Я тоже хочу на небо
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Христианские рассказы для детей

Я тоже хочу на небо!

Оглавление

Иисус, я тоже хочу на небо!
Даник
Не кради!
Карманные деньги
Отличники
С чего начинаются подвиги
Шутка
Поклоняемся только Богу
Источники
Доброе основание
Без принуждения
Поход
Турник
Не сомневайся!
Шелковые нитки
Потерянная радость
Праздник осени
Пятно
Больничный телевизор
Кто спасется?
На небо к Иисусу

Иисус, я тоже хочу на небо!

День склонился к вечеру. Заходящее солнце еще играло на кромках облаков, а со стороны леса уже поползли сумерки. Во дворе большого одноэтажного дома, что стоял недалеко от леса, стало тихо. Семья собралась на вечернюю молитву. Дети сидели на скамейке у крыльца и, глядя на позолоченные облака, внимательно слушали папу.
А он очень серьезно говорил:
- ...Наступил последний день жизни Иисуса на земле. Он сделал все, что поручил Ему Отец Небесный, и теперь должен был вернуться на небо. Иисус вышел с учениками из Иерусалима и пошел на Елеонскую гору. Там Он дал им последние наставления и, подняв руки, благословил их. И вдруг ученики увидели, что Иисус отдаляется от них и поднимается над землей все выше и выше... Они не могли оторвать глаз от любимого Учителя, пока облако не скрыло Его из виду.
Потом перед учениками предстали два Ангела и сказали, что Иисус придет на землю еще раз, и придет таким же образом, как и ушел.
Рассматривая догорающий закат и быстро темнеющие облака, дети представляли, как Иисус возносился на небо, к Своему Отцу. А папа между тем продолжал:
- Запомните, дети, Христос придет на землю второй раз для того, чтобы взять на небо тех, кто любит Его и ждет.
"Меня тоже Иисус возьмет на небо",- подумал Петя, глядя на первую, мерцающую над лесом звездочку.
- Это будет уже скоро, и нам надо быть готовыми к встрече,- закончил папа и пригласил к молитве.
Стемнело. Лес дохнул прохладой, напоминая, что приближается ночь. Папа с мамой и дети благодарили Бога за прожитый день, за тихий вечер и просили Его подготовить их к восхищению, потому что они любят Иисуса и хотят жить с Ним на небе.
Пете было уже десять лет. Он знал много библейских историй, но эта - о вознесении Христа - ему особенно нравилась. Петя считал, что Иисус обязательно возьмет его к Себе на небо - ведь он ходит на собрание, рассказывает стихи, читает Евангелие, молится, да и папа с мамой у него верующие. Вот Юра, сосед, на небо никак не попадет - он ругается, прогуливает уроки, дерется, ворует и даже курит. Он неверующий, ему надо сначала покаяться.
Петю никогда не покидала уверенность, что Иисус возьмет его на небо. В самом деле, у него на. первый взгляд все было в порядке: он верующий, и в школе учится хорошо, и ведет себя лучше, чем другие...
Неизвестно, как долго жил бы Петя с таким высоким мнением о себе, если бы не один случай.
В одно воскресенье, на утреннем богослужении, покаялся Петин лучший друг. Он молился со слезами и просил у Бога прощения.
"Зачем он кается? - не понимал Петя.- Он же верующий!" Но спросить об этом Петя не решался.
Как-то, возвращаясь из школы, Петя любовался белоснежными облаками, плывущими по голубому небу, и думал о своем друге. Тот заметно изменился - перестал ссориться с ребятами, списывать домашнее задание, стал лучше учиться. "Он считает себя спасенным и говорит, что в его сердце поселился Дух Святой. А я разве не спасен?" - задумался Петя.
Он не заметил, как подошел к калитке своего дома и вошел во двор. Непривычная тишина поразила его. Где же малыши? В песочнице никого не было.
Петя взбежал на крыльцо, рывком открыл дверь и крикнул:
- Мама!
Тишина. Петя в недоумении обошел все комнаты - нигде никого.
"Странно! - взволнованно подумал он.- Куда все подевались? - И тут его пронзила страшная мысль: - Наверное, Иисус пришел и взял к Себе всех, а я... я остался!"
- Мама! - еще раз крикнул Петя и замер.
Никто не ответил ему. Где-то на задворках прокукарекал петух, закудахтали куры.
Петя выскочил на улицу. Он испуганно посмотрел по сторонам и бросился бежать к лесу. "Неужели я остался?.." - на ходу вытирая слезы, думал он.
Забежав в самую чащу, Петя отчаянно закричал:
- Иисус! Я тоже хочу на небо!
- На небо... На небо... - передразнило его эхо, и снова наступила тишина.
Петя бежал все дальше и дальше, то и дело повторяя:
- Иисус! Я тоже хочу на небо! Иисус! Я тоже хочу на небо!..
Горячие слезы текли по его щекам. Отчаянно колотилось сердце, а он бежал по лесу, не глядя под ноги. Между верхушками деревьев проглядывало голубое небо с красивыми пышными облаками, а откуда-то издалека, то спереди, то сбоку отзывалось эхо:
- Иисус... На небо... небо... И вдруг Петя ясно понял, что он - грешник, а таким на небе места нет. Значит, ему, Пете, тоже нужно покаяться! Ему сразу вспомнилось, как он грубил маме, как злился на старших сестер, когда они делали ему замечания. Вспомнил, как обижал младших, как хитрил и увиливал от работы. А совсем недавно он обманул учительницу... И как только он мог считать, что у него все в порядке? Как же теперь быть? Неужели все кончено? Неужели ничего невозможно исправить? Неужели сейчас все на небе, а он остался на земле?
Долго бродил Петя по лесу, просил прощение за свои грехи и умолял Иисуса взять его к Себе. Не зная, что делать дальше, он устало побрел домой по знакомой дорожке.
Подходя к дому, Петя издали увидел на огороде своих старших сестер. От неожиданности он снова заплакал. Значит, Иисус еще не пришел! Значит, еще не поздно! Значит, он, Петя, тоже может попасть на небо! О, как хочется ему быть с Иисусом! Сегодня же вечером он обязательно покается и попросит у всех прощения...
"Нет, я сделаю это прямо сейчас!" - решил Петя и кинулся в дом, к матери.

Даник

Обласканный теплым солнышком, Даник сидел на пороге и задумчиво смотрел куда-то вдаль. Слегка вытянув шею, он прислушивался к отдаленному гулу самолета. Лицо его было серьезным и даже печальным. Скоро в школу. Мысль об этом вызывала у мальчика тревогу и страх.
Детство у Даника было не таким, как у других детей, не таким, как у его братиков и сестричек. Даник никогда не гонялся за бабочками, не катался на велосипеде, не играл в мяч и даже не бегал по улице. Он никогда не видел, как цветут цветы, летают птицы, как красиво ложится спать огромное солнце. Даник родился слепым...
И все же Даник не был несчастным. Он знал то, чего не знают даже многие взрослые,- он знал, что на небе живет любящий Бог. Этот Бог хранит его, слышит его молитвы и всегда находится рядом, как лучший друг. Папа и мама много рассказывали Данику о Боге, каждый вечер читали ему Библию, всегда брали его с собой на собрание. Даник любил Иисуса и часто разговаривал с Ним в молитве, особенно когда оставался дома один - его братья и сестры уходили в школу, папа - на работу, а мама - то в магазин, то еще куда-нибудь по делам.
Когда Данику исполнилось восемь лет, родители решили отправить его в школу-интернат. Об этом как раз и переживал Даник. Как он боялся уезжать из дому! Что он будет делать среди чужих детей без папы и мамы?
Даник долго сопротивлялся и упрашивал родителей, чтобы они записали его в обыкновенную школу. Он хотел ходить вместе со своими братьями.
- Сыночек, ты не сможешь учиться в обычной школе,- убеждала его мама, прижимая к себе.- В интернате есть учителя, которые научат тебя читать пальчиками. Там есть специальные книги, а в обычной школе этого нет. Не переживай, мы будем приезжать к тебе каждую неделю и на воскресенье всегда будем забирать домой.
- Я же там никого не знаю! - вытирал Даник крупные слезы.- Я буду там один!
- Неужели ты забыл про Иисуса? - Папа сильными руками поднял Даника и посадил к себе на колени.- Сынок, ты же знаешь, что Он не оставит тебя!
- Знаю,- притих Даник. Но вдруг его осенила спасительная мысль, и он радостно воскликнул: - Я буду молиться, чтобы Иисус послал мне хорошего друга в интернате!
- Мы тоже будем молиться об этом,- погладил его папа.- Господь любит нас и знает, что для нас лучше. Нам нужно только терпеливо ждать от Него ответа.
...И вот Даник в интернате. Первые дни он сильно тосковал по дому и часто молился, чтобы скорее приехала мама и чтобы Иисус послал ему друга. Одиноко и неуютно чувствовал себя Даник среди неверующих мальчиков и девочек. Теперь он намного чаще, чем дома, подходил к своей кровати, становился на колени и шепотом молился. Он верил, что Иисус слышит его молитвы.
Со временем Даник привык к жизни в интернате и уже не тосковал так сильно. Он заметил, что Иисус защищает его от нехороших мальчиков, потому что его еще никто не бил, а другие каждый день дрались. На днях учитель похвалил Даника за то, что он хорршо запоминает уроки и сидит тихо, не балуется. Вот только друга у Даника еще не было. Неужели Иисус не слышит его просьбу? Нет, этого не может быть! Даник твердо верил, что когда-нибудь у него все же будет хороший, верующий друг.
Однажды вечером Даник играл с Эдиком. Этот мальчик нравился ему тем, что никогда не задирался, не забирал себе игрушки, не говорил плохие слова. Эдик был старше Даника на целый год.
"Может, он верующий? - пришло как-то Данику в голову.- Только как узнать это?"
Даник думал, думал, а потом спросил:
- Эдик, ты знаешь, почему змеи на животе ползают?
- Знаю,- не сразу ответил Эдик.
- Почему? - У Даника перехватило дыхание. Эдику живо вспомнился дом, вечерние чтения Библии и папино наставление, чтобы он не стеснялся говорить о Боге детям в интернате...
Эдик отложил игрушку, поднял лицо кверху и сказал:
- Потому что змей был очень хитрый и однажды обманул Еву в Едемском саду. Об этом, Даник, в Библии написано. Бог запретил Адаму с Евой есть плоды с одного дерева. Он сказал, что они умрут, если поедят их. А змей пришел к Еве и сказал: "Неправда, вы не умрете! Съешьте эти плоды и вы станете умные, как боги!" Ева послушалась его и съела плод, и Адаму дала. За это Бог наказал змея, и с тех пор все змеи ползают на животе.
- Значит, ты верующий?! - радостно вскрикнул Даник и обнял Эдика.
-Да!
- Я тоже! Представляешь, я молился, чтобы Иисус послал мне хорошего друга, и Он послал тебя!
- Конечно, мы будем друзьями! - обрадовался Эдик.- Мне тоже было скучно одному...

Не кради!

Сёма еще не умеет ходить так быстро, как мама, потому что ему всего три года. Дорога от дома до магазина кажется ему длинной-предлинной. Но он всегда просится, чтобы мама взяла его с собой. По дороге она обычно рассказывает ему что-нибудь интересное или же отвечает на вопросы.
Вот и сегодня, крепко держась за руку мамы, Сёма идет в магазин.
- Как зовут эту птичку? - спрашивает Сёма, подняв голову.
- Воробей.
- А куда он полетел?
- Домой, наверное.
- Его дом на небе?
- Нет, у птичек домики на земле, на деревьях. Это только у людей, у верующих, дом на небе. Когда Иисус возьмет нас к Себе, мы будем там жить.
Сёма это уже знал. Мама часто рассказывала и пела про небо, и ему очень хотелось попасть в тот прекрасный небесный дом.
Когда они подошли к магазину, мама открыла большую дверь и пропустила Сёму вперед. Он уже много раз бывал здесь и знает, где берут хлеб, молоко и масло. И еще Сёма знает, что без денег здесь ничего нельзя брать. Сначала нужно заплатить, а потом только выходить из магазина.
Сёма вместе с мамой шел по огромному залу. На витрине, под стеклом, лежали конфеты и печенье, на полках стояли разноцветные кульки. Сёма ничего не просил у мамы, потому что обещал вести себя хорошо, не капризничать и ничего не требовать.
Мама взяла хлеб и молоко и подошла к кассе. Кассир мельком взглянула на них и начала считать. Сёма скучающим взглядом смотрел по сторонам и вдруг увидел на полке коробку с маленькими машинками. Какие красивые! Коробка стояла так низко, что Сёма встал на цыпочки и достал одну машинку. Она была такая маленькая, что свободно поместилась в его кармане.
Мама отдала кассиру деньги и, взяв сына за руку, вышла на улицу. Всю дорогу Сёма молчал. Машинка лежала у него в кармане.
Вот и светофор, а на той стороне дороги - их дом. Мама с Сёмой остановились у перехода.
- Мама, смотри! - достал он машинку.
- Где ты взял ее? - удивилась мама.
- В магазине.
- Где в магазине?
- На полочке.
- Значит, ты украл?
Сёма опустил голову.
- Ты же знаешь, что брать чужое нельзя, зачем взял? Пойдем теперь обратно в магазин. Ты положишь машинку на место и попросишь у тети прощения.
У Сёмы задрожали губы, и крупные, как горошины, слезы покатились по щекам.
- Мамочка, отнеси ты,- умоляюще попросил он, протягивая ей машинку.- Я боюсь!
- Нет, ты сам должен вернуть машинку,- настаивала мама,- Ты должен хорошо запомнить, что брать чужое - значит воровать, а это большой грех!
Мама повела Сёму в магазин. Сёма всхлипывал и без конца вытирал слезы. Он много раз слышал от папы с мамой, что воры не будут жить на небе. Он знал, что чужое брать нельзя. Но машинка была такая красивая, что он не удержался и взял ее.
Как он скажет тете, что украл машинку? Нет, пусть лучше это сделает мама.
- Мама, отнеси сама! - сильнее заплакал Сёма и остановился.
- Нет, Сёмочка, это должен сделать ты. Я же не брала машинку!
Когда они подошли к магазину, Сёма опять заупрямился:
- Не пойду!
- Если ты не пойдешь сейчас со мной, то вечером пойдешь с папой,- строго сказала мама.
- Отдай ты...
- Сынок, мне совсем не трудно это сделать. Но тогда ты будешь вором. Ты хочешь этого?
- Нет.
- Давай тогда попросим Иисуса, чтобы Он помог тебе признаться и попросить прощения.
Они отошли в сторону и стали молиться. Мама просила, чтобы Иисус помог Сёме возвратить машинку и чтобы он больше никогда не воровал.
Потом они вошли в магазин и подошли к кассе.
- Ну, говори! - наклонилась мама к Сёме. Кассир удивленно смотрела на них.
- Тетя, я украл машинку, простите меня,- дрожащей рукой Сёма протянул игрушку и расплакался.
- Возьмите, пожалуйста,- помогла ему мама.- Сёма взял эту машинку в вашем магазине, но он не хочет быть вором. Простите ему!
- Да что там, пустяки,- улыбнулась кассир.- Он же маленький, не понимает еще ничего.
- Нет, Сёмочка хорошо понимает, что чужое брать нельзя.
- Он же совсем ребенок! - возразила кассир.- Возьми, мальчик, машинку!
Она подала игрушку Сёме, но он спрятал руки за спину и твердо сказал:
- Не надо! Тогда я не пойду на небо!
- Что? - не поняла кассир.
- Сёма знает, что воры не попадут на небо,- пояснила мама.- Мы купим машинку, когда у нас будут деньги. А сейчас простите нас!..
Держась за мамину руку, Сёма бодро шагал домой. Как хорошо, что теперь он не вор! Не нужна ему машинка, только бы Иисус взял его на небо!

Карманные деньги

Иринка, подожди нас! Мы сейчас придем! - сказала Оля, останавливаясь у школьной столовой.- Мы быстро! Хитро улыбнувшись, Оля со своей младшей сестренкой Валей скрылась за дверью.
Ира поставила портфель возле стенки и стала тоскливо рассматривать спортивную площадку. Не первый раз уже она ждала здесь своих подружек. В такие минуты ей почему-то хотелось плакать. Особенно когда девочки выходили из столовой и от них вкусно пахло беляшами или котлетами.
"Где они берут деньги? - удивлялась Ира.- У них ведь такая же большая семья, как и у нас!"
Больше всего Иру смущало то, что девочки скрывают от нее свои покупки и не разрешают ей заходить с ними в столовую.
Однажды Ира набралась смелости и спросила:
- Девочки, где вы берете деньги?
- Где? - засмеялась Оля и лукаво прищурила глаза.
- Уметь надо! - хихикнула Валя.
Это еще больше озадачило Иру. Что надо уметь, чтобы появились деньги?
- Тебя посылают когда-нибудь в магазин? - вдруг спросила Валя.
- Да.
- Нас тоже.- В ее глазах сверкнула лукавинка. Она многозначительно посмотрела на Олю и добавила:- Вот тогда мы и экономим на карманные расходы!
- Как? - не поняла Ира.
Девочки снова рассмеялись. Ире стало неловко. Ей на самом деле было непонятно, о чем говорила Валя.
- Ну и недогадливая ты! - упрекнула ее Оля.- Ладно, слушай! Например, тебе сказали купить килограмм колбасы или масла, а ты купи чуть-чуть меньше, ну девятьсот граммов.
- Мы всегда так делаем,- вставила Валя,- и по чуть-чуть собираем мелочь, пока наберем на что-нибудь вкусненькое.
- Это же обман! - испуганно сказала Ира.
- Ничего не обман! - в один голос возразили девочки.
- Мы всегда покупаем, что нужно, только немного меньше. Об этом никто даже не догадывается! - добавила Валя.
Ира разочарованно смотрела себе под ноги.
- Зато мы можем покупать себе все, что хотим! - с достоинством произнесла Оля.- А по-другому где возьмешь деньги?!
На перекрестке девочки распрощались. Ира медленно пошла по своей улице, снова и снова вспоминая, что говорили подружки. Как они могут так обманывать? Они ведь тоже верующие, ходят на собрание и даже поют в детском хоре!
"Может, мне тоже попробовать так экономить?" - неожиданно промелькнула у Иры соблазнительная мысль, и она почувствовала, как обдало жаром лицо. Она хорошо понимала, что это грех.
До вечера Ира не могла забыть разговор с девочками. "Может, это и не страшно! - говорила она себе.- По крайней мере, Оля с Валей уже не первый раз так делают, они всегда покупают то, что им хочется, и за это их никто не наказывает..."
Спать Ира легла, все еще думая о деньгах. Закрыв глаза, она стала представлять себе, какое пирожное купит, когда у нее будут деньги. Ее лицо уже не горело от мысли попробовать экономить так, как подружки.
Несколько дней Иру не посылали в магазин. За покупками ходил старший брат, так что осуществить свое намерение Ира не могла. Но желание иметь свои деньги не покидало ее.
В субботу Ира наводила порядок на кухне и вдруг вспомнила, что в верхнем ящике кухонного стола, в коробочке, всегда лежат деньги. Мама обычно кладет туда сдачу.
Иру словно магнитом потянуло к столу. Выдвинув ящик, она увидела мелочь и решила взять несколько монет.
"Я совсем немного, только на одно пирожное..." - успокоила она себя, чувствуя, как дрожат от волнения руки.
Так у Иры появились деньги. Ворованные. А через несколько дней она вместе с подружками зашла после уроков в столовую. Внутри у нее все трепетало от страха. Ей казалось, что даже продавщица знает, где она взяла деньги. Но добродушная женщина, безразлично посчитав мелочь, небрежно бросила ее в кассу и подала Ире белоснежное пирожное.
Но вкусное, свежайшее пирожное Ира ела без особого аппетита - все портили осуждающие мысли: "Воровка... Ты воровка... А воры Царства Божьего не наследуют".
Глядя на беспечно жующих сестер, Ира принялась успокаивать себя: "Они делают еще хуже, они всегда обманывают, а я только один раз взяла немного мелочи..." Но от этих мыслей Ира не стала радостней. Она съела пирожное, тщательно вытерла губы и без настроения поплелась домой.
Во дворе Ира услышала стук лопаты - на огороде кто-то копал яму.
"Неужели папа приехал?" - екнуло ее сердце, и краска стыда снова покрыла лицо. Ира тихонько зашла за угол дома и увидела, что из ямы, которую перед поездкой папа начал рыть для слива воды, вылетает глина.
"Кто же там работает?" - разбирало Иру любопытство. Она сняла ранец, положила его на крыльцо и подбежала к яме. Только она наклонилась, чтобы заглянуть в яму, как почувствовала сильный удар в лоб и острую боль... Ира вскрикнула и закрыла лицо руками.
Из ямы в одно мгновение выскочила Люба - старшая сестра.
- Ира!.. Как ты здесь оказалась? Я же тебя не видела... - испуганно схватив сестренку за руку, она быстро повела ее в дом.
Ира плакала. Из рассеченной брови лилась кровь. Весь дом всполошился. Дети окружили Иру и жалобно вздыхали. А мама быстро обработала рану, перевязала голову и уложила Иру в постель. В доме сразу стало тихо, необыкновенно тихо.
- Постарайся уснуть,- посоветовала мама Ире и увела малышей в другую комнату.
Но Ира не могла уснуть. Она слышала, как мама говорила детям, что через этот случай Господь хочет им что-то сказать, и они должны понять, что именно. Ира все еще ощущала во рту сладкий вкус пирожного. Он напоминал ей об украденных деньгах.
Ира точно знала, что Господь не кого-то другого, а лично ее останавливает, чтобы она покаялась в своем грехе. Она начала молиться, просить у Бога прощения, но на сердце не становилось легче. Ира понимала, что в первую очередь нужно сознаться маме в воровстве и попросить у нее прощения. От этой мысли ей становилось так стыдно, что казалось, голова начинает болеть сильнее.
Разговор в соседней комнате затих. Мама молилась с детьми за Иру, а та не могла спокойно лежать, ее мучила совесть, терзало чувство вины: "Зачем брала деньги? Я же знала, что это грех!"
Горячие, жгучие слезы раскаяния текли по щекам Иры, когда к ней подошла мама.
- Доченька, сильно болит? - ласково спросила она. Ире стало еще горче.
- Прости меня, мама... - Ее душили рыдания.- Я украла деньги...
Мама выслушала сбивчивое признание дочери и долго сидела молча, обдумывая ее поступок.
- Я прощаю тебе,- наконец сказала она.- И хочу, чтобы ты навсегда запомнила этот урок. Нельзя давать место в сердце греховным мыслям. Ты была в очень опасном состоянии, и хорошо, что Господь остановил тебя. А если бы этой беды не случилось? Ты бы продолжала грешить.
Греховные мысли нужно сразу осуждать и прогонять от себя. Вспомни, что тебе вначале страшно было даже думать, чтобы нечестным путем сэкономить деньги. Но ты не осудила эту греховную мысль, не прогнала ее из своего сердца, и она привела тебя к воровству. А нужно было в самом начале помолиться об этом, рассказать об искушении мне или папе, и Господь дал бы тебе силы победить.
Давай теперь помолимся, чтобы Иисус очистил твое сердечко и исцелил твою рану.

Отличники

В длинном школьном коридоре собиралась детвора. Двери классов были еще заперты. Второклассники, как воробьи, щебетали возле своего кабинета. Среди них - Света и Таня. Они отличницы. Света - бойкая, подвижная, с темными, коротко подстриженными волосами, а Таня - черноглазая, более спокойная девочка, с толстенькой русой косичкой. Хорошо учились и другие девочки в их классе, но отличницами были только Света и Таня.
Дети притихли, увидев дежурную учительницу со связкой ключей. Она открывала кабинеты по порядку. Когда учительница приблизилась к кабинету литературы, второклассники оживились. Самые нетерпеливые старались протиснуться вперед, чтобы первыми войти в класс. Зачем это было нужно - никто не знал, но войти первым считалось почетным. Мальчики обычно оказывались ближе к двери и не пускали девочек.
- Отличники должны заходить первыми! - звонко крикнула Света и, расталкивая одноклассников, стала пробиваться к двери.
Эти слова подействовали, и все невольно стали пропускать ее вперед.
- Таня, проходи! - скомандовала Света, отодвинув какого-то мальчика плечом.
В это время, позвякивая ключами, подошла учительница.
- Мы первые! Отличники первые! - закричала Света, никому не позволяя войти в класс вперед нее.
Так повторялось каждое утро. Тане тоже всегда нравилось быть первой, чувствовать свое преимущество перед другими. Ей казалось, что она на самом деле заслуживает того, чтобы с ней считались и пропускали вперед.
Однажды Таня пришла из школы веселая, возбужденная. Она получила три пятерки! Мама похвалила ее и пожелала во всем быть образцом - и в поведении, и в отношении к товарищам.
- Знаешь, мама, сегодня утром я немного задержалась, так Свете пришлось настоящий бой выдержать, пока я пробралась к двери! - сообщила Таня.
- А зачем она тебя ждала? - удивилась мама.
- Мы же отличники! - торжественно сказала Таня.
- Ну и что?
- Мы со Светой отличники, поэтому должны заходить в класс первые!
- Не понимаю, зачем это? И вы каждый день так делаете?
- Да. Все ждут, когда мы со Светой войдем в класс. Только мальчики всегда толкаются и хотят забежать вперед всех.
Мама внимательно посмотрела на дочь, и Таня поняла, что она чем-то недовольна.
- Это совсем не по-христиански, Танечка! Нельзя так поступать! Уважать нужно не только взрослых, но и ровесников, а также надо уметь уступать им. Ты же знаешь, что Иисус учит нас любить всех людей и не превозноситься перед ближними, не гордиться. А заходить в класс первыми, как вы со Светой решили,- это гордость, это грех. Бог никогда не будет на стороне гордого человека. Он гордым противится. То, что ты отличница,- это не твоя заслуга. Бог дает нам разум и способности. Так что, Танюша, не гордись, а учись почитать своих ближних...
На следующее утро, как только учитель открыл класс, ученики с шумом ринулись к дверям. Таня спокойно стояла позади всех.
- Отличники первые! Таня, проходи быстрее! - как всегда, скомандовала Света.
- Я не пойду,- отказалась Таня.
- Почему? - удивилась Света.
В это время кто-то сильно толкнул ее в спину, и она, не выдержав натиска стоящих сзади, ввалилась в класс. За ней последовали остальные дети.
Таня вошла в класс одна из последних.
- Почему ты не подошла к двери, когда я звала тебя? - спросила ее Света.
- Я не буду больше лезть вперед всех,- глядя в глаза однокласснице, сказала Таня.- Я верующая и не должна так поступать. Иисусу это не нравится. Я очень жалею, что раньше об этом не подумала.
Света с недоумением посмотрела на подружку и медленно пошла к своей парте.
На другой день, когда дети, как всегда, толпились у закрытых дверей. Света подошла к Тане и сказала:
- Я тоже не буду заходить в класс первая. Не хочу...

С чего начинаются подвиги

В сердце Марины жило много хороших желаний. Никто и не подозревал, о чем мечтает в тиши эта приветливая кареглазая девочка. Марина никому не говорила об этом. А хотелось ей стать истинной христианкой, хотелось жить верой, как жили герои Библии. Марине хотелось нести какое-нибудь служение в церкви, хотелось совершить какой-то подвиг ради Иисуса. Она сильно любила Его, и ей часто казалось, что она готова ради Него пожертвовать всем и прямо сейчас отдать за Него жизнь, как первые христиане, о которых она много читала. Марина даже сожалела, что сейчас никто не преследует за веру в Бога и нет возможности для таких подвигов.
К двенадцати годам Марина обратилась к Богу. Теперь желание свято жить было не детской мечтой, а серьезным стремлением.
Приближалось Рождество. Марина, предвкушая радость праздника, учила длинный стих, чтобы прочитать его на собрании.
В школе тоже намечался утренник, посвященный Рождеству. За неделю до праздника учительница, Ирина Андреевна, дала Марине два тетрадных листа со стихами и сказала:
- На утреннике наш класс должен принять активное участие. Ты быстро учишь наизусть, и я решила дать тебе два стиха... Постарайся хорошенько, чтобы нам не опозориться!
Марина согласно кивнула, бегло просмотрела стихотворения и вышла из класса. Спускаясь по лестнице, она снова развернула лист и перечитала слова. Одно стихотворение ей не понравилось, а другое... В нем и речи не было о рождении Иисуса, только прибаутки разные. Оба стиха совершенно не подходили для нее, как для христианки.
"Что же делать? - озадачилась Марина.- Надо было сразу прочитать и отказаться..."
Она пришла домой задумчивая и грустная.
- У тебя какие-то проблемы, Марина? - сразу же заметил ее настроение папа.
- Да вот стихи мне дали на утреннике рассказывать,- протянула она отцу сложенный вдвое лист.
Папа прочитал стихотворения и испытующе посмотрел на дочь:
- И что? Ты думаешь их учить?
- Не знаю, как быть...
- По-моему, они говорят не о Рождестве, а о том, как люди весело проводят время.
- Я прочитала их уже после того, как согласилась выучить. Если бы раньше знала содержание, то не взяла бы... Папа промолчал. А у Марины вдруг созрело решение:
- Придумала! Я повторю тот стих, что в прошлом году учила на Рождество, и прочитаю его на утреннике!
- Тот стих действительно говорит о рождении Иисуса,- одобрил папа ее желание.
- А что ты скажешь учительнице? - спросила мама.
- О, пустяки! Скажу, что не выучила, и все. А вместо них прочитаю свой, христианский.
Марина была в восторге от своей идеи. Но все получилось не так просто, как она себе представляла. Вся ее смелость куда-то девалась, когда она на следующий день подошла к учительнице.
- Я не буду читать эти стихи,- сказала Марина, положив на стол исписанный лист.
- Почему?
- У меня есть другой, и я расскажу его.
- А эти почему не хочешь?
- Тут про Рождество ничего не говорится.
- Здесь же нет ничего запретного для тебя! - возмутилась Ирина Андреевна.- Не выдумывай, Марина! Стыдно так вести себя! После уроков останешься на репетицию!
С тяжелым сердцем возвращалась Марина домой после репетиции. От ее отваги и решимости не осталось и следа.
- Ну, как дела? - поинтересовался папа.- Ты разговаривала с Ириной Андреевной?
- Ох! - вздохнула Марина.- Придется мне, наверное, учить те стихи, что она дала...
Марина со всеми подробностями передала отцу разговор с учительницей.
- Это нехорошие стихи, Марина. Они не только не прославляют Бога, но даже бесчестят Его. Такие стихи нельзя рассказывать! Зачем ты согласилась? Напугалась, что немного поругали тебя?
Марина почувствовала в голосе папы нотки укора.
- Все начинается с малого,- продолжал он.- В жизни тебе часто придется сталкиваться с тем, что нравится людям, но противно Богу. И всегда нужно будет делать выбор. Чтобы в больших делах поступать правильно, надо научиться проявлять верность в малых.
Марина опустила голову. Ее щеки загорелись ярким румянцем, на глаза навернулись слезы. Папа больше ничего не сказал, и она пошла в спальню. Упав на диван, она уткнулась лицом в подушку и предалась своему горю. Как она жалела, что оказалась неверной, что не смогла ради Иисуса отказаться от каких-то несерьезных стихов!..
Марина долго думала, ей хотелось понять, почему все так получилось. Вспомнились ей мечты о служении в церкви и папины слова, что все начинается с малого. И тут только до нее дошло, что вся причина в ее самоуверенности! Ей понравилась похвала учительницы, и она, не задумываясь, согласилась выучить стихи. Марина подошла к окну и подняла глаза к небу. Там, в бесконечной вышине, за голубыми просторами, пребывает ее любимый Иисус. Он все знает. Он видел ее страх и нерешительность, видел, что она не устояла даже в таком простом испытании.
Марина опустилась на колени.
- Прости меня, Иисус! - стала молиться она.- Я была так уверена в себе и не обратилась к Тебе за помощью. Прости, что я согласилась учить стихи, которые не славят Тебя. Помоги мне, я не знаю, как поступить дальше...
После молитвы на сердце у Марины сразу стало спокойнее. Она верила, что Господь ни за что не оставит в беде того, кто просит у Него помощи.
В день празднования Рождества в школе Марина немного волновалась. Она не знала, что ее ждет. Возможно, учительница сильно рассердится и станет на нее кричать, а может, будет позорить при всех. И все же она твердо решила не читать пустые, бессмысленные стихи. Марина понимала, что у нее не хватит силы открыто сказать о своем решении, но верила, что Господь поможет. Эта уверенность вселяла в сердце радость.
Получилось так, что Марина в программе не участвовала. После утренника Ирина Андреевна вначале возмущалась и упрекала ее, а потом успокоилась. А когда Марина подарила ей красивую открытку и пригласила на собрание, она как-то виновато посмотрела на нее и тихо сказала:
- Большое спасибо!

Шутка

Гена любил шутить. Ему нравилось быть в центре внимания, нравилось смотреть, как все смеются. У него иногда получалось даже развеселить учителя, если тот приходил на урок без настроения.
- Это нехорошо, сын,- не раз останавливал его папа.- Ты хочешь прославиться, да не знаешь как. Направь свою изобретательность на добрые дела, а смехотворство в Евангелии осуждается. Бог не одобряет это занятие.
Опустив рыжеватую голову. Гена слушал папу и не понимал, почему ему не нравится его веселый характер. В круглых голубых глазах Гены блуждала наивная улыбка. Он считал, что его шутки не нравятся только папе. А вот мальчики уважают его за веселый нрав, хотят с ним дружить.
Когда Гена перешел в третий класс, он стал замечать, что его выдумки все чаще и чаще сопровождаются неудачами. Радость от его изобретений была короткой, похожей на мыльный пузырь, который лопается от дуновения. А вот неудачи были длительными и приносили с собой серьезные огорчения.
Гена стал задумываться, почему с ним так происходит. Вот недавно он делал рогатку, чтобы пострелять в воробьев, и так поранил палец, что он до сих пор болит и не заживает. А один раз он взял у своей неверующей бабушки цепочку поиграть. Никто не видел, как он брал ее, но почему-то все сразу догадались, что это сделал Гена. Ох и попало ему тогда!. И почему так? Другие еще хуже делают, и им ничего не бывает...
В школе, например, мальчики, вымыв пол, часто выливали воду не в унитаз, а в окно, чтобы не спускаться на первый этаж. Гена тоже попробовал так сделать. И что же? Он облил школьную медсестру, которая проходила как раз под окнами. Можно представить, как она возмутилась и что стало с ее белым халатом! Рассерженная медсестра вбежала в класс мокрая и грязная и потащила Гену к директору.
"Почему мне всегда не везет? - горевал он.- Почему другим можно, а мне нельзя?"
Не так давно у Гены снова случилась неприятность - одна девочка из-за него поранила руку. Правда, он не хотел этого. Гена хотел просто пошутить и поставил девочке подножку. Девочка упала. Гена бросился бежать, но ему тоже кто-то поставил подножку, и он полетел кубарем. А девочка содрала локоть так, что пришлось идти в медпункт обрабатывать рану. Все это видела классная руководительница, Полина Исаевна. Она не любила верующих и плохо относилась из-за этого к Гене. Учительница вызвала в школу его папу и долго разговаривала с ним. Она хотела доказать, что вера в Бога - это самообман и дети верующих родителей поступают часто хуже, чем неверующие.
После разговора с учительницей папа должен был наказать Гену и снова объяснить ему, к чему приводят шутки и хвастовство.
- Я понимаю, что ты не хотел делать зло девочке,- говорил он сыну.- Но видишь, к чему ведут твои шутки? Подобные неудачи будут случаться у тебя, пока ты не оставишь свои неразумные затеи. Ты живешь в христианской семье, и мы с мамой молимся о том, чтобы наши дети ходили Божьими путями. Так учит нас Библия и Дух Святой. Если будешь слушаться, неприятности у тебя кончатся. Но я вижу, что ты не хочешь оставлять шутки, поэтому будешь терпеть наказание. Бог любит тебя, сынок, и наблюдает за тобой, чтобы научить тебя с детства покоряться. Он хочет, чтобы ты понял, что верующие не должны так вести себя.
Гена и сам видел, что за ним будто кто-то следит и все его шутки и шалости обрекает на провал. Слушая папу, он хотел быть серьезным, но когда папы близко не было, всякие выдумки так и лезли наружу.
Однажды Гена дежурил в классе с двумя девочками. Они мыли пол, а Гена передвигал парты, выносил грязную воду и приносил чистую. В школе было тихо. Все дети разошлись по домам, только дежурные убирали свои кабинеты да технички мыли коридоры.
Когда уборка подходила к концу, девочки сказали Гене, чтобы он шел домой, а они сами управятся.
Повторять не нужно было. Гена быстро надел куртку, натянул на лоб вязаную шапочку и, бросив короткое "пока", направился к двери. Тут он увидел сапоги одной из девочек и решил подшутить. Он быстро сунул сапог под куртку, отнес его на первый этаж и, поставив в туалет за дверь, выскочил на улицу.
Довольный выдумкой. Гена что есть духу побежал домой.
Может быть, он никогда и не вспомнил бы про свою шутку, если бы не Полина Исаевна. На другой день, на первом же уроке, гневно сверкая глазами, она спросила:
- Семенов, куда ты дел вчера сапог Юли Алфеевой?
- Я его не брал! - растерянно ответил Гена и посмотрел на Юлю.
Девочка густо покраснела и опустила голову,
- Техничка видела, что ты уходил из школы последним. Кроме тебя, никто не мог этого сделать! Признавайся, ты украл сапог?
-- Нет! - наотрез отказался Гена.
Полина Исаевна рассказала детям, как Юля после дежурства вышла на улицу в одном сапоге. Было холодно, она стояла на крыльце и плакала. Ей страшно было идти домой без сапога, потому что тетя, у которой она живет, могла наказать ее. У Юли не было ни мамы, ни папы. На счастье, мимо школы проходил завуч и помог Юле добраться домой.
Учительница назвала Гену вором и обманщиком, пригрозила, что сообщит о нем в милицию, и тогда уж он никуда не денется, признается.
Гена молчал. Не думал он, что из-за небольшой шутки разразится такой скандал. Одноклассники стали косо поглядывать на него, и он чувствовал себя несчастным.
Назавтра допрос повторился. Гена упорно твердил свое:
"Я не воровал". Он оправдывал себя тем, что только пошутил и спрятал сапог. Гена считал, что говорит правду, ведь на самом деле он не воровал сапог, а куда тот делся - не обязательно рассказывать. И чем категоричнее он отказывался от своей вины, тем труднее становилось исправить положение.
После второго урока Гену вызвали к директору. Только он переступил порог кабинета, зазвонил телефон.
- Да, это наш ученик,- ответил директор кому-то в трубку.- Пожалуйста, поговорите с ним сами! - Он протянул трубку Гене: - С тобой хотят побеседовать.
- Алло! - услышал Гена низкий мужской голос.- Это Семенов Гена?
-Да.
- Где твой папа работает?
- На бетонном заводе.
- Кем?
- Токарем.
- Ты верующий?
-Да.
- Ты украл сапог у девочки?
- Нет.
Гена облизнул пересохшие губы, чувствуя, как пылают его щеки.
- Если ты, не сознаешься,- грозно продолжал собеседник,- мы направим в школу милиционера с овчаркой, и она по нюху сразу определит вора! Тогда твоему отцу придется покупать девочке новые сапоги.
Незнакомец положил трубку. Гена судорожно вздохнул и передал трубку директору.
Директор тоже попытался выяснить, куда делся сапог, но Гена молчал. Тогда он позвонил на завод и вызвал в школу отца.
С тяжелым сердцем Гена шел домой. "Что скажет папа? - переживал он.- Какой позор! Теперь даже на заводе все будут говорить, что я вор! И зачем только я спрятал этот сапог? Правду говорил папа, что не кончатся у меня неприятности, если не перестану шутить..."
Папа пришел из школы печальный и потребовал, чтобы Гена подробно рассказал историю с сапогом. Гена плакал и заверял, что он не виноват.
Папа поверил сыну. На следующий день он зашел в школу и сказал Полине Исаевне, что Гена в этой истории не замешан. Учительница сильно рассердилась и пообещала доказать, что Гена все-таки виноват.
Вечером отец снова говорил с Геной о сапогах.
- Представь себе, что Полина Исаевна на самом деле вызовет милицию. Какое поношение будет на всех верующих, если выяснится, что это сделал ты! Лучше сейчас сознайся, и мы постараемся устранить эту неприятность.
Хотя Гена боялся, что овчарка может указать на него, как на вора, он все же упрямо отказывался: "Я не воровал!.."
- Знаешь, сын,- продолжал папа,- и милиция, и учительница - все могут ошибаться. Но Бог все видел и все знает. От Него никто не скроет свой грех. Мы сейчас будем молиться. Скажи Господу, что ты не виновен в том, в чем обвиняют тебя, и попроси у Него защиты от наговоров. Мы с мамой тоже будем молиться.
Гена испугался. Нет, он не мог так сказать Богу. Хотя он и не воровал, он все же никому не признался, что спрятал сапог.
- Ты можешь так помолиться?
- Нет,- прошептал Гена и заплакал.
- Почему? Неужели ты до сих пор обманывал меня?
- Я не воровал сапог... Я просто... пошутил... и спрятал его...
Папа опешил. Он долго молчал, обдумывая то, что рассказал Гена. Потом он взял сына за подбородок, поднял его заплаканное лицо и, пристально глядя ему в глаза, сказал:
- Мне стыдно за тебя. Гена. Это результат того, о чем я тебе уже не раз говорил. Конечно, ты не можешь рассчитывать на защиту Божью, потому что совесть твоя нечиста. Полина Исаевна не зря шум подняла. Бог показывает тебе еще раз, как плохи шутки. Иисусу не все равно, как ты живешь, чем развлекаешься.
Гена горько плакал.
- Я не знаю, почему так получается... - всхлипывал он.
- Скажу тебе из опыта, что до тех пор, пока ты не осудишь в себе этот грех, пока он будет тебе нравиться, ты не сможешь освободиться от него.
Папа поднялся. Гена замер в ожидании наказания, но отец печально посмотрел в окно и спросил:
- Ты знаешь, что теперь нужно делать? Гена кивнул, и они встали на колени для молитвы. Гена искренне каялся, просил прощение за непослушание и обман, за хитрости и бесчисленные шутки. О, как ему хотелось быть настоящим христианином - честным, добрым и общительным!
А на другой день произошло чудо.
- Полина Исаевна мне сегодня четверку поставила! - радостно сообщил Гена, разуваясь у порога.- Про сапоги она даже не вспоминала!
Мама слушала Гену удивленно.
- И еще Юля рассказала мне, что они с девочками в тот же день нашли сапог и никакой завуч ее домой не провожал. Она просто пожаловалась Полине Исаевне, что я спрятал сапог...
- Юля сама к тебе подошла? - спросила мама.
- Да. Оказывается, Полина Исаевна хотела меня проучить и взяла с нее слово, что она никому не расскажет про сапог. Но Юля испугалась, что овчарка бросится на нее, потому что она ходит в школу в тех же сапогах, которые хотят искать.
- А ты разве не видел, какие у нее сапоги?
- Нет, я не додумался посмотреть... Гена помыл руки и весело заметил:
- Сегодня все было по-другому! Даже мальчики со мной играли!
- Вот видишь, произошло то, о чем я говорил тебе, сынок,- сказал папа.- Господь хочет, чтобы ты исправился, оставил грех. Когда ты раскаялся. Он удивительно заступился за тебя.

Поклоняемся только Богу

Когда Наде исполнилось десять лет, мама стала отпускать ее к бабушке одну. Надя любила бывать у бабушки Клавы, папиной мамы. У нее в доме тихо и чисто, на окнах много красивых цветов. Надя всегда помогала бабушке - зимой мыла пол и посуду, поливала цветы, а летом полола грядки, кормила кур, подметала двор.
Однажды к бабушке Клаве пришла в гости еще одна бабушка - Пелагея Егоровна. Они долго о чем-то говорили. Надя, не обращая на них внимания, с интересом рассматривала толстый альбом с фотографиями. А потом бабушка Клава сказала Наде, что они будут молиться. Надя отложила альбом и тоже встала на колени.
Как удивительно молилась Пелагея Егоровна! Надя еще никогда не слышала, чтобы кто-то так разговаривал с Богом. Пелагея Егоровна благодарила и славила Господа такими красивыми словами, что Надя не выдержала и открыла глаза. Старушка стояла на коленях с высоко поднятой головой. Глаза ее были закрыты, но одухотворенное лицо казалось таким прекрасным, что Надя не могла оторвать от него глаз. Она стояла и смотрела на молящуюся бабушку, пока та не сказала "аминь". И вдруг... Надя не поверила своим глазам - Пелагея Егоровна низко поклонилась!
Старушки встали с колен. Поднялась и Надя. Поведение Пелагеи Егоровны взволновало ее. "Зачем она кланялась? Кому она кланялась? Папа говорил, что поклоняться - грех..." Надя не могла понять того, что увидела. Как только Пелагея Егоровна ушла, Надя спросила:
- Бабуль, а почему она после молитвы поклонилась? Это же грех! На собрании у нас никто не кланяется...
- Да, на собрании мы не кланяемся,- согласилась бабушка Клава.- Но это не грех, Надюша. Пелагея Егоровна, видно, так любит Господа, так глубоко сознает, что Он великий и святой, что хочет выразить свои чувства не только словами. Конечно, поклоняться людям или какому-нибудь идолу - грех. Бог запрещает это делать. Славы и поклонения достоин только Бог...
Запомнился Наде этот разговор с бабушкой. Она поняла, что если сильно-сильно любишь Иисуса, то хочешь поклоняться Ему не только сердцем, в молитве, но и телом.
В музыкальной школе, где училась Надя, начинались экзамены. Учитель по фортепьяно настоятельно советовал ученикам:
- Когда вы сыграете произведение, то, встав из-за пианино, повернитесь лицом к сидящим в классе и, слегка наклонив голову вперед, поклонитесь. Это расположит к вам экзаменаторов. Так делают даже талантливые пианисты, когда играют перед публикой.
Вечером, готовясь к экзамену, Надя вспомнила указание учителя. Не хотелось ей делать так, как говорил учитель, но страшило то, что из-за этого ей могут занизить оценку.
"Может, немножко, совсем чуть-чуть наклонить голову? Это же еще не поклонение..." - колебалась Надя.
Вспомнив, как поклонялась Богу Пелагея Егоровна, Надя подумала: "Нет, людям не буду поклоняться, даже если двойку поставят!" - и побежала к папе рассказать о своих переживаниях.
- Правильно, доченька,- одобрил отец ее решение.- Хитрить нельзя. Низкий поклон или же просто наклон головы в знак угодливости человеку - это сеть, раболепство. Если ты понимаешь, что это грех, не поклоняйся, даже если будет очень трудно. Думаю, Господь поможет тебе. Мы будем молиться об этом.
Экзамен прошел благополучно. Хотя экзаменаторы были строгие и Надя очень боялась, Иисус благословил ее и дал ей смелости не поклониться им. Учитель даже не сделал Наде замечания за это, и оценку ей не занизили.

Источники

Из небольшого углубления в земле вытекал прозрачный ручеек. Он бежал по камешкам, звонко напевая своим непонятным языком песню о жизни. Славик присел на корточки, потом встал на колени и начал пить. Холодная вода щипала его горячие губы и приятно щекотала во рту. В жаркие летние дни Славик любил пить из этого источника и с наслаждением вдыхать его особенный, ни на что не похожий запах свежести.
Славик напился и стал пристально всматриваться в то место, откуда вытекала вода.
"Точно так в кастрюле кипит вода,- подумал он.- Только здесь она такая прозрачная. Почему эта вода не кончается? Откуда она берется?" Славик уже много раз задавал себе эти вопросы, спрашивал об этом у папы, но так до конца и не понял. Источник хранил в себе что-то загадочное и таинственное.
Папа говорил, что источники бывают не только природные, но и духовные. А это было еще непонятнее для Славика. Оказывается, как человек не может жить без обыкновенной воды, так его душа не может жить без духовной воды и пищи. Папа говорил, что Библия - это чистый духовный источник. Если будешь из него пить, то будешь жить вечно. И хотя Славику не все было понятно, он знал, что папа говорит правду.
Недавно Славику исполнилось шесть лет. Его синие любопытные глаза весело сверкали, когда он думал, что скоро пойдет в школу и там узнает много нового, научится быстро читать и писать.
Славик немного посидел у источника, потом поднялся и побежал домой. Сегодня мама обещала отпустить его к дедушке. А у дедушки жил Алик - двоюродный брат Славика. Родители Алика и дедушка были неверующими, но Славик любил играть с братом - у него было много хороших игрушек.
Славик поел и побежал к дедушке. Один двор, другой, третий, вот и дедушкина калитка. Во дворе уже играл Алик. Он сидел на куче песка и загружал свой самосвал. Песок он перевозил под скамейку - там у него была стройка.
- Давай, ты будешь строителем, а я шофером,- предложил Алик, увидев брата.
- Давай!
Они стали играть. Алик возил песок, а Славик строил крепость.
Совсем неожиданно небо затянулось темными тучами и хлынул дождь. Славик с Аликом забежали в дом.
- Давай телик посмотрим! - подскочил Алик к телевизору и нажал на кнопку.
Славик забеспокоился. Папа с мамой всегда говорили ему, что смотреть телевизор - очень плохо, потому что это грязный источник, он приносит вред душе. Правда, Славику казалось, что телевизор совсем не похож на источник. Из источника ведь течет вода, а по телевизору показывают мультики и всякие фильмы. Как он может быть источником?
"Я же обещал папе не смотреть телевизор",- встревожился Славик. Он поежился и посмотрел на дверь. Но в это время на экране замелькали потешные зверьки, зазвучала веселая музыка, и Славик с интересом повернулся к телевизору. Куда-то исчезла тревога, забылось наставление папы - Славик увлекся мультфильмом.
Дождь уже давно кончился, снова выглянуло солнце, но Славик этого не замечал. Только когда закончился фильм и Алик выключил телевизор, Славик спохватился:
- Мне домой надо, мама всего на один час меня отпустила!
- Скажешь, что дождь шел,- хитро улыбнулся Алик. Славик обулся и выскочил на улицу. Он бежал по мокрой от дождя дорожке и думал, что сейчас скажет ему мама. Какое-то неуютное чувство теснило ему грудь.
Возле двора прыгали через скакалку Люся и Алина - его сестренки. Когда Славик пробегал мимо них, Люся нечаянно зацепила его скакалкой.
- Вам что, больше негде играть?! - выкрикнул он и замахнулся на нее кулаком.
Люся испуганно отскочила в сторону.
- Я нечаянно, извини,- пролепетала она. Только Славик открыл калитку, навстречу ему выбежал Дружок - пушистый, черненький песик. Славик не погладил его, как обычно, а со злостью пнул ногой. Дружок обиженно взвизгнул и спрятался в будку.
Все это время мама наблюдала за Славиком через окно.
- Где ты так долго был? - встретила она его у двери.- И почему ты такой злой?
Мама пригладила черный непокорный чуб сына и спросила:
- Ты снова смотрел телевизор?
Славик виновато втянул голову в плечи.
Папа с мамой почему-то всегда догадывались обо всем, даже если Славик хотел что-то скрыть от них. Он уже и сам пожалел, что смотрел телевизор, потому что после этого ему всегда становилось как-то грустно, неприятно и все его раздражало. Он уже много раз обещал, что не будет смотреть телевизор, и столько же раз нарушал свое обещание.
Так получалось всегда. Мама говорила, что смотреть телевизор - грех, потому что через него сатана может завладеть сердцем. А дедушка говорил, что телевизор смотреть хорошо и вовсе не страшно, и приглашал внука посмотреть интересную сказку. Славик соглашался. А когда он приходил домой, то горько плакал, что опять согрешил и что папа опять наказал его.
Славику было тяжело. Почему он не ушел домой сразу, когда Алик включил телевизор? Тогда все было бы хорошо, тогда он не был бы таким злым. А сейчас...
- Славик, ты снова смотрел телевизор? - повторила свой вопрос мама.
- Да,- чуть не плача, ответил Славик. В это время в комнату вошел папа.
- И что ты там видел? - спросил он.
- Чучела какие-то с ушами и без ног.
- Ну и как, интересно было?
- Нет.
- Раз смотрел, значит, интересно,- поправила его мама.
- Сынок, помнишь, я говорил тебе, что из одного источника не может течь сладкая и горькая вода? - снова спросил папа.
Конечно, Славик никак не мог этого забыть.
- Телевизор - это отравленный грехом источник. Он не может насытить твою душу здоровой, полезной пищей. Поэтому я запрещаю тебе смотреть его. За непослушание ты будешь наказан. Я не. хочу, чтобы ты стал неверующим.
Славик знал, что быть неверующим - это очень плохо. Вон у Алика мама с папой неверующие, так они совсем не такие, как его родители. Славик не хотел уходить от Бога. Но как удержаться и не смотреть телевизор? Ведь он уже не раз давал слово, что больше не будет, и все равно смотрел!
- А теперь ты должен выполнить свое задание и прополоть грядку лука,- сказал папа.
Славику не хотелось сейчас работать, но папу надо слушать, иначе наказание будет в два раза больше. Нехотя он пошел в огород.
Мама с папой подвязывали помидоры, а Славик полол лук. Папа у Славика - высокий, сильный. Он любит беседовать и когда хочет объяснить Славику что-то серьезное, то приводит какие-нибудь примеры, чтобы понятнее было.
- Славик, иди сюда! - позвал папа, когда закончил работу.- Ты разбираешься в сорняках? Посмотри, что это за трава?
- Лебеда,- неуверенно сказал Славик.
- А это?
- Крапива.
- А это? - снова показал отец.
- Акация.
- Правильно. Ты можешь ее вырвать?
- Конечно!
Славик наклонился и легко вытащил из земли стебелек с длинным белым корешком. Он уже не раз это делал. На меже, у самого забора, росла большущая акация и каждый год разбрасывала вокруг свои семена, из которых вырастали тоненькие зеленые стебельки.
- А вот это старое дерево ты сможешь вырвать? - показал, папа на большую акацию.
- Нет,- улыбнулся Славик.- Оно большое.
- Видишь, из таких слабеньких росточков может со временем вырасти огромное дерево, которое и вырвать невозможно. Сорняки лучше всего удалять, когда они маленькие. Грехи - это тоже своего рода сорняки, которые растут не в земле, а в сердце. И от них тоже нужно избавляться как можно раньше, как только они начинают проявляться.
У тебя нередко проявляется непослушание. Ты знаешь, что это грех?
- Знаю.
- Если ты от этого греха не избавишься сейчас,- продолжил папа,- он так укоренится в тебе, что с годами ты станешь просто неуправляемым. Поэтому я и наказываю тебя, и учу, и останавливаю, чтобы ты научился слушаться. Я еще раз говорю тебе, чтобы ты больше не смотрел телевизор. Он испачкает твое сердечко и научит тебя делать страшные грехи. Ты понял меня, сынок?
- Понял.
- Если понял, то я в этот раз не буду наказывать тебя, но ты должен принять твердое решение повиноваться родителям и не отступать от него.
Лицо у папы стало очень серьезным. Славику стало страшно, что его непослушание может стать таким большим и крепким, как старая акация, и что потом ему будет трудно освободиться от этого греха. Вот почему Славик тоже стал серьезным. Ему нужно было, как взрослому, принять решение. Решение - не смотреть телевизор и слушаться папу с мамой.

Доброе основание

В доме у Ильиных необычно тихо. Младшие дети возятся с конструктором, две старших девочки готовят ужин. Десятилетний Марк только что сделал уроки и теперь задумчиво смотрел в окно. Он переживал - мама ушла в школу на родительское собрание. Что скажет ей учительница? Наконец пришла мама, и в доме все оживились.
- Ну, как успехи у Марка? - вышла из своей комнаты бабушка.
- Плохо,- ответила мама и устало опустилась на диван.
Марк настороженно посмотрел на нее и опустил глаза. Он догадывался, о чем сейчас будет рассказывать мама.
- У тебя, Марк, по русскому языку двойка за четверть. Я даже не предполагала, что ты можешь так облениться.
Марк видел, что мама сильно расстроена. Ее голубые глаза стали влажными и блестящими.
- Это не по-христиански, Марк,- продолжала она.- Слово Божье учит нас всякое дело делать аккуратно и хорошо, как для Господа. Учеба - это сейчас твое дело, а ты относишься к нему небрежно.
- Я думаю, что хорошо учиться - вовсе не обязательно,- возразил Марк.- Это же не работа и не служение в церкви. Просто уроки какие-то. Да и вообще, зачем все это нужно? Может, мне никогда не пригодится то, что мы учим в школе. Читать и писать я умею, а остальное мне не нужно!
- Ты неправ, Марк,- остановила его мама.- У тебя сейчас формируется характер, ты должен приобретать разные навыки, знания. Как сейчас приучишь себя выполнять свои обязанности, так будешь относиться ко всякому делу и когда вырастешь. Халатность и лень - это пороки, от которых нужно избавляться. Для тебя самое главное - хорошо учиться, быть прилежным и старательным. Ты же не знаешь, что тебе пригодится в жизни!
- Как ты думаешь, Марк, почему твой папа так много знает? - вступила в разговор бабушка.
- Потому что он взрослый.
- Не все взрослые имеют такие познания. Твой папа хорошо учился в школе и потому может отвечать на все ваши вопросы.
Марк многое знал из папиного детства. Папа как-то рассказывал ему, что сначала он плохо учился, а когда перешел в четвертый класс, начал стараться, и в его дневнике появились четверки и пятерки. Папа еще говорил, что способности у него были, только он очень ленился.
- Папа нам рассказывал, что у него тоже были двойки,- нашел отговорку Марк.
- Такого я что-то не припоминаю! - не согласилась бабушка.- Конечно, двойки он получал иногда, но чтобы за четверть... не помню...
- Марк, а почему ты не договариваешь? - повернулась к нему мама.- Ты же знаешь, что папа потом исправился и закончил десятилетку хорошо. Помнишь, он тебе говорил, что лень - это грех?
Марк кивнул, но по лицу его было видно, что он не воспринимал этот разговор всерьез. Занятия в школе казались ему ничего не значащими и ненужными.
- Своим недобросовестным отношением к учебе ты даешь неверующим повод поносить Бога и плохо отзываться о христианах,- печально сказала мама.- Сегодня мне было очень и очень стыдно перед учительницей и перед родителями. Они вправе говорить, что вы растете ленивыми, что вас некому воспитывать, потому что отец часто не бывает дома. Представь себя на моем месте! Приятно слышать такое?
Марк уже не улыбался. Он задумчиво смотрел перед собой, сосредоточенно сдвинув брови. Папа у Марка был благовестником. Он часто ездил по разным городам и проповедовал людям Евангелие, организовывал церкви. Марку очень не хотелось, чтобы из-за него говорили плохо о папе с мамой. Ведь на самом деле его родители хорошие и добрые!
- Если я не смогу справляться с вами, папе нужно будет чаще оставаться дома,- серьезно продолжала мама.- А может, придется даже оставить на время служение.- Она немного помолчала.- Мы с папой постоянно молимся о вас, чтобы вы искренне полюбили Господа и могли трудиться на ниве Божьей. А если ты сейчас не хочешь учиться, то чуть подрастешь и не захочешь ходить на собрание, потом перестанешь читать Слово Божье и молиться...
- Нет, этого не будет,- решительно возразил Марк и недоверчиво посмотрел на мать.
- Хорошо, если так,- согласилась она.- Я тоже хочу, чтобы вы все служили Богу. Но запомни, что неверный в малом никогда не будет верным в большом. Сейчас твое дело - хорошо учиться, быть послушным, больше читать Библию, запоминать прочитанное. Ты же знаешь моего брата, дядю Юру. Он не всегда был таким, как сейчас. В детстве он и на собрание ходил, и стихи рассказывал, и пел. А как подрос, стал думать, что он уже достаточно умный и ему не обязательно слушать взрослых. Зачем ему учиться, зачем ходить на собрание? Ему это не нужно, он и так неплохо будет жить. И теперь вот он живет по-мирски...
Мама знала, что Марк мечтает быть проповедником, как папа, поэтому спросила его:
- Как ты думаешь, люди охотно будут слушать проповедника, который читает, спотыкаясь на каждом слове? Марк рассмеялся:
- Таких проповедников не бывает.
- А у тебя по русскому двойка, разве ты сможешь внятно читать?
Марк вздохнул. Он совсем не думал, что школа и служение Богу так тесно связаны.
- Ты прочитай в Библии про книжника Ездру,- посоветовала мама.- Он читал людям закон Божий внятно, то есть громко и выразительно, без ошибок.
Что мог сказать Марк в оправдание? Он слушал молча и потом долго еще думал о том, что говорила мама.
"Нет, я не хочу быть неверующим,- думал Марк.- И чтобы папа из-за меня оставлял служение - тоже не хочу..."
Перед вечерней молитвой Марк попросил у мамы прощения и сказал:
- Я хочу хорошо учиться, но у меня, наверно, не получится...
- Молись, сынок, и Господь будет помогать тебе,- ободрила его мама.- Бог дает тебе способности, самое главное - не ленись!
И Марк старался. В его дневнике вскоре вместо двоек стали появляться четверки и пятерки.

Без принуждения

Это произошло в начале восьмидесятых годов, когда в нашей стране свободно проповедовать о Христе было невозможно. Многих верующих арестовывали и сажали в тюрьмы. И все же христиане, ни на что невзирая, проводили собрания, рассказывали людям о Боге, старались жить так, как написано в Библии.
Шестилетняя Зоя, щупленькая сероглазая девочка, росла в большой семье. Она всегда ходила с мамой и папой на собрание и на детские занятия, хотя это строго запрещалось властями. Зоя знала, что многие братья сидят в тюрьмах за то, что дети ходят на собрания и молятся Богу. А некоторые братья не могут свободно жить дома, потому что милиция ищет их и хочет арестовать за то, что они не только сами верят в Бога, но и других учат этому.
Такие братья иногда приезжали к папе. Зоя больше всех любила дядю Колю. Добродушный и простой; он часто брал Зою на руки и рассказывал ей что-нибудь из Библии или интересную историю из жизни. Зоя всегда ждала дядю Колю с нетерпением.
Приближалось Рождество. Дети часто говорили между собой о предстоящем празднике. Как-то вечером папа спросил их:
- Вы любите получать подарки на Рождество?
-Да!
- А как вы думаете, все детки получают подарки?
- Наверно,- сказала Зоя.- У кого есть папа и мама, у тех есть и подарки.
- Правильно,- согласился папа.- А вы знаете, что сейчас у многих детей папы сидят в тюрьмах и не могут сделать им подарки?
Дети знали это. Они не спускали глаз с отца, ожидая услышать что-то интересное.
- Есть и такие, как дядя Коля. Они не могут жить дома, потому что их сразу арестуют. Такие папы тоже не могут подарить своим детям подарки.
Лицо папы было серьезным. Он немного помолчал, внимательно посмотрел на детей и продолжил:
- Сегодня я хочу сказать вам, что Библия учит нас заботиться о других верующих, особенно о тех, кто терпит какую-то нужду. Бог хочет, чтобы среди верующих была равномерность. Если у кого есть много, он должен поделиться с тем, у кого мало. Так и в дни Апостола Павла верующие охотно жертвовали бедным. Того, кто с радостью отдает ближнему свое, восполняя его нужды, любит Бог.
Приближается Рождество, детки, и вы можете свои подарки пожертвовать тем, у кого не будет сладостей. Например, детям дяди Коли. Но не забудьте, что Господу нравится, когда мы отдаем с радостью, без принуждения...
Зоя несколько дней думала про дядю Колю. Ей хотелось отдать его детям свой подарок.
Наконец наступило Рождество. Сколько радости оно принесло взрослым и детям! Все только и говорили о том, что много веков назад на земле родился Сын Божий, Иисус Христос. Он сошел с неба для того, чтобы грешных людей сделать счастливыми, чтобы избавить их от греха и дать каждому право на вечную жизнь с Богом.
Было уже темно, когда Зоя со своими братиками и сестричками возвращалась домой после рождественского собрания. В небе мерцали яркие звезды, вокруг было торжественно-тихо. Дети словно боялись нарушить эту праздничную тишину и тоже молчали, думая о том, что слышали на собрании. Сегодня пресвитер говорил, что Иисус хочет жить в каждом сердце, хочет, чтобы мы полюбили Его больше всего на свете, чтобы нашли в Нем своего Спасителя и Друга.
Дома детей ждали подарки. Папа с мамой постарались сделать все, чтобы каждому было радостно и приятно. Зоин подарок лежал на ее кровати - теплые полосатые носочки и цветной кулек с конфетами, орехами, печеньем, яблоками и апельсином.
- Какая прелесть! - Зоя прижала к себе подарок и побежала в соседнюю комнату.
В доме сразу стало шумно. Все показывали друг другу подарки, смеялись, шелестели кульками, ели конфеты. Зоя долго рассматривала сладости в кульке, примеряла носочки. Снова и снова ей на память приходили папины слова:
"Бог хочет, чтобы мы заботились друг о друге. Он любит тех, кто отдает охотно..." Зое хотелось конфет, но так же сильно хотелось пожертвовать их ради Господа. Она высыпала на стол заманчивые сладости, полюбовалась ими и снова все сложила в кулек.
После вечерней молитвы Зоя подошла к отцу и, протянув свой подарок, прошептала:
- Папа, спрячь это для деток... дяди Коли... Папа улыбнулся, крепко прижал Зою к себе и ласково сказал:
- Молодец, дочка! То, что ты сейчас сделала, очень приятно Богу.
Потом он достал из кулька яблоки и апельсин и протянул ей:
- Съешь это, Зоечка, чтобы не испортилось... Как радостно было на сердце у Зои! Как это, оказывается, приятно - ради Иисуса отдать другому то, что самой хочется!
А через несколько дней папа печально сообщил, что дядю Колю арестовали. В тот вечер они просили Бога утешить и благословить дядю Колю и его семью, а также передали деткам гостинцы и Зоин подарок.

Поход

В конце последней четверти учительница объявила третьеклассникам чудесную новость: в воскресенье они всем классом пойдут в поход, далеко за город. Катя была в восторге.
- Папа, мама! - радостно выкрикнула она, открывая дверь.- Мы на этой неделе пойдем в поход! Татьяна Семеновна сказала, чтобы мы взяли с собой еду.
- Ты тоже хочешь пойти? - спросил папа.
-Да!
- А когда? - уточнила мама.
- В воскресенье.
- И ты хочешь вместо богослужения пойти в поход? - удивился папа.
- Ну, это же всего один раз! - умоляюще посмотрела на него Катя.- Можно я пойду?
- Я не хочу запрещать,- сказал папа.- Но лучше пойти в дом Божий. Господь хочет, чтобы мы святили день воскресный, то есть поклонялись Богу и прославляли Его вместе с церковью. Только тот, кто не любит Господа, кто не чтит Его в своем сердце, проводит этот день как ему хочется: веселится, развлекается. Я советую тебе лучше пойти на собрание.
Радостное настроение у Кати потухло. Ее желание раздвоилось: хотелось пойти и на собрание, и в поход. После долгих колебаний Катя выбрала второе - решила все же пойти с одноклассниками в поход.
Пришло воскресенье. Вся семья собиралась на богослужение, а Катя торопливо складывала в сумку продукты.
- Катя, пойдем на собрание,- зашел на кухню папа.- Пойдем, будем прославлять Бога со святыми. Зачем тебе проводить воскресенье среди мирских детей?
Катя недовольно сдвинула брови. Как папа не поймет, что ей хочется порезвиться с девочками, поиграть с ними на лесной опушке!
Катя не послушала папу. Собрав продукты, она поспешила в школу.
День прошел весело. Катя даже забыла, что утром чувствовала себя неловко, оттого что все домашние пошли на собрание, а она - в лес.
После обеда девочки принялись собирать букеты. Кате тоже захотелось порадовать маму, и она стала выбирать самые красивые цветы. Словно мотылек, она порхала по поляне, радуясь каждому цветочку.
Издали заметив белоснежную головку ромашки. Катя кинулась за ней, но оступилась и упала.
- Ой! - вырвалось у нее.
Наступать на ногу было больно. Катя еле поднялась.
- Что случилось? - подбежала к ней Татьяна Семеновна.
- Ногу подвернула,- поморщилась Катя. Учительница присела на корточки и пощупала ногу.
- Может, пройдет...
Она достала из сумки бинт и сделала тугую повязку. Веселое настроение у Кати сменилось печалью. Неприятно стало у нее на сердце. "Это меня Иисус наказал за то, что не послушалась папу и променяла собрание на поход,- думала Катя.- Сегодня все слушали Слово Божье, молились, а я развлекалась..."
Катя с трудом дошла до своего дома. Ей было стыдно перед родителями и горько, что поступила, как неверующая.
- Мама, я, наверно, вывихнула ногу,- пожаловалась она, едва переступив порог.
Мама быстро налила в таз воды, помыла Кате ноги, приложила к опухшей ноге холодный компресс и уложила ее в постель.
Катя украдкой заглядывала в мамины печальные глаза. Что она думает? Мама долго молчала, и Катя видела, что она сильно переживает. Катя тоже переживала, винила себя.
- Как ты чувствуешь себя, доченька? - спросила наконец мама, и Катя поняла, что она имеет в виду не боль в ноге.
- Иисус наказал меня,- всхлипнула Катя, не в силах сдерживать волнение.
- А я думаю, что это не наказание,- медленно проговорила мама.- Это любовь Господа к тебе. Он хочет показать тебе, что ты пошла опасным путем - ты выбрала непослушание.
Папа советовал тебе, как лучше сделать, а ты пренебрегла его словом. И теперь Господь, зная, что ты способна полюбить мир и погибнуть с ним, применяет другие методы. Он уже не словом учит, а причиняет тебе боль, чтобы ты обратила внимание на свое поведение, покаялась и больше так не делала...
Воскресное происшествие и беседа с мамой помогли Кате понять, что Иисусу не все равно, куда она идет, чем занимается, куда тратит время и силы. И Катя решила жить так, как нравится Иисусу. В то лето Катя по-настоящему обратилась к Богу, и Он поселился в ее сердечке.

Турник

Пятиклассник Вадим - коренастый светловолосый мальчик - мечтал быть сильным и смелым, чтобы никого не бояться ни днем, ни ночью. Драться он не любил. Папа запрещал это и учил, что обижать младших или ровесников нельзя, даже сдачи давать - грех. Библия говорит, что лучше остаться обиженным и простить обидчику.
И все же Вадим иногда пробовал мериться силами. Был у него друг Андрей из параллельного класса. Он посоветовал Вадиму заняться спортом. И стал Вадим упражняться на перекладине. Вначале плохо получалось, сил хватало подтянуться всего два-три раза. Тогда Вадим стал раньше приходить в школу и после уроков задерживаться, чтобы поупражняться на турнике. Он просто пропадал на спортплощадке. Тренировки сделали свое дело - Вадим на самом деле стал сильнее.
Однажды на перемене, издали увидев своего друга, высокого, худенького мальчика, Вадим крикнул:
- Андрей, пойдем на турник!
- Пойдем! Посмотрим, кто больше подтянется! - весело откликнулся тот.
К турнику подошли еще несколько мальчиков. С завистью и восхищением смотрели они, как Вадим и Андрей крутились на перекладине, выполняя всякие упражнения. Они то просто подтягивались, то переворачивались через голову, подшучивая и подсмеиваясь над товарищами, которые, уцепившись за стальной брус, беспомощно болтали ногами и спрыгивали на землю.
- Заниматься надо,- гордо вскинув курчавую голову, сказал Андрей.- Когда много занимаешься, мышцы становятся упругими, укрепляется пресс.
Он напрягся и ударил себя по животу.
- Нисколько не больно, хоть изо всей силы бей,- похвастался он.
Вадим видел, что Андрей сильнее его и решил во что бы то ни стало не отставать от друга. Он нашел длинную металлическую трубу и решил соорудить дома турник, чтобы можно было больше заниматься. Самое подходящее место было за домом, между сараем и летней кухней.
Вадим вычистил трубу и принялся закреплять ее. За этим занятием и застал его отец.
- Похоже на турник,- заметил он.- Хочешь спортом заниматься?
- Да, папа. Хочу быть сильным, чтобы никого не бояться и не болеть. Это же хорошо?
- Да, сильным быть неплохо. Сильный может помочь слабому, он более вынослив в трудностях и неудобствах. Но у сильных людей есть большая опасность - они легко могут ступить на путь человеческой славы и гордости. Сильные часто гордятся своей силой и угнетают других. Ты надеешься избежать этого греха?
- Я никого не буду притеснять! - ответил Вадим, закрепляя трубу за деревянный выступ в стене.
- Наш Бог не просто сильный, но всесильный и всемогущий. И все же Он никого не угнетает,- сказал папа.- Он поддерживает и укрепляет нас, слабых и беспомощных.- Папа присел на железную бочку.- Мы обязаны правильно пользоваться силой, которую дает нам Бог. И приобретать ее тоже нужно правильно.
- Что ты имеешь в виду? - не понял Вадим. Он присел рядом с отцом.
- Я хочу сказать, что приобрести силу и ловкость можно не только в спорте. Физический труд - тоже залог силы и ловкости. Коса, пила, топор, молоток- - не только укрепляют мышцы и развивают мускулатуру, но и приносят большую пользу ближним.
- Папа, а разве спорт - это грех? - задал Вадим давно мучивший его вопрос.- Верующим можно заниматься спортом?
Отец снял кепку, положил ее на колени и задумчиво посмотрел вдаль. Потом, не отвечая на вопрос, он серьезно спросил:
- Вадим, ты смог бы на соревнованиях уступить своему сопернику и дать ему возможность выиграть?
- Зачем? - удивился Вадим.- Это неинтересно. Для того и тренируешься, чтобы на соревнованиях выиграть и победить.
- Я тоже так думаю. Спортсмен не радуется победе соперника, он стремится победить во что бы то ни стало. Вот здесь и скрыт корень греха, сынок. В спорте всегда так - один приобретает, победу, а другой терпит поражение. Один радуется, а другой печалится. Победитель радуется за счет неудачи побежденного. Это как раз и неправильно, это не по Евангелию. Спорт одного возвышает, а другого унижает. А Христос учит нас радоваться с теми, кому хорошо и радостно, и печалиться с теми, кому плохо. Христианин не имеет права радоваться за счет печали других.
Отец поднялся.
- Подумай хорошо, Вадик, и, пока не поздно, лучше оставь это занятие.
Вадим соглашался с мнением отца, но желание не отстать от Андрея, быть сильным и ловким помешало ему послушаться. Он подумал, что серьезно заниматься спортом никогда не будет, раз это грех, а просто будет упражняться в свободное время.
Все новые и новые упражнения осваивал Вадим на своем турнике. Он так увлекался, что забывал делать домашнее задание, нехотя выполнял свои обязанности по дому, да и мамины просьбы тоже часто оставались не выполненными.
- Вадик! Принеси картошки из подвала! - попросила однажды мама.
- Сейчас! - отозвался Вадим, подтягиваясь на турнике. Но через минуту он уже забыл мамину просьбу. И только закончив упражнение, Вадим вдруг спохватился и поспешил в дом.
- Мама, ты что-то говорила мне? - спросил он, заправляя рубашку в брюки.
- Разве тебя дождешься? - упрекнула его мама.- Я уже все сделала.
"Не могла немного подождать!" - чуть не выпалил Вадим, но, встретив мамин взгляд, промолчал.
- Ах, Вадик, куда ты тратишь свое время? - вздохнула мама.- Не слушаешься по-хорошему, придется папе серьезно разговаривать с тобой.
Понурый, Вадим вышел во двор. Но его печаль мгновенно исчезла, как только в калитку вошли друзья. Вадим тут же стал показывать им свое умение.
- Молодец! Вот это класс! - выкрикивали мальчики. Спрыгнув с турника, Вадим задрал рубашку и, постукивая кулаком по животу, сказал:
- Во какой пресс накачал! Попробуйте! Бейте изо всей силы, я выдержу!
Он напрягся в ожидании удара. Один из мальчиков смело стукнул его кулаком в живот.
- Ха-ха! Совсем не больно! - весело засмеялся Вадим.- А ну-ка еще!
- Ох и хвастунишка ты! - проходя мимо, пристыдила его мама.- Сейчас же прекрати это баловство!
Вадим подождал, пока мама зайдет в сарай, и, подойдя к соседскому мальчику, сказал:
- Не бойся, бей что есть силы! Тот размахнулся и ударил. На этот раз Вадим не рассмеялся. От внезапной, резкой боли он чуть не вскрикнул.
В это время кто-то из мальчиков повис на перекладине, и все переключились на него. А Вадим, еле переставляя ноги, пошел в дом.
Он не поднимался до самого ужина. Лежа на кровати, Вадим понял, почему так случилось.
Вспомнился ему разговор с папой и замечания мамы, ее печальные глаза.
"Почему я не послушался папу?.." - вздыхал он.
Когда пришел с работы отец, мама позвала всех к столу. Вадиму стало лучше, и он тоже пришел на ужин. Ел он молча, без настроения. Искоса поглядывая на него, дети рассказали папе, что случилось у турника.
- Ты не тем путем пошел, Вадим,- серьезно сказал отец.- Чтобы стать сильным, нужно трудиться физически, а не вертеться на перекладине. Тобой движет гордость, а это грех. Если не покаешься, если не оставишь это увлечение,- оно уведет тебя далеко от Бога.
Вадим слушал отца не поднимая головы. Горько было ему.
- Завтра сходи к Степановне,- напомнил папа про старушку, живущую в конце их улицы.- Зима не за горами, а у нее, небось, дров нет. Там тебе - простор для упражнений, мускулы железные будут! А с турником расстанься, сын. Вадим молчал. Он понимал, что через папу Сам Бог предостерегает его от гибели.
Перед молитвой отец предложил спеть песню: "В суровых горах, одиноко меж скал, дуб гордую крону свою поднимал". Вадим тоже пел, и слова песни сильно обличали его, особенно последние: "...Запомни, что гордым противится Бог!"
- Господи, прости меня за гордость и избавь от нее! - молился Вадим.- Научи меня смирению. Я хочу быть настоящим христианином...
В субботу на перекладину повесили сушить палас, и она долгое время служила для бытовых целей. А потом ее не стало.

Не сомневайся!

Черноглазая девочка с розовыми бантиками в русых косичках сидит на диване и внимательно слушает папу. Девочку зовут Даша. Здесь же сидят две ее сестрички. Они тоже слушают папин рассказ.
Даше скоро будет шесть лет. Она очень внимательная девочка, и то, о чем говорит папа, Даша живо представляет себе. Папа рассказывает про Иисуса Христа и Его учеников.
Ночь. Где-то далеко-далеко, в теплой стране Палестине по большому озеру плывет лодка. В ней сидят ученики и Сам Иисус Христос. Весь день Он трудился, учил людей, исцелял больных и сильно устал. Теперь Учитель уснул на корме.
Вдруг, откуда ни возьмись, налетел порывистый ветер и на озере поднялись высокие волны. Они с силой ударялись об лодку, обдавая учеников крупными брызгами. Очень скоро ученики промокли до ниточки. Когда вода стала наполнять лодку, они испугались и стали будить своего Учителя.
Иисус встал и сказал буре: "Умолкни, перестань!" Ветер сразу утих, волны исчезли, и на озере стало тихо-тихо.
- Иисус Христос и сегодня такой же сильный. Он всемогущий,- сказал папа.- И нам нужно больше верить Ему и не сомневаться в Его могуществе.
Даше хотелось, чтобы вечер не кончался,- она долго еще сидела бы и слушала то, что рассказывал папа. Но наступила ночь и нужно было ложиться спать.
В этот вечер Даша никак не могла уснуть. Она зажмуривала глаза, залезала с головой под одеяло, но все было напрасно - сон не приходил. Мучилась, мучилась Даша, а потом все-таки пошла к маме.
- Мама, я не могу спать,- пожаловалась она.- Меня грехи мучают... Мне страшно...
- Какие грехи? - встала с постели мама.
- Разные... Меня Иисус не любит, да? Я такая плохая...
- Иисус любит тебя, доченька. Он любит тех, кто просит у Него прощения и старается больше не грешить. Что же ты сделала? Что тебя мучит?
Даша заплакала.
- Я сказала на тебя плохое слово... когда ты заставила меня подметать пол в кухне... Прости меня... И еще я сильно злилась, потому что мне хотелось играть в куклы... - Я прощаю тебя, Дашенька. Давай помолимся, чтобы и Господь простил тебя и дал спокойный сон.
Успокоенная Даша мирно уснула. Но через несколько дней она снова поздно вечером пришла к маме с папой.
- Мама, меня опять мучит то плохое слово. Мне так страшно! Мне кто-то шепчет, что Иисус меня не любит, что Он не простил...
- Это сатана обманывает тебя.- Папа посадил Дашу возле себя.- Нужно верить Богу, а не дьяволу. Помнишь, я рассказывал вам про бурю на море? Так вот, Иисус обличил учеников за то, что они не верили Ему. Вернее, мало верили, и потому боялись. А ты веришь, что Кровь Иисуса Христа очищает нас от всякого греха, если мы признаёмся и просим прощения?
-Да.
- Правильно! Так написано в Библии, и в этом нельзя сомневаться. Не надо бояться и слушать то, что нашептывает дьявол. Верь Библии, Даша. А когда приходят сомнения, становись на колени и говори: "Иисус, Ты простил мне грех, потому что я просила прощения у мамы и у Тебя. Помоги мне верить и не сомневаться!" Иисус поможет тебе.
Даша улыбнулась. Она теперь всегда будет так делать и не будет бояться.

Шелковые нитки

На большом старинном стуле, между кухонным столом и шкафом, сидела толстенькая пятилетняя девочка Лиля. Это было ее излюбленное место. Поджав под себя ноги и подперев руками свои пухлые щечки, она смотрела в окно.
На улице снегопад. Белые пушистые снежинки, обгоняя одна другую, мягко опускаются на землю. Увлеченная веселой игрой снежинок, Лиля долго глядела в окно. Но потом ей это наскучило. Она спрыгнула со стула и посмотрела по сторонам: чем бы заняться?
Лилин взгляд остановился на маминой шкатулке из разноцветных ракушек. Она поднялась на цыпочки, достала с комода шкатулку и снова взобралась на стул.
Лиле очень нравилось играть с этой шкатулкой, а особенно с шелковыми нитками, что лежали в ней. Сколько раз уже она выкладывала их на стол или прямо на пол и любовалась ими! Яркие нитки всевозможных цветов приводили Лилю в восторг. Ей казалось, что на всем свете нет ничего красивее этих катушек.
Не успела Лиля разложить катушки по цветам, как на веранде послышался топот и в комнату весело вбежала ее подружка Рита. Ей тоже исполнилось пять лет, и жила она через дорогу.
- Мама разрешила мне поиграть с тобой! - сообщила счастливая Рита, снимая пальто и сапоги.
- Хорошо! - обрадовалась Лиля.- А то мне уже скучно стало. Давай поиграем...
- Ой, какие красивые! - вскрикнула Рита, увидев нитки.- Я тоже такие хочу. Дай мне немного!
- Ты что, это мамины! Она ругать будет...
- Не бойся! Она и не узнает даже. Смотри, как их много! Если ты дашь мне всего несколько штук, мама не заметит.
Лиля поморщилась. Отдать нитки без разрешения? Это же воровство! А если мама все-таки заметит?
Но Рита продолжала уговаривать:
- Лилечка, ну, пожалуйста, дай! Я никому не буду показывать их, и никто не узнает, где я их взяла!
- А какие ты хочешь? - наконец уступила Лиля.
- Вот эти, эти и эти,- показала Рита.
Лиля нехотя отдала ей три катушки.
Рита благодарно посмотрела на свою подружку и, прищурив большие серые глаза, спрятала нитки в карман.
Лиля торопливо собрала оставшиеся нитки и поставила шкатулку на место. На сердце у нее было неспокойно, играть не хотелось.
Вскоре Рита ушла домой, а Лиля долго смотрела в окно, думая про нитки. Как она боялась, что мама все узнает! До самого вечера Лиля старалась не попадаться маме на глаза, чтобы она не догадалась о ее поступке.
Утром Лиля повеселела - как хорошо, что мама ничего не заметила! Правда, днем Лиля несколько раз вспоминала о нитках, и тогда совесть тихо говорила ей: "Нехорошо ты поступила. Признайся маме..." Но Лиля отгоняла эти мысли, надеясь, что мама не обнаружит пропажу.
А через время Рита опять попросила несколько катушек. Успокоенная тем, что все обошлось благополучно, Лиля уже смелее дала подружке ярко-зеленые и синие нитки. Так, тайком от матери, она отдала почти все нитки.
Рита была счастлива. Ей казалось, что ни у кого нет таких красивых ниток, как у нее! Это же такое богатство! Только - странное дело - она не могла играть с нитками открыто, как со всеми игрушками. Ее наполняло чувство стыда и страха, будто она украла их.
"Мне же Лиля сама дала!" - убеждала себя Рита. И все же ей не хотелось, чтобы мама увидела нитки.
Но мама все-таки заметила, что Рита прячет что-то от нее.
- Что там у тебя? - спросила она.
- Ничего... - смутилась Рита.
- Как ничего?! Ты же с чем-то играла? Покажи!
- Ну вот, нитки просто... - растерянно проговорила Рита.
- Нитки? Откуда они у тебя? Где ты их взяла? Немного помолчав, Рита все же призналась:
- Лиля дала.
- А Лиля где взяла?
- Не знаю.
- Не знаешь? Интересно. Давай-ка их сюда. Сейчас я узнаю.
Мама положила катушки в карман фартука и пошла к соседям.
- Лена, посмотри, это твои нитки? - спросила она Лилину маму, показывая ей разноцветные катушки.
- Мои в шкатулке.- Мама подошла к комоду, открыла коробочку и всплеснула руками:
- Ой, здесь почти пусто!
- Эти нитки я сейчас забрала у Риты. Она говорит, что ей Лиля дала.
- Подумать только! Хорошо, я сейчас спрошу у нее. Спасибо, что принесла!
Соседка пошла домой, а мама позвала к себе Лилю и стала выяснять:
- Лиля, куда исчезли шелковые нитки из шкатулки?
- Не знаю, я не видела,- испуганно прошептала Лиля.
- Почему ты не знаешь? С ними никто, кроме тебя, не играл.
- Я играла... Но не знаю, куда они исчезли... - Густая краска залила ее лицо.
- Может, ты их положила куда-нибудь в другое место? - продолжала мама.
- Нет.
"Признайся! Признайся!" - стучало сердечко, но Лиля не хотела делать это. Она боялась, что мама ее накажет.
- И никому не давала? - не отступала мама.
Лиля совсем смутилась, дыхание ее стало прерывистым.
- Зачем же ты обманываешь? Ты, наверное, думала, что никто не узнает об этом?
- Рита просила, просила,- виновато всхлипнула Лиля,- и я отдала ей...
- Это нехорошо, доченька. Прежде чем что-то отдать кому-то, ты должна спросить у меня или у папы. А нитки существуют не для игры, и ты вообще не должна их трогать. Но самое страшное то, что ты обманываешь. Это грех. А грех не только сейчас причиняет ужасные мучения, он не пустит тебя на небо, и ты должна будешь вечно мучиться со всеми грешниками.
От Бога ничего не скроешь. Он все видит. И грех не нужно прятать от Него. Если ты обманула или сделала что-то плохое, не бойся просить прощения. Это правильно. А скрывать свои преступления - это очень плохо.

Потерянная радость

День у Карповых начинался с чтения Библии. Дети любили эти короткие утренние собрания. Особенно им нравилось, когда Библию читал папа. Но чаще всего это делала мама, потому что папа постоянно уезжал куда-то. Дети знали, что папа занят делом Божьим. Вот и завтра ему надо уезжать. Он сказал, что вернется не скоро. В это утро папа будет беседовать с детьми немного дольше обычного.
- "Господь - крепость моя и щит мой; на Него уповало сердце мое, и Он помог мне, и возрадовалось сердце мое; и я прославлю Его песнию моею",- прочитал он из книги Псалмов.- Мы можем рассчитывать на помощь Божью только в том случае, если уповаем на Него. Мы часто встречаемся с какими-то трудностями, переживаниями, и вот тогда нужна вера, что Господь поможет нам и избавит нас.
Папа положил Библию на стол, поправил покосившуюся скатерть и продолжил:
- У Давида была очень тяжелая жизнь. Его чуть ли не на каждом шагу подстерегали разные опасности и беды. Но именно в трудностях он научился уповать на Бога. Давид не раз испытал, что только Господь - крепость, в которой можно чувствовать себя в полной безопасности, и только Он - щит, защищающий от смертельных стрел.
Детки, Бог иногда и нас проводит через трудности, чтобы мы научились надеяться на Него. Нам не нравятся эти трудности, мы страшимся их и хотим избежать, но Господь знает, что для нас лучше. Как раз в это время Господь ждет от нас доверия. Он хочет, чтобы мы надеялись на Его защиту, а Сам никогда не опаздывает с помощью.
- Вы заметили, чем заканчивается этот стих? Ваня, прочитай последние слова! - попросил папа.
- "И я прославлю Его песнию моею",- прочитал Ваня и с интересом посмотрел на отца.
- Заметьте, что упование на Господа ведет человека к радости, к славословию и пению,- продолжал папа.- Мы не знаем, что принесет нам наступивший день, но будем твердо верить, что Бог силен сохранить нас от всякого зла и наполнить наши уста хвалой. Помолимся, чтобы Господь помог нам надеяться на Него всегда и прославлять Его за все, что Он посылает нам в жизни.
Этот осенний день мало чем отличался от предыдущих. Погода стояла теплая и сухая. Когда дети возвращались из школы, солнце стояло в зените, ласково грея землю своим теплом. Правда, теперь оно с каждым днем все раньше и раньше пряталось за лесом.
- Мама, завтра у нас кросс,- сообщил Ваня, едва переступив порог.
- И у нас,- добавил Сережа.- Учитель по физкультуре велел прийти всем! - подчеркнул он.
- Это вместо физкультуры, только после уроков,- пояснил Ваня.- Можно мы пойдем?
- Спросите у папы,- ответила мама, глянув в окно. Отец ремонтировал скамейку во дворе. Сережа с Ваней побежали к нему. Он внимательно выслушал их и конкретно сказал:
- Это занятие нам не подходит, мальчики. Вы же не просто физические упражнения будете делать, а стараться будете обогнать кого-то, то есть унизить, чтобы самому возвыситься. Это не по-евангельски. Господь учит нас, чтобы мы не унижали других. К тому же сейчас дома много работы, и мама без вас никак не справится на огороде.
Сережа с Ваней понимающе переглянулись и согласились не ходить на кросс.
А на другой день, когда мальчики пришли из школы, папы дома уже не было. Взволнованные и возбужденные, они сразу же приступили к маме.
- Учитель по физкультуре сказал, чтобы мы обязательно пришли к четырем часам,- сказал Ваня.- Кто не придет, того накажут.
- Мама, отпусти нас,- попросил Сергей.- Это же не грех, мы просто побегаем, и все.
Вчера, слушая папу, они вполне соглашались с ним, а сегодня... Как-то боязно стало перед учителем - снова будет ругать, двойку по физкультуре поставит.
Мама задумалась: "Может, и правда отпустить? Вроде ничего опасного здесь нет. Хотя папа не разрешил... Лучше было бы оставить его решение в силе... Да и работы в огороде много, картошку не выкопали еще..."
Мама колебалась.
- Ну ладно,- согласилась она наконец.- Сейчас пойдем к бабушке, поработаем на огороде, а потом вы поедете на велосипедах в школу.
Ваня и Сергей с радостью взялись за работу. Они выкопали несколько длинных рядов картошки и, счастливые, помчали в школу.
Прошел не один час с тех пор, как Ваня с Сергеем ушли от бабушки. Мама с девочками перебрали картошку и вечером, довольно уставшие, отправились домой. В воздухе приятно пахло осенью, деревья тихо шелестели пожелтевшей листвой.
Мама издали узнала своих сыновей. Они шли виноватой походкой и не очень торопились, хотя видели, что мама стоит у калитки, поджидая их.
- У нас украли велики,- дрожащим голосом ответил Ваня на молчаливый вопрос матери.
Маме стало не по себе. Она поняла, отчего волновалась, когда отпускала сыновей на кросс, поняла свое малодушие и вину в том, что сама позволила им участвовать в сомнительном мероприятии.
- Ну что ж, дети, виноваты мы,- с горечью сказала она.- Бог наказал нас. Мы заработали это.
Мальчикам сказать было нечего. Ваня, не поднимая головы, ковырял носком ботинка землю, а Сергей то и дело шмыгал носом от досады. Жалко было велосипеды. Хотя они были не новые - папа собрал их из старых - все же ездили хорошо. Горько было им и за непослушание.
Уставшие и расстроенные, вошли мальчики в дом. Девочки, узнав про велосипеды, рассердились:
- Зачем вы взяли велики? Папа ведь сделал их не только для вас!..
- Не ссорьтесь, дети,- остановила их мама.- Давайте лучше подумаем, чему Бог хочет научить нас через этот случай. Это ведь не случайность. Больше всех здесь виновата я. Вы могли не видеть опасности, скрытой в соревнованиях, а мое сердце тревожилось, у меня не было расположения отпускать Ваню с Сережей. Но я уступила их просьбам, не послушалась папу, не прислушалась к предупреждению Духа Святого. Если бы я не разрешила, ничего бы не произошло...
Ваня с Сергеем тоже чувствовали свою вину. Они же сами хотели пойти на соревнование, сами уговаривали маму, чтобы отпустила их! А теперь... О, если бы можно было вернуть этот день, они ни за что не пошли бы на соревнование, не побоялись бы угроз учителя, а лучше надеялись бы на Господа, и Он защитил бы их! Но уже ничего не вернешь.
- Ваня, из вашего класса все пришли на кросс? - спросила вдруг мама.
- Нет,- глухо ответил он.
- А из вашего, Сережа?
- Почти половины не было.
Тихо в доме Карповых. Печально тихо. Мама с тяжелым сердцем ушла на кухню. Мальчики уткнулись в учебники. Девочки взяли книги почитать. Им тоже не хотелось ни петь, ни играть. В дом вползла грусть.
После вечерней молитвы дети молча разошлись по своим комнатам. Ни девочкам, ни Ване с Сергеем не хотелось разговаривать.
На следующий день Ване с Сергеем пришлось вставать на целый час раньше - идти в школу пешком намного дольше, чем ехать на велосипеде. Дорога в школу казалась им очень длинной, а когда сельские мальчики обгоняли их на своих велосипедах, неприятное чувство обострялось, и они глубоко сожалели о том, что не послушали папу.
Прошла неделя. Велосипеды Карповым так никто и не вернул. А тем, кто не пришел на кросс, абсолютно ничего не было. Учитель сначала пригрозил, что примет какие-то меры, а потом и забыл про виновников.
- Видите, как получилось,- с сожалением сказала мама, когда вечером снова зашел разговор об украденных велосипедах,- мы побоялись трудностей и потерпели поражение. Я все время думаю о том, что говорил нам папа перед отъездом. Вы помните? Он говорил, что именно в трудностях выявляется - уповаем мы на Господа или нет. Если бы мы думали в первую очередь о том, что говорит Господь, а не о том, что скажет учитель, если бы прислушались к совету папы, то вместо печали испытывали бы радость, пели бы Ему псалмы. Но мы этого не сделали. Мы виноваты и перед Богом, и перед папой, и должны просить прощения...
Мальчики тоже так понимали. Они очень хотели, чтобы подобное никогда не повторилось в их жизни. Лучше надеяться на Господа!

Праздник осени

В конце первой четверти в школе каждый год отмечали праздник осени. Накануне этого праздника Лена спросила:
- Мама, можно я пойду завтра на праздник? У мамы, казалось, ответ был давно готов.
- Не надо,- сказала она.
- Почему? - обиженно спросила Лена.- Разве это плохой праздник?
- Дело не в том, плохой он или хороший. Христианам не к лицу праздновать с неверующими.
- Зоя Петровна сказала, что там будет все про осень: песни, стихи, загадки,- не отступала Лена.- Мы должны принести какие-нибудь поделки из овощей, за лучшие поделки будут давать призы. А потом будет чаепитие. Здесь же нет ничего греховного! Можно я пойду?
Мама поставила на плиту кастрюлю с водой, потом обняла Лену и села с ней на скамейку у стола. Лена недовольно нахмурила брови.
"Меня никогда никуда не пускают! - подумала она.- Если бы там говорили что-то против Бога, тогда, конечно, я бы не пошла. Но там ничего такого не будет! Как тяжело быть верующей! Никуда нельзя, ничего нельзя!"
- Я хочу пойти на праздник! - настаивала на своем Лена.
Мама давно уже поняла это и опечалилась. Ей хотелось, чтобы дети тянулись к Богу, а не к миру. А мир так заманчив! Сатана всеми силами старается прельстить детей и взрослых, чтобы погубить их. Мама хотела научить Лену, как надо противостоять дьяволу и не поддаваться на его уловки.
- Мы и этом году уже отмечали подобный праздник,- сказала мама.
Лена подняла на нее удивленные глаза.
- Да, праздник Жатвы - это и есть праздник осе-т, или праздник урожая. Этот праздник еще в далекой древности был установлен Самим Богом и потому отмечайся христианами до сих пор. Смысл этого праздника в том, чтобы поблагодарить Бога за урожай, за вкусные плоды, за силу и здоровье. Ведь все это мы получаем от Него!
"В школе будет интереснее,- думала Лена.- Там придумывают всякие развлечения, соревнования. Там всегда так весело!"
- Неверующие никогда не берут во внимание Бога,- глядя в кислое лицо дочери, как бы читала мама ее мысли.- Разве ты хочешь быть среди тех, кто прославляет природу, а не Бога, кто хвалится своими достижениями, смешит других своими шутками? Это же все пустое, доченька! А наша цель - Господу служить и прославлять Его. - Лицо Лены немного посветлело. Она стала слушать с интересом.
- Мы тоже радуемся и веселимся в праздники, но наше веселье не пустое. Мы ликуем оттого, что великий Бог заботится о нас, посылает нам все, что нужно,- и солнышко, и дождик, и пищу, и одежду, всего даже не перечислишь!
У неверующих радость быстро кончается, потому что она основана на временном, недолговечном.
Лена, зачем ты пойдешь туда, где нет Иисуса, где о Нем никто даже не вспомнит? - Мама провела рукой по черной косичке дочери и понимающе добавила:
- Я знаю, что трудно отказываться от того, что тебе уже понравилось. Давай помолимся и попросим у Господа силы отказываться от таких желаний, которые могут принести тебе вред. Ведь дружба с миром плохо влияет на нашу душу и обязательно приведет к гибели! Если ты хочешь быть спасенной, Иисус поможет тебе, потому что Он обещал поддерживать нас в искушениях.
Лена преклонила колени с радостью.
"Нет, я не хочу жить без Иисуса,- думала она, слушая молитву мамы.- Не хочу погибать вместе с неверующими. И если сейчас им весело бывает, они все равно несчастны, потому что не знают Бога..."
"Зачем же ты завидуешь им? Зачем рвешься к ним?" - подала свой голос совесть, и Лена стала просить у Бога прощения за то, что ей понравился мир, что она позавидовала неверующим девочкам и рассердилась на маму, когда она не согласилась отпустить ее на праздник.
На следующий день, после второго урока, когда все дети отправились в актовый зал на праздник осени, Лена пошла домой. На сердце у нее было радостно.

Пятно

Родители строго-настрого запрещали Нине брать коробку с документами. Но именно эта вещь привлекала внимание девочки больше всего. Какие только игры не придумывала Нина, раскладывая содержимое коробки на диване или на столе и по слогам перечитывая замысловатые и совсем непонятные ей слова!
"Ну вот! Теперь мама ничего не узнает!" - успокоила себя Нина и поспешно поставила коробку в шкаф.
Папа не раз объяснял, что с ценными бумагами и с документами играть нельзя. Нина каждый раз обещала не делать этого, и все же, когда родителей не было дома, она не могла удержаться и брала коробку. Обычно Нина аккуратно ставила ее на место и о том, что она брала ее, никто не знал. Правда, иногда папа или мама обнаруживали ее проделки и наказывали за непослушание. Но Нине всегда нравилось делать то, что ей запрещали.
Сегодня мама тоже ничего не заметила. Нина, весело напевая, помогала ей на кухне. Но вечером... Вечером папа вдруг позвал Нину в зал.
- Ты опять брала коробку с документами? - строго спросил он.
- Нет, не брала.
- Правда?
- Правда.
- Значит, ты заслуживаешь двойного наказания.- Папа сосредоточенно сдвинул брови и внимательно посмотрел на дочь.
Нина почувствовала, как запылали уши и беспокойно дрогнуло сердце. Папа зря не говорит. Лучше признаться.
- Прости, папа, я больше не буду,- скороговоркой проговорила она, надеясь избежать наказания.
- Я уже много раз прощал тебе,- напомнил папа, снимая ремень,- но ты очень легкомысленно относишься к нашим запретам и своевольничаешь. Непослушание требует наказания. И тебе придется нести его, пока ты не научишься слушаться. Раз ты не хочешь повиноваться по-хорошему, придется помогать тебе ремнем...
Больно было Нине и горько. Но горько не оттого, что согрешила, а оттого, что она такая невнимательная. И почему она не заметила, как упала под диван какая-то ценная для папы бумага? А вечером маленький братик, ползая по полу, поднял ее и чуть было не порвал. Папа увидел это и сразу понял, что Нина брала коробку.
Выплакав свое горе, Нина, вместо того чтобы осудить себя и покориться папе с мамой, решила в следующий раз быть внимательней и осторожней. Запретное было так интересно и привлекательно, что у нее не хватало сил противостать греху.
Однажды Нина заметила на окне маленькую серенькую баночку.
- Папа, что это? - спросила она.
- Это грифельный порошок. Не трогай его. Он мне нужен на работе, и я скоро заберу его.
Что такое грифельный порошок, Нина не знала, и, когда дома никого не было, она решила посмотреть, как он выглядит. Баночка не открывалась. Нина по-всякому крутила ее и переворачивала, но открыть не могла. Серенькая крышечка легко вращалась, но не открывалась.
Нина поставила баночку на место, но желание узнать, что такое грифельный порошок, заставило ее попробовать еще раз - может, получится открыть! Она крепко сжала баночку и с силой потянула крышку. О ужас! Какая-то темно-серая пыль клубком вырвалась наружу и легко опустилась на светлую скатерть.
Нина испуганно закрыла баночку и поставила на место.
На бледно-голубой скатерти темнело злополучное пятно. Нина хотела стряхнуть порошок, но как только дотронулась до него потной от переживания рукой - пятно стало еще ярче и больше.
У Сердце Нины затрепетало: "Что же я наделала! Я снова взяла то, что папа не разрешает! Он снова накажет меня..."
Нина мотнулась к окну, потом к столу и, чуть не плача, посмотрела на пятно: "Зачем я брала эту баночку? Папа никогда не наказывал бы меня, если бы я слушалась..."
Что теперь делать? Просить прощения - бесполезно, папа все равно накажет, потому что она только обещает слушаться и не исполняет свое обещание.
И тут Нину озарила идея. Она взяла и перевернула скатерть изнанкой наверх.
"Совсем ничего не заметно! - немного отойдя от стола облегченно вздохнула она.- Тут такой же рисунок, как и на той стороне!.." Нина достала букварь и села на стул.
"А вдруг мама все-таки заметит? - не читалось ей, и она старалась успокоиться: - Нет, не заметит. Она примет уставшая... Да там ничего и не видно..." Нина еще раз подошла к столу, посмотрела на скатерть со всех сторон, погладила ее и снова взяла букварь.
Мама, конечно же, сразу обратила внимание, что скатерть лежит неправильно. Она перевернула ее и ахнула. Непослушание Нины было налицо.
О, как Нине хотелось, чтобы этого пятна на скатерти не было! И почему ей всегда хочется брать именно то, что нельзя, и делать то, что не разрешают?!
Папа долго разговаривал с дочерью. Он говорил, что непослушными бывают не только дети, но и взрослые. Непослушание - это грех. Со временем он увеличивается, и если в детстве Нина не научится слушаться, то когда вырастет, тоже будет непослушной и Богу, и людям, а значит, будет великой грешницей.
Слезы капали на платье Нины. Она не хотела быть неверующей. Но как ей научиться слушаться?
- Как ты думаешь, Нина, это пятно можно убрать? - спросил папа в конце разговора.
- Не знаю...
- Можно,- подсказала мама.- Нужно постирать скатерть в теплой воде, и пятно исчезнет.
Нина подняла на маму заплаканные глаза и увидела на ее лице печаль.
- Но это еще не все, доченька,- добавила мама.- У тебя сердечко грязное от непослушания, а его мылом не вымоешь.
- Каждый грех, даже самый маленький, оставляет на нашем сердце нехороший след,- сказал папа.- Есть только одно средство, которое делает сердце чистым. Это Кровь Иисуса Христа. Когда мы признаёмся в своих грехах и просим прощения, Господь стирает пятна, прощает грех, и сердце становится чистым.
- Я хочу слушаться,- прошептала сквозь слезы Нина.- Простите меня, я сделала очень плохо...

Больничный телевизор

"Сегодня Люду выпишут из больницы!" - рано утром вспомнила Галя и соскочила с кровати.
Люда и Галя - самые младшие девочки в семье Лариных. Люде уже исполнилось восемь лет, а Гале - семь. Целых три недели пролежала Люда в больнице, и Галя, конечно, сильно соскучилась по ней.
Папа привез Люду домой после обеда. Она долго рассказывала обо всем, что видела и слышала. Врачи, медсестры, белые халаты, уколы, таблетки - все это было чем-то необычным и интересным. Но самое интересное Люда расскажет только Гале, больше никому!
Когда старшие занялись своими делами и девочки остались одни, Люда негромко сказала:
- Я почти каждый день смотрела там телевизор! Знаешь, как интересно!
- Телевизор смотрела? - удивилась Галя.- Папа же не разрешает. Там много плохого показывают...
- А вот и нет,- возразила Люда.- Ничего плохого я не видела. Там показывали мультики. Я так смеялась! Представляешь, цветы могут плакать, кошки и собаки - разговаривать! Вот если бы ты тоже посмотрела!
- Тебе хорошо, ты в больнице посмотрела,- с завистью прошептала Галя.- А я где посмотрю?
Люда сочувствующе глянула на сестренку и вдруг радостно захлопала в ладоши:
- Я придумала! Тебе тоже надо попасть в больницу! Скажи маме, что у тебя болит живот. Она вызовет врача, и он заберет тебя в больницу!
- А если он узнает, что у меня ничего не болит? - недоверчиво посмотрела Галя на сестру.
- Когда он станет щупать твой живот и спрашивать, где болит, ты скажи: здесь болит, а здесь не болит. Поморщись немножко, ойкни, и тебя положат в больницу. А там вдоволь насмотришься!
- Я бы ни за что не додумалась до такого! - оживилась Галя.- Только мне страшно...
- Не бойся! - успокоила ее Люда.- Это очень интересно!
Поздно вечером Галя срочно "заболела". А утром мама пошла с ней в поликлинику.
- Может, какая-то инфекция попала в кишечник,- пожала плечами врач.- Чтобы установить диагноз, придется положить девочку в больницу на обследование.
Маме не хотелось этого, но оставлять Галю дома она побоялась - вдруг у нее что-то опасное?
Так Галя попала в больницу. Как и Люда, она увидела там много нового. Каждое утро ей нужно было мерить температуру, потом идти в столовую на завтрак, после чего начиналось обследование - медсестра водила Галю по разным кабинетам, где врачи старались понять, чем заболела девочка.
Самым занимательным оказался телевизор. Галя часами сидела в холле у экрана. Она видела другие города, видела горы и моря, видела, как живут негры и эскимосы. Все это было так интересно! Смотрела Галя и мультики, слышала, как разговаривают птицы и животные. Это было смешно и забавно.
Но один раз вечером показывали мультфильм, от которого Гале не было смешно. В нем высмеивали Бога. Это было ужасно. Бога представили зрителям таким беспомощным и наивным, что Гале стало не по себе. Она быстро закрыла глаза, чтобы ничего не видеть, но, услышав дружный хохот детей, не выдержала - встала и ушла в палату. Не включая свет, Галя легла в постель.
"Вот он какой этот телевизор! - с горечью думала она.- Так было интересно, и вдруг... Разве можно так смеяться над Богом?!"
Галя вдруг вспомнила, что в больнице ни разу не помолилась. Почему же? Неужели в этом действительно виноват телевизор?
Незаметно Галя уснула. Среди ночи она проснулась и, открыв глаза, замерла: палата вдруг озарилась ярким светом, за окном послышались отдаленные раскаты грома, в одно мгновение стало темно. Галя съежилась.
"Может, это пришествие Господа?" - в страхе подумала она. Небо снова и снова вспыхивало и громыхало. Наверное, Иисус забрал уже всех верующих, а я осталась..." - запереживала Галя, накрываясь одеялом.
Совесть неумолимо судила за обман. Галя слышала ее справедливые укоры и никуда не могла деться от страха.
"Если завтра мама не придет, значит, точно было восхищение!" - подумала она, прислушиваясь к гулу за окном. Сон убежал от нее, и она долго лежала, вспоминая дом, наставления папы и мамы. Успокоиться Галя не могла - ее мучил обман, терзало чувство вины за все, что она сделала. На следующий день, после завтрака, Галя побежала к окну посмотреть, не идет ли мама. Целый день она почти не отходила от окна, но к ней никто не пришел. Галя больше не смотрела телевизор, он стал ей противен.
Ночь была тревожной. Галя часто просыпалась и все думала про маму - придет ли она? А утром, когда еще все дети спали, Галя уже стояла у окна - выглядывала маму. Беспокойство ее настолько возросло, что она не хотела ни есть, ни играть. Она с самого утра всматривалась в каждого, кто проходил мимо окон или же появлялся в коридоре. Но ни мама, ни сестрички не приходили. "Точно, Иисус забрал их к Себе!" - терзалась Галя, не находя себе места.
Жизнь в больнице стала невыносимой. "Я сама во всем виновата! - плакала Галя, спрятав голову под подушку.- Я обманула всех, чтобы посмотреть этот противный телевизор..." Ей хотелось каяться, хотелось просить прощения, но у кого? Услышит ли ее Иисус, если верующих уже нет на земле?
Гале казалось, что ее горю не будет конца. Но вдруг кто-то приподнял подушку и она услышала ласковый голос мамы:
- Доченька, что случилось?
В одно мгновение Галя повисла у мамы на шее.
- Мамочка, забери меня домой! - задыхалась она от слез.- Я не хочу здесь быть! Я не болею, я обманула вас!.. - рыдала она.
Мама в недоумении присела на кровать и, посадив Галю на колени, попросила успокоиться и рассказать, почему она так сильно плачет.
Потом мама пошла к врачу и долго что-то объясняла ему. Наконец он согласился отпустить Галю домой.
Успокоилась Галя только после того, как дома чистосердечно признала перед всеми свою вину.
Папа сказал, что дьявол всегда старается испачкать грехом каждое сердечко и потому по-всякому обольщает детей, лишь бы они послушались его. Но то, что он предлагает, только кажется интересным и привлекательным. На самом деле - это яд для души. Чтобы не попасть в сети сатаны и не погибнуть, нужно прибегать к Иисусу Христу за помощью и защитой.
Вместе с папой и мамой дети молились в тот вечер, чтобы Господь простил Галю и Люду за хитрость и обман и помог им всем никогда не прельщаться телевизором.

Кто спасется?

Смеркалось. В детском христианском лагере наступило время вечернего костра. Мальчики и девочки выжидающе смотрели на седоволосого служителя. О чем будет говорить сейчас их любимый Михаил Маркович?
Утром в лагере случилось ЧП - ребята из восьмой палатки подрались. Из-за чего - так никто и не понял, но всем было неловко за них.
В костре весело потрескивали сухие ветки. Михаил Маркович взял длинную палку, задумчиво пошевелил толстые поленья, чтобы лучше горели, и сказал:
- Из-за неправильного отношения к Богу и друг к другу у людей часто случаются неприятности.- Он обвел всех долгим взглядом и спросил: - У вас бывают случаи, когда вы обижаете кого-то? Не обязательно кулаком. Обидеть можно и грубым словом, и просто невниманием.
- Бывают,- робко отозвалось несколько голосов.
- А бывает такое, что вы не можете простить кому-то обиду?
- Бывает,- смелее ответили девочки.
- Все это происходит из-за неправильного отношения к Богу,- повторил служитель.- Об этом мы с вами и поговорим сегодня. Возьмем, к примеру, такой случай. Два мальчика играют в песочнице. У одного в руках машинка, у другого - лопатка. Мальчику надоело играть с лопаткой, и он стал отнимать у товарища машинку. Но тот не хотел отдавать. Они спорили, спорили, пока не подрались.
Давайте вникнем в этот случай. Как можно назвать мальчика, который отнимает машинку у своего друга?
- Обидчиком! - сообразила одна девочка.
- Правильно. Второго мальчика можно назвать обиженным. Теперь скажите, если бы во время этой драки пришел Христос, кто бы из них спасся? Обиженный или обидчик?
- Обиженный! Обиженный! - хором закричали дети.
- Хорошо. Вы запомните свой ответ. В конце беседы мы еще вернемся к нему. А сейчас я расскажу вам эпизод из жизни оленей.
Олени живут в лесах стадами. В каждом стаде есть свой вожак. Он водит стадо к водопою, предупреждает об опасности, в общем - главенствует. Вожаком бывает самый сильный олень. Когда подрастают и приходят в силу молодые олени, они начинают отвоевывать у вожака право первенства. Тогда между вожаком и молодыми оленями происходят бои. Вожаком становится тот, который победил старого оленя.
Как-то двум охотникам удалось увидеть бой оленей. Зная, что звери иногда смертельно ранят друг друга, охотники решили дождаться конца битвы. Может, им удастся поживиться мясом, шкурой и рогами?
Яростный бой оленей долго не стихал. Глухие удары рогов, треск сухих веток под ногами животных несколько часов наполняли воздух. Охотники, спрятавшись в зарослях, напряженно ждали. Неожиданно один из них заметил, что совсем рядом, наблюдая за поединком, притаились волки. Они тоже ждали свою добычу.
Охотникам стало не до оленей. Они знали, что с волками шутить нельзя. Мужчины неслышно покинули опасное место.
Михаил Маркович перевел дыхание и продолжил:
- Я говорил вначале, что неприятности между людьми случаются прежде всего из-за неправильного отношения к Богу. Мальчики, а нередко и девочки, бывают так похожи на дерущихся оленей, когда стараются кулаками или же грубыми, едкими словами добиться своего, показать свою силу и превосходство. Господь Иисус учит нас любить ближних и не обижать их, не отнимать у них, а, наоборот, отдавать свое. Обиженных Иисус учит прощать, не воздавать злом за зло, молиться за обидчиков. Тот, кто правильно относится к Богу, кто любит Его,- старается поступать так, как учит Библия. Такой мальчик или девочка никогда не будет драться, давать сдачи или обижать кого-то.
В поединке олени настолько ослабевают, что хищникам нетрудно справиться с ними. Волки не встретят серьезного сопротивления от сильных животных, потому что они потеряли силу в многочасовой драке.
Как голодные волки наблюдают за оленями, выжидая момент, чтобы растерзать их, так действует и дьявол. Он подстерегает особенно тех, кто ссорится. Во время ссоры никто не ждет Господа. Отстаивая свое, мы делаем грех и запутываемся в дьявольские сети, а значит, оказываемая неготовыми к встрече с Иисусом. Вернемся теперь к нашему вопросу. Кто из мальчиков спасется - обидчик или обиженный?
- Никто,- глухо ответили дети.
- Почему?
- Потому что оба согрешили.
- Правильно. Обижать - грех, в Библии написано: "Не обижай ближнего твоего..." Давать сдачи обидчику - тоже грех, написано: "Не воздавайте злом зa злo..."

На небо к Иисусу

Пятница. Теплый летний вечер. На небе то здесь, то там зажигались звезды. Семья Петровых возвращалась с молитвенного собрания. Лариса и Наташа шли рядом с мамой, а папа нес на руках двухлетнего Сашу. Во дворе они остановились.
- Посмотрите, какое сегодня звездное небо! - восхищенно сказала мама.
Все подняли голову и некоторое время любовались темным бархатным небосводом, на котором, словно лампочки, горели яркие звезды.
- Красиво, правда? - прервал молчание папа.
- Да! - разом откликнулись дети.
Папа поставил Сашу на землю и присел на корточки.
- Вы знаете, кто создал небо и звезды? - спросил он.
- Бог!
- Правильно. Бог все создал: и небо, и землю, и звезды.
Он знает каждую звезду на небе...
- Каждую звезду? - не дослушав папу, воскликнула Лариса.- Их так много!..
Ларисе было уже шесть лет, она хорошо умела считать, но на небе сияло столько звезд, что как она ни старалась, посчитать их не могла.
- Наш Бог - великий, всемогущий, всезнающий. Он - наш Создатель и любящий Отец.
- Как ты, папа? - обняла его за шею меньшая дочь.
- Нет, Наташа. Бог - не человек. Хотя мы с мамой и любим вас, Небесный Отец любит сильнее, заботится лучше, хранит и оберегает тоже лучше, чем мы, люди. Мы можем ошибаться, а Небесный Отец никогда не делает ошибок. Потому Бога нужно любить больше всего на свете, даже больше, чем папу и маму!
- Я знаю. Бог живет на небе! - вставила Наташа.
- Папа, а когда мы пойдем к Иисусу на небо? - спросила Лариса.
- Скоро, очень скоро. В какой день именно - мы не знаем, но осталось уже недолго ждать. Вы хотите на небо, дети?
- Да! Там очень хорошо! - запрыгали девочки, а Саша прижался, к папе и долго кивал головой - он тоже знал, что на небе будет очень хорошо.
- Сашенька, а тебя Иисус любит? - спросил неожиданно папа.
- Да! - не задумываясь, воскликнул малыш.
- Хочешь, я покажу тебе, как Иисус любит тебя? - Папа нежно и крепко прижал к себе сына.- Вот так, сильно-сильно!
Саша весело рассмеялся, обнимая ручонками папину голову.
- Папа, а мы будем жить на этом небе? - показала Лариса пальчиком вверх.
- Нет, доченька, наше небо еще выше, его с земли не видно.
- А как мы туда попадем? - удивленно спросила Наташа.
- Иисус придет и возьмет нас к Себе,- поднялся папа.
- Давайте споем нашу вечернюю песню и пойдем домой! - предложила мама и запела:
В синем небе первая
Звездочка качается...
Дети дружно подхватили. Особенно торжественно они пропели последний куплет:
С добрым Иисусом
Скоро повстречаемся,
А на небе никогда
Радость не кончается.
На следующий день, после завтрака, вся семья собралась на молитву. Папа взял Библию и прочитал два стиха из Евангелия Луки: "Не пять ли малых птиц продаются за два ассария? и ни одна из них не забыта у Бога. А у вас и волосы на голове все сочтены. Итак, не бойтесь: вы дороже многих малых птиц".
Папа посмотрел на всех и сказал:
- Вот такими словами Иисус Христос объяснял людям Божью любовь. Если Он не забывает даже маленьких птичек, тем более не забудет нас - Своих детей. Он любит нас и хочет, чтобы мы жили с Ним на небе. Там Он приготовил для нас город. Но чтобы жить с Иисусом, надо любить Его, не грешить и всегда стремиться на небо.
Путь в небо нелегкий. На нем много опасностей. Наш враг - дьявол - всегда подстерегает нас, чтобы погубить. Он побуждает нас делать грех, чтобы мы не попали на небо. Но Бог сильнее дьявола и может защитить нас от него. Только нам надо любить Господа и быть послушными. Тогда Он приведет нас на небо.
Кто помнит, какие опасности могут встретиться нам на пути в небо? - спросил папа.
- Телевизор,- вспомнила Лариса прошлую беседу.- Когда Анюта приглашает смотреть сказки...
- Правильно. Смотреть телевизор - грех. Это большая опасность на пути в небо. По телевизору очень часто показывают, как люди обижают друг друга, дерутся. Там можно увидеть грязные истории, которые оскверняют наш дух и мешают приближаться к Богу. Любители кино со временем начинают поступать так же, как и герои фильмов. Такие люди не хотят молиться и слушаться Иисуса. Они не попадут на небо, если не покаются. Так что, дети, мы должны всегда молиться, чтобы Бог хранил нас от подобных искушений и помог нам любить Его.
После молитвы папа пошел к бабушке строить сарай, а мама принялась наводить порядок в доме. Лариса, Наташа и даже Саша помогали маме.
Саша быстро справился со своей работой. Он собрал игрушки в коробку и теперь рассматривал детскую Библию. Увидев картинку, на которой был нарисован Авраам, прижимающий к груди Исаака, Саша восторженно выкрикнул:
- Папа любит! Папа любит!
На его радостные возгласы в комнату заглянула мама. Саша подбежал к ней и, показывая на рисунок пальчиком, повторил:
- Папа любит!
- Правильно, сынок! Так делает папа, если любит,- подтвердила мама, довольная тем, что малыш усвоил папин жест любви.
Совсем неожиданно семью Петровых постигла большая беда. У Саши обнаружили очень серьезную болезнь - рак. Малыша положили в больницу. Врачи делали все возможное, чтобы сохранить ему жизнь, а родители, предчувствуя разлуку, все чаще стали говорить ему о небе.
- На небе, Сашенька, очень хорошо,- поглаживая горячую головку сына, говорила мама.- Там ты не будешь больше болеть. Там очень много деток. И всех их любит Иисус. И тебя, сыночек, Иисус тоже любит. Ты хочешь на небо?
- Да! - тихо ответил Саша.- Там не будет болеть головка и тетя не будет ставить укольчики. Да?
- Да, мои маленький,- обняла его мама, и сердце ее сжалось от боли.
Вскоре Саше сделали сложную операцию. Сменяя друг друга, возле него дежурили мама, папа и бабушка.
Когда Саше стало немного лучше, папа часто брал его на руки и носил по узкому длинному коридору. Иногда он заходил с ним в комнату отдыха. Большие и высокие окна здесь были завешаны красивыми шторами. На стенах яркими красками были нарисованы огромные деревья, цветы, причудливые звери. Возле окна красовался большущий аквариум, где плавали цветные рыбки, а в углу стоял телевизор. Когда телевизор не работал, папа приносил Сашу в этот зал и, показывая рыбок, рассказывал о Боге, Который сотворил все так прекрасно.
Однажды папа взял Сашу на руки и пошел с ним по коридору в сторону комнаты отдыха. И вдруг до них долетели звуки работающего телевизора.
- Папа! Папочка! - тревожно зашептал Саша.- Не ходи туда! Там смотрят телевизор!
- Конечно, сыночек, я не пойду туда! - успокоил его папа и повернул обратно.
Когда же телевизор выключили и больные разошлись по палатам, Саша попросил:
- Папа, там уже никого нет. Пойдем посмотрим на рыбок!
Папа исполнил желание сына и понес его в комнату отдыха.
- А на небе тоже будет так красиво, как здесь? - спросил Саша, рассматривая картины.
- Нет, сынок, на небе намного красивее! Мы даже не можем представить себе ту красоту. Деревья там необычные - они каждый месяц приносят вкусные плоды, а улицы в небесном городе - золотые. Там не будет зла и греха. Там очень хорошо, сынок, намного лучше, чем на земле. Там наш Иисус. Он тебя очень любит и ждет, когда ты придешь к Нему на небо.- Папа ласково поцеловал похудевшего сына.
Саша счастливо улыбнулся:
- Я очень хочу посмотреть, как там, на небе! Он устало положил головку папе на плечо, и папа бережно понес его в палату.
Через несколько недель Саши не стало. Иисус исполнил его желание и взял его туда, где нет болезни, страданий и слез. Иисус взял Сашу на небо.