Книга водительства
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 1.100+ магазинах используют уже более 4.000.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Б. Я. Шмидт

Книга водительства


История Иосифа

Комментарии к книге БЫТИЕ. Часть IV.


Оглавление

ПРЕДИСЛОВИЕ
ВОДИТЕЛЬСТВО КАК БОЖИЙ ПЛАН В ИСТОРИИ МИРА
ВОДИТЕЛЬСТВО КАК БОЖИЙ ПЛАН В ИСТОРИИ СПАСЕНИЯ
I. ВОДИТЕЛЬСТВО КАК КРЕСТ
ПЛОТСКИЕ ПРЕСЛЕДУЮТ ДУХОВНЫХ
БОГОСЛОВСКОЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ
ВИНА И ПОЗОР ВНУТРИ ИЗБРАННОГО НАРОДА. ПАДЕНИЕ ИУДЫ
ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ДЕТЕЙ БОЖЬИХ
БОГОСЛОВСКОЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ
ИОСИФ В УНИЖЕНИИ
ВОЗВЫШЕНИЕ ИОСИФА
БОГОСЛОВСКОЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ
БИБЛЕЙСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ
II. ВОДИТЕЛЬСТВО КАК ПОПЕЧЕНИЕ О ДУШЕ
ПЕРВАЯ ПЛАВИЛЬНЯ
ВТОРАЯ ПЛАВИЛЬНЯ
ТРЕТЬЯ ПЛАВИЛЬНЯ
ЧЕТВЕРТАЯ ПЛАВИЛЬНЯ
ЦЕЛЬ БОЖЬЕГО ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА
БОГОСЛОВСКОЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ
БИБЛЕЙСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ
III. ВОДИТЕЛЬСТВО КАК ОБЕСПЕЧЕНИЕ В ЧУЖОЙ СТРАНЕ
ИЗ РОДИНЫ В СТРАНУ СКИТАНИЯ
СОХРАНЕНИЕ НАРОДА БОЖЬЕГО В ЧУЖОЙ СТРАНЕ
БОГ СОХРАНЯЕТ ЕГИПЕТ РАДИ ИЗРАИЛЯ
ИАКОВ ПОМНИТ ЗЕМЛЮ ОБЕТОВАНИЯ
БОГОСЛОВСКОЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ
БИБЛЕЙСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ
IV. ВОДИТЕЛЬСТВО КАК ПЛАН БЛАГОСЛОВЕНГИЯ
БОЖИЙ ПЛАН БЛАГОСЛОВЕНИЯ В РАМКАХ ИСТОРИИ ИЗРАИЛЯ
БЛАГОСЛОВЕНИЕ СЫНОВЕЙ ИАКОВА И ИСТОРИЯ СПАСЕНИЯ
Благословение Авраама на Иосифе и Вениамине
ПЛАН БОЖЬЕГО БЛАГОСЛОВЕНИЯ
БОГОСЛОВСКОЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ
БИБЛЕЙСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

История Иосифа является продолжением темы страдания, с которой мы познакомились в предыдущей книге, в последней части истории Иакова. В начале истории Иосифа страдания нарастают и усиливаются. Создается впечатление, будто вся жизнь Израиля (а вместе с ней и весь Божий план спасения) наполнена бессмысленными страданиями, заканчивающимися смертью. Но во всем этом хаосе страстей, переживаний, планов и страданий, кажущихся на первый взгляд бесцельными, открывается нашему взору невидимая, но могущественная рука великого Бога, принявшего на Себя руководство человеком.
Это руководство раскрывается в дальнейшем в четырех направлениях:
как крест, то есть как целенаправленный путь сквозь бессмысленность, вражду и уничижение к высоте;
как душепопечение, ведущее через очищение к встрече с Богом;
как охрана и забота, посредством чего Бог обеспечивает Свой народ всем необходимым;
как избавление, то есть окончательное спасение в Примирителе, Которому принадлежит покорность народов.
В личности обещанного Богом Примирителя разрешаются все проблемы, затронутые в книге Бытие. Проклятие, которое мы встречали в "Книге начал", сменяется благословением, так как обетования, данные Аврааму, исполняются в Примирителе. Лишь благодаря Ему возможна победа в борьбе, охватившей некогда всю жизнь Иакова. Наконец, Он является Альфой и Омегой в исполнении Божьего плана спасения как в целом, так и в жизни отдельных людей. Этот план Бог осуществляет в водительстве, как это видно из истории Иосифа.
В личности Иисуса Христа сконцентрированы все обетования Божьи, в Нем они "да" и "аминь" (2Кор.1:20). Ветхий Завет многократно свидетельствует о Христе и содержит очень много пророчеств, указывающих на Него. Он представляет нам целый ряд людей веры - мужей, бывших прообразами Иисуса Христа. Это Моисей, Авраам, Иосиф, Давид и др.
Особенно многообразно Христос виден в истории Иосифа. Здесь так же, как и в истории Иакова, видно, что греховность и низость людей бессильны помешать исполнению Божьего плана. Напротив, на этом темном фоне отчетливей видна красота Божьего водительства. Он в Своем всеведении уже в начале видит конец, а конец Его плана - всегда победа, удача и благословение. Становится очевидным, что человек может и не замечать высшего руководства в судьбах отдельных личностей, или какой-либо семьи, или же целого народа, в то время, как Бог суверенно и целенаправленно приводит в исполнение Свой план спасения.
"Книгу водительства" разделим на четыре темы:
I. Водительство как крест (37:2 - 41 гл.).
II. Водительство как попечение о душе (42 - 45 гл.).
III. Водительство как обеспечение в чужой стране (46 - 47 гл.).
IV. Водительство как план благословения (48 - 50 гл.).

ВОДИТЕЛЬСТВО КАК БОЖИЙ ПЛАН В ИСТОРИИ МИРА
Быт. 36 гл.

Родословие Исава
Тридцать шестая глава - это описание развития истории народов в течение нескольких столетий. Можно предполагать, что у автора книги была определенная цель, когда он писал родословие. Это не просто перечисление имен. Здесь можно проследить определенные линии, которые имеют большое значение для понимания истории мира.
Некоторые исследователи Библии утверждают, что родословие Исава помещено здесь по причине его родства с Иаковом. Но не будем забывать, что Господь из-за враждебности Исава к Израилю не благоволил к Исаву и его потомкам (Мал.1:3-4). Конечно, родство с Иаковом - не повод для помещения родословной Исава на страницах Библии. Понять истинную причину можно, лишь приняв во внимание композицию первой книги Моисея. Здесь можно отметить такую закономерность: перед описанием истории Авраама помещено родословие его предков (11:10-30), перед историей Исаака - родословие потомков Измаила (25:12-18). Описанию жизни Иакова и его семьи после их возвращения в землю ханаанскую предшествует родословие Едома, или Исава. Это говорит о том, что Бог желал иметь дело не только с иудеями, но и с другими народами.
Через Священное Писание Бог открыл план спасения для всех людей. Однако о линии спасения говорится со всеми подробностями, в то время как линия народов представлена только перечислением имен. Очевидно, это связано с тем, что обетование все же принадлежит Израилю, а не Исаву. По словам одного из старейших толкователей, Исав представлен здесь не столько ближайшим родственником Иакова, сколько отсеченной от хорошей маслины ветвью. Бог проявляет интерес не только к Своему избранному народу, но также к "отсеченным ветвям маслины" и ко всем языческим народам. Можно предполагать, что как избранный народ Божий, так и все остальные народы находятся не только под водительством Бога, но и на Его попечении.
Из Писаний мы знаем, что водительство над другими народами, в отличие от народа Божьего, совершается в несколько иной форме. Их жизненным правилом является непослушание и самовосхваление. Они, забывая заповеди Божьи, не радея о них, переходят в язычество, хотя, как Исав, имеют самые тесные, даже родственные связи с представителями линии спасения, с людьми, которые живут верой и послушанием и находятся под водительством Божьим. А тем, кто живет верой, принадлежат благословения и обетования.
Разное отношение людей к вере и послушанию Богу приводит к разделению и отделению друг от друга. Так Бог в свое время отделил путь Измаила от пути Исаака: "...Ибо не наследует сын рабыни сей с сыном моим Исааком" (21:10-14), так Он отделяет и путь Исава от пути Иакова, то есть Исав не имеет права на наследство и лишен обетовании. В родословии Исава это разделение подчеркивается тем, что он поселился на горе Сеир, тогда как Иакову дана ханаанская земля.
Дальнейшее развитие истории Исава несколько удивительно. Отделившись от Иакова, Исав не терпит нужды, не попадает в рабство, чего можно было ожидать. Напротив, среди потомков Исава появляются старейшины и цари. Это говорит о том, что у Исава были княжества и царства в то время, когда Израиль еще не обладал своей землей, еще не был ее хозяином. Первых своих царей Израиль получил спустя многие столетия.
Таким образом, получается, что развитие отсеченных от хорошей маслины ветвей опережает развитие самой маслины. Это связано с тем, что все великое мира, нашед вдали от Бога благодатную почву для самоутверждения, растет и развивается гораздо быстрее, нежели духовное. Плотское часто процветает само собой, в то время как духовное нужно выращивать.
Самоутверждение - лейтмотив истории народов, подъем на высоту земного величия и власти - закон ее развития. Измаил, как и Исав, стал самостоятельным народом намного раньше Израиля.
Итак, царство и власть к Исаву пришли раньше, чем к народу Божьему. Но царственная власть последнего стала больше и могущественнее. Царства мира будут сокрушены Царством Божьим, ибо придет Тот, о Котором пророчествовал Давид: "Я помазал Царя Моего над Сионом, святою горою Моею" (Пс.2:6). Прежде чем установить Свое Царство на земле, Он разрушит все земные царства, как сказано у Даниила: "Ты видел его [истукан], доколе камень не оторвался от горы без содействия рук, ударил в истукан, в железные и глиняные ноги его, и разбил их" (Дан.2:34). Вот конечная цель владычества Божьего над историей мира.

ВОДИТЕЛЬСТВО КАК БОЖИЙ ПЛАН В ИСТОРИИ СПАСЕНИЯ
Быт.37 - 50 гл.

"Иаков жил в земле странствования отца своего, в земле Ханаанской. Вот житие Иакова" (37:1-2).
Эти два предложения являются и темой, и заглавием к истории Иосифа. В первом предложении говорится об отцах, которым принадлежали обетования, хотя еще и не исполнившиеся. Между обетованиями и действительностью еще существовала напряженность. Земля ханаанская еще не принадлежала потомкам Авраама, она стала их собственностью спустя много столетий. За вторым предложением стоит рассказ о том, в каких условиях протекала жизнь Иакова и как образовался великий израильский народ. Это произошло в Египте, куда Иосиф был послан Богом заранее, по провидению.
Жизнь Иосифа невозможно отделить от жизни Иакова. На самом деле история Иосифа - это продолжение великой борьбы Иакова. Ищущие решения проблемы напряженности в жизни веры могут найти ответ в истории Иосифа. Здесь открывается красота водительства Божьего и смысл страданий. Познание водительства Божьего приносит человеку глубокий покой и удовлетворение.

I
ВОДИТЕЛЬСТВО КАК КРЕСТ
Быт.37:2 - 41:57

Уверовавшие во Христа и получившие прощение грехов становятся участниками креста Христова. Это значит, что они "распяли плоть со страстями и похотями" (Гал.5:24). Смерть ветхой природы - это суть одной стороны креста, о чем говорилось в комментариях к первой части книги Бытие, в "Книге начал". С другой же стороны, крест - это страдания. Уверовавшие должны быть готовы ради истины и преданности своему Искупителю переносить преследования и позор, как сказал Христос, шедший путем страданий: "Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною" (Матф.16:24). Хорошо сказал об этом Апостол Павел: "Желающие хвалиться по плоти принуждают вас обрезываться только для того, чтобы не быть гонимыми за крест Христов" (Гал.6:12). Стало быть, за крест Христов существуют гонения, преследования и страдания. Именно эта сторона креста видна в первой части истории Иосифа.

ПЛОТСКИЕ ПРЕСЛЕДУЮТ ДУХОВНЫХ
Быт.37:2 - 36

Причина конфликта
"Иосиф, семнадцати лет, пас скот вместе с братьями своими, будучи отроком, с сыновьями Баллы и с сыновьями Зелфы, жен отца своего. И доводил Иосиф худые о них слухи до отца их. Израиль любил Иосифа более всех сыновей своих, потому что он был сын старости его; и сделал ему разноцветную одежду. И увидели братья его, что отец их любит его более всех братьев его; и возненавидели его, и не могли говорить с ним дружелюбно. И видел Иосиф сон, и рассказал братьям своим: и они возненавидели его еще более. Он сказал им: выслушайте сон, который я видел: вот мы вяжем снопы посреди поля; и вот, мой сноп встал, и стал прямо; и вот, ваши снопы стали кругом, и поклонились моему снопу. И сказали ему братья его: неужели ты будешь царствовать над нами? неужели будешь владеть нами? И возненавидели его еще более за сны его и за слова его. И видел он еще другой сон, и рассказал его братьям своим, говоря: вот, я видел еще сон: вот, солнце, и луна, и одиннадцать звезд поклоняются мне. И он рассказал отцу своему и братьям своим; и побранил его отец его, и сказал ему: что это за сон, который ты видел? неужели я, и твоя мать, и твои братья придем поклониться тебе до земли? Братья его досадовали на него; а отец его заметил это слово" (37:2-11).
Взаимоотношения между членами семьи Иакова создавали условия для созревания конфликта. "Израиль любил Иосифа более всех сыновей своих... и сделал ему разноцветную одежду". Эти слова говорят о положении семнадцатилетнего юноши в семье, так он жил среди своих братьев. Здесь отчетливо видна разобщенность семьи Иакова. Трудности возникали в первую очередь из-за того, что Иосиф был любимым сыном от любимой жены. Это было предпосылкой серьезных осложнений, которые привели к величайшей семейной драме.
Иосиф доносил отцу, чем занимаются его братья втайне. У них, очевидно, была оскверненная совесть, и они не могли простить Иосифу то, что он делал, хотя он говорил правду. "И возненавидели его, и не могли говорить с ним дружелюбно". Такими словами Писание раскрывает мотив действующих лиц, который и определяет их позицию.
Необходимо обратить внимание, что не только братья виноваты в возникновении конфликта. Действия отца тоже не подлежат оправданию. Иаков любит Иосифа, потому что он - сын его старости, сын любимой жены. Это можно понять. Но то, что он предпочитал Иосифа остальным сыновьям, что одел его в разноцветную одежду и оказывал ему особое внимание,- был его минус, и это не могло не вызвать зависти и даже озлобления у остальных сыновей. Неприязнь в сердце братьев возросла до сознательной ненависти, которая не только съедала их внутри, но и выходила наружу, проявлялась в делах. Они уже не могли даже говорить с ним дружелюбно.
Катастрофа была вызвана не только неправильными взаимоотношениями в семье. Столкновение между братьями произошло после того, как Иосиф получил откровение от Бога, имеющего особые замыслы о судьбе Иосифа. Божьи замыслы открылись в снах. Это были пророческие видения.
Первый раз Иосиф видел, что одиннадцать снопов, образовав круг, поклонились его снопу. Второй раз он видел, что солнце, луна и одиннадцать звезд поклонились ему. Он рассказал этот сон отцу своему и братьям. Комментарии, как говорится, излишни.
После каждого сна обстановка в семье все более обострялась. Братья и раньше не могли разговаривать с Иосифом дружелюбно, а после первого сна возненавидели его еще больше. После второго сна братья досадовали на Иосифа, а отец бранил его. Однако, рассказывая свои таинственные сны, Иосиф должен был пророчески возвестить о Божьем промысле в отношении семьи Иакова.
К пророческим высказываниям Иосифа родные относятся по-разному. Реакция братьев однозначна - они возмутились, потому что один из них возвышен Богом якобы для того, чтобы лишить их самостоятельности. Совсем не такая позиция отца. Он хотя и побранил сына, в то же время слова, сказанные им, сохранил в своем сердце.
Итак, мы подошли к главной теме в истории Иосифа - водительство Божье и отношение человека к нему. Здесь возможны две позиции - или возмущение, или подчинение и отдача себя Тому, Кто все направляет Своей рукой. Истинная причина отвержения человека кроется не в его ошибках, а в противодействии Божьему водительству.

Перед конфликтом
"Братья его пошли пасти скот отца своего в Сихем. И сказал Израиль Иосифу: братья твои не пасут ли в Сихеме? пойди, я пошлю тебя к ним. Он отвечал ему: вот я. И сказал ему: пойди, посмотри, здоровы ли братья твои и цел ли скот, и принеси мне ответ. И послал его из долины Хевронской; и он пришел в Сихем. И нашел его некто блуждающим в поле, и спросил его тот человек, говоря: чего ты ищешь? Он сказал: я ищу братьев моих; скажи мне, где они пасут? И сказал тот человек: они ушли отсюда; ибо я слышал, как они говорили: "пойдем в Дофан". И пошел Иосиф за братьями своими, и нашел их в Дофане" (37:12-17).
Какой контраст! Братья не могли дружелюбно разговаривать с Иосифом, а он по поручению отца идет, чтобы позаботиться об их благополучии! Красота верности и любви Иосифа еще больше обнаружилась на сихемских полях. Братья уже ушли оттуда, но Иосиф не успокоился, он искал их до тех пор, пока сам не заблудился. Встретив незнакомого человека, он сказал ему: "Я ищу братьев моих". Эти слова говорят о ревности и старании Иосифа во что бы то ни стало найти братьев. Он не знал, что, ища их, идет навстречу роковому часу в своей судьбе. Несмотря на добрые намерения, Иосиф в глазах братьев стал опасным.
Иосиф попадает в руки братьев, и этому способствует три фактора: забота отца о благополучии сыновей (они пасли в Сихеме, месте несчастья, случившегося с Диной), послушание Иосифа, отдавшего себя в распоряжение отца, и его верность - он довел порученное дело до конца, забота отца стала его заботой.

Решение принято
"И увидели они его издали, и прежде нежели он приблизился к ним, стали умышлять против него, чтобы убить его, И сказали друг другу: вот, идет сновидец; пойдем теперь, и убьем его, и бросим его в какой-нибудь ров, и скажем, что хищный зверь съел его; и увидим, что будет из его снов. И услышал сие Рувим и избавил его от рук их, сказав: не убьем его. И сказал им Рувим: не проливайте крови; бросьте его в ров, который в пустыне, а руки не налагайте на него. Сие говорил он, чтобы избавить его от рук их и возвратить его к отцу его. Когда Иосиф пришел к братьям своим, они сняли с Иосифа одежду его, одежду разноцветную, которая была на нем, и взяли его и бросили его в ров; ров же тот был пуст; воды в нем не было. И сели они есть хлеб, и, взглянув, увидели, вот, идет из Галаада караван Измаильтян, и верблюды их несут стираксу, бальзам и ладан: идут они отвезти это в Египет. И сказал Иуда братьям своим: что пользы, если мы убьем брата нашего и скроем кровь его? Пойдем, продадим его Измаильтянам, а руки наши да не будут на нем; ибо он брат наш, плоть наша. Братья его послушались, И, когда проходили купцы Мадиамские, вытащили Иосифа изо рва, и продали Иосифа Измаильтянам за двадцать Серебреников; а они отвели Иосифа в Египет" (37:8-28).
Как только братья увидели Иосифа, они тут же стали думать об убийстве. Свои действия они объясняли очень коротко: убьем и посмотрим, что будет из его снов. Братьев Иосифа беспокоил Божий план, потому что он касался их. Почему это они должны поклоняться Иосифу? Им не нравилось будущее, намеченное для них Богом. По этой причине они решили убить Иосифа и вместе с ним аннулировать Божий план.
Чтобы отвести от себя все подозрения, братья спланировали замести следы преступления - скажем, что зверь растерзал его. Цель этого великого злодеяния - не допустить исполнения снов Иосифа.
Рувим, как первородный, чувствует на себе ответственность, но у него не хватает мужества отстоять правду до конца. Он не отважился плыть против течения и, чтобы выиграть время, избрал путь дипломатии. Он предложил братьям компромисс: лучше бросить Иосифа в ров. У Рувима было намерение спасти брата и возвратить отцу, но он об этом умолчал.
Хотя братья послушались и бросили ничего не подозревающего Иосифа в ров, путь, избранный Рувимом, оказался несостоятельным. Это произошло, во-первых, потому, что в своем важном деле он остался одиноким. Это очень характерно для людей, занимающих половинчатую позицию. Они желают защищать справедливость, но боятся объявить об этом открыто, чтобы не остаться одинокими. Но именно из-за страха остаться одинокими они лишают себя союзников. Если бы Рувим открыто и решительно вступился за брата, то, возможно, Иуда присоединился бы к нему. Рувим просчитался и потерял возможность спасти Иосифа, потому что тот, кто ступает на хитро придуманный, компромиссный путь, обязательно придет к тому, чего страстно желал избежать.
В то время как Иосиф страдал на дне рва, братья беззаботно сели есть. Эта картина жестокости и бессердечности показывает, на что способен человек, давший в своем сердце место хищной зависти.
Когда братья увидели караван измаильтян, идущий из Галаада, их намерение изменилось благодаря Иуде. Он предложил продать Иосифа в рабство, чтобы избежать убийства. Речь Иуды говорит о некоторой рассудительности, но полна и демагогии. Вначале он раскрывает перед братьями бесполезность тайного братоубийства, апеллируя к их разуму, потом указывает на прямую материальную выгоду, обращаясь к их корыстным страстям, и, наконец, предупреждает их о братоубийстве, взывая к остатку совести. Перед такими вескими аргументами братья пасуют и соглашаются с Иудой.
Братья пошли на компромисс и, кажется, все получили от этого какую-то выгоду: Иосиф остался жив, сами братья избавились от крови братоубийства и получили деньги, купцы дешево купили раба (обычно раб стоил тридцать серебреников). Но что ожидало Иосифа в результате такого компромиссного решения? - Над его головой собрались тучи одиночества, унижения, бесправия и безнадежности. Потеряна родина и свобода. Родные братья продали его язычникам! Для купцов же Иосиф был всего-навсего товаром, который можно продать в Египте.
На первый взгляд противление людей, выразившееся в борьбе их намерений против Божьего плана, достигло цели. Но Божий план в отношении Иосифа и его братьев не был сорван. Чудо Божьего водительства привело к тому, что случай, почитаемый людьми концом пророчеств Иосифа, стал началом их исполнения. Уничижение и рабство стало первой ступенью к славе. Удивительно, но Божий план был осуществлен именно с помощью противления и противодействия людей.

Скорбь и сокрушение Иакова
"Рувим же пришел опять ко рву; и вот, нет Иосифа во рве. И разодрал он одежды свои, и возвратился к братьям своим, и сказал: отрока нет, а я, куда я денусь? И взяли одежду Иосифа, и закололи козла, и вымарали одежду кровью; и послали разноцветную одежду, и доставили к отцу своему, и сказали: мы это нашли; посмотри, сына ли твоего эта одежда, или нет. Он узнал ее, и сказал: это одежда сына моего; хищный зверь съел его; верно, растерзан Иосиф. И разодрал Иаков одежды свои, и возложил вретище на чресла свои, и оплакивал сына своего многие дни. И собрались все сыновья его и все дочери его, чтобы утешить его; но он не хотел утешиться, и сказал: с печалию сойду к сыну моему в преисподнюю. Так оплакивал его отец его. Мадианитяне же продали его в Египте Потифару, царедворцу фараонову, начальнику телохранителей" (37:29-36).
Рувим в отчаянии. Глядя в пустой ров, он не в силах понять, что пустой ров - это доказательство того, что Иосиф жив. Рувим видел, что его обнадеживающий план сорван, Иосиф погиб. Чувствуя на себе ответственность за все это и вместе с тем вину, Рувим разодрал свою одежду.
Мы видим образ человека, стоящего перед суровой действительностью, который не может увидеть во всем происшедшем руки Божьей. Рувим в отчаянии.
Вина братьев, ступивших на греховный путь, увеличивается. С наглой деловитостью они изготовили вещественное доказательство, которое должно свидетельствовать об их невиновности, и отослали отцу. Они лишили Иакова последней надежды на то, что его сын жив. Для чего они так поступили? - Только для того, чтобы самим показаться чистыми в этом деле. Может, они и сами хотели успокоиться тем, что план Божий, вместе со снами Иосифа, перечеркнут? Если Иосиф в действительности и не умер, он все же удален из их жизни, люди поверят в его смерть и пророческие сны не исполнятся!
Доказательство смерти Иосифа, которое приводят братья, настолько убедительно, что нет необходимости что-либо добавлять. Они предоставляют престарелому отцу возможность самому сделать вывод.
Иаков имеет вещественное доказательство, которое без всякого сомнения говорит о том, что все надежды рухнули. Из груди страдающего отца вырывается отчаяние: "Хищный зверь съел его; верно, растерзан Иосиф". Утешение детей Иакова безуспешно.
Отрывок заканчивается контрастной картиной: на переднем плане - отец, скорбящий о своем сыне, на заднем - купцы, безжалостно продающие Иосифа на рынке Египта; на переднем плане - отчаянный взор отца в преисподнюю, на заднем - Божий план спасения, который уже в действии. Это план спасения Иосифа и его братьев, а также Израиля, Египта и, наконец, план спасения всего мира.

БОГОСЛОВСКОЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ

Исследуя тридцать седьмую главу, необходимо иметь в виду историю Иакова. Здесь можно рассмотреть тревожные признаки закона возмездия. Семена, посеянные родителями, всходят в детях. Исаак в свое время предпочел одного сына другому и должен был испытать чувство горечи, оттого что Иаков оттеснил Исава. Иаков тоже предпочел одного из своих сыновей остальным и пережил великое горе, потому что тот был отвержен братьями. Иаков когда-то обманул отца, чтобы завладеть благословениями его любимчика. За это он пожинает теперь обман со стороны своих сыновей и теряет ненаглядного сына.
Борьба, начавшаяся в жизни Иакова, продолжается между его сыновьями. Бог наказывает детей за вину родителей до третьего и четвертого рода (Исх.20:5).
Чтобы лучше понять тридцать седьмую главу, ее нужно рассматривать как продолжение темы "Страдания Иакова", о чем говорилось в четвертой части истории Иакова. К его переживаниям из-за Дины, Симеона, Левия и Рувима прибавляется ряд утрат: Рахиль, Иосиф, а позже и Вениамин. Муж, который давно стал собственностью Бога, должен отдать все до последнего, отдать самое любимое, к чему когда-то привязалось его сердце. Однако страдание действует теперь как средство очищения, а не как оружие возмездия.
Эта глава раскрывает нам еще одну истину: страдания христиан, допущенные Богом, являются средством планомерного водительства Божьего. Он ведет к спасению не только Своих детей, но и весь мир. Он ставит Свои орудия на то место, где может употребить их.
Страдания Иосифа имеют особое значение для детей Божьих. Можно даже сказать, что они типичны для них, потому что отображают страдания истинных детей Божьих в среде номинальных христиан. В чем причина такого явления? Поищем ответ на этот вопрос в истории Иосифа.
Отец оказал любимому сыну особое внимание, наградил его разноцветной одеждой (в оригинале указывается, что это была длинная одежда, какую носили царские дети или высокопоставленные лица). Отец имел самое близкое общение с сыном. Если посмотреть на Божью сторону, то здесь находим то же самое: у Господа были особые отношения с Иосифом. Он дал ему дар провидения, послал ему сны пророческого значения. Все это вызывало зависть у так называемых обделенных: "Патриархи по зависти продали Иосифа в Египет..." (Деян.7:9). Нельзя не отметить здесь очевидную параллель между Иосифом и Иисусом: первосвященники предали Христа тоже по зависти (Матф.27:18).
В Писании имеется целый ряд свидетельств о людях, которые были преследуемы своими близкими или номинально верующими по причине зависти: Каин завидовал Авелю, Аарон и Мариамь - Моисею, Саул - Давиду, фарисеи и книжники - Иисусу Христу. Зависть со стороны плотских, не духовных людей - одна из причин страданий, которые и сегодня еще сопровождают истинно верующих.
В Царстве Божьем существует такое правило: истинной духовной победе предшествует крест и страдание, а иногда и неудачи. Притом те христиане, которыми Бог больше пользуется, больше всего преследуются и бывают ненавидимы со стороны плотских верующих. Отметим несколько пунктов, характеризующих эту истину.
1. Церковь как враг церкви.
Из тридцать седьмой главы мы видим, что борьба происходит не между посторонними людьми. Братья Иосифа сами свидетельствовали об этом: "...Мы сыновья одного человека в земле Ханаанской" (42:13). Это были люди, родные по крови. Но именно среди них разыгрывается борьба, закончившаяся почти братоубийством.
Это типичная картина того, что происходило и происходит в церкви со времени Христа до наших дней. Разве не факт, что убийство Иисуса было запланировано священниками, то есть теми, кто имел прямое отношение к дому Божьему? Своим ученикам Иисус предсказал, что их будут убивать во имя Бога (Иоан.16:2). История церкви подтверждает, что неверная церковь была подлинным врагом истинной церкви, из-за чего дети Божьи пролили много крови. События, описанные в тридцать седьмой главе, являются прообразом разобщения, которое прослеживается во всей истории церкви. Разобщение братьев доходит до открытой борьбы, а иногда и до братоубийства.
2. Два мира внутри церкви.
Нужно сказать, что глубокой пропастью разделены не только мир и церковь. Эта пропасть может пролегать и внутри церкви. В одном и том же вероисповедании находится место для двух миров, между которыми нет взаимопонимания и невозможно общение. На одной стороне стоят люди, подобные Иосифу, - богато наделенные небесными дарами, имеющие царственную одежду, хотя по сути своей только служащие братьям. Эти люди живут в надежде на прекрасное будущее. На земле они - рабы неправедных господ, носители тяжелого бремени, всеми забытые, считающиеся людьми второго сорта, но готовящиеся к высокому призванию - царствовать вместе со Христом.
Эти люди живут в тесном молитвенном общении со своим Небесным Отцом, они всегда готовы слышать голос Господа, готовы сказать, как Иосиф: "Вот я!" Это люди, которые чувствуют ответственность за свое окружение, ответственность за свое посланничество, как Иосиф, посланный узнать о благополучии братьев. Они водимы Духом Божьим (Рим.8:14) и называются детьми Божьими.
На другой стороне стоят люди того же вероисповедания - они крещены по вере, им принадлежат обетования, но они не воспользовались ими. Они потеряли тесное общение с Отцом, живут в непослушании Господу. Может быть, они еще посещают богослужения, но пренебрегают молитвой и чтением Слова Божьего. Они не позволяют Господу обличать их в грехах, и потому Он не может одеть их в царскую одежду. Они потеряли уверенность в прощении грехов и усыновлении, уклонившись от пути освящения; они потеряли силу в служении и способность за все благодарить. Таковым недостает веры в будущее. Они уже не чувствуют ответственности за братьев и не имеют надежды на будущность в Царстве Христа.
Такие люди не могут быть Божьими посланниками. О чем они будут свидетельствовать, когда сами потеряли веру в будущую славу? По чьему поручению они должны говорить, если сами перестали слушать? Без прощения, без надежды, без молитвы и посланничества они все же называются христианами, возможно, даже очень убежденными.
Какое взаимопонимание может быть между этими двумя группами и какое сотрудничество?
3. Обвинения против истинных христиан.
Между двумя мирами внутри церкви не только не может быть взаимопонимания, но должна возникнуть естественная борьба. Кто поверхностно воспринимает противоречия между ними, может заключить, что несправедливость на стороне детей Божьих. Еще и сегодня их обвиняют в том же, в чем обвиняли Иосифа.
Истинных детей Божьих обвиняют в гордости, превозношении, в том, что они смотрят свысока на других. Иногда такие обвинения справедливы, потому что очень часто те, кто ходит в царских одеждах, забывают, что они всего лишь пастухи и слуги. Их нередко обвиняют за дух осуждения. При этом всегда приводятся слова Христа: "Не судите, да не судимы будете..." (Матф.7:1). Мы действительно не должны осуждать кого-то или клеветать на кого-то. Но в то же время на церковь возлагается обязанность осуждать грех. Опасность впасть в грех осуждения реальна, и детям Божьим следует бодрствовать, чтобы не оскверниться этим. Но опасность не судить грех - никак не меньше опасности осуждать!
Истинных детей Божьих еще называют мечтателями и даже фанатиками, будто они мечтают только о будущем и не живут реально. Нужно заметить, что и такая опасность существует. Это опасность одностороннего понимания нашего призвания. Если мы постоянно заняты мыслями о небе и при этом забываем о нуждах ближних, то обвинения в наш адрес справедливы. Следует помнить предупреждение Апостола Павла о том, что дети Божьи должны вести на земле правильный образ жизни (2Фес.3:6-12).
Бог строит Свое Царство не из Ангелов, а из людей, у которых есть недостатки. Он строит его из живых камней. Только там, где посеяна пшеница, сатана старается посеять плевелы. Однако это не дает нам права извинять себя в грехах. Напротив, если нас в чем-то обвиняют, мы должны тщательно проверять свою жизнь перед Богом.
Номинальные христиане довольно часто обвиняют истинных только для того, чтобы скрыть собственное духовное состояние. Они стараются обвинить других, чтобы оправдать себя.
4. Подлинное противоречие.
В истории Иосифа видно, что Бог разоблачает так называемых номинальных христиан и показывает, что даже справедливые обвинения в адрес истинных детей Божьих - это попытка скрыть свое подлинное духовное состояние. Само противоречие не лежит на поверхности. Его мотивы скрыты в сердечной глубине, и их можно охарактеризовать тремя выражениями: зависть, оскверненная совесть, страх за собственный престол.
Зависть. Близкое соприкосновение с человеком, живущим в тесном общении с Господом и водимым Духом Святым, пробуждает чувство собственной бедности у тех, кто этого не имеет. Это чувство должно смирять человека. Но оно невыносимо для тех, кто не способен верой присвоить себе принадлежащие ему обетования, хотя и носит имя христианина. Злоба братьев была плодом зависти, а зависть была вызвана любовью, проявленной к Иосифу Богом и родным отцом.
Оскверненная совесть. Истинные дети Божьи живут перед лицом Отца Небесного и имеют тесное общение с Ним. Обо всем плохом и ненормальном, что они видят в своем окружении, они рассказывают в молитвах Отцу. Поэтому их боятся особенно те, которые "пасут в Сихеме" - опасном месте недозволенной близости и смешения с миром.
Братья Иосифа боялись такого наблюдателя и обличителя, как Иосиф. За это они возненавидели его, чем и осквернили свою совесть на многие годы.
Страх за собственный престол. Призвание детей Божьих - возвещать о быстротечности и бренности земной жизни, возвещать о суде над самостоятельностью и самовосхвалением. Их задача - провозглашать истину, что престол в нашем сердце должен принадлежать Христу.
Братья Иосифа в страхе и злобе сказали: "...Неужели ты будешь царствовать над нами?" Нечто подобное повторяется в притче о десяти минах. Один человек высокого рода, отправляясь в дальнюю страну, раздал своим рабам десять мин, чтобы они употребили их в оборот. Но граждане отправили вслед за ним посольство, сказав: "Не хотим, чтобы он царствовал над нами" (Лук.19:11-14). Это и есть главная причина противоречий между двумя мирами внутри церкви. Одни предают свою волю, свое "я", свое положение в обществе в руки Божьи, а другие дрожат при мысли все это потерять. Они не хотят, чтобы Господь царствовал над ними. Они не согласны отдать кому-то свой престол. Каким образом такое обстоятельство может быть поводом для конфликта между двумя сторонами?
Первая причина заключается в богобоязненном образе жизни истинных христиан. Братья завидовали Иосифу еще тогда, когда он сам ничего не сделал по отношению к ним, а только носил одежду, полученную от отца. Так и сегодня старающиеся жить свято возмущают этим тех, кто пренебрегает духовной чистотой.
Вторая причина состоит в том, что богобоязненные дети Божьи свидетельствуют другим о дарованных им откровениях. Иосиф рассказывал братьям свои сны, а это вызывало у них гнев. Суть его вести заключалась в том, что они должны смириться и предоставить свой престол Богу. Однако это было неприемлемо для братьев Иосифа.
Для тех, кто потерял общение с Отцом и "пасет в Сихеме", больнее всего то, что дети Божьи чувствуют себя ответственными за них. "Я ищу братьев моих",- сказал Иосиф. Истинные дети Божьи не могут успокоиться, пока не найдут братьев своих, которые еще далеки от Господа. Номинальные христиане чувствуют, что истинные приходят к ним по поручению свыше и что они желают им мира и благополучия, желают спасти их. Но это как раз и ожесточает их.
Истинная церковь могла бы вести тихую и безмятежную жизнь, если бы оставила свою заботу о заблудших братьях. Но в таком случае она перестала бы быть церковью.
5. Путь компромиссов и посредничества.
Лжебратья и лжецерковь во все времена предавали властям истинных детей Божьих, как родные братья предали Иосифа измаильтянам. Лжецерковь можно рассматривать как отборное войско антихриста. Между церковью и лжецерковью не может быть ничего общего, они находятся в постоянной конфронтации. Церковь, не руководимая Христом, это общество, которым пытается руководить дьявол. Церковь, не имеющая духа Христова, исполнена духом мира. По этой причине позицией истинной церкви может быть только решительное "нет" всем проискам дьявола, всем так называемым компромиссным решениям, как это прообразно видно в Рувиме и в Иуде.
История церкви полна примеров, когда между противоборствующими сторонами внутри одного исповедания выступали посредники, подобные Рувиму и Иуде. Это люди с двоякими принципами. В богословии их лозунг таков: "Примирим Слово Божье и здравый рассудок, Божью заповедь и общественное мнение, будем исповедовать христианские принципы, но с учетом господствующих в данное время правил в обществе". Таким был Рувим. Он хотел спасти Иосифа, но в то же время так, чтобы не обидеть братьев. Когда же он решил, что пришел час спасти его, ров был уже пуст.
Рувим и Иуда показывают собой, каковы посредники на самом деле. Общее у них то, что они желают добра и чутки к добру и злу. В вопросах церкви они внутренне стоят на стороне истинных братьев, в вопросах личного хождения чувствуют ответственность за братьев перед Богом (как Рувим перед отцом). Но они так же тесно связаны с теми, кто этой ответственности не чувствует. Они склонны считаться с мнениями авторитетов. Они хотят, чтобы в церкви не было никаких распрей между братьями, а там, где возникает спор, пытаются посредничать между сторонами с тем, чтобы компромиссным путем установить мир или отсрочить борьбу на неопределенное время.
На примере Рувима мы видим трагедию подобных ему людей. Они склонны постоять за истину, но у них не хватает мужества окончательно порвать с миром, с плотью, они не могут противостать большинству и доверить последствия Господу. Следствием такого поведения является двойное одиночество.
Христос приобщает к Себе только тех, кто открыто и конкретно исповедует Его перед людьми. Трагедия посредников, подобных Рувиму и Иуде, состоит в том, что они потеряли Христа. Поэтому они не имеют силы противостать большинству. Они, как Рувим, который противостал убийству, но разрешил бросить Иосифа в ров. Он утаил свой план спасения брата.
Иуда тоже не хотел смерти Иосифа, но пошел другим путем: путем политики, дипломатии, демагогии. Вначале он апеллировал к разуму братьев, потом к их жадности, но итогом всего этого была продажа Иосифа в рабство.
Кто старается достигнуть доброго злыми средствами, тот фактически предает братьев. Идя таким путем, люди попадают в рабство к дьяволу. Мы многого можем достигнуть, даже если полностью и не положимся на Господа, но все наши успехи в мнимой борьбе за дело Божье в действительности являются предательством.
6. Поношение Христово - участь истинных детей Божьих.
История Иосифа и его братьев показывает нам путь уступок (Рувим), путь политики (Иуда) и путь послушания и мессианства (Иосиф). Необходимо отметить, что послушание и мессианство неразрывно связаны и составляют одно целое. Открытое исповедание Христа и свидетельство о Нем - это и есть путь истинных детей Божьих. Но этот путь непременно связан с несением креста. Он окрашен горечью страданий. Эта горечь заключается в том, что страдания приходят не от врагов, а от братьев. Страдания - это не ответ на несправедливость, но воздаяние за послушание отцу и любовь к братьям. Горечь приходит еще и оттого, что подвергаешься унижению и, кажется, что ты оставлен Богом. Таким был путь Иосифа, брошенного в пустыне в ров, проданного в рабство на чужбину.
Глядя на эти страдания поверхностно, можно сделать вывод, что в жизни детей Божьих смерть имеет последнее слово, а страдания окутаны бессмысленностью и безнадежностью, потому что ведут в тупик, откуда нет возврата. Но со стороны Бога - это водительство, это путь креста, определенный Им для нас.

ВИНА И ПОЗОР ВНУТРИ ИЗБРАННОГО НАРОДА. ПАДЕНИЕ ИУДЫ
Быт. 38 гл.

Стирание границ между избранным народом и миром
"В то время Иуда отошел от братьев своих и поселился близ одного Одолламитянина, которому имя: Хира. И увидел там Иуда дочь одного Хананеянина, которому имя: Шуа; и взял ее, и вошел к ней. Она зачала и родила сына; и он нарек ему имя: Ир. И зачала опять, и родила сына, и нарекла ему имя: Оман. И еще родила сына, и нарекла ему имя: Шела. Иуда был в Хезиве, когда она родила его" (38:1-5).
В тридцать восьмой главе описан небольшой эпизод из жизни людей, вошедших в родословную Иисуса Христа. Мы знакомимся с родом, плоть и кровь которого желал принять Бог, чтобы стать человеком. Рассматривая историю Иуды под таким углом зрения, мы можем и в этой печальной истории увидеть водительство Бога.
Иуда отделяется от своих братьев и поселяется вблизи одного одолламитянина, то есть близ ханаанского племени. Авраам в свое время взял клятву со своего раба, чтобы тот не брал Исааку жену из хананеянок (24:3). Иуда пренебрег тем запретом и взял себе жену из этого племени, вступив в кровную связь с миром Ханаана. От этого смешения появилось на свет трое сыновей: Ир, Онан и Шела.

Суд над грехом избранного Богом сосуда
"И взял Иуда жену Иру, первенцу своему; имя ей Фамарь. Ир, первенец Иудин, был неугоден пред очами Господа, и умертвил его Господь. И сказал Иуда Онану: войди к жене брата твоего, женись на ней, как деверь, и восстанови семя брату твоему. Онан знал, что семя будет не ему; и потому, когда входил к жене брата своего, изливал на землю, чтобы не дать семени брату своему. Зло было пред очами Господа то, что он делал; и Он умертвил и его. И сказал Иуда Фамари, невестке своей: живи вдовою в доме отца твоего, пока подрастет Шела, сын мой. Ибо он сказал: не умер бы и он подобно братьям его. Фамарь пошла, и стала жить в доме отца своего" (38:6-11).
Иуда женил своего первенца на Фамари. Ее происхождение не указано, но она, по-видимому, тоже была из хананеянок. Ир был "неугоден пред очами Господа, и умертвил его Господь". Основываясь на законе (Втор.25:5-6), Иуда предлагает Онану, второму сыну, вступить в так называемый левиратный брак (от латинского levir - деверь) с Фамарью. Это был брак бездетной вдовы с деверем для восстановления потомства умершему. Притом первенец, которого она родит в этом браке, "останется с именем брата его умершего, чтобы имя его не изгладилось в Израиле" (Втор.25:6).
Онан запятнал себя мерзким грехом, который впоследствии получил название онанизм. Тяжесть его греха против целомудрия усугублялась низким недоброжелательством к памяти брата, имя которого должен был получить его первый сын. Это было мерзко в глазах Господа, и Он умертвил Онана. Так Бог совершил суд в семье избранного Им сосуда.
Теперь перед Иудой стоит вопрос: что будет с третьим сыном в случае его женитьбы на Фамари? Шела действительно не достиг еще брачного возраста. Но настоящей причиной того, что Иуда отправил Фамарь в дом ее отца, был суеверный страх и взгляд на Фамарь, как на женщину, приносящую смерть тому, кто вступит с ней в брак. Оттягивая время обещанием выдать Фамарь за Шелу, Иуда на самом деле обрекал ее на пожизненное вдовство, что с его стороны было очень несправедливо по отношению к невестке. Иуда не понимал замысла Божьего по отношению к Фамари. Он не знал, что Бог именно ее определил стать прародительницей Мессии. Удалив Фамарь из своей семьи, Иуда, хоть и неосознанно, все же противился исполнению плана Божьего.

Грех Иуды и победа Божьего избрания
"Прошло много времени и умерла дочь Шуи, жена Иудина. Иуда утешившись, пошел в Фамну к стригущим скот его, сам и Хира, друг его, Одолпамитянин. И уведомили Фамарь, говоря: вот, свекор твой идет в Фамну, стричь скот свой. И сняла она с себя одежду вдовства своего, покрыла себя покрывалом, и закрывшись, села у ворот Енаима, что на дороге в Фамну. Ибо видела, что Шела вырос, и она не дана ему в жену. И увидел ее Иуда, и почел ее за блудницу; потому что она закрыла лицо свое. Он поворотил к ней, и сказал: войду я к тебе. Ибо не знал, что это невестка его. Она сказала: что ты дашь мне, если войдешь ко мне? Он сказал: я пришлю тебе козленка из стада. Она сказала: дашь ли ты мне залог, пока пришлешь? Он сказал: какой дать тебе залог? Она сказала: печать твою, и перевязь твою, и трость твою, которая в руке твоей. И дал он ей, и вошел к ней; и она зачала от него. И, встав, пошла, сняла с себя покрывало свое, и оделась в одежду вдовства своего. Иуда же послал козленка чрез друга своего Одолламитянина, чтобы взять залог из руки женщины; но он не нашел ее, И спросил жителей того места, говоря: где блудница, которая была в Енаиме при дороге? Но они сказали: здесь не было блудницы. И возвратился он к Иуде, и сказал: я не нашел ее; да и жители места того сказали: "здесь не было блудницы". Иуда сказал: пусть она возьмет себе, чтобы только не стали над нами смеяться; вот, я посылал этого козленка; но ты не нашел ее. Прошло около трех месяцев и сказали Иуде, говоря: Фамарь, невестка твоя, впала в блуд, и вот, она беременна от блуда. Иуда сказал: выведите ее, и пусть она будет сожжена. Но когда повели ее, она послала сказать свекру своему: я беременна от того, чьи эти вещи. И сказала: узнавай, чья это печать и перевязь и трость. Иуда узнал, и сказал: она правее меня, потому что я не дал ее Шеле, сыну моему. И не познавал ее более" (38:12-26).
Этот отрывок опять рисует перед нами мрачную картину. Мрачно выглядят Иуда и Фамарь. Она не смущается выступить в роли блудницы, а он, поддавшись вначале необузданной страсти, становится судьей и выносит приговор грешнице, которая на самом деле оказалась соучастницей в его грехе.
Иуда руководствуется двойным моральным стандартом: он готов сжечь женщину за грех, считая этот же грех как нечто само собой разумеющееся или дозволенное для мужчины. В Иуде мы можем увидеть себя, какие мы на самом деле, если благодать Божья не охраняет нас.
Для Фамари же, судя по всему, в этом деле главным было не удовлетворение плотской страсти, а горячее желание иметь ребенка. Она, возможно, чувствовала ответственность перед умершим мужем, которому должна была родить ребенка, и потому была готова бороться за свои права даже недозволенными средствами. Фамарь не стремилась приобрести ребенка со стороны, а только из рода ее мужа Ира - первородного сына Иуды. По этой причине она сознательно и целенаправленно приступила к делу. Она воспользовалась положением Иуды (у него умерла жена) и его слабостью, чтобы от него самого родить ребенка.
Фамарь заботилась о судьбе будущего ребенка, поэтому действовала с расчетом и потребовала в залог от Иуды те вещи, которые впоследствии должны были доказать его отцовство: перстень (печать), перевязь (шнур) и трость. Печать носили на шнурке на шее, она заменяла подпись. Ее можно было доверить только ближайшим лицам. По всей видимости, трость выражала достоинство и носила знак отличия каждого колена.
Иуда идет на неслыханное безрассудство. Чтобы удовлетворить свою похоть, он готов отдать все свое достоинство и честь. Фамарь, вместо того чтобы получить обещанного козленка и возвратить залог, исчезла вместе с вещами Иуды, сохраняя свою тайну.
Когда обнаружилось, что Фамарь беременна, люди сказали однозначно: "Она впала в блуд". Иуда отреагировал осуждением: "Пусть она будет сожжена". Неужели после этого приговора наступит конец прародительницы Мессии, конец будущего ребенка? - Нет. Вещественные доказательства - печать и трость - заграждают уста обвинителю и тушат огонь суда.
В конце главы Иуда признает: "Она правее меня". Он отказал Фамари в том, что принадлежало ей по праву, но она хитростью все же взяла свое.
Во всей этой истории видна напряженность: на одной стороне греховные устремления людей, на другой - чудное водительство Бога. Мы заведомо знаем, что победа всегда на стороне Бога, и поражаемся Его чудным водительством в осуществлении плана спасения. Еще больше мы удивляемся, что Он, зная слабости и греховность избранных Им сосудов, все же пользуется ими для достижения Своих цепей. Нам хорошо видна порочность Ира, грех Онана, похотливая страсть Иуды и хитрость Фамари. Но на этом фоне отчетливо видно, как Бог невидимым для этих людей образом управляет всеми событиями в их жизни и достигает цели, Его предначертания всегда исполняются. Бог избрал Себе именно такие жалкие и греховные сосуды, чтобы исполнить в них и через них Свой замысел. Нужно сказать, что это подлинное чудо Божье. Обличенный в грехе, признавший вину. Иуда становится носителем мессианской линии.

Расхождение между человеческим и Божьим определением
"Во время родов ее оказалось, что близнецы в утробе ее. И во время родов ее показалась рука; и взяла повивальная бабка, и навязала ему на руку красную нить, сказав: этот вышел первый. Но он возвратил руку свою; и вот, вышел брат его. И она сказала: как ты расторг себе преграду? И наречено ему имя: Фарес. Потом вышел брат его с красною нитью на руке. И наречено ему имя: Зара" (38:27-30).
Странна с человеческой точки зрения судьба первородных в Израиле. Исав - первородный, но Бог определил, что он должен служить меньшему брату Иакову. Манассия - старший, но Бог повелел Иакову при благословении возложить свою правую руку на Ефрема. Из сыновей Лии первые трое отстраняются, а избирается четвертый - Иуда. Нечто подобное происходит и с сыновьями Иуды. Рука Зары показалась первой, значит, первородство ему обеспечено. Человеческое суждение отметило его даже красной повязкой, как первородного. Но Бог определил по-другому. Бог предопределил Фаресу быть прародителем Иисуса, и хотя по отношению к своему брату он считался последним, все же стал первым.
Между действиями, связанными с рождением Фареса и отношением людей к Господу Иисусу, можно провести некоторую параллель. Человеческая мудрость лишила Его первородства и не признала в Нем Сына Божьего. Несмотря на это. Он стал первенцем из мертвых (Кол.1:18) и первородным между многими братьями (Рим.8:29).
Таким образом. Бог осуществляет Свой план не только вопреки греху избранных, но также вопреки человеческим суждениям и расчетам.
Эпизод из жизни Иуды, описанный в тридцать восьмой главе, прерывает повествование об Иосифе, но находится в тесной связи с общим планом Божьим относительно этих двух братьев. Потомство Иосифа в лице сильного колена Ефрема впоследствии стало главой северного (израильского) царства, а потомство Иуды образовало южное (иудейское) царство. Из этого колена произошел Мессия, Который не погнушался принять плоть и кровь от потомков Иуды и Фамари, поведение которых смущает нас.
Лютер говорил, что эта глава со всеми ее темными сторонами является одной из самых драгоценных и утешительных во всей Библии. Она драгоценна тем, что снимает маску ложной праведности, которую мы старательно надеваем на нашу греховную плоть, через что впадаем в глубокие заблуждения. Правда же о нашей плоти учит, что мы нуждаемся в благодати. Ценность данной истории еще и в том, что Сын Божий не погнушался принять плоть и кровь в потомстве Иуды. Это значит, что Он и сегодня не погнушается тем, кто подобно Иуде признает свою виновность перед Богом. Самые последние люди могут стать первыми. Воплощение Бога в ничтожную человеческую плоть учит нас уповать на благодать.

ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ДЕТЕЙ БОЖЬИХ
Быт. 39 гл.

Сила благословения Авраама во время унижения.
"Иосиф же отведен был в Египет; и купил его из рук Измаильтян, приведших его туда, Египтянин Потифар, царедворец Фараонов, начальник телохранителей. И был Господь с Иосифом: он был успешен в делах, и жил в доме господина своего, Египтянина. И увидел господин его, что Господь с ним, и что всему, что он делает, Господь в руках его дает успех. И снискал Иосиф благоволение в очах его, и служил ему. И он поставил его над домом своим, и все, что имел, отдал на руки его. И с того времени, как он поставил его над домом своим и над всем, что имел, Господь благословил дом Египтянина ради Иосифа, и было благословение Господне на всем, что имел он в доме и в поле. И оставил он все, что имел, в руках Иосифа; и не знал при нем ничего, кроме хлеба, который он ел" (39:1-6).
Между продажей Иосифа и отправлением Авраама в обетованную землю можно провести параллель. Иосиф тоже отправился из дома отца своего, из родства и родины на чужбину. Только Авраам сохранил при этом свободу, а Иосифу в этом было отказано, его увели в чужую страну как раба. Для Иосифа, как для личности, как для свободного сына Иакова, это переселение с моральной, правовой и социальной точки зрения было почти равнозначно смерти. Он на долгое время исчез с поля зрения семьи Иакова.
Но Бог и в этом уничижении не оставлял Иосифа. На нем исполнилось обетование, данное Аврааму: "Я благословлю тебя... и будешь ты в благословение" (12:2). Неизвестно, сколько времени Иосиф скитался по рынкам Египта, пока попал в руки Потифара. Потифар был царедворцем египетского фараона, начальником царских телохранителей. Под его началом находилась и тюрьма. Он был великим, могущественным человеком.
Нас может удивить то обстоятельство, что в Библии ничего не говорится о каких-то особых или выдающихся способностях Иосифа. В этом еврейском пастухе овец мир язычества не обнаруживал с первого взгляда ничего особенного. Только после более близкого знакомства с ним люди что-то увидели в нем и стали ценить его. Но это были не знания и не способности. Окружающие поняли, что с Иосифом была неведомая для египтян власть. Это проявлялось в благословении и успехе, которые сопутствовали всем его делам.
"И был Господь с Иосифом". Это признал даже Потифар: "...И увидел господин его, что Господь с ним и что всему, что он делает, Господь в руках его дает успех" (39:3). Эти слова говорят о том, что язычник увидел за Иосифом Бога Израиля, Который повсюду (в том числе и в Египте) проявляет Свою власть.
Иосиф, как благословенное дитя Авраама, становится благословением для окружающих. Благословенный Богом находит благословение и у людей - это закон, сопровождающий детей Божьих во все времена. Человеческое благорасположение Иосиф заслужил самоотверженным служением. Он служил Потифару, а о дальнейшем позаботился Сам Господь, Который открыл ему дверь благословения и дверь к сердцам людей. Последствием этого было необычное отношение к Иосифу - Потифар "поставил его над домом своим, и все, что имел, отдал на руки его. И с того времени... Господь благословил дом Египтянина ради Иосифа". В дальнейшем Иосиф вошел в такое невероятное доверие Потифара, что тот поручил ему управление всем своим домом. Выражение "и не знал при нем ничего, кроме хлеба, который он ел" говорит о безграничности доверия.

Мир навязывается в друзья к человеку Божьему
"Иосиф же был красив станом и красив лицом. И обратила взоры на Иосифа жена господина его, и сказала: спи со мною. Но он отказался, и сказал жене господина своего: вот, господин мой не знает при мне ничего в доме, и все, что имел, отдал в мои руки; нет больше меня в доме сем; и он не запретил мне ничего, кроме тебя, потому что ты жена ему; как же сделаю я сие великое зло и согрешу пред Богом? Когда так она ежедневно говорила Иосифу, а он не слушался ее, чтобы спать с нею и быть с нею, случилось в один день, что он вошел в дом делать дело свое, а никого из домашних тут в доме не было; она схватила его за одежду его и сказала: ложись со мною. Но он, оставив одежду свою в руках ее, побежал, и выбежал вон" (39:6-12).
К Иосифу, окруженному благосклонностью и добрым расположением людей, обладающему доверием в доме египтянина, а также красотой и привлекательностью, приближается величайшее искушение. Он стал для жены Потифара объектом страстных желаний. Была ли она несчастна или неудовлетворенна в браке с Потифаром - невозможно сказать, но одно ясно: она была развращенной женщиной. Во что бы то ни стало, она хотела добиться удовлетворения своих греховных страстей и надеялась на взаимность со стороны Иосифа. Иосиф пользовался у своего господина безусловным доверием, и потому перед ним открылась возможность для, казалось бы, безнаказанного греха.
Безоблачность в отношениях между Иосифом и его языческим окружением сменяется напряженностью. Жена Потифара сделала Иосифу конкретное предложение. "Но он отказался". Более того, Иосиф хотел отрезвить эту преступную жену и напомнил ей о своих взаимоотношениях с Потифаром, о своей чести и достоинстве, о ее супружеской верности. Но самое главное, в чем заключалась сила сопротивления в искушении, - это был страх Божий в сердце Иосифа.
Как и любой из нас, Иосиф был слабым и немощным человеком, но страх Божий дал ему силу победить в искушении. Именно страх Божий силен сохранить человека в верности и целомудрии.
Сила искушения возрастает из-за продолжительности. "Она ежедневно говорила Иосифу, а он не слушался ее". В сердце Иосифа могла разыграться страшная борьба. Казалось, Бог должен был вмешаться и прекратить искушение Своего чада, но Он допустил искушению развиться до предела. Во всем этом мы видим теперь чудное водительство Бога, Который заранее знал о победном исходе этой битвы.
Постыдная страсть египтянки возросла до того, что у нее исчезла женская стыдливость и она, как неукротимая блудница, пытается насилием склонить Иосифа ко греху.
Здесь, на поле искушения, произошла духовная битва не на жизнь, а на смерть. Иосиф спасается бегством. Он убегает, оставив одежду в руках египтянки, не заботясь о том, что этим самым дает в руки развратной и мстительной женщины вещественное доказательство своего мнимого преступления. Иосиф убежал от греха не только физически, он и в духе был чужд этой мерзости, потому что боялся Бога.

Благосклонность мира превращается во вражду
"Она же, увидев, что он оставил одежду свою в руках ее и побежал вон, кликнула домашних своих, и сказала им так: посмотрите, он привел к нам Еврея ругаться над нами. Он пришел ко мне, чтобы лечь со мною; но я закричала громким голосом; и он, услышав, что я подняла вопль и закричала, оставил у меня одежду свою, и побежал, и выбежал вон. И оставила одежду его у себя до прихода господина его в дом свой. И пересказала ему те же слова, говоря: раб Еврей, которого ты привел к нам, приходил ко мне ругаться надо мною. Но, когда я подняла вопль и закричала, он оставил у меня одежду свою и убежал вон. Когда господин его услышал слова жены своей, которые она сказала ему, говоря: "так поступил со мною раб твой", то воспылал гневом; и взял Иосифа господин его, и отдал его в темницу, где заключены узники царя. И был он там в темнице" (39:13-20).
Перед египтянкой захлопнулась дверь, которая по ее расчетам вот-вот должна была открыться. Эта женщина может теперь сделать для себя три вывода: во-первых, она проиграла; во-вторых, мужчина, который мог дать ей вожделенное утешение, стал врагом; в-третьих, Иосиф стал свидетелем ее вины, и она должна бояться его. От происшедшего сердце ее наполняется горечью, и она начинает думать, как выйти из этой неприятной ситуации. Она видит, что Иосиф дал ей в руки оружие против себя - свою одежду. Теперь она может проявить свою ненависть и одновременно скрыть свою порочность и преступление.
Отвергнутая любовь переходит в ненависть. Египтянка мстит Иосифу. Она клевещет на него вначале перед домашними, затем перед мужем. Клевету она плетет с величайшим искусством, с презрением называя Иосифа евреем, и таким образом лицемерно выражает свое отношение к нему.
Чувство отвращения жена Потифара старалась передать и своим домашним. Она хотела основательно уничтожить противоположное предположение людей о сущности ее поступка. Для доказательства истинности своих слов она использовала два средства. Во-первых, она кричала о помощи, во-вторых, указывала на оставленную Иосифом одежду. Говоря домашним: "Посмотрите, он привел к нам еврея ругаться над нами", жена Потифара привлекла на свою сторону всех своих близких и обвинила мужа, который привел Иосифа в дом. Исходя из ее слов, в ее лице обижены все домашние. Она с большим мастерством убедила всех в своей невиновности и была уверена, что, когда придет хозяин, они единодушно выступят против Иосифа и ее вина не обнаружится.
Когда Потифар пришел, жена повторила обвинение в несколько другой форме, называя Иосифа рабом, который хотел надругаться над ней. Она добилась своей цели - в ее муже проснулась гордость и воспылала ревность.
Для Иосифа опасность ситуации заключалась в том, что видимость справедливости была на стороне жены Потифара. Она держит в руках вещественное доказательство. В обвинителях нет недостатка. Многие, если не все домашние, слышали крик жены Потифара, когда она звала их. Все против него. Невинный Иосиф становится в глазах людей виновным. Виновная же предстает перед людьми невинной, так как на ее стороне князь мира сего, благодаря которому у нее хватило хитрости доказать вину Иосифа, заботящегося только о послушании Господу. Но именно так должно было случиться по плану Божьему. В этом причина страданий Иосифа.
Узнав о происшедшем, Потифар разгневался на Иосифа и вынес ему суровый приговор. Иосиф заключен в тюрьму. Низость и пошлость мнимому преступлению Иосифа придает его кажущаяся неблагодарность.
Ложные обвинения - это, наверное, самая мучительная сторона страданий детей Божьих в мире. По загадочным обстоятельствам Потифар не поступает по всей строгости закона в отношении брака и оставляет Иосифа в живых. Читатель знает, что этот путь страданий впоследствии привел Иосифа во двор фараона, но для него это был мрачный путь в неизвестность.
В истории Иосифа прослеживается удивительная связь между вещественными доказательствами. Тридцать седьмая глава закончилась доказательством, что Иосиф умер: окровавленная одежда не оставляла в этом сомнений. А тридцать девятая глава заканчивается доказательством его вины: одежда в руках египтянки не оставляет сомнений. В обоих случаях дело обстоит совершенно не так, как об этом говорят вещественные доказательства: Иосиф не умер, и он совершенно невиновен, но перед отцом он "должен" быть мертвым, а перед миром он "должен" быть виновным.
Подобные доказательства усиливают горечь страданий детей Божьих во время их преследований. Положение их крайне тяжелое, и не столько от гонений, сколько оттого, что видимость правды на стороне мира. Больно оттого, что невинных детей Божьих признают преступниками.
Страдание - это призвание детей Божьих. Мы ничего не знаем о переживаниях Иосифа ни во рву, ни в тюрьме, но знаем то, что у страданий обязательно есть цель, которую Бог откроет в дальнейшем через Свое водительство.

Благословение Божье над страдающим невинно
"И Господь был с Иосифом, и простер к нему милость, и даровал ему благоволение в очах начальника темницы. И отдал начальник темницы в руки Иосифу всех узников, находившихся в темнице, и во всем, что они там ни делали, он был распорядителем. Начальник темницы и не смотрел ни за чем, что было у него в руках: потому то Господь был с Иосифом, и во всем, что он делал, Господь давал успех" (39:21-23).
В унижении Иосифа можно видеть волю Божью и Божье благословение. Господь не только был с Иосифом, но и простер к нему милость, и даровал ему благоволение в очах начальника тюрьмы. Иосифу опять доверяют, в его обязанности входит теперь надзирать за узниками, руководить их работами. У него и здесь есть дело, он отвержен только людьми, но не Богом. В действительности он находится в Его милующей руке.

БОГОСЛОВСКОЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ

Проводя параллели между историей Иосифа и жизнью церкви, можно отметить четыре вида отношений между детьми Божьими и миром:
служение и благословение,
искушение и борьба,
преследования и свидетельство,
страдания и возвышение.
1. Служение и благословение.
Там, где установлен мир с Богом, открываются источники благословений Божьих, изливающихся на труд, дом, семью, народ и государство. Люди, которые живут под водительством Божьим, являются благословением для окружающих. Ради Иосифа Господь благословил дом египтянина.
Библия открывает нам, где и когда это благословение лучше всего может проявляться. Оно проявляется не тогда, когда церковь находится на высоте власти, а когда она унижена, когда она чужда для мира. Когда дети Божьи идут путем уничижения и бедности, тогда Бог через них может обогатить мир. В таком положении оказался Иосиф. Кажется, он потерял в жизни все - общение с отцом, личную одежду, положение и свободу,- и все же он стал благословением для дома Потифара, а затем для всех, находящихся в тюрьме.
В тридцать девятой главе показаны плоды благословенной жизни. Эти плоды - не продукт нашего умения и старания. От нас требуется всего лишь верность. Во-первых, мы должны оставаться в области благословений, а для этого необходимо пребывать во Христе Иисусе. Мы должны уподобляться Ему и в тихой уединенной молитве, и в открытом свидетельстве перед людьми. Во-вторых, нам нужно со страхом Божьим совершать ежедневный труд, возложенный на нас Господом. Все остальное необходимо доверить Богу. Результатом такого служения будут открытые для Евангелия сердца людей, находящихся рядом с нами. Господь может сделать это там, где по-нашему такое просто невозможно.
Ненависть и преследования - не единственная реакция мира на Царство Божье. Бывают времена, когда дети Божьи испытывают расположение не только со стороны Бога, но также и от людей. Так было в жизни Иисуса Христа (Лук.2:52; Матф.21:46), так было и во времена Апостольской церкви (Деян.2: 47; 4:33; 5:13).
В течение всей истории церковь переживает как времена благосклонности мира, так и времена жестоких преследований. Иосиф пережил и то, и другое.
2. Искушение и борьба.
Христиане могут быть благословением для мира благодаря своей общности со Христом. Но между миром и церковью обязательно и естественно противоречие. Мирской образ мышления в корне отличается от христианского. Для церкви решающее значение всегда и во всем имеет Христос и Его Слово, а мир чужд этого. Подобно тому, как нормальная брачная жизнь рушится из-за вторжения в нее третьего лица, так разрушаются нормальные отношения между детьми Божьими и Христом, если между ними становится мир. А он всеми силами и путями, посредством всевозможных искушений пытается завязать дружбу, предлагает вступить с ним в самую тесную связь и принять его образ мышления.
На примере искушения Иосифа мы видим, как для церкви наступает время борьбы. К нашему великому удивлению, это случается не тогда, когда есть непонимание, клевета или преследование со стороны мира, а когда между ними царят казалось бы самые наилучшие отношения. Когда Иосиф возвысился и занял выгодное положение, пришло время борьбы.
Искушение имеет особую силу в том случае, если отличается продолжительностью, кажущейся разумностью предлагаемого греха и заманчивостью новых возможностей, открывающихся вследствие уступки.
Подобно тому как невозможно изолировать свой дом от воздуха, так нереально полностью оградиться от влияния мира. Его богопротивное мышление постоянно пытается проникнуть в сердце посредством наших органов чувств. Это постоянство искушения - весьма опасно. Грязная мысль, впервые возникшая в сердце, заставляет нас краснеть, но она потеряет свою отвратительность, если вновь и вновь давать ей место. Обратим внимание, что Иосиф все же устоял, хотя жена Потифара ежедневно приставала к нему со своим предложением.
Наш разум часто оправдывает предложения мира. Разве не разумно было бы церкви, обладающей качествами, которых нет у мира - святостью, скромностью и т. д., предоставить себя в его распоряжение для украшения праздников, поддержки государственной пропаганды, для совместных политических действий и т. д.? Не разумно ли - принять от государства почет, власть и влияние в обществе? Разве не разумно поступают двое, разрывая неудачные брачные узы, чтобы связать себя новыми, более счастливыми? По человеческому рассуждению, церковь поступит вполне мудро, если согласится на некоторые уступки миру ради временного благополучия семьи, ради сохранения братства. Но пословица "И овцы целы и волки сыты" в Божьем доме неприемлема. Все эти уступки стоят очень дорого. Они идут вразрез с учением Библии об отделении церкви от мира и лишают христианина тесного общения с Богом. Идя путем греховных уступок, церковь теряет свое призвание.
Бывают в нашей жизни такие моменты, когда разум подсказывает: "Это Божий час! Отступи немного, всего один раз уступи, и откроются неповторимые возможности для влияния и труда". Искушение - это действительно Божий час. И наступает он не для того, чтобы мы в любом случае сказали "да". Он приходит для того, чтобы мы сказали греху "нет". Для нас это решительный момент. От ответа зависит наш дальнейший путь, а также открывается смысл предыдущих шагов.
Пример Иосифа указывает на источник силы, необходимой в искушениях. Сопротивление греху будет успешным лишь при наличии страха Божьего, ответственности перед миром и сознания собственной немощи.
В связи с тем, что искушение происходит по разрешению Божьему, победить его можно только исходящей от Него силой. Эту силу в час искушения дает страх перед Богом. Он должен превосходить страх потерять положение в обществе, авторитет, здоровье, общение с людьми мира. Иосиф жил, руководствуясь правилом: лучше в тюрьме с Господом, чем на свободе, но без Него.
Благодаря страху Божьему, мы сознаем свою ответственность перед миром. А она заключается в том, чтобы быть светом миру. При нашей правильной позиции окружающие нас будут полагаться на христиан и доверять нам. Идя на греховные уступки, мы теряем одновременно и способность быть благословением для мира, и доверие с его стороны. Если бы Иосиф согласился на грех, то потерял бы доверие, по крайней мере со стороны самой египтянки, которая думала бы, что верующие все так поступают и у них нет настоящей святости.
Страх Божий учит нас думать о себе скромно (Рим.12:3,16) и не рассчитывать на свои собственные силы. Под влиянием страха Божьего мы сознаем, что только Бог может сохранить нас от падения, а наша задача - не на разум полагаться, а убегать от греха, как Иосиф, и оставлять все, лишь бы сохранить чистую совесть.
3. Преследования и свидетельство.
Отказываясь от компромисса с миром, церковь тем самым навлекает на себя преследования. История Иосифа со всей ясностью раскрывает мотивы, методы и опасности гонений со стороны мира.
Мотивы преследования у мира и сегодня те же, что были у египтянки: любовь, превратившаяся в ненависть, и оскверненная совесть. Мир чувствует, что нуждается в церкви, но считает, что должен либо прибрать ее к своим рукам, либо уничтожить. Мир знает, что церковь обладает силой, влияющей на общество, но не может допустить, чтобы эта сила действовала в неугодном ему направлении. Поэтому он всячески старается направить путь церкви в нужное ему русло. Но сила истинной церкви исходит от Бога, и ее служение невозможно ни остановить, ни направить в другое русло.
Точно так обстоит дело и с отдельными христианами. В связи с тем, что мы не можем идти в ногу с миром, мы являемся для него живым упреком, наше поведение осуждает его. Мир этого не может терпеть и потому преследует детей Божьих. Христос говорил: "Вас мир не может ненавидеть, а Меня ненавидит, потому что Я свидетельствую о нем, что дела его злы" (Иоан.7:7).
С мотивами преследования связан и образ действий мира против церкви. Сатана, который руководит этой борьбой, - самый великий демагог и самый великий лжец. Он редко решается вступать в борьбу открыто. Насколько возможно, он пользуется "законными" предлогами, чтобы обвинить церковь. Он знает, какие обвинения срабатывают. Так, например, во времена социализма он изображал христианство как оружие в руках господ, богатых и сильных. Идеализм рассматривал христианство как религию слабых, второсортных людей и рабов. Почти никогда в мировой истории христиане не обвинялись открыто и не осуждались за имя Христа. В царской России, например, христиане обвинялись как революционеры, а в советской - как контрреволюционеры. Вначале сатана выставляет христианство как мораль господ, потом - как мораль рабов, но во всех случаях у него христиане - предатели и вредители. Египтянка обрисовала Иосифа перед домашними как еврея, а перед мужем - как раба.
Неравная борьба между церковью и миром совершается точно так, как некогда между еврейским рабом и начальником телохранителей, на стороне которого находилась государственная власть. Все средства могущества и власти, деньги и общественное мнение находятся на стороне мира. К этому присоединяются сатанинские средства лжи и клеветы. Особое могущество этим средствам придает видимая справедливость обвинений. Против церкви могут даже представить "вещественные" доказательства, как это сделала египтянка, указав на одежду Иосифа. Всему этому дети Божьи ничего не могут противопоставить, у них остается одно только упование на Господа.
4. Страдания и возвышение.
Преследуемая миром церковь находится в опасности почувствовать неуверенность в избранном пути, ожесточиться и засомневаться в благости Господа. Когда перед ней начинают закрываться двери, ведущие к сердцам людей, когда она наталкивается на непризнание, то может возникнуть сомнение в правильности избранного пути. Самоиспытание очень полезно. История Иосифа показывает правильные масштабы самоиспытания. Дети Божьи не должны из-за клеветы или непризнания сомневаться в избранном пути и смущаться, будто с ними происходит что-то особенное. Напротив, эти вещи присущи их призванию и вражда против них - знак того, что они находятся на правильном пути.
Христианам тяжело переживать несправедливость со стороны мира еще и оттого, что, по мнению окружающих, они страдают не как мученики за Христа, а как преступники. Они якобы не оправдали доверия, оказанного им, и от них отворачиваются с гневом и пренебрежением. Это очень больно ранит сердце и может привести к ожесточению.
Из истории Иосифа видно, что это вполне нормальное явление, если мир расценивает страдания христианина как наказание преступника, а не мученика за веру. Но для христианина существует опасность перечеркнуть свое мученичество ожесточением против Бога. Это состояние может сделать бесплодными все страдания ради Христа и затмить свидетельство о Том, Кто, будучи злословим, не злословил взаимно (1Петр.2:23). Из истории Иосифа видно, что он тоже никому не мстил за свои страдания.
Мир, кажущийся могущественным и властным, преследует христиан из-за своего жалкого состояния. Находясь под игом сатаны, он борется против церкви вследствие беспомощного страха, вызванного собственной виной перед Богом.
Неуверенность в правильности избранного пути - большая опасность, ожесточение - еще опаснее, но самое страшное - во время страданий разочароваться в благости Бога. Зная, что Господь имеет всякую власть на небе и на земле (Матф.28:18), что без Его воли даже волос с головы нашей не упадет на землю (Лук.21:18), мы во время страданий можем думать, что Господь удалился от нас, забыл нас и не может помочь, тогда как мир все держит в своих руках.
История Иосифа показывает нам, что, несмотря на кажущееся одиночество и заброшенность, Господь пребывает с нами, как некогда с Иосифом. Мы видим, что Бог даже в тюрьме мог обильно благословить Иосифа, и когда он был в крайне беспомощном положении, повел так, что в конце концов Иосиф был поставлен на более высокий пост.
Когда мы в своих страданиях не сомневаемся в избранном пути, не ожесточаемся против людей и не разочаровываемся в любви Господа, утверждается наша славная участь и на земле, и в вечности. На земле Господь может в таком случае поручить нам более высокое служение, а в вечности даст венец правды, приготовленный для любящих Его (2Тим.4:8).

ИОСИФ В УНИЖЕНИИ
Быт. 40 гл.

Иосиф как душепопечитель
"После сего виночерпий царя Египетского и хлебодар провинились пред господином своим, царем Египетским. И прогневался фараон на двух царедворцев своих: на главного виночерпия и на главного хлебодара. И отдал их под стражу в дом начальника телохранителей, в темницу, в место, где заключен был Иосиф. Начальник телохранителей приставил к ним Иосифа, и он служил им. И пробыли они под стражею несколько времени. Однажды виночерпию и хлебодару царя Египетского, заключенным в темнице, виделись сны, каждому свой сон, обоим в одну ночь, каждому сон особенного значения. И пришел к ним Иосиф поутру, увидел их, и вот, они в смущении. И спросил он царедворцев фараоновых, находившихся с ним в доме господина его под стражею, говоря: отчего у вас сегодня печальные лица? Они сказали ему: нам виделись сны; а истолковать их некому. Иосиф сказал им: не от Бога ли истолкования? расскажите мне" (40:1-8).
Удивительно, в какой взаимосвязи находятся пути Божьи с судьбами отдельных людей!
В доме благородного египтянина разыгрывается семейная драма. Втянутый в нее управитель дома, еврейский раб, незаслуженно обвинен и брошен в тюрьму, как жертва человеческого зла. Через время на дворе египетского монарха должна была разыграться другая драма - внутриполитического характера. Два царских чиновника, виночерпий и хлебодар, провинились перед своим государем и попали в ту же тюрьму, где был Иосиф.
На первый взгляд это совпадение, не имеющее никакого смысла: виновные находятся вместе с невиновным. Но все должно было случиться именно так, что начальник тюрьмы уже раньше отдал в руки Иосифа всех узников, а теперь приставил его к этим новым заключенным. Господь по Своему предведению направил все так, что виночерпий и хлебодар встретились с Иосифом.
Зачем нужна была встреча этих трех мужей? - Цель встречи откроется нам позже. На данный момент Бог освещает только ближайший план Своего водительства: два египтянина, жившие в языческом мире, должны были познакомиться с Богом Израиля.
Бог нередко обращается к людям через Своих богобоязненных мужей. Для того чтобы человек, не знающий Бога, мог понять Его язык. Господь посылает к нему Своего свидетеля и говорит через его уста. Бог подготовил египетских чиновников к разговору с Иосифом через сновидения, в которых по их предчувствию скрывалось что-то серьезное.
Однажды утром Иосиф заметил, что его подопечные смущены. Бог заговорил с ними, но прежде позаботился о том, чтобы рядом был человек, способный истолковать Его язык. Этим человеком был Иосиф.
Предчувствуя, что в своих сновидениях соприкоснулись с потусторонним миром, виночерпий и хлебодар оказались в полной растерянности: "...Нам виделись сны, а истолковать их некому". В словах египтян обнаруживается глубочайшая нужда и беспомощность язычества, которое не знает пути к Богу и поэтому зависит от посредника. Иосиф указывает им на Бога Израилева: "Не от Бога ли истолкования? Расскажите мне". Иосиф указывает им на Бога, чтобы они могли узнать от Него истину о самих себе и о своей судьбе, чтобы могли услышать и понять Божий разговор. Удивительно, как Иосиф приступает к делу. Он говорит об истолковании тайны, беспокоившей египтян, как о чем-то само собой разумеющемся. Простой узник, распорядитель тюрьмы, открывается двум египетским чиновникам как душепопечитель и пророк. Он спокоен, так как понимает, что истолкование - дело Божье, а он только объявляет волю Божью, как человек, который сам стоит перед Богом.

Сны и их истолкование
"И рассказал главный виночерпий Иосифу сон свой, и сказал ему: мне снилось, вот виноградная лоза предо мною; на лозе три ветви. Она развилась, показался на ней цвет, выросли и созрели на ней ягоды. И чаша фараонова в руке у меня. Я взял ягод, выжал их в чашу фараонову, и подал чашу в руку фараону. И сказал ему Иосиф: вот истолкование его: три ветви - это три дня. Через три дня фараон вознесет главу твою, и возвратит тебя на место твое, и ты подашь чашу фараонову в руку его, по прежнему обыкновению, когда ты был у него виночерпием. Вспомни же меня, когда хорошо тебе будет; и сделай мне благодеяние, и упомяни обо мне фараону, и выведи меня из этого дома. Ибо я украден из земли Евреев; а также и здесь ничего не сделал, за что бы бросить меня в темницу. Главный хлебодар увидел, что истолковал он хорошо, и сказал Иосифу: мне также снилось: вот на голове у меня три корзины решетчатых; в верхней корзине всякая пища фараонова, изделие пекаря; и птицы клевали ее из корзины на голове моей. И отвечал Иосиф, и сказал: вот истолкование его: три корзины - это три дня; через три дня фараон снимет с тебя голову твою, и повесит тебя на дереве, и птицы будут клевать плоть твою с тебя" (40:9-19).
На удивление простыми кажутся нам эти таинственные сны, когда их освещает луч Божественного света. Мысли Божьи всегда просты, но понять их может только тот, кто просвещен Духом Святым. Иосифу дано было распознавать сны, посланные Богом. Он не был водим предположениями своего сердца. Он понимал Бога.
Истолковывая виночерпию сон, Иосиф видит и следующую часть Божьего плана. Он понимает, что встреча с этими чиновниками может послужить к изменению его участи. В сердце Иосифа рождается надежда. Виночерпий послан Богом спасти его! В этом Иосиф видит Божий план и говорит виночерпию: "Вспомни же меня, когда хорошо тебе будет... упомяни обо мне фараону, и выведи меня из этого дома".
Не слишком ли Иосиф понадеялся на человека? Дальнейшие события подтверждают, что надежда на человека тщетна.
Мы прекрасно понимаем состояние Иосифа. У него появилась робкая надежда на освобождение, и в связи с этим он рассказывает виночерпию свое прошлое: "Я украден из земли евреев; а также и здесь ничего не сделал, за что бы бросить меня в темницу". У Иосифа могли возникнуть мысли, что виночерпий попал в тюрьму за проступок и все же освобождается, а он - невиновный, и должен оставаться в заключении. И хотя в этот момент Иосифу блеснул луч надежды, он должен был томиться в ожидании еще долгих два года (41:1). Он еще не может осмыслить, что продажа его из отцовского дома и заточение в тюрьму - Божье водительство.
Ободрившись удачным истолкованием сна виночерпия, главный хлебодар тоже обратился к Иосифу. Истолкование его сна было явно не в его пользу. Хлебодар должен был услышать суровый приговор. Вопрос, почему Бог поступает с этими египтянами по-разному, не затрагивается. Мы видим в одном случае Божью милость, в другом - Божью строгость. Нет сомнения - Бог поступил справедливо.

Исполнение толкований Иосифа
"На третий день, день рождения фараонова, сделал он пир для всех слуг своих, и вспомнил о главном виночерпии и главном хлебодаре, среди слуг своих; и возвратил главного виночерпия на прежнее место, и он подал чашу в руку фараону. А главного хлебодара повесил, как истолковал им Иосиф. И не вспомнил главный виночерпий об Иосифе, но забыл его" (40:20-23).
Надежда, которую Иосиф возложил на человека, не осуществилась. "И не вспомнил главный виночерпий об Иосифе, но забыл его". Кажется, что под этой главой можно написать крупными буквами: "Напрасно!". Надежда Иосифа рухнула. Но в действительности рухнула только надежда, возложенная на человека. Бог, как мы увидим это в следующей главе, действует и вскоре раскроет смысл Своих путей. Но пока перед глазами Иосифа глухая стена. Господь требует от него терпения и веры еще долгих два года.

ВОЗВЫШЕНИЕ ИОСИФА
Быт. 41 гл.

Вмешательство Бога
"По прошествии двух лет фараону снилось: вот, он стоит у реки. И вот, вышли из реки семь коров, хороших видом и тучных плотию, и паслись в тростнике. Но вот, после них вышли из реки семь коров других, худых видом и тощих плотию и стали подле тех коров, на берегу реки. И съели коровы худые видом и тощие плотью семь коров хороших видом и тучных. И проснулся фараон, и заснул опять, и снилось ему в другой раз: вот, на одном стебле поднялось семь колосьев тучных и хороших. Но вот, после них выросло семь колосьев тощих и иссушенных восточным ветром. И пожрали тощие колосья семь колосьев тучных и полных. И проснулся фараон, и понял, что это сон. Утром смутился дух его, и послал он, и призвал всех волхвов Египта и всех мудрецов его, и рассказал им фараон сон свой, но не было никого, кто бы истолковал его фараону. И стал говорить главный виночерпий фараону, и сказал: грехи мои вспоминаю я ныне. Фараон прогневался на рабов своих, и отдал меня и главного хлебодара под стражу в дом начальника телохранителей. И снился нам сон в одну ночь, мне и ему, каждому снился сон особенного значения. Там же был с нами молодой Еврей, раб начальника телохранителей. Мы рассказали ему сны наши, и он истолковал нам каждому соответственно с его сновидением, И как он истолковал нам, так и сбылось: я возвращен на место мое; а тот повешен. И послал фараон, и позвал Иосифа; и поспешно вывели его из темницы. Он остригся и переменил одежду свою, и пришел к фараону. Фараон сказал Иосифу: мне снился сон, и нет никого, кто бы истолковал его, а о тебе я слышал, что ты умеешь толковать сны. И отвечал Иосиф фараону, говоря: это не мое, Бог даст ответ во благо фараону" (41:1-16).
Темой предыдущей главы была судьба Иосифа и двух египетских чиновников. Сорок первая глава затрагивает уже судьбу самого фараона и всего египетского государства. Сон фараона сам по себе является вмешательством Бога. Бог обращается к фараону через сон, как это часто делает с теми, кто не знает Его (20:3-7; 40:9-19; 41:1-8). Описание снов отличается краткостью и выразительностью.
Кажется, утром фараон должен был облегченно вздохнуть: увиденное ночью не было действительностью. Но нет, фараон смущен, как и его два чиновника в прошлом. Сны имеют какое-то значение, но какое? Фараон призывает всех волхвов и мудрецов Египта, однако истолковать сны никто не может.
Советники фараона беспомощны. Но среди придворных есть один, с кем Бог Израиля уже говорил подобным образом. Это главный виночерпий. Он удостоверился в истинности Божьего слова, но, похоже, не сделал для себя никаких выводов. Услышав о снах фараона, он вспоминает свой собственный. Увидев беспомощность фараона, он вспоминает свою ситуацию. При этом он вспоминает и Иосифа, через которого Бог открыл ему значение сна.
Вспомнив вину, за которую попал в тюрьму, виночерпий вспомнил и того, кто предсказал ему освобождение. Возможно, он вообще никогда не подумал бы об Иосифе, если бы не эта чрезвычайная ситуация, в которую попал теперь фараон.
Если виночерпий забыл об Иосифе, то Бог не забыл его и не оставил. Дальше мы увидим, что Бог не только помнил об Иосифе, но имел во внимании и судьбу фараона и его страны. Планы Божьи раскрываются перед нами все шире, и мы не можем не заметить, что в них включена судьба Израиля, судьба всего человечества.
Как быстро меняется сцена, когда вмешивается Бог! Пока ставка делалась на человека, Иосиф ожидал в тюрьме, никто его не освобождал. А теперь во всем наблюдается спешка - Иосиф приводит себя в порядок и идет к фараону.
Краткий диалог между фараоном и Иосифом открывает противоположность двух миров, двух мировоззрений: мира язычества и мира веры. Слова фараона: "О тебе я слышал, что ты умеешь толковать сны" говорят о суеверии. По мнению фараона, понимание потустороннего мира зависит от знания или способностей человека. Фараон принимает Иосифа за чудотворца или тайноведца. Ответ Иосифа направляет взгляд человека прямо на Бога: "Это не мое; Бог даст ответ во благо фараону". В этой формулировке можно усмотреть молитвенную жизнь Иосифа, которая является основанием пророческой уверенности. В ответе "во благо фараону" скрывается уверенность в милосердии Бога, что Он имеет добрые намерения о фараоне и обо всем государстве.

Иосиф как пророк
"И сказал Иосиф фараону: сон фараонов один: что Бог сделает, то Он возвестил фараону. Семь коров хороших, это семь лет; и семь колосьев хороших, это семь лет: сон один. И семь коров тощих и худых, вышедших после тех, это семь лет, также и семь колосьев тощих и иссушенных восточным ветром, это семь лет голода. Вот почему сказал я фараону: что Бог сделает, то Он показал фараону. Вот, наступает семь лет великого изобилия во всей земле Египетской. После них настанут семь лет голода; и забудется все то изобилие в земле Египетской, и истощит голод землю, и неприметно будет прежнее изобилие на земле, по причине голода, который последует, ибо он будет очень тяжел. А что сон повторился фараону дважды, это значит, что сие истинно слово Божие, и что вскоре Бог исполнит сие. И ныне да усмотрит фараон мужа разумного и мудрого, и да поставит его над землею Египетскою. Да повелит фараон поставить над землею надзирателей и собирать в семь лет изобилия пятую часть с земли Египетской. Пусть они берут всякий хлеб этих наступающих хороших годов, и соберут в городах хлеб под ведение фараона в пищу, и пусть берегут. И будет сия пища в запас для земли на семь лет голода, которые будут в земле Египетской, дабы земля не погибла от голода" (41:25-36).
Никто из представителей человеческой мудрости не смог истолковать фараону его сны. Действительно, фараон видел непостижимое и абсурдное для человеческого разума. Это же невероятно - тучные коровы вошли в утробу весьма худых, и было совершенно незаметно, что они вошли в них,- коровы остались такими же тощими!
Сначала сны были непонятными и загадочными, но после истолкования Духом Святым они становятся предельно простыми и ясными. Иосиф очень конкретно говорит: "Сон фараонов один: что Бог сделает, то Он возвестил фараону". Бог снимает повязку с глаз фараона и показывает ему, что он, вместе со своим государством, стоит перед лицом надвигающегося бедствия. Сон - это предупредительный сигнал перед гигантской волной, готовой смести все на своем пути. После семи лет изобилия настанут семь лет голода.
Иосиф ничуть не сомневается в правильности истолкования сна, говорит как власть имеющий, как уполномоченный Высшим авторитетом. По этой причине он сразу дает фараону разумные советы, зовущие к конкретным делам.
Если Бог посылает Свое слово для предупреждения, то муж веры должен принять его как указание для дальнейших действий. Чтобы исполнить волю Божью, нет надобности прибегать к помощи какого-то специалиста. Это все под силу тому, кто исполнен Духом Святым. Только водимый Духом Божьим может уразуметь слово Божьего предупреждения и определить, что нужно делать в настоящее время. Иосиф услышал слово Бога и на основании его указал фараону путь спасения для его народа и, как оказалось впоследствии, для всего мира.
Эта история показывает, как слово Божье повлияло на внутригосударственную социальную политику. Иосиф, побуждаемый этим словом, предложил целый ряд реформ в государстве. Он посоветовал фараону поставить над Египтом человека мудрого и сведущего и подчинить ему всех надзирателей, собирающих хлеб в египетские житницы. Он предложил установить для этой цели закон, чтобы вся страна в течение семи лет плодородия отдавала фараону пятую часть всех произведений земли.

Иосиф как владыка
"Сие понравилось фараону и всем слугам его. И сказал фараон слугам своим: найдем ли мы такого, как он, человека, в котором был бы Дух Божий? И сказал фараон Иосифу: так как Бог открыл тебе все сие, то нет столь разумного и мудрого, как ты; ты будешь над домом моим, и твоего слова держаться будет весь народ мой; только престолом я буду больше тебя. И сказал фараон Иосифу: вот, я поставляю тебя над всею землею Египетскою. И снял фараон перстень свой с руки своей, и надел его на руку Иосифа; одел его в виссонные одежды, возложил золотую цепь на шею ему; велел везти его на второй из своих колесниц и провозглашать пред ним: преклоняйтесь! И поставил его над всею землею Египетскою. И сказал фараон Иосифу: я фараон: без тебя никто не двинет ни руки своей, ни ноги своей, во всей земле Египетской. И нарек фараон Иосифу имя: Цафнаф-панеах; и дал ему в жену Асенефу, дочь Потифера, жреца Илиопольского. И пошел Иосиф по земле Египетской. Иосифу было тридцать лет от рождения, когда он предстал пред лицо фараона, царя Египетского. И вышел Иосиф от лица фараонова, и прошел по всей земле Египетской" (41:37-46).
Фараон и его придворные увидели сверхъестественную мудрость Иосифа. Дело, кажущееся теперь простым, не могли разгадать мудрецы Египта. Поэтому фараон и его чиновники усматривают источник мудрости Иосифа в Боге: "Найдем ли мы такого, как он, человека, в котором был бы Дух Божий?"
Признавая разумность совета, данного Иосифом, фараон немедленно ставит вопрос о том, кто мог бы выполнить его предложения в интересах страны, и решает этот вопрос в пользу Иосифа. Фараон ставит Иосифа правителем своего двора, а также первым после царя правителем всей страны. Иосиф мгновенно возвышается с положения иноземного раба переходит в положение первого министра. Иосифу, по воле фараона, оказаны самые высокие почести. "И снял фараон перстень свой с руки своей, и надел его на руку Иосифа". Это означало, что фараон наделил своего заместителя широчайшими полномочиями.
Фараон поставил Иосифа над всем Египтом. Подтверждая полномочия Иосифа, фараон дает ему новое египетское имя Цафнаф-панеах, что значит спаситель мира (Вульгата, латинский перевод) или открыватель тайн (по Иосифу Флавию). Во всяком случае, новое имя выражало мысль, что Иосиф - посланный Богом человек, который спасет Египет.
Затем фараон дает Иосифу в жены Асенефу. Ее отец Потифер был жрецом в городе Он, иначе называвшемся Гелиополис или Бефсамис, что значит "дом или город солнца". Каста жрецов была особенно влиятельна, и родственная связь с Потифером еще больше возвысила Иосифа. Посредством этого брака фараон вводит его в ряды высшей египетской аристократии.
Так Иосиф из низшего сословия пастухов поднимается до высших слоев общества, из тюрьмы выходит на престол. В тридцать лет он оказывается на вершине власти.
Обозревая пройденный Иосифом путь, можно сказать, что он был тяжелым, полным страдания и горя. Но Бог бодрствовал над Своим сосудом и целенаправленно, шаг за шагом исполнял Свои преднамерения и Свой план. Лишь спустя годы Бог пролил свет на сложнейшие обстоятельства в жизни Иосифа, и ему открылось чудное водительство Бога.

Иосиф как спаситель
"Земля же в семь лет изобилия приносила из зерна по горсти. И собрал он всякий хлеб семи лет, которые были плодородны в земле Египетской, и положил хлеб в городах; в каждом городе положил хлеб полей, окружающих его. И скопил Иосиф хлеба весьма много, как песку морского, так что перестал и считать; ибо не стало счета. До наступления годов голода, у Иосифа родились два сына, которых родила ему Асенефа, дочь Потифера, жреца Илиопольского. И нарек Иосиф имя первенцу: Манассия; потому что, говорил он, Бог дал мне забыть все несчастия мои и весь дом отца моего. А другому нарек имя: Ефрем; потому что, говорил он, Бог сделал меня плодовитым в земле страдания моего. И прошли семь лет изобилия, которое было в земле Египетской. И наступили семь лет голода, как сказал Иосиф. И был голод во всех землях; а во всей земле Египетской был хлеб. Но когда и вся земля Египетская начала терпеть голод, то народ начал вопиять к фараону о хлебе. И сказал фараон всем Египтянам: пойдите к Иосифу, и делайте, что он вам скажет. И был голод, по всей земле: и отворил Иосиф все житницы, и стал продавать хлеб Египтянам. Голод же усиливался в земле Египетской. И из всех стран приходили в Египет покупать хлеб у Иосифа; ибо голод усилился по всей земле" (41:47-57).
Из предыдущего отрывка мы узнали о стремительном возвышении Иосифа. Он принял управление Египтом. Свою власть и положение Иосиф не использует для того, чтобы обогатиться самому или отомстить своим врагам. Мы не видим, чтобы он старался восстановить свою честь или наказать виночерпия, Потифара и его жену. Мы не находим никаких сведений о его отдыхе после пережитых страданий. Напротив, мы узнаем, что после своего возвышения Иосиф немедленно приступает к интенсивному труду - к исполнению семилетнего плана спасения Египта.
Конец сорок первой главы - картина чрезвычайного плодородия в Египте. Семь лет Иосиф занимается грандиозной деятельностью - собирает хлеб в царские хранилища. Затем Библия кратко повествует о личной жизни Иосифа: о его семейном счастье и рождении сыновей, что было радостью для каждого отца на Востоке.
Знаменательны имена сыновей Иосифа, отображающие его душевное настроение. Манассия - заставляющий забыть. Иосиф хотел забыть все злоключения, пережитые им с того дня, как он покинул отцовский дом.
Если наречение первенца имеет более отрицательный смысл, хотя и заключает в себе элемент благодарения Богу, то имя второго сына - Ефрем, двойное плодородие,- указывает на положительные последствия возвышения Иосифа в Египте: избавление от бедствий и прославление. На Иосифе и его труде покоится благословение Авраама.
С прекращением плодородия в Египте и окрестных странах, таких как Ливия, Аравия, Палестина и Финикия, начался голод. В первое время жители Египта могли еще питаться собственными запасами. Но затем частные запасы истощились и народ стал вопиять к фараону, который послал их к Иосифу: "Пойдите к Иосифу, и делайте, что он вам скажет". Это значило, что ему передана вся власть и только через него можно было получить спасение. Так все внимание концентрируется на Иосифе.

БОГОСЛОВСКОЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ
Загадочность креста

Историю Иосифа можно рассматривать как продолжение повествования о страданиях Иакова. Только цель страданий у них разная. Страдания Иакова вели его к очищению, а страдания Иосифа долгое время были непонятны. Характер страданий Иосифа окутан загадочностью и кажущейся бессмысленностью. В них очень трудно увидеть намерения Божьи. С человеческой точки зрения, результатом этих страданий может быть только уничтожение.
Почему в этих страданиях трудно увидеть намерения Божьи? Потому что, во-первых, в них не видно выхода: Иосиф на своем пути встретил ров и тюрьму, то есть пожизненное рабство. Во-вторых, Иосиф предан в руки злых людей, на произвол бессердечных братьев. Если Бог хотел потрудиться над ним, то зачем Он отдал его в руки людей?
Понять намерения Божьи бывает трудно еще и потому, что страдания Его детей порой особенно мучительны, так как на них лежит видимость вины, а это тягостно и приводит к одиночеству.
И наконец, смысл страданий трудно понять потому, что они могут привести к разочарованию. Страдающий зачастую чувствует себя оставленным как Богом, так и людьми.
На фоне этих рассуждений у многих возникают вопросы: если Бог - Господь в церкви, то почему дети Божьи порой страдают от церкви? Если Он - Господь в мире, почему Он допускает, что мир обрушивается на Его детей? Если Бог справедлив, почему Он допускает, что Его дети, будучи невинными, становятся виновными в глазах мира, почему Он позволяет придать этому обвинению вид справедливости? Если Бог слышит молитвы, то почему Он молчит, когда Его дети страдают? И вообще, владычествует ли Бог над всем миром? Есть ли в этой жизни справедливость? Приведут ли наши пути к желанной цели?
Если бы мы научились во всех ситуациях жизни видеть водительство Божье, Его любящую и благодеющую руку, тогда в один миг разрешились бы все наши проблемы и исчезла бы внутренняя напряженность. Тогда страдания приобрели бы и в наших глазах высший смысл.

Путь креста
Первая часть истории Иосифа говорит, что страдания детей Божьих являются целенаправленным и планомерным водительством Божьим даже в том случае, если они не представляют собой ни наказания за грех, ни средства очищения страдающего. Нас не должно удивлять, что страдания кажутся порой бессмысленными и безнадежными. Бог говорит: "Мои мысли - не ваши мысли, ни ваши пути - пути Мои..."
Множественность средств, используемых Богом для достижения цели, непостижима для человека. Конфликт в еврейском доме в маленькой Палестине, продажа в рабы еврейского юноши, его служение в доме египетского начальника, семейная драма в доме Потифара, трагедия в жизни придворных фараона, сны фараона и, наконец, голод на целом континенте - вот только некоторые главные звенья в цепи средств, использованных Богом в истории Иосифа. Это не просто отдельные, случайные происшествия. Из этих событий складывается общая картина, в них просматривается водительство Божье.
Может ли человек со своим узким кругозором постигнуть все, что делает Бог? Находясь в страданиях, мы иногда долго не можем понять, где именно Бог приготовил выход из тягостных обстоятельств и спасение. Таким же непостижимым для нашего разума является и число целей, преследуемых Богом, когда Он проводит нас через страдания. Через страдания Иосифа Бог научил его самого идти путем креста, привел его братьев к покаянию, привел Иакова к полной отдаче в Божьи руки, открыл языческому дому Потифара имя Бога Израилева, принес порядок и свет в тюремные камеры, приставил к двум египтянам Своего душепопечителя, приготовил спасение не только для Египта, но и для всей Малой Азии, исполнил данное Аврааму обетование о благословении в семени его всех народов тем, что сохранил семью будущего Спасителя и т. д.
Мы не можем предугадать, какие цели преследует Бог, сколько положительных действий произведут наши страдания, если только мы в послушании будем следовать Его воле. Если в наших страданиях совершенно не видно никакого просвета, то история Иосифа показывает нам, что Божье водительство можно
понять, только увидев конец пути, уразумев цель Божьих действий.
Водительство Божье чем-то похоже на работу ткача, изготавливающего ковер. Постепенно на нем вырисовывается прекрасный узор, но его видно только с лицевой стороны. На изнаночной же стороне можно видеть лишь множество разноцветных ниток, свисающих, казалось бы, в беспорядке и без всякого смысла. Мы видим водительство Божье только с изнаночной стороны, и нам кажется, что это сплошная бессмысленность, хаос и мрак. Но очи Господа сверху видят весь план, путь его осуществления и цель.
Согласно плана Божьего, путь креста ведет через смерть к жизни, через ночь к свету, через унижение к возвышению, через позор к славе. Наши глаза видят позор. Божьи глаза - славу. Иосиф стоял перед лицом смерти, не видя никакого выхода. Но ров, в который бросили его, оказался дверью к славе, рабство - путем к владычеству. Без последующей славы позор был бы бессмысленным.
Где же та вершина, с высоты которой, глядя на пройденный путь, можно увидеть Божий план, ведущий к славе? Существует ли в нашей жизни такая вершина? Здесь следует отметить некоторую разницу между нами и Иосифом. То, что мы не можем видеть в этой жизни. Бог по Своему предвидению показал Иосифу - лицевую сторону ковра, прекрасную и славную. Это сделано с той целью, чтобы мы, читая Писание, верили, что и у наших страданий есть другая, славная сторона. Для Иосифа его возвышение было той вершиной, с которой он увидел смысл Божьего водительства. Наша вершина - воскресение, с этой высоты мы увидим смысл и плод наших страданий. В настоящее же время наше странствование должно проходить под крестом и только в вере.

Призвание креста
Крест Христов связан не только с приговором, вынесенным нашей ветхой природе, не только со смертью для греха. Он является еще и символом жертвенного страдания ради блага других.
История Иосифа со всей ясностью показывает, что крест в жизни детей Божьих не является какой-то превратностью, это не инородное тело в их судьбе, но их призвание. В чем оно заключается?
Страдание и крест дают детям Божьим возможность открыть перед миром сущность Господа. Нашим согласием на страдания мы можем дать окружающим доброе свидетельство о Том, Кто был послушен до смерти (Фил.2:8), можем засвидетельствовать о том, что значит послушание, отдача и вера. Благословляя тех, кто злословит нас и причиняет несправедливость, мы свидетельствуем о Том, Кто "не злословил взаимно" (1Петр.2:23).
Как тяжело благословлять проклинающих, ходатайствовать за клевещущих, благодарить в страданиях! И все же Бог хочет, чтобы именно через эти трудности мы возвещали Его славу. Нет более сильного свидетельства о благости Божьей, как смиренное страдание детей Божьих. В истории Иосифа мы не встречаем ни слова о мести по отношению к жене Потифара, виночерпию или к братьям. Понесший неслыханную несправедливость от своих братьев. Иосиф прошел под тяжестью креста со многими слезами и проявил безграничную любовь к своим врагам.
Жизнь под тяжестью креста дает детям Божьим возможность показать миру ту силу, которой они побеждали, когда их гнали, бранили, злословили и убивали. Иосиф, образно говоря, умирал дважды: когда его продали и когда он попал в тюрьму. Его гибель была доказана дважды: окровавленная одежда свидетельствовала, что Иосиф мертв, а одежда, оставленная им в доме Потифэра, говорила, что Иосиф обречен. Но Господь был с ним и спас его.
Верные Богу христиане еще и сегодня страдают, терпят голод и холод, многие находятся в тюрьмах и умирают. Но каждый раз, когда кто-либо из Божьих детей остается твердым в вере до смерти, это является новым чудом, новым откровением славы Божьей перед глазами этого мира. Если дети Божьи, находясь в безвыходном положении, верят, что их страдания имеют смысл, и доверяют водительству Божьему, они являются откровением силы Божьей. Чудное призвание креста!
Крест детей Божьих отличается еще одной важной особенностью. Христиане не находят в мире признания или пощады, не находят для себя родины, они чужие для мира. Смиренным страданием дети Божьи указывают миру на его вину, свидетельствуют о нем, что дела его злы, и тем самым навлекают на себя смертельную ненависть с его стороны. Но это еще не все.
Люди мира, наблюдая за смиренным страданием народа Божьего, впоследствии изобличаются в собственном грехе. Так братья Иосифа, согрешившие в бессердечности против своего ближнего, впоследствии увидели свой грех перед Богом и перед отцом. Одна из целей креста состоит в том, чтобы показать миру его гибельное состояние и указать путь к освобождению от греха.
Прежде чем закончить рассуждения о призвании креста, отметим еще одну его особенность. Не возлюбив мир с его радостями, развлечениями и греховными наслаждениями, дети Божьи свидетельствуют ему, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с той славой, которая откроется в будущем (Рим.8:18). Они осуждают величие и славу этого мира и доказывают, что все называемое счастьем в этом мире на самом деле таковым не является. Это видно и в истории Иосифа. Его братья, защищая свою благополучную жизнь, избавились от нарушителя их покоя, но не были счастливы, а мучились все время в совести своей. Жена Потифара тоже не могла быть счастливой, так как знала, что поступила весьма мерзко.

Цель креста
"Что нам будет за наши страдания?" - спрашивают одни. А другие говорят: "Это жалкая теория евреев и христиан, которым снится будущее счастье, и страдают они лишь для того, чтобы за это что-то получить в потустороннем мире!" История Иосифа показывает, что в плане водительства Божьего действительно царит закон воздаяния - слава за страдания. Время вознаграждения наступит. Дети Божьи знают об этом достоверно. Надежда на будущую славу является силой креста. Но что это за слава?
Еще раз отметим, что Иосиф после возвышения не мстил своим врагам и не упивался богатством и счастьем. Время его возвышения связано с неутомимым трудом для блага Египта. Позднее к этому добавилась работа по обеспечению необходимым своего родства и попечение о братьях.
Будущей славе должно предшествовать не только уничижение, но и служение, и сотрудничество в деле Божьем. Крест и служение связаны между собой неразрывно. Так было у Иосифа и у всех других мужей веры. Самый яркий пример служения среди уничижения - это наш Господь Иисус Христос. Уподобление Ему - цель всякого истинно верующего. Это также цель Божьего водительства в нашей жизни.
Таким образом, шкалой нашего служения является наше отношение ко кресту. Добровольно принимая путь креста, дети Божьи уже на земле, среди всех переживаний, являются прославленными детьми Небесного Царя и, исполняя Его поручения, ожидают будущей славы на небесах.

БИБЛЕЙСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

На первый взгляд, Иосиф обладал значительным преимуществом по сравнению с нами. Ему было дано уже в этой жизни увидеть другую сторону креста, сторону славы и возвышения. А в наших страданиях последнее слово имеет смерть, мы вынуждены, не видя, верить тому, что и наш крест имеет другую сторону, сторону возвышения.
В действительности же дело обстоит наоборот. Иосиф во время своих страданий не видел никаких преимуществ пути креста, а мы видим перед собой путь Иисуса. С тех пор как Он Сам был унижен и затем прославлен, для нас унижение означает честь. С тех пор как Он умер - смерть побеждена, страдание для нас теперь - не гнев, не наказание, потому что наказание мира нашего было на Нем. Слава для нас - не несбыточная мечта, а уверенность, основанная на том, что Христос воскрес из мертвых. Когда мы взираем на воскресение Иисуса, нам открывается слава креста и мы понимаем, что страдания на нашем пути, как и у Иосифа,- это водительство Божье.
В страданиях Иосифа мы видим прообраз страданий Христа, хотя Его страдания были абсолютно чисты и безукоризненны. Иисус оставил Отцовский дом для того, чтобы проявить Свое полное послушание (ср. Быт.37:15 и Фил.2:6-8) и найти Своих братьев (ср. Быт.37:14 и Лук.19:10). Но мир видел в Нем претендента на престол. Мир не мог простить Господу Иисусу того, что Он позволил Себе притязать на Царя и Судью (ср. Быт.37:8 и Иоан.8:53; Матф.26:63-65). Братья предали Иисуса Христа из зависти (ср. Быт.37:4; Деян.7:9; Матф.27:18). Язычники осудили Сына Божьего, как преступника (ср. Быт.39:20 и Деян.7:52). Иисус пережил глубочайшее одиночество и среди Своих, и среди чужих. Люди не успокоились, пока не лишили Господа одежды и не вознесли на крест, не зная, что это послужит к Его прославлению (Иоан.12:23).
Глубокий смысл следующих слов с полным правом можно отнести к Господу: "Не вы послали меня, но Бог", "Бог послал меня перед вами, чтобы оставить вас на земле и сохранить вашу жизнь великим избавлением" (45:7). Иисус Христос подвизается теперь одесную Отца в трояком служении: как ходатай (священник), как пророк (учитель) и как владыка (царь) - так же, как Иосиф в Египте. Слова, сказанные фараоном об Иосифе, относятся и ко Христу: "Что Он скажет вам, то делайте" (ср. Быт. 41:55 и Иоан.2:5).
Пути Иосифа и Иисуса Христа схожи не только по внутренним, но и по внешним признакам. Оба страдают от своих и чужих: свои (соотечественники) предают их в руки язычников. И Иосифа, и Христа предает человек по имени Иуда. Иосиф продан за двадцать Серебреников (меньше цены раба), Иисус - за тридцать (цена раба). Оба встречают на жизненном пути двух преступников и одинаково возвещают одному из них освобождение, в то время как второго ожидает суд и наказание. Иосиф в своих страданиях является свидетелем креста Христова.
Наряду с очевидной схожестью, в страданиях Иосифа и Христа наблюдается существенная разница. Один страдает вынужденно, другой - добровольно (Иоан.10:18), один - не без греха, другой - совершенно невинный (Иоан.8:46). Если у одного все же появляется горечь (40:15), другой остается кротким, как агнец (Лук.23:34). Один умолял своих братьев помиловать его (42:21), виночерпия - походатайствовать за него, другой не просил помощи ни у людей, ни у Ангелов (Матф.26:51-53). Один восшел на земной престол и спасал людей от голода, другой восшел на небесный престол и спасает весь мир от вечной смерти.
Коренное различие в страданиях Иосифа и Христа заключается в том, что искупление от грехов дает миру только смерть Христа. Иосиф, будучи обычным грешным человеком, сделать этого не мог. Таким образом, пути страдания Иосифа и Христа, с одной стороны, удивительно схожи, а с другой - существенно различны.
В Ветхом Завете открывается многоразличное значение страданий избранных Богом людей:
страдание как наказание (Втор.5:9; 28:58-62);
страдание как очищение (Ис.48:10);
страдание как воспитание (Ос.2:8-20);
страдание как следствие вражды против Бога (Пс.119:5-7);
страдание как свидетельство против сатаны (Иов.1:6-12);
страдание как тайна, над которой торжествует вера (Пс.72:12-17; Иов.19:23-25);
страдание как заместительство - невинный страдает для искупления виновного (Ис.52:13-15; 53:1-12; Зах.11:12-13; 13:7).
Во всех пунктах речь идет о страданиях народа Божьего по различным причинам. И только в последнем пункте отмечается страдание Невинного за виновных, нуждающихся в искуплении. Здесь открывается тайна креста. Страдания Раба Божьего принесли искупление грешникам, а страдания рабов Божьих, которые они переносят за других, свидетельствуют о кресте Христа.
В Ветхом Завете мы видели схожесть между крестом Христа и крестом Его рабов. Новый Завет подтверждает эту мысль. Иисус сравнивает крест Учителя с крестом ученика и говорит об их схожести (Матф.10:24-25). Он указывает на то, что путь церкви и народа Божьего - это путь креста во все тысячелетия, от Иосифа до Христа, от Авеля, первого мученика, до сегодняшних страдальцев (Матф.23:34-36). Иисус требует от учеников, чтобы они, следуя за Ним, несли свой крест (Матф.16:24), и пророчествует, что они будут преследуемы (Матф.24:9; 10:17-23), и преследуемы даже во имя Господа (Иоан.16:2). Иисус дает ученикам обетование, что их ожидает на небесах слава, и говорит о блаженстве несения креста (Матф.5:10-12; Лук.6:22-23; Рим.8:17-18; 2Кор.4:16-18).
Несущему крест дано будет сесть на престоле одесную величия Божьего на небесах (Откр.3:21). Но на земле его удел - не слава и величие, а труд и служение (2Тим.4:7-8). Христианин призван идти по следам своего Господа, по следам Христа.
Первая часть истории Иосифа указывает на Христа как на невинную жертву и является прообразом церкви, идущей путем креста и страданий.

II
ВОДИТЕЛЬСТВО КАК ПОПЕЧЕНИЕ О ДУШЕ
Быт. 42 - 45 гл.

ПЕРВАЯ ПЛАВИЛЬНЯ
Быт. 42:1-28

Встреча на путях Божьего водительства
"И узнал Иаков, что в Египте есть хлеб, и сказал Иаков сыновьям своим: что вы смотрите? И сказал: вот, я слышал, что есть хлеб в Египте; пойдите туда, и купите нам оттуда хлеба, чтобы нам жить и не умереть. Десять братьев Иосифовых пошли купить хлеба в Египте, а Вениамина, брата Иосифова, не послал Иаков с братьями его; ибо сказал: не случилось бы с ним беды. И пришли сыны Израилевы покупать хлеб, вместе с другими пришедшими; ибо в земле Ханаанской был голод. Иосиф же был начальником в земле той; он и продавал хлеб всему народу земли. Братья Иосифа пришли, и поклонились ему лицом до земли" (42:1-6).
Фоном событий, описанных в сорок второй главе, является голод, чреватый для Ханаана катастрофическими последствиями. Иаков посылает своих десятерых сыновей в Египет, оставляя при себе только Вениамина.
В Пенуэле Бог боролся с Иаковом. Там Он сокрушил его, отнял у него силу и дал новое имя. После этого Бог отнял у Иакова еще двух дорогих ему людей: Рахиль и Иосифа. Это для Иакова было неимоверно тяжело. Но у него осталось последнее сокровище, которое он не хотел отдать Богу. Это был Вениамин - любимый сын от любимой жены.
"Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше" (Матф.6:21) - это непреложная истина. Бог желает, чтобы наше сердце было привязано только к Нему, поэтому Он потребовал у Иакова и Вениамина. Иаков должен пережить последнюю переплавку в процессе Божьего воспитания.
Упоминание о Египте для братьев могло быть весьма неприятным. Ведь именно туда они продали своего брата! Но судьба не предоставляет им выбора. Медлить нельзя. Наступивший голод прямо-таки гонит их в Египет.
Все обернулось так, что сыновья Иакова должны были встретиться с Иосифом как с начальником земли, продающим хлеб всему народу. Эта встреча с братом, против которого они грешили, является тем моментом, который Бог предсказал через сны Иосифа. Старшие братья должны были предстать перед младшим и поклониться ему до земли. Здесь виден результат Божьего водительства. Но цель Его водительства - не только исполнение пророчеств. В последующих событиях раскрывается, что Бог руководит жизнью и обстоятельствами послушных Ему во благо им, проявляя трогательную заботу об их душе.

Испытание братьев
"И увидел Иосиф братьев своих, и узнал их; но показал, будто не знает их, и говорил с ними сурово, и сказал им: откуда вы пришли? Они сказали: из земли Ханаанской, купить пищи. Иосиф узнал братьев своих; но они не узнали его. И вспомнил Иосиф сны, которые снились ему о них; и сказал им: вы соглядатаи; вы пришли высмотреть наготу земли сей. Они сказали ему: нет, господин наш; рабы твои пришли купить пищи. Мы все дети одного человека; мы люди честные; рабы твои не бывали соглядатаями. Он сказал им: нет, вы пришли высмотреть наготу земли сей. Они сказали: нас, рабов твоих, двенадцать братьев; мы сыновья одного человека в земле Ханаанской, и вот, меньший теперь с отцом нашим, а одного не стало. И сказал им Иосиф: это самое я и говорил вам, сказав: вы соглядатаи. Вот как вы будете испытаны: клянусь жизнью фараона, вы не выйдете отсюда, если не придет сюда меньший брат ваш. Пошлите одного из вас, и пусть он приведет брата вашего; а вы будете задержаны. И откроется, правда ли у вас; и если нет, то клянусь жизнию фараона, что вы соглядатаи. И отдал их под стражу на три дня" (42:7-17).
Можно ли в действиях Иосифа увидеть личную обиду, которой он дает сейчас волю? Кажется, будто в его словах слышна какая-то горечь. Но здесь же мы читаем, что встреча с братьями напоминает Иосифу о снах. Это дает ему возможность видеть во всем происходящем Божье водительство, Божий план и Божье попечительство. Теперь Иосиф сам становится душепопечителем, являясь чистым сосудом в руках Божьих.
Как попечитель, а не мститель поступает Иосиф на всем протяжении сурового допроса. За всем этим стоит Сам Бог. Братья попали в руки Бога, а не человека. Их жизнь наполнена грехами, отмечена виной, и они должны были вполне осознать это. С этой целью они подвержены суровому испытанию. Мягкость в этом случае неуместна и даже вредна.
Политическая ситуация того времени давала Иосифу повод обвинить братьев в шпионаже: "Вы соглядатаи; вы пришли высмотреть наготу земли". Положение сыновей Иакова было крайне безвыходным и отчаянным. Со шпионами во все времена расправлялись безжалостно. Допрос принимает драматический оборот. Иосиф спрашивает братьев, откуда они пришли и три раза повторяет свое обвинение: "Вы соглядатаи". Они стараются освободиться от подозрения, заявляя: "Мы все дети одного человека; мы люди честные". Но все бесполезно, Иосиф стоит на своем: "Вы пришли высмотреть наготу земли". Они объясняют ему свое происхождение, не ведая, какой оборот примет депо в связи с упомянутым ими меньшим братом.
Допрос вошел в новую стадию, стадию испытания. Иосиф требует, чтобы братья привели Вениамина. Как ярко видно в этот момент водительство Божье! Можно сказать, что через требование Иосифа к Иакову простерлась рука великого Бога. Человек веры должен отдать свое последнее, еще неотданное сокровище. Для братьев же это было испытание: "...Вы будете задержаны. И откроется, правда ли у вас".
Этот отрывок показывает нам братьев Иосифа в Божьей плавильне. Им дается время и возможность поразмышлять о прошлом. Для них настало время испытания, время жатвы того, что они сеяли в прошлом. Трое суток братья находились в томительном ожидании.

Пробужденный страх Божий
"И сказал им Иосиф в третий день: вот что сделайте, и останетесь живы; ибо я боюсь Бога. Если вы люди честные, то один брат из вас пусть содержится в доме, где вы заключены; а вы пойдите, отвезите хлеб, ради голода семейств ваших. Брата же вашего меньшего приведите ко мне, чтобы оправдались слова ваши, и чтобы не умереть вам. Так они и сделали. И говорили они друг другу: точно мы наказываемся за грех против брата нашего; мы видели страдание души его, когда он умолял нас, но не послушали; за то и постигло нас горе сие. Рувим отвечал им и сказал: не говорил ли я вам: "не грешите против отрока"? но вы не послушались; вот, кровь его взыскивается. А того не знали они, что Иосиф понимает; ибо между ними был переводчик. И отошел от них, и заплакал. И возвратился к ним, и говорил с ними, и, взяв из них Симеона, связал его пред глазами их. И приказал Иосиф наполнить мешки их хлебом, а серебро их возвратить каждому в мешок его, и дать им запасов на дорогу. Так и сделано с ними. Они положили хлеб свой на ослов своих и пошли оттуда. И открыл один из них мешок свой, чтобы дать корму ослу своему на ночлеге; и увидел серебро свое в отверстии мешка его. И сказал своим братьям: серебро мое возвращено; вот оно в мешке у меня. И смутилось сердце их, и они с трепетом друг другу говорили: что это Бог сделал с нами?" (42:18-28).
После трех дней, прошедших, должно быть, в сильных переживаниях, братья вышли на свободу, остался только один в качестве заложника. Египтянин передумал. Однако испытание остается в силе - Вениамина нужно привести.
Как бы сурово это ни выглядело, но Иосиф поступает в страхе Божьем. Он напоминает братьям о Боге, Которого нужно страшиться. Сознание того, что мы неизбежно окажемся в руках Божьих, формируется под влиянием страха Божьего. Для этого и даны были братьям трое суток передышки, чтобы они уразумели голос Божий и вникли в самих себя.
Братья попали в плавильню Божьего попечительства. Обстоятельства поставили их перед Богом, Которого нужно страшиться, и у них пробуждается страх Божий. В новом свете они вдруг видят свою ответственность за преданного ими брата: "Точно мы наказываемся за грех против брата нашего..." В этом свете открылись их глаза, и они увидели то, чего раньше не видели. Братья говорят о страдании души и мольбе Иосифа, о чем раньше не говорили. Они виновны не только в поступке против брата, но и в собственной слепоте, из-за которой не увидели тогда, что происходило в его душе.
Признавая свою вину против брата, сыновья Иакова видят действие непоколебимого закона возмездия. Теперь они страдают за те муки, что претерпел когда-то Иосиф: "За то и постигло нас горе сие". Рувим напоминает братьям, что он предупреждал их не грешить против отрока, но они не послушались его. О, как они должны были сожалеть теперь об этом!
Примечательно то, что человеку, во время разговора Бога, вспоминаются те грехи, которые долгое время не беспокоили его. Рувим вспоминает душераздирающие стоны и моления Иосифа.
Можно сделать вывод, что чувство вины у братьев было подлинным. Самообвинение совершается, как они думали, без свидетелей, не перед людьми, а перед Богом. Они не знали, что Иосиф их понимает, потому что общались через переводчика. И все же братья сознают свою вину лишь в своем кругу. Никакого признания перед людьми нет, даже отец ничего не узнает об этом. Продажа Иосифа и дальше сохраняется в тайне. Господь должен продолжить Свой труд, пока из сознания вины не созреет признание.
Братья не знали, что Иосиф понимает их. Это обстоятельство послужило не только тому, что стало известно расположение духа братьев, но и осветило внутренний мир Иосифа. Он отошел от них и заплакал. Это было пробужденное горячее братолюбие. Больше того, это было потрясение, вызванное тем плодом, который произвел Бог в сердце суровых людей.
Почему же Иосиф скрывает слезы и опять строго разговаривает с братьями, велит связать перед их глазами Симеона? Несомненно, он поступает как уполномоченный от Бога. Если бы Иосиф ориентировался только на свои чувства, то, наверное, немедленно рассказал бы братьям обо всем. Но он - орудие в руках Бога и в данный момент должен быть суровым. Как попечителю, ему необходимо сейчас тщательно скрывать свои чувства. А это - борьба.
На какое-то время чувства побеждают, и Иосиф отходит от братьев и плачет. А потом он опять овладевает собой и велит связать Симеона.
Иосиф продолжает свое скрытое служение братьям. Он тайно возвращает им их серебро, проявляет к ним доброту и любовь. Он дает им запас пищи на дорогу.
Обнаружив серебро в мешке, братья растерялись. Они оказались в незавидном положении: теперь их могут заподозрить в воровстве. Не поусердствовал ли здесь злой человек? Но братья уже начали понимать, что во всем этом нужно видеть руку Божью. Их страх усиливается: "И смутилось сердце их, и они с трепетом говорили друг другу: "Что это Бог сделал с нами?" Это страх людей, которые пришли к сознанию своей вины, но еще не имеют прощения.

ВТОРАЯ ПЛАВИЛЬНЯ
Быт. 42:29-38

Самооправдание братьев перед отцом. Требование от Иакова еще одной отдачи.
"И пришли к Иакову, отцу своему, в землю Ханаанскую, и рассказали ему все случившееся с ними, говоря: начальствующий над тою землею говорил с нами сурово, и принял нас за соглядатаев земли той. И сказали мы ему: мы люди честные; мы не бывали соглядатаями; нас двенадцать братьев, сыновей у отца нашего; одного не стало, а меньший теперь с отцом нашим в земле Ханаанской. И сказал нам начальствующий над тою землею: вот как узнаю я, честные ли вы люди: оставьте у меня одного брата из вас; а вы возьмите хлеб ради голода семейств ваших, и пойдите; и приведете ко мне меньшего брата вашего; и узнаю я, что вы не соглядатаи, но люди честные; отдам вам брата вашего; и вы можете промышлять в этой земле. Когда же они опорожняли мешки свои, вот, у каждого узел серебра его в мешке его. И увидели они узлы серебра своего, они и отец их, и испугались, И сказал им Иаков, отец их: вы лишили меня детей: Иосифа нет; и Симеона нет; и Вениамина взять хотите, - все это на меня! И сказал Рувим отцу своему, говоря: убей двух моих сыновей, если я не приведу его к тебе; отдай его на мои руки; я возвращу его тебе. Он сказал: не пойдет сын мой с вами; потому что брат его умер, и он один остался. Если случится с ним несчастье на пути, в который вы пойдете, то сведете вы седину мою с печалью во гроб" (42:29-38).
Возвратившись домой, сыновья почти дословно пересказывают отцу разговор во время допроса. При этом они снова подчеркивают свою честность: "Мы люди честные, мы не были соглядатаями". Этими словами они хотели убедить Иосифа, а теперь и отца в своей честности. Но честность их распространялась только на поход в Египет за хлебом. В этом случае они действительно были честными, они не были соглядатаями. В глубине же души у них таилось чувство вины против брата. Перед отцом они продолжают играть свою нечистую роль. Они скрывают вину человекохищничества и предательства по отношению к брату. Не является ли это последней попыткой человека избежать признания своей вины? В сердце они признали свою вину, но еще не исповедали ее.
Когда сыновья рассказали Иакову о том, что нашли в своих мешках серебро, он испугался. К страху из-за найденного серебра прибавляется страх за Вениамина, которого Иаков должен был отдать. Он обвиняет своих сыновей, но в его последних словах ("все это на меня") можно заметить предчувствие, что во все переживания и бедствия вмешивается могучая рука Бога.
Страдания и борьба Иакова достигли наивысшего предела, он переживает полное крушение в своей, некогда так бездумно устроенной семейной жизни. Мрачные тучи собрались над головой престарелого патриарха.
Не кажется ли нам, что мы возвратились к истории Иакова? Да, Бог вносит Свои последние поправки в его характер, Иаков и в старости должен глубоко переживать.
Вместе с тем через страдания отца Бог продолжает трудиться над душами его сыновей. Они находятся как бы между двух огней: с одной стороны, страх перед испытаниями от неузнанного ими Иосифа, а с другой - переживания за страдающего отца. Некто сказал, что тяжелейшими адскими муками для человека будут воспоминания о том, что он сделал в своей жизни против других людей. Если это так, то братья находятся в преддверии ада. Страдания отца действуют теперь на них, наверное, не меньше, чем страх за собственную жизнь.
Рувим, как первородный, предлагает своих двух сыновей в качестве заложников. Он чувствует свою вину за Иосифа, чувствует ответственность перед отцом. Не начинает ли в сердце сыновей зреть плод очищения?
Борьба в сердце Иакова еще не закончилась. Он еще не готов отдать младшего сына. Он категорически заявляет, что Вениамин не пойдет с ними.
Глава заканчивается тем, что Иаков видит себя на грани смерти: "Сведете вы седину мою с печалью в гроб". Сознание обреченности на смерть - это последнее испытание на пути креста. Человек не видит больше никакого выхода, но потом, глядя на свою жизнь с позиции вечности, он начинает понимать истинный смысл чудных Божьих путей.

Последняя борьба Иакова и окончательная отдача
"Голод усилился на земле. И когда они съели хлеб, который привезли из Египта, тогда отец их сказал им: пойдите опять, купите нам немного пищи. И сказал ему Иуда, говоря: тот человек решительно объявил нам, сказав: "не являйтесь ко мне на лицо, если брата вашего не будет с вами". Если пошлешь с нами брата нашего, то пойдем и купим тебе пищи. А если не пошлешь, то не пойдем; ибо тот человек сказал нам: "не являйтесь ко мне на лицо, если брата вашего не будет с вами". Израиль сказал: для чего вы сделали мне таков зло, сказав тому человеку, что у вас есть еще брат? Они сказали: расспрашивал тот человек о нас и о родстве нашем, говоря: "жив ли еще отец ваш? есть ли у вас брат?" Мы и рассказали ему по этим расспросам. Могли ли мы знать, что он скажет: "приведите брата вашего?" Иуда же сказал Израилю, отцу своему: отпусти отрока со мною; и мы встанем и пойдем, и живы будем и не умрем и мы, и ты, и дети наши. Я отвечаю за него, из моих рук потребуешь его. Если я не приведу его к тебе и не поставлю его пред лицом твоим, то останусь я виновным пред тобою во все дни жизни. Если бы мы не медлили, то уже сходили бы два раза. Израиль, отец их, сказал им: если так, то вот что сделайте: возьмите с собою плодов земли сей, и отнесите в дар тому человеку несколько бальзама и несколько меду, стираксы и ладану, фисташков и миндальных орехов. Возьмите и другое серебро в руки ваши; а серебро, обратно положенное в отверстие мешков ваших, возвратите руками вашими: может быть, это недосмотр. И брата вашего возьмите, и, встав, пойдите опять к человеку тому. Бог же всемогущий да даст вам найти милость у человека того, чтобы он отпустил вам и другого брата вашего и Вениамина. А мне если уже быть бездетным, то пусть буду бездетным" (43:1-14).
Голод на земле усилился. Выражение: "И когда они съели хлеб, который привезли из Египта" говорит о том, что Иаков и его сыновья отодвинули второе путешествие в Египет насколько только можно было. И если Иаков теперь соглашается отправить Вениамина, то только из-за крайней нужды. Больше медлить нельзя. Нужда заставляет его отдать последнее, хотя он делает еще одну попытку удержать Вениамина у себя. Сыновья категорически заявляют, что не пойдут без младшего брата.
Для Иакова круг замкнулся: перед ним страдание и боль разлуки с Вениамином, а вокруг, по всей земле, царствует голод. Иаков должен выбирать - либо отправить любимого сына в Египет, либо погибнуть вместе с ним от голода. Третьего пути нет. потому что хлеб только в Египте (в руках Иосифа). Находясь в таком безвыходном положении, Иаков начинает обвинять сыновей: "Для чего вы сделали мне такое зло?" Но Бог все повел так, что эти слова - уже не аргумент. Ведь там фигурировало не зло сыновей, а неумолимый допрос со стороны Иосифа, который прямо-таки заставил братьев выдать Вениамина.
Сыновья оправдываются, а Иаков видит свою беспомощность - он не в состоянии избежать своей судьбы или что-то предотвратить.
После этого в разговор вступает Иуда. Он указывает отцу на единственный выход для всей семьи - пойти в Египет и купить хлеб, чтобы остаться в живых. Иуда предлагает себя в залог за Вениамина.
Иаков капитулирует. Удивительно, что отдача обоих мужей происходит в одно время. Бог использует отдачу Иуды, чтобы и Иакова принудить к отдаче. Последняя крепость сопротивления отца завоевывается заместительной отдачей Иуды. Можно предположить, что в сердце Иуды произошло нечто весьма положительное - он готов на самопожертвование. В сердце же Иакова остается горечь утраты: "А мне если быть бездетным, то пусть буду бездетным". В этом высказывании слышится двойной смысл: выражение безропотного смирения или покорности судьбе, а с другой стороны - отдача Вениамина в руки милующего Бога.

ТРЕТЬЯ ПЛАВИЛЬНЯ
Быт. 43:15 - 34

Прием у Иосифа
"И взяли те люди дары эти, и серебра вдвое взяли в руки свои, и Вениамина, и встали, пошли в Египет и предстали пред лицо Иосифа. Иосиф, увидев между ними Вениамина, сказал начальнику дома своего: введи сих людей в дом, и заколи что-нибудь из скота, и приготовь, потому что со мною будут есть эти люди в полдень. И сделал человек тот, как сказал Иосиф, и ввел человек тот людей сих в дом Иосифов. И испугались люди эти, что ввели их в дом Иосифов, и сказали: это за серебро, возвращенное прежде в мешки наши, ввели нас, чтобы придраться к нам, и напасть на нас, и взять нас в рабство, и ослов наших. И подошли они к начальнику дома Иосифова и стали говорить ему у дверей дома, и сказали: послушай, господин наш, мы приходили уже прежде покупать пищи. И случилось, что, когда пришли мы на ночлег и открыли мешки наши,- вот серебро каждого в отверстии мешка его, серебро наше по весу его, и мы возвращаем его своими руками. А для покупки пищи мы принесли другое серебро в руках наших. Мы не знаем, кто положил серебро наше в мешки наши. Он сказал: будьте спокойны, не бойтесь; Бог ваш и Бог отца вашего дал вам клад в мешках ваших; серебро ваше дошло до меня. И привел к ним Симеона. И ввел тот человек людей сих в дом Иосифов, и дал воды, и они омыли ноги свои; и дал корму ослам их. И они приготовили дары к приходу Иосифа в полдень; ибо слышали, что там будут есть хлеб" (43:15-25).
Недоумение братьев по поводу приема в доме фараона мы поймем только тогда, когда сравним его с первым приемом. Тогда Иосиф говорил с ними сурово и велел бросить их в темницу. Теперь он велит ввести их в свой дом и приготовить для них обед. Бедных пастухов, которых первый раз арестовали как шпионов, теперь приглашают на обед к могущественнейшему человеку мировой державы.
Братья от такой любезности пришли в замешательство. Их теперь беспокоит возможное подозрение в воровстве серебра. С ворами в те времена, как и с соглядатаями, был короткий разговор. По кодексу Хаммурапи, например, вора ожидала смертная казнь. Увидят ли они когда-нибудь свободу? Братья находились в полной неизвестности. Они не могли допустить мысль, что все это происходит по доброжелательности хозяина. На их совести лежал грех человекохищничества. Их оскверненная совесть тревожится уже и в условиях любезного приема.

Обед
"И пришел Иосиф домой; и они принесли ему в дом дары, которые были на руках их, и поклонились ему до земли. Он спросил их о здоровье, и сказал: здоров ли отец ваш старец, о котором вы говорили? жив ли еще он? Они сказали: здоров раб твой, отец наш; еще жив. И преклонились они и поклонились. И поднял глаза свои, и увидел Вениамина, брата своего, сына матери своей, и сказал: это брат ваш меньший, о котором вы сказывали мне? И сказал: да будет милость Божия с тобою, сын мой! И поспешно удалился Иосиф, потому что воскипела любовь к брату его, и он готов был заплакать; и вошел он во внутреннюю комнату, и плакал там. И умыв лицо свое, вышел, и скрепился и сказал: подавайте кушанье. И подали ему особо, и им особо, и Египтянам, обедавшим с ним, особо: ибо Египтяне не могут есть с Евреями; потому что это мерзость для Египтян. И сели они пред ним, первородный по первородству его, и младший по молодости его, и дивились эти люди друг пред другом. И посыпались им кушанья от него; и доля Вениамина была впятеро больше долей каждого из них, И пили, и довольно пили они с ним" (43:26-34).
Иосиф возвращается домой, чтобы пообедать с гостями. Братья передали ему дары и поклонились до земли. Потом начинается беседа. Можно провести примечательную параллель между настоящей беседой и тем допросом, что устроил им Иосиф во время первого посещения. Он спросил о здоровье, спросил об отце.
Это тоже был допрос, но допрос из участия и любви. Нельзя забывать, что Иосиф действует не как частное лицо, а как орудие в руках Бога. Через прием Иосифа братья во всей полноте испытывают любовь Самого Бога.
И вот Иосиф увидел Вениамина! Мирная беседа внезапно прерывается. В сердце Иосифа разгорелась борьба чувств. Он готов оставить свое инкогнито, но, как попечитель, останавливает себя, потому что видит - Бог еще не достиг в братьях Своей цели. На какое-то мгновение чувства берут верх, и Иосиф снова вынужден удалиться, чтобы скрыть слезы. Это продолжалось недолго. Поборов свою слабость, Иосиф с сознанием долга вернулся к братьям и велел подавать еду.
В Египте существовали строгие кастовые различия. Иосиф, как породненный через жену с высшей священнической кастой, обедал отдельно. Египтянам не разрешалось есть вместе с иностранцами, тем более они не могли есть с еврейскими пастухами, которые принадлежали к низшей касте.
Сама трапеза приносит братьям новую неожиданность. Будто по какому-то таинственному всезнанию братьев посадили соответственно их возрасту. Ведь никто здесь не мог знать порядок их рождения! Глядя друг на друга, братья испытывают смущение и замешательство. Увидев, что доля Вениамина в пять раз больше, они крайне удивились: почему именно Вениамину оказана такая честь?
Главной мыслью этой главы можно назвать доброту, которая вначале потрясла сыновей Иакова, а потом победила их недоверие.
Над всем этим происшествием особым знаком стоят слова, сказанные начальником Иосифова дома: "Будьте спокойны, не бойтесь; Бог ваш и Бог отца вашего дал вам клад в мешках ваших". Эти слова должны были научить братьев Иосифа важнейшей истине: нам нужно добровольно предать себя в руку Божью, управляющую всеми событиями, в которой мы и находимся по Его милости.

ЧЕТВЕРТАЯ ПЛАВИЛЬНЯ
Быт. 44 гл.

Бог наказывает грех
"И приказал Иосиф начальнику дома своего, говоря: наполни мешки этих людей пищею, сколько они могут нести, и серебро каждого положи в отверстие мешка его; а чашу мою, чашу серебряную, положи в отверстие мешка к младшему, вместе с серебром за купленный им хлеб. И сделал тот по слову Иосифа, которое сказал он. Утром, когда рассвело, эти люди были отпущены, они и ослы их. Еще не далеко отошли они от города, как Иосиф сказал начальнику дома своего: ступай, догоняй этих людей, и, когда догонишь, скажи им: для чего вы заплатили злом за добро? Не та ли это чаша, из которой пьет господин мой? И он гадает на ней. Худо это вы сделали. Он догнал их, и сказал им эти слова. Они сказали ему: для чего господин наш говорит такие слова? Нет, рабы твои не сделают такого дела. Вот, серебро, найденное нами в отверстии мешков наших, мы обратно принесли тебе из земли Ханаанской: как же нам украсть из дома господина твоего серебро или золото? У кого из рабов твоих найдется, тому смерть; и мы будем рабами господину нашему. Он сказал: хорошо; как вы сказали, так пусть и будет: у кого найдется чаша, тот будет мне рабом, а вы будете не виноваты. Они поспешно спустили каждый свой мешок на землю, и открыли каждый свой мешок. Он обыскал, начал со старшего, и окончил младшим; и нашлась чаша в мешке Вениаминове" (44:1-12).
Рассуждая по-человечески, перед нами библейский рассказ о лукавстве человека. Иосиф, который проявил сердечную доброту к своим братьям, снабдил их пищей и возвратил им их серебро, вдруг задает новую загадку своими несправедливыми, на первый взгляд, действиями. Он велит тайно положить его чашу в мешок Вениамина и таким образом инсценирует воровство, наказуемое смертью. Особенно возмутительно то, что это могло породить недоверие между братьями и сделать Вениамина вором в их глазах.
Искусственно созданная вина братьев была двоякой: доброта знаменитого человека вознаграждается неблагодарностью, а также нарушен элементарный закон гостеприимства - братья обокрали хозяина. После этой целенаправленно подготовленной интриги следует арест ни в чем не виновных мужей. Смущает не только это, но и слова, которые Иосиф вкладывает в уста своего подчиненного: "Для чего вы заплатили злом за добро? Не та ли это чаша, из которой пьет господин мой? И он гадает на ней..." Неужели Иосиф - гадатель?
В толковой Библии по этому поводу говорится, что братья по опыту могли предполагать, будто Иосиф владеет даром предвидения, а это могло быть связано с гаданием на взятой ими чаше. "Здесь разумеется весьма употребительное для древних гадание по чаше - киликомантия, состоявшая в наблюдении за игрой лучей света на поверхности воды, налитой в чашу, или гидромантия, когда в воду бросали драгоценные вещи и по блеску их отгадывали будущее. Возможно, что Иосиф говорит домоуправителю о гадании в несерьезном тоне. Ссылка на гадание нужна была лишь для придания обвинению характера уверенности" (Лопухин. Толковая Библия).
Можно представить себе ошеломленность братьев, оказавшихся в этом случае простодушными и доверчивыми. Первая их реакция - возмущение и упрек: "Для чего господин наш говорит такие слова?" Сыновья Иакова очень уверенно отрицают то, в чем их подозревают. Сознавая свою невиновность, они сами приговаривают себя к рабству, а Вениамина - к смертной казни. Египтянин смягчает приговор и приступает к обыску. Он начал со старшего, у кого чаша не могла быть. "И нашлась чаша в мешке Вениаминовом".
Братья стоят перед фактом: они виновны перед правителем, у которого украдена чаша. Одновременно они становятся виновными и перед отцом, которого лишили теперь младшего сына. Возражать они не могут - вещественное доказательство налицо. Виновные сами вынесли себе приговор.
Ключ к пониманию действий Иосифа можно найти в словах братьев, сказанных ими во время их первого прихода в Египет: "Точно мы наказываемся за грех против брата нашего" (42:21). Чужестранец обвиняет их в шпионаже за то, что они много лет тому назад согрешили против брата. По человеческим оценкам причин и следствий они невиновны. Но они должны познать, что помимо человеческих оценок есть Божественные, есть оценки Того, Кто не ориентируется на понимания человека. По этим Божественным меркам братья виновны и пожинают то, что соответствует их делам. Если Иосиф, как орудие в руках Божьих, обвиняет братьев за дело, которого они не совершили, то Бог Своим судом обвиняет их за вину, которая лежит на их совести.
Итак, Бог может привлечь грешника к ответу через людей, от которых тот меньше всего ожидает этого. С другой стороны, на примере наказания братьев Писание показывает связь между согрешением человека и тем, как он наказан. Так братья терпят страх по той причине, что раньше они сильно напугали Иосифа, причинив ему страдание. В тюрьме Иосиф говорил виночерпию: "...Я украден из земли Евреев" (40:15). Теперь братья подозреваются в воровстве и обмане. Несмотря на самооправдание "мы люди честные", на возглас "как же нам украсть", их обвиняют в обмане. Точно так, как посредством вещественных доказательств они свидетельствовали о смерти Иосифа, так вещественным доказательством они уличены в воровстве. Во всяком случае, чудовищность их обвинения должна была напомнить им чудовищность их согрешения против Иосифа. Таким образом братья пожинают плоды своей несправедливости в отношении отца, брата и Бога.

Иуда как заместитель
"И разодрали они одежды свои, и, возложив каждый на осла своего ношу, возвратились в город. И пришли Иуда и братья в дом Иосифа, который был еще дома, и пали пред ним на землю. Иосиф сказал им: что это вы сделали? разве вы не знали, что такой человек, как я, конечно, угадает? Иуда сказал: что нам сказать господину нашему? что говорить? чем оправдываться? Бог нашел неправду рабов твоих; вот, мы рабы господину нашему, и мы, и тот, в чьих руках нашлась чаша. Но Иосиф сказал: нет, я этого не сделаю; тот, в чьих руках нашлась чаша, будет мне рабом, а вы пойдите с миром к отцу вашему. И подошел Иуда к нему, и сказал: господин мой, позволь рабу твоему сказать слово в уши господина моего, и не прогневайся на раба твоего; ибо ты то же, что фараон. Господин мой спрашивал рабов своих, говоря: "есть ли у вас отец или брат?" Мы сказали господину нашему, что у нас есть отец престарелый, и младший сын, сын старости, которого брат умер, а он остался один от матери своей, и отец любит его. Ты же сказал рабам твоим: "приведите его ко мне, чтобы мне взглянуть на него". Мы сказали господину нашему: отрок не может оставить отца своего; и если он оставит отца своего, то сей умрет". Но ты сказал рабам твоим: "если не придет с вами меньший брат ваш, то вы болев не являйтесь ко мне на лицо". Когда мы пришли к рабу твоему, отцу нашему, то пересказали ему слова господина моего. И сказал отец наш: "пойдите опять, купите нам немного пиши". Мы сказали: "нельзя нам идти; а если будет с нами меньший брат наш, то пойдем; потому что нельзя нам видеть лица того человека, если не будет с нами меньшего брата нашего". И сказал нам раб твой, отец наш: "вы знаете, что жена моя родила мне двух сынов. Один пошел от меня, и я сказал: верно он растерзан; и я не видал его доныне. Если и сего возьмете от глаз моих, и случится с ним несчастье, то сведете вы седину мою с горестью во гроб". Теперь если я приду к рабу твоему, отцу нашему, и не будет с нами отрока, с душою которого связана душа его, то он, увидев, что нет отрока, умрет; и сведут рабы твои седину раба твоего, отца нашего, с печалью во гроб. Притом я, раб твой, взялся отвечать за отрока отцу моему, сказав: "если не приведу его к тебе, то останусь я виновным перед отцом моим во все дни жизни". Итак пусть я, раб твой, вместо отрока останусь рабом у господина моего; а отрок пусть идет с братьями своими. Ибо как пойду я к отцу моему, когда отрока не будет со мною? я увидел бы бедствие, которое постигло бы отца моего" (44:13-34).
В отчаянии разодрав одежды, все братья возвращаются в город, чтобы вместе предстать перед Иосифом. Перед нами не капитуляция сыновей Иакова в виду представленных им доказательств. Доверие друг ко другу они тоже не потеряли, потому что уверены в своей невиновности. Как же расценивать тогда сокрушение Иуды: "Что нам сказать господину нашему? что говорить? чем оправдываться? Бог нашел неправду рабов твоих"?
Примечательно, что не первородный Рувим, а призванный Богом Иуда берет инициативу в свои руки. Он признает перед Иосифом вину свою и всех братьев, но не за украденную чашу, а за украденного ими из отцовского дома Иосифа. Через постигшие их обстоятельства братья поняли, что с ними заговорил Сам Бог.
Вина со стороны братьев признана. Однако Бог хочет от них еще большего: Он хочет их полного отречения от себя. Оно должно выразиться в передаче себя в руки другого или в волю другого. И вот тот самый Иуда, который когда-то не отважился заступиться за Иосифа, теперь готов вместе со своими братьями поручиться за Вениамина. Иосиф отклоняет это предложение. Рука душепопечителя "хватается" за Вениамина. Напряженность нарастает, братья загнаны в тупик. Они готовы теперь на все, ими овладевает страх - они боятся ответственности за жизнь любимого сына Иакова, боятся стать свидетелями страданий своего отца, боятся оказаться виновными в его смерти.
Когда еще не грозила прямая опасность, Иуда предложил себя в залог. Дать обещание всегда легче, чем его исполнить. После обещания от нас требуется конкретное действие. Теперь этот момент пришел. Теперь выясняется, что поручительство Иуды является подлинной отдачей всего себя за ближнего.
Иуда смело предстает перед Иосифом и ведет с ним сердечный разговор. Слова Иуды дают нам возможность посмотреть на результаты Божьего попечения, под влиянием которого эти мужи переплавлялись, пока из братоубийц и предателей не сделались людьми, способными на самопожертвование ради брата. Иуда всеми силами старается воздействовать на Иосифа: "Господин мой, позволь рабу твоему сказать слово в уши господина моего, и не прогневайся на раба твоего".
О чем так горячо просит Иуда? Ответ удивителен! Он просит не о помиловании, а о праве оставить родину, отцовский дом и личную свободу, чтобы на чужбине стать рабом.

ЦЕЛЬ БОЖЬЕГО ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА
Быт. 45 гл.

Иосиф открывается братьям
"Иосиф не мог болев удерживаться при всех стоящих около него, и закричал: удалите от меня всех. И не оставалось при Иосифе никого, когда он открылся братьям своим. И громко зарыдал он, и услышали Египтяне, и услышал дом фараонов. И сказал Иосиф братьям своим: я Иосиф, жив ли еще отец мой? Но братья его не могли отвечать ему; потому что они смутились пред ним. И сказал Иосиф братьям своим: подойдите ко мне. Они подошли. Он сказал: я Иосиф, брат ваш, которого вы продали в Египет. Но теперь не печальтесь, и не жалейте о том, что вы продали меня сюда; потому что Бог послал меня перед вами для сохранения вашей жизни. Ибо теперь два года голода на земле: еще пять лет, в которые ни орать, ни жать не будут. Бог послал меня перед вами, чтобы оставить вас на земле и сохранить вашу жизнь великим избавлением. Итак не вы послали меня сюда, но Бог, Который и поставил меня отцом фараону и господином во всем доме его, и владыкою во всей земле Египетской. Идите скорее к отцу моему и скажите ему: так говорит сын твой Иосиф: "Бог поставил меня господином над всем Египтом; приди ко мне, не медли. Ты будешь жить в земле Гесем; и будешь близ меня, ты, и сыны твои, и сыны сынов твоих, и мелкий и крупный скот твой, и все твое. И прокормлю тебя там, ибо голод будет еще пять лет; чтобы не обнищал ты, и дом твой, и все твое". И вот, очи ваши и очи брата моего Вениамина видят, что это мои уста говорят с вами. Скажите же отцу моему о всей славе моей в Египте и о всем, что вы видели; и приведите скорее отца моего сюда. И пал он на шею Вениамину, брату своему, и плакал; и Вениамин плакал на шее его. И целовал всех братьев своих, и плакал, обнимая их. Потом говорили с ним братья его" (45:1-15).
Действие слов Иуды Библия описывает предельно кратко: "Иосиф не мог более удерживаться..." Вероятно, Иосиф сам не знал, сколько братья должны находиться в плавильне Господней. В данный момент он увидел результат Божьего попечительства и не мог оставаться дальше судьей своих братьев. Судья в Иосифе побежден жертвенным заместительством Иуды.
Мы уже два раза видели Иосифа плачущим. Первый раз он так был взволнован, что отошел от братьев (42:24), второй раз - поспешно удалился (43:30). Теперь волнение овладело им так, что у него не было больше силы удаляться. Он только крикнул: "Удалите от меня всех!" До этого момента Иосиф подавлял свои чувства, сознавая, что должен послужить Богу как орудие в работе над сердцами братьев. Это была борьба между любовью маленького человека и строгостью великого Бога. Теперь же строгость Бога перешла в любовь, и сердце Иосифа почувствовало это. Поэтому он не стал более скрывать своих истинных чувств.
Наступил момент наивысшего накала. "Я Иосиф" - эти слова, как стрела, вонзаются в сердце братьев. Можно сказать, что всю свою жизнь братья чувствовали упреки совести, вспоминая свой грех. Теперь в один момент все изменилось: оказалось, что тот, кто был их судьей, - и есть Иосиф, против которого они боролись, которого убрали из жизни.
Предчувствуя действие своих слов, Иосиф добавляет смягчающий вопрос: "Жив ли еще отец мой?" Он недавно спрашивал об этом, но тем не менее спрашивает опять. Что это? Забота об отце или тоска, или намек на то, что он не думает о возмездии? Несмотря на это, братья так смутились, что не могли отвечать. Теперь они стояли лицом к лицу перед могуществом Божьим, выразившемся в столь неожиданном для них виде.
"Я брат ваш". Иосиф подзывает к себе братьев и объясняет, что он брат, а не судья. Властелин, сидящий на троне мировой державы, называет себя братом пастухов.
"Я Иосиф, брат ваш, которого вы продали в Египет". Здесь же он указал на их вину, которая разделила их как братьев: они его продали и разрушили узы братских отношений. По человеческому рассуждению, Иосиф должен был сказать: "Теперь вы мне уже не братья". Вероятно, Иосиф понимал, что у них может возникнуть такая мысль, поэтому сказал: "Но теперь не печальтесь, и не жалейте о том, что вы продали меня сюда". После этих слов Иосиф говорит о том, что сам постиг в тяжелейших страданиях души: все, что случилось, происходило под водительством Божьим. Три раза он повторяет: "Потому что Бог послал меня перед вами, чтобы оставить вас на земле и сохранить вашу жизнь великим избавлением".
Иосиф передает отцу весть, открывая братьям дальнейшие планы Божьи. Они должны сказать отцу, что Иосиф вознесен на престол Египта, что Иаков должен немедленно идти к нему и что Иосиф, как господин Египта, прокормит отца и его людей. Через судьбу Иосифа Бог определил будущее Израиля.
Удивленные братья узнают, что путь Иосифа в Египет был началом их пути. Но они еще в оцепенении. Иосиф старается вывести их из этого состояния словами: "И вот, очи ваши и очи брата моего Вениамина видят, что это мои уста говорят с вами". И только после того, как Иосиф упал на шею Вениамина, после того, как он поцеловал всех братьев, они могли свободно говорить с ним. Суровые мужчины, которые могли когда-то равнодушно смотреть на страдания своего брата, теперь сокрушены, а братские отношения восстановлены.

Иосиф вызывает Иакова в Египет
"Дошел в дом фараона слух, что пришли братья Иосифа; и приятно было фараону и рабам его. И сказал фараон Иосифу: скажи братьям твоим: вот что сделайте: навьючьте скот ваш, и ступайте в землю Ханаанскую; и возьмите отца вашего и семейства ваши, и придите ко мне; я дам вам лучшее в земле Египетской, и вы будете есть тук земли. Тебе же повелеваю сказать им: сделайте сие: возьмите себе из земли Египетской колесниц для детей ваших и для жен ваших, и привезите отца вашего и придите; и не жалейте вещей ваших, ибо лучшее из всей земли Египетской дам вам. Так и сделали сыны Израилевы. И дал им Иосиф колесницы, по приказанию фараона, и дал им путевой запас. Каждому их них он дал перемену одежд, а Вениамину дал триста Серебреников и пять перемен одежд. Также и отцу своему послал десять ослов, навьюченных лучшими произведениями Египетскими, и десять ослиц, навьюченных зерном, хлебом и припасами отцу своему на путь. И отпустил братьев своих, и они пошли. И сказал им: не ссорьтесь на дороге" (45:16-24).
Можно предположить, что переезд Иакова и его семейства в такой критический для Египта момент мог быть не очень желательным. Иосиф принимает самостоятельное решение о переезде Иакова, но будет ли с этим согласен сам фараон? Когда до фараона дошел слух, что пришли братья Иосифа, то это было приятно ему и рабам его. Мы опять можем видеть могучее действие Божьей руки.
Бог вложил в сердце фараона и его слуг мысль, чтобы снарядить целую экспедицию для перевозки Иакова. Бог использует для осуществления Своего плана спасения не только Иосифа, но и мировую державу язычников с ее вождями. Все события происходят под строгим наблюдением всевидящего и всезнающего Бога.
Фараон распоряжается о приглашении Иакова в Египет на почетных условиях. Этим он выражает благодарность своему министру и не жалеет ничего для родственников того, кто спас Египет. Фараон приказал, чтобы Иосиф снарядил лучшие колесницы Египта для транспортировки семейства из Ханаана а Египет, а сыновьям Иакова передал: "Не жалейте вещей ваших, ибо лучшее из всей земли Египетской дам вам".
Иосиф выражает свою любовь к братьям тем, что дает каждому перемену одежды. Когда-то из-за его цветного платья возникла в семье горькая зависть. Тогда братья сорвали с Иосифа его одежду, а теперь он, находясь на такой высоте, одевает своих братьев. Не напоминает ли это нам Господа Иисуса Христа, с Которого также сорвали одежду, но Который каждого из нас одевает в одежду Своей праведности?
"Не ссорьтесь на дороге". Такое напутствие Иосиф дает своим братьям. Можно ли в этом усматривать напоминание о том, что они, завидуя Иосифу, когда-то ссорились из-за него? Или это предупреждение, чтобы они не гневались один на другого, ища виновного в сделанном ими деле?
Давайте войдем в их положение. Братья внутренне покорены и прощены. Но в то же время они обнажены и вынуждены теперь рассказать отцу всю правду, признаться в своем грехе против него и Иосифа. Они идут к отцу, чтобы еще больше умалиться. Не естественно ли, что позор гнетет их и может вызвать в них гнев? Иосиф запрещает им предаваться плотским порывам. Старое упразднено, а помилование обязывает остерегаться новых греховных дел.

Радостная для Иакова весть
"И пошли они из Египта, и пришли в землю Ханаанскую к Иакову, отцу своему. И известили его, сказав: Иосиф жив, и теперь владычествует над всею землею Египетскою. Но сердце его смутилось; ибо он не верил им. Когда же они пересказали ему все слова Иосифа, которые он говорил им; и когда увидел колесницы, которые прислал Иосиф, чтобы везти его: тогда ожил дух Иакова, отца их. И сказал Израиль: довольно, еще жив сын мой Иосиф; пойду и увижу его, пока не умру" (45:25-28).
Иаков был смущен так же, как и его сыновья. Мы опять встречаем описание состояния человека, который не может вместить случившегося. Но это не обычное для плотского человека неверие, а непостижимость чуда Божьего, необъяснимого для разума. Иаков бессилен поверить, потому что не может вместить в свое сердце такую неожиданную для него весть: умерший не просто жив, но еще и находится на престоле мировой державы! Однако слова Иосифа и египетские колесницы, стоящие перед ним, убеждают его.
"Тогда ожил дух Иакова". Эти слова кратки, но как много в них сказано! И сказал Израиль: "Довольно, еще жив сын мой Иосиф". Эта весть для него больше, чем все драгоценные подарки. Он принял ее, она захватила его. К тому, кто был по его представлениям мертв и теперь жив, тянется его душа. Движимый отцовской любовью, Иаков готов отправиться в путь. Он пойдет к Иосифу с величайшей радостью, потому что получил из рук Божьих то, что должен был прежде отдать.

БОГОСЛОВСКОЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ

Люди по-разному относятся к своей судьбе. Одни в переживаемых страданиях видят последствия своих ошибок, в достигнутом успехе - плод своей верности и результат способностей. Определенное время такое понятие удовлетворяет человека, но в конце концов не выдерживает испытания жизнью. Другие в счастье и страдании, в успехе и нужде видят цепь слепых случайностей, которым они безвольно отданы. Поэтому они считают, что не стоит много думать об этом. Они живут, борются, трудятся, наслаждаются, сколько им удастся, но долго жить с таким понятием не могут из-за неуверенности. Третьи признают какое-то провидение, но не видят в нем вечно установленного плана и Того, Кто установил его. Такие люди отличаются пассивным поведением и тупым фанатизмом. По их мнению, человек - это всего-навсего передвигаемая чьей-то рукой пешка. И наконец, некоторые признают над собой властвующего над всем Бога как личность. Они признают, что Он посредством Своих великих планов руководит миром и судьбами людей. Но для многих из них Его мысли слишком высоки. Его действия слишком таинственны, чтобы познать Его водительство в своей жизни. Они говорят, что Бог, как Господин истории и судеб людей, далек для них и непостижим. По их мнению, между Богом и творением нет никакого моста, а что нам необходимо знать о Нем, написано в Библии.
Действительно, Бог открывается людям через Библию. Но, к сожалению, многим и многим чужд диалог с Богом. Люди не замечают или даже противятся Его водительству в своей ежедневной жизни.
Бог же ищет живого общения с нами. Он хочет, чтобы мы понимали Его Самого и Его чудное водительство в нашей повседневной жизни. Он хочет диалога.
Первая часть истории Иосифа показала нам водительство Божье как крест. Вторая часть тоже затрагивает крест и нужду, но показывает нам водительство Божье как целенаправленное попечительство. Жизнь - это диалог Бога с Его детьми. Мы должны быть готовы и способны выслушать Его и последовать за Ним, должны научиться во всем видеть Его руку. Какой богатой вследствие такого отношения к Богу становится наша жизнь! Счастье и успех, радость и труд, хлеб на столе и зарплата, а также злые дни, болезни, смерть, заботы и искушения - это все разговор Бога с нами. Как величественно открывается во всем Его благость и строгость! Как прекрасно в этом диалоге открывается нам Священное Писание, которое освещает наш путь, наш опыт и все стороны нашей жизни!
Бог печется о нас и таким образом говорит с нами. Воспринимая Божье попечение, мы тоже можем научиться попечительству.
Наша сторона этого важного дела заключается в том, чтобы прислушиваться к Божьим словам и понимать Его водительство. Бог хочет, чтобы наши глаза были открыты, чтобы мы видели те задачи, что Он ставит перед нами, и чтобы мы сами были открыты для тех людей, которых Он посылает навстречу нам. Так сердце Иосифа было некогда открыто для заключенных с ним в тюрьме. Он имел также открытое сердце и понимал планы Бога во встречах со своими братьями.
Иосиф показывает нам путь к пониманию Божьих желаний. Его отношения с Богом выражались в форме вопросов и ответов. Он мог сказать: "Бог даст ответ во благо фараону", потому что знал - ответы на все вопросы можно найти только у Бога. Он пережил много трудностей, но всегда пребывал в общении со своим Богом. Дух Божий жил в нем (41:38). Библия многократно отмечает, что Бог был с Иосифом. Этот человек жил словом Божьим и молитвой. Только так он мог понять Божьи действия в своей жизни и в жизни других, например в жизни виночерпия и своих братьев. Он мог наблюдать за попечением Бога о людях.
Кто видит попечительство Бога и понимает его, тот сам становится попечителем. Поэтому первая предпосылка для попечительства - открытое око и понимание Божьей заботы по отношению к себе самому, а потом и по отношению к другим. Попечитель о душах должен всегда считаться с тем, что попечителем является Сам Бог, а человек - только орудие в Его руках.
Нужно принять во внимание, что попечитель не должен подходить к людям с готовой программой формирования человеческой души. Он сам должен учиться у Господа, Который ставит перед ним задачи и дает поручения. Иосиф шаг за шагом следовал водительству Божьему: он узнал братьев, вспомнил о своих снах и понял, что в этом случае первое, что нужно - это пробудить в них страх Божий. Поэтому он говорил с ними сурово и даже заключил их на время в тюрьму. Он достиг того, что братья осознали и признали свою греховность и вину. И только увидев плоды покаяния, Иосиф открылся братьям.
Попечитель должен уметь ждать, ведь работает Бог! Иосиф ждал до третьей встречи с братьями, хотя это было мучительно долго для него. Ему, возможно, хотелось бы увидеть плоды после первой же встречи. Но он отпускает братьев, не достигнув результата. Попечитель должен быть готов и на это - отпустить от себя людей. Он должен уметь ждать, пока они опять придут, как это сделал Иосиф. У Бога есть средства, незнакомые нам, и Он может привести человека обратно, даже если он не желает этого. В случае с братьями Иосифа этим средством был голод.
А если люди все же не придут к нам? Что тогда? Тогда у Господа есть другие орудия, через которые Он продолжит Свою работу, как Он делал это, трудясь над братьями через страдания отца.
Для такого труда попечителю нужно не только время, но и смирение. Он не должен создавать давление сам, он обязан дать место Богу. Попечитель должен иметь святое благоговение перед попечительством Бога. Иосиф был свидетелем пробудившегося в братьях сознания греха, но не стал искусственно торопить события и ушел на задний план, предоставив Богу возможность действовать. Признания греха нельзя домогаться силой, оно должно созревать. И тот, кто заботится о душе, не должен опережать Бога, не должен мешать процессу созревания. Ему нужно прежде ясно увидеть, что плод покаяния созрел, и только тогда он может быть вестником прощения. Главнейшая задача попечителя состоит в том, чтобы показать брату лицо милующего Бога, Который во Христе стал нашим Братом.
История Иосифа показывает нам, что попечитель в некоторых случаях должен быть пассивным (предоставить Богу возможность действовать), а если это нужно и активным. Попечительство требует нашей активности в основном по двум направлениям: в проявлении любви к людям и в проявлении строгости Божьей.
Попечитель может принять участие в чужой беде, чисто по-человечески проявить сострадание. Через такое участие люди могут начать доверять ему и Тому, Кто уполномочил его. Но чувства попечителя должны проявляться только тогда и только до тех пор, пока они не противоречат водительству Божьему. В этом вопросе хорошим примером является Иосиф. До определенного времени он скрывал свои слезы, а потом дал своим чувствам свободный ход. Попечитель уполномочен Богом своей любовью открывать любовь Божью, как это делал Иосиф. Но для этого нужно находиться в постоянной зависимости от Бога.
Другая сторона деятельности попечителя выражается в строгости, даже в суровости и жесткости, как это было у Иосифа. Забота о душе требует конкретных слов о грехе, смерти и суде. Попечитель должен говорить правду, даже если она так горька, как слова Иосифа, сказанные хлебодару, или откровение фараону о предстоящем голоде. Попечитель обязан указывать людям на Бога, как Иосиф указывал на Него виночерпию, хлебодару, фараону и своим братьям. Он должен быть человеком, в котором люди замечают присутствие Бога, как это видели в Иосифе Потифар, начальник тюрьмы и фараон. Его жизнь должна быть свидетельством Божьего присутствия. Не зря ведь говорится, что жизнь христианина - тоже Библия, которую читают люди этого мира.
Рассмотрим еще раз три картины из истории Иосифа, которые дают нам возможность познакомиться с намерениями и характером Божьего попечительства.
Братья Иосифа как соглядатаи брошены а тюрьму. Они переживают смертельный страх. В такое положение Бог ставит иногда и нас. Мы порой переживаем нужду, которая ставит под вопрос наше существование. Мы бесполезно ищем причину. За этими обстоятельствами стоит Бог, Который обвиняет нас и спрашивает: "Кто ты такой?". Мы, возможно, не узнаем Его или не видим и отвечаем возмущением, доказываем, что мы - невинные жертвы слепого случая. Братья Иосифа, с одной стороны, действительно были невиновны. Они были жертвами необоснованного подозрения - ведь они хотели исполнить долг перед своими семьями! Они не могли допустить, чтобы их домочадцы умерли с голода, и потому попали в опасность. В этом отношении они правы, говоря: "Мы люди честные". Но Бог нас и не обвиняет в нашей порядочности. Он хочет, чтобы мы оценили, в каком мы отношении к Нему в целом, во всей нашей жизни, включая прошлое. Так во время допроса братья Иосифа должны были думать о том, как они прежде относились к своему брату. Мы нередко думаем только о том, правы ли те, которые нас обвиняют, а Бог имеет в виду вину, о которой люди могут ничего не знать.
Иногда Бог ничего не отвечает нам на наши вопросы и оправдания. У Него одна цель - Он хочет сокрушить нашу греховность. А это случается тогда, когда Ему удается вселить в наше сердце Свой страх. Когда же человеком овладевает страх Божий, тогда он начинает по-новому смотреть на жизнь. Если раньше мы видели только свое попранное право и честь, то, испытывая страх перед Богом, мы начинаем вспоминать просьбы и стоны Иосифа, то есть притязания брата к нам, и видим свою вину перед ним. Если раньше думали, что страдаем несправедливо, случайно, то страх Божий открывает нам, что это планомерное возмездие. Бог, трудясь над нашей душой, дает нам вместо страха человеческого страх Божий.
Братья Иосифа, бедные пастухи, - за трапезой у властелина. Здесь Божье попечительство открывается с противоположной стороны. Бог иногда осыпает нас самыми неожиданными благами. Мы в таком случае можем ложно успокоиться. Но Бог хочет сказать нам не о том, что Он доволен нами, а что Он милостив. Он хочет, чтобы мы чувствовали Его благость. Он хочет Своей благостью отнять у нас остаток самоуверенности. Он хочет, чтобы перед Его благодатью мы почувствовали себя недостойными Его милости. Те, которые пробудились для страха Божьего, сознают, что благость Божья умаляет их, сокрушает у них остаток всякой самоуверенности. Таким образом первая встреча с Иосифом пробудила в братьях страх Божий, а во время второй встречи доброта Иосифа сокрушила в них остаток самонадеянности.
Но Бог хочет еще большего. В Своей благости Он хочет завладеть нашим сердцем, хочет, чтобы мы доверились Ему. Он хочет заменить человеческую самоуверенность на доверие Богу. По природе мы замыкаемся в своем недоверии и маловерии по отношению к Богу и Его благости. Хотя Господь одаряет нас благами, мы страшимся вполне довериться Ему. Но Он преследует в нас именно эту цель. Он хочет достичь в нас такого доверия, чтобы мы и в будущем, будь это даже под ударами или испытаниями, вполне могли верить в Его благость и прощение.
Братья Иосифа, уличенные в преступлении, стоят перед своим судьей. Через случай с чашей братья Иосифа смогли, наконец, признать свою вину перед Богом.
Точно так, как это сделал Иосиф в жизни братьев, Бог иногда поступает с нами. Он задается целью обнажить наш грех, чтобы мы почувствовали вину перед Ним.
Кто никогда не признавал себя виновным перед Богом, тот никогда еще не чувствовал себя грешником, подлежащим суду, а значит, не решался прибегнуть к Богу за прощением. Бог для каждого человека предусматривает такой кризис. Он может использовать для этого самые удивительные средства. Через всевозможные смиряющие случаи Бог достигает в человеке того, чтобы он увидел себя грешником.
Братьев Иосифа Бог привел к сознанию греховности через "украденную" ими чашу. Теперь они стоят перед своим судьей, и Иуда выражает их состояние словами: "Бог нашел неправду рабов твоих".
Мы проникаемся истинным сознанием своей греховности перед Богом тогда, когда смотрим на Страдальца, висящего на Голгофском кресте. Мы можем оценить всю тяжесть нашей вины и греха против Бога только тогда, когда поймем, что это стоило жизни Сыну Божьему. И хотя мы лично не пригвождали Его ко кресту, все же мы понимаем, что виновны в Его смерти. Вследствие этого мы должны признать, что наш Судья имеет право на нас, как на рабов. Он осуждает нас и приговаривает к рабству. Его приговор для сокрушенного сердца не является неожиданностью, он повторяет лишь тот приговор, который вынесла нам наша совесть. Так было у братьев Иосифа (44:9-10), так это происходит и сейчас. Если мы отдаемся в собственность Бога, то становимся не рабами, а свободными, не теряем свою жизнь, а приобретаем ее.
Мы можем быть свободными только тогда, когда полностью доверимся той благости, которая звала нас. Мы можем быть свободными только тогда, когда в страхе Божьем отдадимся Иисусу, как подданные Его, и больше не будем оглядываться назад, желая сохранить свою самостоятельность.

БИБЛЕЙСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

Ветхий Завет открывает нам характер Божьего попечения через историю израильского народа и святых мужей. Бог воспитывает Свой народ двояким образом: посредством судов и посредством благодати. Его цель состоит в том, чтобы привести человека к страху Божьему и вере.
Чтобы научить народ страху Божьему, Господь применяет закон Моисеев. Провозглашением же Божьей благости были обетования, данные еще Аврааму, - о ханаанской земле, о великом имени и великом народе. Знамением судов являлось постоянное вмешательство Бога в жизнь народа, описанное в книгах Судей и Царств. Смысл этих судов заключался в том, что народ получал возмездие за грех. Посредством судов Бог хотел достигнуть очищения Израиля и, наконец, хотел достигнуть личной встречи, глубокого общения с людьми. Бог ведет Свой народ в пустыню, чтобы освободить его от идолов и научить послушанию. Он говорит через пророка: "И накажу ее за дни служения Ваалам, когда она кадила им и, украсивши себя серьгами и ожерельями, ходила за любовниками своими, а Меня забывала, говорит Господь. Посему вот, и Я увлеку ее, приведу ее в пустыню и буду говорить к сердцу ее" (Ос.2:13-14). Это и есть истинная забота Бога о Своем народе через суд.
Новый Завет рассказывает о Христе, приход Которого является вершиной Божьего попечения о человеке. Всемогущий и святой Бог ветхого завета в новом завете открывается в лице Иисуса Христа как милующий и прощающий. Громовой голос суда сменился словом благодати. Эта перемена более потрясающа, чем та, которая произошла в жизни братьев, когда Иосиф сказал им: "Я Иосиф, брат ваш".
Такой переворот в истории мира наступил, когда Слово стало плотью и приняло образ человека. Иисус мог сказать о Себе неслыханное: "Видевший Меня видел Отца" (Иоан.14:9). Видеть Иисуса - значит видеть Бога, а это на языке Библии означает вступить с Ним в новые отношения. Цель попечения о душе всегда заключалась в познании святого Бога. В период нового завета это познание означает способность за всеми загадками и судами истории и судьбы видеть и узнавать Господа Иисуса, во всех нуждах и страданиях иметь уверенность, что находишься в школе Божьего попечительства.
Новый Завет показывает нам Иисуса, Которого "братья" отвергли, предали и распяли. В то же время он показывает другого Иисуса, Иисуса как мирового Судью, "сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных" (Марк.14:62), чтобы судить живых и мертвых (Иоан.5:22), Который воскрес из мертвых и говорит: "Дана Мне всякая власть на небе и на земле" (Матф.28:18). Когда же Он явится во славе, то это будет для мира более потрясающим событием, чем заявление Иосифа: "Я Иосиф, брат ваш, которого вы продали в Египет". Поэтому Апостол Петр, обобщая свою проповедь, предупреждает слушателей: "Итак твердо знай, весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом Сего Иисуса, Которого вы распяли" (Деян.2:36).
Вторая часть истории Иосифа указывает на Христа, как на попечителя церкви на пути очищения. Тем, которые приходят к Богу со своими грехами, Новый Завет показывает Иисуса, Который не стыдится называть их братьями. После Своего воскресения Он не поспешил вознестись во славу небес, а пришел к скорбящей женщине и переживал о взволнованных учениках. Через Марию Магдалину Иисус открылся ученикам как Брат, Который жив и уверяет их и нас, что Он, как наш Брат, воссядет на престоле славы: "Иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему" (Иоан.20:17).
Конечная цель Божьего попечительства заключается в том, чтобы мы через познание Иисуса как нашего Брата могли принять дар спасения и вошли в чудо Его плана спасения. В смерти и воскресении Христа чудное водительство Бога открывается как высшее чудо, как план спасения мира. Наши грехи в этом плане были причиной Его смерти, но после этого уничижения Он вознесся на небо к Своему Отцу. Итак, "нисшедший, Он же есть и восшедший превыше всех небес, дабы наполнить все" (Еф.4:10).
История Иосифа указывает на Христа. Точно так, как Иосифа послали в Египет не братья, а Бог, так и Христа послал в мир Сам Бог (Иоан.3:16; Гал.4:4-5).
Иосиф, вероятно, понял, что гнев Божий был умилостивлен заступничеством Иуды. Это действие закона заместительства. Заместитель берет на себя вину за проступок и несет последствия за него. Смерть Христа - наше искупление от смерти. Поэтому, обратившись к Нему и получив прощение, мы не должны больше смущаться или тревожиться из-за грехов, сделанных прежде.
Братья Иосифа могли осознать свое спасение и прощение и заговорили с Иосифом только после братского поцелуя. Подобно этому, ученики могли иметь общение с воскресшим Христом, могли есть хлеб, который Он преломил, и беседовать с Ним после того, как Он открылся им как Спаситель. Участвуя в трапезе Господней, мы каждый раз утверждаемся в том, что Господь стал нашим Братом, что наш Брат, от Которого мы многократно отрекались, не отрекся от нас, вознесшись на престол славы, и не стыдится называть нас Своими братьями. Мы имеем Брата, являющегося Владыкой мира.
Попечительство Господа не ограничилось тем, что Он открылся нам как Брат и ушел на небо. Когда Он уходил от нас, то послал нам Заместителя, Который с тех пор является для церкви Попечителем и Утешителем (Иоан.14:16,26; 15:26; 16:7-15). Он послал нам Духа Святого, Который свидетельствует духу нашему, что мы дети Божьи (Рим.8:16), что мы братья Иисуса. Без Его откровения водительство и попечение Божье остались бы нам непонятными.

III
ВОДИТЕЛЬСТВО КАК ОБЕСПЕЧЕНИЕ В ЧУЖОЙ СТРАНЕ
Быт.46 - 47 гл.

ИЗ РОДИНЫ В СТРАНУ СКИТАНИЯ
Быт. 46:1 - 30

Отправление
"И отправился Израиль со всем, что у него было, и пришел в Вирсавию, и принес жертвы Богу отца своего Исаака. И сказал Бог Израилю в видении ночном: Иаков! Иаков! Он сказал: вот я. Бог сказал: Я Бог, Бог отца твоего; не бойся идти в Египет; ибо там произведу от тебя народ великий, Я пойду с тобою в Египет; Я и выведу тебя обратно. Иосиф своею рукою закроет глаза твои. Иаков отправился из Вирсавии; и повезли сыны Израилевы Иакова, отца своего, и детей своих, и жен своих на колесницах, которые послал фараон, чтобы привезти его. И взяли они скот свой и имущество свое, которое приобрели в земле Ханаанской, и пришли в Египет, - Иаков и весь род его с ним. Сынов своих и внуков своих с собою, дочерей своих и внучек своих, и весь род свой привел он с собою в Египет" (46:1-7).
Слова Иакова "пойду и увижу" (45:28) говорили о твердом решении отправиться на чужбину. Иаков предвкушал радость встречи с Иосифом. В то же время мы замечаем, что Иаков в страхе. Господь сказал ему: "Не бойся идти в Египет". Был ли это страх перед чужбиной? Или Иаков подумал, что Иосиф может отомстить своим братьям? Или он не знал, как смотрит на это Бог? Вероятнее всего, он сомневался - Господень ли это путь.
Находясь в борении, Иаков ищет общения с Богом. Он пришел в Вирсавию и принес жертвы Богу отца своего Исаака. Когда Иаков возвращался из чужбины на родину, он тоже принес жертву. Тогда его преследовал Лаван и он был в страхе. Теперь же он опять должен оставить родину и идти в чужую страну. Дойдя до Вирсавии, Иаков приносит несколько жертв. Он ищет общения с Богом, ищет диалога с Ним, хочет узнать Его волю. И Господь сказал ему: "Я Бог, Бог отца твоего; не бойся идти в Египет; ибо там произведу от тебя народ великий". Иаков не должен страшиться следовать слову Божьему, отправляясь в путь, как некогда не боялся покоряться Божьему зову Авраам.
Господь не только говорит, чтобы Иаков не боялся идти в Египет, но и добавляет: "Ибо там произведу от тебя народ великий". И еще Бог обещает: "Я пойду с тобою в Египет". Не противоречит ли это повеление прежнему обетованию о великом народе в Ханаане? - Нет. Господь говорит, что хочет исполнить обетование, данное Аврааму о Ханаане именно на чужбине, когда кажется, что оно аннулировано. Вдали от родной земли должна начаться история Израиля как народа: "Там произведу от тебя народ великий".
Не грозит ли этому народу опасность остаться без Бога? - Нет! Именно на чужбине Бог хочет быть с ним. И удивительнее всего то, что Господь заверяет Иакова: "Я и выведу тебя обратно". Это означает: "Я верну тебе землю, из которой временно высылаю тебя. Она остается твоей, но сейчас ты должен оставить ее".
После этого обетования Бог тут же говорит: "Иосиф своею рукою закроет глаза твои". Старец, который идет на чужбину, чтобы там умереть, должен был верить, что Бог приведет его опять на родину. Но исполнение этого обетования не в том, что сыновья похоронят его в Махпеле. Оно относится к его потомкам. Иаков должен верить, что земля обетования принадлежит его семени. Однажды он уже должен был оставить родину, чтобы через двадцать лет возвратиться. Теперь же он должен был оставить родину, чтобы больше не увидеть ее. Но он знал и верил, что его потомки будут жить на ней.
Пережитого в Вирсавии было достаточно, чтобы Иаков окончательно решился отправиться в путь. Воистину это было такое же отправление, как у Авраама, - Иаков двинулся в путь с женами, детьми и внуками, стадами и имуществом. Это было новое начало истории Израиля, который снова войдет в обетованную землю уже как народ Божий.

Основа будущего народа Божьего
"Вот имена сынов Израилевых, пришедших в Египет: Иаков и сыновья его. Первенец Иакова Рувим. Сыны Рувима: Ханах и Фаллу, Хецрон и Харми. Сыны Симеона: Иемуил, и Иамин, и Огад, и Иахин, и Цохар и Саул, сын Хананеянки. Сыны Левия: Гирсон, Кааф и Мерари. Сыны Иуды: Ир, и Онан, и Шела, и Фарес, и Зара; но Ир и Онан умерли в земле Ханаанской. Сыны Фареса были: Есром и Хамул. Сыны Иссахара: Фола и Фува, Иов и Шимрон. Сыны Завулона: Серед, и Елон, и Иахлеил. Это сыны Лии, которых она родила Иакову в Месопотамии, и Дину, дочь его. Всех душ сынов его и дочерей его - тридцать три. Сыны Гада: Цифион и Хагги, Шуни и Эцбон, Ери и Ароди и Арели. Сыны Асира: Имна и Ишва, и Ишви, и Бриа, и Серах, сестра их. Сыны Брии: Хевер и Малхиил. Это сыны Зелфы, которую Лаван дал Лии, дочери своей. Она родила их Иакову шестнадцать душ. Сыны Рахили, жены Иакова: Иосиф и Вениамин. И родились у Иосифа в земле Египетской Манассия и Ефрем, которых родила ему Асенефа, дочь Потифера, жреца Илиопольского. Сыны Вениамина: Бела и Бехер и Ашбел; Гера и Нааман, Эхи и Рош, Муппим и Хуппим, и Ард. Это сыны Рахили, которые родились у Иакова, всего четырнадцать душ. Сын Дана: Хушим. Сыны Неффалима: Иахцеил, и Гуни, и Ивцер, и Шиллем. Это сыны Баллы, которую дал Лаван дочери своп Рахили. Она родила их Иакову всего семь душ. Всех душ, пришедших с Иаковом в Египет, которые произошли из чресл его, кроме жен сынов Иаковлевых, всего шестьдесят шесть душ. Сынов Иосифа, которые родились у него в Египте, две души. Всех душ дома Иаковлева, перешедших в Египет, семьдесят" (46:8-27).
Нить повествования, как это многократно встречается в Библии, опять прерывается перечислением имен. Чтобы понять его смысл, нужно поразмыслить о том, для чего, собственно, помещены в Библии родословия. На этот вопрос можно ответить, что родословия в Библии показывают развитие истории человечества. История Израиля и нить спасения внутри его в Ветхом и Новом Заветах изображаются родословиями (Быт.4:17-22; 5:3-32; 10:1-32; 11:10-32; 25:12-17; 36:1-43; Матф.1:1-17; Лук.3:23-38). Здесь можно также заметить, что родословиями выражается ход исторической непрерывности. Первым людям Бог сказал: "Плодитесь и размножайтесь" (1:28), а родословия показывают, что множество народов, племен и поколений происходит из единого корня. Родословия иногда помогают понять характер исторических событий, происходивших в мире. Опираясь на родословие, мы можем проследить в этих событиях некоторые закономерности, связанные с происхождением действующих лиц. Тем, что это родословие включено в Библию, подчеркивается еще и то, что нам предлагаются не мифы, сказки или интересные приключения человека, а неприкрашенная история поколений, которую вершит Бог.
Родословие Иакова, представленное нам в семидесяти душах, говорит о том, что этот народ находится еще в зародыше. Но мы слышали обетование Бога: "Ибо там произведу от тебя народ великий". Для этого Он тщательно все подготовил, послав туда Иосифа, чтобы сохранить жизнь семейству Иакова (45:7). Нужно сказать, что эти семьдесят душ, которые сейчас отправляются в Египет, чтобы выйти оттуда великим народом, являются корнем этого народа.
На этом история семьи Иакова, можно сказать, заканчивается. Начинается история Израиля как народа Божьего.

Приезд Иакова в Египет
"Иуду послал он пред собою к Иосифу, чтобы он указал путь в Гесем. И пришел в землю Гесем. Иосиф запряг колесницу свою, и выехал навстречу Израилю, отцу своему, в Гесем, и, увидев его, пал на шею его, и долго плакал на шее его. И сказал Израиль Иосифу: умру я теперь, увидев лицо твое; ибо ты еще жив" (46:28-30).
На передний план выступают два сына Иакова. Иуда в последнее время все больше принимает на себя роль первородного сына. Иаков посылает его вперед, чтобы доложить Иосифу о своем прибытии и приготовить ему место в Гесеме. Другая личность - Иосиф; он едет навстречу отцу и, увидев его, падает на шею его и долго плачет. Продолжительное рыдание красноречивее всяких слов.
Иаков переживает радость встречи с Иосифом. До этого многое в его старости было покрыто мраком. Теперь он видит Иосифа и вместе с ним восторгается водительством Божьим. Эта встреча принесла ему успокоение от страданий.
В Иосифе Иаков приветствует не только сына, но и того, кто приготовил путь для народа, - это другая сторона встречи. Всякому человеку Божьему исполнение Божьих планов приносит радость и глубокое удовлетворение сокровенных желаний. У Иакова эта радость была так велика, что ему казалось, будто в его жизни исполнилось все, что было нужно, и он выразил эту радость в словах: "Умру я теперь, увидев лицо твое". Подобными словами выразил свою радость старец Симеон, когда увидел младенца Иисуса: "Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему, с миром; ибо видели очи мои спасение Твое" (Лук.2:29-30). Все остальное второстепенно по сравнению с уверенностью, что жив тот, которого избрал Бог, чтобы обеспечить, сохранить и спасти наследие Иакова.

СОХРАНЕНИЕ НАРОДА БОЖЬЕГО В ЧУЖОЙ СТРАНЕ
Быт. 46:31 - 47:12

Положение народа Божьего
"И сказал Иосиф братьям своим и дому отца своего: я пойду, извещу фараона и скажу ему: "братья мои и дом отца моего, которые были в земле Ханаанской, пришли ко мне. Эти люди пастухи овец, ибо скотоводы они; и мелкий и крупный скот свой, и все, что у них, привели они". Если фараон призовет вас и скажет: "какое занятие ваше?" То вы скажете: "мы, рабы твои, скотоводами были от юности нашей доныне, и мы, и отцы наши", чтобы вас поселили в земле Гесем. Ибо мерзость для Египтян всякий пастух овец" (46:31-34).
Иосиф хочет представить своих братьев фараону как пастухов. Он учит братьев, что нужно сказать фараону, когда он позовет их. Пастухи в Египте, как замечалось уже раньше, принадлежали к самой низкой касте. Такое признание перед фараоном унижало Иосифа, потому что подчеркивало его происхождение. Мы знаем также, что Иосиф с самого начала, когда приглашал своего отца, имел в виду поселить его в Гесеме, в земле пастбищ. А фараон обещал предоставить дому Иосифа самое лучшее в Египте. Но фараон под самым лучшим мог понимать не пастбища Гесема, а пахотные земли другой части Египта. Поэтому в наказе Иосифа можно увидеть не столько желание подчеркнуть героизм правдивости, сколько цель - поселить Израиля именно в Гесеме. Иосиф предпочитает пастбища драгоценным пахотным землям, будучи движим, по-видимому, переживанием о будущем израильского народа.
По замыслу Иосифа его братья должны жить в Египте, будучи самой низшей кастой. Сильное ударение: "От юности нашей доныне, и мы, и отцы наши" должно говорить о позиции, занимаемой переселившимися потомками Авраама. Мы не хотим быть никем иным и ни к чему другому не пригодны. Почему Иосиф так сильно это подчеркивает, мы узнаем, когда примем во внимание, что евреям грозила опасность сильного влияния египетской культуры и религии. В Гесеме израильтяне могли жить в некоторой степени обособленно.
Гесем занимал также выгодное географическое положение. Это была пограничная область по направлению в Ханаан. Так что в случае выхода из Египта, когда пробьет на это Божий час, Израиль будет в самом выгодном положении. По всей видимости, эту цель преследовал Иосиф, когда представлял фараону своих братьев пастухами.
Рассуждая по-человечески, этому маленькому народу было бы лучше занять более влиятельное положение, пока жив его покровитель. Например, завладеть богатыми пахотными участками Египта, устроиться в крупнейших городах или занять место при дворе фараона. Но Иосиф отказывается от этого, потому что имеет в виду не человеческую волю, а Божью. Выгода в человеческих глазах означает ущерб в Божьих глазах, сегодняшний успех может означать завтрашнюю гибель. Для народа Божьего сегодняшняя выгода могла закончиться его смешением с язычниками и растворением в языческой среде Египта.

Обеспечение народа Божьего
"И пришел Иосиф, и известил фараона и сказал: отец мой и братья мои, с мелким и крупным скотом своим, и со всем, что у них, пришли из земли Ханаанской; и вот, они в земле Гесем. И из братьев своих он взял пять человек, и представил их фараону. И сказал фараон братьям его: какое занятие ваше? Они сказали фараону: пастухи овец рабы твои, и мы и отцы наши, И сказали они фараону: мы пришли пожить в этой земле, потому что нет пажити для скота рабов твоих; ибо в земле Ханаанской сильный голод. Итак позволь поселиться рабам твоим в земле Гесем. И сказал фараон Иосифу: отец твой и братья твои пришли к тебе. Земля Египетская пред тобою; на лучшем месте земли посели отца твоего и братьев твоих; пусть живут они в земле Гесем. И если знаешь, что между ними есть способные люди, поставь их смотрителями над моим скотом" (47:1-6).
Некоторые богословы считают, что Иосиф хотел поставить фараона перед совершившимся фактом, а другие подчеркивают скромность Иосифа, который спрашивает фараона о всех важных вещах, чтобы не переступить границы своего полномочия. Во всяком случае, Иосиф хотел высказать фараону свое желание. Одновременно он привел к фараону пять братьев, чтобы они могли сами выразить ему свою просьбу.
Аудиенция протекает по намеченной программе. Братья говорят то, что вложил в их уста Иосиф. Они по призванию - пастухи овец. Причиной их прихода сюда был голод. Цель прихода - "пожить в этой земле". Они говорят ему прямо: "Позволь поселиться рабам твоим в земле Гесем". Мы видим, что в решении этого вопроса принимала участие рука Божья, потому что Бог тоже хотел дать Своему народу то, что для их будущего было больше всего необходимо.
Фараон не только отдает братьям пастбища Гесема, но и предоставляет им труд смотрителей над своим скотом. Мы должны понять это предложение как ответ на видимое благословение, которым сопровождал Бог труд Иосифа в Египте.

Божий народ как носитель благословения
"И привел Иосиф Иакова, отца своего, и представил его фараону; и благословил Иаков фараона. Фараон сказал Иакову: сколько лет жизни твоей? Иаков сказал фараону: дней странствования моего сто тридцать лет; малы и несчастны дни жизни моей, и не достигли до лет жизни отцов моих во днях странствования их. И благословил фараона Иаков, и вышел от фараона. И поселил Иосиф отца своего и братьев своих, и дал им владение в земле Египетской, в лучшей части земли, в земле Раамсес, как повелел фараон. И снабжал Иосиф отца своего, и братьев своих, и весь дом отца своего хлебом, по потребностям каждого семейства" (47:7-12).
В жизни бывают такие моменты, когда два совершенно разных мира тесно соприкасаются. Таковой была встреча фараона с Иаковом. Один живет дома, другой - пришелец, без родины; один - владыка, которому дана вся власть в стране, другой - казалось бы, зависим от его милости; один наделен всем, что может дать эта жизнь, другой пережил нужду, несправедливость и вражду, но наделен большим духовным богатством.
Представитель истории спасения встретился с представителем истории мира. Иаков, как пришелец в чужой стране, полностью зависим от фараона, а фараон при всем своем богатстве настолько беден и нищ, что нуждается в благословении представителя из другого мира. Задача детей Божьих как участников истории спасения - быть благословением для падшего мира.
Фараон встретил Иакова вежливо и с участием спросил, сколько ему лет. Этот вопрос мог возникнуть при взгляде на лицо престарелого патриарха. Иаков сказал фараону: "Дней странствования моего сто тридцать лет", и не смог умолчать о трудностях в своей жизни: "Малы и несчастны дни жизни моей". Таким странникам мир приносит не благословение, а страдания, но для нас должно быть знаменательным то обстоятельство, что у странников для этого страждущего мира есть благословение. Фараон с участием спрашивает старца о продолжительности жизни, которая сокрушила и изнурила его, а этот странник произносит, или передает, благословение! Как носитель обетовании Авраама, Иаков является благословением в мире проклятия.
В конце отрывка коротко рассказывается об устройстве сыновей Иакова в Гесеме и о том, как Бог через Иосифа удивительно обеспечивает Свой народ. Этот рассказ заостряет наше внимание на том, что Бог обеспечивает Свой народ необходимым, используя иногда богатство языческого мира, и благословляет языческий мир через Свой странствующий народ.

БОГ СОХРАНЯЕТ ЕГИПЕТ РАДИ ИЗРАИЛЯ
Быт. 47:13 - 26

"И не было хлеба по всей земле; потому что голод весьма усилился, и изнурены были от голода земля Египетская и земля Ханаанская. Иосиф собрал все серебро, какое было в земле Египетской и в земле Ханаанской, за хлеб, который покупали, и внес Иосиф серебро в дом фараонов. И серебро истощилось в земле Египетской и в земле Ханаанской. Все Египтяне пришли к Иосифу и говорили: дай нам хлеба; зачем нам умирать пред тобою, потому что серебро вышло у нас? Иосиф сказал: пригоняйте скот ваш, и я буду давать вам за скот ваш, если серебро вышло у вас. И пригоняли они к Иосифу скот свой; и давал им Иосиф хлеб за лошадей, и за стада мелкого скота, и за стада крупного скота, и за ослов; и снабжал их хлебом в тот год за весь скот их. И прошел этот год; и пришли к нему на другой год, и сказали ему: не скроем от господина нашего, что серебро истощилось и стада скота нашего у господина нашего; ничего не осталось у нас пред господином нашим, кроме тел наших и земель наших. Для чего нам погибать в глазах твоих, и нам и землям нашим? купи нас и земли наши за хлеб; и мы с землями нашими будем рабами фараону, а ты дай нам семян, чтобы нам быть живыми и не умереть, и чтобы не опустела земля. И купил Иосиф всю землю Египетскую для фараона, потому что продали Египтяне каждый свое поле; ибо голод одолевал их. И досталась земля фараону. И народ сделал он рабами от одного конца Египта до другого. Только земли жрецов не купил, ибо жрецам от фараона положен был участок, и они питались своим участком, который дал им фараон; посему и не продали земли своей. И сказал Иосиф народу: вот, я купил теперь для фараона вас и землю вашу; вот вам семена, и засевайте землю. Когда будет жатва, давайте пятую часть фараону; а четыре части останутся вам на засеяние полей, на пропитание вам, и тем, кто в домах ваших, и на пропитание детям вашим. Они сказали: ты спас нам жизнь; да обретем милость в очах господина нашего, и да будем рабами фараону. И поставил Иосиф в закон земле Египетской, даже до сего дня: пятую часть давать фараону, исключая только землю жрецов, которая не принадлежала фараону" (47:13-26).
Мы прочитали о крупнейшей реформе государственного устройства Египта, о втором семилетнем плане. В первые семь лет велись подготовительные работы: назначение должностных лиц, централизация управления, накопление зерна в житницах. Реформа начинается с концентрации денежных средств в казне государства, с тем чтобы максимально повысить его жизнеспособность.
Об этих преобразованиях в Египте говорят по-разному. Из-за того, что все денежные средства египтян перешли в казну фараона, что весь скот частников перешел в собственность фараона и что все жители фактически сделались его рабами, - Иосифа, как инициатора этой реформы, обвиняют многие толкователи. На это нужно сказать, что сам Иосиф и его народ не имели абсолютно никакой выгоды от этих преобразований. Реформа преследовала цель укрепить экономическую и политическую власть фараона и вместе с тем сохранить в живых народ Египта.
Может быть, невозможно по имеющимся историческим данным окончательно объяснить дело этих изменений, но предупредить попытки обвинить Иосифа необходимо. Слово Божье в реформе Иосифа усматривает спасение Египта. Библия рассказывает, что население само называет Иосифа спасителем их жизни. Мы должны рассматривать дело Иосифа как чудо, посредством которого от голодной смерти спаслось бесчисленное множество людей.
Можно сделать вывод, что как политические, так и экономические отношения в мире стоят под непосредственным водительством Божьим. В Своем водительстве Бог предусмотрел все до мелочей, в нем переплетаются судьбы отдельных людей с судьбами народов мира. Иосиф, как орудие в руках Божьих, является спасителем людей.

ИАКОВ ПОМНИТ ЗЕМЛЮ ОБЕТОВАНИЯ
Быт. 47:27 - 31

"И жил Израиль в земле Египетской, в земле Гесем, и владели они ею, и плодились, и весьма умножились. И жил Иаков в земле Египетской семнадцать лет; и было дней Иакова, годов жизни его, сто сорок семь лет. И пришло время Израилю умереть, и призвал он сына своего Иосифа, и сказал ему: если я нашел благоволение в очах твоих, положи руку твою под стегно мое и клянись, что ты окажешь мне милость и правду, не похоронишь меня в Египте, дабы мне лечь с отцами моими: вынесешь меня из Египта и похоронишь меня в их гробнице. Иосиф сказал: сделаю по слову твоему. И сказал: клянись мне. И клялся ему. И поклонился Израиль на возглавие постели" (47:27-31).
Узнав, что Иаков поселился в Гесеме и получил во владение землю, мы вправе задать тревожный вопрос: не нарушилась ли история спасения и не забыл ли Иаков обетование, данное Аврааму? Маленький ручеек судьбы семьи Иакова впадает в могущественный поток истории народов. Не растворится ли он в нем? Не потеряется ли эта капелька в океане людского моря?
Наш отрывок дает на эти вопросы ясный ответ. Капелька в море плывет по волнам, но не растворяется и не тонет ни во время нужды, ни в дни благоденствия. Взгляд Иакова устремлен в Ханаан. Будучи уверен, что его потомки будут жить там, он обязывает Иосифа похоронить его в Махпеле - единственном месте, принадлежащем Аврааму в той земле, которой будет владеть Израиль после того, как выйдет из Египта. Насколько это было важно для Иакова, видно из того, что он требует от Иосифа клятву. Иаков крепко верит в исход народа из Египта, потому что Бог обещал ему это (46:4).
Третья часть истории Иосифа началась беспокойным страхом Иакова: действительно ли он должен идти в Египет? И заканчивается она страстным взглядом умирающего Иакова в Ханаан. Иосиф дает своему отцу клятву, а тот принимает ее с благодарностью: "И поклонился Израиль на возглавие постели".

БОГОСЛОВСКОЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ

Третья часть истории Иосифа показывает нам водительство Божье как обеспечение народа в Египте, открывает взаимоотношения между народом Божьим и миром. Мы видим, что Иаков со всем своим семейством поселился в Египте, то есть оказался в самом центре тогдашнего мира. Во многом он даже стал зависим от него. Египет предоставил ему убежище. Это прообраз положения церкви в этом мире. Она живет в государствах, которые руководствуются своими законами и порядками. Но, живя в мире, церковь не должна сливаться с ним. Она должна придерживаться принципа: "Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу" (Матф.22:21). У церкви есть свои обязанности по отношению к миру, и она может давать ему то, чего он сам по себе не имеет. С этой стороны мир зависим от церкви.
Ходатайство и благословение. Бог хочет, чтобы Его народ был благословением для мира. Прообраз такого служения мы видим во встрече Иакова с фараоном. Фараон, а также весь мир зависим от благословения Божьего и нуждается в нем, хотя не знает этого и может снисходительно смотреть на нашу внешнюю, материальную бедность. Выпросить у Бога благословение для этого мира могут только дети обетования. Они должны не только обличать мир в его греховных делах, но и ходатайствовать за него и благословлять его. Итак, христиане, как странники и пришельцы в этом мире, с терпением проходят свое поприще, совершая свое служение миру, благословляя его и благодаря за все Бога.
Сдержанность христиан по отношению к миру. Мы коротко остановились на вопросе расположения церкви к миру. Она действительно должна жалеть этот несчастный, падший мир. Она должна отдать себя в распоряжение Богу для служения миру, ходатайствуя за него и благословляя его. Но есть и другая сторона этого вопроса. Церковь призвана Богом соблюдать определенную дистанцию от мира, что ясно видно у евреев, когда они пришли в Египет. Дистанция между израильтянами и египтянами видна в признании - "пастухи овец рабы твои" и в просьбе - "позволь поселиться рабам твоим в Гесеме". В стремлении же умирающего Иакова в Ханаан видна их истинная цель, их желание оказаться на родине, которая не здесь, в Египте, а в обещанной Богом земле.
Не много примеров есть в Библии, когда отдельным представителям избранного народа Божьего доверяли высокие государственные посты. Мы читаем о Данииле, Моисее и Иосифе. Народ Божий в целом должен думать о себе скромно, вести себя сдержанно: "пастухи овец рабы твои, и мы и отцы наши". Большего от них и нельзя ожидать. И когда Иаков, как глава Израиля, предстал перед фараоном, он считал возможным и уместным только одно служение - служение благословения. Одно служение и у церкви - служение ходатайства и благословения, только одна у нее должность - должность пастыря и миссионера. Она отклоняет все другие должности и почетные посты.
Для христианина очень важно с самого начала заявить миру о себе, кто он в действительности. Для него это большое преимущество. В словах "пастухи рабы твои" содержится двоякое признание - желание оставаться в своем призвании и желание оставаться в низком положении. Израиль принадлежал к низшей касте, как и наш Господь, Который был презрен и умален перед людьми.
Твердо держаться своего призвания в мире - значит помнить, что мы находимся у границы между временным и вечным, между видимым и невидимым. Так израильтяне, придя в Египет, поселились в Гесеме, то есть на окраине, на границе. Мы не должны быть поселенцами, прочно обосновавшимися в этой жизни, а должны оставаться странниками. Израиль не требовал права гражданства в Египте, он хотел оставаться пришельцем (47:4). Израиль не искал возможности поселиться в центре Египта, а выбрал окраину. Можно сказать, что поэтому Израиль как народ и не растворился в народе Египта, но остался особым народом со своими старейшинами и вождями, со своими традициями, со своим образом жизни, со своей верой. Жить, не смешиваясь с миром, - вот что означает Гесем для народа Божьего и церкви.
Решающим фактором в позиции детей Божьих является направление взгляда. Направлен ли наш взгляд на небесный Ханаан, на родину? Примером такой позиции является престарелый Иаков. Прежде чем поселиться в Египте и пользоваться его дарами, он хотел удостовериться, что Бог опять выведет его оттуда. Иосиф должен был поклясться в том, что он вынесет его прах из Египта. Умирая, Иаков направлял свой взор в Ханаан. Так и мы должны постоянно чувствовать, что живем в чужой стране, а не на родине. Мы поселяемся в Гесеме не только для того, чтобы не смешаться с миром и сохранить свое своеобразие, но и для того, чтобы постоянно держать открытой дверь для выхода, когда пробьет на то Божий час. Только в том случае, если народ Божий сознает, что его гражданство в Небесном городе (Фил.3:20), он может правильно послужить в земном царстве - сможет благословить фараона, сможет быть попечителем и учителем, ходатаем и носителем благословений для мира.
Готовность христиан к выходу из этого мира. В жизни Иакова видно чудное водительство Бога. В молодости он оставил родину и пошел в Месопотамию, чтобы потом опять вернуться домой. В старости Иаков оставил Ханаан и поселился в Гесеме с глубокой уверенностью, что вернется на родину. Эта мысль никогда не покидала его. Взор Иакова был направлен в Ханаан. Не является ли тоска Иакова по родине прекраснейшим примером для нас?
Чтобы сохранить устремленность в небо, церкви необходимо постоянно бодрствовать, молиться и быть в послушании у Бога. Свое положение в мире церковь не должна принимать как нечто постоянное, раз и навсегда установленное. Она должна заметить момент, когда мир изменит условия, на основании которых она поселена на его территории.
Может случиться, что мир будет навязывать церкви совершенно другие, не присущие ей обязанности. В государстве владыкой может стать человек, который ничего не знает о Христе, как в Египте фараон, который ничего не знал об Иосифе (Исх.1:8). Вследствие этого израильтяне вместо того, чтобы пасти овец, должны были строить укрепления и города для запасов (Исх.1:11). Государство может покуситься на христианских детей, как в Египте фараон, повелевший бросать новорожденных в Нил (Исх.1:22). Церковь должна бодрствовать, чтобы ее дети были сохранены от гибели. Вовремя увидеть опасность она может только в том случае, если не будет самонадеянно сближаться с миром и бездумно принимать его предложения, но, напротив, станет смиренно спрашивать у Бога, что Ему угодно, как это делал Иаков в Вирсавии, когда строил жертвенники.
Что пользы видеть свое бедственное положение и ничего не предпринимать? Израиль сначала способствовал жизнеобеспечению Египта, а потом попал в рабство. Что должна делать церковь в аналогичном случае? Должна ли она возмущаться, должна ли становиться на путь, которым пошел в свое время Моисей, убив египтянина? - Нет! У церкви только один путь - путь страданий. У нее есть могущественное оружие, и в скорбях она может пользоваться им. Бог говорит, что Он слышит вопль боящихся Его (Пс.144:19). Церковь, которая занимает в мире бесправное положение, обязана вопиять к Богу, имея в виду славное обетование об исходе в горнюю страну! Страдания, болезни и всякого рода нужды являются ясным признаком, что исход обязательно наступит.
Когда церковь замечает, что "тайна беззакония уже в действии" (2Фес.2:7), когда страдания детей Божьих возрастают, - она должна воскпонить голову с сознанием, что приближается ее освобождение, что Бог выведет ее на простор. Она должна бодрствовать и различать знамения времен. Но когда знамения налицо, она должна радоваться и благодарить Бога, что время исхода приблизилось.
Когда Господь призывает к отделению от мира, церкви необходимо радостно следовать за Ним. Она должна решительно оставить все преимущества в мире, все, что этот мир может дать, и пойти даже в пустыню. Тот, Кто мог мобилизовать мировую державу и его владыку, чтобы обеспечить во время голода Свой народ хлебом, может прокормить его и в пустыне (Исх.16:14-15).
Церковь, которая в послушании своему Предводителю оставляет мир, не должна страшиться, потому что стала на путь общения с Богом, на путь, ведущий к свободе.

БИБЛЕЙСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

Третья часть истории Иосифа показывает нам, что дети Божьи могут находиться в мире в разных условиях. Может случиться, что церковь окажется в весьма трудных условиях и вынуждена будет служить Богу подпольно, в катакомбах или под временным благосклонным покровительством тех, кто не имеет ничего общего с Христом. Иногда мир терпит ее и охраняет. Однако рано или поздно он проявит свое истинное отношение к церкви и будет жестоко гнать ее. Но и в тяжелых переживаниях и страданиях она должна знать, что это служит ей в благословение и что она не оставлена. Церковь должна помнить, что настанет день, когда она будет взята от земли. Дом Иакова должен был находиться в Египте определенное время. Господь с самого начала предусмотрел, когда вывести его оттуда.
Новый Завет однозначно говорит, что христиане на земле - жители без гражданства, что они должны быть странниками и пришельцами (1Петр.1:1;2:11). Право гражданства у них - в Ханаане, то есть на небесах (Еф.2:6; Фил.3:20).
Новый Завет сравнивает путь христиан со странствованием патриархов в Ветхом Завете (Евр.11:8-10;13-16). В то же время Писание учит, что члены церкви в вопросах земного характера должны быть покорны властям (Рим.13:1-7; Тит.3:1), должны молиться за них (1Петр.2:13-14; Иер.29:7) и при этом сохранять полную внутреннюю свободу от мира и готовность покинуть его.
Церковь должна знать, что земля проклята (3:17-19), что этот мир - враждебная территория (1Иоан.2:15), так как это царство князя тьмы (Матф.4:8-9; Еф.6:12). Новый Завет говорит, что князь мира изгнан вон (Иоан.12:31) и осужден (Иоан.16:11). У нас не может быть ничего общего с ним. В Писании словом "мир" называется не только система зла, установленная дьяволом, но и совокупность погибающих людей. Бог с долготерпением относится к грешникам мира, "не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию" (2Петр.3:9). И наше призвание - служить погибающим, то есть содействовать их спасению.
Живя в этом мире, мы не должны погружаться в суету, заботясь лишь о пропитании и материальном благополучии. Наш Бог - Творец, Управитель, дающий пищу всякой плоти (Пс.135:25). Он обеспечивает Свое творение и Свой народ как естественным, так и сверхъестественным образом - через воронов (3Цар.17:4-6), манной с неба (Исх.16:14-15) - как обеспечивал израильтян в пустыне.
Как фараон поручил Иосифу обеспечение Египта и Израиля, так Бог поручил Иисусу обеспечение всего мира и особенно церкви. Новый Завет показывает нам, что Иисус, когда жил на земле, был Господином и над хлебом. Он кормил людей в пустыне (Матф.14:13-21; Лук.9:10-17; Иоан.6:5-14), Он и сегодня интересуется нуждами Своих детей и питает их. У нас есть Брат, в руке Которого находится весь хлеб. Как Иосиф распоряжался земным запасом, так Иисус сегодня распоряжается всеми небесными и земными запасами.
Третья часть истории Иосифа указывает на Иисуса, как на Того, Кто обеспечивает церковь всем необходимым на путях ее странствования.

IV
ВОДИТЕЛЬСТВО КАК ПЛАН БЛАГОСЛОВЕНИЯ
Быт. 48 - 50 гл.

БОЖИЙ ПЛАН БЛАГОСЛОВЕНИЯ В РАМКАХ ИСТОРИИ ИЗРАИЛЯ
Быт. 48 гл.

Объявление плана благословения
"После того Иосифу сказали: вот, отец твой болен. И он взял с собою двух сынов своих: Манассию и Ефрема. Иакова известили, и сказали: вот, сын твой Иосиф идет к тебе. Израиль собрал сипы свои и сел на постели. И сказал Иаков Иосифу: Бог Всемогущий явился мне в Лузе, в земле Ханаанской, и благословил меня, и сказал мне: вот, Я распложу тебя, и размножу тебя, и произведу от тебя множество народов, и дам землю сию потомству твоему после тебя, в вечное владение. И ныне два сына твои, родившиеся тебе в земле Египетской, до моего прибытия к тебе в Египет, мои они; Ефрем и Манассия, как Рувим и Симеон, будут мои. Дети же твои, которые родятся от тебя после них, будут твои. Они под именем братьев своих будут именоваться в их уделе. Когда я шел из Месопотамии, умерла у меня Рахиль в земле Ханаанской, на дороге, не доходя несколько до Ефрафы, и я похоронил ее там на дороге к Ефрафе, что ныне Вифлеем" (48:1-7).
Услышав, что отец болен, Иосиф идет к нему, оказывая сыновнее почтение. Владыка Египта идет к старцу, принадлежащему к низшей касте. Приятно, что Иосиф, живущий в блеске и величии царского двора, помнит своего отца. Он хочет доставить ему радость, показав своих сыновей. Иосиф спешит, пока не поздно, испросить у отца благословение для своих детей.
И вот уполномоченный мирового правителя приходит к уполномоченному Владыки Вселенной. Удивительно! В роли дарующего благословение выступает немощный старец. Он обладает тем, чего лишены остальные. Он - носитель и проводник благословения Авраама. Когда Иакова известили, что к нему идет Иосиф, он собрал силы свои и сел на постели. Для передачи благословения Бог укрепляет Иакова телесно.
Открывая свой план Иосифу, Иаков прежде всего обращает его внимание на всемогущего Бога, от Которого он принял благословение и обетование. Потом он напоминает содержание Божьих слов: "Вот, Я распложу тебя, и размножу тебя и произведу от тебя множество народов, и дам землю сию потомству твоему после тебя, в вечное владение". Иаков думает о будущности двенадцати колен.
Наш отрывок раскрывает Божий план благословения избранного народа. Иаков без всякого объяснения называет Ефрема и Манассию своими сыновьями. Он объявляет Иосифу, что эти два сына будут числиться среди сынов Израилевых под его именем. Впредь они будут называться сынами Иакова, как Рувим и Симеон. Иаков не только усыновляет своих внуков, но предоставляет им преимущественное место в ряду своих сыновей. Они занимают место первородного Рувима: "Когда осквернил он постель отца своего, первенство его отдано сыновьям Иосифа, сына Израилева, с тем однако ж, чтобы не писаться им первородными" (1Пар.5:1). Уже в Ветхом Завете были справедливы слова: первые будут последними, а последние первыми!
Иаков вспоминает и свое собственное горе, как умерла его любимая жена Рахиль и как он похоронил ее близ Вифлеема. Тяжело переживая и страдая, он лишился тогда Рахили, а впоследствии ее сыновей: сперва Иосифа, а потом и Вениамина. Но теперь он видит внуков Рахили и благословляет их.

Осуществление благословения
"И увидел Израиль сыновей Иосифа, и сказал: кто это? И сказал Иосиф отцу своему: это сыновья мои, которых Бог дал мне здесь. Иаков сказал: подведи их ко мне, и я благословлю их. Глаза же Израилевы притупились от старости; не мог он видеть ясно. Иосиф подвел их к нему, и он поцеловал их, и обнял их. И сказал Израиль Иосифу: не надеялся я видеть твое лицо; но вот, Бог показал мне и детей твоих. И отвел их Иосиф от колен его, и поклонился ему лицом своим до земли. И взял Иосиф обоих, Ефрема в правую свою руку против левой Израиля, а Манассию в левую против правой Израиля, и подвел к нему. Но Израиль простер правую руку свою и положил на голову Ефрему, хотя сей был меньший, а левую на голову Манассии. С намерением положил он так руки свои, хотя Манассия был первенец. И благословил Иосифа, и сказал: Бог, пред Которым ходили отцы мои, Авраам и Исаак, Бог, пасущий меня с тех пор, как я существую, до сего дня, Ангел, избавляющий меня от всякого зла, да благословит отроков сих; да будет на них наречено имя мое и имя отцов моих Авраама и Исаака, и да возрастут они во множество посреди земли" (48:8-16).
По расчетам Иакова он должен был остаться бездетным, то есть без детей от любимой Рахили, и в печали сойти в могилу (37:35; 43:14). По Божьему же предначертанию Иаков может теперь обнять своих внуков. Это одна из величайших радостей благословенной старости. И все же можно предположить, что на это счастье падает некоторая тень. Иаков смотрит на своих внуков словно через какое-то покрывало: он почти слепой. Как это похоже на то, что происходило много лет назад! Возможно, его вопрос "Кто это?" напоминает ему вопрос его слепого отца: "Кто ты, сын мой?" (27:18). Тогда он использовал слепоту отца для обмана.
Слепой Исаак должен был благословить меньшего сына - так же должен теперь поступить и Иаков. Иосиф подводит своих сыновей к отцу, но, вопреки существующему порядку, здравому смыслу и мыслям Иосифа, Иаков благословляет Ефрема благословением первородного, возлагая на него правую руку, хотя он меньший и стоит по левую сторону.
Исаак когда-то несознательно благословил того, которого определил Бог. Иаков это сделал сознательно. Исаака Бог принудил исполнить Его волю, Иаков же оказался посвященным орудием в руках Божьих, истинным соработником Бога. Чтобы стать сосудом в руках Божьих, самовластный Иаков должен был пройти через глубокие страдания.
Наступил величественный и ответственный момент благословения сыновей Иосифа. Иаков призвал имя Бога и в трех изречениях засвидетельствовал о своем познании Бога:
"Бог, перед Которым ходили отцы мои, Авраам и Исаак". Это Бог откровения. Бог истории спасения, Бог Израиля, источник силы и веры для всякого народа и для каждого в отдельности человека из рода в род;
"пасущий меня с тех пор, как я существую, до сего дня". Это Бог - Пастырь, Который не только пасет и охраняет всех Своих детей и каждого в отдельности, но и является попечителем человека;
"Ангел, избавляющий меня от всякого зла". Это говорит о том, что Бог является для человека Избавителем и Искупителем.
Призвав имя Бога отцов своих, Иаков благословил отроков. В этом благословении можно увидеть продолжение исполнения обетования, данного Аврааму.

Несогласие Иосифа
"И увидел Иосиф, что отец его положил правую руку свою на голову Ефрема; и прискорбно было ему это. И взял он руку отца своего, чтобы переложить ев с головы Ефрема на голову Манассии; и сказал Иосиф отцу своему: не так, отец мой; ибо это - первенец; положи на его голову правую руку твою. Но отец его не согласился и сказал: знаю, сын мой, знаю, и от него произойдет народ, и он будет велик; но меньший его брат будет больше его, и от семени его произойдет многочисленный народ. И благословил их в тот день, говоря: тобою будет благословлять Израиль, говоря: Бог да сотворит тебе, как Ефрему и Манассии. И поставил Ефрема выше Манассии. И сказал Израиль Иосифу: вот, я умираю. И Бог будет с вами, и возвратит вас в землю отцов ваших. Я даю тебе, преимущественно пред братьями твоими, один участок, который я взял из рук Аморевв, мечом моим и луком моим" (48:17-22).
Когда Иосиф увидел, что отец скрестил руки и положил правую на голову Ефрема, ему стало прискорбно. Его реакцией на действие отца было несогласие и сопротивление. Он попытался скорректировать Божье водительство, хотел переложить руку отца с головы Ефрема на голову Манассии. Он даже высказал протест:
"Не так, отец мой!" Иосиф попытался вразумить своего отца и не заметил, что этим самым выступил против воли и водительства Божьего.
Божье определение остается незыблемым, несмотря на сопротивление человека. Иаков благословил Ефрема и Манассию так, как усматривал Бог.
Иаков исполнил свою задачу. Орудие обветшало, но Тот, в руках Которого оно находилось, - пребывает и трудится дальше. Иаков умирает, но Бог отцов и впредь пребудет со Своим народом и возвратит Израиля в землю отцов.
Народы приходят в упадок, орудия - в негодность, но Бог неизменен. Его обетования - вечны, Его планы - непреложны.

БЛАГОСЛОВЕНИЕ СЫНОВЕЙ ИАКОВА И ИСТОРИЯ СПАСЕНИЯ
Быт. 49:1 - 28

Будущее народа Божьего
"И призвал Иаков сыновей своих, и сказал: соберитесь, и я возвещу вам, что будет с вами в грядущие дни. Сойдитесь и послушайте, сыны Иакова, послушайте Израиля, отца вашего" (49:1-2).
Эти два стиха - своеобразное заглавие к рассказу о будущих событиях в жизни сыновей Иакова: "Я возвещу вам, что будет с вами в грядущие дни". Пророчества Иакова определяют историческую судьбу колен Израиля в будущем. Они содержат в себе своеобразные приговоры, которые Бог в течение истории приводит в исполнение.

Три прерванных линии истории спасения
"Рувим, первенец мой! ты - крепость моя и начаток силы моей, верх достоинства и верх могущества. Но ты бушевал, как вода, не будешь преимуществовать. Ибо ты взошел на ложе отца твоего; ты осквернил постель мою, взошел. Симеон и Левий братья, орудия жестокости мечи их. В совет их да не внидет душа моя, и к собранию их да не приобщится слава моя. Ибо они во гневе своем убили мужа, и по прихоти своей перерезали жилы тельца. Проклят гнев их, ибо жесток; и ярость их, ибо свирепа; разделю их в Иакове и рассею их в Израиле" (49:3-7).
Поразительно то, что Иаков, начиная свое пророческое слово, лишает благословения своих трех сыновей и произносит своего рода проклятие. Заметим, что в жизни человека все определяет позиция, которую он занимает. У каждого есть только две возможности - пребывать в свете или во тьме, в жизни или в смерти. Человек может находиться или под благословением, или под проклятием. Он может или принять Спасителя, или отвергнуть Его. Лишение благословения означает проклятие.
Рувим, как первородный, имел право не только на двойное наследство, но и на обетования, данные Аврааму. Несмотря на это, он не получил преимущества перед остальными братьями, потому что "взошел на ложе отца своего". В то время, когда об этой трагедии известили Иакова, он ничего не сказал. Но он ничего не забыл. В словах "не будешь преимуществовать" содержится пророчество и толкование исторической действительности, которое исполнилось в веках. Колено Рувима вначале было ведущим, но с течением времени потеряло свое преимущество (ср. Втор.33:6 и Суд.5:15-16).
Казалось бы, что Симеон и Левий должны были занять место Рувима и получить благословение первородного. Но получилось не так. Иаков, во-первых, вообще отклоняет всякое общение с Симеоном и Левием. Его слава, заключающаяся в его имени, не должна сопровождать их. Во-вторых, если Рувима Иаков просто лишил благословений, то слово о Симеоне и Левин заканчивается проклятием. Их жизненную позицию можно охарактеризовать словами: насилие, гнев, жестокость, ярость. Причиной приговора, по-видимому, было кровавое злодеяние в Сихеме (34, 25). Конечно, братья могли в оправдание своих действий сказать, что корнем их ярости был святой гнев за то, что Сихем обесчестил их сестру, а их жестокость была возмездием язычникам. Если Рувим был повинен в прелюбодеянии, то Симеон и Левий, казалось бы, выступили за нравственную чистоту. Но если человек берет меч возмездия в свои руки, то из возмездия получается злобная месть.
В-третьих, Иаков говорит: "Разделю их в Иакове, и рассею их в Израиле". Исполнение этого пророчества не вполне ясно. Можно только отметить, что Моисей, благословляя сынов Израилевых, вовсе не упоминает колена Симеона (Втор.33 гл.).
Левий был буквально рассеян в Израиле. Он потерял свой удел в обетованной земле. Чудо водительства Божьего состоит в том, что именно из колена Левия Он избрал Себе Моисея, спасителя Израиля (Исх.2:1-2), затем призвал это колено к служению священства в Израиле. Может, причина заключалась в том, что именно колено Левия предоставило себя в распоряжение Бога во время отступничества Израиля, сделавшего себе золотого тельца. "И стал Моисей в воротах стана и сказал: "Кто Господень,- ко мне! И собрались к нему все сыны Левиины" (Исх. 32:26).
Итак, Бог правомочен превращать проклятие в благословение, если это угодно Ему.

Иуда как царь, в котором исполняется благословение Авраама
"Иуда! тебя восхвалят братья твои. Рука твоя на хребте врагов твоих; поклонятся тебе сыны отца твоего. Молодой лев Иуда, с добычи, сын мой, поднимается. Преклонился он, лег, как лев и как львица: кто поднимет его? Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет Примиритель, и Ему покорность народов. Он привязывает к виноградной лозе осленка своего, и к лозе лучшего винограда сына ослицы своей. Моет в вине одежду свою, и в крови гроздов одеяние свое. Блестящи очи его от вина, и белы зубы от молока" (49:8-12).
Рувим лишен первородства, Симеон и Левий не получили его. Благословение первородного наследует Иуда. Его колено - царственное и из всех прочих колен самое могущественное. В целом, "благословение, данное Иуде, таинственно: оно предзнаменовало все то, что относится ко Христу" (Златоуст). Мессианский смысл этого пророчества заключен в десятом стихе.
Иуду "восхвалят братья". Его рука "на хребте врагов", то есть от него невозможно спастись. Он - победитель, страшен для врагов, но является спасением для братьев. Братья признают его главой, перед ним преклоняются сыны отца его.
Иуда - восхваленный (ср. слова Лии при его рождении - "теперь-то я восхвалю Господа"), он станет предметом хвалы и прославления. Это может указывать и на то, что все колена Израилевы впоследствии будут носить имя Иуды, то есть называться иудеями. Славному имени Иуды будут соответствовать его доблесть, мужество, могущество, сила в борьбе с врагами и победе над ними, владычество над коленами Израилевыми.
Иуда - лев. И не в войне только страшно будет врагам колено Иудино: оно будет внушать всем страх почтения. Как львенок, лев и особенно львица, даже спящая, внушают человеку страх, так, подобно царю зверей, Иудино колено было страшным для хищнических племен, окружавших Израиля в пустыне. Если во всей полноте развилось это могущество Иудина колена при Давиде, то уже и в пустыне оно было во главе всех колен (Числ.2:3; 10:14). Гербом своим на военном знамени Иудино колено имело изображение льва.
Наш Господь произошел от колена Иудина и тоже назван львом: "Вот, лев от колена Иудина, корень Давидов, победил..." (Откр.5:5).
В первой половине десятого стиха колену или потомству Иуды обещается верховная власть в Израиле: правительственная, законодательная и военная (ср. Быт.49:10 и Числ.24:17; Ис.14:5; Зах.10:11). Но главное в этом стихе то, что он указывает на будущего Владыку Израиля, на Царя царей и Господа господствующих. Для Него цари Израилевы сберегли престол и передавали его друг другу, чтобы отдать Ему навеки, когда Он придет, и чтобы Он был Владыкой не только Иуды, но и всех народов.
Последние два стиха в этом отрывке рисуют картину богатства территории колена Иудина, чрезвычайное изобилие винограда, стад и молока.

Пророчество над следующими сыновьями Иакова
"Завулон при береге морском будет жить, и у пристани корабельной, и предел его до Сидона. Иссахар осел крепкий, лежащий между протоками вод. И увидел он, что покой хорош, и что земля приятна: и преклонил плеча свои для ношения бремени и стал работать в уплату дани. Дан будет судить народ свой, как одно из колен Израиля. Дан будет змеем на дороге, аспидом на пути, уязвляющим ногу коня, так что всадник его упадет назад. На помощь Твою надеюсь, Господи! Гад, - толпа будет теснить его, но он оттеснит ее по пятам. Для Асира - слишком тучен хлеб его, и он будет доставлять царские яства. Неффалим - теревинф рослый, распускающий прекрасные ветви" (49:13-21).
Пророчества расположены удивительным образом. Сначала идут четыре первых сына Лии (Рувим, Симеон, Левий, Иуда), потом - шестой (Завулон), а после него пятый (Иссахар). Затем следует старший сын Баллы (Дан), два сына Зелфы (Гад и Асир), второй сын Баллы (Неффалим) и наконец два сына Рахили (Иосиф и Вениамин).
Завулонову колену обещается приморское положение, между Галилейским и Средиземным морями, как источник богатства. Моисей сказал о Завулоне: "Они питаются богатством моря" (Втор.33:19). Предел его назначается на западе до Сидона. Колено Завулоново жило главным образом участием в международной торговле.
Колену Иссахара обещается плодородная область, удобная для земледелия и скотоводства. Его эмблема - крепкий осел, лежащий между протоками вод. Иссахар предпочел "покой и ношение бремени" и лишился свободы и наследства отцов. Слова "лежащий между протоками вод", "покой хорош", "преклонил плеча свои для ношения бремени и стал работать в уплату дани" характеризуют излишнюю привязанность колена Иссахара к земледелию и скотоводству и полную апатию к военной и политической деятельности. Он предпочел рабство войне. На последнюю мысль особенно указывают слова: "работать в уплату дани".
Колену Дана, сына Иакова от наложницы, даруется равное право с племенами сыновей Лии и Рахили.
Дан будет судить народ свой, то есть управлять самостоятельно и даже влиять на жизнь других колен, подобно всякому другому колену. Древние и новые толкователи видят здесь указание на данитянина Самсона. Врагов своих колено Даново будет побеждать не столько в открытой борьбе (как Иудино, олицетворяемое львом), сколько тайными засадами и вообще хитростью - свойствами, присущими царству змей: "Дан будет змеем и аспидом".
""На помощь Твою надеюсь, Господи!" - Молитвенное воззвание Иакова имеет либо частное отношение к пророчеству о Дане - скорбя о будущем отпадении данитян от веры и благочестия, Иаков поручает их заступничеству Бога, либо касается вообще всех колен - с мыслью низвести на них Божье благословение. Восклицание это образует переход от первой группы, в которой главная и центральная фигура - Иуда и его колено, ко второй, где главное значение принадлежит потомству Иосифа, и заключает в себе моление о взаимном мире племен Иуды и Иосифа. Может быть, воззвание это - просто молитвенный вздох умирающего патриарха" (Лопухин. Толковая Библия).
Пророчество о Гаде, Асире и Неффалиме образует введение к пророчеству об Иосифе.
"Гад... обитавший в Галааде, подвергался постоянным набегам арабских кочевых племен (Суд.10;1Пар.5:18 и др.), но их дикие орды всегда встречали готовый отпор... Иеффай был гадитянин.
Асиру обещается чрезвычайное плодородие почвы, обилие хлеба и пряностей, которые будут в употреблении и для царского стола (Втор. 33:24-25). Действительно, территория Асира между Кармилом и Ливаном на границе с Финикией была плодороднейшей в Палестине местностью, и произведения ее доставлялись ко двору царей израильских и финикийских" (Лопухин. Толковая Библия).
"Неффалим - теревинф рослый, распускающий прекрасные ветви". По другому чтению: "Неффалим - стройная лань (серна); он говорит прекрасные изречения". Некоторые толкователи усматривают здесь намек на Барака из племени Неффалимова и вызванную его подвигами песнь Деворы (Суд.4-5 гл.). "...Прославьте Господа! Слушайте, цари, внимайте, вельможи: я Господу, я пою, бряцаю Господу, Богу Израилеву" (Суд.5:1-3).
Моисей сказал о Неффалиме: "Неффалим насыщен благоволением и исполнен благословения Господа; море и юг во владении его" (Втор.33:23).

Благословение Авраама на Иосифе и Вениамине
"Иосиф - отрасль плодоносного дерева, отрасль плодоносного дерева над источником; ветви его простираются над стеною. Огорчали его, и стреляли и враждовали на него стрельцы; но тверд остался лук его, и крепки мышцы рук его, от рук мощного Бога Иаковлева. Оттуда Пастырь и твердыня Израилева, от Бога отца твоего, Который и да поможет тебе, и от Всемогущего, Который и да благословит тебя благословениями небесными свыше, благословениями бездны, лежащей долу, благословениями сосцов и утробы, благословениями отца твоего, которые превышают благословения гор древних и приятности холмов вечных. Да будут они на голове Иосифа и на темени избранного между братьями своими. Вениамин хищный волк, утром будет есть ловитву и вечером будет делить добычу. Вот все двенадцать колен Израилевых; и вот что сказал им отец их; и благословил их, и дал им благословение, каждому свое" (49:22-28).
Картина плодоносного дерева над источником напоминает слова пророка Иеремии: "Благословен человек, который надеется на Господа, и которого упование - Господь. Ибо он будет как дерево, посаженное при водах и пускающее корни свои у потока; не знает оно, когда приходит зной; лист его зелен, и во время засухи оно не боится и не перестает приносить плод" (Иер.17:7-8; Пс.1:3). Это распространенная образная картина на Востоке. В Писании она применяется к людям или народам, которые живут в тесной связи с Богом и приносят плод.
В картине плодоносного дерева можно усмотреть и весь Израиль как плодоносное дерево линии спасения: "Из Египта перенес Ты виноградную лозу, выгнал народы, и посадил ее. Очистил для нее место, и утвердил корни ее, и она наполнила землю. Горы покрылись тенью ее, и ветви ее, как кедры Божий. Она пустила ветви свои до моря и отрасли свои до реки" (Пс.79:9-12). В этой картине можно усматривать будущее колена Иосифа. Оно пускает корни свои у потока, то есть живет в тесном единении с Богом, черпает силы из потока жизни и вследствие этого приносит плод.
Мирное описание плодоносного дерева внезапно обрывается.
Мы слышим теперь о борьбе в жизни Иосифа: огорчали его, и стреляли, и враждовали против него стрельцы. Эти слова напоминают нам, что Иосиф вырос под постоянными нападками со стороны братьев и мира. Он испил горькую чашу ненависти и вражды, приготовленную ему как своими, так и чужими. Хотя борьба тянулась долгое время, Иосиф не утомился. Лук его не опускается, руки его не утомляются: "крепки мышцы рук его".
Чудо заключается в том, что Иосиф одерживает победы не собственными силами, но силой могучего Бога Израилева. Все, что до сих пор было сказано об Иосифе (плодоносное дерево и стрелок из лука), неотъемлемо связано с могуществом Бога Израилева. Здесь вершина благословения Иосифа. Иаков призывает имя Бога отцов, "Всемогущего, Который и да благословит тебя благословениями небесными свыше, благословениями бездны, лежащей долу, благословениями сосцов и утробы".
"О Вениамине сказано очень мало. Его колену предрекается воинственность и некоторая дикость нрава. Эта дикость особенно проявляется в известном случае с левитом в Гиве (Суд.20гл.). Из этого колена происходили Аод (Суд.3гл.), Саул (1Цар.9:1) и впоследствии Апостол Павел (Фил.3:5)" (Лопухин. Толковая Библия).
Рахиль, умирая при родах, назвала сына Бенони (сын скорби). Таким он был для матери, а отец назвал его Вениамином, то есть "сын моей правой руки". Из-за него Иаков претерпел много страданий и борьбы, но в то же время он был для него утешением.
"И благословил их, и дал им благословение, каждому свое". Израиль составляет одно целое, но Бог благословляет его тем, что каждому колену указывает свое место. Из множества получается нечто единое. Особенно это должно проявиться тогда, когда придет Примиритель, Которому принадлежит покорность народов. В будущем эти народы должны быть присовокуплены к двенадцати коленам Израиля.

ПЛАН БОЖЬЕГО БЛАГОСЛОВЕНИЯ
Быт. 49:29 - 50 гл.

Взгляд веры направлен в Ханаан
"И заповедал он им, и сказал им: я прилагаюсь к народу моему; похороните меня с отцами моими в пещере, которая на поле Ефрона Хеттеянина, в пещере, которая на поле Махпела, что пред Мамре, в земле Ханаанской, которую купил Авраам с полем у Ефрона Хеттеянина в собственность для погребения. Там хоронили Авраама и Сарру, жену его; там похоронил Исаак и Ревекку, жену его; и там похоронил я Лию. Это поле и пещера, которая на нем, куплена у сынов Хеттеевых. И окончил Иаков завещание сыновьям своим, и положил ноги свои на постель, и скончался, и приложился к народу своему. Иосиф пал на лицо отца своего, и плакал над ним, и целовал его" (49:29-50, 1).
Престарелый Иаков не потерял рассудительности. Его слова - не фантазия какого-то мечтателя. Он видит не только славное будущее, но, чувствуя свою скорую кончину, с ясным умом распоряжается о своих похоронах и указывает, где он должен быть похоронен. Речь Иакова - не только прощание с сыновьями, но и серьезное требование к ним.
Распоряжение Иакова имеет особый смысл. То, что умирающий хотел быть похороненным в родной земле,- естественно, здесь нет ничего необыкновенного. Но то, что глава сравнительно небольшого семейства распорядился увезти его труп в отдаленную страну, несмотря на все трудности транспортировки, - это уже случай необыкновенный. Однако для Иакова это было очень важно. Он должен быть похороненным в обетованной земле, там, где были похоронены его самые близкие родственники, - именно в пещере, которая на поле Махпела!
В этом выразилась вера Иакова. Он направляет свой взор в землю обетования, опираясь на обещания Бога, которые для него - несомненная гарантия исполнения ожидаемого.
"И окончил Иаков завещание сыновьям своим, и положил ноги свои на постель, и скончался..." Это не конец, но переход в другое состояние, о котором древние знали, что это воссоединение с предками: "И приложился к народу своему".
Бог обещал Иакову, что Иосиф своими руками закроет ему глаза (46:4). Это обетование теперь исполняется. "Иосиф пал на лицо отца своего, и плакал над ним, и целовал его".
Так закончилась жизнь патриарха Иакова, полная страданий, переживаний и борьбы. Он успокоился от трудов своих и дела его пошли вслед за ним.

Исполнение последнего распоряжения Иакова
"И повелел Иосиф слугам своим - врачам, бальзамировать отца его; и врачи набальзамировали Израиля, И исполнилось ему сорок дней; ибо столько дней употребляется на бальзамирование. И оплакивали его Египтяне семьдесят дней. Когда же прошли дни плача по нем, Иосиф сказал придворным фараона, говоря: если я обрел благоволение в очах ваших, то скажите фараону так: отец мой заклял меня, сказав: "вот, я умираю; во гробе моем, который я выкопал себе в земле Ханаанской, там похорони меня". И теперь хотел бы я пойти, и похоронить отца моего, и возвратиться. И сказал фараон: пойди и похорони отца твоего, как он заклял тебя И пошел Иосиф хоронить отца своего. И пошли с ним все слуги фараона, старейшины дома его и все старейшины земли Египетской, и весь дом Иосифа, и братья его, и дом отца его. Только детей своих и мелкий и крупный скот свой оставили в земле Гесем. С ним отправились также колесницы и всадники, так что сонм был весьма велик. И дошли они до Горен-Гаатадз при Иордане, и плакали там плачем великим и весьма сильным; и сделал Иосиф плач по отце своем семь дней. И видели жители земли той, Хананеи, плач в Горен-Гаатаде, и сказали: велик плач этот у Египтян! Посему наречено имя месту тому: плач Египтян, что при Иордане. И сделали сыновья Иакова с ним, как он заповедал им. И отнесли его сыновья его в землю Ханаанскую и похоронили его в пещере, на поле Махпепа, которую купил Авраам с полем в собственность для погребения у Ефрона Хеттеянина, пред Мамре. И возвратился Иосиф в Египет, сам и братья его, и все ходившие с ним хоронить отца его, после погребения им отца своего" (50:2-14).
Бальзамирование Иакова для предохранения тела от тления совершалось, по-видимому, в знак почтения к Иосифу. Бальзамирование совершали врачи из придворных Иосифа. Продолжительность операции бальзамирования была, как свидетельствует Геродот, от тридцати до семидесяти дней; Иакова бальзамировали сорок дней, которые с прибавлением тридцати дней плача и обозначаются, как семьдесят дней плача над Иаковом.
Иосиф не решился просить у фараона отпуск и сделал это через придворных.
"Далекое путешествие не могло быть предпринято без значительного вооруженного конвоя; отсюда Иосифу и его братьям сопутствуют не только вельможи фараона, но и колесницы и всадники. Традиция добавляет, что караван действительно имел столкновение с потомками Исава и победил их" (Лопухин. Толковая Библия).
В Горен-Гаатаде израильтяне еще семь дней плакали над Иаковом. Плач был великим и весьма сильным. Откуда такое почтение? Может, оно вызвано больше высоким положением его сына Иосифа? Удивительно, что о похоронах Иосифа в Библии рассказывается очень мало. Почему же тогда о похоронах Иакова рассказывается так подробно? Ведь, рассуждая по-человечески, Иаков был незначительной личностью, Иосиф же, наоборот, - единственный патриарх, достигший мирового значения.
Если Библия так подробно описывает похороны Иакова, то она хочет нам сказать об исключительности этого дела. Со смертью Иакова закончился целый период истории спасения. Между тем временем и настоящим лежит длинный период господства закона, являющегося детоводителем ко Христу. Но глядя на Иакова глазами веры, мы видим в нем выдающегося патриарха, величайшего борца, жившего когда-либо. Он боролся с Богом и победил.
Иосиф и его братья с великой точностью выполнили предсмертное завещание Иакова и вернулись в Египет.

Последнее распоряжение Иосифа и его смерть
"И увидели братья Иосифовы, что умер отец их, и сказали: что, если Иосиф возненавидит нас, и захочет отметить нам за все зло, которое мы ему сделали? И послали они сказать Иосифу: отец твой пред смертью своею завещал, говоря: так скажите Иосифу: "прости братьям твоим вину и грех их; так как они сделали тебе зло". И ныне прости вины рабов Бога отца твоего. Иосиф плакал, когда ему говорили это. Пришли и сами братья его, пали пред лицом его и сказали: вот, мы рабы тебе. И сказал Иосиф: не бойтесь; ибо я боюсь Бога, Вот, вы умышляли против меня зло; но Бог обратил это в добро, чтобы сделать то, что теперь есть: сохранить жизнь великому числу людей. Итак не бойтесь. Я буду питать вас и детей ваших. И успокоил их, и говорил по сердцу их. И жил Иосиф в Египте сам и дом отца его; жил же Иосиф всего сто десять лет. И видел Иосиф детей у Ефрема до третьего рода, также и сыновья Махира, сына Манассиина, родились на колена Иосифа. И сказал Иосиф братьям своим: я умираю; но Бог посетит вас, и выведет вас из земли сей в землю, о которой клялся Аврааму, Исааку и Иакову. И заклял Иосиф сынов Израилевых, говоря: Бог посетит вас, и вынесите кости мои отсюда. И умер Иосиф ста десяти лет. И набальзамировали его, и положили в ковчег в Египте" (50:15-26).
После смерти отца положение братьев Иосифа можно сравнить с положением беззащитных птиц. Дерево, в ветвях которого они укрывались, срублено. У братьев исчезла всякая защита со стороны отца, а Иосифу они полностью не доверяли, поэтому у них появилось сомнение. Такое состояние бывает в тех случаях, когда вера опирается на видимое и это видимое вдруг исчезает. Сомнение братьев выражалось в словах: "Что, если Иосиф возненавидит нас..." За этим "если" следует серьезное переживание, внушающее страх: "и захочет отомстить нам за все зло, которое мы ему сделали". Братьями овладело сомнение в том, что Иосиф действительно смог простить им.
Не следует, однако, осуждать братьев за это. В их сомнении удивительно обнаруживается неспособность человеческого сердца поверить, что Бог поступает с нами не так, как мы того заслужили. Прощение навсегда остается чудом, которое ломает законы человеческого мышления. Для разума Божья воля, согласно которой Бог не воздает, а прощает, - непостижима. Поэтому и братьям было весьма тяжело поверить, что Иосиф не будет мстить им после смерти отца.
Примечательно, что это сомнение возникает у тех, которые пережили трогательную сцену - Иосиф открылся им как брат, обнимал их и плакал вместе с ними. Он уже тогда успокаивал их, говоря, что не они, а Бог послал его в Египет. Он сказал им тогда: "Не бойтесь". Но когда человек теряет веру, тогда он теряет уверенность в прощении того, что было в прошлом, и все забытое опять всплывает в памяти. Братья два раза подряд просят у Иосифа прощения и называют себя рабами Бога отца своего.
Иосиф плакал, когда ему говорили это. Иосиф плакал каждый раз, когда был свидетелем Божьей работы над братьями и видел в них чувство вины и страх перед Богом. Когда они предстали перед ним и объявили себя его рабами, он говорил к сердцу их: "Не бойтесь, ибо я боюсь Бога". Сейчас он говорит так же: "Я боюсь Бога". Почему? Неужели он действительно еще не может простить и его сдерживает только страх перед Богом? Нет, он говорит так, вероятно, потому, что сознает - указывая на себя как на человека и на свое прощение, он им не может помочь. Так они не приобретут мир и покой. Он указывал им на Бога, перед Которым сам живет. Прощение вместо возмездия лежит за пределами человеческого понимания, поэтому Иосиф указывает на Бога, как на гаранта прощения. Дальше Иосиф вновь напоминает непостижимый для человеческого сердца план спасения. Для достижения этой цели Бог использует не только наши злые поступки, но и наши злые планы, которые направлены против плана спасения.
Желание братьев уничтожить Иосифа было использовано с тем, чтобы создать условия для размножения израильского народа. Иосиф же был орудием Бога, чтобы позаботиться о них.
Последние стихи главы и всей книги Бытие проникнуты живой и возвышенной верой Иосифа в великое будущее Израиля, в его исход из Египта а качестве свободного народа, в целях устроения ветхозаветного Царства Божьего. По этой вере Иосиф, подобно своему отцу, завещает братьям своим - тем, кто еще не умер, и вообще всем потомкам Иакова - вынести из Египта его кости.
Моисей действительно взял с собой кости Иосифа (Исх.13:19), а Иисус Навин похоронил их в Сихеме (И.Нав.24:32).
Тело Иосифа по египетскому обычаю было набальзамировано и положено в саркофаге, который делали обычно из дерева сикоморы - смолистой акации. Со смертью Иосифа евреи в Египте, хотя и имели возможность самостоятельного развития и сохранили своеобразные национальные особенности, все же лишились могущественной опоры и почетного положения. Им предстояла горькая жизнь в доме рабства (Исх.20:1-2).

БОГОСЛОВСКОЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ

Четвертую часть истории Иосифа мы назвали "Водительство как благословение". Мы наблюдали за тем, как умирающий Иаков произносил пророческие изречения о своих сыновьях. В его изречениях содержалось не только благословение, но и проклятие. Можно ли из этого извлечь какой-то урок для церкви настоящего времени? Не является ли характерной чертой церкви неспособность благословлять и проклинать? Проклинать, конечно, в смысле суда над грехом внутри церкви. Не бытует ли мнение среди подавляющего большинства верующих, что Бог любви не может гневаться? Не рассматривается ли сегодня дисциплинированна в церкви как нечто ненормальное и чуждое?
Возможно, нас поражает тот факт, что церковь была не только благословляющей, но и проклинающей. Апостол Павел даже употребляет это слово, говоря: "Если бы даже мы, или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема" (Гал.1:8-9), "Кто не любит Господа Иисуса Христа, анафема; маранафа" (1Кор.16:22). Апостол Павел предает сатане безнравственного человека (1Кор.5:5). Апостол Петр предает Ананию и Сапфиру смерти за то, что они солгали Духу Святому (Деян.5:1-11). Апостол любви Иоанн самым серьезным образом предупреждает читателей книги Откровения о словах, записанных в ней: "Если кто приложит что к ним, на того наложит Бог язвы, о которых написано в книге сей; если кто отнимет что от слов книги пророчества сего, у того отнимет Бог участие в книге жизни и в святом граде и в том, что написано в книге сей" (Откр.22:18-19). А быть вычеркнутым из книги жизни означает не что иное, как вечное проклятие.
Господь Иисус словами "горе вам" предрекает грозную участь всем богатым и пресыщенным (Лук.6:24-26). Он изрекает суровое определение в адрес галилейских городов Хоразина и Вифсаиды. О Капернауме Он говорит: "И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься..." (Матф.11:23). Он также произносит восьмикратное "горе" фарисеям и книжникам (Матф.23:13-33).
Было бы трагедией для церкви заниматься исключительно дисциплинированием и не благословлять. Можно с уверенностью сказать, что от истинной церкви исходит благословение. В ней проповедуется Слово Божье, а оно утешает: "Уставами Твоими утешаюсь; не забываю слова Твоего" (Пс.118:16); "Откровения Твои - утешение мое, советники мои" (Пс.118:24); "Это - утешение в бедствии моем, что слово Твое оживляет меня" (Пс.118:50) и т. д. Через Слово Божье церковь получает благословение сама и, передавая его другим, излучает благословение, то есть является благословляющей.
Вечное "Слово стало плотью и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу как единородного от Отца" (Иоан.1:14). Сам Господь сказал: "Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них" (Матф.18:20). Церковь может быть благословенной, следовательно и благословляющей только тогда, когда в ней проповедуется распятый Христос, не в превосходстве слова или мудрости, а в премудрости Божьей, тайной, сокровенной, чтобы вера детей Божьих утверждалась не на мудрости человеческой, но на силе Божьей (1Кор.2:5-7).
Почему церковь может терять силу для благословения? - Потому что часто проповедует не личность Христа как Сына Божьего, Посланника с небес, а лишь учение о Христе. Церковь может быть благословляющей только тогда, когда она приводит людей в личное соприкосновение с Христом. Церкви нужна истинная духовная пища, а она только во Христе.
Церковь должна быть местом, где христиане благословляют друг друга, где по полномочию присутствующего Господа совершается хлебопреломление, где души находят мир с Богом. Но сердце человека приходит к покою только тогда, когда услышит правду о грехе. Не просто услышит весть о Христе, но переживет личную встречу с Ним, по Его милости освободится от греха и получит благодать Божью через Его присутствие. Такое облагодатствованное сердце может быть впоследствии благословением для других.
Мы еще не упомянули о том, что церковь живет в период действия Духа Святого. Как сохранить церкви силу Духа Святого - волнует многих. История Иосифа говорит о том, что великая нужда христиан заключается не в том, чтобы завладеть силой Духа Святого, а в том, чтобы Он завладел ими. Речь идет не о какой-то анонимной силе, а о действии, исходящем от личности Иисуса Христа. Благословение не существует отдельно от Господа; церковь не может получить силу помимо Христа.
Бесполезно искать силу Духа Святого во внешнем благоустройстве церкви, в организации богослужений, библейских курсов и различных семинаров, хотя это очень необходимая и благословенная работа. "Дух дышит, где хочет", и Сам является благословением. Конечно, Бог действует через людей, но Он Сам, и часто вопреки человеческим представлениям, избирает Себе сосуды благословения. Он пользуется в Своем деле немощными и слабыми людьми как орудием.
Церковь может быть благословенной и благословляющей только тогда, когда каждый ее член будет храмом Бога живого и Его орудием. Это значит, что Сам Бог исполняет Свое обетование: "Вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом" (2Кор.6:16).
Бог избирает людей и дает им Свои полномочия. Но эти полномочия зависят от отношения этих людей ко всему Божественному, небесному. Он требует от уполномоченных Им твердой веры. Целый ряд сыновей Иакова - отверженных и лишенных благословения - живая проповедь для нас. Господь часто ставит последних первыми и первых последними (Матф.20:16). Так Он поставил Иакова перед Исавом, Фареса перед Зарой, Ефрема перед Манассией. Иуду перед Рувимом, Симеоном и Левием, а Иосифа - выше всех братьев.
Благословение и проклятие зависит от отношения к Господу как отдельных людей, так и народов, и церкви. Отношение к Господу может быть очень различным, как говорит об этом рассмотренная нами часть из истории Иосифа.
Представим себе церковь, жизнь которой отображала бы поведение Рувима. Это на первый взгляд могущественная церковь, богатая силой молодых тружеников, богатая руководителями и строгой организацией всего служения, богатая силами человеческого энтузиазма. Но из-за присутствия греха Господь не может в такой церкви проявить Свою силу, и она терпит кораблекрушение.
Если посмотреть на церковь, состояние которой подобно поведению Симеона и Левия, то можно сказать, что она с человеческой ревностью, опираясь на свои средства и методы, может вступаться за истину, за нравственность, за чистоту учения, может бороться против несправедливости, безнравственности, лжеучения и безбожия. Но Бог лишает ее Своего присутствия, потому что она своей нелюбовью и беззаконием делает ненавистным имя Бога перед миром. Ее состояние характеризуется фанатизмом.
В отличие от церквей, которые Бог не может благословить, существует благословенная церковь, изображенная в рассматриваемой нами истории в лице Иуды и Иосифа. Она тоже пребывает в постоянной борьбе, но исполнена радости. Она ненавидима миром, но тем не менее является для него благословением. Библия говорит о ее позиции, образно сравнивая с деревом, "посаженным у потоков вод". Она пребывает в тесном общении с Господом и полностью посвящена Ему. Такую церковь врата ада не могут одолеть. Предпосылкой для того, чтобы быть благословенной и благословляющей церковью, является не человеческая сила и ревность, а исповедание истинной веры, немощь и полная отдача Богу.

БИБЛЕЙСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

С призванием Авраама благословение становится главной темой первой книги Моисея (12:1-3; 22:17; 27:29; 28:14; 48:15-16; 49:1-28). Содержание этого благословения принимает все более конкретные формы, начиная от семени, обещанного Аврааму (12:3; 22:18), до откровения о славном царе, обещанном Иуде (49:10). Новый Завет, освещая эту истину, тоже говорит о благословении, о личности Иисуса Христа, Который является содержанием благословения, а также о настоящей и будущей Его славе.
Апостол Павел говорит, что благословение Авраама осуществляется в верующих: "Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники" (Гал.3:29). Он видит, что язычники, уверовавшие в Иисуса Христа, получают Духа Святого, как следствие благословения Авраама (Гал.3:14), верой они становятся сынами Авраама (Гал.3:6-7), оправдываются верой, и слово благословения, данное Аврааму, сбывается: "В тебе благословятся все народы" (Гал.3:8-9).
Во Христе Павел видит обещанное семя, в Котором благословляются все народы. Он прямо говорит: "Но Аврааму даны были обетования и семени его. Не сказано "и потомкам", как бы о многих, но как об одном: "и семени твоему", которое есть Христос" (Гал.3:16).
В христианах Павел видит семя Авраамово в более широком смысле (Гал.7:29). Через веру они сделались причастниками благословения Авраама и наследниками обетования, данного Аврааму.
В деле спасения, которое совершил Христос, Павел видит раскрытие полноты благословения Авраама. Как Иаков благословлял своих сыновей благословениями неба, так Павел начинает свое послание к Ефесянам словами: "Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, благословивший нас во Христе всяким духовным благословением в небесах..." (Еф.1:3). Потом он раскрывает полноту богатства благословения во Христе, как семени Авраама (Еф.1:1-14):
Бог избрал нас во Христе прежде создания мира;
предопределил усыновить нас Себе через Иисуса Христа;
Бог облагодатствовал нас в Возлюбленном;
во Христе мы имеем искупление Кровью Его, прощение грехов по богатству благодати Его;
Бог открыл нам тайну Своей воли, по Своему благоволению, которое прежде положил во Христе;
во Христе мы сделались наследниками;
во Христе мы услышали слово истины и, уверовавши в Него, запечатлены обетованным Святым Духом.
Дальше Павел показывает бедственное положение язычников во время отстранения от благословения. "Вы были в то время без Христа, отчуждены от общества Израильского, чужды заветов обетования, не имели надежды и были безбожники в мире; а теперь во Христе Иисусе вы, бывшие некогда далеко, стали близки Кровию Христовою" (Еф.2:12-13). Язычники вошли в общий святой храм, то есть в церковь, имеющую краеугольным камнем Самого Иисуса Христа, на Котором все здание, слагаясь стройно, возрастает в святой храм в Господе (Еф.2:19-22).
Апостол Павел указывает на Христа как на Царя из колена Иудина: Он привел к Себе некогда далеких, разрушил стоявшую посреди преграду, упразднил закон заповедей учением, устранил противоречие между иудеями и язычниками, соединил их в одно тело, открыл тем и другим доступ к Богу в одном Духе (Еф.2:13-18). Он Сам - мир наш, Царь из колена Иудина, Примиритель.
Апостол Павел показывает нам тайну причастности язычников к благословению Авраама через дело спасения, совершенное Христом (Еф.3:1-12; Кол.1:14-29). Сам же Павел, как Апостол язычников, является глашатаем и исполнителем этого благословения.
Апостола Павла можно назвать Иаковом Нового Завета. Как Иаков посреди патриархов, так Павел среди Апостолов последний и наименьший; оба - одни из первых грешников среди святых Ветхого и Нового Завета: Иаков - обманщик, Павел - гонитель и хулитель. Иаков увидел Господа в Пенуэле, Павел - на пути в Дамаск. Человеческая ревность в вопросе обладания благословением привела Иакова к борьбе с Богом, человеческая ревность за дело Божье привела Павла к борьбе против Бога. У обоих произошел переворот Иаков стал Израилем, Савл - Павлом. Иаков принял благословение, Павлу Бог открыл тайну Христа и Церкви. Иаков передал благословение Авраама двенадцати коленам Израиля, Павлу дана благодать благовествовать язычникам неисследимое богатство Христово. Об этом он постоянно молится: "Для сего преклоняю колена мои пред Отцом Господа нашего Иисуса Христа... да даст вам, по богатству славы Своей, крепко утвердиться Духом Его во внутреннем человеке, верою вселиться Христу в сердца ваши..." (Еф.3:14-17).
Апостол Павел, подобно Иакову, видит будущее двенадцати колен Израилевых. В период церкви евреи отломились от хорошей маслины, а на их место привились язычники. Но это до времени. "Ожесточение произошло в Израиле отчасти, до времени, пока войдет полное число язычников" (Рим.11:25). После этого Израиль опять привьется к своей маслине. Церковь из язычников является подлинным семенем Авраама, к которому относится обетование. Израиль же, доколе пребывает под рабством закона, является только семенем рабы, без сыновних прав, и нуждается, как и язычники, в усыновлении, ибо благословение Авраама доступно только верой и только во Христе.
Точно так говорил об этом Иисус Христос. О спасенном Он говорит, что тот находится на лоне Авраама (Лук.16:22), призванные язычники "возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном" (Матф.8:11). Через Иоанна Крестителя Бог говорит ожесточенным фарисеям и саддукеям, что Он может из камней воздвигнуть детей Аврааму (Матф.3:9). Иисус не признает неверовавших в Него иудеев за детей Авраама (Иоан.8:39). Он указывает на Себя, как на Того, о Ком радовался Авраам (Иоан.8:56), то есть на Ком исполнилось благословение Авраама. Если Аврааму было обещано стать благословением для всех народов, то Христос принес им благословение, Сам являясь этим благословением.
Первая книга Моисея начинается и заканчивается пророчеством о Христе. В начале речь идет о семени жены (3:15), а в конце - о благословении Авраама в Иуде. В первой картине изображена борьба, во второй - триумф и господство; в первой - смерть, во второй - жизнь и радость. В первом пророчестве представлен Христос как семя жены, Который уничижением и смертью должен был "лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола" (Евр.2:14), во втором Он представлен как торжествующий на престоле Давида, Царь из колена Иудина (49:10).
Ветхий и Новый Заветы одинаково видят Христа как царствующего, так и страдающего. Царствующим Его видели пророки: Валаам (Числ.24:17), Исайя (7:14; 9:5-6; 11:1-9), Михей (5:1-4), Захария (9:9), Иеремия (23:5), Иезекииль (34:23-24), Даниил (7:13-14) и Давид (Пс.2 и 10); страдающим видели: Захария (11:12-13; 12:10-13:1), Исайя (42:1-5; 50:4-8; 53:1-12), Давид (Пс.21).
Эти две картины (царствующий и страдающий Христос) в Ветхом Завете стоят в непосредственной близости. Пророчества о страдающем Христе для иудеев были непонятны. Они не могли применить эти пророчества к Мессии и по этой причине распяли Его. В Ветхом Завете страдание Христа и победу, уничижение и возвышение пророки видели в непосредственной связи. Владычество приходит после уничижения.
Новый Завет открывает Спасителя и в уничижении слуги, и в величии царя. Иоанн Креститель (Иоан.1:29), Сам Иисус (Матф.16:27; 22:43-45; 25:31-46; Иоан.5:27), Апостол Павел (2Кор.5:10; Фил.2:9-11) и ученики (Деян.4:24-31) видят в Нем исполнение пророчеств о царствующем Мессии. Новый Завет таким образом вносит ясность в ветхозаветные пророчества о страдающем и царствующем Мессии.
Первое пришествие Христа ознаменовалось страданиями, борьбой и, наконец, смертью и воскресением, а второе - будет отмечено Его славой и триумфом над врагами.
Можно ли утверждать, что слава ожидает церковь только в будущем, только при встрече с Небесным Женихом в загробной жизни? Относится ли радость церкви только к тому моменту, когда наступит брак Агнца, к которому она готовится в настоящее время? Нужно с определенностью сказать, что для нас, живущих во времена нового завета, слава Царя из колена Иудина стала действительностью. Эта слава сокрыта в умершем и воскресшем Христе. Новый Завет говорит о видимой славе Христа. Бог образовал невидимому ныне Христу видимое тело в лице церкви, о которой Павел сказал, что в ней обитает полнота Наполняющего все во всем (Еф.1:22-23).
Слава церкви в настоящее время заключается в присутствии в ней прославленного Христа (Кол.1:27), в присутствии Святого Духа, посланного Им. Нельзя обойти молчанием и тот факт, что церковь ожидает Своего Небесного Жениха, как Иаков верой ожидал Царя из колена Иудина. Мы ожидаем Его пришествия в силе, чтобы вместе с Ним царствовать на земле: "Когда же явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь с Ним во славе" (Кол.3:4).
Можно с полной уверенностью утверждать, что прославленный Христос невидимо присутствует в церкви, хотя для нее предназначен на земле путь страданий и креста. Она ожидает и откровения видимой славы Христа в Его пришествии. По этой причине возникает напряженность между будущей славой и несением креста в настоящем, между триумфом и борьбой, в которой церковь сейчас находится, ожидая, когда уничижение поглощено будет славой.
Эта напряженность в жизни Христа и жизни церкви чудно и наглядно представлена в трапезе Господней, которую Он установил для того, чтобы церковь радовалась присутствию Живого в ней и одновременно возвещала смерть Господа до тех пор, пока Он придет (1Кор.11:26). Он установил трапезу как печать общения с Ним и как прощальную трапезу, трапезу воспоминания о Его смерти. Он Сам сказал: "Ибо сие есть Кровь Моя нового завета... Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего" (Матф.26:28-29).
Косвенное указание на чашу благословения с вином мы находим в пророчестве Иакова об Иуде, когда он говорит о будущем Царе: "Он привязывает к виноградной лозе осленка своего... Моет в вине одежду свою, и в крови гроздов одеяние свое" (49:11).
Итак, первая книга Библии говорит нам о долгожданном Примирителе как о Царе. Это наш Господь Иисус Христос. Он есть семя Авраамово, в котором благословятся все народы (22:18), и Семя жены (3:15). Он - победитель, Которому дана власть привести в исполнение суды Божьи и таким образом завершить Божий план спасения. Как лев и Агнец в одной личности, Иисус откроет печати книги, представленной в Откровении, и, завершая весь план спасения Божьего, приведет в исполнение волю Своего Отца.


По милости Божьей мы закончили исследование первой книги Библии. Господь Иисус не только сказал ученикам: "Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о Мне" (Иоан.5:39), но и указал нам на эти чудные свидетельства. Сколько же их рассыпано по всей Библии, в том числе и в первой книге! "О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его!" (Рим.11:33).
Преклонимся же перед величием нашего Господа и вместе с Апостолом Павлом вознесем хвалу. "А Тому, Кто действующею в нас силою может сделать несравненно больше всего, чего мы просим, или о чем помышляем, Тому слава в Церкви во Христе Иисусе во все роды, от века до века. Аминь" (Еф.3:20-21).