Второзаконие
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Ч. Х. Макинтош

Толкование на Книгу Второзаконие

"Навеки, Господи, слово Твое утверждено на небесах"
Пс.118:89
"В сердце моем сокрыл я слово Твое, чтобы не грешил пред Тобою"
Пс.118:11

Оглавление


Глава 6
Глава 7

Глава 6

"Вот заповеди, постановления и законы, которым повелел Господь, Бог ваш, научить нас, чтобы вы поступали так в той земле, в которую вы идете, чтоб овладеть ею; дабы ты боялся Господа, Бога твоего, и все постановления Его и заповеди Его, которые заповедую тебе, соблюдал ты, и сыны твои, и сыны сынов твоих во все дни жизни твоей, дабы продлились дни твои. Итак, слушай, Израиль, и старайся исполнить это, чтобы тебе хорошо было, и чтобы вы весьма размножились, как Господь, Бог отцов твоих говорил тебе, что Он даст тебе землю, где течет молоко и мед. Слушай, Израиль, Господь, Бог наш, Господь един есть" (ст. 1-4).
Здесь нам представлена основная великая истина, которую особенно должен был помнить и исповедовать народ израильский, а именно: признание единого Божества; эта истина служила основанием иудейского домостроительства, центром, соединяющим вокруг себя народ. Пока Израиль хранил ее, он был счастлив, преуспевал во всем и умножался. Это было, так сказать, великий национальный вал, отделяющий их от всех народов земли; они были призваны исповедовать эту славную истину пред лицом языческого мира, у которого было "много богов и господ много" (1 Кор. 8,5).
Отец их, Авраам, был вызван из самого центра языческого идолопоклонства, чтобы сделаться свидетелем Бога живого и истинного, чтобы довериться Ему, ходить пред Ним, опираться на Него и служить Ему.
В последней главе книги Иисуса Навина читатель найдет замечательное доказательство великого значения, которое Бог придает этому факту, в последний раз обращаясь к народу: "И собрал Иисус все колена Израилевы в Сихем, и призвал старейшин Израиля, и начальников его, и судей его, и надзирателей его, и предстали пред Господа Бога. И сказал Иисус всему народу: так говорит Господь, Бог Израилев: за рекою жили отцы ваши издревле, Фарра, отец Авраама и отец Нахора, и служили иным богам. Но Я взял отца вашего Авраама из-за реки, и водил его по всей земле Ханаанской, и размножил семя его, и дал ему Исаака" (Иис. Нав. 24,1-3).
Здесь Иисус Навин напоминает Израилю, что их отцы служили иным богам, - знаменательный факт, воспоминание о котором должно было напоминать им, как тщательно им следовало наблюдать за собою, чтобы снова не впасть в идолопоклонство, от которого, по Своей царственной милости, Бог избавил Авраама, их отца, сделав его Своим избранным и призванным служить Ему чадом. Они поступили бы разумно, дав себе отчет, что в то же зло, которое творили пред лицом Божиим их отцы, теперь впадали и они.
Напомнив народу израильскому об этом факте, Иисус Навин в необыкновенно образных выражениях и живых красках изображает все основные события их прошлой истории, начиная с рождения Исаака и кончая временем, в которое он обращается к ним, заканчивая свою речь следующим воззванием: "Итак бойтесь Господа, и служите Ему в чистоте и искренности; отвергните богов, которым служили отцы ваши за рекою и в Египте, а служите Господу. Если же неугодно вам служить Господу, то изберите себе ныне, кому служить, богам ли, которым служили отцы ваши, бывшие за рекою, или богам Аморреев, в земле которых живете; а я и дом мой будем служить Господу" (Иис. Нав. 24,14-15).
Заметьте: Иисус Навин два раза упоминает о том, что их отцы поклонялись ложным богам; что, кроме этого, земля, в которую их привел Господь, с одного конца до другого, была осквернена языческим идолопоклонством.
Таким образом, этот верный служитель Господа, очевидно, вдохновленный Духом Святым старается доказать народу опасность, которой он подвергается, рискуя отступить от основной великой истины - веры в единого Бога, живого и истинного, чтобы вернуться к идолослужению. Он настаивает на необходимости с их стороны принять определенное решение в этом отношении. "Изберите себе ныне, кому служить". Ничего нет лучше решения сердца откровенного, искреннего и полностью преданного Богу; наше сердце всегда должно быть таким относительно Бога. Что же касается Израиля, Бог дал ему неоспоримые доказательства того, что Он Сам пребывал с ними, выкупив их из египетского рабства и проведя чрез пустыню, чтобы утвердить их в земле Ханаанской; поэтому полное посвящение Господу было только благоразумным действием с их стороны.
Незабвенные слова Иисуса Навина доказывают, как глубоко он сознавал их важное значение по отношению к самому себе: "А я и дом мой будем служить Господу". Благословенные слова, драгоценное решение, показывающее нам, что, как бы ни был велик упадок национальной религии, благочестие семьи и отдельной личности может существовать, милостью Божией, в любое время и в любом месте.
Прославим Бога за это, и да поможет Он нам не забывать этого. "Я и дом мой", - вот ясный и драгоценный ответ веры на Божий слова. "Ты и дом мой". Каково бы ни было в данную минуту состояние народа, только внешне чтущего Бога, каждый искренний и верный Богу человек имеет возможность применить к себе бессмертный принцип: "А я и дом мой будем служить Господу", сообразуясь с ним во всех своих действиях.
Правда, это святое решение может приводиться в действие исключительно непрестанной работой в нашей душе Божией благодати, но мы не можем быть уверены, что, если наше сердце полностью решилось всецело идти за Господом, вся нужная благодать будет изо дня в день передаваться нам, потому что неизменно верными окажутся слова: "Довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи" (2 Кор. 12,9).
Теперь посмотрим на воздействие, которое произвело на общество Божие трогательное увещание Иисуса Навина: "И отвечал народ и сказал: не будет того, чтобы мы оставили Господа и стали служить другим Богам! Ибо Господь, Бог наш, Он вывел нас и отцов наших из земли Египетской, из дома рабства, и делал пред глазами нашими великие знамения, и хранил нас на всем пути, по которому мы шли, и среди всех народов, чрез которые мы проходили. Господь прогнал от нас все народы и Аморреев, живших в сей земле. Посему и мы будем служить Господу, ибо Он Бог наш" (Иис. Нав. 24,16-18).
Все это были научные, подававшие большие надежды слова, потому что, казалось, народ имел ясное представление о нравственной основе требования Иеговы о безусловном повиновении с их стороны. Они были в состоянии сделать точное описание всех славных действий Его могущественной десницы по отношению к ним; они совершенно искренне восставали против идолопоклонства, в то же время обещая повиноваться Иегове, своему Богу.
Однако, Иисус Навин по-видимому не имел особенного доверия к их обещанию, потому что сказал народу: "Не возможете служить Господу, ибо Он Бог святой, Бог ревнитель, не потерпит беззакония вашего и грехов ваших. Если вы оставите Господа и будете служить чужим богам, то Он наведет на вас зло и истребит вас после того, как благотворил вам. И сказал народ Иисусу: нет, мы Господу будем служить. Иисус сказал народу: вы свидетели о себе, что вы избрали себе Господа, служить Ему? Они отвечали: свидетели. Итак, отвергните чужих богов, которые у вас, и обратите сердце свое к Господу, Богу Израилеву. Народ сказал Иисусу: Господу, Богу нашему, будем служить, и гласа Его будем слушать" (Иис. Нав. 24,19-24).
Остановимся здесь и рассмотрим, каким представляет Иисус Навин Бога израильскому обществу, потому что наша задача заключается в том, чтобы доказать важное место, отводимое речью Иисуса Навина истине, свидетельствующей о единстве Божества; эту истину, как мы уже говорили, Израиль должен был засвидетельствовать пред всеми народами земли, и в ней заключалась сила, позволявшая им противостоять соблазнам идолопоклонства.
Но, увы! именно эту истину они отвергли совершенно открыто. Обещания, обеты и решения, принятые под влиянием слов Иисуса Навина, оказались подобными "скоро исчезающей росе" (Ос. 6,4). "Тогда народ служил Господу во все дни Иисуса и во все дни старейшин, которых жизнь продлилась после Иисуса, и которые видели все великие дела Господни, какие Он сделал Израилю... Умер Иисус, сын Навин, раб Господень, будучи ста десяти лет... И когда весь народ оный отошел к отцам своим, и восстал после них другой род, который не знал Господа и дел Его, какие Он делал Израилю, тогда сыны Израилевы стали делать злое пред очами Господа, и стали служить Ваалам; оставили Господа, Бога отцов своих, который вывел их из земли Египетской, и обратились к другим богам, богам народов, окружавших их, и стали поклоняться им и раздражали Господа; оставили Господа и стали служить Ваалу и Астартам" (Суд. 2,7-13).
Какое серьезное поучение для нас, дорогой читатель! Великая и важная истина была вскоре забыта ими. Оставить Господа, чтобы служить Ваалу и Астартам! Пока были живы Иисус Навин и старейшины, их присутствие и влияние оберегали Израиль от явного отступничества; но лишь только эти нравственные плотины исчезли, мрачный поток идолопоклонства тотчас же увлек их за собою, разрушая само основание веры. Иегову, Бога Израилева, они заменили Ваалом и Астартами. Человеческое влияние представляет собой жалкую опору, ненадежную преграду; нас должна поддерживать сила Божия, - иначе рано или поздно мы непременно падем. Вера, поддерживаемая только человеческой мудростью, а не силою Божией, окажется жалкой, немощной, лишенной всякого значения; она не устоит в день испытания, не вынесет жара огненной печи; она непременно ослабнет.
Следует помнить это; кроме того, одной веры недостаточно, - должна существовать живая связь между душою и Богом. Мы должны иметь лично для самих себя дело с Богом; иначе мы не проявим силы в день бедствия. Пример и влияние человека прекрасны на своем месте; хорошо было видеть, как Иисус Навин и старейшины ходили Господними путями; справедливо слово: "Железо железо острит, и человек изощряет взгляд друга своего" (Притч. 27,17). Весьма отрадно сознавать себя окруженным сердцами, искренне преданными нам; необыкновенно приятно быть как бы поддерживаемым порывом общей верности Христу, как лично Ему, так и Его делу. Но если этим все и ограничивается, если не существует глубокого источника веры и личного познания Бога; если нет этой связи, созданной и поддерживаемой Богом и выражающейся в личном общении с Ним, когда поток человеческого влияния иссыхает, когда рушится человеческая опора, одним словом, начинает чувствовать общий упадок духовности, тогда при данных условиях мы уподобимся Израилю, служившему Господу во все дни Иисуса Навина и старейшин и затем отступившему от исповедания Его имени, чтобы вернуться к безумию и тщеславию сего века, который, в сущности, нисколько не лучше почитания Ваала и Астарт.
Но когда, с другой стороны, сердце утверждено в истине и благодати Божьей, когда мы можем сказать, - а это преимущество дано каждому верующему: - "Я знаю, к Кого уверовал, и уверен, что Он силен сохранить залог мой на оный день" (2 Тим. 1,12), тогда, если бы даже все перестали открыто исповедовать Христа, если бы исчезла вся человеческая помощь, "основание Божие", осталось бы для нас таким же твердым, и путь послушания казался бы нам таким же ясным, как если бы тысячи душ с неуклонным святым рвением шли по нему вместе с нами.
Мы не должны упускать из виду факт, что, согласно Божественным предначертаниям, Церковь Божия должна извлекать глубокие и святые поучения из истории Израиля. "Все, что писано было прежде, написано нам в наставление, чтобы мы терпением и утешением из Писаний сохраняли надежду" (Римл. 15,4).
Для того, чтобы извлекать назидание из ветхозаветных Писаний, нам не следует, однако, вдаваться в придумывание необыкновенных теорий, не следует искать фантастичных сопоставлений фактов или стремиться приводить слишком смелые наглядные доказательства той или иной истины. Увы, сколько душ поступавших таким образом, пришли к безумным и неосновательным выводам или же впали в пагубные заблуждения вместо того, чтобы найти "утешение из Писаний".
Мы имеем дело с действительными фактами, описанными на страницах богодухновенной книги; нам надлежит тщательно изучать их, потому что мы можем извлечь для себя из них важные практические уроки. Так, например, только что указанный нами факт истории Израиля, а точнее отступления их именно от той истины, которую им было приказано хранить особенно свято и исповедовать, отступление ими от поклонения единому Богу - этот факт исполнен для нас назидания. Существование Израиля как отдельного народа зависело от этой славной истины, но, однако, они все таки отступили от нее. Если бы они крепко держались ее, они были бы непобедимы; отступая от нее, они теряли все и становились хуже окружавших их народов, впадая в грех против света и знания и согрешая сознательно, вопреки самым убедительным увещаниям, вопреки самым серьезным доводам, прибавим еще, вопреки, их собственным горячим уверениям, и всем их многочисленным обещаниям повиноваться Богу.
Да, читатель, Израиль оставил поклонение единому Богу, живому и истинному, поклонение Богу-Иегове, Богу их завета; они отвергли не только их Создателя, но и своего Искупителя, Того, Кто вывел их из Египта, провел чрез воды Чермного моря, чрез Иорданскую пустыню, чтобы со славою водворить их в наследие, обещанное Им Аврааму, их отцу в земле, "текущей молоком и медом, красе всех земель" (Иез. 20,6).
Они отвратились от Него и начали поклоняться ложным Богам. "Огорчали Его высотами своими, и истуканами своими возбуждали ревность Его" (Пс. 77,58). Не удивительно ли, что народ, видевший и испытавший на себе столько милостей и благости Божией, бывший свидетелем могущества Его действий, Его верности, Его величия, Его славы, мог дойти до того, что решился преклониться пред истуканом? Но, увы! Это, однако, случилось. Вся их история, начиная от дней золотого тельца, отлитого у подножия горы Синайской, до времен Навуходоносора, обратившего Иерусалимский храм в развалины, вся их история отмечена духом упорного идолопоклонства. Тщетно, по долготерпеливому милосердию и Своей дивной благости, воздвигал Господь им избавителей, освобождавших их от ужасных последствий их греха и безумия. Многократно, в Своей неистощимой благости и милости, Он освобождал их от руки их врагов, посылая им Гофониила, Аода, Барака, Гедеона, Иефая, Самсона, - все эти орудия Своего могущества и милосердия, этих свидетелей Его нежной любви и Его сострадания по отношению к жалкому мятежному народу. Но лишь только сходил со сцены один из этих судей, народ снова погружался в грех идолопоклонства.
Такова же была грустная и прискорбная история Израиля и во времена царей. Правда, иногда нам удается видеть отдельные блестящие эпизоды; несколько лучезарных звезд сияют среди тяжелого мрака истории Израиля; пред нами проходят образы Давида, Иосафата, Езекии, Иосии, - все это благословенные и освежающие душу исключения из мрачной и неприглядной действительности. Но и этим людям не удавалось искоренить в народе пагубное для него идолопоклонство. Среди бесподобного великолепия царствование Соломона корень идолопоклонства дал пагубные для Израиля побеги в факте воздания почестей "Астарте, богине Сидонской", "Милхому, мерзости Аммонитской", и "Хамосу, мерзости Маовитской".
Остановимся здесь на минуту, читатель: представь себе автора Песни Песней, Екклезиаста и Притч повергающимся ниц пред храмом Молоха! Можем ли мы представить самого мудрого, самого могущественного, самого славного из Израильских монархов воскрешающим фимиам и приносящим жертвы на жертвеннике Хамоса? И не полно ли все это назидания и для нас? Царствование Соломона служит для нас одним из поразительнейших доказательств всей важности занимающего нас теперь вопроса, обнаруживая пред нами полное и беспросветное отступничество Израиля от великой истины единства Божества и их неисправимое идолопоклонство. Истина, которую им более всего было необходимо соблюдать, была ими оставлена при первом же случае.
Мы не хотим искать дальнейших доказательств неверности Израиля; не будем останавливаться и на страшном описании суда, постигшего народ вследствии его идолопоклонства. Пророк Осия следующими словами представляет нам настоящее положение Израиля: "Ибо долгое время сыны Израилевы будут оставаться без царя и без князя и без жертвы, без жертвенника, без ефода и тёрафима". В период этого "долгого времени" "нечистый дух идолопоклонства" вышел из них, чтобы затем вскоре возвратиться с "семью духами, злейшими его, - указание на высшую меру духовной злобы (Ос. 3,4,- Лук. 11,24-26). И тогда настанут дни ни с чем не сравнимой скорби для этого народа, пребывающего так долго в заблуждении и непокорности Богу в "бедственное время для Иакова".
Но, благодарение Богу в свое время избавление грядет. Дни счастия ожидают восстановленный народ, настанут "дни небесной жизни на земле" (Ос. 2,21), как о них высказывается тот же пророк Осия. "После того обратятся сыны Израилевы, и взыщут Господа, Бога Своего, и Давида, царя своего, и будут благоговеть пред Господом и благостию Его в последние дни" (Ос. 3,5). Осуществляются все обетования, данные Богом Аврааму, Исааку, Иакову и Давиду; со славою исполнятся все блестящие предсказания пророков, начиная Исайей, потому что "не может нарушиться Писание" (Иоан. 10,35). Славный день, никогда еще не озарявший земли, сменит длинную, мрачную и томительную ночь; дочь Сиона будет согрета благословенными лучами "Солнца правды", и "земля наполнится познанием славы Господа, как воды наполняют море" (Авв. 2,14).
Интересно было бы привести здесь чудные изречения пророков, относящиеся к будущему Израиля; но вы задались мыслью только обратить внимание читателя на знаменательный факт быстрого и полного отступления Израиля от данной ему заповеди: "Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть".
Нас, быть может, спросят: "В каком отношении этот факт может представлять собою интерес для Церкви Божией?" По нашему мнению, он исполнен для нее весьма важного значения; мы также находим, что окажемся неверными пред Христом и Его Церковью, не отметив практического значения этого вопроса для нас.
Просматривая историю Церкви Божией как свидетеля Христова, мы видим, что едва она успела появиться с полнотою благословений и преимуществ, ознаменовавших начало ее утверждения на земле, она тут же сразу начала упускать из виду истины, которые христианин был обязан хранить и исповедовать и которые должны были быть характерными чертами христианства и отделяло его от всего предшествовавшего. Подобно Адаму в саду Едемском, подобно Ною на обновленной земле, подобно Израилю в Ханаане, едва успела Церковь соделаться ответственным хранителем тайн Божиих на земле, как она тотчас же начала колебаться и падать. На глазах самих Апостолов Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа возникли заблуждения и недостатки, направленные на разрушение самих основ свидетельства Церкви.
Потребуют ли от нас подтверждения наших слов фактами? Увы! их существует великое множество. Вслушайтесь в слова благословенного Апостола, пролившего так много слез и так много вздыхавшего по поводу несовершенства Церкви: "Удивляюсь", говорит он, "что вы от призвавшего вас благодатию Христовою так скоро переходите к иному благовествованию". - "О, несмысленные Галаты! кто прельстил вас не покоряться истине, вас, у которых пред глазами предначертан был Иисус Христос, как бы у вас распятый?" - "Но тогда, не знавши Бога, вы служили богам, которые в существе не боги; ныне же, познавши Бога, или, лучше, получивши познание от Бога, для чего возвращаетесь опять к немощным и бедным вещественным началам, и хотите еще снова поработить себя им? Наблюдаете дни, месяцы, времена и годы. Боюсь за вас, не напрасно ли я трудился у вас". - "Вы шли хорошо: кто остановил вас, чтобы вы не покорялись истине? Такое убеждение не от призывающего вас. Малая закваска заквашивает все тесто" (Гал. 1,6; 3,1; 4,8-11; 5,7-9).
Все это происходило еще при жизни Апостола. Непокорность истине наступила еще скорее, чем в Израиле; потому что израильтяне служили Господу во все дни Иисуса Навина и во все дни старейшин, переживших его; но в грустной и унизительной истории Церкви врагу удалось немедленно примешать к муке закваску, немедленно посеять плевелы между колосьями пшеницы. Не успели еще Апостолы исчезнуть с лица земли, как уже было брошено в землю семя, которое приносит теперь и будет и далее приносить злые плоды, пока Ангелы-жнецы не очистят всего поля.
Поищем доказательства этого в Писании. Прислушаемся к словам того же богодухновенного Божия свидетеля, наливающего в конце жизни свое сердце любимому ученику Тимофею: "Ты знаешь, что все Асийские оставили меня: в числе их Фигелл и Ермоген". И еще: "Проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием. Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух, и обратятся к басням" (2 Тим. 1,15; 4,2-4).
Таково свидетельство человека, который, подобно мудрому строителю, заложил основы Церкви. Что же касается его личного опыта, что ему пришлось испытать на самом себе? Подобно своему блаженному Учителю, он был оставлен и отвергнут теми, которые однажды сплотились вокруг него, горя духовной свежестью и ревностью первой любви к Богу. Его широкое и любящее сердце было огорчено действиями иудействующих учителей, старавшихся подорвать самые основы христианства и веры избранных Божиих. Он оплакивал пути тех, которые, исповедуя устами Христа, были, однако, "врагами креста Христова".
Апостол Павел, заключенный в темнице в Риме, предвидел, одним словом, упадок и ослабление верующих, которых в этом случае ожидала судьба корабля, на котором Апостол совершил свое последнее путешествие.
Напомним здесь читателю, что мы заняты вопросом о Церкви как ответственном свидетеле Христовом на земле; очень важно иметь ясное представление об этом вопросе, чтобы наши мысли не заблуждались в этом отношении. Необходимо проводить резкую разницу между Церковью как телом Христа и Церковью как светочем и свидетелем Христовым на земле. В первом случае падение Церкви невозможно, тогда как во втором упадок Церкви неизбежен.
Церковь, как тело Христово, соединенное с живою и прославленною на небесах Главою, будучи местом присутствия и жилищем Духа Святого, никоим образом не может пасть, - не может быть сокрушена бурями и волнами враждебного ей мира, как был разбит в море корабль Апостола Павла; Церковь, мы утверждаем это с уверенностью в полной безопасности, дарованной Самим Христом: Глава и тело нераздельно соединены воедино. Никакая сила земли или ада, никакая человеческая или бесовская сила никогда не могут коснуться хотя бы самого слабого члена этого благословенного тела. Все члены имеют одинаковое положение пред Богом, на всех них взирает милостивое Божие око, видя их во всей полноте, во всей красоте, во всем совершенстве Самого Христа. Какова Глава, таковы и члены, - все члены, взятые вместе, и каждый член в отдельности. Каждому из них дано право воспользоваться всеми вечными последствиями совершенного на месте искупительного дела. Об ответственности здесь не может быть и речи. Здесь всюду царит любовь, любовь, столь же глубокая, как сердце Христово, столь же совершенная, как искупление, столь же непоколебимая, как престол Сына Божия на небесах. Каждое обвинение, могущее восстать против отдельной личности или против всех членов Церкви Божией, было предусмотрено, обсуждено и окончательно уничтожено между Богом и Его Сыном на месте. Все грехи, все беззакония, все преступления, вина каждого отдельного члена и всех членов Церкви вместе, - да, все было всецело и безусловно возложено на Христа, все было вменено Ему. В" Своем непоколебимом правосудии, в Своей бесконечной святости и по Своей вечной справедливости Бог снял с человека все, могшее мешать проявлению полного спасения, неисчислимых благословений и вечной славы каждого члена тела Христа, Церкви Божией. Каждый член тела живет жизнью Главы; каждый камень здания одухотворен жизнью "краеугольного" основного камня. Все они соединены вместе связями, которые не могут порваться никогда, - никогда!
Кроме того, отдадим себе отчет, что единство тела Христова нерушимо вовек; это важная истина, которую необходимо поддерживать и исповедовать; судя по мнениям, нередко высказываемым по этому поводу, поневоле хочется спросить себя: да была ли, в сущности, когда-либо понята этими людьми чудная истина о единстве тела Христова на земле, единстве, поддерживаемое присутствием на земле духа Святого?
Например, мы слышим, что люди говорят о "разделении тела Христова", - это большое заблуждение: подобного разделения существовать не может. Члены тела Христова рассеяны всюду; они находятся во всех вероисповеданиях нашего времени, кроме тех, которые отрицают Божественность Господа Иисуса Христа, потому что недопустима мысль, что истинный христианин способен согласиться посещать место, где хулится имя его Господа.
Если же вас спросят: "Как же узнать, где именно истина?" мы ответим: "Если око твое будет чисто, то и все тело твое будет светло" (Лук. 11,34). - "Кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно" (Иоан. 7,17). Путь Божий открыт пред нами, хотя "стези туда не знает хищная птица, и не видел ее глаз коршуна; не попирали ее скимны, и не ходил по ней шакал". Самое зоркое природное око не может различить этого пути, и никакая человеческая сила не поможет удержаться на этом пути. Где же этот путь? Человеку, - читателю, равно как и пишущему эти слова, каждому человеку, всем людям говорится: "Вот, страх Господень есть истинная премудрость, и удаление от зла - разум" (Иов. 28,7, 8,18).
Как это было в тот день, когда богодухновенный Апостол писал 4-ую главу своего Послания к Ефесянам, так и сегодня существует "одно тело": Христос - его Глава, Дух Святой - его созидательная сила, все же истинно верующие - его члены. Это тело появилось на земле со дня Пятидесятницы; оно пребывает и будет пребывать на земле до того, быстро приближающегося к нам, момента, когда Христос придет и введет его в дом Своего Отца. Постоянная перемена членов этого тела происходит так же, например, как это случается в одном из полков английской королевы Виктории, сражавшемся при Ватерлоо и теперь стоящем в Олдершсте; он остается все тем же полком, хотя ни одного из составляющих его сегодня людей еще не существовало во время памятной битвы 1815 года.
Ясно ли все это читателю теперь? Возможно, что он находит трудным при настоящем, часто таком плачевном, духовном состоянии членом тела Христова верить и исповедовать нерушимое единство тела. Ему, быть может, хочется ограничить применение Ефес. 4,4 днями, в которые Апостол питал эти слова, когда христиане пребывали в единстве, когда еще не могло быть вопроса о принадлежности к той или иной Церкви, потому что все верующие были членами единой Церкви Божией.
[Единство Церкви можно сравнить с цепью, переброшенною через реку, она видна на обоих берегах, но средина ее погружена в воду Хотя и скрытая водою, она, однако, не разорвана, и мы верим ее единству, хотя и не видим ее средних звеньев.
Также будем помнить, что единство тела является основною истиною, из которой вытекает важное последствие жизнь каждого члена отражается на всем теле Страдает ли один член, страдают с ним все члены" (1 Кор. 12,26) Член чего? Отдельной местной Церкви''. Нет, но член тела. Географические данные не имеют значения для вопроса о Божией Церкви.
Но, возразят нам на это, можно ли страдать, не видя и не зная страданий другого?' Конечно. Можем ли мы ограничивать великую истину относительно единства тела со всеми истекающими из нее практическими последствиями недостатком нашего знания и нашего личного опыта? Мы далеки от подобной мысли. Члены тела соединены с Главою и друг с другом присутствием в теле Духа Святого, потому-то поведение и пути каждого отдельного члена и отражаются на всем теле. Даже к Израилю, единство которого было не единством тела, а национальным единством, когда согрешил Ахан, было отнесено слово "Израиль согрешил", и всему обществу Божию пришлось перенести унизительное поражение от врага за грех, который не был ему известен (Нав. 7).
Следует только удивляться, как мало народ Божий по видимому понимает великую истину относительно единства тела и все из нее истекающие последствия.]
Отвечая на это возражение, мы считаем своим долгом восстать против желания ограничить таким образом Слово Божие Какое право мы имеем отделять первую часть фразы Ефес. 4,4-6, утверждая, что она относится только ко временам Апостолов? если ограничить значение этой части фразы, почему же не сделать этого и с остальными? Не следуют ли далее слова: "Один Дух, один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех?" Сомневается ли кто-либо в справедливости этих слов? Конечно, нет; так же верно, что существует одно тело, верно и то, что существует один Дух, один Господь и один Бог Все тесно связано между собою: нельзя прикоснуться к чему-либо одному, не разрушая остального. Мы имеем так же мало основания отрицать существование одного тела, как и отрицать бытие Бога, потому что и та и другая истина возвещены нам тем же Словом.
Найдутся еще, конечно, и такие люди, которые зададут нам вопрос: "Где можно видеть это одно тело? Не безумно ли толковать о единстве при виде бесчисленных христианских вероучений?" Мы ответим так: "Следует ли отказаться от истины Божией, потому что человек ее таким очевидным образом остановил? Не отрекся ли всецело и Израиль от соблюдения и исповедания истины о существовании одного Бога? Но изменилась ли сколько-нибудь от этого сама сущность этой славной истины? Не оставалось ли непреложным фактом существование одного Бога и тогда, когда идоложертвенных алтарей сделалось столько же, сколько было улиц в Иерусалиме, и с каждой кровли дома возносилось облако фимиама, воскурявшегося в честь богини неба; и тогда, когда Моисей произнес пред всем обществом Божиим знаменательные слова: "Слушай, Израиль, Господь, Бог наш, Господь един есть!" Благодарение Богу, Его истина не зависит от неверных и безумных человеческих путей; она существует самою силою своей Божественной неприкосновенности, она сияет своим небесным блеском вопреки всем самым грубым человеческим заблуждениям Не будь этого, что сталось бы с нами? Куда мы пошли бы и где нашли бы себе покой? Если б мы рассчитывали хотя бы на малейшую зависимость истины от святости человеческих путей, нам пришлось бы с отчаянием отказаться от нее, и это сделало бы нас несчастнейшими из людей.
Но как же мы можем поддерживать истину о единстве тела? - Признавая веру во Христа единственным принципом христианского общения друг с другом. Все христиане должны были бы соединяться на едином основании - на признании единства тела Христова Апостол говорит собранным в первый день недели для преломления хлеба коринфянам: "Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба" (1 Кор. 10,17). Это так же видно сегодня, как и когда Апостол обращался к Коринфской Церкви. Правда, и в Коринфе существовало разделение; как оно есть и теперь в христианском мире; это нимало не изменило Божией истины. Апостол порицал разногласия: он считал их делом плоти. Он нисколько не сочувствовал жалкому и безосновательному соображению, которым иногда руководствуются, говоря, что разногласию полезны, чтобы пробуждать соревнование. Наоборот, он считал их вредными, считал плодами плоти, делом сатаны.
Апостол также не согласился бы, мы уверены, с общеизвестным взглядом, видящим в разных конфессиях Церкви как бы отдельные полки, сражающиеся под предводительством одного и того же военачальника, хотя и под различными знаменами. Это сравнение совершенно ни на чем не основано. Оно не только не согласуется с библейскими данными, но и стоит в непримиримом противоречии с вполне определенным и несомненным фактом: "Одно тело".
Читатель, это славная и заслуживающая большого внимания с нашей стороны истина. Рассмотрим при ее свете всю жизнь христианина и наше личное поведение. Сообразуем ли мы с ней нашу жизнь? Возвещаем ли мы ее, приступая в день Господень к Господней трапезе, исполняя этим свой священный долг и свое святое преимущество? Не будем отговариваться тем, что мы встречаем на своем пути всякого рода затруднения, что нас соблазняют разного рода заблуждения людей, исповедующих имя Божие, Все это, увы! действительно так, и нам следует ожидать этого. Сатана всячески старается ослепить нас, чтобы мы не постигли всей глубины Божией благости по отношению к народу Божию; но не будем придавать значения речам врага. Всегда существовали и всегда будут существовать трудности на пути исполнения драгоценной Божией истины; одно из главных затруднений заключается, быть может, в непоследовательности людей, исповедующих истину.
Но необходимо делать разницу между самой истиной и людьми, исповедующими ее, между самим путем и теми, которые им идут. Им следовало бы сливаться между собою; но на самом деле этого не происходит, поэтому нам приходится судить о поведении людей соотносительно с путем, а не осуждать из-за непоследовательности идущих по нему. Если бы мы видели земледельца, применяющего к обрабатыванию поля полностью испытанную и усовершенствованную систему обработки земли и в то же время убедились бы, что земледелец не имеет успеха, что бы мы сделали в этом случае? Мы признали бы его работу дурной, в то же время признавая совершенство самой системы.
Так же обстоит и дело с занимающей нас истиной. В Коринфе существовали ереси, разногласия, заблуждения и всякого рода зло. Следовало ли ради всего этого счесть истину Божию за миф, за нечто, не приложимое к жизни? Следовало ли из-за этого отречься от истины? Должны ли были ввиду этого коринфяне изменить принципу, объединявшему их? Следовало ли им вступить на новую почву, объединиться вокруг нового центра? Нет, благодарение Богу! Божия истина оставалась непоколебимой, хотя тысячи разногласий разрывали Коринфскую Церковь и тысячи ересей омрачали ее горизонт. Тело Христово пребывало единым; но Апостол развертывает пред ее глазами все то же знамя, на котором написаны благословенные слова: "Вы - тело Христово, а порознь - члены" (1 Кор. 12,27).
Эти слова относились, конечно, не только к "находящейся в Коринфе Церкви Божией", но и ко всем, освященным во Христе Иисусе, призванным святым, со всеми призывающими имя Господа нашего Иисуса Христа, во всяком месте, у них и у нас". Истина относительно единства тела является, следовательно, неизменной истиной, имеющей вселенское значение. Каждый истинный христианин призван ее признавать и применять к жизни, и каждая христианская Церковь, где бы она ни находилась, должна быть частичным выражением этой великой и важной истины.
Нас, быть может, спросят, как можно было сказать какой-либо одной Церкви: "Вы тело Христово?" Разве не было искупленных Божиих в городах Ефесе, Колоссах и Филиппах? Конечно, они там были, и, пиши Апостол им в этом смысле, он также мог бы написать им: "Вы тело Христово", так как они были местным выражением тела; но кроме того, обращаясь к ним, он в то же время имел в виду всех искупленных Божиих до конца земного существования Церкви. Это тело состоит из всех истинно верующих душ, живущих в мире. Если все они не соединяются именно на этой почве, созданной самим Богом, этим они наносят ущерб себе и бесславие своему Господу. Драгоценная истина: "одно тело" продолжает существовать вопреки всему, и с ней призваны сообразоваться все религиозные вероучения, существующие на земле.
Нам кажется, что необходимо основательно изучить Божественную сторону вопроса о Церкви, дабы соблюсти в неприкосновенности истину Божию, и чтобы читатель понял, что, говоря об упадку Церкви, мы имеем в виду человеческую сторону этого вопроса. Именно ее-то мы теперь и рассмотрим.
Нельзя внимательно читать Новый Завет и не видеть, что Церковь всецело и постыдно отреклась от выполнения своего долга, вмененного ей Христом, как Его свидетеля на земле. Можно было бы наполнить целые тома изречениями, подтверждающими истинного факта. Но достаточно остановиться на второй и третьей главах Откровения, где изображаются постигающие Церковь суды Божий. Семь Церквей, описанные в них, являются символами, олицетворяющими различные периоды истории Церкви с той минуты, как она становится ответственным пред Богом Его свидетелем на земле, и до того самого дня, когда она будет "извергнута из уст Господа" (Откр. 3,16), Который будет не в силах долее терпеть ее. Если мы не различаем пророческого смысла этих глав наряду с их историческим значением, этим мы лишаемся большого ряда драгоценных для нас назиданий. Никакой человеческий язык не силен изобразить все сокровища, черпаемые нами из 2-ой и 3-ей глав Откровения, рассматриваемых с точки зрения заключающихся в них пророчеств.
Мы же в данном случае ссылаемся на эти сокровища, как на последние из многочисленных доказательств, подтверждающих справедливость доказываемого нами положения. Возьмем обращение Духа Божия к Ефесу, к Церкви, который Апостол Павел написал себе чудное Послание, открывая ей с такою ясностью небесную сторону положения Церкви, вечные Божий предначертания касательно Церкви, - ее положение и удел во Христе, в котором она получила всякое духовное благословение в небесах" (Ефес. 1,3). Она не может ни в чем иметь нужды. Это невозможно. Всем управляет рука Господа. У Него сила; Он же и приводит в действие Свою волю. Всюду ощущаются Его благодать, Его слава, Его могущество, Его благоволение; и все это основывается на могуществе крови Христовой. Здесь уже не стоит вопрос об ответственности. Церковь была "мертва по преступлениям и грехам своим" (Ефес. 2,1); но Христос умер за нее; Он стал пред лицом правосудия там, где стояла она по своему нравственному уровню; и тогда, по богатству Своей царственной милости, Господь начал действовать: Он воскресил из мертвых Христа, а вместе с Ним - дивна Его милость - Бог воскресил и Церковь (ст. 4-6). Этим Он усмотрел для Церкви все. Мы видим пред собою Церковь, вознесенную на небесах, во Христе, а не церковь, живущую на земле для Христа. Это уже "облагодатст-вованное" тело Христово, а не "светильник", навлекший на себя Божий суд. Если мы не умеем различать две стороны этого важного вопроса, нам остается учиться еще многому.
Но рядом с небесной стороной существует и земная сторона, вот почему среди увещаний 2-ой главы Откровения мы встречаем и слова, подобные следующим: "Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою" (Откр. 2,4).
Какой контраст! Ничего подобного мы не встречаем в Послании к Ефесянам; к телу, к невесте Христа не обращено ни одного упрека; "светильник" же упрекает во многом. Даже и в те времена светильник уже не горел ярким светом. Едва он успел затеплиться, как уже приходилось применять к нему "священные щипцы".
Таким образом, симптомы уклонения от истины с самого начала не ускользали от проницательного ока Того, Кто ходил "посреди семи светильников" (Откр. 1,13); когда же мы приближаемся к концу и рассматриваем последний период существования Церкви, как он изображен в образе Лаодикийской Церкви, он представляется нам полностью безотрадным: нигде не видно ни малейшего просвета. Господь стоит пред дверью. "Се, стою у двери, и стучу" (Откр. 3,20). Это не то, что в Ефесе: "Но имею против тебя". Здесь заслуживает порицания решительно все. Вся Церковь будет отвергнута Господом. "Извергну тебя из уст Моих". Он все еще терпит, потому что Он не спешит сойти с почвы благодати на почву суда. Это напоминает нам исчезновение Божией славы в видении Иезекииля; медленно и неохотно скрывается она, как бы с сожалением покидая дом, народ и его страну. "И поднялась слава Господня с херувима к порогу Дома, и Дом наполнился облаком, и двор наполнился сиянием славы Господа". - "И отошла слава Господня от порога Дома, и стала над херувимами". И наконец: "И поднялась слава Господа из среды города, и остановилась над горою, которая на восток от города" (Иез. 10,4, 18-11,23). Как трогательно все это! Какой контраст между этим медленным исчезновением славы и ее быстрым появлением в доме Божием в день посвящения его Богу Соломоном в 2 Пар. 7,1! Иегова тогда с поспешностью входил в свое жилище среди Своего народа, но Он так же медленно оставлял его. Его, так сказать, изгоняли от туда грехи и закоренелая нераскаянность сердца Его безумного народа.
То же, видим мы, происходит и с Церковью. В Деян. 2 мы видим, как поспешно входит дух Божий в Свой духовенный дом. Подобно несущемуся с неба шуму, подобно сильному порывистому ветру, Он наполняет Своею славою Свой дом. Но как же, посмотрим, действует Он в Откр. 3. Он стоит вне дома. Да; но он стучит в его дверь. Он медлит удалиться; не надеясь, правда, увидеть полное восстановление тела, Он выжидает, чтобы хотя бы кто-нибудь "услышал голос Его и отворил ему дверь". Факт, что Он стоит вне дома, свидетельствует о том, что такое Церковь. Факт, что Он стучит, свидетельствует о том, что такое Бог.
Читатель, ты должен полностью уяснить себе этот вопрос. Мы должны точно придерживаться Священного Писания. Это учение ясно, как день. Прочти Послание Иуды, прочти 2 Петр. 2-3 и второе Послание к Тимофею. Отложи эту книгу и внимательно изучи эти знаменательные места Священного Писания; и мы уверены, что их изучение тебя убедит, что суд Всемогущего Бога близко, при дверях. Судьба неверной Богу христианской Церкви кратко выражена в знаменательных словах Римл. 11; "И ты будешь отсечен".
Да, таков голос Писания: "Отсечен", "извергнут". Церковь совершенно не оправдала своего назначения как Христова свидетеля на земле. С нею случилось то же, что постигло Израиль: она отреклась от истины, которую ей было заповедано сохранять и исповедовать. Только что успело появиться Священное Писание, только что успели покинуть рабочую ниву первые Божий работники, как глубокий мрак охватил христианский мир. Куда ни обратишься, нигде не видно следов великих истин, характеризующих наше славное христианское учение. Все было постыдно заброшено. Как Израиль в Ханаане оставил Иегову, чтобы поклоняться Ваалу и Астарте, так же и Церковь отдалилась от следования за драгоценными Словами Божиими, впадая в опасные заблуждения и предрассудки. Приходится удивляться, как быстро могло совершиться подобное уклонение. Но именно это и предсказывал Апостол Павел пресвитерам Ефесской Церкви: "Итак внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святой поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею. Ибо я знаю, что, по отшествии моем, войдут к вам лютые волки, не щадящие стада; и из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно, дабы увлечь учеников за собою" (Деян. 20,17.28-30).
Какое грустное зрелище! Святых Апостолов Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа почти тотчас же сменили "лютые волки" и проповедники превратных учений; вся Церковь погружена в беспросветный мрак; светильник Божественного откровения почти скрыт от нашего взгляда; всюду чувствуются следы всеобщего упадка. Одним словом, являет собою самую ужасную историю, когда-либо написанную.
Правда, Бог всегда, благодарение Ему, воздвигал Себе пророков. Из века в век, чтобы возвещать Свою истину. Даже среди густого мрака, царившие в средние века, время от времени светлая звезда восходила над горизонтом. Затем пришел благословенный шестнадцатый век, в который Господь воздвиг Лютера и его сотрудников, начавших ревностно проповедовать истину и давших всему миру возможность читать святую Божию Книгу, переведенную на родной язык каждого народа. На человеческом языке не найти слов, выражающих все благие последствия этой памятной эпохи. Тысячи душ услышали благую весть спасения, - вняли ей, уверовали в нее и обрели спасение. Благодатный свет Божественного откровения, так долго усилиями врага остававшийся скрытым, снова мог озарить своими лучами сгустившийся над землей мрак, и множество душ возрадовалось появлению небесного света.
Но, воздавая от всего сердца хвалу Богу за наступившее в шестнадцатом веке пробуждение, мы, однако, не можем видеть в нем возвращение Церкви к ее первоначальному состоянию. Нисколько. Лютер и его последователи, судя по оставленным ими книгам, никогда полностью так и не уяснили себе Божественной мысли о Церкви, как о теле Христовом. Они не постигли ни единства тела, ни присутствия Духа Святого во всей Церкви и в каждом из ее отдельных членов. Они не постигли всей сущности назначения Церкви на земле, - присущего ей характера, ее источника, ее силы и ее ответственности.
Да не подумает читатель, что мы не чтим памяти реформаторов. Нам дороги их имена и их труд. Это были преданные Христу и благословенные Божии работники. Мы искренне любим и уважаем имена Лютера, Меланхтона, Фареля и Нокса. Все это были яркие светочи своего времени, и тысячи душ будут славить Бога во всей вечности за то, что они жили, проповедовали и писали. И если мы поближе вглядимся в их частную жизнь, так и в их общественное служение, ими будут пристыжены многие христиане, имеющие преимущество знать целый ряд истин, которые мы напрасно стараемся найти в многочисленных писаниях реформаторов.
Но, признавая все это, мы, однако, убеждены, что эти верные Христовы слуги не поняли многих важных христианских истин, а следовательно, и не проповедовали их, и не учили им. Они возвестили драгоценную истину оправдания верою; они дали народу Священное Писание; они разрушили многие суеверия. Но протестантство не есть христианство, и многочисленные Церкви, созданные реформацией, вовсе не составляют Божией Церкви. Бросим взгляд назад на восемнадцать истекших столетий; несмотря на так называемое духовное пробуждение, несмотря на блестящие светочи, время от времени озарявшие горизонт, - светочи, казавшиеся особенно яркими благодаря глубокому мраку, окружавшему их, - несмотря на излитие обилия Духа Святого как в Европе, так и в Америке, в прошлом столетии и в наше время, несмотря на все эти факты, за которые мы славим Бога, мы продолжаем все-таки утверждать, что Церковь не находится на должной высоте, что христианский мир быстро идет навстречу мраку, что страны, находившиеся в особенно благоприятных условиях и отношении распространения в них Евангельской истины, где разошлись тысячи Библий и миллионы Новых Заветов, покроются густым мраком и впадут в дух заблуждения, доверившись лжи.
И что же будет тогда? Обращение мира? Нет; тогда придет на Церковь суд. Божий Святые, разбросанные в разных местах христианского мира, будут воскрешены на встрече Господу, - почившие в Боге воскреснут, живые изменятся во мгновение ока, и затем все одновременно будут взяты на небо, чтобы вечно пребывать с Господом (1 Фесс. 4,15-17). Тогда тайна беззакония обнаружится в лице человека греха, антихриста. Придет Господь Иисус, и все святые с Ним, чтобы совершить суд над зверем, лжепророком и антихристом, восставшими на западе и на востоке (2 Фесс. 2; Откр. 19,11-21).
Это будет приведение в исполнение Божия суда, потому что как зверь, так и лжепророк будут уличены в открытом восстании против Бога и окажут кощунственное сопротивление Богу и Агнцу. Затем наступит суд над живущими на земле народами, каким он изображается в Матф. 25,31-46.
Когда таким путем будет искоренено все зло, Христос будет царствовать в правде и мире в течение тысячи лет, блаженный и благословенный период времени, истинная суббота для Израиля и всей земли, - период, ознаменованный двумя выдающимися фактами: сатана будет связан, а Христос будет царствовать. Знаменательные факты! Одно напоминание о них исполняет благодарением и хвалою наши сердца. Какова же будет действительность?
Но сатана будет освобожден после тысячелетнего пленения, и ему будет позволено еще один раз оказать сопротивление Богу и Его Христу. "Когда же окончится тысяча лет, сатана будет освобожден из темницы своей, и выйдет обольщать народы, находящиеся на четырех углах земли, Гога и Магога, и собирать их на брань; число их, как песок морской. [Читателю следует делать разницу между Гогом и Магогом Откр. 20 и Иез. 38-39. Первые относятся ко времени, которое наступит после тысячелетия, а вторые будут существовать до него.] И вышли на широту земли, и окружили стан святых и город возлюбленный; и ниспал огонь с неба от Бога, и пожрал их; и дьявол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков" (Откр. 20,7-10).
Это будет последнее усилие сатаны; оно закончится его земной гибелью. Далее идет суд над мертвыми "малыми и великими, - всеми, умершими в их глазах, от дней Каина до последнего отступления от тысячелетней славы. Ужасная картина! Нельзя достаточно ярко изобразить весь ее ужас!
Наконец, пред нашими духовными очами развертывается грядущая слава: новые небеса и новая земля, на которой будет обитать вечная правда (2 Петр. 3,13; Откр. 21,1).
Таков ход событий, вполне отчетливо рисуемых на вдохновенных страницах. Мы дали их беглый обзор, насколько этого требовала их связь с событиями, изучением которых мы заняты, с истинами, которые, как нам известно, не пользуются общей популярностью; но мы обязаны изложить все Божия предначертания; искать же популярности - не наше дело. Мы не рассчитываем на то, что Божия истина сделается популярной для мира; напротив, мы старались доказать, что, как Израиль отрекся от истины, которую ему надлежало соблюдать, так и Церковь отступила от великих истин, характеризующих христианское учение, изложенное в Новом Завете. Мы воодушевлены желанием пробудить в сердцах всех истинных христиан сознание великого значения этих истин и возложенной на них ответственности не только принять эти истины в свою душу, но и стараться лучше осуществлять их и открыто исповедовать. В эти последние дни земной истории Церкви мы хотели бы, чтобы восстали люди, одаренные обилием Духа Святого, дабы искренне и ревностно возвещать истины Евангелия Божия, так часто позабываемые. Да воздвигнет Господь по Своей великой милости в Своем народе подобных людей, и да вышлет Он их на Свою ниву. Да стучит Господь Иисус все сильнее в двери сердца, дабы многие души услышали и приняли Его, как Он этого желает, и да познают они всю сладость личного общения с Христом Иисусом, ожидая Его пришествия!
"Благодарение Богу, безмерно обширны благословения, уготованные душе, слышащей голос Христа отверзающей Ему двери своего сердца; это верно как по отношению к одной душе, так и по отношению к тысячам душ. Но будем стараться быть искренними, доверчивыми; будем сознавать и чувствовать нашу великую немощь и наше ничтожество, отказываясь от всякой мысли о приобретении для себя славы, от всякого желания пользоваться влиянием в мире, храня лишь Слово Христа и не отрекаясь от Его имени; наше счастье заключается в пребывании у Его ног; Он есть наша пища; служить Ему каким бы то ни было путем - вот наша радость. Тогда мы пребудем в единении и любви, имея Христа нашим общим центром и задаваясь единою общею целью, - работать для Него и познавать Его славу. Да будет это так по Божией милости для всех дорогих Божиих детей. Совершенно иное увидел бы в нас в этом случае мир. Да оживит Господь Свой народ!
Читатель найдет, может быть, что мы далеко отошли от шестой главы Книги "Второзаконие". Мы напомним ему раз и навсегда, что наше внимание должно быть обращено не только на содержание каждой главы, но и на мысли, вызываемые ею в нас. Мы желаем, кроме того, при составлении этих заметок быть руководимыми Духом Божиим, с Его помощью открывая истины, приложимые ко всем читателям. Получит ли возлюбленное стадо Христово пищу, назидание и утешение посредством последовательных и вполне законченных пояснений, или же чрез посредство отдельных отрывистых размышлений, - не безразлично ли это?
Обратимся теперь к нашей главе:
Изложив сущность основной великой истины, заключающейся в 4-ом стихе: "Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть", Моисей затем продолжает перечислять пред обществом Божиим их священные обязанности по отношению к их благословенному Богу. Он не только Бог, - Он был их Богом. Ему было благоугодно вступить с ним в завет. Он освободил их, носил их как бы на орлиных крыльях и принес их к Себе, дабы они сделались Его народом и дабы Он соделался их Богом.
Благословенный факт! Дивный завет! Но было необходимо напомнить Израилю, какого поведения требовал от них этот завет, напомнить им, что ими должна управлять любовь к Богу. "И люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всеми силами твоими" (ст. 5). Вот тайна каждого истинного благочестия. Без этого ничто не имеет значения для Бога. "Сын Мой, отдай сердце твое Мне". Когда сердце отдано Богу, все делается легко. Сердце можно уподобить регулятору часов, управляющему маленькой пружиной, которая приводит в движение стрелки вокруг циферблата. Если твои часы плохо ходят, недостаточно перевести их стрелки: надо переставить часовой регулятор. Бог ожидает ревностной, исходящей от сердца, работы. Он говорит нам: "Дети мои! станем любить не словом или языком, но делом и истиною" (1 Иоан. 3,18).
Как мы можем достаточно возблагодарить Его за эти трогательные слова! Они так дивно обнаруживают нам Его любящее сердце! Он любит нас "делом и истиною", и ничто иное не может удовлетворить Его ни в нашем поведении относительно Бога, ни в наших поступках по отношению к нашим ближним. Все должно исходить непосредственно из сердца.
"И да будут слова сии, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем" (ст. 6). т.е. в самом источнике жизни твоей. В этом заключается вся суть дела. Все, что в сердце, исходит оттуда на уста и переходит в жизнь. Поэтому как можно, чтобы сердце хранило в себе Слово Божие, чтобы оно было переполнено им до такой степени, что в чем уже не оказывалось бы места суетным стремлениям и тщеславию мира сего. Тогда наша речь всегда будет производить благоприятное действие на окружающих, всегда будет приправлена солью. "От избытка сердца говорят уста". Следовательно, по тому, что исходит из уст, мы можем судить о том, что есть в нашем сердце. Язык - орган сердца; он обнаруживает, что происходит в человеке. "Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе; а злой человек из злого сокровища выносит злое" (Матф. 12,34-35). Когда Слово Божие действительно управляет сердцем, это скажется на всем поведении; именно так и должно быть, потому что сердце есть главная двигательная сила, направляющая все наше нравственное существо; оно составляет центр всех нравственных влияний, управляющих нашими действиями и направляющих нашу личную жизнь.
На всех страницах Божественной Книги мы видим, какое важное значение Бог придает состоянию нашего сердца по отношению к Нему и к Его Слову, что в сущности есть одно и то же. Когда наше сердце искренне предано Богу, вся жизнь течет правильно; когда же оно охлаждается и нерадит об истине, человек непременно и явным образом уклонится от правды. Необыкновенною силою дышит увещание Варнавы к новообращенным в Антиохии: Он "убеждал всех держаться Господа искренним сердцем" (Деян. 11,23).
Это увещание необходимо всегда, - и теперь, и в описанное здесь время. Искренность сердца драгоценна пред Богом. Она оказывает самое существенное влияние на нравственную жизнь человека. Она сообщает характеру христианина серьезность, желательную для каждого из нас. Она же является Божественным средством, врачующим сердце от холодности, смерти, внешнего благочестия, столь ненавистных в глазах Божиих. Внешне жизнь может казаться вполне приличной, и принципы, руководящие ею, могут казаться вполне правильными; но если отсутствуют искренность сердца, есть все наше нравственное существо не стремится к служению Богу и Его Христу, все остальное теряет свое значение.
Дух Святой поучает нас чрез посредство нашего сердца. Поэтому Апостол просил Господа "просветить очи сердца (kardiaV)" членов Ефесской Церкви, и желал, чтобы "Христос верою вселился в сердца их" (Ефес. 1,18; 3,17).
Таким образом, устанавливается полная гармония всего Писания с увещанием, заключающимся в нашей главе. "И да будут слова сии, которые я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем". Если бы он исполнил их, скольких заблуждений избежал бы Израиль! Он тогда не впал бы и в страшный грех идолопоклонства. Если бы драгоценные слова Иеговы были запечатлены в их сердцах, они не страшились бы ни Ваалов, ни Астарт. Тогда для них сделалась бы очевидной вся суетность языческих идеалов; но для этого слово Иеговы должно было запечатлеться в их сердцах.
Заметим, что во всем этом отражаются характерные особенности Книги "Второзаконие". Здесь идет речь не только о соблюдении некоторых религиозных обрядов, жертв, постановлений и церемоний. Упоминается, конечно, и обо всем этом, но не в этом заключается главная задача Книги. Слово Божие занимает первое место в Книге "Второзаконие", - Слова Иеговы должна была соблюдаться в сердце Израиля. Читатель должен полностью уяснить себе это, - иначе он не найдет ключа к чудной Книге "Второзаконие". Это не книга описания обрядов; это Книга сердечного послушания и любви Она почти на каждой странице учит, что сердце, которое любит Бога, ценит и чтит Слово Божие, всегда готово повиноваться Богу, готово как принести Богу что-либо в жертву, так и отдать Ему тот или иной день на служение. Могло случиться, что обстоятельства или обстановка, среди которых находился израильтянин, не позволили ему в точности исполнить обряды и церемонии, предписанные ему законом; но он никогда не мог очутиться среди обстановки, при которой он не мог бы любить, почитать Слово Божие подчиняться ему. Хотя бы он был отведен в плен на край земли, ничто не могло помешать ему помнить благословенные слова и сообразовываться с ними в своих действиях. "В сердце моем сокрыл я слово Твое, чтобы не грешить пред Тобою" (Пс. 118,11).
Драгоценные слова! Они вкратце выражают великий принцип, проходящий чрез всю Книгу "Второзаконие", а также, прибавим, и великий принцип Божественной жизни всех времен и повсюду. Никогда не могут измениться сила и нравственное значение этого принципа. Он останется незыблемым вовек, Он был справедлив во дни патриархов, справедлив для Израиля в Ханаане, справедлив для Израиля, рассеянного до крайних пределов земли, справедлив для всей Церкви, справедлив для каждого верующего в отдельности среди упадка христианского общества. Одним словом, послушание всегда будет священным долгом и великим преимуществом творения Божия, - искреннее, безусловное, немедленное послушание Слову Господню. За эту милость, дарованную нам Богом, мы всегда должны славить Его. Он даровал нам Свое слово, и Он увещевает нас позволить этому слову обильно вселиться в наши сердца и управлять всею нашею жизнью и всем нашим поведением.
"И да будут слова сии, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем. И внушай их детям твоим и говори об них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась, и вставая. И навяжи их в знак на руку твою, и да будут они повязкою над глазами твоими; и напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих" (ст. 6-9).
Все это исполнено необыкновенного величия: Слово Божие сокрыть в сердце, из которого исходят благие назидания детям и святые действия в кругу семьи; влияние этого Слова сказывается во всех действиях повседневной жизни, так что все, входившие чрез ворота или выходившие чрез них из дома, могли видеть, что Слово Божие было знаменем всех и каждого в доме.
Так это было некогда у израильского народа; так это должно быть и теперь у христиан. Но действительно ли так обстоит дело? Таким ли образом мы назидаем наших детей? Стараемся ли мы сделать Слово Божие привлекательным для молодых их сердец? Видят ли они, что оно светится в нашей повседневной жизни, оказывая влияние на наше настроение, на наш характер, наши привычки, наши занятия и дела? Именно таково значение выражения " навязать слово Божие в знак на руку свою и сделать их повязкою над глазами своими", а также и "написать их на косяках дома и на воротах своих".
Можно ли приложить это и к нам, дорогой читатель? Мы напрасно будем стараться научить слову Божию наших детей, если жизнь не управляется этим Словом. Драгоценная Книга Божия должна быть не только простой учебной книгой, которую обязательно следует изучать. Наши дети должны убедиться, что мы живем в атмосфере Священного Писания, что мы беседуем о нем в минуты нашего досуга с членами семьи нашей.
Но как редко это случается! Не приходится ли нам с сокрушением и стыдом сердца вспоминать, о чем ведутся нами наши обычные разговоры как за столом, так и в кругу нашей семьи? Как мало встречается в них того, о чем говорится в Книге "Второзаконие" 6,7! Напротив, сколько бывает праздных разговоров, сколько слышится недостойных христианина шуток! Сколько злоречия по отношению к нашим братьям, нашим соседям и знакомым! Сколько сплетен и пересудов! Сколько бессмысленной болтовни!
Откуда все это? Все это происходит исключительно от состояния нашего сердца. Слово Божие, заповеди и повеления Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа не живут в наших сердцах, а поэтому они и не выполняются, и не истекают оттуда потоками благодати и назидания.
Найдутся, быть может, люди, говорящие: к христианину это не относится. Но что же в таком случае значит следующее увещание: "Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим?" (Ефес. 4,29). И еще: "Исполняйтесь Духом, назидая самих себя псалмами, и славословиями, и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах наших Господу, благодаря всегда за все Бога и Отца, во имя Господа нашего Иисуса Христа?" (Ефес. 5,18-20).
Эти слова были сказаны Ефесянам, но, конечно, они относятся и к нам. Мы, быть может, не отдаем себе даже отчета, как мало мы удерживаемся на должной духовной высоте в области наших разговоров Недостаток нашей духовности особенно ощущается в нашей семейной жизни и в наших повседневных отношениях с людьми. Поэтому мы особенно нуждаемся в вышеприведенных словах увещания. Дух Святой, очевидно, предвидел эту нужду и по Своей милости усмотрел ее. Послушайте, что Он говорит "находящимся в Колоссах святым и верным братьям во Христе Иисусе": "Да владычествует в сердцах ваших мир Божий, к которому вы и призваны в одном теле, и будьте дружелюбны. Слово Христово да вселяется в вас обильно, со всякою премудростью; научайте и вразумляйте друг друга псалмами, славословием и духовными песнями, во благодати воспевая в сердцах ваших Господу" (Кол. 3,15-16).
Какая дивная картина, представляющая нам, какова должна бы быть христианская жизнь! Это является лишь дальнейшим развитием того, что мы находим в нашей главе, где мы видим Израиль в кругу его семьи, назидающий своих детей нежными поучениями, истекающими из пребывающего в его сердце Слова Божия; здесь пред нами открывается повседневная жизнь Израиля, его занятия в доме и вне дома, занятия направляемые благословенными словами Иеговы.
Не хотелось бы и нам, дорогой читатель, быть свидетелями пребывания среди нас подобного же настроения? Не унизительно ли, не грустно ли слышать разговоры, которые нередко ведутся в нашем семейном кругу? Не пришлось бы нам краснеть, если бы наши слова оказались записанными? Каким путем избавиться от этого? Для этого пусть наши сердца преисполнятся миром Христовым, Словом Христовым, пусть преисполнятся Самим Христом. Ничто иное не поможет нам в этом случае. Начнем с своего сердца, и, когда оно будет всецело занято небесными интересами, мы вскоре освободимся от злоречия, от недостойных христианина шуток и пустой болтовни.
"Когда же введет тебя Господь, Бог твой, в ту землю, которую Он клялся отцам твоим Аврааму, Иссаку и Иакову, дать тебе с большими и хорошими городами, которых ты не строил, и с домами, наполненными всяким добром, которых ты не наполнял, и с колодезями из камня, которых ты не высекал, с виноградниками и маслинами, которых ты не садил, и будешь есть и насыщаться; тогда берегись, чтобы не забыл ты Господа, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства" (ст. 10-12).
Среди всех благословений земли Ханаанской они должны были вспомнить Того, Кто вывел их из дома рабства. Они должны были также помнить, что все это даровано было им даром. Страна и все ее произведения становились их уделом ради обетовании, дарованных Богом Аврааму, Иссаку и Иакову. Прекрасно построенные города, дома, наполненные разным добром, высеченные из камня колодези, насаженные заботливою рукою и приносящие плоды виноградники и маслины - все это было даровым благом царственной благодати. Им следовало лишь в простоте веры овладеть всем этим, навеки храня в своих сердцах память о милостивом Подателе всякого рода благ. Они должны были помышлять о Нем и в Его любви находить истинное основание для сыновнего повиновения Ему. Куда бы ни обращался их взгляд, они всюду видели пред собою доказательства Его великой благодати и обильные плоды Его чудной милости. Каждый город, каждый дом, каждый колодезь, каждый виноградник и каждая маслина твердили ему о благости Иеговы и являли собою очевидное доказательство нерушимой верности обетовании Его.
"Господа, Бога твоего, бойся, и Ему одному служи, и Его именем клянись. Не последуйте иным богам, богам тех народов, которые будут вокруг вас; ибо Господь, Бог твой, который среди тебя, есть Бог ревнитель; чтобы не воспламенился гнев Господа, Бога твоего, на тебя и не истребил Он тебя с лица земли" (ст. 13-15).
В рассматриваемой нами главе Божию обществу говорится о двух великих принципах: о "любви" к Богу (ст. 5). и о "страхе" пред Ним (ст. 13). Два этих принципа встречаются по ходу всего Писания, и они являются несказанно могущественными двигателями жизни и поведения христианина. "Начало мудрости - страх Господень". К нам обращено увещание, чтобы "сердце наше пребывало во все дни в страхе Господнем" (Притч. 9,10; 23, 17). Это убежище и наша защита от всякого рода зла. "И сказал человеку: Вот, страх Господень есть истинная премудрость, и удаление от зла - разум" (Иов. 28,28).
Святая Книга изобилует изречениями, всячески доказывающими великое значение страха Божия. "Как же", говорит Иосиф, "сделаю ли сие зло, и согрешу пред Богом?" Христианин, непрестанно ходящий в Божием страхе, предохранен от совершения какого-либо зла. Постоянное ощущение Божия присутствия должно со всею силою оберегать человека от всякого рода искушений. Сколько раз мы бываем свидетелями, что присутствие истинно верующей души обуздает царящие вокруг нее легкомысленное настроение и безумные поступки? И если подобное влияние может оказать на окружающих положительные действия, насколько же сильнее должно отразиться на душе присутствие Самого Бога?
Читатель, стараемся ли мы жить, постоянно сознавая Божие присутствие? Это предохранит нас от зла, проявляющегося в самых разнообразных формах; мы ежедневно подвергаемся его влиянию на нас, и часто, увы, мы сами виноваты в этом. Мысль, что очи Господа покоятся на нас, имела бы на нашу жизнь больше влияния, нежели присутствие каких бы то ни было людей на земле и всех Ангелов на небе. Свято страх, столь часто указываемый Писанием, сделался бы благословенной каменной оградой, охраняющей нас от любой злой мысли, от любого злого поступка, от всего дурного, в какой бы форме это не проявлялось.
Мы мало живем, мало движемся, мало пребываем в присутствии Божием (Деян. 17,28). Если бы мы помнили, что Бог видит нас и что Он слышит каждое наше слово, знает каждую нашу мысль, каждый из наших поступков, как изменилось бы все наше поведение!
Тогда мы могли бы доказать окружающим сильное влияние на нас Божией любви, "объемлющий нас" (2 Кор. 5,14). В нашей жизни тогда появится деятельность, всегда производимая этою любовию. "Любовь Христова объемлет нас", говорит Апостол, "рассуждающих так: если один умер за всех, то все умерли. А Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего" (2 Кор. 5,14-15).
Да поможет нам Господь больше ощущать это в нашей жизни; страх пред Ним и любовь Божия да оказывают свое постоянное освящающее действие на наши сердца! Тогда наша повседневная жизнь будет прославлять Господа, и мы будем благословением для тех, с которыми мы призваны жить и иметь дело.
Особенное внимание привлекает к себе 16-ый стих: "Не искушайте Господа, Бога вашего, как мы искушали Его в Массе". На эти слова сослался наш Господь, когда, искушая Его, сатана предлагал Ему броситься вниз с высокого крыла храма: "Потом берет Его дьявол в святой город, и поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему: если Ты Сын Божий, бросься вниз; ибо написано "Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею" (Матф. 4,5-6).
Это знаменательные слова. Они доказывают, что и сатана может ссылаться на Писание, когда это ему удобно. Но он упускает слова необычной важности: "Охранять Тебя на всех путях Твоих" (Пс. 90,11). Христос совершенно не призван был броситься вниз с крыла храма. Это не было для Него путем Его послушания Отцу: Он не получил подобного повеления от Бога, а потому Он и отказывается это выполнить. Ему не следовало искушать Бога и испытывать Его. Как Человек, Он имел полное доверие к Богу, имел полное убеждение, что Он оградит Его от всякого зла.
Тем более Он не сойдет с пути послушания и долга с целью убедиться, защитит ли Его Бог и в этом случае; и это научает нас важной истине. Мы всегда можем рассчитывать на Божию помощь, пока стоим на пути исполнения нашего долга. Но если мы сами избираем свой путь, если мы ищем своего удовольствия и своего интереса, мы глубоко заблуждаемся, говоря, что рассчитываем на Бога.
Бог наш, конечно, исполнен благости и любви; Его сердце, конечно, горит сочувствием к нам, хотя бы мы и удалялись от пути исполнения долга; но это, однако, не изменяет справедливости того факта, что мы можем рассчитывать на Божию помощь, только когда мы идем стезею послушания. Если христианин только ради собственного удовлетворения подвергает свою жизнь опасности, забираясь на вершины Альп, имеет ли он право думать, что Бог оградит его от опасности? Пусть сама совесть ответит на этот вопрос. Если Бог велит нам переправиться чрез бушующее озеро, чтобы принести Слово Божие жаждущей душе; если Он повелевает нам перейти чрез Альпы с целью каким бы то ни было путем послужить Ему этим, в этом случае, конечно, мы должны быть вполне уверены, что Его могущественная рука оградит нас от всякого зла. Пребывать на благословенном пути исполнения долга, - вот в чем нуждается каждый из нас. Этот путь, может быть, окажется для чада Божия узким, тяжелым и уединенным, но душа, уповающая на Бога, тем не менее хранима под сенью Всемогущего и озарена светом Его лица.
Прежде чем отойти от размышлений, вызванных в нас 16-ым стихом, отметим поучительный для нас факт, что в Своем ответе наш Господь не указывает на искажение сатаною слов Пс. 90,11. Вместо того, чтобы сказать врагу: "Ты упустил весьма важные слова из изречения, только что тобою приведенного", Христос только приводит слова другого изречения, которым Он руководствуется в Своем поведении. Именно этим путем Он победил искусителя, оставил нам благословенный пример в этом отношении.
Также заметим, что Господь Иисус не победил сатану Своей Божественной силой. Если бы Он сделал это, Он не мог бы быть примером для нас. Но факт, что, как Человек, Он прибегает только к Слову Божию, чтобы одержать славную победу над врагом, исполняет бодростью и утешением наши сердца, и мы узнаем, как и мы должны поступать в нашей духовной жизни, как противодействовать искушениям. Человек Христос Иисус победил сатану, только доверяясь Богу и повинуясь Его Слову.
Благословенный факт! Он полон ободрения и поощрения для нас. Сатана не мог оказать ни малейшего влияния на Того, Который руководствовался исключительно Божественным авторитетом и действовал единственною силою Духа Святого. Господь Иисус никогда не исполнял Своей собственной воли, хотя, мы знаем это, Его воля была волей совершенной. Он сошел с неба, как Он Сам нам говорит это в Иоан. 6, для того, чтобы творить не Свою волю, а волю пославшего Его Отца. С начала до конца Он является безупречным Служителем Божиим. Слово Божие было руководящим правилом Его жизни; Дух Святой управлял всеми Его действиями; воля Божия составляла единственный мотив Его поступков; поэтому князь мира сего в Нем "не имел ничего". Сатана не мог всеми своими ухищрениями заставить Его покинуть путь послушания, или положения Своей зависимости от Бога.
Читатель-христианин, серьезно вникнем во все эти факты. Будем помнить, что наш Господь и Учитель оставил нам пример, дабы мы шли по Его стопам. Да поможет нам Господь постоянно следовать за Ним в дни нашего кратковременного пребывания на земле. Силою Духа Святого да усвоим мы себе, что мы призваны ходить, как ходил на земле Господь Иисус. Он великий Пример нам во всех отношениях. Будем больше изучать Его, дабы более верно отразить Его в нашей жизни.
Мы закончим этот длинный раздел Книги, приведя читателю подлинные слова последней части изучаемой нами главы; эти изречения отличающиеся необыкновенной силой, полнотою и глубиною, также являют характерные особенности всей Книги "Второзаконие".
"Твердо храните заповеди Господа, Бога вашего, и уставы Его и постановления, которые Он заповедал тебе. И делай справедливое и доброе пред очами Господа, дабы хорошо тебе было, и дабы ты вошел и овладел доброю землею, которую Господь с клятвою обещал отцам твоим, и чтобы Он прогнал всех врагов твоих от лица твоего, как говорил Господь. Если спросит у тебя сын твой в последующее время, говоря: Что значат сии уставы, постановления и законы, которые заповедал вам Господь, Бог ваш? то скажи сыну твоему: рабами были мы у фараона в Египте; но Господь вывел нас из Египта рукою крепкою. И явил Господь знамения и чудеса великие и казни над Египтом, над фараоном и над всем домом его, пред глазами нашими. А нас вывел туда, чтобы ввести нас и дать нам землю, которую клялся отцам нашим дать нам. И заповедал нам Господь исполнять все постановления сии, чтобы мы боялись Господа, Бога нашего, дабы хорошо было нам во все дни, дабы сохранить нашу жизнь, как и теперь. И в сем будет наша праведность, если мы будем стараться исполнять все сии заповеди пред лицом Господа, Бога нашего, как Он заповедал нам" (ст. 17-23).
Слово Божие раскрывается пред душою Израиля на каждой странице, в каждом разделе этой Книги. Оно составляет центр всех речей высокого законодателя, оно наполняет все сердце Моисея. Речь его клонится к прославлению Слова Божия, во всех его видах, - Слова Божия, выраженного в форме свидетельства, заповедей, постановлений и законов, и к доказательству нравственной силы и насущной потребности полного, безусловного и ревностного послушания Богу со стороны народа. "Твердо храните заповеди Господа, Бога вашего". И далее: "И делайте справедливое и доброе пред очами Господа".
Здесь пред нашими глазами раскрываются вечные принципы, не поддающиеся влиянию изменчивых условий и обстоятельств окружающей среды. "Справедливое" и "доброе" будет торжествовать всюду и всегда. Это напоминает нам слова Апостола Иоанна, им обращенные к его любимому другу Гаию: "Возлюбленный! не подражай злу, но добру" (3 Иоан. 11). Состояние Церкви могло быть плачевно; многое, быть может, огорчало сердце Гаия; Апостолу и многим другим приходилось сильно страдать от недостойных и непростительных поступков Диотрефа; все это так; возможно, что случались вещи и еще более прискорбные. И что же? Что должен был делать Гай? Только держаться "справедливого" и "доброго"; открывать свое сердце, свою руку и свой дом всем, свидетельствовавшим об истине; всячески стараться оказать содействие делу Христову.
Вот что требовалось в свое время от Гаия; это же требуется и от каждого верного ученика Христова в любое время, в любом месте, во всех обстоятельствах. Нас, быть может, немного; мы можем быть иногда оставлены и в полном одиночестве; но это неважно; мы должны стремиться во что бы то ни стало к добру. Мы должны бежать пред лицом всякого беззакония, очищать себя, чтобы быть "сосудами в чести"; должны освобождаться от юношеских похотей, отвращаться от благочестия, не доказываемого жизнью; далее мы должны стремиться жить по правде, по вере, в мире и любви. Должны ли мы все это делать в полном одиночестве? Нет, мы призваны действовать так сообща "со всеми, призывающими Господа от чистого сердца" (2 Тим. 2,22) Временно я могу очутиться в одиночестве; но пока существует на земле тело Христово, одиночества быть не может, а затем, в свое время, Христос возьмет Свое тело к Себе. Поэтому мы всегда можем надеяться найти то здесь, то там души, призывающие Господа от чистого сердца; мы должны искать их; найдя же их, мы должны "до конца" ходить в святом общении с ними.

Глава 7

"Когда введет тебя Господь Бог твой, в землю, в которую ты идешь, чтобы овладеть ею, и изгонит от лица твоего многочисленные народы... семь народов, которые многочисленнее и сильнее тебя, и предаст их тебе Господь, Бог твой, и поразишь их: тогда предай их заклятию, не вступай с ними в союз и не щади их" (ст. 1-2).
Повествование о путях Божиих, Израиля, нам напоминает слова, которыми начинается 100-ый Псалом: "Милость и суд буду петь" Если, с одной стороны, мы являемся очевидцами благости Божией увеличения к народу Израильскому в силу завета, заключенного Им с Авраамом, Исааком и Иаковом, с другой стороны, мы видим правосудие Божие, обнаруживающееся в судах, постигающих народы земли за их нечестие. В первом случае проявляется царственное величие Божие, со второй - правосудие Господа; и в том и в другом случае мы становимся свидетелями проявления Его славы. Все пути Божий, пути милосердия, равно как и пути суда, возвещают Ему хвалу и будут вечно прославлять Его народом. "Велики и чудны дела Твои, Господи, Боже, Вседержитель! Праведны и истинны пути Твои, Царь святых! Кто не убоится Тебя, Господи, и не прославит имени Твоего? Ибо Ты един свят: все народы прийдут и поклонятся пред Тобою, ибо открылись суды Твои" (Откр. 15,3-4).
Вот в каком духе нам надлежит созерцать пути Бога, Правителя мира Некоторые души под влиянием ложной и болезненной сентиментальности с ужасом читают повеления, данные Иеговой Израилю относительно хананеев в начале нашей главы. Им кажется, что Бог всеблагой и милосердный не может приказывать Своему народу беспощадно истреблять их ближних, проводя сквозь строй даже женщин и детей. Эти люди не находят возможным и святым согласиться в 15-ой главе Откровения, восклицая: "Праведны и истинны суды Твои, Царь святых!" Они не одобряют Бога во всех Его путях: они готовы даже осудить Его за некоторые из них. Они дерзают применять свою мерку к действиям Божиим, судить о них по своим несовершенным мыслям, сравнивать бесконечное с тем, что ограничено; одним словим, они судят о Боге по себе самим.
Это великое заблуждение с их стороны. Мы неспособны судить о путях Божиих, а потому жалкий сметный впадает в великую гордость, пытаясь судить Бога. И в 7-ой главе Ев. от Луки мы читаем, что "оправдана Премудрость всеми чадами её". Будем помнить эти слова, заставим молчать неправильное суждение рассудка человеческого. "Бог верен, а всякий человек лжив, как написано: "Ты праведен в словах Твоих, и победишь в суде Твоем" (Римл. 3,4).
Если читатель не имеет уверенности в этом, пусть он прочтет чудный 135-й Псалом.
Из этого Псалма мы видим, что смерть египетских первенцев и освобождение Израиля, переход через Чермное море и поражение войска фараона, равно как и уничтожение хананеев для дарования наследия Израилю, - все, одним словом, служило доказательством вечной благости Иеговы. [Многие христиане не могут понять тех изречений Псалмов, в которых на злых призывается суд Божий. Действительно, подобная речь совершенно не подобает христианам, которым повелено любить своих врагов, творить благо ненавидящим их и молиться за обижающих и гонящих их
Но то, что является полностью несовместимым с принципами, управляющими церковью Божией и небесным народом, находящимися под благодатью, в древние времена и в будущем полностью согласуется с положением Израиля, как земного, Самим Богом управляемого Его народа. Ни один христианин не подумает призывать мщение на голову своих врагов или на голову нечестивых. Это было бы для него большою непоследовательностью. Мы призваны служить живыми примерами благости Божией по отношению к миру, - следовать за Иисусом, Который кроток и смирен сердцем, страдать за правду, не противиться злому. Господь являет в настоящее время миру долготерпение и милосердие Свое "Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных" нам повелено подражать Ему - "быть совершенными, как совершен Отец наш небесный". Христианин, который воздавал бы миру заслуженное им, дал бы ему ложное представление о Боге и о своем Небесном Отце и не выполнил бы своего назначения на земле.
Но не так будет, когда Церковь будет восхищена на небо Бог будет судить народы согласно тому, как они относились к Его народу, Израилю.
Эта мысль дает читателю ключ к разумению пророческого смысла Псалмов.] Так всегда было, и так всегда будет. Все должно содействовать прославлению Господа. Не будем этого забывать и откажемся от ложных рассуждений нашего разума. Нам дано преимущество оправдывать Бога во всех путях Его, с благоговением преклоняться пред неисследимыми судами Его и пребывать в твердой уверенности, что все они праведны. Мы не понимаем всех судов Господних; ограниченное существо способно ли понять бесконечное? Предначертания Божий и действия Господа по отношению к миру настолько же выше ума человеческого, насколько Творец выше творения. Какой человеческий ум может исследовать глубокие тайны Божественного Провидения? Почему, например, иногда в течение нескольких часов целый город с наполняющими его мужчинами, женщинами и детьми поглощается потоками раскаленной лавы? Мы не находим ответа на этот вопрос, а это, однако, только один из тысячи непостижимых для нас фактов в истории человечества. Взгляните в наших городах на тысячи человеческих существ, влачащих свое жалкое существование в самой вопиющей нищете среди ужасающего нас нравственного убожества. Можем ли мы сказать, почему Бог допускает это? Призваны ли мы искать ответ на этот вопрос? Не очевидно ли, что нам совсем и не следует обсуждать подобные вопросы? Если в невежестве и безумном ослеплении своем мы начинаем рассуждать о непроницаемых тайнах Божиих действий, мы неминуемо впадаем в полное заблуждение и даже в решительное неверие.
Теперь нам станут более понятными повеления, данные хананеям в начале нашей главы. Израильтяне не должны были щадить хананеев. Их нечестие превысило всякую меру; для них не оставалось ничего, кроме суда Божия. "Поразишь их: тогда предай их заклятию, не вступай с ними в союз и не щади их. И не вступай с ними в родство: дочери твоей не отдавай сына его, и дочери его не бери за сына твоего; ибо они отвратят сынов твоих от Меня, чтобы служить иным богам, и тогда воспламенится на вас гнев Господа, и Он скоро истребит тебя. Но поступите с ними так: жертвенники их разрушьте, столбы их сокрушите, и рощи их вырубите, и истуканы их сожгите огнем" (ст. 2-5).
Таковы повеления, данные Иеговой Его народу. Они были определены и ясны. Никакой пощады для хананеев: не следовало вступать ни в завет, ни в союз, ни в дружбу с ними; безусловное осуждение должно было сделаться их уделом.
Мы знаем, увы! что израильтяне не замедлили нарушить эти священные повеления. Лишь только они вступили в Ханаанскую землю, как тотчас же заключили заветы с жителями Гаваона. Сам Иисус Навин попал в сеть врага. Ветхая одежда и черствый хлеб этого лукавого народа ввели в заблуждение старейшин израильских и заставили их поступить противоположно повелению Божию. Если бы они всецело подчинялись авторитету слова Господня, то не впали бы в эту грубую ошибку, они не вступили бы в союз с народом, который надлежало совершенно истребить. Но они судили по взгляду очей своих; зато они и пожали плоды дел своих. [Поучительно отметить, что ветхая одежда, ветхая обувь, заплесневелый хлеб и лукавые речи жителей Гаваона достигли того, чего не могли сделать стены Иерихонские. Хитрости сатаны для нас опаснее силы его "Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских (Ефес. 6,11). Рассмотрев внимательно различные части всеоружия Божия, мы придем к убеждению, что они сводятся к двум принципам: к послушанию и зависимости. Душа, действительно руководящаяся словом Божиим и всецело уповающая на силу Духа Святого, полностью готова для борьбы Именно таким путем "Человек Христос Иисус" одерживал победу над врагом. Диавол не имел никакой власти над "Человеком", полностью послушным и от Него всецело зависевшим. В этом, как и во всем остальном, мы должны подражать нашему Божественному Примеру.] Безусловное послушание является лучшим щитом, отражающим козни врага. Слова жителей Гаваона казались очень правдоподобными; внешний вид их подтверждал правдивость их слов; но все это не должно было иметь ни малейшей цены в глазах Иисуса Навина и в глазах старейшин израильских. Им следовало помнить повеления Господа и придерживаться Слов Его. Вместо этого они начали рассуждать и действовать по своему собственному усмотрению. Разум человеческий не может быть руководителем народа Божия; Слово Божие должно исключительно и полностью направлять чад Божиих и управлять ими.
Это одно из высших преимуществ, потому что воспользоваться им может самое немощное, самое несведущее чадо Божие. Слово Отца, голос Отца, око Отца могут руководить самым слабым, самым молодым членом семейства Божия. Сердце любящее и послушное - вот в чем мы имеем нужду. Не требуется ни обширного ума, ни глубокой учености; иначе что сталось бы с большинством христиан? Если бы одни только ученые, одни только мыслители и образованные люди могли противостоять козням противника, большинство нас должно было бы отказаться от борьбы с ним.
Но благодаря Богу, это не так; напротив, изучая историю народа Божия всех времен, мы видим, что мудрость и человеческая наука, когда они не остаются на присущем им месте, становятся сетями, а обладающие ими становятся опасными орудиями в руках врага. Кем люди были увлечены в ереси, искони нарушавшие мир Церкви божией? Не людьми невежественными и простодушными, а людьми учеными, людьми, славившимися своим умом. В случае, описанном нам в Книге Иисуса Навина, кто также вступил в союз с жителями Гаваона? Нет, старшины общества Божия. В ошибку впали очевидно все, но старейшины дали в данном случае пример народу. Начальники и предводители народа попали в сети диавола за то, что они не "вопросили Господа".
"Не вступай с ними в союз". Ничего не было проще этого. Могли ли ветхие одежды, ветхая обувь и черствый, заплесневелый хлеб изменить значение Божественного повеления, или сделать для Израиля необязательным безусловное повиновение Богу? Конечно нет. Ничто никогда не может извинить человека в его неповиновении слову Божию. Если мы встречаем на своем пути затруднения или препятствия, если мы часто не знаем в какую сторону нам идти, что нам следует делать? Рассуждать? Вступать в споры? Поступать по своему усмотрению, согласоваться со взглядом того или другого человека? Конечно нет; с верою терпеливо и смиренно нам надлежит ожидать помощи Божией; Небесный Отец наш не замедлит конечно указать нам наш путь. "Направляет кротких к правде, и научает кротких путям Своим" (Пс. 21,9). Это избавит нас от всякого отклонения от истинного пути и сохранит нас для вечного Царствия Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа.
В 6-ом стихе нашей главы Моисей указывает народу нравственную причину, по которой Израиль должен был полностью отделиться от хананеев и истребить их: "Ибо ты народ святой у Господа, Бога твоего; тебя избрал Господь, Бог твой, чтобы ты был собственным Его народом из всех народов, которые на земле" (ст. 6).
Здесь отмечен принцип необыкновенной важности.
Почему Израилю следовало совершенно отделиться от хананеев и отказаться от всякого союза сними? Почему он был должен разрушить их жертвенники, сжечь их истуканов, вырубить их священные рощи? Только потому, что они были святым народом. И кто же создал его святым? Иегова. Он избрал их; Его любовь покоилась на них; Он спас и отделил их от себя, а потому Он мог предъявлять им свои требования и предписывать им те или другие действия. "Будьте святы, ибо Я свят".
Это нисколько не основывалось на принципе: "Не подходи ко мне, потому что я свят для тебя" (Ис. 65,5). Они были не лучше других народов, и это подтверждается следующими словами: "Не потому, чтобы вы были многочисленнее всех народов; но потому, что любит вас Господь, и для того, чтобы сохранить клятву, которою Он клялся отцам вашим, вывел вас Господь рукою крепкою, и освободил тебя из дома рабства, из рук фараона, царя Египетского" (ст. 7-8).
Как необходимо было Израилю услышать именно эти слова! Они должны были помнить, что все преимущества, все их высокое положение, все благословения, окружавшие их, были дарованы им не ради того, что из себя представляли они сами, но ради любви Иеговы к ним, который, по царственной милости Своей, Иегова заключил с их отцами, завет вечный, нерасторжимый, непоколебимый.
Это должно было предохранить их от всякой гордости, от всякой самонадеянности; это же служило и прочным и незыблемым основанием их счастья и их нравственного покоя. Все основывалось на непредложной неизменности благодати Божией. Человеческому тщеславию здесь не было места. "Господом будет хвалиться душа моя; услышат кроткие и возвеселятся" (Пс. 33,3).
Бог не хочет, чтобы плоть превозносилась пред Ним. Он смиряет всякое превозношение ума человеческого, всякую гордость человеческого сердца. Израиль должен был помнить свое происхождение, свое прежнее положение, - "рабство в Египте", - свою "малочисленность" по сравнению с другими народами. Он нисколько не был лучше окружавших его народов, и потому свое благосостояние и свое возвышение он мог приписывать исключительно верности Бога Его клятве, считать их заслуженным даром Божиим. " Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу, ради милости Твоей, ради истины Твоей" (Пс. 113,9).
"Итак знай, что Господь, Бог твой, есть Бог верный, который хранит завет Свой и милость к любящим Его и сохраняющим заповеди Его до тысячи родов и воздает ненавидящим Его в лице их, погубляя их; Он не замедлит, ненавидящему Его самому лично воздаст" (ст. 9-10).
Здесь нам представляются два чрезвычайно важных факта; один из них изобилует утешениями и вносит несказанное ободрение в сердце, искренне любящее Господа; другой имеет большое значение для людей, презирающих Бога. Все любящие Бога и хранящие Его заповеди могут рассчитывать на верность Господа и на Его милость во всякое время и во всех обстоятельствах жизни. "Любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействуют ко благу" (Римл. 8,28).
Если, по бесконечной благости Господа, любовь Божия пребывает в наших сердцах, и страх Господень - пред нашими глазами, мы можем безбоязненно идти вперед, радостно доверяя все Богу в полной уверенности, что все хорошо и все должно быть хорошо. "Возлюбленные! если сердце наше не осуждает нас, то мы имеем дерзновение к Богу, и чего не просим, получим от Него, потому что соблюдаем заповеди Его и делаем благоугодное пред Ним" (1 Иоан. 3,21-22).
Это вечная истина для Израиля, равно как и для Церкви. Как 7-я глава Книги "Второзаконие", так и 3-ья глава 1 Иоан. свидетельствуют о непреложности одной и той же истины, а именно о том, что Бог благоволит боящимся Его, любящим Его и соблюдающим Его заповеди.
Играет ли какую-либо роль во всем этом закон? Нет. Любовь ничего не имеет общего с подзаконностью; любовь также далека от служения закону, как один полюс земли удален от другого. "Это есть любовь к Богу, чтобы мы соблюдали заповеди Его; и заповеди Его не тяжки" (1 Иоан. 5,3). Мотивы, характер и дух нашего послушания Богу представляют полную противоположность служению закону. Некоторые люди видят служение закону везде, где речь заходит о послушании Богу. Они жестоко ошибаются. Если бы своим послушанием мы надеялись приобрести примирение с Богом и считали его средством к получению нами усыновления от Бога, тогда обвинение в служении закону оказалось бы, безусловно, справедливым. Но именовать так христианское послушание, повторяем мы, значит впадать в великое заблуждение. Повиновение не может предшествовать усыновлению; сыновнее же отношение должно всегда сопровождаться повиновением. По этому поводу мы остановимся на минуту на двух местах Нового Завета, смущающих многие души. В 5-ой главе Ев. от Матфея мы читаем: "Вы слышали, что сказано: "люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего". А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте прославляющих вас, благотворите ненавидящих вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного; ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми, и посылает дождь на праведных и неправедных... Итак будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный" (Ст. 43-48).
Многие говорят, что эти слова по видимому указывают, что можно сделаться чадом Божиим, держась известного образа действий. Нисколько; речь здесь идет только о вашей нравственной солидарности (согласовании) с характером и мыслями нашего Отца. В мире иногда говорится: "Вы не были бы сыном вашего отца, если бы вы так поступили". И здесь Господь как бы говорит нам: "Если вы хотите быть сынами Отца вашего Небесного, вы должны оказывать милосердие всякому, потому что это Ему благоугодно".
Мы читаем также в 6-ой главе второго Послания к Коринфянам: "И потому выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому, и Я приму вас; и буду вам Отцом, и вы будете Моими сынами и дщерями, говорит Господь Вседержитель". Вопрос не в тайном установлении действием Божиим сыновьих отношений души с Богом, а в обнаружении пред всеми окружающими нас нашего сыновнего положения, являющегося следствием нашего отделения от зла. [Вообще слово teknon - "дитя" - выражает собою чувство нежности, nioV - "сын" - чувство нравственного достоинства.]
Необходимо усвоить себе эту разницу, имеющую большое практическое значение Мы не делаемся чадами Божиими, отделяясь от мира "Ибо все вы сыны Божий по вере во Христа Иисуса" (гл. 3,26). - "Тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые не от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились" (Иоан. 1,12-13) -"восхотев, родил Он нас словом истины" (Иак 1,18) Мы становимся чадами Божиими чрез возрождение, производимое Самим Господом. Какое мы принимали участие в нашем плотском рождении? Решительно никакого, то же следует сказать и о нашем духовном возрождении
Но будем помнить, что Бог может пребывать в тесном общении только с теми, которые, милостью Его, стараются жить достойно Его, жить так, как приличествует сынам и дочерям Господа Всемогущего. Если наше поведение непоследовательно, если мы участвуем в злых делах, если мы подвергаем себя общению с неверными, как мы можем верить, что Бог признает нас Своими детьми? В Евр. 11 нам говориться о тех, которые" говорили о себе, что они странники и пришельцы на земле" и которые "показывают, что они ищут отечества"; о них нам сказано, что "Бог не стыдится их, называя Себя их Богом". Он мог открыто пребывать в общении с ними и признать их Своими. Нам надлежит тщательно вникнуть в этот вопрос, вопрос столь важный и необходимый для нашей жизни; для нас очень важно с полною искренностью сердца исследовать, в том или в другом отношении, с той или с другой целью не "преклоняемся ли и мы под чужое ярмо с неверными". И, если это так, взвесим все значение увещания Апостола: "Выйдите из среды их, и отделитесь, и не прикасайтесь к нечистому". Может случиться, что, подчиняясь святому приказанию, мы рискуем быть обвиненными в ханжестве, в узости, в нетерпимости, в фарисейской гордости. Нам будут, быть может, говорить, что нам не следует судить других, надеяться сделаться лучше и святее их. На все эти доводы нам следует отвечать только словами вполне ясного и определенного повеления Божия. Бог приказывает нам отделиться, выйти, не прикасаться к нечистому; и все это Он приказывает нам для того, чтобы Он мог принять нас, признать нас Своими сынами и дщерями. Этого для нас должно быть достаточно. Пусть говорят и думают о нас, что угодно; пусть нам дают то или другое прозвище, - нам необходимо отделиться от неверующих, если мы хотим быть принятыми и признанными Богом. Если верующие души живут в союзе с неверными, как можно признать в них сынов и дщерей Господа Всевышнего?
Нам, быть может, возразят: "Как мы узнаем, кто именно не верит? Все называют себя христианами; мы не окружены невежественными язычниками или неверующими евреями. Теперь не то, что было во времена, когда Апостол писал свое Послание к Коринфской Церкви: тогда очевидная для всякого граница разделяла людей; они делились на три отдельные группы: на евреев, язычников и Церковь Божию. Но как узнать, от кого нам следует отделяться в наши дни? Шестая глава 2-го Послания к Коринфянам не применима к нам.
Ко всем, говорящим так, мы обратимся с одним вопросом: "Перешла ли Церковь в эпоху, в которой Писания перестали быть ее руководителем и ее авторитетом? Если это так, откуда нам приходится ждать указаний, направляющих наши поступки? Если мы допускаем, что слова 2 Кор. 6 теперь неприменимы к христианам, на каком основании мы считаем слова других мест Нового завета относящимися к нам?"
Дело в том, что Писание было дано Церкви Божией, как совокупности всех верующих, а также и всякому ее отдельному члену; следовательно, до тех пор, как Церковь будет на земле, Писание должно руководить ею. Сомневаться в этом - значит отвергать изречения богодуховного Апостола, утверждающего нам, что Священные Писания могут нас "мудрить во спасение", т.е. "умудрить" нас для достижения дня славы, потому что таков благословенный смысл слова "спасение" в 2 Тим. 3,15.
Мы не имеем нужды ни в новом свете, ни во втором откровении воли Божией; на драгоценных страницах нашей Библии раскрыта "вся истина". Да будет за это слава Господу нашему. Не наука, не философия должны умудрить нас. Всякая истинная наука, всякая здравая философия полностью согласуются со Священным Писанием; они не могут прибавить к нему ни слова; они и не противоречат ему. Когда неверующие говорят нам об "успехах", о "развитии", о "светочах науки" мы, со своей спорны, с доверием вспоминаем слова: "вся истина", слова "могущие умудрить". Дальше этого идти нельзя. Что можно прибавить ко "всей истине"? Чего нам следует желать, кроме получения мудрости для достижения пришествия Господа нашего Иисуса Христа?
Будем при этом помнить, что ничего не изменилось в отношении Бога к Церкви и к миру. Сегодня так же достоверно, как это было верно и восемнадцать веков тому назад, когда наш Господь сказал нам, что народ Его не от мира, как и Он не от мира (Иоан. 17). Мир всегда остается миром. Он мог измениться в некоторых отношениях, но дух, характер, принципы остаются теми же. И сегодня для христианина так же предосудительно подвергать себя одному "игу с неверными", как это запрещалось и Апостолом Павлом в его послании к Коринфской Церкви. Мы не можем отрицать нашу ответственность в этом отношении. Здесь неуместны слова: "Мы не должны судить". Напротив, мы должны быть рассудительными. Отказываться вдумчиво относиться к нашему духовному состоянию и обсуждать наше положение перед Богом -значит отказываться повиноваться Богу; а разве это не значит оказывать полное сопротивление Господу? Бог говорит: "Выйдите из среды их, и отделитесь"; если же мы отвечаем на это словами: "Мы не призваны судить", верно ли поступаем? Нам, впрочем, дано в этом случае и прямое приказание судить, потому что сказано: "Не внутренних ли вы судите? Внешних же судит Бог" (1 Кор. 5,12.13).
Мы не будем более распространяться об этом вопросе, надеясь, что читатель сам захочет непосредственно применить к себе приведенное изречение Писания.
Теперь рассмотрим драгоценную истину, выраженную в 10-ом стихе нашей главы. "Он не замедлит, ненавидящему Его самому лично воздать". Если в 9-ом стихе содержится важное обетование для любящих Бога, 10-ый стих обращается с грозным предостережением к ненавидящим Его.
Приближается время, когда Бог будет действовать Сам, воздавая лично самим ненавидящим Его. Как страшно подумать, что существуют люди, ненавидящие Бога, ненавидящие Того, Чье имя "свято" и "любовь" Того, Кто есть источник всякого милосердия, начало и Податель всякого блага, Отец всякого света; Того, Чья щедрая рука восполняет нужды всякой твари, Кто внимает крику ворона и утоляет жажду дикого осла; Того, Кто бесконечно благ, - единственного премудрого, безусловно святого Бога, великого и могущественного Господа, Творца всей вселенной; Того, Кто имеет власть ввергнуть душу и тело в геенну огненную! Вникни, читатель, в мысль, что значит ненавидеть Существо, подобное Богу. Мы же знаем, что те, которые Его не любят, должны Его ненавидеть. С этим быть может многие не согласятся; мало найдется людей, признающих, что они действительно ненавидят Бога; но к этому важному вопросу нельзя относится безразлично; мы должны быть за Бога или против Него; и вообще люди всегда служат под тем или другим знаменем. Чаще всего ненависть сердца по отношению к Богу выражается в ненависти к Его народу, к Его Слову, к поклонению и служению Ему. Как часто мы слышим слова следующего рода: "Я ненавижу лицемеров" - "Я презираю ханжество и проповедников". В сущности же, люди ненавидят Самого Бога. "Плотские помышления суть вражды против Бога, ибо закону Божию не покоряются, да и не могут" (Римл. 8,7-8); и эта вражда против Бога обнаруживается во всем, относящимся к Нему. Во всяком не возрожденном сердце непременно таится определенная вражда против Бога. Всякий человек, живущий во плоти, ненавидит Бога.
Бог говорит нам, что "Он не замедлит, - ненавидящему Его самому лично воздать". Знаменательное слово, требующее серьезного внимания с нашей стороны! Людям не нравится это слово; многие его отвергают и заявляют, что они не придают ему значения. Они стараются уверить себя и других, что Бог слишком благ, слишком нежен, слишком милосерден, чтобы с такой строгостью относиться к Своему творению. Они забывают, что пути правосудия Божия так же совершенны, как и пути Его благодати. Они воображают себе, что правосудие Божие не заметит зла и людей, творящих его, или же окажет им снисхождение.
Это роковая ошибка; рано или поздно она принесет самые плачевные плоды. Бог, правда, по царственной милости Своей, может простить наши грехи, изгладить наши беззакония, покрыть наши ошибки, полностью оправдать нас и вселить дух усыновления в наши сердца. Но это совершенно другое дело. Это благодать, воцарившаяся через праведность к жизни вечной Иисусом Христом, нашим Господом. В этом случае действует Бог, по дивной Своей любви оправдывающий бедного грешника, который заслуживал ада и который знает и чувствует, что сам по себе он не имеет никакой праведности и никогда ее не приобретет. Бог, в бесконечной Своей любви, изыскал средство, благодаря которому, оставаясь и справедливым и праведным, Он может оправдать того, кто в простоте сердца уповает на Господа Иисуса.
Но каким путем совершилось все это? Был ли отстранен грех, как нечто на самом деле не существующее? Выпустил ли Бог из Своих рук бразды правления, понизился ли уровень Божественной святости, уменьшились ли какие-либо требования закона? Нет, произошло нечто полностью обратное этому. Никогда ненависть Бога к греху не обнаружилась более очевидным образом; никогда Его намерение навеки осудить и наказать грех не поколебалось менее; никогда не проявилось с такою славою Божие владычество, с такою силою осуществление святости, истины и правосудия Божия; никогда не был так прославлен и окончательно утвержден закон, как через приведение в исполнение славного плана искупления, предначертанного, исполненного и открытого предвечной Троицей, соединенной во едино, - предначертанного Отцом, выполненного Сыном и явленного Духом Святым.
Если мы воочию узрели владычество Божие, дни Господа при виде греха и истинный характер Его святости, нам стоит только воззреть на крест, вслушаться в раздирающий душу крик, вырвавшийся из сердца Сына Божия среди покрывавшего Голгофу мрака возглас: "Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?" Никогда подобный вопрос не был задан раньше, никогда не был он повторен с тех пор; никогда этот вопрос не возникнет и не может подняться вновь. Обратим ли мы наш взор на Того, Кто предложил этот вопрос, перенесем ли мы его на Тон, Кому он был предложен, взглянем ли мы на последовавший на него ответ, - все это является единственным во всей вечности фактом. Крест олицетворяет собою великую силу Божией ненависти к греху, равно как и бесконечность Божией любви к грешнику. Это непоколебимое основание престола благодати, истинное основание, на котором держится прощение грехов Богом и наше полное оправдание в Христе, воскресшем и прославленном.
Но если люди пренебрегают крестом и упорствуют в ненависти к Богу, утверждая при этом, что Он слишком милостив и слишком благ, чтобы наказывать злых, что ожидает их? "Не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем" (Иоан. 3,36).
Можем ли мы хотя бы на минуту допустить мысль, что праведный Бог отдал на смерть Единородного и Своего Возлюбленного, отраду сердца Своего, соделав Его жертвою за наши грехи, чтобы затем оставить безнаказанными нераскаявшихся грешников? Иисус, совершенный, святой и непорочный, - единственный полностью совершенный "Человек", когда-либо живший на земле, - вынужден был пострадать за грехи, Праведный за неправедных; и неужели же после этого будут спасены, благословлены и взяты на небеса люди злые, неверующие, ненавидящие Бога и не признающие Сына Его?
И это хотят утверждать на основании того, что Бог слишком благ и слишком милосерден, чтобы навеки наказать грешников! Если Богу пришлось отдать на смерть Возлюбленного Сына Своего, отвратить от Него Свое лицо и поразить Его страданиями, дабы спасти народ Свой от грехов их, неужели же грешники, нечестивы и мятежники могут спастись в грехах своих? Разве напрасно умер Господь Иисус? Неужели Иегова без крайней необходимости обрек Его на страдания, скрывая от Него Свое лицо? К чему в таком случае совершились все ужасные события на Голгофе? Почему продолжался в течение трех часов мрак на земле? Почему прозвучал возглас: "Боже Мой, для чего Ты меня оставил?" К чему все это, если грешники и без того могут попасть на небо? Какое непонятное безумие! Чего только не склонен допустить человек, не желающий признать истину Божию! Жалкое человеческое сердце готово поверить самому нелепому факту, чтобы иметь возможность оправдать себя в отвержении полностью ясного учения Священного Писания. Что люди никогда не решились бы приписать хорошему человеческому правительству, то они дерзают приписывать правлению Божию, действиям Бога единственного премудрого, единственного истинного и праведного. Что подумали бы мы о земном правителе, не могущем или не хотящем наказывать злых и преступных людей? Захотели бы мы жить в стране, управляемой подобным правительством?
Рассматриваемый нами стих совершенно опровергает созданный безумием и невежеством людей теории относительно управления вселенной Богом, уничтожая доводы, которыми они пытаются умалить его могущество. "Господь, Бог твой, есть Бог, Бог верный, Который... не замедлит, - ненавидящему Его самому лично воздать".
О, если бы люди хотели внимать гласу Божию: Если бы они приняли к сердцу столь знаменательные, столь ясные предостережения о грядущем гневе, о суде и вечных муках! Если вместо того, чтобы убеждать себя и других в несуществовании ада, где не умирает червь и не угасает огонь, в несуществовании вечных мучений, о, если бы вместо этого они внимали голосу, убеждающему их укрыться, пока еще не поздно, под сенью Евангелия! Это было бы действительно мудро с их стороны. Бог говорит, что Он воздаст ненавидящим Его. Как ужасна мысль об этом возмездии! Кто устоит? Принципы управления Божия таковы, Бог не может осудить зла. Ничего нет проще. Все Писание, начиная с Книги "Бытие" и заканчивая "Откровением" выражает эту мысль так ясно, так определенно, что попытка оспаривать эту истину является верхом безумия. Насколько было бы благоразумнее и безопаснее бежать от будущего гнева вместо того, чтобы отрицать, что гнев обрушится на злых и вечно пребудет на них. Люди напрасно стараются идти вразрез с истиной Божией. Мы видим осуществление предначертаний правления Божия как по отношению к Его народу Израилю, так и по отношению к христианам в настоящее время. Оставлял ли Бог без внимания зло, совершенное Его земным народом? Нет, напротив, Он постоянно поражал их ударами жезла Своего, и делал это именно ввиду того, что это был Его народ, как и говорится у пророка Амоса: "Слушайте слово сие, которое Господь изрек на вас, сыны Израилевы, на все племя, которое вывел Я из земли Египетской, говоря: "Только вас признал Я из всех племен земли; поэтому и взыщу с вас все беззакония ваши" (Амос. 3,1-2).
Тот же принцип распространяется и на христиан в первом Послании Петра: "Ибо время начаться суду с дома Божия; ежели прежде с нас начнется, то какой конец непокоряющимся Евангелию Божию? И если праведник едва опасается, то нечестивый и грешный где явится? (4,17-18).
Бог наказывает Своих искупленных, потому что они -его собственность и чтобы им не быть "осужденными с миром" (1 Кор. 11,32). Дети мира сего живут спокойно, но близок день, - день мрака и ужаса, день суда и беспощадного гнева. Люди могут рассуждать и спорить об этом, но свидетельство Писания ясно и определенно: "Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную посредством предопределенного Им Мужа" (Деян. 17,31). Великий день воздаяния Божия приближается к нам: тогда Бог лично воздаст всякому.
Глубоко поучительно для нас проследить, каким образом Моисей, этот возлюбленный и прославленный Богом служитель Его, под влиянием Духа Святого объясняет израильтянам сущность правления Божия, чтобы этим путем воздействовать на их совесть: "Итак соблюдай заповеди и законы, которые сегодня заповедую тебе исполнять их, то Господь, Бог твой, будет хранить заветы и милость к тебе, как Он клялся отцам твоим, и возлюбит тебя, и благословит тебя, и размножит тебя, и благословит плод чрева твоего, и хлеб твой, и вино твое и елей твой, рождаемое от крупного скота твоего, и от стада овец твоих, на той земле, которую Он клялся отцам твоим дать тебе. Благословен ты будешь больше всех народов; не будет ни бесплодного, ни бесплодной ни у тебя, ни в скоте твоем. И отдалит от тебя Господь всякую немощь, и никаких лютых болезней Египетских, которые ты знаешь, не наведет на тебя, но наведет их на всех ненавидящих тебя. И истребишь все народы которые Господь, Бог твой, дает тебе; да не пощадит их глаз твой; и не служи богам их: ибо это сеть для тебя" (ст. 11-16).
Какою силою, какой трогательной нежностью дышат эти слова! Отметьте противоположность: Израилю надлежало "соблюдать ", "хранить" и "исполнять"; Иегове благоугодно было "возлюбить", "благословить" и "размножить". Увы! Израиль, к стыду своему, полностью отступил от того, чего от него требовал Господь во имя закона и во исполнение царственной воли Его; вследствие этого вместо обещанных ему благословений и размножения он навлекает на себя только суд, проклятие, бесплодие, рассеяние и запустение.
Но благодаря Богу Авраама, Исаака и Иакова, Богу и Отцу Господа нашего Иисуса Христа, если Израиль не выполнил законных требований Бога, Господь со Своей стороны, явил обилие драгоценной благодати и милосердия Своего. Он сохранит завет, заключенный Им с их отцами. Ни одно из Его обетовании не падет на землю тщетным; Он в точности исполнит их. И если Он не может выполнить их ради верности Израиля, Он совершит это во имя крови вечного завета, драгоценной крови Иисуса, Предвечного Сына Своего. Да будет честь и хвала дивному имени Его!
Нет! Бог Израилев не может оставить не выполненным ни одно из чудных Своих обетовании. Что бы тогда сталось с нами? Какую уверенность, какой покой, какой мир могли бы мы иметь, если бы завет Иеговы с Авраамом мог быть нарушен хотя бы в одном отношении? Израиль, правда, потерял все свои права. Если принимать в расчет природные права, Измаилу и Исаву должно быть оказано преимущество. Если придавать значение законному послушанию, то золотой телец и разбитые скрижали завета повествуют его печальную историю. Если рассмотреть предъявленные Богом требования во имя завета на Синае Израиль не может решительно ничего привести в свое оправдание.
Но Бог остается все тем, же несмотря на плачевную неверность Израиля. "Дары и признание Божие непреложны" (Рим. 11,29), а потому "весь Израиль спасается". Бог выполнит, конечно, по отношению к Аврааму клятву, несмотря на всю несостоятельность потомства Авраамова. Будем твердо уверены в этом, что бы нам на это не возражали. Израиль будет восстановлен и покрыт благословениями Божиими; он весьма размножится в вожделенном наследии своем. Придет день, когда израильтяне снова возьмут в руки свои повешенные на вербах арфы, когда в тени своих виноградников и смоковниц они воспоют хвалу Богу, Спасителю своему; это случится во дни ожидающего их славного тысячелетия. Таково неизменное свидетельство Писания, которое все исполнится, все до мельчайших подробностей, во славу Божию и ради вечного завета Господня.
Возвратимся к нашей главе, последние стихи которой требуют особенного внимания с нашей стороны. Трогательно видеть, как Моисей старается влить мужество в сердце Израиля по отношению к народам, которых он мог бы устрашиться в Ханаане. Он понимает возможность этого страха и старается рассеять его. "Если скажешь в сердце твоем: народы сии многочисленнее меня; как я могу изгнать их? Не бойся их: вспомни то, что сделал Господь, Бог твой с Фараоном и всем Египтом, те великие испытания, которые видели глаза твои, знамения, чудеса и руку крепкую и мышцу высокую, с какими вывел тебя Господь, Бог твой. То же сделает Господь, Бог твой, со всеми народами, которых ты боишься. И шершней нашлет Господь, Бог твой, на них, доколе не погибнут оставшиеся и скрывшиеся от лица твоего. Не страшись их: ибо Господь Бог твой, среди тебя, Бог великий и страшный. И будет Господь, Бог твой, изгонять пред тобой народы сии мало помалу; не можешь ты истребить их скоро, чтобы не умножились против тебя полевые звери. Но предаст их тебе Господь, Бог твой, и приведет их в великое смятение, так что они погибнут. И предаст царей их в руки твои, и ты истребишь имя их из поднебесной: не устоит никто против тебя, доколе не искоренишь их. Кумиры богов их сожгите огнем; не пожелай взять себе серебра или золота, которое на них, дабы это не было для тебя сетью: ибо это мерзость для Господа, Бога твоего. И не вноси мерзости в дом твой, дабы не подпасть заклятию, как она. Отвращайся сего и гнушайся сего; ибо это заклятое" (ст. 17-26).
Когда неверие овладевает сердцем, вселяя страх в нашу душу, прежде всего следует обратить наш взор на Бога живого: тогда душа возносится над затруднениями всякого рода. Невозможно отрицать существование всевозможных затруднений и пагубных влияний, окружающих нас. Отрицать их не значит доказывать свое познание Бога; это доказывает лишь глубокое непонимание серьезной стороны жизни. Некоторые люди имеют привычку легкомысленно относится к испытаниям и трудностям жизни. Они стараются уверить нас, что не следует принимать близко к сердцу скорби, огорчения и затруднения, встречающиеся на нашем пути. Это все равно, что говорит нам, что не следует иметь головы на плечах или сердца в нашей груди.
Люди подобного рода совершенно не способны понять души, которым приходится бороться, или которые сталкиваются с трудностями жизни.
Каким же путем Моисей старается влить бодрость в сердца своих братьев? "Не страшись", говорит он, не потому, что ни врагов, ни затруднений, ни опасностей не существует, а потому что "Господь, Бог твой, среди тебя, Бог великий и страшный". В этом заключалось истинное ободрение для робкой души. Таким же путем и Иосафат старался ободрить теснимых неприятелем своих братьев: "Боже наш! Ты суди их. Ибо нет в нас силы против множества сего великого, пришедшего на нас, и не знаем мы, что делать; Но к Тебе очи наши" (2 Пар. 20,12).
Вот драгоценная тайна покоя души. Наш взор устремлен на Бога; Его могущество начинает действовать, и дело получает благоприятный исход. "Если Бог за нас, кто против нас?" Моисей предвидит, что всякого рода опасения возникнут в сердце Израиля. "Народы эти многочисленнее нас". Да, но они не сильнее "Бога великого и страшного". Какие народы могут устоять перед Ним? Всем следовало дать отчет Богу в их страшных беззакониях; чаша их грехов была переполнена; час возмездия наступил, И Бог Израилев готовился истребить их рукою народа Своего.
Следовательно, Израилю не приходилось страшиться могущества врага: Иегова был с ними; пагубного влияния на них идолопоклонства - вот чего им следовало опасаться. Потому Господь и сказал: "Кумиры богов их сожгите огнем; не пожелай взять себе серебра или золота, которое на них". - "Как", подымался голос в сердце многих израильтян, "неужели мы должны .бросить золото и серебро, украшающее этих идолов? Из этого можно было бы извлечь большую выгоду. Разве не жаль разрушать такие драгоценности? Отчего кумиры не сжечь огнем, но почему бы не пощадить золота и серебра?"
Да, именно так склонно рассуждать наше жалкое сердце, и именно так мы обольщаем самих себя, когда нам следует осудить зло и отдалиться от него. Мы убеждаем себя, что мы должны допустить пребывание его малой доли в сердце нашем, что нам позволено разбирать и отличать различные степени зла. Мы готовы истребить часть зла, но не соглашаемся вырвать все зло из своего сердца. Мы согласны сжечь дерево кумира, сохраняя однако для себя его золото и серебро. Пагубное заблуждение! "Не пожелай взять себе серебро и золото, которое на них, дабы это не было для тебя сетью: ибо это мерзость для Господа, Бога твоего". Все должно быть уничтожено. Сохраняя хотя бы один атом нечистоты, мы впадаем в сеть врага и сообщаемся с тем, что является мерзостью пред лицом Божиим, каким бы высоким и ценным все это ни считалось людьми.
По смыслу последнего стиха этой главы "вносить мерзость" в свой дом значило подвергать себя заклятию. Насколько все это серьезно! Проникнуты ли мы сознанием этой истины?
Господь да сохранит наши сердца отделенными от всякого зла и верными для Самого Себя!