Второзаконие
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Ч. Х. Макинтош

Толкование на Книгу Второзаконие

"Навеки, Господи, слово Твое утверждено на небесах"
Пс.118:89
"В сердце моем сокрыл я слово Твое, чтобы не грешил пред Тобою"
Пс.118:11

Оглавление


Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11

Глава 8

"Все заповеди, которые Я заповедую вам сегодня, старайтесь исполнять, дабы вы были живы и размножились, и пошли, и завладели землею, которую с клятвою обещал Господь отцам вашим. И помни весь путь, которым вел тебя Господь, Бог твой, по пустыне, вот уже сорок лет, что бы смирить тебя, что бы испытать тебя и узнать, что в сердце твоем, будешь ли хранить заповеди Его, или нет" (ст. 1-2).
Полезно и в то же время отрадно для нас бросить взгляд назад на все пройденное нами наше жизненное поприще. Тогда мы видим, как верно руководила и управляла нами в нашем прошлом рука нашего Господа; мы припоминаем Его нежное и мудрое обращение к нам, чудесное избавление, которое Он посылал нам в минуты печали и затруднительных испытаний. Сколько раз, когда мы недоумевали, что нам делать и куда идти, Он приходил нам на помощь, пролагая пред нами наш путь, успокаивая наши страхи и наполняя хвалою и славословием наши сердца! Но не следует смешивать это припоминание милости Божией к нам с прискорбной привычкой обращать назад наш взгляд, что бы припомнить наши пути, наши успехи, наше служение людям, если мы даже и сознаем, что лишь милость Божия сделала нас способными что-либо сделать для Него. Все это только содействует развитию в нас чувства самоудовлетворения, в корне подрывающего всякую истинную духовность. Так или иначе заниматься своей личностью, - вещь необыкновенно пагубная для души; это наносит смертельный удар общению души с Богом. Все, что возвеличивает наше "я", должно быть осуждено нами и решительно отвергнуто, потому что слабость и духовное бесплодие сопровождают его. Смотрите назад, что бы вспомнить то, что мы сделали, или чего мы достигли своими усилиями, - самое жалкое занятие. Не к этому конечно призывал Моисей народ, говоря ему, чтоб он "помнил весь путь, которым вел их Господь, Бог их".
Остановимся на минуту на удивительных словах Апостола в Фил. 3: "Братия, я... только, забывая заднее и простираясь вперед, стремлюсь к цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе" (ст. 14).
О каком "забвении заднего" говорит здесь благословенный Апостол? Предавал ли он забвению чудные замыслы Божий по отношению к его душе при прохождении им земного его поприща? Нет, мы имеем очевидное доказательство противоположного этому в словах: "Получив помощь от Бога, я до сего дня стою, свидетельствуя малому и великому" (Деян. 26,22).
Также в Послании к Тимофею, возлюбленному своему духовному чаду и соработнику, Апостол делает обзор прошлого и говорит о преследовании и об испытаниях, постигших его; но при этом он прибавляет: "И от всех (гонений и страданий) избавил меня Господь" (2 Тим. 3,11). И еще: "При первом моем ответе никого не было со мною, но все меня оставили. Да не вменится им! Господь же предстал мне и укрепил меня, дабы через меня утвердилось благовестив, и услышали все язычники; и я избавился от львиных челюстей" (2 Тим. 4,16-17).
Что же подразумевает Апостол, говоря, что следует "забывать заднее"? Он имеет в виду все, что не имело отношения ко Христу, все, чем плоть могла бы хвалиться, в чем могло находить покой наше природное сердце и что могло оказаться только препятствием в нашем следовании за Господом; всей душой стремясь достичь великой и главной цели, привлекавшей его к себе, Апостол мог только забывать все остальное. Ни Апостол Павел, вообще никакое чадо Божие, никакой служитель Христов никогда не имел желания забыть хотя бы одно обстоятельство своей жизни, свидетельствование о благости, нежности и верности Божией. Вспоминать благословенные действия Отца нашего по отношению к нам - это, напротив, одно из сладчайших преимуществ, дарованных нам при прохождении нами пустыни, ведущей в нашу вечную отчизну.
Мы во всяком случае нимало не одобряем своей привычки останавливаться на рассмотрении наших собственных духовных опытов. Это только ослабляет нас Будем остерегаться этого, как одной из многочисленных причин, понижающих уровень нашей духовной жизни и удаляющих наши сердца от Христа. Но нам, напротив, нечего бояться вспоминать пути и действия Божий по отношению к нам. Это благое дело, всегда заставляющее нас отходить от своего "я" и исполняющее наши сердца благодарностью к Господу и хвалою Ему.
Почему Моисей увещевал Израиль "помнить весь путь", по которому Господь, Бог его, вел его долгие годы? Это делалось несомненно с целью вызвать из его сердца хвалу Богу за все прошедшие Его милости и утвердить его доверие к Богу в будущем. Да поможет и нам Господь в этом отношении, дабы мы изо дня в день бодро шли вперед, славя Бога и доверяясь Ему, доверяясь Богу и славя Его.
Когда наш взор останавливается на "Авен-езерах" [Камень помощи (1 Царст 7,12).], встречающихся на всем нашем пути, сердце ликует от радости, воспевая "Аллилуйя" Тому, Кто помогает нам до сего места и Кто поможет нам и до самого конца. Он уже избавил. Он избавляет теперь, Он избавит и в будущем. Благословенная цепь! Всякое из его звеньев представляет собой факт Божественного избавления!
И не только особенно заметные милости и великие избавления, которые нам оказал Отец наш, нам следует припомнить, вознося за них хвалу Богу; нам надлежит славить Его и за все то, что, по мудрой и верной любви Своей, Он послал нам с целью "смирить" и "испытать" нас. Все это приносит обилие благословений нашим душам. Это не "скрытые милости", как их иногда называют: это милости очевидные и обязательные, милости, за которые мы будем вечно хвалить Бога в ожидающей нас блаженной вечности.
"Помни весь путь", помни всякую остановку в пути, всякое событие из жизни в пустыне, все действия Божий с начала до конца; помни главную цель, с которой все послано тебе; помни, что все это должно "смирить тебя, испытать тебя и узнать, что в сердце твоем.
Как отрадно размышлять о долготерпеливой благости и о любви, проявленных Богом по отношению к Его народу в пустыне! Каких драгоценных поучений, какого живого интереса, какого великого духовного наслаждения полна эта удивительная история! Необходимо, чтоб мы были "смирены" и "испытаны" для того, чтоб узнать, что в наших сердцах. Это имеет необыкновенно важное значение для нас в духовном отношении.
На первых порах нашей христианской жизни мы мало знаем, что господствует в нашем сердце. Мы поверхностно относимся ко всему; но, подвигаясь на нашем жизненном пути, мы лучше научаемся усваивать себе действительность; мы открываем бездну зла, живущего в нас; мы познаем всю пустоту и суетное тщеславие всех мирских интересов, и начинаем понимать необходимость полной постоянной нашей зависимости от благодати Божией. Все это способно вселить в нас недоверие к самим себе, сделать нас смиренными и научить нас с доверчивостью ребенка опираться на Того, Кто Один может предохранить нас от всякого рода падений. Возрастая таким образом в самопознании, мы лучше понимаем благодать, лучше познаем дивную любовь Господа, Его нежность по отношению к нам; мы проникаемся большим сознанием необходимости различных жизненных обстоятельств, чрез которые Господу было благоугодно нас провести, на благо и на пользу нашим душам.
Все эти испытания направлены к одной цели, - сообщить нашему характеру твердость, сделать нас кроткими и отучить от легкомысленного отношения к жизни. Это избавляет нас от признания несообразных с Божией истиной пустых теорий, от преувеличенной узости понятий или от противоположной этому крайности; мы становимся сострадательными, терпеливыми, внимательными к окружающим нас; мы боимся высказывать слишком резкое мнение; мы научаемся снисходить к немощным действиям других и стараемся объяснить их непоследовательные поступки самыми лучшими внутренними побуждениями. Все это драгоценные плоды приобретенного в пустыне опыта.
"Он смирял тебя, томил тебя голодом, и питал тебя манной, которой не знал ты, и не знали отцы твои, дабы показать тебе, что не одним хлебом живет человек, но всяким словом, исходящим из уст Господа, живет человек" (ст. 3).
Эти слова представляются нам особенно многозначащими прежде всего ввиду того, что они были приведены в ответ Самим нашим Господом в Его борьбе в пустыне с сатаной. Почему наш Господь ссылается на слова "Второзакония"? Потому что именно эта книга более всех других была приложена к тогдашнему духовному состоянию Израиля. Израиль совершенно отступил от Бога, и этот факт подтверждается всем содержанием Книги "Второзаконие" с начала до конца. Но хотя народ и отпал от Бога, путь послушания Ему открывался для всякого израильтянина, желавшего остаться верным Богу. Держаться Слова Божия - вот долг и преимущество всякой любящей Бога души, - во всякое время и во всех обстоятельствах.
Наш возлюбленный Господь с полной верностью сохранял истинное положение Израиля Божия. Израиль по плоти по своей вине потерял все; в пустыне Господь Иисус является истинным Израилем Божиим, чтобы сразить врага одною авторитетностью Слова Божия. "Иисус, исполненный Духа Святого, возвратился от Иордана, и поведен был Духом в пустыню. Там сорок дней Он был искушаем от диавола, и ничего не ел в эти дни; а по прошествии их, напоследок взалкал. И сказал Ему диавол: если ты Сын Божий, то вели этому камню сделаться хлебом. Иисус сказал ему в ответ: написано, что не хлебом единым будет жить человек, но всяким словом Божиим" (Лук. 4,1-4).
Дивная картина! Человек, воплощавший в Себе совершенство, "истинный Израиль" находился в пустыне среди диких зверей, постясь в течение сорока дней и подвергаясь искушениям со стороны ожесточенного врага Бога, людей и Израиля. "Второй Адам" находился в совершенно иной обстановке, нежели первый Адам; Его не окружал роскошный Едемский сад; Он находился среди бесплодной, сухой пустыни; Он пребывал там, томясь голодом: но и там Он находился по воле Божией и для славы Отца Своего.
Христос пребывал в пустыне, благодарение Богу, и ради блага человека, дабы показать ему, как следует бороться с врагом во всех искушениях, и как ему надлежит жить. Не будем воображать себе, что наш благословенный Спаситель встретил противника, как Владыка вселенной. Он, правда, был Бог; но если бы Он одержал верх над врагом только, как Бог, Он не оставил бы нам примера в этом отношении. Нам тогда напрасно говорили бы, что Бог мог победить и обратить в бегство Им же Самим созданную тварь. Здесь же мы видим пред собою Того, Кто соделался человеком, подобным нам во всем, кроме греха, Того, Кто испытывал голод и немощи человеческие, был окружен последствиями грехопадения и в то же время полностью восторжествовал над страшным врагом, - все это утешает и ободряет наши сердца.
И каким путем Он победил? В этом для нас заключается великий и важный вопрос. Как победил "Человек Христос Иисус" сатану в пустыне? Он победил его не как Бог Всемогущий, но как "Человек" - смиренный, зависимый от Бога и послушный Ему: в устах и в сердце было одно только орудие - Слово Божие, и им Он приводил сатану в молчание. Этим путем "второй Адам" одержал победу над страшным врагом Бога и человека: Он соделался таким путем и примером для нас.
Заметим также, что наш Господь не вступает в пререкания с сатаной. Он не говорит: "Я знаю, что Я Сын Божий; отверстое небо, снисшедший с небес, Дух Святой, голос Отца, - все свидетельствовало обо Мне, что Я Сын Божий. "Нет, в этом случае Господь не оставил бы примера для нас. Встречаясь со всеми искушениями, изобретенными врагом, Он прибегает к помощи единственного орудия, которое дано и в наше распоряжение, - к написанному для нас Слову Божию.
Мы употребили выражение "все искушения", потому что во всех трех случаях неизменным ответом нашего Господа было слово: "Написано". Он не говорит: "Я знаю", - "Я думаю", - "Я чувствую", - "Я верю" тому-то и тому-то; Он ссылается только на Писание, особенно на книгу "Второзаконие", на именно ту книгу, в подлинности которой дерзнули усомниться неверующие умы, но которая является руководством для всякого послушного Богу человека, живущего среди общего упадка веры в Бога.
Это исполнено великого значения для нас, дорогой читатель. Господь как бы сказал врагу: "Дело не в том, что бы доказать, Сын Я Божий, или нет, но в том, чтобы показать, чем должен жить человек; ответ на этот вопрос содержится только в Священном Писании, и ответ этот ясен как день, независимо от всего, что касается лично Меня. Кто бы Я ни был, независимо от этого Писание утверждает, чти "не одним хлебом живет человек, но всяким словом, исходящим из уст Господа, живет человек".
В смиренной зависимости от Бога прислушивается ко "всякому слову, исходящему из уст Господа" - вот каково истинное положение человека, безопасное и блаженное для его души. Пребывая в нем, душа приходит в непосредственное и личное соприкосновение с Самим Господом чрез посредство Слова Его. Из этого мы убеждаемся, что Слово Божие, безусловно, необходимо для христианина. Мы не можем без него обойтись. Как физическая жизнь поддерживается хлебом, так духовная жизнь поддерживается Словом Божиим. Питаться им значит только искать в Библии то или другое учение или подтверждение того или иного мнения; это нечто гораздо большее: это значит искать в ней поддержку самой жизни возрожденного человека, другими словами, искать пищу, свет, указание пути, утешение, авторитет, силу, словом, все, в чем душа может нуждаться.
Отметим особенную точность выражения: "всякое слово". Оно ясно доказывает нам, что мы не можем обойтись без какого либо слова, исшедшего из уст Божиих. Все эти слова необходимы для нас. Мы не знаем, в какую минуту возникает затруднение, разрешение которого заключается в Писании. Возможно, что до этого момента мы не обратили особенного внимания на изречение, применимое именно к данной трудности; но если наше сердце настроено духовно, при возникновении того или иного затруднения Дух Божий напоминает нам из Слова Божия изречение, в котором мы нуждаемся; тогда мы открываем в нем силу, духовную красоту, глубину, нравственный смысл, никогда нами до сих пор не замеченные. Писание представляет собой сокровище Божественное, следовательно, сокровище, неисчерпаемое, из которого Бог с избытком восполняет все нужды Своего народа и все потребности каждой верующей души в отдельности; поэтому не существует такого периода в истории Церкви, не существует затруднения на пути христианина, которые были бы предусмотрены в святой Божией Книге. Нам необходимо особенно тщательно изучить всю совокупность Писаний, размышлять о них, исследовать их и свято хранить в наших сердцах, дабы мы были облечены во "всеоружие Божие", дабы мы были готовы им воспользоваться в случае нужды, - все равно, приходится ли нам бороться с искушениями врага, с похотями мира и плоти, или же идти по пути творения "добрых дел", уготованных нам Богом.
Также особенно заметим выражение: "из уст Господа". Оно необыкновенно драгоценно; оно представляет близость Господа к нам. Бог изрекает Свое слово, чтобы мы жили им; поэтому Слово Божие необходимо для нас, и души наши не могут жить без него, как тело не может существовать без пищи, это изречение, одним словом, доказывает нам, что постоянная зависимость человека от слова Божия является его истинным призванием, местом его покоя, прибежища, силы и благословения.
Жизнь веры, которою мы призваны жить, есть жизнь зависимости и послушания; именно такова и была жизнь Господа Иисуса здесь на земле. Чудный наш Спаситель не произносил ни одного слова, не делал ни одного шага, ничего не совершал, руководствуясь авторитетом Слова Божия. Очевидно, Он мог превратить камень в хлеб, но Он не получил на это приказания Божия, а следовательно, и не имел причины так действовать. Поэтому искушения сатаны не представляли для Него опасности. Противник не мог нанести вред "Человеку", который решился поступать лишь сообразно с авторитетом Слова Божия.
Также интересно и полезно заметить, что наш Господь не ссылается на Писание лишь с целью заставить врага замолчать; Он приводит его изречения, как авторитет, управляющий Его поведением и Его положением. Именно эти части мы упускаем из виду. Мы часто ссылаемся на Слово Божие, чтобы победить врага; но не ищем в нем пользы для наших душ, не проникаемся его авторитетностью и его могуществом; таким образом, теряется его действие на наше сердце. Слово Божие должно быть для нас тем, чем является для голодного хлеб, или для мореплавателя - компас; нам следует им питаться, с ним должны согласоваться наши действия, наши мысли и слова. Чем более это будет для нас осуществляться, тем более мы познаем бесконечную цену Слова. Кто более всех ощущает истинную цену хлеба? Химик? Нет, но человек голодный. Химик может назвать его составные части, но цену его познает человек, мучимый голодом. Кому доступна наилучшая оценка компаса? Профессору ли морских наук? Нет, - его особенно оценит моряк, плавающий вдоль незнакомого ему и опасного берега. Это дает нам лишь слабое представление о том, чем является слово Божие для истинного христианина. Он не может без него обойтись; оно необходимо для установления всех его отношений с окружающими, необходимо для всей сферы его действий. Слово Божие питает и поддерживает его внутреннюю жизнь; оно руководит и его поведением. В этом слове он ищет указания и совета во всех обстоятельствах своей общественной и домашней жизни, в уединении своего рабочего кабинета, среди своей семьи, при своих повседневных занятиях.
И никогда Слово Божие не обманет надежды того, кто руководствуется им одним. Мы можем безбоязненно довериться Писанию. В каких бы обстоятельствах и в какую бы минуту мы не прибегли к его помощи, мы всегда найдем в нем нужное для себя. Находимся ли мы в испытании? Поражено ли скорбью наше сердце? Что утешит и успокоит нас, кроме ободрительных слов, начертанных для нас Духом Святым? Одно изречение Священного Писания приносит более истинного общения, чем всякого рода утешительные письма. Пребываем ли мы в унынии? Утратили ли мы бодрость духа? Слово Божие встречает нас, вливая чудную бодрость и уверенность в наше сердце? Тяготит ли нас нищета? Дух Святой дарует нашему сердцу многообразные обетования, записанные на богодухновенных страницах и напоминающие нам Того, Кто есть "Владыка неба и земли", Того, Кто, по незримой благости Своей, взялся "восполнить все наши нужды, по богатству славы Иисусом Христом". Смущены ли мы, утомлены ли мы различными человеческими мнениями или какими-либо религиозными вопросами? Несколько стихов Священного Писания внесут волны Божественного света в сердце и совесть и дадут полный покой нашей душе, отвечая на всякий вопрос, уравнивая всякое затруднение, нагоняя всякий страх, всякое сомнение, рассеивая всякую тучу, открывая нам мысли Божий полагая конец всем разногласиям во мнениях, - и совершая все это силою безошибочного Божественного авторитета.
Поэтому как неизмеримо велика цена Священного Писания! Каким сокровищем мы обладаем, имея в руках Слово Божие! Как мы должны прославлять святое имя Господа за его дарование нам! Нужно прославлять его также и за все, что дает нам более постигать полноту, глубину и силу слов этой главы: "Не одним хлебом живет человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих, живет человек". Как драгоценны эти слова для верующей души! Не меньшее значение заключается и в последующих словах: в трогательных выражениях в них указывается нежная заботливость Иеговы по отношению к Его народу в течение всех его странствований в пустыне. "Одежда твоя", говорит Моисей, "не ветшала на тебе, и нога твоя не пухла, вот уже сорок лет".
Какою удивительною милостью дышат эти слова! Иегова заботится о Своем народе, наблюдая даже за тем, чтобы одежды их не ветшали и ноги их не пухли от усталости. Он не только питал их; Он их и одевал; Он благоволил заботиться и о том, чтобы ноги их не пострадали от жгучего песка пустыни. В течение целых сорока лет Он окружал их нежными отцовскими попечениями. На что не способна любовь для блага того, кто является предметом ее? Любовь Иеговы к Его народу низводила на Израиль всякого рода благословения. Если бы только Израиль уразумел это! От Египта до Ханаана Иегова не оставил не восполненной ни одной из потребностей израильтян, потому что Он взял их под Свое покровительство. Обладая бесконечною любовью и всемогущим заступничеством Иеговы, в чем еще они могли нуждаться?
Но любовь Бога к чадам Его выражается различными способностями. Он не только восполняет нужды их тела, не только заботится о их пище и о их одежде: Он печется и о нравственных, и о духовных их потребностях. Поэтому законодатель и обращает к народу слова: "И знай в сердце твоем, что Господь, Бог твой, учит тебя как человек учит сына своего" (ст. 5).
Мы не любим духовной дисциплины; она кажется нам "не радостью, а печалью". Ребенку приятно получать из руки своего отца пищу и одежду, обращаться к нему со всеми своими нуждами, но он не любит его наказаний. Но, однако, это устрашающее его наказание скрывает в себе великое благо для воспитания сына, производящее действие, которое недостижимо никакими материальными средствами и никакими благословениями. Оно исправляет, быть может, его дурные привычки, освобождает его от ложных взглядов, спасает его от пагубного влияния греха и приносит ему великую нравственную и духовную пользу, за которую ребенок впоследствии будет всегда благодарить. Сын должен убедиться в любви и заботливости отца в применяемых к нему наказаниях, равно как и в различных материальных благодеяниях, которыми ежедневно усыпан его путь, - это главное.
Именно этого недостает нам, когда идет речь о путях Божиих по отношению к нам, если Господь находит нужным наказывать или испытывать нас. Мы с радостью идем навстречу благодеяниям и милостям Божиим; мы счастливы изо дня в день насыщаться щедротами руки Его; мы любим размышлять о многочисленных проявлениях избавления, которые Бог даровал нам в различных трудностях и, взирая назад на пройденный нами путь, останавливаться на "Авень-езерах", напоминающих нам о полученной нами помощи на пройденном пути.
Все это отрадно и полезно для души нашей; но для нас опасно успокаиваться на мысли о милостях, благословениях и благодеяниях, с таким изобилием истекающих из сердца и из щедрой руки Отца нашего. Мы склонны почить на этом, восклицая вместе с псалмопевцами: "Я говорил в благоденствии моем: не поколеблюсь вовек. По благоволению Твоему, Господи, Ты укрепил гору мою" (Пс. 29,7-8). Признавая, правда, наличие "Его благоволения", мы, однако, так склонны в то же время переносить наши взоры на нашу тору, на наше благоденствие; все это становится между нашими сердцами и Господом и делается сетью для наших душ. Поэтому является насущная необходимость в Божией дисциплине. По верности и любви Своей наш Отец бодрствует над нами; Он видит грозящую нам опасность, и тем или другим путем Он с этой целью посылает нашей душе испытания. Вдруг приходит неожиданная телеграмма с известием о смерти любимого ребенка, или банковский крах уносит все наше земное состояние. Или же Господь повергает на одре болезни нас или наших ближних.
Нам приходится, одним словом, иногда проходить чрез глубокие воды, и слабое, жалкое наше сердце исполняется ужасом при их виде. Враг тихонько шепчет нам: "Это ли любовь?" Нимало не колеблясь и не сомневаясь, вера отвечает: "Да, все это действие любви. Смерть ребенка, потеря состояния, долгая и тяжелая болезнь, все испытания, все темные тучи, все глубокие воды, - все, все свидетельствует о любви и о неизреченной мудрости в этом; я не жду будущего, чтобы в этом убедиться, когда я буду пребывать в славе Божией; уже теперь я это знаю, восхваляя бесконечную благость Божию, извлекшую меня из глубины моей погибели, приносящую мне спасение и благоволящую восполнить мои нужды, покрывать мои ошибки и мои грехи, дабы избавить меня от них, сделать меня участником небесной святости и преобразить меня в образ благословенного Спасителя, меня "возлюбившего и предавшего Себя за меня".
Вот, читатель, какой ответ мы должны давать сатане и каким образом нам надлежит заставлять молчать глухой ропот, могущий раздаться в наших сердцах. Мы должны всегда оправдывать Бога, должны всегда рассматривать посылаемые Им наказания во свете Его любви. "И знай в сердце твоем, что Господь, Бог твой, учит тебя, как человек учит сына своего." Мы, конечно, хотели бы не получить этого залога и этого чудного доказательства нашего сыновнего отношения к Богу. "Сын мой, не пренебрегай наказания Господня и не унывай, когда Он обличает тебя. Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает. Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли такой сын, которого бы не наказывал отец? Если же остаетесь без наказания, которое всем общее, то вы незаконные дети, а не сыны. Притом, если мы, будучи наказываемы плотскими родителями нашими, боялись их, - то не гораздо ли более должны покориться Отцу духов, чтобы жить? Те наказывали нас по своему произволу для немногих дней; а Сей - для пользы, чтобы нам иметь участие в святости Его. Всякое наказание в настоящее время кажется не радостью, а печалью; но после наученным чрез него доставляет мирный плод праведности. Итак укрепите опустившиеся руки и ослабевшие колена; и ходите прямо ногами вашими, дабы хромлющее не совратилось, а лучшее исправилось" (Евр. 12,5-13).
Интересно и в то же время поучительно для нас заметить, каким путем Моисей объясняет обществу Израилеву различные мотивы, которые должны побудить его к послушанию, мотивы, основанные на его прошлом, настоящем и будущем и преследовавшие одну и ту же задачу - содействовать пробуждению и усилению в них сознания непреложности прав Божиих по отношению к ним. Им следовало "углубиться" в их прошлое; "размыслить" о настоящем и "перенестись" в будущее; все это было необходимо для того, чтобы повлиять на их сердца и возбудить в них святое послушание Тому, Кто совершил, продолжал совершать и желал и в будущем совершать дивные дела среди народа Своего.
Внимательный читатель не применет заметить, что является характерною чертою чудной Книги "Второзаконие" является желание выдвинуть вперед всю важность нравственных принципов жизни. В этом заключается очевидное доказательство того, что эта Книга не есть простое повторение содержания Книги "Исход", что напротив, укрепляют присущие ей одной тема, задачи и цель.
"Итак храни заповеди Господа, Бога твоего, ходя путями Его и боясь Его" (ст. 6). Израильтяне должны были вспомнить чудесную историю их сорокалетнего странствования по пустыне, вспомнить пережитые ими уроки, унижения и испытания, затем мысленно перенестись к постоянным попечениям Господа о них, к манне небесной, воде, изведенной из скалы; припомнить также заботы Иеговы даже об их одежде и обуви и, наконец, остановиться на воспоминании о наказаниях, ниспосланных им для блага их души. Сколько могущественных побуждений для послушания! Но вместе с этим им следовало и взирать на будущее, находя в ожидавшем их славном благоденствии, а также и в их прошлом, и в их настоящем, очевидную причину для признания ими Божия требования благоговейного и добровольного подчинения Ему с их стороны.
"Ибо Господь, Бог твой, ведет тебя в землю добрую, в землю, где потоки вод, источники и озера выходят из долины и гор, в землю, где пшеница, ячмень, виноградные лозы, смоковницы гранатовые деревья, в землю, где масличные деревья и мед, в землю, в которой без скудости будешь есть хлеб твой, и ни в чем не будешь иметь недостатка, в землю, в которой камни - железо, и из гор которой будешь высекать медь" (ст. 7-9).
Какая дивная картина ожидающих их благ! Какая разница с оставленным им позади Египтом и с пройденной ими пустыней! Земля Господня представлялась во всей красе, - с холмами, покрытыми роскошными виноградниками, с текущими медом долинами, с журчащими источниками и пенистыми потоками. Какая заманчивая перспектива! Как не похоже все это на "лук, на чеснок и на репчатый лук" страны Египетской! Да, ничего не было сходного между этими странами. Это была "земля Господня", а это значило, что она производила и содержала все, необходимое для покрытия их нужд. Ее поверхность дышала обилием; в ее недрах заключались неиссякаемые богатства и сокровища.
Каким горячим желанием войти в эту плодородную землю должно было исполниться сердце всякого верного Богу израильтянина! Как должен он был мечтать переменить пески пустыни на это дивное наследие! Пустыня, правда, изобиловала своим благословенным опытом, своими святыми уроками и драгоценными воспоминаниями. Именно там они познали Бога таким, каким не могли Его увидеть в земле Ханаанской; но пустыня не была все-таки Ханааном, и мог ли всякий истинный израильтянин не томиться желанием наступления часа, когда нога его ступит в Обетованную землю, в землю, пленительный образ которой рисует Моисей? "В землю", говорит он, "в которой без скудости будешь есть хлеб твой, и ни в чем не будешь иметь недостатка." Что можно прибавить в дополнение этой картины? Рука Господня готова была ввести их туда, где все их нужды должны были быть исполнены. Голод и жажда будут там неведомы. Здоровье, изобилие, радость, мир, благословение должны были сделаться вечным уделом Израиля Божия в прекрасном наследии, открывавшемся пред ними. Всякий враг должен был исчезнуть, всякое препятствие должно было быть снято с их пути; "добрая земля" раскроет свои сокровища пред благословенным народом; непрестанно орошаемая дождями с неба и согретая солнцем, страна в изобилии даст произведения, вожделенные для сердца Израиля.
Чудная земля, дивное наследие! Завидное отечество! Мы рассматриваем его, теперь конечно с Божией точки зрения; мы видим его таким, каким оно было в мысли Божией и каким оно окажется для Израиля в славное тысячелетие, ожидающее его. Мы составили бы себе слишком слабое представление о земле Господней, если бы мы судили о ней по тому, чем некогда владел Израиль даже во дни его блестящей славы, и какой она была в эпоху величественного царствования Соломона. Мы должны взирать вперед, ожидая в будущем "времен отрады от лица Господа" (Деян. 3,20), чтобы составить себе верное понятие о земле Ханаанской, уготованной Богом для Израиля.
Моисей, говоря о Ханаане, описывает его с Божией точки зрения. Он представляет его даром Божиим, а не владением Израиля; в этом заключается существенная разница. Согласно чудному описанию Моисея, в Ханаане не было ни врагов, ни затруднительных обстоятельств, - там все дышит плодородием и благословением Божиим.
Таким он должен был быть, и таким он будет для потомства Авраамова, ради завета, заключенного Богом с их отцами, завета нового и вечного, основанного на царственной благости Божией и запечатленного на кресте пролитой кровью. Никакой силе земли или ада не дано воспрепятствовать осуществлению обетования Божия. "Он ли будет говорить, и не исполнит?" (Числ. 23,19). Бог исполнит буквально все, обещанное Им вопреки козням врага и несмотря на плачевное отпадение от Него Его народа. Хотя семя Авраамово нарушило закон и не выполнило требований Иеговы Бог Авраама, тем не менее, дарует им славу и благодать, потому что "дары и призвание Его непреложны".
Моисей имел верное представление обо всем этом, Он знал, что ожидало Израиль, стоявший перед ними, и его детей после него в течение многих поколений; поэтому он устремлял свой духовный взор на чудное будущее, когда Бог завета пред лицом всей твари обнаружит торжество Своей благодати по отношению к семени Авраама, друга Своего.
Тем не менее верный служитель Иеговы, неотступно следуя цель, руководившую им при произнесении им чудных слов, начинающих эту главу, продолжает увещевать общество, показывая ему, как им следовало поступать в "доброй земле", куда им предстояло вступить. Он говорит им о будущем, так же как он говорил им о прошлом и о настоящем, всеми силами стараясь воспользоваться всеми данными, напоминающими им, чем они обязаны благословенному Богу, с такою нежностью заботившемуся о них во время их путешествия и готовившемуся ввести и водворить их на гору наследия Своего. Вслушаемся в его трогательные увещевания.
"И когда будешь есть и насыщаться, тогда благословляй Господа, Бога твоего, за добрую землю, которую Он дал тебе" (ст. 10) Какою неподдельною простотою, какою красотою звучат эти слова! Насыщаясь плодами благости Иеговы, они должны были благословлять Его святое имя. Он любит находиться посреди сердец, преисполненных сладким сознанием Его благости и возносящих хвалебные песни и благодарения Ему. Он говорит: "Кто приносит в жертву хвалу, тот чтит Меня" (Пс. 49,23). Самое слабое славословие, возносящееся из благодарного сердца, как финнам, восходит к престолу и сердцу Божию.
Будем это помнить, дорогой читатель. Возносимая Богу слава имеет на нас то же благодатное действие, как и на Израиль. Наше главное преимущество заключается в возможности прославлять Господа. Каждый вздох наш должен быть хвалою Богу. Именно этого жаждет достичь в нас Дух Святой, обращая к нам увещевание: "Итак будем чрез Него непрестанно приносить Богу жертву хвалы, то есть, плод уст, прославляющих имя Его" (Евр. 13,15). Не будем никогда забывать, что ничто так не радует сердца, ничто так не прославляет имени нашего Бога, как дух хвалы, живущий среди Его народа Мы хорошо поступаем, предаваясь делам благодарения и уделяя другим от того, что сами имеем. Бог благоволит к жертвам подобного рода. Делать при всяком удобном случае добро всем людям - одно из величайших наших преимуществ Мы призваны являться проводниками, чрез которые должно изливаться милосердие из сердца Бога нашего на все виды человеческой нужды, ежедневно встречаемые нами на нашем жизненном пути. Все это верно; но не будем забывать, что хвала Богу особенно ценна в очах Его. Именно ей будут посвящены наши обновленные силы в течение всей славной вечности, когда более не окажется нужды в наших жертвах деятельности благотворения нуждающимся.
Но верный Богу законодатель слишком хорошо знал склонность человеческого сердца забывать, упускать из виду личность Самого Божественного Подателя благ, останавливая свой взгляд на самих дарах. Поэтому он и обращается к обществу Божию со следующими словами, столь полезными как для них, так и для нас Со святым благоговением, с послушным доверием вникнем в эти слова. "Берегись, чтобы ты не забыл Господа, Бога твоего, не соблюдая заповедей Его, и законов Его и постановлений Его, которые сегодня заповедую тебе. Когда будешь есть и насыщаться, и построишь хорошие дома и будешь в них жить; и когда будет у тебя много крупного и мелкого скота, и будет много серебра и золота, и всего у тебя будет много: то смотри, чтобы не надмилось сердце твое и не забыл ты Господа, Бога твоего, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; Который провел тебя по пустыне великой и страшной, где змеи, василиски, скорпионы и места сухие, на которых нет воды; Который источил для тебя источник из скалы гранитной, питал тебя в пустыне манною, которой не знали отцы твои, дабы смирить тебя и испытать тебя, чтобы впоследствии сделать тебе добро, и чтобы ты не сказал в сердце твоем: "моя сила и крепость руки моей приобрели мне богатство сие", но чтобы помнил Господа, Бога твоего, ибо Он дает тебе силу приобретать богатство, дабы исполнить, как ныне, завет Свой, который Он клятвою утвердил отцам твоим. Если же ты забудешь Господа, Бога твоего, и пойдешь во след богов других, и будешь служить им и поклоняться им, то свидетельствуюсь вам сегодня, что вы погибнете. Как народы, которые Господь истребляет от лица твоего, так погибнете и вы за то, что не послушаете гласа Господа вашего" (ст. 11-20).
Все это относится и к нам, как некогда относилось к Израилю. Мы, быть может, способны удивляться частому повторению Моисеем предупреждений и увещаний, направленных к тому, чтобы напомнить народу необходимость послушания во всем Слову Божию, и к тому, чтобы вызвать в нем память о великих событиях, связанных с их выходом из Египта и с их странствованием чрез пустыню.
Но не сознаем ли мы в глубине своего сердца, что и мы сами крайне нуждаемся в подобных предупреждениях, предостережениях и увещаниях? Не нуждаемся ли постоянно и мы "в законе на закон и в правиле на правило?" (Ис. 28,10,13). Не склонны ли и мы забывать Господа, Бога нашего, и останавливаться более на Его дарах, нежели на Нем Самом? Увы! мы не можем отрицать это. Мы часто довольствуемся ручьем вместо того, чтобы идти к самому источнику. Даже благословения и благодеяния, на каждом шагу встречаемые нами, становятся для нас поводами к тщеславию и гордости вместо того, чтобы делаться благословенными причинами постоянного прославления нами Бога и непрестанного нашего благодарения Ему за ниспосланные нам блага.
Что же касается великих событий, о которых Моисей перестает напоминать народу, могли ли они когда-либо утратить свою нравственную силу, свое духовное значение? Конечно нет. Израиль мог их забыть, мог не придавать им должной цены; но это не изменяло самой сущности фактов. Страшные казни египетские, Пасхальная ночь, освобождение страны от рабства и унижения, чудный переход через Черное море, ежедневное получение с неба манны, истекающая из скалы освежающая вода, - разве могло все это остаться без влияния на сердце, в котором теплилась хоть одна искра сердечной любви к Богу? Поэтому нам не приходится удивляться, что Моисей так часто напоминает о них, видя в них могущественный рычаг для воздействия на сердце Израиля. Моисей был проникнут сознанием нравственного значения всего этого лично для самого себя; но он желал видеть подобные же чувства и в сердцах других. Для него эти события имели бесконечную цену, но ему хотелось доказать их значение и своим братьям.
Его единственной и постоянной целью было всеми способами убеждать их в существовании прав, которые имел Иегова на их безусловное и радостное послушание.
Этим объясняется слишком частое, на взгляд поверхностного читателя, описание минувших событий в замечательных речах Моисея, Читая их, мы вспоминаем чудные слова Апостола Петра во втором его Послании: "Для того я никогда не перестану напоминать вам о сем, хотя вы то и знаете, и утверждены в настоящей истине. Справедливым же почитаю, доколь нахожусь в этой тесной храмине, возбуждать вас напоминанием, зная, что скоро должен оставить храмину мою, как и Господь наш Иисус Христос открыл мне. Буду же стараться, чтобы вы и после моего отшествия всегда приводили это на память" (1,12-15).
Как отрадно видеть единство духа и цели у обоих верных служителей Божиих! Тому и другому была известна склонность жалкого человеческого сердца забывать то, что касается Бога, неба и вечности; они сознавали высокое значение и бесконечную цену того, о чем говорили народу. Этим объясняется их пламенное желание всегда напоминать о чудесных событиях прошлого дорогим чадам Божиим, дабы воспоминание о них постоянно жило в их сердцах и памяти. Неверующее или легкомысленное сердце могло бы обратиться к Моисею или к Апостолу Петру с вопросом: "Неужели вы не можете сказать нам чего-нибудь нового? Зачем вы повторяете одно и тоже? Мы прекрасно знаем все, что вы нам говорите; мы много раз уже слышали ваши рассказы. Почему не говорить о чем-либо другом? Не лучше ли заняться исследованиями современной науки? Если мы будем перебирать в памяти только все старое, мы останемся сидеть на берегу, поток же цивилизации понесется вперед. Расскажите же нам что-либо новое". Так рассуждает жалкое сердце, сердце, неверующее и плотское; но вера имеет готовый ответ на все эти бессмысленные вопрошания. Мы знаем, откуда они исходят, к чему клонятся и какое значение имеют; и нам следовало бы, если не на устах, то, по крайней мере, в глубине сердца, иметь убедительный и удовлетворяющий нас ответ на подобные жалобы; как бы не рассуждали об этом вопросе люди мира, нам это безразлично Мог ли истинный израильтянин устать слушать рассказ о том, что сотворил для него Господь в Египте, у Чермного моря и в пустыне? Никогда. Подобные речи всегда были новы и драгоценны для его сердца. Может ли также и христианин устать вспоминать крест и все великие и славные события, сгруппированные вокруг него? Может ли он устать слушать повествование о Христе, о безмерной славе Его, о его неисследимых богатствах, о Его личности и делах? Никогда, никогда во всей вечности не утомиться верующая душа, внимая описанию совершенств Христовых. В чем она еще имеет нужду? Прибавляет ли что-либо Христу наука? Может ли человеческое знание что-либо придать великой тайне благочестия, основание которой составляет "явившийся во плоти Бог", а вершину - прославленный на небе "Человек"? Существует ли что-либо выше этого? Конечно нет.
Рассмотрим также и менее возвышенный порядок вещей, - обратимся к делам Божиим, являемым творением Господа Устаем ли мы когда-либо видеть солнце? Оно существует не со вчерашнего дня; в течение более чем шести тысячелетий заливает оно землю своими лучами; и, однако, свет его на столько же нов и привлекателен сегодня, как и в день его создания. Утомляет ли нас когда-либо вид моря? Оно, однако, не представляет собою чего-либо нового; вот уже шесть тысяч лет как прилив и отлив его совершаются изо дня в день; но прелесть его для нас от этого не исчезает. Солнце, правда, кажется подчас слишком ослепительным для слабого человеческого глаза; нередко так же и море поглощает во мгновение ока изделия рук человеческих, служившие предметом его гордости; но несмотря на это, ни солнце, ни море никогда не теряют своего значения, своей красоты. Утомляемся ли мы когда-либо видом росы, падающей на наши сады и на наши нивы, чтобы оживлять их? Пресыщаемся ли мы ароматом наших цветущих изгородей, пением соловья или малиновки?
Но что же все это в сравнении со славою, окружающей личность и крест Христа?
Что все это рядом с великой действительностью окружающей нас вечности?
Читатель, не будем прислушиваться к греховным внушениям, все равно, приходят ли они к нам извне или же из глубины испорченного нашего сердца; иначе окажется, что и мы, подобно Израилю по плоти, пренебрегаем "доброю землею", пресыщаемся небесною манною; окажется, что и мы, подобно оставившему святого Апостола Димасу, "возлюбили век сей", или же уподобляемся тем, о которых в 6-ой главе Ев. от Иоанна говориться, что, оскорбившись словами увещания нашего Господа, они "отошли от Него, и уже не ходили с Ним". Да сохранит Господь наши сердца верными Ему и ревностными к благословенному делу Его, доколь Он прийдет!

Глава 9

"Слушай, Израиль: ты теперь идешь на Иордан, чтобы пойти овладеть народами, которые больше и сильнее тебя, городами большими с укреплениями до небес, народом многочисленным и великорослым, сынами Енаковыми, о которых ты знаешь и слышал: кто устоит против сынов Енаковых?" (ст. 1-2).
Слова "Слушай, Израиль" служат как бы ключом к смыслу изучаемой нами книги и особенно первых увещательных речей Моисея, только что рассмотренных нами; глава, которую открывают эти слова, заключает в себе вопросы необыкновенной важности.
Прежде всего законодатель в торжественных выражениях представляет сынам Израилевым все, ожидающее их в Обетованной земле. Он не скрывает от них, что им угрожает встреча с серьезными затруднениями и с сильным врагом. Он не хотел, конечно, этим подорвать их мужество; он говорил это только с целью предостеречь их и подготовить к опасности. Сейчас мы увидим, в чем заключалась эта подготовка; верный служитель Божий чувствовал, что прежде всего было необходимо, чтобы его братья видели вещи в истинном освещении.
Затруднения можно рассматривать двояко: с человеческой точки зрения, или же с точки зрения Божественной, - подходить к ним в духе неверия, или же со спокойствием и миром, сообщаемыми полным доверием к Богу. Пример первого настроения духа мы встречаем в повествовании о неверных соглядатаях в Числ. 13; пример второго мы находим в начале изучаемой нами главы.
Отрицать, что народу Божию приходится встречаться с многочисленными затруднениями, не значит доказывать этим свою веру; это свидетельствует только о гордости, фанатизме, или же является плодом плотского энтузиазма. Всегда хорошо знать, с чем мы имеем дело, но не следует стремительно бросаться очертя голову в путь, ходить по которому мы не научились. Неверующий скажет: "Страшный лев на дороге!"; слепой энтузиаст может воскликнуть: "Ничего подобного не существует!" Человек же веры скажет: "Хотя бы сотни львов встретились мне на пути, Бог силен меня от них защитить".
Но чадам Божиим надлежит серьезно и спокойно определить цель своих действий и сферу своей деятельности, и только тогда пускаться в путь; это важное, применимое к жизни каждого христианина, правило. Если бы мы чаще им руководствовались, не оказывалось бы столько духовных поражений. Что означают многозначительные слова, с которыми Господь обратился к окружавшей Его толпе? "Он, обратившись, сказал им: если кто приходит ко Мне, и не возненавидит отца своего, и матери, и жены, и братьев, и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником; и кто не несет креста своего, и идет за Мною, не может быть Моим учеником. Ибо кто из вас, желая построить башню, не сядет прежде, и не вычислит издержек, имеет ли он, что нужно для совершения ее, дабы когда положит основание, и не возможет совершить, все видящие не стали смеяться над ним, говоря: этот человек начал строить и не мог окончить" (Лук. 14,26-30). Стоит задуматься над этими словами. Сколько нам приходится видеть недоконченных башен, когда перед нами открывается обширное поле христианской деятельности, - сколько насмешливых взглядов возбуждают они в постороннем зрителе! Сколько людей под влиянием мимолетного впечатления хотят сделаться учениками Христа, не давая себе ясного отчета, на какой путь они вступают, и не взвешивая всего, что за собой влечет их решение! Это приводит к тому, что, когда возникают затруднения, когда наступают дни испытаний, когда их путь становится узким, тернистым и уединенным, они отступают назад, доказывая этим, что они никогда, в сущности, не рассчитывали издержек, никогда не взглянули на этот путь с Божией точки зрения, никогда не дали себе полностью ясного отчета, к чему они приступили.
Это весьма прискорбные факты. Они несказанно вредят делу Христову, дают врагу возможность хулить Бога и способны отнять мужество у тех, кому дорога слава Божия и кто ищет пользы окружающих. Лучше было бы никогда не вступать на эту почву, чем, вступив на нее, оставить ее по неверию или из-за пристрасти к миру.
Это дает нам возможность понять мудрость и глубокий смысл слов, открывающих нашу главу. Моисей в точности передает сынам Израилевым, что их ожидает, не с целью внести в них дух робости, но чтобы оградить их от самоуверенности, которая покидает нас в минуту опасности, и чтобы заставить их опираться на Бога живого, никогда не постыжающего доверяющееся Ему сердце.
"Знай же ныне, что Господь, Бог твой, идет пред тобою, как огонь поядающий; Он будет истреблять их и излагать их пред тобою, и ты изгонишь их, и погубишь их скоро, как говорил тебе Господь" (ст. 3).
Вот Божественный способ разрешения всех трудностей, как бы велики они ни были. Могущественные народы, укрепленные города, сильные крепости, - что все это пред Господом?! Если Бог за нас, кто против нас?" Даже то, что страшит и тревожит робкое сердце, дает Богу случай проявить силу Свою, дает вере возможность торжествовать. Вера говорит: "Если Бог предо мною и со мною, я могу идти всюду". Поэтому только вера, умеющая действительно доверяться Богу, опираться на Него и прославлять Его, воздает должную хвалу Богу; с другой стороны, одна только вера дает человеку возможность занять место, ему приличествующее, место полной зависимости от Бога, место, ведущее его к победе и влагающее хвалу в его уста.
Но не забудем, что в самой победе заключается нравственная опасность, - возможность впасть в гордость, -ужасная ловушка для нас, жалких смертных. В борьбе мы сознаем свою полную немощь; нашему собственному "я" и всему, с ним связанному, полезно быть униженным, потому что тогда мы открываем Бога во всей Его полноте, Бога дарующего нам верную победу; и это исполняет славословием наши души.
Но лукавые и испорченные наши сердца склонны забывать, откуда пришли победа и сила. Это обнаруживает всю ценность и уместность увещаний, обращаемых верным служителям Божиим к сердцу и к совести его братьев: "Когда будет изгонять их Господь, Бог твой, от лица твоего, не говори в сердце твоем (в нем именно возникает всякое зло), что за праведность мою привел меня Господь овладеть сею землею, и что за нечестие народов сих Господь изгоняет их от лица твоего" (ст. 4).
Увы! страшно даже помыслить, что мы способны говорить в своем сердце слова, подобные словам: "За праведность мою". Да, читатель, мы на это способны не менее израильтян, потому что мы не лучше их, и ввиду того, что опасности и искушения, о существовании которых предостерегает нас Дух Святой, существуют не в нашем воображении, а в действительности. Мы на самом деле способны видеть в Божиих намерениях насчет нас случай похвалиться своей собственной праведностью. Вместо того, чтобы в даруемом нам Господом избавлении видеть доказательство необходимости славить и благодарить за них Бога, мы обращаем их в орудие нашего личного прославления.
Взвесим же серьезно все значение слов обращенных Моисеем к народу; они служат прекрасным противоядием по отношению к нашей личной праведности, свойственной нашему сердцу, равно как и сердцу Израиля "Не за праведность твою и не за праведность сердца твоего идешь ты наследовать землю их; но за нечестие народов сих Господь, Бог твой, изгоняет их от лица твоего и дабы исполнить слово, которым клялся Господь отцам твоим, Аврааму, Исааку и Иакову. Посему знай, что не за праведность твою Господь, Бог твой, дает тебе овладеть сею доброю землею; ибо ты народ жестоковыйный. Помни, не. забудь, сколько ты раздражал Господа, Бога твоего, в пустыне: с самого того дня, как вышел ты из земли Египетской, и до самого прихода вашего на место сие, вы противились Господу" (ст. 5-7).
В этом увещании заключается два принципа, которые нам следует усвоить. Во-первых, Моисей напоминает народу, что они вошли во владение землею ханаанскою во имя обетования, дарованного Богом их отцам. Этот факт основывался на незыблемой верности Божией.
Что касается семи народов, их нечестие заставляло Бога, справедливого Владыку мира, изгнать их из их земли. Всякому землевладельцу принадлежит право удалять дурных арендаторов его земли; народы, жившие в Ханаане, не только не отдали Богу должного (Римл. 1), но настолько осквернили землю своими беззакониями, что Бог не мог выносить их долее; потому Он разрешил изгнать их без всякой замены их другим народом. "Мера беззаконий Амореев наполнилась" (Быт. 15,16); правосудие Божие начинало действовать. Люди спрашивают себя, как мог Бог Всеблагий приказать истребить целые города со всеми их жителями; но Богу принадлежит всякая власть, и это дает ответ на все человеческие доводы. Бог знает, как Ему следует действовать, и не нуждается в чьих-либо советах. Он терпел нечестие семи народов, пока оно не сделалось окончательно нетерпимым; сама земля не могла более сносить его. Долго терпеть значило поощрять самые постыдные беззакония, что было недопустимо с нравственной точки зрения. Слава Божия требовала изгнания хананеев.
Но слава Божия требовала и того, чтобы потомки Авраамовы вступили во владение страною, дабы занять ее навсегда, получить ее из рук Бога Всемогущего и Всесильного, Владыки неба и земли. Вступление Израиля во владение Обетованной землею и соблюдение славы Божией были тесно связаны между собою. Бог обещал отдать землю Хаанскую в вечное владение семени Авраамову. Не имел ли Он права это сделать? Дерзнут ли люди оспаривать право Бога поступать, как Ему благоугодно, с собственностью Своею? Страна принадлежала Иегове; Он навеки отдал ее во владение Аврааму, другу Своему, и семени его. Он не мог не выполнить обетования Своего. Но несмотря на это, никто не оспаривал у хананеев владения вышеназванною землею, пока их нечестие не превысило всякой меры. Во-вторых, израильтяне не имели никакого основания хвалиться, как Моисей ясно это им доказывает, воспроизводя главные черты их истории во время их пребывания на Хориве в Кадес-Варни, напоминая им о золотом тельце и о разбитых скрижалях завета и заканчивая свою речь словами, которые должны были пристыдить их: "Вы были непокорны Господу с того самого дня, как я стал знать вас" (ст. 24).
Это значило откровенно обращаться к их сердцу и совести. Моисей ясно и на фактах доказывает им, что они из себя представляли, - постыдный факт! Этим путем он напоминает им, как много раз они были близки к гибели, каким тяжелым обличением являлись для них слова: "И сказал мне Господь: встань, пойди скорее от сюда, ибо развратился народ твой, который ты вывел из Египта; скоро уклонились они от пути, который Я заповедал им; они сделали себе литой истукан. И сказал мне Господь: вижу Я народ сей, вот, он народ жестоковыйный. Не удерживай меня, и Я истреблю их, и изглажу имя их из поднебесной; а от тебя приведу народ, который будет сильнее и многочисленнее их" (ст. 12-14).
Эти слова должны были сломить их природную гордость и самомнение; как должны были волноваться их сердца при напоминании им Моисеем слов, исшедших из уст Господних: "Не удерживай Меня, и Я истреблю их!" Из этого они могли убедиться, как они были близки к полному уничтожению. Они не подозревали о том, что произошло между Иеговой и Моисеем на вершине Хорива. Они находились в ту минуту на краю ужасной бездны; еще мгновение, и бездна поглотила бы их. Спасены они были только заступничеством Моисея, того самого Моисея, которого они обвиняли в присвоении себе слишком многих прав. Как жестоко они ошибались! Как неверно они судили о Моисее! Человек, на которого они возводили обвинение, говоря, что он хочет господствовать над ними, отказался от предложения Бога сделаться родоначальником более сильного и более многочисленного, нежели они сами, народа! И этот же самый человек горячо умолял Господа простить их и ввести их в землю, или же изгладить из книги жизни его собственное имя.
Как чудно видеть, что производит Бог в сердцах Своих служителей. Припоминая все факты, приводимые им Моисеем в примере, израильтяне могли понять, как безумно было бы говорить: "За праведность мою привел меня Господь овладеть сею землею". Могли ли говорить так люди, сделавшие литое изображение золотого тельца? Не приходилось ли им скорее сознаться, что они были не лучше народов, изгонявшихся перед лицом их? Потому что кто выделил их из среды этих народов? Почему они были освобождены из Египта, питаемы в пустыне, введены в землю Ханаанскую? Всем этим они обязаны были единственно царственной милости Божией и вечной неизменности завета, заключенного Богом с их отцами, "завета твердого и непреложного" (2 Царст. 23,5), завета, подтвержденного и запечатленного кровью Агнца, во имя которой Израиль получит спасение и благословение в своем наследии.
Теперь прочтем трогательные заключительные слова нашей главы:
"И, повергшись пред Господом, умолял я сорок дней и сорок ночей, в которые я молился; ибо Господь хотел погубить вас. И молился я Господу и сказал: Владыка, Господи, не погубляй народа Твоего, который Ты избавил величием крепости Твоей, который вывел Ты из Египта рукою сильною Вспомни рабов Твоих, Авраама и Иакова; не смотри на ожесточение народа сего и на нечестие его, и на грехи его, дабы живущие в той земле, откуда Ты вывел нас, не сказали: Господь не мог ввести их в землю, которую обещал им, и, ненавидя их, вывел Он их, чтобы умертвить их в пустыне А они Твой народ и Твой удел, Который Ты вывел из земли Египетской силою Твоею великою и мышцею Твоею высокою" (ст 25-29).
Какое могущественное заступничество за Израиль! Какое удивительное самоотречение! Моисей отказывается от предлагаемой ему чести сделаться основателем народа, сильнейшего и многочисленного, нежели Израиль Он воодушевлен только одним желанием соблюсти славу Иеговы, узреть прощение, благословение и вступление Израиля в Обетованную землю. Он не мог примириться с мыслию, что столь славное и столь дорогое его сердцу имя Божие будет обесславлено; не мог он согласиться и с истреблением Израиля. Двух этих событий страшилось его сердце; о своей же личной славе он и не помышлял. Этот возлюбленный служитель Божий заботился только о славе Божией и о спасении своего народа; что же касалось его самого, он был совершенно спокоен, будучи уверен, что его личное благословение нераздельно связано со славою Божией Насколько это живое и пламенное заступничество более соответствовало мыслям Божиим, чем обвинение Израиля пророком Илиею несколько столетий спустя! Оно напоминает нам благословенное заступничество нашего великого Первосвященника, Который всегда жив, чтобы "ходотайствовать за нас" (Евр. 7,25).
Несказанно трогательно видеть, как Моисей настаивает на том факте, что народ Израильский был уделом Иеговы, что Иегова вывел его из Египта. Господь сказал: "Твой народ, которого ты вывел из Египта". Но Моисей говорит: "Они Твой народ и Твой удел, который Ты вывел из земли Египетской". Нельзя не восторгаться дивной красотой изображенной здесь сцены: не заключается ли в ней глубокий интерес для каждого из нас?

Глава 10

В то время сказал мне Господь: вытеши себе две скрижали каменные, подобные первым, и взойди ко Мне на гору, и сделай себе деревянный ковчег: и Я напишу на скрижалях те слова, которые были на прежних скрижалях, которые ты разбил; и положи их в ковчег. И сделал я ковчег из дерева ситтим, и вытесал две каменные скрижали, как прежние, и пошел на гору; и две сии скрижали были в руках моих. И написал Он на скрижалях, как написано было прежде те десять слов, которые изрек нам Господи на горе из среды огня в день собрания, и отдал их Господь мне. И обратился я, и сошел с горы, и положил скрижали в ковчег, который я сделал, чтобы они там были, как повелел мне Господь" (ст. 1-5).
Ревностный служитель Божий не переставал вызывать в памяти народа представление о знаменательных событиях прошлого. Для него они всегда оставались живыми и драгоценными; он почитал их неиссякаемой сокровищницей поучения для себя и могущественным рычагом для назидания Израиля.
Это напоминает нам слова, с которыми обращался Апостол Павел к своим возлюбленным духовным чадам, Филиппийцам: "Писать вам о том же для меня не тягостно, а для вас назидательно" (гл. 2,1). Природное наше сердце, изменчивое и легкомысленное, всегда желает новизны, но верный Богу Апостол почитал для себя счастьем возможность говорить о Христе и углубляться во все, что имеет отношение к личности и к кресту его благословенного Господа и Спасителя Иисуса Христа. Он обрел во Христе все, необходимое для него, для настоящей жизни и для всей вечности. Слава, присущая Христу, всецело затмила всякую славу, земную и природную. Он мог сказать: "Что для меня было преимуществом, то ради Христа я почел тщетою. Да и все почитаю тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего: для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа" (Фил. 3,7-8).
Вот речь, подобающая истинному христианину, человеку, обретшему полное удовлетворение во Христе Что мог дать подобному человеку мир? Мог ли Апостол Павел стремиться к богатству, к почестям, к отличиям и удовольствиям мирским? Он почитал их за сор. Отчего это произошло? Оттого, что Апостол Павел обрел Христа. Христос так привлекал к Себе его сердце, что единственным желанием Апостола было приобретать Христа, все глубже и глубже познавать Его, пребывать в нем. Если бы Апостолу Павлу предложили приобрести нечто новое, или если бы ему вздумали внушить мысль добиваться высокого положения в свете или стараться составить себе большое состояние, что на все это ответил бы Апостол? Только одно: "Я уже нашел все, необходимое для меня во Христе; больше мне ничего не надо. В нем я нашел неисчерпаемое сокровище, непреходящее богатство; Он соделался праведностью Моею. В нем все сокровища премудрости и ведения. На что мне все богатства мира, сокровища его мудрости или его науки? Все это рассеивается, подобно утреннему туману, и даже и на время не способно удовлетворить желаний и стремлений бессмертной души. Христос, вечно живущий, Христос, составляющий славу небес и отраду сердца Божия, Христос будет моим блаженством во всей вечности; несомненно, что и теперь Он полностью удовлетворяет меня. Ожидать ли мне, что удовольствия, богатства или почести преходящего мира сего что-либо прибавят к тому, чем я обладаю во Христе? Сохрани меня от этого, Господи! Все это могло бы только сделаться для меня тяжелым бременем. Христос мой "все во всем" в настоящее время и вовек". Таков был бы, конечно, ответ Апостола, - это доказывается всей жизнью его, - и так должны были бы отвечать и мы, дорогой читатель. Какое жалкое и постыдное явление представляет собою христианин, прибегающий к помощи мира, чтобы в нем искать себе радости, развлечения и удовольствия! Это только доказывает, что он не нашел во Христе удовлетворения своему сердцу. Мы можем считать несомненной истиной тот факт, что сердце, исполненное Христом, не вмещает ничего другого. - Вопрос не в том, дурно или хорошо то или другое, а в том, что сердце ни к чем этому более не стремиться; оно безразлично к благам сего мира; оно нашло свой настоящий и вечный удел в благословенной личности Того, Кто наполняет Собою сердце Божие и зальет всю вселенную лучами Своей славы в течение всей вечности.
Предыдущие мысли были вызваны в нас фактом, что Моисей не перестает припоминать выдающиеся события истории Израиля, начиная от их исхода из Египта и кончая их вступлением в Обетованную землю. Он с удовольствием вспоминал это лично для самого себя и в то же время сознавал, как важно было напомнить обо всем этом израильтянам. Для него это, конечно, "не было тягостно, а для них назидательно". Как хорошо и полезно было им, например, остановиться на фактах, связанных с двукратным дарованием им скрижалей завета, из которых первые были разбиты, а вторые - сложены в ковчег завета.
Разбитые скрижали! - Какой знаменательный и поучительный для народа факт! Какие воспоминания были с ним связаны! Кто решился бы утверждать, что мы имеем здесь дело лишь с повторением фактов, изложенных в Книге "Исход"? Никто из людей, признающих богодухновенность Пятикнижия Моисея, не может этого сказать. Десятая глава Книги "Второзаконие" является необходимым звеном цепи и имеет свое значение. В ней законодатель напоминает Израилю о сценах и событиях прошлого, желая, чтобы они запечатлелись на скрижалях их сердец. Он передает им содержание разговора, происходившего между Иеговой и им; он рассказывает им, что происходило в течение сорока таинственных дней на окутанной тучами горе и о словах, сказанных Иеговой по поводу разбитых скрижалей, - поразительного прообраза невозможности соблюдения человеком заключенного с Богом завета. Потому что по какой причине были разбиты скрижали? Потому что израильтяне постыдно отступили от воли Божией. Обломки этих вдребезги разбитых скрижалей свидетельствовали о неисправимой несостоятельности Израиля в деле соблюдения закона. Все пропало. Таков был очевидный смысл этого факта, способный произвести глубокое впечатление на Израиль. Как надгробный памятник, изображающий разбитую колонну, и без надписи гласит о том, что в этой могиле погребен тот, кто был опорой и поддержкой семьи, так и разбитые скрижали должны были доказывать Израилю тот знаменательный факт, что в вопросе о их завете с Богом они потерпели полную неудачу, что их дело пропало, и их праведность оказалась несуществующей.
Нечто совсем иное являли собою, благодарение Богу, вторые скрижали. Они не были разбиты. Бог сохранил их в целости. "И обратился я, и сошел с горы, и положил скрижали в ковчег, который я сделал, чтобы они там были, как повелел мне Господь" (ст. 5).
Чудный факт! "Чтобы они там были". Да, они сохранялись неприкосновенными в ковчеге, прообразно изображавшем Христа, - Того, Кто Один возвеличил и прославил закон (смотр. Ис. 42,21), Кто выполнил всякое требование его во славу Божию и для вечного блага народа Господня. Таким образом, тогда как остатки разбитых первых скрижалей повествовали грустную и постыдную историю полного падения Израиля, вторые, хранимые в неприкосновенности в ковчеге, возвещали славную истину, что "конец закона - Христос, к праведности всякого верующего" (Римл. 10,4).
Мы хотим утверждать, что Израиль понял все глубокое значение и все обширное применение к жизни всех этих чудесных фактов. Как народ, они, конечно, тогда не поняли этого, но, милостию Божиею, когда-нибудь они это поймут. Быть может, и в те времена существовали исключения, - отдельные души, отчасти понимавшие мысли Божий; но мы оставляем в вороне этот вопрос в данную минуту. Мы должны постараться понять и усвоить себе драгоценную истину, представленную этими двойными скрижалями, а именно: крушение того, что было поручено Богом человеку и вечную неизменяемость завета благодати Божией, запечатленного кровью Христа, который будет явлен вместе со всеми своими славными последствиями в будущем, когда Сын Давидов будет владеть землею от края моря до другого его края, и от реки до крайних пределов земли; когда семя Авраамово овладеет Обетованной землей, и все земные народы возрадуются наступлению благотворного владычества "Князя мира".
Славная будущность для находящегося теперь в пустыне наследия Израилева и для всей нашей бедной земли! Царь правды и мира будет тогда владычествовать рукою Своею, волею Своею. Всякое зло будет тогда пресечено могучею десницею Божиею, потому что эта власть будет сокрушать все; ни один язык не дерзнет восстать против ее повелений и действий. Безумные вожди народной черни не дерзнут тогда нарушать мир народа или оскорблять величие Сидящего на престоле. Всяким злоупотреблениям будет положен конец, всякая причина смуты будет обезоружена, всякий камень соблазна будет
удален с пути, и всякий горький корень будет уничтожен навеки. Бедные и нищие земли будут насыщаться, - всякий получит удовлетворение от Бога; будут неведомы скорби, утомление и нищета; "возвеселиться пустыня и сухая земля, и возрадуется страна необитаемая, и расцветет, как нарцисс" (Ис. 35,1). - Вот Царь будет царствовать по правде, и князья будут править по закону; и каждый из них будет, как защита от ветра и покров от непогоды; как источники вод и степи, как тень от высокой скалы в земле жаждущей" (Ис. 32.1-2).
Вот славные события, которые еще должны совершиться в этом печальном и жалком мире, в мире грешном и порабощенном сатаной! Как отрадны для нашего сердца подобные мысли! Как отдыхает в этой надежде душа среди нравственного упадка, среди унижения и всякого рода страданий, окружающих нас со всех сторон! Благодарение Богу, близится день, в который князь мира сего будет низвержен в бездну, и в который Князь неба, Эммануил, протрет скипетр Свой над всею вселенною Божиею, небо же и земля возликуют при свете славного лица Его. Как много причин у нас для того, чтобы молить Господа, говоря: "Господи, не замедли!"
И сыны Израилевы отправились из Беероф-Бене-Яакана в Мозер; там умер Аарон и погребен там, и стал священником вместо его сын его Елизар. Оттуда отправились в Гудгод, из Гудгода с Иотвафу, в землю, где потоки вод. В то время отделил Господь колено Левиино, чтобы носить ковчег завета Господня, предстоять пред Господом, служить Ему, и благословлять именем Его, как это продолжается до сего дня. Сам Господь есть удел его, как говорил ему Господь, Бог твой" (ст. 6-9).
Читатель не должен смущаться непоследовательностью этих данных в хронологическом отношении. Это отрывочные сведения, которые законодатель мастерски группирует вместе, преднамеренно вырывая их из общей истории народа для подтверждения факта последовательности действий Бога, Владыки мира, и Его благости.
Смерть Аарона доказывает первую; избрание и возвышение Левия представляет нам вторую. Эти два факта изображаются рядом не ради хронологического порядка событий, а ради постоянно руководившей Моисеем цели; эта цель останется непонятной для неверующего разума, но она имеет глубокое значение для сердца и ума тех, кто серьезно изучает Писания. Как жалки придирки неверующих умов пред блестящим светом небесного вдохновения! Жалкое состояние ума обнаруживает человек, старающийся противоречиями в хронологическом отношении доказать несовершенство Книги Божией вместо того, чтобы уловить истинную мысль и настоящее намерение богодухновенного писателя. Но почему же Моисей так неожиданно сближает именно эти два события из истории Израиля? Единственно с целью побудить народ к послушанию Богу. С этой целью он выбирает и группирует факты, и в этом сказывается дарованная ему свыше мудрость. Разве нам следует в служителе Божием, наученном Самим Господом, искать мелочной точности простого переписчика? Неверующие действительно ищут этого, истинные же христиане ожидают большего. Простой летописец может переписывать события, соблюдая их хронологическую связь; истинный пророк излагает факты, подбирая события, могущие повлиять на душу и совесть. И тогда как жалкая неверующая душа ощупью идет во мраке, который она сама себе создала, душа, живущая верой, радостно вникает в славный нравственный смысл несравненной Книги, пребывающей неизменною, подобно скале, о которую беспомощно разбиваются волны.
Мы не будем останавливаться на событиях, к которым здесь возвращается Моисей; мы уже рассмотрели их в свое время; мы ограничимся лишь указанием их значения с точки зрения Книги "Второзаконие". Моисей приводит их в пример, чтобы придать более силы последнему увещанию, с которым он обращается к сердцу и к совести народа, доказывая ему безусловную необходимость полного повиновения уставам и заповедям Бога их завета. Вот почему он упомянул о знаменательном факте смерти Аарона. Сыны Израилевы должны помнить, что, несмотря на высокое положение первосвященника народа Израильского, Аарон умер, потому что не послушался гласа Иеговы. Это должно было сделать их осмотрительными К владычеству Божию следовало относиться серьезно; высокое положение Аарона тем более требовало осуждения совершенного им греха, дабы прочие убоялись грешить пред Господом.
Затем им надлежало вспомнить Господа по отношению к Левию, намерения, в которых так ослепительно блеснула благость Божия. Левий, надменный, жестокий, своевольный Левий, восстановлен из своего падшего состояния; он приближает к Богу, "чтобы носить ковчег завета Господня, предстоять пред Господом, служить Ему и благословлять именем Его".
Почему же об избрании Левия упоминается рядом со смертью Аарона? Это делается с целью отметить благословенные последствия послушания Богу. Если смерть Аарона обнаруживала ужасные последствия непослушания, возвышение Левия свидетельствовало о драгоценных плодах послушания. Вспомним, что по этому поводу говорит пророк Малахия: "И вы узнаете, что Я дал эту заповедь для сохранения завета Моего с Левием, говорит Господь Саваоф. Завет Мой с ним был завет жизни и мира, и Я дал ему для страха, и он боялся Меня и благоговел пред именем Моим. Закон истины был в устах его, и неправды не обреталось на языке его; в мире и правде он ходил со Мной, и многих отвратил от греха" (Мал. 2,4-6).
Эти знаменательные слова проливают яркий свет на предмет, интересующий нас. Они утверждают, что Иегова заключил с Левием завет жизни и мира за благоговение, с которым Левий отнесся к Его имени в прискорбные дни поклонения золотому тельцу, которого сделал Аарон (сам он принадлежал к роду Левитов) Израилю.
За что пал на Аарона суд Божий? За непокорность повелению Божию у вод Меривы (Числ. 20,24). За что Левий получил благословение? За свое послушание у подошвы горы Корив (Исх. 32). Почему они сопоставлены вместе в 10-ой главе "Второзакония"? Чтобы вселить в совесть и в сердце израильтян убеждение в необходимости их безусловного послушания заповедям Бога их завета. Каким совершенством отличаются все части Писания! Как тесно все они между собой связаны, и с какой ясностью серьезный читатель видит, что чудная Книга "Второзаконие" имеет определенное место в Писании и задается своею отдельной целью. Как ясно, что этот пятый раздел "Пятикнижия" является не противоречием, не повторением, а указанием применения к жизни предыдущих книг, таких же богодухновенных, как и сама эта книга! Ввиду этого, когда неверующие писатели дерзают противиться изреченным Богом словам, они не знают ни того, что говорят, ни того, что делают; они заблуждаются, не зная ни Писания, ни силы Божией". [В творениях ума человеческого мы постоянно встречаем сближение разновременных событий, находимым нами во Втор. 10,6-9. Возьмем, например, хотя бы книгу писателя, задавшегося целью особенно привлечь внимание читателя к какому-либо принципу по политической экономии. Для доказательства своей мысли он не преминет объединить выбранные им с этой целью факты, как бы ни были различны исторические эпохи, к которым они приурочены. Вызывает ли это возражения читателей? Нет, читатели допускают это в писаниях человеческих, но они не терпят этого в Священных Писаниях, потому что они ненавидят Слово Божие и не могут примириться с мыслию, что Бог даровал Своему творению письменное откровение Своих предначертаний Но, благодаря Богу, это откровение дано нам Оно дано нам со всею красотою, со всем Божественным авторитетом, дабы утешить наши сердца и озарить наш путь среди мрака и смятения, чрез которые мы проходим стремясь к достижению вечной славы.]
В 10-ом стихе нашей главы Моисей снова возвращается к главной мысли своей речи: "И пробыл я на горе, как и в прежнее время, сорок дней и сорок ночей, и послушал меня Господь и на сей раз; и не восхотел Господь погубить тебя. И сказал мне Господь: встань, пойди в путь пред народом сим; пусть они пойдут, и овладеют землею, которую Я клялся отцам их дать им".
Вопреки всем препятствиям Иегова желал исполнить обетование, дарованное Им отцам, - ввести Израиль в полное владение землею, которую Он поклялся Аврааму, Исааку и Иакову отдать в вечное владение их потомству.
"Итак, Израиль, чего требует от тебя Господь, Бог Твой? Того только, чтобы ты боялся Господа, Бога твоего, ходил всеми путями Его, и любил Его, и служил Господу, Богу твоему, от всего сердца твоего и от всей души твоей, чтобы соблюдать заповеди Господа и постановления Его, которые сегодня заповедую тебе, дабы тебе было хорошо" (ст. 12). Для их собственного блага, для их благополучия и для получения ими личного благословения от Господа им надлежало ходить путем Божественных заповедей Только стезя сердечного послушания ведет к истинному счастью, и благодарение Богу, этою стезею всегда могут идти души, любящие Господа. В Своем драгоценном Слове Бог даровал нам полное откровение Своих мыслей; Он дал нам и того, чего не имел Израиль, дал нам Духа Святого, обитающего в наших сердцах и открывающих нам смысл и значение этого Слова. [Он в то же время является и силой дарованной нам жизни.] Поэтому мы и ответственны пред Богом гораздо более, нежели Израиль. Мы призываемся к жизни послушания всеми способами, могущими влиять на сердце и разум.
Наше благополучие зависит от нашего послушания. В соблюдении нами заповедей милосердного нашего Отца действительно заключается "великое благо". Все Его заботы о нас, Его постоянная любовь, Его нежное попечение, Его чудные намерения по отношению к нам, - не должно ли все это крепко привязать наши сердца к Нему и утвердить наши стопы для следования по стезе сыновнего послушания Ему? Куда бы мы не обратили свой взгляд, мы всюду видим лишние доказательства Его права на любовь нашего сердца и на способности всего нашего существа, искупленного Им. И чем более, милостью Его, мы будем отвечать на Его драгоценные требования, тем светлее, тем радостнее будет наш путь. Ничего нет в этом мире благословеннее пути и удела послушной Богу души. "Велик мир у любящих закон Твой, и нет им преткновения" (Пс. 118,165). Смиренный ученик Христов, находящий пищу и питие в соблюдении воли своего Господа и Учителя обладает миром, которого люди не могут ни дать ни отнять. Этот человек может оставаться непонятым окружающими, или его могут понимать полностью превратно, могут находить его узким, прямолинейным или еще хуже: но ничто не смущает его. Одобрение Господа вознаграждает его от всех упреков, которыми готовы покрыть его люди. Он знает цену людским мыслям; для него мнения людей, что мякина, развеваемая ветром.
В последних стихах нашей главы законодатель приводит все более и более возвышенные мотивы для послушания, стараясь всячески повлиять на сердце народа. "Вот", говорит он, "у Господа, Бога твоего, небо и небеса небес, земля и все, что на ней; но только отцов твоих принял Господь и возлюбил их, и избрал нас, семя их после них, из всех народов, как ныне видишь" (ст. 14-15).
Какое дивное преимущество быть избранным и возлюбленным Владыкою неба и земли! Какая честь быть призванным служить Ему и Его слушаться! Решительно ничего нет в мире лучше и возвышеннее этого удела. Быть приближенным к Богу Всемогущему, быть названными именем Его, сделаться Его особенным народом, Его собственностью, народом Его избрания, отделенным от всех народов земли, чтобы быть служителями Иеговы и Его свидетелями, - что могло быть лучше этого, спрашиваем мы, не говоря уже, конечно, об уделе, дарованном Церкви и лично всякому верующему?
Наши преимущества, несомненно, возвышеннее этого ввиду того, что мы знаем Бога ближе, глубже, совершеннее Израиля. Мы знаем Его как Бога и Отца Господа Иисуса Христа и как Бога и Отца нашего Мы знаем Духа Святого, пребывающего в нас, изливающего любовь Божию в наши сердца и побуждающего обращаться к Господу с возгласом: "Авва, Отче!" Все это несравненно драгоценнее того, что знал или мог знать земной народ Божий; но если наши преимущества значительнее, гораздо обширнее также и Его права на наше полное и беспрекословное повиновение Богу. Всякое, обращенное к Израилю, увещание должно бы с особою силою звучать в наших сердцах, дорогие читатели; всякое наставление, предназначенное для них, должно бы с несравненно большей силою отзываться на нас. Мы вознесены на самую большую высоту, - выше этого не существует ничего.
Ни семя Авраамово на земле, ни Ангелы Божий на небе не могут говорить то, что мы произносим, или знать то, что мы знаем. Мы навеки соединены с воскресшим и прославленным Сыном Божиим. Мы можем говорить чудными словами 1 Иоан. 4,17, повторяя за Апостолом: "Поступаем в мире сем, как Он". Конечно не существует никакого преимущества, никакого звания выше этого, кроме дарованного нам обетования преображения нашего тела, души и духа в дивный Его образ; по бесконечной милости Божией, это обетование в скором времени исполнится на чадах Его (Фил. 3,21; 2 Кор. 3,18).
Но не будем забывать, что наши обязанности соразмерны с нашими преимуществами. Не будем избегать спасительного для нас слова "обязанность", говоря, что оно выражает собою понятие о законе. Совсем наоборот; трудно придумать что-либо более отдаленное от служения закону, чем обязанности, вытекающие из положения христианина пред Богом. Напрасно бояться служения закону всякий раз, как заходит речь об ответственности нашего высокого положения. Мы придерживаемся того мнения, что всякий преданный Богу христианин оценит наставления и увещания, с которыми Дух Святой обращается к нам, напоминая нам о наших обязанностях; последние всецело основываются на преимуществах, дарованных нам царственной милостью Божию во имя драгоценной крови Христа и чрез посредство Духа Святого.
Прислушаемся еще и еще к убедительным увещаниям Моисея; несмотря на умножение нашего света, наших познаний и наших преимуществ, они могут оказаться полезными для нас.
"Итак обрежьте крайнюю плоть сердца вашего, и не будьте впредь жестоковыйны. Ибо Господь, Бог ваш, есть Бог богов и Владыка владык, Бог великий, сильный и страшный, который не смотрит на лице и не берет даров, который дает суд сирот и вдов, и любит пришельца, и дает ему хлеб и одежду. Любите и вы пришельца" (ст. 16-19).
Здесь Моисей говорит не только о действиях Божиих, но и о Самом Боге, о самой сущности Его. Он Бог богов, Бог великий, сильный и страшный, но сердце Его исполнено любовью к вдове и сироте, к этим несчастным, потерявшим свою природную опору. Бог не забывает их и окружает их особенным попечением, они имеют особое право на Его любовь и покровительство. "Отец сирот и судия вдов, бог во святом Своем жилище" (Пс. 67,6). -"Истинная вдовица и одинокая надеется на Бога и пребывает в молениях и молитвах день и ночь" (1 Тим. 5,5). -"Оставь сирот твоих, - Я поддержу жизнь их, и вдовы твои пусть надеются на Мня" (Иер. 49,11).
Какие великие милости уготованы Господом для вдовы и сироты! Как нежно Господь печется о них! Сколько есть вдов, которые благодаря этому счастливее, чем когда были живы их мужья! Сколько сирот, которые окружены большим попечением, чем при жизни их родителей! Бог печется о них; этого довольно. Существуют тысячи мужей и родителей такого рода, что лучше бы совсем их не иметь; с другой стороны, Бог никогда не оставляет без Своей помощи людей, живущих в зависимости от чужих. Он всегда верен Самому Себе, каким бы именем Он Себя ни называл. Да утешит и ободрит эта мысль сердце вдовы и сироты!
Не забыт Господом и бедный пришелец. Он "любит пришельца, и дает ему хлеб и одежду". Как трогательно! Наш Господь печется обо всех, лишенных земной поддержки, человеческих надежд, людской опоры. Все эти люди могут особенно рассчитывать на Его помощь. Он, по великой любви Своей, не дает им в чем-либо нуждаться.
Но надо знать Бога, чтобы решиться довериться Ему. "Будут уповать на Тебя знающие имя Твое, потому что Ты не оставляешь ищущих Тебя, Господи" (Пс. 9,11)
Не знающие Бога охотно предпочтут Его обетованиям полицейскую охрану или государственную пенсию. Но истинно верующая душа находит в этом обетовании твердую опору, потому что знает и любит Того, Кто дал это обетование, потому что она доверяет Ему. Она радуется мысли стоять в полной зависимости от Бога, и ни за что на свете не хотела бы изменить своего положения. То, что заставляет жестоко страдать неверующего, становится источником величайшей радости для человека, живущего верой. Он всегда готов воскликнуть: "Только в Боге успокаивайся, душа моя! Ибо на Него надежда моя. Только Он твердыня моя" (Пс. 61,6). Блаженное положение! Драгоценный удел! Да познает его силою Духа Святого читатель, как Божественный дар, как чудную действительность! Тогда он будет независим от всего земного, найдя все, потребное для него в этой жизни и в вечности, в Боге живом и во Христе Его.
Отметим, что предназначает Бог для пришельца; это очень просто: "Хлеб и одежду". Но этого однако вполне достаточно для странника в сем мире, как и Апостол говорит об этом своему духовному сыну Тимофею: "Мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем и вынести из него. Имея пропитание и одежду, будем довольны тем" (1 Тим. 6,7-8)
Вникнем во все это, читатель. Какое верное средство, чтобы избавиться от суетного тщеславия и алчности! Какое чудесное освобождение от лихорадочной погони за земными благами путем торговли и денежных сделок, от корысти, овладевающей миром, в котором мы живем! Как иначе почувствовали бы мы себя, если бы довольствовались уделом, дарованным Богом пришельцу! Как спокойно и правильно потекла бы тогда наша повседневная жизнь! Насколько упростились бы наши вкусы и образ нашей жизни! Исчезла бы светская настроенность нашего ума Мы отказались бы от роскоши и любви к удобствам жизни, так часто господствующих среди христиан. Мы были бы довольны, имея пропитание и одежду, дабы быть слугами Божиими для славы Его и сделать наши тела способными к труду. Переходить границу умеренности в пище или питие значит предаваться плотским похотям, "восстающим на душу" (1 Петр. 2,11).
Как часто так называемый христианский мир переступает особенно в "питьи" границы умеренности, впадая в постыдное излишество, унизительное и пагубное для тела и для души человека! Мы не хотим проповедовать полное воздержание от употребления спиртных напитков. Зло происходит только от злоупотребления ими. Сам Апостол советует Тимофею "употреблять немного вина, ради желудка и частых его недругов" (1 Тим. 5,13) Но всякий должен пребывать в страхе Божием относительно количества употребляемых им пищи и пития. Больной может нуждаться в хорошем питании; значит ли это, что он должен чем-либо объедаться? Конечно нет: зло заключается не в предписании врача, а в жалкой алчности ненасытного сердца.
Вот в чем кроется корень зла: целебное же средство заключается в драгоценной милости Божией, которая, принося спасение всем людям, научает спасенные Богом души "целомудренно, праведно и благочестиво жить в нынешнем веке" (Тит. 2,12). Будем помнить, что "жить целомудренно" значит не только являть умеренность при употреблении пищи и пития; и это сюда, конечно, включается, но это выражение также характеризует и все состояние сердца вообще, - наши мысли, настроение, слова. Спасающая нас благодать не только говорит нам, как нам следует жить, но и научает нас этому; и если мы следуем ее указаниям, мы будем находить для себя полное удовлетворение в "части пришельца".
Интересно и в то же время поучительно видеть как Моисей ставит Самого Господа примером подражания для народа Господь "любит пришельца", говорит он; затем он продолжает: "и дает ему хлеб и одежду. Любите и вы пришельца; ибо сами были пришельцами в земле Египетской" (ст. 18-19). Им не только следовало сообразоваться с Божественным примером, находившимся пред их глазами; но они должны были также и вспоминать историю своего прошлого, вспоминать свой прежний опыт, чтобы в нем черпать любовь и сострадание по отношению к бедному пришельцу. Ставить себя в положение других и согласоваться с их нуждами - вот долг и преимущество Израиля Божия. Они должны были быть в нравственном отношении представителями Того, Чей народ они представляли собой и Чьим именем они назывались. Они должны были подражать Ему, утоляя нужды и радуя сердце сироты, вдовы и пришельца. И если таково было честное призвание земного народа Божия, насколько же более призваны к этому мы, "оживотворенные со Христом" и вознесенные на "небеса во Христе Иисусе" (Ефес. 2,4-6). Да научит нас Господь больше пребывать в общении с Ним, все глубже проникаясь Его Духом, дабы ярче отражать Его нравственную красоту в наших отношениях с окружающими!
Заключительные слова нашей главы дают нам прекрасный краткий обзор важной истины, привлекшей к себе наше внимание: "Господа, Бога твоего, бойся, и Ему одному служи, и к Нему прилепись, и Его именем клянись. Он хвала твоя, и Он Бог твой, который сделал с тобою те великие и страшные дела, какие видели глаза твои. В семидесяти душах пришли отцы твои в Египет, а ныне Господь, Бог твой, сделал тебя многочисленным, как звезды небесные" (ст. 20-22).
Все это способно влить новую бодрость в наши сердца, соединяя их с Самим Господом посредством обнаружения нами Его сущности, Его чудесных намерений и милостивых Его путей. Вот что должно наполнять нашу душу беззаветною преданностью Богу. Да поможет Господь как автору, так и читателю этой книги постоянно осуществлять это!

Глава 11

"Итак, люби Господа, Бога твоего, и соблюдай, что повелено Им соблюдать, и постановления Его и законы Его и заповеди Его во все дни. И вспомните ныне, - ибо я говорю не с сынами вашими, которые не знают и не видели наказания Господа, Бога вашего, - Его величие, Его крепкую руку и высокую мышцу Его, знамения Его и дела Его, которые Он сделал среди Египта с Фараоном, царем Египетским, и со всею землею его, и что Он сделал с войском Египетским, с конями его и колесницами его, которых Он потопил в водах Чермного моря, когда они гнались за вами; и погубил их Господь, даже до сего дня; и что Он делал для вас в пустыне, доколе вы не дошли до места сего, и что Он сделал с Дафаном и Авироном, сынами Елиава, сына Рувимова, когда земля разверзла уста свои и среди всего Израиля поглотила их, и семейства их, и шатры их, и все имущество их, которое было у них. Ибо глаза ваши видели все великие дела Господа, которые Он сделал" (ст. 1-7).
Моисей сознавал, как важно было, чтобы великие дела Иеговы всегда оставались понятными для сынов Израилевых и навеки запечатлелись в их сердцах. Жалкий человеческий ум крайне неустойчив, и сердце легкомысленно; поэтому, несмотря на все, чему Израиль был свидетелем в отношении суда Божия над Египтом и над фараоном, он легко мог забыть это; тогда изгладилось бы и впечатление, которое этот суд должен был на него произвести.
Мы склонны удивляться, что израильтяне могли забыть памятные события, связанные с их пребыванием в Египте, могли забыть факт, что их отцы, - небольшая горсть людей, - поселились там, и что, несмотря на страшные препятствия, они так сильно умножились, что, по милости Божией, сделались многочисленны, как звезды небесные.
А десять казней, постигших землю Египетскую! Поистине, они были ужасны и могли дать ясное представление о великой силе Божией и о ничтожестве человека, невзирая на всю мнимую мудрость, силу и славу его; могли доказать крайнее безумие желания человека противиться Богу Всемогущему. Что такое могущество фараона и Египта пред лицом Господа, Бога Израилева? В одно мгновение ока все было повержено в мрак погибели. Все колесницы египетские, все величие и слава, вся доблесть и сила этой древней и знаменитой земли, - все было поглощено морской пучиной.
Почему все это случилось? Потому что они дерзнули дотронуться до Израиля Божия; они дерзнули воспротивиться определенному решению и намерениям Всевышнего; они попытались смести с лица земли тех, на ком Ему было угодно сосредоточить Свое благоволение. Бог с клятвою обещал благословить потомство Авраама, и никакая сила земли или ада не могла уничтожить эту клятву. В гордости и жестокости своего сердца фараон приложил все усилия к тому, чтобы воспрепятствовать выполнению Божественных предначертаний, но это лишь привело его самого к гибели. Его страна была поражена казнями; сам он и все его сильное единство погибли в Чермном море: знаменательное предостережение для всех, кто когда-либо решится противиться желанию Иеговы даровать благословление семени Авраама, Его друга.
Народу следовало помнить не только то, что Иегова сделал с Египтом и с фараоном, но и то что Он совершил среди самого Израиля Как поучителен был пример суда, постигшего Дафана, Авирона и их семейство! Какое ужасное наказание поразило их! Поразило за что? За их сопротивление постановлениям Божиим. В повествовании, читаемом нами в Книге "Числа", левиту Корею приписывается главная роль в этом деле; здесь же, во "Второзаконии", о нем не упоминается; говорится только о двух потомках Рувиновых, членах общества Божия потому что Моисей старается повлиять на всю совокупность народа, ставя им на вид ужасные последствия неповиновения Господу двух, так сказать, заурядных членов общества, а не только обладавшего особенными преимуществами левита.
Таким образом, привлекал ли Моисей внимание израильтян к действиям Божиим по отношению к другим народам или же к действиям Иеговы по отношению к ним самим, он всегда руководился одною и тою же целью: запечатлеть в их сердце и уме глубокое чувство послушания Богу. Вот чем объяснялись все повторения, все пояснения и увещания, с которыми обращался к народу верный служитель Божий, готовясь в скором времени покинуть Израиль. Вот почему он припоминает давно совершившиеся факты из истории народа Божия, выбирая, группируя и поясняя их, выдвигая один из них вперед и упуская другие, сообразуясь в этом случае с указаниями Духа Святого: все должно было с удивительною силою и ясностью обращаться к совести народа, чтобы крепко установить право Иеговы на полное послушание с их стороны.
"Итак соблюдайте все заповеди Его, которые я заповедую вам сегодня, дабы вы укрепились, и пошли и овладели землею, в которую вы переходите, чтоб овладеть ею; и дабы вы жили много времени на той земле, которую клялся Господь отцам вашим дать им и семени их, на земле, в которой течет молоко и мед" (ст. 8-9).
Я обращаю особенное внимание читателя на полную нравственной красоты связь, существующую между двумя частями этого увещевания "Соблюдайте все заповеди Его", - "дабы вы укрепились". Всецело повинуясь Слову Божию, человек приобретает большую нравственную силу Нам хотелось бы принять в расчет некоторые из постановлений и заповедей Божиих, которые, по нашему мнению, нам подходят, и оставлять без внимания прочие; но какое право имеем мы поступать таким образом? Не доказало ли бы это нашу собственную волю, наше сопротивление Господу? Имеет ли слуга право решать, которым из приказаний своего господина он желает повиноваться? Конечно нет, всякое приказание облечено авторитетом господина и, следовательно, требует внимания слуги Мы можем еще прибавить, что, чем точнее выполнит слуга все приказания, данные ему его господином, каковы бы ни были эти приказания, тем более возрастет к нему расположение и доверие его господина. Всем нам известно, как дорого иметь слуг, заслуживающих полного нашего доверия, слуг, которые с радостью исполняют наши желания, за которыми мы не должны постоянно следить, потому что они знают и исполняют свой долг. Не должны ли и мы гореть желанием радовать сердце возлюбленного нашего Учителя полным послушанием всем заповедям Его? Невыразимо чудное преимущество даровано жалким существам, подобным нам, в возможности радовать сердце Того, Кто возлюбил нас и предал Себя за нас; и, однако, это факт, да будет хвала святому имени Его! Он благоволит к соблюдению нами Его заповедей и эта мысль должна была бы побуждать нас изучать Слово Божие, дабы все более и более познавать сущность заповедей Господних и исполнять их Вышеприведенные слова Моисея вызывают в нашей памяти воспоминание о молитве Апостола за "находящихся в Колоссах святых и верных братьев во Христе Иисусе". "Посему и мы с того дня, как о сем услышали, не перестаем молиться о вас и просить, чтобы вы исполнялись познанием воли Его, во всякой премудрости и разумении духовном, чтобы поступали достойно Бога, во всем угождая Ему, принося плод во всяком деле благом и возрастая в познании Бога, укрепляясь всякою силою по могуществу славы Его, во всяком терпении и великодушии с радостью, благодаря Бога и Отца, призвавшего нас к участию в наследии святых во свете, избавившего нас от власти тьмы и введшего в Царство возлюбленного Сына Своего, в Котором мы имеем искупление кровью Его и прощение грехов" (Кол. 1,9-14).
Давая себе отчет в разнице, существующей между земным и небесным, - между Израилем и церковью, - мы замечаем, однако, и большое сходство между словами Моисея и словами Апостола. И те и другие обнаруживают нам всю духовную красоту и все значение сердечного послушания Богу. Оно имеет большую цену в глазах Христа, и это сознание должно исполнять наши сердца желанием познавать волю Бога, дабы жить достойно Его, Дабы во всем угождать Ему, "принося плод во всяком деле благом и возрастая в познании Его". Как мы уже говорили, это сознание должно побуждать нас более тщательно изучать Слово Божие, чтобы все более и более познавать волю Господа, Его мысли, Его желания, и, с Его помощью, исполнять их. Тогда наши сердца приближались бы к Нему, и мы с большим интересом исследовали бы Писания не только для того, чтобы возрастать в познании истины, но и возрастать в познании Бога и Христа, - в глубоком, личном, существенном познании того, что сокрыто в Том, в Котором телесно живет вся полнота Божества. Да благоволит Дух Святой пробудить в нас более живое желание познавать и творить волею Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа!
Остановимся теперь на несколько минут на описании картины Обетованной земли, как ее изображает народу Моисей. Ибо земля, в которую ты идешь, чтоб овладеть ею, не такова, как земля Египетская, из которой вышли вы, где ты, посеяв семя твое, поливал ее при помощи ног твоих, как масличный сад. но земля, в которую вы переходите, чтобы овладеть ею, есть земля с горами и долинами, и от дождя небесного напоятся водою, земля, о которой Господь, Бог твой, печется; очи Господа, Бога твоего, непрестанно на ней, от начала года и до конца года! (ст. 10-12).
Какая разница между Египтом и Ханааном! Египет не орошался небесным дождем; в нем все было создано трудом руки человеческой. Не то было в земле Господней; человеку не приходилось там что-либо создавать, потому что Сам Господь заботился о ней, орошая ее дождем ранним и поздним.
Страна Египетская находилась в зависимости от своих собственных источников; страна Ханаанская зависела только от Бога, - от того, что посылалось ей с неба. "Моя река, и я создал ее для себя" (Иез. 29,3), - такова была речь Египта. "Поток Божий" - вот основание надежд Ханаана.
Псалом 64-й дает нам чудесное описание земли Господней, залитой благословениями Божиими: "Ты посещаешь землю и утоляешь жажду ее, обильно обогащаешь ее: поток Божий полон воды; Ты приготовляешь хлеб, ибо так устроил ее; напояешь борозды ее, уравниваешь глыбы ее, размягчаешь ее каплями дождя, благословляешь пристрастия ее; венчаешь лето благости Твоей, и стези Твои источают тук; источают на пустыне пажити, и холмы препоясываются радостью; луга одеваются стадами, и долины покрываются хлебом, восклицают и поют" (ст. 10-14)
Как чудесно видеть, что Сам Господь изливает такое обилие благословений на Свой народ, посылает лучи Своего солнца и живительную влагу на холмы и долины земли Израилевой! Это было Ему благоугодно и служило прославлению имени Его. Так все это и было бы, если бы Израиль пребывал в повиновении закону Господню. "Если вы будете слушать заповеди Мои, которые заповедую вам сегодня, любить Господа, Бога вашего, и служить Ему от всего сердца вашего и от всей души вашей, то дам земле вашей дождь в свое время, ранний и поздний; и ты соберешь хлеб твой и елей твой; и дам траву на поле твоем для скота твоего; и будешь есть и насыщаться" (ст. 13-15).
Ничего не было проще этого завета, этого договора между Богом Израилевым и Израилем Божиим. Израиль получал преимущество любить Иегову и служить Ему; Иегова же оставлял за Собою право благословлять Израиль и устраивать его благоденствие. Счастие и изобилие должны были явиться последствиями, несомненными последствиями послушания Богу. Народ и его земля находились в полной зависимости от Бога; все, в чем они имели нужду, должно было исходить от неба; поэтому до тех пор, что они пребывали в послушании, благотворные дожди орошали их виноградники, небеса окропляли росою землю, славившуюся плодородием и залитую благословениями Божиими.
Зато, когда, наоборот, Израиль забыл Господа и Его заповеди, Господь сделал небо, как железо, и землю как медь; бесплодие, запустение, голод и нищета - были грустными последствиями непослушания Богу. Могло ли быть иначе? "Если вы будете поступать по уставам Моим, и заповеди Мои будете хранить... то Я дам вам дожди в свое время, и земля даст произрастания свои. - Если же не послушаете Меня... наведу на вас мстительный меч в отмщение за завет" (Лев. 26,3, 4,14, 25).
В этом заключается существенное поучение для Церкви. Хотя мы и не под законом, мы призваны пребывать в послушании, и по мере того, что, милостью Божией, мы научаемся повиноваться Господу, мы получаем духовное благословение; наши души бывают напоены, освежены, укреплены Господом, и мы приносим плоды праведности, которые служат славе и похвале Бога, Иисусом Христом.
Прочтем в связи с этими размышлениями начало 15-й главы Ев. от Иоанна, на которое должно быть обращено особенное внимание всякого искреннего чада Божия. "Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец мой - виноградарь; всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода. Вы уже очищены чрез слово, которое Я проповедовал вам. Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе, так и вы, если не будете во Мне. Я есмь Лоза, а вы - ветви: кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода ибо без Меня не можете делать ничего; кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет, а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают; если пребудете во Мне, и слова Мои в вас пребудут, то, чего не пожелаете, просите, и будет вам; тем прославиться Отец Мой, если вы принесете много плода, и будете Моими учениками. Как возлюбил Меня Отец, и Я возлюбил вас; пребудьте в любви Моей; если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей, как и Я соблюл заповеди Отца Моего, и пребываю в Его любви" (ст. 1-10). Эти слова вызвали много споров, а между тем их значение необыкновенно просто и ясно. Их следует понимать в их прямом Божественном смысле: начни мы искать в них особенное, не присущее им значение, их смысл тотчас же утрачивает свою ясность, и их истинное значение ускользает от нас. Христос, истинная лоза, представляется нам в этом случае заместителем израильского народа, который превратился в очах Иеговы в отрасль чужой лозы; (Изр. 2,21). Описываемый в притче случай происходит, очевидно, на земле, а не на небе; на небе нет ни винограда, ни виноградарей. Кроме того наш Господь говорит: "Я есмь истинная Лоза". Рисуется вполне ясная картина. Изображается не Глава и ее члены, а Лоза и ее ветви. Смысл притчи так же прост, как просто и содержание ее; здесь речь идет не о жизни вечной, а о принесении плода. Если бы это всегда имелось в виду, эта притча понималась бы в ее истинном смысле. Изображение лозы и ее ветви открывает нам, что для того, чтобы приносить плоды, надо пребывать во Христе; для того же, чтобы пребывать во Христе, следует исполнять Его заповеди. "Если заповеди Мои соблюдаете, пребудьте в любви Моей, как и Я соблюл заповеди Отца Моего, и пребываю в Его любви". Это разрешает всю суть вопроса. Для того, чтобы приносить плод во время свое, необходимо пребывать в любви Христовой; и мы доказываем, что занимаем это благословенное положение, храня Его заповеди в наших сердцах и охотно исполняя их. Это не значит волноваться под влиянием своих собственных мыслей или доказывать нашу преданность Богу особенным рвением; нет, речь идет совершенно о другом, - о спокойном и святом послушании сердца нашему возлюбленному Господу, о послушании, благо-угодном Ему и прославляющем Его имя. Читатель, вникнем серьезно в смысл великого прообраза виноградной лозы и плодов, приносимых ею, и да поможет нам Господь Его понять! Этой притче часто дают превратное толкование. Следует опасаться, что многое, считаемое христианами плодами, не окажется таковым в присутствии Божием; потому что Бог не может признать плодами то, что не истекает из нашего непосредственного пребывания во Христе. Можно прославиться среди людей своею ревностью, своею деятельностью и самоотверженностью; можно пользоваться славою выдающегося проповедника, дельного работника в Божием винограднике; можно сделаться великим филантропом или реформатором, преследующим всевозможные злоупотребления и ложь, можно употребить свое состояние на христианскую благотворительность, и не принести однако ни одной кисти виноградного плода, благоугодного сердцу Отца.
С другой стороны, мы, быть может, призваны жить в неизвестности и в одиночестве: нас могут не знать ни мир, ни Церковь; мы, быть может, оставляем весьма слабый след на песках времен, но если мы пребываем во Христе, в Его любви, если мы храним Его драгоценное слово в нашем сердце и радостно повинуемся Его заповедям, тогда мы принесем плод во время свое. Отец наш будет прославлен, и мы будем возрастать в познании Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа.
В конце главы Моисей всячески старается убедить народ бодрствовать ревностно исполняя все уставы и требования Господа, Бога их. Верный служитель Божий, как истинный друг народа, не переставал увещевать его оказывать Господу послушание, в котором он видел источник счастья и благоденствия Израиля; и подобно тому, как наш Господь предостерегает Своих учеников, указывая им на суд, постигший бесплодную ветвь, так и Моисей предостерегает народ о неизбежных и ужасных последствиях непослушания.
"Берегитесь, чтобы не обольстилось сердце ваше, и вы не уклонились, и не стали служить иным богам, и не поклонились им" (ст. 16). Здесь нам указывается, каким путем человек отступает от Бога и впадает в зло. "Обольщение" сердца - вот начало уклонения от пути Божия. "Чтобы вы не уклонились", ноги следуют за сердцем; потому-то и следует тщательно оберегать свое сердце, эта твердыня нашей нравственной сути; пока сердцем хранится в повиновении Богу, враг не может причинить никакого зла; но лишь исчезает забота об охране сердца, все дело проиграно, и человек отступает от Бога. Тайное уклонение сердца от пути Божия обнаруживается и фактически: человек начинает служить и поклоняться чужим "богам".
"И тогда воспламениться гнев Господа на вас, и заключит он небо, и не будет дождя, и земля не принесет произведений своих; и вы скоро погибнете с доброй земли, которую Господь дает вам" (ст. 17). Какое бесплодие, какое запустение постигает землю, когда Бог "заключает" небо! Благотворный дождь тогда не оживляет ее, ночная роса не освежает ее поля, - прекращается всякое сообщение между небом и землей. Увы! сколько раз Израилю пришлось убедиться в ужасной действительности слов: "Он превращает реки в пустыню и источники вод - в сушу, землю плодородную - в солончатую, за нечестие живущих на ней" (Пс. 106,33-34).
Бесплодная земля и пустыня не являются ли удивительным прообразом души, утратившей общение с Богом вследствие своего неповиновения драгоценным заповедям Христовым? В этом случае душа не испытывает животворного общения с небом - она не получает благотворной влаги небесного дождя, не сознает всей драгоценности своего общения со Христом; благословенное действие Духа Святого не освежает ее; Библия становится для нее закрытой книгой; вокруг нее все темно, безотрадно и пусто. Ничего нет печальнее души в подобном состоянии. Да поможет вам Господь, дорогой читатель, никогда не испытать этого на опыте! Да научит Он нас преклонять наши уши к ревностным увещаниям, с которыми Моисей обращается к народу Израилеву! Они так удивительно назидательны, так полезны, так необходимы в наши дни холодного равнодушия и решительного повиновения Богу. Они являют нам Божественное средство врачевания от зла, восстающего в эту минуту на Церковь Божию; это критическая и более важная, чем мы думаем, минута.
"Итак, положите сии слова Мои в сердце ваше и в душу вашу, и навяжите их в знак на руку свою, и да будут они повязкою над главами вашими. И учите им сыновей своих, говоря о них, когда ты сидишь в доме твоем, и когда идешь дорогою, и когда ложишься, и когда встаешь. И напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих, дабы столько же много было дней ваших и дней детей ваших на той земле, которую Господь клялся дать отцам вашим, сколь дней небо будет над землею" (ст. 18-21).
Блаженные дни! Как жаждало сердце Моисея, чтобы народ пережил много подобных дней! Поставленные им условия были необыкновенно просты. Им не приходилось подвергаться какому-либо тяжкому игу, - им давалось лишь чудное преимущество хранить заповеди Господа, Бога их, в сердцах своих, и жить в чистой атмосфере Его святого Слова. От этого зависело все. Все благословения земли Ханаанской, - этой "доброй" земли, текущей молоком и медом, земли, на которой всегда с нежною заботливостью покоились вежды Иеговы, - все ее драгоценные плоды, все ее редкие преимущества должны были сделаться вечным достоянием при соблюдении ими единого и простого условия - послушания слову Бога их завета.
"Ибо если вы будете соблюдать все заповеди сии, которые заповедую вам исполнить, будете любить Господа, Бога вашего, ходить всеми путями Его и прилепляться к Нему, то изгонит Господь все народы сии от лица вашего; и вы овладеете народами, которые больше и сильнее вас" (ст. 22-23). Верная и полная победа, одним словом, ожидала их в этом случае; истребление всех их врагов, уничтожение всех препятствий на их пути и победоносное вступление в Обетованную землю, - все это их ожидало при условии сердечного повиновения самым драгоценным из когда-либо существовавших уставов и заповедей, - уставов и заповедей, в которых звучал голос их Избавителя, обращенный к их сердцу.
"Всякое место, на которое ступит нога ваша, будет ваше; от пустыни и Ливана, от реки, реки Евфрата, даже до моря западного будут пределы ваши. Никто не устоит против вас: Господь, Бог ваш, наведет страх и трепет пред вами на всякую землю, на которую вы вступите, как Он говорил вам" (ст. 24-25).
Вот в чем заключалась Божественная сторона вопроса. Пред ними расстилалась вся земля со всеми северными и южными, восточными и западными своими пределами; им следовало овладеть ею как полученным от Бога даром; им надлежало лишь с верой и упованием на Бога вступить своею ногою в чудное наследие, усмотренное для них царственною благодатью. Исполнение всего этого мы видим в Книге Иисуса Навина, в 11-й главе, где мы читаем: "Таким образом взял Иисус всю землю, как говорил Господь Моисею, и отдал ее Иисус в удел Израильтянам, по разделению между коленами их. И успокоилась земля от войны" (ст. 23).
Но, существовала, увы! и человеческая сторона вопроса. Владение Ханааном, обещанное Иеговой и осуществленное верою Иисусом Навином [Иисус Навин верою овладел всею землею, и он не мог не сделать этого Что же касается фактического владения землею, 1-ый стих 13-ой главы показывает, что "земли брать в наследие оставалось еще очень много".] - это одно; другое дело - фактическое владение Израиля Ханааном. Этим объясняется большая разница, существующая между Книгою Иисуса Навина и Книгою Судей. В первой мы видим непогрешимую верность Господа относительно Его обетования; во второй становимся очевидцами плачевной неверности Израиля Богу с самого начала их вступления в землю. Бог свидетельствовал им Своим словом, что никто не в силах будет устоять пред ними; и действительно, меч Иисуса Навина, являющегося прообразом великого Совершителя нашего спасения (Евр. 12,2), до последней черты исполнил это обетование. Но Книга Судей повествует нам, что Израиль не оказался способным ни изгнать врага, ни овладеть Божественным наследием во всем его царственном великолепии.
Что же? Изменилось ли от этого Божие обетование? Нет, обнаружилась только полная несостоятельность человека. В "Галгале" победоносное знамя развивалось над двенадцатью коленами с непобедимым вождем во главе. В "Бохиме" народ оплакивает свое плачевное поражение.
Два этих факта всегда встречаются в Божественной Книге; понять их весьма нетрудно. Человек не умеет подняться на высоту Божественного откровения и овладеть тем, что дарует ему благодать. Это подтверждается историей Церкви, равно как и историею Израиля. Подобно Ветхому Завету, Новый Завет также имеет своих "судей" и своего "Иисуса Навина".
То же мы видим и в истории отдельных лиц, членов Церкви. Где тот христианин, жизнь которого достигает уровня даруемых ему духовных преимуществ? Где то чадо Божие, которое может не оплакивать, как оно, в сущности, мало способно оценить великие и святые преимущества призвания, которым призвал его Господь? Но это не уничтожает истины Божией. Слово Господне пребывает чистым и неизменным вовек. Подобно тому, как Израиль видел пред собою Обетованную землю на всем ее протяжении и во всей ее красе, как он, кроме того, имел возможность рассчитывать на верность и все могущество Божие, которые могли ввести их туда и дать им силу овладеть землею, так и мы "благословлены во Христе всяким духовным благословением в небесах"; нет предела преимуществам, связанным с нашим положением, и мы пользуемся ими ровно столько, насколько вера дает нам возможность овладеть всем, что, по неизреченной милости Своей, Христос сделал нашей собственностью.
Не будем никогда забывать, что христианину дано преимущество жить на уровне дарованных ему Божиих откровений. Нет никакого извинения для жизни рассеянной, для жизни поверхностной. Мы не имеем права говорить, что не можем осуществить полноту нашего предела во Христе, что знамя поднято слишком высоко, преимущества слишком обширны, что мы не можем надеяться воспользоваться столь чудесными благословениями при нашем нынешнем несовершенстве.
Все это ничто иное, как неверие, и должно почитаться неверием всяким истинным христианином. Весь вопрос в том: даровала ли нам эти преимущества благодать Божия? Дала ли на них право смерть Христова? Возвестил ли Дух Святой, что они составляют удел самого слабого члена тела Христова? Если это так, - а Писание это утверждает, - почему мы не можем воспользоваться ими? Со стороны Божией препятствий нет. Сердце Господа исполнено желания дать нам осуществить полноту нашего удела во Христе. Вслушаемся в горячие пожелания, которые Апостол обращает к святым, живущим в Ефесе, и ко всем верующим вообще. "Посему и я, услышав о вашей вере во Христа Иисуса и о любви ко всем святым, непрестанно благодарю за вас Бога, вспоминая о вас в молитвах моих, чтобы Бог Господа нашего Иисуса Христа, Отец славы, дал вам Духа премудрости и откровения к познанию Его, и просветил очи сердца вашего, дабы вы познали, в чем состоит надежда призвания Его, и какое богатство славного наследия Его для святых, и как безмерно величие могущества Его в нас, верующих по действию державной силы Его, которою Он воздействовал во Христе, воскресив Его из мертвых и посадив одесную Себя на небесах, превыше всякого начальства и власти, и силы, и господства, и всякого имени, именуемого не только в сем веке, но и в будущем, и все покорил под ноги Его, и поставил Его выше всего, главою Церкви, которая есть тело Его, полнота наполняющего все во всем" (Ефес. 1,15-23).
Эта дивная молитва показывает нам, жаждет Дух Святой дать нам понять положение и воспользоваться славными преимуществами истинного удела христианина. Драгоценною Божественною силою Своею Он желал бы держать наши сердца на этой высоте; но, увы! подобно Израилю, мы огорчаем Его нашим преступным неверием, лишая наши собственные души неисчислимых Божиих благословений.
Несмотря на это, Бог всякой благодати, Отец славы, Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, исполнит всякую мельчайшую подробность Своего драгоценного слова как по отношению к земному, так и по отношению к небесному Своему народу. Израиль испытает на себе всю полноту благословений, обещанных ему вечным заветом. Церковь же будет вкушать чудные плоды всего богатства, уготованного ей во Христе вечной любви Господа и предначертаниями Божиими. Кроме того, Утешитель может и жаждет дать всякой верующей душе жить надеждою славного призвания Божия и жизненной силой этой надежды, дабы отвратить сердце от благ сего мира и отделить его для святого служения Богу.
Да поможет нам Господь более горячо желать полного осуществления всего этого, и да научит Он нас нашею жизнью более уподобляться тем, которые нашли свой удел и свой покой во Христе воскресшем и прославленном! Да совершит это, по бесконечной любви Своей, Господь во имя и во славу Сына Своего Иисуса Христа! Последние стихи нашей главы являются заключительными стихами первой части Книги "Второзаконие". Она состоит, как читатель уже имел случай в этом убедиться, в целом ряде речей, обращенных Моисеем к обществу Божию. Последние увещания, полностью согласуясь со всеми остальными, выдвигают вперед необходимость послушания Богу, - вопрос, к которому не перестает возвращаться служитель Божий в своих трогательных прощальных речах к народу.
"Вот, Я предлагаю вам сегодня благословение и проклятие: благословение, если послушаете заповедей Господа, Бога вашего, которые я заповедую вам сегодня, а проклятие, если не послушаете заповедей Господа, Бога вашего, и уклонитесь от пути, который заповедую вам сегодня, и пойдете вслед богов иных, которых вы не знаете. Когда введет тебя Господь, Бог твой, в ту землю, в которую ты идешь, чтобы овладеть ею, тогда произнеси благословение на горе Гаризим, а проклятие на горе Гевал. Вот, он за Иорданом, по дороге к захождению солнца, в земле Хананеев, живущих на равнине, против Галгала, близ дубравы Море. Ибо вы переходите Иордан, чтобы пойти овладеть землею, которую Господь, Бог ваш, дает вам, и овладеете ею, и будете жить на ней. Итак старайтесь соблюдать все постановления и законы Его, которые предлагаю я вам сегодня" (ст. 26-32).
Здесь вкратце изложена вся суть первой части этой Книги. Благословение связано с послушанием, проклятие - с непослушанием. Гора Гаризим стоит против горы Гевал, - прообразы плодородия и бесплодности. - Дойдя до 27-ой главы, мы увидим, что гора Гаризим и связанные с ней благословения позабыты; проклятия горе Геваль поражают слух Израиля на горе же Гаризим царит грозное молчание. "Все, утверждающиеся на делах закона, находятся под клятвою" (Гал. 3,10). Благословение Авраамово может снизойти лишь на стоящих на почве веры. Но этот вопрос будет подробнее рассмотрен нами впоследствии.