Евреям
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 1.200+ магазинах используют уже более 5.000.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Послание к Евреям

В Писаниях нет другой такой книги, об авторе которой велось бы столько споров и богодухновенность которой была бы столь бесспорной.
Конибеар и Хаусон

Оглавление

Глава 9; Глава 10; Глава 11; Глава 12; Глава 13.

Глава 9

В. Превосходство жертвы Христа над жертвоприношениями Ветхого Завета (9,1 - 10,18)

9,1 В стихе 8,3 автор вскользь упомянул тот факт, что у каждого первосвященника должно быть что-то, что он мог бы принести в жертву. Теперь же он переходит к обсуждению жертвы нашего великого Первосвященника и сравнивает ее с жертвами ВЗ. В качестве вступления к этой теме он делает краткий обзор устройства скинии собрания и правил поклонения.
9,2 Скиния собрания была сооружением, напоминающим палатку, в котором Бог обитал среди израильтян начиная с того времени, когда они расположились лагерем у горы Синай, и вплоть до построения храма. Территория вокруг скинии называлась внешним двором. Она была огорожена забором, который состоял из бронзовых столбов с натянутым между ними полотном.
Входя во двор скинии через ворота на востоке, израильтянин подходил к жертвеннику всесожжений, где убивали и сжигали жертвенных животных, потом к умывальнику - большой бронзовой емкости, наполненной водой, где священники омывали руки и ноги.
Скиния была приблизительно 14 метров длиной, 5 метров шириной и 5 метров высотой. В ней было два отделения. Первое - святилище длиной в 9 метров, второе - Святое святых длиной 5 метров.
Сама палатка представляла деревянный остов, покрытый покрывалами из козьей шерсти и шкур животных, защищавших от непогоды. Эти покрывала образовывали потолок и заднюю и боковые стены палатки. Вход в скинию закрывала вышитая завеса.
В святилище стояли:
1. Стол хлебов предложения, на котором лежали двенадцать хлебов, символизировавших двенадцать колен Израиля. Эти хлебы назывались хлебами предложения, потому что клались пред лицом Бога.
2. Золотой светильник с семью устремленными вверх ветвями, на которых стояли лампады.
3. Золотой алтарь курений, на котором утром и вечером сжигалось святое курение.
9,3 За второй завесой находилось Святое святых. Здесь Бог являл Себя в ярко сиявшем облаке. Это было единственное место на земле, где к Нему можно было приблизиться с кровью примирения.
9,4 Во втором отделении изначальной скинии стоял ковчег завета - большой деревянный ящик, обложенный со всех сторон золотом. Внутри ковчега находились золотой сосуд с манной, жезл Аарона расцветший и две скрижали закона. (Позже, когда был возведен храм, в ковчеге не было ничего, кроме скрижалей закона; см. 3 Цар. 8,9.) Стих 4 говорит, что в Святом святых была и золотая кадильница. Греческое слово, переведенное как "кадильница", может обозначать или алтарь курений (согласно Исход 30,6, он стоял в святилище), или же кадильницу, в которой первосвященник переносил курения. Второе в данном случае более вероятно. (Слово "thumiaterion" означает вещь или место для сжигания курений.)
Автор почитал курильницу принадлежностью Святого святых, потому что первосвященник вносил ее туда с алтаря курений в святилище в День примирения.
9,5 Золотая крышка ковчега была известна как очистилище. На ней располагались две золотые фигуры, известные как херувимы. Они стояли лицом к лицу, с распростертыми крыльями, с головами, склоненными над крышкой ковчега.
На этом автор заканчивает свое краткое описание. Цель его - не вдаваться во все подробности, а сделать общий обзор содержимого скинии и кратко напомнить о заложенной в ней символике приближения к Богу.
9,6 Собираясь сравнить жертву Христа с жертвоприношениями иудаизма, автор должен был прежде всего описать те жертвы, которых требовал закон. Их было очень много, но из всей совокупности он отобрал самые важные, которые приносились в великий День примирения (Лев. 16). Этот спор автор мог выиграть лишь в том случае, если ему удалось бы доказать, что труд Христа превосходит труд первосвященника в этот знаменательный день религиозного календаря израильтян.
Священники имели доступ к первому отделению скинии - к святилищу.
Они постоянно входили туда, исполняя свои ритуальные обязанности. Простым людям доступ в это помещение был закрыт; они должны были оставаться снаружи.
9,7 В Святое святых мог входить только один человек - первосвященник Израиля. И этот человек, единственный из всего народа, единственный из всего колена, единственный из семейства, мог войти туда один раз в год - в День примирения. Когда он входил, он должен был нести сосуд с кровью, которую приносил за себя и за грехи неведения народа.
9,8 C этим действием были связаны глубокие духовные истины. Святой Дух учил, что грех далеко увел человека от Бога, что человек должен приближаться к Богу через посредника и что посредник мог приблизиться к Богу только через кровь жертвы. Это было наглядное подтверждение того, что для поклоняющихся путь в Божье присутствие открыт еще не был.
Это положение сохранялось, пока стояла прежняя скиния. В данном случае предпочтительнее кажется перевод, сделанный Дарби: "Потому что первая скиния все еще имела место".
В годы правления Соломона на смену скинии пришел храм, но она все равно имела место вплоть до смерти, погребения и воскресения Христа. Провозглашаемые ею принципы, как приходить к Богу, оставались в силе, пока завеса в храме не была разорвана надвое.
9,9 Система скинии была образом настоящего времени. Она символизировала что-то лучшее, что еще придет, служила несовершенным образом совершенного труда Христа.
Дары и жертвы никогда не могли сделать поклоняющихся совершенными в совести. Если бы они обеспечивали полное прощение грехов, то совесть приносящего была бы свободна от вины за грех.
9,10 На самом же деле жертвоприношения левитской системы могли решить лишь проблему ритуального осквернения. Они имели отношение лишь к таким поверхностным вещам, как чистые и нечистые яства и питие, ритуальное омовения, которые очищали людей от обрядовой нечистоты, но никак не затрагивали проблемы нравственного осквернения.
Жертвоприношения имели отношение к народу, состоявшему с Богом в отношениях завета. Они были даны, чтобы поддерживать народ в состоянии ритуальной чистоты, необходимой для поклонения. К спасению же или очищению от грехов они не имели никакого отношения. Спасение людям давала их вера в Господа на основании труда Христа, которому еще предстояло совершиться.
Наконец, эти жертвоприношения были временными. Они были установлены только до времени исправления. Они указывали на приход Христа и на Его совершенную жертву. Эра христианства - то самое время исправления, о котором здесь идет речь.
9,11 Христос появился как Первосвященник будущих благ, или непостижимых благословений, которыми Он наделяет всех, принимающих Его. (В греческом критическом тексте записано "которые должны прийти".)
Его святилище - скиния большая и совершеннейшая. Она - нерукотворенная в том смысле, что не сделана из строительных материалов этого мира.
Это небесное святилище, место обитания Бога.

Не в храме несет Он служенье,
Что людские построили руки.
В самих небесах Он служенье несет,
Слух Его небесные ласкают звуки.
В нем тени закона нашли исполненье
И исчезли навеки.

(Томас Келли)

9,12 Наш Господь лишь однажды вошел во святилище. Вознесшись, Он вошел в присутствие Бога, завершив труд искупления на Голгофе. Мы не должны переставать радоваться этим словам: однажды, раз и навсегда. Труд завершен. Хвала Господу! Он принес в жертву Свою Кровь, а не кровь тельцов и козлов. Кровь животных не могла омыть от греха, она имела силу лишь в том, что касалось технических нарушений религиозного ритуала. Ценность же Крови Христа бесконечна, ее силы хватило на то, чтобы омыть от всех грехов всех людей, живших прежде, живущих сейчас и тех, которые будут жить. Конечно, сила эта действенна лишь для тех, кто пришел к Нему с верой. Однако ее очистительный потенциал безграничен.
Своей жертвой Он приобрел вечное искупление. Предшествовавшие Ему священники должны были приобретать искупление ежегодно. Разница здесь поистине огромна.
9,13 Чтобы продемонстрировать различие между жертвоприношением Христа и ритуалами закона, автор обращается к ритуалу с рыжей телицей. Согласно закону, израильтянин, прикоснувшийся к мертвому телу, на семь дней становился ритуально нечистым. Для очищения необходимо было смешать пепел телицы с чистой родниковой водой и окропить оскверненного на третий и седьмой день.
Тогда он становился чистым.
Мэнтл говорит: "Пепел считался средоточием всех существенных свойств жертвы за грех, и к этому средству можно было прибегнуть во все времена со сравнительно малыми трудовыми затратами и без каких-либо потерь времени. Одной рыжей телицы хватало на несколько веков.
Говорят, что за всю историю Израиля потребовалось лишь шесть телиц, потому что даже малого количества пепла было достаточно, для того чтобы придать чистой родниковой воде очищающую силу (Чис. 19,17)". (J. Gregory Mantle, Better Things, p.109.)
9,14 Если пепел телицы обладал силой, чтобы очищать от одной из самых серьезных форм наружного осквернения, то насколько же большей силой обладает Кровь Христа, чтобы очищать от внутренних, самых скверных грехов! Его жертва была принесена Духом Святым вечным. Богословы расходятся во мнении относительно значения этого выражения. Многие истолковывают его как "вечным духом", что говорит о духе добровольности Его жертвоприношения, в отличие от духа принуждения в принесении в жертву животных. Другие считают, что оно означает: "Своим вечным духом". Мы же считаем, что речь здесь идет о Святом Духе; Христос принес жертву в силе Святого Духа.
Эта жертва была принесена Богу.
Христос был беспорочным, безгрешным Агнцем Божьим, нравственное совершенство Которого давало Ему право взять на Себя наши грехи. Требовалось, чтобы жертвенные животные были без единого физического порока; Он же был безукоризнен нравственно.
Его Кровь очищает совесть от мертвых дел для служения Богу живому.
Это не просто физические или ритуальное очищение, а нравственное обновление, очищающее совесть. Оно очищает от всех тех мертвых дел, которые совершают неверующие в попытках самостоятельно заслужить свое очищение. Оно освобождает людей от безжизненных дел для служения живому Богу.
9,15 В предыдущих стихах подчеркивалось превосходство Крови Нового завета над кровью Ветхого. Это подводит к заключению, сформулированному в стихе 15: Христос - Ходатай Нового завета. Вуст поясняет: "Слово "ходатай" (посредник) - перевод термина "mesites", обозначающего того, кто встает между двумя сторонами, чтобы заключить или восстановить мир и дружбу, заключить договор или же ратифицировать завет.
Мессия действует как посредник, или ходатай, между святым Богом и грешным человеком. Своей смертью на кресте Он устраняет препятствие (грех), которое создает дистанцию между человеком и Богом. Когда грешник принимает жертву Мессии, исчезает бремя вины и наказания за грех, узы греха в его жизни порваны, он принимает Божественную природу и дистанция между ним и Богом, исходящая из положения вещей и продиктованная законом, исчезает". (Kenneth S. Wuest, Hebrews in the Greek New Testament, pp. 162-163.)
Теперь все призванные могут получить обещанное вечное наследие. Благодаря труду Христа святые и ВЗ, и НЗ получают вечное спасение и вечное искупление.
Верующим дохристианской эры право на наследство дает тот факт, что Христос умер. Его смерть искупает их от преступлений под законом.
В каком-то смысле Бог спас людей ВЗ "в кредит". Они, как и мы, были оправданы верой. Но тогда Христос еще не умер. Как же Бог мог их спасти? Он спас их на основании того, что, как Он знал, позже совершит Христос.
Они ничего или почти ничего не знали о том, что Христос совершит на Голгофе. Но Бог знал, и когда они уверовали в то откровение, которое Он дал им о Себе, Он зачел им всю значимость труда Христа.
Можно сказать, что за период ВЗ накопился огромный долг преступлений. Своей смертью Христос искупил ветхозаветных верующих от этих преступлений.
Способ, каким Бог спас их благодаря еще только грядущей жертве Христа, получил название "долготерпение грехов". Он описан в Римлянам 3,25-26.
9,16 Упомянутое в стихе 15 наследство напоминает автору, что прежде чем последняя воля и завещание будут утверждены, необходимо предоставить доказательства, что завещатель действительно умер. Обычно бывает достаточно свидетельства о смерти.
9,17 Завещатель мог написать завещание много лет назад и хранить его в сейфе, но в силу оно вступает лишь после его смерти. Пока он живет, его имущество не может быть разделено между теми, кто упомянут в завещании.
9,18 Теперь разговор переключается с завещания человека на Ветхий завет, заключенный Богом через Моисея. Здесь тоже должна иметь место смерть. Потому завет и был скреплен пролитием крови.
В древности любой завет (договор) вступал в силу после смерти жертвенного животного. Кровь служила залогом исполнения всех условий договора.
9,19 Прочитав Израилю законы, Моисей взял кровь тельцов и козлов с водою и шерстью червленою и иссопом и окропил как саму книгу закона, так и весь народ. Эта церемония торжественно скрепила завет.
В Исходе (24,1-11) читаем, что Моисей окропил жертвенник и народ; не упоминается ни окропление книги, ни вода, ни червленая шерсть, ни иссоп.
Эти два описания лучше всего рассматривать как дополняющие друг друга.
Бог, представленный жертвенником, и народ были заключающими договор сторонами. Книга была заветом. Кровь обязывала обе стороны соблюдать условия договора. Люди обещали повиноваться. Господь обещал благословить их за это.
9,20 Кропя кровью, Моисей сказал: "Это кровь завета, который заповедал вам Бог". Этим самым люди отдавали свою жизнь в залог за нарушение закона.
9,21 Подобным же образом Моисей окропил кровью и скинию, и все сосуды, используемые при богопоклонении. Этого ритуала нет в ВЗ. Не упоминается кровь и в описании освящения скинии в Исход (гл. 40). Символическое значение всего этого тем не менее понятно. Все, к чему прикасается грешный человек, осквернено и должно быть очищено.
9,22 Почти все, что было под законом, очищалось кровью. Но были и исключения. Например, когда кто-то поступал в исчисление сынов Израилевых, вместо крови жертвы он мог принести половину сикля "денег выкупа" (Исх. 30,11-16). Монета служила символом выкупа его души, что позволяло ему считаться принадлежащим к народу Божьему. О другом исключении говорится в Левит 5,11, где проблема определенных форм обрядовой нечистоты могла решаться путем принесения в жертву пшеничной муки.
Эти исключения относились к искуплению, или покрытию, греха, хотя, по сути, даже для искупления требовалось пролить кровь. Что же касается прощения грехов, то здесь нет никаких исключений: должна быть пролита кровь.
9,23 В оставшихся стихах главы 9 сравниваются два завета.
Прежде всего, земную скинию следовало очищать кровью быков и козлов.
Как уже говорилось, это было ритуальное очищение. Это было символическое освящение символического святилища.
Небесное святилище было реальностью, земное - лишь его копией. Поэтому оно должно быть очищено лучшими, чем эти, жертвами, то есть жертвами Христа. Использование множественного числа для описания одной жертвы Христа - литературный прием, известный как "множественное число величия".
Может показаться удивительным, что небесное святилище нуждается в очищении. Объяснение этому, возможно, содержится у Иова (15,15): "...небеса не чисты в очах Его". Несомненно, это потому, что именно на небесах сатана совершил первый грех (Ис. 14,12-14), и потому, что и до сих пор он имеет доступ в присутствие Божье как клеветник на братьев (Откр. 12,10).
9,24 Христос вошел не в сделанное руками людей святилище, которое было образом, или символом, истинного, но в самое небо. Там Он предстает ныне за нас пред лицо Божье.
Невозможно понять, как кто-то может пожелать оставить подлинник и вернуться к его копии, как кто-то может оставить великого Первосвященника, несущего служение в небесном святилище, и вернуться к священникам Израиля, которые совершают служение в символической палатке.
9,25 Господь Иисус не приносил многократных жертв, подобно первосвященникам по чину Аарона. Те входили в Святое святых лишь один раз в год - в День примирения и не со своей кровью, а с кровью жертвенных животных.
9,26 Если бы Христос приносил жертву многократно, то и страдать Он тоже должен бы многократно, потому что этой жертвой была Его собственная жизнь. Невозможно себе представить, что Он должен периодически проходить через муки Голгофы все время - от начала мира! И без всякой на то необходимости! Для Нового завета характерны:
1. Однозначная завершенность. Он явился однажды и навсегда. Его дело не нуждается в повторении.
2. Благоприятность времени - Он явил к концу веков, то есть после того как Ветхий завет однозначно проявил несостоятельность и бессилие человека.
3. Совершенство труда - Он явился для уничтожения греха. Ударение здесь на слове "уничтожение". Ежегодное искупление утратило свой смысл. Его сменило вечное прощение.
4. Принесение в жертву Себя - грех Он уничтожил Своей жертвой.

В Своем теле Он понес заслуженное нами наказание
Взвалив на плечи мой позор, осыпаемый грубой бранью,
На крест Он взошел за меня.
Прощенье мое Он скрепил Своей Кровью.
Аллилуйя! Спасителю пой, вся земля!

(Филипп П. Блисс)

9,27 Создается впечатление, что в стихах 27 и 28 Новый завет вновь противопоставляется Ветхому. По закону людям положено однажды умереть, а потом суд. Закон дан людям, которые уже были грешными и не могли исполнять его в совершенстве. Таким образом, он стал средством осуждения для всех, кто находился под ним.
9,28 В основе Нового завета лежит безграничная жертва Христа: Он принес Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих. Дальше говорится о благословенной надежде на Его близкое возвращение: во второй раз Он явится для ожидающих Его. Но вернется Он не для того, чтобы разрешить проблему греха; этот труд Он завершил на кресте. Он придет, чтобы взять Свой народ домой на небеса. Это будет кульминационным пунктом их спасения; они получат прославленные тела и навсегда станут недосягаемы для греха.
Словосочетание "ожидающие Его" описывает всех истинных верующих.
Все, кто принадлежит Господу, с нетерпением ожидают Его возвращения, хотя и могут расходиться во мнении о точной последовательности событий при Его возвращении.
Библия нигде не учит, что в момент восхищения на небеса будет взята лишь определенная группа особо духовных христиан. Об участниках восхищения она говорит как о мертвых во Христе, так и о нас, оставшихся в живых (1 Фес. 4,16-17); под этим подразумеваются все истинные верующие - мертвые и живые. В 1 Коринфянам (15,23) об участниках восхищения сказано как о Христовых.
Неоднократно указывалось, что в стихах 24-28 упоминаются три явления Христа.
Стих 26: Он явился. Это относится к Его первому приходу, когда Он пришел, чтобы спасти нас от наказания за грех (прошедшее время спасения).
Стих 24: Он явится ныне. Здесь подразумевается Его теперешнее служение в присутствии Бога, цель которого - спасти нас от власти греха (настоящее время спасения).
Стих 28: Он явится. Здесь говорится о Его скором возвращении, когда Он спасет нас от присутствия греха (будущее время спасения).

Глава 10

10,1 Закон был лишь тенью будущих благ. Он указывал на Личность и труд Христа, но не мог заменить собой реальность. Предпочесть закон Христу равносильно тому, как если бы кто-то предпочел портрет изображенному на нем человеку. Это прямое оскорбление Его величия! О немощности системы закона свидетельствует тот факт, что жертвоприношения должны были постоянно повторяться. Это повторение выявляло их полную неспособность удовлетворить требования святого Бога. Обратите внимание на выражения, использованные для описания этого бесконечного повторения: одни и те же жертвы, каждый год постоянно приносимые.
Жертвы были абсолютно неспособными сделать поклоняющихся совершенными, то есть дать им чистую совесть в том, что касалось греха. Израильтянам не было знакомо осознание того, что они навсегда очищены от вины за грех. Они не познали, что такое спокойная совесть.
10,2 Если бы жертвы полностью и окончательно освободили их от греха, то разве не перестали бы они ежегодно проделывать путь к скинии или храму? Регулярное повторение жертвоприношений ставило на жертвах клеймо неэффективности. Человека, который для продления жизни должен каждый час принимать лекарство, вряд ли можно назвать исцеленным.
10,3 Вместо того чтобы успокаивать совесть, левитская система одним болезненным ударом пробуждала ее каждый год. За прекрасным обрядом Дня примирения скрывалось ежегодное напоминание, что грехи только покрыты, но не уничтожены.
10,4 Кровь тельцов и козлов была просто не в силах уничтожить грех.
Как уже говорилось, эти жертвы решали проблему только ритуальных грехов. Они давали определенное ритуальное очищение, но ни в коей мере не могли стать искуплением за развращенную природу человека или его злые дела.
10,5 Немощи левитских жертв противопоставляется величие жертвы Христа. В качестве вступления нам позволено услышать монолог Спасителя в момент Его воплощения. Цитируя Псалом 39, Он говорит о неудовлетворенности Бога жертвами и дарами Ветхого завета. Бог Сам учредил эти жертвы, но, тем не менее, они не были Его конечной целью. Они предназначались не для уничтожения грехов, а для указания на Агнца Божьего, Который возьмет на Себя грех мира. Мог ли Бог найти удовлетворение в реках крови животных или в горах их трупов? Другая причина недовольства Бога заключалась в уверенности людей, полагающих, что угождают Ему, соблюдая обряды, хотя в их сердцах царили грех и развращение. Многие из них участвовали в жертвоприношениях без покаяния или сокрушения. Они думали, что могут умиротворить Бога, принеся Ему в жертву животных, в то время как Он жаждал жертвы раскаявшегося сердца. Они не понимали, что не образы для Бога самое главное! Неудовлетворенный прежними жертвами, Бог уготовил Своему Сыну человеческое тело, которое было неотъемлемой частью Его человеческой жизни и природы. Это, конечно же, говорит о непостижимом чуде воплощения, когда вечное Слово стало плотью, чтобы, как Человек, умереть за людей.
Интересно, что в словах "тело уготовал Мне", взятых из Псалма 39,7, есть еще два оттенка значения. В Псалме написано: "Ты отрыл мне уши", или же другой вариант: "Ты пронзил мне уши". Открытое ухо, конечно же, указывает, что Мессия всегда был готов принять указания Божьи и немедленно им повиноваться. Пронзенное ухо может указывать на раба-еврея (Исх. 21,1-6), чье ухо пронзалось шилом в знак того, что он добровольно навечно связывал себя договором со своим хозяином. В Своем воплощении Спаситель, по сути, сказал: "Я люблю Моего Господина... Я не пойду на волю".
10,6 Продолжая цитировать Псалом 39, Мессия повторил, что Богу неугодны всесожжения и жертвы за грех. Животные становились жертвами против своего желания, кровь их не могла дать очищение. Да эти жертвы никогда и не были конечной целью Бога. Это символы и тени, ожидавшие жертвы Христа. Сами по себе они не имели никакой ценности.
10,7 Что Богу действительно было угодно, так это готовность исполнять волю Божью, независимо от того, чего это будет стоить. Свою готовность повиноваться Христос доказал, принеся Себя в жертву. Произнеся эти слова, Господь напомнил, что от начала и до конца ВЗ все свидетельствовало о том, что Он с радостью и от всего сердца исполнял волю Божью.
10,8 В стихах 8-10 автор раскрывает духовное значение этого монолога. Он рассматривает его как уход в отставку старой системы жертвоприношений и вступление в силу" одной совершенной, полной и окончательной жертвы Иисуса Христа.
Он снова в сжатой форме повторяет цитату из Псалма 39, чтобы подчеркнуть, что Бог не благоизволил жертв, которые приносятся по закону.
10,9 Автор придает особое значение тому факту, что сразу же после объявления о неудовлетворенности Бога старым Мессия делает шаг вперед, готовый делать то, что будет угодно Его Отцу.
Вывод: Он отменяет первое, чтобы постановить второе, то есть Он убирает старую систему жертв, которую требовал закон, и вводит Свою собственную великую жертву за грех. Завет закона исчез за кулисами, на сцену вышел Новый завет.
10,10 По воле Божьей, которой Иисус был безоговорочно послушен, освящены мы единократным принесением тела Иисуса Христа.
Джордж Ландус пишет: "Это - освящение нашего положения, о котором идет речь во всем Послании к Евреям, за исключением 12,14, и которое относится ко всем верующим (1 Кор. 6,11), а не только к горсточке "высокодуховных" христиан. Оно совершено по воле Бога и жертвою Христа. Мы отделены от мира Богом, к Богу и для Бога. Это освящение не следует путать с постепенным трудом Духа Божьего в верующем через Слово (Ин. 17,17-19; 1 Фес. 5,23)". (George M. Landis, Epistle to the Hebrews: On to Maturity, p. 116.)
10,11 Теперь служение всякого священника по чину Аарона сравнивается со служением Христа. Первый ежедневно стоял при исполнении своих обязанностей. В скинии и храме не было ни одного стула. Священник никогда не мог обрести покой, труд его никогда не заканчивался. Он многократно приносил одни и те же жертвы. Это была бесконечная процедура, не затрагивавшая грех, не облегчавшая совесть.
Эти жертвы никогда не могли истребить грехов. "Хотя Аарон, - пишет А. Б. Брюс, - и был важным действующим лицом в левитской системе, в действительности он выполнял тяжелую и монотонную работу, бесконечно совершая обряды, проку от которых было очень немного". (Alexander Balmain Bruce, The Epistle to the Hebrews: The First Apology for Christianity, p. 34.)
10,12 Наш благословенный Господь принес одну единственную жертву за грехи. Другой никогда уже не понадобится!

Ни крови нет, ни жертвенника -
Жертва уже принесена!
Ни огня нет, ни дыма,
Не льется больше кровь агнцев.
Ведь пролилась Кровь благороднее той,
Отмыв самые ужасные пятна,
Подарив душе покой.

(Гораций Бонар)

Завершив труд искупления, Он навсегда воссел одесную Бога. В зависимости от положения запятой, этот стих можно прочитать так: Он принес "одну жертву за грехи навсегда" или: Он "навсегда воссел". Оба варианта правильны, но мы склонны считать, что всетаки следует принять второе толкование. Он воссел навсегда, потому что неимоверные требования для искупления греха были удовлетворены навсегда. Он воссел одесную Бога, на месте, которое говорит о чести, власти и влиянии.
Кто-то может возразить, что Он не мог воссесть навсегда, потому что однажды поднимется для суда. Здесь, однако, нет никакого противоречия. В том, что касается принесения жертвы за грех, Он воссел навсегда. В том, что касается суда, Он воссел не навечно.
10,13 Он ждет, доколе враги Его будут положены в подножие ног Его, ждет того дня, когда перед Ним преклонится всякое колено и каждый язык признает Его Господом в славе Отца (Флп. 2,10-11).
10,14 Всепревосходящая ценность Его приношения видна и в том, что им Он навсегда сделал совершенными освящаемых. Освящаемые здесь - все, кто был отделен от мира для Бога, то есть истинные верующие. Совершенство их имеет два аспекта. Во-первых, они стали совершенны в том, что касается их положения перед Богом; перед Отцом они стоят, облеченные в совершенство Его возлюбленного Сына.
Во-вторых, они обрели совершенную совесть в том, что касается вины и наказания за грех; они знают, что цена заплачена сполна и что Бог не будет требовать платы во второй раз.
10,15 Дух Святой тоже свидетельствует о том, что в Новом завете проблема греха будет решена раз и навсегда. Он свидетельствует об этом через ветхозаветные Писания.
10,16 У Иеремии (31,31) Господь обещает заключить Новый завет со Своим избранным земным народом.
10,17 Далее, в этом же предложении, Он добавляет: "...и грехов их и беззаконий их не воспомяну более". Поразительно, что у Иеремии (31,34) записано это обещание полного и окончательного прощения грехов; и тем не менее, некоторые из живших в те дни, когда это обещание начало исполняться, были склонны вернуться к бесконечным жертвоприношениям иудаизма.
10,18 Обещание прощения при Новом завете означает, что уже не нужно приношение за грехи. Словами "не нужно приношение за них (грехи)" автор завершает раздел Послания, который можно было бы назвать доктринальным . Он хочет, чтобы эти слова звучали в нашем разуме и сердце, когда он будет стараться раскрыть перед нами наши практические обязанности.

III. Предостережение и увещания (10,19 - 13,17)

А. Предостережение не презирать Христа (10,19-39)

10,19 Во времена ВЗ народ должен был оставаться на расстоянии от святилища; теперь, во Христе, мы приблизились к нему посредством Крови, пролитой на кресте. Поэтому нас приглашают входить.
Данное наставление предполагает, что теперь все верующие стали священниками, поскольку нас призывают иметь дерзновение входить во святилище посредством Крови Иисуса. При иудаизме простому народу был запрещен вход во святилище и Святое святых; в первую комнату могли входить только священники, во вторую - только первосвященник. Теперь все изменилось.
У Бога больше нет особого места, где к Нему могла приблизиться лишь особая каста людей. Вместо этого все верующие в любое время на любом месте могут войти в Его присутствие верою.

За завесу Бог зовет меня войти
По новому, живому, сияющему пути;
Не стоит мне больше дрожать -
Могу с дерзновеньем ступать.
И там, у ковчега в Святая святых,
Пред Богом, создавшим весь мир,
Во Христе имею я право предстать.

(Неизвестный автор)

Мы приходим к Нему путем новым и живым. "Новый" здесь, должно быть, имеет значение "только что проложенный". "Живой", как нам кажется, указывает на воскресшего Иисуса, на живого Спасителя.
10,20 Он открыл нам этот путь через завесу, то есть плоть Свою. Из этого ясно, что завеса между двумя отделениями скинии была прообразом тела нашего Господа. Для того чтобы нам получить доступ в присутствие Божье, завеса должна была разорваться, то есть тело Его должно быть сломленным в смерти. Это напоминает нам о том, что к Богу мы можем приблизиться не благодаря безгрешной жизни Христа, а благодаря Его заместительной смерти. Войти мы можем лишь через смертельные раны Агнца.
Всякий раз, входя в присутствие Бога в молитве и поклонении, будем помнить, что за эту привилегию была заплачена огромная цена.
10,21 Мы не только можем с уверенностью входить в присутствие Бога; у нас есть и великий Священник над домом Божьим. Хотя мы и священники, нам все равно нужен Первосвященник. Христос - наш великий Первосвященник, и Его служение в настоящее время является гарантией, что мы всегда будем радушно приняты Богом.
10,22 Да приступаем. Это - купленная Кровью привилегия каждого верующего. Невозможно описать, как это чудесно - получить аудиенцию, но не у знаменитостей этого мира, а у Царя вселенной! Насколько мы дорожим этим приглашением, видно из нашего на него отклика.
Здесь приводятся четыре черты духовного облика христианина, вступающего в тронный зал.
1. С искренним сердцем. Народ израильский приближался к Богу своими устами и чтил Его языком, сердце же их зачастую было далеко от Него (Мф. 15,8). Мы же должны приходить к Нему искренне.
2. С полною верою. Мы приближаемся с глубокой верой в обещания Божьи и твердой уверенностью, что встретим милостивый прием.
3. Кроплением очистив сердца от порочной совести. Это может совершить лишь рожденный свыше. Когда мы вверяемся в руки Христа, на наш счет заносится вся ценность Его Крови. В переносном смысле мы окропляем ею свои сердца, так же как израильтяне окропляли свои двери кровью пасхального агнца. Это избавляет нас от порочной совести.
Мы можем свидетельствовать:

Совесть нас больше не осуждает:
Ведь Его драгоценная Кровь
Омывает уверовавших и очищает.
В глазах Бога мы белоснежно чисты.

(Фрэнсис Бивен)

4. Омыв тело водою чистою. Здесь снова метафора. Под чистой водой подразумевается или Слово (Еф. 5,25-26), или Святой Дух (Ин. 7,37-39), или Святой Дух, использующий Слово для очищения нашей жизни от ежедневного осквернения. Смертью Христа мы раз и навсегда очищены от великой вины греха, Дух же через Слово постоянно очищает нас от осквернения грехом (см. Ин. 13,10).
Таким образом, четыре качества, необходимые для вступления в Божье присутствие, мы можем кратко описать как искренность, уверенность, спасение и освящение.
10,23 Второе увещание - неуклонно держаться исповедания упования.
Ничто не вправе отвратить нас от неизменного исповедания, что наша единственная надежда - на Христа.
Верен Обещавший. Это напоминание тем, перед кем стояло искушение отказаться от будущих невиданных благословений христианства ради видимых выгод иудаизма в настоящем.
Его слово верно, никто из доверившихся Ему никогда не разочаруется.
Спаситель придет, как и обещал, и Его народ будет с Ним и уподобится Ему навеки.
10,24 Нам также необходимо постоянно искать возможности для поощрения других верующих проявлять любовь и совершать добрые дела. В НЗ любовь - не эмоции, а совершаемый усилием воли поступок. Любить нам заповедано, поэтому мы можем и должны это делать. Любовь - корень, добрые дела - плод. Своим примером и своим учением мы должны поощрять других верующих вести такой же образ жизни.

Полные любви сердца - как сады,
Где на корне любящих мыслей,
Любящих слов расцветают цветы
И приносят плоды дел любви.

10,25 Также нам следует продолжать собираться вместе, мы не должны оставлять своего поместного собрания, как делают некоторые. Эти слова можно рассматривать как общее увещание для всех верующих регулярно посещать церковь. Вне всякого сомнения, коллективные поклонения и служения даруют нам силу, утешение и духовную пищу.
Но этот стих можно расценить и как ободрение для христиан, живущих во времена гонений. В такие периоды велико искушение отгородиться от всех и стать тайным учеником, чтобы избежать ареста, позора и страданий.
По сути, этот стих предостерегает против вероотступничества. Оставить поместную общину - здесь означает отвернуться от христианства и вернуться к иудаизму. Во времена, когда писалось письмо, такое уже случалось и не раз. Необходимо было увещевать друг друга, особенно ввиду близости возвращения Христа. Когда Он придет, все увидят, что гонимые, презираемые верующие стоят на стороне Победителя. Но до тех пор им необходимы стойкость и выносливость.
10,26 Здесь автор излагает свое четвертое суровое предупреждение. Как и в предыдущих случаях, это предупреждение направлено против греха вероотступничества, названного здесь преднамеренным грехом. Как уже говорилось, среди христиан царит значительное разногласие по вопросу о истинной природе этого греха. Суть их вкратце можно свести к вопросу, кто имеется здесь в виду: 1. Истинные христиане, намеренно оставляющие Бога и потому идущие в погибель? 2. Истинные христиане, которые уходят с истинного пути, но, тем не менее, спасены? 3. Те, кто какое-то время заявляет о своей принадлежности к христианству, посещает церковь, но потом преднамеренно отворачивается от Христа? Они никогда не были рождены свыше, а теперь никогда и не будут.
Независимо от того, какого мнения мы придерживаемся, мы сталкиваемся с определенными трудностями. Лично мы считаем, что правильна третья точка зрения, потому что она в большей мере, чем другие, соответствует общему учению Послания к Евреям и всего НЗ.
Здесь, в стихе 26, о вероотступничестве говорится как о преднамеренном согрешении после получения познания истины. Это напоминает об Иуде, человеке, слышавшем Евангелие. Он знал все о пути спасения; он даже делал вид, что принял его, но потом сознательно его отверг.
Для такого человека не остается более жертвы за грех. Он решительно и окончательно отверг жертву Христа, принесенную однажды и навсегда. У Бога нет другого пути спасения, который Он мог бы ему предложить.
В определенном смысле преднамерен всякий грех, но здесь автор говорит о вероотступничестве как о преднамеренном и чрезвычайно серьезном грехе.
То, что автор использует здесь местоимение "мы", еще не означает, что он включает в это число и себя. В стихе 39 он со всей определенностью отмежевывается от тех, кто катится в погибель.
10,27 Когда нет никакой надежды на избавление, не остается ничего, кроме страшного ожидания суда. Вероотступника обновить покаянием невозможно (6,4). Он добровольно и вполне осознанно отделил себя от Божьей благодати во Христе. Ему уготована ярость огня, готового пожрать противников. Бессмысленно спорить, настоящий это огонь или символ чегото. Слова здесь подобраны с явным намерением создать образ ужасающе сурового наказания.
Обратите внимание, что Бог зачисляет вероотступников в число Своих противников. Это говорит не просто о нейтралитете, а о враждебности их позиции по отношению к Христу.
10,28 В качестве фона для еще более ужасной участи вероотступника приводится страшная участь преступившего закон в ВЗ. Тот, кто нарушал закон Моисея и уклонялся в идолопоклонство, беспощадно наказывался смертью, если его вина была доказана показаниями двух или трех свидетелей (Втор. 17,2-6).
10,29 Вероотступник будет сочтен достойным еще более сурового наказания, потому что обладал большими привилегиями. Вся чудовищность его греха отображена в трех выдвинутых против него обвинениях:
1. Он попирает Сына Божьего. Некогда объявив себя последователем Иисуса, теперь он нагло заявляет, что не хочет иметь с Ним ничего общего. Он отрицает, что нуждается в Христе как Спасителе и решительно отвергает Его как Господа.
В Японии есть распятие, которым пользовалось правительство во времена гонений на христиан. Это распятие клали на землю, и каждый должен был наступить на лицо Распятого. Нехристиане делали это без всяких колебаний, истинные христиане отказывались и умирали.
Говорят, лицо Иисуса стерлось и покрылось грязью от множества ног, топтавших его.
2. Он не почитает за святыню Кровь завета, которою освящен.Кровь Христа, скрепившую Новый завет, он почитает бесполезной и несвятой. Этой Кровью ему было даровано много внешних привилегий.
Благодаря общению с христианами он был освящен так же, как освящен неверующий муж, жена которого христианка (1 Кор. 7,14). Но это не означает, что он был спасен.
3. Он оскорбляет Духа благодати. Дух Божий дал ему понимание Благой Вести, обличил во грехе, указал на Христа как на единственное убежище для его души. Но он оскорбил милосердного Духа своим полным презрением к Нему и предлагаемому Им спасению.
10,30 Преднамеренное отречение от возлюбленного Сына Божьего - грех колоссальной величины. Бог сурово осудит всех виновных в нем. Он сказал: "У Меня отмщение, Я воздам" (см. Втор. 32,35). Отмщение здесь означает полную справедливость. Когда это слово используется применительно к Богу, в нем нет и намека на мстительность или сведение счетов. Это просто воздаяние по заслугам. Зная характер Бога, мы можем быть уверены, что Он сделает все так, как сказал, и отплатит вероотступнику по справедливости.
И еще: Господь будет судить народ Свой. Господь отомстит и воздаст за тех, кто действительно Ему принадлежит, но здесь, в стихе 30, речь, несомненно, идет о суде над нечестивыми.
Если то, что вероотступники здесь названы Его народом, для кого-то представляет проблему, то необходимо вспомнить, что они принадлежат Ему по праву творения, да и сами они какое-то время об этом заявляли. Он - их Создатель, хотя и не Искупитель, и когда-то они говорили, что принадлежат Ему, хотя и не познали Его лично.
10,31 Урок для всех на все времена: не будьте в числе тех, кто попадет в руки Бога для суда, ибо это страшно! Эти слова Писания написаны отнюдь не с целью внести сумятицу и беспокойство в разум тех, кто поистине принадлежит Христу. Они умышленно написаны в столь резком, вызывающем, беспощадно откровенном стиле, чтобы предупредить всех исповедующих имя Христа об ужасных последствиях ухода от Него.
10,32 В оставшихся стихах главы 10 автор называет три веские причины, почему первые еврейские христиане должны быть непоколебимы в своей преданности Христу.
1. К этому их должно побуждать пережитое.
2. Близость награды должна дарить им новые силы.
3. Страх вызвать Божье недовольство должен удержать их от возвращения назад.
Итак, прежде всего, к преданности их должно побуждать уже пережитое.
Заявив о своей вере в Христа, они превратились в мишень ожесточенных гонений; семьи отреклись от них, друзья их оставили, враги их преследовали. Но вместо того чтобы породить в их сердцах трусость и страх, страдания только укрепили их в вере. Несомненно, в какой-то мере они испытали восторг от сознания, что их сочли достойными понести бесчестье за имя Христа (Деян. 5,41).
10,33 Иногда переносить страдания им приходилось в одиночку, когда кто-то один выставлялся на посмеяние для всеобщего надругательства и оскорблений. В других случаях они страдали вместе с прочими христианами.
10,34 Они не боялись посещать узников, страдавших за имя Христа, хотя была велика опасность, что их накажут как соучастников.
Когда власти конфисковали их имущество, они приняли это с радостью.
Верность Иисусу они предпочли своему материальному имению. Они знали, что у них есть "наследство нетленное, чистое, неувядающее" (1 Пет. 1,4).
Подобное отношение, так мало ценившее земное богатство, было поистине чудом Божественной благодати.
10,35 Автор называет и вторую причину их преданности: близость воздаяния. Пройдя через такие великие испытания, они не могли сдаться теперь.
По сути, автор пишет: "Не упустите плоды ваших слез" (Ф. Б. Мейер). Сейчас они были ближе к исполнению Божьего обетования, чем когда-либо еще.
Поворачивать назад было бы глупо.
Филиппс так перевел этот стих: "Не отрекайтесь от вашей надежды теперь - она несет с собой великую награду в грядущем мире".
10,36 Больше всего они нуждались в терпении, решимости переносить гонения, а не пытаться от них укрыться ценой отречения от Христа. Ведь, исполнив волю Божью, они получат обещанную награду.
10,37 Эта будущая награда придет одновременно с возвращением Господа Иисуса; потому здесь и цитируется Аввакум (2,3): "Ибо еще немного, очень немного, и Грядущий придет и не умедлит". У Аввакума этот стих гласит: "Ибо видение относится еще к определенному времени и говорит о конце и не обманет; и хотя бы и замедлило, жди его, ибо непременно сбудется, не отменится".
Винсент так пишет об этом изменении: "В древнееврейском тексте место подлежащего в предложении занимает видение истребления халдеев... В тексте же Септуагинты в качестве подлежащего должен выступать или Господь, или Мессия. Поздние иудейские богословы относили эти слова к Мессии, что и было перенято автором Послания". (Marvin Vincent, Word Studies in the New Testament, II:1150.)
А. Дж. Поллок комментирует: "И слова ВЗ, и измененная цитата в НЗ одинаково богодухновенны и в равной мере входят в Писание. "Оно" Аввакума относится к видению и связано с возвращением Христа для установления Своего Царства. В Послании к Евреям "оно" превращается в "Он" и относится к восхищению".
Затем он делает несколько более общих замечаний на эту тему: "Когда какой-то автор, под водительством Духа, цитирует ВЗ, из всего стиха он берет ровно столько, сколько необходимо для достижения целей Божественного Разума, при этом никогда не противореча данному стиху, но часто изменяя его, чтобы передать значение стиха ВЗ не дословно, а полнее раскрывая то, что Святой Дух намеревается сказать в НЗ. Никто, кроме Бога, не вправе так обращаться с Писанием. Тот факт, что Он делает так, и притом довольно часто, служит еще одним доказательством богодухновенности Слова. Бог - Автор Библии, и Он может цитировать Свои СОБСТВЕННЫЕ слова, изменять их и добавлять к ним то, что служит достижению Его целей. Если же Писание цитирует кто-то из нас, делать это мы должны с великой точностью. Мы не имеем права изменять в нем ни единой точки. Автор же Книги вправе сделать это. Не имеет особого значения, чье перо Он при этом использует: Моисея или Исаии, Петра или Павла, Матфея или Иоанна - все это Его произведение". (A. J. Pollock, Modernism Versus the Bible, p. 19.)
10,38 Последний стимул к стойкому долготерпению - страх перед недовольством Божьим. Продолжая цитировать Аввакума, автор показывает, что жизнь, угодная Богу, - эта жизнь веры: праведный верою жив будет. (В греческом критическом тексте записано: "Мой праведный".) Это та жизнь, которая высоко ценит Божьи обетования, видит невидимое, стойко стоит до самого конца.
Напротив, жизнь, неугодная Богу, - жизнь отречения от Мессии и возврата к отжившим жертвоприношениям в храме; если кто поколеблется, не благоволит к тому душа Моя.
10,39 Автор тут же отделяет себя и других верующих от колеблющихся на погибель. Он разделяет вероотступников и истинных христиан. Одни отступают от веры и погибают. Искренние христиане стоят в вере и, таким образом, сохраняют свои души от гибели, уготованной отступникам.
Этим упоминанием веры автор закладывает основу для более подробного обсуждения жизни, угодной Богу.
Таким образом, мы подошли к известной одиннадцатой главе.

Глава 11

Б. Увещание к вере на примерах Ветхого Завета (Гл. 11)

11,1 Главная тема этой главы - проницательность и стойкость веры. Она указывает нам на людей из ВЗ, обладавших отменным духовным зрением, которые прошли через невероятные посрамления и страдания, но не отреклись от веры.
Конечно, в стихе 1 дана не четкая дефиниция веры, а описание того, что вера делает для нас. Благодаря ей ожидаемое становится таким же реальным, как если бы мы им уже обладали; она порождает непоколебимую уверенность в реальности и несомненности невидимых духовных благословений христианства. Другими словами, она приносит будущее в настоящее и невидимое делает видимым.
Вера - уверенность в том, что на Бога можно положиться. Это убежденность, что все сказанное Богом - правда и все обещанное Им - сбудется.
Вере необходимо основание - какое-то откровение Божье, какие-то Его обетования. Она отнюдь не шаг в неизвестность. Она требует представления самых непоколебимых доказательств во вселенной и находит их в Слове Божьем. Она не ограничивается лишь возможным, а вторгается и в мир невозможного. Кто-то сказал: "Вера начинается там, где заканчивается возможное". Если это возможно, то в нем нет места для славы Божьей.

Вера, могучая, на Бога взирающая вера
Улыбнется, услышав: "Это невозможно!"
Слово Божье правдиво, верно, абсолютно надежно,
Все, что Он обещал, исполнится в срок!

(Неизвестный автор)

В жизни веры тоже есть трудности и проблемы. Бог пропускает нашу веру через горнило суровых испытаний, чтобы посмотреть, искренна ли она (1 Пет. 1,7). Но, как сказал Джордж Мюллер: "Трудности - это дрожжи, на которых подходит тесто веры".
11,2 Герои ВЗ ходили верой, а не видением и поэтому получили Божье одобрение. Все последующие стихи этой главы являют собой иллюстрацию того, каким образом Бог свидетельствовал им.
11,3 Вера предоставляет нам единственный, основанный на фактах отчет о сотворении. Бог был единственным, Кто при этом присутствовал. Он рассказывает нам, как это произошло.
Мы верим Его Слову и поэтому знаем.
Маккью констатирует: "Концепция о том, что Бог существовал до появления материи и Своим словом создал ее, находится вне пределов умозаключений или же наглядных доказательств. Она просто принимается верой".
Верою познаем. Мир говорит: "Увижу, тогда поверю". Бог говорит: "Поверишь, тогда увидишь". Иисус сказал Марфе: "Не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь?.."(Ин. 11,40). Апостол Иоанн писал: "Сие написал я вам, верующим... дабы вы знали..." (1 Ин. 5,13). В духовных вопросах вера предшествует пониманию.
Веки устроены словом Божьим. Бог сказал - и возникла материя. Это полностью согласуется с научными открытиями людей, свидетельствующих, что материя по своей сути - энергия.
Когда Бог сказал, Его слово породило поток энергии в форме звуковых волн.
Они были преобразованы в материю, и возник мир.
Из невидимого произошло видимое.
Энергия невидима; невидимы невооруженным глазом атомы, молекулы и газы; в своем же сочетании они становятся видимыми.
Факт сотворения, так, как он описан здесь, в Послании к Евреям (11,3), выше всех нареканий. Он никогда не претерпевал никаких коррекций, не испытает он их и в будущем.
11,4 Адам и Ева не включены в почетный список героев веры. Когда Еве нужно было решать, кто говорит правду - Бог или сатана, она отдала предпочтение сатане. Это, однако, не означает, что потом они не были спасены верою, символом которой стала одежда из шкур животных.
По-видимому, Авелю было открыто, что грешный человек может приблизиться к Богу только на основании пролитой крови. Возможно, он узнал об этом от родителей, чье общение с Богом было восстановлено лишь после того, как Он одел их в шкуры животных (Быт. 3,21). В любом случае он показал свою веру тем, что приходил к Богу с кровью жертвы. Жертва же Каина - овощи и фрукты, а значит, она была без крови. Авель иллюстрирует истину о спасении благодатью по вере. Каин символизирует бесплодные попытки человека спасти себя своими делами.
Джордж Каттинг указывает, "что Бог счел Авеля праведным отнюдь не за его личные превосходства, а по причине превосходства принесенной им жертвы и его веры в нее". С нами дело обстоит точно так же: мы оправданы не за свой характер или добрые дела, но единственно благодаря превосходству жертвы Христа и нашему принятию Его.
Каин убил Авеля, потому что закон ненавидит благодать. Самоправедный человек ненавидит истину о том, что сам себя спасти он не может и что он должен положиться на любовь и милость Бога.
Но свидетельство Авеля сохранилось навсегда: верою он говорит до сих пор. В каком-то смысле вера наделяет голосовые связки человека способностью продолжать функционировать еще очень долго после того, как его тело опущено в могилу.
11,5 В какой-то момент своей жизни Енох, должно быть, получил от Бога обещание, что он уйдет на небеса, не увидев смерти. До того времени, рано или поздно, умирали все. Нигде не сказано ничего о том, что кто-то был переселен, не увидев смерти. Но Бог пообещал, и Енох поверил. Это было самое разумное, что Енох мог сделать.
Что может быть благороднее доверия, питаемого творением по отношению к своему Творцу? Именно так все и произошло! Триста лет Енох ходил перед невидимым Богом (Быт. 5,21-24) и потом сделал шаг в вечность. Прежде переселения своего получил он свидетельство, что угодил Богу. Жизнь веры всегда угодна Богу. Он любит, когда Ему доверяют.
11,6 Без веры угодить Богу невозможно. Никакое количество добрых дел не компенсирует нехватку веры.
После всего сказанного и сделанного человек, отказываясь поверить Богу, тем самым называет Его лжецом. "Не верующий Богу представляет Его лживым" (1 Ин. 5,10). А как могут угодить Богу люди, называющие Его лжецом? Вера - единственное, что позволяет Богу занять надлежащее Ему по праву место и ставит человека на его место. "Она несет Богу великую славу, - пишет У. Х. Макинтош, - потому что доказывает, что остроте Его глаз мы доверяем больше, чем своим собственным".
Вера не только верит, что Бог существует, но и уверена, что Он вознаградит ищущих Его. В Боге нет ничего, во что человеку было бы невозможно поверить. Все упирается в вопрос, хочет ли он этого.
11,7 Вера Ноя основывалась на предупреждении Бога, что Он собирается уничтожить весь мир потопом (Быт.
6,17). За всю свою историю человечество еще никогда не видело потопа, более того, есть основания считать, что до того времени на земле не было и дождя (Быт. 2,5-6). Ной поверил Богу и построил ковчег, хотя, вероятно, жил далеко от судоходных водоемов. Над ним, несомненно, потешались и стар и млад. Но вера Ноя была вознаграждена: его семья спаслась, мир был осужден его жизнью и свидетельством, и он сделался наследником праведности, обретаемой на основании веры.
Возможно, многие первые христиане из евреев, которым написано это Послание, нередко задавали себе вопрос: если истина на их стороне, почему их так мало? И Ной сходит со страниц ВЗ, чтобы напомнить им, что в его дни правы были только восемь человек, весь же остальной мир погиб! 11,8 Живя в Уре Халдейском, Авраам, возможно, был идолопоклонником, когда однажды ему явился Бог и приказал перебраться на новое место жительства. В послушании веры он покинул дом и страну, не зная, куда идет. Несомненно, его друзья высмеивали его за такую глупость, Авраам же считал:

"Я иду по дороге,
Ведущей меня в неведомое,
Но лучше с Богом идти во мраке,
Чем самому в ярком свете,
Лучше верой идти вместе с Ним,
Чем одному своим видением".

(Эллен Аннис Кастерлайн)

Постороннему наблюдателю путь веры может показаться безумным и опрометчивым, но тот, кто знает Бога, будет с радостью идти за Ним вслепую, не зная всего маршрута заранее.
11,9 Бог обещал Аврааму Ханаанскую землю. Она действительно ему принадлежала. Тем не менее, единственное, чем он на ней владел, была пещера, где погребали мертвых. Вместо того чтобы обзавестись недвижимостью, он довольствовался жизнью в шатрах, которые символизировали странничество. Какое-то время он относился к Ханаану так, как если бы это была чужая страна.
В этих странствиях его сопровождали сын и внук. Его праведный пример наложил свой отпечаток и на их отношение к земле, хотя они были сонаследниками того же обетования и знали, что земля будет принадлежать им.
11,10 Почему же Авраам так равнодушно относился к недвижимому имуществу? Потому что он ожидал города, имеющего основание, которого художник и строитель Бог. Он страстно желал не сиюминутного, материального, а вечного. В оригинале и перед "городом", и перед "основанием" стоит определенный артикль (который соответствует указательному местоимению в русском языке) - этот город, это основание. Вера принимает во внимание только один город, достойный этого названия, единственный, который стоит на незыблемом основании.
Бог - архитектор этого небесного города, Он же - его строитель. Это образцовый город, без трущоб, отравленного воздуха, загрязненной воды, без всех тех проблем, от которых страдают все наши мегаполисы.
11,11 Верою Сарра получила силу зачать в девяностолетнем возрасте.
Повествование ясно указывает, что она уже вышла из того возраста, когда могла бы родить ребенка. Но она знала, что Бог обещал дать ей младенца и не может взять Свое слово назад. Она непоколебимо верила в то, что Он сделает все, что обещал.
11,12 Когда родился Исаак, Аврааму было примерно 99 лет. С человеческой точки зрения он уже не мог стать отцом, но раз Бог обещал ему многочисленное потомство, это должно было произойти.
Через Исаака Авраам стал отцом неисчислимой земной семьи - еврейского народа. Через Христа он стал отцом неисчислимой духовной семьи, то есть всех верующих всех последовавших за этим веков.
Песок на берегу морском, вероятно, служит символом его земного потомства, в то время как звезды на небе символизируют небесный народ.
11,13 Патриархи все умерли в вере.
При своей жизни они не увидели исполнения Божественных обетований. Авраам, например, никогда не увидел своего многочисленного потомства. Еврейский народ никогда не владел всей обещанной ему землей. Святые ВЗ не увидели исполнения обетования о Мессии. Но их вера, подобно телескопу, позволяла им видеть обетования совсем рядом, так что в Писании они изображены радостно приветствующими их приближение.
Они осознавали, что этот мир не был их вечным пристанищем. Они довольствовались жизнью странников и пришельцев, отказываясь следовать призывам обосноваться здесь поудобнее. Они желали пройти через этот мир, не позаимствовав ни одной из его характерных черт. У них были сердца пилигримов.
11,14 Своей жизнью они ясно показывали, что ищут отечества. Вера посеяла в их сердцах тоску по родине, удовлетворить которую все радости Ханаана были не в состоянии. В них жило стремление к другой, лучшей земле, которую они могли бы назвать домом.
11,15 Сказав, что они искали отечество, автор поясняет, что здесь он имеет в виду отнюдь не ту землю, где они родились. Если бы Авраам захотел вернуться в Месопотамию, он мог бы это сделать, но та земля уже не была для него отечеством.
11,16 На самом же деле они искали небесное отечество. Это довольно примечательно, если вспомнить, что большинство обещаний народу израильскому относились к материальным благословениям на земле. Но у них была и небесная надежда, и именно эта надежда давала им силы относится к этому миру как к чужой стране.
Такой дух странничества особенно угоден Богу. Дарби пишет: "Он не стыдится называться Богом тех, чей удел и сердце - на небесах". Он приготовил им город, и в нем они обретут покой, довольство и совершенный мир.
11,17 Мы подходим к величайшему испытанию веры Авраама. Бог приказал ему принести в жертву своего единственного сына - Исаака. Не колеблясь, Авраам послушно пустился в путь, чтобы принести в жертву Богу самое дорогое из сокровищ своего сердца. Неужели не обратил внимание на то, перед какой, казалось бы, неразрешимой дилеммой он оказался? Бог обещал дать ему бесчисленное потомство. Исаак был его единственным сыном. Аврааму было уже 117, а Сарре - 108 лет!
11,18 Обещание великого множества потомков должно было исполниться в Исааке. Дилемма заключалась вот в чем: если бы Авраам умертвил Исаака, то как бы это обещание могло исполниться? Исааку в то время было лет 17, и он не был женат.
11,19 Авраам знал, что обещал Бог, все остальное было неважно. Он пришел к выводу, что если Бог потребовал от него заколоть собственного сына, то Бог же и воскресит его из мертвых, чтобы исполнить Свое обещание.
До этого момента не было отмечено ни одного случая воскресения из мертвых. Ничего подобного в истории человечества еще не случалось. Авраам в буквальном смысле слова изобрел идею о воскресении. Вера в Божье обетование привела его к заключению, что Богу придется воскресить Исаака.
В переносном смысле Авраам действительно получил Исаака из мертвых. Всем своим существом он покорился тому факту, что Исаак должен умереть. Бог вменил ему в заслугу этот поступок. Но, как точно подметил Грант, Господь "не дал сердцу Авраама познать ту жестокую боль, что познает Его собственное сердце". Он приготовил овна, который должен был занять место Исаака, и единственный сын был возвращен отцу.
Прежде чем мы расстанемся с этим выдающимся примером веры, необходимо отметить два момента. Первый: в намерения Бог никогда не входило, чтобы Авраам убил своего сына. Бог никогда не требовал от Своего народа человеческих жертвоприношений. Он испытал веру Авраама и увидел, что она искренняя, а потом Он отменил Свой приказ.
Второй: вера Авраама в обетование о многочисленном потомстве испытывалась на протяжении ста лет. Патриарху было семьдесят пять, когда ему в первый раз был обещан сын. Он ждал двадцать пять лет, прежде чем родился Исаак. Исааку было семнадцать, когда Авраам повел его на гору Мориа, чтобы принести в жертву Богу.
Исааку было сорок, когда он женился, и прошло еще двадцать лет, прежде чем родились его близнецы. Авраам умер в возрасте 175 лет. В то время все его потомство составляли семидесятипятилетний сын и двое пятнадцатилетних внуков. И тем не менее он "не поколебался в обетовании Божьем неверием, но пребыл тверд в вере, воздав славу Богу и будучи вполне уверен, что Он силен и исполнить обещанное" (Рим. 4,20-21).
11,20 Нам, с нашим западным образом мышления, трудно понять, что такое необычное было в вере Исаака, Иакова и Иосифа, как она описана в последующих трех стихах. Исаак, например, обрел место в зале славы героев веры потому, что призвал будущие благословения на Иакова и Исава. Что в этом такого примечательного? Еще до рождения детей Господь объявил Ревекке, что мальчики станут родоначальниками двух народов и что старший (Исав) будет служить младшему (Иакову). Исав был любимцем Исаака и, как старший сын, должен был получить от отца лучшую долю в наследстве. Но Ревекка и Иаков обманули почти ослепшего Исаака, и лучшее благословение он дал Иакову. Когда их заговор был раскрыт, Исаак пришел в страшную ярость. Однако он не забыл слова Божьего, что старший будет служить младшему и, несмотря на то что любил Исава больше, осознал, что все должно остаться так, как есть.
11,21 В жизни Иакова было немало бесславных страниц, тем не менее ему воздается честь как герою веры. С годами его характер улучшился, и умер он в расцвете славы. Благословляя Ефрема и Манассию, сыновей Иосифа, он скрестил руки так, чтобы благословения старшего сына пали на Ефрема, младшего. Несмотря на протесты Иосифа, Иаков настоял на том, чтобы благословение осталось в силе, потому что это был порядок, указанный Господом. Его физическое зрение ослабло, зато зрение духовное было острым как никогда. Последнее, что мы видим на закате жизни Иакова, это его фигура, склонившаяся в поклонении, опираясь на посох. Ч. Г. Макинтош так подводит этому итог: "Конец жизненного поприща Иакова представляет собой чудный контраст со всем предыдущим характером его столь богатой событиями жизни. Он напоминает нам ясный вечер, сменивший собою бурный день; солнце, весь день скрывавшееся за тучами и туманом, сияет во всем своем великолепии и красоте; последние лучи его золотят запад, предвещая прекрасное завтра. Так было и с престарелым патриархом. Все действия, запятнавшие его жизнь, все его хитрости, уловки при заключении сделок, ловкачество, его эгоистические опасения, плод его неверия - все эти темные стороны его природного характера и земли ушли в прошлое, и он предстает перед нашим взором во всем спокойном величии веры, раздающий благословения, определяющий преимущества своих сыновей, обнаруживая при этом святую чуткость, которую можно приобрести лишь в тесном общении с Богом". (C. H. Mackintosh, Genesis to Deuteronomy: Notes on the Pentateuch, p. 133.)
11,22 Вера Иосифа при его кончине тоже была сильна. Он верил обетованию Бога вывести народ израильский из Египта. Благодаря вере, уже тогда перед его мысленным взором стоял Исход. Он был так уверен в нем, что наказал своим сыновьям взять его кости с собой и похоронить их в Ханаане. "Следовательно, - пишет Уильям Линкольн, - хотя он был окружен всем великолепием и пышностью Египта, его сердце было не там, а со своим народом в его грядущей славе и благословениях". (William Lincoln, Lectures on the Epistle to the Hebrews, p. 106.)
11,23 По сути, здесь нам представлена вера родителей Моисея, а не его самого. Смотря на младенца, они видели, что дитя прекрасно, но это была не просто физическая красота. Они видели, что этому ребенку уготована особая участь, что Бог избрал его для особого труда. Их вера в то, что Бог обязательно достигнет Своих целей, придала им мужество ослушаться царского повеления и три месяца прятать ребенка.
11,24 Верою уже сам Моисей смог отказаться от многого. Окруженный роскошью египетского дворца, владеющий всем, чего люди с таким ожесточением добиваются, он познал, "что не обладание вещами, а отказ от них несет истинный покой" (Дж. Грегори Мэнтл).
Во-первых, он отказался от славы Египта. Он был приемным сыном фараоновой дочери, и ему, таким образом, было гарантировано место среди элиты страны, а может быть, даже и престол фараона. Но в его венах текла кровь еще более благородная - кровь земного избранного народа Божьего.
Обладая этим саном, он никак не мог унизиться до положения члена царской семьи Египта. Достигнув совершеннолетия, он сделал свой выбор.
Он не собирался скрывать свою национальную принадлежность ради нескольких коротких лет земной славы.
Результат? Память о нем увековечена не в двух строках иероглифов на какой-нибудь мрачной гробнице, а в Божьей вечной Книге. Вместо того чтобы очутиться в музее как одна из египетских мумий, он обрел славу как человек Божий.
11,25 Во-вторых, он отказался от наслаждений Египта. Возможность быть вместе со страдающим народом Божьим значила больше, чем потворство своим желаниям и прихотям. Честь разделить судьбу своего мучимого народа несла ему большее удовлетворение, чем кутежи при дворе фараона.
11,26 В-третьих, Моисей отвернулся от египетских сокровищ. Благодаря вере он смог увидеть, что легендарные сокровищницы Египта теряли всякую ценность в лучах вечности.
Поэтому он избрал для себя то же поношение, какое позже возьмет на Себя и Мессия. Верность Богу и любовь к Его народу значили для Моисея больше, чем все сокровища фараона.
Он знал, что с его смертью толку от них не будет.
11,27 В-четвертых, отрекся он также и от египетского правителя. Черпая мужество в вере, Моисей покинул страну рабства, не убоявшись гнева царского. Этим он однозначно порвал с обычаями мира. Он столь мало боялся фараона, потому что столь же много боялся Бога. Его взгляд был прикован к Тому, Кто есть "блаженный и единый сильный Царь царствующих и Господь господствующих, Единый имеющий бессмертие, Который обитает в неприступном свете, Которого никто из людей не видел и видеть не может. Ему честь и держава вечная! Аминь" (1 Тим. 6,15-16).
11,28 И наконец, он отверг религию Египта. Учреждая Пасху и совершая пролитие крови, Моисей навеки демонстративно дистанцировался от египетского идолослужения. Он бросил вызов всей его религиозной системе. Спасение ему несла кровь агнца, а не воды Нила. В результате истребитель пощадил первенцев израильтян, но убил египетских.
11,29 Сначала создавалось впечатление, что Красное море несло еврейским беженцам гибель. Преследуемые по пятам врагом, они, казалось, попали в ловушку. Но, послушные Божьему слову, они двинулись вперед, и воды расступились: "...и гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь и сделал море сушею, и расступились воды" (Исх. 14,21). Когда египтяне попытались последовать за ними, колеса их колесниц увязли в песке, воды вернулись на свое привычное место, и армия фараона утонула. Таким образом, Красное море стало мощеной дорогой избавления для израильтян и смертным приговором для египтян.
11,30 Окруженный высокими стенами, город Иерихон был первым военным объектом израильтян при завоевании Ханаана. Человеческий разум заявил бы, что взять такую неприступную крепость под силу лишь огромной армии. Но у веры совсем другие методы. Для того чтобы достичь Своих целей, Бог пользуется стратегией, которая человеку может показаться глупой. Господь приказал Своему народу семь дней обходить город. На седьмой день от них требовалось обойти его семь раз. Священникам следовало громко трубить в свои трубы, народ должен был громко кричать, и стены падут.
Военные эксперты отказались бы от такого метода как от нелепого. Но он возымел действие! Оружие в духовном сражении тоже не от мира сего, но в нем заложена Божественная сила для разрушения твердынь (2 Кор. 10,4).
11,31 Мы не знаем, когда блудница Раав начала поклоняться Господу, но совершенно ясно, что она это делала.
Она оставила лжерелигию Ханаана и приняла иудаизм. Ее вера подверглась суровому испытанию, когда порог ее дома переступили еврейские соглядатаи. Кому она будет верна: своей стране и соотечественникам или же Господу? Раав решила встать на сторону Господа, даже если это и означало предать свою страну. Благодаря теплому приему, который она оказала соглядатаям, она и ее семья были пощажены, тогда как ее непокорные соседи погибли.
11,32 Здесь автор задает риторический вопрос: "И что еще скажу?" Он уже привел впечатляющий перечень людей, продемонстрировавших во времена ВЗ веру и долготерпение. Сколько еще имен надо перечислить, чтобы донести до читателя эту истину? У него нет недостатка в примерах, вот только время поджимает. Более подробное описание займет слишком много времени, поэтому автор ограничивается лишь перечислением некоторых имен, а также триумфов и испытаний веры.
Вот Гедеон, чья армия была сокращена с 32 000 до 300 человек. Сначала домой были отправлены робкие, затем те, кто слишком высоко ценил личные удобства. С ядром истинных последователей Гедеон изгнал мадианитян.
Потом был Варак. Призванный возглавить Израиль в битве с ханаанским войском, он согласился на это только при условии, что с ними пойдет Девора. Несмотря на это, Бог видел его великое упование и внес его имя в список мужей веры.
Самсон тоже относится к тем израильтянам, чьи слабости были очевидны. Тем не менее Бог увидел веру, которая дала Самсону силы голыми руками убить молодого льва, уничтожить тридцать филистимлян в Аскалоне, убить тысячу филистимлян ослиной челюстью, унести ворота Газы и, наконец, разрушить храм Дагона, убив в момент своей смерти больше филистимлян, чем за всю жизнь.
Несмотря на то что он родился вне брака, Иеффай, тем не менее, стал судьей, спасшим народ от аммонитян.
Он - яркий пример того, как вера дает человеку силы подняться выше своего происхождения и окружающей среды и влиять на ход истории во славу Бога.
Верой лучится поединок Давида с Голиафом, его благородное поведение по отношению к Саулу, захват Сиона и другие бесчисленные эпизоды. В псалмах вера Давида обрела форму раскаяния, хвалы и пророчества.
Самуил - последний судья Израиля и его первый пророк. Во времена, когда на священство легла зловещая тень духовного банкротства, он стал Божьим посланцем к народу. Это одна из величайших фигур в истории Израиля.
Добавьте к приведенному списку других пророков, благородных глашатаев Божьих, людей с необычно чуткой совестью, которые лучше умрут, но не солгут, которые предпочтут уйти на небеса с чистой совестью, чем остаться на земле с запятнанной.
11,33 От перечисления имен людей веры автор теперь переходит к описанию их подвигов. Они побеждали царства. Здесь на память приходит Иисус Навин, судьи (которые в действительности были военными предводителями), Давид и другие.
Они творили правду. Соломон, Аса, Иосафат, Иоас, Езекия и Иосия вошли в историю как цари, во времена которых царила праведность, хотя сами они и не были совершенны.
Они получали обетования. Под этим может подразумеваться, что Бог заключал с ними заветы, как это было в случае с Авраамом, Моисеем, Давидом и Соломоном; или же они получали исполнение Божьих обетований, что наглядно демонстрировало истинность Его слов.
Они заграждали уста львам. Ярчайшим примером этому служит Даниил (Дан. 6,22), но нам не следует забывать и Самсона (Суд. 14,5-6), и Давида (1 Цар. 17,34-35).
11,34 Они угашали силу огня. Жаркий огонь в печи только и смог, что сжечь путы трех молодых евреев и освободить их (Дан. 3,25). Таким образом, он оказался замаскированным благословением.
Избегали острия меча. Давид спасся от злобных нападок Саула (1 Цар. 19,9-10), Илия спасся от смертоносной ненависти Иезавели (3 Цар. 19,1-3), Елисей спасся от сирийского царя (4 Цар. 6,15-19).
Укреплялись от немощи. В анналах веры есть немало символов слабости. Аод, например, был левшой и тем не менее убил моавитского царя (Суд. 3,12-22). Иаиль, представительница "слабого пола", убила Сисару колом от шатра (Суд. 4,21). Нападая на стан мадианитян, Гедеон был вооружен глиняными кувшинами и одержал победу (Суд. 7,20). Самсон сокрушил тысячу филистимлян ослиной челюстью (Суд. 15,15). Все они - наглядное подтверждение той истины, что Бог избрал немощное мира, чтобы посрамить сильное (1 Кор. 1,27).
Были крепки на войне. Вера придавала людям сверхъестественную силу, позволяя побеждать противника, во много раз их превосходящего.
Они прогоняли полки чужих. Зачастую плохо вооруженные и намного уступающие противнику по численности, армии Израиля одерживали легкую победу, приводя противника в замешательство, а всех остальных - в изумление.
11,35 Женщины получали умерших своих воскресшими. Примеры этому - вдова из Сарепты (3 Цар. 17,22) и женщина из Сонама (4 Цар. 4,34).
Но у веры есть и другое лицо. В дополнение к тем, кто совершил невероятные подвиги, были и те, кто испытывал невероятные страдания. Последние в глазах Божьих столь же ценны, что и первые.
Из-за своей веры в Господа некоторые должны были пройти через жестокие пытки. Отрекись они от Него, их тут же освободили бы; но они предпочитали умереть и вновь воскреснуть в небесной славе, чем продолжать жизнь с клеймом предавших Бога. Во времена Маккавеев Антиох Епифан одного за другим казнил на глазах друг у друга мать и ее семь сыновей. Они отвергли его предложение отпустить их ради того, чтобы получить лучшее воскресение, то есть лучшее, чем просто продолжение жизни на земле. Моррисон пишет: "Итак, это тоже плод веры, когда она приносит человеку не избавление, а во времена, когда ему избавление предлагают, дает великое мужество это избавление отвергнуть. Бывают времена, когда о вере свидетельствует то, что человек отвергает. Есть избавление, которое вера заключает в объятия.
Есть избавление, которое вера отталкивает. Их пытают и мучат, но они не принимают предлагаемого им избавления, и это служит знаком и печатью их верности. Бывают минуты, когда самым громким свидетельством веры служит категорический отказ перейти в большую комнату". (G. H. Morrison, "Morrison on Luke", The Glasgow Pulpit Series, I:42.)
11,36 Другие испытали поругания и побои, были в узах и в темнице. За свою преданность Богу Иеремия познал все эти формы наказания (Иер. 20,1-6; 37,15). Иосиф тоже был брошен в темницу за то, что страдание предпочел греху (Быт. 39,20).
11,37 Они были побиваемы камнями.
Иисус напомнил книжникам и фарисеям, что их предки убили Захарию между храмом и жертвенником (Мф. 23,35).
Они были перепиливаемы. Предание утверждает, что именно так царь Манассия казнил Исаию.
Они были подвергаемы пыткам. Возможно, здесь описываются ужасные испытания, которые применяли к верующим, желая вынудить их пойти на компромисс, отречься, согрешить или каким-нибудь другим образом отказаться от своего Господа.
Они умирали от меча. Именно эту цену заплатил Урия за то, что принес царю Иоакиму Божью весть (Иер. 26,23); но эти слова больше относятся к массовому убийству, подобному тому, что имело место во времена Маккавеев.
Они скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления. Мурхед комментирует: "Отрекись они только от Бога и поверь лжи мира, они могли бы нежиться в шелках и бархате, наслаждаться роскошью в княжеских дворцах. Вместо этого они скитались в одежде из шкур овец и коз; в глазах мира они и сами были ничуть не лучше этих животных, и все равно они радовались тому, что их почитали пригодными лишь на заклание". (William G. Moorehead, Outline Studies in the New Testament. Philippians to Hebrews, p. 248.)
Они мужественно переносили нищету, лишения и гонения.
11,38 Мир обращался с ними так, как если бы они не имели права жить на земле. Но Дух Божий вставляет здесь замечание, что все было как раз наоборот - это мир был недостоин их.
Они скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли. Лишенные домов, оторванные от семей, преследуемые, подобно диким зверям, выброшенные из общества, они переносили жару и холод, скорби и бедствия, но сохраняли верность своему Господу.
11,39 Хотя Бог свидетельствует о вере этих героев ВЗ, тем не менее они умерли, не получив обещанного. Они не дожили до того времени, когда могли бы увидеть приход долгожданного Мессии или насладиться благословениями, которые несет Его служение.
11,40 Бог приготовил для нас нечто лучшее. Он устроил все так, чтобы они не без нас достигли совершенства.
Их совесть никогда не могла быть чистой в том, что касается греха, и они не начнут наслаждаться полным совершенством прославленного тела на небесах, пока мы все не будем восхищены, чтобы встретить Господа в воздухе (1 Фес. 4,13-18). Души святых ВЗ уже сейчас совершенны в присутствии Господа (Евр. 12,23), тела же их не воскреснут из мертвых, пока Господь не вернется за Своим народом. Лишь тогда они смогут насладиться совершенством славы воскресения.
Другими словами, верующие ВЗ находились далеко не в таком привилегированном положении, как мы. Но подумайте об их изумительных триумфах и огромных испытаниях! Подумайте об их подвигах и долготерпении! Они жили по ту сторону креста; мы же живем в лучах его полной славы.
Как же выглядит наша жизнь на фоне их жизни? Не услышать призыва главы 11 Послания к Евреям просто невозможно.

Глава 12

В. Увещание надеяться на Христа (Гл. 12)

12,1 Нам не следует забывать, что это Послание написано людям преследуемым и гонимым. Оставив иудаизм ради христианства, они столкнулись с ожесточенным сопротивлением. Опасность того, что страдания они истолкуют как знак Божьего недовольства, была велика. Они могли пасть духом и сдаться. Хуже того, их могло терзать искушение вернуться к храму и его ритуалам.
Им не следовало считать свои страдания уникальными. Многие из свидетелей, описанных в главе 11, жестоко страдали из-за своей верности Господу и тем не менее выстояли. Если же они, не наделенные столь огромными привилегиями, как мы, смогли проявить непоколебимую выдержку, то какое же великое долготерпение должны явить мы, получившие все преимущества христианства? Они окружают нас как великое облако свидетелей. Это не означает, что они наблюдают за происходящим на земле. Они свидетельствуют нам своей жизнью веры и долготерпения и подают пример, которому мы должны следовать.
При чтении этого стиха неизменно возникает вопрос: "Могут ли святые на небесах видеть нашу жизнь на земле или знать, что у нас на сердце?" Единственное, что можно утверждать со всей определенностью, это то, что они знают, когда какой-либо грешник обретает спасение: "Сказываю вам, что так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии" (Лк. 15,7).
Жизнь христианина - это марафонский забег, требующий от него дисциплины и выдержки. Мы должны без сожаления отбросить все, что затруднит наше движение. Это могут быть вещи, сами по себе хоть и безвредные, но, тем не менее, мешающее продвижению: имущество, семейные узы, любовь к удобствам, тяжесть на подъем и т. д. В правилах олимпийских игр нет слов, запрещающих легкоатлету взять с собой запас провианта, но тогда он не сможет выиграть забег.
Мы должны свергнуть с себя и запинающий нас грех. Здесь может подразумеваться любой грех, но в особенности грех неверия. Мы должны безоглядно верить обещаниям Божьим, пребывая в полной уверенности, что жизнь веры непременно одержит победу.
В большой опасности находится тот, кто считает, что наше поприще - не особо обременительный небольшой забег, что все в христианской жизни окрашено в розовые тона. Мы должны быть готовы продвигаться вперед, продираясь сквозь испытания и искушения.
12,2 На протяжении всего забега мы должны, игнорируя все остальное, не спускать глаз с Иисуса, самого главного из всех прошедших эту дистанцию. А. Б. Брюс пишет: "Сразу бросается в глаза, что Один стоит намного выше всех остальных... Человек, первым в совершенстве реализовавший идею жизни верой... безропотно переносящий жестокие муки креста и, несмотря на его позор, укрепляемый верой, которая столь живо видела грядущие радость и славу, что изглаживала осознание испытываемой сейчас боли и позора". (A. B. Bruce, Hebrews, pp. 415-416.)
Он - начальник нашей веры в том смысле, что дал нам единственно совершенный образец, какой должна быть жизнь веры.
Он - совершитель нашей веры. Он не только начал этот забег, но и пришел к финишу победителем. Маршрут Его забега пролег от небес к Вифлеему, затем к Гефсимании и Голгофе, потом к могиле и снова на небеса.
Ни разу Он не споткнулся, не попытался повернуть назад. Его взгляд был прикован к грядущей славе, когда все искупленные будут рядом с Ним всю вечность. Это давало Ему силы не думать о позоре и стойко перенести страдания и смерть. Сегодня Он воссел одесную престола Божьего.
12,3 Здесь картина сменяется с забега на сражение с грехом. Наш неустрашимый полководец - Господь Иисус; никто еще не претерпел такое над Собою поругание, как Он. Всякий раз, когда нам угрожает опасность изнемочь и ослабеть душой, необходимо задуматься над тем, через что пришлось пройти Ему. По сравнению с этим все наши беды покажутся пустячными.
12,4 Мы участвуем в бесконечной битве с грехом. Но все равно мы еще не до крови сражались, то есть не до смерти. Он же - до смерти!
12,5 Здесь изложен христианский взгляд на страдания. Почему в жизнь верующего вторгаются гонения, испытания, болезнь, боль, горе и беды? Знаменуют ли они собой Божий гнев или неодобрение? Или же это происходит случайно? Как мы должны на них реагировать? Эти стихи учат нас, что страдания составляют неотъемлемую часть воспитательного процесса детей Божьих.
Хоть они и не исходят от Бога, Он позволяет им войти в нашу жизнь, а потом берет над ними верх - к Своей славе, для нашего блага и благословения других.
Ничто не происходит с христианином случайно. Трагедии - замаскированные благословения, а разочарования - приглашение прийти к Нему.
Неблагоприятные жизненные обстоятельства Бог использует для преобразования нас в образ Христа.
Итак, автор наставляет первых христиан из евреев помнить слова из книги Притч (3,11-12), где Бог обращается к ним как к сынам. Там Он предостерегает их: не презирать Его наказание и не терять мужества при Его обличении. Если они воспротивятся или сдадутся, то польза от Его воспитательных мер сведется к нулю, и они не смогут ничему научиться.
12,6 Читая такие слова, как "наказывает", "наказание", мы сразу же думаем о каре. Но здесь под наказанием подразумевается лишь обучение, или воспитание, ребенка. Составными частями этого процесса являются наставление, наказание, исправление и предупреждение. Их главная цель - взрастить христианские достоинства и искоренить зло. В данных стихах наказание - не кара за проступки, а воспитание посредством гонений. Приведенные стихи из Притч ясно утверждают, что Божье наказание - доказательство Его любви, и избежать его не дано ни одному из Его сыновей.
12,7 Покорно принимая Божье наказание, мы позволяем Его дисциплинарным мерам формировать нас по Его образу. Если мы попытаемся воспрепятствовать Его воспитательным мерам, Ему придется учить нас дальше, применяя более действенные, а значит, и более жесткие методы. В Божьей школе тоже есть несколько ступеней, и в следующий класс мы переходим лишь тогда, когда усвоим учебный материал предыдущего.
Поэтому, когда нас посещают испытания, мы должны осознавать, что Бог обращается с нами как с сынами.
Если между отцом и сыном нормальные отношения, то отец воспитывает сына, потому что любит его и желает ему блага. Бог любит нас слишком сильно, чтобы пустить наше развитие на самотек.
12,8 В духовной области те, кто не познал дисциплины Божьей, - незаконные дети, не имеющие с Его сыновьями ничего общего. Ведь садовник обрезает не сорняки, он обрезает виноградные лозы. В этом духовный мир живет по тем же правилам, что и мир природы.
12,9 Многих из нас наказывали наши плотские родители. Но мы не истолковывали это как проявление ненависти к нам. Мы понимали, что они заботились о нашем благополучии, и уважали их.
Насколько же большее уважение должны мы оказывать воспитанию Отца духов, чтобы жить! Бог - Отец (или Источник) всех существ, которые являются духами или у которых есть дух.
Человек - это дух, обитающий в человеческом теле. Покорившись Богу, мы можем наслаждаться жизнью в истинном смысле этого слова.
12,10 Дисциплинарные меры земных родителей далеки от совершенства. Они действенны лишь в течение какого-то ограниченного периода времени, то есть в детстве и подростковом возрасте. Если в то время они не имели успеха, то дальше пользы от них уже не будет. Эти меры принимались по их произволу, в соответствии с тем, что родители считали правильным. Иногда они весьма заблуждались на этот счет.
Божье наказание всегда совершенно. Его любовь бесконечна, Его мудрость непогрешима. Он никогда не наказывает по Своей прихоти, но всегда - для нашей пользы. Его цель - чтобы нам иметь участие в святости Его.
Праведность невозможно обрести нигде, кроме как в школе Бога.
Джоветт замечает: "Цель Божьего наказания - не покарать, а созидать. Он наказывает, чтобы нам иметь участие в святости Его. В фразе "чтобы нам иметь" скрыто указание направления, и указывает она на очищенную, облагороженную жизнь. Зажженный Им огонь - это не костер, пылающий небрежно и неосторожно и пожирающий ценные вещи; это пламя, горящее в рафинирующей печи, и возле него сидит кирпичных дел мастер, непоколебимо, терпеливо и нежно выплавляя святость из беспечности и устойчивость из слабости. Бог творит всегда, даже когда использует неяркие средства благодати. Он производит плоды и цветы Духа. Его любовь всегда в поисках прекрасного". (J. H. Jowett, Life in the Heights, pp. 247-248.)
12,11 В настоящий момент всякое наказание причиняет боль. Но после наученным через него оно доставляет мирный плод праведности. Вот почему часто встречаются свидетельства, подобные признанию Лесли Вэзархед: "Как и все, я обожаю солнечные высоты жизни, изобилующие здоровьем, счастьем и успехом, но в промозглой тьме страха и поражения я узнала о Боге и о себе намного больше, чем могла бы узнать, купаясь в солнечных лучах. Ведь сокровища хранятся и во тьме. Эта тьма, благодарение Богу, проходит. Но то, чему ты в ней научился, остается с тобой навсегда. "Испытания, - писал епископ Фенелон, - которые, как вам кажется, стали между вами и Богом, обернутся узами, еще крепче связывающими вас с Ним, если вы пройдете через них в смирении. Все, потрясающее нас до глубины души и задевающее нашу гордость, приносит нам больше пользы, чем то, что воодушевляет и ободряет нас". (Leslie Weatherhead, Prescription for Anxiety, p. 32.)
Задумайтесь над свидетельством Ч. Г. Сперджена: "Боюсь, что вся та благодать, которую я познал в свои счастливые, свободные от забот и тревог часы и минуты, уместилась бы в детских ладонях. Но все то доброе, что я вынес из времен скорби, боли и печали, поистине необъятно. Есть ли у меня что-то хорошее, над чем не потрудились бы молот и наковальня? Горе и бедствие - самое лучшее украшение для моего дома". (C. H. Spurgeon, "Choice Gleanings Calendar".)
12,12 Столкнувшись с неблагоприятными обстоятельствами в жизни, верующие не должны сдаваться, их ослабевшая вера может оказать отрицательное воздействие на других. Опустившиеся руки должны быть укреплены для служения живому Христу. Ослабевшие колена должны обрести силу для настойчивой молитвы.
12,13 Хромающие ноги должны быть направлены на прямые пути христианского ученичества. Вильямс пишет: "Всякий, кто всем сердцем следует за Господом Иисусом, утаптывает этот путь для слабых братьев; тот же, кто не следует за Ним всегда и во всем, оставляет за собой колеи и колдобины и порождает духовных калек". (George Williams, The Student's Commentary on the Holy Scriptures, p. 989.)
Г. Х. Ланг проиллюстрировал это так: "Утомленный дорогой и измученный порывами бури путник остановился, охваченный глубочайшим унынием, скованный безволием. Плечи его опущены, руки ослабли, колени подгибаются - он готов сдаться и опуститься на землю. До такого состояния, по словам автора, может дойти пилигрим Божий. Но вот к нему приближается другой путник и, излучая уверенность, с доброй улыбкой и твердостью в голосе говорит: "Взбодрись, выпрямись, твердо встань на ноги, соберись с духом. Ты уже прошел долгий путь, не отказывайся от того, что досталось тебе тяжелым трудом. В конце пути тебя ждет дворец. Посмотри: вон там прямая дорога к нему; ступай прямо по ней; проси великого Врача исцелить тебя от немощей... Наш Господин уже прошел этим же непростым путем к дворцу Бога; многие до тебя прошли по нему до конца; многие еще в пути; ты не один. Только не сдавайся, иди, и ты придешь к цели и получишь награду". Счастлив тот, кто знает, какими словами подкрепить изнемогающего (Ис. 50,4). Счастлив тот, кто принимает слова увещания (Евр. 13,22). И трижды счастлив тот, чья вера настолько сильна и проста, что он не усомнится в Господе, когда Его наказание сурово". (G. H. Lang, The Epistle to the Hebrews, pp. 240-241.)
12,14 Христианин изо всех сил должен стараться иметь мир со всеми людьми и во всякое время. Но особую важность это наставление обретает в периоды гонений, когда некоторые оставляют веру, когда нервы напряжены. В такие моменты велико искушение дать выход своему разочарованию и страху, напустившись на самых дорогих и близких.
Также нам следует стремиться к святости, без которой никто не увидит Господа. О какой святости здесь говорится? Чтобы найти ответ на этот вопрос, необходимо вспомнить, что, говоря о святости верующих, НЗ перечисляет, по крайней мере, три ее вида.
Прежде всего, при обращении верующий обретает святость в том, что касается его положения перед Богом; он отделен от мира для Бога (1 Кор. 1,2; 6,11). Благодаря своему единству с Христом он освящен навеки. Именно это имел в виду Мартин Лютер, когда сказал: "Моя святость - на небесах". Христос - наша святость в том, что относится к нашему положению перед Богом.
Есть еще практическое освящение (1 Фес. 4,3; 5,23). Это то, что мы должны делать день за днем. Мы должны удаляться от зла во всех его формах. Эта святость должна возрастать, то есть мы должны все больше и больше уподобляться Господу Иисусу.
И наконец, есть совершенное, или полное, освящение. Оно совершится тогда, когда верующий уйдет на небеса. Там он навеки освободится от греха. Его ветхая природа исчезнет, и его состояние будет полностью соответствовать его положению.
Итак, к какой же святости мы должны стремиться? Речь, несомненно, идет о практической святости. Нам не нужно стремиться к святости нашего положения перед Богом: ее мы обретаем автоматически при рождении свыше. Не стремимся мы и к совершенной святости, которую получим, когда увидим Его лицо. Но практическая, или прогрессирующая, святость не может быть достигнута без нашего послушания и сотрудничества. Трудиться над этой святостью мы должны постоянно. Тот факт, что мы должны стремиться к ней, свидетельствует, что в этой жизни мы никогда не овладеем ею во всей ее полноте. (Более подробное описание различных аспектов освящения см. в комментарии к стиху 2,11.)
Вуст пишет: "Автор обращается к рожденным свыше евреям, покинувшим храм, с наставлением жить до такой степени свято, держаться своей новоприобретенной веры настолько упорно, чтобы неспасенные евреи, тоже покинувшие храм и, казалось бы, принявшие истину Нового завета, обрели силу продолжать свой путь к вере в Мессию как Первосвященника, вместо того чтобы возвратиться к упраздненным жертвоприношениям левитской системы. Он предостерегает этих истинно возрожденных евреев, чтобы своим хроманием в христианской жизни они не подтолкнули неспасенных евреев свернуть с истинного пути". (Wuest, Hebrews, p. 222.)
Но затруднение все равно остается! Действительно ли мы не сможем увидеть Господа без практического освящения? Да, в какой-то мере это действительно так; но не будем истолковывать эти слова таким образом, будто право увидеть Господа мы можем заслужить, живя свято. Наш единственный пропуск на небеса - Иисус Христос. Этот же стих говорит, что практическая святость должна стать подтверждением того, что человек обрел новую жизнь. Если кто-то не растет в святости, он не имеет спасения. Если в человеке живет Святой Дух, то о Своем присутствии Он заявляет удалением от зла. Здесь царит причинно-следственный принцип: там, где был принят Христос, потекут реки воды живой.
12,15 В последующих двух стихах, по-видимому, представлены четыре конкретных греха, которые необходимо избегать. Но в то же время из контекста довольно ясно следует, что это еще одно предостережение против греха вероотступничества и что эти четыре греха имеют к нему самое непосредственное отношение.
Вероотступничество - это прежде всего лишение себя благодати Божьей.
Человек по своему виду, и по словам, и по имени может казаться христианином, но он никогда не был рожден свыше. Он вплотную подошел к Спасителю, но не принял Его; он очень близок к Нему и одновременно так от Него далек.
Вероотступничество - горький корень. Человек с ожесточением отворачивается от Господа и отрекается от христианской веры. Его нечестие заразно. Его жалобами, сомнениями и отрицаниями оскверняются и другие.
12,16 Вероотступничество тесно связано с безнравственностью. Называющий себя христианином может впасть в ужасный грех разврата. Вместо того чтобы признать свою вину, он обвиняет во всем Господа и отворачивается от Него. О связи вероотступничества и сексуальных грехов говорится в 2 Петра 2,10.14.18 и Иуды 8,16.18.
Наконец, вероотступничество - это форма неверия, примером которого служит Исав. Для него право первородства не имело никакой ценности; он с готовностью променял его на временное утоление голода.
12,17 Позже Исав пожалел о потере права старшего сына на двойную часть наследства, но было уже поздно.
Его отец не мог отменить благословение.
Так же и вероотступник. Он не очень высоко ценит духовные сокровища. Он готов отречься от Христа, лишь бы избежать укоров, страданий или мученической смерти. Его уже невозможно обновить покаянием. Если мы чего-то и добьемся, то лишь сожаления, а отнюдь не раскаяния.
12,18 Все стоящие перед искушением вернуться к закону должны вспомнить о наводящих ужас событиях, сопровождавших передачу закона израильтянам, и извлечь из них духовные уроки. Тогда это была гора Синай, настоящая, осязаемая, пылающая огнем.
Ее скрывала завеса, или пелена, сквозь которую все виделось расплывчато, смутно и неясно. У подножия горы разразилась ужасная буря.
12,19 К этим природным катаклизмам добавились и ужасные сверхъестественные явления. Раздался звук трубы, и голос прогремел столь угрожающе, что люди стали умолять, чтобы он умолк.
12,20 Божественный вердикт о том, что если и зверь прикоснется к горе, будет побит камнями, лишил их всякого присутствия духа. Они понимали, что если это навлекало смерть на бессловесное, несмышленое животное, то что говорить о тех, кто это предостережение понял? (Слова "или поражен стрелою" отсутствуют в большинстве манускриптов, включая и самые древние. Вероятнее всего, они были добавлены позже.)
12,21 Это видение было столь ужасно и страшно, что даже Моисей был в трепете. Все это красноречиво свидетельствует о природе и служении закона. Это - откровение праведных Божьих требований и Его гнева против греха. Цель закона - дать не знание о спасении, а осознание греха. Он указывает на пропасть между Богом и человеком, которая разверзлась из-за греха. Это служение осуждения, тьмы и мрака.
12,22 Верующие приступили не к повергающим в трепет ужасам Синая, а к лучащейся теплом благодати:

Гора, пылающая огнем, мистический покров
Исчезли навеки вместе с нашим ужасом и виной,
И совесть познала вечный мир и покой,
Ибо там в вышине Агнец воссел на престол.

(Джеймс Г. Дек)

Теперь каждое искупленное Кровью дитя
Божье может сказать: "Все ужасы закона и Бога
Не имеют ко мне никакого отношения;
Послушание и Кровь моего Спасителя
Покрыли все мои преступления".

(О. М. Топледи)

"По сути, мы уже пришли туда, где на самом деле будем пребывать всю вечность. Будущее вошло в настоящее.
В дне сегодняшнем мы владеем будущим. На земле мы владеем небесами" ("Избранное").
Мы приходим не к осязаемой горе на земле. Мы удостоены чести войти в святилище на небесах. Верой мы приближаемся к Богу в исповедании, славословии и молитве. Мы не ограничены одним лишь днем в году, но можем входить в Святое святых в любое время в полной уверенности, что всегда встретим радушный прием. Бог уже не говорит: "Не смейте приближаться".
Он говорит: "Приходите без страха".
У закона есть своя гора Синай, у веры же есть ее гора Сион. Эта небесная гора символизирует сочетание всех благословений благодати - всего, что стало нашим благодаря искупительной жертве Иисуса Христа.
У закона есть земной Иерусалим, у веры же есть град небесный. Это град Бога живого, город, имеющий основание, Художник и Строитель которого - Бог.
Когда мы входим в Божье присутствие, мы оказываемся в самой гуще величественнейшего собрания. Прежде всего, нас окружают мириады ангелов, которые, хоть и не запятнаны грехом, не могут присоединиться к нашему гимну, потому что не познали радость, даруемую спасением.
12,23 Потом мы попадаем в собрание первенцев, написанных на небесах.
Это члены Церкви, Тела и Невесты Христа, которые умерли после дня Пятидесятницы и теперь сознательно наслаждаются присутствием Господа. Они ожидают тот день, когда их тела воскреснут из могилы в прославленном виде и воссоединятся с их духом.
Верой мы видим Судью всех - Бога.
Его больше не скрывают тьма и мрак; для взора веры Его слава ослепительна.
Там и святые ВЗ, духи праведников, достигших совершенства. Оправданные верой, они стоят в безупречной чистоте, потому что на их счет занесена вся ценность труда Христа. Они также ожидают той минуты, когда могила отдаст хранившееся в ней веками и они получат прославленные тела.
12,24 Там и Иисус, Ходатай Нового завета. Между Моисеем, как посредником Ветхого завета, и Иисусом, как Посредником завета Нового, есть большая разница. Моисей послужил посредником просто в том, что принял закон от Бога и передал его израильскому народу. Совершая жертвоприношение, скрепившее завет, он был представителем народа.
Христос - Посредник Нового завета в несравненно более высоком смысле. Прежде чем Бог смог на праведном основании заключить этот завет, Господь Иисус должен был умереть. Он должен был скрепить этот завет Своей собственной Кровью, отдать Себя для искупления многих (1 Тим. 2,6).
Своей смертью Он обеспечил Своему народу благословения Нового завета. Его бесконечная жизнь служит для них гарантией этих благословений.
Своим служением одесную Бога Он охраняет Свой народ для вкушения этих благословений во враждебном мире. Все это - составляющие Его труда Посредника.
Отмеченный голгофскими ранами, Господь Иисус был возвеличен, заняв место по правую руку от Бога как Князь и Спаситель.

О, как я люблю взирать на Него,
В высоте небес воссевшего на престоле.
Скоро святые разделят всю славу Его,
Агнца, Который взошел на крест Голгофы.

(Джеймс Г. Дек)

Наконец, там есть Кровь кропления, говорящая лучше, чем кровь Авеля.
Вознесясь, Христос представил Богу всю ценность Крови, пролитой Им на кресте. Нет никакого основания считать, что Он принес Свою Кровь на небеса в буквальном смысле слова, но в святилище стало известно о достоинствах Его Крови. Дж. Г. Дек облек и эту истину в стихи:

Его драгоценной Кровью
Престол был окроплен;
Его раны возвестили на все небеса,
Что труд спасенья завершен.

Его драгоценная Кровь противопоставляется крови Авеля. Независимо от того, понимаем ли мы под кровью Авеля кровь его жертвы или же его собственную, пролитую Каином, голос Крови Христа звучит намного милостивее. Кровь жертвы Авеля говорила: "Временно покрыто", Кровь Иисуса возвещает: "Прощено навеки".
Кровь Авеля кричала: "Отмщения!" Кровь Иисуса взывает: "Милость, прощение, мир".
12,25 В заключительных стихах главы 12 Божье откровение на Синае сравнивается с Его откровением в Христе и через Христа. К не имеющим себе равных привилегиям и славе христианской веры не следует относиться легкомысленно. Бог говорит, приглашает, уговаривает. Отвергнуть Его - значит погибнуть.
Все, кто ослушался голоса Бога, звучавшего через закон, понесли соответствующее наказание. Чем больше привилегии, тем больше ответственность. Во Христе Бог дал людям самое полное и окончательное откровение.
Вина отвергающих Его голос, говорящий сегодня с небес, в Евангелии, во много раз тяжелее вины тех, кто нарушил закон. Избежать наказания невозможно.
12,26 На Синае голос Божий вызвал землетрясение. Но когда Он заговорит в будущем, Его голос потрясет небеса. Именно это было предсказано пророком Агеем (2,6): "...еще раз, и это будет скоро, Я потрясу небо и землю, море и сушу".
Это потрясение совершится в период между восхищением и концом Царства Христа. До прихода Христа для установления Своего Царства небо и земля содрогнутся от серии природных катастроф. Планеты сойдут со своих орбит, что, в свою очередь, вызовет в океанах огромные цунами и заставит море выйти из берегов. Потом, по завершении Тысячелетнего царствования Христа, ужасный жар уничтожит землю, небо и космос (2 Пет. 3,10-12).
12,27 Говоря "еще раз", Бог предвещал полное и окончательное уничтожение неба и земли. Это событие в пух и прах разобьет миф о реальности лишь того, что мы можем увидеть и пощупать, чем мы можем управлять, а значит, и нереальности всего невидимого. Когда колебания и потрясения завершатся, останется лишь то, что было поистине реальным.
12,28 Все увлеченные осязаемыми, видимыми обрядами иудаизма цеплялись за вещи, которые будут поколеблены. У истинных же верующих есть царство непоколебимое. Это должно вдохновить нас на самое ревностное поклонение и восхищение. Мы должны непрестанно славить Его с благоговением и страхом.
12,29 Бог есть огонь поядающий для всех, кто отказывается Его слушать. Но даже и для Божьего народа Его святость и праведность столь велики, что должны порождать в наших сердцах глубочайшее почтение и благоговение.

Глава 13

Г. Увещание о различных христианских добродетелях (13,1-17)

13,1 Практический раздел Послания к Евреям продолжают шесть увещаний, касающихся добродетелей, которые необходимо всячески в себе развивать. Первая из них - любовь к братьям. К каждому истинному христианину мы должны относиться как к члену собственной семьи; это родство должно находить свое выражение в словах и делах любви (1 Ин. 3,18).
13,2 Автор призывает читателей оказывать гостеприимство странникам.
Это могло относиться прежде всего к верующим, бежавшим от преследований и остро нуждавшимся в пище и ночлеге. Принять их значило подвергнуть опасности себя. Этот стих можно понять и как призыв оказывать гостеприимство каждому верующему, кто в нем нуждается.
При этом всегда существует захватывающая дух возможность, что, поступая так, мы, сами того не зная, можем оказать гостеприимство ангелам. Здесь, конечно же, подразумевается случай с Авраамом, когда у него в гостях были три человека, оказавшиеся на самом деле ангелами (Быт. 18,1-15). (Полагают, что один из этих трех был Ангел Господень, то есть Христос до Его воплощения.) Даже если порог нашего дома никогда не переступят ангелы, это могут быть мужчины и женщины, одно присутствие которых уже благословение, и благотворное влияние которых на нашу семью может дать результаты для всей вечности.
13,3 Третье увещание - заботиться о верующих, попавших за решетку. Это со всей определенностью относится к тем, кто брошен в тюрьму за свое свидетельство о Христе. Им будут нужны пища, теплая одежда, что-нибудь для чтения и ободрение. Верующие на свободе будут стоять перед сильным искушением отгородиться от узников, чтобы не навлечь на себя подозрение в соучастии. Христиане должны помнить, что, посещая узников, они посещают Христа.
Сочувствие они должны проявлять и к страждущим. Несомненно, под страждущими также подразумеваются гонимые христиане. Читатели должны решительно противостать искушению отгородиться от той опасности, которой они могут подвергнуться из-за высказанного гонимым сочувствия. Для самих себя мы вправе расширить сферу практического применения этой истины и говорить о сочувствии всем страдающим святым. Мы должны помнить, что сами находимся в теле, а значит, подвержены тем же страданиям.
13,4 Брак должен высоко почитаться всеми. Нам следует не забывать, что он был установлен Богом до вторжения в мир греха и что он - Его святая воля для человечества. Относиться к нему, подобно аскетам, как к чему-то нечистому или же отпускать по его поводу шуточки, как это иногда делают христиане, Писание запрещает.
Состоящие в браке должны хранить верность своим супружеским обетам, чтобы их брачное ложе было непорочно. Вопреки широко распространившейся сегодня в этой области бесцеремонной распущенности, факт остается фактом: любые половые отношения вне брачных уз - грех. Супружеская измена - не болезнь, а грех. И этот грех Бог неизбежно будет судить.
От Его суда не укроется ни одна из форм безнравственности. Он судит ее в этой жизни через физические недуги, разрушенные семьи, нервные заболевания, через деградацию личности.
Если человек не обретет прощения в Крови Христа, Он будет судить его вечным огнем.
Чтобы напомнить об этом распутному королю Генриху VIII, епископ Латимер избрал метод хотя и действенный, но требующий огромного мужества. Он подарил королю Библию, вложенную в чехол тонкой работы. На чехле были написаны слова: "Блудников и прелюбодеев судит Бог".
13,5 Третья добродетель, которую необходимо в себе развивать, - довольство. Вспомните, что непрестанно повторяли приверженцы иудаизма: "У нас есть скиния. У нас есть священство. У нас есть жертвоприношения. У нас есть прекрасные обряды. Что есть у вас?" Здесь автор спокойно говорит христианам: "Имейте нрав несребролюбивый, довольствуясь тем, что есть".
Еще бы! То, что есть у христианина, настолько превосходит все самое лучшее, что есть в иудаизме. Так почему бы ему не быть довольным? У него есть Христос, и этого достаточно.
Сребролюбие может стать огромной преградой на пути христианина. Так же как маленькая монета, если ее держать непосредственно перед глазом, заслоняет солнце, так и сребролюбие разрушает общение с Богом и препятствует духовному росту.
Величайшим из всех сокровищ владеет тот, у кого есть Он, обещавший: "Не оставлю тебя и не покину тебя". В греческом языке для усиления отрицания используется несколько отрицательных частиц. В этом стихе вышеприведенное обещание звучит особенно убедительно: в нем собраны пять отрицаний, чтобы подчеркнуть невозможность оставления Христом Своих!
13,6 Слова Псалма 117,6 - уверенное исповедание того, у кого есть Христос: "Господь мне помощник, и не убоюсь: что сделает мне человек?" Во Христе мы обрели совершенную безопасность, совершенную защиту, совершенный мир.
13,7 Автор наставляет читателей поминать своих наставников, христиан, которые проповедовали им Слово Божье.
Какова же была кончина их жизни? Они не вернулись к левитской системе, но стойко держались своего исповедания до конца. Может быть, кто-то из них погиб мученической смертью за имя Христа. Именно их вере надо подражать, вере, крепко держащейся за Христа и христианское учение, вере, позволяющей Богу управлять каждой минутой жизни. Бог не призывает нас всех к одному и тому же виду служения, но призывает нас всех к жизни веры.
13,8 Не очень ясно, как связаны между собой этот стих и предыдущий.
Может быть, проще было бы понимать его как краткий итог учения, цели и веры этих наставников. Суть всего их учения такова: "Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же".
Основанием их веры был Иисус, Который есть Христос (Мессия), Тот же вчера и сегодня и во веки.
13,9 Далее следует предостережение об опасности лжеучений законничества. Законники настаивали, что святость взаимосвязана со внешними вещами, такими как церемониальное поклонение или чистая пища. Истина же в том, что святость - продукт благодати, а не закона. Законы о чистой и нечистой пище были даны для ритуальной святости. Но это не то же самое, что святость внутренняя. Человек может сохранять ритуальную чистоту и тем не менее быть исполненным ненависти и лицемерия. Одна лишь Божья благодать способна вдохновить верующих и дать им силы жить свято. Любовь к Спасителю, умершему за наши грехи, побуждает нас жить "целомудренно, праведно и благочестиво" (Тит. 2,12). В конечном счете бесконечные правила о пище и питье не принесли их приверженцам никакой пользы.
13,10 Обратите внимание на торжество, звучащее в словах "мы имеем жертвенник". Это уверенный ответ христианина на постоянные насмешки законников. Наш жертвенник - Христос, и поэтому включает в себя все благословения, сокрытые в Нем. Зависимые от левитской системы не имеют права участвовать в благословениях христианства. Прежде они должны покаяться в своих грехах и уверовать в Иисуса Христа как единственного Господа и Спасителя.
13,11 Согласно закону о жертвоприношениях, убивались определенные животные, а их кровь вносилась первосвященником в святилище как жертва за грех. Тела же этих животных уносились далеко за пределы скинии и там сжигались. "Вне стана" - значит за внешним забором, окружавшим двор скинии.
13,12 Животные, сжигавшиеся вне стана, были прообразом Господа Иисуса. Он был распят вне городских врат Иерусалима. Людей Он освятил Своей Кровью за пределами стана организованного иудаизма.
13,13 Из этого первые читатели Послания должны были сделать вывод о необходимости полностью порвать с иудаизмом. Раз и навсегда они должны были отвернуться от храмовых жертвоприношений, приняв завершенный труд Христа как наидостойнейшую жертву.
Аналогичный вывод должны сделать и мы: стан сегодня - это вся религиозная система, которая учит спасению через дела, добрый характер, обряды или таинства. Это современная церковная система с рукоположенным людьми священством, всевозможными материальными "вспомогательными средствами" для поклонения и обрядовыми ловушками.
Это развращенное христианство, церковь без Христа. Иисус стоит вне этого стана, и мы должны выйти к Нему, нося Его поругание.
13,14 Иерусалим был дорог сердцам всех, несших служение в храме.
Он был географическим центром их "стана". У христианина такого города на земле нет; его сердце устремляется к небесному городу, новому Иерусалиму, где все озарено славой Агнца.
13,15 В НЗ все верующие - священники. Они - святые священники, входящие в святилище Бога для поклонения (1 Пет. 2,5), они - царственные священники, выходящие в мир для свидетельства (1 Пет. 2,9). Христианинсвященник приносит, по крайней мере, три жертвы. Во-первых, он приносит в жертву всего себя (Рим. 12,1). Во-вторых, в стихе 15 упомянута его вторая жертва: жертва хвалы. Она приносится Богу через Господа Иисуса. Все наши молитвы и славословия, прежде чем достичь Бога Отца, проходят через Иисуса; наш великий Первосвященник очищает их от всякой нечистоты и несовершенства и добавляет к ним Свою собственную добродетель.

Ко всем нашим хвалам и молитвам
Христос неизменно добавляет
Свое благоухание;
Сгорая в курильнице любви,
Оно наполняет небеса
Благословенным ароматом.

(Мэри Б. Петерс)

Жертва хвалы - это плод уст, прославляющих имя Его. Бог слышит лишь те слова поклонения, что срываются с искупленных губ.
13,16 Третья жертва - это пожертвование нашего имущества. Свои материальные средства мы должны использовать для благотворения, делясь с нуждающимися. Такая жертвенная жизнь благоугодна Богу. Она - прямая противоположность стяжательству, копящему добро для себя.

Череда Божьих священников
Не прейдет никогда;
Они стоят перед Божьим лицом,
День и ночь Ему служа.
Пусть хвалится разум
И мощной рекою неверье течет,
Священники Божьи пребудут всегда,
Покуда конец не придет.
Народ Его избранный, наследие Его,
Снедаемый ревностью праведной,
Сердце возносит к Божьему сердцу
В словах любви своей пламенной.
Благоуханьем их молитв поклонения
Наполнен весь Его храм;
Их песнь хвалы раздается повсюду,
Радость даря небесам.

(Герхард Терстиген)

13,17 В стихах 7 и 8 говорилось о необходимости помнить своих бывших наставников. Теперь же читателям напоминается об их обязанности повиноваться наставникам, или руководителям, нынешним. Вероятно, здесь прежде всего имеются в виду руководители поместной церкви. Эти люди действуют как представители Бога в общине. Им была дана власть, и верующие должны быть покорны этой власти. Как подручные Пастуха, пресвитеры заботятся о душах стада. Когда-то им придется дать отчет Богу. Они будут делать это или радостно, или печально, в зависимости от духовного прогресса их подопечных. Если им придется делать это с печалью, то соответствующие святые потеряют свою награду. Поэтому уважение к властям, данным Богом, пойдет на пользу всем и каждому.

IV. Заключительное благословение (13,18-25)

13,18 Приближаясь к концу своего письма, автор обращается к читателям с личной просьбой о молитвенной поддержке. Из этого стиха можно сделать вывод, что он подвергается жестоким нападкам. Не трудно догадаться, кто критикует его - те, кто принуждал людей вернуться к поклонению Ветхого завета. Он во всеуслышание заявляет, что несмотря на все выдвинутые против него обвинения, его совесть чиста, а намерения искренни.
13,19 Молиться о нем нужно было и для того, чтобы он скорее был возвращен им. Может быть, здесь имеется в виду освобождение из тюрьмы; но об этом можно только догадываться.
13,20 Потом автор прибавляет одно из самых прекрасных благословений в Библии, которое встает в один ряд с такими местами, как книга Чисел 6,24-26; 2 Коринфянам 13,14 и Иуды 24-25. Оно адресовано Богу мира.
Как уже говорилось, у святых ВЗ никогда не было мира, который дарует чистая совесть. При Новом же завете мы обрели мир с Богом (Рим. 5,1) и мир Божий (Флп. 4,7). Дальше в стихе поясняется, что этот мир - плод жертвы Христа. Бог воскресил Господа Иисуса из мертвых в знак того, что Его подвиг на кресте решил вопрос греха раз и навсегда.
Христос, как добрый Пастырь, отдал Свою жизнь за овец (Ин. 10,11).
Как великий Пастырь, Он воскрес из мертвых, завершив искупление (Евр. 13,20). Как главный Пастырь, Он вернется, чтобы вознаградить Своих слуг (1 Пет. 5,4). В Псалме 22 мы читаем о Нем как о добром Пастыре, в Псалме 23 - как о Пастыре великом и в Псалме 24 - как о главном Пастыре.
Он был воздвигнут из мертвых согласно вечному завету. Вуст так комментирует эту фразу: "Новый завет назван вечным в отличие от Первого завета, преходящего. Именно в сфере действия вечного завета Мессия, умерший за греховное человечество, был выведен из среды мертвых. Не воскресни Он из мертвых, Он не смог бы стать Первосвященником по чину Мелхиседека. Чтобы дать жизнь верующему грешнику, грешному человечеству нужен живой Священник, а не священник мертвый, только заплативший за свои грехи. Таким образом, неотъемлемой частью Нового завета было то, что Священник, принесший в жертву Самого Себя, воскреснет из мертвых". (Wuest, Hebrews, p. 242.)
13,21 Молитва, начатая в стихе 20, продолжается просьбой об усовершении святых во всяком добром деле к исполнению Божьей воли. Здесь мы встречаемся с причудливой смесью Божественного и человеческого. Бог усовершает нас всяким добром. Бог производит в нас благоугодное Ему. Делает Он это через Иисуса Христа. Тогда мы исполняем Его волю. Другими словами, Он вкладывает в наши сердца это желание, Он дает нам силы для его исполнения; потом мы делаем это, и Он награждает нас.
Молитва заканчивается признанием того, что Иисус достоин славы во веки веков.

Достоин Ты хвалы и славы,
Достоин всеобщей любви,
Не будет конца этой песне небес:
Достоин Ты, Господи, достоин лишь Ты.

(Ф. Т. Вигрэм)

13,22 Теперь автор просит своих читателей принять увещания этого Послания, то есть оставить религию ритуалов и хранить верность Христу.
Он называет свое письмо коротким, и оно действительно короткое, если учесть, как много он мог бы сказать о левитской системе и ее исполнении во Христе.
13,23 Упоминание об освобождении брата Тимофея укрепляет многих во мнении, что письмо написал Павел.
Еще одно свидетельство в пользу этой точки зрения - то, что автор собирается путешествовать с Тимофеем. Но со всей уверенностью заявить это нельзя, поэтому будет лучше оставить этот вопрос открытым.
13,24 Автор передает приветствия всем христианским наставникам и всем святым. Не следует проходить мимо множества примеров христианской учтивости в посланиях, не замечая их; мы должны всячески стараться им подражать.
Рядом с автором было несколько верующих из Италии, и они тоже хотели передать свои приветствия. Это наводит на мысль, что Послание было написано или там, или туда.
13,25 Нота благодати: "Благодать со всеми вами", на которой заканчивается эта книга НЗ, как нельзя прекраснее гармонирует с ее общей атмосферой. Новый завет - это завет благодати, которая дается даром, завет, не ставящий никаких условий, провозглашающий безграничное благорасположение Бога к недостойным грешникам через жертву Господа Иисуса Христа. Аминь.

Послание к Евреям для современности

Может ли Послание к Евреям сказать что-то нам, живущим в двадцатом веке? Хотя сегодня иудаизм уже далеко не та доминирующая религия, какой он был на заре христианства, христианство просто пропитано его духом законничества. В своей широко известной брошюре "Верно преподающий слово истины" д-р Ч. Скоуфилд пишет: "Можно со всей уверенностью сказать, что законничество иудаизма, проникнув в Церковь, мешало ее росту, извращало ее миссию и разрушало ее духовность в большей степени, чем все остальные факторы, вместе взятые. Вместо того чтобы идти по указанному ей пути отделения от мира и следовать за Господом в своем небесном призвании, она воспользовалась еврейскими Писаниями, чтобы оправдать сведение своей цели к цивилизации мира, накоплению богатств, использованию впечатляющих обрядов и ритуалов, возведению величественных соборов... и разделению равноправного братства на "духовенство" и "прихожан". (C. I. Scofield, Rightly Dividing the Word of Truth, p. 17.)
Послание к Евреям призывает нас решительно порвать со всеми религиозными системами, которые не почитают Христа единственным Господом и Спасителем и в которых Его труд не признается как жертва за грех, принесенная раз и навсегда.
Послание к Евреям учит нас, что все тени и символы ветхозаветной системы нашли свое исполнение в нашем Господе. Он - наш великий Первосвященник. Он - наше Жертвоприношение. Он - наш Жертвенник. Он несет служение в небесном святилище, и Его священству не будет конца.
Оно учит, что все верующие - священники, что у них в любое время есть мгновенный доступ в присутствие Божье верой. Они приносят в жертву самих себя, свою хвалу и свое имущество.
Дэвид Бэрон пишет: "Ввести в христианскую Церковь модель левитского священства, как это делают сторонники обрядовости, значит попытаться оскверненными грехом руками вновь сшить завесу, собственноручно разорванную надвое благословенным, примиренным Богом. Это как если бы они сказали: "Стойте в отдалении, не смейте приближаться к Богу", тем, кто "стали близки Кровью Христа". (David Baron, The New Order of Priesthood, pp. 39-40.)
Послание к Евреям учит, что у нас есть лучший завет, лучший Посредник, лучшая надежда, лучшие обещания, лучшее отечество, лучшее священство, лучшие владения - все это лучше самого наилучшего, что может предложить иудаизм. Оно дарит нам уверенность, что мы имеем искупление, вечное спасение, вечный завет и вечное наследство.
Оно со всей серьезностью предостерегает против греха вероотступничества. Если кто-то утверждает, что он христианин, присоединяется к христианской общине, а потом отворачивается от Христа и переходит на сторону врагов Господа, обновить его покаянием уже невозможно.
Послание к Евреям призывает истинных христиан ходить верой, а не видением, потому что именно такая жизнь угодна Христу. Оно призывает нас также стойко переносить страдания, испытания и гонения, чтобы потом получить обещанную награду.
Это Послание учит, что вместе с многочисленными привилегиями у христиан есть и особая обязанность. Благодаря превосходству Христа они стали самыми привилегированными людьми на земле. Пренебрегая этими привилегиями, они понесут соответствующий урон на Судилище Христовом. От них ожидают большего, чем от живущих под законом; с них больше и потребуют.
Посему "выйдем к Нему за стан, нося Его поругание" (13,13).

Библиография

Bruce, Alexander Balmain. The Epistle to the Hebrews: The First Apology for Christianity. Edinburgh: T. & T. Clark, 1908.
Godett, Robert. Christ Superior to Angels, Moses and Aaron. London: J. Nisbet, 1884.
Henderson, G. D. Studies in the Epistle to the Hebrews. Barkingside, England: G. F. Vallance, n.d.
Hewitt, Thomas. The Epistle to the Hebrews, TBC. Grand Rapids: Eerdmans, 1960.
Ironside, H.A. Hebrews and Titus. Neptune, N.J.: Loizeaux Brothers, 1932.
Kelly, William. Introductory Lectures to the Epistle to the Hebrews and the Epistle to Philemon. Oak Park IL: Bible Truth Publishers, n.d.
Landis, G. M. Epistle to the Hebrews: On to Maturity. Oak Park: Emmaus Bible School, 1964.
Lang, G. H. The Epistle to the Hebrews. London: Paternoster Press, 1951.
Lincoln, William. Lectures on the Epistle to the Hebrews. Boston: Believer' Book-Room, n.d.
Mantle, J. Gregory. "Better Things": A Series of Bible Readings on the Epistle to the Hebrews. New York: Christian Alliance Publishing Co., 1921.
Meyer, F. B. The Way into the Holiest. Grand Rapids: Zondervan Publishing House, 1950.
Moffatt, James. A Critical and Exegetical Commentary on the Epistle to the Hebrews, ICC. Edinburgh: T. & T. Clark, 1924.
Moule, H. C. G. Studies in Hebrews. Grand Rapids: Kregel Publications, 1977.
Newell, W. R. Hebrews Verse by Verse. Chicago: Moody Press, 1947.
Pfeiffer, Charles F. The Epistle to the Hebrews. Chicago: Moody Press, 1962.
Rainsbury, A. W. "Able to Save to the Uttermost", The Keswick Week. London: Marshall, Morgan and Scott Ltd., 1958.
Thomas, W. H. Griffith. Hebrews: A Devotional Commentary. Grand Rapids: Wm. B. Eerdmans Publishing Co., 1961.
Vine, W. E. The Epistle to the Hebrews. London: Oliphants Ltd., 1952.
Westcott, B. F. The Epistle to the Hebrews. London: MacMillan, 1889.
Wuest, K. S. Hebrews in the Greek New Testament. Grand Rapids: Eerdmans Publishing Co., 1947.