Ев. Марка
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:
http://khimki.first.taxi/ такси минутка химки - такси химки шереметьево.

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Марк

Оглавление: гл. 9; гл. 10; гл. 11; гл. 12; гл. 13; гл. 14; гл. 15; гл. 16.

Марк 9

Преображение, свидетелями которого явились избранные ученики Иисуса, служит предпосылкой тех великих изменений, которые должны были произойти всемогущей властью Бога, хотя эта удивительная сцена явилась лишь мимолетным видением непреходящей славы. Избранным довелось увидеть собственными глазами образ царства Бога, грядущего в силе, основной причиной наступления которого было отречение человека от Христа и скорое осуществление власти Иисуса, отвергнутого человеком, но восславленного Богом. Конечно, служение нашего Господа имело двоякий смысл. Как и за все в Писании, человек должен был понести за него ответственность еще до того, как его результаты должны были проявиться со стороны Бога. На любой вопрос человеку был дан ответ и доказательство: во всем было явлено милосердие Бога, но человек не внял этому. Единственно, что сделал человек в ответ на свидетельство Бога, - это отверг Христа и самого Бога, нравственно проявленного на земле. Что оставалось делать Богу?
Несомненно, Он собственной властью осуществит свои намерения, ибо ничто, исходящее от него, не пройдет, и всякое его свидетельство достигнет своей цели. Но Он долго терпит; и прежде, чем заложить основу, на которой Он установит свою власть и свое царство, Бог посылает избранным видение этого царства. Следовательно, преображение явилось своего рода мостиком, соединяющим настоящее и будущее; оно представляет людям помыслы Бога. Это действительно предуведомление, а также свидетельство, и даже образ того, в чем верующие могут видеть то царство, которое будет установлено и явлено в над лежащее время. И здесь не то чтобы вслед за этим прекратится отвержение Христа, напротив, оно продлится до самого распятия. Но в распятии, воскресении и вознесении Господа нашего Христа Иисуса мы видим в вере исход дела: с одной стороны, Христос был отвергнут людьми, а с другой - Бог заложил основы новых отношений с человеком. На святой горе свидетелями преображения были избранные самим Господом.
Он преобразился только перед немногими из избранных двенадцати, только некоторые стали свидетелями его славы. Но это преображение играет очень важную роль в синоптических евангелиях, раскрывая нам успешную деятельность Христа в Галилее, особенно с точки зрения его служения, о котором говорится в нашем евангелии.
Господь, взяв с собой Иакова, Иоанна и Петра, преображается перед этими учениками. Ученики видят, как прославленные мужи, Илия и Моисей, беседуют с Иисусом. Петр высказывает недостаток понимания славы Христа. Это тем более примечательно, потому что незадолго до того, в предыдущей сцене, Петр энергично воздал свидетельство Иисусу. Но Бог должен был показать, что есть только один заслуживающий доверия свидетель; и та самая душа, ярко выступившая на какое-то мгновение в сцене, предшествующей преображению, в этой сцене преображения проявляет себя больше, чем кто-либо другой, земным сосудом свидетельства. Он (Петр) говорит Иисусу: “Хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи: Тебе одну, Моисею одну, и одну Илии”. Очевидно, хотя Петр и мог поставить Спасителя первым из трех, он посчитал двух других достойными быть на одном уровне с ним. Мы видим, что тотчас явилось облако, осенившие их, и слышим голос, исходивший из этого облака, подтверждавший высшую и нераздельную славу Сына человека: “Сей”, - говорит Отец, ибо именно Он говорит это, - есть Сын Мой возлюбленный; Его слушайте”.
Вы можете видеть, что Марк здесь кое-что пропускает. Мы не встречаем здесь выражения удовлетворенности. У Матфея выделено именно оно; там в главе 17 говорится: “Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте”. Я полагаю, причина здесь в том, чтобы подчеркнуть эту удовлетворенность на фоне отвержения Христа иудейским народом. И опять в евангелии по Луке о Христе свидетельствуется как о Сыне Бога на основании того, что его следует слушать больше, чем Моисея или Илию. Бог говорит: “Сей есть Сын Мой Возлюбленный”. Он говорит: “Его слушайте”, пропуская выражение того, что нашел благоволение в нем. Несомненно, Иисус всегда был объектом благоволения Отца, но не всегда причина для подтверждения этого одна и та же. Сравнивая свидетельство, данное в 2 Петр. 1, мы находим, что Петр пропускает выражение “Его слушайте”, которое мы встречаем в первых трех евангелиях. Он приводит выражение: “Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение”. Очевидно, Петр не ставил целью показать превосходство Господа Иисуса Христа над законом и пророками. Причина, я думаю, ясна. Этот вопрос уже был решен: христианство вошло в бытность людей. Речь же теперь шла не о том, чтобы добиваться превосходства Христа над законом и пророками, а чтобы просто показать славу Сына в глазах его Отца, радость и его любовь и благоволение к нему; и после этого Петр объясняет, что во всем Слове Бога Святой Дух преследует одну цель - славу Христа, ибо древние святые говорили, что были движимы Святым Духом. Писание было написано не по воле человека; Бог в своей славе преследовал великую цель, которой бы не соответствовало поверхностное приложение отдельных частей этого Слова к изолированным фактам, к той или иной личности. Была одна очень важная нить, связывавшая все пророчества Писания. Предметом всех этих пророчеств была слава Христа. Отделите пророчества от Христа и вы отведете в сторону от его личности тот поток свидетельств, которые воздаются ему по заслугам. Этот поток вбирает в себя не просто предостережения в отношении народов, языков или стран, в отношении предопределенных событий или, иначе говоря, в отношении царей, империй или мировых систем; Христос - объект Духа. Поэтому на горе преображения мы слышим голос Отца, свидетельствующий о Христе, являющемся объектом его благоволения. Здесь был явлен образец царства Бога; там присутствовали также Моисей и Илия, но Отец преимущественно видел перед собой одного, и этот один был Иисус. “Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение”. Дело заключалось не в том, чтобы слушать именно Христа, а в том, чтобы слушать, что говорил о нем Отец. Именно это здесь и подчеркивается, и поэтому, как мне кажется, пропущены слова “Его слушайте”. У Матфея мы встречаем наиболее полное выражение, усиливающее призыв слушать его. Лука употребляет в своем евангелии выражение “Его слушайте”, но как у Луки, так и у Марка отсутствует выражение, передающее личную удовлетворенность Отца Сыном, так как показать это не было их основной целью. Конечно, в употреблении этих выражений есть общее, но в данный момент я хотел отметить и показать разницу в их высказывании.
Затем мы обнаруживаем, не вдаваясь в подробности, что наш Господь не велит своим ученикам рассказывать об увиденном, пока Он не воскреснет из мертвых. Его воскресение должно было бы внести нечто совершенно новое в свидетельство о нем. Тогда ученики Христа смогли бы беспрепятственно свидетельствовать эту великую истину. Таким образом Господь объясняет им, почему они не имеют возможности свидетельствовать до тех пор, пока не свершится то великое событие, которое предварит новое деяние Бога, являющегося основой для нового и свободного свидетельства, когда старое отойдет и для верующего все обновится.
Это я нахожу очень важным, если на учеников Христа смотреть как на призванных служить ему. Не в силах самого человека начать служить Христу или свидетель ствовать о нем, когда он этого захочет. Поэтому такое важное место занимает в Писании воскресение Христа из мертвых. Вне Христа грех царствует в смерти. В нем не было греха; но до его воскресения нельзя было в полной мере свидетельствовать о его славе или о его служении. И это было действительно так. После этого как бы мимоходом внимание обращается на те трудности, которые указывают на то, как наш Господь определил истинную несостоятельность учеников, ибо они в то время находились фактически под влиянием самих книжников.
Новая сцена раскрывается у подножия горы. На вершине же мы видели не только царство Бога, но и славу Христа, и, самое главное, Христа как Сына, которого Отец повелевает слушать больше, чем закон или пророков. Этого ученики никогда бы не поняли до воскресения, и причина этого ясна, ибо до этого закон сохраняет свое место, а пророки приходят, чтобы подтвердить закон и поддержать его авторитет, обосновывая его. Воскресение ни в коей мере не ослабляет закон и не умаляет пророков, но дает возможность явить высшую славу. Однако у подножия горы мы находим явное подтверждение происходивших событий как раз после явления прообраза грядущего царства. А пока царство Бога еще не утвердилось в силе, кто тот властелин, оказывающий влияние на людей и правящий в этом мире? Это сатана. В данном случае перед нами проявилась сила, которую даже сами ученики Христа из-за своего неверия не могли изгнать из этого мира. И здесь мы снова видим, как ясно через все это евангелие проходит великая мысль о служении.
Отец в отчаянии, ибо он очень давно страдал; не впервой сатане господствовать над людьми в этом мире. Мальчик был с детства одержим нечистой силой, которая давно мучила человека. Напрасно отец мальчика взывал к тем, кто носил в этом мире имя Господа, ибо они ничего не смогли сделать. Это побудило Господа Иисуса на серьезное порицание их неверия, и особенно потому, что они были его слугами. То затруднительное положение, в каком они ока зались, объяснялось не острой необходимостью в нем или в его силе. Оно объяснялось их неверием. Поэтому единственное, что Он только мог сказать при виде бессилия своих учеников, явленного пред ним, так это следующее: “О, род неверный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? Приведите его ко Мне”. И “привели его к Нему. Как скоро бесноватый увидел Его, дух сотряс его; он упал на землю и валялся, испуская пену”. Господь не стал скрывать власть дьявола во всей ее полноте, а позволил ему сотрясать ребенка на глазах присутствовавших. Нет сомнений в том, что одержимость до сих пор оставалась не устраненной. Ученики никак не могли укротить, пресечь или сокрушить власть дьявола над мальчиком. “И спросил Иисус отца его: как давно это сделалось с ним? Он сказал: с детства”. Эта сцена поистине характерна для нашего мира. И какой контраст представляет она по отношению к новому творению - творению мира, или, скорее, царству Бога, прообраз которого был только что явлен на горе преображения.
Итак, данная глава прежде всего возвещает смерть Христа, полностью отвергнутого, и уверенность в то, что Бог установит свое царство славы для Христа, отвергнутого людьми. Во-вторых, здесь говорится о бесполезности и невозможности свидетельствовать о преображении до тех пор, пока не подтвердится воскресение Христа из мертвых. Только тогда наступит самый подходящий момент для этого свидетельства. И, наконец, дается доказательство того, что пока полностью не вступит во власть царство Бога, дьявол будет править везде, где даже невидимо свидетельство о нем. Дело в том, как об этом здесь сказано, что оно скрыто под внешней оболочкой этого мира, куда проник взгляд учеников, и присутствие нашего Господа Иисуса высветило то, что оно полностью подчинило себе человека с первых дней его существования. Власть дьявола над человеком очевидна, и слуги Господа лишь доказали свое бессилие перед ней. Это объяснялось не тем, что Христу не хватало сил, а тем, что в его учениках не хватало веры, чтобы из гнать дьявола. Спаситель тотчас же начинает действовать, давая человеку, страдавшему от дьявола, убедиться, что все зависит от веры. Между тем Христос доказывает очевидность дьявольских сил, действующих до тех пор, пока не наступит царство Бога. Таково свидетельство у подножия горы. Царство Бога, несомненно, наступит в свое время, а пока лишь вера в Христа способна победить власть врага. Она, без всяких сомнений, есть единственно необходимое средство победить. Лишь вера в него могла обеспечить благословение, и поэтому отец отрока с трепетом обращается к Господу со своим горем: “Верую, - восклицает он, - Господи! помоги моему неверию”. При этом “Иисус, видя, что сбегается народ, запретил духу нечистому, сказав ему: дух немой и глухой! Я повелеваю тебе, выйди из него и впредь не входи в него”. Дело было сделано. Казалось, что ребенок умер, но Господь, “взяв его за руку, поднял его; и он встал”. Войдя в дом, Иисус дает своим ученикам еще один полезный урок относительно служения.
Легко понять суть того, о чем здесь говорится. Господь показывает, что наряду с верой им недостает еще и признания зависимости от Бога. Это также влияет на силы человека. “И сказал им: сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста”. Пока в Иисусе есть сила, лишь вера черпает ее, но этой вере сопутствует смертный приговор над природой человека так же, как и обращение к Богу является единственным источником силы.
Далее нам дается еще один урок, связанный со служением Господа в мире, где до установления царства Бога правит дьявол. Мы должны понять душевное состояние слуг Христа. Они страстно желали занять особое положение. Однако это развращает. “Выйдя оттуда, проходили через Галилею; и Он не хотел, чтобы кто узнал. Ибо учил Своих учеников и говорил им, что Сын Человеческий предан будет в руки человеческие и убьют Его, и, по убиении, в третий день воскреснет. Но они не разумели сих слов”. На первый взгляд кажется странным и в то же время обычным это отсутствие способности вникнуть в ска занное Иисусом. К чему это обязывает? - К самоосуждению. Им стыдно было признаться Господу в истинной причине. Но Господь догадывается об этом сам. Он пришел в Капернаум и, когда находился в доме, спросил учеников: “О чем дорогою вы рассуждали между собою?” “Они молчали; потому что дорогою рассуждали между собою, кто больше”. Неудивительно, что они явили бессилие перед дьяволом. Неудивительно, что они не понимали слов Иисуса. Позади был мертвый груз: мысли о самих себе, желание как-то выделиться среди людей и прославиться. Они действительно не верили в то, что чувствует Бог, и в то, что Он собирается явить в своем царстве. Ибо Бог задался одной мыслью - возвеличить Иисуса. Они, таким образом, совершенно находились вне общения с Богом по этому вопросу. И не только те из учеников, кто не был на горе преображения, но даже и Иаков, Петр и Иоанн - все они потерпели неудачу. Как мало общего имеет особое положение или привилегии с послушанием веры! В этом и была истинная причина их бессилия, явленного как в борьбе с дьяволом, так и пред Иисусом. Далее, как я полагаю, должна открыться связь всего этого со служением Господа.
Но тут же вслед за этим представлен еще один случай, типичный для Марка. Господь укоряет учеников в строптивости и, взяв ребенка, на его примере объясняет им, что значит быть смиренным. Какое убийственное осуждение их самовозвеличивания! Даже Иоанн доказывает своим поступком, что слава Христа, которая заставляет человека признаться в своей ничтожности, теперь мало волнует его душу. Настанет день, когда эта слава пустит глубокие корни в их душах, когда они действительно осознают ее непреходящую пользу, но в настоящий момент больно видеть, что они нуждаются в чем-либо другом больше, чем в слове, пусть даже сказанном Иисусом. Поэтому Иоанн сразу после этого обращается к нашему Господу с жалобой на человека, который именем Его изгонял бесов, то есть делал то, чего они не смогли сделать: “Учитель! мы видели человека, который именем Твоим изгоняет бесов”. Было ли это тогда поступком души, благодарной Богу? Нисколько! Сама сущность Иоанна зажгла этот огонь и стала очагом того сильного чувства, которое охватило их всех. “Мы видели человека, который именем Твоим изгоняет бесов, а не ходит за нами; и запретили ему, потому что не ходит за нами”. Очевидно, никакой предыдущий упрек не очистил их душу от самовозвеличивания, ибо это чувство вспыхнуло в них с новой силой. Но Иисус сказал им: “Не запрещайте ему”. Это еще один очень важный урок служения, данный Христом, ведь здесь речь идет не об оскорблении Христа - ничто в этом случае не предполагает или не допускает того, что противоречило бы его имени. Напротив, речь шла о выступившем против дьявола слуге, который веровал в действенность имени Господа. Если бы речь шла о врагах или ложных друзьях Христа, низвергавших или подрывавших его славу, то этот человек был бы тем, о ком сказано: “Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает”. Где бы речь ни шла об истинном Христе или о лжехристе, там ни на йоту не может быть скомпрометирована его слава. Здесь же, напротив, речь идет о человеке, который, возможно, был невежественным и не пользовался тем привилегированным положением, в котором находились ученики, однако он понимал всю ценность и действенность имени Господа, и Иисус милостиво защищает его.
“Не запрещайте ему, ибо никто, сотворивший чудо именем Моим, не может вскоре злословить Меня. Ибо кто не против вас, тот за вас”. Тот человек истинно верил в имя Господа и благодаря этой вере имел силу совершить то, что - увы! - не в силах были сделать ученики! Вместо того, чтобы смиренно признать свой собственный поступок и свое собственное неверие (побудившее даже Иоанна изыскивать средства и предлог, чтобы помешать тому человеку, чьи действия одобрил Бог), ученики Христа были преисполнены чувством зависти к тому, в ком явно обитала эта действенная сила и кто, казалось, никогда не имел тех привилегий, какие имели они. Поэтому наш Господь дает им здесь наставления, которые, конечно, расходятся с теми, что мы находили в Матф. 12, 30. Я ни в коем случае не хочу утверждать, что наставления у Матфея не являются важными, - они полезны в другое время и при других обстоятельствах. Однако Марк в своем евангелии повествует о служении, и здесь рассматривается именно вопрос служения. Итак, сила Бога в служении не зависит от занимаемого положения. Какой бы правильной (то есть соответствующей воле Бога) ни была позиция, это все же не придаст сил в служении тем индивидуумам, которые занимают самую верную позицию. Следуя за Христом, его ученики занимали безупречное положение: не могло быть более правильной позиции, чем та, которую они занимали, - ибо сам Иисус созвал их, собрал их вокруг себя и послал их служить, наделив своей собственной силой и властью. Несмотря на это, было очевидно, что они на практике проявили слабость. В них проявился явный недостаток веры, чтобы они могли черпать силу от истоков Христа в борьбе с дьяволом. Оставаясь верными Христу и не следуя ни за кем другим, они были совершенно правы. Они были правы, что предпочли Иисуса Иоанну, но они не были правы, не признав в полной мере власть Бога, которая действовала в другом человеке, не обладавшем столь счастливыми привилегиями, как они. Поэтому наш Господь строго осуждает эту духовную ограниченность и выдвигает принцип, кажущийся на первый взгляд противоречивым, но на самом деле являющийся гармоничным. Итак, нет никакого противоречия в Слове Бога ни здесь, ни в каком другом месте. Вера может полностью согласиться с тем, что в Матф. 12, 30 нет ничего, что противоречило бы сказанному в евангелии по Марку (гл. 9). На первый взгляд, несомненно, может показаться, что такое противоречие есть, однако посмотрите, прочтите снова и вы все без труда поймете.
В Матф. 12, 30 речь идет совсем о другом, когда говорится: “Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает”. Речь идет о самом Христе, о славе и силе Бога в Иисусе на земле. Как только речь заходит о его личности, подвергающейся нападкам со стороны врагов, тогда тот, кто не с Христом, - против Христа. Разве и теперь нет людей, допускающих проступки, порочащие его личность? Все остальное является второстепенным в сравнении с этим, и любой, кто не безупречен к этому, становится на сторону врагов Христа. И тот, кто способствует бесчестию Иисуса, доказывает, как бы он ни притворялся, что не собирает, но все-таки расточает. Однако мысль, высказанная Господом в евангелии по Марку, совершенно иная. Здесь речь идет о человеке, возвеличивающем Христа по мере своей веры в него, но, конечно же, не с той силой, как это могло бы быть. Поэтому ученики в данном случае должны были признать свидетельство имени Христа и возрадоваться ему. Разумеется, тот человек не занимал того привилегированного положения, какое занимали они, но он явно возвеличил имя Христа. Если бы они могли это понять, они бы согласились с этим и возблагодарили за это Бога. Поэтому Господь и внушает им здесь совсем другую мысль: “Кто не против вас, тот за вас”. Поэтому, где бы речь ни шла о силе Духа, используемой в имени Христа, очевидно, что тот, кто так обращался за помощью к Богу, не мог быть против Христа. И если Бог в ответ наделяет такой силой и использует ее во благо человека для поражения дьявола, то нам должно радоваться этому.
Стоит ли мне говорить, как полезны оба этих урока? Нам известно, с одной стороны, что этот мир отверг и презрел Христа. Об этом в основном и говорится в евангелии по Матфею. В доказательство тому в главе 12 мы видим, что Он был не просто объектом ненависти, но его ненавидели даже те, кто в те времена, как внешне могло показаться, были набожными и чтили Бога. И, следовательно, какой бы доброй славой ни пользовался человек, как бы ни был почитаем и уважаем людьми, если он высоко ценил и любил Христа, такого презираемого и униженного, он в этом случае не находил поддержки в обществе. С другой стороны, если рассматривать служение Христа, то среди тех, кто терпимо относился к имени Христа, могли быть люди, которых Бог употребил для этого или для выполнения важной миссии. Могу ли я отрицать тот факт, что Бог использует таких людей в его деле? Ни в коем случае. Я допускаю власть Бога над ними и благодарю его. Однако это не является поводом для того, чтобы отказаться от благословенного служения в следовании за Иисусом. Не сказано “следовать за ними”, но “следовать за Ним”. Очевидно, его ученики были заняты собой и забыли о нем. Они стремились к тому, чтобы сделать эту службу своей монополией, вместо того, чтобы свидетельствовать во имя Христа. Но Господь ставит все на свое место. И тот самый Господь, который настаивает на приговоре для себя, в котором его враги засвидетельствовали свою ненависть и презрение к его славе, у Марка Он признает ту силу, которую являет, служа ему, его безымянный слуга. “Не запрещайте ему, - говорит Он. - Ибо кто не против вас, тот за вас”. Действовал ли против Христа тот, кто по свидетельству самого Иоанна использовал его имя в борьбе с дьяволом? Господь в любом случае высоко ценит ту веру, которая знает, как использовать его имя, чтобы одержать победу над дьяволом. Таким образом, если Бог дает власть какому-то человеку, чтобы, скажем, обратить грешников ко Христу, или освободить верующих от какого-то вредного учения, довлеющего над ними, или вытащить из какой другой западни, то Христос признает его, и поэтому мы тоже должны признать его. Это угодно Богу и делает честь имени Христа, хотя не является основанием для того - и я повторю еще раз, - чтобы несерьезно относиться к вопросу следования за Христом, если нам милостиво будет предоставлена такая привилегия. Это, несомненно, законный повод для смирения с мыслью о том, что мы, будучи наделенными силой от Бога, слишком мало даем. Итак, с одной стороны, мы должны защищать и отстаивать личную славу Христа, не отступая ни перед чем, а с другой- должны признавать любую силу, которой Бог по собствен ному выбору наделяет кого бы то ни было, чтобы служили ему. И ни одна истина ни в малейшей степени не должна мешать другой.
Далее разрешите мне привлечь ваше внимание к уместности этого события в данном отрывке евангелия. Невозможно перенести это событие в другое место, как и суровое слово из евангелия по Матфею. В том и другом случае была бы нарушена красота истины. С одной стороны, день презрения Христа и отречения от него является днем веры, утверждающей его славу, с другой стороны, везде, где явлена власть Бога, я должен признать ее. Меня самого можно укорять в моем собственном бессилии, но, по крайней мере, дайте мне право признать власть Бога, где бы она ни была явлена.
Наш Господь завершает эту мысль строгим наставлением, и его проповедь говорит нам о том, что дело не просто во временном следовании за ним или в чем-либо подобном. Несомненно, его ученики последуют за ним по всему миру, где столько камней преткновения и где его на каждом шагу поджидает опасность. Но, более того, в этот мир, где кругом западни и ловушки, Он соблаговолил пролить свет вечности. Следовательно, это был не просто вопрос момента, ибо речь шла о чем-то большем, чем борьба партий. Поэтому наш Господь протестует против того, что по сути дела руководило действиями заблуждавшихся учеников. Он объявляет им, что любой, кто напоит их чашей воды во имя его, сослужит нуждающимся хоть малую, но действенную службу, и тот, “потому что вы Христовы, истинно говорю вам, не потеряет награды своей”. Хотя все же речь шла не просто о награде, с одной стороны, и о вечном проклятии - с другой. Им (ученикам) следовало бы обратить взгляд на самих себя, пока еще это было возможно. Плоть - скверная и пагубная вещь. Каким бы ни был человек, кем бы он ни был, он не может быть уверен в самом себе, особенно, смею добавить, когда он служит Христу. Нет основания сомневаться, где именно души людей более всего подвержены греху. И дело не про сто в нравственном падении. Встречаются люди, которые, хоть и прибегают к подобным обольщениям, не опасны. Но совсем иное и очень опасное дело, когда под предлогом служения Господу лелеют то, что оскорбительно для Христа и Святого Духа. Этот урок является поучительным не только для святых, но и для тех, кто еще находится во власти греха. “И если соблазняет тебя рука твоя, отсеки ее... И если глаз твой соблазняет тебя, вырви его”. Беспощадно боритесь с каждым препятствием, и делайте это на простейшем нравственном основании со всей настойчивостью, лично сами, ибо эти препятствия таят в себе ужасную опасность. Эта борьба испытывает человека, она выявляет в нем все, что от Бога.
Конец девятой главы евангелия по Марку напоминает конец девятой главы 1-го послания Коринфянам, где апостол Павел также, несомненно, говорит о служении, переходя на предостерегающий тон и намекая на то, что служение часто может стать средством обнаружения не только реального состояния, но и чего-то мнимого. В первом случае это может и не быть проявлением открытой безнравственности, но там, где душа не пребывает пред Господом в постоянном самоосуждении, - там служение быстро вырастает в зло, как доказал случай с коринфянами, ибо они гораздо больше думали о вознаграждении и о власти, нежели о Христе. И к каким нравственным последствиям это привело? Апостол начинает с того, что рассматривает этот случай в самом прямом отношении к себе. Он полагает, что проповедование им евангелия подходит к другим случаям, но без всякой заботы о святости. Занятый мыслью о вознаграждении и прочим, такой человек без угрызения совести уступает тому, к чему стремится плоть, и, как результат, происходит полное грехопадение. Если бы это был Павел, то он должен был бы стать отверженным или нечестивцем (то есть получить упрек от Бога). Это слово никогда не использовалось в значении “потеря награды”, но означало полное неприятие самого челове ка. Затем в 10-ой главе он говорит о падении израильтян, предупреждая о подобной опасности самих коринфян.
Наш Господь в этом самом отрывке евангелия по Марку предостерегает о том же. Он выступает против того пренебрежения, которое Иоанн проявляет по отношению к человеку, открыто использующему имя Христа, чтобы спасать души людей и бороться с дьяволом. Но Иоанн невольно пропустил мимо ушей, если не сказать отверг, истинный секрет этой силы. Именно Иоанн нуждался в заботе, каким бы святым и добродетельным человеком он ни был. Им была допущена явная ошибка, причем очень серьезная, и Господь далее переходит к самому серьезному предупреждению, какое Он когда-либо делал в своих проповедях. Нигде в других отрывках данного евангелия более выразительно не говорится о вечной гибели. Здесь, как нигде, мы имеем возможность слышать постоянно звучащую в наших ушах панихиду по потерянным душам: “Где червь их не умирает и огонь не угасает” и, кроме того: “Всякая жертва солью осолится”, хотя это две разные вещи.
Ни одно человеческое дитя не может избежать суда Бога, ибо “человекам положено однажды умереть, а потом суд”. Суд в той или иной форме - такова участь жизненного пути. Как бы вы ни взглянули на то, что является всеобщим законом, но человек, являющийся грешником, подлежит божественному суду. Хотя это еще и не вся правда. На земле есть такие люди, которые не подлежат суду Бога, которые даже теперь имеют доступ к его благоволению и в радости надеются на его славу. Кто же они? Это те, кто слышит слово Христа и верит тому, кто послал Спасителя, - они имеют вечную жизнь и не подлежат суду. Но разве они не должны пройти испытание? Безусловно, должны. Но это уже на совсем иной основе - “всякая жертва солью осолится”. Ясно, что здесь речь идет не просто о грешном человеке, но об угодном Богу и поэтому осоленном не огнем, а солью. Конечно, это подвергает испыта нию и доказывает духовность тех, кто принадлежат Богу; и если это так, то имеется в виду их особая близость к нему.
Таким образом, рассматривается ли здесь просто суд над человеком, над каждой душой как таковой, или особые отношения к тем, кто принадлежит Богу (то есть каждое приношение, угодное Богу, рассматривается как принесенное Христом на основе его собственной великой жертвы), это правило, несомненно, касается каждого и верно для каждого - не только для каждого грешника, но и для верующего. Тем не менее истинно угодных Богу определяет Иисус Христос, наш Господь. Что же касается увенчанных славой святых, то, хотя они, разумеется, и не подлежат суду Бога, не следует скрывать правду о том, что Бог в своем милосердии делает долговечным. Может быть это и не совсем приятно, но налицо сохраняющая сила божественного милосердия с ее очистительным воздействием. Это, я думаю, и есть то, о чем говорится: “Солью осолится”. Образ этого известного средства не оставляет места для вещей, приятных плоти со всей их недолговечностью. Господь говорит, что “соль - добрая вещь”. Она не принадлежит к тем вещам, которые воздействуют лишь мгновение, а затем исчезают бесследно; соль имеет привкус завета Бога. “Соль - добрая вещь; но ежели соль не солона будет, чем вы ее поправите?” Какая роковая потеря! Как опасно нарушать завет! “Имейте в себе соль, и мир имейте между собою”. То есть, во-первых, будьте непорочными душой и, во-вторых, сохраняйте мир между собой, к чему призывает в своем послании апостол Иаков. Чистота имеет отношение к плоти, она сопротивляется всему гнилому, она хранима всемогущей силой милосердия Бога. Соблюдайте ее, ибо без нее ничто не ценно, и “мир имейте между собою”. Пусть же мы возымеем этот мир, но ценой внутренней чистоты, если мы ценим славу Бога!
Этим завершается служение Господа в связи, как мне кажется, с преображением. Это проявление власти Бога не может не внедрить новый и подобающий характер в тех, о ком идет речь.

Марк 10

В следующей (10) главе наш Господь переходит к другой теме, что весьма удивительно, ибо, если поспешно сделать вывод о том, что в основе всего лежат смерть и воскресение, а также принимая во внимание грядущую славу, то получается, что такое служение, как это, не должно придавать значения отношениям, которые складываются между людьми по плоти. В данном случае все как раз наоборот. А именно, когда перед вами представлены высочайшие принципы, утверждаемые Богом на земле, то они обретают свое должное место. Например, святость брачных уз была утверждена не тогда, когда Бог дал закон. Каждый обязан знать, что для человека нет более важных отношений на земле - нет ничего, что бы так истинно формировало общественные связи, как институт брака. Что еще в этом мире так важно для семейного счастья и личной непорочности, не говоря уже о прочих важных моментах, от которых зависят все человеческие отношения? И все же удивительно то, что во времена владычества закона постоянно допускалось то, что ослабляло брачные узы. Например, разрешался развод по несущественным причинам, и это могло привести к чему угодно, кроме укрепления доброй репутации брака. Напротив, во Христе во всей полноте было явлено милосердие и, кроме того, когда это милосердие было отвергнуто, когда Господь Иисус Христос возвещал то, что должно было основываться на его скором уничижении и смерти, и когда Он учил о том, что эта новая система не может быть и не должна быть провозглашена до тех пор, пока Он не воскреснет из мертвых, Он также настаивал на том, чтобы люди ценили различные отношения, установленные между ними по плоти. Я полагаю, о связи с воскресением говорится лишь в евангелии по Марку. И это действительно важно, потому что Марк, естественно, указывает на значительность того периода и того славного события, ибо служение Христа и его свидетельство раскрывают истину другим.
Здесь, однако, Господь, отвергнув все, что с точки зрения вечности было мимолетным, проанализировав это до конца упомянутой сцены, показав результаты этого тем, кто не имеет отношения к этому, равно как и тем, кто пользуется милосердием Бога в его сохраняющей силе, особенно тем, кто принадлежит Христу, теперь рассматривает отношение этих новых принципов к природе, к тому, что сам Бог признает внешним миром.
Здесь Господь прежде всего выступает защитником брака. Он говорит о том, что в законе, как бы важен он ни был, Моисей не предъявляет чрезмерных требований к брачным узам в мире. Наоборот, Моисей разрешает расторгать брачные узы, учитывая состояние израильтян. “По жестокосердию вашему он написал вам сию заповедь. В начале же создания, Бог мужчину и женщину сотворил их. Посему оставит человек отца своего и мать”. То есть другие, даже самые близкие отношения, так сказать, уступают этим отношениям. “Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью; так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает”. К этому все и шло, но этим простым и вместе с тем подробным толкованием замысла Бога мы обязаны Господу Иисусу, великому свидетелю милосердия Бога и вечности, с которыми теперь связаны его собственное отвержение и царство Бога, грядущее в силе, а также устранение долгих чар дьявола. Этот же Иисус очищает теперь от пыли развалин законы, установленные Богом на земле.
Подобный принцип рассматривается и в последующих описанных здесь событиях. “Приносили к Нему детей, чтобы Он прикоснулся к ним; ученики же не допускали приносящих”. Если бы его последователи впитали в себя все то милосердие, каким Он в полной мере был наделен, то они с совершенно другим чувством допускали бы младенцев к своему учителю. Дело в том, что в них еще был силен дух эгоизма. Ведь что может быть еще более мелочным и недалеким? Их сознание было так пропитано иудаизмом, что они презирали даже младенцев. Но всемогущий Бог никого не презирает, и милосердие, понимающее помыс лы Бога, подражает его действиям. И Господь Иисус упрекнул их, как следует из сказанного: “Иисус вознегодовал и сказал им: пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царствие Божие”. Обе эти подробности, имеющие такое важное значение для этого мира, свидетельствуют о таком милосердии Господа Иисуса Христа, которое ни в коем случае не лишает естества занимаемого им положения, но является единственным защитником его, согласно помыслам Бога.
Далее следует еще один урок, в некотором смысле даже еще более выразительный, поскольку он еще более сложен. Можно полагать, что милосердие Бога распространяется особенно на детей. Но давайте представим себе необращенного человека, поступающего в своей жизни согласно установленному закону и в высшей степени довольного тем, что он выполняет свои обязанности. Что бы Господь сказал о таком? Какие чувства испытывал бы Он по отношению к такому человеку?
“Когда выходил Он в путь, подбежал некто, пал пред Ним на колени и спросил Его: Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Иисус сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог”. Этот человек пребывал в глубоком невежестве, он не был вооружен познанием Бога, он, поистине, ничего не знал о человеке. Ему было неведомо чувство истинной славы Христа: он почитал Христа, но лишь как человека, который очень отличался от него самого. Он признавал его хорошим наставником, он хотел, как хороший ученик, тщательно воспринять от него все, что мог. Поэтому он пока ставит себя на один уровень с Иисусом, допуская, что способен говорить и делать то же, что и Иисус. Поэтому очевидно, что душе этого молодого человека было неведомо, что грех наказуем, он также ничего не знал о Боге. Однако Господь полностью угадывает его состояние. Он говорит ему: “Знаешь заповеди”, подчеркивая те обязанности, которые касаются человеческих отношений. “Он же сказал Ему в ответ: Учитель! все это со хранил я от юности моей”. Господь не отвергает его утверждение - не спрашивает, насколько точно он исполняет заповеди второй скрижали. Напротив, говорится, что “Иисус, взглянув на него, полюбил его”. Многие испытывают серьезное затруднение, стараясь понять, что здесь утверждает Дух Бога. Мне же кажется, что этот отрывок настолько прекрасен, насколько и поучителен.
Конечно, этот молодой человек не был обращен, ибо это очевидно; конечно, он не знал истины, ибо его проблема исходила от незнания истины; и, конечно, этот человек не последовал за Иисусом, наоборот, мы узнаем, что он отошел от Иисуса, и его сердце, несомненно, не испытывало счастья от милосердия Бога, потому что, как казалось, он отошел с печалью. Поэтому, если судить об этом человеке с точки зрения вечности, то можно найти все основания смотреть на него с болью и тревогой. Тем не менее ясно, что Иисус посмотрел на него и посмотрел с любовью.
Разве в этом нет ничего, что имело бы отношение к совершенному евангелизму? Не сомневаюсь, что мы можем сделать для себя полезные выводы. Господь Иисус, обладая совершенным понятием Бога и его милосердия и умея беспредельно ценить вечную жизнь перед его Духом, чувствовал себя достаточно свободным, чтобы быть выше осуждения всей этой человеческой толпы, и мог понять и оценить характер и поведение человека, взвесить все, что является проявлением добросовестности, возлюбить все, что заслуживает любви в человеке с точки зрения человеческой природы. Не собираясь умалять милосердие, я убежден, что оно всегда укрепляет подобные чувства. Для многих, несомненно, это может показаться странным, но они сами доказывают то, чему являются помехой. Пусть они проверят и рассудят, умалчивает ли Слово о том, что обнаруживается здесь из сказанного. Да будет известно, что мы тоже имеем выразительное подтверждение этому в евангелии, повествующем о Христе как о совершенном слуге; и это подтверждение учит нас, как мы должны служить, следуя за ним. Ни в каком другом евангелии мы не видим, чтобы наш Господь так ясно высказывал это, как здесь. О том же событии Он ясно говорит в евангелиях по Матфею и Луке. Но только Марк упоминает о том, что Он “полюбил его”. Ни Матфей, ни Лука не говорят ни слова о том, почему Господь полюбил этого молодого человека. И только Марк говорит нам, что, “взглянув на него”, Христос полюбил его. Конечно, в этом главная суть данного события. Господь действительно восхитился тем, что естественно вызывало восхищение в человеке, тем, что по счастливому случаю было сохранено от мирского зла и усердно взращивалось в законе Бога, которому он безупречно следовал, испытывая непреодолимое желание поучиться у Иисуса, но вместе с тем он не мог осознать своей греховности. Однако Господь не касается здесь той ограниченности или черствости, которые мы так часто проявляем. Увы! мы плохие слуги его благодати! Господь гораздо лучше нас знал и гораздо глубже нас чувствовал опасное положение этого молодого человека. Тем не менее мы должны оценить то, что Иисус, взглянув на молодого человека, полюбил его.
Но далее Он “сказал ему: одного тебе недостает”. Так что же ему недоставало? “Одного тебе недостает”. Господь не отрицает ничего, что по той или иной причине заслуживает похвалы: Он признает все, что действительно было хорошим. Кто, например, может в чем-то обвинить послушного ребенка? или жизнь, прожитую честно и посвященную благотворительности? Должен ли я посему приписать все это божественному милосердию? или отрицать необходимость этого? Нет! Эти достоинства я признаю как дар, принадлежащий человеку в этом мире, который следует оценивать должным образом. Тот, кто считает, что они не имеют значения, на мой взгляд, просто пренебрегает мудростью Господа Иисуса Христа. И в то же время тот, кто делает из этого или из чего-либо подобного средство достижения вечной жизни, явно не знает того, что ему надлежит знать. Так или иначе этот вопрос, несомненно, требует осторожного отношения к себе, но может найти ис тинное признание в Иисусе и в благословенном Слове Бога, и более нигде. Поэтому наш Господь говорит: “Одного тебе недостает: пойди, все, что имеешь, продай и раздай нищим”. Разве не это же самое сделал Иисус, хотя на самом деле Он сделал безгранично больше? Конечно, Он отказался от всего, чтобы Бог прославился спасением погибшего человека. Но если Он лишил себя своей славы, то как же велики последствия того унижения вплоть до смерти?
Молодой человек хотел чему-нибудь научиться от Иисуса. Но был ли он готов следовать даже земным путем распятого? Не желал ли он лишь обрести то, чего ему недоставало? Хотел ли он быть свидетелем божественного самоотречения в милосердии к обездоленным? или отказаться от земных сокровищ, чтобы обрести сокровища на небесах? Если бы он сделал это, Христос непременно попросил бы его о большем, так как даже здесь Он добавляет: “И приходи, последуй за Мною, взяв крест”. Спаситель, как мы видим, не опережает свет Бога; Он не ускоряет приход того, что будет вскоре выявлено. Он не спешит объявить о той поразительной перемене, о которой в должное время поведает это евангелие, но Он до конца испытывает душу молодого человека. Человек в своих лучших побуждениях оказался скорее легкомысленным, чем тщеславным по сравнению с тем, кто был один благ; и это открылось во Христе, в его достойном образе и проявлении. И все же Он, этот непревзойденный никем человек (не говоря уже о непостижимой тайне его распятия), мог взглянуть на того молодого человека с любовью, несмотря на все его явные недостатки. И все же, кем бы он ни был, его ни в коей мере не стоит выделять в этом мире. Его душа жила во плоти и была подвержена влиянию маммона. Он любил свою собственность, а значит и себя; и Господь, испытывая его, обнаружил корень зла и подтвердил его. Ибо сказано: “Он же, смутившись от сего слова, отошел с печалью, потому что у него было большое имение”. Итак, мне кажется, что Господь показывает идеальный пример общения; и это проявляется прежде всего в том, что Он не ссылается на то, что еще скрыто Богом. Он не говорит о пролитии своей собственной крови, смерти или воскресении. Ведь это все еще предстояло, и этого еще не поняли бы. Даже никто из его учеников фактически не знал об этом, хотя Господь неоднократно говорил об этом тем двенадцати. Но как мог это понять молодой человек? Наш Господь сделал то, что было наиболее важным: Он старался пробудить совесть того человека. Он открывал ему нравственную ценность того, что Он совершил сам, призывая отказаться от всего, что тот имел. Но об этом-то меньше всего думал молодой человек. Он хотел быть жертвователем, щедрым покровителем; но чтобы отказаться от всего и, обрекая себя на насмешки и бесчестие, последовать за Христом - к этому он совершенно не был готов. И это привело к тому, что молодому человеку по его собственной вине не оставалось ничего иного, как только признать, что он не может делать то добро, о котором поведал ему благой наставник, к кому он обратился. Что бы Господь мог сделать для него тогда - об этом мог сказать только Господь. Но так как Слово Бога об этом умалчивает, то нам этого не дано знать, и было бы напрасным и недостойным что-либо измышлять на этот счет. Бог здесь доказывает, что каким бы высоконравственным ни проявлял бы себя человек, следуя букве закона, каким бы удивительно непорочным ни казался внешне и как бы открыто ни подчинялся он требованиям Бога, все это не спасает его душу, не делает человека счастливым, а оставляет глубоко несчастным и далеким от Христа. Такой урок получил богатый молодой аристократ, и, надо сказать, это был весьма серьезный урок.
Далее наш Господь использует тот же самый принцип в общении с учениками, ибо теперь Он обращает внимание на внешнюю сторону вопроса. Мы видели человека очень порядочного по своей природе, в определенном смысле искавшем Христа, но вот к чему все это привело: в конце концов человек остался несчастлив и отошел от Иисуса, который смотрит на своих учеников, находящихся в явном замешательстве, разъяснив им, что богатство является препятствием на пути к божественному. Увы! Это не приняли за свидетельство благословения Бога. И если бы только они были богаты, как много доброго они не смогли бы сделать! “Как трудно, - говорит Христос, - имеющим богатство войти в Царствие Божие!” Затем Он говорит им, ужаснувшимся от его слов: “Дети! как трудно надеющимся на богатство войти в Царствие Божие! Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие”. Господь настойчиво и еще более серьезно разъясняет этот урок, так плохо понятый даже его учениками. Они, в чрезвычайном изумлении, говорят между собой: “Кто же может спастись?” И это дает Господу возможность разъяснить то, что является сутью всего дела: спасение зависит от Бога, а вовсе не от человека. Закон, природа, богатство, бедность, все, что любит или чего боится человек, не имеют никакого отношения к спасению души, и в этом надо полностью положиться на силу милосердия Бога, и ни на что другое, ибо что невозможно человекам, возможно Богу. Следовательно, все зависит от его милосердия: спасение в нашем Господе. Да будет благословенным его имя! Все возможно Богу: иначе как сможем мы или кто другой спастись?
Петр в несколько хвастливом тоне говорит о том, что ученики оставили все ради него, после чего Господь произносит очень выразительную речь, характерную для евангелия по Марку: “Нет никого, кто оставил бы дом, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради Меня и Евангелия, и не получил бы... во сто крат более”. Следует заметить, что только у Марка сказано “И Евангелия”. И этим здесь подчеркнуто именно служение. Другие могли сказать: “Ради него”, но здесь написано: “Ради Меня и Евангелия”. Таким образом, ценность личности Христа рассматривается неотъемлемо от его служения в этом мире. Кто бы ни последовал предан но за Христом, всякий, как Он говорит, получит “среди гонений, во сто крат более домов, и братьев, и сестер, и отцов, и матерей, и детей, и земель, а в веке грядущем жизни вечной”. Это не только прекрасная, но и глубоко истинная связь, ибо это сказано Господом и является упованием веры.
Все, чем богат Христос, принадлежит нам, верующим в него. Бесспорно, такое богатство не удовлетворит алчную душу, но верующий найдет в нем глубокое и огромное удовлетворение, так как он не стремится к тому, чтобы как-то выделяться самому, а находит успокоение в осознании того, что все, чем владеет собрание Бога на земле, принадлежит каждому святому Бога в этом мире. Вера не стремится чем-то владеть, она радуется тому, что распространено среди верных. Неверующий считает своей собственностью лишь то, чем эгоистично владеет один. Напротив, если мной движет любовь, тогда дело обстоит совсем иначе. Но сопровождением этому будет - “среди гонений”. Этого вы не сможете избежать, если будете верными Христу. Те, кто живет в благочестии, не могут избежать этого. Должен ли я испытать это только потому, что они испытывают это? Лучше бы мне испытать это самому, неотступно следуя за Христом. Но какую честь можно заслужить в его борьбе? Эта честь особенно очевидна в служении Христа. И здесь мы опять видим, как полно характеризует это Марк: “Многие же будут первые последними, и последние первыми”. То же самое сказано и в евангелии по Матфею. Не начало жизненного пути, но его конец является решающим. На этом жизненном пути многое может измениться: будут падения и промахи, неудачи и превратности судьбы.
Затем Господь направляется в Иерусалим, город, ставший роковым для истинного пророка. Люди были не правы, утверждая, что пророк никогда не появлялся в Галилее, ибо Бог не оставил себя без свидетельства даже там. Но Господь, несомненно, был прав в том, что ни один пророк не должен погибнуть за пределами Иерусалима. Центр религиозных традиций является как раз тем самым местом, где должны умереть истинные свидетели благодати Бога. Поэтому ученики плохо понимали Иисуса, шедшего в Иерусалим, и они в удивлении последовали за ним. Они были мало подготовлены к тем предстоявшим гонениям, которые должны были быть предметом их гордости в грядущем дне и для которых их, несомненно, должен был укрепить Святой Дух. Но пока это не чувствовалось в них. “Иисус шел впереди их, а они ужасались и, следуя за Ним, были в страхе. Подозвав двенадцать, Он опять начал им говорить о том, что будет с Ним: вот, мы восходим [как снисходительно! не только “Я”, но “мы” восходим] в Иерусалим, и Cын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам”. Затем мы узнаем о страданиях, вплоть до смерти (и какой смерти!), так ярко описанной нам. И в этот критический момент Иаков и Иоанн показывают, как мало люди, пусть даже это слуги Бога, вникают в его мысли.
“Рожденное плотью есть плоть” - неважно в ком. И это проявилось не в каких-то порочных людях, но в тех, которые, казалось, что-то из себя представляют; и потому их урок должен послужить нам в назидание. “Учитель! мы желаем, чтобы Ты сделал нам, о чем попросим”. Мать просит за них в другом евангелии - в том, где мы можем ожидать проявление подобного родства по плоти. Но здесь - увы! - просят сами слуги, которые должны были бы знать об этом лучше. И все же их глаза на это были закрыты. Они обратили сам факт, что являлись слугами Бога, в средство получения материальной выгоды даже в царстве Бога. Они стремятся доставить удовольствие своей плоти здесь, теша себя мыслью о том, что займут высокое положение там. Но Господь догадывается о помыслах их сердец и отвечает им с присущим ему достоинством: “Не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь? Они отвечали: можем. Иисус же сказал им: чашу, которую Я пью, будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете кре ститься; а дать сесть у Меня по правую сторону и по левую - не от Меня зависит, но [будет дано] кому уготовано”. Он - слуга; и даже в преддверии славы Он остается таковым. Высокое положение в царстве Бога займет лишь тот, кому оно уготовано.
Не только эти двое учеников обнаружили себя, но также и другие десять вполне раскрыли, что они лелеяли в своем сердце. И не только тот или иной человек повинен в том, что плотское проявило себя в них; важно также и то, как мы себя ведем перед лицом тех проступков, которые совершают другие. То негодование, которое не смогли сдержать остальные десять, свидетельствовало об их собственной вине в такой же мере, в какой двое жаждали лучшего места. Если бы в них обитала бескорыстная любовь, их честолюбие, несомненно, стало бы предметом стыда и сожаления. Я не скажу, что они не сопротивлялись этому от недостатка веры, но я скажу, что их негодование доказало, что они думали о себе, а не о Христе. Поэтому наш Господь упрекает их всех и доказывает, что именно дух язычества побудил их выступить против сыновей Зеведея. Он не мог не искать в них того, что противоречило всему, что было в нем. Понимание того, чем является царство, приводит верующего к удовлетворению даже малым положением. Истинное величие учеников Христа заключается в их способности быть его высоконравственными слугами, готовыми отказаться от всего во имя служения другим. Вовсе не сила гарантирует это величие в глазах Христа, но способность довольствоваться положением слуги - раба, занимающего самую низкую должность. Что касается самого Христа, Он не просто пришел на землю, чтобы оказывать помощь или быть слугой, Он имел то, что мог иметь лишь Он один: право, как и любовь, отдать свою жизнь ради искупления многих.

Марк 11

Начиная с 48-го стиха открывается последняя сцена - Господь направляется в Иерусалим. Он приходит туда, как нам уже известно, из Иерихона. Его продвижение в Иерусалим, как мы видим, начинается с исцеления слепо го. Мне нет необходимости останавливаться подробно на отдельных деталях, например, на въезде Христа в столицу верхом на молодом осле, подобно царю (гл. 11); я не буду еще раз говорить о смоковнице (которую Христос проклял и которая на следующий день совершенно засохла) или о призыве Христа верить в Бога и о том, как следует молиться с верой. Нет также необходимости подробно останавливаться на вопросе о власти, данной Христу, который был поднят религиозными вождями.

Марк 12

В притче о винограднике, с которой начинается 12-я глава, очень много говорится об ответственности слуг пред Богом. Затем мы узнаем о камне, отверженном строителями, который впоследствии сделался главой угла. И вновь мы видим представителей от разных партий иудеев, которые обращаются к Господу с вопросами. Конечно, в каждой из сцен, проходящих перед нашими глазами, есть свои важные моменты, но время не позволяет мне останавливаться на каждой из них подробно. Поэтому я намеренно обойду стороной эти подробности. Мы видим уличенных в лицемерии фарисеев, иродиан и саддукеев, утверждения которых были опровергнуты; мы видим книжника, доказывающего суть закона, отвечая на вопрос которого, наш Господь пролил свет Бога на закон и одновременно дал замечательную оценку самому законнику. “Иисус, видя, что он разумно отвечал, сказал ему: недалеко ты от Царствия Божия”. Прекрасной чертой, характеризующей служение нашего Господа является его готовность признать истину везде, где бы Он ее ни обнаружил. После этого наш Господь задает свой собственный вопрос, касающийся его личности согласно Писанию. Затем Он коротко предостерегает народ относительно книжников и выделяет среди жертвующих бедную блаженную вдову как образец истинной преданности и подлинной веры в этом почти полностью лишенном духовности мире народа Бога на земле. Как Он оставляет без внимания те деньги, которые клали в сокровищницу от избытка, и как выделяет и навсегда освящает действие веры там, где это меньше всего можно было ожидать!
Эта вдова, у которой не было денег, кроме двух лепт, положила в сокровищницу Бога все свое пропитание, и в это время, когда все погрязло в эгоизме и рушилось, как никогда меньше всего эта вдова думала, что она обрела даже здесь, на земле, око, способное узреть, и язык, способный провозгласить то, что Бог мог сотворить ради своего собственного восхваления в сердце беднейшей женщины Израиля и ее рукой!

Марк 13

Затем наш Господь дает наставления своим ученикам в пророчестве, строго соответствующем манере Марка (гл. 13). По этой самой причине только здесь, в этой проповеди, говорится о служении Господа, о той силе, при помощи которой им удастся выстоять в трудные времена. Следовательно, наш Господь оставляет без внимания все характерные ссылки на конец света, и это выражение здесь даже не встречается. Дело в том, что, хотя это то самое пророчество, в котором у Матфея указывается на конец света, здесь об этом Святой Дух специально не упоминает по той простой причине, что пророчество, которое подготавливало их к предстоящему служению, объясняет, что пропущено, а что добавлено здесь по сравнению с евангелием по Матфею. Еще я могу заметить, что только в этом пророчестве Он говорит, что не только ангелы, но даже Сын не знает, когда наступит тот день. Причина здесь особая и, на первый взгляд, ошеломляющая. Хотя это выражение, как мне кажется, обусловлено тем, что Христос тщательно исполняет должность того, кто ограничивается тем, что поручает ему Бог, - Он совершенный слуга, а не повелитель, и с этой точки зрения остается таковым даже по отношению к будущему. Он знает и передает другим только то, что велит ему Бог. А так как Бог ничего не говорит о том дне и о том часе, то Он не упоминает о них. Заметьте, каким особым образом наш Господь описывает здесь себя, своих слуг и их дело. Это описание не носит проповеднического характера, как в притче о талантах, данной Матфеем. Здесь просто говорится: “Подобно как бы кто, отходя в путь и оставляя дом свой, дал слугам своим власть и каждому свое дело, и приказал привратнику бодрствовать”. Отличительные особенности евангелия по Матфею ясны. Там гораздо больше величественности. Там отправляющийся в дальний путь предусматривает длительное свое отсутствие. Здесь он, несомненно, тоже отправляется в путь, но дает “слугам своим власть”. Кто не заметит, что написанное соответствует цели евангелия по Марку? Он дает “каждому свое дело”. Разве мы не можем спросить, почему эти выражения мы находим именно здесь? Да потому, что они раскрывают содержание всего данного евангелия, поскольку даже в пророчестве Господь никогда не отказывается от великой мысли служения. Здесь речь главным образом идет не о награждении дарами или благами по окончании работы. Его слугам дана власть. Они хотели ее. Они не взяли ее самовольно. Здесь речь идет, скорее, об исполнении его воли, нежели об извлечении выгоды из его даров. О последнем больше говорится в евангелии по Матфею, потому что целью предыдущего евангелия было показать то необычное изменение, которое произошло вслед за тем, как Господь покинул землю, а также надежды, возлагаемые на Мессию иудеями, ибо с вознесением на небеса Он собирался занять новое положение. Там Он представлен раздающим дары, что само по себе весьма отличается по своему характеру от установлений, принятых иудаизмом; и люди торгуют этими дарами, а праведные и верные наконец входят в радость своего господина. Здесь же просто повествуется о служении Христа, здесь Он показан верным слугой.

Марк 14

В 14-ой главе показаны чрезвычайно интересные и поучительные сцены, где наш Господь наедине со своими учениками теперь уже не пророчествует, а удостаивает их последним обетом своей любви. Неистовствуя, первосвященники и книжники сговариваются предать его смерти. В доме прокаженного Симона в Вифании некая женщина помазывает тело Господа к погребению, она распознает его среди учеников и выбирает среди них наставника, которого мы далее видим не принимающим жертву любви, а дающим великий и неизменный знак своей любви - вечерю. Состояние души Иуды проявляется в двух случаях, когда он задумывает свой план и когда отправляется осуществить его. С этого времени наш Господь выступает вперед: не только для того, чтобы претерпеть гнев Бога, но и чтобы на протяжении всего евангелия принять его в духе пред Богом. Мы имели возможность убедиться, что Он имел привычку обращаться к Богу, на что я мимоходом хочу обратить теперь внимание. Поскольку распятие было самым трудным делом и вызвало глубочайшие страдания, то Господь не мог отправляться на Голгофу, не помолившись прежде в Гефсимании. И Он в должное время предстает перед первосвященником и Пилатом, которые судят его.

Марк 15

О том, как распяли нашего Господа, мы читаем в 15-ой главе. Из нее мы узнаем и о том, как подействовало это на тех, кто следовал за ним: о милосердии женщин и о презренной трусости мужчин перед лицом смерти, в то время как слабые женщины оказались сильными.

Марк 16

И, наконец, в 16-ой главе повествуется о воскресении Христа, и повествуется строго в соответствии с характером данного евангелия. Соответственно, когда мы узнаем, что Господь воскрес из мертвых, то читаем о том, как ангел говорит женщинам, вошедшим в гробницу: “Не ужасайтесь. Иисуса ищите Назарянина, распятого; Он воскрес, Его нет здесь. Вот место, где Он был положен. Но идите, скажите ученикам Его и Петру”. Отдельно о Петре упоминается только в евангелии по Марку. И это понятно. Это важный урок для души. Ведь фактически Петр презрел слово Господа, хотя и не умышленно; Петр не воспринял душой это слово с верой, а, напротив, надеялся на себя и столкнулся с трудностью, которую не смог преодолеть, потому что он никогда прежде не испытывал в духе искушения пред Богом. И случилось так, что Петр позорно пал. По тому, как взглянул на него Господь, он остро почувствовал свой проступок. Но так он продолжал сокрушаться, ему нужна была поддержка, и поэтому наш Господь выделяет в своем сообщении имя Петра и называет лишь одно его имя. Он ободряет слабую душу своего оступившегося ученика. Это было проявлением того же милосердия, которое молилось за него еще до его падения.
Господь воздействовал на Петра с тем, чтобы полностью возродить его духовно, и с помощью слова воздействовал не только на его совесть, но и явил любовь к нему. Человек посчитал бы Петра последним, кто заслуживал упоминания, но Петр больше всех нуждался в этом, и этого было достаточно, чтобы явилось милосердие Христа. Евангелие по Марку - это евангелие о служении любви.
Мне нет необходимости говорить сейчас о распятии и воскресении, как они изображены здесь. Особенностью данного евангелия является то, что об одних событиях здесь повествуется, а о других не упоминается, что показывает отличие в охвате событий, изложенных в данном евангелии, от того, что мыузнаем из других источников.Так, здесь мы читаем о том, что один юноша во время ареста Иисуса, оставив покрывало, нагой убежал от захватившей было его бесчинствующей толпы, которая схватила Спасителя, а также о том, что по дороге на Голгофу воины в своей бессмысленной жестокости “заставили проходящего некоего Киринеянина Симона, отца Александрова и Руфова ... нести крест Его”. Но Бог не забыл о том тяжком для Иисуса дне, о котором позже могли свидетельствовать Александр и Руф. Здесь ни слова не говорится о землетрясении в час смерти Христа или когда Он воскрес: не говорится, что отверзлись гробы и что многие тела святых усопших воскресли и явились в святой город. Хотя здесь сказано о женщинах, которые, как мы знаем, желали служить ему и когда Он умер, но его воскресение помешало этому и внесло лучший и нетленный свет в их служение, и ангел, несший службу Господу, развеял их страх, объявив, что распятый Иисус воскрес. Едва ли нужно говорить о том, как замечательно эта сцена подходит данному евангелию.
Я также допускаю несомненную разницу между этим отрывком {Прим. ред.: автор имеет в виду стихи 9-20 главы 16, которые не были найдены в двух наиболее древних манускриптах, Синайском и Ватиканском, а в других были частично опущены} и предыдущей частью 16-ой главы. Но я полагаю, что Дух намеренно представил их в разном свете. Здесь, как вы увидели, речь идет о воспитании учеников. Соответствует этому воскресение из мертвых, к которому Он подготовил их. Если бы данное евангелие не упомянуло об этом, то мы бы обнаружили явный пробел, который нельзя не ощутить. Сам Господь до своего воскресения определил важное значение этого. Если бы при описании данного события не было упомянуто о слугах и служении Христа, то это действительно привело бы к невыносимой потере и это замечательное евангелие имело бы самое неубедительное завершение, какое только можно себе представить. Глава 16 закончилась бы молчанием женщин и указанием причины этого - “потому что боялись” (ст. 8). Такое ли заключение достойно слуги, коим являлся Сын Бога?
Какое бы осталось впечатление, если бы это вызвало сомнения у образованных людей, для которых это представляет некоторую ценность? Мог ли кто-нибудь, знающий характер Господа и его служение, представить себе, что мы должны были бы удовлетвориться лишь тем сообщением, которое утаили бы женщины по причине страха? Конечно, я допускаю, что преобладающим является внешнее доказательство. Но внутренне мне кажется невозможным, чтобы тот, кто сравнивает более раннее завершение евангелия с той целью, которая поставлена перед ним, а также с его характером, мог согласиться с таким концом после того, как он оценит написанное в стихах 9-20. Несомненно, эти стихи, как мне кажется, наилучшим образом подходят для завершения того, что в противном случае явило бы собой слабое и безнадежное свидетельство произошедшего. И к тому же сам вольный стиль изложения, использование выражений, не встречающихся ниг де, кроме как у Марка, и трудности, связанные с отдельными обстоятельствами, о которых здесь повествуется, - все это подсказывает моему разуму подлинность авторства, поскольку если бы это было подделкой, то подделывающий строго придерживался бы буквы, если бы не смог легко постичь дух сказанного Марком.
Конечно, я допускаю, что более ранние стихи, как они сейчас расположены, отвечают особой цели; я допускаю влияние на них провидения Бога; но, несомненно, служение Иисуса преследовало более высокую цель, чем предопределенные пути Бога. С другой стороны, если мы принимаем распространенное окончание евангелия по Марку, то как все это согласовать? Здесь мы видим женщину, и не какую, а Марию Магдалину, из которой Иисус ныне мертвый и воскресший, однажды изгнал семь бесов; она ли ни была достойной свидетельницей воскресительной силы Сына Бога?
Господь явился, чтобы положить конец действиям дьявола, и она знала об этом еще до того, как Он умер и воскрес. Кто тогда, спрошу я, как не Мария Магдалина, явилась бы подходящим вестником? Существует божественная причина, которая согласуется с этим евангелием. Эта женщина на деле доказала действенность благословенного служения Иисуса, будучи избавленной от власти дьявола. И она была готова поведать миру о еще более славном его деянии, поскольку теперь своей смертью Иисус разрушил власть дьявола в смерти. “Она пошла и возвестила бывшим с Ним, плачущим и рыдающим”. С их стороны это была преждевременная печаль; какую трепетную радость должна была доставить им эта весть! Но увы! Их неверие оставило их в печали и скорби. “После сего явился в ином образе двум из них на дороге, когда они шли в селение. И те, возвратившись, возвестили прочим; но и им не поверили”. Здесь есть одна важная деталь, касающаяся служения Господа, которую следует запомнить. Речь идет о черствости человеческих душ (сердец) и вытекающий из этого вражды и сопротивления всему истинному. Там, где истина не сильно затрагивает людей, они пренебрегают ею без страха, ненависти или вражды. Таким образом, само сопротивление истине, если оно является проявлением в некотором роде неверия человека, доказывает в то же время, что это неверие и приводит к сопротивлению.
Предположим, вы говорите человеку, что какой-то начальник владеет огромным состоянием в Татарии, и он может подумать, что это все истинная правда, - по крайней мере не собирается в данном случае это отрицать. Но скажите ему, что он сам имеет там такое состояние: поверит ли он вам? В тот момент, как что-либо воздействует на человека, в его интересах упрямо противодействовать этому. Большое значение имело то, что учеников следовало научить чувствовать сердцем и узнавать событие по собственному опыту. То же самое мы имеет и в случае с нашим Господом. Он ясно поведал им все в своем Слове; Он говорил о воскресении снова, снова и снова, но как медлительны были эти избранные слуги Господа! Ни у кого бы другого не хватило терпения служить с теми, по отношению к которым Господь проявил столько добра и милосердия! И здесь мы опять обнаруживаем все сколько-нибудь важное с точки зрения служения Господа.
После этого Господь лично явился одиннадцати, возлежавшим за трапезой, и “упрекал их за неверие и жестокосердие, что видевшим Его воскресшего не поверили”. И все же Он проявил себя самым милосердным учителем, который хорошо знал, как сделать из плохих слуг хороших; и поэтому Господь говорит им сразу же после того, как Он упрекнул их в неверии: “Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет”. Важна не только истина, но и то, что она открыто и публично исповедуется пред Богом и человеком, ибо ясно, что крещение символизирует смерть и воскресение Христа.
Вот в чем ценность ее: “Кто будет веровать и креститься”. Не воображайте себе, что если вы приняли Христа, то уклонились от всех трудностей и опасностей исповедания его. Совсем не так. “Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет”. В последнем предложении ни слова не сказано о крещении. Человек может быть крещенным, но не верить, а потому не будет спасен. “А кто не будет веровать, осужден будет”. Так что суть в том, чтобы верить. Тем не менее, если человек притворяется верующим и уклоняется от публичного признания того, в кого верит, такое вероисповедание ничего не стоит; оно не будет признано истинным. На этом и основан важный принцип, которого должны придерживаться слуги Христа.
Далее следует то, что можно отнести к внешним проявлениям власти: “Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут изгонять бесов”. И скоро власть дьявола должна будет значительно пошатнуться. Это было только свидетельство, но как оно было весомо! В этом случае Господь не говорит, как долго должны продолжаться эти знамения. Он говорит: “Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари”. И Он продолжает, добавляя к сказанному: “Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут...” То есть Он продолжает находиться рядом со своими знамениями, крестя и обучая всех язычников тому, что угодно ему. Это дело должно, как мы видим, продлиться до скончания века. Что касается знамений, о которых упоминает Марк в 16-ой главе, то, говоря о них, он мудро опускает упоминание о времени. Он не говорит, как долго эти знамения должны сопровождать тех, кто верит. Он только говорит, что эти знамения должны сопровождать их, - так это и было. Он не обещал, что знамения продлятся пять, пятьдесят, сто или пятьсот лет. Он просто сказал, что они должны сопровождать их, и знамения были даны и сопровождали не только апостолов, но и всех верующих. Они подкрепляли сказанное верующими, где бы они ни высказывались. Это не было ничем иным, как свидетельством, и я нисколько не сомневаюсь, что в даровании этих знамений, сопровождающих Слово, была явлена высшая мудрость, но не менее мудрым было и прекращение их действия. Я уверен, что при настоящем гибельном состоянии христианства эти внешние знамения, в которых уж нет такой нужды, принесли бы вред. Несомненно, их прекращение свидетельствует о нашей греховности и низком нравственном состоянии. Вместе с этим его отказ дать эти знамения своему народу в то время, когда они не принесли бы ему ничего, кроме вреда, и могли бы опорочить его нравственную славу, было проявлением милосердия.
Но не стоит сейчас углубляться в причины такого приговора - достаточно сказать, что эти знамения действительно были даны. “Будут изгонять бесов; будут говорить новыми языками; будут брать змей; и если что смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здоровы”. Таким образом был нанесен удар обильному источнику зла в этом мире (теперь миру явлено щедрое милосердие Бога), было дано действенное свидетельство благодеяний божественного милосердия, которое спасало бодрствующих по всей земле. И это, я думаю, характеризует служение. Кроме того, еще остается выразительная часть этого заключения, которое, осмелюсь заявить, не мог написать никто, кроме Марка. Несомненно, Святой Дух был истинным автором всего, что написал Марк; и, несомненно, заключительная часть евангелия подходит именно здесь, и нигде больше. Если вы уберете эти стихи {Прим. ред.: т.е. стихи 9-20}, то оставите евангелие без завершающей части. Приняв эти стихи как творение Бога, вы получите, я повторяю, заключение, которое созвучно с истинно божественным евангелием; и не только это - здесь вы имеете божественное заключение для евангелия по Марку, а не для какого-либо другого. Это заключение не подойдет ни к какому другому евангелию, кроме как евангелию по Марку, ибо заметьте, что говорит Дух Бога в самом конце. “И так Господь, после беседования с ними, вознесся на небо”. Вы можете подумать, что теперь Христос почиет на небесах, так как Он выполнил свое дело на земле, да еще таким совершенным образом, тем более что далее говорится: “И воссел одесную Бога”. Если здесь так говорится о положении Христа, тем более можно предположить, что теперь ему настало время отдохнуть, ибо Он завершил свое дело. Но это не так. Поскольку евангелие по Марку подчеркнуто говорит об Иисусе как о слуге Бога, то, и покоясь в славе, Он все еще остается слугой. Очевидно, поэтому здесь написано, что отправившись со своей миссией, они должны были приняться за работу, которую заповедовал им совершить Господь: “Они пошли и проповедывали везде”, ибо таковы масштабы евангелия по Марку. “Они пошли и проповедывали везде, при Господнем содействии и подкреплении слова последующими знамениями”. Таким образом, Марк, и никто более, дает нам самое подробное описание, все детали которого от начала до конца согласованы. Разве мог бы фальсификатор евангелия придерживаться той смелой мысли, что Господь содействовал им, если любое другое слово намекает на то, что Он находился тогда по крайней мере в состоянии покоя?
Итак, мы бегло рассмотрели евангелие по Марку и увидели, что здесь в первую очередь говорится о введении Господом в свое служение тех, кому было поручено необычное дело до его прихода, - речь идет об Иоанне крестителе. И теперь, когда Он воссел справа от Бога, мы обнаруживаем, что Господь, как сказано о нем, содействовал апостолам. Предположение, что стихи начиная с девятого и до конца достоверны, но не принадлежат перу Марка, кажется мне самым неудачным из всех возможных предположений.
Да благословит Он свое собственное Слово и представит нам здесь еще одно подтверждение того, что если и найдется какой-либо отрывок, в котором мы более отчетливо, чем в других, ощущаем божественную руку, то это именно его отрывок, и не даст нам его отвергнуть выражением своего неверия! Я не знаю, где во всем евангелии можно встретить другой такой отрывок, характерный для его автора, чем тот, который человек с присущей ему опрометчивостью пытается выкорчевать из той почвы, на которой Бог взрастил его. Но, дорогие друзья, эти слова принадлежат не человеку. Каждое растение, посаженное не небесным Отцом, следует выкорчевать. Данное же растение не выкорчевать никогда - оно будет жить вечно, что бы ни сказали о нем великие или малые человеческие умы.