Михей
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 1.100+ магазинах используют уже более 4.000.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:
Самая детальная информация gorenje у нас.

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Михей

Оглавление: гл. 1; гл. 2; гл. 3; гл. 4; гл. 5; гл. 6; гл. 7.

Михей 1

Пророчество Михея, как и все другие пророчества, имеет свои характерные особенности, хотя и вливается в общий поток свидетельств об Израиле, а посему наряду с другими пророчествами отличается от пророчества Ионы, которое мы перед этим рассматривали. Внешне нам может показаться, что Михей говорит почти о том же, что и пророк Исаия. Но, с другой стороны, разница между ними, очевидно, в том, что Исаия касается многих вопросов и рассматривает их всесторонне, в то время как Михей излагает свое свидетельство кратко и сжато, выражаясь более определенно. Те различные моменты истины, которые ему надлежало раскрыть, представлены здесь сжато, в кратком объеме.
Данное пророчество разделено на две или даже на три ясно выделенные части. Первые две главы представляют собой вступление, 3-я, 4-я и 5-я главы являются кульминационным моментом свидетельства этого пророка, а 6-я и 7-я - заключением.
В первой части пророк призывает все народы, саму землю и все, что наполняет ее, слушать свидетельство Бога, направленное, увы, против Самарии и Иерусалима. Он “исходит” из своего святого храма, “от места Своего”. Замечательное выражение! Отношения милосердия должным образом связаны с местом его пребывания; Бог находится на своем месте, являя свое высшее милосердие. Он исходит от своего места, чтобы судить. По своей природе Бог не судья, а тот, кто одаривает и благословляет. Судить - его “необычайное дело”, как сказано у пророка Исаии, дело, которое если и надлежит совершить ему, то Он сделает его скоро. Он не любит задерживаться на суде; это болезненная необходимость, к которой вынуждает беззаконие людей, потому что если Он откажется от суда над беззаконием, то вынужден будет отказаться и от присущей ему духовной природы. Но его обычное дело - творить милосердие, являть божественную любовь вопреки злу; не смотреть сквозь пальцы на зло, а выводить из него и возвышать над ним. Милосердие подходит к Богу и доставляет ему радость, поскольку является силой его природы перед лицом гибели. Суд является временной мерой защиты его природы от того, что называется беззаконием, порожденным тварью - либо падшими ангелами, либо восставшими людьми. Поэтому пророк здесь объявляет, что Бог исходит от своего места и что Он низойдет и наступит на высоты земли: “Ибо вот, Господь исходит от места Своего, низойдет и наступит на высоты земли, - и горы растают под Ним, долины распадутся, как воск от огня, как воды, льющиеся с крутизны”.
Поэтому напрасно Израиль тешит себя самонадеянной надеждой, что все пройдет для него безнаказанно. Такого не может быть там, где судья сам Бог. “Все это - за нечестие Иакова, за грех дома Израилева”. Грех - всегда зло, но только среди народа Бога он такой унижающий. “От кого нечестие Иакова? не от Самарии ли? Кто устроил высоты в Иудее? не Иерусалим ли?” Самария была основным местонахождением Израиля, как и Иерусалим - Иуды, где правил дом Давида; несмотря на это, оба они были средоточием беззакония, творимого властями против Бога: Самария в полной мере, Иерусалим все больше и больше. “За то сделаю Самарию грудою развалин в поле, местом для разведения винограда; низрину в долину камни ее и обнажу основание ее. Все истуканы ее будут разбиты и все любодейные дары ее сожжены будут огнем, и всех идолов ее предам разрушению, ибо из любодейных даров она устраивала их, на любодейные дары они и будут обращены. Об этом буду я плакать и рыдать, буду ходить, как ограбленный и обнаженный, выть, как шакалы, и плакать, как страусы, потому что болезненно поражение ее, дошло до Иуды, достигло даже до ворот народа моего, до Иерусалима”.
Некоторые комментаторы из рационалистов в своих собственных целях склонны считать Михея очень поздним пророком. Но их теории можно отвергнуть без зазрения совести. Сам пророк говорит, что это было “во дни Иоафама, Ахаза и Езекии”. Не должно быть и капли сомнения в отношении истинности этих слов, утверждающих, что Михей был древним пророком. Но рационалисты всегда находят обобщающее обоснование для любого вывода, к которому толкает их присущее им своеволие: другой писатель или даже многие, как может потребоваться при каждом затруднении! Ибо кто еще по существу является таким же легковерным, как рационалист? Легко показать, что те чудеса, в которые их метод обязывает их верить, по сути менее разумны и достойны внимания, чем то свидетельство, к которому безоговорочно склоняет вера: ведь они являются чудесами обмана и порочной веры. Люди могут верить всему, что принижает веру пророка, утверждая при этом, что чтят этого автора и никоим образом не сомневаются в его доброй вере и святости. Какое же странное понятие, должно быть, имеют они об истине и святости! Если автор выдает себя за человека Бога, утверждая, что пророчествует, и если он выдает написанное после того, как все уже свершилось, то не является ли это мошенничеством и ложью?
Если от них потребовать доказательств, то выяснится, что под грудой изощренных частностей в стиле и фразеологии выявится истинное затруднение, общее им всем утверждение о том, будто вообще нет такой вещи, как пророчество. Поэтому если некий пророк выдает себя за пророка живущего задолго до описанных событий, то, по их мнению, это всего лишь пример риторической фигуры, то есть преувеличения, что нацелено на то, чтобы произвести какой-то эффект простонародия, а на самом деле писатель невозмутимо изложил события, которые уже имели место, выдавая их за то, что должно произойти в будущем. Поэтому, как мы видим, неверие всегда несет в себе признак морального разложения: оно кричит о своем стремлении к истине, а на деле отрицает духовное величие и красоту божественного откровения, к тому же разрушая достоинство и даже благочестие в человеке, в своем страстном желании вытеснить Бога из его же Слова лишает верующих великого свидетельства о его знании будущего, лишает той благодати, которая передает это знание им, живущим на земле. Через этот ведущий к деградации псевдокритицизм все истинно божественное безжалостно извращается и принижается до уровня лицемерной лжи. Вы можете оспаривать это, но таково мое суждение о плодах современного неверия, величающего себя возвышенно - “высший критицизм”. Жалкий, но вполне подходящий вывод для хвалящегося человеческого рода, стремящегося достичь этого. Вполне возможно, что его вожди и с еще большей готовностью его последователи не осознают, что в основном это является лишь современным подновлением основ древнего деизма. Но это именно так, а внешний лоск по вкусу современникам. Разве не ужасно думать, что оттенок отступничества явно углубился среди тех, кто утверждает, будто изучает Библию? Если есть серьезная уверенность в обмане людей, перешедших католическую веру, то ученая протестантская Германия не просто ввергает их в достойную сожаления неуверенность, до которой папство доводит всех тех, кто повернулся от Христа к Марии, к святым и ангелам и к так называемой церкви, но отрицает при этом тот святой огонь, который не в силах похитить никакая выдуманная любовь, но который дала и сохранила для людей божественная любовь, в писанном Слове Бога, которому с помощью множества звонких слов неология приписывает массу ошибок всякого рода.
С другой стороны, эта тема не представляет трудности для верующих, и нет смысла говорить об этом. Верующий видит, что для Бога так же легко говорить о будущем, как и о прошлом; и на самом деле исключить будущее из поля зрения видящего - значит, отрицать пророчество. И опять-таки одним из главных признаков любви Бога к своему народу является то, что Он знакомит их с будущим. Так Он поступил с Авраамом, поведав ему все, касавшееся не только его самого, но и мира. Это великое благодеяние, не столько сама информация, сколько та благодать, какая дана им через нее. То, что Бог открывает относительно уготовленной нам участи, достаточно ясно, если мы его чада; но особым знаком его интереса и близости к нам есть то, что Он дает нам возможность узнать о других, и это Он делает через пророчество. Христиане, собрание Бога, должны быть хорошо осведомлены через пророчество о том, что должно произойти на земле в грядущем. Мы никогда не должны оставаться в неведении относительно знамений времени. По всей видимости, очень важно иметь представление о них, но мы также обязаны знать время написания этих пророчеств; и если мы почитаем Бога и его Слово, то, несомненно, знаем их.
В этом нет никакой самонадеянности. Самонадеянно говорить о будущем прежде, чем мы научимся смиренно воспринимать в пророчествах все то, что Бог предназначил для нас в своем Слове. Нет ничего самонадеянного в том, что мы верим каждому отрывку в его Слове, воспринимая его с истинной покорностью верующих. Это все, что касается почитания Слова Бога. Итак, Он рассказал, и рассказал все с самого начала и до конца. Возьмите самое первое слово о Едеме, из которого мы узнаем истину в двух формах. Есть ли что-либо более важное в Ветхом Завете? С одной стороны, змей должен был жалить в пяту семя женщины, а с другой - семя женщины должно было поражать змея в голову. Одно из двух завершилось, другое продолжается. Духовным основанием всего является то, что совершил Бог, когда этот змей ужалил пяту Мессии и Он жестоко пострадал на кресте от руки Бога, но то, что свершил Бог там ради своей собственной славы и ради благословения человека, является основой мира для наших душ сегодня и для любого святого в любой день. Однако вторая часть остается для будущего. Мы можем, вероятно, сказать, что Бог приберегает полное значение для далекого будущего, ибо это действительно так, хотя в начале тысячелетнего царства змею, возможно, будет нанесен ощутимый удар в голову, но только в конце тысячелетия он будет поражен до конца. Таким образом, мы видим, что первое пророчество Бога простирается до самого конца; так далеко это от истины, что Бог не сообщает об этом ради практической пользы, радости и благословения самых искренних из его чад.
И опять не помню, и это вовсе неправда, что пророчество следует принимать и изучать только тогда, когда оно свершится. Правда, что когда оно свершится, то принимает иную форму и становится полезным в другом плане; оно перестает быть пророчеством и становится историей; его можно использовать, чтобы заткнуть рот неверующим. Но истинная ценность пророчества заключается в том, чтобы дать чаду Бога, прежде чем оно исполнится, уверенность в его особой привилегии - единстве с Богом, который видит все вещи такими, какими они должны быть. Если бы это было наше место, несомненно, мы должны были бы оценить и использовать это. Итак, этого вполне достаточно в качестве ясного и недвусмысленного ответа не только относительно определенных фактов из пророчества Михея, но относительно общих принципов, на которых основано любое пророчество.
В последнем отрывке 1-ой главы мы имеем очень живое описание приближения великого врага в лице ассирийцев тех дней. Нам известно, что ассирийцы были одними из самых грозных врагов, каких когда-либо имел Израиль. Если взглянуть на Салманассара или на Сеннахирима, то можно увидеть, что Ассирия была врагом перед лицом Израиля. Позднее мы узнаем о Вавилоне, но этот случай совсем отличен от Ассирии. Мы не должны смешивать эти два случая. То, что Бог упомянул Ассирию и Вавилон в пророчестве, так же несомненно, как и то, что Он использовал их по-разному. Обычно Ассирию и Вавилон путают, но Писание не дает основания путать их. Ассирия и Вавилон не только полностью отличаются в историческом плане, но и как будущие противники, которых каждый из них олицетворяет, также различаются; если Ассирия предшествовала Вавилону в создании великого царства на земле и была великой главой смешавшихся народов, которым было позволено свергнуть десять колен Израиля, а также угрожать Иудее, то, с другой стороны, Вавилон представлял собой ту особую силу, достигшую превосходства не просто как своего рода феодальный властитель народов, связанных друг с другом тесными узами, но и как верховный глава всех подчиненных царей. Короче говоря, высший титул принадлежал не Ассирии, а Вавилону. Ибо могущество последнего выросло (после того, как Израиль был повержен) для того, чтобы увести Иуду в плен, когда растаяла последняя надежда дома Давида и сын Давида стал главным орудием дьявола в насаждении идолопоклонства в Иудее и самом Иерусалиме. И тогда Бог позволил Вавилону достичь своего превосходства, своего могущества - стать той золотой головой языческого идола, то есть тем образом, который разъяснял Даниил, толкуя сон царя Навуходоносора. Итак, это в первую очередь имело отношение к Иуде, и это должно было случиться в грядущем. Последний глава языческих держав, олицетворяемый этим образом, восстанет и соединится в отступничестве с человеком греха: один, будучи властителем западных держав, или возрожденной Римской империи, а другой - религиозным главой в Иерусалиме, принимаемым за Мессию, но в действительности являющимся антихристом. Когда Господь осудит их (Откр. 19), то последний ассириец выступит не только против иудеев, но и против Израиля, ведь израильтяне стекутся назад в свою землю; по крайней мере, представителей от каждого колена Израиля, как я полагаю, можно будет встретить на этой земле.
Именно об ассирийской мощи (а не о промежуточной власти Вавилона, которая устанавливалась после первого могущества Ассирии и последнего ее господства) говорит Михей: не столько о прошлом господстве Ассирии, сколько о будущем. Это очень важно знать. Мы должны помнить, что этот великий образ, представленный в книге пророка Даниила, является вставным или, как можно назвать, вводным эпизодом, который охватывает время между древним государством Ассирии и Ассирией последних дней. Возможно, это и поможет объяснить данный случай. Четыре великих империи господствовали между этими двумя моментами. В книге пророка Михея эта промежуточная система не рассматривается. Пророк Исаия представляет нам Вавилон, царство и Ассирию. Будучи наиболее подробным из пророков, Исаия касается той и другой темы, и делает это, учитывая их связь и придерживаясь относительного порядка в изложении событий, но затем Исаия показывает нам тот же самый исход. Когда Он полностью завершит свое дело в Иерусалиме и низринет представителя тех властей, которые начались с Вавилона, то что будет тогда с предопределенным завоевателем Иерусалима и Иуды? Бог накажет надменность царя Ассирии. Эта Ассирия, как мы увидим, является последним земным врагом перед наступлением царства, как и смерть является последним врагом закона (1 Кор. 15, 26), который будет до конца. Но с Ассирией, тем не менее, Бог в конце обойдется сурово: так заявляет пророк Исаия. Последним и самым великим является тот, кто описан здесь историческим методом под именами древних Салманассара и Сеннахирима. Может показаться также, что с этим последним врагом Израиля можно отождествить северного царя, упомянутого в книге пророка Даниила (гл. 11).
Как известно, ассирийского царя часто принимают за вавилонского или за верховного главу, и это, конечно же, грубая ошибка. Поэтому северный царь вообще отличается от “царя” или “человека греха”, который войдет в союз с малым рогом главы Вавилонской империи в последние дни. Дело в том, что человек греха будет лжецарем иудеев - тот, кто явится под его именем и будет принят язычниками, отвергнувшими истинного Мессию. Он придет в Иерусалим, ибо отступничество (начиная с Вавилона) возымеет место не на востоке, а на западе. Рим и Иерусалим - два великих города пророческого слова; Иерусалим - во всех записях, Рим - в промежуточном пророчестве в его последней фазе. Но когда эти лидеры будут уничтожены мощью Бога, явленной им при появлении Господа Иисуса, тогда северный царь придет как глава объединенных народов земли вне идола-державы, описанного Даниилом. Всегда следует придерживаться того, что Ассирия как глава объединенных народов противодействовала Израилю, когда его народ был признан народом Бога. Вавилон и другие верховные державы подошли к гибели зверя, в то время как их народ не был признан Богом. После того, как зверь и лжепророк будут ввергнуты в огненное озеро, северный царь выступит, чтобы заново вступить в борьбу, будучи исполненным самых возвышенных ожиданий; но с ним сам Господь будет иметь дело, который к тому времени возобновит свои отношения с Израилем и будет в этом случае действовать через Израиль, хотя Ассирия будет осуждена явно при вмешательстве божественной силы на горах Израиля. Однако лично, как последний предводитель державы, начавшейся с Вавилона, будет брошен живым в яму; то же самое произойдет и с Ассирией. Последователи будут осуждены при меньшем вмешательстве божественной силы, хотя и их гибель будет далеко не обыкновенным свержением. Какие бы средства ни были применены к царям и их воинам, армия Ассирии будет разбита средствами Израиля. Бог использует свой народ как свое оружие, хотя у него не будет недостатка в небесном воинстве. Град и огонь описаны у Иезекииля - молнии и громы от Бога. И они указывают, несмотря на использование им Израиля, что поражение врага будет обеспечено прямым вмешательством Господа.
Совершенно ясно, что брань народов, называемых Гогом и Магогом (Откр. 20), произойдет в конце тысячелетнего царства, и поэтому совершенно отличается от того, о чем мы теперь говорим. Но в книге пророка Иезекииля (гл. 38 и 39) мы узнаем об окончательных усилиях, которые будут предприняты прежде, чем начнется тысячелетнее царство. Я не склонен утверждать, что это будет тем последним усилием, которое предпримет северный царь. Определенно, это все тот же хитрый прием. Северный царь описан замечательным образом как могущественный, но не благодаря своей собственной силе. Иначе говоря, его поддержат другие силы, которые, по-моему, явятся не чем иным, как Россией. Россия находится на заднем плане как страна, которая поддержит северного царя, или Ассирию. Царь Ассирии будет тогда господином той земли, которая теперь является доминионами Султаната, или Оттоманской Порты {Прим. ред.: это относится к XIX веку}. Этот монарх к северу от святой земли обретет значительную силу и окажется в положении совершенно отличном от той чрезвычайной ветхости, которую мы наблюдаем сейчас {Прим. ред.: это относится к XIX веку}. Среди политиков бытовало мнение, что Турция гибла от нехватки турков, но это не относится к данному случаю. Я подозреваю, что Греция и Турция в Европе вместе с Малайзией создадут достаточно сильное царство на том самом месте, где некогда располагалось Византийское царство, а турки были, вероятно, вытеснены в принадлежавшие им необитаемые места.
Если это так, то те, кого мы называем теперь турками, будут изгнаны из Перы, после чего возрожденное Сирийско-греческое царство на самом деле будет иметь свой главный центр в Константинополе и там еще раз сыграет свою роль в великой драме будущего, и будет, я не сомневаюсь в этом, совершенно безнравственным царством, приняв свою последнюю форму, как в те времена, когда оно находилось под обличием магометанской веры. Положение греков, насколько нам известно, довольно плачевное теперь, но я говорю только о том, что поведал нам Даниил в восьмой главе своей книги и что написано в других отрывках Писания. Если они в духовном отношении уподобятся самому развращенному народу в Европе и вдобавок явят жестокость и окажутся мошенниками и будут вмешиваться в дела иудеев, то все это ускорит дело и приведет к ужасным последствиям. Если они являют гордыню и тщеславие, присущее древним грекам, то что говорить о развращенных христианах, лишенных элементарной нравственности, какую могли бы иметь язычники?!
Таким образом, народы, сыгравшие свою роль в истории Ветхого Завета, примут скоро свою конечную форму, а затем выйдут на суд Бога в конце этого века, когда с установлением царства Господа все народы и все человечество обретут покой и благословение. Сын человека явится не только для того, чтобы судить христианский мир, но чтобы исполнить намерения Бога как на небесах, так и на земле. Это, несомненно, очень важно, хотя часто не принимается во внимание там, где человек думает, что впереди его ничего не ждет, кроме божественного приговора относительно вечной жизни отдельных лиц. Благодатной почвой для такого заблуждения является разум, забывающий о славе Христа и пренебрегающий влиянием Слова Бога. Суд над христианским миром будет предшествовать суду над народами, когда Израиль должен выступить на передний план в путях Бога перед всем миром. Я говорю о суде над живыми, а не над мертвыми. Несомненно, христианский мир достиг особо привилегированного положения. Он замечательным образом стал обладателем свидетельства истины Бога, хотя я вполне допускаю, что многие районы земли, однажды получившие это свидетельство, долгое время считавшиеся отступниками от магометанской веры, все же приняли его более открыто, чем западные народы, скатившиеся к католицизму; но все народы, поступившие так, будут судимы Богом в день Господа. Те, кто действительно принадлежит Христу, будут вознесены на небеса и поэтому не примут участия в этой сцене суда, когда он произойдет.
Среди иудеев будут такие, кто обратит на себя внимание как свидетели на земле в последний день после перемещения воскресших ветхозаветных святых и собрания на небеса для встречи с Господом. Ибо Дух Бога вновь начнет действовать на этот народ, и остаток этого народа будет обращен, чтобы стать земным народом Господа, когда вместе со своими прославленными святыми Христос придет, чтобы царствовать. Определенное число их будет подготовлено во время ужасов отступничества и грехов человека, некоторые отдадут свою жизнь за истину, другие переживут эти дни сатанинской власти и гнева. Ибо в тот момент, когда вся земля обретет благословение, Израиль, вынужденный встать на позицию истинного милосердия, увидит все обетования свершившимися: иудеи, а не христиане, есть избранный народ Бога на земле. Их надежды связаны с предреченной славой Бога на земле. Наши надежды совсем иные. Мы же стремимся к тому, чтобы быть опять с Христом на небесах в доме его Отца; фактически собрание Бога началось с того момента, как Христос, наш Господь, восшел на небеса и послал оттуда на землю Святого Духа, чтобы Он объединял нас с Христом, сущим на небесах. Христианства, как такового, не существовало до тех пор, пока не занял свое место на небесах Христос, прославившийся после совершения искупления человек. Я не отрицаю веру ветхозаветных святых, как не отрицаю и воскрешение их душ, и ожидание ими части на небесах; но христианин, не ведающий о других привилегиях теперь, помимо этих, должен узнать многое.
Поэтому христианство связано с небесами. Кто по существу является его жизнью и образцом - так это Христос, такой, каким мы его знаем, воскресший и возведенный на престол одесную Бога; и как только Христос был прославлен, на землю сошел Святой Дух, чтобы стать силой и путеводителем христиан и христианского собрания здесь на земле. И святым делом каждого христианина и всех христиан вместе является утверждение ими этого свидетельства истины в повседневной жизни. Но они не только не отстояли этого, но и допустили, чтобы их вернули к иудаизму. То, против чего всеми силами боролся апостол Павел во время своего служения, возымело место, и возникло чрезвычайно жалкое сочетание, сочетание небесной истины с земной властью, земной практикой и земной надеждой. Результатом этого стал конгломерат, который теперь принято называть “христианством” и который объединяет в себе греческую и римскую церкви, восточные и протестантские группировки всякого рода, национальные и сектантские. Где же свидетельство существования единого тела, воодушевленного одним Духом? Эти различные и противоречащие одно другому общества, возможно, в разной мере видят свет, но ни одно из них в достаточной степени не свидетельствует о присутствии Духа и силы или о Слове Бога, поклоняясь при этом Господу Иисусу. Они на самом деле свидетельствуют о фактически имеющем место крушении, постигшем дом Бога, хотя умалчивают о его безграничном терпении и милосердии.
Каждый серьезно верующий (кто бы он ни был, и я близко общался с многими из чад Бога - я счастлив сказать об этом, - несмотря на то, что многое в них противоречит моим убеждениям) должен признать, что ни один отрывок в отдельности не отвечает так воле Господа, как все целое. Я знаю некоторых людей, которые чувствуют это и могли бы даже признать (хотя это и не просто), которые истинно любят Господа. Здесь следует сказать, что как бы я ни порицал их идолопоклонство формам (формам, явно ошибочным) и порицал посягательство иудаизма, если не сказать папства, я не могу не признать, что отдаю свое предпочтение благочестивому священнику высокого ранга, который радуется общению с Богом, а не человеку, менее благочестивому, хвастающемуся либеральным чувством и тем, что зовется народной церковностью и евангельским учением. Вытеснять понятия и имена, которые, несомненно, от Бога, есть сущая иллюзия и намерение немногих. Самым важным для чад Бога в настоящее время является самовоспитание и утверждение в божественной истине. Есть ли еще что, для чего следует жить? Есть ли еще что-нибудь такое в настоящем положении христианства, что могло бы по праву претендовать на духовные привязанности чад Бога? Я не говорю о чувствах или прежних привязанностях, я говорю о единении с Христом. Поэтому все, что нам необходимо, - это просто держаться Господа и попытаться силой его благодати уяснить себе, что все наши сокровища не на земле, а на небесах, что мы ничего не стоим по сравнению с самим Христом, и даже здесь на земле, которая является самым близким и лучшим его отражением. Единственно надежный способ осуществить это - устремить свой взгляд на Христа и, таким образом, предать себя во власть Слова Духа. Будьте уверены, что больше нет ничего, о чем следует заботиться. Как же скоро древние святые начали заботиться о своем собственном, а не о Христовом! Постепенно в результате этого они явно отклонились от путей Бога, что в конечном итоге привело их к отступничеству и появлению человека греха, и Господь будет судить их по пришествии на землю.
Но этот суд будет иметь некоторое отличие, которое мы уже видели. Запад, который будет главным средоточием отступничества христиан вместе с Иерусалимом, связующим центром беззакония иудеев (как мы можем заметить, это самый разгар отступничества христиан и иудеев), будет тогда осужден; и во время этого суда будет повержен зверь, глава отступнической языческой власти, а также уничтожен человек греха, зачинщик отступнической лжерелигии. Когда с ними будет покончено, то последует великий народный заговор во главе с ассирийцем и Гогом. Последний, по-видимому, представляет собой защитную силу, побуждающую к действию северного царя и использующую его сначала в качестве орудия, но затем эта сила навсегда падет от руки Господа.
Таково, я думаю, верное описание предсказанного грядущего. После гибели этих врагов наступит мирное царство Господа Иисуса. Итак, совершенно ясно, что будущее характеризуется двумя особенностями: Мессия уподобится Давиду, царю-победителю, а затем его прообразом будет Соломон, мирный царь. Он низвергнет врагов, а затем будет царствовать в мире, когда уже не останется больше никого из оскверняющих, противоречащих или разрушающих.
Однако затем последует суд над христианским миром, и он захватит куда более огромную территорию, чем тот, что приведет к свержению объединившихся народов, выступающих против Господа у Иерусалима. Например, суд над Вавилоном повлечет за собой унижение и наказание всех различных группировок, исповедовавших христианство, затем, конечно же, отступников, под седьмым сосудом, как раз перед явлением Христа. Падение Вавилона произойдет как раз перед тем, как Господь явится судить мир. И останется зверь-беззаконник и лжепророк, но их ждет погибель, когда Господь явится в славе. Последний предопределенный суд скоро последует в сиянии явления Христа. Таким образом, не только развращенный христианский мир, который символизируется Вавилоном, будет сметен вместе с Римом, его действующим центром, поскольку он оставался бы таким до конца, но и последнее выступление, которое Господь осудит, явившись на землю, произойдет под предводительством этого зверя и лжепророка, и оно символизирует не состояние развращенности Вавилона, а состояние открытого упрямого неприятия Бога или его Христа. В этом последнем будет замешан глава возрожденной Римской империи того времени, который поддержит антихриста в борьбе с северным царем; и Иерусалим или соседствующие с ним земли будут опустошены.
Таким образом, суд над христианским миром явится в некотором смысле предопределенными судами, которые свершатся при явлении Господа, когда Он погубит их дыханием своих уст. Кто может предполагать, например, что Америка, Австралия или Индия не пострадают во время этих судов, которые произойдут в последний день? Поистине, ни одна страна и ни один народ, носящий имя Христа или слышавший проповедь о евангелии, не избегнут суда.
Правда и то, что некоторые из этих земель (например, Америка), явно не названы в пророчестве. Но это ни в коей мере не препятствует применению общих принципов. Суд будет свершен над всем обитаемым миром. Даже океан не обманет Бога. Его рука, несомненно, покарает всех презирающих его, будь они на востоке или на западе. Не всегда бывает ясно, что, будучи судимым, Вавилон сидит не только на семи холмах, но и на многих водах. Эти воды, как я предполагаю, означают все течения исповедуемого христианского учения, которое родилось на основе вавилонских принципов. Они и явились источниками развращения христианства. За этим следует отступничество, но оно становится гораздо более открытым и враждебным, чем любое подобное развращение в христианском мире, хотя, несомненно, является результатом его влияния. Оно может показаться более централизованным, чем влияние Вавилона, и более ограниченным в пространстве. Затем, после того как зверь будет наказан, и Вавилон тоже, объединение народов займет еще большую сферу, поскольку это совсем не зависит от исповедания христианства. Они могут быть и могут не быть язычниками. Я допускаю, что все народы центральной Азии будут побеждены Россией и достойно примут смерть в горах Израиля. Даже китайцам и другим народам хорошо известно, что народы востока слабеют под властью России, конечно, не без противодействия и не без сопротивления, но они неизбежно погибнут под ее жестоким и непрекращающимся игом. Этого нельзя с большей уверенностью сказать о Порте, Персии или о центральной Индии; не все народы поглотила эта империя, но она подчинила себе всех, кто принял ее правление. Удивительно, что люди не видят того, что надвигается. Такую же роль сыграет и Ассирия, которая станет великим северо-восточным исполнителем замыслов России; но все они примут наказание от Бога. Дело в том, что в должное время все народы должны будут понести подобное наказание: только каждый понесет его в разной мере согласно разнице в привилегиях. Чем больше мы получили от Бога, тем больше с нас спросится. Каждый способен почувствовать справедливость этого, и в наказании заключается справедливость. Но христианин получит часть из благодати, которая правит через справедливость, и поэтому его место будет с Христом. Они все будут взяты от земли и не увидят различных печальных обстоятельств, они встретятся с Господом Иисусом и пребудут с ним в доме Отца. Об этом совсем не говорится в Ветхом Завете, а только в Новом, где дается соответствующее откровение о христианстве.

Михей 2

Во второй главе мы находим вывод о первых стихах данного пророчества: “Горе замышляющим беззаконие и на ложах своих придумывающим злодеяния, которые совершают утром на рассвете, потому что есть в руке их сила! Пожелают полей и берут их силою, домов, - и отнимают их; обирают человека и его дом, мужа и его наследие”. Несомненно, все это показалось бы странным в качестве обращения к христианину. Мы никогда не встретим подобную манеру предостережения в Новом Завете. И причина этого ясна. Закон стал правилом для иудея. Теперь этот закон предъявляет свои права на естественную справедливость и ведет дело о ее недостатке. Поэтому они не смогли практически удовлетворить требования естественной справедливости. Но христианин, даже тот, кто предполагает, что очень правильно исполнял свой естественный долг, на самом деле далек от тех критериев, которым должен соответствовать истинный христианин. Мы должны поступать подобно Христу в нашей духовной и телесной жизни. Следовательно, нам нужен тот свет, который сияет в нем, и в своих поступках мы должны руководствоваться истиной, открывшейся в Новом Завете, а не просто соблюдать законы нравственности, касающиеся человека во плоти.
Как нам подробно толкует 8-я глава послания Римлянам, в которой апостол Павел настаивает на жизни по духу, наше положение перед лицом Бога явно отличается от положения человека, живущего по плоти. Конечно, никто не станет отрицать, что в нас есть плотское, однако как христиане мы не зависим от плоти. Об этом говорится в учении апостола Павла, и только неверие способно помышлять истолковывать это иначе или даже подправлять написанное апостолом. Щедро благословенному верующему не подобает оспаривать его точность или отказываться от своей удачи. Апостол Павел решительно говорит обо всех христианах: “Но вы не по плоти живете, а по Духу, если только Дух Божий живет в вас”. Таково особое положение каждого христианина. Что это значит? - То, что я во Хри сте, и это характеризует меня как христианина; вместо того, чтобы представлять из себя частицу рода, происшедшего от падшего Адама, я имею новую жизнь во Христе и новое положение. Короче говоря, речь идет о новом положении пред Богом во Христе. Это также истинно теперь, как и было всегда. Воскресение не дарует, но явит свое блаженство. Когда мы отправимся на небеса, то не просто будем во Христе, но будем вместе с Христом; а во Христе мы пребываем, находясь на земле.
Нам необходимо обратить внимание на те различия, на которые указывает Писание. Не бойтесь поверить Слову. Имеющие обыкновение ко всему придираться могут сказать и говорят, что эти различия весьма незаметны. Если Бог так открыл нам свою истину (и только Писание определяет, что Он это сделал), то эти различия, возможно, и являются едва ощутимыми, но они соответствуют тому, в чью мудрость и доброту мы верим. Мы обязаны различать, где и как Бог говорит, но если нам не удается уследить за этим, то мы слишком поздно поймем свою утрату. Дело в том, что много неверия скрыто в тех, кто придирается к особенностям Слова Бога. Ибо всякий прогресс в истинном знании проверяется и определяется как развитие истинной мудрости, заключающейся в умении различать то, что различно. Когда человек начинает изучать новый язык, то его уху все звуки кажутся звучащими одинаково и поначалу он не может должным образом уловить особенности каждого отдельного звука. Так происходит и с человеком, только начинающим прислушиваться к еврейскому языку или впервые взглянувшим на написанные по-еврейски слова; он поражен монотонностью еврейской речи, и, видя ряд странных квадратных букв, многие из которых очень похожи друг на друга, он приходит в замешательство.
Примерно то же самое случается и с человеком, только приступающим к чтению Библии и стремящимся возрасти в познании истины. Несведущие склонны вообразить себе, что это все просто способ получить прощение от Бога и наш долг. Все втискивается в эти рамки, поскольку это есть мысль, порожденная собственным разумом. Но, будучи оправданными верой, мы обретаем мир с Богом. Затем мы начинаем распознавать истины Писания и узнаем, что одни отрывки говорят в основном о божественной природе, а другие - об искуплении, одни - о священстве, другие - об оправдании, одни - о щедротах благодати, другие - об ужасах антихриста, одни - о спасении, другие - о жизни, третьи - вновь о надежде. Иудеи, язычники, собрание - всем отводится свое место. Затем эти различия начинают оказывать на нас давление, когда удовлетворены желания, пробуждена и очищена совесть, а душа устремлена к Христу. Но ясно, что не в природе вещей заключается духовная готовность к полному пониманию отрывков Писания до того, как мы обретем покой во Христе; однако когда это будет познано новым человеком, не идите на поводу эгоизма, который готов задержать вас на этом, но давайте использовать мир и покой веры для возрастания через познание Бога: “ Возрастайте в благодати и познании Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа”.
Таким образом, мы скоро узнаем основное отличие, состоящее в том, что обличаемое зло для иудея носит гораздо более внешний характер - притеснение, алчность и зависть, идолопоклонство. Они обвиняются именно в этих великих грехах. Мы же не рискуем поплатиться за эти грехи, хотя, конечно, и мы можем впасть в какой-то из них. Но мы обнаруживаем в Новом Завете зло иного рода: пагубное или ложное учение, которое разрушает общение, подрывает и уродует образ жизни. В Ветхом Завете, кажется, не шла речь о подобной нечистоте духа. Почему же? Да потому, что мы находимся в новом и особом положении. Едва ли мы имеем пользу от древних непреложных истин, но мы имеем особое руководство, помощь и радость от Нового Завета, чего были лишены древние; и наше призвание, особое призвание, поэтому требует особых цитат Писания, чтобы дать нам свет, необходимый для славы Бога. Я напоминаю об этом попутно. Наиболее существенное из сказанного мной заключается в том, что существуют определенные неизменные нравственные принципы, и они пребывают всегда. Из этого следует то, что истина, явленная с первых страниц книги Бытие, остается истиной до конца, то есть до Откровения; но ведь мы имеем данные нам особые слова и проповеди. Мы должны отличать старое от нового. Основные истины Бога, назидающие иудея или язычника, несомненно, полезны и христианину; кроме того, мы имеем призвание Бога во Христе Иисусе, которое известно нам теперь в его имени и через Духа.
Если Израиль занимает выдающееся место в книге пророка Амоса, то в книге пророка Михея наблюдается обратное. Он не забывает сказать о царстве Самарии, но видное место в своем увещевании отводит Иуде и Иерусалиму, предупреждая их в первую очередь о тех плотских преступлениях, которые направлены против божественных путей и которые поощряли и даже лелеяли лжепророки. Но они узнают, что у них отнимутся их пророки. Ибо эти пророки льстили народу, пророча приятное и обманывая их. Конечно, они не были истинными слугами Бога, а вышли из обычной школы пророков. Когда пророчествование стало общепринятым занятием, оно стало продажным. Те же, которых Бог возвысил необычным образом, несли истинный свет Бога на эту землю. “Посему не будет у тебя никого, кто бросил бы жребий для измерения в собрании пред Господом. Не пророчествуйте, пророки; не пророчествуйте им, чтобы не постигло вас бесчестие”. Того, что они использовали не по назначению, они должны были лишиться.
Далее, в следующем отрывке данной главы звучит воодушевляющий призыв: “О, называющийся домом Иакова! разве умалился Дух Господень? таковы ли действия Его? не благотворны ли слова Мои для того, кто поступает справедливо?” Итак, мы слышим торжественный призыв к ним: “Встаньте и уходите, ибо страна сия не есть место покоя; за нечистоту она будет разорена”. Здесь изложен суровый и важный принцип. Народ Бога никогда не обретет покоя в том, что не устраивает Бога, который решает, что единственный покой, какой Он сможет одобрить для них, это покой, достойный его самого. Следовательно, с самого начала мы видим (учитывая даже минувшее время), что Бог объявил седьмой завет, который остается важным для его народа вплоть до конца этого света. Следовательно, как мы узнаем из его Слова, эта суббота занимает важное место в законе Бога, установленном для человека земли. Но иудеи всегда были склонны к непродуманному поиску покоя для себя. Ту же ошибку повторяли и христиане, хотя и несколько иначе. Что бы мы ни имели пред Богом во Христе, мы все еще пребываем на поле битвы и ниве труда. Свой покой мы обретем не здесь и не теперь. Чем люди льстят себе, когда пытаются совершить какое-либо открытие или сделать какое-либо изобретение? Они надеются, что смогут обратить этот дикий в нравственном отношении мир в рай и тем самым обрести здесь покой. Неужели именно его они заслужат потом? Необращенные люди, как правило, исполнены бахвальства и тщеславия, и я опасаюсь, как бы многие из обращенных не уступили бы этим плотским мечтам этого мира. Все сведется к нулю. Дело в том, что Бог намеревается дать покой, но он явится не плодом человеческого труда, а плодом Его труда. Покой настал через шесть дней, в которые Он сотворил небесную тварь и землю, именно тогда Бог впервые утвердил день своего покоя и, как сказал наш Господь: “Отец Мой доныне делает, и Я делаю”. Он еще деятелен, исполняя дело милосердия, создавая новую тварь; и после того, как Он сотворит ее, наступит истинный и окончательный покой Бога, и народ Бога разделит его с ним: пребывающие на небесах разделят его на небесах, а живущие на земле - на земле. Именно к земному народу обращается пророк Михей, призывая их не искать покоя до наступления дней Господа.
Скоро христиане обретут покой еще больший, чем ожидают. А пока мы должны трудиться. Теперь время труда; теперь мы должны крайне остерегаться желания устроить себе отдых. Вскоре мы сполна насладимся покоем Бога. Это произойдет, когда истинный вождь спасения станет во главе нас, не в предвкушении, как теперь, а в действительном и полном обладании телом, душой и духом.
Чтобы воцарился этот покой, должен прийти стенорушитель - тот, который сведет на нет любой ложный покой. Поэтому в своем пророческом видении Михей видит, с одной стороны, что “перед ними пойдет стенорушитель”, а с другой - “непременно соберу всего тебя, Иаков, непременно соединю остатки Израиля”. Никто из людей не будет забыт, когда речь пойдет об установлении божественного покоя. Но стенорушитель должен пойти перед ними. “Они сокрушат преграды, войдут сквозь ворота и выйдут ими; и царь их пойдет перед ними, а во главе их Господь”. Покой Бога настанет тогда, когда Он разгонит все, что лишь подменяет этот покой, и, несомненно, сметет все препятствия и восполнит все бреши, когда сам воссоединится со своим народом и приведет его к земному или небесному покою. Длительная война против Бога завершится, и вся вселенная Бога обретет покой как на небесах, так и на земле. Таким будет этот чудесный день тысячелетия, согласно Писанию.

Михей 3

В третьей главе мы знакомимся с еще более торжественным призывом, обращенным к главам Иакова и князьям дома Израиля. Теперь мы, конечно, знаем, что, хотя все люди несут свою ответственность, основное бремя ответственности непременно должно быть соразмерено с положением человека. Зло в том, кто занимает ответственное положение, еще хуже, и оно, имея более серьезные последствия, по праву наказывается строже, чем если бы такое зло было содеяно подчиненным. Например, беззаконие, допущенное судьей, носит более серьезный характер, чем нечестность конюха или его хозяина. Коррупция или тирания со стороны царя - гораздо более тяжкий грех, чем любые проступки его подданных. Возможно, что это утверждение придется не по вкусу современным наставникам, но я придерживаюсь того, что утверждает Бог в Писании. Люди могут и отступиться от этого, но они скоро поймут, что нет другой истины, подобной истине Бога. Итак, Слово Бога ясно утверждает те принципы, которые разделяет и вера; и что бы ни изобрел человек, Бог, несомненно, будет судить согласно своему непреклонному откровению, а посему люди понесут наказание за свое безрассудство и отступление от истины Бога. Созвучно этому говорит пророк в начале данной главы: “Слушайте, главы Иакова и князья дома Израилева: не вам ли должно знать правду?” Грехи людей были выставлены напоказ в первых двух главах, грехи начальников выступают вперед в данной главе, а наряду с ними говорится о злодеяниях лжепророков: “Так говорит Господь на пророков, вводящих в заблуждение народ Мой”. Что может быть более иллюзорным и фатальным? Очень скверно, когда человек заблуждается из-за своего своеволия, но насколько хуже, когда то, что обязано обуздывать своеволие и быть надежной защитой всего святого, побуждает людей к тому, что противно Богу.
Следовательно, эти лжепророки были простыми орудиями народа, и Михей предсказывает им, что на них падет ночь, а не их мнимый свет. “Посему ночь будет вам вместо видения, и тьма - вместо предвещаний; зайдет солнце над пророками и потемнеет день над ними”. Нет ничего более значительного, чем эти образы; еще лучше то, что они правдивы. “И устыдятся прозорливцы, и посрамлены будут гадатели, и закроют уста свои все они, потому что не будет ответа от Бога”. Те, кто вводит в заблуждение других, будут оставлены наедине с собственными иллюзиями. Они предпочли тьму свету, потому что дела их были злы; и Бог ясно дает им понять это через Михея, ибо именно пророк Михей говорит: “А я исполнен силы Духа Господня, правоты и твердости, чтобы высказать Иакову преступление его и Израилю грех его. Слушайте же это, главы дома Иаковлева и князья дома Израилева, гнушающиеся правосудием и искривляющие все прямое, созидающие Сион кровью и Иерусалим - неправдою! Главы его судят за подарки и священники его учат за плату, и пророки его предвещают за деньги, а между тем опираются на Господа, говоря: “не среди ли нас Господь? не постигнет нас беда!” Посему за вас Сион распахан будет как поле, и Иерусалим сделается грудою развалин, и гора дома сего будет лесистым холмом”.
И что же дальше? Чудесная новость! Бог все берет в свои руки. И как принято говорить: “Крайняя нужда человека есть удобный случай для Бога”, что будет явно видно в последний день! Как благословен, как счастлив тот, кто верил прежде, чем наступит тот день! Последний день навсегда напомнит человеку о смерти и суде: для него нет более страшного знамения гибели. У других мы, возможно, отыскали бы питательную почву для гордыни: это же предзнаменование собственной гибели с неописуемым ужасом вечности. Настоящий день - это всегда то, в чем действует человек и в чем он находит свою радость. Последний день являет собой, несомненно, нечто туманное, нечто неясное, могущее ввести в заблуждение, но до сих пор он справедливо угрожает человеку судом Бога; этого суда человек боится, и не без причины. Верующий же в последнем дне видит перспективу полной нескончаемой радости, счастья, света и славы. Это день, когда восторжествуют справедливость и истина; это день, когда человек будет самым верным образом возвышен, потому что возвеличен Бог; ибо как еще можно достигнуть истинного порядка и должной славы без верховной власти Бога? Разве основой справедливости не является то, что Бог должен стоять над всеми? Именно это утвердится в тот последний день, и поэтому, когда Бог займет принадлежащее ему по праву место как на земле, так и на небесах, человек обретет надлежащее ему достоинство, ибо, несомненно, Богу радостно благословение творения. Именно это всегда замышляет любовь и по возможности осуществляет это; ей доставляет наслаждение это благо в том, на кого она направлена; и то же самое чувствует Бог по отношению к своим творениям. Поэтому, когда Он прославляется, человек получает его полное благословение.
Поэтому мы и ждем с надеждой этих последних дней, и это не пустое и беспочвенное видение человека в его самонадеянном честолюбии, а день, когда Бог, покончив с развращенностью и беззаконием, установит свои собственные порядки во времена мирного царствования некогда презираемого, но теперь навсегда возвеличенного человека, Господа Иисуса, Иеговы, Мессии Израиля, Сына человека.

Михей 4

Именно об этом и говорит пророк Михей: “И будет в последние дни: гора дома Господня поставлена будет во главу гор и возвысится над холмами, и потекут к ней народы” (гл. 4,1). Вместо того, чтобы течь вниз, как обычно текут реки в природе, народы потекут вверх вокруг святилища Бога, которое станет тогда домом молитвы для всех. Сверхъестественные перемены произойдут повсюду. Небеса и земля явятся счастливыми свидетелями славы и силы Бога, к тому же явленной в человеке Христе Иисусе, и в тех, кто принадлежит ему на небесах и на земле. И не будет больше причины поклоняться естеству и другим идолам. Будет провозглашен этот день Господа, и окончательно будет устранено то, чем так гордился человек, и доказано, что, хотя человек и достиг всего, чего мог, пришло время Богу явить свое неоспоримое превосходство.
Поэтому я убежден, что каким бы ни был прогресс, достигнутый человечеством, ни один из успехов не даст первому человеку повода похвалиться им в тот день Господа. Возьмем, к примеру, телеграф или железную дорогу. Я не вижу основания верить в то, что Господь соблаговолит использовать то или другое в тысячелетнем царстве. Не думаете ли вы, что божественной силе не удастся превзойти какое-либо изобретение человека, пусть даже самого удивительного в глазах людей? Если спросят, как такое может быть, то верующему не придется искать ответ где-либо еще помимо откровения, дающего исчерпывающие ответы относительно самого этого факта. Верующему достаточно уверенности в том, что Бог положит конец самовозвеличиванию человека в тот день, когда Он возвеличит себя. От прежнего не останется и следа. Бог сделает tabula rasa {Прим. ред.: чистая доска (лат.)} из всех дел человеческих на земле в течение последних шести тысяч лет, или, по крайней мере, с эпохи потопа; и Он покажет, что как бы человек ни гордился своими делами, Бог сделает все лучше. Из всего, что есть в этом мире, должны исчезнуть похоть плоти, похоть глаз, гордыня жизни. Даже само великолепие природы должно увянуть, не говоря уже о внушительных сооружениях, воздвигнутых руками человека, но жалких в сравнении с божественными; ибо что представляют собой их высокие башни и защитные стены перед лицом величественных холмов и громадных гор? Прочные и величавые суда будут разнесены в щепки, а ласкающие взор пейзажи обратятся в ничто. Лишь Господь будет возвеличен в тот день. Пророк Исаия во 2-ой и 3-ей главах своей книги говорит много, но не все, о тех огромных переменах, которые произойдут в “тот день” с малыми и великими. Фактически, тогда Господь утвердит себя на то, чтобы устроить на земле все в соответствии со своей славой. На мой взгляд, нет явной причины для проведения линии исключений. Возвышение Господа ради исключения первого Адама имеет широчайшую сферу применения, охватывает то, с помощью чего человек искал способа возвыситься, обрести славу и радость - обрести все.
Земля и небеса должны содрогнуться, и это будет сопровождаться трагическими и необычными событиями. День Господа поразительным образом сочетает в себе две вещи: Бог будет судить несметное количество тварей, живущих на земле и на небе, и в то же время Он снизойдет до мельчайших прихотей людей. Мы склонны связывать суд Бога только с великими объектами, если вообще человек задумывается о суде над живыми. Я обращаю на это внимание, чтобы противостоять такому противоречивому по отношению к Писанию впечатлению. Ничто не ускользнет от его взора и руки.
Но затем возымеют место очень незначительные духовные перемены, поскольку здесь мы читаем, что “пойдут многие народы и скажут: придите, и взойдем на гору Господню и в дом Бога Иаковлева, и Он научит нас путям Своим, и будем ходить по стезям Его, ибо от Сиона выйдет закон и слово Господне - из Иерусалима. И будет Он судить многие народы, и обличит многие племена в отдаленных странах; и перекуют они мечи свои на орала”. Таково, согласно Библии, царство мира, которое наступит тогда, но не прежде. Все попытки борющихся за мир обществ пока в лучшем случае всего лишь милая иллюзия, а в худшем - атеистическая уверенность в человеке, не основанная на познании Слова Бога. Возможно, они и смогут оказать влияние в каких-то особых случаях, хотя вряд ли там, где цари, государственные чиновники или страны принимают какие-то свои решения в отношении какого-то политического шага, поддерживаемого в их кругах и им доступными средствами, - там подобные теории или чувства не найдут поддержки. Ведь, несомненно, в основе всех войн лежат людские страсти и похоти, чтобы избежать появления порочных плодов, необходимо прежде всего сделать хорошим само дерево. Но в день Господа Бог будет судить людей по справедливости, и результатом этого будет воцарение мира, плоды которого будут соответствовать его разуму и славе.
Кроме того, будет множество внешних перемен. Весьма утешительна мысль о том, что этот день придет, когда земля и каждая тварь Бога будут приносить богатые плоды, не сейчас, когда на холмах и в долинах произрастает чахлая и скудная зелень, но тогда, когда земля будет изобиловать плодами и давать замечательный урожай, и будут плоды и цветы сладчайших ароматов, красивой формы и оттенков, которые, если бы они увидели руку Бога теперь, как они, несомненно, увидят, увяли бы и опали, обреченные на тление и гибель. Обличение и осуждение ждут повсюду каждого: отрывок Писания ясно говорит относительно принципа и следствий. Но в равной мере понятно и то, что Спаситель придет в “тот день”, когда “каждый будет сидеть под своею виноградною лозою и под своею смоковницею, и никто не будет устрашать их, ибо уста Господа Саваофа изрекли это”.
Что еще более значимо в духовном плане, так это прекращение идолопоклонства. “Ибо все народы ходят, каждый во имя своего бога; а мы будем ходить во имя Господа Бога нашего во веки веков. В тот день, говорит Господь, соберу хромлющее и совокуплю разогнанное и тех, на кого Я навел бедствие [речь здесь идет об иудеях]. И сделаю хромлющее остатком и далеко рассеянное сильным народом, и Господь будет царствовать над ними на горе Сионе отныне и до века [таким будет окончательное возрождение Израиля божественной благодатью и божественной силою]. А ты, башня стада, холм дщери Сиона! к тебе придет и возвратится прежнее владычество”. Не просто первое в смысле самого высшего на земле, но также, как может показаться, возрождение того, что было известно во дни Давида и Соломона. Ведь то прежнее владычество, которым они когда-то обладали, вызывало у каждого иудея щемящую тоску по тем светлым дням. Они вернутся снова, и, более того, ими будет править более великий, чем Давид и Соломон.
А пока они вкушают скорбь и горе, ибо, Бог непременно накажет свой народ. Он не будет его восстанавливать прежде, чем народ не пройдет через духовные испытания и в душах людей не произойдут глубокие духовные изменения. Об этом сейчас и говорится. Также и многие народы должны будут воссоединиться. Речь идет не только о грехах в душе каждого израильтянина, который подлежит спасению, но и о карающей руке Бога, внешних разочарованиях и страданиях в то время, когда народы соберутся с намерением осквернить и разрушить Сион. Ведь Бог говорит: “Но они не знают мыслей Господних и не разумеют совета Его, что Он собрал их как снопы на гумно. Встань и молоти, дщерь Сиона, ибо Я сделаю рог твой железным и копыта твои сделаю медными, и сокрушишь многие народы, и посвятишь Господу стяжания их и богатства их Владыке всей земли. Теперь ополчись, дщерь полчищ; обложили нас осадою”, то есть иудеев. Именно Ассур восстанет тогда - последний северный царь. “Обложили нас осадою”. В будущем, когда иудеи вернутся неверующими на свою землю и Бог начнет воздействовать на души некоторых из них, произойдет осада Иерусалима. “Обложили нас осадою, тростью будут бить по ланите судью Израилева”.

Михей 5

А вот что говорится в следующих строках этого прекрасного пророчества: “И ты, Вифлеем-Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле”. Это и есть судья Израиля, о котором уже говорилось. Таким образом, первый стих главы 5, несомненно, представляет собой вставку в описании того, кто есть судья Израиля. Хотя может показаться весьма странной та отрывистость стиля, в каком этот стих вводится здесь, все же едва ли можно сомневаться в том, что уже разъясненное придает предмету повествования и самому повествованию стиль этого пророка и является ключом к пониманию данного отрывка. Почему же Бог допускает ту последнюю осаду Иерусалима? Он говорит, что это из-за их отношения к своему владыке и судье. А кто же этот судья? Он родился в Вифлееме, и к тому же его “происхождение из начала, от дней вечных”. Он был божественной личностью. Благодатью Он стал младенцем в Вифлееме, но Он был Господь, истинный Бог Израиля. Далее следует вывод из того, о чем говорилось в первом стихе: “Посему Он оставит их до времени, доколе не родит имеющая родить; тогда возвратятся к сынам Израиля и оставшиеся братья их”.
“Имеющая родить” - это Сион. Это самое важное утверждение, которое следует осмыслить. Когда Христос, судья Израиля, пришел первый раз, иудеи не пожелали его принять, а дерзко отвергли его. В результате того, что Христос умер на кресте, Бог воскресил его из мертвых, и когда пришло время, Иисус восшел на небеса. Христос воссел одесную Бога, и там Он начал новое дело - призыв небесного народа разделить с ним наследие на небесах. Этим Он занят и теперь. Если мы вообще имеем Христа, то имеем Христа ради небесной славы; иными словами, то, что принадлежит Христу, принадлежит и нам, если мы имеем какую-то часть жизни во Христе. Но ведь вскоре Он возжелает иметь и земной народ, и, следовательно, судья Израиля вновь явится в разгар последней осады Иерусалима. Он на время оставил иудеев за то, что они не верили и отвергли его самого, но Он не оставит их навсегда. “Ибо дары и призвание Божие непреложны”. Если верно то, что Он избрал тот древний народ, то в такой же степени верно и то, что Он скоро восстановит свои отношения с ним. Тем не менее Он допустил, чтобы они пострадали за свое недомыслие и жестокое отречение от Мессии; и когда Он вновь явится, то это будет самый пик их тяжелейших бед. В этих ужасных условиях имеющая родить родит.
И конец ее мукам придет по его милосердию, и вслед за долгой ночью настанет безоблачное утро. О, какой великой будет радость, когда тот, кого отвергли древние иудеи, вновь воссоединится со своим народом в качестве судьи Израиля! Тогда вместо того, чтобы вывести иудеев из их израильского положения и ввести в собрание Бога, зародившееся в праздник пятидесятницы и действующее поныне, Господь возвратится к сынам Израиля и их оставшимся братьям, а они опять вернутся к своим иудейским упованиям (таково значение второго стиха). Оставшиеся из братьев вместо того, чтобы избавиться от своих прежних отношений и сделаться христианами, как теперь, вернутся к своему положению сынов Израиля. Для земного благословения, согласно пророчеству, нет ничего более важного. Человек, не видящий разницы между небесным призванием, имеющим место теперь, и грядущим земным призванием, не в состоянии правильно понять и должным образом истолковать этот стих. По этой самой причине отцы церкви попали в такое затруднительное положение и сбились с истинного пути; ибо ни один из них не верил в восстановление Израиля; и все-таки некоторые из них видели в какой-то мере свет, но все они опустились до беспочвенной самонадеянности, поверив в то, что язычники заняли место иудеев на долгое время и что собрание и Израиль должны пребывать под славным правлением Христа на земле, можно сказать, смешавшись друг с другом таким необычным образом. Иными словами, они допускали самое недопустимое смешение небесного и земного, какое только можно себе представить.
Но открывшаяся истина заключается в том, что небесный народ будет пребывать на небесах, а земной - на земле. Разум Бога, как и везде, устанавливает здесь совершенный порядок; и когда Господь завершит свое небесное дело, Он возвратится на землю судить Израиль. Теперь Он - глава собрания. На земле Он будет Мессией иудеев, которые затем вернутся к своему прежнему земному положению, а вовсе не смешаются с собранием, как верующие из их же среды. Далее сказано: “И станет Он, и будет пасти в силе Господней, в величии имени Господа Бога Своего, и они будут жить безопасно”. Таким образом, иудеи не будут изгнаны со своей земли, а вновь поселятся на ней, “ибо тогда Он будет великим до краев земли”. Вся их сила зависит от его величия. “И будет Он мир”. Он, который есть наш мир на небесах, будет их миром на земле. “И будет Он мир. Когда Ассур придет в нашу землю...” Ведь ясно же, что Ассур должен будет появиться ради последнего суда Бога в конце этого века или даже в начале следующего! Это подтверждает слова Исаии. Господь восстановит свою связь с Израилем, когда явится Ассур, чтобы найти свою гибель, Ассур - глава народов, объединенных в великий союз, который рухнет как раз перед началом тысячелетнего царства.
Но давайте посмотрим, что будет дальше. “И будет остаток Иакова среди многих народов как роса от Господа, как ливень на траве, и он не будет зависеть от человека и полагаться на сынов Адамовых”. Они принесут совершенный покой земле; но помимо этого они должны быть подобны льву. Тогда собрание может и должно уподобиться росе, но я думаю (более того, уверен), что они никогда не были призваны уподобиться льву. Несомненно, для самых деятельных из известных проповедников было бы нелегко усмотреть какой-либо мало-мальски подходящий духовный смысл в этом образе, который бы соответствовал собранию. Дело в том, что если мы примем Слово Бога так, как Он дал его нам, все станет ясно. Речь вновь идет об Израиле, ибо им будет поручено судить на земле: “И будет остаток Иакова между народами, среди многих племен, как лев среди зверей лесных, как скимен среди стада овец, который, когда выступит, то попирает и терзает, и никто не спасет от него. Поднимется рука твоя над врагами твоими, и все неприятели твои будут истреблены. И будет в тот день, говорит Господь: истреблю коней твоих из среды твоей и уничтожу колесницы твои, истреблю города в земле твоей и разрушу все укрепления твои”. Все идолы должны быть повергнуты, и на язычников обрушится такая страшная месть, о какой они и не слыхивали.

Михей 6

И вот пророчество Михея подходит к концу. В первой части заключения (гл. 6) слышится в некоторой степени чрезвычайно серьезное увещевание Господа: “Слушайте, что говорит Господь: встань, судись перед горами, и холмы да слышат голос твой! Слушайте, горы, суд Господень, и вы, твердые основы земли: ибо у Господа суд с народом Своим, и с Израилем Он состязуется. Народ Мой! что сделал Я тебе..?” Он взывает к их совести, к их чувству добра. “Народ Мой! что сделал Я тебе и чем отягощал тебя? отвечай Мне. Я вывел тебя из земли Египетской и искупил тебя из дома рабства, и послал перед тобою Моисея, Аарона и Мариам”. Разве Он не был всегда тем же самым Богом?
И вот следует ответ на поставленный вопрос. “Народ Мой! вспомни, что замышлял Валак, царь Моавитский, и что отвечал ему Валаам, сын Веоров, и что происходило от Ситтима до Галгал, чтобы познать тебе праведные действия Господни. “С чем предстать мне пред Господом, преклониться пред Богом небесным? Предстать ли пред Ним со всесожжениями, с тельцами однолетними? Но можно ли угодить Господу тысячами овнов или неисчетными потоками елея? Разве дам Ему первенца моего за преступление мое и плод чрева моего - за грех души моей?” О, человек! сказано тебе, что - добро и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим”. Израиль же поступал далеко не так.

Михей 7

Но никто не действует так до тех пор, пока не будет обращен и не примет благодать Бога во Христе. Невозможно поступать справедливо и быть истинно смиренномудренным перед лицом Бога до тех пор, если не обратиться к нему в вере, хотя мы можем и не замечать наших грехов, сокрытых его милосердием, как и не можем знать и видеть, что Он не вменил нам беззакония. Сначала в душе возникает истинное желание покаяться, и Израиль будет побужден к этому. Именно вера порождает истинное покаяние и неподдельное смиренномудрие; там, где отсутствовала вера, как мы обнаружим в конце главы, истинное зло проявится в народе и царе. Далее (гл. 7) пророк Михей встает на позиции заступничества: “Горе мне! ибо со мною теперь - как по собрании летних плодов, как по уборке винограда: ни одной ягоды для еды, ни спелого плода, которого желает душа моя. Не стало милосердных”. Этот плач Михея вскоре переходит в молитву. Далее он самым поразительным образом описывает весь ужас нарушения всех уз и предательство, процветающее среди иудеев: “Не верьте другу, не полагайтесь на приятеля; от лежащей на лоне твоем стереги двери уст твоих. Ибо сын позорит отца, дочь восстает против матери, невестка - против свекрови своей; враги человеку - домашние его”. Печально думать, что именно эти слова произносит Иисус, когда говорит о своей миссии проповедника царства. Каким ужасным доказательством человеческой порочности является то положение дел, которое приведет к заключительному суду Бога над иудеями в конце века; именно об этом зле предупреждал Господь своих учеников, когда готовил их, именно этого они могли ожидать, проповедуя евангелие повсюду. Ничто так не обнажает злобу сердца, как воздействие благодатью Бога на людей; ничто иное не подвергает человека такому большому презрению или ненависти. Следовательно, христианин должен будет познать все на своем жизненном пути на этой земле, как и благочестивый иудей узнает в последний день то, что пророк Михей показывает нам здесь. Мы предвидим все как имеющие Христа. Мы знаем добро в Боге, и мы знаем зло в человеке даже теперь. Иудеи скоро будут должны познать это, когда наступит время; христиане знали это во все времена, если верили во Христа и божественную истину.
Затем пророк разражается потоком высоких слов, предупреждая врагов Израиля, чтобы они не очень-то радовались, ибо Бог собирается поддержать свой народ. Пусть они даже не заслужили это, но Он собирается это сделать из-за своего милосердия. Поэтому мы читаем: “Увидят это народы и устыдятся при всем могуществе своем; положат руку на уста, уши их сделаются глухими; будут лизать прах как змея, как черви земные выползут они из укреплений своих; устрашатся Господа Бога нашего и убоятся Тебя”. Заканчивая пророчество, Михей выражает радость своей души по поводу всепрощающей благодати Бога, дарованной его древнему народу. Все доброе, что совершит Он в последний день, есть лишь исполнение того, что обещал с самого начала: так уж благословенны пути Бога с начала и до конца. Он есть неизменный Бог, несмотря на все перипетии его народа.