Второзаконие
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:
Оригинальные книжные полки www.mebel-luchshe.net.

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Ч. Х. Макинтош

Толкование на Книгу Второзаконие

"Навеки, Господи, слово Твое утверждено на небесах"
Пс.118:89
"В сердце моем сокрыл я слово Твое, чтобы не грешил пред Тобою"
Пс.118:11

Оглавление


Глава 2
Глава 3

Глава 2

Последние строки 1-ой главы представляют нам плач Израиля пред Господом "И возвратились вы, и плакали пред Господом; но Господь не услышал вопля вашего и не внял вам. И пробыли вы в Кадесе много времени, сколько времени вы там были" (ст 45-46). В слезах и словах народа не было искренности. Все это было столько же неискренно, как и раскаяние их Можно проливать слезы и исповедовать Богу грехи, и не имея в сердце настоящего сознания своего греха. Это значит издеваться над Богом. Мы знаем, что истинно сокрушенное сердце радует Господа, и Он обитает в нем "Жертва Богу -дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже" (Пс. 50,19). Слезы, изливаемые сокрушенной раскаянием душой, в тысячу раз драгоценнее в глазах Господних, чем "звери и скот на тысяче горах" (Пс. 49,10), потому что они доказывают ему, что в этом сердце есть место для Него, а именно этого, по Своему безграничному милосердию, Он и ищет. Самое слабое воздыхание сокрушенного сердца тотчас же возносится к Божию престолу, и Бог немедленно в ответ на него дарует душе сладкое сознание прощения, истекающее из Его любви к нам.
Итак, израильтяне должны были возвратиться в пустыню и блуждать там сорок лет. Другого выхода не было. Они не захотели, надеясь на помощь Одного Бога, войти в землю; после этого Бог не мог идти с ними, потому что их упрямство и самонадеянность мешали Божию присутствию; поэтому им приходилось подвергнуться последствиям их непослушания. Раз они не хотели войти в Обетованную землю, они должны были умереть в пустыне.
Как все это знаменательно! Серьезное пояснение всех этих фактов мы находим в 3-ей главе Послания к Евреям: "Почему, как говорили Дух Святой, ныне, когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших, как во время ропота, в день искушения в пустыне, где искушали Меня отцы ваши, испытывали Меня и видели дела Мои сорок лет. Посему я вознегодовал на оный род, и сказал непрестанно заблуждают сердцем, не познали они путей Моих; посему Я поклялся во гневе Моем, что они не войдут в покой Мой. Смотрите, братия, чтобы не было в ком из вас сердца лукавого и неверного, дабы вам не отступить от Бога живого. Но наставляйте друг друга каждый день, доколе можно говорить: "ныне", чтобы кто из вас не ожесточился, обольстившись грехом; ибо мы сделались причастниками Христу, если только начатую жизнь твердо сохраним до конца, доколе говорится: ныне, когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших, как во время ропота Ибо некоторые из слышавших возроптали; но не все вышедшие из Египта с Моисеем. На кого же негодовал Он сорок лет? Не на согрешивших ли, которых кости пали в пустыне? Против кого же клялся, что не войдут в покой Его, как не против непокорных? Итак видим, что они не могли войти за неверие. Посему будем опасаться, чтобы, когда еще остается обетование войти в покой Его, не оказался кто из вас опоздавшим. Ибо и нам оно возвещено, как и тем; но не принесло им пользы слово слышанное, не растворенное верою слышавших" (Евр 3,7-19; 4,1-2).
Здесь, равно как и на всякой странице богодухновенной Книги, подтверждается все один и тот же факт: неверие огорчает Божие сердце и бесславит имя Господа Оно, кроме того, лишает нас благословений и преимуществ, даруемых нам Божию благодатью. Мы даже и представить себе не можем, как много во всех отношениях мы теряем по неверию наших сердец. Пред Израилем лежала Обетованная страна - чудо плодородия и красоты; ему было дано приказание овладеть этой землей, но "они не могли войти за неверие"; так же и мы не умеем воспользоваться всею полнотою благословений, изливаемых на нас царственной благодатью. Сокровищницы неба открыты пред нами, но мы не пользуемся заключающимися в них богатствами. Мы остаемся жалкими, слабыми, пустыми и бесплодными, между тем как мы могли бы быть богатыми, сильными, могли бы изобиловать и преуспевать во всем. Мы благословлены "всяким духовным благословением в небесах" (Ефес. 1,3), - но какое слабое представление обо всем этом мы имеем, и как мало мы все это усваиваем!
"Какой ущерб также наносит наше неверие делу Божию среди нас! В Евангелии сказано, что наш Господь не мог однажды совершить многих чудес по причине неверия окружавших Его людей. Не делает ли это многое ясным нам? Не ставим ли и мы Ему преграды нашим неверием? Нам, быть может, скажут, что Господь совершит Свое дело, невзирая на наше неверие; что, несмотря на недостаток нашей веры. Он соберет Своих искупленных и восполнит их число; что никакие силы земли и ада не могут помешать осуществлению Его советов и Его предначертаний; что же касается Его дела, оно совершается "не воинством и не силою, но Духом Его" (Зах. 4,6).
Все это совершенно верно, но нисколько не умаляет значение вышеприведенного изречения: "Не совершал там многих чудес по неверию их" (Матф. 13,58). Не лишились ли эти люди благословений Господних по своему неверию? Не были ли они причиною неосуществления добра во многих случаях? Будем держаться вдали от иссушающего сердца влияния фатализма, имеющего вид истины, который на самом деле оказывается полностью ложным, отрицая ответственность человека и подрывая всю Божественную ревность к делу Христову. Мы должны помнить, что Тот, Кто в Своих вечных предначертаниях наметил конец, избрал и средства для приведения всего к концу; и если, по неверию или под влиянием неполной истины, мы опускаем наши руки и пренебрегаем дарованными нам средствами, Он отстранит нас от дела и поручит его другим. Он будет действовать помимо нас, но мы потеряем честь, преимущество и благословение быть Его орудиями. Вникнем в случай, описанный в Марк. 2. Он является поразительным примером, подтверждающим справедливость великого принципа, значение которого мы хотим объяснить читателю. Он обнаруживает могущество веры, связанной с невыполнением дела Божия. Если четыре человека, о которых здесь повествуется, поддались влиянию безумного фатализма, они решили бы, что бесполезно делать что бы то ни было для исцеления расслабленного; что, если он должен быть исцелен, это случится и помимо усилий с их стороны. К чему в таком случае и взбираться на верх дома, раскрывать его кровлю и спускать расслабленного на постели к Господу Иисусу? К счастью расслабленного и к своему собственному счастью, эти люди так не рассуждали, и какие чудные последствия их веры мы видим пред собою! Их вера обрадовала сердце Господа Иисуса; она дала больному исцеление, прощение и благословение; она дала случай проявиться могущественному действию силы Божией, привлекшей к себе внимание всех присутствующих; она явила великую истину, что Бог пребывал на земле в лице Иисуса Назарянина, исцеляющего больных и отпускавшего народу грехи.
Излишне было бы приводить дальнейшие примеры. Все Писание свидетельствует о том факте, что неверие служит препятствием к получению нами благословения, препятствием к нашему служению; оно лишает нас редкого преимущества быть чудными орудиями в руках Бога и видеть действие руки Его и Его Духа среди нас. С другой стороны, вера низводит Божие благословение не только на нас самих, но и на других; она прославляет Бога и вызывает Его благоволение тем, что она отстраняет все, что от человека, чтобы предоставить простор действиям Божественной Силы. Нет, одним словом, предела благословениям, которые мы могли бы получить от нашего Бога, если бы наши сердца более руководились истинной верой, всегда надеющейся на Господа и угодной Ему. "По вере вашей будет вам" (Матф. 9,29). Драгоценные, утешительные слова! Да побудят они нас широко пользоваться неисчерпаемыми источниками, которые мы имеем в Боге! Он любит, чтобы мы пользовались Его помощью, да будет вечная хвала Его святому имени! Он нам говорит: "Открой уста твои, и Я наполню их" (Пс. 80,11). Мы никогда не можем просить слишком многого у Бога всякой благодати, даровавшего нам Своего Единородного Сына, а с Ним и все, необходимое для нас. Но сыны Израилевы отказались верить, что Бог хотел вести их в землю; они решили овладеть ею своими силами и вследствие этого были обращены врагами в бегство. Иначе и быть не может. Гордая самонадеянность и вера - две совершенно разные вещи: первая неминуемо приводит к поражению и смятению, вторая, несомненно, сопровождается полной победой.
"И обратились мы и отправились в пустыню к Чермному морю, как говорил мне Господь, и много времени ходили вокруг горы Сеира" (ст. 1). Необыкновенная нравственная красота звучит в этом словечке "мы". Моисей полностью отождествляется с народом. Ему, равно как и Иисусу Навину и Халеву, пришлось обратиться назад и вернуться в пустыню вместе с неверными Богу обществом. С человеческой точки зрения, это было, по всему вероятию, очень тяжело; но мы всегда получаем благословение, подчиняясь воле Божией, хотя и не всегда можем понять причину того или иного события. Ни одного слова ропота не вырвалось из уст этих Божиих служителей, когда им пришлось вернуться в пустыню и побыть там сорок лет, хотя они были готовы вступить в землю. Нет, они спокойно возвращаются назад. Да и как могла им прийти мысль роптать, когда и Бог-Иегова делал то же самое, когда на их глазах и колесница Бога Израилева поворачивала в сторону пустыни? Неистощимая благость Божия и долготерпение Господа, конечно, должны были побудить их безропотно подчиниться долголетнему пребыванию в пустыне и с терпением выжидать наступления блаженного часа их вступления в Обетованную землю. Мы всегда пожинаем обилие Божиих благословений, смиренно подчиняясь Божией воле. Мы действительно берем на себя в этом случае иго Христово, а это, по свидетельству Господа Иисуса, и есть истинная причина нашего покоя. "Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня; ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко" (Матф. 11,28-30).
В чем же заключается это иго? В полном и безусловном подчинении воле Отца. Именно это видели мы как осуществившейся факт в жизни нашего благословенного Господа и Спасителя Иисуса Христа. Он мог сказать: "Ей, Отче" ибо таково было Твое благоволение" (Лук 10,21). "Твое благоволение" - это для Него было главным. Это примирило со всем остальным. Если Его свидетельство было отвергнуто, если не было видимого успеха в Его работе, если все Его старания не приводили ни к чему, Господь Иисус говорил: "Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли!" Все было хорошо. Что получало одобрение Отца, то пользовалось и Его одобрением. В Его сердце не было ни одной мысли, ни одного желания, хотя бы немного расходившихся с волею Божиею. Потому, как Человек, Он всегда пребывал в полном покое. Он сливался с предначертанием Господа, и поток Его мира всегда струился в Его сердце с невозмутимой тишиной.
Вот в чем заключалось иго Христово; это же иго Христос предлагает нам взять на себя, чтобы и мы также нашли "покой душам нашим". Заметим эти слова: "Найдите покой". Мы не должны смешивать покой, даруемый Им, с покоем, находимым нами. Когда труждающаяся и обремененная душа с искренней верой приходит к Господу Иисусу, Он дает ей покой, полный покой, истекающей из твердой уверенности, что все совершенно для нее Христом; что грехи ее навеки прощены; что праведность восполнена, явлена и дарована; что весь вопрос раз навсегда разрешен Божественною мудростью. Бог прославлен. Сатана должен молчать. Совесть успокоена.
Таков покой, даруемый нам Господом Иисусом, когда мы приходим к Нему. Но затем нам предстоит сталкиваться со всевозможными обстоятельствами нашей повседневной жизни Мы встречаем разного рода испытания, трудности, разочарования и борьбу. Все это не может отнять покоя, дарованного нам Господом Иисусом, но все это может, однако, сильно нарушить тот некой, который мы должны находить в Нем. Трудности пути не смущают покоя совести, но они могут смутить сердце, могут произвести в нем чувство раздражительности или нетерпения. Я, например, собираюсь произнести сегодня проповедь, и меня в известный час ждут многие; и вдруг я неожиданно задержан дома болезнью. Это не смущает моей совести, но может сильно смутить мое сердце, значительно взволновать меня, заставить меня воскликнуть: "Как это скучно! Как это некстати! Что же теперь делать?"
Что может успокоить взволнованное сердце, что может усмирить мятежный дух? Что именно мне нужно? Я нуждаюсь в покое. Как я его найду? Преклоняясь пред волею Божиею и взяв на себя драгоценное иго Христово; то самое иго, которое Он носил на Себе во дни Своей плоти, - иго полного подчинения Божией воле. Я должен быть в состоянии из глубины моего сердца и без малейшего колебания сказать: "Да будет воля Твоя, Боже!" Я должен всецело проникнуться таким живым сознанием всеобъемлющей любви Господа и бесконечной мудрости всех Его путей по отношению ко мне, что мне уже не захочется что-либо изменить после этого, если бы даже я и мог это сделать: я буду уверен, что для меня лучше лежать больным в постели, чем проповедовать тем, которые меня ожидали.
Вот истинный покой сердца, покой, несовместимый с волнением: он дает нам возможность благодарить Бога за все, как бы не расходилась действительность с нашей собственной волей и с планами, составленными самими нами Это не только признание истины, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует благу" (Римл. 8,28). Это осуществление Божественной истины, что все, посылаемое нам Богом, это, конечно, самое лучшее для нашей души. Это полная уверенность в любви, премудрости, силе и верности Того, Который взялся усмотреть для нас все как в этой жизни, так и во всей вечности. Мы знаем, что любовь всегда ищет наилучшего для того, к кому она относится. Блаженны мы, имея Бога, ищущего для нас наилучшего! Какое сердце, хотя бы отчасти познавшее любовь Божию, не возликует при этой мысли?
Но надо знать Бога прежде, чем сердце может удовлетвориться Его волею. Искушаемая змеем в Эдемском саду, Ева оказалась недовольной волею Божиею. Она пожелала иметь то, что Бог запретил; и дьявол обещал дать ей это. Она подумала, что сатана относится к ней лучше Бога. Она подумала, что выиграет от того, что, выйдя из повиновения Богу, отдаст себя в руки сатаны Итак, мы видим, что ветхий человек не может покориться воле Божией. Если мы захотим исследовать человеческое сердце, мы не найдем в нем ни одной мысли, полностью согласной с волей Божией. И даже чадо Божие лишь настолько может любить волю Божию и за все благодарить Господа, насколько оно, милостью Божиею, научилось умерщвлять собственную волю, почитать себя мертвым и ходить в духе. (Гал. 5,16). Лучшим доказательством возрождения души служит возможность без малейшего колебания по отношению ко всем действиям Божиим говорить: "Да будет воля Твоя!" (Лук. 11,2). "Ей, Отче! Ибо таково было Твое благоволение!" (Лук. 10,21). Когда сердце настроено таким образом, сатана не может поколебать его. Великое счастье для нас, если не только устами, но делом, словом и всей нашей жизнью мы действительно можем сказать: "Я вполне удовлетворен волею Божиею".
Этим путем мы находим мир. Вот целебное Божественное средство, избавляющее нас от духа беспокойного тщеславия, от волнения и неудовольствия, столь присущих этому миру. Да поможет нам Господь, дорогой читатель, всеми силами стремиться к кроткому и спокойному настроению духа, имеющему большую цену в очах Божиих, всегда преклоняющемуся пред благою волею Господа и одобряющему все Его пути, каковы бы эти пути ни были. Тогда наш мир потечет, как река, и имя Господа нашего Иисуса Христа прославится нашею жизнью и нашим поведением.
Прежде чем закончить изучение столь назидательного и важного для нашей жизни вопроса, мы заметим, что душа может занимать троякое положение по отношению к путям Божиим: она может подчиняться им, соглашаясь с ними, или же радостно идти этими путями. Если наша воля сокрушена, с нашей стороны появляется подчинение путям Божиим; если наше духовное разумение понимает цели Божий, мы соглашаемся с путями Божиими; когда же вся наша любовь сосредоточена на Самом Боге, тогда появляется и настоящая радость при исполнении Его воли. Поэтому в Лук. 10 мы читаем слова: "В тот час возрадовался духом Иисус, и сказал: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам. Ей, Отче! Ибо таково было Твое благоволение" (ст. 21). Благословенный Спаситель всегда любил волю Божию. Исполнение во что бы то ни стало этой воли было Его пищею и Его питьем. В служении и в страдании, в жизни и смерти Он руководствовался исключительно волею Отца. Он мог сказать: "Я всегда делаю то, что Ему угодно" (Иоан. 8,29). Да будет вечная слава и честь святому имени Его!
Но теперь вернемся к нашей главе.
"И сказал мне Господь, говоря: Полно вам ходить вокруг этой горы, обратитесь к северу" (ст. 3).
Слово Господне управляло всем. Оно предрешало, сколько времени народ должен был оставаться в каком-либо месте; с не меньшею точностью оно также указывало, куда ему следовало идти далее. Им не приходилось самим устраивать свой путь, самим направлять свои движения. Все это делал для них Иегова, - это право принадлежало Ему Одному; им же надлежало только слушаться. Здесь ни слова не говорится ни об облаке, ни о трубном звуке, - речь идет только о слове Господа и о послушании Израиля.
Для чада Божия, сердце которого искренне предано Господу, нет ничего драгоценнее сознания, что всеми его движениями управляет воля Божия. Это избавляет его от множества затруднений. Для израильтян, призванных странствовать по великой и страшной пустыне, где не было проложенных человеком дорог, невыразимо отрадно было знать, что каждое их движение, каждый их шаг, каждая их остановка были заранее предуказаны не могшим ошибаться Вождем. Им не приходилось тревожиться ни о чем; Иегова усматривал относительно них все; им надлежало только уповать на Него и исполнять Его повеления.
Да, дорогой читатель, весь вопрос заключается в сердце, доверяющем и послушном Господу. Где этого нет, неминуемо возникают вопрошания, рассуждения и возмущение. Если бы, когда Господь сказал: "Полно вам ходить вокруг этой горы", Израиль говорил: "Нет, нам хочется побыть здесь еще некоторое время; нам здесь хорошо, и не хочется отсюда уходить"; или если бы, когда Бог сказал: "Обратитесь к северу", они ответили: "Нет, мы предпочитаем идти к востоку", что вышло бы из этого? Они несомненно лишились бы присутствия Божия. Кто бы тогда вел их, помогал им, питал их? Только следуя указанным им Богом путем, они могли рассчитывать на пребывание Бога среди них. Если они предпочитали идти, куда их влекло их собственное сердце, то их ожидали впереди только одни бедствия. Вода, истекавшая из скалы, и небесная манна встречалась только на пути послушания Богу.
Все это должно послужить драгоценным уроком для нас, христиан. Наш путь изо дня в день предусмотрен для нас Господом; будем твердо уверены в этом и не дадим неверию отнять у нас это блаженное упование. Бог обещал руководить нами, а все обетования Его - "да" и "аминь". Нам только следует в простоте веры применить к себе эти обетования. Их непреложность не подлежит сомнению. Мы не можем допустить, что Израилю в пустыне дано было больше, чем небесному народу Божию нашего пути чрез пустыню сего мира. Как Израиль узнал, в какую сторону ему следовало идти? Он узнавал это чрез посредство слова Господа. В этом отношении нам дано больше, чем им: мы получаем Божий указания и чрез Слово, и чрез Духа Господня. Нам дано чудное и драгоценное преимущество идти стопами Сына Божия.
Не довольно ли нам всех этих указаний? Благодарение Господу, нам ясно указано все. Послушаем, что нам говорит наш благословенный Господь Иисус Христос: "Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни" (Иоан. 8,12). Заметим слова: "кто последует за Мною". Господь Иисус нам "оставил пример, дабы мы шли по следам Его" (1 Петр. 2,21). Вот указанный Богом путь. Как жил на земле Господь Иисус? Всегда сообразуясь исключительно с заповедями Отца. Это было основанием всех действий и всех Его слов.
Мы призваны следить за Ним, и Его собственное Слово свидетельствует нам, что, следуя за Ним, мы не будем ходить во мраке, но будем иметь свет жизни. Чудные слова: "свет жизни!" Кому открыта их неисследимая глубина? Кто постигнет их значение? "Тьма проходит, и истинный свет уже светит" (1 Иоан. 2,8); и мы имеем чудное преимущество в возможности ходить в лучезарном свете, озаряющем стезю Сына Божия. Встречаются ли на ней колебания, неуверенность, недоумение? Конечно, нет. Как все это может встретиться, если мы следуем за Господом? Это - несовместимые вещи.
Это не значит, - заметим это, - что в Священном Писании мы находим слова, прямо указывающие нам, что мы должны делать. Я не могу, например, надеяться найти в Библии указание или услышать с неба голос, приказывающий нам идти в тот или иной город, и не остаться там на более или менее продолжительный срок. Как же, спрашивается, пролить свет на это? Ответ на это таков: Уповай на Бога всем твоим сердцем, и Он осветит твой путь. Именно так поступал Господь Иисус, и если мы следуем за Ним, мы не будем ходить во мраке. "Око Мое над тобою" (Пс. 31,8), - вот одно из драгоценнейших Божиих обетовании; но, чтобы им воспользоваться, необходимо пребывать вблизи Господа, чтобы следить за движением Его очей; необходимо находиться в тесном общении с Ним, чтобы читать по Его глазам Его волю.
Сколько затруднений исчезло бы из нашей повседневной жизни, сколько разрешилось бы сомнений, если бы мы ожидали Божественного указания вместо того, чтоб действовать помимо его. Если у меня нет решения, как действовать, мне следует оставаться в покое. Нам никогда бы не следовало что-либо предпринимать, не имея на это вполне определенных Божиих указаний. Мы часто мучаемся сомнениями, не зная, должны ли мы идти или действовать, тогда как Бог желает, чтобы мы оставались в покое и не предпринимали ничего. Мы обращаемся к Богу за советом, но не получаем его, мы спрашиваем советов друзей; они не могут помочь нам в этом случае, потому что этот вопрос касается нашей души и Господа. И вот, мы погружаемся в сомнения и тревогу только потому, что наше око "не чисто", только потому, что мы не следуем за Господом Иисусом, за "светом мира". Если мы следуем за Иисусом, мы будем иметь свет жизни, - это истинный принцип, это драгоценная аксиома для жизни в Боге Господь сказал это, и для веры этого довольно.
Мы имеем, таким образом, полное право прийти к заключению, что Тот, Кто вел Свой земной народ чрез пустыню, может и хочет во всем и всюду руководить и небесным Своим народом Будем же воздерживаться от желания исполнять нашу собственную волю и создавать собственные планы "Не будьте, как конь, как лошак несмысленный, которых челюсти нужно обуздывать удилами, чтобы они покорялись тебе" (Пс. 31,9). Да будет же наше сердце исполнено желания ходить по следам благословенного Сына Божия, неискавшего своего, но всегда сообразовавшегося с принципами воли Божией и никогда не действовавшего не согласно с ней, Сына Божия, Который, Сам будучи Предвечным Богом, полностью отказался от Своей воли и нашел Себе пищу и питье в исполнении воли Отца Этим путем наши сердца и помышления пребудут в полном мире, и это даст нам возможность изо дня в день твердо и неуклонно следовать по пути, указанному нам нашим Божественным Вождем, Он, будучи Богом, не только ведает все подробности этого пути, но, живя на земле человеком, Он Сам шел этим же путем и оставил нам пример, чтобы мы шли по Его следам Дух Святой, живущий в наших сердцах, да поможет нам во всех отношениях неотступно следовать за Господом!
Теперь мы обращаем внимание читателя на вопрос, представляющий собою глубокий интерес, вопрос, занимающий важное место в Писаниях Ветхого Завета и особенно ясно выступающий в главе, раскрытой пред нами это вопрос управления миром и царствами земли Самим Богом Для нас необыкновенно важно помнить, что Тот, Кого мы признаем "Богом и Отцом Господа нашего Иисуса Христа", а также и нашим Богом и Отцом, принимает близкое и личное участие в делах народов земли, что Он наблюдает за их действиями и их поступками по отношению друг к другу Все это, правда, имеет прямое отношение к Израилю и к Палестине, как мы это и читаем в многозначащих словах 8-го стиха 32-ой главы нашей Книги "Когда Всевышний давал уделы народам, и рассеял сынов человеческих, тогда поставил пределы народов по числу сынов Израилевых" Израиль был и всегда будет земным центром Божиих действий, в высшей степени знаменателен факт, что в самом начале, как мы это видим из 19-ой главы Книги "Бытие", Творец и Владыка мира образовал народы и поставил их пределы в непосредственной связи с потомством Авраама, принимая в расчет узкую полосу земли, которую они получат во владение согласно вечному завету Бога с их отцами.
Но в Втор. 2 мы видим, что, по Своему правосудию и Своей верности, Иегова вступается и за права трех других народов, не позволяя Своему избранному народу прикасаться к их владениям "И народу дай повеление, и скажи вы будете проходить пределы братьев ваших, сынов Исавовых, живущих на Сеире, и они убоятся вас, но остерегайтесь начинать с ними войну, ибо Я не дам вам земли их ни на стопу ноги, потому что гору Сеир Я дал во владение Исаву Пищу покупайте у них за серебро, и ешьте, и воду покупайте у них за серебро, и пейте" (ст 4-6).
Израильтяне могли вообразить, что могут легко завладеть землею Едома, но они должны узнать, что Всевышний Бог есть Владыка над всеми народами, что Ему принадлежит вся земля и что Он распределяет ее по Своему усмотрению между народами земли.
Это факт знаменательный, но мало принимаемый людьми в расчет. С ним не считаются ни цари, ни короли, ни князья, ни правители, ни государственные люди. Они забывают, что Бог с интересом следит за делами народов, что Он по Своему изволению раздает им царства, области и земли Им кажется, что все зависит от их завоеваний, они полагают, что Богу нет дела до установления границ между государствами, что Ему безразлично, как велики принадлежащие им земли. Однако, в этом они жестоко ошибаются. Они не понимают всей силы и всего значения простых слов: "Гору Сеир Я дал во владение Исаву". Бог никогда не откажется в этом отношении от Своих прав. Он не позволил Израилю прикоснуться к собственности Исава. Они должны были, как говорится, наличными деньгами расплачиваться за все, им нужное, и мирно продолжать свой путь. Истребление народа и опустошение страны народом Божиим не могли производиться без позволения Божия.
И заметьте трогательную причину всего этого повеления: "Ибо Господь, Бог твой, благословил тебя во всяком деле рук твоих, покровительствовал тебе во время путешествия твоего по великой пустыне сей; вот, сорок лет Господь, Бог твой, с тобою; ты ни в чем не терпел недостатка" (ст. 7). Они могли совершенно спокойно пройти мимо сынов Исавовых, не прикасаясь к их владениям. Они были предметом самых нежных забот Бога-Иеговы. Он осведомился о каждом шаге этого утомительного странствования. Он взял на Себя все их нужды. Он, согласно данному Им Аврааму обещанию, отдавал во владение им землю Ханаанскую; но та же Рука, которая давала им Ханаан, дала Исаву гору Сеир.
То же самое мы видим по отношению к Моаву и к аммонитянам. "И сказал мне Господь: не вступай во вражду с Моавом, и не начинай с ними войны: ибо Я не лам тебе ничего от земли его во владение, потому что Ар отдал Я во владение сынам Лотовым" (ст. 9). И далее: "Ты... приблизился к Аммонитянам; не вступай с ними во вражду, и не начинай с ними войны: ибо Я не дам тебе ничего от земли сынов Аммоновых во владение, потому что Я отдал ее во владение сынам Лотовым" (ст. 19).
Земли, о которых здесь идет речь, некогда принадлежали исполинам, но Бог решил дать их во владение сынам Исавовым и Лотовым; и, вот Он истребил этих исполинов, потому что ничто не может противиться Божественным советам. "И она считалась землею Рефаимов; прежде жили на ней Рефаимы, народ великий, многочисленный и высокий, как сыны Енаковы; и истребил их Господь пред лицом их, и изгнали они их, и поселились на месте их, как Он сделал для сынов Исавовых, живущих на Сеире, истребив пред лицом их Хореев, и они изгнали их, и поселились на месте их, и живут до сего дня" (ст. 20-22).
Таким образом, Израиль не смел прикоснуться к владениям трех народов - адомитян, аммонитян и моавитян. Но в 24-ом стихе совершенно нечто другое говорится об аморреях: "Встаньте, отправьтесь и передайте поток Арнон; вот, Я предаю в руку твою Сигона, царя Есевонского, Аморреянина, и землю его: начинай овладевать ею и веди с ним войну". Великий принцип, проходящий чрез все эти данные Израилю приказания, заключается в том, что слово Господа руководило всем в Его народе. Израилю не приходилось спрашивать, почему его следовало щадить владение Исава или Лота, в то же время овладевая землею Сигона; ему надлежало только повиноваться. Бог может действовать, как Ему угодно. Его око обозревает вселенную, и ничто не ускользает от Его взора; Он не предоставляет землю самой себе. Как нам говорит это Апостол в речи, произнесенной им в Афинах, Он есть "Господь неба и земли", и "от одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию". И далее: "Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мертвых" (Деян. 17,24, 26, 31).
Здесь нам представлена истина, с которой следовало бы сообразоваться людям всех сословий и званий: Бог есть Владыка всей земли. Он никому не дает отчета в Своих делах. Он унижает одного и возвышает другого. Все царства, все престолы и государства в Его руках. По Своему изволению Он устраивает человеческие дела. Но в то же время Он делает людей ответственными за их поступки в различных положениях, в которых их поставило Провидение. И человек, облеченный властью, и человек, подчиняющийся власти, все цари, правители, судьи, люди всех званий и состояний, рано или поздно должны будут дать Богу ответ. Каждый в отдельности должен будет предстать пред судилищем Христовым, и здесь пред ним станет вся его жизнь с начала до конца. С необыкновенной ясностью здесь обнаружатся каждое действие, каждое слово, каждая тайная мысль. Нельзя будет скрыться и остаться незамеченным в толпе Слово Божие утверждает, что каждый будет судим "по делам своим". То будет суд для каждого в отдельности, пристрастный и достигающий глубины души; одним словом, Божественный суд, а следовательно и совершенный. Ничто не будет забыто. "За всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда" (Матф. 12,36). Цари, правители и судьи должны будут дать ответ за то, как они употребили дарованную им власть и что они сделали из врученных им богатств Знатные и богатые мира сего, расточившие свои деньги и потратившие свое время на удовлетворение своих тщеславных, безумных прихотей и на приобретение всякого рода удобств жизни, должны будут за все это держать ответ пред престолом Сына человеческого, огненные очи Которого будут читать их сердечные помышления; "ноги Его, подобны халколивану, как раскаленные в печи", - они беспощадно сокрушат все, восстающее против Бога.
Неверие, быть может, спросит с насмешкою: "Как возможно, чтобы бесчисленные миллионы человеческих существ все смогли предстать пред судилищем Христовым? И как нашлось бы время, необходимое для подобного исследования мельчайших обстоятельств жизни каждого отдельного человека?" Вера отвечает: "Бог говорит, что так будет, и этого довольно"; на вопрос же "как?" она отвечает словами: "Бог! бесконечность! вечность!" Дайте место Богу, и все вопросы умолкнут, все трудности мгновенно рассеются В сущности, лучшим ответом на все вопрошания неверия, скептицизма, рационализма и материализма служит одно чудное слово -"Бог!"
Мы особенно обращаем на это внимание читателя, конечно, не только для того, чтобы он мог дать ответ неверующим, но для того, чтобы его собственное сердце исполнилось покоем и радостью. Что же касается неверующих, мы все более и более приходим к убеждению, что лучше всего, следуя совету нашего Господа в Матф. 15,14, нам надлежит их "оставить". Совершенно бесполезно вступать в споры с людьми, с презрением относящимися к Слову Божию и опирающимися исключительно на свое человеческое мнение. Мы полагаем, что как раз наоборот необыкновенно важно, чтобы сердце с доверчивостью покоилось на истине Слова Божия: "Он ли скажет и не сделает; будет говорить, и не исполнит?" (Числ. 23,19). Вот драгоценное прибежище для веры, тихая пристань, где душа может укрыться от всех шумных и порывистых потоков человеческих мыслей "Слово Господне пребывает во век; а это есть то слово, которое вам проповедано" (1 Петр. 1,25). Ничто не может изменить слова нашего Бога. Оно навеки "основано на небесах", и нам следует только крепко хранить его, как нашу собственность, в наших сердцах; оно - наша собственность, полученное нами от Бога сокровище. Да будет так, Господи, дабы Твое имя во всех отношениях прославлялось чрез нас!

Глава 3

"И обратились мы оттуда, и шли к Васану; и выступил против нас на войну Ог, царь Васанский, со всем народом своим, при Едреи. И сказал мне Господь: не бойся его; ибо Я отдам в руку твою его, и весь народ его, и всю землю его, и ты поступишь с ним так как поступил с Сигоном, царем Аморейским, который жил в Есевоне. И предал Господь, Бог наш, в руки наши и Ога, царя Васанского, и весь народ его; и мы поразили его, так что никого не осталось у него в живых. И взяли мы в то время все города его; не было города, которого мы не взяли бы у них: шестьдесят городов, всю область Аргов, царство Ога Васанского. Все эти города укреплены были высокими стенами, воротами и запорами, кроме городов неукрепленных, весьма многих. И предали мы их заклятию, как поступили с Сигоном, царем Есевонским, предав заклятию всякий город с мужчинами, женщинами и детьми. Но весь скот и захваченное в городах взяли себе в добычу" (ст. 1-7).
Относительно Ога, царя Весанского, Израилю были даны Богом повеления, полностью тождественные с повелениями, данными ему по отношению к Сигону, аморрейскому царю. Чтобы понять эти повеления, мы должны рассматривать их, как проявление Божия владычества над землею, - вопрос мало понятный, но исполненный глубокого интереса и весьма важный для жизни. Надо уметь отличать благодать от нравственной власти. Когда мы видим пред собою Бога, держащего в Своей руке бразды правления, мы становимся очевидцами проявления могущества Его правосудия: Он наказывает злых, отмщает Своим врагам, низвергая царства и престолы, обращает в развалины города, сметает с лица земли царства, племена и народы. Он, слышим мы, дает Своему народу приказание переколоть всех мужчин, женщин и детей, сжечь их дома и обратить в прах их города.
Мы также читаем знаменательные слова, с которыми Он обращается к пророку Иезекиилю: "Сын человеческий! Навуходоносор, царь Вавилонский, утомил свое войско большими работами при Тире; все головы оплешивели, и все плечи стерты; а ни ему, ни войску его нет вознаграждения от Тира за работы, которые он употребил против него. Посему так говорит Господь Бог: вот, Я Навуходоносору, царю Вавилонскому, даю землю Египетскую, чтоб он обобрал богатство ее, и произвел грабеж в ней, и ограбил награбленное ею и это будет вознаграждением войску его. В награду за дело, которое он произвел в нем, Я отдам ему землю Египетскую, потому что они делали это для Меня, сказал Господь Бог" (Иер. 29,18-20).
Эти замечательные слова Писания относятся к вопросу, встречающемуся во всех ветхозаветных книгах и требующему благословенного внимания к себе с нашей стороны. В Пятикнижии Моисеевом, в исторических книгах, в Псалмах и Пророках вдохновленное Духом Святым перо дает нам самые точные описания действий Бога, Правителя вселенной. Мы читаем описание потопа во дни Ноя, когда вся земля, за исключением восьми человек, была истреблена правосудием Божиим. Мужчины, женщины, дети, четвероногие животные, птицы и пресмыкающиеся - все было поглощено водою, все погибло в волнах праведных судов Божиих.
Далее, во дни Лота, все города равнины, со всеми их жителями, - мужчинами, женщинами и детьми, - были, видим мы, в несколько часов разрушены рукою Всемогущего и затем погребены под мрачными водами Мертвого моря; преступные города, "Содом и Гоммора и окрестные города, подобно им блудодействовавшие и ходившие за иною плотию, подвергшись казни огня вечного, поставлены в пример" (Иуд. 7).
Далее богодухновенные страницы свидетельствуют нам о том, что семь народов Ханаана, - мужчины, женщины и их дети, - были преданы в руки Израиля и обречены на беспощадное истребление; ни один человек не уцелел.
Нам не хватило бы времени для указания всех мест Священных Писаний, являющих нам очевидные факты правления Божия. Мы встречаем их всюду, - начиная от Книги "Бытие" до Откровения Ап. Иоанна, от потопа до окончательного уничтожения настоящего мира.
Способны ли мы понять эти пути правления Божия? Призваны ли мы судить о них? Можем ли мы понять глубокие и страшные тайны, которыми для нас окружены действия Провидения? Можем ли мы стараться объяснить, почему слабые и невинные дети подвержены суду, заслуженному их виновным родителями? Нечестивое неверие может смеяться над всем этим; болезненная сентиментальность может соблазняться этим, но истинно верующая душа, преданный Богу христианин, человек, с благоговением изучающий Слово Божие, разрешат все эти вопросы, ответив на них другим вопросом, донельзя простым и справедливым: "Судия всей земли поступит ли неправосудно?" (Быт. 18,25).
Только так и можно отвечать на вопросы подобного рода. Если мы допустим, что человек может судить о путях Божиих, может позволять себе решить, что достойно Бога и что недостойно Его, это значит, что мы утратили истинное представление о Боге. В этом-то и заключается цель сатаны. Он старается удалить наши сердца от Бога, и с этой целью он побуждает людей рассуждать, вопрошать и размышлять о предметах, которые настолько же выше их понимания, насколько небо выше земли. Можем ли полностью постичь Бога? Если б мы Его могли понять, мы сами были бы Богом. В высшей степени безрассудно и нечестиво желание жалких смертных подвергать обсуждению предначертания, действия и пути Всемогущего Творца, Премудрого Владыки вселенной. Рано или поздно они придут к основанию своей роковой ошибки. Все софисты [Лжемудрецы, ученые, выводящие ложное заключение (Прим. пер)] должны были бы обратить особое внимание на исполненный важного значения вопрос Апостола: "А ты кто, человек, что споришь с Богом? Изделие скажет ли сделавшему его: зачем ты меня так сделал? Не властен ли горшечник над глиною, чтобы из той же смеси сделать один сосуд для почетного употребления, а другой для низкого?" (Римл. 9,20-21).
Вот божественный способ давать ответ на всевозможные "как" и "почему" сомневающегося во всем человеческого разума. Если горшечник властен над куском глины, который он держит в своей руке, - факт, отрицать который никто не решится, - насколько же более властен Творец всех миров над созданием, сотворенным Его рукою? Люди могут без конца задумываться над причинами, по которым Бог допустил грех войти в мир и позволил змею соблазнить Еву вместо того, чтобы уничтожить его и его ангелов, или предохранить Еву от вкушения запретного плода и т.д. Одним словом, вопросам "как" и "почему" нет конца, ответ же на них один: "Кто ты, человек, что споришь с Богом?" Чудовищный факт! Жалкий червь земли дерзает осуждать советы и пути Господа Бога! Какая самонадеянная гордость! Существо, разум которого ослеплен грехом, а следовательно, совершенно не способен иметь верное понятие о Божественных предметах, решается иметь свое суждение, как следовало бы поступать Богу в том или другом случае. Увы! следует опасаться, что тысячи людей, по-видимому, очень умело критикующих истину Божию, сознают свою роковую ошибку, когда уже более нельзя будет ее исправить.
Что же касается тех, которые далеко не разделяя мнений неверующих, тем не менее мучаются сомнениями и страхом по поводу некоторых путей Бога, Правителя мира, а также и по поводу серьезного вопроса о "вечных муках", [Мы позволяем себе высказать здесь несколько замечаний по поводу серьезного вопроса о вечных муках ввиду того, что столько христиан, рассеянных по всюду, не имеют ясного понимания этого вопроса Существует, мы полагаем, три соображения, которые следует принять в расчет для объяснения христианину этого учения:
1. В Новом Завете слово "вечный" (aiwnioV) встречается в семидесяти изречениях Оно применяется к "жизни", которая дана верующим душам, к "обителям", в которые они будут приняты; к "славе", которая их ожидает, это же слово относится и к "Богу" (Римл. 14,25), к "спасению", Начальником и Совершителем которого является Господь Иисус; к "искуплению", приобретенному Им для нас, и к "Духу Святому".
Среди этих семидесяти изречений, которые читатель легко может проверить при помощи симфонии (алф. указат. слов и текстов Священного Писания), находятся семь изречений, в которых это слово применено к "наказанию" злых, к "судам", им предстоящим; к "огню", их ожидающему.
На основании чего, спрашивается, можно выделить из всего числа изречений именно эти семь и утверждать, что в них слова aiwnioV не обозначает понятие "вечный", признавая, однако, это его значение во всех остальных шестидесяти трех? Мы находим, что подобный взгляд лишен всякого основания и не заслуживает внимания серьезного ума. Мы допускаем, что, если бы Святому Духу было угодно употребить другое слово для обозначения суда, ожидающего злых, наш разум счел бы нужным принять это в расчет. Но, нет, Дух Святой неизменно употребляет везде одно и то же слово; поэтому, если мы отрицаем существование "вечных" мук, мы должны отрицать и жизнь "вечную", "вечную", славу, "Вечного" Духа, "Вечного" Бога, все, что "вечно". Одним словом, если наказание не вечно, то согласно этому взгляду не существует и ничего вообще вечного. Другими словами, тронуть, этот вложенный в свод Божественного откровения, камень, нельзя, не разрушив всего здания. Именно к этому направлены усилия сатаны. Мы уверены, что отрицать наличие "вечных" мук значит первый шаг на крутом обрыве, ведущем к мрачным безднам всемирного скептицизма.
2. Наша вторая мысль вытекает из истины о бессмертии души. В Быт. 2,7 мы читаем, что "создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лицо его дыхание жизни; и стал человек душою живою". Если бы существовало только одно это указание, то и на нем одном, как на незыблемой скале, мы полагали бы основание великой истины относительно бессмертия человеческой души. Падение человека ничего в данном случае не изменило. Пала душа или нет, невинна она или виновата, обращена к Богу или Его не знает - она должна жить вечно.
Весь вопрос в том, где она должна жить? Бог не может терпеть греха в Самом присутствии. "Чистым очам Его не свойственно глядеть на злодеяния, и смотреть на притеснение Он не может" (Авв. 1,13). Поэтому, если человек, не раскаявшись, умирает в своих грехах; если его беззакония не были омыты, не были прощены, он не сможет идти туда, где пребывает Бог; да это и последнее место, куда ему хотелось бы попасть. Его ожидает ничто иное, как бесконечная вечность в огненном озере, горящем серою.
3. Наконец, как мы полагаем, учение о вечных муках тесно связано с беспредельностью искупления Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа. Если ничто, кроме бесконечной жертвы, не могло избавить нас от последствий греха, последствия его должны быть вечны. Это соображение не будет, быть может, иметь большой цены в глазах некоторых людей, но для нас оно имеет несокрушимую силу. Мы должны измерять грех и его последствия, как мы измеряем Божественную любовь и ее результаты; они не подлежат оценке человеческих чувств и человеческого разума, а измеряются только значением креста Христова.] им мы посоветуем прочесть и внимательно изучить Псалом 130-ый. "Господи! не надмевалось сердце мое, и не возносились очи мои, и я не входил в великое и для меня недосягаемое. Не смирял ли я и не успокаивал ли души моей, как дитяти, отнятого от груди матери? душа моя была во мне, как дитя, отнятое от груди" (ст. 1-2).
Затем, когда сердце вкусит всю сладость этих трогательных выражений, оно извлечет большую пользу для себя из чтения слов Апостола в Кор. 10,4: "Оружия воинствования нашего не плотские, но сильные Богом на разрушение твердынь: ими ниспровергаем замыслы и всякое превозношение, восстающее против познания Божия, и пленяем всякое помышление в послушание Христу" (2 Кор. 10,4-5).
Философы и свободомыслящие, конечно, с презрительной насмешкой отнеслись бы к простоте, с которою мы подходим к столь важному вопросу. Но это безразлично для истинного ученика Христова. Тот же Апостол в кратких словах характеризует нам всю мудрость и всю человеческую науку: "Никто не обольщай самого себя. Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым. Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом, как написано: Уловляет мудрых в лукавстве их. И еще: Господь знает умствование мудрецов, что они суетны" (1 Кор. 3,18-20). В другом месте мы читаем: "Написано: Погублю мудрость мудрецов, и разум разумных отвергну. Где мудрец? где книжник? где совопросник века сего? Не обратил ли Бог мудрость сего в безумие? Ибо когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих" (1 Кор. 1,19-20).
Вот в чем заключается нравственная сторона вопроса, человек должен признать себя безумным, должен сознаться, что вся мудрость мира сего - безумие. Унизительная, но спасительная истина! Унизительная, потому что она ставит человека на приличествующее ему место; спасительная, даже драгоценная, потому что она обнаруживает Божию мудрость. В наши дни говорится о науке, о философии, об учености. "Не обратил бы Бог мудрость мира сего в безумие?"
Ясно ли мы понимаем смысл этих слов? Приходится опасаться, что эти слова мало поняты. Существует множество людей, которые хотели бы уверить нас, что наука пошла несравненно дальше Библии. Горе подобной науке и всем, ее признающим! Если она пошла дальше Библии, то куда она пошла? Пошла ли она в сторону Бога, Христа, неба, святости, мира? Нет, совершенно в обратном направлении. И где все это кончится? Отвечаем на это с содроганием сердца: но мы должны быть верны Господу, открыто заявив, что этот путь неминуемо приведет ко "тьме и мраку кромешному".
[Необходимо делать различие между истинной наукой и так называемой наукой. Кроме того, мы должны отличать научные факты от умозаключений ученых. Факты - это то, что Бог совершил и теперь совершает, но, когда люди начинают делать выводы на основании этих фактов, они впадают в необыкновенно серьезные заблуждения.
Во всяком случае, отрадно знать, что существует большое количество философов и ученых, отдающих Богу подобающее Ему место и искренне любящих Господа нашего Иисуса Христа.]
"Мир своею мудростью не познал Бога". Что давала греческая философия своим ученикам? Она обращала их в невежественных поклонников "неведомому Богу" (Деян. 17,23). Одна уже эта надпись на их жертвеннике свидетельствовала пред всем миром о их невежестве и позоре.
Не позволено ли и нам спросить, принесла ли философия христианину больше пользы, чем Греции? Содействовала ли она распространению знаний об истинном Боге? Кто решится утверждать это? Существуют миллионы считающихся христианами людей, знающих истинного Бога не больше, чем его знали встреченные Апостолом Павлом в Афинах философы. Дело в том, что каждый человек, действительно знающий Бога, имеет жизнь вечную. Наш Господь совершенно ясно утверждает это в 17-ой главе Евангелия от Иоанна. "Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, Единого Истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа" (ст. 3). Знать Бога - значит иметь жизнь вечную. Как отрадно это для каждой души, милостью Божиею обретшей это познание!
Но как я могу познать Бога? Где я найду Его? Ответят ли мне на эти вопросы наука и философия? Просветили ли они хотя бы одного человека в этом отношении? Привели ли они когда-либо бедного странника на путь жизни и мира? Никогда. "Мир своею мудростию не познал Бога! Различные философские школы древности могли лишь ввергнуть человеческий ум в глубокий мрак и в полное смятение; недалеко ушли от них в этом отношении и всякого рода философские школы нашего времени. Они не могут дать ни малейшей уверенности, никакого прочного основания, никакой поддержки, ничего определенного бедной, блуждающей во мраке, душе Бесплодные мудрствования, мучительные сомнения, неясные и ни на чем не основанные теории - вот все, что человеческая философия могла во все времена и у всех народов дать человеку, серьезно ищущему истину.
Как мы можем познать Господа? Если от этого познания зависит вопрос жизненной важности, знать Бога значит иметь жизнь вечную, - А Господь Иисус утверждает это, - как же прийти к познанию Его? "Бога не видел никто никогда: Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил" (Иоан. 1,18).
Вот ответ Божественной простоты, Божественной определенности Господь Иисус открывает душе Бога, открывает сердцу Отца Чудная истина! Нам не приходится познавать Бога чрез посредство созданного Им мира, хотя и в нем всюду привлекают к себе наше внимание могущество, премудрость и благость Творца. Мы не познаем Бога ни чрез закон, являющий Его правосудие, ни чрез исследование глубоких тайн управляющего миром провидения. Если мы хотим узнать, что такое Бог и каков Он, мы должны созерцать личность Иисуса Христа. Единородного Сына Божия, пребывавшего в недрах Отчих до создания мира, бывшего всякий день Его радостью, предметом Его благоволения, центром Его предначертания. Именно Он и открывает душе Бога. Вне Иисуса Христа мы не можем составить себе ни малейшего представления о Боге. "Ибо в нем обитает вся полнота Божества (XeothV) телесно" (Кол. 2,9). - "Бог, повелевающий из тьмы воссиять свету, озарил наши сердца, дабы просветить нас познаниями славы Божией в лице Иисуса Христа" (2 Кор. 4,6).
Ничего нет величественнее и прекраснее этого факта. Здесь всюду царит свет, царит определенность. "Тьма проходит, и истинный свет уже светит" (1 Иоан. 2,8), Да, он светит в лице Господа Иисуса Христа. Верою мы можем созерцать благословенного Сына Божия, можем проследить Его удивительную жизнь на земле, видеть Его делающим всюду добро, исцеляющим одержимых бесами; мы можем вспоминать все Его поступки, слышать Его слова; мы видим, что Он исцеляет больных, очищает прокаженных, отверзает очи слепым и уши глухих, поднимает с одра болезни расслабленных, воскрешает мертвых, отирает слезы скорбящей вдовы, насыщает толпу голодных, врачует сокрушенные сердца и всякого рода нравственные страдания, успокаивает людской страх: и все это Он совершает с таким милосердием, что каждый мог видеть, что Его любящее сердце находило счастье в возможности удовлетворить его нужды.
Всем своим существом Он являл человеку Бога; поэтому, если мы хотим знать, что такое Бог, нам следует только смотреть на Господа Иисуса. Когда Филипп сказал Ему: "Господи! покажи нам Отца, и довольно для нас", он тотчас же получил ответ: "Столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп? видевший Меня видел Отца; как же ты говоришь: покажи нам Отца? Разве ты веришь, что Я в Отце, и Отец во Мне? Слова, которые говорю Я вам, говорю не от Себя; Отец, пребывающий во Мне, Он творит дела; верьте Мне, что Я в Отце, и Отец во мне; а если не так, то верьте Мне по самим делам" (Иоан. 14,8-11).
Вот что дает сердцу истинный покой. Мы знаем единственного истинного Бога и посланного Им Иисуса Христа; это и есть жизнь вечная. Мы знаем Его, как Господа и Спасителя, составляющего нашу собственность и любящего нас; мы можем радоваться о Нем, ходить в общении с Ним, покоиться в Нем, доверяться Ему, приближаться к Нему, находить в Нем все наши источники, непрестанно радоваться в Нем; получать для своей души пищу и питье в совершении Его благой воли, трудиться для Него и во славу Его.
Читатель, известно ли тебе все это из личного опыта? Составляет ли это живую действительность для твоей души? Вот истинное христианство, и ничто меньше не должно тебя удовлетворять. Ты, быть может, скажешь, что мы далеко отошли от третьей главы Книги "Второзаконие". Во всяком случае, мы не удалились от цели нашего труда, клонящейся к тому, чтобы привести души в непосредственное соприкосновение с Христом и приблизить их к Нему. Мы настоятельно просим читателя, кто бы он ни был, стремитесь к большему познанию Бога во Христе, стремиться служить Ему с большею верностью и с более полным посвящением Ему своего сердца.
Именно это необходимо для нас в наше смутное время, время неопределенности религиозных взглядов, холодности и равнодушия Церкви. Нам надо проникнуться глубоким чувством нашей личной преданности Богу, с более горячим желанием приблизиться к Господу и следовать за Ним. Все, окружающее нас, направлено к тому, чтобы отнять у нас бодрость и помешать нам идти вперед. Слова мужей иудейских во дни Неемии в некоторой степени применимы и к нашему времени: "Ослабела сила у носильщиков, а мусору много"; но, благодарение Богу, как тогда, так и теперь, душа находит себе утешение в словах: "Помните Господа" (Неем. 4,10.14).
Теперь вернемся к нашей главе. Начиная с 7-го стиха, Моисей напоминает сынам Израилевым историю завоевания ими двух аморрейских царств и о факте получения наследия двумя с половиной коленами по эту сторону Иордана. Интересно отметить то обстоятельство, что здесь Моисей не говорит, правы или не правы были эти колена, поселяясь вне пределов Обетованной земли. Из читаемого нами рассказа об этом событии нельзя даже узнать, высказали ли два с половиной колена свое желание по этому поводу. Новое доказательство того, что наша Книга не является повторением предыдущих.
Вот как об этом факте повествует Моисей: "Землю сию взяли мы в то время, начиная от Ароира, который у потока Арнона; и половину горы Галаада с городами ее отдал я колену Рувинову и Гадову. А остаток Галаада и весь Васан, царство Ога, отдал я половине колена Манассиина, всю область Аргов со всем Васаном. Иаир, сын Манассиин, взял всю область Аргов... и назвал Васан, по имени своему, селениями Иаировыми, что и доныне. Махиру дал я Галаад; а колену Рувимову и Гадову дал от Галаада др"потока Армона, землю между потоком и пределом, до потока Иавока, предела сынов Аммоновых... И дал я вам в то время повеление, говоря: Господь, Бог ваш, дал вам землю сию во владение", - ни малейшего указания на то, что они сами просили эту землю, - "все, способные к войне, вооружившись, идите впереди братьев ваших, сынов Израилевых; только жены ваши и дети ваши и скот ваш пусть останется в городах ваших, которые я дал вам, доколе Господь не даст покоя братьям вашим, как вам, и доколе и они не получат во владение земли, которую Господь, Бог ваш, дает им за Иорданом; тогда возвратитесь каждый в свое владение, которое я дал вам" (ст. 12-20).
При изучении Книги "Числа" мы останавливались на некоторых фактах, имевших отношение к посланию двух с половиною колен вне Хананской земли, доказывая, что они не принимали высоких предначертаний Бога Израилева, избирая себе наследие по эту сторону Иордана. Но в приведенных нами словах Моисея не упоминается об этой стороне вопроса, потому что цель Моисея заключалась в придании верности Господа: Он не только помогал им преодолевать все трудности и избегать всех опасностей пустыни, но и даровал им блистательные победы над аморреями, отдавая в их владение чудные земли, столь удобные для обитания. Этим Моисей полагал основание правам, которые имел на Израиль Иегова, требуя от них послушания; необыкновенная нравственная красота выражается в том факте, что, перечисляя все события того времени, Моисей совершенно оставляет в стороне вопрос о том, правилен или неправилен был выбор, сделанный коленами Рувимовыми, Гадовыми и половиною колена Манассиина. для всякого серьезного христианина все это доказывает не только трогательную Божию благость, но и Божественное совершенство Писаний.
Так, например, в рассматриваемом нами случае не сказывается ли особенная красота в умолчании о заблуждении, в которое впали два с половиной колена при выборе своего наследия? Всякий намек на это обстоятельство шел бы в разрыв с целью законодателя и с планом всей Книги.
Благодарение Богу, Книга Его не нуждается в защитниках человеческих. Она говорит сама за себя и заключает в самой себе доказательства своей истины, так что относительно нее мы можем сказать то, что Апостол говорил о Евангелии. "Если же и закрыто благовествование наше, то закрыто для погибающих, для неверующих, у которых бог века сего ослепил умы, чтобы для них не воссиял свет благовествования о славе Христа, который есть образ Бога невидимого" (2 Кор. 4,3-4). Мы все более и более убеждаемся, что мы лучше всего отразим нападки неверующих на Библию, со своей стороны проникаясь все более и более твердою уверенностью в ее авторитет и в ее Божественной силе и пользуясь ею с полным сознанием ее истины и великого ее значения. Только Один Дух Святой может убедить человека в безусловной боговдохновленности Священных Писаний. Человеческие доводы способны быть может заставить спорщиков замолчать, но они не достигнут сердца, они не зальют души светлыми лучами Божественного откровения, животворящими и спасительными; это дело Божье, и пока оно не совершилось, все доказательства и все доводы человеческие выведут души из мрака неверия, в который она погружена; когда же дело Божье совершится, тогда не будет уже надобности в человеческих доказательствах боговдохновленности Библии. Глаза должны быть помазаны небесною "глазною мазью" (Отк. 3,18); только тогда могут быть открыты совершенства боговдохновенной книги.
Мы признаемся читателю, что именно это наше глубокое убеждение заставило нас принять решение не отнимать ни своего, ни его времени на рассмотрение нападок, направленных рационалистами на часть Слова Божьего, нами теперь изучаемую. Мы предоставляем это другим, более искусным писателям. Мирно пребывать на злачных пажитях, дарованных нами благостью Пастыря и Блюстителя душ наших, - вот чего мы желаем для себя и для читателей наших; мы жаждем идти вперед, помогая друг другу все глубже и глубже проникаться сознанием нравственной славы, нас ожидающей, и назидая друг друга в святой вере.
Остановимся теперь несколько минут на последних стихах нашей главы.
Прежде всего Моисей напоминает народу данное им Иисусу Навину повеление: "И Иисусу заповедал я в то время, говоря: глаза твои видели все, что сделал Господь, Бог наш, с двумя царями сими; то же сделает Господь со всеми царствами, в которые ты будешь приходить. Не бойтесь их; ибо Господь, Бог наш, Сам сражается за вас" (ст. 21-22).
Воспоминание прежних милостей Божьих по отношению к нам должно было бы исполнять сердца наши доверием к Богу в будущем. Тот, Кто даровал народу Своему столь блестящую победу над Аморреями, Кто одолел страшного врага в лице Ога, царя Васанского, Кто предал всю землю исполинов в руки их, не мог ли подчинить им и все остальное? Трудно было предположить, чтобы в земле Ханаанской встретился враг сильнее Ога, который отличался таким огромным ростом, что Моисей даже счел нужным упомянуть о его удивительно большой железной постели (ст. 11). Но чем являлся и он в присутствии своего Всемогущего Создателя? Исполины и карлики равны перед глазами нашими, - вот главная наша задача; тогда исчезают все трудности. Если взор наш занят Им, мы не видим ничего другого, и в этом заключается истинная причина мира и успеха. "Глаза твои видели все, что сделал Господь, Бог наш". Все, что Он сделал, Он будет совершать и далее. Он избавил, Он избавляет и будет еще избавлять. Прошедшее, настоящее и будущее - все ознаменовано помощью Божией.
Читатель, ты быть может находишься в данную минуту в затруднительных обстоятельствах? Со страхом ожидаешь ты грядущего несчастья. Сердце твое трепещет от ужаса, и ты присоединишься к словам Апостола Павла, описывающим его положение в Азии: "Мы отягчены чрезмерно и сверх силы, так что не надеялись остаться в живых." (2 Кор. 1,8). Если это так, к тебе обращаю я слово утешения. Сердце мое горит желанием укрепить силою Божьей твои руки и ободрить твое сердце увещанием доверить Господу все, тебя ожидающее. "Не бойся: только веруй!" Он никогда не постыжает сердца, на Него уповающего; никогда! Пользуйся сокровищами благодати, для тебя в Нем уготованными. Отдай себя со всеми твоими опасениями, со всеми твоими тревогами, с людьми, близкими твоему сердцу, отдай, одним словом, всецело себя и все в руки Божьи: поручи все Господу.
Какая польза от того, что ты отдаешь свои трудности, свои нужды в руки Его, если, минуту спустя, ты опять их берешь на себя? Мы часто это делаем. Когда мы обременены заботами, когда мы в тесных обстоятельствах, или проходим через какое-либо испытание, мы идем с молитвою к Богу; мы возлагаем на Него наше бремя и получаем очевидную помощь. Но, увы! Едва успеем мы окончить молитву, и уже снова смотрим на наши затруднения, снова измеряем всю глубину испытания, снова беспомощно останавливаемся перед тяжелыми обстоятельствами нашей жизни, пока новое смущение не овладеет всем нашим существом.
Мы поступаем совершенно неверно. Это бесславит! Бога и конечно делает нас несчастными, лишая нас помощи Божьей Бог хочет, чтоб сердца наши были так же свободны от забот, как совесть наша свободна от греха. Он нам говорит: "Не заботьтесь ни о чем, но всегда в молитве и прошении с благодарением открывать свои желания перед Богом". И что же тогда случается? "Мир Божий, который превыше всякого ума, соблюдет сердца ваши и помышления ваши во Христе Иисусе" (Фил. 4,6-7).
"Именно в этом духе Моисей, возлюбленный служитель Божий, старался вселить мужество в сердце своего помощника и приемника, Иисуса Навина, при выполнении ему поручаемого дела: "Не бойтесь их, ибо Господь, Бог ваш. Сам сражается за вас" Так же и Апостол Павел увещевал дорогого своего духовного сына и сотрудника Тимофея, советуя ему довериться Богу живому, укрепиться благодатью Господа Иисуса Христа, твердо опереться на несомненное избавление Божье и всем сердцем признать авторитет Священных Писаний, следуя их учению и указаниям: он увещал Тимофея, заручившись всеоружием и силою Господа, со святою ревностью и истинным духовным мужеством отдать затем все свои силы на служение, которому он был призван. Таким же образом могут пишущий и читающий эти слова в дни все более и более возрастающих трудностей увещевать друг друга с детскою верою довериться Слову Божьему, пребывающему вовек как неизменного руководителя души, как твердою опору, которая поддержит нас и в минуту, когда быть может все вокруг нас рушится, и мы лишимся всякой человеческой помощи.
"Всякая плоть, как трава, и всякая слава человеческая, как цвет на траве: засохла трава и цвет ее опал: но Слову Господню пребывать вовек. А это есть то слово, которое вам проведано" (1 Петр. 1,25).
Какие чудесные слова! Какое утешение, какое ободрение приносят они душе! Они преисполняют его покоем и тишиной.
Заключительные стихи нашей главы повествуют нам о трогательном разговоре, происходившем между Моисеем и его Господом. "И молился я Господу в то время, говоря: Владыка Господи, Ты начал показывать рабу твоему величие Твое и крепкую руку Твою: Ибо какой Бог есть на небе, или на земле, который мог бы делать такие дела, как Твои и с могуществом таким, как Твое? Дай мне перейти и увидеть ту добрую землю, которая за Иорданом, и ту прекрасную гору и Ливан. Но Господь гневался на меня за вас, и не послушал меня, и сказал мне Господь: полно тебе, вперед не говори Мне более об этом Взойди на вершину Фасги, и взгляни глазами твоими к морю и к северу, и к югу, и к востоку, и посмотри глазами твоими; потому что ты не перейдешь за Иордан. И дай наставление Иисусу, и укрепи его и утверди его: ибо он будет предшествовать народу сему, и он разделит им на уделы землю, на которую ты посмотришь" (ст. 23-28)
Нельзя без волнения в сердце читать описание просьбы, которую этот выдающийся служитель Божий обращает к Господу, просьбы на этот раз невыполнимой. Ему хотелось увидеть "добрую землю", которая за Иорданом Удел, избранный двумя с половиною коленами, не мог удовлетворить его сердце Он мечтал ступить ногою своею в наследие, дарованное Израилю Самим Богом. Но это не должно осуществиться Он согрешил в Мериве устами своими, и справедливое и непреложное решение Бога, Судьи вселенной, воспретило ему вход в землю за Иорданом.
Верный служитель Божий смиренно припоминает все это народу. Он не скрывает от него и того, что Господь отказался исполнить его просьбу Он, правда, должен был им напомнить, что все это произошло по их же вине; для пользы душ своих они должны были услышать это. Но, ничего от них не утаивая, Моисей им сказал, что Господь гневался и на него, что Он не хотел его слушать и не позволит ему перейти через Иордан, приказывая ему дать наставление и передать свою власть его преемнику.
Особенно поучительно все это услышать из уст самого Моисея; и в этом скрыт драгоценный урок для нас. Нам часто бывает очень трудно признаться, что мы сказали или сделали что-либо дурное; нам трудно бывает сознаться перед братьями нашими, что в данном случае мы не поняли воли Господней. Мы придерживаемся к своей славе, мы часто обижаемся и упорствуем. И однако в то же самое время с удивительной непоследовательностью мы по-видимому в общих чертах допускаем, что мы жалкие, немощные, способные заблуждаться существа; что, будь мы представлены самим себе, не существует зла, которого мы могли бы избежать словом или делом нашим. Сознание своей греховности вообще, каким бы смиренным оно ни было, и открытое признание нашей ошибки в том или другом отдельном случае - две вещи разные. На это способны весьма немногие; обыкновенно же люди не любят сознаваться, что они были неправы.
Моисей, возлюбленный и прославленный Богом служитель Его, несмотря на высокое положение вождя народа, жезл которого заставил содрогнуться земле Египетской, не постыдился исповедать свой грех перед всеми братьями своими; не постыдился сознаться, что он сказал то, чего ему говорить не следовало, или что он пламенно желал того, чего Иегова не мог ему дать.
Умаляет ли это Моисея в глазах наших? Совершенно напротив; - трогательно и назидательно для нас его сознание совершенной им ошибки; поучительно видеть с какой покорностью он склоняется перед решениями Бога, Владыки мира, какое полное отсутствие эгоизма сказывается в его поведении по отношению к тому, кто должен был сделаться преемником его высокого положения, - ни зависти, ни ревности, ни оскорбленного самолюбия! В порыве полного самоотверждения отказывается Моисей от своего высокого звания, возлагает одежды свои на своего преемника и увещевает его свято выполнять все обязанности служения, которое он ему должен был передать.
"Всякий... унижающий себя, возвысится" (Лук. 14,11). Так именно случилось с Моисеем. Он смирился под крепкую руку Божью. Он принял со смирением святой урок, ему преподанный правосудием Божьим. Он не вымолвил ни слова, получив отказ на свое прошение. Он подчинился всему; потому-то и был он вознесен Господом в свое время. Если правосудие Божье не дозволило ему вступить в землю Ханаанскую, Благодать возвела его на вершину горы Фасги, где вместе с Господом он имел возможность обозреть всю перед ними расстилавшуюся "добрую землю", обозреть ее не такою, какою она была впоследствии в руках Израиля, но такою, какою ее дал народу Бог.
Читатель хорошо сделает, внимательно проследив действие благодати Божьей и действие правосудия Божьего. Это важный, имеющий большое значение в нашей жизни, вопрос; он часто наполняет собою целые страницы Священных Писаний, но при всем этом мало нами понятый. Нам может казаться странным и трудно объяснимым фактом, что человек, пользовавшийся таким видимым благоволением Божьим, не мог получить позволения войти в Обетованную землю. Но в этом факте перед нами обнаруживается принцип Божественного правосудия; нам надлежит преклониться перед решением Господа и воздать хвалу Ему. Это случилось не только потому, что Моисей, в качестве явного представителя подзаконности, не мог ввести Израиля в землю. Это так; но дело не в этом: Моисей погрешил устами своими. Он и Аарон, брат его, не воздали славы Богу перед обществом Божьим: поэтому: "Сказал Господь Моисею и Аарону: за то, что вы не поверили Мне, чтоб явить святость Мою перед очами сынов Израилевых, не введете вы народа сего в землю, которую Я даю ему". И еще: "И сказал Господь Моисею и Аарону на горе Ор, у пределов земли Едомской, говоря: Пусть приложится Аарон к народу своему; ибо он не войдет в землю, которую Я даю сынам Израилевым, за то, что вы непокорны были повелению Моему у вод Меривы. И возьми Аарона и Елизара, сына его, и возведи их на гору Ор. И сними с Аарона одежды его, и облеки в них Елизара, сына его, и пусть Аарон отойдет, и умрет там" (Числ. 20,23.23-26).
Все это очень знаменательно. Мы видим здесь перед собою двух вождей общества Божия, людей, которых Бог употребил орудиями для освобождения народа Своего из земли Египетской при помощи ими явленных великих знамений и чудес; видим пред собою "этого же Моисея и того же Аарона", и обоих этим, заслужившим благоволение Бога, служителям Его воспрещается войти в землю Ханаанскую. И почему? "За то, что вы непокорны были повелению Моему".
Да западут эти слова в сердца наши! Страшно оказаться непокорным повелению Божьему; и чем выше положение людей, Богу непокорных, тем серьезнее становится вопрос, тем скорее и строже совершится над ними суд Божий. "Ибо непокорность есть такой же грех, что волшебство, и противление то же, что идолопоклонство" (1 Цар. 15,23).
Это многозначащие слова. Они были обращены к Саулу, когда он отказался покориться слову Господа: таким образом мы имеем перед собой примеры суда, постигшего пророка, первосвященника и царя за непослушание их воли Божьей. Пророк и первосвященник потеряли возможность войти в Ханаанскую землю; царь лишился своего престола; и все это случилось только потому, что они не послушались гласа Божьего.
Запомним это. Будучи мудрецами в своих собственных глазах, мы находим быть может наказания эти слишком строгими. Можем ли мы однако быть судьями в этом вопросе? В этом вся суть дела. Будем остерегаться произносить суд над решениями Божьими. Адам был изгнан из рая: Аарон был лишен священных своих одежд; Моисей не мог войти в Ханаан: Саул лишился царства: и почему все это постигло их? По поводу нанесения ими кому-либо так называемой кровной обиды, или за совершение ими быть может какого-либо постыдного греха? Нет, в каждом из этих случаев они только пренебрегли повелением Господним. Нам постоянно следовало бы иметь это в виду именно в наше время, время развития силы воли человеческой, когда люди позволяют себе руководствоваться своими собственными мнениями, своими мыслями, суждениями и словами. Они задаются вопросом, не волен ли всякий думать, что ему вздумается? Мы отвечаем: конечно нет. У нас есть право только подчиняться. Подчиняться чему? Не повелениям человеческим, не какому-либо чисто человеческому авторитету, какое бы название люди ему не давали, но Слову Бога живого, свидетельству Духа Святого, голосу Священного Писания. Именно в этом заключается наше слепое подчинение Богу: нимало не колеблясь, ни о чем не вопрошая, мы должны склоняться пред Господом и подчиняться Ему. Не следует ни рассуждать, ни мудрствовать, ни обсуждать последствия нашего послушания: результаты нас не касаются: нам не приходится спрашивать: "почему?" или "зачем?" Мы призваны только повиноваться и отдать все остальное в руки Учителя нашего. Разве слуге подобает беспокоиться о последствиях, или заботиться о результатах ему порученного дела? Настоящий, преданный своему господину, слуга исполняет ему поведенное независимо от каких бы то ни было соображений. Если бы Адам помнил это, он не был бы изгнан из сада Едемского. Если бы Моисей и Аарон помнили это, они перешли бы Иордан. Если бы подумал об этом Саул, он не потерял бы своего царства. Изучая дальнейшую историю человечества, мы встречаем многочисленные наглядные подтверждения этого важного принципа: и мы можем быть вполне уверены в его неизменном значении для нас.
Будем помнить, что мы не должны стараться подорвать значение этого великого принципа суждениями, основанными на мысли о всеведении Бога, заранее предвидящего все, что должно случиться, и все, что человек сделает. Люди судят именно так, но в этом они жестоко ошибаются. Предвидение Божие не имеет ничего общего с ответственностью человека. Ответственен человек, или нет? Вот, в чем вопрос. Если он ответственен, в чем мы не сомневаемся, ничто не может уменьшить эту ответственность. Человек призван только повиноваться повелению Божьему: от него не требуется понимания намерений или предначертаний Божьих. Ответственность человека основана на том, что ему открыто, а не на том, что сокрыто от него. Что, например, известно было Адаму относительно планов и намерений Божиих, когда он был поселен в саду Едемском, и ему запрещено было вкушать плоды от древа познания добра и зла? Смягчилась бы вина его от того обстоятельства, что Бог самый грех Адама употребил орудием к явлению всему Им созданному миру чудного плана искупления кровью Агнца? Конечно нет. Адам получил от Бога только повеление: его поведение должно было сообразоваться с этим повелением. Он не послушался и был изгнан из рая в мир, где с того самого дня, в течение целых шести тысячелетий, обнаруживались ужасные последствия одного случая неповиновения Богу, - вкушения первым человеком запретного плода.
Правда, по милости Божьей, благодать Божья снизошла в этот жалки грешный мир, собрав в нем жатву, которая никогда не созрела бы на нивах не согрешившего человечества. Но человек был судим за преступление, им совершенное. Он был изгнан из рая рукою Бога, Правителя мира: он должен был в поте лица своего вкушать хлеб свой. "Что посеет человек" - кто бы это ни был, - "то и пожнет" (Гал. 6,7).
Вот краткое изложение принципа, всюду встречаемого в Слове Божьем и подчеркиваемого на всякой странице истории управления Божия вселенной. Он заслуживает самого серьезного внимания с нашей стороны; но мало кто, увы, это понимает. Мы составляем себе неверное понятие о благодати Божьей, и это оказывает пагубное влияние на нашу душу. Никогда не следовало бы их между собой смешивать; и мы еще и еще раз напоминаем читателю, что самое величественное проявление царственной благодати Божьей никогда не может помешать совершаться праведному суду Его.