 и особенно в 18-ой главе. Дым назван здесь восходящим во веки веков - торжественное и открытое заявление о том, что век всеобщего благословения к славе Сына человека настанет не раньше, чем свершится суд над отдельными превосходящими других грешниками. Какое это предупреждение всем народам! “Ибо когда суды Твои совершаются на земле, тогда живущие в мире научаются правде”.
Но божественный гнев падет не только на отдельных язычников: те, о которых говорится в последних стихах книги пророка Исаии, я полагаю, являются отступниками иудеями или, по крайней мере, включают их в свое число. Хотя по своей форме слово может и не означать именно нарушение закона, заповеданного Богом, оно относится к неблагочестивым иудеям и язычникам, как ясно видно из глав 1 и 2 книги пророка Амоса. Масса или “многие”, о которых идет речь в книге пророка Даниила, пострадают особо, как и язычники, которые либо присоединятся к антихристу, либо выступят против Христа. Но сначала дается описание этого греха в Ис. 65, а затем убедительное свидетельство о наказании в Ис. 66 склоняет меня к выводу, что, по крайней мере, некоторые должны были находиться под властью закона. Язычников никак нельзя было назвать правонарушителями в смысле нарушения ими закона или завета, но, скорее, грешниками из язычников, хотя мы уже видели, что это может быть сказано в общем смысле о тех, кто нечестив и восстает против Бога. Мы никогда не слышали о правонарушителях из язычников. Иудеи, будучи поставленны в формальные или оговоренные условия закона, должны были подчиняться ему; и если они нарушали закон, то становились не просто грешниками, как язычники, но также и правонарушителями, то есть они обвинялись в явном нарушении закона Бога, который был им известен. Следовательно, их вина больше, а поэтому они являют собой особый пример, хотя не только они, как мы можем видеть из Матф. 25, 41-46. Они не признают истинного Бога Израиля, Господа; они примут того, кто придет под его именем - антихриста; они вновь будут поклоняться идолам. Таким образом, отказавшись от истинного Бога и приняв ложных богов, отвергнув свидетельство и Дух Бога, они уступят и поверят последней великой лжи сатаны и их незаконного наставника и будут в таком положении преданы божественному суду. В соответствии с этим написано, что они навлекли на себя вечный позор и станут в своих муках предостережением перед лицом всякой плоти, открытой взгляду, поскольку Богу известно, как подействовать на нее в долине сыновей Еннома, за пределами города великого царя. Там произойдет в тот день это событие, еще более ужасное из-за своей близости к земному центру славы и блаженства.
Несомненно, именно на таких примерах многие сформировали свои представления об аде. Но под всем этим кроется большая ошибка, хотя вовсе и не в отношении усугубления ужасов вечной смерти. Если мы верим Писанию, то невозможно преувеличить ужас вечного наказания, но, на мой взгляд, представления иезуитов об аде низки, вульгарны и приземлены. Они вносят смехотворные для человеческих умов элементы и подвергают истину Бога осмеянию. В то же самое время они основываются на извращенной истине. Нет причины думать, будто вечное осуждение тех, кто отверг евангелие Христа, будет земным зрелищем, подобным тому, что иезуиты представляют себе. Грешные земными грехами будут наказаны по-земному, но всякий неверящий ныне в евангелие будет наказан иным образом, как того требуют отверженные им. Всегда существует справедливая мера наказания в суде Бога, совершенная градация наказаний за грех, хотя не человеку судить об этом. Неприятие евангелия - еще худший грех, чем нарушение закона, потому как оно в гораздо большей степени направлено против божественной славы, чем просто неумение человека исполнить свой долг по отношению к Богу и своим согражданам. Это закон. Но отвергать евангелие - значит, не принимать благодать Бога в его Сыне; это значит отвергать истину, заключающуюся в том, что Бог желает спасти грешников ценой самого дорогого для него, спасти через искупление Христом; это значит бросить ему в лицо этот бесценный дар.
Некоторые действительно выдвигают категорическое утверждение, гласящее, что всех людей судят просто по определенному закону, предполагая, что такова есть единственная основа ответственности для всех людей, язычников и иудеев, считающихся равными перед законом. Однако такое предположение не только ошибочно, но оно высказывает самое тягостное неповиновение Писанию или незнание его. В нем имеются все недостатки, какими может обладать порочная гипотеза. Оно пренебрегает фактами и не затрагивает истинного принципа; их принцип никогда не находил применения, хотя они предполагали, что он всегда находит его, и в настоящее время это предположение не в коей степени не используется, потому что теперь признается гораздо большая ответственность. Они придают слишком большое значение прежнему положению язычников; они придают слишком мало значения тому осуждению, которое теперь нависло над каждым, кто пренебрегает великим спасением. Поэтому в том виде, в каком Писание представляет нам этот суд, он выглядит несравненно более мудрым и страшным. Ясно, что иезуиты потому слабы в оценке как преимуществ евангелия, так и суда Бога, что во главу угла ставят использование человеком ужаса для того, чтобы воздействовать на темную душу и грешную совесть. Но представление ими страданий проклятых, как и внешних обстоятельств распятия Христа, выглядит несколько театрально. Несомненно, все это имеет свое действенное значение, но они обычно упускают из виду участие в этом Бога.
Ведь, по крайней мере, будет вынесено три отдельных приговора живущим на этой земле до наступления тысячелетнего царства. К северу и востоку от той страны будут судимы те, кто сыграет свою роль в земной истории как противники Израиля; на западе - те, кто выступит как друзья после того, как евангелие будет проповедано язычникам. К вышеуказанным следует добавить и тех, которые вышли из своей среды, то есть отступников иудеев, отступивших от Бога в последний день, и объединившихся ради общего дела с Римской империей и западными державами. Все следует в исключительном порядке. Все, что требуется от нас, - искренне верить в Писание и в то, что Бог желает научить нас правильному пониманию Писания через воздействие на нас Духа Бога.
Таким образом, из книги пророка Иезекииля, главы 25, следует, что божественная месть на горе Сеир и в Идумее должна осуществиться рукой Израиля. И основной мыслью всех бесчисленных предостережений пророков является мысль, что присутствие Бога должно быть явлено в мщении; далее, оно произойдет тогда, когда все народы и вся земля должны перейти во власть Бога; и в-третьих, эпоха суда Бога должна наступить как раз тогда, когда наступит несравненное блаженство: неизменное для Израиля и для всех народов земли. Ис. 63, 3 ни в коем случае не исключает (о чем кое-где говорится), что Бог исполнит свой суд через Израиль, ибо под выражением “из народа” {Прим. ред.: в русской Библии - “из народов”} следует понимать “из народов” или “из наций”, не включая сюда Израиль. Никакого чуждого средства не будет использовано в этом деле. Бог вместе с Израилем в качестве своего средства свершит это наилучшим образом.
В пророчестве, которое мы с вами теперь рассматриваем, Авдий открывает будущее, рассказывая примерно то же самое: “Так говорит Господь Бог об Едоме: весть услышали мы от Господа, и посол послан объявить народам: вставайте, и выступим против него войною!” Это потому, что сыны Едома сопротивлялись обнародованной воле Бога, который сделал Едом малым между народами с его крепостью на горе Сеир как естественным жилищем и безопасным убежищем. Но сыны Едома желали быть великими и возненавидели высокопоставленный Израиль. “Вот, Я сделал тебя малым между народами, и ты в большом презрении”. Так не бывает там, где человек или народ доволен назначенной ему судьбой и ведет себя подобающим образом; это особенно злая судьба тех, кто домогается большего, чем заслуживает. Конечно, быть презираемым чрезвычайно тягостно, и такое выпало на долю сынов Едома. Ибо мы с самого начала видим гордыню в Исаве; и идумеи до конца оставались презренными. По-видимому, в конце концов они стали странствующими наемниками и были презираемы теми, кто служил и нанимал их на работу. Такова судьба того, кто вероломен по отношению к своей родне и продается чужестранцам в гнусных целях; а когда эта цель достигается и они оказываются уже больше ненужными, от них навсегда избавляются. Нечто подобное пришлось испытать и Едому. “Гордость сердца твоего обольстила тебя; ты живешь в расселинах скал”. Достигнутое ими благодаря природным условиям непоколебимое положение не спасет их, когда Бог изберет средства для низвержения их с тех высот, которыми они гордились. Пусть жили они “на возвышенном месте”, пусть даже это сказано об Исаве, если даже не его устами: “И говоришь в сердце твоем: кто низринет меня на землю?” Это слово исходит от Бога. “Но хотя бы ты, как орел, поднялся высоко и среди звезд устроил гнездо твое, то и оттуда Я низрину тебя, говорит Господь”. Их падение тем более должно быть полным и безнадежным.
Но им остается пережить еще нечто худшее. Не только не оправдается их надежда на спасение в тот день испытаний, когда Бог явит над ними свою власть, но и последует возмездие за их алчность, и оно будет беспощадным. Они жили мечом и грабежом, который обычно сопутствовал их мечу: подобным этому ждало их и наказание. “Не воры ли приходили к тебе? не ночные ли грабители, что ты так разорен? Но они украли бы столько, сколько надобно им”. Даже те, кто живет грабежом, удовлетворились бы, награбив столько, сколько смогли бы унести в спешке, пытаясь поскорее скрыться: и те, кто честно трудится в винограднике, не смогли бы дочиста обобрать урожай винограда, не оставив ни виноградинки тут и там, ибо “если бы проникли к тебе обиратели винограда, то и они разве не оставили бы немного ягод?”. И Бог вскоре ясно докажет это Израилю, когда удалит израильтян, чтобы установить свое земное царство в их среде. И это, как известно, само собой разумеется. Но не таковой будет судьба идумеев. “Как обобрано все у Исава..!” Ничего не оставят после себя грабители, нечего будет подобрать за опустошителями. Как “обысканы тайники его”! Но самым обидным будет то, что те, которых идумеи считали своими друзьями и сторонниками, способствовали их гибели. “До границы выпроводят тебя все союзники твои [эти слова ясно показывают, что те, которым идумеи полностью доверяли, оказались их врагами и в конце концов способны причинить им еще большую боль, поскольку были более близки им по своим обычаям, жили рядом с ними и владели таким же имуществом], обманут тебя, одолеют тебя живущие с тобою в мире, ядущие хлеб [подразумеваются вкушающие хлеб Исава] твой нанесут тебе удар”. Очевидно, что при этом “нет в нем смысла! Не в тот ли день это будет, говорит Господь, когда Я истреблю мудрых в Едоме и благоразумных на горе Исава?”.
Они надеялись на свою особую мудрость и свое благоразумие, но те подвели их в час испытаний. Когда события обернулись против Иуды, они пытались привлечь на свою сторону врагов Иуды и удовлетворить свою постоянную ненависть к сокрушенным. Они подружились с жителями Вавилона, стали сотрудничать с Навуходоносором и его начальниками, выступившими против Иудеи. Но вот возмездие, которое Бог уготовил для них. “Поражены будут страхом храбрецы твои, Феман, дабы все на горе Исава истреблены были убийством”. И все же случившееся тогда еще не было концом. Это, очевидно, уже было доказано. Ведь из Писания ясно, что с наступлением финальной сцены в конце века Едом будет одним из объектов, над которым свершится божественный суд на земле. Следовательно, этот народ должен восстановиться на своей земле в тот последний день; но возымевшее место во времена царствования Навуходоносора является замечательным предвестием того, что разыграется в начале тысячелетия или в тот короткий критический момент, предшествующий ему, о чем не раз уже толковалось. “За притеснение брата твоего, Иакова, покроет тебя стыд и ты истреблен будешь навсегда. В тот день, когда ты стоял напротив, в тот день, когда чужие уводили войско его в плен и иноплеменники вошли в ворота его и бросали жребий о Иерусалиме [это явно относится к тому, как повели себя идумеи в день Навуходоносора], ты был как один из них”, был на стороне опустошителей халдеев. Но “не следовало бы тебе злорадно смотреть на день брата твоего, на день отчуждения его”.
Это еще не суровый приговор суда против Едома. В тоне Авдия чувствуется еще какой-то период. Бог не спешит гневаться и исполнен сострадания. Вот почему в голосе пророка Авдия слышатся нотки огорчения. Когда же начинает говорить Малахия, то мы ничего подобного в его голосе не слышим: “А Исава возненавидел”. Это могло быть сказано тогда, и только тогда, и сказано из глубины души. К тому все шло, как мы видим в пророчестве Иеремии, который, вероятно, пророчествовал после Авдия и включает в свое пророчество немалую часть тяжести того приговора, который мы сейчас рассматриваем. Не может быть обоснованных сомнений в том, что Авдий жил прежде Иеремии; но поскольку Едом не внял ни одному из предупреждений пророков, но упорно продолжал ненавидеть иудеев и враждовать с ними, то божественные слова стали еще более безапелляционными и исполненными гнева Бога против идумеев. “Не следовало бы тебе злорадно смотреть на день брата твоего, на день отчуждения его; не следовало бы радоваться о сынах Иуды в день гибели их и расширять рот в день бедствия”. Нет ничего, что бы в большей степени являло злобу и безнравственность, чем попытка воспользоваться горем или разорением другого, когда его душу изнуряет печаль и божественная кара. Только развращенные души могут пользоваться падением других и втаптывать в еще большую грязь тех, кто и так повергнут в прах. Именно так поступил Едом тогда, и поступит, осмелюсь повторить, в день, который грядет. Ибо нам следует хорошо помнить, что Бог и в дальнейшем будет судить тех, кто согрешил против его народа; и Едом опять будет недоволен Богом за свое прегрешение против сынов Израиля, прежде чем Он установит израильтян в их превосходстве. История повторится. Это отчасти подтверждается даже в человеческих делах; но в божественных делах это является точной и неопровержимой истиной, потому что все Писание имеет в той или иной степени символический или пророческий характер. Поэтому то, что было когда-то, повторится опять, и что имело место лишь частично, опять повторится полностью. В таком мире, как этот, мы не можем удивляться, что это в равной мере касается и зла, и добра. Поэтому подобное будет бросаться в глаза в будущем Риме, когда проявятся особые штрихи, характерные для того дня, когда это вновь возникнет подобно зверю, восходящему из бездны. Но, как правило, это верно во всем. Даже в нашем благословенном Господе мы можем видеть замечательную связь между тем, что Он представлял во всем своем милосердии и унижении, и славой, в которой Он откроется, когда явится царствовать.
“Не следовало бы тебе входить в ворота народа Моего в день несчастья его и даже смотреть на злополучие его в день погибели его, ни касаться имущества его в день бедствия его [как своего рода рефрен повторяются слова “в день бедствия его”], ни стоять на перекрестках для убивания бежавших его, ни выдавать уцелевших из него в день бедствия. Ибо близок день Господень на все народы”. Это, как легко заметить, является выразительным звеном и доказательством связи между будущим и прошлым. День Господа в полном и истинном смысле этого слова еще не настал. В каком-то смысле он свершился для Египта, свершился для Вавилона, постиг и другие великие державы, которые были успешно побеждены под действием божественной силы, но в полном смысле этого слова день Господа еще не постиг все народы. В подтверждение этого в тот день наша земля станет единым целым, все племена и языки смешаются не в конце или постепенно посредством каких-то вторичных средств, а посредством милостивого и могущественного вмешательства Господа, и все вместе будут петь хвалу ему, а со всякими идолами будет раз и навсегда покончено. Такого еще никогда не было с тех пор, как хитростью дьявола были изобретены идолы, чтобы обмануть этот мир, и такого не будет, пока не наступит день Господа, и тогда проявятся все особенности этого от первой и до последней черты. Не удастся повториться и уловкам сатаны в идолопоклонстве. “Ибо близок день Господень на все народы: как ты поступал, так поступлено будет и с тобою [и падет на Едом заслуженное наказание]; воздаяние твое обратится на голову твою. Ибо, как вы пили на святой горе Моей, так все народы всегда будут пить, будут пить, проглотят и будут, как бы их не было”.
Но мы можем увидеть разницу между прошлыми несчастьями Едома, которые навлекли на них язычники, и еще более плачевными событиями в будущем, на которые, по-видимому, указывает это краткое пророчество, когда говорится, что в основном через Израиль гора Сеир будет предана опустошению в большей степени, чем когда-либо прежде, и все из-за того, что идумеи пренебрегали сынами Сиона, которые затем были спасены и получили благословение, и поэтому здесь написано: “А на горе Сионе будет спасение”. Не начало, а конец решает исход войны. Именно этой печальной мысли мы должны обычно придерживаться на всех наших путях. Кое-кто часто проявляет большое рвение в делах, носящих временный характер, но мудры те, кто смотрит в следующий день, как и те, кто трудится во имя вечного; мудры те, кто не смотрит на теперешний характер вещей, а смотрит на вещи с точки зрения оценки их Господом в день его пришествия. Не может быть истинного испытания, кроме как лучшего из духовных испытаний - воля и суд Господа над всеми. Чтобы помочь нам пройти это испытание, сила Святого Духа воздействует на наши души через Слово Бога. Несомненно, до этого мы должны дойти нашим собственным разумом, потому что нет других средств, чтобы сохранить в нас рассудительность и одновременно смирение, сделать нас счастливыми и одновременно ревностными, и к тому же заставить нас чувствовать, что Господь - единственный, последний и компетентный судья над всем, и научить нас иметь совесть, освобожденную от обиды; и все это в достаточной мере, чтобы воспринимать свет дня, то есть будущее, и чтобы понимать настоящее. Может ли фактически сформироваться правильная точка зрения у верующего без того, чтобы перед нашим взором постоянно был тот день? Судить обо всем, не принимая это во внимание, равносильно тому, чтобы задерживаться вдали от истины Бога.
Итак, в данном предсказании мы обнаруживаем то, в какой полной мере скрижали обращены к тому дню и что гора Сион должна стать местом спасения, а не символом запустения Израиля и накипью от поступи язычников, вторгшихся в столицу земли Еммануила. “И будет она святынею; и дом Иакова получит во владение наследие свое”. Это ни в коем случае не евангелие, а то царство; и эти две вещи следует различать, а не сращивать, как сейчас в христианстве, ведь из следующих слов будет еще понятнее, что абсурдно было бы относить это на самом деле к собранию и было бы невежеством и заблуждением оправдываться на этот счет. Было бы напрасным старание богословов объяснить, почему остаток Иудеи можно называть “домом Иакова” и “домом Иосифа”. Но эту сложность создало то вероломное учение, которое утрирует прошлое и указывает на будущее и лишает древний народ Бога их надежды: это языческое самомнение, а не истина (см. Рим. 11).
Эти стихи, как и прочие в пророчествах, рисуют светлое будущее для земли землян, вновь восстановленных и объединенных на своей земле. “И дом Иакова будет огнем, и дом Иосифа - пламенем, а дом Исавов - соломою: зажгут его, и истребят его, и никого не останется из дома Исава: ибо Господь сказал это. И завладеют те, которые к югу, горою Исава, а которые в долине, - Филистимлянами; и завладеют полем Ефрема и полем Самарии, а Вениамин завладеет Галаадом”. Поскольку эти места особенно точно определены через названия, то это показывает, что нам не следует растрачивать по мелочам то, что люди называют одухотворением. На самом деле, одухотворение не является здесь подходящим термином; это, скорее, следует рассматривать как аллегорию. В отрицании надежд Израиля нет и тени одухотворенности. Если уж говорить об истинной одухотворенности, то она заключается в понимании Слова Бога в том смысле, в каком Он подразумевал его. Мы могли бы применить принцип Писания, и это было бы вполне разумно. Мы можем принять то, что Бог говорит об Израиле, и в полной мере использовать это; ибо если Бог возлюбил свой народ, то мы можем быть уверены, что и собрание также любимо теперь, равно как и каждый член этого святого тела. Если мы видим, как истинно Бог любил иудеев как таковых, то мы не должны питать и тени сомнения в том, что христианин любим Богом еще больше. Все это совершенно верно, и поэтому мы можем понять отношение Бога с Исааком или Иаковом, Давидом или Соломоном, Исаией и Езекией. Мы может принять все это в качестве назиданий христианам.
В то же самое время мы должны помнить, что имелись и моменты особого характера; посему в этом самом смысле упоминание о Самарии, Галааде и им подобных местах показывает, что речь идет вовсе не о небесах и вечности, и не о собрании и евангелии. Иудеи были столь же повинны, сколько и язычники (в том же самом роде аллегории) в неправильном использовании Слова Бога. Например, они толковали слово “идумей” в значении христианин, увенчав свое нечестие богохульной ложью, будто бы Господь Иисус, их истинный Мессия, происходил из идумеев. И все же ученые мужи из язычников, которые едва ли в меньшей степени достойны порицания за искажения истины, хотя и стремящиеся к поклонению Господу, не имеют должного основания обвинять раввинов.
Например, Лютер (этот благословенный и благопристойный муж), хотя и не придерживается общего контекста и взаимосвязи, а также правильности каждой отдельной фразы, довольно далек от истинного понимания этого пророчества, предполагая что это место намекает на евангелие. Нужны ли еще доказательства того, что он не достаточно хорошо знает Библию? Поистине, удивительным воображением должен обладать тот, кто превращает евангелие в нечто подобное тому, о чем говорится здесь. Золотое правило гласит: никогда ничего не навязывайте Писанию, иначе мы никогда не перестанем умолять истину, смешивая совершенно разные вещи. Я говорю это без малейшего желания засвидетельствовать свое почтение великому реформатору, ибо он, несомненно, уважаем всеми, кто любит истину. Но эта истина имеет более высокие требования, и имя Его никогда не следует использовать для ослабления воздействия этой истины, как если кто из-за неведения (например, надежд израильтян и грядущего суда живых) сводит к нулю ее значение. Но он оказался опрометчивым и слабым в своих рассуждениях о божественном Слове. Поэтому, как я полагаю, всем нам известно, что он рассматривал послание Иакова как вообще не относящееся к Писанию; он сомневался также относительно других отрывков из Слова Бога. Фактически именно это дало рационалистам Германии некоторые вполне обоснованные преимущества, которыми они воспользовались, чтобы оказать давление на своих еще более ортодоксальных противников. Ибо, в конце концов, на всех тех, кто превозносит рационализм, большое влияние оказывает предание, точно так же, как и на тех, кто кажется наиболее враждебным; их рассуждения на мой взгляд, носят самый поверхностный характер. Но как бы там ни было, даже сам Лютер одобряет эту школу толкования, отвращающую народ, о котором идет речь, а именно иудеев, от свидетельства этих пророков.
Истина же заключается в том, что израильтяне в такой же степени находятся в центре внимания Ветхого Завета, в какой христиане стоят в центре внимания в Новом Завете; и пока мы не сосредоточимся на этих двух фактах, мы всегда будем подвержены опасности заблуждения и неправильного понимания замысла Бога.
Ведь Авдий говорит в стихе 17 о земном спасении, о том, что оно придет от Бога, но на землю. Речь идет не о восстановлении собрания, а о восстановлении Израиля; и Дух Бога в буквальном смысле говорит о горе Сион, как далее Он говорит о горе Исава, о долине филистимлян, о полях Ефрема и Самарии. Образы огня и пламени, истребляющие других, как солому, ни в коем случае не символизируют милосердие, они символизируют то наказание, которое постигнет грешников с наступлением всемирного царства нашего Господа. Пусть сомневается в этом человек, и даже верующие, но “Господь сказал это”. “И завладеют те, которые к югу, горою Исава, а которые в долине, - Филистимлянами; и завладеют полем Ефрема и полем Самарии, а Вениамин завладеет Галаадом. И переселенные из войска сынов Израилевых завладеют землею Ханаанскою до Сарепты, а переселенные из Иерусалима, находящиеся в Сефараде, получат во владение города южные. И придут спасители на гору Сион, чтобы судить гору Исава, и будет царство Господа”. Спасители, о которых идет речь, есть, несомненно, те средства, которые использует Бог в тот грядущий день, ибо Он намеревается прославить свой древний народ, когда вернет его себе; Он обещает сделать самых ничтожных и слабых среди населяющих Иерусалим подобными Давиду, а дом Давида подобным Богу, подобным ангелу перед ними, как сказал Захария. По-видимому, об этих людях и говорится здесь. Такая связь исключает любую ссылку на времена Маккавеев; еще менее разумным было бы утверждать, что Авдий намекает на положение вещей в христианском мире. Ясно, что Авдий говорит о тех днях, которые предшествуют тысячелетнему периоду, когда наступит царство Господа. Невозможно связать такое утверждение с тем вечным состоянием, когда Бог будет всем во всем; ибо тогда, как нам ясно дают понять, царство будет отдано Богу Отцу (Отец, Сын и Святой Дух), который будет во всем. Здесь же речь идет о времени, предшествующем этому царству.
Я уверен, что, кроме этого, нет другого толкования Библии, которое удовлетворяло бы всем условиям данного контекста и всей остальной Библии. Кто станет отрицать, что Писание должно иметь в качестве своего основного значения некое установленное, определенное значение? Должен быть какой-то истинный и полный объект для Слова Бога, и между тем он ни в коем случае не должен противоречить принципу использования определенных отрывков. Все это хорошо и не вызывает возражений до определенного момента; но мы должны видеть разницу между использованием Писания и его правильным толкованием. Последнее означает достигший высшей точки замысел Бога, намерение или цель, либо пророчества, либо что-то еще. Использование Писания позволительно, согласно апостольскому прецеденту, в качестве практического применения его до “того дня”.
Хорошо известно, что идумеи процветали, в то время как Израиль и Иуда приходили в упадок. Они даже захватили отдельные южные районы и города Палестины. Они очень перемешались с иудеями. Затем пришел народ, называемый наваиофянами, - это потомки Наваиофа, старшего сына Измаила. Они завладели землей идумеев, изгнав сынов Исава с большой территории. В результате вторжения этого народа в земли Едома бывшие его жители переполнили святую землю, где некоторые из них завладели значительным имуществом, часть которого они вынуждены были отдать до наступления часа нашего Господа, что хорошо нам известно. И все же именно племя идумеев стало господствовать на этой земле. Антипатор был предком Ирода Великого, царствовавшего в Иерусалиме в то время, когда родился наш Господь, и пытавшегося погубить его. Но такое положение вещей, скорее, противоположно пророчеству, чем указывает на его завершение. Фактически наше пророчество должно исполниться, когда настанет великий грядущий день Господа. Несостоятельна мысль о том, что Авдий в таких ясных выражениях предсказывал нечто, подобное успехам Маккавеев в течение более века, за чем последовало господство идумеев над святой землей. Дни царя Ирода были далеки от того времени, когда должно было наступить царство Господа.
С другой стороны, христианский мир знает только одного Спасителя. Эти светлые обещания Авдия еще не исполнились. Они, как и все остальные обетования, касающиеся народов и земли, дожидаются прихода Господа Иисуса и наступления его царства. Это не то вечное состояние, когда Бог станет всем во всем, ибо тогда все будут преданы Богу Отцу, когда Он свергнет всякую власть, закон и силу. Ибо Он должен царствовать до тех пор, пока не заставит всех своих врагов пасть ниц к своим ногам. Царство Бога будет тем длительным периодом, когда божественная власть, явленная Сыном человека, заставит землю дать благословенные плоды, отвечающие воле Бога и слову во имя его славы. Но это будет время справедливого правления со стороны великого царя; то есть то время, когда власть в сочетании со справедливостью открыто будет явлена на земле и добро будет явлено в избытке и милосердии, и вместе с этим будет подавлено зло везде, где оно осмелится проявить себя. Совсем иным будет вечное состояние, которое последует за этим царством; ибо тогда, как результат суда над мертвыми, возымеет место вечное разделение людей, возникнут, в буквальном смысле этого слова, новые небеса и новая земля, где Бог поселится вместе с людьми и где не будет больше ни смерти, ни печали, ни плача, ни боли, и все грешники будут ввергнуты в огненное озеро и примут вторую смерть.