Как приводить души ко Христу
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Ч.Х. Сперджен

Как приводить души ко Христу

Оглавление

Предисловие к первоначальному изданию
Что значит спасать души?
Качества проповедника, которые желает видеть Бог
Качества проповедника, которые желают видеть люди
Какие проповеди наиболее уместны для приобретения душ
Препятствия на пути приобретения душ
Как побудить верующих приобретать души?
Как воскрешать мертвых
Как приводить души ко Христу
Цена приведения душ ко Христу
Награда за приобретение душ
Жизнь и труд ловца человеков
Что значит "мудрый привлекает души"
Спасение душ — самое важное дело в нашей жизни
Наставление для тех, кто приводит души ко Христу
Ободрение для ловца душ

Предисловие

Если мы читаем христианские книги, то каким книгам отдаем предпочтение? Скорее всего, мы в первую очередь читаем книги, изданные нашей собственной деноминацией, потому что мы заранее знаем, о чем пишется в этих книгах. Если у нас есть четкие убеждения, мы будем выбирать те книги, которые соответствуют нашему образу мыслей.
Фундаменталисты будут читать книги фундаментальных авторов, либералы — либеральных, а пиетисты предпочтут труды о просвещении и назидании. Большинство из нас желали бы утвердить свои позиции через чтение книг. Мы хотим шагать по проторенным дорожкам, чтобы чувствовать себя, как дома. И лишь немногие духовные искатели решаются проникнуть за черту твердо установленных границ.
Однако в трудах Сперджена мы все можем услышать знакомые и привлекательные ноты. Подобно тому, как при жизни проповеди Сперджена приходили слушать самые разные люди, так теперь фундаменталисты и либералы, консерваторы и реформаторы являются его постоянными читателями. И при всем этом полифоническом многообразии голосов, все они утверждают, что встреча со Спержденом изменила и обновила их жизнь. Я с надеждой молюсь о том, чтобы издаваемая книга повеяла весенним ветром на все деноминации, и мы увидели бы в них признаки духовного пробуждения.
Я должен признаться, что мои догматические взгляды отличаются от понятий, которых придерживался Сперджен в своих духовных размышлениях. Ну и что же? Я все равно вижу, что из проповедей Сперджена льется свежая и чистая вода. Это производит такое сильное впечатление, что вопрос о том, из какой системы богословия она истекает и через какой трубопровод подается, кажется второстепенным. Здесь все — и парфяне, и мидяне, и еламиты — слышат, каждый на собственном наречии, повествование "о великих делах Божиих" (Деян.2:9,11).
Из-за этого чуда Пятидесятницы ценность всех школ богословия становится относительной, хотя мы должны воспринимать их всерьез и не ниспровергать с чувством фанатизма. Очень трудно предсказать, какое впечатление получат читатели от чтения этой книги. Поэтому я лучше зачерпну ладонями из того океана, который простирается перед ними, и пророню несколько капель.
Первое, что поражает нас, — это сила и даже страсть его языка. Это вовсе не значит, что автор пытается оказать на нас нажим. Невозможно предположить, что Сперджен нажимает на педаль громкости с желанием произвести эффект или оказать психологическое давление. Нашей реакцией на такие приемы было бы внутреннее сопротивление.
Но мы не чувствуем такого сопротивления. Можно заметить, что проявления эмоций употребляются здесь отнюдь не из тактических соображений. Они исходят из той темы, которую раскрывает Сперджен.
Он и сам говорит об этом с благородной ясностью. Он пишет: "Если человек постучит ко мне в дверь среди ночи, разбудит меня и скажет бесстрастным и вялым голосом, что загорелся мой дом, я, наверное, не восприму его слова всерьез, и у меня появится желание вылить на нарушителя моего покоя ведро воды. Ибо если мой дом действительно загорится, то это будет настолько угрожающим явлением, что о нем невозможно будет говорить бесстрастно и равнодушно. Пожар заставит говорить о себе в поспешных и тревожных тонах. Так и Евангелие является волнующей, тревожащей и даже сенсационной вестью. Говорить о нем беспечно и вяло — значит привносить ложь в благую весть уже самим своим тоном голоса. Иными словами, мое свидетельство о Христе состоит не только из информации, но оно включает также стиль и манеру, в которой я его произношу. Если я не проявляю никакой настоятельности и не рассчитываю, чтобы моя весть захватила и увлекла других, то вряд ли кто-то поверит в то, что я говорю. Если я не увлечен сам, я не могу увлечь других". Сперджен был одним из тех, в ком действовала сила (exousia) Господня. И эту силу чувствуем мы с вами.
Второе, что бросается в глаза, — это то, что Сперджен проповедует Евангелие, а не Закон. Он не похож на Савонаролу, который бичевал грешников в свои дни. В связи с этим уместно заметить, что людям нравится, когда проповедник их бичует. Суровые критики обычно собирают много последователей. Это потому, что нам доставляет удовольствие слушать о грехах других и о том, как эти грехи бранятся.
Причина этого явно нехристианского удовольствия, которое великие проповедники покаяния возбуждают в сердцах слушателей, вполне очевидна. Нам нравится видеть, как бичуют не наши грехи, а грехи кого-то другого. Мы остаемся при этом сторонними наблюдателями. Но этот факт лишний раз подтверждает истину, что Закон убивает. Надо сказать, что и Сперджен упоминает о грехах своих слушателей и своего времени. Но он никогда не делает этого, если прежде не покажет, как можно освободиться от этих грехов. Он не предлагает моральное лекарство, которое бессильно помочь и лишь служит обогащению духовных аптекарей. Он говорит о том, что солнце светит, и мы должны выбежать наружу из наших мрачных домов, в которых мы живем. Когда камень лежит на солнце, то нет нужды повелевать ему, чтобы он нагрелся. Он и сам нагреется. Проповедь Евангелия всегда несет положительный заряд. В людях, нашедших новую жизнь, старая увянет сама собой.
Если человек будет так предан своему делу и так наполнен пробуждающей силой, как Сперджен, он не может быть солистом, добивающимся лести и греющимся в лучах славы, как великий проповедник.
Из него потекут потоки воды живой. Вокруг него расцветет плодовитая земля с пестрой растительностью. Проще говоря, он будет собирать вокруг себя сотрудников и с ними создаст хор или ансамбль. Он будет ведущим певцом, и, возможно, его голос будет выделяться, но он будет петь только как участник хора. Так Сперджен в своей книге учит нас, что проповедники не должны рассматривать свои церкви как просто потребителей Слова, но должны сами делать все дела, как солисты. Мы должны сделать каждого члена церкви источником жизни.
Мы должны привести их к духовному возмужанию. Мы должны разъяснить им их миссионерскую ответственность. И здесь снова возникает вопрос о стиле евангельской работы. Мы считаем, что стиль передачи евангельской вести не должен быть таким, как у популярного проповедника, который держит все собрание под своим контролем.
Надо сделать так, чтобы это было общее дело. Истинный проповедник не может жить сам по себе, он должен быть частью живой и пробужденной церкви. Жизнеспособность церкви можно определить по тому факту, есть ли в ней миссионерская группа.
Однако в проповедях Сперджена есть еще одна особенность. Он ставит своей целью достичь сердец слушающих. Он знает, как нужно утешить их в переживаниях, как предостеречь от ложного самоуспокоения, как ответить на мучающие их вопросы. И, таким образом, каждый слушатель чувствует, что проповедь обращена непосредственно к нему. Каждый может признаться: "Это слово было сказано для меня, я нуждался именно в такой проповеди". Такая адаптация к слушателям отнюдь не является тактическим приемом. Он совершенно не похож на торгаша. Торгаш изучает потребности и вкусы покупателей, чтобы сбыть им свой товар. Но разница между тем, как изучает своих покупателей торгаш, и тем, как изучает своих слушателей проповедник, вполне очевидна. Торгаш старается во что бы то ни стало продать товар. Это дело его чести и похвалы, если он рекламирует покупателям какой-то товар, даже если он им не нужен. Поэтому он вынужден потакать вкусам покупателей.
Проповедник Евангелия, однако, не желает сбыть свою весть слушателям любой ценой. Наоборот, он встречает и разочарование, и сопротивление. Но он знает, что чем яснее и сердечнее его речь, тем скорее они примут ее за нападение и вторжение в их личную жизнь. От этого слушатели еще больше насторожатся и будут противиться проповеди. Другими словами, реакция сопротивления может оказаться значительно сильнее, чем если бы проповедник говорил традиционную проповедь, которая настолько тривиальна, что воспринимается как что-то не относящееся к слушателям непосредственно.
Сперджен — это проповедник, который знает все это и который никогда не изменяет своему стилю ради завоевания успеха. Он убеждает слушателя и приспосабливается к нему, чтобы он понял, что в его жизни должна произойти революция. Но он никогда не приспосабливается, чтобы завлечь его лестью или произвести впечатление, что он, слушатель, не так уж и плох, и ему не надо ни волноваться, ни менять свою жизнь, а всего лишь стать чуточку более грамотным. Нет, Сперджен не оставляет у слушателя никаких сомнений в том, что проповедь потрясет всю его жизнь до самого основания и будет жалом в его плоти.
Для этой цели он преподает Слово Божье без всяких тактических или психологических манипуляций, как делают многие современные евангелисты. Он готов встретить град камней. Он не ждет аплодисментов. Я вспоминаю слова одного проповедника, по имени Мартин Келер, которые привожу здесь в заключение: "Павел был готов и старался быть всем для всех, для иудеев — иудеем, а для еллинов — еллином. Но он не брался делать следующие две вещи: творить чудеса для иудеев и быть утонченным христианином для еллинов."

Гельмут Тилике,
Профессор систематического богословия
При Гамбургском университете, Германия.

Предисловие к первоначальному изданию

Данный труд выходит в свет в соответствии с планами Сперджена, поскольку он уже подготовил для печати большую часть материала, а остальные его рукописи были добавлены после весьма незначительного редактирования. Его желанием было прочесть для студентов Пасторского колледжа короткий курс лекций на тему, которую он назвал "Самое высокое царственное занятие — спасение душ". После окончания курса он собирался проповедовать на эту же тему в других местах, и затем — опубликовать этот материал, как руководство для всех, желающих стать ловцами душ, с надеждой, что он вдохновит многих других христиан на это воистину благословенное служение для Спасителя.
Из этого объяснения станет понятным метод изложения материала в данной книге. Первые шесть глав содержат лекции для Колледжа, затем следуют четыре главы для учителей воскресных школ, евангелистов и для молитвенных собраний, проводимых в церкви Сперджена по понедельникам; остальной материал представляет собой проповеди, в которых приобретение душ настоятельно предлагается вниманию всех верующих в Господа Иисуса Христа.
В течение более сорока лет Сперджен был одним из величайших приобретателей душ, благодаря своим проповедям и статьям. Его печатное слово продолжает служить средством обращения многих душ на земном шаре. Мы уверены, что тысячи людей будут рады прочитать то, что он охарактеризовал как "самое главное занятие христианского служителя".

Что значит спасать души?

Я намерен, дорогие братья, если Бог мне поможет, прочесть вам краткий курс лекций на тему "Как спасать души". Спасение душ — наиважнейшее занятие христианского служителя, и, конечно же, оно должно быть основным стремлением всякого истинного верующего. Каждый из нас должен повторить вместе с Симоном Петром: "Иду ловить рыбу", и, как и у Павла, нашей целью должно быть: "Чтобы спасти, по крайней мере, некоторых".
Начнем наши рассуждения по данной теме с ответа на вопрос: ЧТО ЗНАЧИТ СПАСАТЬ ДУШИ?
Может быть, сначала полезно будет ответить на вопрос, что не является спасением душ. Мы не считаем, что спасением душ является воровство членов из уже существующих церквей и затем тренировка их в произношении нашего особого "шибболета". Нашей целью является приведение душ ко Христу, а не обращение их в нашу синагогу. Да, есть вокруг нас те, кто ворует овец, и я не могу о них сказать ничего, кроме того, что они — не братья или, по крайней мере, действуют не по-братски. Пусть они сами "стоят или падают перед своим Господом". Мы считаем это крайней подлостью — строить свой дом за счет руин соседского особняка, и без всяких оговорок предпочитаем сами добывать для себя строительный материал. Надеюсь, мы согласимся с великодушным взглядом доктора Челмерса. Когда ему сказали, что такие-то и такие-то мероприятия не будут полезны для Шотландской Свободной церкви, хотя и будут способствовать процветанию религии в стране вообще, он ответил: "Что такое Свободная церковь в сравнении с духовным благом для всего народа Шотландии?" Действительно, что представляет собой любая церковь или даже все церкви, вместе взятые как организации, если они мешают нравственному и духовному процветанию нации или создают препятствия царству Христа? Мы желаем видеть церкви процветающими только потому, что Бог благословляет через них народ, а не ради блага самих церквей. Существует в мире такая вещь, как эгоизм, проявляемый в усердном возвеличивании нашей собственной религиозной партии; от этого злого духа да избавит нас Божья благодать! Распространение Царствия Божьего должно быть более желательным, чем рост какого-нибудь одного клана. Да, мы желали бы сделать все от нас зависящее, чтобы детокрещенцы стали крещенными по вере, потому что мы уважаем установления Господни. Мы усердно трудились бы, чтобы верующие во спасение через свободную волю стали верующими во спасение по благодати, ибо мы хотели бы, чтобы все христианские вероучения были построены на твердой скале истины, а не на песке вымыслов; но в то же время нашей целью является не пересмотр мнений, а перерождение природы. Мы желаем приводить людей ко Христу, а не обращать их в наше специфичное понимание христианства. Нашей первостепенной заботой должно быть то, чтобы овцы были собраны вокруг Пастыря, а уж после этого у нас будет достаточно времени, чтобы закрепить их за различными нашими загонами. Делать людей прозелитами — занятие, подходящее для фарисеев; рождать людей для Бога — благородная цель служителей Христовых.
Далее, мы не считаем, что спасение душ заключается в поспешном включении в церковный список новых имен, чтобы показать хорошие результаты в конце года. Это делается легко, и есть братья, которые употребляют много стараний, если не искусства, чтобы таким образом достичь желаемых результатов. Но если такой метод поставить во главу угла всего служения, результаты будут плачевными. Давайте же стараться приводить в церковь истинно обращенных людей и затем учить их соблюдать все, что повелел Господь. Но мы знаем, что учить надо учеников, а не просто верующих по названию; и если не подойти к этому делу серьезно, то можно сделать больше вреда, чем пользы. Сделать членом церкви необращенного человека — значит ослабить и принизить церковь, и поэтому кажущееся приобретение может быть на самом деле потерей. Я не из тех, кто порицает статистику, и не считаю, что статистика порождает зло — наоборот, она очень полезна, если в ней приводятся точные данные и если ее используют законно. Хорошо, если через статистику упадка люди видят наготу земли, и это заставляет их упасть на колени перед Господом в молитве о процветании; точно так же, нет никакого вреда для работников, если они получают ободрение, видя перед собой отчет о результатах своей работы. Будет весьма прискорбно, если мы перестанем упражняться в сложении, вычитании и подсчете результатов, ибо мы должны уметь определять наше состояние количественно. Замечено, что те, кто выступает против такого учета, часто относятся к тем братьям, которые боятся, что неудовлетворительные отчеты некоторым образом будут унизительны для них. Так бывает не всегда, но подозрительно часто.
Однажды я слышал отчет из некоторой церкви, служитель которой, известный тем, что уменьшил количество членов чуть ли не до нуля, довольно умно заметил: "Наша церковь смотрит вверх".
Когда его спросили, что это значит, он ответил: "Всякому известно, что наша церковь лежит на спине, и поэтому ей ничего не остается делать, как только смотреть вверх". Когда церкви смотрят вверх подобным образом, их пастыри, как правило, говорят, что статистика — вещь довольно обманчивая и что невозможно вычислить работу Духа и подсчитать благополучие церкви в цифрах. Однако факты таковы, что вы можете вычислить все это очень правильно, если цифры записаны честно и если учитываются все обстоятельства; так что если нет роста, вы можете подсчитать довольно точно, что работы проделано было немного; или же если наблюдается очевидный упадок в церкви, в то время как увеличивается прирост населения в обществе, вы можете вычислить, что молитвы церкви и проповеди служителя не относились к числу сильных.
И все-таки я утверждаю, что всякая поспешность в приобретении новых членов церкви наносит величайший вред как для предполагаемых новообращенных, так и для самой церкви. Я очень хорошо помню нескольких молодых людей, у которых был хороший моральный характер и обнадеживающее отношение к религии, но вместо того, чтобы искать их сердца и направить к подлинному обращению, пастор не давал им покоя, пока не убедил их публично заявить о своей вере. Он думал, что если они исповедуют веру, то таким образом будут в большей степени привязаны к святым вещам, и поэтому он с совершенно спокойной совестью подталкивал их, ведь они подавали столь большие надежды. Он думал, что если испытывать слишком строго, это оттолкнет их, и, таким образом, ради сохранения количества он сделал их лицемерами. В настоящее время эти молодые люди ушли от Бога и церкви намного дальше, чем если бы их в свое время поставили на свое место и предупредили, что они — необращенные. Человеку будет причинен большой вред, если его примут в число верных, не имея достаточных доказательств его подлинного возрождения. Я абсолютно уверен в этом, потому что говорю на основании внимательных наблюдений. Некоторые из самых отъявленных грешников, которых я знаю, были однажды членами церкви.
Сделать исповедание веры их заставило чрезмерное давление со стороны тех, кто желал им добра, но плохо думал о последствиях.
Поэтому не думайте, что спасение душ обеспечивается умножением крещений или ростом количества членов церкви. Чего стоят, например, такого рода депеши с поля битвы: "Прошлым вечером четырнадцать душ были под сильным влиянием обличения, пятнадцать душ получили оправдание и восемь — полное освящение"? Я устал от этого публичного хвастовства, этого подсчета невысиженных цыплят, этой демонстрации сомнительных трофеев. Оставьте такого рода подсчеты душ, такие пустые попытки удостовериться за полминуты в том, что требует проверки в течение всей жизни. Надейтесь на лучшее, но даже в моменты наивысшего душевного подъема будьте трезвыми в своих оценках. Конечно же, это очень хорошо — беседовать с ищущими душами лично, в отдельной комнате, но если после этого вы будете попустому хвастаться, ваше хвастовство будет оскорблять Святого Духа и пагубно скажется на вашей работе.
Еще скажу, дорогие друзья, что спасением душ не является простое возбуждение чувств. Возбуждение чувств обычно сопровождает всякое великое движение. И мы можем задать справедливый вопрос, было ли это движение действительно серьезным и мощным, если оно было похоже на тихое чтение Библии в уютной комнате. Невозможно разбивать большие камни без грохота или вести войну и заставить ее участников сидеть тихо, как мыши. В сухую погоду телега не может двигаться по дороге без шума и пыли; трение и возбуждение — это естественный результат действия движущей силы. Точно так же, когда Дух Божий действует и возбуждает сердца людей, должны быть определенные видимые знаки этого движения, хотя их никогда нельзя перепутывать с самим движением. Если есть такие люди, которые считают, что целью движения телеги является производство пыли, то они могут взять метлу и за короткое время поднять столько же пыли, как и проехавший экипаж; но от этого будет больше досады, чем пользы.
Возбуждение чувств — такое же побочное явление, как и пыль, его ни в коем случае нельзя считать главной целью. Женщина, подметавшая свой дом, делала это для того, чтобы найти драхму, а не для того, чтобы поднять облако пыли.
Не ставьте своей целью произвести сенсацию или добиться "эффекта". Слезы на щеках, всхлипывания, выкрики, толпящиеся люди после окончания собрания и прочие подобные явления вполне могут случиться и сопровождать настоящие чувства; но ни в коем случае не надо планировать все это заранее.
Часто случается так, что те новообращенные, которые были рождены при возбужденных чувствах, умирают, как только уходят чувства. Они похожи на некоторых насекомых, которые роятся в жаркий день и умирают после захода солнца. Некоторые новообращенные, как сковородки, живут в огне, но выдыхаются при нормальной температуре. Я не люблю такой религии, которая не может обойтись без горячей головы или производит таковую. Покажите мне такое благочестие, которое процветает вблизи Голгофы, а не вблизи Везувия. Величайшая ревность во имя Христа совместима со здравым смыслом и рассудительностью, а неистовство, шумное веселье и фанатизм являются продуктом ревности не по рассуждению. Мы должны готовить людей для благоговейного участия в Вечере, а не для палаты в доме умалишенных. Я больше других сожалею о том, что приходится говорить эти предостережения, но, имея в виду излишества некоторых евангелистов, я не могу сказать меньше, чем сказал, хотя можно было бы говорить на эту тему еще много.
Чем же на самом деле является истинное приобретение душ для Бога? Поскольку здесь речь идет об использовании определенных средств, что представляет собой процесс, посредством которого душа приводится к Богу и к спасению? Я понимаю так, что одним из основных действий данного процесса является обучение человека, чтобы он мог знать истину Божью. Обучение Евангелию является началом всякой подлинной работы с человеческими душами. "Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь".
Обучение начинает работу, и оно же ее венчает.
Евангелие, согласно пророку Исаии (55:3) представляет собой следующее: "Приклоните ухо ваше и придите ко Мне: послушайте, и жива будет душа ваша". Мы посланы евангелизировать, то есть, проповедовать Евангелие всему творению, но это невозможно сделать, если мы не научим людей великим истинам, которые открыл Бог. Евангелие — это благая весть. Если послушать некоторых проповедников, то можно прийти к выводу, что Евангелие — это понюшка священного зелья, чтобы заставить грешников проснуться или же это бутылка со спиртным для разгорячения их мозгов. Но на самом деле оно не похоже на подобные вещи. Евангелие — это новость; оно содержит информацию и наставление о том, что человеку необходимо знать, а также обещания о благословении для тех, кто слушает его. Это не магические заклинания, не чары, сила которых состоит в определенном наборе звуков; но это откровение фактов и истин, которые требуют знания и веры. Евангелие — это система познаний, требующая участия человеческого разума; оно дает пищу для размышления и соображения. Поэтому, если не научить людей чему-нибудь, то можно кричать: "Веруй! Веруй! Веруй!" — но во что они будут верить?
Всякий призыв требует соответствующего пояснения. Или еще: "Избегай!" Чего надо избегать? Для ответа на этот вопрос необходимо знать библейское учение о наказании за грех. "Прибегай!" Но к чему прибегать? В этом случае вы должны проповедовать Христа, Его раны, то есть ясное учение об искуплении через заместительную жертву. "Покайся!" В чем каяться? Здесь надо ответить на вопросы: "Что есть грех? В чем заключается его зло? Какие последствия греха?" "Обратитесь!" Но что значит обратиться? Какой силой мы должны быть обращены? От чего? К чему?
Поле для наставления велико, если мы желаем, чтобы люди знали истину, которая спасает. "Не хорошо душе без знания!" Знание является и нашим, и Господним инструментом, чтобы помочь людям знать истину таким образом, чтобы они могли в нее поверить и почувствовать ее силу. Не надо пытаться спасать людей в темноте, но силой Святого Духа мы должны стараться обратить их от тьмы к свету.
И еще, дорогие друзья, не думайте, что когда вы участвуете в благовестии или в специальном призывном служении, то можно и не излагать учение Евангелия; наоборот, в таких случаях вы должны еще больше ставить ударение на учение о благодати.
Проповедуйте евангельские доктрины ясно, с чувством, просто и искренне, особенно те истины, которые имеют насущное и практическое применение в отношении состояния человека и Божьей благодати. Похоже, что некоторые смельчаки вбили себе в голову мысль, что если проповедник говорит слово к необращенным, он должен умышленно уходить от изложения доктрин, которые надо проповедовать верующим, потому что, якобы, люди не станут каяться, если он будет возвещать им всю волю Божью. Но, братья, ведь так можно дойти до абсурдного вывода, что для спасения душ мы должны скрывать истину и провозглашать полуложь! Выходит, что мы должны говорить истину для народа Божьего, потому что верующие не станут слушать ничего другого; и в то же время мы должны лестью заманивать грешников в веру, выставляя одну часть истины и скрывая все остальное до лучших времен. Странная теория, хотя многие ее поддерживают. По их понятиям, мы должны проповедовать искупление избранных для народа Божьего, и всеобщее искупление — для внешнего мира; мы должны говорить верующим, что спасение — только по благодати, но для грешников — что они, вроде бы, могут спасти самих себя; мы должны рассказать христианам, что только Бог Дух Святой может обратить, но когда мы разговариваем с неспасенными, то почти не упоминаем о Духе Святом вообще. Но мы не так познали Христа. Если так понимают другие, то пусть они будут для нас предостережением, но ни в коем случае не примером.
Тот, Кто послал нас спасать души, не давал нам позволения изобретать ложь или подавлять истину. Его дело можно делать, не прибегая к таким подозрительным методам.
Может быть, кто-нибудь из вас скажет: "Но ведь Бог, тем не менее, благословляет недоговоренные истины и бессвязные рассуждения". Я осмелюсь заявить, что Бог не благословляет неправду. Он может благословить истину, даже если она смешана с ложью, но благословений будет намного больше, если проповедь будет более соответствовать Его Слову. Я не могу допустить мысль, что Господь благословляет евангелистскую казуистику, и в таком случае я не слишком жестко высказался, называя ее подавлением истины. Уход от учения о полной испорченности человека уже причинил серьезный вред многим, кто слушал подобного рода проповедь. Эти люди не получили подлинного исцеления, потому что они не знали правду о болезни, от которой страдали. Они не оделись по-настоящему, потому что ничего не было сделано, чтобы раздеть их донага. В служении многих проповедников недостаточно полно раскрывается истина о разобщении человека с Богом и о том, насколько эгоистично и пагубно такое состояние, из-за чего не исследуется состояние сердца человека и не пробуждается его совесть. Люди должны быть научены, что если божественная благодать не выведет их из состояния вражды с Богом, они погибнут навеки. Им надо также напоминать о суверенности Бога, то есть, о том, что Он не обязан вывести их из этого состояния, и они не имеют никаких заслуг перед Ним, чтобы просить воздаяния или заявлять о своих правах, и если они хотят быть спасены, то получат спасение исключительно по благодати. Задача проповедника — повергнуть грешников в полную беспомощность, чтобы заставить их взыскать Того, Кто Один может им помочь.
Попытки привести душу ко Христу, оставляя ее в неведении об истине, противоречат замыслу Духа Святого; старания спасти людей трескучими фразами, возбуждением чувств или ораторским искусством так же неразумны, как попытка поймать ангела на птичий клей или спустить с неба звезду с помощью музыки.
Лучшее средство для привлечения душ — это чистое Евангелие.
Оружие, которым Господь покоряет людей — это истина, открытая в Иисусе. Евангелие — лучшее средство при любой крайней нужде, это та стрела, которая может пронзить самое закаменелое сердце, тот бальзам, который может исцелить тяжелейшую смертельную рану. Так проповедуйте же его и не проповедуйте ничего другого. Положитесь безоговорочно на это старое, древнее Евангелие. Вам не нужны никакие другие сети для ловли человеков; те сети, которые дал Господь, достаточно прочны для больших рыб, их ячейки достаточно густые, чтобы удержать и самых маленьких.
Во-вторых, для того, чтобы привести душу ко Христу, необходимо не только наставить слушателя, чтобы он знал истину, но и воздействовать на его сердце, чтобы он мог ее прочувствовать.
Одно лишь наставление, которое всегда апеллирует к разуму, но оставляет незатронутыми чувства, конечно же, будет хромающим служением. "Неровно поднимаются ноги у хромого", — говорит Соломон. Точно так же хромают ноги у некоторых проповедников, нанося урон их служению. Мы как-то видели одного хромающего проповедника, у которого была длинная нога доктрины, но очень короткая нога чувств. Как ужасно, когда человек может холодно говорить о вечной участи погибших! Хотя он и не благодарит за это Бога, но ему не стоит никаких мучений сердца думать о погибели миллионов таких же человеческих существ, как он сам. Это ужасно! Я не могу терпеть, когда слышу об ужасах ада из уст людей с суровым выражением лица, резким тоном и бесчувственным сердцем, которое выдает сухого ментора. У таких людей высохло всякое добросердечие, симпатия и сочувствие.
Не имея своих собственных чувств, такой проповедник не может пробудить их и в других. Люди слушают его сухие, безжизненные утверждения и приходят к выводу, что этот проповедник "глубокий", затем и они сами становятся такими же "глубокими", в частности, впадают в глубокую спячку, поскольку дальнейшую свою жизнь проводят в презрительном фырканье по поводу ересей, а также придирчивости к словам даже искренних людей. Да не будем мы никогда крещены таким духом! Независимо от того, во что я верую или не верую, заповедь любить ближнего, как самого себя, остается для меня в силе, и упаси меня Бог, чтобы взгляды или мнения настолько высушили мою душу и ожесточили сердце, что я забыл бы этот закон любви! Любовь к Богу стоит на первом месте, но это ни в коей мере не умаляет обязанность любить ближнего. Фактически, первая заповедь включает в себя и вторую. Мы должны беспокоиться о спасении наших ближних, потому что любим их, и должны разговаривать с ними в выражениях Евангелия Божьей любви, потому что от сердца желаем им этого вечного блага.
У грешника есть не только голова, но и сердце; у него есть не только мысли, но также и чувства, и мы должны обращаться и к тому, и к другому. Грешник не может обратиться к Богу, если его чувства остались незатронутыми. Если он не чувствует сожаления о грехе, если у него нет никакой радости от принятия Слова Божьего, от него нельзя ожидать многого. Истина должна пропитать его душу и окрасить ее в свой цвет. Слово должно быть подобно сильному ветру, который проносится через его сердце и колеблет всего человека, как летний ветер колышет созревающие колосья на поле. Религия без чувств — это религия без жизни.
И все же мы должны иметь в виду причину этих чувств. Не играйте с душой, возбуждая в ней недуховные чувства. Некоторые проповедники очень любят рассказывать в своих проповедях о похоронах, об умирающих детях, и таким образом заставляют людей плакать в силу обычных естественных чувств. Такие чувства, правда, могут привести к чему-то хорошему, но разве они имеют сами по себе какую-либо ценность? Что хорошего в том, когда затрагивается горе матери или печаль вдовы? Я не верю, что наш милосердный Господь послал нас заставлять людей плакать об ушедших близких, раскапывать заново их могилы и пробуждать в памяти ушедшие картины тяжких утрат и горя. Зачем Ему это делать? Безусловно, можно с пользой рассказать случай об умирающем христианине или грешнике, чтобы проиллюстрировать мир в сердце верующего и терзания совести неверующего; однако польза получается не от самой иллюстрации, а от той истины, которую мы доказываем. Естественное горе само по себе не служит к пользе. Мы смотрим на него, как на помеху, отвлекающую нас от более высоких мыслей; это слишком высокая цена для чувствительных сердец, разве что мы сможем компенсировать ее тем, что привьем к стволу естественных чувств духовные впечатления, которые сохранятся на долгие времена. "Это была замечательная речь, которая очень затронула сердце", — сказал один человек, слышавший ее. Да, но каковы были практические результаты от этих чувств? Молодой проповедник как-то заметил: "Разве ты не был потрясен, видя такое большое собрание плачущим?" — "Да, — ответил его рассудительный друг, — но я еще больше был потрясен, когда подумал, что эти люди будут, может быть, еще больше плакать, наблюдая спектакль". Это действительно так, причем в обоих случаях плач может быть одинаково бесполезным. Я видел однажды на борту парохода девушку, которая читала книгу и плакала так, словно ее сердце разрывалось. Но когда я бросил взгляд на название книги, то оказалось, что это был один из тех глупых романов, которые заполняют прилавки привокзальных книжных магазинов. Ее слезы были совершенно бесполезной тратой влаги. Точно такими же являются слезы, произведенные сентиментальными историями и рассказами об умирающих, которые можно слышать с кафедры.
Если наши слушатели будут плакать о своих грехах и о страданиях Христа, пусть их слезы текут ручьями; если же причина их слез естественная, а не духовная, то что хорошего вы сделали, заставив их плакать? Возможно, есть некая добродетель в том, что мы заставляем людей радоваться, ведь в этом мире и так достаточно горя; но какая польза в том, что мы будем причинять ненужные страдания? Какое вы имеете право ходить по миру и резать всех скальпелем только для того, чтобы показать свое хирургическое искусство? Настоящий врач режет ткань только для лечения, и мудрый служитель возбуждает болезненные чувства в сердцах людей, имея в виду единственную цель — благословение их душ. Мы с вами должны продолжать стучать в сердца людей, пока они не сокрушатся; далее, мы должны проповедовать о Христе распятом, пока раны их сердца не будут перевязаны; когда это сделано, мы должны продолжать излагать Евангелие, пока все их существо не подчинится благовествованию Христову. Еще при подготовительной работе вы почувствуете нужду в том, чтобы Святой Дух действовал в вас. Но эта нужда станет еще более очевидной, когда вы сделаете шаг вперед и заговорите о рождении свыше, при котором божественная природа Святого Духа проявляется в высшей мере.
Я уже ставил вам на вид, что наставление и впечатление — это то, что более всего необходимо для спасения душ; но это еще не все, поскольку это всего лишь средства для достижения желаемого результата. Прежде чем человек получит спасение души, должна быть проделана очень большая работа. Божественная благодать должна совершить над душой свое чудо, далеко превосходящее все, что может быть сделано человеческими усилиями. Ко всем, кого бы мы ни пожелали привести ко Христу, относится написанное: "Если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия". Святой Дух должен совершить возрождение в тех, кого мы любим, иначе они никогда не смогут стать обладателями вечного счастья. Они должны быть оживлены для новой жизни, стать новым творением во Христе Иисусе. Та самая сила, которая воскресила Христа и сотворила мир, должна воздействовать на них всей своей мощью, — ничто, меньшее этого, не в состоянии удовлетворить данную нужду. Они должны быть рождены заново, рождены свыше. С первого взгляда может показаться, что здесь вообще не нужен никакой человек; однако, обращаясь к Писанию, мы не находим подтверждений для такого вывода, наоборот, многие места говорят обратное. Да, мы находим в Писании, что Господь есть все во всем, но там нет и намека на то, что по этой причине можно обойтись без средств. Верховное владычество и сила Господа являются в еще большей славе, когда Он совершает работу, употребляя средства. Он настолько велик, что не боится оказать честь инструментам, которые употребляет, говоря о них возвышенными словами и наделяя их великой силой для влияния на других. К сожалению, мы можем слишком мало говорить о Святом Духе, и я боюсь, что это один из самых вопиющих грехов нашего времени; и все же даже непогрешимое Слово Божие, в котором истина всегда правильно уравновешена, возвеличивая Святого Духа, не говорит пренебрежительно о человеке, через которого действует Бог. Бог не считает, что Его слава столь сомнительна, что ее нужно поддерживать ценой принижения человеческих услуг. В Посланиях есть два места, которые часто удивляют меня, когда я читаю и сравниваю их. Павел сравнивает себя с отцом и с матерью, говоря о новом рождении; он говорит об одном из новообращенных: "...которого я родил в моих узах", а также о целой церкви: "Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос". Смелое заявление! Оно намного смелее, чем допускает современное богословие и чем может позволить себе самый благословенный служитель; и, однако же, эти слова освящены, даже более того — продиктованы Самим Богом Святым Духом, и поэтому они не подлежат критике. Эту таинственную силу Бог вливает в избранные Им сосуды, и поэтому мы названы "соработниками у Бога"; в то же время, из этого вытекает и наша ответственность, а также основание нашей надежды.
Возрождение, или рождение свыше, производит перемену во всем естестве человека, и его сущность, насколько нам понятно, заключается во внедрении и создании нового принципа внутри человека. Святой Дух творит в нас новую небесную и бессмертную природу, которая в Писании называется "дух", и таким образом отличается от души. Наше понятие о возрождении таково, что падшая природа человека состоит только из тела и души, и когда человек возрождается, в нем создается новая, высшая природа — "дух", — который есть искра от вечного огня Божьей жизни и любви. Эта искра падает в сердце и остается там, и делает того, кто ее получил, "причастником Божеского естества". С этих пор человек состоит из трех частей: тела, души и духа, и дух является властвующей силой среди этих троих. Вы все хорошо помните эту замечательную главу о воскресении, 1Кор.15, где эти различия очень хорошо описываются в следующих словах: "Сеется тело душевное, восстает тело духовное. Есть тело душевное, есть тело и духовное. Так и написано: первый человек Адам стал душою живущею; а последний Адам есть дух животворящий. Но не духовное прежде, а душевное, потом духовное" (ст.44-46). Сначала мы находимся в нашем естественном, или душевном, состоянии бытия, каким был первый Адам; затем, через возрождение, мы переходим в другое состояние, и становимся обладателями "духа животворящего". Без этого духа никакой человек не может увидеть и войти в Царство небесное. Поэтому нашим пылким желанием должно быть то, чтобы Святой Дух посетил наших слушателей и сотворил их новыми людьми, — чтобы Он спустился на эти сухие кости и вдохнул вечную жизнь в тех, кто мертв во грехе. Пока это не произойдет, они никак не могут принять истину, ибо "душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем [надобно] судить духовно". "Помышления плотские суть смерть, а помышления духовные — жизнь и мир". Новый, небесный образ мышления должен быть создан силой Всемогущего, иначе человек находится в состоянии смерти. Поэтому, как вы видите, перед нами лежит такая великая работа, которую мы абсолютно неспособны выполнить сами. Спасти душу не может ни служитель, ни все мы, вместе взятые, ни все святые на небе и на земле — никто не может совершить возрождение даже одной-единственной души. Все усилия с нашей стороны будут верхом безрассудства, если мы не находимся в употреблении Святого Духа и не исполнены Его силой. С другой стороны, чудеса возрождения, сопровождающие наше служение, являются лучшей печатью и доказательством нашего призвания. Апостолы могли сослаться на те чудеса, которые сотворил Христос и которые они творили сами Его именем, а мы ссылаемся на чудеса, которые творит Дух Святой, потому что они столь же божественны и реальны, как и те, которые творил Сам Господь. Эти чудеса суть сотворение новой жизни в человеческом сердце, а также полная перемена всего существа тех, на которых нисходит Дух Святой.
Поскольку эта рожденная от Бога духовная жизнь в людях является тайной, давайте поговорим подробнее о более наглядных ее результатах, о видимых знаках, сопровождающих эту жизнь, ведь именно в их наличии мы должны быть заинтересованы. Прежде всего, возрождение будет очевидным, если есть осознание греховности. Мы полагаем, что это — абсолютно необходимый знак работы Духа Святого. Новая жизнь, входя в сердце, причиняет, в первую очередь, сильную внутреннюю боль. Правда, в наши дни можно услышать о людях, которые получили исцеление, еще не будучи ранены, а также получили уверенность в оправдании, еще не оплакав свое осуждение, но ценность подобного исцеления и оправдания весьма сомнительна. Такой порядок вещей не согласуется с истиной. Бог не одевает человека, если прежде не разденет его донага. Он не оживляет его с помощью Евангелия, если прежде не умертвит с помощью Закона. Если вы встретите человека, в котором нет даже следа осознания собственной греховности, можете быть вполне уверены, что над ним еще не поработал Дух Святой, ибо "Он, придя, обличит мир о грехе, и о правде, и о суде". Когда Дух Господень дышит на нас, Он иссушает всякую славу человеческую, которая как цвет на траве, и затем открывает высшую и непреходящую славу. Не удивляйтесь, если такое осознание греховности иногда будет слишком острым и тревожным, но, с другой стороны, не осуждайте тех, в ком оно проявляется менее сильно, ибо везде, где грех оплакан, исповедан, оставлен и возненавиден, мы видим явный результат работы Духа Святого. Правда, многие страхи и сомнения, сопровождающие осознание греховности, происходят не от Духа Божия, но от сатаны либо от испорченной природы. И все же истинное и глубокое осознание греховности абсолютно необходимо, и проповедник должен его добиться, ибо где оно не чувствуется, там рождение свыше еще не произошло.
Точно так же верно и то, что истинное обращение можно распознать по признаку простой веры в Иисуса Христа. Вам не нужно много говорить об этом, потому что вы и сами вполне убеждены в этой истине. Проявление веры составляет самый центр мишени, в которую вы целитесь. У вас не будет доказательства того, что вы приобрели душу человека для Христа до тех пор, пока он не отрешится от самого себя и от своих заслуг и не сокроется во Христе. Надо особенно внимательно проследить, чтобы человек проявил эту веру во Христа для получения полного спасения, а не его части. Многие люди думают, что Господь Иисус Христос имеет силу, чтобы простить прошлые грехи, но они не полагаются на Него, чтобы Он же сохранил их в будущем. Они доверяют Ему свои прошедшие годы, но не доверяют грядущие, тогда как в Писании нигде не говорится, что Христос совершил такое разделенное на части спасение. Он понес либо все наши грехи, либо ни одного. Он спасает нас либо раз и навсегда, либо вообще не спасает. Его смерть никогда не повторится снова. А потому либо она действительно является умилостивлением за будущие грехи верующего, либо верующий погибнет, поскольку ни о каком другом искуплении в будущем не может быть и речи, а грехи в будущем верующий совершит обязательно. Да будет благословенно Его имя, ибо сказано: "И во всем, в чем вы не могли оправдаться законом Моисеевым, оправдывается Им всякий верующий". Спасение по благодати — это вечное спасение. Грешники должны вверить свои души Христу для охраны на всю вечность, ведь иначе как они могут считать себя спасенными? Увы! Некоторые учат, что верующие спасены только отчасти, и в остальном должны быть зависимы от своих будущих усилий. Разве это Евангелие?
Нет, я так не считаю. Истинная вера полагается полностью на всего Христа, для получения полностью всего спасения. Стоит ли удивляться, что многие новообращенные отпадают, если, фактически, они так и не были научены употребить свою веру во Христа для получения вечного спасения, а употребили ее только для временного обращения? Неправильное объяснение Христа порождает неправильную веру; и если такая вера чахнет в собственном бессилии, кого винить в этом? Они получают по своей вере: и проповедник, и обладатель частичной веры должны вместе нести ответственность за то, что их жалкая, уродливая вера терпит поражение. Я желал бы сказать об этом еще громче, потому что такой полулегальный способ уверования встречается очень часто. Мы должны настаивать на том, чтобы трепещущий грешник полагался полностью и исключительно на Господа Иисуса навсегда, иначе мы заставим его прийти к выводу, что надо начинать духом, а заканчивать плотью: он будет ходить верою в прошлом и делами — в будущем, что и приведет его к роковому концу. Истинная вера во Христа воспринимает жизнь вечную, она видит полноту спасения в Том, Чья единократная жертва освятила народ Божий раз и навсегда. Ощущение того, что ты спасен и притом спасен вполне во Христе Иисусе, не является, как некоторые считают, источником плотской самоуверенности и врагом святого усердия, но как раз наоборот. Избавленный от страха, который делает спасение самого себя более непосредственным предметом, чем спасение от самого себя, и вдохновленный святой благодарностью к своему Искупителю, возрожденный человек становится способным к добродетели и полным ревности о славе Божьей. Если человек дрожит от чувства ненадежности спасения, то он направляет свои мысли в первую очередь к своим собственным интересам; но если он утвержден на Скале веков, у него есть и время, и желание воспевать новую песнь, которую Господь вложил в его уста.
И уже после этого его личное спасение завершается в моральном смысле, ибо его "я" больше не господствует над ним. Поэтому не успокаивайтесь до тех пор, пока вы не увидите в своих новообращенных простую, искреннюю и решительную веру в Господа Иисуса.
Вместе с безраздельной верой в Иисуса Христа должно быть также искреннее покаяние во грехе. Покаяние — слово старомодное, оно не часто употребляется современными популярными евангелистами. "О, — сказал мне как-то один служитель, — но ведь это значит всего лишь перемену мыслей!" Он, очевидно, считал, что сделал глубокий вывод. Да, действительно, это "всего лишь перемена мыслей", но какая перемена! Это перемена отношения ко всему на свете! Вместо того чтобы говорить "это всего лишь перемена мыслей", мне кажется, полезнее сказать, что это великая и глубокая перемена, — по сути, это перемена самого ума. Но независимо от того, каково буквальное значение слова в греческом оригинале, покаяние — не игрушка. Трудно найти лучшее определение покаяния чем то, которое дано в детском гимне: Покаяться — значит оставить Грехи, которые мы до этого любили, И показать, что мы искренне сокрушаемся о них, Не повторяя их более.
Истинное обращение во всех случаях сопровождается чувством греховности (о котором мы говорили ранее под заголовком Осознание греховности), сожалением о грехе, то есть, святым сокрушением о совершенных грехах; ненавистью ко греху, которая показывает, что власть греха кончилась; а также практическим отвращением от греха, показывающим, что внутренняя жизнь души управляет жизнью внешней. Истинная вера и истинное покаяние — близнецы: было бы напрасно пытаться определить, что из них рождается первым. Точно так же, как спицы колеса движутся все одновременно вместе с колесом, так и все признаки новой жизни вступают в действие, когда Дух Святой производит возрождение.
И все же я снова подчеркиваю, что в человеке должно произойти истинное покаяние. Грешник не может смотреть на Спасителя с сухими глазами и каменным сердцем. Поэтому задайтесь целью, чтобы произошло сокрушение сердца, осуждение совести, отвращение мышления от греха, и не успокаивайтесь до тех пор, пока весь разум глубоко и во всей полноте не изменит свое отношение ко греху.
Еще одно доказательство того, что душа приобретена для Христа, будет видно в подлинной перемене образа жизни. Если человек не живет иначе, чем он жил до этого, — и дома, и в обществе, — то его покаяние достойно сожаления, а его обращение — фикция. Должны измениться не только поступки и речь, но также дух и характер человека. "Но, — скажет кто-нибудь, — ведь благодать часто делает прививку и к дикому дереву!" Да, я знаю это; но каковы плоды после этой прививки? Плоды будут такие, какова привитая ветвь, а не такие, которые приносит исходный ствол.
"Но, — скажет еще кто-нибудь, — у меня жуткий характер, и он неожиданно берет надо мною верх. Потом, когда мой гнев проходит, я чувствую себя очень виноватым. И хотя я не могу держать себя в руках, я вполне уверен, что я — христианин!" Не слишком торопись, мой друг, иначе я отвечу, что я точно так же уверен в противоположном. Какая польза от того, что ты быстро остываешь, если за две или три секунды ты довел до кипения все вокруг себя? Если какой-нибудь человек в гневе нанесет мне ушиб, то моя рана не исцелится от того, что я увижу, как он сожалеет о своем безумном поступке. Вспыльчивый характер должен быть побежден, и весь человек должен обновиться, иначе его обращение сомнительно. Мы не должны призывать нашу паству к умеренной святости и говорить, что если они достигнут этих стандартов, с ними будет все в порядке. Писание говорит: "Всякий, делающий грех, есть от диавола". Если мы находимся во власти любого известного греха, то это признак того, что мы — рабы греха, ибо "того вы и рабы, кому повинуетесь". Тщетно похваляется человек, затаивший в своем сердце любовь к какому бы то ни было греху. Он может чувствовать, как ему нравится, может считать, как считает нужным, но он все равно находится "в горькой желчи и в узах неправды" до тех пор, пока хотя бы один грех является хозяином его сердца и жизни. Подлинное возрождение вселяет ненависть ко всякому злу; если же человек находит удовольствие хотя бы в одном грехе, то такое свидетельство не оставляет оснований для надежды на то, что человек действительно возрожден. Для того чтобы лишить человека жизни, не требуется употребить дюжину ядов, вполне достаточно и одного.
Между жизнью и вероисповеданием должна быть гармония.
Быть христианином — значит отречься от греха; если же христианин не поступает так, то само его название является обманом.
Однажды к Роланду Хиллу пришел пьяный человек и сказал: "Я один из ваших новообращенных, господин Хилл". "Вполне возможно, — ответил этот проницательный и чуткий проповедник, — но ты не Господень новообращенный, иначе ты не был бы пьян!" К подобному практическому испытанию мы должны приводить всю нашу работу.
Мы должны видеть в своих новообращенных также истинную молитву. Если нет молитвы, можно быть вполне уверенными, что душа мертва. Мы не обязаны призывать людей к молитве в том смысле, как если бы это была самая наибольшая обязанность евангелиста или же единственный предписанный путь к спасению; ведь наш главный лозунг — "Веруй в Господа Иисуса Христа". Мы можем легко поставить молитву не на свое место и сделать ее своего рода делом, которое человек должен сделать, чтобы получить жизнь вечную. Я надеюсь, что вы всеми силами постараетесь этого избегать. Вера является величайшим результатом евангельской вести; но, тем не менее, мы не должны забывать, что истинная вера всегда молится, и если человек провозглашает веру в Господа Иисуса, но не взывает к Господу каждый день, мы не отваживаемся поверить в его веру и в его обращение. Доказательство, данное Святым Духом Анании, которым Он убедил его в обращении Савла, не было: "Вот, он громко выражает свою радость и чувства", но: "Вот, теперь он молится", и в этой молитве было искреннее, сокрушенное исповедание греха и мольба о прощении. Дал бы Бог, чтобы мы видели это верное доказательство во всех, кто считает себя нашими новообращенными!
Кроме этого, в новообращенном должна быть видна готовность быть послушным Господу в выполнении всех Его повелений.
Стыдно, если человек заявляет о себе, что он ученик Христа, и в то же время не желает знать волю своего Господа по тем или другим вопросам или даже уклоняется от послушания, когда знает эту волю. Как может человек быть учеником Христа, если он живет в прямом непослушании Ему?
Если новообращенный определенно и сознательно заявляет, что он знает волю Господню, но не намерен ее выполнять, вы не должны потворствовать его самонадеянности, но обязаны прямо заверить его, что он не спасен. Разве не сказал Господь, что: "кто не берет креста своего и следует за Мною, тот недостоин быть Моим учеником"? Если человек ошибается в понимании Господней воли, его можно мягко поправить, но любое сознательное непослушание является роковым, и терпимость к нему будет означать предательство по отношению к Тому, Кто послал нас. Иисуса нужно принять не только как Священника, но и как своего Царя; если же в этом вопросе наблюдается нерешительность, то основы благочестия еще не были заложены.
Вера должна быть послушна воле своего Господа Точно так же, как она доверяется Его благодати; Бог прощающий есть в то же время Бог ревнующий По Своей собственной святости.
Итак, мои братья, вы видите, что те признаки, которые доказывают, что душа спасена, ни в коем случае не являются маловажными, и нельзя легкомысленно говорить о той работе, которую надо проделать, прежде чем эти признаки проявятся. Тот, кто приводит души ко Христу, ничего не может делать без Бога.
Он должен положиться на Невидимого, чтобы не быть посмешищем у дьявола, который с полнейшим пренебрежением смотрит на всякого, кто мечтает покорить человеческую природу одними лишь словами и убеждениями. Ко всем, кто надеется преуспеть в таком труде с помощью собственных сил, мы желаем обратиться с вопросом, который Господь задал однажды Иову: "Можешь ли ты удою вытащить левиафана и веревкою схватить за язык его?
Вденешь ли кольцо в ноздри его? Проколешь ли иглою челюсть его? Станешь ли забавляться им, как птичкою, и свяжешь ли его для девочек твоих? Клади на него руку твою, и помни о борьбе: вперед не будешь. Надежда тщетна: не упадешь ли от одного взгляда его?" В зависимости от Бога — наша сила и радость. Находясь в такой зависимости, пойдем вперед и будем искать души, чтобы привести их к Нему.
Хочу сказать, что по ходу нашего служения мы встретим много неудач в деле приведения душ ко Христу. Есть много таких птиц, о которых я думал, что я их поймал; я даже смог насыпать соли на их хвост, но, в конце концов, они улетели. Я помню одного человека, которого я назову Фома Беспечный. Он наводил ужас на деревню, в которой жил. В той местности часто случались пожары, и большинство людей думали, что он был их виновником.
Иногда у него случались запои на две-три недели, и тогда он бушевал и свирепствовал, как сумасшедший. Этот человек пришел послушать мою проповедь. Я помню, какая была сенсация, когда он зашел в помещение маленькой церкви. Он сел на скамью и буквально влюбился в меня. Я подумал, что в тот день он покаялся впервые, но он сказал, что уже был обращенным. Очевидно, он действительно пережил истинное покаяние, и внешне совершенно изменил свой характер, перестал пить и сквернословить, и во многих отношениях был примерным человеком. Помню, я видел, как он тянул баржу с приблизительно сотней людей на борту, которых он пригласил на мою проповедь; он гордился своей работой, и пел так же радостно и счастливо, как и любой из них.
Если кто-нибудь говорил что-то против Господа, он, не медля, бил его кулаком. Уезжая из того места, я опасался, что в этом человеке благодать еще не произвела свою работу; это был человек типа дикого краснокожего индейца. Я слыхивал о нем, что он мог поймать в поле птичку, распотрошить и съесть ее в сыром виде. Такие поступки христианину не к лицу, это совсем не то, "что любезно и достославно". После того, как я покинул эту местность, я спрашивал об этом человеке, и не слышал о нем ничего хорошего. Тот дух, который держал его в хорошем внешнем состоянии, ушел, и он стал хуже, чем до этого, если это вообще возможно. Теперь его не могло затронуть никакое средство. Та работа, которую сделал я, не могла противостоять пожару, она не могла вынести даже обычного искушения после того, как человек, оказывавший на него влияние, ушел прочь. Когда вы уходите из деревни или города, где проповедовали, очень вероятно, что кто-нибудь из тех, кто начинал хорошо, вернется к старому. Они питали к вам хорошие чувства, и ваши слова оказывали на них своего рода гипнотическое влияние, но когда вы ушли, пес возвращается на свою блевотину, и чисто вымытая свинья идет валяться в грязи. Не слишком спешите вести подсчет этим предполагаемым новообращенным; не принимайте их в церковь слишком скоро; не очень радуйтесь их рвению, если оно не сопровождается в нужной мере мягкостью и деликатностью, говорящей о том, что Святой Дух действительно поработал над их душами.
Я вспоминаю еще один случай совсем другого рода. Назову эту личность госпожа Мария Неглубокая. Она была молодой особой, не отличавшейся большим умом, но поскольку жила в одном доме с несколькими молодыми девушками христианками, она тоже заявила, что была обращенной. Я подумал было, что пора бы ее уже принимать в церковь, но потом рассудил прежде немного испытать. Спустя короткое время, она оставила своих подруг на том месте, где жила, и переехала в такое место, где у нее не было никого, кто мог бы помочь; и я не слышал о ней с тех пор ничего, кроме того, что она проводила все свое время в красивых нарядах, какие только она могла себе позволить, а также в общении с молодыми людьми. Она представляет собой тип людей, у которых не слишком много ума в голове, и если благодать Божья не заполнит эту пустоту, они очень скоро возвращаются назад, в мир.
Я был знаком с некоторыми людьми, похожими на одного молодого человека, которого я назову Умный Чарли, — они необыкновенно умны в чем угодно и где угодно, они умны также в подделке религии, которую берутся исповедовать. Они играют свою роль очень гладко; они пробуют проповедовать, и у них это хорошо выходит. За что бы они ни брались, у них все получается без подготовки, для них это так же легко, как поцеловать собственную руку. Не торопитесь принимать таких людей в церковь; они отличаются тем, что не испытали чувства унижения из-за своего греха; у них нет сокрушенного сердца, нет ощущения божественной благодати. Они кричат: "У нас все в порядке!" — и затем уходят прочь; и вы убедитесь, что они никогда не вознаградят вас за ваши труды и переживания. Они могут использовать язык детей Божиих, даже лучших из Его святых, они даже могут рассказывать о своих сомнениях и страхах, но этих "глубоких" переживаний хватает на пять минут. Они выглядят умнее, чем надо, и если попадут в церковь, могут натворить много беды, поэтому держите их подальше от церкви, насколько можете.
Я вспоминаю одного, который был очень святым в своих речах, назову его Иван Краснобай. О, как ловко он мог лицемерить, входил в среду наших молодых людей и затем заводил их в разного рода грехи и преступления, и при всем этом любил встречаться со мной и затевать получасовую духовную беседу! Этот негодный человек жил в открытом грехе, и в то же время участвовал в Вечере Господней, внедрялся в наши общественные дела и старался быть ведущим во всяком добром деле! Братья, будьте бдительны! Такие люди могут прийти к вам с деньгами в руках, наподобие той рыбы с монетой во рту, которую поймал Петр, они могут быть столь полезными в работе! Они говорят так мягко, и у них такие хорошие манеры! Да, я считаю, что Иуда был человеком именно такого сорта: он был очень умным и обманывал тех, кто его окружал. Мы должны иметь в виду, что таких людей ни в коем случае нельзя допускать в церковь, и всеми доступными средствами держать их извне. Может быть, в конце собрания вы мысленно говорите: "Какой прекрасный улов рыбы!" Но погодите минутку. Вспомните слова Спасителя: "Еще подобно Царство Небесное неводу, закинутому в море и захватившему рыб всякого рода, который, когда наполнился, вытащили на берег и, сев, хорошее собрали в сосуды, а худое выбросили вон". Не подсчитывайте вашу рыбу, пока вы ее не пожарите; не подсчитывайте ваших новообращенных, пока вы их не проверите и не испытаете. Это может несколько замедлить вашу работу, но зато впоследствии вы будете в ней уверены. Делайте свое дело выдержанно и основательно, чтобы тот, кто будет совершать служение после вас, не сказал, что ему пришлось пережить хлопот намного больше, чтобы очистить церковь от тех, кого не следовало допускать, чем вам, чтобы допустить их. Если Бог наделит вас способностью положить в Его духовный храм три тысячи кирпичей за один день, вы можете делать это; но до сего дня лишь Петр был столь хорошим каменщиком. Не раскрашивайте деревянную стенку под кирпич; пусть все ваше здание будет истинным, прочным и надежным. Пусть вся ваша постройка для Бога будет такая, как у апостола Павла: "Я, по данной мне от Бога благодати, как мудрый строитель, положил основание, а другой строит на [нем]; но каждый смотри, как строит. Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос. Строит ли кто на этом основании из золота, серебра, драгоценных камней, дерева, сена, соломы, — каждого дело обнаружится; ибо день покажет, потому что в огне открывается, и огонь испытает дело каждого, каково оно есть. У кого дело, которое он строил, устоит, тот получит награду. А у кого дело сгорит, тот потерпит урон; впрочем, сам спасется, но так, как бы из огня".

Качества проповедника, которые желает видеть Бог

Наше главное занятие, братья, — приобретать души. Кузнец, подковывающий лошадей, может знать о многом, но его прямая обязанность — знать о лошадях и о том, как их подковывать. Так и мы можем знать о многом, но наша прямая обязанность — знать о душах и о том, как привести их к Богу. Часть моей сегодняшней темы, под заголовком: КАЧЕСТВА, КОТОРЫЕ ЖЕЛАЕТ ВИДЕТЬ БОГ, имеет отношение к тем качествам, которые должны быть проявлены по отношению к Богу. Я буду говорить об этом, может быть, несколько упрощенно, прибегая к вашему здравому смыслу; вы же рассудите сами, какими должны быть те качества, которые Бог естественно желает видеть в Своих слугах, какие качества Он наверняка одобрит и вероятнее всего будет использовать. Вы, должно быть, знаете, что всякий работник, если он разумный, пользуется тем инструментом, который наиболее подходит для выполнения поставленной задачи. Есть некоторые музыканты, которые не могут играть ни на какой другой скрипке, кроме как на своей; есть также художники, которые не могут рисовать никакой другой кистью и пользоваться иной палитрой, кроме своей; и конечно же, великий Бог, самый сильный из всех работников, совершая великое искусство спасения душ, любит пользоваться Своими особыми инструментами. В старом творении Он не употреблял никакие иные, но только Свои собственные инструменты: Он сказал, — и совершилось; и в новом творении действующей силой остается Его могущественное Слово. Он говорит через служение Своих слуг, и поэтому они должны быть подготовленными трубами, чтобы Он мог провозглашать, пригодными инструментами для того, чтобы передать Его Слово в уши и сердца людей. Судите сами, братья мои, может ли Бог употребить вас; вообразите себя на Его месте и подумайте, какими должны быть те люди, которых вы вероятнее всего употребили бы, будучи на месте Всевышнего Бога.
Я уверен, вы скажете, прежде всего, что человек, приводящий души ко Христу, должен быть святым по своему характеру. Увы, как мало среди пытающихся проповедовать тех, кто задумывается об этом всерьез! Если бы они задумались, то были бы сразу же поражены мыслью, что Предвечный не станет употреблять грязные инструменты для Своей работы. Ни один умный человек не станет разливать свое вино в грязные бутылки; никакие хорошие и добрые родители не позволят своим детям смотреть аморальные спектакли; и Бог также не станет работать с инструментами, которые могут скомпрометировать Его характер. Давайте предположим, что Бог станет употреблять людей, которые умны, независимо от их характера и поведения; предположим также, что можно преуспеть в деле Божием с помощью крючкотворства и неправды; — тогда даже мирскому человеку, имеющему совесть, стало бы стыдно за такое положение дел, не правда ли? Но, братья, на самом деле это не так. В наши дни многие говорят, что театр — великая школа нравственности. Странная, должно быть, эта школа, если учителя в ней не усваивают собственные же уроки. В Божьей школе учителя должны быть мастерами в искусстве святости. Если мы учим устами одному, а жизнью — другому, то те, кто нас слушает, скажут: "Врач, исцели самого себя! Ты говоришь: "Покайся", — но где твое собственное покаяние? Ты говоришь: "Служи Богу и будь послушен Его воле", — а служишь ли Ему ты сам? Послушен ли ты Его воле?" Несвятое служение будет посмешищем для мира и бесславием для Бога. "Очистите себя, носящие сосуды Господни". Он будет говорить даже через неразумного, если тот будет святым человеком. Конечно же, я не имею в виду, что Бог избирает в качестве Своих служителей глупцов; но если человек действительно святой, то пусть у него будут даже самые скромные дарования, он все же будет более пригодным инструментом в Божьих руках, чем человек гигантских способностей, но непослушный божественной воле, нечистый и несвятой в глазах Всемогущего Господа Бога.
Дорогие братья, я умоляю вас, чтобы вы придавали наивысшее значение вашей личной святости. Живите для Бога. Если не будете жить для Бога, Господь не будет с вами. Он скажет о вас, как о лжепророках в древние дни: "Я не посылал их и не повелевал им, и они никакой пользы не приносят народу сему, говорит Господь". Вы можете говорить очень красивые проповеди, но если сами не являетесь святыми людьми, души не будут спасаться.
Очень возможно, вы не поймете, что причина вашей неудачи — недостаток святости; вы будете винить людей, вы будете ссылаться на время, в которое живете, вы будете сваливать вину на что угодно, кроме самих себя, но корень всех зол будет находиться именно в вас. Да разве мне и самому не известны люди весьма способные и усердные, у которых в течение многих лет нет никакого прироста в церкви? Причина в том, что они не живут перед Богом так, как должны жить. Иногда зло находится в семье служителя: его сыновья и дочери непокорны Богу, среди детей позволительно сквернословие, а его увещания похожи на мягкие вопросы, которые задавал Илий своим нечестивым сыновьям: "Для чего вы делаете такие дела?" Иногда служитель любит мир, жаден на наживу, небрежен к своей работе. Это не согласуется с Божьим замыслом, и Он не благословит такого человека. Когда я однажды слушал Георга Мюллера, то его проповедь была похожа на обыкновенную речь, которую мог бы сказать любой учитель воскресной школы, но я никогда не слышал проповеди, которая принесла бы мне больше добра и всесторонней пользы, чем эта. И человек, который сделал эту проповедь столь богатой, был Георг Мюллер. В определенном смысле, в ней не было Георга Мюллера, потому что он проповедовал Господа Иисуса Христа. Сам же Мюллер был лишь свидетелем истины, но таким свидетелем, слушая которого вы невольно скажете: "Этот человек проповедует не только то, во что верит, но также и то, как он живет". Казалось, что с каждым произнесенном словом его славная жизнь веры проникала в мои уши и сердце. Для меня было большим наслаждением сидеть и слушать его; но если говорить о новизне или силе мысли, то во всей проповеди не было и следа ничего подобного.
Силой проповедника была его святость, и можно быть абсолютно уверенными, что если мы желаем получить Божье благословение, мы должны находить свою силу в том же направлении.
Такого рода святость проявляет себя в общении с Богом. Если человек говорит свою собственную проповедь, то она будет иметь ту силу, которую ей придает характер самого человека; но если он говорит проповедь своего Господа, которую он услышал из Его уст, — тогда дело будет совсем другого рода. Если же он воспримет кое-что от духа Господнего, когда Он глядит на него и передает ему слово, да еще сможет передать выражение Его лица и тон Его голоса, то тогда дело будет абсолютно иного рода. Прочитайте мемуары Мак-Чина, прочитайте их полностью, я не могу оказать вам лучшую услугу, чем посоветовать прочесть их; вы не найдете в них слишком оригинальных или ошеломляющих мыслей, но если вы прочтете их, то обязательно получите пользу, ибо вы поймете, что это история жизни человека, который ходил с Богом. Муди никогда не смог бы проповедовать в той силе, которая ему была присуща, если бы он не жил в общении с Отцом и Сыном Его, Иисусом Христом. Наибольшая сила проповеди заключается в том, что было сделано до проповеди. Вы должны подготовиться ко всему служению в личном общении с Богом и в подлинной святости характера.
Вы все согласитесь с тем, что человек, которого употребляет Бог для приобретения душ, должен иметь в себе духовную жизнь весьма высокого уровня. Видите ли, братья, наша задача заключается в том, чтобы по милости Божьей передавать жизнь другим.
Здесь хорошим примером будет Елисей, когда Он распростерся над мертвым телом отрока и затем вернул его к жизни. Жезл пророка не подходил для этой цели, потому что в нем не было жизни: жизнь должна передаваться через живого посредника, и тот, через которого жизнь передается, должен иметь в себе ее избыток.
Вы помните слова Христа: "Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой", то есть Дух Святой, Который обитает в живом чаде Божьем, впоследствии выливается из глубины его сердца, как фонтан или река, так что и другие могут приходить и испытывать на себе благодатное влияние Духа. Я думаю, что ни один из вас не желал бы быть мертвым служителем. Бог не станет употреблять мертвый инструмент для совершения живых чудес, Ему нужны живые люди, притом живые вполне. Есть много тех, которые живы, но не вполне. Я помню, как однажды видел полотно, на котором было изображено воскресение мертвых; это была одна из самых странных картин, которые мне доводилось видеть. Художник попытался изобразить момент, когда воскресение произошло только наполовину: некоторые ожили только по пояс, у некоторых ожила только одна рука, а у других была жива только часть головы. Такое вполне возможно и в наши дни. Есть люди, которые живы только наполовину: у них живые челюсти, но неживое сердце; а у других — живое сердце, но неживой разум; у третьих живые глаза, которые могут видеть довольно ясно, но у них неживые сердца, они могут дать хорошее описание того, что видят, но в них нет теплоты и любви. Есть некоторые служители, которые наполовину ангелы, а наполовину — скажем так — жалкие черви. Мы знаем немало таких примеров ужасного противоречия. Нет ли подобных людей среди моих слушателей? Они проповедуют хорошо, и, послушав их, вы скажете: "Это хороший человек". Вам кажется, что он хороший человек, и вот вы узнали, что этот человек собирается посетить такое-то место для беседы, и вы тоже идете на это место, чтобы услышать из его уст слова благодати; но вместо этого вы слышите нечто странное. Этот человек был ангелом на кафедре, но теперь превратился в жалкого червя. Случай частый, хотя такого не должно быть никогда. Если мы желаем быть истинными свидетелями о Боге, нам надо быть всегда ангелами, но ни в коем случае не червями. Да избавит нас Бог от подобного состояния полусмерти! Мы должны быть наполнены жизнью от темени головы до подошвы ноги! Я знаю некоторых служителей такого рода; пообщавшись с ними, невозможно не почувствовать силу духовной жизни, которой они наполнены. Говорят ли они на духовные темы или просто об обыденных вещах — вы все равно чувствуете, что в этих людях есть нечто такое, что свидетельствует об их полноценной жизни для Бога. Таких людей Бог может употребить для духовного пробуждения других.
Предположим теперь, что вы стали на место Бога и думаете, кого бы вам употребить для дела, — разве не выбрали бы вы человека со смиренным духом? Разве стали бы вы брать себе в слуги человека гордого? Конечно же, великий Бог питает особую благосклонность к тем, кто смирен духом. "Ибо так говорит Высокий и Превознесенный, вечно Живущий, — Святый имя Его: Я живу на высоте [небес] и во святилище, и также с сокрушенными и смиренными духом, чтобы оживлять дух смиренных и оживлять сердца сокрушенных". Он ненавидит гордых, и всякий раз, видя высоких и великих, Он проходит мимо них; но, видя смиренных и сокрушенных, Он с радостью поднимает их. Особенно Он любит видеть смирение среди Своих служителей. Гордый служитель — ужасное зрелище. Мало что может обрадовать дьявола так сильно, как гордость, когда он обходит этот мир. Гордость — это нечто такое, в чем он находит удовольствие, говоря сам в себе: "Ну вот, здесь уже все готово для великого падения в ближайшее время!" Некоторые служители показывают гордость в манере проповеди; невозможно забыть, с каким ударением они читают текст: "Это Я, не бойтесь". Другие проявляют ее в своем внешнем виде, в глупой и тщеславной манере одеваться; еще другие — в своих разговорах, когда они постоянно подчеркивают недостатки других и превозносят собственные необыкновенные достоинства. Есть два сорта гордецов, и иногда трудно сказать, который из них хуже.
Есть, прежде всего, сорт людей, исполненных тщеславия, которые все время говорят о себе и желают, чтобы о них говорили другие, чтобы гладили их по головке и приглаживали перышки.
Таким людям достаточно проглотить маленький кусочек своего "я", чтобы они были довольны и ходили с важным видом, приговаривая: "Хвалите меня, хвалите меня, хвалите меня, я этого хочу!" Они похожи на маленьких детей, которые говорят друг другу: "Посмотри-ка на мое новое платье, правда же, оно хорошее?" Может быть, вам доводилось встречать столь славных ребят? Я лично видел много подобных людей. Другой вид гордецов слишком важен, чтобы заниматься такими мелочами. Они не заботятся об этом; они относятся к людям с таким презрением, что не снисходят до того, чтобы слышать от них похвалу в свой адрес. Они довольны собой настолько, что не могут унизиться, чтобы выслушать, что думают о них другие люди. Я иногда думаю, что в духовном смысле этот вид гордости более опасен, хотя и более уважаем со стороны людей. Ведь многим кажется, что есть что-то благородное в том, чтобы гордиться своей гордостью. Что ж, если такие великие ослы вдруг закричат в вашу сторону, не будьте сами ослами настолько, чтобы их замечать. Ну, а первый упомянутый нами гордец со своей мелкой душой говорит: "Да, если меня все хвалят, значит, я чего-то да стою!" И вот, он расставляет свои мышеловки, чтобы поймать мышат похвалы и зажарить их себе на завтрак. Да, у него хороший аппетит на такие вещи! Братья, избавляйтесь от обоих видов гордости, если замечаете в себе хоть что-то похожее. Гордость карлика и гордость великана — обе мерзость в глазах Господних. Не будем забывать, что мы ученики Того, Кто сказал: "Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем".
Смирение не значит, что вы должны иметь о себе плохое мнение. Если у человека плохое мнение о самом себе, то весьма вероятно, что он прав в своей самооценке. Я знаю некоторых людей, мнение которых о самих себе действительно очень низкое, если судить по их собственным словам. Они настолько мало уверены в своих силах, что не решаются сделать ничего доброго, объясняя это тем, что они не надеются на свои собственные силы. Я знал некоторых людей, которые так удивительно скромны, что стараются занять для себя самое легкое место. Они слишком скромны, чтобы сделать что-либо такое, за что их будут ругать; они называют это смирением, а я считаю, что к такому поведению лучше подойдет название "греховная любовь к легкой жизни". Истинное смирение заставит вас думать о себе правильно, так, как есть на самом деле.
В деле приобретения душ смирение заставляет нас осознавать, что мы ничто и никто, и если Бог дает нам успех в работе, мы будем воздавать Ему всю славу, ибо она нам абсолютно не принадлежит. Если же успех отсутствует, смирение поможет нам винить свои собственные недостатки и слабости, а не Божье владычество. Может ли Бог послать нам благословение для того, чтобы затем мы хвалили самих себя? Слава за спасение душ принадлежит Ему одному. Так зачем же пытаться украсть эту славу? А ведь вы знаете, как много есть тех, кто посягает на такое воровство. "Когда я проповедовал на таком-то месте, пятнадцать человек пришли побеседовать со мной после богослужения и благодарили меня за мою проповедь". — "Отправляйся прочь со своей "благословенной" проповедью — сказал бы я этому проповеднику, — ибо ты действительно заслуживаешь осуждения, если приписываешь себе славу, которая принадлежит одному Богу!" Вы знаете историю о молодом принце, который пришел в комнату, где лежал с закрытыми глазами его умирающий отец и надел на свою голову царскую корону, чтобы посмотреть, как она ему подходит. Царь, который наблюдал за ним, сказал: "Погоди немного, мой сын, погоди, пока я умру". Так и вы, когда почувствуете малейшее побуждение надеть на свою голову славную царскую корону, представьте себе, что вы слышите голос Бога, говорящего: "Погоди, пока Я умру, и тогда наденешь Мою корону". А поскольку такое никогда не случится, лучше оставьте эту корону в покое, и пусть ее носит Тот, Кому она принадлежит по праву.
На наших устах всегда должен звучать псалом: "Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу, ради милости Твоей, ради истины Твоей".
Некоторые братья, у которых не хватило смирения, оставили свое служение, потому что Господь не может употреблять тех, кто не воздает Ему всю славу. Смирение — одно из важнейших качеств, необходимое для того, чтобы быть в Божьем употреблении. Многие были вычеркнуты из списка людей, приносящих пользу, из-за того, что они возвысились в гордости и таким образом попали в сети дьявольские. Может быть, вы думаете, что вы всего лишь бедные студенты, и потому у вас нет опасности впасть в этот грех. Но вполне возможно, что именно по этой причине у некоторых из вас такая опасность будет еще больше, если Бог благословит вас и поставит на видное место. Человек, который вырос и провел всю свою жизнь в хороших кругах общества, не чувствует больших перемен, когда занимает то положение, которое для других было бы большим возвышением. Я все время думаю, что в судьбе некоторых братьев, которых я мог бы назвать по имени, произошла большая ошибка. Они только успели обратиться, как их тут же оторвали от прежних мирских друзей и поставили перед народом в качестве популярных проповедников. К большому сожалению, многие сделали из них маленьких князьков, и таким образом подготовили почву для их падения, ибо такие резкие перемены не под силу для новообращенных. Лучше было бы, если бы в них бросали камни и оскорбляли в течение лет десяти или двадцати; тогда, может быть, они были бы избавлены от столь печальных последствий. Я лично очень благодарен за то обращение, которое испытывал от разных людей в ранние годы своего служения. Всякий раз, как только я пытался сделать хоть что-то хорошее, они травили меня, как свора гончих. Я не мог спокойно присесть и похвалиться тем, что я сделал, потому что они свирепствовали и рычали на меня, не давая мне передышки.
Но если бы меня вот так сразу, без всякой подготовки, взяли и поставили на мое нынешнее место, то, по всей вероятности, я пал бы духовно так же быстро, как и поднялся. Когда вы закончите Колледж и начнете служение, то хорошо было бы, если бы с вами обращались так же, как и со мной. Когда ваше служение принесет вам большой успех, у вас может закружиться голова, если Бог не допустит вам пережить те или другие страдания. И если у вас появится искушение сказать: "Это ли не величественный Вавилон, который я построил?" — тут же вспомните о Навуходоносоре, как "отлучен он был от людей, ел траву, как вол, и орошалось тело его росою небесною, так что волосы у него выросли, как у льва, и ногти у него — как у птицы". У Бога было много способов, чтобы унизить гордость Навуходоносора, Он так же легко может смирить и вас, если вы будете о себе высокого мнения. Эта потребность проповедника в глубоком смирении не требует доказательств; для всякого очевидно с первого взгляда, что Бог не станет благословлять человека, если у него нет истинного смирения.
Следующим существенным и жизненно важным качеством, необходимым для успеха в деле Господнем, является живая вера.
Вы знаете, братья, что Господь Иисус Христос не мог сотворить многих великих дел в Своем отечестве из-за неверия людей. Одинаково верно и то, что Бог не может совершить многих великих дел через некоторых из-за их неверия. Если вы не верите, Бог не сможет вас употребить. "По вере вашей да будет вам" — это один из неизменных законов Его Царства. "Если вы будете иметь веру с горчичное зерно, и скажете горе сей: "перейди отсюда туда", и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас". Но если приходится задавать вопрос: "Где вера ваша?" — тогда не только гора, но даже жалкая сикомора не сдвинется со своего места.
Братья, у вас должна быть вера в свое призвание к служению.
Без всяких сомнений вы должны верить, что действительно призваны Богом быть служителями Евангелия Христова. Если вы твердо верите, что Бог призвал вас на проповедь Евангелия, тогда вы будете проповедовать смело и уверенно. Вы будете чувствовать, что заняты своим делом, потому что имеете право делать это дело. Если же вы считаете, что занимаетесь, может быть, не своим делом, тогда у вас ничего не будет получаться, и из вас выйдет лишь жалкий, хромающий, неуверенный в себе и полу извиняющийся проповедник, которого никто не будет воспринимать всерьез. Лучше не начинать проповедовать до тех пор, пока вы не будете вполне уверены, что Бог призвал вас к этому труду. Один человек как-то написал мне письмо с вопросом, должен ли он проповедовать или нет. Конечно, я не знаю, как отвечать на все вопросы, но я всегда стараюсь дать мудрый ответ, насколько это возможно. Итак, я написал этому человеку следующее: "Дорогой друг, если Господь открыл твои уста, то дьявол не сможет закрыть их, но если дьявол открыл твои уста, то да закроет их Господь!" Спустя шесть месяцев я встретил этого человека, и он поблагодарил меня за письмо, которое, по его словам, очень ободрило его начать проповедовать. Я спросил: "Как же это случилось?" Он ответил: "Вы сказали: "Если Господь открыл твои уста, то дьявол не сможет их закрыть". Я ответил: "Да, это действительно мои слова, но там была и другая сторона вопроса". Он тут же возразил: "О, эта сторона дела меня не касается". Мы всегда можем найти такие приметы, которые подтвердят наши собственные мысли, если мы знаем, как их правильно истолковать. Если у вас есть истинная вера в свое призвание к служению, то вы вместе с Лютером будете готовы проповедовать Евангелие, даже находясь в пасти левиафана между его огромными зубами.
Вы должны быть уверены, что слово, которое вы будете говорить, есть Слово Божье. Я бы пожелал вам, чтобы вы лучше были твердо уверены в полудюжине истин, чем слабо — в сотне. Если ваша рука не настолько велика, чтобы держать много, держите крепко то, что сможете удержать. Может быть, иной раз было бы хорошо последовать примеру мальчика из древней басни. Когда он запустил руку в кувшин с узким горлышком и захотел взять горсть орехов, то не мог вытащить руку, но когда он выпустил половину из них, то смог вытащить часть орехов. Так должны поступать и мы. Мы не можем держать в руке все сразу, наша рука не настолько велика, но если мы имеем что-то в руке, то будем держать крепко и уверено. Имейте твердое убеждение в том, во что вы верите, иначе вы никогда не сможете убедить в этом других. Если вы будете говорить в таком духе: "Я думаю, что это истина, и, как молодой человек, я прошу, чтобы вы выслушали меня снисходительно, то, что я буду говорить, всего лишь предположение", и т.д., — если таков стиль вашей проповеди, то я скажу вам, что это — вернейший способ умножать сомневающихся.
Я хотел бы, чтобы вы говорили так: "Хотя я и молод, но то, что буду говорить, я взял не от себя, а от Бога, Слово Божье говорит так-то и так-то. Вот так написано, и вы должны верить тому, что говорит Бог, иначе погибнете". Тогда люди, слушающие вас, скажут: "Этот молодой человек действительно во что-то верит", — и очень возможно, что некоторые из них тоже придут к вере. Бог употребляет веру своих служителей, чтобы породить веру в других людях. Вы можете быть уверены, что души не спасаются через сомневающегося служителя, и если вы проповедуете свои сомнения и вопросы, то душа вряд ли решится прийти ко Христу.
Вы должны иметь твердую веру в Слово Божье, если желаете завоевать души тех, кто его слышит.
Вы должны также верить в спасающую силу евангельской вести. Может быть, вы слышали историю об одном из наших первых студентов, который пришел ко мне и сказал: "Я проповедую уже несколько месяцев, и за это время не было ни одного обращения". Я спросил его: "А ты рассчитываешь на то, что Господь благословит тебя и будет спасать души всякий раз, когда ты открываешь уста?" "Нет, сэр", — ответил он. "Так вот, — сказал я, — потому-то у тебя души и не спасаются. Если бы ты верил, Господь послал бы тебе благословения". Я очень хорошо поймал его на слове; но многие другие ответили бы мне точно так же, как и он. Они робко верят, что, возможно, каким-нибудь странным, таинственным способом Бог может через сотню проповедей спасти четвертушку души. У них едва хватает веры, чтобы стоять прямо на своих собственных ногах, как могут они рассчитывать на Божье благословение? Я люблю выходить за кафедру с убеждением: "Это Божье слово, и я буду проповедовать во имя Его, оно не может возвратиться к Богу тщетным; я попросил Его благословения, и Он обещал послать; Его намерения сбудутся в любом случае — будет ли моя проповедь запахом живительным на жизнь, или запахом смертоносным на смерть для тех, кто будет слушать".
А что делать, если у вас есть такая уверенность, но души все равно не спасаются? Вы можете, например, созвать особое молитвенное собрание, чтобы расследовать, почему люди не приходят ко Христу. Вы можете собрать отдельно тех, кто серьезно ищет Бога. В любом случае, выходите к людям с радостным лицом, чтобы они видели, что вы уверены в благословении. Но в то же время дайте им знать, что вы глубоко переживаете то, что Господь пока не посылает обращения. А как в действительности обстоят дела во многих местах? Усиленные молитвы о пробуждении отсутствуют, молитвенных собраний нет, служитель не поощряет людей засвидетельствовать о действии благодати на их души.
Истинно, истинно говорю вам, что такой служитель получает награду свою; он имеет то, о чем просит, он получает то, на что рассчитывает. Господь дает ему его копейку и не более. Слово Божье повелевает: "Открой уста твои, и Я наполню их", а мы сидим тут с сомкнутыми устами, и еще ожидаем благословения.
Открой уста твои, брат, с полной уверенностью, с твердой верой, и по вере твоей будет тебе.
Это очень существенно: вы должны веровать в Бога и в Его Евангелие, если собираетесь быть завоевателями душ; можно упустить что-то другое, но веру — никогда. Правда, Бог не всегда измеряет Свою милость нашим неверием, ибо Он думает о других людях так же, как и о нас. Но если смотреть на вещи с позиции здравого смысла, то кажется очевидным, что скорее всего Бог употребит того человека, который рассчитывает на то, что Бог его употребит и совершает труд в силе этого убеждения. И когда придет успех, он не удивится, потому что он ожидал успеха. Он посеял живое семя и надеялся собрать урожай, он отпустил хлеб свой по водам и теперь рассчитывает найти его опять.
И еще одно качество: если человек желает иметь успех в своем служении и приобрести много душ, он должен отличаться горячим усердием. Разве мы не встречали некоторых братьев, чьи проповеди настолько скучны, что кажется маловероятным, чтобы они кого-нибудь затронули? Однажды я слышал, как один хороший брат просил у Господа о благословении на проповедь, которую он собирался произнести, чтобы от нее покаялись грешники. Я не желаю умалять Божье всемогущество, но я не верю, что Бог благословил его проповедь, разве что Он сделал так, чтобы слушатели не понимали того, о чем говорил проповедник. Это была одна из тех проповедей, которые я сравниваю с полированной кочергой. Как вы знаете, есть такие полированные кочерги, которые висят в гостиной для красоты, но не для употребления. И если вам вдруг понадобится помешать угли в камине, то вы наверняка попросите у хозяйки дома обыкновенную кочергу. Есть и проповеди, похожие на ту кочергу: полированные, блестящие и холодные; возможно, они имеют какое-то отношение к обитателям звезд, но никак не к людям этого мира. Какая польза от таких речей — никто не может сказать; но я точно знаю, что в них не хватит силы даже для того, чтобы убить таракана или паука; и уж тем более в них нет силы, чтобы дать жизнь мертвой душе.
Есть проповеди и такого сорта, что чем больше о них думаешь, тем меньше понимаешь, и если какой-нибудь бедный грешник придет послушать их, желая обрести спасение, то можно сказать, что проповедник скорее стоит поперек дороги, ведущей в небо, чем показывает эту дорогу.
Вы можете рассчитывать на то, что люди поймут проповедуемую вами истину лишь в том случае, если вы действительно желаете, чтобы они ее поняли; но если вы сами несерьезны, то вряд ли они вам поверят. Если кто-то постучит ко мне в полночь, и, когда я выгляну в окно, чтобы узнать, в чем дело, скажет мне спокойно и безразлично: "Там у тебя горит огонь в задней части дома", то я подумаю не об огне, а о том, чтобы кувшин воды вылить на голову этому человеку. Если ко мне подойдет человек на улице, и весело скажет: "Добрый день, сэр, вы знаете, я умираю от голода.
Я не пробовал пищи уже так давно, что не могу и припомнить, когда я ел в последний раз". Я бы ему ответил: "Дорогой приятель, кажется, ты об этом нисколько не переживаешь, и я не верю, что ты давно не ел, иначе ты не был бы к этому так безразличен".
Некоторые братья, как мне кажется, проповедуют именно в такой же манере: "Мои дорогие друзья, сегодня воскресенье, и вот, я стою здесь перед вами. Я провел всю неделю в изучении материала для проповеди, и теперь, надеюсь, вы послушаете то, о чем я хочу вам сказать. Я не знаю, есть ли в моей речи что-то такое, что касалось бы вас непосредственно, но, возможно, что-то коснется человека, живущего на луне. Настолько я понимаю, некоторые из вас рискуют попасть в такое место, о котором я не желал бы упоминать, поскольку я слышал, что это место не очень приятно даже для временного проживания. Но если вы не возражаете, то у вас есть возможность"... — и т.д. и т.п. Такими словами можно выразить суть многих проповедей. В подобных речах нет ничего, что могло бы принести кому-либо хоть какую-то пользу. И после того, как такой проповедник продолжает говорить в течение сорока пяти минут, он заканчивает свою проповедь словами: "Ну, а теперь пора расходиться по домам", и надеется, что диаконы заплатят ему за такую службу положенные деньги. Братья, я скажу вам, что так дело не пойдет. Мы пришли в этот мир не для того, чтобы таким образом тратить наше время, а также время других людей.
Я надеюсь, мы родились для чего-то лучшего, чем быть картошкой в овсяной каше, как тот проповедник, о котором я только что говорил. Невозможно себе представить, чтобы Бог послал в мир для приобретения душ человека с подобным складом ума и подобной жизненной позицией. Некоторые служители постоянно утомляются, потому что ничего не делают. Они говорят по воскресеньям пару проповедей определенного сорта и утверждают, что это такая трудная работа, что почти истощила все их жизненные силы. Они совершают иногда короткие пастырские посещения, которые состоят из чаепития и мелких сплетен, но у них нет страстной борьбы за души, их сердца и уста не кричат "Горе! Горе!", у них нет полного посвящения, нет усердия в Господнем служении. И не стоит удивляться, если Господь сметет их с дороги, если Он их срубит, чтобы не мешали другим. Господь Иисус Христос плакал над Иерусалимом, и вам надо будет плакать над грешниками, если захотите, чтобы они через вас спаслись. Братья дорогие, будьте ревностными, вкладывайте в работу всю свою душу, иначе вам будет лучше оставить работу.
Следующее качество, существенное для приобретения душ, это великая простота сердца. Я не знаю, смогу ли объяснить вам, как следует, что я имею в виду, но попытаюсь сделать это путем сравнения. Как вы знаете, есть братья, которые слишком мудры, чтобы им быть обыкновенными верующими; они знают так много, что не воспринимают ничего простого и очевидного. Их души питаются так утонченно, что не могут потреблять ничего, кроме китайских птичьих гнезд и прочих подобных деликатесов. Ни одна корова не может дать такого молока, которое удовлетворило бы их, они слишком утонченны, чтобы пить такие напитки. У них все должно быть ни с чем не сравнимым. Так вот, Бог не благословляет таких изысканных небесных модников, духовных аристократов, — нет и нет. И как только вы с ними встречаетесь, у вас возникает мысль: "Может быть, они достаточно хороши, чтобы быть слугами господина такого-то, но это не те люди, которые годятся для дела Божьего. Он вряд ли пошлет на дело таких важных джентльменов, как эти". Когда они выбирают текст, они никогда не объясняют его истинного смысла; они ходят вокруг да около, пытаясь найти что-то такое, чего Дух Святой никогда не имел в виду в данном тексте; и когда находят в нем свою "новую мысль" — ох уж как они стараются обратить на нее внимание!
"Ура! Я нашел тухлую селедку! — кричит такой проповедник. — Какое лакомство! Какой запах!" Будьте уверены, что в течение следующих шести месяцев вы только и будете слышать об этой тухлой селедке, пока какой-нибудь другой проповедник не найдет следующую тухлую селедку. Какой они поднимут шум! "Слава! Слава! Слава! Я нашел новую мысль!" Потом будет издана новая книга на эту же тему, и все эти великие люди будут ходить вокруг нее с важным фырканьем, чтобы показать, какие они глубокие мыслители и какие прекрасные люди. Но Бог не благословляет такой вид мудрости.
Говоря о простоте сердца, я имею в виду то, что человек совершает служение исключительно во славу Божию и для спасения душ, не имея никакой другой цели. Есть некоторые люди, которые готовы приобретать души и прославлять Бога, если все это возможно совместить с их личными интересами. Они с удовольствием, даже с наслаждением будут распространять Царство Христа, если это Царство Христа дает полный простор их собственным удивительным способностям. Они пойдут приобретать души, если за это люди посадят их на лошадей и провезут по улицам в знак почета. Они обязательно хотят что-то собой представлять, чтобы люди о них знали и говорили: "Какой распрекрасный человек!" Правда, они воздают славу Богу, но она похожа на выжатый апельсин, который они в первую очередь получили и использовали для самих себя. Да, я должен сказать, что люди с таким настроением есть и среди служителей, но Бог не может терпеть подобное. Бог не станет пользоваться объедками после человека; Он получает либо всю славу, либо никакой славы вообще. Если человек хочет служить самому себе, получать почет для самого себя вместо того, чтобы искать служения Богу и чести Ему Одному, тогда Господь не сможет взять такого человека в Свое употребление. Человек, которого желает употребить Бог, должен быть убежден, что все, что он ни делает, он делает во славу Божию, у него не должно быть никаких других побуждающих причин для Господнего труда. Когда люди со стороны приходят и слушают некоторых проповедников, то все, что они запоминают, это то, что увидели замечательного артиста. Но у человека Божьего совсем другой склад. Когда люди слушают его, они думают не о том, как он выглядит, или как говорит, но о той серьезной истине, которую он провозглашает. Есть проповедники, которые произносят свои речи в такой манере, что слышащие его говорят один другому: "Посмотри-ка на него: ведь он живет за счет проповеди!
Он проповедует для того, чтобы зарабатывать деньги!" По-моему было бы лучше, если бы люди говорили о проповеднике так: "Этот человек говорит в своей проповеди такое, что заставляет слушающих думать о нем как можно меньше; он высказывает крайне неприятные истины, и делает это все только для того, чтобы довести до нашего сознания Слово Господне; его единственная цель — привести нас к покаянию и вере во Христа". Именно таких людей Господь желает благословить.
Мне нравятся люди, такие, как и некоторые из вас, которым я говорил: "Вот, ты получаешь хорошую зарплату, и у тебя есть перспектива занять влиятельное положение в этом мире; если же ты бросишь свою работу и поступишь учиться в наш Колледж, то, скорее всего, ты станешь бедным баптистским пастором на всю свою жизнь"; и эти люди, глядя мне прямо в глаза, отвечали: "Я лучше буду голодать, но приобретать души, чем потрачу свою жизнь на что бы то ни было другое". Я уверен, что большинство из вас являются именно такими людьми. Вы никогда не должны одним глазом взирать на славу Божию, а другим поглядывать на жирную овцу; вы не должны искать славы Божьей, и в то же время — собственной славы и похвалы от людей. Так дело Божье не пойдет. Вы не должны проповедовать так, чтобы угодить Богу, и в то же время обеспечить свое собственное благосостояние. Надо стремиться прославлять Бога, абсолютно не думая о своих интересах. Заботы о благосостоянии могут преследовать служителя буквально по пятам, но в деле Божьем он не должен допускать даже мысли о том, чтобы повысить его за счет человекоугодничества. Имея истинную простоту сердца, он должен угождать Богу независимо от того, угодит он или не угодит людям.
И, наконец, должна быть полная самоотдача Богу в том смысле, что с этих пор вы желаете думать не своими мыслями, а Божьими, и желаете проповедовать не свои выдумки, а Божье Слово; более того, вы решились также передавать эту истину не таким способом, какой вам нравится, но какой угоден Богу. Предположим, что вы будете читать свою проповедь с листа (что, впрочем, маловероятно), и вы желаете письменно выразить только то, что будет вполне согласно с волей Божьей. Вам, возможно, понравилось красивое длинное слово, но спросите самих себя, принесет ли оно духовное благословение для ваших слушателей, и если вы сочтете, что нет, то лучше опустите это слово. Или, может быть, вам попадется цитата из поэзии, которую вы и сами не понимаете, но вам хочется включить ее в проповедь; но если задать вопрос, послужит ли она к наставлению для простых людей в вашей церкви, то вы будете обязаны выбросить эту поэзию. Если вы желаете показать людям, как хорошо вы подготовились к проповеди, тогда выбирайте словесные перлы из литературной массы; но если вы хотите представить себя всецело в руки Божьи, тогда, возможно, вам придется употреблять очень простые выражения, банальные высказывания, которые всем знакомы. И если вы чувствуете побуждение поместить их в проповедь, обязательно поместите, даже если вы выбросите красивые слова, поэзию и перлы человеческой мудрости, ибо, может быть, Господь употребит ваши простые слова евангельской проповеди для спасения какого-то бедного грешника, ищущего Спасителя.
Если вы так беспрекословно отдадите себя в распоряжение мудрости и воли Божией, то со временем в процессе служения вы иногда будете чувствовать побуждение употреблять непривычные выражения или молиться необычной молитвой, что даже вам самим покажется странным. Но вы поймете все это позже, когда кто-нибудь подойдет к вам и скажет, что он не мог понять истину до тех пор, пока вы в тот день не выразили ее таким необычным способом. Вероятнее всего, вы будете чувствовать такие побуждения тогда, когда были хорошо подготовлены к проповеди через изучение Слова Божьего и молитву. Я убеждаю вас всегда хорошо готовиться к проповеди, даже полностью записывать то, о чем собираетесь говорить, но ни в коем случае не произносите заученные речи, как попугай, потому что в таком случае вы не сможете находиться под водительством Святого Духа.
Я не сомневаюсь в том, что иногда вам захочется использовать в проповеди хорошие стихи или же цитаты из классических авторов. Вы вполне уверены, что когда люди услышат эту проповедь, они скажут, что в ней есть что-то необычное. Однако может быть и так, что Господь сочтет такую проповедь слишком хорошей, чтобы Он мог ее благословить. В ней слишком много человеческого материала, как когда-то было слишком много людей у Гедеона, и Он не мог предать мадианитян в их руки, чтобы они не хвастались перед Ним и не говорили: "Мы одержали победу собственными силами". И когда двадцать две тысячи из них были отосланы домой, Господь сказал Гедеону: "Все еще много народа", и всех их надо отослать домой, кроме трехсот лакавших, после чего Господь сказал Гедеону: "Встань, сойди в стан, Я предаю его в руки твои". Точно так Господь говорит о некоторых наших проповедях: "Я не могу употребить их ни на что доброе, они слишком велики". Может быть, Господь благословит такую проповедь, если мы выбросим из нее добрую половину. Может так случиться, что как раз в середине вашей речи к вам придет мысль: "Если я скажу это, то наш старый диакон очень рассердится на меня. А вон там сидит директор школы, и он тоже, скорее всего, будет недоволен, если я скажу это. Еще там, на балконе, сидят те, которые уверены в себе, что они избранные по благодати, и не считают нужным проповедь Евангелия — они тоже одарят меня своим многозначительным "небесным" взглядом". Братья, будьте готовы говорить все, что Бог дает вам говорить, не считаясь с последствиями и с откликами тех или других людей.
Одно из главных качеств хорошей кисти, которой пользуется великий художник — это полное подчинение себя ему, чтобы он рисовал ею то, что сочтет нужным. Арфист любит играть на каком-то одном инструменте, потому что он знает этот инструмент и, кажется, инструмент тоже знает его. Точно так, когда Бог касается Своей рукой струн вашей души, и когда все ваши душевные силы откликаются на движения Его руки, тогда вы являетесь тем инструментом, который Он может употребить. Нелегко быть в таком состоянии, когда вы с первого раза получаете то вдохновение, которое хотел вам передать Святой Дух. Если по морю плывет большой корабль, то маленькие волны не оказывают на него никакого влияния. Судно не чувствует даже волны средней величины, поскольку нижняя часть его корпуса погружена в глубину.
Но посмотрите на спокойную воду возле причала, где плавают разные щепки: стоит даже мухе сесть сверху, как они приходят в движение и начинают плясать на крошечных волнах. Будем и мы такими же подвижными под действием силы Божьей, как эти щепки на поверхности моря! Я убежден, что самоотдача — это одно из главных качеств проповедника, приобретающего души. У вас должно быть всегда наготове слово, если вы желаете быть средством для спасения даже самого неприметного человека в вашем собрании, и горе вам, если вы колеблетесь сказать это слово, горе вам, если вы боитесь, что кто-то из членов церкви упрекнет вас в чрезмерной ревности и усердии!
Все эти вышеперечисленные качества, как я считаю, хочет видеть в нас Бог, и если бы мы стали на место Всевышнего, то именно эти качества обратили бы на себя наше внимание, и заставили бы подумать о том, чтобы употребить нас для приобретения душ.
Пусть же Бог дарует нам все эти качества Христа ради! Аминь.

Качества проповедника, которые желают видеть люди

Как вы помните, братья, в предыдущей беседе я говорил о тех качествах, которые хочет видеть Бог и которые должны быть присущи человеку, желающему приобретать души. Я дал вам описание такого человека, которого Бог вероятнее всего может употребить для спасения душ. Сегодня я хочу предложить вашему вниманию беседу на тему: КАЧЕСТВА ПРОПОВЕДНИКА, КОТОРЫЕ ЖЕЛАЮТ ВИДЕТЬ ЛЮДИ.
Говоря о качествах проповедника, которые желают видеть люди, я мог бы сейчас упомянуть те же самые качества, о которых говорил раньше, ибо я считаю, что те качества, к которым благоволит Бог, найдут одобрение и у людей, с которыми имеет дело проповедник.
В мире есть много людей, которые совершенно не приспособлены для работы с душами, и позвольте мне, прежде всего, сказать, что человек невежественный не может быть ловцом душ. Тот, кто знает лишь то, что он грешник и что Христос — его Спаситель, может быть очень полезным, если свидетельствует подобным себе людям, и его обязанность — всеми силами стараться употребить для этого даже свои небольшие познания. Но в целом я не верю, что такой человек может принести много пользы в служении Богу. Если бы этот человек имел более широкое и глубокое понимание духовных вещей, если бы он был человеком образованным в высшем смысле, то есть научен Богом, он мог бы употребить свои познания на пользу для других людей. Но если он сам невежда в духовных истинах, то я не верю, что он может научить этим истинам других. Правда, в темноту духовного невежества может проливать небольшой свет даже свеча, и если человек берется учить других, то он должен иметь хоть какую-то информацию о том, чему учит. Человек, который либо почти, либо совсем невежда, даже если пытается делать что-то для спасения душ, все равно не попадет в один ряд с великими ловцами душ; он не годится даже для того, чтобы его зачислили в их список. Поэтому, братья, проверим себя, достаточно ли мы научены в истине Божьей, чтобы быть в состоянии учить других.
Считая, что все вы, к которым я сейчас обращаюсь, не являетесь невеждами, но научены лучшим образом в божественной мудрости, я хочу задать вам вопрос: какие качества должны быть проявлены у ловца душ по отношению к другим людям? Я считаю, что в нас должна быть очевидная искренность; не просто искренность, а такая искренность, которая становится очевидной с первого взгляда для всякого, кто честно стремится познать истину. Вы должны дать своим слушателям ясно понять, что сами твердо верите в те истины, которые проповедуете, иначе вы никогда не заставите их поверить в эти истины. До тех пор, пока они вполне не убедятся, что вы верите в эти истины, ваша проповедь не будет иметь силы, воздействующей на их сердца. Если так случится с вами, то ваша работа будет безрезультатной. Все, кто вас слушает, должны чувствовать, что вы занимаетесь одним из самых достойных дел и выполняете самые святые обязанности, какие только доводилось выполнять людям. Если же вы сами лишь слабо цените то Евангелие, которое проповедуете, то ваша проповедь не будет влиять мощно на слушающих вас. Однажды я слышал такой разговор об одном служителе: "Хорошо ли он проповедовал?" — "Да, говорил-то он хорошо". — "Но разве ты не получил никакой пользы от его проповеди?" — "Нет, ни капельки". — "Разве проповедь была плохая?" — "Нет, говорил-то он хорошо". — "Что ты имеешь в виду? Почему ты не получил от проповеди никакой пользы, если проповедник говорил хорошо?" — "Я не получил никакой пользы, потому что я не верю этому человеку. Он всего лишь артист, играющий свою роль. Я не верю, что он сам чувствует то, о чем проповедует, и ему все равно, чувствуем ли и верим ли мы, или нет".
Если проповедник относится к проповеди подобным образом, для слушателей не будет много проку от его проповедей, независимо от того, на какую тему он говорит. Они могут согласиться, что провозглашаемые истины прекрасны, они могут заставить себя питаться той пищей, которую им предлагают, но пользы от этого не будет, так как слушатели не могут отделить бездушного проповедника от его проповеди, которую он произносит столь небрежно. Как только проповедник доводит дело до того, что его служение становится обычным формализмом и превращается в рутину, оно превращается в игру актера. Проповедник всего лишь играет роль, как актер в театре, но не говорит от всего сердца, как человек, посланный от Бога. Я умоляю вас, братья, чтобы вы говорили от сердца, или же не говорили совсем. Если вы можете молчать, лучше молчите; но если чувствуете обязанность говорить во имя Бога, вкладывайте в проповедь все свое сердце. Если Бог не призвал вас к этому делу, то лучше вернуться к своим земным делам, то есть взвешивать масло, продавать рис и хлопок или делать что-то другое, чем разыгрывать из себя служителя Евангелия. Я считаю, что тот, кто проповедует Евангелие как артист, занимается самым отвратительным делом, поскольку он превращает служение Богу в своего рода театральное представление. Такую насмешку заслуживает диавол, а не Бог. Божественная истина слишком дорога, чтобы над ней так глумиться. Вы можете быть уверены, что как только люди заподозрят вас в неискренности, они станут слушать вас не иначе как с отвращением, и если вы дадите им повод считать, что вы не верите в то, что говорите, то тем более они никогда не поверят в проповедуемую вами истину.
Надеюсь, что не ошибусь, если предположу, что все мы абсолютно искренни в служении нашему Господу. Теперь я перейду к следующему качеству ловца душ, которое хотели бы видеть в нем люди, и это — страстная убежденность. Заповедь "Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею" в первую очередь относится к тому, кто желает быть истинным служителем Господа Иисуса Христа. Тот из вас, кто желает быть ловцом душ, должен проявлять не только искренность сердца, но и глубину чувств. Можно проповедовать самые серьезные предостережения или страшные угрозы таким безразличным и равнодушным тоном, что они не затронут ни единого человека; можно повторять самые нежные призывы, не прилагая к тому сердца, и они никого не заставят ни любить, ни бояться. Я считаю, братья, что это качество страстной убежденности едва ли не важнее для ловца душ, чем любое другое. Мне приходилось видеть и слышать некоторых братьев, которые были очень плохими проповедниками, но, тем не менее, привели к Спасителю много душ благодаря силе эмоций в своих проповедях. В этих проповедях не было абсолютно ничего особенного (если не считать, что некоторые продавцы использовали их в качестве оберточного материала для масла), и все же столь слабые проповеди привели многих ко Христу. Дело было не столько в том, о чем говорил проповедник, сколько в том, как он это говорил, и это убеждало сердца слушателей. Самая простая истина доводилась до сознания с такой силой эмоций, что эффект получался поразительный. Если кто-нибудь из вас, братья, принесет мне пушечное ядро пудов на пять весом, а другой — пулю и заряженное ружье, то я сразу же соображу, какое оружие будет более эффективным. Пусть никто не пренебрегает маленькой пулей, ибо очень часто именно она поражает и грех, и грешника. Поэтому, братья, я говорю вам, что дело не в величине произносимых вами слов, а в силе, с которой они произносятся. Я слышал, как один корабль был обстрелян пушками из форта, но выстрелы не причинили никакого вреда, пока генерал не приказал раскалить ядра докрасна, и тогда судно было потоплено в течение трех минут. Точно так и ваши проповеди должны быть раскаленными; и неважно, если люди скажут, что вы слишком эмоциональны или даже слишком фанатичны, — стреляйте в них раскаленными ядрами, потому что ничто другое и наполовину не годится для выполнения поставленной цели. Мы ходим на воскресные собрания для того, чтобы бросать в людей не снежные, а огненные шары, мы должны закидать гранатами неприятельские ряды.
Тематика наших проповедей заслуживает поистине великой силы убеждений! Мы должны говорить с силой убеждения о Спасителе, о небе и об аде. Помня то, что имеем дело с бессмертными душами, а также с грехом, последствия которого простираются на всю вечность, с безграничным прощением, с ужасами и радостями, которые будут длиться во веки веков, мы должны проповедовать еще более убедительно! Если человек проповедует на такие темы без всяких эмоций, то стоит задать вопрос, есть ли у него вообще человеческое сердце? И можно ли это сердце разглядеть хотя бы под микроскопом? Если бы такого человека анатомировать, то, наверное, внутри была бы одна галька и камни или что-то в этом роде, неспособное выражать эмоции. Я надеюсь, что, поскольку Бог дал нам живое сердце из плоти, которое может чувствовать и переживать, мы сможем передать наши чувства и переживания другим.
Считая сказанное выше само собой разумеющимся, я бы назвал еще одно качество, необходимое для ловца душ, это открытая любовь к своим слушателям. Я не могу представить себе человека, который спасает души, если он плохо обращается со своими прихожанами и разговаривает с людьми в таком тоне, как будто ему ненавистен сам их вид. Похоже, что такие люди могут быть счастливы только тогда, когда изливают чашу своего гнева на тех, кто имел несчастье их выслушивать. Как-то я слышал проповедь одного брата на текст "Некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам". Он начал речь так: "Я хочу сказать, что этот человек не приходил на то место, где вы сейчас находитесь, но я знаю другого человека, который пришел на это место и попался разбойникам". Вы можете легко представить себе реакцию слушателей на подобный сарказм. Я знаю одного брата, который проповедовал на место из книги Левит 10:3 "... Аарон молчал", и один из его слушателей заметил, что разница между проповедником и Аароном была в том, что Аарон молчал, а он не молчал, но наоборот, неистовствовал перед людьми со всей своей силой.
Вы должны быть искренне доброжелательны по отношению к людям, если хотите оказать на них серьезное влияние. Ведь даже кошки и собаки любят тех людей, которые любят их, и надо сказать, что человеческие существа во многом очень похожи на этих бессловесных животных. Люди очень быстро поймут, что на кафедре находится холодный человек, один их тех, которые высечены из мраморной глыбы. В нашем Колледже учились, кажется, два таких брата, и у них нигде не пошло дело. Когда я спрашивал о причине их неудачи, ответ был один и тот же: "Он хороший человек и даже очень хороший, он проповедует хорошо и даже очень хорошо, но все-таки мы не смогли с ним ужиться". Я спросил: "Из-за чего же вы его невзлюбили?" Ответ был: "Просто никто его не мог полюбить". — "Разве он был сварливым?" — "Нет, никогда! Я , наоборот, желал бы, чтобы он с кем-нибудь поссорился". Я попытался выяснить, в чем же был его недостаток, и, наконец, кто-то сказал: "Я не знаю, как это выразить, но мне кажется, что у него совсем нет сердца; по крайней мере, он проповедует и ведет себя так, как будто его у него нет".
Очень печально, если причиной неудачи в служении является недостаток сердечности. У вас должно быть большое, огромное сердце, как гавань в Портсмуте или Плимуте, чтобы все люди в вашей церкви могли приходить и бросать в нем якорь, чувствуя, что они находятся под укрытием высокой скалы. Разве вы до сих пор не заметили, что успех служителей и ловцов душ находится в прямой зависимости от того, насколько велико их сердце? Вспомните, например, брата Брока, В нем было так много человечности, вся его внутренность была наполнена состраданием; а что хорошего может дать служитель, у которого ничего подобного нет?
Я не говорю о том, что надо поставить своей целью развитие плотских чувств, но я утверждаю, что если вы хотите приводить людей к Иисусу и если вы желаете сопровождать многих пилигримов к Небесному граду, у вас должно быть великое сердце. Я встречал некоторых братьев, которые были очень тощими и заявляли о себе, что они абсолютно святы; и я почти согласен с тем, что они не могут грешить, потому что походят на мешок с костями, обтянутый кожей, в котором не осталось ничего, что было бы в состоянии грешить. Так вот, я однажды встретился с одним таким "совершенным" братом, он был похож на засушенную водоросль, поскольку в нем не было никакой человечности. Мне всегда хочется видеть в человеке хоть какой-то след человечности, и другие люди, в общем, хотят того же; они лучше уживаются с таким человеком, у которого есть хоть что-то от человеческой природы. Человеческая природа в некоторых отношениях ужасна; но когда Господь Иисус Христос взял эту природу на Себя и соединил с ней Свою божественную природу, Он сделал из нее нечто великое, и с тех пор человеческая природа становится благородной, когда соединяется с Господом Иисусом Христом. Те люди, которые хранят себя для самих себя, подобно затворникам, и при этом полагают, что живут святой самовлюбленной жизнью, вряд ли смогут оказать какое-нибудь серьезное влияние на мир и послужить своим собратьям по человеческому роду. Надо любить людей и находиться среди них, чтобы суметь им послужить. Есть некоторые служители, которые имеют способности большие, чем у других, но, однако, они не могут совершать столько же добрых дел, сколько те, у которых больше человечности, которые сидят рядом с людьми и, насколько это возможно, чувствуют себя среди них как среди своих. Вы знаете, братья, что можно появляться на людях с таким видом, как будто вы лучше всех настолько, что народ думает о вас, как о существах, совершенно превосходящих всех остальных и более пригодных проповедовать ангелам, херувимам и серафимам, чем грешным сынам Адама. Старайтесь быть людьми среди людей. Не участвуйте в их пороках и грехах, но общайтесь с ними с искренней любовью и симпатией. Осознавая то, что вы не сможете своими силами привести их ко Христу, скажите, тем не менее, вместе с апостолом Павлом: "Ибо, будучи свободен от всех, я всем поработил себя, дабы больше приобрести: для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона — как чуждый закона, — не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, — чтобы приобрести чуждых закона; для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти, по крайней мере, некоторых".
Следующее качество ловца душ, которое хотели бы видеть люди, — это полное бескорыстие. Как только о человеке узнают, что он корыстолюбив, этот человек перестанет приводить души ко Христу. Некоторые люди, кажется, насквозь пропитаны духом корыстолюбия: вы можете заметить это и дома, за столом, и в доме Божием, и везде. Когда такого рода люди попадают в церковь и бывают на собрании, их корыстолюбие быстро обнаруживается, поскольку они стремятся захватить для себя все, что только возможно, хотя баптистскому проповеднику не часто случается получать много. Я надеюсь, братья, что каждый из вас будет рад сказать: "Что до меня, то мне достаточно иметь всего лишь пропитание и одежду, и я буду вполне доволен этим". Если вы будете стараться прогонять мысль о деньгах подальше от себя, то деньги часто будут приходить к вам в двойном размере; но если вы будете хватать и забирать себе все, что только можно, то вскоре обнаружите, что деньги вообще перестанут к вам поступать.
Проповедники, проявляющие корысть в получении жалованья, обычно проявляют корысть и во всем остальном. Они не хотят, чтобы люди знали тех, кто проповедует лучше их; они не терпят, когда говорят, что в чьей-то церкви дела идут лучше, чем в их церкви. Если в другой церкви наблюдается пробуждение и спасаются души, они с ухмылкой говорят: "О, да, у них много новообращенных, но где они вскоре окажутся? Что с ними случится через несколько месяцев?" Они хвалятся намного больше тем, что приобрели одного члена за год, чем тем, что их сосед — сотню за один раз. Если люди заметят в вас подобное корыстолюбие, вы очень скоро потеряете в их глазах весь свой авторитет. Если возмечтаете о том, что вы должны стать большим человеком, и начнете пробивать себе дорогу подобным образом, то даю вам гарантию, что вы попадете в конфронтацию со всеми. Кто ты такой, мой дорогой брат, чтобы все люди падали и кланялись перед тобой с мыслью, что равного тебе нет во всем мире? Я расскажу тебе, в чем суть: чем меньше ты думаешь о себе, тем больше люди думают о тебе; и чем больше ты думаешь о себе, тем меньше думают о тебе люди. Если вы видите в себе малейшие признаки корыстолюбия, я умоляю вас, чтобы вы немедленно от него избавились, иначе никогда не станете инструментом, пригодным для приведения душ к Господу Иисусу Христу.
Далее, я убежден в том, что ловцу душ необходимо иметь святость характера. Какая польза, если мы говорим в воскресенье о "высшей жизни", а затем живем "низшей жизнью" в течение недели? Христианский служитель должен быть очень внимательным, чтобы не только не быть замешанным в плохих делах, но также чтобы не причинить соблазн для слабых овец из своего стада. Все мне позволительно, но не все полезно. Мы не должны делать ничего того, что является плохим в наших собственных глазах, но мы должны также воздерживаться от того, что само по себе не является злом, но может послужить соблазном для других.
Когда люди увидят, что мы не только проповедуем святость, но и сами являемся святыми людьми, они также будут стремиться к святой жизни под влиянием и нашего характера, и наших проповедей.
Я также считаю, что если мы желаем быть ловцами душ, в нас должны быть серьезные манеры. Некоторые братья серьезны по своей природе. Некоторое время назад один человек подслушал разговор двоих в вагоне поезда. Один из них говорит: "Да, я думаю, что католическая церковь имеет большой авторитет и пользуется успехом среди людей, потому что можно с первого взгляда определить католических священников, что они святы.
Возьмите, к примеру, кардинала NN, — он похож на скелет; из-за долгих постов и молитв он похудел так, что превратился в кожу да кости. Всякий раз, когда я с ним заговорю, я тут же чувствую святость этого человека. А посмотри на Сперджена: он ест и пьет, как обыкновенный человек, у меня нет ни малейшего желания слушать его проповеди". Его друг слушал очень внимательно, а потом довольно тихо сказал: "Разве я до сих пор не говорил тебе, что кардинал так выглядит из-за того, что у него не все в порядке с печенью? Я не думаю, что это благодать сделала его таким худым, это все из-за печени". Итак, есть некоторые братья, у которых наблюдается естественная предрасположенность к меланхолии, и у них всегда очень серьезный вид; но это вовсе не знак присутствия благодати, но всего лишь признак того, что у них печень не в порядке. Они никогда не смеются, поскольку считают, что это нехорошо; и их существование на белом свете лишь увеличивает людское несчастье, которого и так предостаточно без их ненужного вклада. Такие люди, наверное, думают, что их предназначение — выливать ведра холодной воды на всякое проявление человеческой радости и веселья. Поэтому, дорогие братья, если кто-нибудь из вас очень серьезен, не спешите приписывать это действию благодати, потому что причина может быть в вашей печени.
Я думаю, что большинство из нас относятся благосклонно к такому смеху, который действует, как хорошее лекарство, и нам понадобится вся наша веселость, если мы желаем утешить и поднять тех, кто унывает; но, с другой стороны, мы не приведем много душ ко Христу, если, как некоторые, будем чересчур легкомысленными. Люди скажут о нас: "Все это шутки; вы только послушайте, как эти молодые люди острят на религиозные темы; одно дело слушать, как они говорят с кафедры, и совершенно другое дело — слушать их, когда они сидят за обеденным столом". Я слышал рассказ об одном умирающем человеке, который позвал служителя для беседы с ним. Когда служитель пришел, умирающий сказал ему: "Помните ли вы молодого человека, который приходил к вам вечером несколько лет назад, когда вы собирались проповедовать?" Проповедник сказал, что не помнит. "Я помню этот случай очень хорошо, — сказал умирающий. — Разве вы не припоминаете, как вы проповедовали в такой-то деревне на такой-то текст, и после проповеди один молодой человек шел по дороге домой вместе с вами?" — "О, да, я помню это очень хорошо!" — "Так вот, это я тот молодой человек, который шел с вами домой в тот вечер; я помню вашу проповедь, и никогда ее не забуду". — "Слава Богу за это" — сказал проповедник. — "Нет, — ответил молодой человек, — вы не станете благодарить Бога, если выслушаете все до конца. Я шел с вами по дороге в деревню, но вы не очень хотели разговаривать со мной, потому что обдумывали свою проповедь; вы произвели на меня глубокое впечатление своей проповедью, и я уже подумал о том, чтобы отдать свое сердце Христу. По дороге домой я хотел поговорить с вами о своей душе. Но в этот момент вы отпустили шутку и всю дорогу говорили о серьезных вещах в столь комическом тоне, что я даже не смог выразить вам все, что чувствовал в тот момент. После этого у меня появилось полнейшее отвращение и к религии, и к тем, кто ее исповедует. А теперь я пойду в место проклятия, и моя кровь будет лежать у ваших дверей, можете быть в этом абсолютно уверены!" С такими словами он покинул этот мир. Никто из нас не пожелал бы, чтобы такое случилось с нами; поэтому берегитесь, братья, чтобы не дать для этого повода. В нашей жизни должна преобладать серьезность, иначе мы не сможем рассчитывать на то, что приведем ко Христу других.
И, наконец, если мы желаем быть в Божьем употреблении как ловцы душ, в наших сердцах должно быть достаточно много чуткости и деликатности. Мне нравится, когда человек проявляет в должной мере святую смелость, но я не желал бы видеть в нем наглость и бесстыдство. Если, например, молодой человек выйдет за кафедру и начнет извиняться за то, что не умеет как следует проповедовать, и станет просить людей потерпеть его речи; если он заявит, что если бы Господь послал его, то у него было бы что сказать слушателям, но в данный момент он чувствует себя молодым и неопытным и не может ни о чем говорить вполне уверенно, — то такая речь не может спасти даже мышь, не говоря уже о бессмертной душе. Если Господь послал тебя проповедовать Евангелие, то почему ты должен извиняться? Послы не извиняются, когда идут на прием в чужом государстве; они знают, что посланы своим государем, и они должны передать послание со всей властью своего царя и страны, которые стоят за их плечами. Не стоит также обращать внимание на вашу молодость. Вы всего лишь трубы, сделанные из бараньего рога; и не имеет значения, сняли этот рог с бараньей головы вчера или двадцать пять лет тому назад. Если Бог трубит в ваш рог, то труба будет издавать достаточно громкий звук и даже больше, чем звук; если же Бог не трубит, то останется лишь пустой звук. Когда проповедуете, говорите напрямую, но в то же время будьте деликатными, и если вы должны сказать что-то неприятное, постарайтесь выразить это в возможно мягкой форме. Некоторые наши братья должны были поставить что-то на вид одному брату, и когда они пришли к нему домой, то высказали это так неуклюже, что тот остался глубоко оскорбленным. Когда мне пришлось позже говорить с этим братом по тому же поводу, он сказал: "Если бы ты тогда пришел ко мне, то я принял бы твое обличение, потому что ты можешь выражать неприятную истину таким образом, что человек не обидится, даже если она ему не нравится". — "Да, но ведь я сказал тебе об этом так же твердо, как и те братья". — "Да, но они сказали об этом с такой недоброжелательностью, что я просто не мог принять того, о чем они говорили. И скажу тебе, брат, что мне легче, когда ты меня ругаешь, чем когда они меня хвалят!" Можно обличить так, что человек будет вам благодарен. Один может толкнуть человека вниз, но сделает это так, что он будет доволен; другой же может открыть дверь так оскорбительно, что человек не войдет в нее, пока тот стоит на дороге. Итак, если мне надо говорить какому-либо человеку трудно перевариваемую истину, необходимую для спасения его души, то я, безусловно, обязан передать эту истину верно; однако я буду стараться выразить ее так, чтобы человек не был оскорблен. И если после этого он все-таки будет оскорблен, значит так и надо; только это будет уже не оскорбление, а знак того, что мои слова затронули его совесть.
Я знаю некоторых братьев, которые проповедуют так, как будто они ведут борьбу за получение приза. В течение всей проповеди они явно вызывают кого-то подойти и затеять с ними драку, они не удовлетворятся до тех пор, пока не набросятся на кого-либо своими словами. Есть такая манера проповеди, от которой у всех уши вянут; если некоторым проповедникам позволить проповедовать на небе, то я боюсь, что и ангелы затеют драку от их речей. Я знаю нескольких служителей подобного склада. Один из этих братьев, о котором мне доподлинно известно, за свое не слишком долгое время служения успел побывать в дюжине церквей, и можно точно сказать, где именно он был, по тем развалинам, которые он оставил после себя. Он всегда находил церкви в плохом состоянии и сразу же начинал очищать их, то есть, попросту разрушать. Как правило, первым уходил ответственный диакон, затем следующий диакон, затем все ведущие семьи, и вскоре этот человек очищал церковь до такой степени, что несколько оставшихся человек уже не могли его содержать. Потом он уходил в другую церковь и процесс разрушения повторялся. Этот брат — своего рода духовный потопитель судов, который не успокоится, пока не продырявит днище какому-нибудь хорошему кораблю.
Он считает, что корабль неисправен и начинает сверлить в нем дыру за дырой, пока корабль не потонет, однако в последний момент он успевает выпрыгнуть из него и пересесть на другой корабль, который вскоре идет ко дну таким же образом. Этот брат считает, что он призван отделять драгоценное от ничтожного, и в конце концов портит все дело. Я не имею оснований считать, что у него не все в порядке с печенью, но более вероятно, что что-то не в порядке с сердцем. Этот брат болен какой-то заразной болезнью, из-за которой я всегда выхожу из себя, встречаясь с ним.
Его невозможно терпеть более чем три дня, потому что за это время он может поссориться с самым мирным на свете человеком. Я ни за что не стану рекомендовать его на пастырское служение. Пусть сам себе ищет место, если сможет, потому что куда бы он ни пошел, после него всякое место будет словно вытоптано конем из Тартара, после которого там уже не будет расти трава.
Если у вас, братья, имеется хотя бы немного этого враждебного и ожесточенного духа, пойдите к морю и избавьтесь от него. Надеюсь, что с вами произойдет что-то похожее на случай с Магометом, взятый из легенды. Эта легенда повествует, что в каждом человеке есть две черные капли греха. Даже сам великий пророк не был свободен от этой участи. Но к нему был послан ангел, который вынул сердце пророка и выжал из него эти две черные капли греха. Избавьтесь и вы от этих черных капель, пока еще находитесь в Колледже; если у вас есть злоба, недоброжелательность, вспыльчивость, — молите Господа, чтобы Он освободил вас от всего этого, пока вы еще здесь; не идите в церкви для того, чтобы затевать войну, как это делали другие.
Но кто-то из вас, братья, скажет: "Я все равно не позволю никому топтаться по мне; я возьму быка за рога!" Брат, ты будешь великим безумцем, если поступишь так. Я никогда не считал, что мое призвание — делать что-либо подобное. Почему бы не дать возможность этому быку идти туда, куда он пожелает? Ведь бык — это такая тварь, которая швырнет тебя в воздушное пространство, если ты станешь брать его за рога. "Да, — говорит другой брат, — но ведь надо же навести порядок!" Конечно, но лучший способ наведения порядка — это, прежде всего, не делать большего беспорядка. Никому ведь не придет в голову пустить быка в посудную лавку для того, чтобы почистить посуду, и точно так же ни один человек с дурным характером не исправит в церкви ничего, что в ней есть неправильного. Поэтому старайтесь всегда говорить истину с любовью, особенно когда вы обличаете грех.
Я уверен, братья, что дело приобретения душ должно совершаться людьми с таким характером, который я описал выше; причем это дело будет особенно успешным тогда, когда их помощниками являются люди с подобным же характером. Постарайтесь же создать для вашей жизни и служения такую атмосферу, которая будет пропитана этим духом, и тогда вы сможете вполне законно рассчитывать на самое полное и обильное благословение.
Будьте же вы сами и все ваши люди такими, как я здесь описал — во имя Господа Иисуса Христа! Аминь.

Какие проповеди наиболее уместны для приобретения душ

Сегодня, братья, я буду говорить о том, КАКОГО РОДА ПРОПОВЕДИ НАИБОЛЕЕ ПРИГОДНЫ ДЛЯ ПРИОБРЕТЕНИЯ ДУШ, то есть, какого рода должны быть наши речи, если мы действительно желаем, чтобы наши слушатели поверили в Господа Иисуса Христа и были спасены. Безусловно, мы согласны с тем, что только Дух Святой обращает души, и никто не может войти в Царство Небесное, если не родится свыше. Вся эта работа совершается Святым Духом, и мы не должны приписывать себе никаких результатов этой работы, ибо именно Дух Святой творит все новое и работает над человеком в соответствии с вечными намерениями Божьими.
И все же мы можем быть инструментами в Его руках, ибо Он выбирает инструменты для Своего употребления, притом выбирает их для разумных целей. Средство должно быть приспособлено для достижения цели, как это было в случае с Давидом, когда он выступил с пращей и камнем сразил Голиафа. Голиаф был рослым, но камень из пращи все же достиг его. Этот великан был вооружен и защищен, и на нем не было уязвимого места, кроме лба, так что это было именно то место, в которое требовалось попасть. И хотя у Давида была всего лишь праща, она оказалась самым уместным оружием, потому что он уже давно упражнялся в метании камней, как это обычно делало большинство мальчишек. Затем он взял гладкий камушек, потому что знал, что он подойдет к праще. Он выбрал правильный сорт камня, чтобы попасть в голову Голиафа, так что когда метнул камень из пращи, он ударил ему в лоб, поразил мозг и повалил наземь.
Вы можете убедиться, что этот принцип соответствия характерен для всякой работы Духа Святого. Так, например, когда потребовался апостол для язычников, Святой Дух выбрал Павла, человека с широким кругозором, хорошим воспитанием и высшим образованием. Он более подходил для такой работы, чем несколько ограниченный, хотя и прямолинейный Петр, который лучше годился для проповеди иудеям и принес намного больше пользы для обрезанных, чем мог бы когда-либо принести для необрезанных. Павел был незаменимым человеком на своем месте, а Петр — на своем. Из этой закономерности вы можете извлечь для себя урок и попытаться приспособить имеющиеся у вас средства для достижения поставленной вами цели. Дух Святой может обратить душу, употребив любой текст из Писания, независимо от того, как вы его пересказываете, толкуете и излагаете. Но все же, как вы знаете, есть некоторые тексты Писания, которые лучше других подходят для того, чтобы предложить их вниманию грешников. И если это верно в отношении выбора текста, то тем более верно в отношении вашей речи, обращенной к слушателям. По поводу того, какие проповеди с наибольшей вероятностью будут благословенным орудием обращения тех, кому они адресованы, я скажу следующее: Во-первых, это те проповеди, которые определенным образом нацелены на обращение слушателей. Однажды я слышал, как один служитель молился и просил Господа спасти души через проповедь, которую он собирался произнести. Я не побоюсь сказать, что Сам Бог не смог бы употребить эту проповедь для данной цели, разве что Он заставил бы слушателей не воспринимать того, что говорил проповедник, потому что вся проповедь была рассчитана скорее на то, чтобы грешники стали еще более упрямы в своем грехе, чем на то, чтобы побудить их отречься от греха и взыскать Спасителя. В этой проповеди не было ничего для благословения слушателей, разве в случае, если бы вывернуть ее наизнанку, или перевернуть вверх ногами. Я получил от этой проповеди такую пользу, как та, о которой сказала однажды добрая пожилая сестра, вынужденная слушать проповеди своего пастора. Когда ее спросили: "Почему ты ходишь на эти собрания?" она ответила: "Ну, хотя бы потому, что поблизости нет другого места, где я могла бы поклоняться Богу". "Но ведь, наверное, было бы лучше оставаться дома, чем слушать такие проповеди!" "Может быть и так, — отвечала она, — но я люблю ходить на богослужение, даже если ничего от этого не получаю. Вы видели, например, курицу, которая копошится в куче мусора, стараясь найти зернышко; она ничего не находит, зато показывает, что она ищет зерно и прилагает старания, чтобы его найти; и, кроме того, упражнение согревает ее". Таким образом, эта пожилая сестра сказала, что копание в плохой проповеди приносит благословение для нее, потому что она упражняет свои духовные способности, и таким образом согревает свой дух.
Есть проповеди такого сорта, через которые Бог не может спасать души, разве что Он сделает так, что можно будет собирать урожай пшеницы от посева снега и льда и освещать землю с помощью тумана и облаков. Можно ли говорить о пользе проповеди, если и сам проповедник не верит, что через его проповедь кто-то покается? Если бы через подобного рода проповеди покаялись сто или полдюжины человек, никто не удивился бы этому так сильно, как сам проповедник. Я расскажу вам случай, когда человек был обращен от подобного рода проповеди. В одной приходской церкви после проповеди священника один человек был глубоко обличен во грехе. Он подошел к служителю, чтобы побеседовать, но бедный священник не знал, что с ним делать. "Я очень извиняюсь, если в моей проповеди было что-то такое, что заставило вас так обеспокоиться; я совсем не хотел этого". "Да, сэр, — отвечал обеспокоенный человек, — вот вы сказали, что нам надо родиться свыше"... "О, — ответил священник — это все уже сделано через крещение". "Но, сэр, — продолжал человек, не желавший, чтобы от него так легко избавились — вы не говорили об этом в проповеди. Вы говорили о необходимости возрождения". "Ну что теперь поделаешь, я очень сожалею, что сказал что-то такое, что заставило вас встревожиться, потому что я уверен, что с вами все в порядке. Вы относитесь к людям хорошего сорта: никогда не были таким плохим человеком, как, например, браконьер, или чем-то еще в этом роде". "Может быть и так, сэр, но я чувствую себя грешником, а вы сказали, что надо стать новым творением". "Ну, хорошо, хорошо, мой милый человек, — сказал, наконец, сбитый с толку священник — я не разбираюсь в таких вещах; я и сам не был рожден свыше". Он послал спрашивающего к баптистскому служителю, и теперь этот человек тоже стал баптистским служителем, отчасти благодаря уроку, усвоенному от проповедника, который сам не понимал истину, проповедуемую им для других.
Конечно, Бог может спасти душу даже и через такую проповедь, и через такого служителя, но это маловероятно. Более вероятно, что Он в Своем безграничном всемогуществе будет действовать на том месте, где проповедник с горячим сердцем передает людям истину, которую принял сам, и при этом всей душой желает их спасения, готовый повести их и дальше по путям Господним, как только они будут спасены. Как правило, Бог не помещает Своих новорожденных детей среди тех, кто не понимает, что такое новая жизнь, и где они будут оставлены без надлежащего питания и ухода. Поэтому, братья, если вы желаете, чтобы ваши слушатели обратились, вы должны быть уверены, что ваша проповедь нацелена именно на обращение и что Бог непременно благословит вашу проповедь для достижения этой цели. Если дело обстоит именно так, тогда ожидайте, что души будут спасены, и притом в большом числе. Не удовлетворяйтесь, если спасается всего лишь одна душа. Помните, что правилом Царства Божьего является: "По вере вашей будет вам". Проповедуя вчера вечером в Скинии, я заметил, что я рад, что в Евангелии не написано "По неверию вашему будет вам". Если у нас имеется большая вера, Бог пошлет благословение согласно нашей вере. О, если бы мы совершенно избавились от неверия! Если бы мы веровали в великие дела Божьи и всем сердцем и душой проповедовали так, чтобы люди действительно обращались через наши проповеди! Если бы мы говорили слово в такой манере, чтобы наши речи послужили бы благословенным орудием для их обращения! Разумеется, при этом мы должны полностью полагаться на Святого Духа, чтобы наш труд возымел действие, ибо мы лишь инструмент в Его руках.
Однако если подойти к нашей теме чуточку поближе, то для того, чтобы люди спасались через проповедь, такая проповедь должна их заинтересовать. Сначала надо сделать что-то для того, чтобы люди пришли послушать Евангелие. В Лондоне наблюдается какая-то особенная антипатия к местам поклонения Богу, и я не слишком удивляюсь, если это справедливо в отношении многих церквей и молитвенных домов. Я полагаю, что во многих случаях простой народ не посещает подобные богослужения потому, что люди не понимают богословской фразеологии, звучащей с кафедры: это не английский, не греческий, а какой-то двусмысленный датский. И когда рабочий человек приходит послушать эти красивые слова, он говорит своей жене: "Я больше не пойду туда, моя милая; там ничего нет ни для меня, ни для тебя; может быть, там есть что-то для господ, закончивших колледж, но нет ничего для таких людей, как мы". Нет, мои братья, мы должны проповедовать на таком языке, который Витфилд называл "рыночным языком", если желаем, чтобы наши проповеди слушали люди из всех сословий.
А затем, когда они придут, мы должны проповедовать интересно. Люди не придут к покаянию, если они заснут на собрании.
Лучше уж пусть спят у себя дома на кровати, там спать гораздо удобней. Мы должны держать их ум в бодрствующем и активном состоянии, если желаем по-настоящему принести им пользу. Невозможно подстрелить птицу, если не заставить ее взлететь, надо выгнать ее из зарослей травы, где она спряталась. И потому я уж лучше пущу в ход немного того, что один весьма уважаемый проповедник назвал ужасной и плохой вещью, — то есть, юмора. Да, я лучше разбужу собрание с его помощью, чем обо мне скажут, что я усыпил их своими монотонными речами, а потом и сам уснул вместе с ними. Иной раз будет вполне хорошо, если о нас скажут, как говорили когда-то о Роланде Хилле: "Что он имеет в виду? Ведь он своими проповедями заставляет людей смеяться".
"Да, — последовал мудрый ответ, — но разве вы не видите, что он сразу же после этого заставляет их плакать?" Да, это была хорошая, прекрасно выполненная работа. Я иной раз щекочу устрицу, чтобы она раскрыла ракушку, а потом вонзаю в нее нож.
Она не раскрылась бы, если бы я начал орудовать ножом, но зато раскрылась под другим воздействием. Именно так надо обращаться с людьми. Их надо каким-то образом заставить раскрыть свои глаза, уши и душу; а когда они раскроются, вы почувствуете тот момент, когда надо действовать ножом. Ведь есть же уязвимое место у грешников, приходящих послушать вашу проповедь, как в складках кожи носорога. Однако имейте в виду, что если вы намерены сделать выстрел по этому слабому месту, то надо выпустить пулю, состоящую из евангельской вести, потому что ничто другое не сможет выполнить необходимую работу по спасению души.
Более того, люди должны быть заинтересованы в такой степени, чтобы они могли запомнить то, что вы говорите. Они не запомнят ничего из слышанного, если предмет не заинтересует их.
Они забудут наши прекрасные вступления, они не смогут вспомнить наши цитаты из поэзии, — хотя я не уверен, что эти цитаты принесли бы пользу, если бы их вспомнили, — но мы должны сказать нашим слушателям нечто такое, что они никогда не смогли бы забыть. Кажется, преподобный Тейлор назвал это "силой удивления проповеди", то есть, это нечто такое, чего слушающие не ожидали. Именно тогда, когда они по предыдущим проповедям знают, что вы обязательно выскажете что-то точно и метко, сообщите что-то удивительное и загадочное, вы можете завязывать евангельский узелок там, где он вероятнее всего останется навсегда. Я помню, как однажды читал рассказ о портном, который нажил себе богатство и пообещал своим братьям-портным рассказать секрет того, как он это сделал. Вот они собрались возле его смертного одра и стали внимательно слушать, Он сказал им: "Я поведаю вам секрет того, как портные могут разбогатеть. Это делается так: всегда завязывайте узелок на вашей нитке". Этот же совет я даю и вам, проповедникам: всегда завязывайте узелок на вашей нитке. Если на нитке будет узелок, она не выскользнет из ткани. Некоторые проповедники совершенно правильно вставляют нитку в иголку, но на их нитке нет узелка, и в результате получается так, что они ничего не сделали. Завязывайте побольше узелков на ваших проповедях, братья, чтобы было больше вероятности, что они останутся в памяти ваших слушателей. Вы же не желаете, чтобы ваши проповеди были похожи на швы, сделанные некоторыми швейными машинами, где стоит только разорвать один стежок, и вся работа пропадет. В проповеди должно быть множество "репейников", и я даю вам гарантию, что кто-то найдет такой "репейник", впившийся в одежду, даже когда придет к себе домой. Разбрасывайте же такие "репейники" среди людей; говорите что-то такое, что поражает их воображение, что-то такое, что прилипнет к ним на многие дни, и тогда они получат от этого благословение. Я уверен, что та проповедь, к которой благоволит Господь, может послужить средством обращения, если в ней есть что-то особенное, интересное для слушателей, равно как и прямо направленное к спасению их душ.
Третье, чем отличаются проповеди, предназначенные для приведения душ ко Христу, это то, что они должны быть поучительными. Если через проповедь должны спастись души, то эта проповедь должна дать, по крайней мере, хоть сколько-нибудь познания истины. В проповеди должен быть не только огонь, но также и свет. Некоторые проповедники говорят исключительно со светом, но без огня, другие же — только с огнем, но без света; а нам нужно и то, и другое. Я не осуждаю тех братьев, которые говорят пылко и бурно, но я бы им пожелал, чтобы они имели больше осведомленности насчет того, о чем говорят. По-моему, было бы хорошо, если бы они не торопились говорить о том, чего сами не вполне понимают. Конечно, это прекрасно стоять на улице и выкрикивать: "Веруйте! Веруйте! Веруйте! Веруйте! Веруйте!" Но, моя дорогая душа, во что же мне надо веровать? Что значит весь этот шум? Подобного рода проповедники похожи на маленького мальчика, который громко плакал, и когда что-то неожиданно заставило его остановиться и замолчать, он спросил у матери: "Мама, скажи мне, пожалуйста, о чем это я плачу?" Нет сомнения в том, что проявление эмоций на кафедре бывает очень кстати, а выражение наших чувств, пафоса, порывов сердца хорошо и великолепно, если оно на правильном месте. Но будьте так добры, используйте также немного и ваши мозги, скажите людям что-нибудь существенное, когда вы выходите на кафедру проповедовать вечное Евангелие.
Те проповеди, которые вероятнее всего приведут слушателей ко Христу, должны быть переполнены истиной. Я имею в виду истину о грехопадении и о Законе, о человеческой природе и о ее отчужденности от Бога, о Святом Духе и об Отце Вечности, о новом рождении и о послушании Богу, о том, как научиться послушанию, а также и обо всех остальных подобных истинах. Говорите вашим слушателям что-нибудь существенное, дорогие братья, всякий раз, когда вы проповедуете! Скажите им что-нибудь существенное, скажите им что-нибудь существенное!
Конечно, может получиться что-то хорошее даже и тогда, когда ваши слушатели вас не понимают. Я смею так полагать потому, что так случилось с одной уважаемой леди, которая говорила речь на собрании квакеров. Она была очень благородной женщиной, и поскольку обращалась к англичанам на датском языке, то попросила одного из братьев переводить для нее. Но слушатели заявили, что в ее речи было столько присутствия духа и силы, что, хотя она и говорила на датском, они не нуждались в переводе, ибо и так получили всю возможную пользу. Правда, эти слушатели были квакерами, а это люди совершенно другого склада, чем я, потому что мне все равно, какой хорошей и милой была эта женщина, я бы лучше хотел знать, о чем она говорила. И я уверен, что не получил бы никакой, даже малой пользы, если бы не было перевода на английский. Точно так же мне нравится, когда проповедники знают, о чем они говорят, и уверены, что в их речи есть что-то заслуживающее внимания. Так старайтесь же, милые братья, дать вашим слушателям нечто большее, чем вереница трогательных примеров, которыми вы заставляете их плакать. Скажите людям что-нибудь существенное! Вы должны учить их, вы должны проповедовать Евангелие своим слушателям так, чтобы по возможности заставить их понимать его смысл, вы должны проповедовать то, что служит к их миру. Мы не можем надеяться, что люди будут спасены через наши проповеди, если не научим их серьезным истинам.
Четвертое, о чем я хотел бы сказать, это то, что те люди которые, возможно, будут спасены через нашу проповедь, должны получить впечатление от того, что слышат. Проповедь должна быть не только интересной и поучительной, но и впечатляющей; и я уверен, дорогие друзья, что те проповеди, которые впечатляют, содержат в себе гораздо больше чем кое-кто предполагает.
Но помните: для того, чтобы Слово Божие могло произвести впечатление на слушающих, оно должно прежде произвести впечатление на вас самих. Вы сами должны испытать это на себе, и говорить, как тот, кто испытал это, притом не так, как будто вы это испытали, но потому что вы это испытали, иначе вы не заставите других пережить те же впечатления. Я удивляюсь, как вообще может быть, что иногда люди выходят за кафедру и читают собравшимся проповедь не свою, а кого-то другого. Мы читаем в Библии об одной вещи, которую позаимствовали, но потом с нее слетела голова; и я боюсь, что то же самое часто случается с заимствованными проповедями — с них слетают головы. Могу поручиться, что проповедники, которые читают заимствованные проповеди, не имеют никакого понятия о наших переживаниях в подготовке к проповеди и о радости проповедования с помощью всего лишь краткого конспекта. Один мой хороший друг, который любил читать свои проповеди с листа, как-то заговорил со мной на эту тему. Я сказал ему, как вся моя душа волнуется и все мое сердце беспокоится, когда я только думаю о том, что буду говорить своим людям, и потом, позже, когда уже говорю проповедь; но он ответил мне, что никогда не испытывает подобных чувств.
Он напоминает мне ту маленькую девочку, у которой болели зубы, и бабушка сказала ей: "Внученька, я удивляюсь, как тебе не стыдно плакать из-за такого пустяка". "Да, бабушка, — отвечала маленькая девочка, — хорошо тебе говорить так, потому что когда у тебя болят зубы, ты можешь их вынуть, потому что они чужие, а я не могу вынуть, потому что у меня свои". Так поступают и некоторые братья, когда выбранная ими проповедь звучит не слишком гладко: они идут к своему ящику и выбирают другую.
Но когда у меня проповедь наполнена радостью, а я сам чувствую тяжесть и грусть на душе, тогда я вижу себя в крайне жалком положении. Или когда я хочу умолять и убеждать людей, чтобы они поверили, а мой собственный дух уныл и холоден, тогда я чувствую себя самым несчастным человеком. Мои зубы болят, и я не могу их вытащить, потому что это мои собственные зубы; точно так же я проповедую мои собственные проповеди, и потому переживаю немало беспокойства, как при их подготовке, так и при их произношении.
Я хорошо помню, как мой почтенный дедушка ответил на мой вопрос. Я сказал ему: "Я не могу проповедовать, если не чувствую себя буквально больным, и у меня появляется такое чувство, как будто мне надо переплыть пролив Ла-Манш". И я спросил дорогого старика, смогу ли я, по его мнению, когда-нибудь избавиться от этого чувства. Его ответ был таким: "Если ты от него избавишься, то твои проповеди потеряют всю свою силу". Поэтому, мои братья, когда с вами случается, что не столько вы овладели предметом проповеди, сколько предмет проповеди овладел вами, когда вы чувствуете, что захвачены им с непреодолимой силой, тогда ваша проповедь относится как раз к тому сорту, который вероятнее всего заставит и других прочувствовать те же переживания. Если вы сами находитесь под впечатлением вашей темы, вы можете рассчитывать на то, что ваша проповедь произведет впечатление и на других. Поэтому позаботьтесь, чтобы в вашей проповеди было что-то такое, что производило бы впечатление, как на вас, так и на тех, кто слушает вашу проповедь.
Далее, я полагаю, что и сама манера произнесения проповеди должна быть впечатляющей. У некоторых проповедников манера произношения речи очень плохая. Если она плохая и у вас, мои братья, то всеми силами постарайтесь это исправить. Один молодой человек пожелал учиться петь, но учитель сказал ему: "В вашем голосе всего лишь одна нота, да и та выходит из ряда вон".
Точно так у некоторых служителей голос звучит на одной ноте, и в этой ноте нет никакой музыки. Пожалуйста, приложите все ваши силы, чтобы ваш ораторский стиль мог послужить той великой цели, которая перед вами стоит. Например, проповедуйте так, как если бы вы стояли перед судьей и упрашивали его о даровании жизни вашему другу или как если бы вы ходатайствовали перед самой королевой о дорогом для вас человеке. Употребляйте в обращении к грешникам такой тон прошения, как будто в вашей комнате стоит виселица, и вас повесят на ней, если вы не сможете убедить того, кто имеет власть освободить вас. Именно такой сорт убедительной речи вам нужен для того, чтобы умолять грешников, как полагается посланнику Божьему. Приложите усилия и сделайте каждую свою проповедь такой, чтобы и самые легкомысленные могли убедиться, что если слушать вашу проповедь для них является развлечением, то для вас не представляет развлечения обращаться к ним с речью, и вы говорите с ними о вечных ценностях совершенно серьезно. Часто во время проповеди я чувствовал нечто подобное тому, как будто нахожусь на поле боя, и уже использовал весь свой арсенал, но затем я как бы зарядил сам себя в большую евангельскую пушку, и выстрелил самим собой в слушателей — выпалил всю пережитую на личном опыте Божью доброту, все свое сознание греховности, все свое ощущение силы Евангелия. Есть люди, на которых не действует ничто другое, кроме подобных проповедей, поскольку они видят, что вы передаете им не только Евангелие, но также и самих себя. Проповедь, которая вероятнее всего сокрушит сердца слушателей, это та проповедь, которая сначала сокрушает сердце проповедника и выходит прямо из сердца проповедника. Поэтому, дорогие братья, всегда стремитесь проповедовать так, чтобы не только произвести на людей впечатление, но чтобы заодно заинтересовать их и наставить в истине.
Пятое, в чем я убежден, это то, что мы должны стремиться убрать из нашей проповеди все, что может отвлечь слушателей от главного предмета, на который мы хотим обратить их внимание.
Лучший в мире стиль проповеди, так же, как и лучший стиль одежды, это тот, которого никто не замечает. Один человек как-то провел вечер в гостях у Анны Мор, и когда вернулся домой, жена спросила его: "Как была одета миссис Мор? Наверное, она была одета очень роскошно". Муж отвечал: "Да, действительно, она была одета... — да, дорогая моя, но как же она была одета? Я совершенно не заметил, как она была одета; мне кажется, в ее одежде не было ничего особенно выдающегося, она сама была предметом интереса". Вот так одевается истинная леди: мы замечаем ее, но не замечаем ее одеяние. Она одета так хорошо, что мы не знаем, как она одета, и вот так же должна быть "одета" наша проповедь. Пусть о вас никогда не говорят, как о некоторых популярных проповедниках: "Он выражался так величественно, он говорил в таких возвышенных тонах." Никогда не употребляйте в вашей проповеди ничего такого, что может отвлечь внимание слушателей от великого предмета, который вы имеете в виду. Если вы оторвете мысли грешника от главного предмета, то, говоря по-человечески, будет меньше вероятность того, что он получит впечатление, которое вы желали бы произвести и, следовательно, меньше возможность его обращения. Я вспоминаю случай, описанный в книге Ч. Финнея о пробуждении. Он рассказывает, как однажды один человек начал молиться о покаянии, но как раз в этот момент какая-то пожилая женщина прошла к кафедре, с сильным грохотом шаркая деревянными башмаками, и в результате кающаяся душа была потеряна! Я прекрасно понимаю, что имел в виду этот евангелист, хотя мне не нравится то, как у него поставлено само дело евангелизации. Шум, произведенный деревянными башмаками пожилой женщины, отвлек внимание человека от того предмета, о котором он в данный момент размышлял, и вполне возможно, что он не смог вернуться к этим размышлениям. Мы должны обращать внимание на все эти мелочи с таким чувством, словно все дело покаяния зависит от нас, помня в то же время, что только Дух Святой может сделать нашу работу результативной.
Ваша проповедь не должна отвлекать внимание людей тем, что она имеет лишь отдаленное отношение к тексту. Многие слушатели считают, что между проповедью и текстом должна существовать определенная взаимосвязь, и если он начинают спрашивать самих себя: "Как вообще мог служитель прийти к подобным мыслям? Какое отношение его речь имеет к тексту?" — вы перестанете владеть их вниманием. Привычка уходить слишком далеко от текста может быть весьма пагубной для подобного рода людей; поэтому, братья, держитесь избранного вами текста. Если вы не будете придерживаться текста, то будете похожи на того мальчика, который ходил ловить рыбу, и, когда дядя спросил его: "Много ли рыбы ты поймал, Самуил?" — Мальчик отвечал: "Я ловил рыбу три часа, и не поймал ничего, зато истратил много червей".
Я надеюсь, вам никогда не придется говорить: "Я не приобрел ни одной души для Спасителя, зато истратил много прекрасных текстов. Я смешал и перепутал много мест из Писания, но не сделал с их помощью ничего хорошего. Моей заботой не было изучение мыслей Духа Святого, скрытых в тексте, и я не понял их смысл собственным умом, хотя и пытался это сделать". Нет, такая работа никуда не годится; придерживайтесь вашего текста и не будьте похожи на нерадивого работника, которого силой заставляют заниматься своим делом. Старайтесь извлечь из Писаний то, что вложил в них Дух Святой. Пусть ваши слушатели никогда не зададут вопрос: "Какое отношение имеет эта проповедь к тексту?" Если вы заставите их задавать такой вопрос, то вполне возможно, что они никогда не будут спасены.
Я хочу пожелать вам, братья студенты, берите все знания, какие только можете, впитывайте все, что ваши преподаватели способны вложить в вас. Возможно, для этого потребуется все ваше время, но вы должны постараться изучать все, что только можете. Ибо — поверьте мне — недостаток образования может быть помехой делу спасения душ. Вы не представляете себе, какое зло могут причинить ваши ошибки, когда вы пропускаете буквы в словах или ставите ударения, где не нужно. Известны случаи, когда из-за таких ошибок в произношении люди приходили в недовольство, их внимание отвлекалось от истины, и они не могли обратиться к Богу. Одна буква может причинить много зла и стать для многих той "буквой, которая убивает". Все эти грамматические ошибки могут сделать вреда намного больше, чем вы себе представляете. Вы, может быть, думаете, что я говорю о каких-то пустяках, не заслуживающих внимания, но это не пустяки, ибо они могут причинить самые серьезные последствия. А потому, поскольку учиться говорить и писать на своем родном языке правильно — задача совсем нетрудная, старайтесь учиться хорошо, чтобы знать язык как можно лучше.
Возможно, кто-нибудь скажет: "Ну, а я знал такого-то и такого-то преуспевающего брата, и он не был образованным человеком". Да, я согласен; но обратите внимание на то, что времена меняются. Одна молодая женщина говорит другой: "Я не вижу причины, зачем нам, девушкам, преподают так много уроков.
Раньше молодые женщины знали не слишком много, однако все же выходили замуж". "Да, — ответила ее приятельница, — но тогда, знаешь ли, не было и школ; а теперь молодые люди образованы, и мы будем выглядеть очень невыгодно, если останемся малограмотными". Молодой человек может сказать: "Такой-то и такой-то служитель был безграмотным, однако у него все получалось хорошо". Да, но в его дни и люди были безграмотными, поэтому это не играло большой роли. Но теперь, когда все ходят в школу, будет жаль, если люди придут послушать вас, и их внимание будет отвлекаться от серьезных вещей, над которыми вы пожелали бы им задуматься, потому что они просто не могли не заметить изъяны вашего образования. Бог может благословить вас, даже если у вас нет образования; но голос разума говорит нам, что мы не должны позволить, чтобы недостаток образования препятствовал Евангелию производить на людей благословенное воздействие.
Возможно, вы скажете: "Такие люди, должно быть, слишком придирчивы, если обращают внимание на подобные ошибки". Да, но разве придирчивые люди не нуждаются в спасении так же, как и остальные? Я не желал бы, чтобы подобный придирчивый человек справедливо сказал о моей проповеди, что она раздражала его слух и расстраивала внимание, из-за чего он не смог понять ту истину, которую я пытался ему изъяснить. Слышали ли вы историю о том, как Чарльз Диккенс едва не стал спиритистом, и почему он им не стал? Во время спиритического сеанса он попросил вызвать духа Линдлея Марри. Явился некто, и заявил, что он и есть дух Линдлея Марри, и Диккенс спросил: "Вы ли Линдлей Марри?" Последовал ответ: "I are". После такого безграмотного ответа не осталось никакой надежды на обращение Диккенса в спиритисты. Вы можете посмеяться над этой историей, но не забудьте извлечь из нее мораль. Легко понять, что если вы забываете об именительном или винительном падежах существительного или местоимения, или если неправильно употребляете времена глаголов, вы можете отвлечь внимание слушателей от того, что пытаетесь им преподнести, и таким образом не дадите истине проникнуть в их сердце и сознание. Поэтому старайтесь убрать из вашей проповеди все лишнее, что может отвлечь внимание слушателей от главного предмета, о котором вы говорите. Внимание и мысли людей должны быть всецело сосредоточенны на истине, которую мы излагаем, если мы желаем проповедовать так, чтобы пришедшие послушать нас были спасены.
Шестое, о чем я хотел бы сказать, — я считаю, что те проповеди, которые до краев наполнены Христом, скорее всего послужат благословенной цели обращения грешников. Пусть ваши проповеди будут наполнены Христом, пусть в них от начала и до конца Евангелие переливается через край. Что касается меня, братья, то я не могу проповедовать ничто другое, как только Христа и Его крест, ибо я не знаю ничего другого и давно уже решил, как апостол Павел, не знать ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого. Люди часто спрашивают меня: "В чем секрет твоего успеха?" Я всегда отвечаю, что у меня нет никаких секретов, кроме того, что я проповедую Евангелие — не о Евангелии, но само Евангелие — полноценное, данное как дар, славное Евангелие живого Христа, Который является воплощением Благой вести. Проповедуйте, братья, Иисуса Христа всегда и везде; и каждый раз старайтесь, чтобы в вашей проповеди было много Христа. Вспомните историю о том, как старый служитель слушал проповедь молодого человека, и когда тот спросил, каково его мнение о проповеди, служитель долго медлил и, наконец, сказал: "Если хочешь знать мое мнение, то мне твоя проповедь совсем не понравилась; в ней не было Христа". "Но, — отвечал молодой человек, — это потому, что я не нашел Христа в моем тексте". "О, — сказал старый служитель, — неужели ты не знаешь, что в каждом городе, деревне и маленьком селе в Англии есть дорога, ведущая в Лондон?
Поэтому какой бы текст я ни взял, я говорю себе: "Где-то здесь должна быть дорога к Иисусу Христу, и надо проследить эту дорогу, чтобы попасть к Нему". "Хорошо, — сказал молодой человек, — а что делать, если, предположим, ваш текст ничего не говорит о Христе?" "Тогда я перелезу и через забор, и через канаву, но все равно доберусь до Христа". Вот так и мы должны делать, братья, мы должны наполнять Христом все наши проповеди, независимо от того, чем еще они могут быть наполнены. Необходимо, чтобы в каждой проповеди было достаточно Евангелия, чтобы спасти душу. Независимо от того, будете ли вы проповедовать перед Ее Величеством королевой или перед уборщицей, или перед начальником, — позаботьтесь о том, чтобы в каждой вашей проповеди присутствовало истинное Евангелие.
Я слышал об одном молодом человеке, который должен был проповедовать в какой-то церкви и спрашивал: "Что это за церковь? Во что они верят? Какое у них вероучение?" Я скажу вам, как избежать необходимости задавать подобные вопросы: проповедуйте им Иисуса Христа. Если это не подходит к их вероучению, то проповедуйте им Иисуса Христа в следующее воскресенье, а затем повторите то же и в следующее воскресенье, и еще в следующее, и еще в следующее, и не проповедуйте им ничего другого. Для тех, кто не любит Иисуса Христа надо проповедовать о Нем до тех пор, пока они Его не полюбят, ибо такие люди нуждаются в Нем больше всего. Вы знаете, что все торговцы в мире продают свой товар тогда, когда на него есть спрос, но наш товар таков, что создает заодно и спрос, и предложение. Мы проповедуем Иисуса Христа для тех, кто нуждается в Нем, и мы проповедуем до тех пор, пока не заставим людей прочувствовать свою нужду в Нем, и убедить их, что они не могут обойтись без Него.
Седьмое, о чем я хотел сказать вам, братья, это мое твердое убеждение в том, что проповеди, которые наиболее вероятно послужат к обращению людей — это те проповеди, которые обращены к их сердцам, а не просто палят поверх голов или нацелены только на интеллект. Мне не хотелось бы говорить об этом, но я знаю некоторых проповедников, которые просто неспособны добиться хороших результатов. Они прекрасные люди, у них многосторонние способности, они могут хорошо говорить, у них немало остроумия; но так или иначе, для всех, кто с ними знаком, вполне очевидно, что у них совершенно отсутствует сердце. Я знаю одного или двух человек, сухих, как пни. Если повесить их на стенку, как вы обычно вешаете водоросли, чтобы узнать погоду, то они вряд ли покажут вам что-нибудь, так как на них не действует никакая погода.
Но я знаю также некоторых людей, прямо противоположных упомянутым братьям. У них мало шансов приобрести души, потому что они слишком легкомысленны, фривольны и дурашливы, в них нет ничего такого, что свидетельствовало бы об их серьезности. Я не могу найти никаких признаков того, что у них есть душа. Они слишком мелки, чтобы вместить душу, потому что она не сможет существовать в водоеме глубиной в несколько сантиметров, — а именно столько они вмещают. Кажется, что они появились на свет вообще без души, и поэтому от их проповеди Евангелия не выйдет ничего хорошего. Братья, если вы хотите заботиться о душе вашего брата, вы должны сами иметь душу, будьте в этом совершенно уверены. Точно так же, если вы желаете достичь сердца брата, вы сами должны иметь сердце.
А вот еще один сорт людей — это те, которые не могут плакать о грешниках, — будет ли от их служения хоть какая-нибудь польза? Такой проповедник никогда в жизни не плакал о других людях, он никогда не боролся за них перед Богом, никогда не говорил вместе с Иеремией: "О, кто даст голове моей воду и глазам моим — источник слез! Я плакал бы день и ночь о пораженных дщери народа моего". Я знаю одного такого брата. Однажды на собрании служителей, после того, как мы исповедовали свои недостатки, он сказал, что ему было очень стыдно за всех нас. Что ж, без сомнения нам должно было быть стыдно за самих себя еще больше, чем мы это осознавали; но он сказал нам, что если мы действительно серьезно исповедовались перед Богом, то мы опозорили все служение проповедников. Что ж, могло быть и так. Он сказал, что он не такой, как мы; ибо, насколько ему известно, он ни разу не проповедовал без уверенности, что это была лучшая из всех возможных проповедей, и лучшую проповедь просто невозможно было приготовить. Он был тем человеком, который ежедневно занимается самообразованием определенное число часов, молится определенное количество минут, укладывает проповедь в точно установленное время, — фактически, это самый правильный человек из всех, которых я знаю. Когда я услышал его заявление в наш адрес, то спросил себя: "Интересно знать, каков же результат столь безукоризненного служения?" Оказалось, что в его служении не было ничего удовлетворительного. У него был великий дар разгонять людей, ибо, когда он приходил проповедовать в наполненный дом молитвы, этот дом скоро становился пустым. И все же, я думаю, он хороший человек в своем роде. Я бы пожелал ему, чтобы его часы когда-нибудь остановились или пробили не вовремя, или чтобы с ним случилось что-то необычное, потому что от этого он получил бы какую-то пользу.
Но он настолько правильный и порядочный, что все его дела безнадежно бесполезны, и его ошибка в том, что у него нет никаких ошибок. Заметьте, братья, что у тех проповедников, которые не имеют недостатков, нет также и достоинств; а потому постарайтесь не опуститься на эту плоскую, мертвую ступень, и не допускайте ничего такого, что уменьшает возможность обращения для ваших слушателей.
Возвращаясь к мысли о том, что надо иметь сердце, о чем я говорил раньше, я вспоминаю, как однажды спросил молодую девушку, недавно присоединившуюся к нашей церкви: "Есть ли у тебя доброе сердце?" Она ответила: "Да, сэр, есть!" Я спросил: "А разве у тебя нет злого сердца?" "Конечно, есть!" — ответила она.
"Хорошо, — сказал я, — но как согласовать оба твои ответа?" "А вот как, — ответила девушка, — я знаю, что у меня есть доброе сердце, потому что Бог дал мне новое сердце и праведный дух. Но я также знаю, что у меня есть злое сердце, потому что я часто чувствую, как оно борется с моим новым сердцем". Она была права.
Я тоже скорее соглашусь, что у служителя может быть два сердца, чем не будет вообще ни одного. Если вы, братья, желаете приобрести много душ, то в этой работе сердце должно участвовать намного больше, чем голова. Занимаясь всеми богословскими науками, берегитесь, чтобы ваша духовная жизнь не стала сухой.
Нет никакой нужды доводить себя до этого, хотя на многих обучение производит именно такое воздействие. Мои дорогие братья, преподаватели могут подтвердить мои слова о том, что изучение латинского, греческого и еврейского производит весьма иссушающее воздействие. Справедливо звучат строки: "Еврейские корни, как многим известно, Процветают лучше всего на сухой земле".
Очень сушит душу также классика, математика, и вы можете быть поглощены любой наукой настолько, что ваше сердце увянет. Не допускайте, чтобы с вами это случилось, иначе люди скажут о вас: "Он теперь знает намного больше, чем когда пришел к нам впервые, но у него не так много духовности, как было тогда".
Смотрите, чтобы с вами этого не произошло. Не удовлетворяйте себя одним лишь полированием решетки на камине вашего сердца, но воспламеняйте в нем огонь, и пусть вся ваша душа горит любовью ко Христу, иначе вряд ли Бог сможет вас употребить в полную силу для спасения человеческих душ.
И, наконец, братья, я думаю, что те проповеди, о которых вы много молились, лучше всего послужат к обращению людей. Я имею в виду те проповеди, о которых вы много и по -настоящему молились как во время подготовки, так и во время произнесения, ибо есть много так называемых молитв, которые можно назвать всего лишь игрой в молитву.
Однажды мы ехали верхом на лошадях с одним человеком, который утверждал, что придумал чудесное целительное средство из соков какого-то дерева. После того, как он рассказал мне об этом чудесном средстве, я спросил его: "Что же именно в этом средстве производит целебное воздействие, о котором вы говорите?" "О, — отвечал он, — весь секрет целительных свойств заключается в моем способе приготовления, причем гораздо больше, чем в самом веществе. Я растираю вещество очень интенсивно и притом довольно продолжительное время, и, кроме того, во мне есть так много жизненной энергии, что я передаю в лекарство саму свою жизнь".
Да, конечно, он был всего лишь шарлатаном, но из его рассказа мы можем извлечь урок. Ибо способ приготовления проповеди заключается в том, чтобы в горячей молитве наделить их жизненной энергией, влить в них свою собственную жизнь и жизнь Самого Бога. Разница между проповедью, приготовленной с молитвой и без нее, похожа на ветхозаветного первосвященника до и после помазания его елеем. Вы должны помазывать ваши проповеди, братья, и вы не сможете сделать это никаким иным способом, кроме продолжительного личного общения с Богом. Пусть же Святой Дух помажет каждого из вас и обильно благословит в приобретении душ во имя Господа Иисуса Христа! Аминь.

Препятствия на пути приобретения душ

Я уже говорил вам, братья, в прошлых беседах о том, что приобретение душ является тем занятием, которое наиболее достойно царственного звания. Пусть же все мы станем в этом смысле "сильными охотниками пред Господом" и приведем к Спасителю многих грешников! На этот раз я желаю сказать несколько слов о том, какие существуют ПРЕПЯТСТВИЯ НА ПУТИ ПРИОБРЕТЕНИЯ ДУШ ДЛЯ ХРИСТА.
Их очень много, и я не собираюсь составлять каталог; но самое первое и самое трудное препятствие, без сомнения, это — равнодушие и апатия грешников. Правда, не все люди одинаково равнодушны; фактически, есть некоторые люди, у которых, очевидно, имеется своего рода религиозный инстинкт, оказывающий на них влияние в лучшую сторону еще задолго до того, как у них появляется подлинная любовь к духовным интересам. Но в некоторых местностях, особенно в сельских, равнодушие преобладает; то же самое состояние наблюдается во многих частях Лондона. Это нельзя назвать неверием, но люди не придают религии должного значения и даже противятся ей. Они не обращают внимания на то, о чем вы проповедуете, так как у них нет к этому никакого интереса. У них нет мыслей о Боге, нет никакого дела ни к Нему, ни к служению Ему; они употребляют имя Бога лишь при ругательстве. Я часто замечал, что в тех местах, где есть проблемы с занятостью населения трудом, плохо обстоят дела и с религией. Например, среди негров на Ямайке, там, где они мало занимаются работой, плохо процветают и церкви. Я могу назвать районы, не слишком отдаленные отсюда, где предпринимательство не на высоте, и вы можете убедиться, что там очень мало сделано в духовном отношении. Повсюду в окрестностях Темзы есть места, где проповедник может говорить так, что сердце вырывается из груди, до изнеможения, но от этого мало пользы по той причине, что там нет рабочих мест для населения.
Итак, всякий раз, когда вы, мои дорогие братья, встречаетесь с равнодушием в тех местах, где проповедуете, — это равнодушие действует также и на вашу собственную паству, и даже ваши диаконы, кажется, слегка поддаются его влиянию, — что вы должны в таких случаях делать? Скажу вам, что единственное средство победить в данном случае — это быть самому вдвойне усердным.
Всеми силами старайтесь поддерживать ваше собственное усердие, чтобы оно было жизнеспособным, и более того — страстным, пламенным, ярким, всепоглощающим. Трясите своих людей, как только можете; и даже если ваше усердие кажется напрасной тратой сил, — все равно горите ярко; а если и это не производит действия на ваших слушателей, идите в другое место, куда направит вас Господь. Это равнодушие или апатия, овладевшая сердцами некоторых людей, возможно, будет оказывать вредное воздействие на вашу проповедь; но мы должны всеми силами бороться против этого и стараться пробуждать и себя, и своих слушателей. Мне бы лучше встретиться с человеком, который искренне и пылко противится Евангелию, чем с беспечным и равнодушным.
Вы не сможете оказать слишком большое влияние на человека, если он не говорит против религии или если он не желает прийти и послушать ваши речи о Боге. То же самое относится и к откровенно неверующему человеку, покрытому, как левиафан, чешуей богохульства, а также и к такому, который, извиваясь, как червяк, увиливает от встречи с вами.
Следующее серьезное препятствие в деле приобретения душ — это неверие. Вы знаете, как в Евангелии сказано, что когда Господь Иисус пришел в свое отечество, Он не мог сотворить много чудес из-за неверия людей. Это зло живет в каждом невозрожденном сердце, но в некоторых людях оно приобретает весьма ярко выраженную форму. Они думают о религии, но они не верят в ту Божью истину, которую мы им проповедуем. Собственное мнение имеет для них больший вес и заслуживает большего доверия, чем боговдохновенное Слово Божие, и они не желают принимать ничего того, что открыто в Писании. На таких людей весьма трудно оказать какое-либо влияние; но я хотел бы предупредить вас, чтобы вы не сражались с ними их же оружием. Я не считаю, что неверующего человека можно победить силой доказательств; а если такое и случается, то очень редко. Лучшим доказательством, убеждающим людей в реальности религии, является святость и искренность тех, кто считает себя последователем Христа. Как правило, неверующие забаррикадировали свой разум, чтобы туда не попали никакие доводы, и если мы будем использовать кафедру для спора с ними, то от этого будет больше вреда, чем пользы.
Вероятнее всего, наши доводы поймет лишь небольшая часть слушателей, и в то время как мы пытаемся убедить неверующих, скорее всего, получится, что мы научим неверию тех, кто о нем еще не знает, и первейшие сведения о тех или иных ересях они услышат из наших уст. Кроме того, может получиться, что мы опровергали заблуждение не самым лучшим образом, и в результате многие юные души, слушая наши неудачные попытки разоблачения, сами попадут под его влияние. Я убежден, что вы сможете быстрее искоренить неверие вашей верой, а не разумом; если вы будете верить и действовать согласно своим убеждениям, то от этого будет больше пользы, чем от всех ваших доводов, какими бы сильными они ни были. В нашей церкви есть один человек, который приходит слушать мои проповеди почти каждое воскресенье. "Я хочу тебе признаться, — обратился он ко мне однажды, — что ты единственный человек, с которым связано что-то доброе в моей жизни. Но все же, по моему мнению, ты ужасный человек, потому что у тебя нет ко мне никакого сочувствия". Я ответил: "Да, правда, я действительно не имею к тебе сочувствия, то есть, точнее сказать, к твоему неверию". Он продолжал: "Мое неверие заставляет меня приходить и слушать твои проповеди.
Видишь ли, мне кажется, что я так и останусь неверующим; но все же когда я наблюдаю за твоей спокойной верой и вижу, как Бог благословляет тебя, когда ты употребляешь свою веру, и как много ты делаешь силой этой веры, тогда я говорю сам себе: "Джек, ты глупец!" Я ответил ему: "Ты вынес себе совершенно правильный приговор; и чем скорее ты начнешь мыслить так же, как я, тем лучше, ибо нет большего глупца, чем тот, кто не верит в Бога". Я надеюсь, что в очень скором времени он обратится; и хотя между нами происходит постоянная борьба, я никогда не отвечаю ни на один из его доводов, не вступаю в спор. Однажды я сказал ему: "Ты можешь считать меня лжецом, если хочешь, но я говорю тебе то, что знаю, что я сам видел и испытал. Я не хочу любой ценой добиться своего, поэтому мне нет смысла обманывать тебя". Этот человек уже давно разгромил бы меня, если бы я стрелял в него бумажными шариками интеллектуальных доводов. Итак, я вам советую, вести бой с неверием — верою, и с ложью — истиной, однако никогда не следует урезывать Евангелие и пытаться приспособить его под капризы и вкусы людей.
Третье препятствие на пути приобретения душ — это роковое промедление, которое часто случается у людей. Может быть, это зло распространяется еще шире и делает вреда больше, чем вышеупомянутое равнодушие и неверие. Многие люди говорят нам то же самое, что сказал Феликс Павлу: "Теперь пойди, а когда найду время, позову тебя". Такой человек уже стоит на приграничной полосе и, кажется, находится всего лишь в нескольких шагах от страны Эммануила, однако он парирует наш ловкий удар и прогоняет нас прочь словами: "Да, я подумаю над этим вопросом, и мое решение не заставит себя долго ждать". Нет ничего важнее, чем побуждать людей к незамедлительным действиям и призывать их решить этот жизненно важный вопрос сразу же. Мы поступаем правильно, если проповедуем то, что говорит Бог в Своем слове: "Вот, теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения".
Данные размышления заставляют меня упомянуть еще одно препятствие на пути приобретения душ для Христа, которое представляет собой то же, что и вышеупомянутое, но в несколько иной форме, — я имею в виду плотскую самоуверенность. Многие люди воображают, что у них все в порядке в духовных вопросах, но на самом деле они просто не проверили фундамент, на котором построено их здание, и не убедились, насколько он глубок и прочен, и, тем не менее, они уверены, что у них все обстоит хорошо. Если они и не являются хорошими христианами, то, по крайней мере, считают себя намного лучшими, чем иные христиане, или те, которые называют себя христианами; а если у них и есть те или другие недостатки, то их можно в любой момент устранить, и таким образом быть готовыми явиться перед Богом. По этой причине у них нет страха, а если и есть какой-то страх, то они не чувствуют ужаса вечной погибели от лица Господня и от славы могущества Его, который будет их уделом, если они не покаются и не уверуют в Господа Иисуса Христа. Для таких людей мы должны говорить громогласно и днем, и ночью. Им надо ясно сказать, что неверующий грешник "уже осужден" и со всей определенностью погибнет навеки, если не поверит во Христа. Мы должны проповедовать так, чтобы заставить трепетать каждого грешника, сидящего на нашем собрании; и если он не придет к Спасителю, то, по крайней мере, пусть у него появятся серьезные мысли о Нем и пусть они не дают ему покоя, пока он остается вдали от Христа. Я опасаюсь, что мы иногда проповедуем слишком гладко, успокаивающе и приятно, и не раскрываем как должно перед людьми реальную опасность, в которой они находятся. Если мы избегаем объяснять им всю волю Божью в данном отношении, то, по крайней мере, часть ответственности за их погибель будет лежать на нашей совести.
Следующее препятствие на пути приобретения душ — это пессимизм, потеря надежды. Маятник качается то в одну сторону, то в другую, и человек, который вчера не имел страха, сегодня не имеет смелости. Есть тысячи людей, которые слышали Евангелие, и, тем не менее, они как бы не смеют и думать, что когда-либо испытают на себе его силу. Может быть, они выросли в семьях, где их учили, что спасение зависит только от Бога, а не от грешника, и поэтому они говорят, что если им суждено спастись, то они когда-нибудь спасутся. Вы знаете, что в учении о предопределении содержится великая истина, но взятое само по себе, без пояснения, оно становится ужасным заблуждением. Но не предопределение, а фатализм заставляет людей говорить, что им, якобы, ничего не надо делать или что они не могут ничего делать. Вряд ли может спастись человек, который говорит: "Если спасение для меня предназначено, оно придет ко мне в нужное время". Вы можете встретить немало людей, которые рассуждают подобным образом, и даже после того, как вы объяснили им истину, они остаются, словно в стальном чехле, без малейшего отклика, потому что в их душе не ожила надежда. О, если бы они поверили, что могут получить милость как только попросят, если бы пришли и повергли свои виновные души к ногам Христа, — какое было бы благословение! Будем же проповедовать спасение, даруемое во всей полноте каждому, кто верует в Иисуса, чтобы, если возможно, достичь сердец и этих людей. Может быть, подобной проповедью будут злоупотреблять люди с плотской самоуверенностью, зато в некоторых из пессимистов мы сможем пробудить надежду, чтобы они собрались с духом и отважились прийти ко Христу.
Нет сомнения в том, что огромным препятствием в приобретении душ является любовь ко греху. "У дверей грех лежит". Есть много людей, которые не могут получить спасение из-за какой-нибудь тайной плотской похоти; например, может быть, они живут в прелюбодеянии. Я хорошо помню случай с одним человеком, о котором я был уверен, что он придет ко Христу. Он уже вполне испытал на себе силу Евангелия и, казалось, находился под воздействием проповеди Слова Божьего; но потом я узнал, что он связался с женщиной, которая не была его женой, и жил в грехе, заявляя в то же время, что ищет Спасителя. Когда я узнал об этом, мне сразу стало понятно, почему он до сих пор не имеет мира в душе: всякий раз, когда его сердце располагается к покаянию, эта женщина удерживает его в узах греха.
Некоторые люди повинны в нечестных сделках; и вы не увидите их спасения, пока они продолжают так поступать. Если они не прекратят заниматься мошенничеством, они не могут быть спасенными. А иные не могут бросить пьянство. Пьющие люди, как вы знаете, часто очень легко поддаются влиянию проповеди; у них влажные глаза, пьянство сделало их слабохарактерными, и они слезливы во хмелю; но до тех пор, пока человек пьет из чаши дьявола, он вряд ли придет ко Христу. Есть люди, для которых большим препятствием является тайный грех или скрытое пристрастие. Один говорит, что не может избавиться от вспышек гнева, другой признается, что не может бросить пить, а на самом деле корень зла заключается в том, что они связаны с блудницами, которые и перекрывает для них дорогу к спасению. Во всех таких случаях мы можем только продолжать проповедовать истину, и Бог поможет нам пустить стрелу в слабое место на доспехах грешника.
Следующее препятствие на нашем пути — это самоправедность.
Самоправедные люди не совершили ни один из вышеперечисленных грехов, они соблюли от юности все заповеди — чего им еще недостает? В их сердце совсем нет места для Христа. Когда человек с головы до ног закутан в собственную праведность, он не имеет нужды в праведности Христовой, — по крайней мере, не осознает эту нужду; и если Евангелие не убеждает его в этом, то должен прийти Моисей с законом и показать ему его истинное состояние. Такое состояние служит препятствием в очень многих случаях; человек не приходит ко Христу, потому что не сознает, что он погибший; он не просит, чтобы его подняли, потому что не знает, что он — падшее создание; он не чувствует ни малейшей нужды в божественной милости и прощении и потому не ищет его.
И еще одна причина, из-за которой все, о чем мы говорим, не производит действия — это чрезмерная мирская озабоченность.
Эта озабоченность бывает двух видов. В среде бедных людей она является результатом угнетающей нищеты. Когда у человека не хватает средств на пропитание и одежду, когда, придя домой, он слышит плач малых детей и видит изможденное непосильной работой лицо своей жены, мы должны проповедовать поистине замечательно, чтобы заставить его слушать и думать о вечности.
"Что нам есть? Что пить? Во что одеваться?" — эти вопросы гнетут бедного человека весьма тяжко. Когда у Христа был хлеб в руках, Он относился к голодным с великим состраданием. Именно так наш Господь поступил, когда преломил хлеб и рыбу для толпы, ибо Он не считал ниже Своего достоинства накормить голодных. Так и мы должны поступать в тех случаях, когда у нас есть возможность хотя бы элементарно помочь обездоленным и тем облегчить их участь, чтобы у них появилась возможность слушать и воспринимать Евангелие Христово. Другой вид мирской озабоченности бывает тогда, когда человек имеет слишком много от этого мира или, по крайней мере, стремится иметь слишком много. Такой человек считает, что он должен выглядеть светским джентльменом, его дочери должны одеваться в наилучшем стиле, его сыновья должны уметь танцевать и т.п. Этот вид мирской озабоченности представляет собой сущий бич в среде наших нонконформистских церквей.
А вот перед нами человек несколько другого сорта: он с раннего утра и до поздней ночи усердно работает в своем магазине, и, кажется, он ничего больше не желает знать в жизни, кроме своего бизнеса; он просыпается рано и поздно ложится, старается экономить на еде, чтобы больше делать денег. Чем можно помочь таким алчным людям? Можно ли вообще надеяться затронуть сердце человека, единственная цель которого — быть богатым, ради чего он дрожит над каждой копейкой? Быть экономным хорошо, но есть такая экономия, которая становится скряжничеством, и это скряжничество у подобных жалких людей превращается в привычку. А некоторые из них даже ходят в церковь, потому что это считается хорошим и приличным делом, и заодно рассчитывают заиметь в церкви своих клиентов. Иуда остался необращенным даже в обществе Иисуса Христа, также и среди нас имеются некоторые люди, для которых звон тридцати сребреников звучит в ушах так громко, что они не слышат звуки Евангелия.
Я могу упомянуть еще одно препятствие в приобретении душ, а именно то препятствие, которое для некоторых людей представляют их привычки, времяпровождение и компания. Можем ли мы, например, представить себе рабочего человека, который приходит домой и сидит целый вечер в комнате, где он и живет, и спит?
Там, наверное, плачут двое или трое детей, сохнет белье, и вся обстановка причиняет раздражение. Человек заходит в дом, а там бранится жена, кричат дети и сохнет белье. Что бы вы делали, оказавшись на его месте? Представьте, что вы не христианин, — разве не пошли бы вы в таком случае искать более приятное место? Вы выходите на улицу, а там, как известно, есть и та уютная комната с яркими огнями в публичном доме, и тот винный магазин на углу, где так светло и весело и где уже собралась хмельная компания. Конечно же, вам не стоит надеяться, что вы станете средством для их спасения, пока они ходят в такие места и встречаются с такой компанией. Все хорошее, что они получили в воскресенье от услышанных гимнов, улетучивается, когда они слушают вульгарные песни в пивнушках, и вся память о богослужении стирается сомнительными историями, которые они слушают в баре за столом. И какое великое счастье, если рабочие имеют возможность посетить места, где можно просто спокойно посидеть или где собирается общество трезвенников, и хотя такие собрания не состоят из одного только пения, проповеди и молитвы, все же в какой-то мере все это там присутствует. Здесь человек может освободиться от прошлых привычек, которые прочно держат его в плену. А вскоре он вообще перестанет заходить в публичный дом, и сможет обзавестись хотя бы двумя комнатами, или, может быть, маленьким домом, чтобы его жена могла сушить белье во дворе, и чтобы дети не плакали, как раньше, потому что мать может больше уделять им времени. Все это потому, что человек изменил свое времяпровождение. Я уверен, что действия христианского служителя вполне оправданы, когда он употребляет всевозможные хорошие и законные средства, чтобы отвлечь людей от худых сообществ, иногда даже полезно сделать что-то такое, что может показаться необычным, если это поможет приобрести людей для Господа Иисуса Христа. Это должно быть нашей целью во всем, что бы мы ни делали; и какие бы препятствия ни встречались на нашей дороге, мы должны просить помощи Святого Духа и устранять их, чтобы души были спасены, и Бог был прославлен.

Как побудить верующих приобретать души?

Братья, я уже говорил вам раньше о том великом деле нашей жизни, которое называется приобретение душ. Я старался показать вам разные пути приобретения душ, качества, которые требуются от нас по отношению к Богу и людям, проповеди, наиболее подходящие для этой цели, а также препятствия на пути приобретения душ. А теперь я хотел бы поговорить с вами о следующем вопросе нашей темы, а именно: КАК МЫ МОЖЕМ ПОБУДИТЬ ВЕРУЮЩИХ ПРИОБРЕТАТЬ ДУШИ?
Каждый из вас стремится стать в свое время пастором церкви, если Господь не призовет на служение евангелиста или миссионера для язычников. Начало вашего служения похоже на сеятеля одиночку, который рассевает семена Царствия собственными руками из собственной корзины. Но все же вы хотите стать духовными фермерами, иметь собственный участок и сеять уже не в одиночку, а вместе с помощниками. И тогда вы скажете своему слуге: "Иди", — и он пойдет, или же: "Приди" — и он тут же придет; и вы будете стараться помочь им овладеть искусством и таинством посева, чтобы в скором времени у вас было много людей, делающих это благое дело, и чтобы еще больший участок мог возделываться для великого Господина жатвы. Есть здесь среди нас те, кто по благодати Божьей получили столь великое благословение, что теперь нас окружает великое множество людей, получивших духовную жизнь через наше служение, людей пробужденных, наученных и получивших силу благодаря нам, людей, которые служат Богу, как верные слуги.
Позвольте мне предупредить вас, чтобы вы не рассчитывали получить такое благословение сразу же, потому что это — дело времени. Не ожидайте получить в первый же год вашего пастырского служения то, что должно быть наградой за двадцать лет тяжкого непрерывного труда на одном и том же месте. Молодые люди иногда делают очень грубую ошибку в том, как они разговаривают с людьми, увидевшими их впервые каких-нибудь несколько недель тому назад. Вы не можете говорить с властью, как человек, который был для них отцом в течение двадцати или тридцати лет. Если вы все же будете так говорить, то это будет с вашей стороны глупым обезьянничанием. С другой стороны, было бы глупо рассчитывать, что ваши люди моментально станут такими, как будто их четверть века учил хороший благочестивый служитель. Правда, вы можете попасть в церковь, где кто-то верно трудился и сеял доброе семя многие годы, и вы найдете свое поле в самом благословенном и процветающем состоянии. И вы будете счастливы, если сможете занять место этого доброго служителя и продолжить следование той дорогой, которую он уже проложил. Считается хорошим знаком, когда кони не замечают, что у них новый кучер. Точно так же и вы, мои дорогие, хотя и неопытные братья, будете очень счастливы, если такова будет ваша доля; но вполне возможно, что вы попадете в такую церковь, которая была доведена почти до развала или же находится в полнейшем запустении.
Может быть, вы попытаетесь заставить наиболее влиятельного диакона подражать вашему усердию; и когда вы будете в состоянии белого каления, а он — холоден, как сталь, вы будете похожи на кусок раскаленного железа, опущенного в ведро с водой. Возможно, он поделится с вами воспоминаниями о других служителях, которые поначалу тоже были такими же горячими, как вы, но вскоре остыли, а потому он не удивится, если то же случится с вами. Этот диакон очень хороший человек, но он стар, а вы молоды, и мы не можем посадить молодую голову на старые плечи даже при всем нашем старании. Может быть, следующим вашим шагом будет попытка привлечь к труду кое-кого из молодых людей, чтобы добиться больших успехов; но они не поймут вас из-за своей нерасторопности и замкнутости, и вскоре бросят это занятие. Не удивляйтесь, если с вами все это случится. Весьма вероятно, что вам придется самим делать почти все, связанное с данным трудом; в любом случае, рассчитывайте на это, и тогда Вы не разочаруетесь, если случится именно так. Может случится и наоборот, но с вашей стороны будет мудрым, если вы, начиная свое служение, не станете тешить себя надеждой на слишком большую помощь в деле приобретения душ. Рассчитывайте на то, что вам придется делать это самому и в одиночку. Оказавшись единственным работником, сейте семя, обходите ваше поле с молитвой к Господину жатвы о благословении на ваш труд и ожиданием того времени, когда ваши усилия, при Божьем благословении, превратят кусок земли, ныне покрытый крапивой, усыпанный камнями, поросший сорняком и терновником и наполовину затоптанный, — в хорошо возделанный участок, где можно сеять семя с наибольшей отдачей и с минимальным количеством помощников. Но все это — дело времени.
Я должен сказать вам вполне определенно: не рассчитывайте на все это, по крайней мере, пока не пройдет несколько месяцев с момента начала вашего служения. Пробуждение, если только оно настоящее, не приходит к нам, как только мы свистнем. Попробуйте свистнуть ветру, чтобы он пришел к вам, и увидите, что из этого получится. Большой дождь был ниспослан в ответ на молитвы Илии, но даже и для Илии это не был ответ на первую же молитву. Так и мы должны молиться, молиться и молиться, и затем, наконец, появится облако, и из облака пойдет дождь. Жди, продолжай работу, будь усидчивым, и в свое время ты получишь благословение и увидишь церковь такой, о какой ты мечтал, но все это не придет в один момент. Я вспоминаю брата Джона из Бирмингема, который вряд ли мог видеть много плодов в течение многих лет своего служения. Насколько я знаю, та церковь не слыла знаменитой до того, как он начал в ней проповедовать, но он твердо продолжал проповедь Евангелия и, в конце концов, вокруг него собралась компания благочестивых людей, которые помогли ему стать самой влиятельной фигурой на то время, ко благу города Бирмингема. Попробуйте и вы сделать то же самое, но не рассчитывайте увидеть сразу все то, что этот верный служитель со своими помощниками смог достичь только спустя многие годы.
Для того, чтобы собрать вокруг себя такую группу христиан, которые впоследствии сами станут приобретать души, я бы посоветовал вам не работать по каким-либо строго установленным правилам, ибо то, что хорошо в одно время, будет неразумно для применения в другое время; и то, что лучше всего подходит на одном месте, не будет столь же хорошим на другом. Иногда наилучшим методом планирования работы будет членское собрание церкви, где вы можете сказать членам церкви, чего бы вы хотели добиться и убедительно пояснить им, что каждый должен стать приобретателем душ для Бога. Скажите им: "Я не желаю быть вашим пастором только для того, чтобы проповедовать для вас одних; я жажду видеть спасенные души, и я хочу, чтобы те, кто уже спасен, искали возможности привести других к Господу Иисусу Христу. Вы знаете, каким образом было получено благословение Пятидесятницы: это случилось, когда вся церковь единодушно собралась на одном месте, и пребывала в молитве и молении, и на них излился Дух Святой, в результате чего тысячи были спасены. Разве не можем и мы собраться таким же образом вместе и вопиять к Богу о ниспослании благословения?" Такое обращение к церкви помогло бы вам мобилизовать ваших членов. Созыв собрания, горячий призыв к труду, объяснения задачи и молитва к Богу могут быть подобны спичке для сухого хвороста; но может случиться и так, что из этого ничего не получится, если у людей нет желания к приобретению душ. Они могут сказать: "Это было прекрасное членское собрание, наш пастор очень на нас рассчитывает, и мы все желаем, чтобы у него получилось то, на что он рассчитывает", но на этом все их желания и закончатся.
Итак, если у вас из этого ничего не получится, тогда, возможно, Бог поможет вам начать с одним или двумя человеками. В каждой церкви, как правило, найдется "молодой и красивый" юноша, и вы, заметив в нем более глубокую духовность, чем у остальных членов, можете предложить ему: "Не желаешь ли ты прийти ко мне в гости вечером, и мы проведем немного времени в молитве?" Постепенно можно увеличить круг до двух или трех богобоязненных молодых людей, если будет возможность, или же вы можете начинать это служение вместе с некоторыми благочестивыми пожилыми сестрами, которые живут в более близком общении с Богом, чем любой брат, и чьи молитвы помогут вам больше, чем молитвы братьев. Заручившись их поддержкой, вы можете сказать им: "Давайте попытаемся повлиять на всю нашу церковь, давайте начнем работу с наших членов перед тем, как пойдем к тем, кто вне церкви. Давайте постараемся сами всегда бывать на молитвенных собраниях, чтобы показать пример остальным, а также организуем молитвенные кружки в наших собственных домах и пригласим на них братьев и сестер. Вот вы, дорогая сестра, могли бы собрать у себя полдюжины сестер; и вы, брат, могли бы предложить своим друзьям, чтобы вместе молиться за вашего пастора". Иногда лучший способ поджечь дом — это разлить в нем керосин и зажечь, как делали в Париже леди и джентльмены во времена Коммуны; и иногда самый быстрый метод поджога дома — зажечь его сразу с четырех сторон. Правда, я ни разу в жизни не пробовал делать ни то, ни другое, но все же я себе представляю, что это делается именно так. Я люблю зажигать не дома, а церкви, потому что церкви не сгорают дотла, они горят и не сгорают, если огонь в них тот, что надо. Когда куст терновника всего лишь куст терновника, и ничего больше, тогда он быстро сгорает, если его поджечь; но когда этот куст горит и не сгорает, мы знаем, что там присутствует Бог. Точно так же случается и с церковью, которая горит святым усердием. Ваше дело, братья, каким-то образом зажечь в церкви огонь. Вы можете сделать это, обращаясь к членскому собранию или же к нескольким доверенным людям, но вы должны каким-то образом зажечь огонь. Пусть у вас для этой святой цели имеется тайное общество преданных людей, решивших низвести на всю церковь огонь с неба. Когда вы станете так действовать, дьяволу это не понравится, поскольку вы будете причинять ему беспокойство, и он будет стараться разрушить ваше единодушие, чего он больше всего желает; мы же будем бороться не на жизнь, а на смерть, чтобы мир с его привычками и устоями не проник в церковь. И снова я повторяю, что на все это уйдет время. Я видел, как некоторые братья начинали делать дело так быстро, что вскоре стали похожи на взмыленную лошадь, и на них поистине было жалко смотреть; так что вам нужно время, братья, поэтому не надейтесь на то, что все, чего вы желаете, сбудется сразу же.
Я думаю, что в большинстве церквей проводятся молитвенные собрания по понедельникам вечером. И если вы со своими членами церкви желаете приобретать души, старайтесь всеми силами поддерживать ваше молитвенное собрание. Не будьте похожи на некоторых служителей в пригородах Лондона, которые говорят, что не могут собрать народ на молитвенные собрания и на библейские уроки, и поэтому они проводят в своей церкви одно собрание на неделе, на котором совмещают молитву и короткое наставление. Один такой нерадивый служитель как-то сказал, что нет нужды устраивать собрание среди недели, чтобы давать наставления или говорить проповеди, поэтому он объединил молитвенное собрание и библейские уроки в одно, и получилось ни молитвенное собрание, ни уроки, как говорится, ни рыба, ни мясо, ни курица, ни селедка; а потом он прекратил и эти комбинированные собрания и сказал, что они не нужны, — и я уверен, что его члены церкви имеют об этих собраниях такое же мнение. После всего этого почему бы ему не прекратить и одно из воскресных собраний? Ведь о них можно рассуждать точно так же, как и о собраниях среди недели. В одной из американских газет я прочитал следующую заметку: "Есть верный слух, что в церкви Сперджена в Лондоне рядовые прихожане не приходят на воскресное вечернее собрание один раз в каждые три месяца, чтобы предоставить место для гостей. И притом они делают это без всякого самовосхваления, обычно присущего англичанам. Ну, а наши американские христиане столь "благородны" в этом отношении, что предоставляют место для гостей каждое воскресенье в году".
Я надеюсь, братья, что с нашими людьми этого не случится ни на воскресных, ни на молитвенных собраниях.
На вашем месте я бы сделал молитвенное собрание главной характерной чертой своего служения; пусть это будет такое молитвенное собрание, подобного которому не найдется в радиусе семи тысяч миль. Не ходите на молитвенное собрание, как на прогулку, как делают многие, чтобы говорить кое-как, что придет в голову на тот момент. Наоборот, старайтесь сделать все возможное с вашей стороны, чтобы собрание было интересным для всех, кто его посетит. Не постесняйтесь сказать тому пожилому брату, что с Божьей помощью вы не позволите ему молиться двадцать пять минут. Убеждайте его сократить молитву, а если он не может, остановите его. Если в мой дом зайдет человек с намерением перерезать горло у моей жены, я попытаюсь разубедить его в этом и сказать о последствиях, а затем предприму все меры, чтобы он не сделал моей дорогой жене никакого зла. Я люблю церковь почти так же сильно, как свою жену, поэтому если человек молится долго, пусть он молится где-нибудь в другом месте, но не на собрании, за которое я несу ответственность. Скажите этому брату, чтобы он закончил свою молитву дома, если не может молиться с разумной продолжительностью на собрании. Если люди выглядят скучными и сонными, спойте какой-нибудь гимн из репертуара Муди и Санкея, а после, когда они выучат эти гимны наизусть, не пойте их, а вернитесь к своему обычному сборнику гимнов.
Поддерживайте ваше молитвенное собрание, даже если из-за него причиняется ущерб каким-то другим занятиям; это наилучший ваш вечер в течение недели, наилучшее служение между воскресными днями, — постарайтесь, чтобы так и было. В сельской местности вы можете организовать хорошее собрание в половине четвертого утра. А почему бы и нет? В пять часов утра придет больше людей, чем в пять часов вечера. Я уверен, что на молитвенное собрание в шесть часов утра соберется много людей, занятых сельским хозяйством; они придут, скажут несколько слов в молитве и будут рады такой возможности. А можно собрать людей и в двенадцать часов ночи; некоторые люди не смогут прийти ни в какое другое время. Попытайтесь проводить собрания в час, в два, в три, в любое время дня и ночи, чтобы так или иначе собрать людей для молитвы, а если не сможете привлечь их на собрание, идите к ним домой и скажите: "Я желал бы провести в вашем доме молитвенное собрание". "О, Боже мой, моя жена будет очень переживать о том, что в доме беспорядок". "Ничего страшного! Скажите ей, что мы не пойдем ни в сарай, ни в сад, ни куда-нибудь еще, но нам обязательно надо провести молитвенное собрание, и мы проведем его прямо в прихожей!" Если люди не придут на молитвенное собрание сами, тогда мы должны пойти к ним. Представьте себе, как полсотни людей устало идут по улице и устраивают собрание прямо под открытым небом; но это еще не самое трудное. Вспомните, как в Америке женщины боролись против продажи спиртных напитков: они молились прямо в торговых точках, пока не добились своего. Если мы не можем поднять дух людей иначе, как чем-то необычным, то во имя всего доброго и великого будем делать необычные вещи, только бы всеми средствами поддерживать молитвенные собрания, так как они являются великим источником силы как от общения с Богом, так и от общения с людьми.
Мы должны всегда сами подавать пример усердия. Медлительный служитель не созиждет живую и усердную церковь, я в этом уверен. Человек равнодушный или такой, который прилагает к своей работе как можно меньше старания, не вправе ожидать, что его члены церкви будут усердствовать в приобретении душ. Я знаю, что вы, братья, желали бы иметь рядом с собой группу таких христиан, которые жаждут спасения своих друзей и соседей, круг тех лиц, которые всегда заинтересованы, чтобы Бог благословил ваши проповеди, которые наблюдают за выражением лиц слушателей, чтобы увидеть, какое они получили впечатление, и которые будут глубоко опечалены, если нет покаяний и если души не спасаются. Может быть, они не станут жаловаться вам, если такое происходит, но будут взывать к Богу со слезами в молитве о вас. Но возможно, что они будут говорить о таком положении дел и с вами. Я помню, как однажды в воскресенье вечером перед Вечерей Господней, когда мы принимали в церковь всего лишь четырнадцать душ, один из моих диаконов сказал мне: "Начальник, сегодня у нас плохая прибыль". Мы привыкли к тому, что принимали по сорок или пятьдесят человек ежемесячно, и этот дорогой брат остался недоволен меньшим числом. Я согласился с ним, что в будущем, если сможем, мы должны принимать больше людей. Я предполагаю, что некоторые братья чувствуют досаду, когда им делают подобные замечания; но мне было приятно выслушать то, о чем сказал мой добрый диакон, ибо то же самое чувствовал и я.
И затем мы желали бы иметь рядом с собой таких христиан, которые готовы помогать всем, чем только они могут, в деле приобретения душ. Есть много людей, которых пастор не может охватить своим служением. Вы должны постараться приобрести таких христианских работников, которые смогут как бы "пристегиваться" к людям, вы понимаете, о чем я говорю. Я имею в виду такие близкие отношения между людьми, когда вы можете держать своего друга за прядь волос или за пуговицу на его одежде. Авессалому было не так-то легко убежать, когда он зацепился за дуб волосами своей головы. Поэтому старайтесь подойти к грешникам на близкую дистанцию, говорите с ними по-доброму, чтобы, в конце концов, рассказать им о Царстве небесном, вложить в их уши благословенную весть, которая принесет мир и радость их сердцам. Нам нужен в Церкви Христовой отряд снайперов, которые берут людей по одиночке, которые всегда наблюдают за теми, кто приходит на собрание, и не надоедают им, но стараются, чтобы они не ушли домой без личного предупреждения, личного приглашения и личного призыва прийти ко Христу.
Нам надо воспитывать всех членов церкви, чтобы сделать из них не одну Армию Спасения. Каждый мужчина, женщина или ребенок в наших церквях должен быть занят делом для Господа. Тогда они не будут удовлетворяться одними красивыми проповедями, как американцы, но они скажут: "Тьфу, какая болтовня! Мы не желаем слушать такое!" Чего желают люди, убирающие урожай на поле, от грома и молнии? Они желают просто отдохнуть немного под деревом, вытереть пот с лица после своих трудов, а потом снова взяться за работу. Наши проповеди должны быть похожими на обращение главнокомандующего к своей армии: "Вот там находится враг; завтра его там не должно быть". Надо сказать что-то краткое, что-то приятное, что-то побуждающее и впечатляющее — и это будет именно то, в чем нуждается наш народ.
Мы обретаем уверенность в желаемом благословении тогда, когда вся атмосфера, в которой мы живем, располагает к приобретению душ. Я помню, как один брат сказал мне на вечернем собрании: "Сегодня мы наверняка получим благословение, потому что кругом так много росы". Я желаю, чтобы вы почаще проповедовали там, где много росы! Один ирландец как-то сказал, что бесполезно поливать, когда светит солнце, потому что, по его наблюдениям, всякий раз, когда идет дождь, небо покрыто облаками, и солнца не видно. В этом наблюдении много истины, больше, чем может показаться с первого взгляда. Действительно, дождь приносит пользу растениям тогда, когда все приготовлено к тому, чтобы шел дождь: облачное небо, влажная атмосфера, общее ощущение сырости; если же вылить аналогичное количество воды, когда ярко светит солнце, то листья, наверное, пожелтели бы, сморщились и увяли. Любой садовод скажет вам, что он всегда старается поливать цветы вечером, когда солнце не светит на них.
В этом причина того, что искусственное орошение, какое бы оно ни было хорошее, не приносит такой же пользы, как дождь. Если мы желаем, чтобы растения и цветы получали пользу от поливания, этому должна благоприятствовать вся окружающая обстановка. То же самое происходит в духовной жизни. Я часто замечал, что когда Бог благословляет и необычным образом расширяет мое служение, большинство членов моей церкви пребывают в молитве. Великое дело — проповедовать в атмосфере, наполненной росой Духа Святого! Я знаю, что значит проповедовать в такой атмосфере, но — увы! — я знаю также, что значит проповедовать без нее. Тогда это похоже на горы Гелвуйские, на которых нет ни росы, ни дождя. Вы можете проповедовать, вы можете надеяться, что Господь благословит вашу проповедь, но все без пользы. Надеюсь, братья, что с вами так не случится. Возможно, вам выпадет жребий попасть туда, где какой-то хороший брат уже давно трудился для Господа в поте лица и с молитвой, и вы увидите, что все люди уже подготовлены к тому, чтобы получить благословение.
Я часто чувствую, выходя проповедовать, что мне нельзя приписать никаких заслуг, потому что все обстоятельства расположены в мою пользу. Люди сидят на скамьях с открытым ртом, ожидая благословения, почти все ожидают от меня чего-то доброго, и поскольку они этого ожидают, оно к ним и приходит; и когда я закончил проповедь, они продолжают молиться о благословении и получают его. Если посадить человека на скачущего коня, ему ничего не останется делать, как ехать верхом дальше; именно так случалось много раз со мною: я получал благословения, когда все вокруг содействовало этому. Вы можете убедиться, что зачастую хорошие результаты получаются не только благодаря проповеднику и его проповеди, но также благодаря всем обстоятельствам, которые сопровождали проповедь. Так было в день Пятидесятницы, когда проповедь Петра привела ко Христу три тысячи душ, и с тех пор еще никто не произнес лучшей проповеди. Хотя она представляла собой обычное личное свидетельство, но, тем не менее, обличила людей в грехе против Спасителя, Которого они предали смерти. И, однако, я не приписываю обращение трех тысяч одним лишь словам апостола, потому что там были облака, воздух был влажным, как сказал мой друг, там было много росы. Разве ученики не пребывали в продолжительной молитве и прошении о ниспослании Духа и разве Святой Дух не снизошел на всех них, так же, как и на Петра? И когда пришло время, благословение Пятидесятницы излилось на них преизобильно. Так всякий раз, когда церковь приходит к такому же состоянию, как апостолы и ученики в то замечательное время, тогда на этом месте сосредоточивается вся небесная энергия. И однако, как вы знаете, даже Сам Христос не мог совершить многих великих дел в некоторых местах из-за неверия людей. Я уверен, что такие же препятствия время от времени встречают все Его слуги, которые трудятся с усердием. У некоторых братьев, сидящих здесь, есть в церквях люди, озабоченные мирским, не имеющие Христа; но, тем не менее, я не считаю, что братья должны убегать от таких людей.
Я думаю, надо обратить на них внимание и попытаться, если возможно, сделать их более похожими на Христа.
Да, правда, у меня тоже были случаи не столь радостные, как я описывал выше. Помню, как однажды я проповедовал на вечернем собрании в одной церкви, где временно отсутствовал служитель. Когда я прибыл в эту церковь, мне не было оказано ни малейшего гостеприимства. Руководящие братья получили от моего посещения если не духовное благословение, то, по крайней мере, хороший денежный сбор, но они не оказали мне абсолютно никакого радушия, а наоборот, сказали, что на их членском собрании, хотя большинство было за то, чтобы пригласить меня, диаконы были против, потому что не считали меня "здравым". Там присутствовали некоторые братья и сестры из других церквей, которые явно были довольны и получили пользу от моей проповеди, но местные члены церкви не получили благословения. Они не ожидали его, а потому и не получили. После собрания я зашел в братскую комнату и там увидел двух диаконов, стоящих по обе стороны камина. Я спросил их: "Вы диаконы?" Они ответили: "Да". "Дела в вашей церкви идут не очень успешно, правда же?" — сказал я. "Да, правда", — ответили они. "Я думаю, что вряд ли они пойдут лучше с такими диаконами, как вы", — сказал я им.
"А вы знаете о нас что-нибудь плохое?" — спросили они. "Нет, — ответил я, — но я не знаю о вас ничего хорошего". Я рассчитывал на то, что смогу поговорить если не со всеми диаконами, то хотя бы с одним или двумя из них. Мне было приятно узнать впоследствии, что моя проповедь или беседа пошла на пользу; в этой церкви совершает служение один наш брат, и на сегодняшний день дела у него идут хорошо. Один из диаконов был настолько раздражен моим замечанием, что оставил свое служение, другой же был раздражен в верном направлении, он остался на своем месте и начал усердно работать и молиться, пока не наступили лучшие времена. Да, трудно грести против ветра и волн, но еще труднее это делать, когда к лодке привязан конь на берегу, который тащит ее в другую сторону. Но ничего, братья, если такое случится с вами, нажмите на весла еще сильнее и стащите этого коня в воду.
Помните также, что если вам удалось создать благоприятную атмосферу, то вам будет трудно поддерживать такую атмосферу.
Как вы заметили, я сказал "если", и это слово напоминает нам, как мало мы можем сделать, а точнее, мы ничего не можем делать без Бога, ибо это Он управляет атмосферами, Он Один может их создавать и поддерживать, а потому наши глаза должны быть постоянно обращены ввысь, к Тому, от Кого придет наша помощь.
Может случится так, что кто-нибудь из вас проповедует очень хорошо и усердно, и, казалось бы, эти проповеди должны быть благословенными, но грешники не спасаются. Что ж, не оставляйте проповедь, но скажите сами себе: "Я должен попытаться собрать вокруг себя побольше людей, которые будут молиться вместе со мной и за меня, которые будут рассказывать своим друзьям о нуждах дела Божьего и которые будут жить и трудиться так, что Господь пошлет дождь благодати, потому что все обстоятельства будут содействовать получению благословений." Я слышал мнение некоторых служителей, которые говорили, что когда они проповедовали в нашей церкви, то там царил такой необъяснимый дух, который производил на них удивительно сильное воздействие. Я считаю, что мы имеем это благодаря нашим прекрасным молитвенным собраниям, потому что у верующих есть дух усердной молитвы, а также и потому, что многие из них внимательно присматриваются к душам. Особенно выделяется один брат, который всегда смотрит, нет ли среди слушателей тех, на кого проповедь произвела впечатление; я называю этого брата своим охотничьим псом, и он действительно всегда готов поднять и принести ко мне птицу, которую я подстрелил. Я наблюдал, как он захватывал их одну за другой, чтобы привести ко Христу, и я радуюсь, что у меня есть такие хорошие друзья. Однажды два наших брата, Фуллертон и Смит, проводили серию евангелизационных собраний, на которых проповедовал весьма известный евангелист, говоривший о себе, что он имеет дар "ускорять принятие решения прийти ко Христу". Он имел в виду то, что Господь благословил его уменьем побуждать людей к скорейшему принятию решения прийти ко Христу. Конечно, это прекрасно, когда у человека есть такая способность, но точно так же прекрасно, когда у него есть целая группа людей, которые на каждом собрании обращаются к слушателям с вопросами: "Ну, приятель, как тебе понравилась проповедь? Было ли в ней что-нибудь интересное для тебя? Спасен ли ты? Знаешь ли ты, как надо спастись?" Ваша Библия должна быть всегда наготове, чтобы сразу открыть текст, который вы желаете прочитать для ищущих Бога. Я не раз видел, как этот мой друг, о котором я только что говорил, открывал Библию и читал самые подходящие места, которые были у него всегда наготове и под рукой, так что он знал, когда какое место прочесть, чтобы оно попало в цель. Вы знаете те тексты, которые я имею в виду и которые жаждут услышать ищущие души: "Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее". "Верующий в Сына имеет жизнь вечную". "Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха". "Всякий, кто призовет имя Господне, спасется". Так вот, этот брат имел при себе целый ряд таких мест Писания, напечатанных жирным шрифтом и прикрепленных к Библии изнутри, так что он мог сослаться на них, не листая Библию, и таким образом, он привел много обеспокоенных душ к Спасителю. Не будет неразумным с вашей стороны, если вы сможете позаимствовать у него некоторые подобные методы, которые оказались столь полезными на деле.
И, наконец, братья, не бойтесь, если вы придете в какую-либо церковь и найдете ее в очень плохом состоянии. Для молодого проповедника будет хорошим началом сразу же иметь дело с явно плохими перспективами, потому что если он будет хорошо трудиться, то рано или поздно дело у него пойдет на лад. Если вы придете в церковь и увидите, что она почти пуста, то, вероятнее всего, состояние этой церкви такое, что вряд ли бывает хуже, и у вас есть возможность стать тем средством, через которое некоторые люди придут в церковь, и таким образом дела в ней улучшатся. Если бы мне представилась возможность выбирать себе место для труда, я бы выбрал его прямо на краю озера огненного, ибо я уверен, что работа среди тех, которые считаются худшими грешниками, принесет большую славу Богу. Если Бог благословит вас возможностью служить людям такого сорта, они наверняка останутся вашими самыми верными друзьями на всю жизнь; но наихудший сорт людей — это те, которые долгое время считали себя христианами, но были лишены благодати, они имели имя, будто живы, будучи на самом деле мертвы. Увы, такие люди есть среди наших диаконов и членов церкви, и мы не можем от них избавиться; и до тех пор, пока они остаются, они будут оказывать самое пагубное влияние. Как ужасно иметь мертвых членов, когда каждая часть тела Христова должна быть преисполнена божественной жизнью; однако во многих случаях дело обстоит именно так, и мы бессильны избавиться от этого зла. Мы должны оставить плевелы расти вместе с пшеницей до жатвы; и самое лучшее, что можно сделать, если нельзя искоренить плевелы, — это поливать пшеницу, ибо лучшее средство для сдерживания роста плевелов — это хорошая и сильная пшеница. Я знал некоторых нечестивых людей, которые почувствовали, что у них горит земля под ногами, и были рады убежать из той церкви. Они говорили: "Такие проповеди для нас слишком строги, а эти люди слишком сильно придерживаются пуританских взглядов и чересчур многого от нас хотят". Какое благословение, когда церковь находится в таком состоянии! Мы не хотим прогонять людей, проповедуя им истину, но если они уходят по собственному решению, мы не желаем, чтобы они возвращались в церковь в таком же состоянии; пусть живут, как хотят, а мы будем молиться Господу, чтобы Он по великой Своей милости обратил и привел их к Себе от путей заблуждения, и тогда мы будем рады, если они придут к нам, чтобы вместе жить и трудиться для Господа.

Как воскрешать мертвых

Дорогие соработники в винограднике Господнем, позвольте мне обратить ваше внимание на одно из самых поучительных чудес, совершенных пророком Елисеем, о чем записано в 4 Царств, 4. Гостеприимство сонамитянки было вознаграждено тем, что она получила в подарок сына; но — увы! — нам не дано знать, как долго мы будем пользоваться нашими земными благами, — и через некоторое время дитя заболело и умерло.
Несчастная мать, тем не менее, имела веру, и сразу же поспешила к человеку Божию. Через этого человека Бог дал ей обетование, соответствующее желанию ее сердца, и она решила рассказать ему все, как есть, чтобы он, в свою очередь, изложил это перед Господом Богом и получил для нее успокаивающий ответ.
Действия Елисея записаны в следующих стихах: "И сказал он Гиезию: опояшь чресла твои и возьми жезл мой в руку твою, и пойди; если встретишь кого, не приветствуй его, и если кто будет тебя приветствовать, не отвечай ему; и положи посох мой на лице ребенка. И сказала мать ребенка: жив Господь и жива душа твоя! не отстану от тебя. И он встал и пошел за нею.
Гиезий пошел впереди их и положил жезл на лице ребенка. Но не было ни голоса, ни ответа. И вышел навстречу ему, и донес ему, и сказал: не пробуждается ребенок. И вошел Елисей в дом, и вот, ребенок умерший лежит на постели его. И вошел, и запер дверь за собою, и помолился Господу. И поднялся и лег над ребенком, и приложил свои уста к его устам, и свои глаза к его глазам, и свои ладони к его ладоням, и простерся на нем, и согрелось тело ребенка. И встал и прошел по горнице взад и вперед; потом опять поднялся и простерся на нем. И чихнул ребенок раз семь, и открыл ребенок глаза свои. И позвал он Гиезия и сказал: позови эту сонамитянку. И тот позвал ее. Она пришла к нему, и он сказал: возьми сына твоего. И подошла, и упала ему в ноги, и поклонилась до земли; и взяла сына своего и пошла" (4Цар.4:29-37).
В данном случае Елисей находился в точно таком же положении, как и вы, братья, если говорить о вашем труде для Христа.
Елисей имел дело с мертвым ребенком. Правда, в данном случае смерть была естественной, но и та смерть, с которой соприкасаетесь вы, не менее реальна, хотя это духовная смерть. Вот эти мальчики и девочки, которые посещают ваш класс, взрослеют и становятся "мертвыми по грехам и преступлениям". И пусть каждый из вас вполне ясно отдает себе отчет в том, каково естественное состояние всякого человеческого существа! Если у вас не будет четкого представления о полной испорченности и духовной мертвости ваших детей, вы не сможете принести им благословение. А потому я прошу вас: идите к ним не как к спящим, которых вы можете разбудить собственными силами, но как к духовным мертвецам, оживить которых может только божественная сила. Великая задача Елисея состояла не в том, чтобы омыть мертвое тело, и не в том, чтобы помазать его благовониями, завернуть в чистое полотно, уложить подобающим образом и затем оставить его таким же мертвым телом: нет, он поставил своей целью ни много, ни мало, но возвращение ребенка к жизни. Возлюбленные учителя, я желал бы, чтобы вы никогда не останавливались на второстепенных благих намерениях, но чтобы стремились достичь величайшей из всех возможных целей — спасения бессмертных душ!
Ваше дело — не просто учить детей в вашем классе читать Библию, или внушать им правила морали, или даже преподать евангельские истины, но ваше высокое призвание заключается в том, чтобы быть средством в Божьих руках для передачи небесной жизни в их мертвые души. Ваши уроки воскресной школы будут бесполезными, если дети останутся мертвыми в грехах. В мирских школах хорошее владение знаниями служит доказательством того, что старания учителя не были напрасны; но у вас дело обстоит совершенно иначе, и даже если ваши юные воспитанники вырастут хорошими членами общества, более того, станут регулярно посещать церковь, — вы все же не будете уверены, что ваши молитвы о них услышаны, желания исполнены и высшие цели достигнуты до тех пор, пока не скажете со всей уверенностью: "Господь воскресил их со Христом".
Итак, наша цель — воскресение! Наша миссия — воскрешать мертвых! Как у Петра в Иоппии и у Павла в Троаде, у нас есть юные Тавифы и Евтихи, которых надо вернуть к жизни. Как же нам выполнить столь необычную работу? Если поддаться влиянию неверия, то можно прийти в ужас от того очевидного факта, что дело, к которому призвал нас Господь, абсолютно превосходит наши личные силы. Мы не можем воскрешать мертвых. Если бы кто-то попросил нас это сделать, то мы могли бы только разорвать одежды, как царь израильский, и сказать: "Разве я Бог, чтобы умерщвлять и оживлять?" Но, с другой стороны, мы имеем сил не меньше, чем было у Елисея, ведь он не сам же смог воскресить сына сонамитянки. Правда, мы не можем своими силами заставить забиться духовной жизнью сердца наших учеников, но ведь и Павел и Аполлос были бы точно так же бессильны это сделать. Должно ли это нас обескуражить, или же направить к истинному источнику силы, чтобы мы перестали уповать на нашу собственную сомнительную силу? Надеюсь, мы вполне понимаем, что человек, живущий верой, живет в мире чудес. Творить чудеса — это профессия веры, это ее естественное дело.
Вера мост живой возводит Между небом и землей; Верой житель мира ходит По путям волны морской.
Итак, Дух Божий почил на Елисее, призвал его к работе и стал посылать ему Свою помощь, и с тех пор Елисей уже не был прежним заурядным человеком. Так и ты, дорогой учитель, посвятивший себя Богу и пребывающий в молитвенной заботе о душах, — ты уже не заурядный человек, но удивительный храм Святого Духа, в тебе обитает Бог, и ты, благодаря вере, вступил на путь творца чудес. Ты послан в мир не для того, чтобы делать то, что могут делать все остальные, но чтобы делать невозможное, то, что Бог совершает через верующих Своим Духом. Ты должен творить чудеса, совершать удивительное. А потому не смотри на дело воскрешения этих мертвых детей, которым во имя Бога ты должен дать жизнь, как на что-то невероятное и трудное, помня Того, Кто совершает это дело через твой немощный сосуд. "Что же? Неужели вы невероятным почитаете, что Бог воскрешает мертвых?" Когда вы еще с самого раннего возраста встретитесь с испорченностью, ветреностью и упрямством ваших детей, неверие будет вам нашептывать: "Оживут ли кости сии?" Но вашим ответом должны быть слова: "Господи Боже! Ты знаешь это". Доверяя все в руки Всемогущего, вы должны заниматься своим делом: говорить слова пророчества сухим костям и небесному духу, и тогда в скором времени вы так же, как Иезекииль, увидите в долине вашего видения признаки торжества жизни над смертью. Так давайте же займем подобающее нам место и обдумаем план наших действий. Вот, перед нами мертвые дети, и наши души жаждут вдохнуть в них жизнь. Мы хорошо понимаем, что весь процесс воскрешения может совершить только один Господь, и если Он желает нас употребить для совершения чудес Его благодати, в смирении попросим, чтобы Он показал нам, что мы должны делать.
Хорошо, если бы Елисей вспомнил о том уроке, который преподал ему Илия, — тогда он не послал бы Гиезия с посохом, но действовал бы сразу так, как ему пришлось действовать позже. В 3 Царств, 17 вы можете найти рассказ о том, как Илия воскресил мертвого ребенка, из которого видно, что Илия как учитель оставил для своего слуги вполне завершенный пример, и до тех пор, пока Елисей не последовал ему в точности, чудотворная сила не была проявлена. Я считаю, что Елисей поступил бы мудро, если бы с самого начала подражал примеру своего учителя, милоть которого он носил. И я убежден, мои дорогие соработники, что было бы тем более хорошо, если бы мы, учителя, подражали нашему Учителю, — если бы мы изучили образ действий и методику нашего прославленного Господа и научились у Его ног, как приобретать души. Подобно тому, как Он с глубочайшим сочувствием вступил в самое близкое общение с нашим несчастным человеческим родом, снизойдя с участием к нашему плачевному состоянию, — так должны и мы подойти поближе к душам, с которыми желаем иметь дело, чтобы томиться о них Его томлением, плакать над ними Его слезами, если мы хотим видеть их воскресшими от греховного сна. Только при условии подражания духу и методам Господа Иисуса мы станем мудрыми в приобретении душ.
Однако Елисей забыл об этом и решил поначалу пойти своим собственным путем, который лучше высветил бы его пророческое достоинство. Он дал свой жезл Гиезию, своему слуге, и повелел положить этот жезл на ребенка, с чувством уверенности, что исполнен божественной силой настолько, что она будет действовать через него любым способом, и, стало быть, его личное присутствие и усилия необязательны. Но Господь думал иначе. Я боюсь, что очень часто те истины, которые мы проповедуем с кафедры или в классах воскресной школы, представляют собой нечто постороннее, не наше личное, как жезл, который мы держим в своих руках, но который не является частью нашего существа.
Мы берем библейскую истину, касающуюся вероучения или практической жизни, подобно тому, как Гиезий взял жезл, и затем кладем ее на лицо ребенка, но сами лично не боремся за его душу.
Мы употребляем то или другое поучение, истину, пример, иллюстрацию, метод обучения и способ подачи материала, но до тех пор, пока преподаваемая нами истина будет для нас посторонним предметом, без взаимосвязи с нашим внутренним человеком, — до тех пор она будет производить на мертвого ребенка не больше воздействия, чем жезл Елисея. Увы, я боюсь, что часто случалось так, что хотя я проповедовал Евангелие на этом месте, хотя я был уверен, что это Евангелие моего Господа — истинный пророческий жезл, — однако результата не было, потому что, к сожалению, я не проповедовал с той страстностью, убедительностью и сердечностью, которые должны быть присущи проповеди Евангелия. Разве вам не приходилось преподавать истину, зная, что это действительно библейская истина, имеющая ценность для вашей собственной души, — и все же безрезультатно, потому что, преподавая истину, вы не вкладывали в нее сердца, и дети, которым она была адресована, чувствовали это. Вы были похожи на Гиезия, который равнодушной рукой положил посох на лицо ребенка. Неудивительно, что вы вместе с Гиезием вынуждены были сказать: "Не пробуждается ребенок", ибо та сила, которая действительно пробуждает, не смогла найти себе выход через вашу безжизненную проповедь. Мы не знаем, был ли Гиезий действительно уверен в смерти ребенка, потому что он говорил так, как будто ребенок уснул и нуждался только в пробуждении от сна.
Бог не благословит тех учителей, которые всем сердцем не осознали реальность греховного состояния своих детей. Если вы считаете, что ребенок не испорчен, если вы придерживаетесь глупого понятия о невинности ребенка и достоинстве человеческой природы, то не удивляйтесь, если вы остаетесь пустыми и бесплодными. Как может Бог благословить вас на совершение воскрешения, если вы будете неспособны понять его славную сущность даже в случае, когда Господь совершит его через вас? Если бы ребенок поднялся, это не удивило бы Гиезия, поскольку он подумал бы, что тот всего лишь пробудился от необычно крепкого сна. Если Бог станет употреблять для обращения душ проповеди тех, кто не верит в полную испорченность человека, то они скажут всего лишь то, что Евангелие содержит высокие моральные стандарты и производит самое доброе влияние, но они не будут славить и величать возрождающую благодать, с помощью которой Сидящий на престоле творит все новое.
Обратите внимание на то, что сделал Елисей, когда его первая попытка потерпела неудачу. Когда мы терпим неудачу, мы не должны из-за этого бросать свою работу. Если у вас, дорогой брат и сестра, нет успеха, вы не должны делать вывод, что у вас нет призвания к труду, точно так же, как Елисей не пришел к выводу, что ребенка нельзя воскресить. Урок, который надо извлечь из неудачи, заключается не в том, что надо бросить работу, но в том, что надо сменить метод работы. Беда не в неспособном человеке, а в неразумном плане действий. Если вам не удалось осуществить свое желание, вспомните школьную песенку: Если сразу не выходит, Пробуй, пробуй снова!
Но не повторяйте свои действия тем же способом, разве что вы уверены, что этот способ наилучший. Если же первый метод работы не принес успеха, постарайтесь улучшить этот метод. Проверьте, в чем именно была причина неудачи, измените ваш подход или ваш характер, и через эту перемену Господь может приготовить вас к такому плодотворному служению, которого вы и не ожидали. Узнав, что дитя не пробудилось, Елисей не стал предаваться унынию, но подпоясался и принялся за свое дело с удвоенной энергией.
Обратим внимание на место, где лежало дитя: "И вошел Елисей в дом, и вот, ребенок умерший лежит на постели его." Это была та самая постель, которую гостеприимная сонамитянка приготовила для Елисея, — знаменитая постель, которая так же, как стол, стул и светильник никогда не будет забыта в Божьей Церкви. Эта знаменитая постель была употреблена для цели, о которой добрая женщина вряд ли могла подумать, когда, из любви к пророку, готовила ее для его отдыха. Я люблю размышлять о том, что мертвый ребенок лежал именно на этой постели, потому что она символизирует то место, на котором должны быть помещены и наши необращенные дети, если мы хотим, чтобы они спаслись. Если мы хотим стать для них благословением, они должны быть помещены в наших сердцах, — они должны быть на нашем попечении и ночью, и днем. Мы должны носить образы своих детей в самых сокровенных уголках нашего сердца, размышлять о них в ночные стражи, из-за тревог о них лишаться сна, наполнять ими наши полуночные переживания. Наши постели должны быть свидетелями наших слезных прошений: "О, хотя бы Измаил был жив пред лицом Твоим! О, хотя бы эти дорогие мальчики и девочки из моего класса могли стать детьми живого Бога!" Илия и Елисей учат нас, что мы не должны помещать дитя вдали от самих себя, где-то за дверью или в склепе холодной забывчивости, но если мы желаем им воскресения к жизни, мы должны поместить их в самый теплый, согретый сочувствием уголок нашего сердца.
Читая дальше, мы видим, что он "…вошел, и запер дверь за собою, и помолился Господу". Теперь пророк делает свое дело в правильном ключе, и у нас есть прекрасная возможность поучиться у него искусству воскрешения детей из мертвых. Если вернуться к рассказу об Илии, то можно увидеть, что Елисей в данном случае воспользовался правильным библейским методом. Мы читаем: "И сказал он ей: дай мне сына твоего. И взял его с рук ее, и понес его в горницу, где он жил, и положил его на свою постель, и воззвал к Господу и сказал: Господи, Боже мой! неужели Ты и вдове, у которой я пребываю, сделаешь зло, умертвив сына ее? И, простершись над отроком трижды, он воззвал к Господу и сказал: Господи, Боже мой! да возвратится душа отрока сего в него!
И услышал Господь голос Илии, и возвратилась душа отрока сего в него, и он ожил". Секрет великого успеха в большой мере зависит от усиленной молитвы. "Он вошел, и запер дверь за собою, и помолился Господу". Старая поговорка гласит: "Каждая истинная кафедра проповедника основана в небесах", а это значит, что всякий истинный проповедник проводит много времени с Богом.
Если мы не молимся Богу о благословении, если кафедра не утверждена на личной молитве проповедника, тогда наше публичное служение не будет иметь успеха. Так и у вас: сила всякого истинного учителя должна исходить свыше. Если вы никогда не ходатайствовали за своего ребенка перед престолом благодати, то как вы можете рассчитывать на то, что Бог благословит вас его обращением? Я считаю, что весьма подходящим методом для работы с детьми был бы следующий: вы в буквальном смысле берете каждого ребенка отдельно, приводите его в свой кабинет и молитесь вместе с ним. Вы увидите обращение ваших детей, если с Божьей помощью будете работать с ними индивидуально, если будете болеть душой за них, если за закрытой дверью будете молиться за них вместе с ними. Молитва, произнесенная в присутствии ребенка наедине, производит гораздо большее воздействие, чем публичная молитва в классе, — конечно же, имеется в виду воздействие не на Бога, а на ребенка. Такая молитва часто становится как бы ответом на саму себя, ибо в то время как вы изливаете свою душу перед Богом, Он может сделать вашу молитву тем молотом, который разобьет душу, даже если ее не затронули ваши проповеди. Молитесь с вашими детьми по отдельности, и это станет верным средством получения великого благословения. Если же это невозможно, то все равно молитесь, молитесь много, молитесь постоянно, молитесь горячо, молитесь такой молитвой, которая не может быть отвергнута, подобно молитве Лютера, которую он назвал бомбардировкой небес; то есть, надо как бы поставить пушку у ворот небесных, чтобы заставить их открыться.
Только такой молитвой люди могут превозмочь, и они не отойдут от престола благодати, пока не воскликнут вместе с Лютером: "Я победил, я получил то благословение, за которое боролся!" "Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилия восхищают его". Так будем же возносить такие усиленные молитвы, которые побуждают Бога действовать и подчиняют небеса, — и Господь не допустит, чтобы мы искали Его лица напрасно!
Кроме молитвы, Елисей предпринимал действия. Молитва и действия должны сопутствовать друг другу. Действия без молитвы — это самонадеянность! Молитва без действий — лицемерие! Итак, вот перед нами лежит ребенок, и рядом с ним стоит уважаемый человек Божий. Посмотрим на его странные действия: вот он наклоняется над мертвым телом и прикладывает свои губы к губам ребенка. Теплые, живые губы пророка прикоснулись к холодным мертвым губам ребенка, и животворящий поток чистого, горячего дыхания начал вливаться в холодные, окаменевшие проходы мертвого рта, горла и легких. Далее, святой человек, исполненный святого рвения и оптимизма, приложил свои глаза к глазам ребенка, и свои руки к его рукам. Теплые ладони старца покрыли холодные ладони отошедшего ребенка. Затем он распростерся над ребенком и покрыл его всем своим телом, словно желая передать собственную жизнь безжизненному телу и решившись либо умереть вместе с ним, либо вернуть его к жизни. Возможно, вы слышали рассказ об одном охотнике, который сопровождал робкого путешественника, и когда они приблизились к самому опасному участку дороги, охотник крепко прижал к себе путешественника и сказал: "Либо мы оба, либо ни один!" — то есть, либо оба останутся в живых, либо никто, поскольку теперь они составляют одно целое. Так и здесь, подобным образом пророк установил таинственную взаимосвязь между собою и ребенком, и решил в самом себе, что либо сам будет охвачен холодом его смерти, либо ребенок воспримет теплоту его жизни. Чему мы можем научиться из этого примера?
Здесь много очевидных уроков. Мы видим здесь прообраз того, что если мы желаем дать ребенку духовную жизнь, нам надо очень живо представлять его истинное состояние. Ребенок мертв! Бог хочет, чтобы вы чувствовали, что ребенок мертв в грехах и преступлениях так же, как и вы когда-то были мертвы. Бог желает, дорогие учителя, чтобы вы соприкоснулись с этой смертью, проявив при этом ваше личное мучительное, сокрушающее, смиряющее соучастие. Я уже говорил вам, что для приобретения душ нам надо приглядеться к тому, как работал с душами наш Господь.
Как же Он с ними работал? Что надлежало Ему сделать, чтобы воскресить нас из мертвых? Ему надо было Самому умереть, и другого пути не было. Так должны поступать и мы. Если мы желаем воскресить этого мертвого ребенка, нам самим надо ощутить холод и ужас его смерти. Умирающий должен воскресить умирающего. Я не представляю себе, что можно выхватить из огня горящее полено, не протянув руку к огню и не ощутив его жар.
Вы должны иметь более или менее ярко выраженное чувство ужаса от гнева Божия и грядущего суда, иначе вам не будет хватать энергии для работы, то есть вам будет недоставать одного из существенных слагаемых для успеха в работе. Я не могу себе представить, чтобы проповедник говорил хорошо на данную тему, и не чувствовал при этом бремени от Господа, возложенного лично на него. "Я проповедовал, находясь в оковах, для людей, находящихся в оковах", — говорил Джон Буньян. Вы можете быть уверены, что если смерть, присутствующая в ваших детях, тревожит, удручает и сокрушает вас, значит, Бог вскоре ниспошлет вам Свое благословение.
Осознавая это состояние ребенка, мы должны затем приложить свои уста к его устам и свои руки к его рукам, что значит, насколько это можно, приспособить себя к природным склонностям, привычкам и характеру ребенка. Вы должны говорить таким языком, который будет понятным для ребенка; ваши глаза должны смотреть на мир глазами ребенка, ваше сердце должно уметь чувствовать то, что чувствует детское сердце, чтобы стать его близким другом; вы должны сочувствовать переживаниям детей; вы должны, насколько это возможно, войти в мир детских радостей и горестей. Не надо бояться трудностей, связанных с этим трудом, не надо также чувствовать себя униженным такой работой, ибо если вы сочтете что-либо тяжким бременем или унизительным для вашего достоинства, то вам не место в воскресной школе. Если от вас требуется выполнение трудной работы, вы должны делать ее, не считаясь с трудностями. Бог не сможет воскресить через вас мертвого ребенка, если вы не желаете стать всем для этого ребенка, чтобы только спасти его душу.
Далее написано, что пророк лег над ребенком и простерся на нем. Невольно возникает мысль, что здесь должно было быть написано, что "он сжался над ребенком"! У пророка был рост вполне взрослого человека, а у ребенка был детский рост. Разве не следовало здесь написать "он сжался над ним"? Нет, здесь написано, что "он простерся на нем", и я скажу вам, что для взрослого человека нет задачи сложнее, чем "простереться" над ребенком. Тот, кто имеет дело с детьми, не должен быть глупцом; притворяющийся простаком очень сильно ошибается, если думает, что его глупые выходки могут заинтересовать мальчиков и девочек. Работа с детьми требует с нашей стороны и первосортного остроумия, и основательной подготовки, и самых серьезных мыслей, и вполне зрелых сил. Вы не сможете пробудить дитя к жизни, если не распростретесь над ним, — как ни странно это звучит, но это факт. Самый мудрый человек должен употребить все свои способности, если желает быть учителем малых сих.
Итак, мы видим, что Елисей прочувствовал реальность смерти ребенка и что он приспособил себя к своему делу, но превыше всего, мы видим в нем проявление сочувствия. В то время как Елисей чувствовал холод мертвого тела, его собственное тепло стало проникать в ребенка. Хотя само по себе это не давало жизни, но Бог действовал через этот процесс: тепло тела пророка проникало в ребенка и становилось средством его оживления. Пусть каждый проповедник взвесит хорошенько следующие слова Павла: "Мы могли явиться с важностью, как Апостолы Христовы, но были тихи среди вас, подобно как кормилица нежно обходится с детьми своими. Так мы, из усердия к вам, восхотели передать вам не только благовестие Божие, но и души наши, потому что вы стали нам любезны". Настоящий ловец душ понимает, что это значит. Так случалось и со мной, что когда во время проповеди я исчерпал все свои доводы, когда уже выпалил в собравшихся все свои мысли, как снаряды из пушки, так что моя пушка раскалилась докрасна, — тогда я часто заряжал в пушку свою собственную душу, и, выстреливая ее, с Божьей помощью одерживал победу. Да поможет нам Бог силой Духа Святого прилагать сердце к Его истине, которую мы провозглашаем, чтобы эта истина сделала то, что сама по себе, произнесенная холодным тоном, она никогда не сможет сделать. В этом и заключается секрет. Вы должны, возлюбленные учителя, вложить душу в детей; у вас должно быть такое чувство, как будто гибель ребенка — это ваша собственная гибель. Вы должны прочувствовать, что если ребенок останется под угрозой гнева Божьего, это будет таким же горем, как если бы вы сами находились под такой угрозой. Вы должны исповедовать грехи ребенка перед Богом так, словно это ваши собственные грехи, и стоять как священник перед Господом с ходатайством о его прощении. Ребенок был покрыт телом Елисея, и вы должны покрыть ваш класс своим состраданием, распростершись перед Господом в усиленной молитве о детях. Так совершается чудо воскрешения мертвых. Дух Святой действует тайно, но применение внешних средств описано здесь вполне понятно.
Вскоре проявился результат усилий пророка: "и согрелось тело ребенка". Должно быть, Елисей был очень доволен этим результатом; но мы не видим, что из-за такого приятного чувства он ослабил свои усилия. И вы, дорогие друзья, ни за что не удовлетворяйтесь тем, что ваши дети подают вам хорошие надежды.
Может быть, девочка из вашего класса пришла к вам и говорит: "Учитель, помолитесь обо мне!" Что ж, радуйтесь, потому что это хороший знак, но ожидайте большего. А может быть, вы видели, как у мальчика текли слезы из глаз, когда вы говорили о любви Христа? Благодарите Бога за то, что тело начинает согреваться, но не останавливайтесь на этом. Можно ли расслабиться в данный момент? Подумайте: вы ведь еще не добились главного результата! Вам нужно видеть жизнь, а не только потепление! То, к чему вы должны стремиться, возлюбленные учителя, — это не просто убеждение, но обращение; вы должны желать увидеть не только произведенное впечатление, но возрождение, — жизнь, жизнь от Бога, жизнь Иисусову! Именно в этом нуждаются ваши ученики, и ничто меньшее не должно вас успокаивать.
Но вернемся снова к Елисею и понаблюдаем за его действиями: "И встал и прошел по горнице взад и вперед". Обратите внимание на взволнованность человека Божия; он никак не может успокоиться. Ребенок согрелся (слава Богу за это, но он еще не ожил); и вместо того, чтобы сесть на свой стул возле стола, пророк стал ходить беспокойными ногами по горнице, встревоженный, вздыхающий, с учащенным сердцебиением и нетерпеливым желанием, чтобы скорей прошло время вынужденного покоя. Он не мог спокойно смотреть на безутешную мать и слышать ее вопрос: "Ожил ли ребенок?" Он продолжал мерить шагами комнату, словно показывая, что его тело не может успокоиться до тех пор, пока не удовлетворена душа. Подражайте этому священному беспокойству! Когда вы видите, что мальчик в вашем классе как будто поддается вашему влиянию, не успокаивайтесь и не говорите: "Слава Богу, ребенок подает большие надежды, и я вполне удовлетворен этим". Вы никогда не завоюете драгоценный камень спасенной души, если будете рассуждать таким образом. Вы должны чувствовать печаль, беспокойство, тревогу, если только желаете быть духовным родителем в вашей церкви. Вот одно из выражений Павла, которое трудно объяснить словами, но вы должны понимать его значение своим сердцем: "Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос!" О, пусть Святой Дух даст вам такие же внутренние муки, такое волнение, тревогу и святое беспокойство, пока вы не увидите ваших учеников, подававших надежды, полностью обращенными!
После короткого времени хождения взад и вперед пророк "опять поднялся и простерся на нем". То, что уместно было сделать однажды, уместно сделать и во второй раз. А что годится дважды, пригодится и семь раз. Надо проявить настойчивость и терпение. Вы были старательны в прошлое воскресенье; не будьте же ленивы в следующее. Как легко можно потерять сегодня то, что мы строили вчера! Если в воскресный день я с Божьей помощью смог убедить ребенка в своем усердии, то пусть не получится противоположное этому в следующее воскресенье. Если в прошлом тело ребенка стало теплым благодаря моему теплу, то не дай Бог, чтобы в будущем моя холодность сделала сердце ребенка опять холодным! Точно так же, как тепло перешло от Елисея к ребенку, может переходить и холод от вас на ваш класс, если вы не горите душой к своему делу.
Елисей снова распростерся над ребенком со многими молитвами и вздохами и с большой верой, и вот, наконец, его желание сбылось: "И чихнул ребенок раз семь, и открыл ребенок глаза свои".
Всякое движение указывает на наличие жизни, и для пророка наступило удовлетворение. Ребенок "чихнул", как считают некоторые, потому что причиной его смерти была болезнь головы, изза чего он и сказал своему отцу: "Голова моя! Голова моя болит!", и через чиханье прочистились жизненно важные проходы, которые были заблокированы. Но мы не можем этого утверждать.
Свежий воздух вновь поступил в легкие, и также мог стать причиной чиханья. Этот звук был не слишком внятным и не совсем музыкальным, но он означал присутствие жизни. Это то, чего мы должны ожидать от детей, когда Бог дарует им духовную жизнь.
Некоторые члены церкви ожидают от них намного больше, но что касается меня лично, то я доволен, если дети чихают, — то есть, если они подают хоть какие-нибудь признаки действия благодати, даже если они слабые и невнятные. Если дорогое дитя всего лишь может чувствовать свое погибшее состояние и уповать на дело Иисуса, совершенное на Голгофе, и притом выражает все это в смутных выражениях, не похожих на выражения доктора богословия или просто взрослого человека, то разве не должны мы принять такое дитя и взрастить его для Господа?
Если бы там на тот момент присутствовал Гиезий, то он не придал бы чиханию большого значения, потому что он не простирался над ребенком, но для Елисея эти звуки несли утешение. Точно так, если мы с вами действительно выстрадали души в молитве, наш глаз очень живо заметит первые признаки действия благодати, и мы будем благодарны Богу, если таким признаком будет всего лишь чихание.
Затем ребенок открыл глаза свои, и мы осмелимся сказать, что Елисей никогда в жизни не видел еще таких прекрасных глаз. Я не знаю, какого цвета были эти глаза, карие или голубые, но я знаю то, что те глаза, которые Бог поможет вам открыть, будут для вас самыми прекрасными. Я слышал однажды, как один учитель воскресной школы рассказывал о "прекрасном мальчике", который был спасен в его классе, а другой рассказывал о "дорогой девочке" из его класса, которая любила Господа. Я и не удивляюсь тому, что они были "прекрасными" и "дорогими" в глазах тех, кто привел их к Иисусу, но еще прекраснее и дороже они для Иисуса. Возлюбленные друзья, дай вам Бог часто смотреть в те глаза, которые были когда-то покрыты пеленой духовной смерти, но теперь благодатью Божьей открылись через ваше учение!
Тогда вы будете по-настоящему счастливы.
Хочу сказать вам слово предупреждения. Может быть, на нашем собрании присутствует Гиезий? Если среди собравшихся здесь учителей воскресной школы есть хоть один, кто может всего лишь носить посох, то мне его искренне жаль. Ах, мой друг, пусть Бог по Своей милости даст тебе жизнь, ибо иначе как можешь ты рассчитывать на то, чтобы послужить средством оживления других?
Если бы Елисей сам был мертвецом, то было бы бесполезно ожидать передачи жизни, положив один труп поверх другого. Мертвая мать, замерзшая и холодная, не может лелеять своего младенца. Какое тепло, какое утешение может исходить от потухшего камина? Не таков ли и ты, дорогой друг? Пусть же благодать Божья совершит свою работу прежде всего в вашей душе, а затем пусть благословенный и вечный Дух Божий, который один может оживлять души, сделает вас средством для воскрешения многих в похвалу Его благодати!
Примите же, дорогие друзья, мое братское приветствие, и знайте, что мои усердные молитвы будут всегда сопровождать вас, чтобы вы получали благословение сами и послужили благословением для других.

Как приводить души ко Христу

Для меня большая честь обращаться с речью к столь многоуважаемому собранию проповедников. Мне хотелось бы быть более пригодным для выполнения этой задачи. Серебра красноречия и золота глубокомыслия я не имею, а что имею, то даю вам.
Итак, мы будем говорить о том, как приводить души ко Христу. Но что же значит приобрести душу? Я надеюсь, что все вы придерживаетесь старомодных способов спасения душ. В наши дни, кажется, все перевернулось и сдвинулось со старых оснований. Сейчас учат, что надо развивать в людях то доброе, что уже вложено в них: стоит только взяться за дело! Но я боюсь, что с помощью такого рода эволюции из людей получатся дьяволы. Я не знаю, что хорошего можно получить из человеческой природы, ибо люди наполнены грехом так же, как яйцо — белком и желтком, поэтому эволюция греха может породить только нескончаемое зло. Мы все знаем, что надо спасать души так, чтобы именем Божиим все старое стало новым. Старое творение мертво и испорчено, и его надо похоронить, притом, чем быстрее, тем лучше. Иисус пришел для того, чтобы старое прошло и наступило все новое. Совершая наш евангельский труд, мы стараемся принести людям счастье в трезвенности, и да благословит Бог все такие старания! Но мы должны будем признать себя побежденными, если научим весь мир воздержанию и оставим людей жить в их неверии. Мы должны стремиться добиться чего-то большего, чем трезвенности, поскольку считаем, что всем людям необходимо родиться свыше. Конечно, это очень хорошо, когда мертвое тело помыто, и поэтому хорошо, если даже невозрожденный человек будет придерживаться правил морали. Будет большим благословением, если они будут омыты от своих пороков, зловоние которых доходит до обоняния Бога и благочестивых людей. Но наша первоочередная задача состоит не в этом, а в том, чтобы мертвые в грехах ожили, чтобы в них зародилась духовная жизнь и чтобы Христос воцарился там, где до этого царствовал князь тьмы. Поэтому, братья, мы должны проповедовать об этом, чтобы люди оставляли свои грехи и прибегали ко Христу за прощением, чтобы они были обновлены Его благословенным Духом и полюбили все святое так же крепко, как они теперь любят все греховное. Надо поставить своей целью радикальное излечение, ведь "уже и секира лежит при корне дерев"; исправление старой природы не должно вас удовлетворять, поэтому ищите того, чтобы силой Божьей была внедрена новая природа, чтобы окружающие вас люди начали новую жизнь для Бога.
Наша задача— перевернуть мир вверх ногами; или, другими словами, где умножается грех, должна еще более умножаться (изобиловать) благодать. Наша цель — сотворение чуда, и будет хорошо, если мы уясним себе это с самого начала. Некоторые братья думают, что им надо понизить свои духовные способности, чтобы сравняться с уровнем слушателей, но это ошибочное мнение. По понятиям этих братьев, мы не должны призывать людей к покаянию и вере до тех пор, пока они сами не покаются и не поверят. Я отвечу на это так: да, я действительно предлагаю людям покаяться и веровать в Евангелие, хотя и знаю, что они не смогут этого сделать без участия благодати Божией. Дело в том, что я послан делать не то, что говорит мне мой ум, но то, что повелел мне мой Господь и Учитель. Нам дано совершать необычные дела, исполнившись Духом Божиим, Который наделяет Своих слуг способностью творить чудеса именем Святого Сына Божьего Иисуса. Мы посланы говорить слепым "прозрите" и глухим "услышьте", мертвым — "оживите", и даже Лазарю, смердящему в своем гробу, сказать: "Лазарь, выйди вон!" Есть ли у нас смелость делать все это? Будет мудрым с нашей стороны начать с убеждения, что сами по себе мы абсолютно бессильны, если наш Учитель не пошлет нас и не пребудет с нами. Но если Пославший нас пребывает с нами, то нет ничего невозможного верующему.
Дорогой проповедник, если ты желаешь собраться с силами и подсчитать, что ты сам сможешь сделать, я советую тебе проявить мудрость и поскорее сесть спокойно на свое место. Но если ты желаешь испытать, что твой Всемогущий Господь и Учитель сможет сделать через тебя, тогда перед тобой откроются поистине безграничные возможности! Нет никаких ограничений в том, что может совершить Бог, если Он действует через твое сердце и твой голос. Однажды в воскресный день перед проповедью мы собрались с дорогими братьями диаконами и пресвитерами церкви для совместной молитвы, и один из них сказал: "Господи, возьми его в Свои руки так же крепко, как берет человек в руки инструмент и затем делает с его помощью то, что задумал". Да, все духовные работники имеют нужду именно в том, чтобы Господь работал через них. Вы должны быть инструментом в руках Бога, и при этом, разумеется, активно употреблять все ваши способности и силы, данные Господом. Однако не надейтесь на свои силы, но всецело полагайтесь на святую, таинственную божественную силу, которая действует в нас и через нас на сердца и умы людей. Братья, мы бываем весьма разочарованы в некоторых наших новообращенных, не правда ли? Но мы и всегда будем разочарованы в них, если они наши новообращенные. Мы будем весьма радоваться о них тогда, когда будет видно, что их обращение — дело Господне. Когда сила благодати совершает в них свою славную работу, тогда будет, как сказал мой родной брат, "Слава!" и только слава; ибо благодать приносит славу, а пустое красноречие производят один только стыд и срам на многие дни. Когда мы думаем употребить в проповеди красивый, колоритный текст Писания или изящные поэтические строки, тогда пусть бы нас удерживал в узде тот страх, который действовал в Павле, когда он говорил, что желает проповедовать не в премудрости слова, чтобы не упразднить креста Христова. Проповедник Евангелия должен мыслить так: "Если я выражу эти мысли слишком красиво, то люди заметят мое красноречие, а потому я буду говорит так, чтобы они обратили внимание непосредственно на истину, которую я им проповедую". В деле спасения душ не так важен наш метод изложения Евангелия или способ подачи иллюстраций, как действие самого Евангелия в руках Духа Святого и к Его помощи мы должны прибегать для того, чтобы обращение людей было подлинным. В наших слушателях должно совершиться чудо "по действию державной силы Его, которою Он воздействовал во Христе, воскресив Его из мертвых и посадив одесную Себя на небесах, превыше всякого Начальства и Власти", и поэтому мы должны смотреть не на самих себя, а направить взор к живому Богу. Да и как может быть иначе? Ведь только прибегая к силе Святого Духа, мы увидим подлинное и очевидное обращение. Совершенно понятно, что если мы рассчитываем увидеть чудо, то это чудо должен совершить Бог: оно не делается ни нашими доводами, ни убеждениями, ни устрашениями, оно приходит только от Господа.
Итак, если спасение душ есть чудо Божье, то каким образом мы можем найти надежный путь исполнения Духом Божьим, чтобы действовать Его силой? Я скажу вам, что ответ на данный вопрос во многом зависит от состояния самого человека. По моему убеждению, мы никогда не обращали достаточного внимания на ту работу Божию внутри нас, которая необходима для нашего служения Богу. Посвященный человек должен быть заряжен божественной энергией до самых краев, так, чтобы все окружающие люди могли это ощущать. Невозможно сказать, что это за энергия, откуда она приходит и куда уходит, но только в таком человеке есть что-то неизмеримо высшее, чем все, что его окружает. Бывают времена, когда этот же человек может быть слабым и унылым, чувствуя при этом свою слабость. Он пытается стряхнуть с себя эту слабость и проявить силу, как бывало раньше, но у него ничего не получается. Совершенно понятно, что Самсон должен находиться в должном состоянии иначе он не сможет одержать победу. Если же у былого победителя отрезаны локоны, то филистимляне посмеются над ним. Если Господь отойдет от человека, то у него не останется силы для плодотворного служения. В таком случае лучше заниматься домашним хозяйством и стараться о его благосостоянии. Если ты не ходишь в близком общении с Богом, если не пребываешь в том ясном свете, который окружает Его престол и который известен только для тех, кто находится в тесной дружбе с Предвечным, — то даже если ты попытаешься выйти из своей комнаты и возьмешься с усердием за духовный труд, у тебя все равно ничего не получится. Совершенно верно, что наш сосуд всего лишь глиняный, однако и для него есть место в Божьем хозяйстве; но этот сосуд не наполнится божественным сокровищем до тех пор, пока не станет чистым и посвященным, пригодным для Господнего употребления. Позвольте мне показать вам некоторые аспекты работы с душами, где успех служения во многом зависит от самого человека.
Некоторые души могут быть спасены через наше личное свидетельство. Это значит, что мы выступаем как свидетели и рассказываем людям те или другие истины о Господе Иисусе Христе. Я должен признаться, что мне ни разу в жизни не выпадало "счастье" стоять на суде в качестве свидетеля. Иногда мне приходилось задумываться, что бы я стал делать, если бы меня посадили на скамью для свидетелей и учинили перекрестный допрос. Наверное, я просто поднялся бы и рассказал правду обо всем, что я знаю по данному делу, не пытаясь продемонстрировать ни свое остроумие, ни красноречие, ни свою оценку судебного дела. Если я просто буду давать прямые ответы на вопросы, то меня не собьет с толку ни один следователь. Но беда в том, что часто свидетель больше переживает о себе самом, чем о том, что он должен говорить, поэтому его быстро можно растревожить, раздразнить, заставить потерять терпение, и таким образом он не сможет быть хорошим свидетелем по делу. Подобно этому, все вы, кто проповедует Евангелие под открытым небом, часто попадаете под обстрел дьявольских следователей, — у него на службе их состоит великое множество. И единственное, что вы должны в таких случаях делать, — это свидетельствовать истину. Если вы будете говорить сами себе: "Этому человеку надо ответить более утонченно, чтобы привести его ко Христу", — значит, у вас недостает мудрости. Остроумный ответ часто бывает весьма уместен, и все-таки благодатный ответ — лучше. Старайтесь убеждать себя следующими словами: "В конце концов, не так уж важно, окажется ли этот человек глупым или умным, ибо я уже решился, чтобы выглядеть безумным Христа ради, и меня не волнует моя репутация. Я должен быть свидетелем того, что я знаю, и с Божьей помощью буду делать это с дерзновением. Если кто-то перебьет меня и спросит о чем-то другом, я отвечу ему, что я пришел сюда не для того, чтобы свидетельствовать о чем-либо, кроме того, что вы слышите. И я буду придерживаться одной этой темы".
Таким образом, братья, свидетельствующий человек должен быть сам спасен, и должен иметь в этом уверенность. Я не знаю, уверены ли вы в собственном спасении. Может быть, я позволил бы вам проповедовать даже в случае ваших сомнений, поскольку если вы не спасены сами, то, во всяком случае, желаете спасения другим. Вы нисколько не сомневаетесь, что когда-то имели полную уверенность, теперь же вы с горечью признаетесь: "Увы! Я не чувствую в моем сердце силу Евангелия во всей полноте", однако вы вполне можете добавить к этому следующее: "И все же я знаю, что оно истинно, потому что я видел, как оно спасает других, и я знаю, что никакая другая сила не может спасти меня самого".
Может быть, даже такое прихрамывающее свидетельство, но произнесенное искренне, заставит вашего слушателя пролить слезу и проникнуться к вам симпатией. "Я иногда проповедовал, — говорил Джон Буньян, — не имея надежды, как узник узникам, и когда слышал звон собственных кандалов, я все же говорил другим, что можно от них избавиться и призывал их бросить свой взгляд на великого Избавителя". Я не стал бы прерывать даже такую проповедь брата Буньяна. Но в то же время как хорошо, если вы можете из личного опыта рассказать, как Господь "сокрушил врата медные и вереи железные сломил". Те, кто слышит наше свидетельство, спрашивают: "А вы уверены в этом?" Уверенны ли мы? Я лично уверен в этом так же, как уверен в том, что я живой человек. Люди называют это догматизмом. Не обращайте на это внимания. Человек должен знать, о чем он проповедует, а иначе пусть сядет и займется чем-то другим. Если бы у меня были хоть какие-то сомнения о том, что я проповедую с этой кафедры, то мне было бы стыдно оставаться пастором этой церкви; но я проповедую то, что знаю и свидетельствую о том, что видел сам.
Если я ошибаюсь, то ошибаюсь искренне и страстно; ведь я рискую своей душой и ее вечной участью, если не передаю достоверно истину, которую проповедую. Если то Евангелие, которое я проповедую, не спасает меня самого, то я не смогу спастись никогда, ибо то, что я проповедую другим, является основанием моей собственной уверенности. У меня нет частной спасательной лодки; тот ковчег спасения, в который я приглашаю других, является также и моим ковчегом.
Хороший свидетель должен сам знать обо всем, что он хочет рассказать другим; он должен свободно владеть тем предметом, который собирается излагать. Представим себе, что кто-то приглашен в суд как свидетель, скажем, грабежа; он знает то, что видел, и должен говорить только об этом. Следователь начинает расспрашивать его о том, какие картины висели в доме, или о цвете платья в шкафу. Он отвечает: "Вы задаете вопросы не по существу; я могу свидетельствовать только о том, что я видел".
Из всего, что мы знаем и чего не знаем, можно составить два очень увесистых тома, если не больше.
А потому, дорогой брат, скажи то, что ты знаешь, и садись на свое место. Но пока говоришь то, что знаешь, будь спокоен и уверен. Ты не сможешь правильно употребить эмоции во время проповеди и не сможешь чувствовать себя уверенно перед слушателями, если не знаком с темой своей проповеди. А когда знаешь то, о чем говоришь, тогда твой ум свободен в выборе более убедительных выражений. Если вы, проповедники Евангелия под открытым небом, не будете знать Евангелие от начала и до конца, если не будете знать, какую истину надо проповедовать в тех или иных случаях, вы не сможете выразить уместные к вашей проповеди чувства. Но если вы хорошо разбираетесь в своем вероучении, тогда можете проповедовать с такой смелостью, пылкостью и настойчивостью, какая вам понравится. Дайте людям почувствовать, что вы хотите сказать им что-то стоящее внимания, в чем вы абсолютно уверены и что для вас самих является чем-то жизненно важным. Во всяком собрании — в помещении или на улице — найдутся искренние души, которые желают слышать из уст проповедника искренние убеждения; они готовы принять их и прийти к вере в Господа Иисуса Христа.
Кроме того, вы не только свидетели Иисуса Христа, но еще и ходатаи от Его имени. Успешное ходатайство тоже зависит от того, какой человек берется за дело. Если судить по некоторым проповедникам, то эмблемой христианства должны быть не огненные языки, а глыбы льда. Вы не пожелали бы, чтобы ваш адвокат защищал ваше дело на суде холодным, безучастным тоном, не проявляя ни малейшего интереса к тому, обвинят ли вас в убийстве или признают невиновным. Как бы вам понравилось его безучастие, если бы вам грозила виселица? Да вы бы лучше пожелали, чтобы такой адвокат замолчал! Точно так же, когда человек говорит о Христе и не проявляет при этом пылких чувств, пусть лучше он ложится в свою постель и спит. Вам смешно? Но разве не лучше ему пойти и выспаться самому, чем усыпить все собрание? Да, мы должны проповедовать с ярко выраженными чувствами. Если мы желаем одержать победу в борьбе за души людей, мы должны любить их. У некоторых проповедников наблюдается искренняя любовь к людям, а у некоторых — искренняя ненависть. Я знаком с некоторыми джентльменами, которые считают, что люди из рабочего сословия настолько испорчены, что за ними надо иметь строгий надзор и держать в крепкой узде. С такими понятиями они никогда не приведут ко Христу ни одного человека из рабочего класса. Для того чтобы приобрести людей, вы должны считать так: "Я — один из них; если они погибшие грешники, то и я один из них; если они нуждаются в Спасителе, то и я один из тех, кто в Нем нуждается". Для самого закоренелого грешника вы должны проповедовать на текст: "И такими были некоторые из вас…" Только благодать делает нас другими людьми, и благодаря этой благодати, мы проповедуем другим. Истинная любовь к Богу и усердная любовь к людям составляют важнейшие качества ходатая от имени Христова.
Далее, я считаю (хотя некоторые не согласны со мной), что на людей надо действовать страхом, причем этот же страх должен действовать и на самого проповедника. "Ной, благоговея, приготовил ковчег для спасения дома своего". Спасение мира от погибели в водах потопа было в страхе, который имел Ной. Когда человек боится за других, так что его сердце кричит: "Они погибнут! Они погибнут! Они попадут в ад, они навеки будут удалены от присутствия Господа!" Когда этот страх гнетет и давит душу, заставляя выходить из дому и проповедовать со слезами, — о, тогда он будет ходатайствовать перед людьми так, что его просьбы превозмогут! Зная страх Господень, он будет убеждать людей. Знание страха Господня является тем средством, которое учит нас убеждать, а не говорить сурово и резко. Некоторые употребляют страх Господень для того, чтобы устрашать, но Павел употреблял его для убеждения. Будем же подражать Павлу. Говорите людям так: "Мы пришли сказать вам, мужи братья, что мир горит в огне, и вы должны убегать, чтобы спасти свою жизнь, убегайте в горы, чтобы огонь вас не пожрал!" Мы должны высказать это предупреждение с полным убеждением, что оно истинно иначе мы будем всего лишь как тот глупый мальчик, который кричал "Волк!" в то время как волка не было. Тени страшного последнего дня должны каким-то образом падать на нашу душу, чтобы придать большую вескость нашей проповеди о милости, иначе мы потеряем истинную силу убеждения. Братья, мы должны поведать людям об их неотложной нужде в Спасителе и показать им, что мы вполне понимаем их нужду и сочувствуем им иначе мало вероятности, что мы приведем их к Спасителю.
Тот, кто убеждает людей от имени Христова, должен быть движим фактом приближения Судного дня. Когда я вхожу в этот зал и вижу с кафедры эту громадную толпу людей, на меня часто нападает чувство страха. Подумать только: сколько тысяч бессмертных душ глядят на мир через окна своих тоскующих глаз и я должен им всем проповедовать и нести ответственность за их кровь, если буду неверным в своей проповеди!.. Я должен признаться, что этот страх побуждает меня уйти назад и не становиться на кафедру. Но у меня есть не только страх. Меня ободряет надежда и вера в то, что Бог желает благословить этих людей через Свое Слово, которое Он мне поможет передать им. Я верю, что каждый человек из этой массы людей прислан сюда Богом для определенной цели. Я часто думаю во время проповеди: "Интересно, кто же сейчас обратится к Богу?" Я еще ни разу не встречал случая, чтобы Слово Божие было бездейственным. Такого просто не может быть! Наоборот, я часто чувствую уверенность в том, что кто-то обращается к Богу во время проповеди, и Бог всегда прославляется через свидетельство Его истины. Если у вас есть твердая надежда и уверенность в том, что Божье Слово не возвращается к Нему тщетным, то знайте, что эта надежда послужит великим ободрением как для вас самих, так и для ваших слушателей.
Ваша твердая уверенность в обращении слушателей может быть похожа на то, как мать протягивает палец ребенку, чтобы он держался на ногах и шел к матери. Огонь в ваших сердцах может бросить искру в их души и из этой искры загорится пламя духовной жизни.
В то же время, дорогие проповедники на открытом воздухе и все вы, братья христиане, собранные здесь, мы должны быть не только свидетелями и ходатаями, но также и примером. Один из самых успешных способов ловли диких уток состоит в использовании утки-приманки. Утка-приманка заходит в сеть, за ней следуют другие утки. Нам нужно больше использовать в Христовой церкви святое искусство привлечения душ. То есть, мы должны подавать пример того, как мы сами приходим ко Христу, как мы ведем благочестивый образ жизни в этом развращенном веке, как мы радуемся и скорбим, как свято подчиняемся Божьей воле в годину переживаний, как во всем проявляем себя добрыми и обходительными, — и это будет средством привлечения других на путь жизни. Конечно же, вы не можете стоять посреди улицы и рассказывать людям о своей примерной жизни; но в то же время люди знают о любом проповеднике лучше, чем он это себе представляет. Кто-то из слушателей, может быть, хорошо осведомлен о личной жизни проповедника. Я однажды слышал, как во время проповеди на улице один из слушателей выкрикнул в адрес проповедника следующее: "Эй, Джек, ты не смеешь говорить об этом возле дверей собственного дома!" А дело было в том, что незадолго до того этот проповедник, как на беду, подрался с кем-то из соседей, и поэтому ему вряд ли стоило проповедовать рядом со своим домом, ибо реплика соседа оказалась убийственной. Если проповедник живет дома недостойно, то ему надо уходить для проповеди подальше от дома и когда станет на проповедь, то он не должен говорить ничего, а стоять молча. Люди знают нас, братья; они знают о нас намного больше, чем мы себе представляем, а то, чего не знают, они выдумывают. И все же наш образ жизни и то, что мы проповедуем, должно быть наиболее сильной частью нашего служения. Это и есть то, что называется последовательностью, то есть, когда наши уста согласуются с нашей жизнью.
Мое время коротко, однако я должен сказать пару слов еще об одном качестве. Я уже сказал, что действие силы Духа Святого зависит во многом от самого человека, но я должен добавить к этому, что многое зависит и от того, какого сорта люди помогают проповеднику. Если проповедник выходит на служение в одиночку, то его положение очень невыгодно. Весьма полезно иметь взаимосвязь с ревностной живой церковью, которая будет за вас молиться; и если вы не можете найти такую церковь в районе своей деятельности, то тогда вам надо взять с собой несколько братьев и сестер, которые будут вас поддерживать, сопровождать и особенно молиться вместе с вами. Некоторые проповедники настолько независимы, что могут обходиться без помощников, но они поступят гораздо более мудро, если не будут чувствовать себя одинокими. Почему бы таким проповедникам не подумать вот о чем: если они возьмут с собой полдюжины молодых братьев, то эти братья научатся духовной работе; а если возьмут не обязательно молодых, но более опытных братьев, то тогда польза будет обоюдная. Я должен признаться, что хотя Бог во многом благословлял меня в Своей работе, все же я не приписываю себе никаких заслуг, но за все благодарен тем дорогим друзьям из моей церкви, а также и во всем мире, которые усиленно молились обо мне. Имея вокруг себя таких людей, каких имею я, невозможно не иметь успеха в работе. Мой дорогой друг, диакон нашей церкви Вильям Олни однажды сказал: "Наш служитель до сих пор вел нас вперед, и мы от всего сердца следовали за ним. Мы видим успех во всем нашем служении, и мы верим, что это тот руководитель, которого дал нам Бог" Люди отвечали: "Да!" Тогда мой друг продолжал: "Так вот, если наш пастор привел нас к такой яме, которую он сам не может перепрыгнуть, давайте ляжем в эту яму, чтобы он мог перейти ее по нашим телам!" Это была действительно великолепная речь. Яма была заполнена и притом немедленно. Если у вас есть настоящий товарищ, ваша сила более чем удваивается. Какое благословение иметь добрую жену! Я обращаюсь к вам, женщины, которым неуместно проповедовать на улице, — вы можете сделать ваших мужей счастливыми и спокойными, когда они приходят к себе домой, и это поможет им проповедовать еще лучше! Некоторые из вас могут помогать мужьям проповедникам даже в подготовке к проповеди, если у вас есть достаточно благоразумия и кротости. Вы можете мягко намекнуть своему супругу, что он был слегка не в надлежащей форме, когда излагал некоторые детали в проповеди, и он поймет ваш намек и исправится. Один хороший брат как-то однажды попросил у меня совета по какому-то вопросу и между делом заметил: "Единственный инструктор, которого я имею до сих пор, — это моя жена, которой удалось получить более хорошее образование, чем у меня. Когда я говорю в проповеди неграмотно, она спокойно намекает мне, что люди могут надо мной смеяться, если я не подтянусь в грамматике". Таким образом, его жена стала для него профессором английского языка и сослужила ему столь хорошую службу, что ее вес был для него равноценен весу золота, и он признавал это. Если у кого из вас есть такой помощник, благодарите за него Бога каждый день.
Далее, для вас будет очень большой поддержкой, если у вас будет братский союз с теми христианами, у которых горит сердце и имеются познания большие, чем у нас, и мы можем научится от них многим полезным вещам. Бог может благословить нас ради других, если Он не может благословить нас ради нас самих. Вы ведь слышали забавную историю о том человеке, который привел ко Христу много душ и приписывал успех себе самому. Однажды ночью во сне ему было открыто, что в тот великий день он не получит за это никакой награды. Он спросил у ангела, кому же принадлежит заслуга, и ангел ответил: "Тот глухой старичок, который сидит возле кафедры на лестнице, был причиной благословений!" Так давайте же будем благодарны и за того глухого человека и за ту старушку и за тех друзей из бедного сословия, которые молились о благословении на ваше служение. Дух Божий может благословить двоих, если Он не может благословить одного. Авраам в одиночку не мог выпросить в молитве о спасении пяти городов, хотя его молитва была весом в тонну. Но у него был племянник Лот, доля у которого была, возможно, самой жалкой, а молитва весила не более чем половина унции; и, однако, когда этот крохотный кусочек был положен на чашу весов, город Сигор был спасен. Добавьте же ваши маленькие полунции к мощному весу молитв великих святых, ибо они, возможно, нуждаются в них.
Дорогие братья, проповедующие на открытом воздухе, я не пытаюсь учить вас, поскольку некоторые из вас могли бы гораздо лучше научить меня. Хотя, если верить высказываниям некоторых людей, я уже достиг тех лет, когда могу кого-то учить. Одна женщина в начале этого года (1887) о чем-то спрашивала меня и сказала: "Я помню, как слышала ваш дорогой голос более сорока лет назад!" Я ответил: "Вы слышали меня более сорока лет назад! Где же это могло быть?" Она сказала: "Вы проповедовали на вершине Пентонвилл Хилл возле молитвенного дома брата Соуди". "Да, — сказал я, — но это было, наверное, больше, чем сорок лет назад". "Да, — подтвердила она, — это могло быть и пятьдесят лет назад". Я сказал: "Должно быть, я тогда был еще совсем молодым?" "О, да! — сказала она, — вы были таким прекрасным молодым человеком!" Все это она сказала, конечно, зря, потому что она не стала бы меня так нахваливать, если бы я сказал ей, что никогда в жизни не проповедовал на вершине Пентонвилл Хилл и что пятьдесят лет назад мне было всего три года от роду, и что, по моему мнению, ей должно быть стыдно предполагать, что я дам ей денег за такую ложь. Однако в этот вечер я притворюсь перед вами, что я такой, как говорила обо мне эта женщина и представлю себя именно такой уважаемой личностью, как она описала. И в этой роли я наберусь смелости сказать вам, дорогие братья, что если мы желаем приводить души ко Христу, мы должны взяться за тяжкий труд и трудную работу.
И, в первую очередь, мы должны работать над собственными проповедями. Я надеюсь, что вы не разочаровались тем, что вам приходится произносить проповеди, не так ли? ("Нет!") Я надеюсь, вам не надоело совершать служение проповеди, хотя, безусловно, вы иногда чувствуете усталость, совершая это служение.
Пусть сапоги шьет сапожник и пусть проповеди произносит проповедник. В тот великий день, когда будет оглашен список спасенных, все те, кто обратился через красивую музыку, церковную декорацию и развлечения составят десятую часть от пустого места; но Богу всегда благоугодно спасти верующих юродством проповеди. Оставайтесь же верными вашему служению проповедника; и если у вас есть еще и другие занятия, — не позволяйте им заслонять вашу проповедь. На первом месте должна быть проповедь, на втором месте — проповедь и на третьем месте — проповедь.
Верьте в силу проповеди о любви Божией, верьте в силу проповеди об искупительной жертве, верьте в силу проповеди о рождении свыше, верьте в силу проповеди всех установлений воли Божьей. Старый молот Евангелия будет по-прежнему разбивать скалу вдребезги; древний огонь Пятидесятницы будет пылать среди толпы людей, как и встарь. Не надо испытывать никаких новых средств, просто продолжайте проповедовать; и если мы все будем проповедовать в силе Святого Духа, посланного с небес, то результаты будут удивительными. Ведь даже обыкновенная речь имеет неограниченную силу! Обратите внимание, какую силу имеет злой язык, сколько он может причинить беды; так разве не может Бог придать большую силу доброму языку, если мы употребляем его правильно? Посмотрите на силу огня: единственная искра может поджечь целый город; точно так, когда Дух Божий живет в нас, мы можем сделать так много великих дел, что не сможем даже подсчитать. Нельзя вычислить возможности пламени огня, и точно так же нет конца возможностям божественной истины, проповедуемой с тем огнем, который порождает Дух Божий. Так пусть же у вас будет великое упование, братья, пусть будет великое упование, несмотря на бесстыдство, которое творится на полночных улицах, несмотря на питейные заведения, расставленные на каждом углу, несмотря на порочность богачей, несмотря на невежество бедняков. Вперед, вперед, вперед во имя Бога идете вперед, ибо если людей не спасет проповедь Евангелия, то их не спасет ничто. Если Божья милость не сможет спасти людей, тогда пусть рыдают небеса, пусть навеки потухнет солнце, ибо тогда для нашего бедного человеческого рода не останется ничего, кроме черной темноты. Спасение через заместительную жертву Христа — это Божий ультиматум. Радуйтесь, что он неизменен. Будем же безоговорочно верить ему и с ним идти вперед, проповедуя Слово Божье.
Истинный проповедник на открытом воздухе всегда сочетает проповедь и искренние личные беседы. Как много душ было спасено в нашей церкви благодаря личным беседам некоторых братьев! Они все присутствуют здесь, когда я проповедую. Я вспоминаю случай, как один из братьев разговаривал со мной в понедельник вечером и вдруг он исчез, не договорив предложения до конца. Я так и не узнал, о чем он хотел мне сказать, но я увидел его на том балконе слева, сидящим на скамье и беседующим с незнакомой мне женщиной. После служения я спросил его: "Куда ты ушел?" Он ответил мне: "Луч солнца заглянул в окно и осветил чье-то лицо, которое выглядело таким печальным, что я побежал наверх по лестнице и сел рядом на скамье с той женщиной, у которой было печальное лицо". "И ты ее утешил?" "О, да! Она приняла Господа Иисуса очень быстро; но сразу же после этого я заметил другое озабоченное лицо и попросил женщину подождать меня на скамье после окончания служения, а сам пошел к этому другому лицу, которое принадлежало молодому человеку".
Брат молился вместе с ними обоими и не успокоился до тех пор, пока они не отдали свои сердца Господу. Вот что значит быть всегда на страже! Да, нам нужны такого рода снайперы, чтобы "брать" людей по одному. Когда мы палим из-за кафедры с помощью большой пушки, то хотя и производим разгром, но многих при этом упускаем. Поэтому нам нужны любящие сердца, которые ходили бы вокруг и проводили бы личную работу с душами: кого надо, обличали, а кого надо ободряли. Каждый проповедник на открытом воздухе должен уметь обращаться с речью не только к сотням слушателей, но он должен обращать внимание и на отдельных людей имея при себе помощников, владеющих этим же благословенным искусством. Насколько больше пользы было бы от проповедей на улицах, если бы каждый проповедник имел при себе группу людей, которые доводили бы дело до конца своими личными беседами с людьми!
В прошлое воскресенье вечером один дорогой брат рассказал мне небольшую историю, которую я никогда не забуду. Как-то вечером он посетил больницу в Кройдоне, поскольку ему это было поручено вместе с другими братьями. Все швейцары уже разошлись по домам, и было время закрываться на ночь. Этот брат остался один в больнице, не считая врача, как вдруг вбежал мальчик и сообщил, что случилась железнодорожная авария, и надо, чтобы кто-то пошел на станцию с носилками. Врач предложил брату: "Пойдем вместе?" "Конечно!" — последовал бодрый ответ; и таким образом доктор вместе с пастором пошли с носилками. Они принесли в госпиталь пострадавшего. Брат продолжал: "В течение последующих двух недель я часто ходил в больницу, поскольку хотел знать о состоянии того человека, которого мы принесли". Я думаю, что он теперь будет всегда интересоваться судьбой этого человека, поскольку однажды почувствовал на себе его вес. Если вы знаете, что значит нести человека в своем сердце, если чувствуете на себе его тяжесть, то его имя будет начертано на вашей душе. Так же случается, когда вы беседуете с людьми лично: вы чувствуете тяжесть их душ, и я убежден, что многим проповедникам нужно больше заниматься этой работой, после чего и их проповеди станут лучше.
В тех случаях, когда невозможно совместить проповедь и личные беседы, пусть у вас будут наготове евангельские трактаты, которые часто приносят хорошие результаты. Правда, некоторые трактаты так слабы, что не смогут обратить и жука, в них мало интересного даже для мухи. Поэтому или приготовьте хорошие, впечатляющие трактаты или вообще не раздавайте никаких трактатов. Красноречивый, животрепещущий евангельский трактат часто может быть добрым семенем для жизни вечной. Поэтому не выходите на открытую проповедь без хороших трактатов.
Я полагаю, что кроме раздачи трактатов, вы должны попытаться попросить адрес (телефон) тех людей, которые часто приходят слушать ваши проповеди, чтобы посетить или позвонить им. Как прекрасно, когда проповедник посещает человека на дому!
"Послушай-ка, Билл, — говорит жена своему мужу, — тебя хочет видеть гость, это тот джентльмен, который проповедует на углу нашей улицы. Пригласить ли его зайти в наш дом?" "О, да, — последовал ответ, — я слушал его проповеди много раз; это хороший человек". Посещайте, по возможности, многих людей, ибо это будет на пользу не только для них, но и для вас самих.
А каким сильным может оказаться личное письмо к человеку! У некоторых людей все еще сохраняется своего рода суеверное благоговение перед письмами, и когда они получат искреннее послание от кого-то из вас, уважаемые братья служители, они серьезно задумаются над ним, и, кто знает, может быть, почтовое послание коснется того человека, которого не коснулась проповедь. Молодые люди, которые не умеют проповедовать, могли бы сделать много полезного, если бы начали писать письма своим сверстникам о вопросах спасения их душ. Иногда люди очень хорошо выражают письменно то, чего не могут выразить языком. Давайте же будем спасать людей всеми доступными средствами; давайте же будем останавливать их на дороге в ад. Мы не имеем даже и половины того усердия, которое должны иметь. Вспомните историю о том умирающем молодом человеке, который сказал своему брату: "Мой брат, как ты мог быть столь безразличным к моей душе?" Тот отвечал: "Я не был безразличным к твоей душе, ведь я часто говорил с тобой на эту тему". "О, да! — сказал умирающий, — ты говорил; но я думаю, что если бы ты посерьезнее задумался над тем, что я иду в ад, ты относился бы ко мне с большим вниманием, ты бы плакал обо мне и, как брат, не позволил бы мне погибнуть!" Пусть никто так не скажет о вас!
Но я слышал и то, что большинство проповедников, стараясь проявить искреннее внимание к душам, начинают делать странные поступки и говорить непонятные вещи. Что ж, если это происходит от искреннего сердца, то пусть они делают эти странные вещи. Мы не желаем, чтобы они делали то, что имеет только вид искренности; но люди в наши дни действительно нуждаются в горячем соучастии и если вы видите его проявление, не будьте слишком критичны. Вы должны признать, что у штормового ветра есть свои пути, а у живого сердца — свой способ выражения. Если у вас есть ревность, но вы не можете говорить, ваша ревность придумает свой особенный способ достижения цели. Говорят, что Ганнибал растворял скалы уксусом; так и ревность так или иначе найдет способ растворить каменные сердца людей. Пусть же на каждом из вас почивает Дух Божий, ради славы имени Иисуса Христа! Аминь.

Цена приведения душ ко Христу

Я желаю сказать несколько слов для тех, кто уже пробовал приводить души ко Христу. Вы жаждете и молитесь о том, чтобы Бог вас употребил, но знаете ли вы, чем все это для вас обернется? Вы уверены, что знаете? Тогда приготовьтесь к тому, чтобы встретить и пережить много такого, чего бы вы не желали. Некоторые переживания, лично для вас не нужные, станут вашим уделом, если Господь употребит вас для спасения других. Обычный человек может спокойно почивать на своей кровати всю ночь, но хирурга могут позвать на помощь в любой момент. И земледелец может отдыхать у своего камина, но если он станет пастухом, то он должен будет находиться среди ягнят в любую погоду. Именно об этом говорил Павел: "Посему я все терплю ради избранных, дабы и они получили спасение во Христе Иисусе с вечною славою". Ради этого и мы будем вынуждены претерпеть в своей жизни много необычного и удивительного.
Несколько лет назад я переживал ужасный упадок духа. В моей жизни произошли некоторые неприятные события, к тому же я был болен и поэтому совсем впал в отчаяние. Из глубины я заставил себя воззвать к Господу. Как раз перед моим отъездом на отдых в Ментон я испытывал сильные физические боли, но еще больше я страдал душой, ибо мой дух был подавлен. Находясь под таким гнетом, я проповедовал на слова: "Боже мой, Боже мой, для чего Ты оставил меня?" Я был на то время действительно так хорошо подготовлен проповедовать на этот текст, как никогда раньше. Наверное, только немногие из моих братьев могли бы столь глубоко проникнуться смыслом этих душераздирающих слов. Я чувствовал в полной мере весь ужас души, оставленной Богом. Скажу вам, что это не было то переживание, которого я желал. Я дрожу от одной мысли о том, чтобы мне довелось еще раз пройти через такое затмение души, и я молюсь, чтобы мне больше никогда не испытывать переживания подобного рода, разве что они будут нужны для достижения тех же результатов, что и прежде.
В тот вечер после проповеди ко мне в кабинет зашел один человек, который был похож на умалишенного, словно сбежал из психиатрической лечебницы. Казалось, его глаза вот-вот выскочат из орбит. Он сказал, что уже впал было в полное отчаяние, если бы не эта проповедь, которая помогла ему узнать, что есть еще один человек, который понимает его чувства и может описать его переживания. Я побеседовал с ним и попытался ободрить его, а затем пригласил прийти опять в понедельник вечером, так как у меня будет больше времени, чтобы поговорить с ним. Я встретил этого брата еще один раз и сказал ему, что есть надежда на его духовное выздоровление, и я был рад, что моя проповедь оказалась столь уместной для его нужды. Как мне показалось, он не воспринял слова утешения, которые я ему предложил, однако я был уверен, что те драгоценные истины, которые он услышал в проповеди, производили свою работу в его уме, и что душевная буря вскоре сменится глубокой тишиной.
А теперь послушайте, что было дальше. Вчера вечером я, по странному совпадению, проповедовал на слова: "Жив Бог, лишивший [меня] суда, и Вседержитель, огорчивший душу мою" (Иов.27:2). После служения ко мне зашел этот же самый брат, с которым я встречался пять лет назад. На этот раз он выглядел совсем по-другому, как день после ночи или как жизнь после смерти. Я сказал ему: "Я рад видеть тебя, я часто думал о тебе и задавал себе вопрос, нашел ли ты полный мир для своей души". Как я уже говорил, после тогдашней беседы с ним я уехал в Ментон, и он тоже уехал в деревню, так что мы не виделись с ним пять лет. Итак, на мой вопрос этот брат ответил: "Да, вы тогда говорили мне, что есть надежда на выздоровление, и я знаю, вы будете рады узнать, что с тех пор и доныне я хожу в свете солнечных лучей. Все во мне изменилось и стало совершенно другим". Дорогие друзья, когда я увидел этого бедного отчаявшегося брата в первый раз, я благословил Бога за то, что мои ужасные переживания помогли мне посочувствовать и помочь ему; но когда вчера вечером я увидел его совершенно поправившимся, мое сердце переполнилось благодарностью Богу за мои былые печальные переживания. И я готов спуститься в глубокие воды еще сотню раз, чтобы ободрить чей-то подавленный дух; и как хорошо, что мне пришлось пережить такие страдания, потому что теперь я знаю, какое слово и в какой момент будет уместно сказать скорбящему.
Предположим, что вам сделали очень болезненную операцию, благодаря которой ваша правая рука стала чуть длиннее. Я не думаю, что вам когда-нибудь придется делать такую операцию, но если бы вы знали наперед, что претерпев боль, вы сможете достать и вытащить из воды утопающего человека, который без вашей помощи утонет у вас на глазах, то я думаю, что вы согласились бы претерпеть боль и заплатить много денег хирургу, чтобы таким образом быть в состоянии спасти ваших друзей. А теперь представьте себе, что для приобретения силы спасать души вам надо пройти через огонь и воду, через сомнения и отчаяние, через терзания ума и страдания души. Конечно, не у всех из вас будут одинаковые переживания, возможно, не будет даже и двоих с абсолютно одинаковым опытом, но ваша подготовка будет соответствовать предназначенному для вас труду. Вы должны будете пойти в огонь, если надо выхватывать других из огня; вы должны будете нырять в волны, если надо вытаскивать других из воды.
Вы не сможете работать пожарником так, чтобы не иметь ожогов от пожарищ, или работать на спасательной лодке так, чтобы вас не заливало волнами. Если Иосифу было суждено спасти жизнь своим братьям, он должен был сам пойти в Египет первым; если Моисею было предназначено вести народ через пустыню, он должен был сам перед этим провести в пустыне сорок лет со стадами.
Правильно сказано: "Если кто-то просит у Бога, чтобы быть благословенным служителем, он не знает, чего просит, и ему рано или поздно придется подумать, сможет ли он выпить до дна Христову чашу горечи и креститься Его крещением".
Я впервые задумался об этом благодаря молитве, которую произнес наш уважаемый брат Левинсон. Он, как вы понимаете, из семени Авраамова, и обратился ко Христу благодаря миссионерской работе в городе среди евреев. Если бы тот миссионер сам не был евреем, он не смог бы понять сердце молодого путешественника и не пленил бы его слух евангельской вестью. Обычно людей можно привести ко Христу через соответствующий инструмент, и это соответствие часто заключается в способности симпатизировать. Ключ открывает дверь потому, что он соответствует выемкам в замке; так и искренний призыв касается сердца потому, что он соответствует настроению этого сердца. Мы с вами должны подходить ко всем видам замков, чтобы соответствовать любому состоянию ума и сердца, как сказал Павел: "Для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона — как чуждый закона, — не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, — чтобы приобрести чуждых закона; для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных.
Для всех я сделался всем, чтобы спасти, по крайней мере, некоторых". Такой же процесс должен произойти и в нас с вами. Будем же с радостью претерпевать все, что Святой Дух совершает внутри нас, чтобы благодаря такой работе мы бы послужили большим благословением для наших собратьев людей. Придите, братья, и положите все на алтарь! Все вы, Его работники, отдайте себя всецело в руки Господа! Вы, кто привык к деликатности и утонченности, возможно, будете вынуждены стать грубыми и невежественными, чтобы принести пользу подобным людям. Вы, которые мудры и образованны, возможно, будете поставлены перед необходимостью стать глупыми, чтобы приобрести для Христа глупых; ведь и глупые нуждаются в спасении, и многие из них не смогут быть спасены ничем другим, как только теми средствами, от которых культурный человек будет не в восторге.
Некоторые пытаются спасать людей с помощью утонченных манер, в то время как нужно проявить силу! С другой стороны, некоторые действуют слишком напористо, тогда как необходимы такт и мягкость, а не сила! Всему этому надо учиться, надо в этом упражняться. Вот вам один из примеров подобного опыта: — перед нами элегантный брат; он желает проповедовать искренне, но ему следовало бы вдобавок еще и более тщательно готовиться к проповеди. Он написал свою прекрасно подготовленную проповедь на бумаге, составил детальный конспект, но, — увы!
— забыл этот бесценный документ дома. Что же ему теперь делать? Брат слишком вежлив, чтобы отказаться от проповеди, и он пытается говорить. Он начинает прекрасно и быстро заканчивает свою первую мысль. Все шло гладко. Но что же дальше? Он растерянно глядит по сторонам, чтобы вспомнить свою вторую мысль. Что говорить, когда нет конспекта? Наш милый брат барахтается в волнах, но он не может плавать; наконец, он выкарабкался на берег, и говорит сам себе: "Ну, это моя последняя попытка!" Но жизнь идет вперед, и вот, он проповедует опять.
Он чувствует себя уже более уверенно, и постепенно из него получается яркий оратор. Благодаря пережитому унижению, Господь подготовил его делать свое дело более квалифицированно. Начиная свое служение, мы слишком хороши, чтобы быть к нему пригодными, либо слишком велики, чтобы быть хорошими. И нам надо послужить подмастерьем, чтобы таким образом изучить свое дело. Карандаш не приносит пользы до тез пор, пока он не заточен; надо срезать красивую кедровую древесину, и затем внутреннее содержимое — грифель — может быть употреблен для записей или рисования. Братья, нож испытаний остр, но зато благотворен; вы, возможно, не находите в нем удовольствия, но ваша вера научит вас ценить его. Разве вы не готовы пройти через любое испытание, чтобы любой ценой спасти хотя бы некоторых?
Если у вас нет такого настроения, тогда лучше занимайтесь вашим сельским хозяйством или торговлей, ибо никто не сможет приобрести ни одной души, если не будет готов претерпеть все, что только возможно, ради этой души.
Иногда немало страданий может причинить страх, но этот страх может помочь пробудить душу и привести ее в должное состояние для труда. По крайней мере, он может побудить сердце к молитве, и уже это одно составляет значительную часть необходимой духовной подготовки. Один хороший брат так описывает свои первые попытки посещения душ для беседы об их духовном состоянии: "По дороге к дому этого человека я размышлял о том, как я начну беседу, о чем буду говорить. И эти размышления заставляли меня дрожать и волноваться. Когда я подошел к двери, то мне показалось, что я проваливаюсь сквозь каменную кладку; вся моя храбрость улетучилась, и когда я поднял руку, чтобы позвонить, то моя рука вдруг сама опустилась, даже не прикоснувшись к звонку. От страха я опустился на несколько ступенек вниз, но через мгновенье опять оказался возле звонка, и таким образом, вошел в дом. Мои речи и молитвы были очень нескладными, но я все же благодарен Богу, что мои страхи и трусость не взяли надо мной верх. Лед был сломан". Да, мы должны пройти через этот процесс ломки льда, и результаты будут весьма полезными.
О вы, бедные души, кто желает найти Спасителя, — Иисус умер за вас, и теперь Его народ живет на земле ради вас! Мы не можем принести искупительной жертвы за вас; в этом нет никакой необходимости; но все же мы с радостью пойдем на жертву ради спасения ваших душ. Слышали ли вы, что сказал сейчас один из наших братьев в молитве: "Мы сделаем все, что угодно, станем всем, чем угодно, отдадим все, что угодно и выстрадаем все, что угодно если сможем привести вас ко Христу"? Я уверяю вас, что многие из нас имеют именно такие чувства. Не позаботитесь ли и вы о своей душе? Не получится ли так, что мы будем заботиться о ваших душах, а вы будете растрачивать время зря? Будьте мудрыми, умоляю вас, и пусть безграничная мудрость Божья сегодня же приведет вас к ногам драгоценного Спасителя. Аминь.

Награда за приобретение душ

По дороге на наше собрание мое внимание привлекла надпись на доске объявлений возле полицейского участка, это был броский плакат, который обещал большую НАГРАДУ тому, кто поможет найти и предать в руки правосудия крупного преступника. Без сомнения, наши правовые органы знают, что крупная награда — это единственная надежда на то, что преступника выдадут его же сообщники. Обычно доносчику достается так много презрения и ненависти, что мало кого можно склонить на такое дело, даже если предложить золотые горы. Ничего не скажешь, у доносчика поистине жалкое занятие.
Намного приятнее знать, что есть награда за приведение людей к помилованию и что это дело более высокого порядка, чем приведение их к правосудию; более того, оно намного более доступно и практично для нас, и поэтому заслуживает нашего внимания. Не все из нас могут охотиться за преступниками, зато все могут спасать погибающих. Слава Богу, что убийц и грабителей сравнительно немного на белом свете, а вот грешников, которых нужно искать и спасать, полным-полно вокруг нас на всяком месте. Здесь есть поле деятельности для всех нас, и пусть никто не считает, что ему не достанется награда за этот труд любви.
При упоминании слова "награда" некоторые морщатся и недовольно ворчат: "Это пахнет делами закона!" Но дело в том, что награда, о которой мы говорим, дается не по долгу, а по благодати, и получается не с гордым чувством собственных заслуг, но с радостью благодарного и смиренного сердца.
Другие шепчут: "Разве здесь не замешаны низкие корыстные мотивы?" На это мы отвечаем, что корысть здесь такого же рода, что была у Моисея, который "взирал на воздаяние". В данном деле все зависит от того, что представляет собой награда. Если наградой является радость от того, что мы делаем добро, удовольствие от того, что прославляется Бог и блаженство от того, что мы угождаем Господу Иисусу, — тогда надо согласиться с мыслью, что стремление спасать наших братьев-людей от преисподней само по себе является благодатным даром от Господа. И если даже мы не преуспеем в этом, Господь скажет о нас так же, как сказал о Давиде, когда он хотел построить храм: "Хорошо, что это у тебя лежит на сердце". Даже если все те души, которых мы желаем спасти, останутся неверующими, будут презирать, отвергать и высмеивать нас, то все же уже сама такая попытка является делом Божьим. Если из облака не выпадет дождь, все же это облако заслонит от палящего солнечного зноя, — значит, не все потеряно, даже если не удалось достичь чего-то большего. Может быть, мы только и смогли вместе со Спасителем плакать и говорить: "Сколько раз Я хотел собрать вас, но вы не захотели!" Но даже если нам дано только стоять рядом с Иисусом и плакать вместе с Ним, то это уже проявление высокого духа. Если никто другой не станет лучше от наших слез, то, по крайней мере, мы сами станем лучше.
Но, благодарение Богу, наш труд не тщетен перед Господом. Я уверен, что большинство из вас, кто на самом деле стремился к тому, чтобы в силе Святого Духа, с учением Библии и с молитвой приводить других к Иисусу, — уже получили вознаграждение за ваш труд. Может быть, и есть некоторые, у которых не было успеха, но если так, то я посоветовал бы таким друзьям внимательно пересмотреть свои мотивы, свой дух, свою работу и свои молитвы, и затем попытаться снова. Может быть, они возьмутся за работу более благоразумно, с большей верой, с большим смирением и в силе Святого Духа. Они должны поступать так, как поступает крестьянин, который после плохого урожая с новой надеждой берется за плуг. Не надо терять присутствие духа, наоборот, надо приободриться. Мы должны быть озабочены тем, чтобы найти причину неудачи, если она есть, мы также должны брать пример с наших сотрудников. Однако мы должны твердо решиться сделать все от нас зависящее, чтобы спасти, по крайней мере, некоторых и чтобы, независимо от результатов, после наших стараний спасти ближних вокруг нас не осталось незатронутым ни одного камня. Как можно быть довольным своей работой среди людей, если мы не возвратимся с радостью, неся свои снопы? Я уверен, что большинство из нас, собравшихся сейчас для молитвы, уже имели в своей работе такой успех, который превосходил все наши ожидания. Бог уже благословлял нас, если не больше, чем мы того желали, то, во всяком случае, больше, чем мы надеялись.
Я часто удивляюсь величию милости Божьей к себе самому.
Мои жалкие проповеди, о которых я плачу, приходя домой, все же уже привели ко кресту множество людей. Но еще более удивительно то, что даже простые слова, по-человечески говоря, чисто случайные и произнесенные в обычных беседах, тем не менее становились как бы крылатыми стрелами в руках Божьих, которые пронизывали сердца людей и в таком уязвленном состоянии приводили их к ногам Иисуса. Я часто в изумлении поднимал свои руки вверх и говорил: "Как может Бог благословлять столь немощный инструмент?" Такие же чувства характерны для большинства тех, кто посвятил себя благословенному делу ловцов человеков. Желание успеха в этом деле является столь же чистым побуждением, как и побуждения в сердцах ангелов, и даже более того, — как то побуждение, которое заставило Спасителя ради предстоявшей Ему радости претерпеть крест, пренебрегши посрамление. "Разве даром богобоязнен Иов?" — задавал вопрос сатана. Если бы он на этот вопрос получил утвердительный ответ, то это значило бы, что праведнику нет награды за его святую жизнь, и тогда сатана подверг бы сомнению Божью справедливость и стал бы убеждать людей отказаться от столь бесполезного занятия. Но поистине, есть награда праведнику, и все наши возвышенные благодатные старания получат бесценное воздаяние. Стараясь привести людей к Богу, мы занимаемся делом куда более полезным, чем то, которым занимается ныряльщик за жемчугом или искатель алмазов. Ни одно из дел, которые делают смертные люди, не сравнится по достоинству с делом ловца душ.
Я говорю с полной уверенностью, что дело, к которому я вас призываю, подобно посту министра или царскому званию; это поистине царственное занятие, и те, кто выполняет его успешно, являются истинными царями.
Еще не наступило время сбора урожая после всех наших праведных трудов, и мы только "ожидаем в терпении". Однако мы все же получаем залог нашей награды еще здесь как ободряющее нас поручительство того, что получим все, приготовленное для нас на небе. Отчасти, эта награда заключается в самой нашей работе. Люди занимаются охотой и стрельбой просто ради спортивного интереса; и подобно этому, только на бесконечно более высоком уровне, мы можем охотиться за человеческими душами просто из-за удовольствия в выполнении собственного желания делать доброе дело. Для некоторых из нас было бы величайшим несчастьем видеть, как люди идут в ад и не предпринять никаких усилий для их спасения. Итак, наша награда в данном случае заключается в том, что мы даем выход собственному страстному желанию. Горе и томление духа для нас, если мы будем лишены возможности участия в этом святом деле выхватывания горящих головней из огня. Мы исполнены глубоким состраданием к нашим людям-братьям, мы как бы чувствуем, что, в определенном смысле, их грех — это наш грех, и их погибель — наша погибель.
Миру бурь, волнений нужно Сердце, полное любви, Чтобы людям в жизни трудной Утешенье понести.
Сердце храброе, простое, Как героев прошлых лет, Сердце, чтоб на все живое Отражало Божий свет.
Итак, неся Евангелие другим, мы избавляем себя от того страшного ощущения погибели душ, которое отзывается эхом в нашем сострадающем сердце.
Приобретение душ — это такое служение, которое приносит неоценимую пользу для всех, посвящающих себя ему. Тот человек, который наблюдал за душой, молился за нее, переживал, с трепетом говорил ей о Христе, старался коснуться сердца, — сам получил хорошие уроки благодаря своим усилиям. Когда его постигала неудача, он взывал к Богу еще усерднее, и затем снова повторял попытку; он искал в Писании обещание прощения для виновных грешников; он апеллировал к тем качествам Божьего характера, которые больше всего укрепляют колеблющуюся веру, — словом, предпринимая все эти действия, он получил пользу и сам для себя. Когда он снова и снова повторял старую повесть о Голгофском кресте грешнику, кающемуся в слезах, и после слов грешника: "Я теперь верю, я поверил, что Иисус умер за меня" он, наконец, смог пожать ему руку, — тогда, скажу вам, он получает награду в самом этом процессе, через который проходит его собственный разум.
Это напоминает ему о прежнем гибельном состоянии, показывает ту внутреннюю борьбу, через которую Дух Святой привел к покаянию его самого, напоминает о том драгоценном моменте, когда он впервые взглянул с верой на Иисуса; и все это укрепляет его уверенность в том, что Иисус и сегодня продолжает спасать людей. Когда мы видим, как Иисус спасает других, когда замечаем удивительное преображение на лице спасенного, тогда и наша собственная вера получает великое подкрепление. Скептики и современные модернисты мало заботятся о том, чтобы души обращались к Богу. Но те, кто трудится ради обращения душ, верят в реальность обращения. Те, кто наблюдает процесс возрождения, видят, как на их глазах свершается чудо и уверены в том, что это — "перст Божий". Самое благословенное занятие для души, самое достойное и богоугодное достоинство сердца мы находим в том, когда растрачиваем себя, чтобы найти и привести других людей к ногам драгоценного Искупителя. Если такая цель достигается, тогда вы можете благодарить Бога за то, что Он призвал вас к служению столь утешительному, столь укрепляющему, столь возвышающему, столь утверждающему, как обращение людей от их злых путей.
Еще одну драгоценную награду мы получаем в той благодарности и любви, которую питают к нам те, кого мы привели ко Христу. Это поистине лучшая доля — быть счастливым от ощущения радости другого, испытывать удовольствие от сознания, что ты привел душу ко Христу. Вы можете измерить сладость такого блаженства горечью противоположных чувств. Вот вам пример подобной ситуации. Когда-то в прошлом мужи Божьи привели к Иисусу многие души, и все дела в церкви шли хорошо, пока не наступили годы упадка. На церковь повеял дух времени, и эти благочестивые мужи оказались не у дел, а впоследствии их духовные чада выставили своего же служителя за дверь. Такой недобрый разрыв отношений произошел со стороны тех, кто обязан этому служителю спасением собственных душ. Сердце служителя разрывается, когда он со вздохом говорит: "Может быть, я смог бы пережить это, если бы против меня не стал выступать тот, кого я привел к Спасителю". Такая горечь небезызвестна и мне. Я никогда не забуду одно семейство, в котором Господь дал мне великую радость привести к ногам Иисуса четверых домочадцев и нескольких человек из прислуги. Они были вырваны из омута беспечной мирской жизни, и хотя до этого ничего не знали о Божьей благодати, теперь стали с радостью исповедовать свою веру.
Через некоторое время у них появились кое-какие понятия, отличающиеся от наших, и с того момента некоторые из них стали говорить обо мне и о моих проповедях только плохое. Я от всей души старался научить их всем тем истинам, какие знал сам, и если они после этого нашли где-то больше истины, чем открыто мне, то, по крайней мере, хотя бы вспомнили, от кого они научились основам веры. С тех пор прошло уже много лет, и я никогда не говорил об этом случае так много, как сейчас, но в моем сердце осталась глубокая рана. Я вспоминаю об этих острых колючках только для того, чтобы показать, насколько сладко иметь вокруг себя тех, кого вы привели к Спасителю.
Мать находит великое удовольствие в своих детях, и эта пылкая любовь берет свое начало в естественных отношениях. Но существует еще более глубокая любовь, связанная с духовным родством, та любовь, которая будет длиться всю земную жизнь и продолжится в вечности, ибо даже на небе каждый слуга Господний скажет: "Вот я и дети, которых Ты дал мне!" В граде Бога нашего не женятся, не выходят замуж, но то отцовство и братство, которое во Христе, все же будет существовать и там. Эти сладкие и благословенные узы, которые завязались благодаря благодати, останутся неразрывными навеки, и переход в лучшую страну не разрушит, а укрепит эти взаимоотношения. Итак, если вы желаете испытать настоящую радость, ради которой стоит жить, то я уверяю вас, что ни радость приобретения богатства, ни радость умножения познаний, ни радость влияния на других, и никакая другая радость не может сравниться с тем восторгом, который вы испытываете, когда спасаете душу от смерти, когда помогаете своим заблудшим братьям вернуться в дом нашего великого Небесного Отца. Что, в сравнении с этим, представляла бы собой награда в десять тысяч фунтов стерлингов? Такая награда абсолютно ничего не стоит, ведь ее очень легко можно растратить. Но нельзя исчерпать то невыразимое наслаждение, которое мы получаем через благодарность тех душ, которых мы обратили от их неверных путей.
Но самая богатая награда заключается в том, что мы угождаем Богу и предоставляем Искупителю возможность смотреть с довольством на подвиг Своей души. Вполне понятен тот факт, что Иисус должен получить Свою награду от Небесного Отца, но удивительно в этом то, что Отец употребляет нас с вами, чтобы дать Христу то, что Он приобрел Своими муками. Это поистине чудо из чудес! О, дорогая душа, это такая честь, которая слишком велика для тебя! Это такое блаженство, которое слишком глубоко, чтобы выразить словами! Послушайте меня, дорогие друзья, и дайте ответ. Что бы вы могли сделать, чтобы заставить сердце Возлюбленного трепетать от радости? Вспомните, скольких горестей стоили вы Ему, сколько болей пронзали Его, чтобы избавить вас от грехов и их последствий, — разве после всего этого вам не хочется доставить Ему радость? Так знайте же: когда вы приводите к Его ногам других, вы доставляете Ему радость и великое удовлетворение. Посмотрите на этот прекрасный текст: "Так, говорю вам, бывает радость у Ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся". Что это значит? Значит ли это, что радуются ангелы? Обычно мы понимаем это именно так, но данный текст имеет другой смысл, а именно, что радость находится в сердце Бога, вокруг престола Которого стоят ангелы. Это та радость, которую любят созерцать ангелы. Что же это за радость? Неужели благословенный Бог может иметь радость большую, чем безграничное блаженство, присущее Его собственной природе? Какие удивительные слова! Безграничное блаженство Бога не может быть увеличено, зато оно может быть более ярко выражено.
И разве мы сможем быть инструментом для этого? Разве мы сможем сделать хоть что-либо, что могло бы порадовать Вечно Блаженного? Да! Ведь нам сказано, что великий Отец Небесный безмерно радуется, когда оживает снова Его блудный сын, который был мертв, когда снова находится тот, кто был потерян.
Если бы только я мог выразить эту истину, как должно, то каждый христианин громко бы возгласил: "Я тоже буду трудиться, чтобы привести души к Спасителю!" И тогда те из нас, кто уже приводили души к Христу, кто трудился во время и не во время, привели бы их к Нему еще больше. Мы получаем удовольствие даже тогда, когда оказываем услугу своему земному другу, но когда мы делаем что-то особенное для Иисуса и притом то, что приносит Ему наибольшую радость, — тогда мы получаем поистине великое наслаждение! Хорошее дело — построить молитвенный дом и посвятить его на дело Божье; но даже один живой камень, положенный на твердое основание с нашей помощью, доставит Господу больше радости, чем если бы мы возвели громадное здание из обычных камней, которое только загромождало бы пространство. Так пойдем же, дорогие друзья, и станем искать и приводить к ногам Спасителя наших детей и соседей, наших друзей и родных, ибо ничто другое не доставит Ему столько же радости, как возможность увидеть их обращенными и имеющими жизнь вечную. Ради вашей любви к Иисусу, я умоляю вас: станьте ловцами человеков!

Жизнь и труд ловца человеков

Мне кажется, что рассматривать верующих в совокупности как Тело Христово более радостно, чем видеть в них только спасенные души. Говоря это, я не имею в виду ту великую радость спасения, которая заставляет звучать ангельские арфы. Размышляя о муках Спасителя ради их искупления, о работе Святого Духа в каждом обновленном сердце и о любви Отца Небесного, которая простерта ко всякой возрожденной душе, я не мог бы при всем моем желании выразить радость, которая наполняет сердце при виде множества верующих, даже если мы обращаем внимание только на то, что Бог сделал для них, что Он обещал им и что совершит в них. Но есть более широкое представление о том, чем должны быть верующие, о чем мне пришлось немало поразмышлять. Я имею в виду тот потенциал для служения, который кроется в многочисленных группах верующих, та возможность быть благословением для других, которая содержится в сердце каждого возрожденного чада Божьего. Мы не должны увлекаться созерцанием того, кем мы являемся, до такой степени, чтобы забыть о том, что Господь может совершить через нас для других. Если мы будем похожи на горящие уголья, то трудно даже представить, какой большой огонь может разгореться от этих углей!
Мы должны рассматривать христианскую церковь не как роскошную гостиницу, где верующие джентльмены могли бы жить в свое удовольствие каждый в отдельном номере, но как казарму, где солдаты проходят обучение и тренировку для боевых действий.
Мы должны рассматривать христианскую церковь не как общество взаимного почтения и утешения, но как армию со знаменами, которая маршем идет в бой, чтобы завоевать новые победы для Христа, взять штурмом твердыни врага и присоединить новые области к царству Искупителя. Мы можем рассматривать возрожденные души, собранные в поместную церковь, как пшеничное зерно, собранное в житницу. Слава Богу, что это так и что до сих пор верно сбываются слова: "жнущий получает награду". Но намного более вдохновляющим является взгляд на этих же верующих как на самостоятельных распространителей царства Иисуса, ибо тогда они сами становятся добрым семенем, посеянным в плодородную почву, которое должно принести плод в тридцать, в сорок, в пятьдесят, а иное — во сто крат. Зерно имеет огромную жизненную силу, так что за удивительно короткий срок из одного получается тысяча. За короткое время несколько пшеничных зерен могут воспроизвести столько зерна, что им можно покрыть весь земной шар. Точно так нескольких истинных святых достаточно для обращения ко Христу всех народов. Надо лишь собрать посеянный в этом году урожай, сохранить его до следующего года и затем посеять снова, — и тогда процесс умножения пойдет так быстро, что вы не будете успевать подсчитывать количество урожая. О, если бы каждый христианин был таким плодовитым зерном для Господа ежегодно! Если бы все пшеничное зерно в мире вдруг погибло, кроме одного, то не понадобилось бы много лет, чтобы снова наполнить им всю землю и засеять поля. Еще меньше времени понадобилось бы Павлу или Петру, чтобы в силе Святого Духа евангелизировать все народы.
И мы должны считать себя таким зерном, которому предназначено засеять собой весь мир. Какая славная жизнь у христианина, который трудится так, как будто от него зависит само существование христианства, и который твердо решил, что все люди, с которыми он общается, должны узнать через него весть о неисследимых богатствах Христовых.
О, если бы все мы, кого Христос благоволил использовать как Свое семя были должным образом разбросаны и посеяны в мире, если бы мы приносили плод, — сначала зелень, а потом колос с зерном, — то каким великим был бы урожай! О, если бы исполнились слова: "Будет обилие хлеба на земле, наверху гор; плоды его будут волноваться, как [лес] на Ливане, и в городах размножатся люди, как трава на земле"! Пусть же дарует нам Бог хотя бы отчасти почувствовать пробуждающую силу Духа Святого, чтобы мы рассуждали не столько о том, что Бог совершил для нас, сколько о том, что Он может совершить через нас, и в какой мере мы соответствуем тому состоянию, которое нужно, чтобы Он нас употребил.
В нашем тексте подчеркиваются две истины, которые очень ясно выражены в двух фразах, из которых он состоит. Первая истина заключается в том, что жизнь верующего наполнена или должна быть наполнена благословениями для душ: "Плод праведника — древо жизни". На втором месте та истина, что — верующий должен всегда стремиться приобретать души. Вторая мысль весьма похожа на первую, с той разницей, что в первой подчеркивается наше неосознаваемое влияние на души, а во второй — наши усилия, которые мы прилагаем для достижения ясно осознанной цели — приобретения душ для Христа.
Рассмотрим сначала первую мысль, потому что вторую невозможно привести в действие без первой, то есть без полноты жизни внутри нас не может быть избытка жизни для других. Бесполезно пытаться приобретать души, если мы не приносим добрый плод в нашей собственной жизни. Как можно служить Господу устами, если вы не служите Ему своей жизнью? Как можно проповедовать Его Евангелие языком, когда своими руками, ногами и сердцем вы проповедуете евангелие дьявола и изображаете антихриста своей нечистой жизнью? Мы должны в первую очередь прославлять Бога своей жизнью и принесением плода, а затем, вслед за нашим личным примером, последует и обращение других.
I. ЖИЗНЬ ВЕРУЮЩЕГО НАПОЛНЕНА БЛАГОСЛОВЕНИЯМИ ДЛЯ ДУШ. Мы рассмотрим эту истину с помощью некоторых выводов, сделанных на основании нашего текста, и, прежде всего, заметим, что видимая сторона жизни верующего уподобляется плоду, который произрастает из него. Важно запомнить эту истину. "Плод праведника" — то есть его жизнь — не является чем-то прикрепленным к нему извне, но вырастает изнутри. Это не похоже на одежду, которую можно снимать и надевать снова, но это нечто неотделимое от него самого. Вера искреннего человека — это сам человек, а не его маскировочное облачение. Истинное благочестие — это естественный плод обновленной природы, а не искусственно выращенный в теплице подъем благочестивого настроения. Разве не естественно для виноградной лозы приносить гроздья винограда, а для пальмы — финики? Точно так же естественно, если содомское дерево приносит содомские яблоки, а вредное растение — ядовитые ягоды. Когда Бог дает Своим детям новую природу, в ней свободно и естественно начинает проявляться новая жизнь. Если религия не является неотъемлемой частью человека, он рано или поздно обнаружит для себя ее полнейшую бесполезность. Тот человек, который носит благочестие как карнавальную маску и, приходя домой, из святого превращается в дикаря и из ангела — в дьявола, из Иоанна — в Иуду и из благодетеля — в хулигана — такой человек, смею утверждать, прекрасно умеет использовать формализм и лицемерие в своих целях, но у него нет ни малейшего признака истинной религии. Смоковница не приносит в один день смоквы, а в другой день — терновник, все растения остаются верными своей природе в любое время.
Те люди, которые считают, что благочестие связано с облачением в особые одежды, поступают правильно, если они оставляют религию в покое и употребляют ее только тогда, когда одеваются в свою священную помпезность. Но человек, познавший истинную суть христианства, понимает, что оно представляет собой жизнь, а не просто роль, формальность или профессию. Я очень уважаю христианские символы веры, но все же осмелюсь заявить, что истинное христианство представляет собой не столько символ веры, сколько проявление жизни. Да, в нем есть и кредо, и обряды, но большей частью оно все-таки представляет собой жизнь. Христианство — это божественная искра, упавшая от небесного огня в человеческое сердце, которая зажигает огонь внутри человека, и этот огонь сначала проникает в сокровенные тайники души, а затем вырывается наружу и горит небесным пламенем, которое видят и чувствуют окружающие люди. Под действием силы живущего внутри Духа Святого возрожденный человек становится похож на тот куст в пустыне, который пылал божественным пламенем. Бог, живущий внутри человека, дает ему способность сиять, так что земля вокруг него становится священной, и люди, видящие его, ощущают силу его святой жизни.
Дорогие братья, мы должны стремиться к тому, чтобы наша религия все больше и больше становилась естественным проявлением нашей души. Многие формальные верующие огородили себя правилами, вроде: "Ты не должен делать то, ты не должен делать это", и продвигаются вперед с помощью правил: "Ты должен делать то, ты должен делать это". Но есть лучшее правило, в котором, несмотря на злоупотребления, содержится благодатная истина для наших сердец: "Мы не под законом, но под благодатью", а значит, мы повинуемся воле Божьей не потому, что хотим заслужить вход на небо или избежать Божьего гнева, а потому, что мы имеем в себе жизнь, которая жаждет всего святого, чистого, праведного и истинного и не может мириться ни с каким злом.
Поэтому надо делать добрые дела не из-за желания соблюсти закон или от страха наказания за его несоблюдение, но потому что в нас живет святое, рожденное от Бога, и оно в силу своей природы стремится делать то, что угодно Богу. Будем же более и более усердно стараться, чтобы наша религия была подлинной, истинной, естественной, живой. Пусть она не будет искусственной, вынужденной, суеверной, зависимой от времени, дня и места, чтобы не была плесенью, порожденной всплеском эмоций, или брожением умов, возбужденным многолюдным собранием или ораторским искусством. Нам всем нужна такая религия, которая может жить и в пустыне, и среди толпы людей; такая религия, которая проявляет себя на каждом шагу в нашей повседневной жизни и в окружении самых различных людей. Я хотел бы видеть такое благочестие, которое проявляется в семейном кругу, особенно когда семья собирается вокруг камина, ибо нигде оно не бывает таким прекрасным, как здесь. Покажите мне благочестие, которое проявляется в битве жизни, на вашем обычном рабочем месте в окружении насмешников и противников точно так же, как и среди друзей христиан. Покажите мне такую веру, которая не боится, когда мир смотрит на вас хищным взглядом, которая бесстрашно идет вперед, когда люди хмурятся и ненавидят вас, равно как и тогда, когда люди станут вам симпатизировать, и друзья будут вам снисходить. Пусть наполняет вас жизнь Духа Святого и пусть все ваше поведение и образ жизни будут естественным проявлением этого Духа, живущего в вас.
Заметим далее, что плод, который приносит христианин в своей жизни, соответствует характеру христианина: "Плод праведника — древо жизни". Всякое дерево приносит свой плод, по которому и узнают это дерево. Праведник приносит плод праведности, и пусть никто из нас, братья, не обольщается и не заблуждается в этом отношении, ибо только "кто делает правду, тот праведен", а "всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего". Я уверен в том, что мы готовы умереть за учение об оправдании верою и перед всеми врагами будем утверждать, что спасение обретается не по делам. Но мы признаем также и то, что оправдываемся той верой, которая производит дела, и если найдется такой человек, у которого вера не производит дел, то такая вера от дьявола. Спасающая вера усваивает совершенное Господом Иисусом дело спасения, и таким образом сама по себе уже является средством спасения, ибо мы оправдываемся не делами, но верою. Но вера без дел не приносит спасения ни одному человеку. Мы спасаемся не делами, но верой, однако не такой верой, у которой нет дел, ибо истинная вера, спасающая душу, действует любовью и очищает характер человека. Если вы можете обманывать за прилавком, то ваша надежда попасть на небо тоже обман; и хотя вы можете молиться не хуже других и проявлять внешнее благочестие вместе с другими лицемерами, — вы заблуждаетесь, если надеетесь, что это зачтется вам в праведность. Если, будучи слугой, вы ленивы, лживы и уклоняетесь от работы или если, будучи хозяином, вы жестоки, властны, не похожи на христианина в отношениях с вашими людьми, то по вашим плодам видно, что вы представляете собой дерево, растущее в сатанинском саду, и приносите такие плоды, которые пригодны для его зубов. Если вы допускаете обман в торговых сделках, если вы позволяете себе лгать — как много людей каждый день говорят неправду о своих соседях или о своем товаре! — то можете сколько угодно говорить о том, что вы оправданы верой, но участь всех лжецов все равно в озере, горящем огнем и серой.
Притом вы окажетесь среди наибольших лжецов, ибо вы виновны во лжи, когда говорите: "Я христианин", тогда как не являетесь христианином. Ложное вероисповедание относится к наихудшим разновидностям лжи, поскольку причиняет величайшее бесчестие Христу и Его народу. Плод праведника есть праведность; смоковница не приносит терновник, и репейник не родит виноград. Дерево познается по плодам; и хотя мы не можем и не должны судить человеческие сердца, мы можем судить об их жизни. Я молю Бога, чтобы мы все могли судить свою собственную жизнь и видеть, приносим ли мы плод праведности, ибо если плода праведности нет, то мы не являемся праведниками.
Нельзя, однако, забывать, что хотя плод праведности произрастает естественно, ибо рожденная от Бога природа праведника приносит добрый плод послушания, — все же этот плод всегда является результатом действия благодати и даром от Бога. Будем же всегда помнить эти слова: "от Меня будут тебе плоды" (Ос.14:9). Мы не можем приносить плод, если не пребудем во Христе. Праведник цветет, как ветвь и только как ветвь. Каким образом цветет ветвь? Она соединена со стволом и питается его соком.
Точно так и дела, которые делает праведник, с одной стороны являются его собственными делами, однако, с другой стороны, их производит благодать, обитающая в нем, и потому он не приписывает себе никаких заслуг, но поет: "Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу". Если он падает, то винит себя самого, а если преуспевает, то прославляет Бога. Возьмем и мы это за правило для самих себя. Всякую ошибку, всякую слабость и немощь надо складывать у своих собственных дверей. Если мы в чем-то проявляем несовершенство, — а мы его, конечно же, проявляем — то давайте будем относить его за свой собственный счет без всякого извинения. А если в нас проявляется добродетель, дух благодарения, истинное духовное желание, истинная молитва, и вообще всякое добро, — будем приписывать это Духу Божьему.
Будем помнить, что праведник не был бы праведником, если бы Бог не сделал его праведным, и он никогда не принес бы плод, если бы не питался божественным соком, который только и может производить добрые плоды. Единому Богу пусть будет вся слава и честь.
Главная же мысль нашего текста состоит в том, что это внешнее проявление жизни христианина, являющееся следствием жизни внутренней, этот плод его души становится благословением для других. Так же, как и обычное дерево, жизнь праведника дает тень и пропитание тем, кто находится вокруг него. Эта жизнь называется древом жизни. Данное образное выражение содержит в себе богатые наставления, которые я постараюсь, насколько смогу, объяснить. Итак, то, что для верующего является плодом, для других становится деревом. Такое сравнение может показаться странным, но оно верно. Плод святой жизни детей Божиих растет и падает на землю, как желудь падает с дуба. Эта святая жизнь начинает наилучшим образом влиять на других, подобно тому, как из желудя вырастает новый дуб, и под его тенью укрываются птицы небесные. Святость христианина становится древом жизни. Я полагаю, что здесь имеется в виду живое дерево, предназначенное для того, чтобы давать жизнь и пропитание для других.
Плод становится деревом, и это дерево — древо жизни! Какой удивительный результат! Христос производит в жизни христианина такой характер, который становится древом жизни. Видимое проявление характера является плодом внутренней жизни, и это видимое проявление затем из плода превращается в дерево, а становясь деревом, приносит плод для других во славу и похвалу Божью. Дорогие братья и сестры, я знаю некоторых святых Божьих людей, которые живут в очень близком общении с Ним. Они являются истинным деревом жизни, и их тень дает утешение, прохладу, свежесть для многих утомленных душ. Я видел, как и молодые, и утомленные жизнью, и удрученные приходили к ним, рассказывали о своих бедах, и получали для себя большое благословение, чувствуя их сострадание, слушая их рассказы о верности Господа и получая мудрые наставления. Немного есть в этом мире таких людей, знакомство с которыми обогащает душу. Их можно сравнить с библиотеками евангельской истины, но они лучше, чем книги, ибо истина написана в них на живых страницах. Их характер — настоящее живое дерево. Это не сухой ствол мертвых доктрин, который производит одни только предписания и заодно гниет, но это живое, растущее, плодоносящее дерево, которое насадила десница Господня.
Такие святые люди дают другим не только утешение, но также и духовную пищу. Зрелые христиане становятся кормящими отцами и матерями, которые укрепляют слабых и перевязывают раны сокрушенных сердцем. Совершая такое великодушное, решительное, благородное дело, эти христиане оказывают большую услугу своим собратьям и помогают им подняться на более высокий духовный уровень. Когда мы смотрим на таких христиан, мы всегда получаем ободрение, видя их терпение в страданиях, их смелость в опасности, их святую веру в Бога, их счастливые лица во времена испытаний. Их пример придает силу нам самим выстоять в испытаниях. Тысячами способов пример святого верующего оказывает целительное и утешающее воздействие на братьев, помогая им подняться выше своих тревог и маловерия. Подобно тому, как листья древа жизни созданы для исцеления народов, слова и дела святых являются лекарством от тысячи болезней.
Как сладок для боящихся Бога тот плод, который приносят наученные Богом христиане! Мы не должны полагаться на людей так, как мы полагаемся на Господа, но именно Господь делает так, что одни члены Его тела служат благословением для других, каждый в свою меру, уподобляясь в этом Главе тела. Один лишь Иисус является Древом Жизни, но Он делает Своих слуг маленькими деревьями жизни, и через них дает нам вкушать такие же плоды, какие приносит Он Сам. Это Христос, живущий в Своих святых, дает им способность приносить золотые яблоки, которые радуют наши души. Пусть же каждый из нас уподобится нашему Господу, чтобы на наших ветвях созревали Его плоды!
Многие святые уже ушли от нас в иной мир, и есть среди них такие, (я не стану называть их имен), — жизнь которых, при воспоминании о них, является для меня деревом жизни даже по сей день. Я молю Бога о том, чтобы и мне быть похожим на них.
Многие из вас знали этих людей, и всякий раз, когда вам приходит на память их святая, преданная Богу жизнь, оставленное ими влияние является для вас древом жизни. Они говорят, даже будучи мертвыми: прислушайтесь к их красноречивой проповеди!
Огонь, которым горела их жизнь, все еще находится в их прахе, и вы можете обогреть свои души их теплом. Их благородный пример — богатство церкви, и ее чада облагораживаются и обогащаются, вспоминая их жизнь веры и труд любви. Возлюбленные, пусть же каждый из нас станет истинным благословением для наших церквей, где мы посажены, как деревья в саду! "О! — говорит кто-то из вас, — я думаю, что я не слишком похож на такое хорошее дерево, ведь я так слаб и незаметен". Если у тебя есть вера с горчичное зерно, то ты уже начал расти таким деревом, в ветвях которого будут гнездиться птицы небесные. Те птицы, которые могли бы съесть крошечное зерно, прилетят и найдут приют в ветвях дерева, выросшего из этого зерна; и те люди, которые смотрят на вас с пренебрежением и насмешкой теперь, когда вы молоды и только начинаете свое служение, — впоследствии, когда Бог благословит вас, будут рады получить для себя поддержку через ваш пример и опыт.
И еще одна мысль на эту тему. Помните, что совершенство и зрелость святой жизни будут очевидны даже на небе. Есть небесный город, о котором сказано: "Среди улицы его, и по ту и по другую сторону реки, древо жизни". Древо жизни — небесное растение.
Итак, плод христианина —небесный плод; и хотя он еще не пересажен в славную страну, он уже здесь становится пригодным для своего вечного места обитания. И разве святость не является проявлением неба на земле? Разве жизнь для Бога не представляет собой сущность неба? А что можно сказать о праведности, чистоте, уподоблении Христу? Разве все это не имеет более прямого отношения к небу, чем арфы, пальмы и улицы из чистого золота?
Святость, чистота, красота характера — все эти качества создают небо в сердце человека, и если бы даже не существовало неба, то такое сердце, избавленное Христом от греха и уподобленное Господу Иисусу, все равно обладало бы небесным счастьем. Итак, дорогие братья, обратите ваше внимание на то, как важно быть по-настоящему праведными перед Богом, ибо тогда результатом нашей праведности будет такой плод, который станет деревом жизни для других, а затем — древом жизни на небе, во веки веков.
О, благословенный Дух Святой, сделай же, чтобы все это было так, и да будет вся слава за это единому Тебе!
II. Теперь мы переходим к следующему заголовку: ВЕРУЮЩИЙ ДОЛЖЕН ВСЕГДА СТРЕМИТЬСЯ ПРИОБРЕТАТЬ ДУШИ. Увы! Все человеческие души являются погибшими по своей греховной природе. Вы можете ходить по улицам Лондона и говорить со вздохами и слезами о массах людей на многолюдных тротуарах: "Погибшие, погибшие, погибшие!" Если нет веры во Христа, если Дух Святой не сотворил новое сердце, если душа не пришла к своему великому Отцу Небесному, — значит, она погибшая. Но, по милости Господней, эти погибшие души можно приобрести. Они не потеряны безнадежно, к тому же Бог не предопределил, чтобы они оставались в таком состоянии вечно. Еще не вступили в силу слова: "Нечистый пусть остается нечистым", и для них еще есть надежда обрести милость, ибо сказано, что их еще можно приобрести для Христа. Их еще можно спасти, но наш текст указывает на то, что для этого нам необходимо приложить все усилия: "Мудрый привлекает души".
Что мы имеем в виду, когда произносим слово "привлекает" (приобретает, завоевывает)? Мы употребляем это слово, когда говорим о делах сердечных, например, когда жених "завоевывает" сердце невесты. Иногда для этого требуется проявить очень много любви, сказать много таких слов, которые приобретают благосклонность, много ухаживать, прежде чем сердце возлюбленной расположится к нему. Я пользуюсь этой иллюстрацией, потому что в определенном отношении было бы лучше всего, если бы души приобретались для Христа именно таким образом, чтобы они были обручены с Ним. Мы должны предпринимать своего рода любовное ухаживание по отношению к грешникам, чтобы приобрести их для Христа. Именно таким образом их сердца будут привлечены к Нему. Иисус — наш Жених, и мы должны говорить о Нем, рассказывая о том, как Он прекрасен, подобно слуге Авраама, посланному найти жену Исааку. Он действовал как ухаживатель от его имени. Если вы еще не читали эту историю, то откройте Библию, и посмотрите, как слуга говорил о своем хозяине, о его имении, о том, что Исаак должен все это наследовать, и т.п., и как он закончил свою речь тем, что предложил Ревекке пойти вместе с ним. Родные задали ей вопрос: "Пойдешь ли с этим человеком?" Такова и задача служителя — восхвалять своего Господа и Его богатства, и затем сказать душе: "Не желаешь ли ты соединить свою судьбу со Христом?" Кто сумеет преуспеть в этом столь деликатном деле, того можно считать мудрым человеком.
Мы употребляем данное выражение и тогда, когда говорим о военных действиях. Мы говорим о том, что "взяли" (приобрели, завоевали) город, крепость, или же выиграли в сражении. Битвы не выигрываются, если люди отправляются спать. Поверьте, мне, что крепость не могут покорить люди, которые еще только наполовину проснулись. Чтобы выиграть битву, необходимо применить самое передовое уменье и выучку, проявить величайшую стойкость и мужество. Для покорения крепости, которая считается особо неприступной, военные люди должны меньше спать ночами и больше изучать искусство штурма, чтобы в момент атаки ни один воин не был бездейственным, но чтобы были употреблены все боевые и человеческие ресурсы. Так и для того, чтобы покорить человеческое сердце силой благодати, чтобы взять его в плен, сломив медные запоры и разбив вдребезги железные ворота, требуется такое уменье, которое может дать только Христос. Для того чтобы потрясти тараном каждый камень в совести грешника, чтобы его сердце содрогнулось от страха грядущего гнева — словом, для того, чтобы атаковать душу всей артиллерией Евангелия, — требуется человек мудрый и к тому же полностью посвященный своему делу. Для того, чтобы вовремя поднять белый флаг, как предложение о милости, а если предложение отвергнуто, употребить таран угроз, пока не будет проделана брешь, а затем, взяв духовный меч, захватить город, сорвать вниз черный флаг греха и поднять знамя голгофского креста, — для всего этого проповедник должен применить свои наилучшие способности, и даже намного больше, чем только свои способности. А те, у кого душа холодна, как Арктика, чья духовная энергия едва теплится, вряд ли смогут взять крепость Душу для Царевича Эммануила. Если вы считаете, что ваше призвание — приобретать души, вы должны всеми силами души быть вовлечены в это дело так же, как воин всей своей душой вовлекается в сражение, иначе вы никогда не сможете одержать победу.
Мы употребляем слово "добиться" (приобрести, достичь) также и о людях, которые нажили богатство. Хорошо всем известно, что человек, ставший миллионером, должен просыпаться рано и ложиться поздно, расходовать свои средства с осторожностью, много трудиться и экономить, чтобы накопить большое богатство. Мы должны заниматься приобретением душ с таким же усердием и сосредоточенностью наших сил, как когда-то Астор в НьюЙорке начал накапливать свое многомиллионное имение, которое теперь осталось после него. Это дело поистине похоже на ристалище (состязание в беге), а вы знаете, что в этом состязании никто не сможет победить, если не будет упражнять каждый свой мускул и каждую связку. "Бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду", и этот один обычно тот, кто имеет больше силы, чем у других. В любом случае, это тот, кто приводит в действие все свои силы. Так и мы не сможем приобретать души, если не будем подражать этому бегуну.
Соломон в нашем тексте говорит, что: "Мудрый привлекает души", и такое утверждение тем более ценно, что оно исходит от столь мудрого человека. Разрешите мне объяснить, почему ловец душ является мудрым человеком. Во-первых, потому, что прежде, чем начать этим заниматься, он должен быть научен Богом.
Человек, который не пережил в своей жизни духовного прозрения, который не может сказать: "Я был слеп, а теперь вижу", пусть лучше подумает о своей собственной слепоте, прежде чем пытаться направить ближних на истинный путь. Если вы не спасены сами, вы не сможете послужить средством для спасения других. Тот, кто приобретает души, должен, прежде всего, быть сам "умудрен во спасение верою во Христа Иисуса".
Если же он уже спасен, то его мудрость заключается в том, что он выбрал себе достойную цель в жизни. Молодой брат, выбрал ли ты уже для себя занятие, достойное того, чтобы стать великой целью твоей жизни? Я надеюсь, что ты рассудишь мудро и выберешь благородную цель. Если Бог дал тебе большие таланты, я надеюсь, что ты не растратишь их на разные низменные, грязные и эгоистичные занятия. Может быть, кто-то из тех, к кому я сейчас обращаюсь, имеет великие таланты и может осуществить свои желания, например, стать членом Парламента и содействовать принятию важных государственных решений или стать преуспевающим деловым человеком, и я надеюсь, что такой молодой человек хорошо взвесит призыв Иисуса и вопрос своей бессмертной души, равно как и все другие перспективы. Чему посвятить свою жизнь? Наукам? Бизнесу? Путешествиям? Развлечениям?
Стать ли главным охотником на лис в стране? Заняться ли продвижением политических и социальных реформ? Над всем этим стоит подумать как следует, но если ты, мой дорогой друг, являешься христианином, то ничто другое не принесет тебе столько радости, успеха, чести и достойного вознаграждения, как посвящение себя делу спасения душ. О, я скажу вам, что это действительно великая охота, превосходящая любую охоту на лис, если иметь в виду только подъем чувств и радостное настроение. Сколько раз мне приходилось со слезами ходить через канавы и изгороди за каким-нибудь бедным грешником, пристально наблюдать за каждым его движением и поворотом, пока я, наконец, не настигал его и с помощью благодати Божьей спасал от смерти, и несказанно радовался , когда видел его у ног моего Господа! Наш Господь Иисус называет Своих служителей ловцами человеков, и никакой другой рыболов не прилагает таких кропотливых усилий и не испытывает столько мук и блаженства, как мы. Какое счастье, что вы можете приобретать души для Иисуса, даже находясь на вашем обычном рабочем месте! Некоторые из вас никогда не смогли бы приводить души ко Христу, если бы проповедовали из-за кафедры, — такая попытка была бы плачевной. Но вы можете приобретать души и в мастерской, и в прачечной, и в детских яслях, и в вагоне поезда. Возможность для их поиска есть везде: на обочине дороги, у камина, на углу улицы, среди толпы людей. Темой нашего разговора является Иисус, независимо от того, общаемся мы с простыми людьми или с великими. Мой дорогой брат, ты будешь мудрым, если тобой будет владеть всепоглощающее желание обращать нечестивых с их кривых путей. Ибо за это ты получишь в награду венец, сияющий многими звездами, который ты положишь к ногам Иисуса в день Его явления.
Далее, мудрость заключается не только в том, чтобы сделать приобретение душ главной целью своей жизни, но и в том, чтобы преуспеть в этом деле, потому что у этих душ очень разный характер, чувства и общественное положение, и надо ко всем им найти правильный подход. Охотники в Северной Америке изучают повадки животных, которых они хотят поймать в капкан, так и вам надо учиться иметь дело с разными видами людей. Некоторые люди слишком подавлены, и вам надо будет их утешить. Но если вы дадите им слишком много утешения, они могут стать маловерными, и вам придется употребить острое слово, чтобы вывести их из состояния угрюмости, в которую они впали. А другой человек может быть слишком легкомыслен, но если вы сделаете слишком строгое лицо, то можете вспугнуть птичку; поэтому надо иметь веселый вид, и при этом как бы невзначай ронять слова увещания. Есть и такие люди, которые не дадут вам возможности заговорить с ними, потому что сами будут говорить с вами; но и здесь вы должны суметь вклинить нужное слово. Вам надо быть весьма мудрыми и для всех сделаться всем, и то, насколько вы преуспеете, покажет, насколько вы мудры. Теории о работе с душами могут звучать весьма умно, но на деле они часто оказываются бесполезными, но тот, кто по милости Божией совершает эту работу, является мудрым человеком, даже если не знает никакой теории вообще. Данный труд потребует от вас и остроты ума, и много других качеств, и вам надо будет взывать к великому Спасителю душ, чтобы Он послал на вас Свой Святой Дух.
Заметьте, однако, что тот, кто приобретает души, мудр еще и потому, что само дело, которым он занимается, делает людей мудрее, когда они преуспевают в этом деле. Поначалу у вас ничего не будет получаться, и весьма вероятно, что вы будете отталкивать грешников от Христа своими попытками привести их к Нему. Я однажды пытался всеми силами повлиять на некоторые души, употребляя определенные места Писания, но они поняли эти места совсем иначе, чем я имел в виду, и пошли в ложном направлении. Иногда бывает очень трудно сориентироваться, как вести себя с людьми, запутавшимися в своих исканиях. Некоторых надо тянуть назад, чтобы заставить их идти вперед, а иных надо склонять повернуть направо, чтобы они пошли налево, — только тогда они пойдут в должном направлении. Вы должны быть готовы встретить и такие превратности жалкой человеческой натуры. Я знал одну бедную пожилую христианку, которая была чадом Божьим сорок лет, но находилась в таком состоянии меланхолии и беспокойства, из которого ее никто не мог вывести. Я посещал ее несколько раз, пытаясь ободрить, но когда я уходил, она впадала еще в худшее состояние. Посещая ее в очередной раз, я решил не говорить с ней ничего ни о Христе, ни о вере. Она первая начала разговор на эту тему, и я сказал, что не был намерен говорить об этом сегодня, потому что она не имеет понятия о столь святых вещах, и не является верующей, а только лицемеркой в течение многих лет. Она не выдержала таких обвинений и, защищаясь, стала доказывать мне, что Господь на небесах знает ее сердце лучше, чем я, и что Он — свидетель того, как она любит Господа Иисуса Христа. Наверное, она потом ругала себя за столь откровенные признания, но зато она больше никогда не разговаривала со мной в таком подавленном духе, как бывало до этого. Те, кто по-настоящему любит человеческие души, учатся искусству обращения с ними, и Дух Святой делает их первоклассными хирургами душ во славу Христа. Так получается не потому, что у человека больше способностей, чем у других, но исключительно потому, что Господь дает ему такую чуткую любовь к душам людей, а любовь наделяет поистине непостижимыми способностями, ибо средство приведения грешников ко Христу большей частью состоит из любви к ним, которая привлекает к Нему души.
Возлюбленные братья, я хочу еще раз повторить, что тот, кто приводит души ко Христу — мудр, независимо от того, каким способом он это делает. Некоторые из вас с трудом понимают эту истину. Вы говорите: "Да, я признаю, что брат такой-то трудится весьма плодотворно, но он очень груб". Ну и что же? Его грубость в данном случае не играет никакой роли, поскольку он приобретает души! Кто-то говорит: "Да, но я не получаю назидания от его проповеди". А зачем ты ходишь слушать его проповеди для своего назидания, если Господь послал его обличать грех?
Пусть он занимается обличением греха, а ты иди для назидания куда-нибудь в другое место, но не ропщи на человека, который делает какое-то одно дело, потому что не может делать ничего другого. Мы бываем также слишком склонны противопоставлять служителей друг другу и говорить: "Ты бы послушал нашего пастора!" Может быть, послушать было бы неплохо, но лучше всего слушать проповеди того служителя, от которого получаете духовное назидание вы, а остальные пусть идут и слушают тех служителей, кто назидает их. "Мудрый привлекает души". Я не спрашиваю вас о том, как он это делает. Может быть, он поет евангельские песни, которые вам не нравятся, но если он приводит души ко Христу, то он мудр. Я скажу вам, что не является мудростью, притом не только сейчас, но и в последний день: ходить в церковь, ничего не делать самому и критиковать других Господних слуг, которые находятся в Его употреблении.
Посмотрите на этого дорогого брата, который находится уже на смертном ложе: он наполнен сладкими воспоминаниями о том, как Господь помог ему привести ко Христу многие души, он ждет того момента, когда в небесных воротах многие спасенные выйдут встретить его. Они станут толпой у входа в Новый Иерусалим и будут приветствовать человека, который привел их ко Христу. Эти души будут бессмертным памятником его трудам. Этот человек действительно мудр. А вот вам другой человек, который провел всю свою жизнь в истолковании пророчеств, так что мог распознавать в книге Даниила и в Откровении все, о чем пишут газеты. Некоторые считают, что он мудр, но я бы лучше потратил свое время на спасение душ. Я бы предпочел скорее привести хотя бы одного грешника ко Христу, чем раскрыть все тайны Слова Божьего, ибо спасение душ — это то дело, которому мы должны посвятить свою жизнь. Дай Бог, чтобы я мог понимать все тайны, но больше всего я хотел бы провозглашать тайну спасения души через веру в кровь Агнца. Для служителя Божьего мало быть защитником здравого вероучения и охранять от посягательств рубежи церкви, — его главной заботой должно быть приобретение душ. Мы поступаем очень хорошо, если боремся за чистоту веры, однажды преданной святым, но мне не хотелось бы в своем последнем отчете сказать: "Господи, я всю жизнь боролся с католицизмом и с государственной церковью, я разоблачал всякие секты, но не привел к голгофскому кресту ни одного грешника". Да не будет так! Мы должны подвизаться добрым подвигом веры, но приобретение душ для нас важнее, и мудрым будет тот, кто в этом преуспеет. Некоторые братья проповедуют истину, но делают это настолько гладко, что невозможно распознать евангельскую весть. Эти братья считают, что проповедь не готова до тех пор, пока она не записана на бумаге и каждое предложение не приведено в соответствие с правилами ораторского искусства, каким славился Цицерон и Квинтилиан, и затем они выходят на кафедру, чтобы произнести великолепную речь на евангельскую тему. Мудро ли они поступают? Конечно, для того, чтобы быть хорошим оратором, надо иметь определенную мудрость, но если изящная речь мешает понимать Евангелие, то лучше не быть оратором. Лучше бросить псам такое красноречие, из-за которого может погибнуть душа. Наша задача — спасать души, но их невозможно спасти цветистыми речами. Приобретение душ должно исходить из нашего сердца, и мы должны проявить для их спасения все наше усердие, зато потом, несмотря на наши многочисленные ошибки с точки зрения тех, кто нас критикует, мы будем зачислены в список тех, кого Господь называет мудрыми.
А теперь, дорогие братья и сестры, я вам желаю взяться за это дело практически. Вы должны решиться на то, чтобы каждый день постараться привести ко Христу одну душу. Попробуйте начать с тех, кто приходит на собрание и сидит рядом с вами, если вы вообще еще не пробовали. Попробуйте сделать это по дороге домой. Попробуйте побеседовать с вашими детьми. Помните, я рассказывал вам историю, которая случилась в один из воскресных вечеров? В своей проповеди я сказал: "Дорогие матери, молились ли вы хотя бы раз вместе с каждым из ваших детей в отдельности, призывая отдать свое сердце Христу? Может быть, ваша любимая дочь Джейн уже легла спать, и если вы еще не беседовали с ней о вечности, то, придя домой, разбудите ее и скажите: "Джейн, прости меня за то, что я ни разу не говорила тебе о Спасителе лично, я хочу поговорить с тобой об этом сейчас". Разбудите ее, обнимите ее за шею и сердечно помолитесь о ней Богу". Случилось так, что на собрании присутствовала одна сестра, у которой была дочь по имени Джейн. И знаете ли, что случилось? Она пришла ко мне в понедельник и привела свою дочь, потому что когда после проповеди она разбудил ее и сказала: "Я не говорила с тобой об Иисусе", то Джейн ответила: "О, дорогая мама, я люблю Иисуса уже шесть месяцев, и удивляюсь, что ты до сих пор не заговорила со мной о Нем!" Потом они стали целовать друг друга и радоваться. Может быть, и в вашей семье что-то подобное произошло с вашими дорогими детьми, а если еще не произошло, тогда у вас еще больше причин сегодня же начать с ними разговор. Неужели вы еще не приобрели для Иисуса ни одной души?
Представьте себе, что вы получите на небе венец, но на нем не будет ни одного драгоценного камня. Вы будете на небе бездетными! А ведь вы знаете, как в древние библейские времена женщины боялись оставаться бездетными. Пусть такой же страх будет и у христиан, — страх не иметь духовных детей. Мы должны слышать крики новорожденных, которых Бог родил для Себя через нас. Мы должны слышать этот крик, иначе мы сами должны кричать с глубокой тоской: "Дай мне новообращенных, иначе я умру!" Дорогие братья и сестры, молодые и старые, — если вы любите Господа, пусть ваше сердце горит желанием спасать души.
Разве вы не замечаете их? Они тысячами уходят в ад; каждый раз, когда стрелка часов завершает свой оборот, ад поглощает новые толпы людей, из которых некоторые не знали о Христе, а некоторые сознательно Его отвергли. Мир лежит во тьме; наш большой город также жаждет света; ваши друзья и родные еще не спасены, и они могут умереть раньше, чем закончится эта неделя. Если у вас есть хоть капля человеколюбия, то перестаньте заниматься исключительно вашей религией! Если вы нашли лекарство, расскажите о нем тем, кто болен! Если вы познали жизнь, объявите о ней тем, кто еще мертв духовно! Если вы обрели свободу, провозгласите о ней пленникам греха! Если вы нашли Христа, расскажите о Нем другим! Дорогие мои братья, дорогие студенты Колледжа, пусть этот труд будет вашей лучшей курсовой работой, пока вы здесь учитесь, и пусть он станет вашей единственной целью жизни, когда вы покинете стены Колледжа. Не удовлетворяйтесь тем, что у вас будет своя церковь, но трудитесь, приобретая души, и тогда Бог вас благословит. Что же касается нас всех, то мы желаем всю оставшуюся жизнь следовать за Тем, Кто есть истинный Спаситель душ; мы желаем вверить себя в Его руки, чтобы Он сделал нас ловцами человеков, чтобы наша жизнь не была бессмысленной тратой времени, но чтобы по ее плодам было видно, что нами руководила мудрость.
О вы, дорогие души, еще не пришедшие ко Христу! Помните, что вера во Христа спасет вас! Доверьтесь Ему. Дай вам Бог поверить в Него во славу Его имени! Аминь.

Что значит "мудрый привлекает души"

В нашем тексте не говорится, что мудрый человек — это тот, кто приобретает благоволение власть имущих, хотя он может считать себя мудрым в житейском смысле, то есть идти на пресмыкательство и угодничество для достижения своей цели. Такова мудрость земная, которая заканчивается вместе с земной жизнью. Но есть иной мир, где не котируется никакая земная валюта и где то, чем обладал человек на земле, не является признаком мудрости или богатства. В данном тексте Соломон не награждает венцом мудрости ни умелого государственного деятеля, ни даже самого способного правителя; он не называет этим именем ни философов, ни поэтов, ни мудрецов, — он увенчивает лаврами лишь того, кто привлекает души. Он также не говорит, что мудрый — это тот, кто проповедует, хотя — увы — есть толпы проповедников, которым много аплодируют и воздают почести, но которые не привлекают души, и которые в конце концов не получат награды, потому что они, по всей вероятности, пошли туда, куда Господь их не посылал. Соломон не говорит, что мудрый — это тот, кто много говорит о приобретении душ, потому что бывает легко устанавливать правила для других, но трудно выполнять эти правила самому. Мудрый — это тот, кто по-настоящему, на самом деле обращает людей от их ложных путей к Богу и, таким образом, становится средством их спасения от ада. Такой человек мудр независимо от того, какими методами привлечения душ он пользуется. Он может быть похож на Павла с его глубокой логикой, способностью наставлять и давать мудрые советы; и если он с помощью всего этого привлекает души, значит, он мудр. Он может быть похож и на красноречивого Аполлоса с его великолепной риторикой и высоким полетом мысли; и если он с помощью этого привлекает души, значит, он мудр, — но не наоборот!
Или же он может быть похож на грубого и шероховатого Кифу с его нескладными метафорами и категорическими требованиями, но если он привлекает души, то он не менее мудр, чем его красноречивый брат или логичный друг, — в противном случае у него нет мудрости. Согласно нашему тексту, великая мудрость тех, кто привлекает души, доказывается только их действительным успехом в практике приобретении душ. За методы работы они будут отчитываться перед Господом, но не перед нами. Так давайте же не будем сравнивать и противопоставлять тех или других служителей. Кто ты, осуждающий чужого раба? И оправдана премудрость всеми чадами ее. Только дети спорят по поводу различных методов, взрослые же люди видят конкретные результаты — и ничего более. Задайте себе вопрос: приобретают ли души все эти работники с разным характером и методом работы? Если да, то они мудры, а вы, которые их критикуете, но сами остаетесь без плода, не можете быть мудрыми, даже если вам нравится их судить. Сам Бог сказал, что мудрые — это те, которые привлекают души, а кто же посмеет спорить с Богом? Этот диплом, выданный им в небесном колледже, всегда будет говорить в их пользу, несмотря на толки людей.
Итак, тот, кто привлекает души, мудр, — в этом можно легко убедиться. Тот, кто может силой благодати достичь столь чудесных успехов в деле Божьем, должен быть мудрым также и в обычных житейских делах. Великие люди, приобретающие души, не бывают глупцами. Человек, которому Бог дал способность привлекать души, мог бы с таким же успехом делать любое другое дело, если бы Бог поручил ему его. Возьмите, например, Мартина Лютера. Неужели вы, братья, думаете, что этот человек был пригоден только для того, чтобы совершить Реформацию, но не мог бы, например, управлять страной или командовать армией?
Или вспомните Витфилда, чье громогласное красноречие потрясло Англию, — он не был слаб в рассудительности и силе ума; этот человек был ведущим оратором, и если бы он посвятил себя торговле, то занимал бы главное место среди купцов, а если бы стал политиком, то завладел бы всеобщим вниманием в Сенате. Тот, кто привлекает души, как правило, пригоден на любое другое дело, если Бог призовет его. Конечно, я согласен, что Господь употребляет те орудия, которые Он Сам выбирает, но Он всегда употребляет те орудия, которые пригодны для достижения задуманной Им цели. Вы скажете: "Но ведь Давид убил Голиафа всего лишь пращей!" Я отвечу вам, что на то время это было наилучшее в мире оружие, чтобы поразить такого великана, притом оно было лучшим и для Давида, поскольку он упражнялся во владении им от самой юности. Те инструменты, которые употребляет Бог, всегда лучшим образом приспособлены для того, чтобы посредством их добиться заданных результатов. Хотя слава принадлежит не им, а Богу, и у них нет никаких собственных заслуг, все же у них есть определенная готовность и приспособленность, которую видит Бог, даже если мы не видим. Совершенно очевидно, что люди, приобретающие души, ни в коем случае не глупцы и не простаки, но Бог сделал их мудрыми для Своей славы, хотя тщеславные умники могут обзывать их глупцами.
Тот, кто привлекает души, мудр, потому что избрал для себя мудрое занятие. Говорят, что Микеланджело сделал однажды великолепные статуи из снега, но этих статуй давно уже нет, поскольку материал, быстро образовавшийся с помощью мороза, так же быстро растаял от жары. Он поступал намного мудрее, когда выбирал для работы прочный мрамор, который остается на века. Но даже и мрамор разрушается со временем, поэтому понастоящему мудр тот, кто в качестве сырья выбирает бессмертные души, которые переживут даже время существования звезд.
Если Бог благословит нас в приобретении душ, то наша работа останется невредимой даже тогда, когда дерево, сено и солома земного искусства возвратятся в прах, откуда они и произошли.
Тот, кто с Божьей помощью приобретает души, даже в небе будет видеть плоды своей работы, пребывающие навеки в небесных обителях. Он выбрал для себя мудрое занятие, ибо что может быть мудрее, чем прославлять Бога и вслед за этим, в самом высоком смысле, делать добро нашим собратьям-людям, выхватывать бессмертную душу из зияющего рва и поднимать к славе небес, избавлять ее из рабства сатаны и приводить в свободу Христову?
Есть ли занятие более славное? Я скажу вам, что такая высокая цель говорит сама за себя для всякого здравого ума, и даже ангелы завидуют нам, бедным сынам человеческим, что нам дозволено сделать делом нашей жизни привлечение душ к Иисусу Христу. Кажется, что даже сама мудрость дает свое благословение на это великое дело.
Да, в деле спасения душ от человека требуется поистине безграничная мудрость. Сам Бог привлекает души не без мудрости, ибо вечный план спасения был составлен совершенной мудростью, в каждом его штрихе видно высочайшее мастерство. Христос, великий Божий Спаситель душ, является "премудростью Божьей". В новом творении мы видим столько же мудрости, сколько и в старом. В спасении грешника Бог раскрывает Себя так же, как и в созданном из ничего мироздании. Поэтому мы, соработники Божьи, совершающие вместе с Ним великое дело спасения душ, должны быть также мудрыми. Это то дело, которое наполняет сердце Спасителя, та работа, которая двигала ум Вечного Иеговы еще до сотворения земли. Это не детская игра, ее нельзя выполнить в полусонном состоянии, нельзя совершить без благодатной помощи Единого Премудрого Бога, Спасителя нашего.
Для выполнения этого дела нужна мудрость.
Обратите внимание, братья, что человек, преуспевающий в приобретении душ, считается мудрым в глазах тех людей, кто судит не по началу дела, а по его результатам. Если бы я был крайним эгоистом и не думал ни о чем, кроме собственного счастья, то, по возможности, я бы выбрал для себя, с Божьей помощью, долю ловца душ. Ибо я никогда в жизни не испытывал такого совершенного, переполняющего, невыразимого счастья в самом чистом и благородном виде, как тогда, когда впервые услышал, что благодаря мне человек взыскал и нашел Спасителя. Я вспоминаю пронзивший меня в тот момент радостный трепет. Ни одна молодая мать так не радовалась о своем первенце, никакой воин так не гордился своей трудной победой! О, какая это радость — знать, что грешник, бывший во вражде с Богом, теперь примерен с Ним, благодаря действию Святого Духа, через слова, сказанные нашими устами! И с тех пор, по данной мне благодати, мысль о которой повергает меня в глубочайшее смирение, — я видел тысячи грешников, обращенных от своих неправедных путей через Божье свидетельство, сказанное моими устами. Придут ли скорби, умножатся ли испытания, если Бог позволит, — все равно нас будет переполнять эта радость, — радость от того, что мы являемся приятным благоуханием Христовым Богу на всяком месте, что через нашу проповедь Слова Божьего у людей открываются сердца, грудь наполняется новой жизнью, глаза льют слезы о грехе, и потом эти слезы вытираются, когда они видят великого Заместителя за свои грехи, и обретают в Нем жизнь.
Несмотря на все прекословия, радость приобретения душ ценится выше, чем целый мир, и, благодарение Богу, она не прекращается вместе с земной жизнью. Какое будет великое блаженство, когда ты предстанешь перед вечным престолом и услышишь, как дорогие души, устремляющиеся в трепетном полете к небесной славе, скажут тебе: "Мы вместе с тобой входим в жемчужные врата; ты привел нас к Спасителю!" И тебя будут встречать в небе те, кто называет тебя отцом в Боге — отцом в лучшей семье, чем на земле, отцом по благодати, родившего наследника бессмертия. Это будет несравненное счастье, когда ты встретишь в небесных обителях тех, которых ты родил во Христе Иисусе, за которых был в муках рождения, пока в них не изобразился Христос, упование славы. Тогда сбудется обещание Господа: "И разумные будут сиять, как светила на тверди, и обратившие многих к правде — как звезды, вовеки, навсегда".
Я надеюсь, братья, что сказал достаточно, чтобы некоторые из вас избрали для себя труд ловца душ. Но перед тем как рассматривать наш текст далее, я хотел бы напомнить, что эта честь принадлежит не одним только служителям, — хотя и они могут быть полноправными соучастниками. Эта честь принадлежит каждому из вас, кто посвятил себя Христу: эта честь принадлежит всем святым. Каждый находящийся здесь мужчина, женщина и ребенок, чье сердце в правильном отношении с Богом, может приводить души ко Христу. Божье Провидение не поместило ни одного человека в такие условия, где он не может делать ничего доброго.
Даже светлячок под изгородью дает нужный свет, и точно так даже рабочий, женщина-мать, служанка, трубочист или дворник — все имеют хоть какую-то возможность служить Богу. И все, что я говорил о ловцах душ, относится не только к ученым богословам или красноречивым проповедникам, но ко всем братьям и сестрам в Иисусе Христе. Каждый из вас может, если Бог даст вам благодатную способность, быть мудрыми и изведать счастье обращения душ ко Христу силой Святого Духа.
А теперь я постараюсь истолковать текст "Мудрый привлекает души", прежде всего, объяснением значения слова "привлекать", а затем я дам некоторые советы по данной теме, которые, как я уверен, помогут всякому верующему убедиться в том, что данный труд требует величайшей мудрости.
Итак, рассмотрим значение слова, употребленного в нашем тексте: "Мудрый привлекает души". (В английском переводе: тот, кто завоевывает души — мудр). В древнееврейском оригинале слово "привлекает" встречается в В.З. 975 раз, и чаще всего переводится словом "брать", "взять", "принимать", "приобретать" — (ср. Прит.2:1; 4:10; 8:10; 10:8; 11:30; 17:23; 20:16; 22:27; 24:11, 32; 27:13; 31:16). Мы употребляем слово "брать" в разных смыслах. Иногда его употребляют в азартных играх, когда используют разные трюки, ловкость рук или при игре в наперсток, когда игроки уверены в своей победе. Я должен сказать, что, к сожалению, много ловкого обмана и трюкачества можно встретить и в религиозном мире.
Действительно, есть те, кто, якобы, спасает души, употребляя любопытные трюки, интригующие и проворные телодвижения.
Они берут тазик с водой, окропляют младенца, произносят установленный набор слов — и в одно мгновение этот младенец стал чадом Божьим, членом тела Христова, наследником Царства Небесного! Такое "водное возрождение" превосходит мое понимание, этот трюк для меня абсолютно непостижим.
Есть еще способ "приобретения" душ с помощью возложения рук на голову, при котором через механическое движение "святейших" пальцев якобы передается благодать. Должен признаться, что хотя я и не разбираюсь в подобной оккультной науке, но в то же время и не удивляюсь ей, ибо заявлять о спасении душ с помощью таких манипуляций могут лишь те "привилегированные особы", которые получили "апостольскую преемственность" прямо от Иуды Искариота! Все эти обряды, через которые якобы передается благодать, есть не что иное, как бесстыдный обман, а вся эта религиозная система — мерзость. Подумать только, что в нашем веке все еще есть люди, которые проповедуют спасение через таинства и через собственные усилия! Милостивые господа, сегодня вы уж слишком поздно приходите к нам с этим бредовым учением! Сегодня для нас власть духовенства и учение о таинствах — это анахронизм, отживший свой век. Все это еще сошло бы для неграмотных в те дни, когда книги были редкостью, но с того времени, когда знаменитый Лютер громогласно провозгласил с Божьей помощью освобождающую истину: "Благодатью вы спасены и сие не от вас — Божий дар", эти папские совы получили достаточно много света. Так пусть они возвращаются в свои заросшие плющом твердыни и жалуются при луне на тех, кто посягнул на их древнее царство тьмы. Пусть эти постриженные затылки идут в Бедлам, а багряные клобуки — к багряной блуднице, но пусть ни один христианин не воздает им почестей. В деле спасения душ мы применяем совсем другое искусство, чем то, которое предлагает нам духовенство. Не верьте никому, кто заявляет о себе, как о духовном лице. Священники — это лжецы по своему ремеслу и обольстители по профессии. Мы не можем и не желаем спасать души, как они, с помощью театрализованного представления, ибо знаем, что в подобном трюкачестве замешана рука сатаны, который, в конце концов, посмеется над священниками, когда станет их бить их же картами.
Как же, в таком случае, мы будем брать души? Слово "брать" имеет довольно широкое значение. Оно употребляется, например, в военной терминологии. Воины берут города и области. Однако взять душу гораздо труднее, чем город. Посмотрите на усердного ловца душ за его работой: он внимательно следит за указаниями своего великого Начальника. Он должен точно знать, когда надо вывесить белый флаг с предложением душе сдаться на милость чудесной любви умирающего Спасителя; когда выставить черный флаг угрозы в знак того, что если благодать не будет принята, то вскоре грянет неизбежный суд; в какой момент развернуть красный флаг с предупреждениями о грядущих судах Божьих для всех упорных и нераскаянных душ. Тот, кто завоевывает души, должен осаждать душу так же, как военачальник осаждает стены города-крепости: чертить план окружения, рыть траншеи, выстраивать войско. Он должен передвигаться не слишком быстро, иначе может переусердствовать в боевых действиях, и в то же время не слишком медленно, иначе покажет, что не заинтересован во взятии города, и тогда может случиться беда. Он должен знать, в какие ворота нанести удар, как разместить орудия возле ворот Слуха и дать залп, в какое время наступать и наносить огневые удары, чтобы по возможности сделать брешь в стене, когда надо залечь и прекратить огонь, а затем вдруг ударить из всех батарей со всей мощью, и, если получится, внезапно взять душу или же неожиданно забросить в нее снаряд истины, чтобы он взорвался изнутри и разрушил твердыни греха. Воин-христианин должен знать, как продвигаться шаг за шагом, как сделать подкоп под предубеждением, как взорвать древнюю вражду, как разнести на куски похоть, как взять штурмом цитадель. Он должен приставить лестницу и, прислушавшись к звукам на стене сердца, уловить ободряющую весть, а затем с клинком в зубах вскарабкаться вверх, спрыгнуть внутрь души, убить неверие именем Бога, захватить город, поднять кроваво-красный стяг креста Христова и воскликнуть: "Наконец-то душа завоевана для Христа!" Для этого требуется, чтобы воин был хорошо обучен и был мастером своего дела. После многих дней атак, многих недель ожидания и бесчисленных часов молитвенного штурма и обстрела вы поймете, что это действительно нелегкая работа. Глупец не сможет ее выполнить. Божья благодать должна сделать человека мудрым, чтобы таким образом взять крепость Человеческой Души, пленить плен и широко распахнуть врата сердца, чтобы в них мог войти Сын Царя — Эммануил. Вот что значит взять душу!
Это же слово в значении "завоевать" обычно употреблялось в древности для обозначения победы в поединке борцов. Когда древний грек желал завоевать венец из лавра или плюща, он был обязан задолго до этого пройти курс тренировки, и когда, наконец, он выходил на поединок, то еще в самом начале борьбы вы могли бы видеть, как хорошо в нем подготовлен каждый мускул и каждый нерв. Борец знал, что у него сильный противник, и потому все его силы были собраны. Во время борьбы вы могли бы заметить, как он ловит глазами малейшее движение и маневры противника, и как все его тело, включая руки и ноги, вовлечены в поединок. Он боялся упасть и рассчитывал повергнуть на землю своего противника. Точно так же истинный завоеватель душ должен часто вступать в поединок с силами врага, которые находятся в душе человека. Он должен бороться с предубеждением, любовью ко греху, неверием, гордостью, а затем с новыми силами внезапно обрушиваться на дух отчаянья, а далее — на самоправедность и неверие в Бога. Враг употребляет десятки тысяч приемов, чтобы завоеватель душ не победил в поединке, но если он послан Богом, то будет прилагать все усилия, чтобы взять душу, до тех пор, пока власть греха не будет свергнута, и еще одна душа будет приобретена для Христа.
Кроме этого есть еще одно значение слова "взять". Мы употребляем это слово в более мягком значении, нежели упомянутое выше, когда речь идет о сердечных делах. Пути, которыми любящий завоевывает предмет своих чувств, таинственны и непостижимы, но в них проявляется та мудрость, которая помогает достичь намеченной цели. Я не могу вам объяснить, каким образом любящий завоевывает сердце возлюбленной, — этому, может быть, вас научит опыт. Оружие в этой борьбе не всегда одно и то же, но когда победа одержана, то для всех становится очевидно участие мудрости в употреблении средств. Оружием любви иногда может быть взгляд или шепот нежных слов, приковывающих к себе все внимание, а иногда — и слезы. Я думаю, что большинство из нас в свое время уже набросили на чье-то сердце ту цепь, которую наш пленник ни за что не захочет разорвать, и эта цепь увлекла обоих в тот благословенный плен, который стал радостью нашей жизни. Примерно таким же способом мы должны спасать души. Данная иллюстрация ближе к истине, чем любая другая. Любовь является истинным средством завоевания души, ибо когда я говорю о штурме стен и о битве, то всего лишь употребляю сравнения, но именно в любви заключается вся суть дела. Мы завоевываем сердца любовью. С ее помощью мы покоряем души для Иисуса, проявляем сострадание к их скорбям, заботимся о том, чтобы они не погибли, обращаемся в сердечной молитве к Богу, чтобы они не умерли неспасенными, чтобы они искали Его милость и обрели благодать. Да, братья мои, таков способ духовного привлечения и покорения сердец для Господа Иисуса, и если вы желаете этому научиться, надо просить Господа, чтобы Он даровал вам нежное сердце и чуткую душу. Я уверен, что секрет успеха в завоевании душ большей частью кроется в сострадательном сердце и в духе сочувствия к человеческим слабостям. Проповедник, высеченный из гранита, если даже ему дать ангельский язык, не обратит к Богу ни одной души. Поставьте его на самую знаменитую кафедру, научите его безупречному красноречию, дайте ему глубоко богословскую тему для проповеди, но пока в его груди — холодное сердце, он не приобретет ни одной души.
Спасение душ требует такого сердца, которое способно учащенно биться. Оно требует души, полной человеколюбия, и в этом — залог успеха. Это главное естественное качество, которым должен обладать завоеватель душ и которое при содействии и благословении Господнем будет творить чудеса.
Я не наводил справки о значении данного слова в еврейском оригинале, но нашел ссылку в Библии, из которой следует, что в выражении "мудрый завоевывает души" употреблено слово, которое применяется к ловле рыбы или птиц. Каждое утро, покидая свой дом, я невольно обращаю внимание на людей с клетками для ловли птиц в руках, которые ходят по полям и пустырям, чтобы поймать бедных маленьких щебетуний. Они знают, как заманивать и ловить свои жертвы. Ловец душ мог бы многому у них поучиться. Наши средства приобретения душ должны быть приспособлены к тому, чтобы привлечь и пленить внимание человека. Мы должны выступить со всем необходимым снаряжением, чтобы ловить души человеческие. Враг душ употребляет искусство ловли, основанное на самых подлых и разрушительных методах, мы же должны превзойти его искусством, основанном на благородных и благодатных методах. Но мы должны овладевать мастерством только в Божьей школе, проявляя при этом благоразумие и желание.
Тот, кто ловит рыбу, должен также обладать определенным уменьем. Есть рассказ о трех джентльменах, которые прочитали в книге о прелестях рыбной ловли. Решив испытать это удовольствие, они начали изучать азы рыболовного искусства. Для этого они поехали в Нью-Йорк и купили лучшие по тем временам удочки, леску и наживку, чтобы рыба, так сказать, сама с удовольствием прыгала в корзину. Они ловили рыбу весь день, но корзина оставалась пустой. Им уже опротивело данное занятие, а тут еще подошел босоногий мальчишка и крайне их унизил. У него в руках вместо удочки был сорванный с дерева прут, к которому была привязана веревка вместо лески, а на конце вместо крючка — согнутая булавка. Он насадил на нее червяка, забросил "удочку" и почти сразу же поймал рыбу, затем ловко проделал то же самое еще несколько раз, пока его корзина не наполнилась. Когда джентльмены спросили, почему у него все так ловко получается, он ответил: "Я не могу вам объяснить, но это делается очень легко, когда умеешь".
Это хорошо иллюстрирует ловлю людей. У некоторых проповедников шелковые лески и красивые удочки, они говорят весьма красноречиво и мило, но не завоевывают души. Я не знаю, как это получается, но вот приходит другой, говорит очень просто, но с горячим сердцем, и люди тут же обращаются к Богу. Безусловно, между служителем и душой должна быть симпатия. Бог дает естественную любовь к выполняемой работе и духовное соответствие этой работе всем, кого Он делает ловцами душ. Между теми, кто получает благословение, и теми, кто является средством для его передачи, должна быть взаимная симпатия, и души, при Божьем содействии, покоряются в значительной степени благодаря этой симпатии. Итак, для нас совершенно ясно, что для того, чтобы стать ловцами человеков, надо быть мудрым. "Мудрый привлекает души".
А теперь, братья и сестры, я обращаюсь к тем, которые участвуют в Господнем труде постоянно, ища возможности привести души ко Христу. Во второй части моей беседы я хочу для наглядности рассказать, о некоторых СПОСОБАХ ЗАВОЕВЫВАНИЯ ДУШ. Я считаю, что проповедник наилучшим образом приобретает души тогда, когда уверен в реальности своего труда и верит в немедленное обращение душ ко Христу. Как он может ожидать от Бога какого-либо действия, если не верит, что Бог произведет его? Больше всех преуспевает тот, кто рассчитывает на обращение душ после каждой своей проповеди. Ему будет дано по его вере. Удовлетворенность тем, что нет обращений — вернейший путь к тому, чтобы не иметь их никогда, а целенаправленная работа по спасению душ — лучший метод успешного служения.
Если мы сокрушаемся и плачем до тех пор, пока люди не обратятся, они непременно будут спасены.
Наибольшего успеха добьется тот, кто в своих проповедях старается как можно точнее передавать те истины, которые направлены к спасению душ. Конечно же, не всякая истина является душеспасительной, хотя всякая истина может быть назидательной.
Тот, кто придерживается простой истины о голгофском кресте, кто снова и снова говорит людям, что всякий, верующий во Христа, не судится, но спасен, что от человека не требуется ничего, кроме простой веры в распятого Искупителя, тот, чье служение состоит большей частью из славного повествования о кресте, о страдающем и умирающем Агнце, о милости Божьей, о готовности великого Отца принять вернувшихся блудных сыновей, тот, кто день за днем провозглашает: "Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира", — тот человек непременно будет приобретать души, особенно если он много молится, чтобы они пришли к Иисусу, а также при условии, что он и лично, не меньше, чем в публичном служении, ищет возможности рассказать другим о любви драгоценного Спасителя человеков.
Поскольку я обращаюсь сейчас не к служителям, а к сидящим на церковных скамьях, прошу позволить мне обратится к вам более конкретно. Братья и сестры, вы обладаете различными дарованиями. Я надеюсь, что вы все используете их. Может быть, некоторые члены церкви думают, что не имеют никаких дарований, но у всякого верующего есть свой дар и своя доля труда. Что вы могли бы делать для приобретения душ?
Позвольте мне дать совет для тех, кто думает, что не может делать ничего: вы можете приводить других послушать Слово Божье. Эта христианская обязанность находится в наибольшем пренебрежении. Не обязательно приводить людей именно в данную церковь, ведь многие из вас посещают наполовину пустые церкви. Заполните их. Не пренебрегайте маленькими общинами, а наоборот, сделайте их большими. Возьмите кого-нибудь с собой уже на следующее собрание, и церковь сразу же увеличится. Усерднее молитесь, чтобы проповедь служителя была благословенной, и если не можете проповедовать сами, то, приводя других под воздействие Слова Божия, вы можете делать столь же хорошее дело.
Я даю вам очень простой и общеизвестный совет, но позвольте мне заострить на нем внимание, потому что он имеет большую практическую ценность. Многие церкви и молитвенные дома, которые теперь почти пусты, могли бы скорее наполниться многочисленными посетителями, если бы те, кто назидается Словом, рассказали другим о полученном благословении и вдохновили их посетить свое собрание. Это важно особенно здесь, в нашем городе, где так много людей не ходят в дом Божий. Убедите ваших соседей прийти на богослужение, возьмите над ними шефство, помогите им почувствовать, что оставаться целый день дома в воскресенье — это плохо. Я не говорю о том, что надо их укорять, от этого мало пользы; но я говорю: увлеките и убедите их.
Отдайте им свои билеты в Табернакл или постойте в проходе, а они пусть сядут на ваше место. Пусть они слушают Слово Божье, и кто знает, какой будет результат? Какое благословение будет для вас, когда вы увидите, что то, что не смогли сделать вы, — ведь вы не всегда можете рассказать о Христе, — сделал ваш пастор в силе Духа Святого благодаря тому, что вы пригласили человека туда, где он может послушать евангельскую весть!
Затем, дорогие ловцы душ, старайтесь после проповеди побеседовать с посетителями. Может быть, проповедник не достиг цели, тогда не упустите ее вы, а если он попал в цель, то вы можете добрым словом посодействовать тому, чтобы углубить произведенное впечатление. Я припоминаю нескольких человек, присоединившихся к церкви, которые обратились к Богу на богослужении в Сари Мьюзик Холл но по их словам, кроме церковного богослужения этому содействовала личная помощь. Эти люди совсем недавно прибыли из сельской местности, и один добрый человек — я хорошо его знал, и, по-моему, он сейчас уже на небе, — обратил на них внимание. Он спросил, как им понравилась проповедь, выслушал их мнение, пригласил их на вечернее служение, а заодно и к себе в гости на чашку чая. Они пришли, и он рассказал им о Господе. На следующее воскресенье это повторилось, и теперь эти люди, на которых проповедь не произвела большого впечатления, стали слушать ее ушами другого человека, пока, наконец, под воздействием убедительных речей этого доброго старичка и при благодатной помощи милосердного Бога, они обратились к Нему. Этот участок работы представляет собой хорошее поле деятельности для всех, по-настоящему желающих делать добро, особенно в больших общинах. Как много людей приходят в ваш дом молитвы на утреннее и вечернее служение, даже не думая о том, что надо принять Христа! О, если бы все вы, кто любит Господа, захотели помогать мне, беседуя с вашими соседями по скамье! Как много мы могли бы сделать вместе! Пусть никто из наших посетителей не скажет: "Я хожу в эту церковь уже три месяца, и еще никто не побеседовал со мной". Поэтому старайтесь с сердечной доверительностью, которая всегда должна присутствовать в доме Божьем, глубже запечатлеть истину в сознании ваших друзей, ту истину, которую я могу вложить только в уши, но которую, с Божьей помощью, вы можете вложить в их сердце.
Далее, позвольте мне посоветовать вам, дорогие друзья, овладевать искусством привлечения ваших знакомых и родных. Если вы не можете проповедовать сотне человек, проповедуйте одному.
Найдите одного человека, а затем с любовью и молитвой спокойно заговорите с ним. Ты, брат, говоришь: "Только одного?" — Да, а разве одного не достаточно? Я понимаю твои амбиции, молодой человек. Ты хотел бы проповедовать с этой кафедры, обращаясь к тысячам слушателей. Но начни на первых порах с одного. Твой Господь не стыдился сидеть у колодца и проповедовать одной душе, и Его проповедь сделалась благословением для целого города Сихаря, ибо эта женщина стала миссионеркой для своих друзей. Часто робость мешает нам быть полезными в этом служении, но мы не должны давать ей ход. Нельзя допускать, чтобы люди не узнали о Христе из-за нашего молчания, и грешники не получили бы предостережение из-за нашей небрежности. Мы должны учиться и упражняться в личной работе с необращенными. Мы должны не извинять, а заставлять самих себя делать это трудное дело до тех пор, пока оно не станет для нас легким. Это один из самых почетных способов приобретения душ, который требует от нас большего, чем усердия и смелости, поэтому очень стоит им овладеть. Возлюбленные, мы обязаны спасать души, мы не можем равнодушно смотреть на погибающих людей, мы должны приводить их к Иисусу. Если вы это понимаете, то поднимайтесь и действуйте, и пусть ни один ваш ближний не умрет без предостережения, без слез и без внимания с вашей стороны. Трактат — вещь хорошая, но живое слово несравненно лучше. Все ваше естество: глаза, лицо и голос, могут помочь делу. Не будьте трусливыми настолько, чтобы избавиться от беседы с помощью клочка бумаги, в то время как ваша речь могла бы повлиять намного лучше. Я убеждаю вас ради Иисуса обратить на это все ваше внимание.
Некоторые из вас могут писать письма о своем Господе и Учителе. Для людей, которые находятся вдалеке, несколько строк, написанных с любовью, могут стать весьма влиятельными в добром смысле. Будьте похожи на тех людей из колена Иссахарова, которые владели пером. Бумага и чернила нигде не используются так хорошо, как в приобретении душ. Этим методом уже сделано очень многое. И разве вы не можете его использовать? Может быть, попробуете? Некоторые из вас, даже если не могут много говорить или писать, могут жить достойно. Это прекрасный способ свидетельства: проповедовать на ногах, я имею в виду проповедь вашей жизнью, поведением и обхождением. Посмотрите на эту любящую жену, которая тайком плачет о своем неверующем муже, но, тем не менее, всегда столь добра к нему; посмотрите на это милое дитя, чье сердце разрывается, слыша брань отца, но оно еще более послушно, чем было до своего обращения; а вот слуга, которого бранит хозяин, но все же доверяет ему свой тугой кошелек; а вот торговец, которого высмеивают за то, что он христианин, но он все равно ровен, как струна, и его невозможно втянуть в грязные дела даже на волосок, — все эти мужчины и женщины проповедуют своей жизнью лучше проповеди, они — ваши проповедники на практике. Дайте нам вашу святую жизнь, и этой святой жизнью, как рычагом, мы перевернем мир. При Божьем благословении мы, может быть, найдем хорошие уста, но еще большая нужда в том, чтобы жизнь наших людей была такой, чтобы было о чем рассказать устам. Евангелие чем-то похоже на газету с иллюстрациями. Слова проповедника — это печатное слово, а фотографии — это жизнь людей, из которых состоят наши церкви, и подобно тому, как зачастую, взяв в руки газету, ее не читают, а смотрят на картинки, — так и в церкви, — посторонние люди, может быть, приходят не столько слушать проповедника, сколько увидеть, разглядеть и обсудить жизнь ее членов. Итак, если вы, дорогие братья и сестры, являетесь ловцами душ, смотрите за собой, чтобы ваша жизнь была наглядным Евангелием.
Для меня нет большей радости, чем когда дети мои ходят в истине.
И еще одно: завоеватель душ должен владеть искусством молитвы. Вы не сможете приводить души к Богу, если не будете приходить к Богу сами. Вы должны получить свои боевые секиры и остальное вооружение из арсенала священного общения с Христом. Если вы долгое время пребываете наедине с Христом, вы исполняетесь Его духом, зажигаетесь пламенем, которое горело в Его сердце и на котором была принесена в жертву Его жизнь. Вы будете плакать теми слезами, которые Он проливал над Иерусалимом, видя его погибель. И даже если вы не сможете говорить столь красноречиво, как говорил Он, все же в ваших словах будет хоть какая-то доля той силы, которая была в Нем, заставляя трепетать сердца и пробуждая совесть людей. Мои дорогие слушатели и особенно члены церкви, я всегда очень боюсь, что кто-то из вас начнет дремать на веслах и перестанет заботиться о деле Царства Божьего. Есть среди вас те, — которым я благодарен и за которых благодарю Бога, — кто вовремя и не вовремя озабочены приобретением душ, и вы имеете истинную мудрость; но я боюсь, что есть и такие, у которых руки опущены, которые довольны тем, что я для них проповедую, но не проповедуют сами, которые сидят на этих скамейках, занимают места и считают, что у них все дела идут хорошо, и больше ничего не делают. О, дайте мне увидеть вас занятыми делом! Такое великое воинство почти в пять тысяч членов может горы перевернуть, если мы будем живы и все заняты делом! Но это же воинство, лишенное подъема духа, становится обычной толпой, неуклюжей массой, способной производить лишь беспорядки, от которых не будет ничего хорошего. Если бы мы все были искрами для Христа, мы могли бы воспламенить всю страну. Если бы все были колодцами живой воды, то сколько жаждущих душ могли бы пить — и освежиться!
Возлюбленные, перед тем, как закончить беседу, я задам вам еще один вопрос: спасена ли ваша собственная душа? Иначе вы не сможете спасать других. Спасены ли вы сами? Мои дорогие слушатели, все вы, и те, что там под балконом, и те, что здесь вблизи, спасены ли вы сами? Готовы ли вы в эту же ночь дать ответ на этот вопрос Тому, Кто больше меня? Что будет, если не я, а тот последний оратор — смерть, поднимет вверх свой костлявый палец? Что, если ее неодолимое красноречие превратит ваши кости в камень, окутает вас ледяным покровом и остудит кровь в ваших жилах? Сможете ли вы надеяться в тот последний час на то, что спасены? А если не спасены, то разве сможете спастись по ту сторону смерти? И когда же вы думаете спастись, если не сейчас?
Будет ли еще другое время, лучше этого? Путь к спасенью прост: надо поверить в то, что Сын Человеческий сделал, когда стал человеком и претерпел наказание за всех, кто верует в Него. Христос стал Заместителем за весь Свой народ. А Его народ — это те, кто верует в Него. Если вы веруете в Него, значит, Он умер за ваши грехи, и вы уже не будете наказаны за них, ибо Бог не может наказывать за грех дважды: Христа и вас. Если вы доверитесь Христу, Который теперь жив и сидит одесную Бога, то вы в этот же момент получите прощение и спасение навеки. О, если бы вы доверились Ему теперь! Теперь или, может быть, уже никогда! Так пусть же это совершится теперь, сейчас, и тогда, дорогие друзья, вам не надо будет думать над вопросом: "Спасен ли ты?" Ибо вы сможете ответить: "Да, я спасен, потому что написано: "Всякий верующий в Него не судится". Так поверьте же в Него, поверьте в Него сейчас, и тогда Бог поможет вам быть завоевателями душ, и вы станете мудрыми, и Бог будет прославлен!

Спасение душ — самое важное дело в нашей жизни

Мы всегда высоко ценим человека, который страстно увлечен достижением какой-нибудь цели. Такой человек обычно обладает силой воли, и если у него достойная цель, то и он сам, как правило, человек достойный. Целенаправленный человек — это настоящий человек. Тратить жизнь на достижение многих целей — все равно, что разбить реку на бесчисленное множество мелких ручейков, каждый из которых будет настолько мелок и узок, что в нем не проплывет даже лодка. Жизнь, посвященная одной цели, похожа на могучую реку, несущую к океану множество кораблей и обеспечивающую плодородие почвы на своих берегах. Покажите мне человека, у которого есть не только великая цель в душе, но и страстное желание, и сосредоточенность, и рвение в достижении этой цели, — и вы покажете мне одного из самых влиятельных людей, рожденных в этом мире. Покажите мне человека, сердцем которого владеет чувство святой любви и разум которого руководствуется небесными мыслями, — и я осмелюсь предсказать, что этот человек станет широко известным, независимо от того, как сложится его судьба, и люди будут долго помнить его имя даже после того, как забудут место, где он похоронен.
Таким человеком был апостол Павел. Я не намерен поставить его на пьедестал, чтобы вы смотрели и удивлялись, а еще меньше, — чтобы вы кланялись и молились ему, как одному из святых. Я упоминаю Павла для того, чтобы показать, что мы все должны быть такими же, каким был он. И хотя мы не можем нести апостольское служение, хотя не обладаем его талантами и боговдохновением, тем не менее, мы должны быть объяты тем же духом, который приводил в действие его, и притом, — позвольте мне добавить, —в той же степени, что и апостол Павел. У вас есть возражения? Тогда я задам вам вопрос: имел ли Павел, по благодати Божией, хоть что-нибудь такое, чего не можете иметь вы? Сделал ли Иисус что-либо для Павла больше, чем Он сделал для вас? Бог изменил жизнь Павла, — но Он изменил также и вашу жизнь, если вы перешли от тьмы в Его чудный свет. Павлу было прощено много, — но точно так же были прощены и вы, по милости Божьей. Он был искуплен кровью Сына Божьего, — но таким же образом были искуплены и вы, — во всяком случае, вы это утверждаете. Он был исполнен Духом Божьим, — и вы Им исполнены, если воистину соответствуете той христианской вере, которую исповедуете. Итак, если мы точно так же, как и Павел, обязаны Христу своим спасением, если омыты драгоценной кровью Иисуса и возрождены Святым Духом, то почему, спрашиваю я вас, то же самое семя не должно принести в нас такой же плод? Почему одна и та же причина не может произвести одинаковые следствия? Не говорите мне, что апостол был исключением из правила, и поэтому его нельзя ставить в пример для простых людей. На это я вам отвечу, что мы должны быть такими, как Павел, если мы хотим быть там, где Павел. Павел не считал себя достигшим и совершенным. Так неужели мы должны считать его недосягаемым и довольствоваться тем, что мы так не похожи на него? Нет и еще раз нет! Будем же непрестанно молиться о том, чтобы мы, верующие во Христа, были последователями Павла в его следовании Христу, а там, где он не смог стопа в стопу следовать за Господом, давайте даже превзойдем его и будем более усердными, более преданными Христу, чем был апостол язычников. О, пусть же Дух Святой поможет нам быть похожими на нашего Господа Иисуса Христа.
Я желаю сейчас поговорить с вами о том, что у Павла была великая цель жизни. Он сам говорит нам о том, что его цель была "спасти, по крайней мере, некоторых". Постараемся теперь заглянуть в сердце Павла и обратим внимание на те великие причины, которые заставляли его считать столь важным спасение хотя бы некоторых. Затем мы рассмотрим некоторые средства, которые апостол употреблял для достижения этой цели. Мы будем говорить обо всем этом для того, чтобы и вы, дорогие братья, задались целью "спасти некоторых", чтобы вами овладели те великие побуждающие мотивы, которым невозможно противостоять и чтобы вы употребляли для успешного достижения цели мудрые методы.
I. Итак, братья, во-первых, какую великую цель имел Павел в своей повседневной жизни и служении? Он сам отвечает на этот вопрос: спасти хотя бы некоторых.
На нашем собрании присутствуют служители Христа, миссионеры, евангелисты, женщины-работницы, учители воскресных школ, а также другие работники в винограднике Господнем, и я желаю спросить каждого из вас: является ли цель Павла целью также и вашего служения? Стремитесь ли вы превыше всего прочего спасать души? Я боюсь, что некоторые из вас забыли об этой великой цели, но, дорогие друзья, все, что не направлено на выполнение этой задачи, недостойно стать великой целью христианской жизни. Я опасаюсь, что некоторые из вас проповедуют только для того, чтобы развлекать людей. Вы собираете много людей и льстите их слуху, чтобы они ушли домой довольные слышанным. Оратор тоже рад, он складывает руки и самодовольно покидает собрание. Но Павел не старался угодить публике и не стремился собрать вокруг себя толпу. Если он не мог спасти их, то у него не было желания и развлекать их своими речами. Если истина не касалась их сердец, не изменяла их образ жизни и не делала из них новых людей, Павел уходил домой с печальными мыслями: "Кто поверил слышанному от нас, и кому открылась мышца Господня?" Очень многие в наши дни считают, что христиане должны направить все свои усилия на то, чтобы дать людям образование. Я вполне согласен с тем, что образование само по себе дело весьма ценное, и я уверен, что все христианские церкви в нашей стране радуются, что у нас, наконец, внедрена общенациональная система образования. Если эту систему умело использовать, то каждый ребенок в нашей стране будет держать в своих руках ключи знания. Пусть другие расплачиваются за невежество, если им это нравится, но мы будем всячески поощрять распространения знания, и чем шире оно будет распространяться, тем лучше. Однако если церковь Божия считает, что она послана в мир только для того, чтобы тренировать умственные способности людей, то это будет серьезная ошибка. Задача христианства состоит вовсе не в том, чтобы давать людям мирские знания, и не в том, чтобы привить им любовь к искусству, научить ценить красоту природы и обаяние поэзии. Иисус Христос пришел в мир не для этого. Он пришел взыскать и спасти погибшее, и это же поручение Он дал Своей Церкви. Церковь будет изменницей по отношению к пославшему ее Господу, если станет развлекаться красотами искусства и забудет, что ее единственная цель, ради которой она существует среди сынов человеческих, — проповедовать Христа распятого. Церковь должна быть занята делом спасения душ. Служитель церкви должен употребить все средства, чтобы спасти хотя бы некоторых. Он не является служителем Христовым, если его сердце не наполнено этим единственным желанием. Миссионеры далеко не соответствуют своему званию, если они удовлетворяются приобщением туземцев к цивилизации; их первоочередная задача — спасать души. То же самое относится и к учителям воскресных школ и ко всем прочим работникам среди детей. Если они учат детей только читать, петь гимны и тому подобному, — то они не выполняют свое истинное призвание. Мы должны спасать души детей. Мы должны делать это дело последовательно и методично, чтобы спасти хотя бы некоторых, ибо если мы никого не спасли, то мы ничего не сделали.
Павел не говорит также, что он старается научить людей правилам морали. Мы знаем, что Евангелие — лучшее средство для утверждения морали. Когда человек получает спасение души, он становится не просто нравственным — он становится святым. Но если мы в первую очередь будем добиваться повышения морали, то никогда не достигнем истинной цели; если же нам и удастся повысить мораль, то все равно это будет не то, для чего мы посланы в мир. Для тех, кто считает задачей христианства повышение морали, хорошим уроком может послужить опыт доктора Челмерса. Он рассказывал, что в начале своего служения, он проповедовал правила морали, но из этих нравоучений не выходило абсолютно ничего хорошего. Но как только он начал проповедовать Христа распятого, дело сдвинулось с мертвой точки, сердца людей всколыхнулись, появились и противники, но благодать одержала верх. Если кто любит приятные запахи, пусть растит цветы; если же кто желает утверждать нравственность, пусть спасает души человеческие. Если кто желает, чтобы труп зашевелился, пусть — сначала вдохнет в него жизнь, и тот, кто желает, чтобы люди вели правильный образ жизни, должен, прежде всего, пожелать, чтобы Дух Святой дал им новое сердце. Мы не можем удовлетворяться тем, что научим людей их обязанностям по отношению к ближним или даже по отношению к Богу, — это задача Моисея, но не Христа. Закон дан через Моисея, благодать же и истина пришли через Христа. Мы можем сделать гораздо больше, чем просто научить людей, какими они должны быть, ибо через проповедь Евангелия в силе Духа Святого мы делаем людей такими, какими они должны быть. Мы не кладем перед глазами слепых те вещи, которые они не могут видеть, но мы открываем им глаза во имя Иисуса. Мы не рассказываем пленным о том, как хорошо быть свободным, но открываем двери темницы и снимаем с них кандалы. Мы не довольствуемся рассказом о том, какими люди должны быть, но показываем им, каким образом они могут приобрести требуемый характер, и как Иисус Христос дарует все необходимое для получения жизни вечной тем, кто приходит к Нему с верой.
Подумаем, братья, еще и о том, что если мы с вами потратим свою жизнь на то, чтобы развлекать людей, давать им образование и учить морали, — то мы окажемся в весьма плачевном состоянии и представим очень жалкий отчет в тот великий день, ибо какая польза человеку от образования, если он будет осужден навеки? Чем помогут ему наши развлечения в тот момент, когда прозвучит последняя труба, потрясутся небо и земля, раскроется огненная бездна и поглотит неспасенные души? Или какая польза будет человеку от того, что он морален, если все равно ему предстоит стоять по левую сторону Судьи и услышать "отойдите от Меня, проклятые"? Запачканными в крови погибших душ окажутся одежды тех, кто назывался христианами, если их жизнь не была направлена к той цели, чтобы "спасти хотя бы некоторых".
О, я умоляю вас всех, а особенно дорогих друзей, работающих в воскресных школах и других учебных заведениях, — не думайте, что вы уже что-то сделали для Бога, если души детей не спасены.
Вы должны ясно понять, что их спасение — от начала и до конца — ваша святая обязанность. Поэтому, во имя Христа и в силе Духа Святого, приложите все ваши силы к ее выполнению, чтобы любыми средствами спасти хотя бы некоторых и привести их к Иисусу, чтобы они избавились от грядущего гнева.
Что имел в виду Павел, когда говорил, что он желает спасти некоторых? Что значит быть спасенным? Павел имел в виду ничто иное, как то, что они должны родиться свыше; ибо человек не может быть спасенным до тех пор, пока не станет новым творением во Христе Иисусе. Старая природа не может быть спасена: она мертва и испорчена. Лучшее, что мы можем для нее сделать, — это распять и предать погребению в том гробе, где был погребен Христос. Дух Святой Своей силой должен вселить в нас новую природу, иначе мы не сможем спастись. Мы должны стать новым творением, — так, словно до этого мы вообще не существовали. Мы должны во второй раз выйти из рук Вечного Бога, как будто Он сегодня сотворил нас Своей премудростью, подобно тому, как сотворил Адама в раю. Слова великого Учителя гласят: "Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа". "Если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия". Итак, Павел имел в виду то, что человек должен стать новым творением во Христе, и мы не можем успокаиваться до тех пор, пока не увидим произведенную в нем перемену.
И поэтому целью наших проповедей, наших молитв и даже всей нашей жизни должно быть то, чтобы "некоторые" были рождены свыше.
Кроме этого, Павел желал, чтобы некоторые были очищены от своих прошлых грехов через заслуги искупительной жертвы Сына Божьего. Никто не может получить спасение от грехов, кроме как через искупительную жертву. "Проклят всяк, кто не исполняет постоянно всего, что написано в книге закона". Это проклятие еще никто не отменял, и есть только единственный путь избежать его: Иисус Христос был проклят за нас, ибо написано: "Проклят всякий, висящий на древе. И теперь всякий, кто верует в Иисуса, кто возложил свои руки на голову Иисуса из Назарета, как когда-то возлагали руки на козла отпущения за грехи народа, — тот избавился от бремени грехов. Для такого человека вера является надежным доказательством того, что его преступления уже давно возложены на голову великого Заместителя. Господь Иисус Христос был наказан вместо нас, и мы теперь уже не вызываем на себя Божий гнев. Ибо вот, жертва искупления за грех убита, возложена на жертвенник, и Господь принял ее, и эта жертва удовлетворила Его настолько, что Он провозгласил, что всякий, кто верует в Иисуса, вполне и навеки прощен. И теперь мы жаждем видеть людей, получивших прощение именно таким образом. Мы хотим привести блудных сыновей на лоно Отца, заблудших овец — на плечи доброго Пастыря, и потерянную драхму — в руки ее Владельца, и пока мы этого не сделали — мы не сделали еще ничего. Я имею в виду то, что мы не сделали ничего в духовном отношении, ничего для вечности, ничего заслуживающего затраты наших лучших сил, ничего такого, ради чего стоит отдать весь жар наших бессмертных душ. О, Господь, наши души жаждут видеть вознаграждение Иисусу в спасении тех, кого Он купил Своей кровью! Содействуй нам Твоей благодатью в приведении душ к Нему!
Я хочу сказать далее, что когда апостол желал спасти хотя бы некоторых, он имел в виду то, что они должны быть возрождены, прощены, а также очищены и освящены, ибо до тех пор, пока человек живет во грехе, он все еще не спасен. Пусть человек утверждает что угодно, но он не может быть спасенным от греха, продолжая оставаться рабом греха. Разве спасен от греха пьяница, если он, как и прежде, предается буйству? Разве спасен от греха сквернослов, если он все еще употребляет гнилые слова? Надо называть вещи своими именами. И я снова повторяю, что великая цель христианской работы заключается в том, чтобы некоторые были спасены от своих грехов, очистились, освятились, убелились и стали образцом здравомыслия, целомудрия, честности и праведности, то есть, чтобы виден был плод Духа Божьего. Если этого не произошло, то мы трудились напрасно и потратили свои силы зря.
Я могу заявить перед всеми вами со всей ответственностью, что я не искал в этом молитвенном доме ничего другого, как только спасения душ. Призываю во свидетели небо и землю, а также вашу совесть, что я не стремился достичь никакой другой цели, кроме как привести вас ко Христу и представить вас перед Богом в тот день "принятыми в Возлюбленном". Я не старался угождать испорченным вкусам людей ни новшествами в вероучении, ни обрядностью, но придерживался евангельской простоты. Я не скрывал от вас драгоценных Божьих Слов, но старался представить вам волю Божью во всей полноте. Я не стремился быть слишком красноречивым, но говорил простыми словами, прямо к вашему сердцу и совести, и если вы все еще не спасены, я сожалею об этом и плачу перед Богом, что до сего дня все мои проповеди оказались напрасными. Если вы еще не приблизились ко Христу, если не омыты струей Его крови, вы представляете собой бесплодную землю, на которой до сих пор нет никакого урожая.
Может быть, вы мне скажете, что благодаря посещению этого собрания вы не делаете многих грехов, что вы познали многие истины. Что же, это все хорошо, но разве я живу всего лишь для того, чтобы научить вас некоторым истинам и удерживать от очевидных грехов? Как могу я быть доволен всем этим, если знаю, что вы все еще не спасены, а значит, после смерти будете брошены в пламя адского огня? Нет, возлюбленные, я перед Богом считаю, не стоит тратить жизнь, душу и силы, ни на что, как только на то, чтобы привести вас ко Христу. Ничто другое не принесет моему сердцу радости исполнившегося желания, как только спасение ваших душ. Я обращаюсь к каждому присутствующему здесь работнику с просьбой никогда не упускать из виду эту единственную цель, то есть приобретать души для Христа, видеть их рожденными свыше и омытыми струей крови Христовой. Пусть сердце работника болит и тоскует об этом, пусть голос будет напряжен до хрипоты, но только пусть работник знает, что он еще не сделал ничего, если через его труд до сих пор не спасены, по крайней мере, некоторые. Подобно тому, как рыболов желает поймать рыбу в свои сети, или охотник старается вернуться домой с добычей, подобно тому, как мать с тоской желает прижать к груди свое потерявшееся дитя, и мы томимся о спасении душ до такой степени, что готовы лучше умереть, чем не видеть их спасенными. Спаси же их, о Господь, спаси их ради Христа!
Но теперь мы перейдем к следующей мысли.
II. У апостола были веские причины для того, чтобы избрать себе такую цель жизни.
Если бы он мог быть сейчас среди нас, он рассказал бы об этих причинах примерно следующее. Необходимо спасать души, ибо, если они не спасаются, тогда имя Божье бесславится. Пытались ли вы хотя бы раз подумать о том, сколько бесславия наносится Господу Богу нашему в Лондоне ежечасно? Возьмите, например, хотя бы наше молитвенное собрание, на которое мы пришли под предлогом помолиться Богу. Если бы можно было прочесть мысли каждого присутствующего на этом собрании, то как много нашлось бы мыслей, бесславящих Всевышнего! Но подумайте о том, что за стенами каждого молитвенного дома живут тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч людей, которые в течение всего этого дня пренебрегают даже напоминанием о служении Богу, Который их сотворил и Который охраняет их жизнь! Подумайте о том, сколько раз в течение этого часа открывались двери питейных заведений и сколько раз там хулилось имя Божье! В нашем городе творятся дела и похуже этих, хотя хуже пьянства трудно что-то придумать, но я не буду о них говорить. Перенесите ваши мысли на пару часов позже, когда на землю спустится покров темноты.
Чувство стыда не позволяет нам даже думать о том, как бесславится имя Божье в людях, чей праотец был создан по образу Божьему, но которые осквернили себя и стали рабами сатаны и жертвами животных похотей. Увы, увы, горе нашему городу, наполненному мерзостями, о которых апостол пишет: "Ибо о том, что они делают тайно, стыдно и говорить".
Дорогие братья и сестры во Христе, ничто другое, кроме Евангелия, не может смыть это социальное зло. Пороки похожи на змей, и только голос Иисуса может прогнать их с нашей земли. Евангелие подобно большой метле, которая может вымести нечистоты нашего города, и ничто другое здесь не поможет. А что мы увидим, если попытаемся охватить мыслью все крупные города мира?
Посмотрим, например, на миллионы идолопоклонников в Китае или Индии! Перед нами массы людей, поклоняющихся лжепророку и антихристу, — какие страшные оскорбления имени Божьему! Какой смрадный дым для обоняния Иеговы представляет собой это поклонение ложным богам! Наверное, Он должен был бы простереть руку к рукояти Своего меча и сказать: "О, удовлетворю Я Себя над противниками Моими и отмщу врагам Моим!" Но Он терпеливо сносит все это. Так не будем же пренебрегать Его долготерпением, но будем день и ночь взывать к Нему и ежедневно трудиться для Него, чтобы всеми средствами спасти хотя бы некоторых, во славу Его имени.
А теперь, дорогие друзья, подумаем о том, в каком крайне жалком состоянии находится род человеческий. Если бы мы могли мысленно собрать в одно место все несчастье жителей Лондона, находящихся в больницах и исправительных учреждениях, то мы пришли бы в ужас. Говоря о нищете, я безоговорочно признаю, что это большое зло, откуда бы оно ни приходило. Но если посмотреть внимательно, мы обнаружим, что лишь немногие люди бедны из-за непреодолимых обстоятельств, большая же часть лондонской нищеты является исключительно результатом расточительства, бездумности, праздности и, что хуже всего, пьянства.
Пьянство процветает благодаря дьявольским пивным заведениям, распространившимся по городу подобно зловещей язве. Я отдаю себе отчет в том, что говорю. Многие питейные заведения действительно представляют собой ничто иное, как ад в миниатюре, и даже хуже того, ибо ад, по крайней мере, заставляет кого-то страшиться Божьего наказания за грех, а о питейных заведениях вообще нельзя сказать ничего доброго. Этот порок нашего времени является в трех четвертях случаев причиной нищеты. Вы только посмотрите на те несчастные семьи, где женщины дрожат, когда слышат звуки шагов своих мужей, а дети в страхе забиваются в угол, потому что это двуногое животное, шатаясь, возвращается домой из того места, где оно удовлетворяло свой аппетит!
Если вы посмотрите на все это и вспомните, что только за прошедшую ночь такие истории повторялись десятки тысяч раз, — я думаю, вы непременно скажете: "О Боже, помоги нам спасти, во что бы то ни стало, по крайней мере некоторых!" Поскольку "секира", которая лежит "при корне дерев", есть Евангелие Христово, то да поможет нам Бог идти с этой секирой в рассадники порока и рубить без устали под самый корень, пока огромный ядовитый ствол не зашатается и не повалится вниз. И тогда будет спасен наш Лондон, и будет спасен наш мир от этой нищеты и убожества, которые сейчас сваливаются на нас с каждой ветки этого дерева!
Далее, дорогие друзья, у христианина есть еще и другие причины для того, чтобы спасти хотя бы некоторых. Прежде всего, это ужасное будущее для нераскаянных душ. Человеческий взор не может проникнуть через завесу смерти, но тот, чьи глаза помазаны небесной мазью, глядит сквозь эту завесу, и что же он видит?
Мириады и мириады душ, выходящих из тел, выстраиваются в жуткую очередь и отправляются — куда? Мы видим, как неспасенные, невозрожденные, неомытые драгоценной кровью, эти души занимают место на скамье подсудимых, где в суровой тишине оглашается приговор, и они изгоняются от Божьего лица в то место ужаса, которое нельзя ни описать, ни даже вообразить.
Уже одного этого достаточно для того, чтобы и днем, и ночью причинять нам чувство горести. Приговор ужасающе суров. Вот звучит труба архангела, возвещающая воскресение мертвых. Души выходят из своей темницы. Я вижу, как они возвращаются на землю и входят в тела, в которых они когда-то жили. Далее я вижу, как они стоят — великое множество, огромные толпы — в долине суда. И вот, приходит Он и садится на великий белый престол. На Его голове венец, перед Ним раскрыты книги, и они стоят перед ним, как подсудимые перед судьей. Я внимательно вглядываюсь в них, — как все они дрожат! Как трепещут, подобно листьям от порыва ветра! Куда убежать? Ни скалы не падут на них, ни горы не покроют. Что их ожидает? Вот страшный ангел берет серп и косит их, как жнец косит плевелы, предназначенные для сожжения. Он собирает их и бросает в пропасть, где их ожидает вечное мучение без всякой надежды. О, горе! Мое сердце разрывается, когда я вижу их гибель и слышу жуткие крики их слишком запоздалого пробуждения. О, христианин, спаси же хотя бы некоторых из них! Спаси во что бы то ни стало! Чтобы не попали они в этот огонь, в эту тьму внешнюю, где плач и скрежет зубов, — постарайся спасти хотя бы кого-то! Пусть же великой и преобладающей целью твоей жизни будет жажда, как это было у апостола, спасти, по крайней мере, некоторых.
Ибо если они будут спасены, то — не чудо ли? — вы увидите великую разницу в их вечной участи. Их души восходят на небо, а после воскресения туда же поднимутся и их тела, и там они будут прославлять искупившую их любовь. Никто не может так прекрасно играть на арфах, как они! Никто не может петь лучше, чем они! Вот слова их песни: "Ему, возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших Кровию Своею, и соделавшему нас царями и священниками Богу и Отцу Своему, слава и держава во веки веков, аминь". Какое счастье видеть бывших блудных сынов в доме Отца, и чад гнева — наследниками неба! Да, спасение включает в себя и все это блаженство. О, если бы бесчисленное множество людей наследовало это счастье! Но дай нам Бог спасти хотя бы некоторых. Хотя бы некоторые, благодаря нашим стараниям, наследовали славу небес. Посмотрите на Учителя: Он для вас пример. Он оставил славу, чтобы спасти хотя бы некоторых. Он взошел на крест, спустился во гроб, чтобы "спасти хотя бы некоторых". Великой целью Его жизни было положить душу Свою за Своих овец. Он возлюбил Свою Церковь и отдал Себя за нее, чтобы искупить ее Себе в удел. Подражайте Учителю. Научитесь Его самоотвержению и благословенному посвящению, чтобы и вы могли спасти, по крайней мере, некоторых.
Моя душа жаждет того, чтобы и я лично мог "спасти хотя бы некоторых", но все же мне хочется большего, чем это. Я желаю, мои дорогие друзья, чтобы каждый из вас, кто связан с нашей церковью узами братского общения, стал бы духовным отцом или матерью для детей Божьих. О, дал бы Бог, чтобы каждый из вас мог "спасти хотя бы некоторых"! Я обращаюсь к вам, почтенные старцы: вы еще не слишком стары для этого служения. Я обращаюсь к вам, молодые братья и сестры, вы не слишком молоды для того, чтобы быть воинами в армии Царя. Грядущее Царство Господа не созидается трудом только нескольких служителей, миссионеров и благовестников, проповедующих Евангелие. Оно придет благодаря труду всех, кто его благовествует — на рыночной площади или у камина, на улице или в доме. Все вы без исключения должны быть постоянно заняты попыткой "спасти некоторых". В этот вечер я хотел бы заново призвать вас на службу в армию Царя и поднять над вашей головой Его знамя. Я хотел бы, чтобы вы с новой силой прониклись чувством любви к вашему Господу и Жениху. "Ближе, Господь, к Тебе" — поем мы в известном гимне. Будем же стремиться быть в близком общении с Ним, и тогда у нас появится больше желания возвеличить Христа за спасение грешников.
Я желал бы задать серьезный вопрос тем, кто уже спасен: сколько душ вы привели ко Христу? Конечно, вы не можете делать это своими силами, и я с вами согласен, но я имею в виду вопрос, сколько грешников Дух Божий привел через вас ко Христу? Много? Или, может быть, вообще ни одного? Вы не можете припомнить ни единого случая? Тогда мне вас жаль. "Запишите человека сего лишенным детей, человеком злополучным во дни свои", — так сказал Господь Иеремии об Иехонии. В те дни бездетность считалась ужасным проклятием. Не придется ли записать бездетными и вас, мои дорогие друзья? Ваши дети не спасены, ваша жена не спасена, и вы остаетесь духовно бездетными. Неужели вам все равно? Я умоляю вас пробудиться от забытья, и просите Господа, чтобы Он сделал вас годными для Своего употребления. "Я так хотел бы, чтобы верующие подумали о нас, грешниках!" — говорит молодой человек. Другой отвечает ему: "Они думают о нас, и даже очень много думают". — "Так почему же они не проявляют это на деле? Я часто хотел поговорить о святых вещах с моим другом, который является членом церкви, но он ни разу не начинал разговор на эту тему, и мне кажется, что он старается держаться от этих вопросов подальше, когда я рядом с ним". Не позволяйте вашим друзьям говорить подобное о вас. Рассказывайте им о Христе и о святых вещах, твердо решите, чтобы никто из них не погиб из-за недостатка ваших молитв, стараний и душевных наставлений. Да даст вам Бог Свою благодать, чтобы вы могли не только твердо решить, но также и привести в исполнение это решение — спасти, по крайней мере, некоторых!
III. Мое время почти истекло, и поэтому я напомню напоследок о тех великих методах, которые употреблял апостол.
С чего начинал свое дело этот человек, который желал "спасти хотя бы некоторых"? Конечно же, прежде всего он начинал с простой проповеди Евангелия. Он не пытался вызвать сенсацию потрясающими воображение речами, он также не проповедовал ложное учение с целью заслужить благосклонность толпы. Некоторые евангелисты, проповедующие выдумки своей собственной головы, должны знать, что они направляют людей на ложный путь. Они умышленно избегают оглашения тех или других евангельских истин только потому, что эти истины мешают им заниматься словоблудием. Они стараются говорить общими фразами, потому что надеются таким образом привлечь на свою сторону больше людей. Но даже если человек искренне желает спасти большее число грешников, он все же не прав, когда позволяет себе говорить в проповеди что-либо противное здравому смыслу. Мне приходилось слышать о том, как на некоторых призывных собраниях кое-что говорилось и делалось не в согласии со здравым учением, но люди оправдывали все это "необычностью ситуации".
Я считаю, что я не имею права проповедовать ложное учение, даже если я знаю, что оно приведет душу ко спасению. Конечно же, такое предположение абсурдно, но оно поможет вам понять мои мысли. Я считаю своим долгом доводить до сознания людей истину, а не ложь, и мне не будет никакого извинения, если я под тем или иным предлогом преподнесу им лжеучение. Вы можете быть уверены также и в том, что утаивание любой евангельской истины не может быть правильным и верным способом спасения душ. Проповедуйте грешникам учение Евангелия во всей полноте. Если вы придерживаетесь, например, кальвинистских взглядов, то не скрывайте и не стесняйтесь их высказывать. Не секрет, что результаты многих евангелизационных кампаний оказались недолговечными, потому что там не проповедовалось полноценное Евангелие. Дайте же людям услышать все евангельские истины без исключения, и пусть эти истины будут крещены святым огнем, чтобы они оказали должное влияние на сердца людей.
Самая же великая истина заключается в проповеди о кресте.
Это истина о том, что "так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную". Мой брат, придерживайся этой истины.
Это именно тот колокол, в который ты должен звонить. Так звони же в него, мой брат! Звони, говорю я тебе! Не переставай звонить! Издавай эту ноту из серебряной ли трубы, или из бараньего рога — труби ее, и стены Иерихона непременно падут. Увы, цветистые речи современных "культурных" богословов приносят одну лишь беду. Я слышал, как они на повышенных тонах порицали мою "старомодную" проповедь. Все эти речи о Христе распятом, — говорят они, — архаичны, шаблонны, старомодны и абсолютно непригодны для утонченного современного вкуса.
Просто удивительно, какими умными мы стали за последнее время! Я боюсь, что мы стали настолько умны, что скоро будем пожинать, если не пожинаем уже, поколение глупцов. Говорят, что людям нравятся "мыслящие" проповедники и что рабочий люд пойдет туда, где обожествляется наука и где почитают за святыню "глубокие мысли". Однако я заметил, что, как правило, в тех церквях, где старое Евангелие подменяется "новым мышлением", на собрание приходит больше пауков, чем людей, а там, где в простоте проповедуют Иисуса Христа, дом заполняется до самых дверей. Чем же еще и привлекать людей, в любом количестве и в любое время, как не проповедью о Христе распятом? Что касается нашей позиции по этому вопросу, то мы уже выбрали свой путь, и у нас нет сомнений в правильности выбранного направления.
Если кто-то сочтет за глупость проповедь об искуплении через кровь Христа, мы готовы быть такими глупцами. И если приверженность той старой истине, которую проповедовал Павел, будет безумием, мы все равно будем проповедовать ее во всей простоте, безыскусно, не пытаясь ее улучшить, даже если нас заклеймят как неспособных идти в ногу со временем. Ибо мы убеждены, что такое "безумие проповеди" есть Божье установление и что крест Христов — для многих предмет преткновения, а для еще более многих предмет насмешек — все же остается Божьей силой и Божьей премудростью. Да, мы будем придерживаться старомодной истины о том, что кто уверует, тот будет спасен, и пусть пошлет Бог Свое благословение на проповедь этой истины, согласно Его вечному определению! Мы и не рассчитываем на то, что такого рода проповедь будет пользоваться популярностью, но мы знаем, что Бог не замедлит благословить ее. Мы не меняем своих убеждений, даже если ту Истину, которую мы любим, мир в слепоте злословит, называя ее ребячеством и бреднями, даже если люди не видят подстерегающую их опасность, высмеивают то лекарство, которое только и может их излечить, и в таком состоянии умирают.
Далее, для того, чтобы "спасти хотя бы некоторых", Павел употреблял много молитвы. Бог не может благословить проповедь отвлеченных евангельских истин: мы должны молиться о благословении на нашу проповедь. Одного известного художника спросили, с чем он смешивал свои краски, и он ответил, что смешивал их со своими мозгами. Может быть, такой ответ звучит хорошо из уст художника, но если кто-то спросит проповедника, с чем он смешивает истину, то проповедник должен уверенно ответить, что смешивает ее с усиленной молитвой. Однажды каменотес разбивал гранитную глыбу. Он наносил удары по ней, стоя на коленях. Проходивший мимо служитель сказал: "Тяжела твоя работа, мой друг! Она в точности похожа на мою работу: и тебе, и мне надо разбивать камень". "Да, — ответил каменотес, — и если тебе удается разбивать каменные сердца, то ты делаешь это так же, как и я, стоя на коленях". Каменотес был прав, ни один не может применять молот Евангелия успешно, если не будет подолгу стоять на коленях. Но этот молот Евангелия разобьет каменные сердца очень скоро, если проповедник умеет молиться. Одолевший Бога, одолеет и человеков. Давайте же будем выходить за кафедру прямо из комнаты молитвы, получив свежее помазание от Духа Божьего. То, что мы получили втайне, с радостным сердцем будем раздавать людям. Пусть никто из нас не отважится говорить людям о Боге, если до этого мы не говорили Богу о людях. Да, мои дорогие слушатели, если вы желаете получить благословение на вашу воскресную школу или любой другой христианский труд, — смешивайте этот труд с вашими горячими ходатайственными молитвами!
А теперь рассмотрим еще одну особенность: Павел всегда начинал свой труд, имея в сердце глубокое сочувствие к людям, с которыми он имел дело, и это сочувствие помогало ему приспосабливаться к ним в каждом конкретном случае. Обращаясь к иудеям, он не заявлял им с порога, что является апостолом язычников, но говорил, что он — иудей, каковым он и был. Он не затрагивал вопросы национальной принадлежности или соблюдения обрядов. Он желал рассказать иудеям о Том, о Ком Исаия говорил: "Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни", чтобы они поверили в Иисуса и были спасены.
Встречаясь с язычником, апостол язычников не проявлял той высокомерной брезгливости, которая обычно присуща человеку, воспитанному в иудейских традициях. Он ел и пил, как язычник, сидел и разговаривал вместе с ним, и был в обращении с язычником таким, как язычник. Он не поднимал вопросов насчет обрезания или необрезания, но желал рассказать ему единственно о Христе, Который пришел в мир спасти как иудеев, так и язычников, и сделать из обоих одно. Встречаясь со скифом, Павел разговаривал с ним на варварском языке, а не классическом греческом.
Встречаясь с греком, он разговаривал с ним так, как в Ареопаге, на языке, характерном для утонченных афинян. Для всех он был всем, чтобы спасти, по крайней мере, некоторых.
Будем же и мы похожи на него, дорогие христиане, ведь главным делом всей нашей жизни является приведение людей к вере в Иисуса Христа силой Духа Святого, и все остальное должно быть подчинено этой главной цели. Если вы будете приводить людей ко спасению, то все остальное приложится вам в свое время. Миссионер Хадсон Тейлор, этот возлюбленный муж Божий, много потрудившийся в Китае, считал необходимым одеваться по-китайски и даже заплетал косичку. Он всегда смешивался с народом и, насколько было возможно, вел одинаковый с ними образ жизни. Я считаю это поистине мудрой тактикой. Я вполне понимаю, что если мы желаем трудиться среди китайцев, нам надо быть похожими на китайцев, насколько это возможно, чтобы приобрести для Христа китайцев. Очень уместно будет стать похожим на африканского зулу, чтобы спасти зулу, но надо иметь в виду, что при этом не надо разыгрывать роль зулу. Если мы сможем поставить себя на один уровень с теми, кому желаем послужить, тогда у нас будет больше шансов на успех, чем если будем оставаться чужаками и иностранцами и при этом говорить им о любви и единстве. Забыть себя ради спасения других — вот какова была цель апостола. Наша мудрость будет состоять в том, если мы выбросим за борт наши личные особенности, сделаем уступку в тысячах второстепенных вопросов, чтобы привести людей к Иисусу и распространить Царство нашего Господа. Пусть никакие наши характерные особенности или условности не отталкивают души от принятия Евангелия, — это будет преступлением с нашей стороны. Лучше сделать уступку в личных понятиях и быть ущемленным во второстепенных вопросах, чем удерживать грешника от покаяния спорами о пустяках.
Если бы Иисус Христос был сегодня среди нас, то я уверен, что Он не стал бы одеваться в кричащие модные наряды. Невозможно себе представить, чтобы наш Господь Иисус Христос одевался по последней моде. Апостол учил, чтобы даже женщины одевались скромно, и, по-моему, Христос не хотел бы, чтобы Его служители подавали пример шутовства. Даже и в одежде должно соблюдаться соответствие тому принципу, который изложен в нашем тексте. Итак, если бы Иисус был здесь, то во что бы Он одевался? В свое время Он носил обычную одежду, какую носили Его сограждане, и я думаю, что Он хочет, чтобы Его служители одевались в такой костюм, который похож на обыденный наряд слушающих их людей, чтобы даже своим внешним видом они могли показать, что не чуждаются их. Господь хотел бы, чтобы учителя воскресных школ говорили с детьми по-детски и сами, насколько это можно, стали, как дети, если они желают привести своих детей ко Христу. Те, кто хочет найти дорогу к юным сердцам, должны сами постараться уподобиться юным. Те, кто желает посещать больных, должны сочувствовать их болезни и разговаривать с ними так, словно и сами болеют той же болезнью. Спуститесь вниз к тем, кто не может подняться вверх к вам. Невозможно вытащить человека из воды, если не наклониться и не ухватиться за него. Если вам предстоит иметь дело с трудными людьми, вы должны снизойти и к ним, не в смысле соучастия в их грехах, но в том, чтобы приспособиться к их грубым манерам и языку, для того, чтобы установить с ними контакт. Я молю Бога, чтобы мы могли научиться святому искусству привлечения душ через приспособление к ним. В свое время церковь пастора Витфильда, что в Мурфильде, называли "ловушкой для душ". Витфильд был этим очень доволен и говорил, что он надеется, что его церковь всегда будет такой ловушкой. О, дал бы Бог, чтобы все наши молитвенные дома были ловушками для душ, чтобы каждый христианин был ловцом человеков, стараясь делать свое дело, как хороший рыболов, чтобы с помощью своего мастерства приобрести для Христа новые души! Будем же усердно употреблять все доступные нам средства, чтобы получить в награду за это дорогие души, которых в вечности ожидает либо блаженство, либо вечные мучения. Ныряльщик опускается в морскую глубину, чтобы найти жемчуг, а мы решимся на любые трудности и опасности, чтобы приобрести души. Пробудимся же, дорогие братья, для этой богоугодной работы, и да благословит нас в этом Господь!

Наставление для тех, кто приводит души ко Христу

С тех пор, как Христос призвал нас Свей благодатью, мы должны иметь в виду не только то, кем мы стали, но также и то, кем Он может нас сделать. Я имею в виду Его слова: "Идите за Мною, и Я сделаю вас..." Мы должны покаяться за то, кем мы были в прошлом, но мы должны также радоваться о том, чем мы можем стать. Христос не сказал: "Идите за Мною, потому что вы уже стали..." Он не сказал также: "Идите за Мною, потому что вы сами можете стать...", но: "Идите за Мною, и Я сделаю вас..." После нашего обращения мы становимся такими, о которых я могу вполне определенно сказать следующими словами: "...еще не открылось, что будем". Кажется совершенно невероятным, чтобы простые рыбаки стали апостолами путем самоусовершенствования, и затем с таким же успехом, как раньше ловили рыбу, стали проповедовать и наставлять в вере новообращенных. Вы совершенно справедливо скажете: "Как это может быть? Неужели можно сделать из крестьян основателей церквей?" Но Христос сделал с ними именно это. А потому и мы, смиряясь перед Богом и осознавая свое недостоинство, получаем ободрение в следовании за Иисусом, Который может сделать нас другими. Вспомним ту женщину, скорбящую духом, которая впоследствии воспела песнь: "Из праха подъемлет Он бедного, из брения возвышает нищего, посаждая с вельможами, и престол славы дает им в наследие". Мы не можем предсказать, что Бог может сделать из нас в новом творении, так же, как невозможно было предсказать, что Он мог сотворить из хаоса в прежнем творении. Кто мог бы вообразить, какие прекрасные вещи получатся из темноты и беспорядка благодаря единственному слову Бога: "Да будет свет"? И кто может сказать, какие прекрасные проявления Божьего совершенства покажутся в жизни человека, который прежде был во тьме, после того, как Божья благодать сказала ему: "Да будет свет"? О вы, кто не видите в себе сегодня ничего хорошего, придите и последуйте за Христом, и вы увидите, что Он может сделать с вами!
Разве вы не слышите Его нежный голос, призывающий вас и говорящий: "Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков"?
Заметим далее, что когда мы были пойманы в сети Евангелия, мы не стали сразу же и во всей полноте тем, кем должны стать, равно как и не стали тем, кем хотели бы стать. Прежде всего, благодать Божья спасла нас, но это еще не все, что она должна сделать. Живя в мире, мы были, как рыба в воде, то есть, грех был нашей родной стихией; но милосердный Господь пришел и неводом Евангелия вытащил нас, избавив от жизни в грехе и от любви ко греху. Однако при этом Он не совершил в нас все то, что Он может совершить или что мы хотели бы, чтобы Он в нас совершил. Он должен совершить еще большее чудо: нас, которые раньше были рыбой, сделать рыболовами, спасенных — спасителями, обращенных — обращающими, принявших Евангелие — Его распространителями для других людей. Я могу сказать всем вам следующее: если вы спасены, то этим сделана лишь половина дела, вторая половина будет сделана, когда вы станете приводить других ко Христу. Сейчас вы только наполовину преобразились в образ Господа. И вы не достигнете полноты жизни во Христе, если не начнете мало-помалу говорить другим о благодати Божьей, а затем будете трудиться все усерднее, и станете средством приведения многих к благословенному Спасителю, Который стал вашей надеждой и силой.
Он не сказал: "Идите за Мною и получите спасение или даже освящение", но: "Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков". Будем же следовать за Христом, имея такое намерение и такую цель, и будем опасаться неполноценного следования в случае, если Он не может хотя бы в какой-то мере употребить нас для спасения душ. Задача заключается в том, чтобы каждый из нас был вовлечен в труд ловца человеков. Если Христос вытащил нас, мы должны вытаскивать из стихии греха других. Задача заключается в том, чтобы каждый из нас был вовлечен в труд ловца человеков. Если Христос извлек нас из стихии греха, то и мы должны извлекать других. Если мы были взяты Им под арест, то теперь и сами должны стать Его полисменами, чтобы арестовывать непокорных Ему бунтовщиков. Будем же просить, чтобы Он дал нам благодать для такого рода ловли, чтобы наш невод мог вытащить множество рыбы. О, пусть же Дух Святой призовет из нашего числа великих ловцов, которые направили бы свои лодки во многие моря и поймали целые косяки рыбы!
Мое наставление будет очень простым, но, надеюсь, оно будет практичным; потому что я хочу, чтобы ни один из вас, кто любит Господа, не отставал в служении Ему. Вы помните, что сказал Соломон о том стаде овец, которые выходят из купальни? Там сказано: "У каждой пара ягнят, и бесплодной нет между ними".
Пусть будет так со всеми членами нашей церкви, а также и со всеми христианами, слушающими эту проповедь! Мы живем в темное время, когда небо покрыто грозовыми облаками. Люди даже не представляют себе, какая грозная буря может потрясти очень скоро наш город и весь наш народ, вплоть до потрясения всех общественных устоев. Ночь может стать такой темной, что даже звезды будут падать с небес, как плоды с потрясаемого дерева. Время теперь злое. А потому каждый светлячок должен проявить свой крошечный свет. Все те, у кого имеется хотя бы маленькая копеечная свеча, должны вытащить ее из-под сосуда и поставить на подсвечник. В это время нужны вы все. Лот был жалким человеком. Он был очень слабым и немощным верующим, но все же и он мог бы стать великим благословением для Содома, если бы должным образом стремился к этому. Так и среди нас есть много слабых и немощных христиан, но в наше злое время каждая возрожденная душа может стать ценной и послужить для славы Господней. Я молюсь о том, чтобы всякий "праведник, утомленный обращением между людьми неистово развратными", был, как никогда, настойчив в своих молитвах, чтобы обратился к своему Богу и обновил духовную жизнь, и стал благословением для погибающих людей вокруг себя. Я особенно подчеркиваю эту мысль, обращаясь к вам сегодня. О, пусть Дух Божий даст каждому из вас почувствовать личную ответственность!
Итак, мы видим здесь определенное условие, которое должен выполнить всякий верующий во Христа, желающий быть полезным, и это условие — "Иди за Мною". Но есть также и то, что должен сделать наш великий Господь и Учитель: "Я сделаю вас ловцами человеков". Сами по себе мы не сможем усовершенствоваться и стать ловцами человеков, но это сделает Иисус, если только мы пойдем за Ним. Кроме того, здесь мы видим прекрасную иллюстрацию, которую употребил наш великий Учитель, ибо Он редко обходился без притчи. Он наглядно показывает, кем должен стать христианин: ловцом человеков. Мы можем почерпнуть отсюда некоторые полезные уроки, и я молюсь, чтобы Святой Дух благословил нас через них.
I. Итак, прежде всего, я полагаю, что каждый присутствующий здесь верующий желает быть полезным для Господа. Если он этого не желает, я сомневаюсь, является ли он истинным верующим.
Итак, если вы действительно желаете быть полезными для Господа, то вы должны что-то делать для этого: "Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков".
Как стать плодотворным проповедником? Кто-то скажет: "Молодой человек, поступай в колледж". Христос говорит: "Иди за Мною, и Я сделаю тебя ловцом человеков". Каким образом человек может стать успешным в деле Божьем? "Посещай соответствующие семинары" — скажет кто-то. Совершенно верно, но есть еще более надежный совет: следуй за Иисусом, и Он сделает тебя ловцом человеков. Начальником великой школы для христианских работников является Христос, и Он не только Начальник, не только Учитель, но также и Руководитель, поэтому мы должны не только изучать преподаваемые Им уроки, но также и следовать за Ним в практике. "Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков". Господь предлагает нам идти в ясно определенном и притом единственном направлении, так как никто не может стать ловцом человеков никаким иным образом. Процесс обучения может показаться слишком простым, но он, там не менее, самый успешный. Господь Иисус Христос, Который знал в совершенстве искусство ловли человеков, Сам определил это правило: "Идите за Мною, если вы хотите стать ловцами человеков.
Если вы желаете быть плодотворными, не сворачивайте с Моих следов".
Я понимаю это, прежде всего, в смысле, быть отделенными для Христа. Апостолы должны были оставить свою работу и своих товарищей, они должны были, фактически, оставить мир, чтобы их делом стала ловля человеков во имя Господа. Мы же не призваны бросать наши ежедневные занятия или оставлять семьи.
Таким образом, мы убежали бы от ловли, вместо того, чтобы совершать труд во имя Господне. Нам ясно сказано выйти из среды нечестивцев, отделиться и не прикасаться к нечистому. Мы не можем быть ловцами человеков, если будем находиться в той же стихии, в которой находятся они. Рыба не может быть рыбаком.
Грешник не может обращать грешников. Нечестивый не обратит нечестивого. Но для верующих особенно важно осознавать, что мирской христианин не может обратить мир. Если мы являемся частью мира, то, несомненно, мир будет любить свое, но мы не сможем спасти мир. Если мы — тьма, если принадлежим к царству тьмы, то мы не сможем прогнать тьму. Если мы находимся в одном строю с нечестивцами, мы не сможем победить нечестивцев. Я считаю, что единственная причина, из-за которой Церковь Божья в наши дни слишком слабо влияет на мир, — это то, что мир слишком сильно влияет на Церковь. Сегодня мы видим, как независимые от государства церкви все больше и больше допускают в своих рядах того, против чего боролись их пуританские предшественники, и были готовы лучше быть сожженными на костре, чем допустить такое в церкви. Нынешние христиане считают, что они могут быть похожи на мирских людей, и я с досадой отвечу им на подобные вольности: "Делайте, что считаете для себя нужным. От этого вы не станете хуже, чем есть. Ваши устремления выдают испорченность вашего сердца. Если вы проголодались по такой собачьей еде, идите, ешьте эти отбросы вместе с псами!" Мирские увлечения — как раз подходящая пища для притворных христиан и лицемеров. Если вы дети Божьи, то вам будет омерзительна сама мысль о нечистых мирских наслаждениях, и вы не станете спрашивать: "Как далеко можно заходить в подражании миру?", но будете кричать: "Куда бы подальше убежать от этого мира!" У вас появится желание лучше стать непреклонно строгим ультра-пуританином, отделенным от греха в наше злое время, чем задаваться вопросом: "Могу ли я быть похожим на прочих людей и поступать так, как они?" Братья, польза Церкви в этом мире заключается в том, что она — как соль, предотвращающая гниение. Но если соль потеряет силу, то какая от нее польза? Если вдруг случится такое, что станет гнить сама соль, то от этого всеобщее загнивание достигнет своей высшей точки. Наихудшим днем, который был на этой земле, был день, когда сыны Божии смешались с дочерями человеческими.
После этого пришел потоп, ибо единственным препятствием для потопа Божьих судов является отделение святых от грешников.
Наша христианская обязанность — твердо стоять на нашем месте во имя Бога, и гнушаться даже одеждой, которая осквернена плотью, и, как когда-то сказал Иисус Навин, пусть другие избирают сами, кому служить, "... а я и дом мой будем служить Господу".
Выйдите же, возлюбленные дети Божьи, и станьте вне стана вместе с вашим Господом! Иисус призывает вас сегодня и говорит: "Идите за Мною!" Видели ли вы когда-нибудь Иисуса, сидящего в театре? Ходил ли Он смотреть спортивные соревнования?
Или, по-вашему, Он мог появиться в Иродовом дворце, чтобы заниматься там придворными развлечениями? Нет, эти места были не для Него! Он был "... святой, непричастный злу, непорочный, отделенный от грешников". В некотором смысле, никто не имел такого близкого общения с грешниками, как Он. Он шел к ним, как врач идет к больным, чтобы их лечить. Но в другом отношении между людьми мира и Спасителем была великая пропасть, которую ни Он, ни они не могли перешагнуть, чтобы осквернить Его.
Итак, самый первый урок, который Церковь должна усвоить, заключается в следующем: — Иди за Иисусом, будь отделен от мира, и Он сделает тебя ловцом человеков. Если мы не возьмем свой крест и не скажем "нет" безбожному миру, нам нечего и надеяться, что святой Иисус сделает нас ловцами человеков.
Следующая мысль в нашем тексте вполне очевидна: пребывай в общении с Христом, и тогда ты станешь ловцом человеков. Ученики, которых призвал Христос, должны были проводить свою жизнь вместе с Ним. Они общались с Ним каждый день. Они слышали, как Он проповедовал вечное Евангелие перед людьми, и, кроме того, они получали лично от Него объяснение того, что Он говорил. Они были Его слугами и в то же время — Его ближайшими друзьями. Они видели Его чудеса и слышали Его молитвы.
Более того, они составили с Ним одно целое в Его святых трудах.
Им было дано сидеть с Ним за одним столом, и Он даже омывал им ноги. В их жизни исполнились слова: "Куда ты пойдешь, туда и я пойду, и где ты жить будешь, там и я буду жить". Они были с Ним в Его страданиях и гонениях. Они были свидетелями Его тайных душевных мук, они видели Его частые слезы, они замечали порывы Его души и Его сострадание и, таким образом, насколько могли, переняли Его дух и научились быть ловцами человеков.
У ног Иисуса и мы должны постигать искусство и секрет приобретения душ. Жить в общении с Христом — лучший способ научиться проводить жизнь с пользой. Величайшее благо для любого из нас — иметь близкое общение с таким Христовым служителем, у которого горит сердце. Лучший способ обучения молодых служителей — это тот, который практиковали пастыри в старые времена, когда к каждому старому служителю был прикреплен молодой, который ходил вместе с ним проповедовать, жил в его доме, видел, как он молился и ежедневно вел благочестивый образ жизни. Прекрасный способ обучения, не правда ли?
Но он не идет ни в какое сравнение с тем обучением, которое прошли апостолы, жившие с Самим Иисусом и имевшие с Ним ежедневное общение. Этой школе поистине нет равных. Не стоит поэтому удивляться тому, кем они стали, после того, как побывали у небесного Учителя и прониклись Его духом. Его нет теперь с нами в теле, но Его духовная сила, возможно, для нас известна более, чем для апостолов в те два или три года, когда Он был в теле. Среди нас есть те люди, с которыми Господь имеет очень близкое общение. Такие люди знают Его лучше, чем своих наилучших земных друзей. Мы никогда не знаем до конца, что бывает на сердце у нашего друга при всех превратностях жизненной дороги, зато мы знаем, что на сердце у нашего Возлюбленного.
Мы можем приклонить голову к Его груди и наслаждаться общением с Ним так, как ни с кем из наших родных и знакомых. И это — лучший способ научиться делать доброе. Живи с Иисусом, следуй за Иисусом — и Он сделает тебя ловцом человеков. Наблюдай, как Он делает дело, и учись делать сам так, как Он. Христианин должен стать подмастерьем у Иисуса, чтобы научиться ремеслу Спасителя. Мы не можем спасать людей, предлагая им искупление, ибо мы не в состоянии их искупить. Однако мы можем научиться спасать людей, предлагая им избежать будущего гнева и направляя их к единственному средству избавления. Смотри, как спасает Иисус, и ты увидишь, как это делается, ибо этому невозможно научиться нигде в другом месте. Живи в общении с Христом, и у тебя появятся такие чувства и манеры, какие должны быть у всякого, кто желает учить других и кто желает иметь мудрость для спасения душ.
Следующая мысль, которая содержится в словах "Идите за Мною", означает: "Повинуйтесь Мне, и тогда узнаете, что надо делать, чтобы спасать людей". Мы не можем говорить о нашем общении с Христом и об отделении от мира, если Он не станет нашим Учителем и Господом во всей нашей жизни. Некоторые проповедники не вполне правильно преподают истину; как же, в таком случае, могут они рассчитывать на благословение? Всякий христианин, горящий желанием приносить пользу для Господа, должен быть весьма последовательным в повиновении своему Учителю. Я не сомневаюсь в том, что Господь может благословить наши церкви даже и тогда, когда они во многом нарушают Его волю, потому что Его милость пребывает вовек. Если в наших проповедях и церковной жизни допускаются некоторые ошибки, Он все-таки может снизойти к нам и употребить наше служение по Своей благодати. Однако огромная часть благословений обязательно теряется в тех проповедях, которые содержат сознательные грубые ошибки. Бог может поставить Свою печать на те истины, которые содержатся в таких проповедях, но Он не может поставить Свою печать на содержащихся там ошибках. В результате наших неправильных представлений о церковных установлениях или о чем-то другом, особенно в результате неправильного расположения сердца или неправильного подхода, может возникнуть такое зло, о котором мы даже и не подозреваем.
Иногда это зло можно распознать еще при нашей жизни, а иногда оно может еще худшим образом отразиться на следующем поколении.
Если мы желаем, чтобы Господь мог с большим успехом употребить нас в качестве ловцов человеков, мы должны во всем подражать нашему Господу Иисусу, и быть во всем послушными Ему.
Если же мы не будем во всем повиноваться, то у нас не будет и успеха. Каждый из нас, кто желает видеть спасение собственных детей, или благословение в классе воскресной школы, или обращение грешников в своей церкви, должен позаботиться о том, чтобы быть чистым, нося сосуды Господни. Все то, чем мы оскорбляем Духа Божьего, непременно в какой-то мере лишает нас силы для благого дела. Господь весьма милосерд и сострадателен, но Он также и Бог ревнитель. Иногда Он весьма строго относится к тем Своим детям, которые небрежны в исполнении обязанностей или участвуют в неугодных Господу сообществах. Он уничтожит их работу, лишит их силы, унизит их до такой степени, что они в конце концов скажут: "Мой Господь, я во всем буду повиноваться Тебе. Я буду делать то, что Ты мне велишь, ибо иначе я буду Тебе неугоден". Господь сказал Своим ученикам: "Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет". При этом Он обещал, что их будут сопровождать знамения, и когда ученики выполняли порученное, эти знамения действительно сопровождали их. Так и мы должны вернуться к апостольской практике и апостольскому учению; мы должны оставить заповеди человеческие и свои собственные выдумки и делать то, что повелел нам Христос, делать так, как повелел нам Христос, и делать потому, что повелел нам Христос. Без всяких оговорок и условий мы должны занять место рабов Его, и если мы так не сделаем, мы не можем рассчитывать на то, что Господь будет благословлять нас самих и через нас благословлять других. Так давайте же твердо решимся, подобно стрелке компаса, быть всегда верными в выполнении повелений нашего Господа и Учителя, поскольку Он дает нам разумение этих повелений. Иисус сказал: "Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков". Этими словами Он как бы говорит: "Следуйте за Мной! Ибо если вы пойдете без Меня, то, даже хотя будете забрасывать сеть всю ночь, вы не вытащите ни одной рыбы. Если же будете делать дело так, как Я вам велел, тогда забросите сеть по правую сторону лодки, и поймаете".
Далее, я думаю, что в нашем тексте есть хороший урок для тех, кто проповедует свои собственные мысли, а не мысли Христа.
Ученики должны были пойти за Христом, чтобы иметь возможность Его слушать. Они слышали то, что Он говорил, впитывали в себя Его учение, а потом шли и учили тому, чему научились от Него. Господь сказал им: "Что говорю вам в темноте, говорите при свете; и что на ухо слышите, проповедуйте на кровлях". Они должны были верно передавать учение Христа, чтобы Он сделал их "ловцами человеков". Сегодня же, как вы знаете, хвастливые проповедники заявляют: "Я не намерен проповедовать это старомодное Евангелие, эти заплесневелые пуританские нравоучения. Я буду сидеть до полуночи в своем кабинете, придумаю новые идеи, а затем выйду на люди и выпалю свои новоиспеченные мысли вслух". Многие следуют не за Христом, а сами за собой, и о них Господь хорошо сказал следующие слова: "И узнают все, чье слово сбудется: Мое или их". Иные проповедники проявляют мудрость наизнанку и решают, что некоторые истины, о которых ясно учит Слово Божье, должны замалчиваться. Не надо быть грубым, надо говорить лестное и предсказывать приятное. Зачем говорить о наказании за грех, зачем пугать вечным адом? Эти истины сейчас вышли из моды! Возможно, о них написано в Библии, но они не подходят для развитого интеллекта современного человека, и мы должны урезать их употребление. Братья во Христе, я не желаю быть в этом соучастником. А вы? О, дорогая душа, не входи в их совет! Конечно, некоторые вещи, придуманные в наш просвещенный век, не подтверждаются Библией. Теория эволюции прямо противоречит тому, что написано в книге Бытие, но это не играет никакой роли. Мы не собираемся верить вместо Библии оригинальным мыслителям. Мы не собираемся следовать тщеславным амбициям нашего времени.
Заметьте, пожалуйста, что по мере того, как распространяется модернистское богословие, разлагаются и нравы нашего поколения. В немалой степени это — результат того, что люди питают слабость к такому размытому богословию, которому их учат.
Современные проповедники с кафедры учат людей, что можно шутить с грехом. Эти люди, предавшие Бога и Христа, внушили людям, что незачем бояться ада. "Может быть, и существует где-то маленький ад, — говорят они, — но праведного возмездия за грех не существует." Драгоценная искупительная жертва Христа высмеивается и искажается теми, кто обязан проповедовать о ней.
Они произносят перед людьми название Евангелия, но само Евангелие испарилось в их руках. В сотнях церквей Евангелие исчезло, словно вымершая давным-давно птица додон, и, несмотря на это, проповедники этих церквей все еще занимают место и употребляют звание служителей Христовых. Что же из этого получается? Получается то, что их церкви становятся все меньше и меньше, чего и следовало ожидать. Иисус сказал: "Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков". Если же люди идут своим собственным путем, если закидывают свои собственные сети, то из этого не получится ничего хорошего, и Господь не будет им в этом помогать. Господь повелевает нам, чтобы мы признали Его нашим Руководителем и взяли Его себе в пример для подражания.
Он говорит: "Идите за Мною, идите за Мною!" Проповедуйте Мое Евангелие. Проповедуйте то, что проповедовал Я. Учите тому, чему Я вас научил, и на том стойте". Подобно копировщику, будем тщательно копировать Христа, вплоть до йоты и черты, и никогда не будем стремиться стать оригиналом. Если будем так поступать, тогда Он сделает нас ловцами человеков, если же нет, то наши труды будут напрасными.
Я завершу данную часть моей проповеди утверждением, что мы не сможем стать ловцами человеков, если не будем следовать за Христом в еще одном важном отношении, я имею в виду старание всеми силами подражать Его святости. Святость является наиболее действенной силой, которой может обладать христианин и христианка. Мы можем правильно учить, но мы должны также правильно жить. Не дай Бог, чтобы мы проповедовали чуждое учение, но наша проповедь будет напрасной, если она не подтверждается жизнью. Более того, несвятой проповедник может сделать истину отвратительной. По мере того, как мы отходим от живого и усердного освящения, мы отходим также от источника духовной силы. А сила наша заключается в словах: "Идите за Мною". Мы должны уподобиться Христу. Будем стараться во всем думать, говорить и действовать так, как это делал Иисус, и тогда Он сделает нас ловцами человеков. Для этого требуется самоотвержение. Мы должны ежедневно нести свой крест. Это может повлечь за собой потерю нашего доброго имени, и о нас станут говорить, как о безумцах и тому подобном, как обычно люди называют тех, кто живет в близком общении со своим Учителем.
Мы должны с радостью отказаться от всего, что может выглядеть, как наша личная слава и честь, ради того, чтобы полностью принадлежать Христу и прославлять Его имя. Мы должны жить Его жизнью и быть готовыми умереть Его смертью, если понадобится. О, братья и сестры, если мы таким образом следуем за Христом, если ставим наши стопы в следы Его пронзенных ног, Он сделает нас ловцами человеков! Если же Ему не будет угодно, чтобы мы привели ко кресту много душ при жизни, мы все равно будем говорить и из гроба. Господь сделает так, что святая жизнь будет тем или иным образом оказывать влияние на других. Не может быть, чтобы жизнь следования за Христом была несостоятельной в глазах Всевышнего. "Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков".
На этом я заканчиваю первую часть моих рассуждений. Итак, мы должны что-то делать: по Его благодати мы призваны следовать за Иисусом. О, Дух Святой, поведи же нас этим путем!
II. Но во второй части я коротко остановлюсь на том, что должен сделать Господь. Когда Его возлюбленные слуги следуют за Ним, тогда Он Сам обещает: "Я сделаю вас ловцами человеков".
Не забудем, однако, что это Он помог нам последовать за Ним, то есть, Он Сам дал нам это преимущество — идти по Его следам, и таким образом, стать ловцами человеков. Все это производит Его Дух. Я уже говорил о том, как мы можем перенять Его Дух, как пребывать в общении с Ним, как повиноваться Ему, слушать Его голос и подражать Ему, но мы не можем делать ничего подобного, если Он не будет производить это в нас. "От Меня будут тебе плоды" — мы не должны ни на минуту забывать эти слова Писания. Итак, если мы следуем за Ним, то это значит, что Он дает нам такую способность, и, таким образом, Он делает нас ловцами человеков.
И далее, когда мы следуем за Христом, Он делает нас ловцами человеков благодаря переживаемому нами опыту. Я уверен, что если человек действительно посвятил себя для служения людям, он сам получает от этого благо в своих переживаниях, особенно в горестях. Я часто благодарю Бога за пережитые мною периоды ужасного уныния духа. Я бывал на грани отчаяния, так что моя нога почти соскальзывала в эту темную пучину; но зато после этого я смог подать руку помощи сотням братьев и сестер, находившимся в подобном состоянии, чего я ни за что не смог бы сделать, если бы сам не пережил глубокий упадок духа. Поэтому я уверен, что даже самые мрачные и ужасные переживания детей Божьих помогают им стать ловцами человеков при условии их следования за Христом. Держитесь крепко за вашего Господа, и Он сделает каждое переживание благословением для вас. Если Бог усмотрит, чтобы вы были богатыми, Он даст вам способность свидетельствовать другим богачам, — невежественным и злым, которых так много в нашем городе и которые столь часто являются причиной самых ужасных грехов. Если же Господу угодно, чтобы вы были бедными, то вы сможете пойти и сказать о Христе невежественным и злым беднякам, которые также часто являются причиной греха в нашем городе и столь остро нуждаются в Евангелии. Ветер Божьего провидения направит вашу лодку как раз туда, где вы сможете поймать рыбу. Колеса провидения "полны глаз", и эти глаза предусматривают то направление, где вы можете получить от Бога помощь в приобретении душ. Нередко вы с удивлением будете замечать, что Бог уже давно присутствует в том доме, который вы собираетесь посетить, и что еще до вашего визита Его рука трудилась над этим домом. Начиная разговор с некоторыми людьми, вы можете заметить, что Божье провидение уже направило пути этого человека и приготовило выслушать слово, которое вы собираетесь сказать и которое никто, кроме вас, не скажет этому человеку. О, будьте же последователями Христа, и вы увидите, что Он сделает вас ловцами человеков, употребив все эти переживания, с которыми вам придется столкнуться.
Более того, если вы будете следовать за Ним, Он сделает вас ловцами человеков, используя для этого ясные внутренние побуждения. Многие побуждения, которые приходят от Духа Божьего, христиане не замечают, когда они находятся в очерствевшем состоянии, но когда наше сердце чисто перед Богом и когда мы пребываем в общении с Ним, тогда у нас появляется святая чувствительность, так что Господу не нужно кричать, чтобы мы услышали, и достаточно Его тихого шепота. Впрочем, даже и шепот не потребуется, так как Он будет руководить нами при помощи одного только взгляда. О, как много христиан, похожих на лошака, которого надо обуздывать удилами и уздою и применять то и дело кнут! Но те христиане, которые следуют за Господом, получают от Него более ласковое обхождение. Я не хочу сказать, что Дух Божий скажет вам: "Подойди и пристань к сей колеснице", или что вы будете слышать Его речь своими ушами. Но, тем не менее, в вашей душе вы будете слышать, какова воля Божья, так же отчетливо, как Дух сказал Филиппу: "Подойди и пристань к колеснице. Может случиться, что, когда вы увидите какого-то человека, у вас в голове пронесется мысль: "Пойди и поговори с этим человеком". Всякая возможность засвидетельствовать о Христе будет для вас сигналом к действию. И если вы готовы, то перед вами откроются двери, и вы услышите голос позади вас, говорящий: "Вот путь, идите по нему". Если Бог даст вам милость пойти правильным путем, Он не оставит вас без свидетельства о том, что вы идете в верном направлении. Этот путь приведет вас к реке или морю, где вы сможете закинуть свои сети для лова и начать приводить души ко Христу.
Далее, я полагаю, что в Своих словах Господь имел в виду то, что Он даст Духа Святого тем, кто последует за Ним. Апостолы последовали за Ним, и затем, когда Он вознесся к престолу Всевышнего, они ожидали некоторое время в Иерусалиме, и Дух Святой сошел на них и облек их таинственной силой. Слова Господа в нашем тексте были обращены к Петру и Андрею, и вы знаете, каким образом они исполнились в жизни Петра. Какое множество рыбы он вытащил на берег после того, как впервые забросил сеть в силе Духа Святого! "Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков".
Братья, мы даже не представляем себе, что Бог может сделать через верующих, собранных в этот вечер здесь, в молитвенном доме. Если бы мы были исполнены Духом Святым, то этого количества людей было бы достаточно, чтобы евангелизировать весь Лондон. Этих людей было бы достаточно для спасения всего мира.
Бог спасает не через многих, но через немногих. Давайте же будем стремиться к тому, чтобы послужить благословением для наших братьев людей, и в этом стремлении будем прислушиваться к наказу Господа: "Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков". Дорогие мои братья и сестры, сидящие на этом собрании, вы находитесь на берегу великого моря человеческой жизни, в котором толпятся человеческие души. Вы живете в окружении миллионов людей. Но если вы будете следовать за Иисусом, если будете верными и преданными в выполнении Его наказов, Он сделает вас ловцами человеков. Не говорите: "Кто может спасти этот город?" И самый слабый может быть достаточно силен. Гедеонов ячменный хлеб повалил на землю вражеский шатер. Самсон, вооружившись ослиной челюстью, валявшейся под ногами, побил толпу филистимлян. Не бойтесь и не ужасайтесь. Пусть чувство ответственности приближает вас к Господу. Пусть ужасное распространение греха заставляет вас глядеть в дорогое лицо Того, Кто в давние времена плакал над Иерусалимом, а теперь плачет и над Лондоном. Крепко держитесь за Него и не отпускайте! Чувствуя в себе эти могучие порывы божественной жизни, пробужденной и взлелеянной Духом Божьим, давайте же выучим этот урок, который желает преподать нам Сам Господь: "Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков". Хотя вы не пригодны для этого, Он сделает вас пригодными. Хотя вы не можете делать это своими силами, Он даст вам силу свыше. Хотя вы не знаете, как надо закидывать сеть и вытаскивать на берег улов, Он научит вас. Только идите за Ним, и Он сделает вас ловцами человеков.
Я хотел бы говорить эти слова громовым голосом, чтобы услышала вся Церковь Божья. Я хотел бы написать их звездными буквами через все небо: "Иисус сказал: — Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков". Если вы не выполните условия, то не получите и обетования. Если пойдете какой-либо другой дорогой, станете подражать другому руководителю, ваша ловля будет напрасной. Дай нам Бог от всего сердца поверить, что Иисус может совершить в нас великое, а затем Он может совершить великое через нас, к благу наших ближних!
III. Над последней мыслью вы можете поразмышлять лично у себя дома, чтобы получить больше пользы. Итак, перед нами прекрасная иллюстрация, в которой скрыто много полезных наставлений. Я хочу предложить вам пару мыслей, которые вы сможете с пользой применить. "Я сделаю вас ловцами человеков". До сих пор вы были ловцами рыбы, а теперь, если пойдете за Мной, Я сделаю вас ловцами человеков.
Рыболов — это человек весьма зависимый от обстоятельств, а потому он должен отправляться на дело с уверенностью. Он не может видеть рыбу. Тот, кто ловит рыбу в море, должен бросать сеть, так сказать, наугад. Ловля рыбы — это акт веры. Я часто видел, как на Средиземном море мужчины выходят на своих лодках и покрывают огромными сетями целые гектары морских просторов, но когда они вытаскивают сети на берег, улов оказывается таким маленьким, что мог бы уместиться в моей руке. Несколько серебристых рыбешек потребовали приложения столь огромных усилий! Но рыбаки снова выходят в море и закидывают свои большие сети несколько раз в день, ожидая, что будет улов. Никто так не зависим от Бога, как служитель Божий. Как непросто дается ловля человеков здесь, в нашей церкви! Она требует столь большой веры! Я не могу знать заранее, какая душа придет к Богу через мою проповедь. Я не могу знать, насколько моя проповедь соответствует интересам сидящих на собрании людей. Но я верю, что Бог будет руководить мною, когда я закидываю сеть. Я ожидаю, что Он будет совершать спасение душ, и вполне полагаюсь на Него в этом деле. Мне нравится эта полная зависимость, и если бы мне в моей проповеди дано было распоряжаться самостоятельно какой-то долей силы, спасающей грешников, то я просил бы Господа не давать мне эту силу, ибо мне намного приятней все время находиться в зависимости от Него. Быть слабым — благословение, если от этого Христос становится нашей силой в еще большей мере. А потому — беритесь за работу все, кто желает быть ловцом человеков, даже если вы чувствуете себя слабыми и неспособными. Приступайте к этому Божьему делу, хотя у вас нет силы. Когда ваша сила совсем истощится, тогда будет еще лучше видна действующая в вас сила Господа. Рыболов — человек зависимый от обстоятельств, и потому он должен надеяться на успех всякий раз, когда закидывает сеть. Но в то же время он отправляется на дело с уверенностью и потому закидывает свою сеть с оптимизмом.
Рыбак, зарабатывающий своим трудом себе на жизнь, должен быть человеком трудолюбивым и настойчивым в достижении цели.
У рыбака бывают удачи и неудачи. Рано на рассвете рыбаки выходят в море и продолжают ловлю до вечера. Пока работают руки, рыбаки ловят рыбу. Пусть же Господь сделает нас трудолюбивыми, настойчивыми, неутомимыми ловцами человеков! "Утром сей семя твое, и вечером не давай отдыха руке твоей, потому что ты не знаешь, то или другое будет удачнее, или то и другое равно хорошо будет".
Рыболов проявляет в своем деле разум и наблюдательность. Это только кажется, что быть рыболовом легко, но если вы сами возьметесь за это дело, то вскоре обнаружите, что это далеко не детская игра. Здесь надо проявить искусство, начиная с правильного закидывания сети и заканчивая вытаскиванием ее на берег.
Рыбак должен хорошо потрудиться, чтобы не дать рыбе выбраться из сети. Однажды вечером я услышал сильный шум в море, как будто какой-то гигант бил в огромный барабан. Я выглянул в окно, и увидел, как рыбаки били по воде, чтобы загнать рыбу в сеть, и чтобы она не ушла оттуда после того, как попалась. Вот он, урок для нас! Мы с вами должны следить за краями евангельской сети, чтобы грешники, которые уже почти пойманы, не убежали оттуда. Да, эта рыба очень хитра, она употребляет все свое лукавство, чтобы избежать спасения. Поэтому нам надо быть на своем месте, и применить все свое уменье и даже больше, чем только свое уменье, если мы желаем быть успешными ловцами человеков.
Рыболов — это человек, занятый очень тяжелым трудом. Его призвание не из легких. Он не сидит в кресле, когда ловит рыбу.
Ему надо выходить на работу при любой погоде. Если сказано, что "Кто наблюдает ветер, тому не сеять", то я уверен, что кто наблюдает ветер, тому и не ловить рыбу. Если мы делаем дело Христово только тогда, когда нам сопутствует удача, мы не много преуспеем. Если у нас появляется чувство, что мы не можем молиться, потому что не желаем молиться, то мы никогда не будем молиться, и если мы говорим: "Я не буду проповедовать сегодня, потому что я не чувствую, что смогу проповедовать", то мы никогда не произнесем ни одной проповеди, заслуживающей внимания. Мы всегда должны быть заняты своей работой до изнеможения, отдаваясь делу всей душой при любой погоде, во имя Христа.
Рыболов должен быть также человеком отважным. Он выходит в открытое бурное море. На его лице соленые брызги, он промокает тысячу раз, но ему все это нипочем. Становясь рыбаком, он не рассчитывает на то, что ему доведется дремать, сложа руки.
Так и истинный служитель Христа, ловец человеческих душ, никогда не станет рассчитывать на маленький риск. Ему много придется делать и говорить того, что не нравится людям. И даже некоторые христиане могут счесть его слова слишком строгими. Но он должен делать и говорить то, что принесет пользу для душ. Не его дело задаваться вопросом, как люди посмотрят на его учение или на него самого, но во имя Всевышнего Бога он должен твердо сказать: "Пусть бушует море и все, что в нем, а я буду все равно закидывать сеть, как повелел мой Господь".
И последняя мысль: человек, которого Христос сделал ловцом душ, обязательно увидит результаты своего труда. "Но, — скажет кто-нибудь, — я всегда считал, что главное для служителей Христа —это быть верными, не беспокоясь о результатах". Да, я слышал такое мнение, и в каком-то смысле оно верно, но в другом отношении я сомневаюсь в его верности. Безусловно, тот, кто проявляет верность, с Божьей точки зрения уже поступает более или менее хорошо. Но возьмем, примеру, некоторого брата, который говорит, что он проявляет верность. Я ему, конечно, верю, но я ни разу не слышал, чтобы от его проповеди покаялся хоть один грешник. Я бы сказал, что наоборот, если грешник не желает покаяться, то ему не найти более безопасного в этом отношении места, чем в церкви у этого брата, потому что он проповедует так, что его проповеди вряд ли кого-нибудь пробудят или заставят задуматься. Тем не менее, этот брат заявляет, что он "проявляет верность". Но если бы кто-то сказал вам так: "Я рыбак, но я не поймал до сих пор ни одной рыбы", то вы бы удивились, как он смеет называть себя рыбаком. Разве можно назвать фермером того, кто не вырастил ни одного зерна пшеницы или другого злака? Если Иисус Христос говорит: "Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков", Он имеет в виду то, что мы действительно спасем некоторых, ибо тот, кто не поймал ни одной рыбы, не рыбак! Так и тот, кто за годы служения не спас ни одного грешника, не служитель Христа! Если результатом его работы является ноль, то он сделал ошибку еще тогда, когда становился служителем. Если ты пойдешь на жнивье с огнем Божьим в своих руках, то жнивье загорится, можешь быть абсолютно уверен в этом. И если ты посеешь доброе семя, то хотя и не все оно упадет на добрую почву, но все же некоторое упадет, и ты можешь быть уверен в этом. Если ты не делаешь ничего другого, как только излучаешь свет, некоторые будут просвещены твоим светом. Ты должен, ты непременно обязан увидеть результат своей работы. Однако помни, что это слова Господни: "Идите за Мной, и Я сделаю вас ловцами человеков". Держись крепче за Иисуса, делай так, как делал Иисус, трудись в Его духе, и Он сделает тебя ловцом человеков.
Возможно, меня внимательно слушает человек, который еще не обращен ко Христу. Друг, я скажу тебе то же самое: ты тоже можешь стать последователем Христа, и затем Он сможет употребить для Своего дела и тебя. Это Он привел тебя на это место, чтобы ты был спасен и чтобы впоследствии стал говорить другим во имя и во славу Его. Вспомни, как Он призвал Савла из Тарса и как затем сделал его апостолом язычников. Бывший браконьер может стать лучшим охотничьим инспектором, и спасенный грешник может стать лучшим проповедником Евангелия. О, дал бы Бог, чтобы вы сегодня же убежали от вашего старого хозяина, даже не уведомляя его об этом, ибо, если вы его уведомите, он удержит вас в плену. Поспешите к Иисусу и скажите: "Я бедный сбежавший раб! Мой Господь, мои руки все еще закованы в кандалы, освободи меня, и я буду принадлежать Тебе!" Помни то, что написано: "Приходящего ко Мне не изгоню вон". Еще не было случая, чтобы Христос не принял такого беглеца, даже если он приходит к Нему среди ночи, и Он не отдает никого старому хозяину. Если Иисус освободит вас, вы истинно свободны будете. Так беги же к Иисусу, беги немедленно! Да поможет тебе Его благой Дух, и пусть Он сделает тебя впоследствии ловцом душ человеческих во славу Его! Да благословит тебя Бог! Аминь.

Ободрение для ловца душ

Апостол Иаков — превосходный практик. Я вполне могу понять, почему он заслужил звание "Иаков праведный", — ведь эта характерная черта проявляется в его Послании. И если это тот Иаков, о котором сказано "брат Господень", то он очень близко напоминал своего великого Родственника и Господа, Который начинал Свое служение Нагорной проповедью с ее практическим содержанием. Мы должны быть благодарны Господу за то, что в Священном Писании мы находим пищу для верующих всякого рода, а также применение всех способностей, какими они обладают. Там, например, предусмотрено, чтобы люди, склонные к глубоким размышлениям, нашли пищу для своего ума, — и такую пищу предлагает апостол Павел. Он преподал нам здравое учение и изложил его в надлежащем порядке; он высказал глубокие мысли и серьезные истины; он раскрыл нам глубины Божьи. И пока существуют на свете Послания Павла, ни один человек, склонный к серьезным размышлениям, не останется без сокровенной манны для питания своей души. Для тех, кто из-за своей эмоциональной и мечтательной натуры более склонен к мистическим сюжетам, Иоанн написал истины, горящие огнем благочестия и пылающие жаром любви. Мы читаем его простые, но возвышенные Послания — те Послания, которые с первого взгляда написаны так просто, как для детей, но при внимательном изучении не могут быть вполне постигнуты даже самыми серьезными богословами. Этот же апостол с орлиным взглядом и орлиными крыльями написал удивительные видения в своем Откровении, при изучении и истолковании которого необходимо проявить в высшей степени благоговение, молитву и воображение.
Однако в жизни всегда есть люди, которые склонны более к практическим действиям, чем к размышлениям и воображению, и Премудрость Божья предусмотрела, чтобы был апостол Иаков, главной задачей которого было помочь таким людям преуспевать, при содействии благодати Духа Святого, в христианской практике. Передо мной текст из Послания Иакова, который является, возможно, самым практическим повелением во всем Послании. Все его Послание словно пылает огнем, но данный текст возносится в огненном пламени до самого неба, в нем — кульминация и завершение всего Послания. Здесь нельзя пропустить ни одного слова. Он подобен обнаженному мечу, вынутому из драгоценных ножен и обращенному к нам своим острым лезвием. Я бы хотел проповедовать в таком же духе, как написан этот текст, но если у меня это не получится, то я молюсь, чтобы, во всяком случае, вы проводили жизнь в этом духе. К большому сожалению, сейчас мало тех, кто ведет благочестивую христианскую жизнь. Можно встретить много христиан, умеющих красиво выражаться, но наша огромная нужда в тех, кто основательно и повседневно делает подлинно труд для Бога. Если наша жизнь — пусть даже не украшенная листьями учености или правил этикета — будет, тем не менее, приносить плод для Бога в душах, спасенных через наши труды, то это будет хорошо, ибо тогда мы предстанем перед Господом в красоте оливкового дерева, состоящей в плодовитости.
Я желаю привлечь ваше внимание к трем важным вещам. Вопервых, в нашем стихе идет речь о конкретном случае: "Братия! если кто из вас уклонится от истины и обратит кто его..." Говоря о конкретном случае, апостол затрагивает также и общую истину: "пусть тот знает, что бративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов." И третье, на что я хотел обратить ваше внимание, — это практическое применение нашего текста. Хотя апостол и не писал об этом, но я считаю, что такое применение текста более чем оправдано — я имею в виду поощрение работы по обращению ко Христу детей.
I. Итак, мы имеем здесь дело с особым конкретным случаем.
Прочтите внимательно наш стих, и вы увидите, что он относится к отступникам, которые оставили видимую Церковь Божью. Слова: "Братия! если кто из вас..." адресованы тем, которые называют себя христианами. Уклонившийся от истины назывался именем Христа, и какое-то время следовал за истиной, но в годину искушения он поддался ложному учению и отошел от истины. И дело здесь не в том, что он стал ошибаться во второстепенных вещах, которые находятся где-то на окраинах евангельской истины, но это было заблуждение в отношении жизненно важных истин. Иными словами, он отступил от основ веры. Есть те истины, в которые человек обязан верить, ибо они прямо относятся к спасению и если не воспринимаются от всего сердца — душа погибнет. Итак, данный человек сначала исповедовал истинную веру, но затем уклонился от истины в самых существенных ее вопросах. Надо сказать, что в дни первоапостольской церкви христиане не говорили так, как говорят христиане-симулянты в наши дни: "Мы должны покрывать все любовью и предоставить брату возможность иметь свое собственное мнение. Он видит истину с другой точки зрения и по-иному применяет ее на практике, но его мнение ничем не хуже нашего, поэтому мы не должны говорить, что он отступил от истины". Так выглядит модный современный способ легко превращать божественную истину в то, что льстит слуху. Таким образом, принижается истинное Евангелие и пропагандируется "иное евангелие".
Я хотел бы спросить современных либеральных богословов, есть ли у них хоть одна истина, за которую они пошли бы на костер или в тюрьму. Я не уверен, что они дадут мне ответ, ибо если их "свободомыслие" верно, то все мученики за веру были глупцами в высшей степени. Из всего, что пишут и о чем говорят модернистские богословы, мне совершено ясно, что для них абсолютно все равно, о чем говорит Писание. Может быть, они чувствуют себя неловко, когда свободомыслие заходит слишком далеко, и в таких случаях предпочли бы более умеренный подход, — но все же в целом они настолько либеральны, что не существует никакой истины, противоположность которой они бы осудили как гибельное заблуждение. Для них черное и белое — это такие понятия, которые можно применить к одному и тому же цвету, если на него посмотреть с разных точек зрения. "Да" и "нет" одинаково истинны, по их мнению. Их богословие подвижно, как песчаные дюны, и всякое твердое заявление они называют проявлением фанатизма. Истина и заблуждение одинаково хороши в рамках их широких взглядов. Но апостолы совсем не так смотрели на заблуждение. Они не предписывали обходиться с лжеучением в духе любви и свободомыслия и не советовали считать заблудившихся "глубокими мыслителями" со "свежими и оригинальными" взглядами. Кроме того, они не учили глупой бессмыслице, что, якобы, в искренних сомнениях может содержаться больше истинной веры, чем в вероисповедных принципах. Апостолы не верили в оправдание через сомнения, как учат современные либералы. Они считали, что уклонившийся брат нуждается в обращении, то есть, рассматривали его как человека необращенного, который умрет смертью духовной, если не обратится и не будут покрыты его многие грехи. Апостолы не были похожи на тех легкомысленных культурных приятелей из школы "современной мысли", которые доучились до того, что отвергают божественность Иисуса Христа и возрождение от Духа Святого, не верят в богодухновенность Писания и считают, что, несмотря на все это, человек может быть таким же, как и самый благочестивый христианин! О, Боже, избави нас от этого обольстительного неверия, которое не только губит заблудших и часто не дает им покаяться, но также вредит и нашим душам! Оно учит, будто истина не имеет большого значения, и с заблуждением можно обходиться легкомысленно, и таким образом, посягает на нашу верность Богу истины и из верноподданных делает нас изменниками по отношению к Царю всех царей!
Из нашего текста явствует, что уклонившийся брат не только отступил от истины, но за этим логически последовало также и его отступление в практической жизни, ибо в следующем стихе сказано: "Обративший грешника от ложного пути его". Его путь (жизнь) стал ложным после того, как стало ложным мышление.
Уклонившись от правильной веры, невозможно в скором времени не уклониться, так или иначе, и от правильной жизни. Данный человек уклонился от правильной жизни именно потому, что он уклонился от правильной веры. Представим себе человека, который стал придерживаться понятий, ведущих его к низкой оценке Христа — это приведет его вскоре к слабой вере в Него и слабому послушанию, а далее — к самооправданию и вседозволенности.
Если он начнет легкомысленно думать о наказании за грех, то естественно, что совесть перестанет судить его за совершенные грехи, а дальше человека уже ничто не сможет удерживать от греха. Если человек станет отвергать нужду в искуплении, то результат будет аналогичным. Всякое заблуждение вырастает в присущие ему последствия, подобно тому, как всякая гниль разрастается в ту или иную плесень. Напрасно ожидать, чтобы святость произрастала из заблуждения так же, как из здравого учения.
Собирают ли с терновника виноград или с репейника — смоквы?
Факты истории доказывают обратное. Там, где преобладает истина, изобилует нравственность и святость, но как только на передний план выступает заблуждение, благочестие со стыдом отступает назад.
Апостол Иаков ставит целью обращение отступившего грешника от его ложных мыслей и путей. Это означает полный поворот, возвращение к правильным мыслям и правильным делам.
Увы! Я опасаюсь, что многие из тех, кто называет себя христианами, не рассматривают отступника в таком свете и не считают, что он нуждается в обращении. Я знал одного уклонившегося от истины человека, который вел себя так, как загнанный зверь. Поначалу его заблуждение не бросалось в глаза, но затем оно постепенно переросло в открытое неповиновение. Жестокая критика усугубила положение, и заблуждение еще больше укоренилось в этом человеке. Он был вынужден, — хотя и греховным образом — занять еще более крайнюю позицию, делая зло в церкви, так как не мог терпеть, когда его разоблачали вместо того, чтобы попытаться побеседовать по-братски. А мы знаем, что когда человек ведет себя недостойно, то часто о его проступках разносятся преувеличенные слухи, и в результате бедный заблудший брат падает еще ниже, теряет всякое самоуважение и впадает в намного худшие грехи. Некоторые христиане ставят целью в подобных случаях не лечить, а ампутировать заболевший член тела. Они считают, что вместо милости надо дать волю справедливости.
Долой его! Он слишком нечист, чтобы пытаться его отмыть, и слишком болен, чтобы поддаться лечению. Но такие понятия далеки от чувствований Христовых и от образца первоапостольских церквей.
В дни апостола Иакова были братья, которые искали возможности восстановления и спасения от смерти тех, кто отступил от истины и от святой жизни, покрывая, таким образом, множество их грехов. Есть нечто особенно выразительное в словах: "Братия! если кто из вас уклонится от истины". Это напоминает похожие слова: "Посему, кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть". Тот, кто впал в заблуждение, был один из вас, он сидел вместе с вами за одним столом Трапезы Господней, вы разделяли с ним искренние беседы, но потом он попался в хитрую ловушку сатаны. Так не судите же его слишком резко и не бросайте безжалостно на погибель. Если он однажды был спасен, то он все еще ваш брат, и вы обязаны вернуть блудного сына домой, на радость Отцовскому сердцу. И, несмотря на все его промахи, он все еще чадо Божье, так пойдите же за ним и не успокаивайтесь, пока не приведете его обратно домой. Если же он не является чадом Божьим, если его обращение было ошибкой или притворством, а подлинного возрождения не произошло, — все равно не оставляйте его, но со святой неотступностью проявляйте любовь, помня, какой ужасной будет его участь за лицемерие и осквернение священных вещей нечистыми руками. Плачьте над ним еще больше, если вы чувствуете, что он сознательно обольщает других, ибо в таком случае у вас есть причина плакать в семь раз больше. Если вы видите, что он никогда не был искренним, но вкрался в церковь под маской ложного исповедания, — и тогда скорбите о нем еще больше, ибо его жребий должен быть ужасным, а значит, от вас требуется большее сострадание к такому человеку. В любом случае, ищите того, чтобы он мог обратиться.
Наш текст ясно указывает, кто именно должен обратить уклонившегося брата. Здесь сказано: "Если кто из вас уклонится от истины, и обратит кто его". Кто же этот кто-то? Служитель? Нет, любой брат. Если это может сделать служитель, то он блажен, ибо сделал доброе дело, но здесь ничего не сказано о проповедниках или о пастырях — это дело под силу любому члену церкви.
Иными словами, любой член церкви, увидевший, что брат уклонился от истины или поступает не по-христиански, должен настроить себя, при содействии Духа Святого, на то, чтобы обратить этого грешника от его ошибочных путей. Всеми средствами ищите возможности спасать души из мира, но не пренебрегайте собственными заблудившимися братьями. Этим делом должны заниматься не особые люди, назначенные через голосование церкви, но любой член тела Христова, во благо всем остальным его членам. И все же, некоторые члены церкви имеют большую обязанность, чем другие. Например, если отступил молодой христианин, то его отец и мать, если они верующие, в семь раз больше обязаны искать обращения своего заблудившегося чада. Если уклонился муж, то никто другой не может ревновать о его восстановлении так, как его жена, и наоборот. Или если речь идет о друзьях, то данную задачу должен принять ближе всех к сердцу тот, кто находится в наиболее близких отношениях с согрешившим.
Если ты видишь, что твой друг заблудился, ты должен больше всех остальных стараться с сердечным участием вернуть его в стадо. Ты обязан делать это уже потому, что ты христианин, но вдвойне обязан, если ты имеешь влияние на человека или если у вас были близкие с ним отношения. Я умоляю вас, чтобы вы наблюдали друг за другом во имя Господне, и если увидите, что ваш брат впал в грех, тогда "вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости". Итак, вы теперь знаете свою обязанность, так не пренебрегайте же ею.
Братья, для нас радостно знать, что попытка обратить согрешившего имеет шанс на успех. И когда вы добьетесь желаемого, ваша радость будет особенной. Поистине, великая радость — привести к Богу постороннего, блуждающего в мире грешника, но радость из всех радостей, когда вы найдете заблудшую овцу, которая была раньше в вашем стаде, но потом заблудилась. Великое дело — превратить кусок меди в серебро, но для бедной женщины великая радость заключалась в том, что она нашла тот кусок серебра, который уже являлся серебром, притом с царским отпечатком, но какое-то время это серебро было потерянным.
Принятие и усыновление странника и пришельца является праздником, но еще большим праздником с еще более громкой музыкой является возвращение родного сына, который был заблудшим, "был мертв и ожил, пропадал и нашелся". Пусть колокола звенят вдвое громче, потому что вернулся заблудший, пусть будет радость вдвойне, потому что восстановлен тот, кто ушел далеко и уже был близок к погибели. Иоанн радовался, когда нашел жалкого Петра, отрекшегося от Господа и плачущего о своем отречении. Он ободрял, утешал и общался с ним до тех пор, пока Сам Господь обратился к Петру с вопросом: "Симон, сын Ионин, любишь ли ты Меня?" Кому-то может показаться, что возвращение отступившего брата не столь яркое событие, как обращение блудницы или пьяницы, но в Божьих глазах это великое чудо благодати, и тот, через кого оно совершилось, испытает великую радость. Ищите же, мои братья, ищите тех, кто был среди нас, но ушел от нас; ищите также тех, которые хотя и ходят на собрание, но своим поведением опозорили церковь и за это справедливо наказаны, ибо мы не имеем права мириться с их нечистотой. Ищите их с молитвами и со слезами, не даст ли им Бог покаяние к спасению.
Я хочу обратиться также ко всем присутствующим здесь отступникам: пусть этот текст ободрит вас, если вы желаете обратиться к Богу. Возвратитесь, дети-отступники, ибо Господь вменил в обязанность Своему народу искать вас. Если бы Он не заботился о вас, то не говорил бы о том, что надо вас искать. Но поскольку Он позаботился и вменил верующим в обязанность искать тех, кто уклонился от истины, то дверь перед вами открыта, и сотни братьев и сестер ожидают вас у родных ворот, готовые приветствовать ваше возвращение. Возвратитесь к Богу, Которого вы оставили, а если вы никогда не знали Его, то пусть сегодня же Дух Святой сокрушит ваши сердца и приведет к истинному покаянию, чтобы вы были в истинном смысле спасены! Да благословит вас Бог, бедные отступники! Если Он не спасет вас, то множество грехов останется на вас, и вы погибнете навеки. Да помилует вас Бог ради имени Иисуса Христа!
II. Итак, мы с вами рассмотрели особый конкретный случай, а теперь поговорим об общей истине.
Нам очень важно знать эту общую истину, ибо так сказано в Слове Божьем: "Пусть тот знает". Если кто-либо из вас обратит отступника, то сказано, "Пусть тот знает". То есть, пусть тот размышляет об этом, пусть будет уверен в этом, пусть утешается и вдохновляется этим. "Пусть тот знает" это, и пусть не сомневается. Пусть эти слова не просто звучат для ваших ушей, дорогие сотрудники, но пусть они упадут глубоко в ваше сердце. Поскольку апостол, вдохновленный Духом Святым, сказал: "Пусть тот знает", то я умоляю вас, пусть духовная леность не мешает вам испытать на собственном опыте всю силу данной истины.
Что же мы должны знать? То, что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов. Разве можно счесть маловажным делом спасение души от смерти? Среди нас есть те братья и сестры, на которых мы глядим с уважением, потому что они спасли много драгоценных жизней.
Их можно сравнить со спасательной лодкой или с пловцом, который бросается в реку для спасения утопающих; они похожи на пожарников, рискующих жизнью среди горящих развалин ради того, чтобы выхватить погибающих из пожирающего пламени огня. Эти братья и сестры — истинные герои, достойные большего почета, чем герои военных сражений. Да благословит Бог их отважные сердца! Пусть наша страна никогда не испытывает недостатка в достойных людях, в пример для всего человечества!
Когда мы видим человека, находящегося в опасности, наше сердце начинает учащенно биться, мы приходим в возбужденное состояние, желая спасти его. Разве не так?
Но спасение души от смерти — намного более важное дело.
Подумаем о том, что представляет собой смерть для души. Это не прекращение существования. Я не пошевелил бы и пальцем, чтобы спасти кого-нибудь от состояния небытия. Я не вижу слишком большой беды в аннигиляции, — то есть, в полном уничтожении человеческой личности, — во всяком случае, я не вижу в этом никакого наказания за грех. Точно так же я не вижу никакой радости в вечном существовании. Если только в этом заключается вечная жизнь, то нет ничего страшного в прекращении такого существования. Мне все равно, быть мне или не быть, если речь идет всего лишь о таком бесцветном бытии. Но "вечная жизнь", о которой говорит Писание, — нечто отличное от вечного существования. Она означает такое существование, при котором человек испытывает во всей полноте радость жизни, когда он похож не на сухую соломину в стоге сена, но на цветок во всей его красоте. "Смерть" по Писанию и вообще — это не прекращение существования. Разница между словами "умереть" и "прекратить существование" огромна. Смерть, или умирание в первоначальном смысле, есть отделение души от тела, в результате которого наше тело разлагается на составляющие его элементы.
Смерть вторая — это разлучение человека, его души и тела, с Богом, Который есть источник жизни и радости для человека. Она означает "наказание, вечную погибель, от лица Господа и от славы могущества Его". Это значит, что человек погибнет и превратится в опустошенную развалину, где будет на веки веков завывать дракон угрызения совести и кричать филин отчаяния.
Описание второй смерти, которое дает нам Писание, ужасно.
Оно говорит нам о том, что "червь их не умирает" и "огонь не угасает", оно говорит об "ужасах Господних" и о "рассечении на куски", о "дыме их мучений, который восходит во веки веков", и о "бездне великой". Я не берусь сейчас цитировать все места, говорящие об этих ужасах, но в Писании действительно есть слова, от которых трепещет плоть и встают дыбом волосы при одной лишь мысли о грядущем гневе. Но наша радость заключается в том, что если мы стали средством в Божьих руках для обращения человека от пути заблуждения, мы спасем его душу от этой вечной смерти. И тогда спасенный не попадет в этот ужасный ад, он не испытает на себе Божий гнев и не будет отстранен навсегда от присутствия Господнего. Разве эта радость не превышает все радости земные? Но это еще не все. Если вы спасли душу от смерти, то этим самым вы привели ее к жизни вечной, и, по милости Божьей, еще одним хористом в белых одеждах будет больше среди тех, кто поет хвалу Иегове, еще одна рука будет играть в вечности на струнах арфы мелодию благодарности и еще один грешник будет спасен в награду Искупителю за Его страдания. О, какое это счастье — спасти душу от смерти!
Но к этому добавлено, что в таком случае вы покроете множество грехов. Мы понимаем это в том смысле, что в результате обращения грешника все его грехи будут покрыты искупительной кровью Иисуса. Никто не может сказать, сколько грехов было прощено человеку, но если он обратится от пути заблуждения, то вся масса его грехов будет смыта и навеки потоплена в Красном море Христовой крови. Вспомним теперь, что Христос пришел в мир для двоякой цели: разрушить смерть и устранить грех. И если вы обратили грешника от пути заблуждения, то, подобно Христу, вы тоже сделали эти два дела: силой Духа Божьего победили смерть, вырвав душу от второй смерти, и устранили грех от лица Господнего, покрыв множество грехов искуплением Иисуса Христа.
Обратите внимание, что апостол не предлагает никакого другого поощрения для ловцов душ. Он не говорит: "Если вы обратите грешника, то получите честь". Истинное человеколюбие несовместимо с такими мотивами. Он не говорит также: "Если вы обратите грешника, то будете пользоваться уважением в церкви и вас будут любить люди". Даже если мы все это получим, нами все же движут намного более высокие цели. Мы находим радость в делании добра. Награда за труд любви заключается в результатах этого труда. И если мы спасли душу от смерти и покрыли множество грехов, то само это уже является достаточной наградой за наш труд, даже если о нем никто не услышит и не напишет. Пусть никто не помнит об инструментах, — хорошо уже то, что получен хороший результат. Он должен радовать нас, даже если нас никто не оценит, и мы останемся в тени забвения. И даже если честь за наше доброе дело достанется другим, мы не будем роптать, а будем радоваться о том, что душа спасена от смерти и покрыты ее многие грехи.
И еще, дорогие братья, вспомним, что спасение души от смерти прославляет Иисуса, ибо нельзя спасти душу иным путем, кроме как через Его кровь. Что же мы с вами можем делать для того, чтобы спасти душу от смерти? Сами — не можем делать ничего, не более, чем то перо, которым было написано "Путешествие Пилигрима". Но когда за это перо взялся Буньян, тогда был написан непревзойденный труд. Так вы и я не можем делать ничего для спасения душ, если вечный Божий Дух не возьмет нас в Свои руки, но затем Он может совершить через нас чудеса, и Сам прославит Себя через нас. Мы же будем радоваться о том, что Иисус прославляется и возвеличивается Дух Святой. Никто не говорит о том, каким пером писал Гомер, и никому не приходит в голову поместить это перо в золотой футляр или писать о его блестящих достижениях. Так и мы не желаем получать честь от людей, ибо для нас достаточно быть пером в руках Спасителя, которым Он написал завет Своей благодати на плотяных скрижалях человеческих сердец. Таким вот золотом вознаграждается человек, который поистине любит своего Господа: Иисус прославлен, грешники спасены.
А теперь я хочу отметить ту особенную мысль, что все, что здесь сказано апостолом, относится к спасению всего лишь одной души.
"Братия! если кто из вас уклонится от истины, и обратит кто его, пусть тот знает, что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов". Разве вам не хотелось бы быть таким, как Витфилд? Разве вы, молодые братья, не испытывали желания быть похожими на Макчейна, Брейнерда, или Моффата? Развивайте в себе хорошие стремления, но в то же время будьте счастливы в том, чтобы привести к Иисусу Христу одного грешника, ибо тот, кто обратил всего лишь одного грешника, должен знать, что он не заслуживает порицания, потому что спас душу от смерти и покрыл множество грехов.
Наш текст не говорит ничего о личности, которая является средством для выполнения этой работы. Здесь не говорится: "Если служитель или какой-нибудь известный красноречивый богослов обратит человека". Это может сделать даже наименьший в народе Божьем. Маленький ребенок может рассказать об Иисусе своему отцу, служанка может предложить трактат бедной душе, ищущей спасения, самый скромный проповедник на углу улицы может затронуть сердце вора или блудницы и они покаются, — кто бы это ни был, пусть знают, что спасли душу от смерти и покрыли множество грехов.
Итак, мои возлюбленные, какой же вывод мы должны сделать из этого? Давайте будем все стремиться к тому, чтобы Бог употребил нас для спасения грешников. Иаков не говорит о Святом Духе или о Господе Иисусе Христе, так как пишет тем, кто прекрасно знает важные истины о Духе и о Сыне Божьем. Тем не менее, возможно, некоторым из вас надо напомнить, что мы не можем принести никакой духовной пользы нашим ближним без Духа Божьего и не можем послужить для них благословением, если не будем проповедовать Иисуса Христа Распятого. Бог желает употребить нас, но давайте же от всей души возжелаем этого сами, давайте же будем об этом молиться и к этому стремиться! Дорогие братья и сестры, очистим себя от всего такого, что может помешать Господу употребить нас. Если мы видим за собой какое-то злое дело или упущение в добром деле, если мы скрываем нечистоту или небрежно относимся к благодатным дарованиям и из-за этого становимся непригодны для Божьего употребления — будем молиться, чтобы Господь нас очистил, исправил, омыл, чтобы мы были сосудами в Господнем употреблении. А затем давайте не упускать возможность быть в Его употреблении. Будем жить в этом мире с открытыми ушами и глазами, готовые при первой же возможности принять участие в добром деле. Не успокоимся, если мы не при деле, но сделаем соучастие в деле Божьем главным стремлением и целью нашей жизни. Так или иначе, мы обязаны, и мы будем приводить души к Иисусу Христу. И как когда-то Рахиль плакала: "Дай мне детей, а если не так, я умираю", так пусть никто из нас не довольствуется собственным бесплодием в семье Божьей. Плачь и вздыхай до тех пор, пока ты не выхватишь хотя бы головню из огня, пока не приведешь хотя бы одного грешника к Иисусу Христу, и таким образом ты спасешь душу от смерти и покроешь множество грехов.
III. А теперь давайте на несколько минут займемся рассмотрением вопроса, о котором прямо не говорится в нашем тексте. Я хотел бы сделать практическое применение всей нашей темы к вопросу обращения наших детей.
Возлюбленные друзья, я надеюсь, что вы не забываете о существовании воскресной школы, хотя я боюсь, что многие христиане вряд ли вообще думают об этом. Они слышали о ней, но не видели ее. Может быть, за последние двадцать лет такие верующие даже ни разу не посетили воскресную школу и не проявляли к ней личного интереса. Им приятно слышать об успехах в обучении детей, но поскольку у них нет личной заинтересованности, то на этом они и останавливаются. В большинстве церквей можно найти целый ряд юных христиан с горящим сердцем, посвятивших себя работе в воскресной школе, но есть также и ряд других, кто мог бы намного улучшить школу, но ни разу не попытался это сделать. Можно было бы извинить таковых друзей, если бы они были заняты какой-нибудь другой работой, но, к сожалению, у них нет никакой работы для Бога, и они просто прожигают время. А между тем, работа находится рядом, ее не надо искать, надо только приложить руки, но они пренебрегают работой. Я не хочу предположить, что на нашем собрании присутствуют такие ленивцы, но не могу быть вполне уверенным и в том, что у нас их нет, а потому взываю к совести виновных, чтобы они начали делать свою работу.
Дети нуждаются в спасении, дети могут быть спасены, и для их спасения нужны инструменты. Дети могут быть спасены уже в детском возрасте. Тот, Кто сказал: "Пустите детей, и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное", не имел в виду то, что говорят сейчас некоторые члены церкви: "Мы будем воспитывать детей позже, когда они вырастут и станут молодыми людьми". Он желал, чтобы дети стали предметом молитв и прилежного воспитания и могли обратиться к Богу еще в детском возрасте.
Обращение детей требует такого же действия благодати Божьей и производит такие же благословенные результаты, как и у взрослых. Обращение детей тоже означает спасение души от смерти и покрытие множества грехов, но оно включает в себя великую радость о том, что мы уберегли ребенка. Обращение детей спасает их от множества грехов. Если по Своей великой милости Бог благословит вашу работу учителя, если через вас обратится какой-нибудь мальчуган, то насколько счастливее будет его жизнь в сравнении с тем, каким бы он был, если бы рос в невежестве, грехе и позоре, и был обращен только уже будучи взрослым! Мы проявим высочайшую мудрость и истинное благоразумие, если будем молиться за наших детей, чтобы еще в детском возрасте их сердца принадлежали Спасителю.
Вот, Иисус зовет детей, Он сегодня их зовет, По пути блаженных дней Он пришедших поведет.
Хорошо, когда мы возвращаем блудного сына домой, но еще лучше, когда мы предотвращаем его от участи блудного сына.
Достойно похвалы, когда мы приводим к покаянию вора или пьяницу, но намного лучше сделать так, чтобы мальчик никогда не стал вором или пьяницей. Вот поэтому наставления воскресной школы занимают одно из наивысших мест в списке добродетелей, и христиане должны проявлять максимум усердия в ее работе. Тот, кто обратил дитя от пути заблуждения, не только покрыл множество грехов, но и предохранил его от этого множества.
Более того, спасение детей дает для церкви перспективу иметь в своих рядах лучших мужчин и женщин. Самуил и Соломон были научены мудрости с детства. Давид и Иосия имели чуткое сердце еще когда они были в юных летах. Читайте биографии известных служителей, и вы, как правило, увидите, что их христианская жизнь начиналась в раннем возрасте. Хотя и нельзя сказать, что в этом есть абсолютная необходимость, однако для становления и совершенствования христианского характера весьма существенную и основополагающую роль играет благочестивая жизнь, начатая с детства. Я считаю, что Церковь Иисуса Христа должна созидаться, как правило, не теми людьми, которые прожили всю жизнь в грехе, но теми, которые с детства были воспитаны в учении и наставлении Господнем, и затем, после обращения, духовного созревания стали столпами в доме Бога нашего. Если мы желаем, чтобы наше христианство было сильным, мы должны заботиться о том, чтобы было больше людей, уверовавших от своей юности. Мы должны насаждать деревья в доме Господнем, если желаем, чтобы они долго жили и приносили хорошие плоды.
И еще, братья, я убежден, что труд учителя в наше время важен, как никогда раньше, потому что сейчас есть много людей, которые вкрадываются в наши семьи и обольщают мужчин и женщин своими ложными учениями. Пусть же наши учителя воскресных школ учат детей хорошо и в здравом учении. Надо не просто заполнять время благочестивыми фразами, но довести до ума детей все евангельские истины и учение о благодати. Надо молиться за наших детей и не успокаиваться до тех пор, пока дети не обратятся к Господу Иисусу Христу и не примкнут к Церкви. Католические священники когда-то говорили, что они могли бы вернуть Англию назад, в лоно католической церкви, если бы им разрешили катехизацию детей. Я думаю, что мы вполне могли бы воспользоваться хорошими катехизисами, и в любом случае, мы должны практиковать преподавание для детей простых и ясно изложенных истин, а также молиться о скорейшем их обращении к Господу Иисусу Христу. Дух Божий готов помочь нам в этом труде. Он с нами, когда мы с Ним. Он желает благословить самого скромного учителя, и даже младшие классы не останутся без благословения. Он может дать нам слова и мысли, подходящие для детской аудитории. Он может благословить нас так, что мы будем знать, как и когда сказать необходимое слово для юных ушей.
Но если случится так, что мы не сможем найти учителей или если учителя будут неверными, тогда — увы — мы увидим, как дети из наших школ уйдут назад, в мир, как и их родители, ненавидя религию из-за скучных уроков, проведенных в воскресной школе, и мы вырастим поколение либо безбожников, либо суеверов; золотое время будет упущено, и на нас останется самая серьезная ответственность за это! Я молюсь, чтобы Церковь Божья больше придавала значения воскресной школе. Я призываю всех, кто любит свой народ, молиться о воскресных школах; я умоляю всех, кто любит Иисуса Христа и желает пришествия Его Царства, быть очень чуткими по отношению к детям и подросткам и молиться, чтобы их сердца были обращены к Иисусу.
Я не все выразил так, как хотел бы, но эта тема лежит близко в моем сердце, и я желал бы, чтобы она глубоко затронула совесть каждого из нас. Однако, мне пора заканчивать проповедь, и пусть Сам Бог приведет вас к более полному пониманию этой темы.
Перед тем, как закончу, я желаю задать вам следующие вопросы: Что каждый из вас уже сделал для спасения детей? Что вы сделали для спасения собственных детей? Понимаете ли вы всю важность данного вопроса? Приходилось ли вам хоть раз обнять вашего сына и молиться о нем вместе с ним? Отец, ты увидишь, что таким образом сможешь оказать на своего мальчика большое влияние. Мать, говорила ли ты своей маленькой дочке о Христе распятом? При содействии руки Божьей ты можешь стать для своего любимого ребенка не только матерью физической, но также и духовной. А что сделали для спасения детей вы, их опекуны и учителя? Известно ли вам, в каком состоянии находятся их души? А вы, кто занимается с детьми ежедневно, равно как и учителя воскресных школ, делаете ли вы все возможное, чтобы ваши мальчики и девочки пришли к сознательной вере в Господа в раннем возрасте? Подумайте и ответьте на этот вопрос самим себе.
Вы получите великую награду, когда, как я уверен, придете на небо и увидите там многих дорогих детей, которые будут встречать вас у входа в вечные обители. К вашему собственному небу прибавится еще одно небо, когда вы встретите небожителей, которые будут приветствовать вас, как своих учителей, которые привели их к Христу. Я не желал бы попасть на небо в одиночку.
А вы? Я не хотел бы получить на небе венец без единой звезды из-за того, что не спас ни одной души, а вы? Когда вы увидите священное стадо искупленных кровью овец, следующих за своим великим Пастырем, где у многих овец будут двойни или по одному ягненку, — неужели вам захочется быть бесплодной овцой в этом стаде? Посмотрите теперь на другую картину. Вот, слышится твердая поступь великого воинства. Я слышу военные марши, мой слух наполняется их песнями победы. Воины Христовы возвращаются домой, неся на плечах добычу, чтобы прославить своего великого Вождя. Они проходят через жемчужные врата и по золотым улицам шагают торжественным маршем к небесной Столице. Каждый воин несет свою часть добычи. Будете ли вы среди них? Неужели у вас не будет никакой добычи, завоеванной для Иисуса вашим мечом и луком? Но вот, передо мной открывается еще одна картина. Я слышу, как жнецы с радостными возгласами возвращаются домой, неся на плечах каждый свой сноп. Некоторые из них несут целую кипу снопов, сгибающих их счастливые плечи. Они сеяли с плачем, но возвращаются с радостью, неся снопы свои. Вместе с ними идет жнец, у которого небольшой сноп, но зато полный отборным зерном. У него был крошечный участок земли, и ему было доверено немного семени для посева, но он великолепно справился с работой и умножил зерно в соответствии с библейской пропорцией.
Неужели вы будете там даже без одного снопа? Неужели вы никогда не пахали, не сеяли и потому не жали? Если так, то каждое радостное восклицание жнецов будет больно колоть ваше сердце, напоминая вам, что вы ничего не пожали, потому что не сеяли. Если вы не любите Господа, не говорите вашими устами, что вы Его любите. Если Он не искупил вас Своей кровью, то не лгите перед Ним, не садитесь за Его стол и не говорите, что вы Его слуга. Но если вы искуплены Его драгоценными ранами, то отдайте себя Ему, если вы любите Его, то пасите Его овец и ягнят.
Он стоит здесь. Я не вижу Его своими глазами, но распознаю верой. Он показывает вам раны на Своих руках и ногах и говорит: "Мир вам! Как послал Меня Отец, и Я посылаю вас. Идите по всему миру, и проповедуйте Евангелие всей твари. И знайте, что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов". Благой Господь, помоги же нам в служении Тебе! Аминь.