Захария
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Захария

Оглавление: гл. 1; гл. 2; гл. 3; гл. 4; гл. 5; гл. 6; гл. 7; гл. 8; гл. 9; гл. 10; гл. 11; гл. 12; гл. 13; гл. 14.

Захария 1

Захария был одним из современником Аггея. Как и пророчества Аггея, его пророчества относятся ко второй империи язычников, но он идет гораздо дальше Аггея в донесении божественного свидетельства относительно языческих держав. Несомненно, у предыдущего пророка было божественное намерение в упоминании о временах царствования Дария. Захария следует Аггею не только в этом, но у него мы встречаем общую взаимосвязь держав, что в какой-то степени напоминает описанное в книге пророка Даниила, но носит свой определенный характер и имеет свой замысел, как и любая другая книга Писания. Следовательно, в этом просматривается не только символ подчинения власти Бога, но, более того, мы видим (чувствуем) должную связь с настоящим того, что следовало бы ожидать в грядущем, и, наконец, низвержение всех тех держав, которые устанавливаются в промежуточный период (не только в период суда, но и в более обширный период, захватывающий времена неверия израильтян). Малахия отличается от них обоих, поскольку рассматривает исключительно нравственное состояние иудеев, а посему совсем не обращает внимание на державы язычников. Таким образом, каждый пророк эпохи восстановления - Аггей, Захария и Малахия - имеет свои характерные черты.
Захария же первым открывает нам великий гнев Бога на отцов иудеев. Они пренебрегли прежним свидетельством Бога, когда им было велено обратиться нему, и Он обратился бы к ним. Но они не сделали этого, и теперь их дети призваны не быть, как отцы, к которым прежде взывали бывшие пророки, но взывали напрасно. “Но они не слушались и не внимали Мне, говорит Господь. Отцы ваши - где они?” Посему имеющие место запустение и та шаткость положения, от которых стонали и рыдали дети, должны были стать серьезным и непрерывным уроком для них. “Отцы ваши - где они? да и пророки, будут ли они вечно жить? Но слова Мои и определения Мои, которые заповедал Я рабам Моим, пророкам, разве не постигли отцов ваших? и они обращались и говорили: как определил Господь Саваоф поступить с нами по нашим путям и по нашим делам, так и поступил с нами”. Поэтому слово Бога полностью подтвердилось, и обстоятельства, доказывающие всю его истинность, вовсе не приводили в уныние, наоборот, положение иудеев должно было улучшиться через получение дальнейших сведений касательно их состояния. Каждое приведенное в исполнение наказание израильтян должно было стать теперь призывом их душ внимать слову Бога. Однако это было всего лишь вступлением, хотя и игравшим важную нравственную роль. Они были призваны подумать о своих отцах и задуматься о своих грехах и о том, к чему они явно могли бы привести. Пророчество предполагает грех и необходимость суда Бога над грешниками, но еще, благодаря Богу, оно открывает нам кое-что гораздо большее. Оно открывает нам, что злу никогда не превзойти Бога и что поруганное добро, свершив суд, Бог заменяет еще лучшим, творя милосердие. Несомненно, коль Он призвал нас по-христиански побеждать зло добром, то Он сам содействует этому: как своей властью, так и через благодать Бог превосходит зло. И это один из источников веры, неизменно приносящий утешение.
Первое видение, о котором мы узнаем, было пророку Захарии ночью. И действительно об одном и том же говорится на протяжении первых шести глав, в которых перед нами проходят серии видений, привидевшихся Захарии в одну и ту же ночь, в которых в общих чертах вырисовывались пути Бога, начиная от момента временного лишения иудеев права называться народом Бога и вплоть до их восстановления на земле вместе с их городом и храмом под властью Мессии. “Видел я ночью: вот, муж на рыжем коне стоит между миртами, которые в углублении, а позади него кони рыжие, пегие и белые, - и сказал я: кто они, господин мой? И сказал мне ангел, говоривший со мною: я покажу тебе, кто они”.
И вновь мы замечаем большое сходство в передаче этих видений и видений, о которых говорится в Откровении. Здесь и там наблюдается присутствие ангела, передающего информацию и толкующего ее. Поэтому можно видеть, как связующие звенья божественной истины встречаются на протяжении всего Писания и могут дополнять друг друга всегда с должным объяснением соответствия. Положение Захарии в его отношении к иудеям имело много общего с положением Иоанна по отношению к ослабевающему союзу христиан, который в нравственном плане уже осужден и вот-вот должен быть извергнут из уст Бога, как Иоанн сказал о лаодикийской церкви всем ее представителям . Таким образом, можно понять, что введение непосредственного обращения к ангелу, говорящему от лица Бога, имело свое особое значение. Подразумевалось еще нечто недосказанное и недосягаемое, и это, справедливо заметим, Бог желал дать почувствовать. Это ни в коей мере не препятствует отношениям, исполненным сочувствия и божественного милосердия, не лишенным настоящего благословения и прекрасной перспективы в будущем. Фактически, хотя мы и можем заметить с пользой для себя такое отступление Бога и вторжение ангелов, Захария единственный ветхозаветный пророк, открывающий нам прекрасную перспективу благословения на земле.
Итак, нам известно, что Откровение Иоанна является основным пророческим откровением в Новом Завете. И, действительно, использованный в нем метод более глубок и совершенен, и при этом более точен и правилен, чем любой другой, используемый во всей Библии. Разве речь идет не об истинной благодарности Богу за то, что мы не отброшены к простому, достигнутому путем заключения выводу, что должны вращаться в терпящем крах христианском мире, подобно тому, как Захария имел дело с нравственным падением иудеев? Ибо имеющий благородный и смиренный рассудок не посмеет высказываться о других, пока не вмешается божественная сила и не обяжет его сделать это. Чем сильнее желание славы Господа и чем искреннее любовь к собранию Бога, тем менее поспешно желание высказать решительное осуждение относительно состояния того, что носит имя Господа. Теперь Бог столкнулся с тем нежеланием, которое кое-кто, возможно, и оправдал бы как преследовавшее добрую цель и ставшее сродни добру. Но следует принять во внимание и кое-что более важное, чем чувства христиан, вызванные положением их братьев в христианском мире: мы не должны ничего упустить из виду, но должны прежде всего взвесить все в свете славы Бога и в свете того, что достойно Христа. Поэтому Бог, всегда заботящийся об имени своего Сына и потому внимательно следящий за всеми, отданными ему, встретил это нежелание ясным и торжественным высказыванием о том, что все, дающее ему повод для строгого и решительного осуждения, прошло перед его взором, хотя, конечно, это всего лишь начало, которое еще будет иметь продолжение. Несомненно, со временем зло не умаляется, а возрастет все больше, усиливая свое влияние на окружающих и становясь все пагубнее. Так и мы замечаем в христианском мире продолжающее возрастание морального падения христиан перед взором Духа Бога; но апостолы не будут удалены прежде, чем Бог засвидетельствует существование, распространение этого факта и непоправимость сложившейся ситуации, хотя они и будут оставлены без внимания в конце этого века в результате божественной мести.
Я делаю подобные замечания общего характера, чтобы показать, чего стоят эти более поздние пророки как подготавливающие заключительный приговор Бога состоянию Израиля и даже тем, сравнительно искренне преданным Богу иудеям, которые возвратились назад вместо того, чтобы добровольно следовать за своими языческими завоевателями. Поэтому нет прощения за то, что их обманули, как нет прощения и за то, что теперь обманывают нас, поскольку Бог полностью открыл свою точку зрения по поводу настоящего состояния христианства и вытекающего из этого долга святых. Это не было ясно, прежде чем апостол Иоанн стал посредником Господа Иисуса, обратившись к азиатским церквам во 2-ой и 3-ей главах Откровения. Его свидетельство достаточно полно, чтобы ясно показать нам основания для нравственного осуждения. Ни один человек не может пренебречь этим без явной утраты для себя. Мы призваны обратить на это внимание. Пусть всякий, имеющий уши, услышит, что говорит церквам Дух.
Как апокалиптические послания явно отличаются от основного свидетельства апостольских посланий, точно так пророчество Захарии отлично от предшествующих пророчеств, за исключением пророчеств Даниила и Иезекииля. На то была особая причина. Персидская империя покровительствовала иудеям. Следовательно, существовало две вещи, о которых необходимо сообщить: во-первых, Бог признает, что предопределено им для спасения своего народа, и в то же время отзывается обо всем, что касается властей. Эти две вещи рассматриваются отдельно в данной главе.
Прежде всего нам сообщают о муже на рыжем коне, который стоит между миртами, а далее о конях рыжих, пегих и белых, после чего дается объяснение, кто они: “Это те, которых Господь послал обойти землю”. “И они отвечали ангелу Господню, стоявшему между миртами, и сказали: обошли мы землю, и вот, вся земля населена и спокойна”. Я полагаю, что слово “рыжий” использовано символически как знак преданности Богу, либо в осуждении, либо в милосердии, точно так же, как бараньи кожи, покрывающие скинию, выкрашены в красный цвет, но даже эти кожи имеют отношение к суду. Тот, кто восседал на рыжем коне, от имени Бога выносил приговор и теперь использовал Персию как его орудие для наказания или помилования иудеев. Персия - вторая из мировых держав, и еще две державы последуют далее, как мы увидим здесь. Может показаться, что эти символы здесь скорее указывают на ангелов, которых Бог уполномочил господствовать, чем на сами эти царства, следующие одно за другим; и, более того, нам становится ясным, что мы видим связь этих держав с историей этого древнего народа, народа, находящегося теперь в ужасно ненормальном состоянии. Мы должны помнить теперь, что на протяжении всех трех предшествующих пророчеств иудеи не признавались народом Бога. Это очень важно. Им было предопределено судьбой получить благословение и возвыситься еще больше, чем когда-либо возвышался народ Бога, но пока они оставались вне национальной связи с Богом. “[Они] будут Моим народом”. Но пока они не являются таковым. Таково было и есть их положение, а не то чтобы Бог перестал о них заботиться, ибо возвышение этих пророков в период после освобождения иудеев из плена и прежде всего Мессия доказывают обратное.
Но помните, что никто ясно не представляет себе, что значит народ Бога. Должное значение данного выражения в Ветхом Завете обнаруживается в тех установленных отношениях Бога с иудеями, когда Он отождествляет свое имя с ними как своим народом, избранным среди всех остальных народов. Эта связь с Богом была нарушена во времена вавилонского плена иудеев. Иудеи тогда перестали открыто и официально признаваться народом Бога. Это никоим образом не мешает ему считать своими людей из среды тех, кто имеет живую веру. Были такие, кто благодатью надеялся на семя женщины еще до призвания народа Бога или их первого отца Авраама. Фактически мы все глубоко задеты за живое общераспространенными фразами, бытующими в современном богословском языке, а в действительности принадлежащими древней теологии. Таким образом, когда люди говорят о народе Бога, они почти всегда подразумевают родословную верующих. Совсем не это имеется в виду в Библии. Авраам, Исаак, Иаков и святые, предшествовавшие им, такие как Ной, Енох, Авель, никогда не назывались народом Бога. Это относилось к новому событию, которое началось с призывом израильтян, которые были введены в отношения с Богом как народ и в связи с этим стали подвластны закону, регулирующему их поступки, их жизнь, ритуалы, посвящения в сан священника. Затем они потребовали поставить им царя, и Бог дал им его, хотя и воспылал гневом (ибо такое требование отвергало его самого); а когда иудеи начали опускаться нравственно в условиях нового правления и когда пророки все больше и больше поднимались, чтобы предотвратить полное крушение дома Давида, а этот дом и самые преданные из иудеев впали в идолопоклонство, тогда, как обязаны были свидетельствовать против всякого поклонения идолам, иудеи лишились права называться народом Бога. С тех пор они стали Лоамми, что значит “не Мой народ”. Но это вовсе не есть намек на то, что среди иудеев совсем не осталось верующих. Как были истинные верующие до появления народа Бога, так оставались они и после. Короче говоря, иметь верующих в сердце народа и быть народом Бога - это две разные вещи, ибо верующие могут быть и среди других народов. Тогда как в большей мере это может относиться только к христианам теперь, когда Израиль остается непризнанным, и, строго говоря, имеет отношение в Писании только к тем иудеям, которые сохранили веру, в то время как остальные отвергли Мессию. Сравните Рим. 15 и 1 Петр. 2, хотя, конечно, этот принцип относится ко всем крещеным во имя его.
У трех упомянутых пророков мы находим размышления по поводу того серьезного для иудеев положения, когда они перестали считаться народом Бога; и у всех тех, кто неправильно понял такое положение, может возникнуть опасение насчет того, что Бог перестанет заботиться о них, поскольку лишил их этого почетного звания и больше не обитает среди них, как Он обитал когда-то. Полагать так было бы пагубной ошибкой. Именно поэтому мы находим, особенно у Захарии, два ясно выраженных факта: всестороннее использование и признание Богом внешних властей этого мира и то, какими были его отношения со своим народом в те времена, когда Он открыто не мог признать их своими. Пророк Захария показывает нам, что все вынуждено (поставлено) служить для блага тех, кто любит Бога, - принцип приемлемый как в Ветхом, так и в Новом Завете, но единственный, требующий большой деликатности, чтобы использовать его должным образом, особенно при изучении божественных предсказаний, учитывая, что в данном случае отношения были совсем отличные от наших с Богом.
Но, судя по внешнему виду, мы видим того, кто сам доказывает, что заинтересован особым образом в остатке вернувшихся иудеев. Совершенно очевидно, что свет слова соблаговолил заново засиять при новых обстоятельствах, когда казалось, что это невозможно. Мы слышим это от Аггея; мы имеем новые доказательства этого в видениях Захарии. Бог упорядочит все с намерением, касающимся самого этого народа после того, как они явно перестали верить. И вот разные духи выходят и исполняют приказание, которым Он дает знать иудеям о своей истинной заботе о них. Он желает, чтобы они доверяли ему. Открыто они больше не могут быть признаны его народом теперь, но те, кто лишился этого звания, тем не менее сохранили ощущение его милосердной заботы о них, и они, несомненно, должны были вновь вскоре обрести это звание лучшим образом. Таково положение вещей у Захарии, поскольку целью его пророчества было возвестить это. Таким образом, предварительное видение имело очень большое значение, точно так же, как и вступление нравственного характера, которое мы видим.
“Обошли мы землю [отвечали они], и вот, вся земля населена и спокойна”. Этот покой врагов не предвещал ничего хорошего иудеям. “И отвечал ангел Господень и сказал: Господи Вседержителю! Доколе Ты не умилосердишься над Иерусалимом и над городами Иуды [он не говорит: “над народом Господним”], на которые Ты гневаешься вот уже семьдесят лет? Тогда в ответ ангелу, говорившему со мною, изрек Господь слова благие, слова утешительные. И сказал мне ангел, говоривший со мною: провозгласи и скажи: так говорит Господь Саваоф: возревновал Я о Иерусалиме и о Сионе ревностью великою; и великим негодованием негодую на народы”. Ясно, что именно этот момент выступает на передний план. Сначала Он объявляет, что великим негодованием негодует на их отцов и соответственно этому негодованию посылает их в плен и лишает их на время почетного и великого звания и всех необычных знамений и воздействий, доказывающих его присутствие в их среде. Далее показано, что, хотя Он и дозволил язычникам править на месте их земного превосходства, был сильно огорчен гордостью язычников и их жестокостью по отношению к иудеям: “И великим негодованием негодую на народы, живущие в покое; ибо, когда Я мало прогневался, они усилили зло. Посему так говорит Господь: Я обращаюсь к Иерусалиму с милосердием; в нем соорудится дом Мой, говорит Господь Саваоф, и землемерная вервь протянется по Иерусалиму”. Частично эти слова сбылись при падении Вавилона, но в строгом смысле этого слова завершение этого ожидалось в другой день; и мы можем осведомиться почему, прежде чем закончим говорить о пророчестве Захарии.
По этой самой причине, как я полагаю, во вступительном стихе конь мужа, как мы видим, стоит между миртами, которые в углублении (ст. 8), а первый из коней, стоящих позади него, был такого же цвета, что и конь всадника, то есть рыжий. По той же причине здесь отсутствует четвертый цвет, поскольку фактически вавилонская империя уже была низвергнута персидским царем Киром, который отдаленно предшествовал Христу как спасителю иудеев от их мучительного плена, оправдывая истинного Бога и подтверждая его слово, направленное против храма. Видение это однако намеренно кажется обобщенным. Есть нечто более точное в соответствующей сцене в главе 6, где с определенной целью показана первая империя, как мы увидим. Но здесь вовсе нет того символического очерка мировых империй, какой представлен в книге пророка Даниила, внешне или внутренне, но скорее здесь духовные силы пребывают где-то за кулисами. “И сказал я: кто они, господин мой? И сказал мне ангел, говоривший со мною: я покажу тебе, кто они. И отвечал муж, который стоял между миртами, и сказал: это те, которых Господь послал обойти землю”.
По всей вероятности, муж, стоящий между миртами, есть не кто иной, как ангел Бога, встречающийся нам и в других отрывках Писания. “И они отвечали ангелу Господню, стоявшему между миртами, и сказали: обошли мы землю, и вот, вся земля населена и спокойна. И отвечал ангел Господень и сказал: Господи Вседержителю! Доколе Ты не умилосердишься над Иерусалимом и над городами Иуды, на которые Ты гневаешься вот уже семьдесят лет? Тогда в ответ ангелу, говорившему со мною, изрек Господь слова благие, слова утешительные”. Тому самому ангелу, который открылся отцам иудеев: Моисею, Иисусу Навину и другим. И теперь Он сделал это согласно условиям и нуждам оставшихся иудеев. Мы должны отличать его от того ангела, который имел обыкновение говорить с пророком.
И опять нельзя забывать, что истинная история израильского народа завершилась пленом израильтян и что после возвращения иудеев из плена наблюдалось всего лишь временное состояние пребывания в милосердии Бога здесь на земле, и кое-где давались гарантии в ожидании Мессии. Отвергнув Мессию, иудеи навлекли на себя еще больший гнев Бога, но в этом гневе нашли свое завершение скрытые намерения Бога, когда все, казалось, вот-вот рухнет, - в распятии Господа Иисуса, посредством которого Бог не только создал собрание, но и вскоре обратит высшую милость на иудеев после того, как милосердие воздействует на их души, приведет их к покаянию и заставит в вере обратиться к тому, кого они однажды распяли и убили руками беззаконников.
“Посему так говорит Господь: Я обращаюсь к Иерусалиму с милосердием; в нем соорудится дом Мой, говорит Господь Саваоф, и землемерная вервь протянется по Иерусалиму. Еще провозгласи и скажи: так говорит Господь Саваоф: снова переполнятся города Мои добром, и утешит Господь Сион, и снова изберет Иерусалим”. Итак, что придает этому силу, так это то , что эти слова были высказаны после возвращения иудеев из плена. Следовательно, это возвращение не могло бы обеспечить полного завершения того божественного обетования, хотя, несомненно, явилось залогом этого. Посему целью этих слов было не заставить их довольствоваться той мерой милосердия, которая уже была явлена им, но использовать настоящее милосердие в качестве основания для поиска еще большего благословения, какое благодать имела в запасе. “И утешит Господь Сион, и снова изберет Иерусалим”. Что же касается возвращения из вавилонского плена, то оно уже завершилось к этому времени, и не было больше никакого возвращения, а только предвиделось другое, и еще более печальное рассеивание иудеев по всему миру. Поэтому ясно и понятно, что Бог намекает на новое возвращение. Он еще успокоит Сион и еще изберет Иерусалим.
Но вот опять новое видение: “И поднял я глаза мои и увидел: вот четыре рога”. Здесь мы видим полный ряд языческих империй, ясно представляемых, если сослаться на пророка Даниила (главы 2 - 7), но едва ли понятный где-то еще (в другом случае). “И сказал я ангелу, говорившему со мною: что это? И он ответил мне: это роги, которые разбросали Иуду, Израиля и Иерусалим”. Речь идет не о предопределенных средствах, которые Бог использовал для воздействия на души, но здесь мы находимся перед лицом царственных держав, которые по очереди опустошали Иуду, Израиль и Иерусалим (ст. 19). Следовательно, роги - это задействованные символы, из которых пророк Захария видел четырех, которые, как мы можем предполагать, соответствуют четырем державам от первой до последней, которые должны были одна за другой царствовать. Это общая картина, составленная из пророчеств и объединяющая в себе как прошлое, так и грядущее, позволяющая одним быстрым взглядом охватить Вавилон и Рим, Израиль и Иуду.
Но месть исходит от Бога и орудием ее явится то, что мы видим далее: “Потом показал мне Господь четырех рабочих. И сказал я: что они идут делать? Он сказал мне так: эти роги разбросали Иуду, так что никто не может поднять головы своей; а сии пришли устрашить их”. Они являются теми орудиями, которые Бог использует для низвержения держав, которые Он соблаговолил возвысить своей высшей властью с целью наказания Израиля. Но Бог знает, как поступить с этими державами, особенно в конце века. Тогда Он собьет “роги народов, поднявших рог свой против земли Иуды, чтобы рассеять ее”.
Теперь совершенно ясно, что все это носит обобщенный характер. Предваряющее видение дает не больше чем широкую панорамную картину или контур событий от начала до конца - то, что даже тогда было истиной, но в то же время то, что должно привести к завершению, когда приговор над этими, наконец, будет приведен в исполнение.

Захария 2

Из второй главы мы узнаем, что как бы ни говорил Бог нам об остальных народах, сердце его навсегда занято Иерусалимом. “И снова я поднял глаза мои и увидел: вот муж, у которого в руке землемерная вервь. Я спросил: куда ты идешь? и он сказал мне: измерять Иерусалим, чтобы видеть, какая широта его и какая длина его. И вот ангел, говоривший со мною, выходит, а другой ангел идет навстречу ему, и сказал он этому: иди скорее, скажи этому юноше”. Именно к пророку Захарии относится эта деталь, которую мы узнаем здесь между делом, хотя некоторые воспринимают ее как просто относящуюся к одному из слуг и не связывают ее с тем временем, но это мне кажется довольно странным.
Землемерная ветвь символизирует вступление во владение или в права, или обретение звания при восстановлении прежних отношений. Здесь, скорее всего, речь идет о прежнем владении, потому что по-настоящему вступить во владение можно было бы только дождавшись ниспровержения языческих властей; но сам акт измерения земли имел целью показать уже тогда намерение Бога благословить иудеев, пусть даже таким образом.
“Иди скорее, скажи этому юноше: Иерусалим заселит окрестности по причине множества людей и скота в нем. И Я буду для него, говорит Господь, огненною стеною вокруг него и прославлюсь посреди него”. Совершенно очевидно, что ничего из того, что уже встречалось, не соответствует терминам данного пророчества. Мы заглядываем в тот день, когда большинство населения Иерусалима нарушит все связи, и вместо того, чтобы оставаться в вассальной зависимости от персов, греков или римлян, они возымеют самого Бога, который будет им крепостью и защитной стеной.
Затем следует призыв ко всем оставшимся на чужбине, и тогда восстановление иудеев завершится. “Эй, эй! бегите из северной страны, говорит Господь: ибо по четырем ветрам небесным Я рассеял вас, говорит Господь”. Это относится к предыдущему рассеиванию иудеев по миру. “Спасайся, Сион, обитающий у дочери Вавилона. Ибо так говорит Господь Саваоф: для славы Он послал Меня к народам, грабившим вас”. Ничего не может быть яснее этого. Трудно представить себе, как можно, будучи хоть немного внимательным к тому, что написано в Писании, не говоря уже о духовной рассудительности, заблуждаться в целях и сущности данного пророчества или думать, что это уже осуществилось. Обратите внимание на слова “для славы”. Следовательно, никаким благословением не могли бы завершиться слова пророка Захарии до пришествия Христа. Более того, когда Христос явился (и явление его было далеко от исполнения сказанных тогда слов пророка), иудеи совершили новый грех и заново были рассеяны по миру. Таким образом, отношения иудеев с Богом после первого пришествия и распятие Христа как никогда прежде отдалили исполнение данного пророчества и дали новые основания для наказания Израиля, а не для исполнения пророчества Захарии. Пророчество исполнится “для славы”. Но сначала Христос должен явиться в славе. “Ибо так говорит Господь Саваоф: для славы Он послал Меня к народам, грабившим вас, ибо касающийся вас, касается зеницы ока Его. И вот, Я подниму руку Мою на них, и они сделаются добычею рабов своих, и тогда узнаете, что Господь Саваоф послал Меня”. В результате этого, в предчувствии исполнения славы для народа Израиля, теперь уже звучит песня радости, песня ликования: “Ликуй и веселись, дщерь Сиона! Ибо вот, Я приду и поселюсь посреди тебя”. То, что Бог сделал, когда вывел их из Египта, свершится еще в большей степени: “И Я поселюсь посреди тебя”.
Заявление о том, что Он поселится среди своего народа, обычно следует за заявлением об их искуплении, как мы видим это во многих отрывках Писания. Когда искупление носило метафорический характер, то Он пребывал среди них в каком-то видимом облике. Когда же Израиля коснется истинное и вечное искупление через веру, тогда Он истинно и вечно поселится среди своего народа, но это будет для славы. “И прибегнут к Господу многие народы в тот день”. В этом мы ясно видим признак тысячелетней славы. Мы неоднократно являемся свидетелями столь бесценной привилегии Сиона, как и того, что на самом деле эта привилегия распространится на все человечество. Кажется удивительным, как любой, изучающий Писание, мог говорить о временном пребывании Сына Бога прежде искупления на земле Иудеи. Сходство со сказанным в 9-ой главе, 9-ом стихе, не принуждает делать подобного вывода, поскольку это пророчество исполнилось в момент представления царя, а вовсе не в его действии или в результате его пришествия, описанного сразу же после этих строк. Тот факт, что иудеи отвергли царя, отсрочил полное осуществление пророчества. Он придет, поднимет разорванную нить и завершит сплетение божественных целей. Поэтому сравнение действительно заставляет прийти к выводу, что в том и другом случае ожидается открыться царствование Христа на земле. “И Я поселюсь посреди тебя, и узнаешь, что Господь Саваоф послал Меня к тебе. Тогда Господь возьмет во владение Иуду, Свой удел на святой земле, и снова изберет Иерусалим. Да молчит всякая плоть пред лицем Господа! Ибо Он поднимается от святаго жилища Своего”. Грядущий век охарактеризуется не тем, что одни будут верить, а другие нет (Марк. 16, 16; Д. ап. 28, 24), а всеобщим почтением в царстве Господа и Христа, когда народы будут судимы после явления божественной славы и крушения человеческой гордыни.
Все, о чем мы говорим, вполне понятно. В первой главе в общих чертах рассказывается о языческих державах и тех, кто сокрушит их; вторая глава представляет нам доказательство того, что с этой целью Бог особенно заботился о земле, центром которой является Иерусалим, молва о котором пойдет ко всем народам, когда Он сделает дочь Сиона своим святым жилищем. Мне совершенно ясно, что этот момент отмечен здесь выражением “для славы”. То великое событие произойдет, когда Господь явится в славе. “Тот день”, так ясно и полно истолкованный, не может быть лишен его очевидного царствия над землей в то время, когда Израиль будет восстановлен на обетованной земле, а народы, приведенные в одно состояние и продолжающие переходить в другое, испытав строгий суд живых, научатся справедливости в его царстве и покорятся святой воле, которую Господь явит еще раз и навсегда в избранном им городе. Тот факт, что остаток иудеев уже вернулся из вавилонского плена, делает еще гораздо более очевидным то, что Бог здесь открывает свое намерение, состоящее в том, чтобы восстановить иудеев на их земле. Но все его намерения сосредоточены на Христе и будут явлены, когда Христос явится в облаках в силе и славе царствовать, а не разрушать. А суд над мертвыми последует в свое время.

Захария 3

Но теперь предположим, что Иерусалим мог бы таким образом получить благословение соответственно высшему выбору Бога, который никогда не берет назад своих обещаний и не отменяет своего призыва. Предположим, что все народы смогли бы объединиться таким образом не просто с иудеями, а с ним и Иерусалимом, как их центром. Могло бы это удовлетворить Бога, если бы они не отдали ему свои сердца и умы? Невозможно. Поэтому еще одна сцена следует в 3-ей главе: “И показал он мне Иисуса, великого иерея”. Это, очевидно, касается отношений с Богом и указывает не просто на город, а на святилище. “И показал он мне Иисуса, великого иерея, стоящего перед Ангелом Господним, и сатану, стоящего по правую руку его, чтобы противодействовать ему. И сказал Господь сатане: Господь да запретит тебе, сатана, да запретит тебе Господь, избравший Иерусалим! не головня ли он, исторгнутая из огня? Иисус же одет был в запятнанные одежды и стоял перед Ангелом”. Великий иерей носит здесь символический характер, но он символизирует не входящего за завесу, а, скорее всего, тот же самый персонаж, но исповедующий грехи сынов Израиля и возлагающий их на голову козла, на которого выпал жребий для отпущения и который живым будет отправлен в непроходимую землю. Мы должны помнить, что этот великий иерей исполняет не только функцию заступника, но и символизирует кое-что. Последнее характерно для него вне завесы, первое - за завесой, когда кровь возлагается перед крышкой ковчега и на нее.
Несомненно, эта сцена имеет символический замысел, поскольку мы видим Иисуса, одетого не в одежды славы и не в красивые одежды, и даже не в льняные одежды для повседневной службы. Он проходит испытания, так сказать, как человек, подозреваемый в преступлении. Известно, что люди на востоке спешат со своими выводами и проворны в своих действиях. Если человека подозревали в совершении какого-то злодеяния или в грехе, то обыкновенно брали за основу то, что он виновен до тех пор, пока не очистится. Не в пример им жители запада полагают, что человек не виновен до тех пор, пока не будет доказана его вина. Здесь же, однако, все основывается на серьезной причине. Речь больше не идет о том, как думают жители востока или запада. Речь идет о том, что думали Бог и сатана, которые оба знали вину Иерусалима. Именно поэтому мы видим это странное зрелище: великого иерея, одетого в запятнанные одежды. Следовало только ожидать, что сатана попытается воспользоваться этой виной и признанным положением великого иерея как поводом для того, чтобы Бог опять вверг Иерусалим в ужасное бедствие. Почему Он должен исторгнуть из огня подобную головню? Разве она лучше всех остальных? Так рассуждал сатана, но Бог увидел все соответственно своей благодати, и, являя высшее милосердие, Он говорит: “Снимите с него запятнанные одежды”. То был приговор, рожденный его собственным сочувствием. Тем не менее его прочным основанием является справедливость, как нам хорошо известно, хотя это здесь и не подчеркивается, но все же ничто не ускользнет от взора Бога. “А ему самому сказал: смотри, Я снял с тебя вину твою и облекаю тебя в одежды торжественные [а не просто меняю ему одежды]”. Такова его добрая воля, которой Он не только являет милосердие по отношению к Иудее, но и прославляет самого себя. “Кого миловать, помилую; кого жалеть, пожалею”. И Он милует Иисуса, великого иерея, как заступающегося за свой народ. Но это еще не все. “И сказал: возложите на голову его чистый кидар”. Ибо Он не удовлетворяется только оправданием, но щедро раздает знаки славы и полного благоволения. “И возложили чистый кидар на голову его и облекли его в одежду; Ангел же Господень стоял. И засвидетельствовал Ангел Господень и сказал Иисусу: так говорит Господь Саваоф: если ты будешь ходить по Моим путям...” Это торжественное заявление было условной ответственностью (обязанностью) подчиняться и даже тогда имело силу и возможность исполнения. Хотя Бог открыл людям свою цель милосердия, Он пока не освобождал их от обязанности подчиняться на основе их собственной ответственности. Это не было новым заветом, который поставил Мессия. Это было всего лишь предзнаменованием доброго в грядущем, которое еще не исполнилось. Сам этот образ не мог бы опередить время, но и нельзя было бы искать его в прошлом.
“Ангел Господень”, я думаю, означает Господа, действующего через того, кто символизировал его. Этот ангел находился в таких же отношениях с Богом, как и великий иерей с Израилем, по крайней мере, до определенного момента. Такой же принцип действует в Откровении, когда речь идет об ангеле и ангелах церквей; последние, конечно, были людьми в своей среде.
Именно на этом основании пока стояли иудеи. Они все еще находились в прежнем положении, в котором вынуждены были нести ответственность перед законом. В таком положении они должны были оставаться до тех пор, пока не явится Мессия и не будет принят Израилем. Более того, сказано: “Выслушай же, Иисус, иерей великий, ты и собратия твои, сидящие перед тобою, мужи знаменательные [то есть символизирующие людей]: вот, Я привожу раба Моего, ОТРАСЛЬ”. Попытка Гроция опуститься в данном случае до Зоровавеля вредна; и док. Блэйни вынужден молча согласиться со слишком явным недоверием не только ко многим ученым раввинам, но даже к такому рационализму, как мессианство. У Исаии это заявление неоспоримо; и в 1-ой главе евангелия по Луке мы, как всем известно, видим альтернативу Септуагинте. “Ибо вот тот камень, который Я полагаю перед Иисусом; на этом одном камне семь очей; вот, Я вырежу на нем начертания его, говорит Господь Саваоф, и изглажу грех [наказание] земли сей в один день”.
Почему же кое-кто думает, что камень, который в видении был положен перед Иисусом, великим иереем, отвергает намек в 9-ом стихе на то, что в будущем этот камень станет олицетворением основания, заложенного тогда храма? Ведь в контексте явно есть намек на Мессию. Пока это был всего лишь благодатный знак, призрак, а не реальность для иудеев до той поры, пока не явится Иисус и не будет царствовать. “В тот день, говорит Господь Саваоф, будете друг друга приглашать под виноград и под смоковницу”. Какой другой “тот день”, как не день славы Мессии, может избавить Иудею от наказания через свершенное им дело? А тем временем мы входим в благословение для небес - мы, верующие в него, у которых жизнь скрыта в Боге. Несомненно, речь идет не о том дне, когда иудеи были еще открыты злому глазу и безжалостной молве своих самарянских соседей и других соседствовавших с ними завистников. Речь идет о том дне, когда милость и сила божественной благодати изольются на иудеев. И, действительно, это не тот, более сильный призыв, о котором мы знаем теперь через Духа, и который отвечает некогда скрытой воле Бога, который объединяет нас с Христом на небесах и ради небес. Это будет день для земли. Поэтому мы слышим о том, что каждый будет приглашать своего соседа под виноград и под смоковницу. Мы последуем за невидимым Христом через позор и страдания пока не явимся встретить его на небесах. Здесь речь не о тех, кого Господь не стесняется назвать своими братьями, в то время как мир не признает их, и не о тех, кто рад знать его Отца и нашего Отца, его Бога и нашего Бога. Пророк никогда не намекает подобным языком на землю в большей степени, чем Новый Завет вкладывает присущие иудеям выражения в наши уста. Хотя мы находимся на земле, мы уже связаны небесными узами и соответствующим образом изменимся, когда явится Иисус (1 Кор. 15). Иудеи же с его пришествием получат все, что Бог обещал Израилю еще в древности и о чем напоминали им посылаемые друг за другом пророки.

Захария 4

Но более того. “И возвратился тот ангел, который говорил со мною, и пробудил меня, как пробуждают человека от сна его. И сказал он мне: что ты видишь? И отвечал я: вижу, вот светильник весь из золота”(гл. 4,1.2). Это говорит не только о грядущем оправдании Израиля, не только о том, что есть камень, служащий основанием для справедливого божественного управления, но далее мы открываем то, каким образом Господь явит силу Духа в день, который грядет. И олицетворением этого является “светильник весь из золота, и чашечка для елея наверху его, и семь лампад на нем, и по семи трубочек у лампад, которые наверху его; и две маслины на нем, одна с правой стороны чашечки, другая с левой стороны ее”. Здесь есть явный намек на Иисуса, великого иерея, и Зоровавеля, хотя и указывается на более великого, того, кто имеет отношение ко многим обрядам и исполнен большей славы, чем это может выражать любой другой образ. Иисус, великий иерей, олицетворяет обязанности высшего священства, Зоровавель в некоторой степени свидетельствует о царских обязанностях. То и другое достигает совершенства лишь соединившись в Христе, но не раньше. Только Он может удовлетворить нужды всех, одарить и поддержать всех как истинный священник и царь, свет Духа в Израиле во славу Бога. Но прежде, чем это совершится в царстве, мы увидим залог этого в двух свидетельствах книги Откровение (гл. 11) после вознесения святых на небеса, когда Бог начнет заново переделывать остаток иудеев. Но здесь речь идет о Мессии как о божественной личности. Такое положение вещей явно отличается от собрания. И первосвященник, и правитель могут быть несовершенными по своей сути, и все же они открывают замысел Бога и дают оставшимся иудеям надежное знамение того, что будет, когда Мессия станет тем и другим. Итак, мы видим, что это несомненно должно осуществиться, однако не человеческими средствами, не посредством явного усовершенствования иудеев, “но Духом Моим, говорит Господь Саваоф”. Это будет достигнуто не воинством и не силой, то есть ни в коем случае не внешними средствами, ни даже душевной или нравственной силой человека, хотя благодать создаст подходящие для этого условия человеку, но все будет явно достигнуто посредством Святого Духа. С другой стороны, отсутствует намек на участие Духа в обращении грешников или на новое рождение, на что всегда указывает образ воды. Помазание всегда касается силы в тех, кто уже омыт и отделен для Бога.
Препятствия и трудности ничего не значат для Бога. “Кто ты, великая гора, перед Зоровавелем? ты - равнина, и вынесет он краеугольный камень при шумных восклицаниях: благодать, благодать на нем!” И вновь здесь есть сын Давида, явно символизирующий того, кого Бог вынесет как краеугольный камень при шумных восклицаниях “благодать, благодать на нем!”. Ссылку на это мы ясно видим в Быт. 49, Ис. 28 и Дан. 2. “И было ко мне слово Господне: руки Зоровавеля положили основание дому сему; его руки и окончат его, и узнаешь, что Господь Саваоф послал Меня к вам. Ибо кто может считать день сей маловажным”. Человек, презревший его, не будет угоден Господу Саваофу, когда придет завершение всего. Та душа, что признает удовлетворенность Бога в малом, получит славу от Бога в тот великий день, а другие нет. Но тот день, когда Бог испытывает души в нравственном плане, всегда является днем, когда малое открыто презирает каждый, чья душа не способна служить Богу. Те же, которые с радостью исполняют волю Бога и действуют в день малых вещей, всегда находятся в единстве с самим Богом. Какая замечательная мысль, что Господь может радоваться и радуется малым усилиям тех, кто руководствуется его Словом в поисках славы ему! “Тогда отвечал я и сказал ему: что значат те две маслины с правой стороны светильника и с левой стороны его? Вторично стал я говорить и сказал ему: что значат две масличные ветви, которые через две золотые трубочки изливают из себя золото?” И здесь сказано: “Это два помазанные елеем, предстоящие Господу всей земли”. И, как я уже объяснял в нескольких словах, под этим подразумеваются Иисус (великий иерей) и Зоровавель как стоящие тогда во главе религиозной и гражданской власти в Иерусалиме, но если смотреть глубже, то сам Христос, который объединит в себе эти два звания, как мы увидим в 6-ой главе.

Захария 5

Но теперь следуют два других и очень разных предостерегающих знамения. “И опять поднял я глаза мои и увидел: вот летит свиток. И сказал он мне: что видишь ты? Я отвечал: вижу летящий свиток; длина его двадцать локтей, а ширина его десять локтей”(гл. 5,1.2). Иудеи не должны заблуждаться и не должны обращать милосердие Бога по отношению к их тогдашнему положению в привилегию. Хорошо бы было знать снисходительные намеки Бога, который полностью признает день невеликих и оценит того, кто эгоистично скрывает свое неверие под маской ненависти к лучшим, чем он сам. Но вера, которая выдержит испытания, несмотря на слабость и бесчестие, действительно смотрит вперед навстречу дню великих событий, когда Господь, Мессия, до конца исполнит намерения Бога. И вера обратит все это для использования в решении насущных проблем; и не будет больше отговорки и ссылки на ужасные последствия зла, к которым тогда любили прибегать люди. С приходом царства Мессии на землю зло явно будет разоблачено и осуждено и установятся справедливость и мир. Истинные справедливость и мир, и они предсказаны в свое время.
Мы уже увидели светлую сторону: мы только что увидели в летящем свитке торжественное свидетельство Бога о том, что зло, пребывающее среди иудеев, достигнет своих наихудших результатов. Об источнике зла и его истреблении говорится: “Он сказал мне: это проклятие, исходящее на лице всей земли”, или, скорее, страны. Одно и то же слово в еврейском, как и в греческом, означает “землю” и “страну”. В решении того, что здесь подразумевается, мы целиком зависим от причин, вытекающих из контекста. Но я вынужден предполагать, что речь идет о стране, хотя не хочу заявлять это авторитетным тоном. Это полностью зависит от контекста. Значение слова само по себе ничего не позволяет нам решить. Все дело здесь в том, что принимается во внимание и что больше всего подходит целям Господа в этом предостережении. В данный момент цель здесь не умалить значение зла в среде иудеев, а подготовить пророка и верующего к отсрочке исполнения надежд, объяснить, как так вышло, что исполнение таких замечательных предсказаний должно быть отсрочено. Посему этот случай, происшедший сейчас или который скоро произойдет, показан безобразным и ужасным по мнению Бога. Плен, каким бы унизительным он ни был, не вытравил этого из народа.
Вскоре мы увидим, что грех язычников, против которого Израиль был поставлен свидетельствовать, был или, по крайней мере, будет распространяться, и нет надежды на скорое его искоренение, и Вавилон был слишком далек от того, чтобы стать его могилой. Дух Бога указывает на землю Сеннаар как на взрастившую зло и создавшую ему все условия. Гибель Вавилона поэтому произошла за грехи самого Вавилона, но и тем не менее это произошло из-за Израиля. Зло не могло возникнуть сразу, но оно возникло там и не было искоренено.
Однако какое зло имеется здесь в виду? На две вещи указано здесь особым образом: “всякий, кто крадет, будет истреблен” и “всякий, клянущийся ложно, истреблен будет”. Эти два случая берутся как примеры зла, а не как все зло: один пример греха взят из второго свода закона, который имеет отношение к человеку, другой пример - из первого свода, в котором перечислены прямые преступления против Бога. Воровство - это доказательство явного пренебрежения правами своего соседа иметь собственное имущество. Ложная клятва также является признаком пренебрежения, но пренебрежения величием и истиной Бога. Короче говоря, как Бог, так и человек, в высшей степени оскорблены и подвергаются противодействию, поэтому то проклятие, которое навлекают на себя эти два вопиющие греха, представлено нам здесь. “Я навел его, говорит Господь Саваоф, и оно войдет в дом татя и в дом клянущегося Моим именем ложно [в данном контексте гораздо больше подходит “вся страна”, нежели “вся земля”], и пребудет в доме его, и истребит его, и дерева его, и камни его”.
За этим следует вторая часть данной главы. Мы уже сталкивались с двойным проклятием, но здесь прилагается образ, который показывает, что Бог проследил зло от самого его источника. Это очень важный принцип в суждении Бога. “И вышел ангел, говоривший со мною, и сказал мне: подними еще глаза твои и посмотри, что это выходит? Когда же я сказал: что это? Он отвечал: это выходит ефа, и сказал: это образ их по всей земле. И вот, кусок свинца поднялся, и там сидела одна женщина... само нечестие, и бросил ее в средину ефы, а на отверстие ее бросил свинцовый кусок. И поднял я глаза мои и увидел: вот, появились две женщины, и ветер был в крыльях их, и крылья у них как крылья аиста; и подняли они ефу и понесли ее между землею и небом. И сказал я ангелу, говорившему со мною: куда несут они эту ефу? Тогда сказал он мне: чтобы устроить для нее дом в земле Сеннаар, и когда будет все приготовлено, то она поставится там на своей основе”. Ефа {Прим. ред. : ефа равна приблизительно 30 литрам} - это хорошо известная еврейская мера для измерения сыпучих тел или зерна. Она - “образ [око] {В одной из копий Де Росси встречаются разночтения данного слова, означающего их беззаконие, которое, по-видимому, истолковано при помощи Септуагинты, арабского и сирийского переводов, что получило предпочтение у многих современников} их по всей земле”. Некоторые берут ее, чтобы определить намерение злого сердца, другие же наследуют от нее ощущение зрения и, следовательно, призрак или образ. И речь опять идет о нечестии, когда в 8-ом стихе показана женщина, сидящая “посреди ефы”. Значение этого образа, я полагаю, заключается в том, чтобы показать зло идолопоклонства, которое здесь мы видим пойманным, запечатанным куском свинца и сразу же переправленным на землю, откуда взяло свое начало идолопоклонство, то есть в землю Сеннаар, чтобы оно могло поселиться там на благоприятной почве. Зачем ему загрязнять землю Бога?
Извращение и разложение веры пришло с земли Сеннаар, и в ту сторону оно должно уйти, пусть даже его придется увести туда силой: такова мера, назначенная Богом. Кажется, это вновь подтверждает мысль, что идолопоклонство - это зло, унаследованное иудеями от Вавилона и отправленное назад в Вавилон. Эта мысль особенно четко выражена здесь. Приговор Бога, по которому иудеи были переправлены в Вавилон, не разрушил беззакония, из-за которого иудеи были изгнаны туда. Пророк, пришедший после вавилонского плена, дает нам понять, что когда Бог проследил зло вплоть до его истоков, оно должно было покинуть его землю и стать на свою основу, где оно поистине обрело свой дом, пусть даже на земле Сеннаар, на той равнине, где был воздвигнут Вавилон. Он не говорит сейчас о Вавилоне, а только о его месторасположении. Несомненно, все пророчество Захарии носит символический характер. Можно ли согласиться с Кимхи и другими толкователями пророчеств, что эта женщина посреди ефы символизирует десять колен Израиля, а сама ефа - тельцов Иеровоама и поклонение Израиля. Но я далек от того, чтобы поверить, что это видение передает божественный приговор современным торговым отношениям, которые на крыльях аиста переносятся с востока на запад. Такое толкование видения пророка кажется мне самым необоснованным и нелепым из всех прочих толкований, хотя я не отрицаю разлагающее влияние коммерческих принципов и действий. Но открывшееся нам видение продолжает знакомить нас с тем злом на земле, которое Бог должен судить, и, я добавлю также, судить в последние дни, ибо я уверен, как и некоторые другие, что идолопоклонство не сможет вновь распространиться среди иудеев. Но Господь, равно как и все пророки, говорившие о конце этого века (Дан. 11, 38; Откр. 13, 15; 18, 4), предостерегал иудеев и о противоположном (Матф. 13, 43-45; 24, 15), о том последнем состоянии, в котором оказалось поколение, отвергнувшее Христа. Дело в том, что Вавилон не только положил начало земным монархиям, но от начала становления монархической власти (осуществляемой человеком, стремящимся к самовозвеличиванию здесь, на земле, вопреки воле Бога) сопровождал ее идолопоклонством. Таким образом, Вавилон явился первоисточником идолопоклонства. Итак, идолопоклонство стало тем злом, которое причинило страдания иудеям, что особенно известно из всей их древней истории, ибо из-за идолопоклонства они в конце концов были отправлены в вавилонский плен, который не был случайным изгнанием, а был избран как наказание для них самим Богом.
Будущее не должно остаться без внимания. Иудеи давно и полностью покончили с идолопоклонством. Они всегда похвалялись тем, что о нем совсем не было слышно с тех пор, как они вернулись из плена. Но наш Господь даст им знать в свой день (хотя они и были так самодовольны по этому случаю), что, несмотря на то, что их дом выметен, очищен и украшен, нечистый дух может в конце концов вернуться туда, и не один, а привести с собой семь еще более ужасных духов, и тогда состояние их дома будет куда ужаснее, чем прежде. Это, кажется, несколько походит на то загадочное видение, которое описано здесь. Ведь нечестие было всего лишь подавлено и скрыто на время. Оно лишь было поставлено в подчинение, но не уничтожено совсем и не искоренено. Оно было унесено назад туда, откуда появилось - на равнину Сеннаар, и оно будет судимо Богом в день суда, когда не только нравственные преступления против Бога и человека будут немедленно отмщены, но человек отправит всех идолов подальше (к кротам и летучим мышам). Несомненно, идолопоклонство опять возымеет место, и не только среди принявших христианство язычников, но и среди иудеев, как бы они ни были уверены в обратном. Неизменная истина Писания состоит в том, что отсутствие зла никогда не является освобождением от него. Пустой, выметенный и даже украшенный дом сам по себе не указывает на отсутствие в нем зла. В нем можно укрыться, если Бог соблаговолит воспрепятствовать посягательствам врага, но фактически запустение всегда способствует возврату прежнего зла. Чтобы отвести беду, необходимо обладать положительной силой Бога. До тех пор не может быть поставлен барьер, препятствующий возвращению зла, пока Святой Дух не заполнит собой это место, к чему мы меньше всего стремимся сами, потому что считаем себя в корне избавленными от этого зла. Именно из-за этого прежнее зло всегда имеет склонность возвращаться в тот момент, когда наша совесть находится в расслабленном состоянии и вера убывает, а их место заполняют религиозные привычки и традиции. Может возникнуть другое, и худшее зло, как мы видели: нечистый дух вернется с семью другими духами, худшими, чем он. Так будет в конце этого века, и особенно в Иерусалиме, где соединятся два зла, о которых мы узнаем из ясного, полного и серьезного предостережения нашего Господа. Тогда сатана, выпущенный на свободу в конце этого века, получит особую власть, а прежнее идолопоклонство, от которого страдали иудеи в древние времена, повторится снова.
Ведь это видение прямо указывает, что источником этого зла был Вавилон, и показывает нам, что идолопоклонство опять пойдет распространяться с этой земли, но затем будет осуждено вместе с тем, что поистине олицетворяет место зарождения этого зла. Ефа, посреди которой находится эта женщина (олицетворяющая нечестие) и отверстие которой закрыто куском свинца, будет перенесена с иудейской земли назад в землю Сеннаар, оказавшуюся поучительным, но символическим образом, выражающим истинную сущность и источник идолопоклонства, подлежащий осуждению. Если идолопоклонству суждено вновь проникнуть к иудеям как раз перед тем, как Господь явится в силе и славе, то они испытают больший стыд за свое недомыслие, когда увидят это зло, переправленное таким образом к месту своего зарождения, чтобы быть поставленным там на свою основу, а затем понести наказание. Я воспринимаю это видение как символическую картину, которая просто показывает, когда и как наш Господь обнаружит это зло в конце века. Огромный летящий свиток непосредственно связан с нравственными грехами иудеев; видение ефы показывает, что с религиозным беззаконием будет навсегда покончено. В этом, кажется, заключается смысл этой меры, которую унесли с крыльями аиста, наполненными ветром, и заключили в Сеннааре. Таким образом, они унесут все плотское туда, где скрытое зло не только будет беспрепятственно действовать, но и в конце концов будет осуждено, и этим местом, прослеженным божественной силой, будет Вавилон, ибо зло не имеет другого источника, как только тот, где берут начало своеволие, насилие и гордыня. У меня нет ни малейшего сомнения в том, что идолопоклонство (то есть фактическое язычество) возвратится, и я убежден, что принципы его действуют и по сей день в тех странах, которые возродят его снова. Даже теперь они действуют в христианском мире; но что будет, когда Бог предаст людей сильному заблуждению, так что они поверят ложному, потому что они не приняли любовь истины, чтобы спастись?

Захария 6

Глава 6 завершает эти предваряющие стихи. “И опять поднял я глаза мои и вижу: вот, четыре колесницы выходят из ущелья между двумя горами; и горы те были горы медные [или бронзовые]”. Таким образом, мы обнаруживаем, что Бог полностью подтверждает свое свидетельство о высшей власти язычников. Израиль перестал быть центром его непосредственного управления землей, но Он полностью дозволяет язычникам стать у власти, по провидению отданной им, у власти, которую иудеи, как бы это ни было унизительно для них, вынуждены были признать. Эти четыре колесницы, несомненно, символизируют смену земных властей, как уже подробно было сказано в книге пророка Даниила. Здесь не возникает большего затруднения, чем в случае с истуканом или четырьмя зверями, выходящими из моря в тот момент, когда четыре небесных ветра боролись на великом море. “Это выходят четыре духа небесных”. На них смотрят не столько как на власти, сколько как на невидимое вдыхающее жизнь посредничество в провидении; и именно по этой причине мы слышим здесь о духах. Роги, о которых говорится в 1-ой главе, как уже отмечалось ранее, олицетворяют царскую власть; колесницы и кони, по-видимому, указывают, скорее, на что-то более близкое и больше открывают божественную цель, чем представляют собой просто власти. “В первой колеснице кони рыжие, а во второй колеснице кони вороные; в третьей колеснице кони белые, а в четвертой колеснице кони пегие, сильные”. Главное, на что следует обратить внимание, так это то, что мы слышим здесь о рыжих {“Рыжие кони” в этом отношении здесь, на первый взгляд, вызывают затруднение в понимании при сравнении с главой 1, где вторая империя охарактеризована таким образом. Но мы не должны забывать, что только абстракции соответствуют символам. И Вавилон в свое время являлся орудием божественного наказания, как и Персия после него стала таковым для Вавилона. Следовательно, и Персия могла выглядеть конем такого же цвета среди троих, как и Вавилон, будучи первым из четырех} конях и, по-видимому, они имеют отношение к тем, кто придет на смену вавилонской империи (ст. 8). Белые кони показаны следующими по тому же пути, что и вороные, в северную страну восточного мира; а четвертая, или римская колесница имеет двойное определение, раннее и позднее. Мы видим, что пегие кони прокладывают свой путь на юг, что может обозначать окончательное установление Римской империи после решающей для судьбы мира битвы. Но именно сильные кони стремились идти, чтобы пройти землю. К ним особое слово (ст. 7): “Идите, пройдите землю”. Ранние державы обладали этим титулом и домогались власти над всем миром; третья завоевала его, одержав победу над несравненной жадностью и добившись успеха; только четвертая подтвердила его чем-то похожим на прочность власти. Контекст здесь (я могу сказать в противовес стиху 8) явно указывает на то, что в стихе 7 мы должны подразумевать слово “земля”, а не “страна”. Как полностью все устраивается так, чтобы в конце концов исполнилась воля Бога, несмотря на все их собственные пути, в утешение иудеям даже теперь в завершении видения; и еще яснее будет это, когда Он примет царство - Он, который имеет на это полное право.
Таким образом, эта глава подготавливает другое видение, которое, тем не менее, связано со всем предшествующим ему. “Возьми у пришедших из плена, у Хелдая, у Товии и у Иедая, и пойди в тот самый день, пойди в дом Иосии, сына Софониева, куда они пришли из Вавилона, возьми у них серебро и золото и сделай венцы, и возложи на голову Иисуса, сына Иоседекова, иерея великого, и скажи ему [это следующее пророчество об “Отрасли”, о Мессии, которое таким образом полностью подтверждает увиденное нами раньше]: так говорит Господь Саваоф: вот Муж, - имя Ему ОТРАСЛЬ, Он произрастет из Своего корня и создаст храм Господень... и примет славу, и воссядет, и будет владычествовать на престоле Своем; будет и священником на престоле Своем”. Здание Зоровавеля представляло ценность в глазах Бога, но в большей мере как являющее перед взором его великого сына Давида, пребудущего в славе, когда Он воссядет священником на своем престоле; ни в коем смысле Иисус, великий иерей, не был царем. Один только Мессия мог создать славу и явить ее перед славой Бога здесь на земле. Но теперь Он отвергнутый царь и священник. Несомненно, Он великий первосвященник, но восседающий на престоле своего Отца, а не на своем собственном, как Он сам выразительно объявляет и отмечает в Откр. 3, 21. Теперь Он священник по чину Мелхиседека; Он будет им в полном смысле этого слова, не подобно Аарону в святом-святых, но придя с обоснованием для тех, кто победил враждебные силы земли, благословляя самого высокого Бога, владеющего небесами и землей (что было явным еще тогда) и благословляя человека. Он сам является источником и залогом вечного благословения. “Он создаст храм Господень и примет славу”. Только предрассудки заставляют человека видеть здесь собрание, ибо речь явно идет о царстве и касается иудеев как его народа на земле, равно как и храма, того, что описан в книге пророка Иезекииля, а не новозаветного обиталища Бога в духе. “И совет мира будет между тем и другим”. Ни о ком другом, кроме Мессии, здесь не может идти речи. Далее, кажется искусственно созданной, даже если и разумной, доктрина о том, что священство и царствование следует олицетворять друг с другом и что последняя фраза означает именно это, то есть что совет мира будет между “тем и другим”. Мысль об иудее и язычнике также не подходит. Единственно, о ком говорилось заранее, так это о Господе и “Отрасли”.
А затем венцы должны быть дарованы Хелему и его товарищам не как их собственность, но в память о венчании Иисуса, великого иерея, олицетворяющего собой Мессию, как и Зоровавель до него, как оба вместе, помазанные елеем, как о них сказано в главе 4. О том, что замечательным образом подтверждает предварительный характер тогдашнего состояния дел и символ царства Мессии и храм в грядущем, говорится в стихе 15: “И издали придут, и примут участие в построении храма Господня, и вы узнаете, что Господь Саваоф послал меня к вам, и это будет, если вы усердно будете слушаться гласа Господа Бога вашего”. На этом данный отрывок внезапно заканчивается. Язычники должны прийти и помочь в построении храма, который Мессия призван построить (который не мог быть единственным в тогдашнем строительстве, и, возможно, это не храм Ирода); и иудеи в этот несказанно торжественный момент поставлены лично перед ответственностью, такой реальной, но всегда неизбежной для первого человека.

Захария 7

“В четвертый год царя Дария” (гл. 7,1) мы слышим вновь пророчество, но оно, как и предыдущее, разбито на несколько отрывков. Что же касается мысли, что оно принадлежит перу другого автора, то это явное заблуждение, недостойное внимания христианина. Кое-кто из милости может заметить, что это сделано ради других, и стремится избежать старательно собранных разногласий, ибо нет достаточно внутренне обоснованной причины для подобной мысли. Хотя, правда, существует замечательный факт, состоящий в том, что Матфей, цитируя слова из 11-ой главы книги пророка Захарии, называет нам имя пророка Иеремии. Но это явное разногласие, а не причина отвергать право Захарии на авторство в последней половине или последней четверти его пророчества. Вполне вероятно, что Иеремия мог предсказывать то же самое, и что Захария мог предсказывать то же самое, и что Захария мог написать то, что предсказывал Иеремия, но я не утверждаю, что это является разрешением проблемы. И опять-таки можно заметить, что иудеи имели обыкновение, цитируя пророков, называть самого великого из них, а остальных ставить в один ряд с его именем. Таким образом, есть выбор в решении этой проблемы, которая все еще не решена, что не оправдывает покойного настоятеля Кэнтербэрийского монастыря в его осуждении средств, уводящих в сторону от решения проблемы, тем более не следует принимать его ужасную альтернативу приписывать плохую память евангелисту и тем самым компрометировать евангелие. Но ни в коем случае эта проблема, безусловно, не касается Захарии, хотя, несомненно, кое-кто хотел бы таким образом принизить Ветхий и Новый Заветы. На эти факты достаточно обратить внимание, чтобы не дать ввести себя в заблуждение такими внешними моментами, и в то же время надо помочь любому, кого может сбить с толку подобное возражение.
Совершенно ясно, что в последней половине пророчества Захарии две первые главы внешне отличаются от последующих. Поводом для этого послужил тот факт, что определенные религиозные праздники были введены иудеями в результате их пребывания в плену. Естественно, иудеи были очень подавлены тем, что Бог вынужден был простереть свою руку, чтобы наказать их, доказательством чему было уничтожение иудеев перед лицом всего мира. Поэтому они начали соблюдать посты, введенные с той целью, чтобы оплакивать свои грехи и вымолить прощение у Бога. Некоторые из этих иудеев теперь чувствовали, что Бог уже явился оставшимся из них и выведет их опять в их землю; и поскольку строительство храма близилось к завершению, то продолжительность таких постов едва ли была необходима. Это представляет пророку соответственно новый повод установить связь с Богом. “И было ко мне слово Господа Саваофа: скажи всему народу земли сей и священникам так: когда вы постились и плакали в пятом и седьмом месяце, притом уже семьдесят лет, для Меня ли вы постились? для Меня ли? И когда вы едите и когда пьете, не для себя ли вы едите, не для себя ли вы пьете? Не те же ли слова провозглашал Господь через прежних пророков, когда еще Иерусалим был населен и покоен..?”

Захария 8

И Он добавляет: “Производите суд справедливый и оказывайте милость и сострадание каждый брату своему”. Обряды, какие бы они ни были, никогда не заменят истинную справедливость, а тем более веру перед лицом Бога. Там, где человек душой далек от Бога, он может и часто проявляет чрезмерное усердие в соблюдении внешнего благочестия. Стоит ли говорить, как перекликается это с тем, что говорил Исаия до плена иудеев, и с тем, что говорил Спаситель, цитируя пророка Исаию применительно к положению вещей в Израиле в его бытность на земле, указывая на то, что Бог рассеял иудеев, несмотря на старательное исполнение ими обрядов, и что, прибегнув к различным религиозным обрядам, иудеи вовсе не спаслись от унижений и бед? Хотя и этим обрядам следует отводить свое место наряду с более важными факторами, ибо пророк уверенно предсказывает грядущее благословение Иерусалиму. “Так говорит Господь Саваоф: возревновал Я о Сионе ревностью великою, и с великим гневом возревновал Я о нем. Так говорит Господь: обращусь Я к Сиону и буду жить в Иерусалиме [Он не говорит, что жил, но что будет жить там], и будет называться Иерусалим городом истины, и гора Господа Саваофа - горою святыни. Так говорит Господь Саваоф: опять старцы и старицы будут сидеть на улицах в Иерусалиме, каждый с посохом в руке, от множества дней” (гл. 8,1-4). Обратите внимание на слово “каждый”, то есть пророк указывает на тот день, когда смерти вообще не будет, как сказано у пророка Исаии. “Каждый с посохом в руке, от множества дней”. Не сказано, что не должно быть молодых, но что старые будут вечно. Это изменение всей прежней истории, когда говорилось: “И умер”. Во времена, когда будет править Мессия, никто не будет умирать, все будут жить в течение всего тысячелетнего царства. “И улицы города сего наполнятся отроками и отроковицами, играющими на улицах его. Так говорит Господь Саваоф: если это в глазах оставшегося народа покажется дивным во дни сии, то неужели оно дивно и в Моих очах? говорит Господь Саваоф”. Нет, Бог всегда ждал и ждет этого дня. “Так говорит Господь Саваоф: вот, Я спасу народ Мой из страны востока и из страны захождения солнца; и приведу их, и будут они жить в Иерусалиме, и будут Моим народом [таким образом, приговор будет снят с них], и Я буду их Богом, в истине и правде”. Тогда все то нравственное падение иудеев, в котором они справедливо обвинялись, полностью изгладится в день обновлений, лучшей и прочной славы Израиля.
Это обернется пользой, о чем и говорится далее. Данная глава заканчивается словами о том, что посты обязательно соделаются “радостью и веселым торжеством”, а печаль превратится в радость (нечто обратное можно заметить в евангелии по Матфею, где Иисус отвечает на жалобу учеников Иоанна). И это благословение распространится не только на Израиль, но “будет в те дни, возьмутся десять человек из всех разноязычных народов, возьмутся за полу Иудея и будут говорить: мы пойдем с тобою, ибо мы слышали, что с вами Бог”. Вот такая полная перемена произойдет в день Господа.

Захария 9

Далее мы подходим к двум великим пророчествам: первое из них начинается в 9-ой главе и продолжается вплоть до конца одиннадцатой главы, а следующее, заимствуя некоторые особые подробности из 11-ой главы, развивает их вплоть до конца этой книги.
Что касается первого пророческого слова, то сказано: “Пророческое слово Господа на землю Хадрах, и на Дамаске оно остановится, - ибо око Господа на всех людей, как и на все колена Израилевы”. Соответственно этому мы узнаем о суде над язычниками, который вот-вот должен свершиться. Но дальше, в то время как будут низвергнуты Тир и Сидон и бедствие настигнет Аскалон и Газу, сказано, что в Иуде будет смятение. Но Бог возьмет на себя дело людей. “И Я расположу стан у дома Моего против войска, против проходящих вперед и назад, и не будет более проходить притеснитель, ибо ныне Моими очами Я буду взирать на это”. Следующие слова указывают на Мессию: “Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной”. Мы знаем, как этот отрывок используется евангелистами, но точно так же, как и тогда, на будущее было оставлено то, что оказалось неприемлемым. Было бы трудно пожелать более подходящего примера из Писания, где все так совершенно. Форма цитирования ясно представляет тот замечательный способ, каким Святой Дух соблаговолил употребить отрывок из Ветхого Завета. Прежде всего представлен его титул, затем его характер, но только не те последствия для других, из-за неверия которых оттянуто исполнение обещанного.
Что касается первых стихов данной главы, то вероятно нет причины сомневаться, что они явно имеют отношение к походу армии Александра и к тем тяжелым ударам, которые были нанесены иудеям с севера и с юга (а также и к определенным успехам иудеев через много лет в сражении с греками), но больше всего это касается защиты Богом своего дома, когда восточный победитель проходил мимо Израиля, возвращаясь на запад, чтобы обеспечить безопасность Средиземноморья прежде, чем вторгнуться в пределы Азии. Даже рационалисты признают это точное соответствие между перечнем захваченных им городов и местами, которые доставили ему особенно много хлопот при их взятии, таких как Тир и Газа, равно как признают и имеющие место много позже победы Маккавеев. Но разве не ясно и по-своему не важно, что в целом пророчество Захарии, как и все другие, не следует толковать каким-то особым образом? Оно, как и все остальные пророчества, сосредоточено на тех великих событиях последних дней, когда царь исполнит те самые милости Давида, утвержденные своим воскресением, и явится к ним не как прежде смиренным и покорным, но в силе и славе (хотя то прежнее явилось залогом этого настоящего), и Он возгремит трубой, когда явно защитит их (не свой дом, как прежде сказано в его предсказании), и спасет их в тот день как овец, свой народ, и тогда они будут блистать как никогда силой в борьбе со своими врагами и не будут являть слабость и страх, но будут шествовать по земле с его именем.
Пророчество Захарии самым явным образом воскрешает те времена, когда Бог, наказывая иудеев, истреблял колесницы Ефрема, коней и “бранный лук” Иерусалима. И в то же самое время Он возьмет на себя тяготы иудеев. “Возвращайтесь на твердыню вы, пленники надеющиеся! Что теперь возвещаю, воздам тебе вдвойне. Ибо как лук Я натяну Себе Иуду и наполню лук Ефремом, и воздвигну сынов твоих, Сион, против сынов твоих, Иония, и сделаю тебя мечом ратоборца”. Это тем более замечательно, потому что Греция в то время выступила и вскоре собиралась свергнуть персидского владыку Израиля, но придет день, когда сыны Сиона непременно победят греков. Если этого прежде не случилось, то этому суждено сбыться. “И явится над ними Господь”. Это явно произойдет, когда суждено будет свершиться обещанному, даже когда слава Господа явится в этом мире. “И явится над ними Господь, и как молния вылетит стрела Его, и возгремит Господь Бог трубою, и шествовать будет в бурях полуденных”. Поистине нелепым было бы относить все это к чему-то, что когда-либо происходило с тех пор на земле.
Мы увидим, что Греция не сольется в звере, когда тот поднимется из бездны, как сказано сильным языком символов в книге Откровение. Мы должны предоставить свободу действий всем, принимающим участие в заключительном переломном моменте: державам востока и запада и другим, менее важным, действующим довольно независимо. Последняя воскрешенная империя, что касается ее законов, будет представлять мировые империи, то есть Вавилонскую, Мидо-Персидскую и Греческую, но не будет иметь их владений.
Принципы - это одно, а их территориальные владения - совсем другое. Из 2-ой главы книги пророка Даниила становится ясным, что в тот день, когда сильным ударом будут разбиты на куски ноги истукана из железа и глины, появится представитель всех держав. Затем мы обнаруживаем, что ни золото, ни серебро, ни бронза, ни железо не обратились железом, но каждый являл свой образец, не исключая Вавилон, хотя только один Рим остался имперской державой среди них. Итак, появится представитель Персии, и он существует уже теперь. Появится представитель Греции, и мы знаем, что он заново начнет являть себя, но я думаю, что он обретет более определенную форму и станет более важным. Ассирия, как мы уже неоднократно видели, будет представлена северным царем там, где была Оттоманская Порта: я не заявляю прямо и безоговорочно, что это Россия, но определенно держава в союзе с Россией, поддерживающая ее политику и пользующаяся ее покровительством. Более отдаленная держава будет ее феодальным властителем, на что, мне кажется, и намекает описание в книге Даниила (гл. 8, 24). Это будет сильная держава, которая далеко не будет справедливой и в своем нечестии превзойдет Грецию. И, как нам известно, она не только не сможет справиться со своими внешними врагами, но и не сможет сохранить порядок в подвластных ей землях: таково будет ее состояние - состояние поверженности и неорганизованности. Но произойдет ее быстрое развитие, а вместе с тем и быстрая перемена. Окажется так, что большая часть ее попадет под влияние России и будет и дальше проводить агрессивную политику. Я думаю, что она покорится Греции, но позже вступит в тайный сговор с Иудой; здесь же в общих чертах показано ее полное крушение. “Господь Саваоф будет защищать их, и они будут истреблять и попирать пращные камни, и будут пить и шуметь как бы от вина, и наполнятся как жертвенные чаши, как углы жертвенника. И спасет их Господь Бог их в тот день, как овец, народ Свой”. Итак, мы видим союз грядущей силы и славы на земле, и слышим заявление о том, что Он придет и принесет спасение. “О, как велика благость его и какая красота его!” Далее говорится в общем о благодеяниях его царствия.

Захария 10

В 10-ой главе показано, как Бог воспользуется Иудой и Ефремом в тот день. Он будет бороться не просто за них, но в них и с их помощью. Весьма заблуждается тот, кто думает, что все свершится без посторонней помощи, только Богом. Будет суд, который Он свершит, когда явится с небес, и в этом суде не будут судимы иудеи, но будут уничтожены зверь, лжепророк и все те, кто представлял цвет и высшую власть возрожденной Римской империи. Следовательно, западные державы будут полностью уничтожены, когда Господь явится с небес и свершит свой суд. После этого Он силами Иуды и Ефрема расправится с остальными непокорными язычниками, как мы это видели. “Ибо как лук Я натяну Себе Иуду и наполню лук Ефремом, и воздвигну сынов твоих, Сион”. И Он говорит: “Из него будет краеугольный камень, из него - гвоздь, из него - лук для брани, из него произойдут все народоправители [это ясно показывает, о чем идет речь]. И они будут, как герои, попирающие врагов на войне, как уличную грязь, и сражаться”. {Попытка некоторых свободно думающих немцев и кое-кого еще доказать наличие здесь двух или более авторов путем сравнения глав 9 и 10 с главой 14 кажется, как обычно, совсем несерьезной. Если Мессия возвестит мир не только Израилю, но и всем народам, если его владычество будет от моря до моря и от реки до концов земли, то что еще более совпадает с царством Господа на всей земле? Возвращение пленных и рассеянных по миру израильтян ни в коем случае не компрометирует тот факт, что половина города пойдет в плен как раз перед их окончательным освобождением; но еще меньше противоречивого мы видим в том, что две части жителей земли будут истреблены, а третья часть будет проведена через огонь, в то время как в Иерусалиме половина жителей пойдет в плен, а остальные не будут истреблены. В главе 9 показано, что Бог - могущественный защитник своего народа, но Он не заступится за тех, кто перестал быть его народом, как видно из главы 14. И, наконец, что значит препятствовать истреблению Богом коня в Иерусалиме, когда кони, занятые мирным делом, будут нести на себе печать о том, что их хозяева полностью преданы имени его? Мы увидим, что ни одна глава в пророчестве Захарии, а тем более последняя, не заслуживают, чтобы их называли “туманно-неясными”. Это туман, возможно, в голове самого читателя, который говорит подобное}
Но здесь описан суд не над той империей и гибель не той империи, а суд над ее последователями. Западные державы будут творить все больше и больше зла и обязательно получат по заслугам. Получив несравненные привилегии, они в конце концов дойдут до самого бесстыдного богохульства, бесчестия и беззакония в сочетании с высокомерием и гордыней и поэтому будут угрожать самому Богу. Когда последний житель Ассирии выступит против той земли, он обнаружит там два колена, и, возможно, в последнем случае (ибо предвидится два нападения на город Иерусалим в грядущем) Израиль может оказаться там тоже, как мы увидим далее, читая это пророчество. Я думаю, что о том же самом речь идет в 28-ой и 29-ой главах книги пророка Исаии. Между этими двумя нападениями мы легко можем отличить скитающегося Ефрема. По этому поводу могут возникнуть главные сомнения. В этой главе Бог обещает укрепить дом Иуды и спасти дом Иосифа. Поэтому, совершенно очевидно, что здесь речь идет о грядущем сборе всего народа Израиля, который Бог собирается спасти. “Я дам им знак и соберу их, потому что Я искупил их; они будут так же многочисленны, как прежде; и расселю их между народами, и в отдаленных странах они будут воспоминать обо Мне и будут жить с детьми своими, и возвратятся; и возвращу их из земли Египетской, и из Ассирии соберу их”. Речь идет не просто о тех оставшихся после вавилонского плена иудеях, а о народе, который полностью собран со всего света, принимая во внимание и возвратившихся с севера и юга, о которых упоминается отдельно. Тогда Бог сразу смирит гордыню и отнимет власть у всех врагов иудеев. “Укреплю их [иудеев] в Господе, и они будут ходить во имя Его, говорит Господь”.

Захария 11

Однако 11-я глава звучит еще более торжественно и наполняет заключительную сцену еще более глубоким смыслом. “Отворяй, Ливан, ворота твои, и да пожрет огонь кедры твои. Рыдай, кипарис, ибо упал кедр, ибо и величавые опустошены; рыдайте, дубы Васанские, ибо повалился непроходимый лес”. Эти образы деревьев явно символизируют приговор видимой (внешне кажущейся) мощи и достоинству иудеев. Правители испуганы и обескуражены таким разорением, и их надежды снова рухнули. Их река, всегда олицетворявшая национальное богатство и мощь, пострадала не меньше их самих. “Слышен голос рыдания пастухов, потому что опустошено приволье их; слышно рыкание молодых львов, потому что опустошена краса Иордана”. Народы собираются выступить против Иерусалима. “Так говорит Господь Бог мой: паси овец, обреченных на заклание”. Под “овцами, обреченными на заклание”, подразумеваются те израильтяне, которых люди подвергли преследованиям и гонениям, к которым особо было обращено сердце Бога. “...Которых купившие убивают ненаказанно, а продавшие говорят: “благословен Господь; я разбогател!” и пастухи их не жалеют о них”. Эти благочестивые иудеи подвержены особым страданиям и опасности. Если самих иудеев в общем-то ненавидят язычники, то искренних душой иудеев ненавидят их же братья. Их положение очень плачевно. “Ибо Я не буду более миловать жителей земли сей, говорит Господь; и вот, Я предам людей, каждого в руки ближнего его и в руки царя его, и они будут поражать землю, и Я не избавлю от рук их [таково последнее бедствие Иерусалима]. И буду пасти овец, обреченных на заклание, овец поистине бедных”.
Этот переломный момент извлекает на свет замечательную скрытую тенденцию. Что лежало в основе ее? Как можно объяснить такое положение вещей? Пророк Захария через соответствующие символы продолжает объяснять нам, как все должно происходить, и показывает ту же руку и то же намерение, о которых довольно много говорилось в первой части. “И возьму Себе два жезла, и назову один - благословением, другой - узами, и ими буду пасти овец”. Как мы видели и раньше на примере Иисуса, великого иерея, и Зоровавеля, Захария прежде всего выступает от лица Мессии, а затем - антимессии. Начиная со стиха 7 и до стиха 14 он олицетворяет Христа, а в стихах 14-17 - антихриста, как от него и требовалось.
“И возьму Себе два жезла, и назову один - благословением, другой - узами, и ими буду пасти овец”. Эти жезлы символизируют власть, которая полностью принадлежит Мессии. Первый жезл Он преломляет в стихе 10. Это происходит в виду ужасного состояния иудеев. “И истреблю трех из пастырей в один месяц; и отвратится душа Моя от них, как и их душа отвращается от Меня”. Между Христом и теми, кто наставлял или, скорее, вводил народ в заблуждение, не было взаимопонимания. Были так называемые пастыри, которые не отвечали критериям христианских священников. Но здесь подразумеваются не они (как представляют себе неосведомленные), а главные правители народа. “Тогда скажу: не буду пасти вас: умирающая - пусть умирает, и гибнущая - пусть гибнет, а остающиеся пусть едят плоть одна другой”. Затем Мессия, от лица которого выступает пророк, берет свой жезл, жезл благоволения, и преломляет его, чтобы уничтожить завет, который Он заключил со всеми народами. Заметим, что речь идет не о народе Израиля, а обо всех тех народах, что состоят в связи с Мессией.
Короче говоря, неприятие Мессии сделало невозможным собрание всех народов. Это кажется ясным намеком на великое пророчество Иакова: “Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет Примиритель, и Ему покорность народов”. То состояние, в котором находились тогда иудеи, делало невозможным осуществление этой великой и благословенной цели его царства. Еврейское слово в стихе 10 рассматриваемого нами пророчества означает “народы”, и то же самое значение этого слова мы находим в Быт. 49, 10, где сказано: “И Ему покорность народов”. Это очень важно для правильного понимания того и другого отрывка. Одна буква может полностью изменить значение слова.
Таким образом, тот факт, что иудеи были морально не готовы принять Мессию, делал невозможным собрание вместе всех народов. Один их вид претил Мессии, а они не могли выносить его. Поэтому не было основания для собирания вместе всех народов. Это не могло произойти тогда и потому откладывалось, но не отменялось совсем, а только временно. Поэтому был переломлен жезл благословения, жезл, символизирующий полномочие Бога в осуществлении этой цели в тот момент. Но Он, несомненно, исполнит это для всех народов, которые Он соберет вокруг Израиля, когда они поклонятся Мессии и благословят его. На время эта цель была отсрочена. Жезл благословения был переломлен в тот день; и поэтому бедные из овец, ожидающие его, знали, что это было слово Бога. Его тайна остается с теми, кто боится его.
И вот происходит еще одно событие, еще более страшное и долговременное. “И скажу им: если угодно вам, то дайте Мне плату Мою; если же нет, - не давайте; и они отвесят в уплату Мне тридцать сребренников”. Это значило не только то, что откладывалось объединение всех народов, но то, что Христос был продан и обречен на смерть своим же собственным народом! И за какую цену они продали его! Он пришел к своим, а свои не приняли его! И поэтому был переломлен второй жезл. “И переломил Я другой жезл Мой - “узы”. Это далеко превзошло то препятствие, которое помешало собрать народы: в результате переломления этого жезла было расторгнуто братство между Иудой и Израилем. Бог даже теперь не собрал бы Израиль. Он не только не собрал бы народы вокруг Мессии согласно своей цели благословения земли, но Он бы даже не собрал иудейский народ. Таким образом, неприятие Иисуса при жизни на земле сделало невозможным собрание язычников, а отречение от Иисуса в его смерти на время разрушило все надежды на объединение Израиля. Вместо объединения Израиля иудеям было суждено быть рассеянными по земле. Все планы Бога были на время расстроены.
Это сразу же подводит нас к решающей схватке. О замечательных отношениях Бога с христианством не говорится. О них не может говориться в ветхозаветном пророчестве, хотя сказанное в том или ином виде предоставляет возможность для иллюстрации самых важных моментов и доказывает, что обо всем было известно с самого начала. Необъятный мир собрания, тайна Христа, заполняет пространство между стихами 14 и 15, последний из которых погружает нас в события, которые произойдут в конце века. “И Господь сказал мне: еще возьми себе снаряд одного из глупых пастухов”. Показав Христа вплоть до его смерти, пророк теперь говорит об антихристе, как бы непосредственно от его имени. Мы явно видим здесь нравственное звено и заключающий в себе намек на действительный контраст между Христом и антихристом. Точно так Он сам говорит иудеям в евангелии по Иоанну, в 5-ой главе, что если они не примут его, пришедшего во имя своего Отца, то примут другого, который придет во имя свое. Если евангелистом и то и другое сведено вместе, то нам не стоит удивляться, что Захария также сводит их вместе по-своему. “Еще возьми себе снаряд одного из глупых пастухов. Ибо вот, Я поставлю на этой земле пастуха, который о погибающих не позаботится, потерявшихся не будет искать и больных не будет лечить, здоровых не будет кормить [совершенно по-другому поступал Христос, но антихрист - какой ужасный контраст!] мясо тучных будет есть и копыта их оторвет. Горе негодному пастуху, оставляющему стадо! меч на руку его и на правый глаз его! рука его совершенно иссохнет, и правый глаз его совершенно потускнет”. Суд Бога придет на него. Здесь он описан выражениями, подходящими для описания пастуха, но нам понятно, что здесь дается завершенный образ антихриста.
И вот мы подходим к последнему пророчеству Захарии, в котором со всей очевидностью указывается на свершение искупительного дела, только пророк не ограничивает нас только этим одним, он еще раз вплетает в свое пророчество прекрасный образ Христа как страдающего человека, хотя все же мы не находим никаких подробностей, а лишь связь с этим конкретным образом.

Захария 12

“Пророческое слово Господа об Израиле. Господь... говорит” (гл. 12,1). Да будет замечено здесь, что пред ним теперь весь народ, а не только Иуда. “Пророческое слово Господа об Израиле. Господь, распростерший небо, основавший землю и образовавший дух человека внутри него, говорит: вот, Я сделаю Иерусалим чашею исступления для всех окрестных народов [речь, конечно, идет о язычниках, а не об иудеях], и также для Иуды во время осады Иерусалима. И будет в тот день, сделаю Иерусалим тяжелым камнем для всех племен; все, которые будут поднимать его, надорвут себя, а соберутся против него все народы земли. В тот день, говорит Господь, Я поражу всякого коня бешенством и всадника его безумием, а на дом Иудин отверзу очи Мои; всякого же коня у народов поражу слепотою. И скажут князья Иудины в сердцах своих: сила моя - жители Иерусалима в Господе Саваофе, Боге их. В тот день Я сделаю князей Иудиных, как жаровню с огнем между дровами и как горящий светильник среди снопов, и они истребят все окрестные народы, справа и слева, и снова населен будет Иерусалим на своем месте, в Иерусалиме”. Здесь, конечно, сказано о конце века, когда настанет время полного благословения для Иерусалима, вышедшего из очага бедствий и когда все народы будут склоняться возле него с открытым ртом, чтобы насытиться, но напрасно. Они не только будут разочарованы, но сами будут истреблены им, который в тот день обратит свой гнев и наказание в другую сторону и защитит навеки Иерусалим.
Но предположение о том, что под окрестными народами подразумеваются западные державы, может привести к ужасной путанице, будто эти державы к тому времени будут полностью низвержены во время суда Господа (Откр. 19). Под всеми окрестными народами, должно быть, подразумеваются враждебные язычники, вооружившиеся и восставшие против Израиля (после того, как был повержен зверь и его вассальный западный царь), объединившись с их лжепророком в Иерусалиме. Это народы, поддерживающие северного царя, которые были против этого зверя, хотя и открыто противостояли Израилю. Фактически под всеми народами пророки никогда не подразумевали западные державы, а все народы, которые останутся после гибели зверя и уничтожения рогов. Возможно, это в значительной степени облегчит толкование данных отрывков Писания. Западные державы всего лишь часть народов, наиболее привилегированная и достойная доверия часть, связанная определенными отношениями с иудеями и даже с Христом как в прошлом, так и в грядущем. Они занимают особое положение и несут особую ответственность, и поэтому об их вине и их наказании следует говорить отдельно. О западных державах говорится в отдельных эпизодах: они связаны исключительно с иудеями и никогда с Израилем. Если это понять, то с помощью этого можно постигнуть все тонкости, но такие важные для того, кто желал бы понять божественную схему пророчеств, исполнившихся и еще не исполнившихся.
Под “всяким конем” здесь часто подразумевают великое множество всадников западной кавалерии, но почему именно западной, остается непонятным. Извиняюсь, что мое мнение расходится с мнением тех, кто утверждают это, но такое заключение совершенно неверно. Насчет конницы здесь сомнений быть не может, но откуда она явится - зависит не от какой-то теории, а от точного и полного исследования Писания вплоть до тех времен. Думаю, что все те, кто так ошибается в истинном смысле этого символа, не только не понимают этот отрывок, но и всю ситуацию тех времен. Кроме того, люди востока были больше приспособлены к использованию конницы, чем люди запада. Опорой же римских армий всегда служили пехотинцы, и так было и будет всегда на западе, несмотря на все современные нововведения. Однако восточные воины, как указано во всех источниках, всегда славились своей многочисленной и превосходно смотрящейся конницей. Еще одно доказательство может появиться при дальнейшем рассмотрении, которое, я уверен, привлечет внимание всех беспристрастных умов, ибо данный момент не лишен важности. Такой неверный взгляд обычно присущ студентам, изучающим пророчества, и источником его являются устоявшиеся суждения, поскольку они отталкиваются от того, что в основе всего находится зверь и его союзники - десять царей.
На самом деле причина кроется гораздо глубже, ибо ясно, что все исходит из старого метода, который привык усматривать в каждом зле римского католика, которого Писание якобы объявляет врагом народа Бога. Такая точка зрения является результатом недомыслия, которое мешает понять в пророчестве многое, вплоть до границ тех событий, к которым мы, христиане, или даже, скорее, протестанты имели отношение. Говоря по правде, это вовсе не схема пророчества. Как правило, она использует в качестве своего главного предмета землю и все народы, которые будут подвластны Ассирии. Распространение верховной власти четырех зверей является исключительной промежуточной системой, о которой говорит Даниил, и Захария тоже более или менее касается этого вопроса в ходе своего пророчества, хотя и случайно. Это, несомненно, представляет большой интерес, хотя и занимает незначительное место в предсказании будущего Захарией.
Мы ведь должны видеть разницу между появлением Господа в пламени огня, чтобы отомстить всем тем, кто не знает Бога и т. п., и его земными судами, которые возымеют место в будущем и о которых сказано в 12-ой главе книги пророка Захарии. Здесь Он появляется не с той целью, чтобы сокрушить зверя и истребить лжепророка. Только после этого Он сделает Иерусалим “чашею исступления для всех окрестных народов”. Но сначала Он будет судить всех отступников: как язычников, так и иудеев. Иерусалим устрашится и будет наказан за свои собственные грехи. Прежде чем стать чашей исступления для других, этот город сам должен покориться справедливому суду Господа за свои злодеяния. Но когда язычники поднимутся против этого избранного города, “в тот день защищать будет Господь жителей Иерусалима”. Когда Господь появится в славе с небес, а зверь и лжепророк будут живьем ввергнуты в море огня, речь будет идти не о подобной защите города, пока еще оскверненного, а о том, как очистить этот город от мятежников. Человек греха будет тогда еще восседать вместо Бога в его храме, и Бог не пройдет мимо подобного беззакония, да и, с другой стороны, Он не успокоится, когда явится, пока зло не будет полностью наказано и Он не сможет царствовать по справедливости над людьми. “В тот день защищать будет Господь жителей Иерусалима, и самый слабый между ними в тот день будет как Давид”. Когда антихрист внезапно будет сокрушен, то иудеи не будут иметь никакого отношения к этому самому важному событию. Задолго до этого, согласно его предостережению (Матф. 24, 15), благочестивые иудеи скроются из Иерусалима. Их не будет среди жителей Иерусалима с того дня, как на святом месте появится мерзость запустения, они разбегутся в ужасе за свой грех и в поисках убежища, чтобы скрыться от грядущего наказания. “А дом Давида будет как Бог, как ангел Господень перед ними. И будет в тот день, Я истреблю все народы, нападающие на Иерусалим”.
И здесь снова мы можем ясно почувствовать, что говорится о другом времени и совершенно других обстоятельствах. “А на дом Давида и на жителей Иерусалима изолью дух благодати и умиления, и они воззрят на Него, {Кэри перевел это как “на Него”, а не как дано в тексте - “на Меня”. И этот факт явно носит печать исправления с целью удалить явную аномалию из данной конструкции, а также избавиться от простой истины, ведь из текста видно, что пронзенный есть не кто иной, как Господь. С тех пор это исправление вкралось в переводы многих рукописей как Кенникотта, так и Де Росси. Дело в том, что эти вмешательства в разночтение и попытки других изменить перевод показывают, как важно то, что здесь написано Святым Духом. За этот текст, в частности, ухватились некоторые раввины, придумав совершенно невероятное - возможность двух Мессий: Бен-Иосифа и Бен-Давида, что совершенно несовместимо, как доказал Мак-Кол. Можно сокрушаться, но не стоит удивляться такому варианту, какой дает господин Лизер, который трактует переход от первого лица к третьему как причину для интерполяции и изменения настоящего смысла данного предложения. Он дает такой вариант перевода: “Они воззрят на Меня (ради каждого), которого они пронзили”. Даже Абарбанель и другие раввины признали негодным вариант Кимхи -“потому что они пронзили”, - который (по их мнению) лишает этот глагол его смысла, который явно неизменен. Что бы они подумали о введении кого-то воображаемого с целью избавиться от истинного? И пристойно ли с таким восхищением, с каким смотрят на Господа, смотреть на каждого пронзенного, как Он, или также безмерно печалиться и рыдать? Пророк мог только сравнить этот горький, но вместе с тем прекрасный план с тем, как оплакивали Иосию: должны ли иудеи оплакивать каждого убитого ими языческого врага? Если бы они оплакивали того единственного, несравненно великого, кого они, прозрев, нашли пронзенным незаслуженно, по причине их собственной слепоты, и который после всего этого явится спасти их в их последнем несчастии, то было бы понятна та поразительная сила всего контекста, и, особенно, если бы Он как-то мог объединить своей личностью ту сущность, позволяющую ему называться Господом, и другую, которая могла бы оставить его незащищенным от возможности быть пронзенным} Которого пронзили, и будут рыдать о Нем, как рыдают об единородном сыне, и скорбеть, как скорбят о первенце. В тот день поднимется большой плач в Иерусалиме, как плач Гададриммона в долине Мегиддонской. И будет рыдать земля, каждое племя особо: племя дома Давидова особо, и жены их особо; племя дома Нафанова особо, и жены их особо; племя дома Левиина особо, и жены их особо; племя Симеоново особо, и жены их особо. Все остальные племена - каждое племя особо, и жены их особо”. Таким образом, наш пророк в общих чертах описывает милосердное дело Бога, когда Он защищает оставшихся иудеев, уже спасенных от внутреннего зла и подверженных нападению окрестных народов, не веривших, что Мессия вместе со своим народом. И теперь тот факт, что этот мощный удар по сплотившимся язычникам был нанесен, очень повлиял на иудеев и потряс их до глубины души. Слово Бога проникло глубоко в их сознание и пробудило их совесть, в результате чего народ покорился Богу. Ибо на самом деле печаль их души заставила их почувствовать необходимость общения с ним одним: если бы они могли вынести присутствие кого-то другого, а не его, против кого они так долго и по-всякому грешили, то смог бы кто другой стать полезным в подобный час? Нет, они должны были со всем этим идти к Господу, к тому самому, кто является не столько их Богом с именем Элохим, сколько пронзенным ими Мессией! Это можно назвать не раскаянием отчаявшегося, но светлой печалью. Это можно назвать самоосуждением, при котором человек принимает близко к сердцу содеянный им грех, когда он вспоминает все и ничего не прощает себе, когда он выступает на стороне Бога против всякого зла и беззакония, и прежде всего не прощает себе позорного неприятия Мессии. Все, неважно какое время спустя, признают это как свой собственный грех. Поэтому они зарыдают, как рыдают о единородном Сыне, только зарыдают любя его, но ощущая при этом сильную боль и стыд за то, что так обошлись с тем, который так их любил. И они более всего чувствуют теперь то, что были против него.
Поэтому мы также узнаем здесь о некоторых племенах, представленных с особым выбором и прелестью. Племена, о которых говорится здесь, принадлежат дому Давида, и прежде всего это высочайшие царственные роды. Сказано, что “будет рыдать... племя дома Давидова особо, и жены их особо”. Но племя порицающего пророка также упоминается здесь: отпрыски Нафана тоже будут рыдать. Вместо того, чтобы осуждать теперь Давида, они беспощадно осудят себя, и каждый из них признает свой грех. Благодать, несомненно, сможет помочь распознать грехи других, но это произойдет лишь тогда, когда человек будет ходить с Богом, имея чистую совесть. Здесь же речь идет о полном раскаянии тех, которые первыми признают свою продолжительную и греховную слепоту. Следовательно, дело не только в том, что Давид будет разоблачен перед Нафаном или Нафан перед Давидом: каждый увидит свой собственный грех, и все будут сожалеть, что вместе совершили зло против Мессии.
Но это все, можно сказать, произойдет тогда, когда этот народ достигнет полной зрелости и дорастет до великого. Это дело, однако, уходит корнями в прошлое, восходит к самому началу, ибо написано: “Племя дома Левиина особо, и жены их особо; племя Симеоново особо, и жены их особо”. Известно, что Левий и Симеон {Так и в Септуагинте, в сирийском и арабском переводах}, или Шиман (два варианта имени - сирийский и арабский) были теми самыми зачинщиками, которые тайно сговорились отомстить за свою сестру Дину и из-за которых в те далекие времена имена сыновей Иакова обрели дурную славу; и вот потомки этих двух, которые вместе прославились своей жестокостью, были названы друг за другом в числе тех, кто покорился и признал свою вину пред Господом. Нет более прекрасного описания силы божественного милосердия, проникающего в душу, которая полностью доверяет Господу и одновременно осуждает свой грех в полной мере. В этом плане нет ничего более прекрасного, чем то, в каком виде открывается нам влияние Святого Духа на совесть человека, чтобы так изолировать человека, чтобы, как сказано, каждое племя было особо; и жены их особо. Тесные связи друг с другом неуместны перед лицом греха и Бога, осуждающего этот грех. Каждый должен остаться наедине с самим собой: и муж особо, и жена особо, не допускаются никакое влияние и никакая посторонняя мысль, и следует думать лишь о том, что есть Он и что значит каждый для него, которого они пронзили и который все же умер за них. Должно свершиться все дело - не только освобождение, но и пробуждение совести пред Богом.
Дело не только в том, что они не пробудились раньше, и не только в том, что только теперь они впервые испытали угрызение совести под влиянием Духа Бога. Но связь души с Богом и воздействие на нее его правды гораздо сильнее, когда проходит ощущение страха и божественная сила приносит несомненное освобождение. В этом случае, как мы уже видели, был не только низвергнут зверь, выступавший против Агнца, но и явные земные враги Израиля. Щедрое и искреннее милосердие раскрывает сердце и совесть, сбрасывает с себя тяжесть пред Богом.
Похоже это произойдет после гибели северного царя. А до тех пор иудеи будут тревожиться и им будут угрожать. Они будут ждать опасности и испытывать трудности, пока Он не одержит для них окончательную победу. Но этого не произойдет, пока в их душах не свершится все это дело. Тогда Он сможет управлять ими свободно, а они, несомненно, смогут радоваться ему. Прежде они будут обращены (но это приведет их через осуждение в себе всего того, что бесславило и огорчало его) к приобщению к его разуму и любви. Поистине, как израильтянин, так и христианин должны чувствовать различие между этими двумя понятиями.

Захария 13

“В тот день откроется источник дому Давидову и жителям Иерусалима для омытия греха и нечистоты” (гл. 13,1). Это не значит, что они просто “воззрят на Него, Которого пронзили”, но кроме этого будет омовение водой через слово. В Писании нет такого понятия, как источник крови, несмотря на то, что об этом говорит поэт Коупер. Ведь недостаточно быть очищенным только кровью. Нам необходимо омываться в воде и мыть наши ноги изо дня в день. И все это мы имеем в нашем Господе Иисусе. “Сей есть Иисус Христос, пришедший водою и кровию и Духом, не водою только, но водою и кровию”. Он очищает свой народ нравственно, равно как и искупает их.
Однако в 13-ой главе книги пророка Захарии говорится о воде, а не о крови. Здесь Дух вряд ли использует это слово как нравственную силу смерти Христа. Наряду с искуплением пред Богом мы нуждаемся в подлинном приобщении к истине. Тогда появляется результат для других. “И будет в тот день, говорит Господь Саваоф, Я истреблю имена идолов с этой земли, и они не будут более упоминаемы, равно как лжепророков и нечистого духа удалю с земли”. Все теперь учитывается, что было оскорбительно божественной природе. “Тогда, если кто будет прорицать, то отец его и мать его, родившие его, скажут ему: тебе не должно жить, потому что ты ложь говоришь во имя Господа [как много, к сожалению, будет скверного, нечистого в дни антихриста, как много будет лжепророков! И теперь все это должно быть уничтожено до конца]; и поразят его отец его и мать его, родившие его, когда он будет прорицать”. Они сыграют роль Финееса, ныне негодуя против того, что бесславит Господа. “И будет в тот день, устыдятся такие прорицатели, каждый видения своего, когда будут прорицать, и не будут надевать на себя власяницы, чтобы обманывать”. Большинство склонны воспринимать следующие два стиха как продолжение об обманщике, который теперь отказался от подобного притязания, принял положение униженного и либо притворяется, что рубцы идолопоклонника на его руках являются результатом увечья, полученного при оплакивании друзей, либо утверждает, что он уже получил наказание за свою вину, хотя и не был за свой грех предан смерти.
Такое объяснение довольно простое, но оно плохо передает смысл 6-го стиха. Другие соответственно относят это ко Христу. “И каждый скажет: я не пророк, я земледелец, потому что некто сделал меня рабом от детства моего”. Этот последний стих очень сложен для понимания, потому что Христос вводится таким неожиданным способом, если я не ошибаюсь, представляющим контраст лжепророкам, точно так же, как мы видели в случае с пастухами. Точно так же, как в 11-ой главе, здесь мы неожиданно слышим о нем, что становится нелегко решить, откуда начинается повествование о Христе; но я предполагаю, что о нем говорится начиная с 5-го стиха, который показывает, что Господь никоим образом не связан с учениями людей. Он принял положение назорея, которое Бог с присущей ему мудростью назначил ему согласно евангелию. Ибо человек сделал его рабом от детства его. Сравните с рабом-евреем в 21-ой главе книги Исход. Он был рабом всех, прежде всего, потому что был безупречной слугой Бога. Это символическое выражение также подходит к Христу; поэтому я теперь допускаю, что именно в этом заключается истинный смысл стиха. “Ему скажут: отчего же на руках у тебя рубцы? И он ответит: оттого, что меня били в доме любящих меня”. Вряд ли кто, кроме неверующего, будет сомневаться в том, что 6-ой стих имеет отношение ко Христу. Могут быть сомнения по поводу предшествующих стихов, но, по-моему, уж лучше принять все.
Затем голос пророка звучит еще более торжественно. Теперь это не волки, но Бог. “О, меч! поднимись на пастыря Моего и на ближнего Моего, говорит Господь Саваоф: порази пастыря, и рассеются овцы! И Я обращу руку Мою на малых”. Здесь значение слова “меч” понять не труднее, чем в 17-ом стихе 11-ой главы, где сказано о применении его с целью наказания недостойного пастуха; в том и этом случаях он символизирует насильственную смерть; но как поразителен контраст! Мы больше не слышим об обманщиках или идолопоклонниках или о других беззаконниках или злодеях, которые притворяются, что находятся в доме друзей Мессии; но сам Господь отдает себя для полного унижения и неприятия. Какая бесценная компенсация и как правдиво! Ибо мы должны помнить, что какой бы злобной и ничтожной ни была ненависть иудеев к Мессии, она бы ничего не стоила до тех пор, пока Господь не использовал ее для осуществления своей грандиозной цели; и Он сделал это. Поэтому здесь это касается его. “Порази пастыря, и рассеются овцы! И Я обращу руку Мою на малых”. Отвержение Христа - вот источник благословения всех тех, кто его. Тот несравненный позор и те невыразимые страдания, которые пришлось претерпеть ему на кресте - это в любом отношении не только воля благодати, но и божественное произволение. Нет ничего святого в Боге, что бы не подтверждалось этим; нет ничего милосердного по отношению к человеку, за справедливую основу чего нельзя было бы взять это.
В то же время произволение Бога изберет свой путь, ибо здесь сказано: “И введу эту третью часть в огонь, и расплавлю их, как плавят серебро, и очищу их, как очищают золото”. Отбросы должны погибнуть, а все ценное - очищено и облагорожено. Его народ должен пройти через потрясение. “Они будут призывать имя Мое, и Я услышу их и скажу: “это Мой народ”, и они скажут: Господь - Бог мой!” Унизительно читать комментарии даже такого человека, как Кальвин, который с самого начала запутался в том, что касается собрания и что касается иудеев в таком отрывке, как этот. Он говорит: “Ибо когда триста будут исповедовать поклонение Богу, только сто, как говорит Захария, будут спасены”. Нет, только заблуждающийся в толковании может сказать такое, приписывая собранию то, что в сущности указывает на иудеев во время их последних испытаний.

Захария 14

И, наконец, последняя (14) глава показывает, как это все произойдет: “Вот наступает день Господень, и разделяет награбленное у тебя среди тебя. И соберу все народы на войну против Иерусалима, и взят будет город, и разграблены будут домы, и обесчещены будут жены, и половина города пойдет в плен; но остальной народ не будет истреблен из города”. Это поистине исключительное положение дел. Началась осада Иерусалима всеми окрестными народами во главе с северным царем. Ясно, что речь идет не о звере, который вместо того, чтобы осаждать Иерусалим, всеми силами будет поддерживать лжепророка, а этот последний будет “царем”, правящим в Иерусалиме, которого “многие” примут за Мессию и Господа Израиля. Северный царь - внешний враг Израиля, который встанет во главе всех народов востока и будет осаждать Иерусалим. Мы всегда должны помнить, что человек греха, или антихрист будет находиться внутри Иерусалима; нигде не сказано о нем, что он будет осаждать этот город, ибо это слишком унизительно для него как “царя”. С ним заодно будут десять царей и зверь. Ассур, или “северный царь” возглавит все окрестные народы, противостоящие Иерусалиму.
Об этом очень важно помнить и иметь в виду, чтобы четко представлять те события. Человек греха, антихрист, будет принят иудеями как Мессия и будет править их страной с огромными претензиями. Но тем не менее он возненавидит северного царя, а северный царь взаимно возненавидит его и будет искать его гибели и стремиться захватить Иерусалим. Эти два властелина будут люто ненавидеть один другого, потому что оба будут стремиться к господству. Поэтому человек греха не только незаконный претендент на власть Бога, но он еще и противостоит честолюбивому лидеру восточных держав, то есть Ассуру, который выступит вперед с тем, что можно назвать прежней языческой политикой, и также тем, что отражает современное русское чувство. И, действительно, Россия будет до конца противостоять державам запада, и она будет также разорена явно в наказание от Бога (Иез. 38 и 39), но в другое время и несколько иным путем, чем союзники антихриста. Нечего выбирать между ними. У западных держав нет причины гордиться собой перед Россией, потому как они станут явными отступниками и дерзкими, и будут наказаны первыми. Но Ассура ждет та же участь, что зверя и лжепророка, ибо если зверь и лжепророк будут брошены живыми в огненное озеро, то и Ассур будет брошен туда же, только чуть позже. В 30-ой главе книги пророка Исаии открывается тот факт, что для Ассура, а также и для царя, антихриста, уготовлен тофет: “Ибо Тофет давно уже устроен; он приготовлен и [не сказано “даже”] для царя”, но Ассур будет брошен живым в море огня, как и зверь с лжепророком, последний из которых есть антихрист. Господь Иисус явится в обоих этих случаях и будет руководить этими казнями. Прежде всего кара с небес распространится над зверем и лжепророком, а затем Он, явившись на землю в славе как царь Израиля, более славным путем покончит с Ассуром, возглавившим все объединившиеся против Израиля окрестные народы, которые не погибли вместе со зверем.
Будем надеяться, что эти уточнения Писания помогут душам, а не введут их в заблуждение, ибо едва ли стоит говорить, что наша цель - решить главные проблемы, которые встают перед большинством , изучающих пророческое слово. В то же самое время вполне возможно, что те, кто только начинает изучать этот предмет или кто еще не созрел, чтобы понять его, могут поначалу столкнуться с трудностями, внушенными исподволь (которых на самом деле нет и которые надуманны), которые все больше разрастаются, но так бывает всегда, когда сталкиваешься с чем-то новым и неизведанным. Однако я доволен тем, что указана правильная линия развития событий, ибо пока на первых порах трудности, возможно, будут увеличиваться из-за того, что придется обращать внимание на разные действующие в этих событиях лица, которых часто путают во вред истине, вводя в заблуждение изучающих Писание и приводя к возникновению противоречий. Но со временем в конце концов, если тщательно изучать этот большой и важный отрывок божественного Слова, разные персонажи и события будут правильно поняты и запечатлены в сознании изучающего их.
Следует отметить, что Иерусалим будет осаждаться Ассуром со всеми окрестными народами, признавшими его лидером в своей борьбе, а также то, что осада почти удастся, ибо город будет наполовину взят. Ничего подобного не было со времен Захарии, ничего похожего не было и впоследствии, как мы вскоре убедимся. Ничего подобного не наблюдалось ни тогда, когда Птолемей Сотер брал Иерусалим около 320 г. до н. э., ни тогда, когда Антиохий Великий брал его в 203 году до н. э., ни тогда, когда в 199 году н. э. Скоп Египтянин снова взял город, ни в следующий год, когда Иерусалим был сдан Антиохию, ни тогда, когда Иерусалим был разграблен в 170 г. до н. э. Антиохием Эпифанским, ни двумя годами позже, когда его армия под предводительством Аполлония пыталась всеми силами разрушить этот город и погубить его жителей, ни после этого, когда его эмиссар Афинянин осквернил храм Иерусалима, установив в нем языческих богов и тем самым свершив крайнее беззаконие, за которым последовало вторжение в него Маккавеев, в результате чего чужеземец был изгнан в 142 г. до н. э. и Асга разрушена, как всем это известно. При Иоанне Гиркане сирийский царь Антиох Сидетский был вынужден отказаться от осады Иерусалима. Не говоря уже о внутренних конфликтах, которые вообще не напоминают сказанное в пророчестве, и о вторжении дамасского царя Арета - эту осаду нельзя отождествлять ни с пророчеством захвата храма в Иерусалиме Помпеем в 63 г. до н. э., ни с грабежом, который в 54 г. до н. э. устроил Красс, ни с неожиданным нападением на Иерусалим парфян. Осада Иерусалима царем Иродом, возможно, и напоминает чем-то пророчество Захарии, но все же имеет существенное отличие, как мы вскоре убедимся. Ни последнее разорение, учиненное Титом, ни вторжение Бар-Кохбы под предводительством Гардиана не заслуживают большого внимания, поскольку явно отличаются от пророчества. Словом, ничего с тех пор нельзя уподобить сказанному об осаде Иерусалима в пророчестве Захарии.
Просто диву даешься, как может здравомыслящий человек пытаться утверждать, что во вступительных стихах 14-ой главы описано прошлое разрушение Иерусалима римлянами! утверждать, что это не “день Господень”, когда это явно предсказанный залог великого свершения! Было ли тогда собрание всех народов? Правда ли, что тогда (при вторжении римлян) половина населения города ушло в плен, а остальной народ не был истреблен? Напрасно было бы ссылаться на стих 3, говоря, что Римская империя в свою очередь тоже была разрушена. Ибо пророк Захария намекает именно на скорое и ужасное крушение, которое имело место не в течение веков и ни где-то в другом месте, а произошло в ходе описываемых событий в окрестностях Иерусалима при непосредственном явлении божественной силы и славы, которая помогла иудеям в момент самой крайней нужды; и это подтверждается раздвоением Елеонской горы от востока к западу весьма большой долиной, когда половина горы отойдет к северу, а половина ее - к югу. Решиться свести такое явное указание на географическое положение к поэтическому образу и извлечь из этого не больше чем факт бегства учеников ради спасения в Пеллу (как говорит нам Евсевий), когда разразилась война иудеев с римлянами, - значит, подвергать себя риску свести этих пророков в ранг напыщенных мечтателей. Но если смотреть на вещи трезво, то можно видеть, что неправильное использование данной главы есть такой же печальный пример форсирования Писания, как и все остальное, придуманное рационалистом, с одной лишь разницей, что Евсевий является знатоком Библии, чего нельзя сказать о тех, кто кичится “высшим критицизмом”. Но что касается понимания божественного Слова, то они настолько заблуждаются относительно его, насколько и недооценивают и презирают. Эта глава объясняется так, будто бы в ней говорится о первом пришествии Мессии и о разрушении Иерусалима Титом. Такое искажение событий для исповедующих христианство во времена правления Константина, кажется, вскружило голову тому, кто никогда не прославлял себя принятием такого позора на кресте, и привело к подобному неверному толкованию.
Однако происходит еще одна осада вслед за первой, по крайней мере, после первой удачной осады. Когда язычники почти победят, тогда “выступит Господь и ополчится против этих народов, как ополчился в день брани. И станут ноги Его в тот день на горе Елеонской, которая перед лицем Иерусалима к востоку [здесь речь идет не о его пришествии с небес, чтобы сокрушить беззаконника и его окружение; это последующее действие свершится на земле]; и раздвоится гора Елеонская от востока к западу весьма большою долиною, и половина горы отойдет к северу, а половина ее - к югу. И вы побежите в долину гор Моих, ибо долина гор будет простираться до Асила; и вы побежите, как бежали от землетрясения во дни Озии, царя Иудейского”. На этом данный абзац заканчивается.
Последнюю фразу стиха следует относить к началу нового абзаца. Имеющееся деление на абзацы не продиктовано свыше, а продиктовано стремлением редактора придать каждому абзацу определенный смысл, что иногда, я думаю, приводит к ошибкам, как, например, здесь. И откроется взволнованным иудеям в тот день великий проход через Елеонскую гору, сделанный в одно мгновение божественной силой. И это будет явным доказательством исполнения пророчества. “И вы побежите в долину гор Моих, ибо долина гор будет простираться до Асила; и вы побежите, как бежали от землетрясения во дни Озии, царя Иудейского”. Огромная, внешняя угроза будет так близка, когда явится спасение и откроется такой с виду ужасный выход в виде долины, так неожиданно сделанный для них в твердой горе и названный здесь (что неудивительно) “долиною гор Моих”. Казалось бы, что возникшее чувство тревоги можно сравнить с тем, какое иудеи пережили, когда бежали от знаменитого землетрясения во дни царя Озии. Мы можем понять подобное явление, присовокупив его к тому ужасу, который испытали торжествующие победу враги, когда поняли, что это Бог встал на защиту иудеев против них.
И после этого начинается новый отрывок: “И придет Господь Бог мой и все святые с Ним”. Ибо было бы грубо предполагать, что Он придет снова после того, как явится сразиться с объединившимися против иудеев окрестными народами, как уже говорилось в 3-ем стихе. Поэтому я полагаю, что данный контекст доказывает, что последнюю строку 5-го стиха следует отнести к новому абзацу, представляющему его появление с другой точки зрения и с другой целью.
Наблюдается одна особенность в конструкции последнего предложения 5-го стиха. “И придет Господь Бог мой и все святые с Тобой”. Рукописи отличаются тоже; их почти сорок, и все дают перевод “с Ним”. Но некоторые вновь следуют в толковании данных слов раввинам Иерусалима и переводят “с Тобой”. Это разногласие становится понятным, если принять во внимание, что пророк Захария обращается к Господу, которого видит вмешивающимся в борьбу, чтобы защитить иудеев, и очень выразительно восклицает “придет Господь Бог мой”, переходя затем от такой неожиданной перемены к показу в этой сцене присутствия и других увиденных в видении: “И все святые с Тобой”. Захария этими словами хочет показать себя обращающимся к Господу.
“И будет в тот день: не станет света, светила удалятся”. {Едва ли можно считать верным вариант перевода в конце данного стиха, тогда как вариант перевода Кэри явно лучший и хорошо подтверждается, особенно если мы примем во внимание древние варианты перевода. Эти строки толкуют и переводят по-разному. Кетиб истолковывает их смысл так: “Перестанут светиться драгоценности, они потускнеют”. Согласно Кэри, все, возможно загустеет “и появится густота” или “но появится густота”, то есть темнота. Сам процесс достижения подобного результата кажется таким же ненадежным, как и сам полученный результат. Но разве не выглядят ничтожными комментарии такого человека, как Теодорита, архиепископа Кира, жившего возле Евфрата в 5-ом веке и считавшегося одним из самых ученых и здравомыслящих греческих наставников, который сводит все это к сцене из евангелия? В данном случае в рассматриваемом стихе он видит сцену распятия, когда все погрузилось во тьму и лидер апостолов греется у костра вместе со слугами первосвященника. Неудивительно, что подобная чушь поражает или провоцирует идеи рационалистского толка} Не будет ни света, ни тьмы. Рассматривать это как предсказание явного бедствия, какое, возможно, постигнет иудеев с того времени, как Тит захватит Иерусалим, и какое будет продолжаться столетия, склонны те, кто могут толковать предшествующие стихи так, будто в них говорится о той знаменитой осаде Иерусалима. Фразеология последнего стиха сложна. В тексте подразумевается то, что блеск драгоценностей потускнеет сам собой. Другие, как и Кэри, понимают это, как “не будет ничего, кроме кромешной тьмы” или густого тумана.
Но непредвиденное великое событие этого дня в достаточной мере ясно: оно оказало влияние не только на землю, но даже на небеса, но об этом будет сказано в следующем отрывке. О событии, происшедшем на земле, и о поражении врагов было упомянуто в предыдущем отрывке, о другом событии, еще более значительном, и о последствиях его будет сказано в следующем. Теперь пророк видит Господа, сходящего с небес со своими святыми. Здесь подчеркивается не то, что Он идет на битву, но что святые приходят вместе с ним. Это явно имеет более глубокий смысл. Здесь отмечается внешняя перемена, характеризующая тот день, чтобы он любым путем отличался от всего, что происходило прежде. Было бы до абсурда неправильным отделять 7-ой стих от 6-го, будто бы подразумевается совсем другое время. Но это не так; мы видим продолжение тех же необыкновенных событий. Следовательно, не предвидится таких перемен, какие люди познали с помощью чередования друг за другом света и тьмы, но это будет единственный день, который ведом только Господу - ночь не сменит день, а “лишь в вечернее время явится свет”. Таким образом, Бог отмечает новую эру, ознаменованную переворотом на небесах, происшедшим тогда, когда Он, вторгшись на землю, раздвоил Елеонскую гору. Итак, совершенно очевидно, что начинается новый абзац, представляющий другой ход событий с другими сопутствующими обстоятельствами и последствиями.
Но то, что последует дальше, не испугает подобно внезапно раздвоившейся горе, но подействует очень ободряюще. В вечернее время вместо наступления ночной тьмы явится дневной свет. Если Елеонская гора раскололась в момент безнадежного смятения иудеев для того, чтобы они могли скрыться от беды, как от землетрясения, то начало нового и светлого дня, этот яркий свет с небес, предназначалось для всех. “И будет в тот день, живые воды потекут из Иерусалима, половина их к морю восточному и половина их к морю западному: летом и зимой так будет”. И они не будут подобны ливням пустыни, потоки которых высыхают с наступлением жары - эти воды будут течь вечно. Это точный факт, но в то же время очень важный для духовного благословения. Из святого города на восток и на запад потекут эти живые воды, чтобы исцелять исстрадавшихся людей этого мира, стонущих под ярмом сатанинского рабства. Сами эти воды символизируют воздействие щедрого благословения, которое Господь посылает далеко по всей земле, и будет посылать, несмотря на все обычные изменения в природе: так будет летом и зимой. Ни засуха, ни морозы не повлияют на эти воды; не будут препятствовать им и возвышенности при движении их на запад: живые воды будут течь нескончаемым потоком - половина к великому восточному морю , а половина - к западному морю.
В этой связи следует особо указать на Средиземное и Мертвое моря. Ибо можно легко объяснить, что если у евреев за восток принимают ту точку, куда смотрят, то запад тогда находится, таким образом, позади смотрящего. Поэтому Аравия названа землей правой руки, в то время как север был бы по левую руку. Поэтому, конечно, для смотрящего в сторону Палестины, Мертвое море будет впереди, а Средиземное позади.
Но следует еще лучшее благословение. “В тот день будет Господь един, и имя Его едино”. Идолы падут, царь царей будет править один, и никто не будет посягать на его царство и у него не будет соперников. Об этом сказано определенно, как если бы покончить со всякими увертками и отговорками, позволяющими сослаться на прежний образный стиль речи. Кто может делать вид, что здесь именно так?
Прилагается подробная схема событий, отвергающая любую подразумеваемую претензию на небесную славу или то духовное благословение, которое мы сейчас имеем во Христе. “Вся эта земля будет, как равнина, от Гаваона [в земле Вениамина у cеверной границы с царством Иуды] до Реммона, на юг от Иерусалима, который высоко будет стоять на своем месте [город на своем прежнем месте] и населится от ворот Вениаминовых до места первых ворот, до угловых ворот, и от башни Анамеила до царских точил. И будут жить в нем, и проклятия не будет более, но будет стоять Иерусалим безопасно”. Затем в стихах 12-15 мы узнаем, что будет предпринято, чтобы должным образом сохранить порядок и честь на земле. Произойдет страшный суд над народами, которые воевали против Иерусалима, о чем и говорится в этих стихах. Об этом же последнем ударе говорится и в главах 38, 39 книги пророка Иезекииля - это произойдет перед тем, как мир потечет подобно реке. Поистине обидно видеть, как такие католики, как Лапиде, и протестанты, как Венема, сводят на нет славные надежды израильтян, объясняя все обстоятельствами, сложившимися во времена Маккавеев.
Начиная со стиха 16 мы узнаем, какое предписание дано остальным из всех народов, выступающих против Иерусалима, когда устанавливается царство Бога - постановление поклоняться Господу Саваофу. Явный теократический характер этого предписания неоспорим и очень отличен от сущности христианского поклонения, чтобы стать поводом для спора. “Затем все остальные из всех народов, приходивших против Иерусалима, будут приходить из года в год для поклонения Царю, Господу Саваофу, и для празднования праздника кущей. И будет: если какое из племен земных не пойдет в Иерусалим для поклонения Царю, Господу Саваофу, то не будет дождя у них. И если племя Египетское не поднимется в путь и не придет, то и у него не будет дождя и постигнет его поражение, каким поразит Господь народы, не приходящие праздновать праздника кущей”. Я не решаюсь сказать как или как далеко то время, когда все народы будут посещать заключительный праздник сбора урожая, символизирующий славу: определенно, это время настанет, и Бог позаботится, чтобы оно настало. Таким образом, Иерусалим, как город великого царя, станет центром религиозного культа, и туда все народы должны будут приходить из года в год для поклонения. Мы не можем ручаться, что если здесь не упоминается о праздновании пасхи, то, следовательно, это намек на то, что ее вообще не будут тогда праздновать; ибо мы знаем из последних глав книги пророка Иезекииля (в которых ясно говорится о том же времени и тех же обстоятельствах), что пасху будут соблюдать, как и праздник кущей, но только не пятидесятницу - этот особый праздник, который исчерпал себя полностью в том собрании, какое существует теперь согласно божественной мудрости, и который должны перестать отмечать. Относить последние главы книги пророка Иезекииля к тому времени, когда иудеи освободились из плена, - значит, невольно игнорировать Писание и все события и тем самым уклоняться от божественного свидетельства, указывающего на полное изменение божественного произволения в конце этого века. {Утверждение на еврейском, что с прощением грехов уже не требуется больше приносить жертвы за грех, относится просто к христианам и никоим образом не отвергает другие события, которые пророки ясно предсказывают с приходом совершенно другого века, который еще не наступил} Можно подумать, что на Египет не подействует угроза наказания лишением дождя в случае, если египтяне не будут приходить в Иерусалим для поклонения: здесь ясно и выразительно сказано, что наказание падет на Египет.
Но так сильно и полностью все изменится, что святостью наполнятся даже самые простые вещи. Даже сами котлы, самая скромная утварь “в доме Господнем будут, как жертвенные чаши перед алтарем”, то есть будут являться самой большой святыней. “И все котлы в Иерусалиме и Иудее будут святынею Господа Саваофа, и будут приходить все приносящие жертву и брать их и варить в них, и не будет более ни одного Хананея в доме Господа Саваофа в тот день”. Я признаю отлучение от собрания корыстных религиозных наставников, и мы видим, каким камнем преткновения стала для Израиля алчность еврейского священства, но я не вижу причины отказываться от прямого влияния здесь хананеев и при этом ссылаться на глубокие принципы и факты. Хананеи оставались на той земле, когда Авраам вошел в нее; они оставались и не были изгнаны из нее, когда победил Иисус Навин. Эти враги, которых прежде никогда не изгоняли оттуда, будут навсегда изгнаны с земли Израиля. Все будет согласно воле Бога, все будет оставаться по-прежнему на земле до тех пор, пока Бог полностью не изменит все, не обновит. Но кто может знать, когда Господь примет царство?!