Он жил среди нас
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Кор Бруинс

Он жил среди нас

Оглавление

Предисловие
Глава 1. Подготовка к приходу Мессии-Спасителя
Глава 2. Деятельность в Иудее
Глава 3. Служение в Галилее для народа
Глава 4. Его служение ученикам в Галилее
Глава 5. Служение восточнее Иордана (в Перее)
Глава 6. Неделя перед пасхой
Глава 7. День Господа
Глава 8. Явление воскресшего Господа

Об авторе

Кор Бруинс (родился в 1930-ом году) с 1955-го года был миссионером в Египте. С 1965-го года по 1979-ый трудился в Ливане. Из-за разразившейся там гражданской войны переселился вместе с семьей в Ипсвич (Англия). Но он всегда был тесно связан с Ближним Востоком, а своей первоочередной задачей считал служение в качестве пастыря и учителя в Англии и во многих других странах. Всем, кому по душе дело Господа и кто в состоянии служить ему каким-либо образом, мы рекомендуем еще одну книгу того же автора "Я посылаю вас".

Предисловие

[Прим. ред.: нумерация псалмов и их стихов приведены в соответствии с английским переводом Библии.]
С того самого момента, когда Дух Бога пробудил во мне глубокий интерес к Слову, а именно к четырем евангелиям, меня снова и снова волновали вопросы типа:
• почему один евангелист отличается от другого тем, что говорит об известных событиях или опускает их?
• Что является причиной, должна же, разумеется, быть определенная причина, почему один евангелист группирует события в иной последовательности, нежели другие?
Некоторый свет забрезжил передо мной, когда Святой Дух пояснил мне, что каждый из четырех авторов под непосредственным воздействием Духа своим евангелием осуществлял определенные намерения и преследовал особую цель.
В обычной жизни мы бы могли описать биографию человека с четырех точек зрения, например:
1) как супруга: его семейная жизнь;
2) как делового человека: его жизнь в работе;
3) как друга и соратника: его общественная жизнь;
4) как работника Бога: его духовная жизнь.
Святой Дух научил меня применять этот принцип к изучению евангелий. Когда я сделал это, то начал обнаруживать удивительные и прекрасные вещи.
Назову лишь несколько наиболее важных и интересных: Святой Дух показывает нам Иисуса в евангелии по Матфею как Христа, Сына Давида и царя Израиля, приходящего, чтобы установить свое царство. Эта тема проходит через все евангелие по Матфею.
Гл.1: его родословие исходит от Иосифа к царю Соломону и затем к Аврааму.
Гл.2: волхвы приходят и поклоняются ребенку как царю Израиля.
Гл.3: Иоанн креститель возвещает, что царство Бога приблизилось.
Гл.5-7: принципы "учреждения" царства небес.
Гл.13: поскольку царь был отвергнут, то мы видим в притчах царство в его скрытой форме.
Гл.17: здесь мы получаем дальнейшие пред-ставления о грядущем царстве.
Гл.18: нам открывается, какие черты характера должны иметь те, кто принадлежит царству Бога.
Гл.25: "братья" царя оправдываются.
Гл.26-27: "Царь Иудейский" распят на кресте (27.37).
Евангелист Марк преследует совсем другую тему. Здесь Святой Дух позволяет нам увидеть служение Иисуса Христа, Сына Бога. Марка, вначале не служившего, а позднее ставшего "годным для служения", Дух побудил описать верного слугу Бога. Это большое ободрение для всех тех, кто полагает, что они лишь "бесполезные слуги".
Гл.1: мы не находим здесь родословия. Это мож-но вполне понять, потому что происхождение не интересует; важно только то, что это хороший слуга.
Гл.3: Господь Иисус делает доброе дело в субботу.
Гл.4: она начинается сравнением с сеятелем. Если мы сравним Матфея, Марка и Луку, то увидим, что каждый автор выделяет особый аспект: Марк подчеркивает понятие "посева" "вот, вышел сеятель сеять" (ст.3); Матфей выделяет самого "сеятеля" "сеющий доброе семя есть Сын Человеческий" (13,37); Лука уделяет внимание "семени" "семя есть слово Божие" (8,11).
Гл.6: неверие иудеев мешает Господу Иисусу делать свое дело (ст.5).
Гл.16: прославленный Господь трудится вместе со своими учениками (ст.20).
В евангелии по Луке Святой Дух показывает нам милость Бога, открывшуюся через человека Иисуса, и духовные пути Бога. Здесь также можно выделить несколько моментов.
Гл.3: мы видим, как Иисус молился при своем крещении, как обычный человек. Родословие Господа ведется от Марии до Адама; Он "второй человек" и "последний Адам".
Гл.6: Иисус как Сын человека "господин и субботы" (ст.5). Он проводит всю ночь в молитве к Богу.
Гл.9: когда Господь был прославлен на горе, Он снова пребывает в молитве (ст.29).В стихе 30 Моисей и Илия описываются просто как "два мужа".
Гл.10: Господь Иисус есть "ближний" для всякого, кто в нужде (ст.36).
Гл.11: в стихе 1 мы снова видим Господа в молитве, позднее слышим, как боящаяся Бога душа оценивает благодать Бога, открывшуюся в нем.
Гл.14: благодать Бога распространяется на людей, которые не заслужили ее. Середина этого евангелия (с 9,5 до 18,12) придерживается хронологической последовательности; мы читаем здесь о различных событиях, дающих нам уроки духовности. Здесь мы видим духовную красоту Господа.
Гл.15: эта удивительная и своеобразная глава опять показывает нам милость, которую Бог проявляет по отношению к грешникам.
Гл.16,17: здесь мы видим, как должны осуществляться принципы благодати в жизни человека, принявшего, будучи грешником, милосердие и сострадание, по отношению к брату, который грешит (17,3.4). Нам даются также знамения пришествия Сына человека.
Гл.19: только в этом евангелии мы читаем об обращении Закхея. Далее нам показывается, что мы должны быть верными управителями имущества нашего Господа, пока Он не придет снова.
Гл.23: человек Иисус сокрушается об Иерусалиме и молится за своих врагов.
В евангелии по Иоанну ударение делается на божественность личности Иисуса Христа.
Гл.1: Он есть вечное Слово. В нем жизнь и свет.
Гл.2: как Сын Бога, Он может судить закон в настоящем и будущем и очищать храм силой своего воскресения.
Гл.3: Господь Иисус Сын Бога и дар Бога грешному миру.
Гл.4: Иисус принимается здесь как Христос и как Спаситель мира.
Гл.5: это Христос, воскрешающий мертвых.
Гл.6: Христос хлеб жизни с небес.
Гл.7: Он дает живую воду Святого Духа.
Гл.8: Он свет жизни.
Гл.9: Он Сын Бога, открывающий глаза слепым, выводящий и вводящий.
Гл.10: Он добрый пастырь.
Гл.11: Он воскресение.
Гл.12: Он царь Израиля (ст.15) и Сын Давида.
Гл.13,14: Он посвящает нас в небесное.
Гл.15: Христос, вместо Израиля, истинная виноградная лоза.
Гл.16: Он посылает Святого Духа.
Гл.17: Он наш заступник.
Гл.18,19: страдания Сына Бога.
Гл.20: Он предмет веры и молитвы.
Гл.21: Он дарует силу для истинного служения.
Я благодарю Бога, что смог использовать полезные наблюдения, которые помогли мне в какой-то мере постичь чудесную гармонию, единство и вдохновение четырех евангелий. Я использовал произведения уважаемых и возлюбленных братьев, таких, как Д. Дарби, У. Келли, Ф. Грант, И. Беллетт и многих других.
Все больше и больше в моем сердце вырастала потребность в книге, в которой было бы собрано все, что написали уважаемые братья на эту тему. В наши суетные дни у большинства людей нет времени переработать большое количество книг. Часто они запутываются в потоке разногласий и аргументов. Большинство тех, кто изучает сегодня Библию, ценят точное и ясное толкование, которое хорошо построено и легко читается. Поэтому несколько лет назад я начал, сначала из чисто личного интереса, составлять краткие резюме и обзоры о том, что находил во многих хороших книгах, в качестве пояснений к данной теме. Это помогло мне лучше познакомиться с личностью нашего Господа и Спасителя, основательно поразмыслить над его благословенным путем и удивительными словами. Я просил Господа руководить мною через его Духа во время этого изучения Библии, и я смог испытать, что моя духовная жизнь была этим весьма обогащена. Теперь эти "собранные мысли" стали книгой. Многие друзья вынудили меня опубликовать эти заметки. Я не претендую на исключительно новые мысли; я в изобилии испил из того, что почерпнули другие. Часто я цитировал дословно написанное другими. Я прилагаю более или менее полный список книг, которые были полезны мне в исследованиях.
Пусть читатель поймет, что в мои намерения не входило создать "согласование евангелий" (хронологическое изложение жизни Иисуса на основании четырех евангелий). Речь шла лишь о том, чтобы раскрыть замысел Бога в четырех евангелиях. Моей целью явилось указание на очевидные различия, вопрошая: "Чем же вызваны эти различия?" и по возможности нахождение ответа. Я отсылаю читателя к сочинению Д. Дарби "Relative Order of Three Synoptic Gospels" in Collected Writings, Expository Nr; том 25, стр.27-36.
Основой для моих исследований я выбрал евангелие по Марку, так как общеизвестно, что Марк в общем и целом соблюдает в своем рассказе хронологическую последовательность, и сравнивал другие синоптические евангелия (Матфея и Луки) с Марком. Разве это не удивительное и не дополнительное доказательство божественного внушения, что Марк, не будучи свидетелем, наиболее четко прослеживает историческую линию в описании служения нашего Спасителя?! Мы можем быть убеждены, что размышления о различиях между отдельными евангелиями могут быть так же благословенны, как и размышления о совпадениях. Конечно, нам никогда не следует забывать, что мы находим в каждом евангелии нечто от личного стиля и своеобразия автора. Мы считаем так называемые несоответствия не ошибкой, но видим в них нечто от мудрости Бога.
В отношении последовательности расположения евангелий мы не хотим быть догматичными; во всяком случае большинство толкователей согласны с избранной здесь последовательностью.
Пусть Дух Господа, помогавший автору и изобильно благословлявший его, благословит также всех, кто читает эту книгу, держа рядом раскрытую Библию, и приведет их к созерцанию нашего почитаемого Господа Иисуса Христа и лучшему познанию его!

Бейрут, Ливан. 1973 - Ипсвич, Англия. 1983

Список литературы

Александер Й. A Commentary on the Gospel of Mark.
Беллетт И. Notes on the Gospel of Luke, The Evangelists.
Вине В. John, his record of Christ.
Грант Ф. The Numerical Bible (Matth. John).
Дарби Д. The Holy Bible, New Translation, Synopsis of the Books of the Bible (т.3), The Collected Writings (тт.3, 4, 5), Notes and Comments on Scripture (тт.6, 7), Notes of Addrsses on the Gospel of Luke, Notes on the Gospel of John.
Йагер де Й. Uit het Woord der Waarheid Matthaus.
Йукес A. The Differences of the Four Gospels.
Келли У. Lectures introductory to the study of the Gospels, Inspiration of Scriptures, Lectures on the Gospel of Matthew, Exposition of the Gospel of Mark, Exposition of the Gospel of John, The Bible Treasury.
Kepp Й. A Harmony of the Gospels.
Локьер Г. All the Parables of the Bible, All the Miracles of the Bible.
Маршалл A. The interlinear Greek-English New Testament.
Морган К. The Parables and Metaphors of our Lord.
Морриш Г. New and Concise Bible Dictionary.
Продхом С. Simples entretiens sur les Evangiles St. John. An Analysis of the Gospel of Mark.
Скроджи Г. Know your Bible (т.2).
Тиесима Й. De Trouwe Dienaar.
Фаррар Ф. The Life of Christ.
Фоорхоеве X. Beschouwing over het Avondmaal.
Хокинг В. The Lord's Supper.
Холе Ф. The Gospel of John briefly expounded.

Глава 1. Подготовка к приходу Мессии-Спасителя

1. Пролог (Иоан.1:1-18; Лук.1:1-4)

Иоан.1:1-18 - Вероятно, наше изучение уместно начать с пролога евангелия по Иоанну о вечном Сыне Бога.
Спаситель был Богом, прежде чем Он стал человеком. Он был вечен еще до того, как вступил во время. Мы должны усвоить это и рассматривать его до его начала как человека в его божественности без начала.
Поэтому мы начинаем с пролога, который (и в полной гармонии с замыслом вдохновляющего Святого Духа в евангелиях) содержится в евангелии по Иоанну, евангелии вечного Сына Бога.
Такого пролога нет ни в одном из остальных трех евангелиях, так как они повествуют, как мы знаем, о Господе Иисусе Христе как человеке, будь это царь, слуга или подлинный человек.
Лук.1:1-4 - Это своего рода предисловие к евангелию по Луке, но оно никоим образом не описывает священную личность Господа Иисуса Христа, а только сообщает нам побудительную причину или цель того, почему Лука записал свое сообщение.
Лука не получил от Господа никакого поручения по написанию евангелия это, скорее всего, происходит просто из его человеческой потребности написать своему брату во Христе, Феофилу. Эта потребность, без сомнения, была разбужена в нем Святым Духом, который и вдохновил его во время написания, не исключая, однако, вполне человеческих мотивов.
То, что мы только что отметили, созвучно замыслу Духа в этом евангелии: показать человечного Христа, Христа как подлинного человека.
Итак, в этом евангелии мы видим человека Иисуса Христа. Лука говорит, что он тщательно исследовал все сначала, и мы, таким образом, имеем здесь перед собой точное и живое описание важнейших событий в жизни Христа.

2. Благовестие Захарии (Лук.1:5-25)

Этого события нет ни в каком другом евангелии, что, конечно, имеет свое значение.
Лука описывает Израиль в своих первых главах как нацию священнослужителей в лучшем смысле слова, как это можно видеть по остальным (а именно: по Захарии, Елисавете, Симеону, Анне и т.д.), но они не могли унаследовать обетований при соблюдении закона.
Однако Бог вспомнил о своей клятве, но лишь через Избавителя, который должен был теперь появиться и о котором говорит евангелие по Луке.
Благодаря Захарии перед нами предстает жертвенник, говорящий о молитве и зависимости. Тем самым подготовлен второй план для описания зависимого человека, человека молитвы, о котором косвенно благовествуется священнику, характеризуемому близостью к Богу.

3. Благовестие Марии (Лук.1:26-38)

Благовестие Марии является дальнейшим событием, не упоминаемым ни в одном из других евангелий, потому что здесь оно соответствует теме данного евангелия, чего нет в остальных трех.
Здесь Мария внимает вести ангела, против чего выступает (у Матфея) Иосиф.
Обратите внимание, что Лука передает нам открыто и непосредственно беседу ангела с Марией, происходившей в частном доме, а к Иосифу Дух, напротив, обращается во сне. Первое говорит о близости, последнее об определенной дистанции. Здесь мы видим близость человека к человеку, а не расстояние между царем и его подданными, что встречаем в евангелии по Матфею.

4. Посещение Марией Елисаветы (Лук.1:39-56)

Эпизод, опущенный во всех других евангелиях, передан в изложении Луки. Мы снова видим очень человеческую черту, характеризующую это евангелие.
Милость Господа ко всем людям таково послание этого евангелия; но сначала и прежде всего к благочестивому иудейскому остатку верных. Поэтому здесь наше внимание останавливается на некоторых представителях этого остатка Израиля. Такова Елисавета, к которой приходит мать нашего Господа.
Для евангелия по Матфею с самого начала характерно неприятие Христа своими его приняли язычники. Там содержится мягкий укор иудейским читателям евангелия по Матфею, здесь же смиренным читателям из народа дается повод для похвалы, но не для гордыни!

5. Рождение Иоанна крестителя (Лук.1:57-80)

Сначала было благовестие Захарии. Хотя это можно назвать благой вестью народам, здесь все же подчеркивается, что Бог еще раз стал Богом Израиля, когда Он восставил Спасителя из дома Давида. Его предшественник провозглашает для своего народа спасение в оставление их грехов в соответствии с этим евангелием мирной жертвы. Бог открывается здесь с самого начала в симпатии и сочувствии, проявляемым им к тем, кто сидит во тьме и направляет свои стопы по пути мира.

6. Благовестие Иосифу (Матф.1:18-25)

Напоследок мы приходим к Иосифу. Это сообщение дается только у Матфея.
Как мы уже отметили, это евангелие указывает на расстояние, существующее между царем и его подданными. Мы видим, что это расстояние (ср. ангел и Мария) выражается в том, что ангел приходит к Иосифу во сне. Как мы увидим позже в предисловии евангелия по Матфею речь идет об Иосифе, и в благовествовании этого рассказа речь также идет об Иосифе, не о Марии, как в изложении Луки.
После того как мы рассмотрели сообщение о подготовке к приходу Мессии-Спасителя, продолжим теперь сообщение о его действительном приходе.

7. Рождение и детство Иисуса (Лук.2:1-7)

Сначала рассмотрим рассказ Луки о рождении Иисуса. Как живо описывает Лука унизительные обстоятельства рождения Христа в уничижении! В ясли положен Господь всего творения, человек. Ни в каком другом евангелии нет такого живого и наглядного описания. Здесь упоминаются пелены; этот "знак" связан с униженностью его рождения. Здесь мы ничего не слышим о звезде, о поклонении, о жертвах, как у Матфея, где все обстоит прекрасно, потому что Он урожденный царь. Лука передает нам здесь ощущение большой слабости и полной зависимости.
Христос спустился до самых глубин, как сам, так и благодаря обстоятельствам (Фил.2:7,8).

8. Родословие Иисуса (Матф.1:1-17; Лук.3:23-38)

Только два евангелиста приводят нам родословие, и это, как мы снова увидим, созвучно с особым замыслом отдельных евангелий.
Мы полагаем, что Марк и Иоанн не сообщают о родословии по следующим причинам:
• Марк представляет Христа как смиренного слугу (см. предисловие). А кто спрашивает о родословии слуги? От слуги ожидают лишь верности.
• Иоанн дает нам почувствовать поведение того, кто в начале, до существования творения, был у Бога и был Богом. Действительно, Он является первоосновой всех родословий! Если его служение, по-видимому, исключает родословие из рассказа Марка, то его божественность, преобладающая истина евангелия по Иоанну, может здесь показаться неуместной. Что же сказать о Матфее и Луке?
I. Матфей (1:1-17) обращается к предшественникам Христа, начиная от Авраама до царя Давида, потому что все надежды Израиля связаны с тем, что было открыто этим двум личностям.
Христос пришел со всеми знаками царства, как это было обещано сыну Давида. Если бы его, как Сына Давида, не приняли, то Он, как Сын Авраама, все еще нес бы благодать не только для иудеев, но и для язычников.
Поэтому Матфей начинает с описания родословия Господа Иисуса от Авраама и позволяет нам увидеть Царскую линию через Соломона (ст.6). Мессия должен был обязательно выполнить два условия: первое то, что Он должен был быть рожден от девственницы, а второе то, что Он должен был унаследовать в соответствии с обетованием царские права линии Соломона дома Давида.
От Иосифа, мужа Марии, Христос наследовал право на царский титул, потому что Иосиф был прямым потомком Соломона.
II. Лука (3:23-38) обращался к народам, от которых нельзя было ожидать, что они в одинаковой степени будут заинтересованы в Мессии иудеев и его родственниках. Но когда они кое-что узнавали о том, кем был Иисус (после того, как прочитывали первые три главы), то им становилось весьма интересно увидеть его происхождение как человека и проследить его линию вплоть до Адама, отца всего человеческого рода.
Заметьте, что родословное дерево Христа появляется здесь после его крещения! При чтении повествования Матфея иудей в первую очередь спросил бы: "Соответствовало ли рождение Иисуса пророчествам Ветхого Завета?" прежде чем читать дальше!
Кем же был этот крещеный человек? Последующее родословие связывается не с его рождением, а с тем, что Он появился, чтобы быть крещенным Иоанном в Иордане, и, пожалуйста, заметьте, это его происхождение восходит не к Адаму, а к Богу. Христос, человек, был Сыном Бога.
Другим важным моментом было то, что линия здесь проходит через Нафана, который также был сыном Давида (ст.31), но без притязаний на царский престол; тот имеет продолжение через Соломона. То, что предстает здесь перед нами, несомненно, является родословием Марии.
Правильное прочтение в Лук.3:23 следующее: "А сам Иисус начинал около лет тридцати, будучи, как думали, сыном Иосифа, Илия, Матфата, Левия" и т.д. Мария же была, как признает даже Талмуд, дочерью Илия из колена Нафана. "Будучи, как думали, сыном Иосифа" верная трактовка этого промежуточного положения. Естественно, что сатана пытался привести в противоречие оба родословия Иосифа и Марии, которые в самом деле различны, однако они оба необходимы для истины. "Ошибка большинства состоит в том, что они рассматривают указания на Иосифа не как ссылку на то, что очевидно, но как начало той ветви, которая начинается с Илия, отца Марии!" (У.Келли).
Таким образом, Иосиф, как ее муж, также сын Илия. В евангелии, в рассказе о Христе как человеке, перед нами предстает, конечно, Мария, так же как в евангелии о царстве Иосиф.
Сравните:
а) царская ветвь: от Авраама через царя Давида и царя Соломона к Иосифу (см. Иер.22:24-30), по которой Иехония должен был быть "бездетным" для престола;
б) законная ветвь: от Иосифа через брак с Марией к Илию и, таким образом, к Нафану (1Пар.3:5).
В этом месте следует заметить, что, хотя Соломон наследовал царство отца, Нафан был старше Соломона и по закону мог бы по праву претендовать на наследование престолом. Это право Нафана бросало тень на царский титул Соломона.
Мария, мать Иисуса, принадлежала к прямым потомкам Давида через Нафана, законного наследника престола. Однако Мария не происходит по царской линии от Соломона. Как же можно было обосновать право Иисуса на престол Давида? Только через женитьбу. Бог позаботился о том, чтобы Мария (после зачатия сына) вышла замуж за человека, который не мог быть естественным отцом Иисуса из-за пятна позора у его предков. Иосиф был прямым потомком Давида по царской линии Соломона. Но в этом колене был пресловутый Иехония (Матф.1:11,12), называемый в Иер.22:24-30 также Иехонией, которого проклял Бог. Так, мы видим, что Иосиф не мог быть "естественным" отцом Иисуса, потому что ни один из потомков Иехонии не мог сидеть на престоле Давида и править Иудеей.
Это навсегда отметает утверждения о том, что Иосиф будто бы "естественный" отец Иисуса, и подтверждает сверхъестественный факт рождения Иисуса от девы. Женитьба Иосифа и Марии сделала Иисуса законным наследником Иосифа. Титул, вне зависимости от проклятия, произнесенного над Иехонией, передавался тому, в ком сосредоточено исключительное право на престол Давида через Нафана и Соломона.

9. Ангелы благовествуют пастухам (Лук.2:8-20)

То, что об этом говорится только в евангелии по Луке, как мы считаем, становится понятным по следующим причинам.
Поскольку это евангелие о нашем Господе как о человеке, мы находим здесь доказательства реальности его человеческого рождения как человека во всей простоте.
Благая весть сообщается бедным пастухам, людям самого низкого положения. Никаких мудрецов, никакой звезды, никаких царских даров, как у Матфея. В действительности же пастухам сообщается известие о приходе доброго пастыря, который идет за пропавшей овцой. Обратите внимание, что притча о добром пастыре встречается только в евангелии по Луке.
Здесь мы видим ликующих ангелов, знамением является не звезда на небе, но само небо открывается, а знамение есть на земле, в яслях маленький грудной ребенок "в пеленах" (об этом у Матфея не упоминается) . Все это выражает слабость и полную зависимость.
У Матфея все иначе, как мы вскоре прочтем об этом в разделе "Посещение волхвов", так как это посещение произошло позднее, а не непосредственно после рождения Христа.
Поскольку ни у Иоанна, ни у Марка нет упоминания о рождении Христа, то там, само собой разумеется, нет и сопровождавших это событие обстоятельств, которые мы видим в двух других евангелиях.

10. Обрезание Иисуса (Лук.2:21)

Это событие также упоминается только в евангелии о Христе как человеке, что вполне уместно. Своим обрезанием Он, как говорит Павел, должен "исполнить весь закон" (Гал.5:3).
Таким образом, Он сам должен быть полностью законопослушным. Для других ему надлежит быть источником милосердия, которое Он считал ненужным для себя самого.
Слава Богу, что Он подчинился закону, чтобы освободить тех, кто был под законом. Так как ни одно из трех остальных евангелий не изображает Христа, человека, так подробно, как Лука, то причину умолчания о данном событии мы находим в этом.

11. Представление Иисуса в храме (Лук.2:22-39)

Хотя Христос стал человеком, в нем не было греха. Для его очищения не нужно было приносить жертв только для очищения его матери. У Моисея (Исх.13,2) мы встречаем это предписание, но и там нет той мысли, что очищение необходимо для младенца. Они принесли самые малые и незначительные жертвы две маленькие птицы. Это опять-таки соответствует благовествованию о нем, как о скромном человеке. В этом нет ничего, что произвело бы впечатление на плотского человека, но все было для веры и Бога.
Другим указанием на Христа, как на подлинного человека, служит в этом евангелии выражение "всякий младенец мужеского пола, разверзающий ложесна, был посвящен Господу". Это дает нам представление о человеческой семье: отец, мать и ребенок. Он причастен плоти и крови (Евр.2:14) и стал во всем, кроме греха, подобен человеку. Его связь с матерью-человеком бросает тень на его путь, тень, которая сильней всего сгущается во мраке креста, хотя этому находится объяснение: оружие пронзило бы душу его матери. В этих удивительных духовных указаниях и подробностях мы видим то, что характерно для евангелия по Луке и что совершенно отличает его от остальных евангелий.
Представление в храме должно было произойти до прибытия волхвов с востока. Вполне возможно, что Иосиф и Мария вернулись в Назарет, а позднее снова побывали в Вифлееме и что в этом случае пришли старейшины. Поэтому посещение волхвов также произошло не тогда, когда гостиница была переполнена, о чем говорится в момент рождения. Это, по моему суждению, со всей очевидностью вытекает из гл.2:11 евангелия по Матфею: "И, войдя в дом". Его родители во всяком случае один раз в год ходили в Иерусалим на пасху (Лук.2:41), поэтому в их пребывании в Вифлееме не было ничего сверхъестественного.

12. Посещение волхвов (Матф.2:1-12)

Посещение волхвов, как мы думаем, произошло спустя какое-то время после фактического рождения Христа. Это вытекает из сравнения 2. 7 и 6-го стихов, потому что путем такого сравнения мы определяем временной промежуток между рождением Христа и злодейским приказом Ирода (ст.16), который прознал об этом и приказал умертвить младенцев "от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов" (ст.16).
Если бы посещение волхвов произошло к моменту фактического рождения Христа, то Ироду было бы достаточно умертвить младенцев от шести месяцев и ниже. Тогда его кровожадность была бы полностью удовлетворена.
То, что отличает рассказ Матфея от повествований всех остальных евангелий, очевидно: здесь рождение царя возвещается звездой на небе, и известные мудрецы и богатые люди приходят поклониться и принести богатые дары. Бедные пастухи, бедные родители, завернувшие своего младенца в пелены, и то обстоятельство, что младенец был положен в скромные ясли, здесь вообще не упоминаются. Здесь все производит сильное впечатление; и, как подобало бы царю, отсутствует только дворец! Нам вряд ли стоит повторять тот факт, что отсутствие сообщения о рождении и раннем детстве Иисуса в евангелиях по Марку и Иоанну приводит также к тому, что опущены и все сопровождающие это событие обстоятельства, которые есть в евангелиях по Матфею и Луке.
Так, старейшины, а не родители, поклоняются здесь младенцу. У Луки это Симеон, благословляющий родителей, а не младенца. Какие чудесные и впечатляющие "различия", которые имел в виду Святой Дух, когда внушал эти исторические рассказы о Господе Иисусе!

13. Бегство в Египет (Матф.2:13-23)

Ни один из других евангелистов ничего не сообщает об этом событии, кроме Луки, упомянувшего, что они возвратились в Галилею, в свой город Назарет (2:39), и что это произошло после представления младенца в храме.
То, что данное обстоятельство упоминает только Матфей, служит дальнейшим доказательством божественного внушения и находится в полном соответствии с замыслом этого евангелия.
Христос, по Матфею, приходит к своим как их царь и Мессия, но уже с первого дня Он отвергнут. Как верно это событие выявляет действительное состояние Израиля!
"Из Египта воззвал Я Сына Моего" (ст.15). Из этих слов мы видим, что Христос идет тем же путем, которым однажды прошел Израиль. Он является истинным Израилем, а не они (ср. Ис.49:3). Стих 18 нашей главы гласит: "Рыдание и вопль"; это было справедливо не только в то время, но и являлось пророчеством их будущего. Христос намеревался пойти к ним и был готов помогать им в их собственном положении, но они отвергли его, и это привело к горьким страданиям. Когда Он возвратился из Египта, то не мог вернуться в Вифлеем, а пошел в Назарет (ст.23), бывший в те дни совершенно презренным местом. Нафанаил спрашивал себя: разве может прийти из Назарета что-либо доброе? Да, таким презираемым и отвергнутым Он был в своем собственном народе, к которому пришел как Мессия.
Читатель видит, таким образом, как хорошо, что этот случай встречается именно здесь, а не в других евангелиях; правда, Лука (2:39) упоминает, что Он пришел в Назарет.
Прежде чем мы перейдем к юности Иисуса, сделаем еще одно последнее замечание о его детстве, о котором мы почти ничего не знаем. Ничего нет лучше того, что человеческая черта характера Христа как истинного человека приходит к нам со страниц евангелия по Луке: "Младенец же возрастал и укреплялся духом, исполняясь премудрости, и благодать Божия была на Нем" (2:40). Конечно, Он был совершенством. Он не возрастал от несовершенства к совершенству! Ему не надо было ничего оставлять. То, что было, являлось всегда совер-шенством, но, однако, было еще возрастание! Выражение "укреплялся" просто означает, что Он возрастал от младенческого возраста через детство и юность до мужчины. Выражение "исполняясь премудрости" показывает, что его сердце всегда обращалось к Богу никогда ни одной неверной мысли, никогда никакого отклонения; Он был облечен благодатью и всегда действовал по благодати.

14. Двенадцатилетний Иисус в храме (Лук.2:41-50)

Мы начинаем, не прерываясь, с того места, когда Лука позволил нам увидеть это совершенное человеческое дитя и превращение его в мужчину, дальнейшее доказательство того, почему этот раздел встречается только в евангелии, описывающем его как человека.
Перед нами не только человеческая сторона Христа, но и вполне человеческая реакция Марии и Иосифа: "И, увидев Его, удивились" (ст.48). И Он удивился их реакции: "Зачем было вам искать Меня? или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?" (ст.49).
После неудачных трехдневных поисков где же Он еще мог бы быть, как не в храме? Все показывает (как их удивление найти его там, так и упрек из уст его матери) это вполне естественное и человеческое представление, которое они имели о нем. И хотя Иисус был еще ребенком, Он разоблачил ход мыслей растленного человеческого естества, мягко упрекнув их: "Или вы не знали?.." (ср.1Кор.6).
Все это удивительным образом показывает, что Господь Иисус является совершенным человеком и одновременно Богом. Хотя Он здесь еще ребенок, но осознает свою связь с Богом, своим Отцом. Никому не нужно говорить ему, что Он Сын Бога, Он это знает и соответственно поступает. Однако, какое совершенное смирение проявляет Он в подчинении своим родителям (ст.51,52)!
Во второй раз в этой главе упоминается о том, что Иисус исполнялся премудрости (ср. ст.40). Господь сам позднее описывает рост растения: "Сперва зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе" (Марк.4:28). На каждой ступени своего развития они совершенны соответственно своему возрасту; и все же происходит развитие. То же было и с младенцем Иисусом: Он был совершенным во все времена, и все-таки Он возрастал и развивался.
Теперь мы должны покинуть Иисуса-младенца; о последующих восемнадцати годах Библия умалчивает.
В этот промежуток времени появляется другое дитя, которое выросло и на которое обращает наше внимание Писание: Иоанн креститель.
Три евангелия описывают детство и возрастание крестителя и начало его служения до его свидетельства об Иисусе; с этого момента к ним присоединяется четвертое евангелие по Иоанну.

15. Начало служения Иоанна (Марк.1:1-8; Матф.3:1-12; Лук.3:1-18)

I. Марк (1:1-8) очень близок Луке в том, что добавляет ("для прощения грехов"), и Матфею в том, что, как Матфей, он заканчивает цитировать Исаию до слов "всякий дол". Как и Матфей, он показывает Иоанна в пустыне, так он характеризует состояние народа Бога и Иерусалима, они должны выйти из нее, чтобы найти свое место пред Богом.
Марк опускает большую часть подробностей, о которых сообщают Матфей и Лука, потому что основной акцент его евангелия падает скорее на посланника, нежели на послание.
Действительно, важной темой у Марка является служение, и, таким образом, нам сразу же представлены работники. Без дальнейших предисловий мы видим, что Иоанн проповедует, а Господь Иисус продолжает проповедовать, когда прекращает Иоанн (ст.14), пленение Иоанна есть начало общественного служения Иисуса.
То, что Марк пропускает крещение огнем, опять-таки соответствует его замыслу: рассказывать только о той части свидетельства Иоанна, которое непосредственно связано с евангельским служением Господа, то есть с крещением Святым Духом.
В его сокращениях и пропусках мы видим замечательный промысел Святого Духа: отвратить наши глаза от всех других вещей и направить их на Иисуса Христа, приступающего к своему служению.
II. Матфей (3:1-12) начинает без всякой подготовки: "В те дни приходит Иоанн креститель" (Лука будет позднее комментировать те дни). Его послание простое. Матфей перечисляет следующие моменты:
1. Приносит покаяние для будущего царства.
2. Он частично цитирует при этом Ис.40,3.4.
3. Его одежда описывается как одежда из верблюжьего волоса и кожаного пояса.
4. Его пища дикий мед и акриды.
5. Мы видим, что он порицает две особые группы: фарисеев и саддукеев.
6. Он признает, что крестит только водой в покаяние.
7. Он признает превосходство Иисуса: "Я не достоин понести обувь Его"; Господь будет крестить Духом Святым и огнем, и его лопата в его руке.
Мы здесь находимся на земле иудеев:
1. "Покайтесь", возглашается в пустыне. Иисус вспоминает о юности Израиля, любви невесты, о начатках плодов и о том, куда Он должен повести их снова, чтобы говорить к их сердцу (Ос.2:14; Иер.2:2,3). Но прошли годы, и они не принесли исцеления и поворота к лучшему. Поэтому призыв к покаянию в этом евангелии особенно уместен.
2. Матфей цитирует Ис.40:3,4 частично и заканчивает до слов "всякий дол" и т.д. Явной причиной этого, как мы уже отметили, является то, что пропуск соответствует рамкам данного евангелия.
3, 4. Одежда и пища Иоанна хорошо согласуются с призывом к покаянию. Он не передает полноту божественной благодати (с прощением грехов и т.д.), а только духовный призыв к покаянию. Марк и Лука добавляют "для прощения грехов". Это несколько другое, нежели то, о чем мы читаем в стихе 6: "Исповедуя грехи свои", потому что даже там не упоминается прощение грехов.
5. Обращаясь к фарисеям и саддукеям, он снова подтверждает: "Сотворите же достойный плод покаяния". Он здесь не поясняет, как спасается грешник или как Бог прощает грехи.
6, 7. В итоге мы видим, что совершается еще два дела:
а) крещение Святым Духом оно произошло в день пятидесятницы;
б) крещение огнем суд Бога над людьми, когда Христос является в славе.
Лопата свидетельствует о том, что Он изливает свой гнев на тех, кто отвергает Христа. Это не имеет вообще ничего общего с тем, что Христос делает, когда душа спасается.
III. Лука (3:1-18) сначала описывает те дни, о которых упоминает Матфей. Поэтому в стихах 1 и 2 главы 2 показана обстановка служения Иоанна.
В этом евангелии для язычников мы видим, что все типично иудейское разрушено. Теперь у власти находятся язычники, правят римляне. Израильское царство было отнято и утратило свой божественный характер.
Кто из вас слышал когда-нибудь о двух первосвященниках одновременно, бывших также еще и саддукеями, которые отвергали воскресение? Так мы узнаем, что и священничество отказывается служить и потеряло свой божественный характер.
Для того, чтобы завладеть вниманием иудеев в евангелии по Матфею, было бы, вероятно, неуместно напоминать там об этом. Кроме того, следует учесть, что и после этого события Лука не продолжает соблюдать исторической последовательности. Если бы он это сделал, то мы должны были бы столкнуться с крещением Иисуса, свадьбой в Кане, первым очищением храма, Иисусом и Никодимом и т.д. прежде, чем пришли бы к тому, что Лука сообщает непосредственно после этого происшествия в стихах 19 и 20. Мы полагаем, что причиной является то, что Лука предпочитал сам группировать имеющиеся у него факты и таким образом яснее выделять свои мысли.
1. И здесь действует Иоанн, проповедующий в пустыне "крещение покаяния для прощения грехов". Мы сразу же замечаем более обширные рамки евангелия по Луке "вся окрестная страна" (ст.3) и "всякая плоть" (ст.6). В противоположность евангелию по Матфею здесь перед нами предстает более обширная сфера божественной благодати. Иоанн взывает здесь не только к двум классам, как в евангелии по Матфею, где он обращается к фарисеям и саддукеям, но также к народным массам (ст.7). Это пространное благовествование о благодати для оставления грехов. Однако, хотя он и серьезно предупреждает народ, перед нами его слова, обращенные к каждой отдельной группе. Они все были одинаково испорчены, все порождения ехидны народ, сборщики податей и воины. Как кто-то еще заметил: "Важно не забывать, что, хотя все блуждали, совратились каждый на свою дорогу" (ср. Ис.53:6).
2. Почему цитата Луки из Ис.40 намного подробнее, чем у Марка или Матфея, где это только единичный факт, хотя обычно Матфей гораздо подробнее цитирует тексты Ветхого Завета, нежели Лука? Мы думаем, что причина заключается в том, что, как уже отмечалось выше, замысел Луки состоит в том, чтобы показать универсальность благодати Бога в отношении человека.
И подробности, добавляемые Лукой при цитировании Исаии (гл.40), также достойны внимания и так характерны для этого универсального евангелия. Бог здесь видится как тот, кто действует по благодати и устраняет все препятствия и трудности (традиции, церемонии, здания и т.д.).
а) "Всякий дол да наполнится" (ст.5). То, чего недостает и что не соответствует в достаточной мере, дополняется. Это касается, вероятно, народа, говорящего в стихе 10: "Что же нам делать?"
б) "Всякая гора и холм да понизятся" вероятно, это образ высокомерных фарисеев и саддукеев.
в) "Кривизны выпрямятся" это может быть опять-таки образом сборщиков податей.
г) "Неровные пути сделаются гладкими" это может относиться, конечно, к грубым солдатам.
Мы видим способность Христа сравниться с любым состоянием человека. Для каждого существует возможность спастись.
3. Хотя Лука, как мы заметили, больше чем Матфей и Марк вдается в подробности, стоит отметить, что он не упоминает ни об одежде, ни о пище Иоанна крестителя. И в этом нет строгости Матфея. Вам не преподносится и совет по строгому самоограничению. Мы имеем здесь просто здоровый человеческий совет, больше ничего, что бы способствовало получению спасения! Все предоставляется на личное усмотрение. Мы должны поступать в соответствии с нашим познанием Бога, его путей и желаний каждый независимо от других. Не существует никаких правил, равно приемлемых для всех.
Конечно, нам необходимо то, что следует за этим, чтобы узнать волю Бога и в малейших подробностях нашей жизни: крещение и полнота Святого Духа.
4. Как во введении к своему евангелию (1:1-4) Лука является единственным из четырех евангелистов, кто указывает на причину, почему он пишет свое повествование, так и в стихе 16 он единственный, указывающий причину, почему Иоанн креститель отвечает народу по поводу того, что он занимает это униженное положение слуги. Он не достоин развязать ремень обуви Иисуса.
Лука, как и Матфей, упоминает о крещении огнем. Тот, кто не выдерживает испытания огнем будь он из иудеев или иноплеменником, сгорает. Поэтому, кстати, как в евангелии для иудеев (Матфей), так и в евангелии язычникам (Лука) свершится удивительное дело суда Бога над всеми теми, кто отвергает Христа, неважно из иудеев он или из других народов. Лука завершает это сообщение стихом 18: "Многое и другое благовествовал он народу, поучая его".
Примечание: придерживаясь по времени изложения событий евангелия по Марку, мы и дальше будем сравнивать его с другими евангелиями, чтобы отметить очевидные различия, которые, как мы увидим, в каждом отдельном случае дают только дополнительные доказательства божественной гармонии и замысла по вдохновению Святого Духа.

Глава 2. Деятельность в Иудее

16. Крещение Иисуса в Иордане (Марк.1:9-11; Матф.3:13-17; Лук.3:21-23)

I. И Марк (1:9-11), и Матфей упоминают о том, что Иисус пришел из Галилеи (Матф.3:13), а именно из города Назарета, где провел свое детство и юность. (Прочтите то, что написано о Назарете в разделе под заголовком "Бегство в Египет").
1. Господь начинает свой труд в Галилее. Униженный слуга провел свою юность в этой презренной области, а главная часть его работы проходила среди бедных стад в тех пределах (ср. Матф.4:13-16). Так Он исполнял волю Бога и слова пророка. Галилея включала в себя Наин, Назарет, Кану, Тивериаду, Магдалу, Далмануфу, Вифсаиду, Хоразин и Капернаум.
2. Здесь нам не хватает возражения Иоанна крестителя, в котором он сначала отклонил крещение Иисуса (ср. Матф.3:14.15). Иисус предстает здесь как смиренный слуга, до той поры неизвестный массам, и остается незамеченным. Но верно и то, что у Матфея помазанному Мессии, царю Израиля, уделяется больше внимания. Он был известен Иоанну крестителю, и поэтому тот воздал ему подобающие почести: "Мне надобно креститься от Тебя".
3. Все три евангелиста упоминают об отверзшихся небесах при описании этой сцены. У Иоанна (1:51) сам Господь намекает на отверстое небо.
4. Свидетельство Отца о Сыне практически одинаково у всех трех евангелистов: у Марка и Луки слово в слово: у Матфея оно кажется направленным скорее на присутствующих, нежели (как у Марка и Луки) на самого Иисуса Христа.
II. Матф.3:13-17. На кого в Израиле сочувственно взирало око Бога? На тех, кто покаялся в своих грехах! Милость привела Иисуса к Иордану. Теперь Он должен был исполнить всякую правду, а не только то, что требовал закон.
1. Здесь мы встречаем Господа Иисуса, вполне сознающего свою совершенную святость, занимающего свое место среди тех, кто унизился пред Богом. Так Он объединил себя с теми богобоязненными в Израиле, кто покаялся в грехах, как заметил один из слуг Бога: "Благодать привела его туда, куда грех ввел нас всех". Он пришел к подзаконному народу, чтобы исполнить закон и всякую справедливость. Закон Моисея Он исполнял уже в течение прошедших тридцати лет но Он идет дальше: Он должен стать самим правосудием.
2. Однако Бог, Отец, ревностью охраняет место своего Сына: чтобы никто не мог подумать, что Он грешен, Бог отверз небеса и свидетельствовал перед собравшимися толпами народа: "Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение". Эти слова были также направлены ко всему народу, чтобы подтвердить святость положения, это его возлюбленный Сын, которого Он давно обещал.
3. Марк и Лука обращаются к тем, кому были неизвестны пророчества к римлянам и грекам. На "Ты" обращаются поэтому к вечному Сыну, стоящему на берегу Иордана, как к униженному слуге и смиренному человеку; Отец выражает ему свое благоволение!
III. Лук.3:21-23. В стихах 19,20 своего рассказа Лука добавляет, что Иоанн креститель брошен в темницу. Мы рассматриваем это событие хронологически. Должна же быть причина, которая привела его туда, где он находился.
Но сначала давайте рассмотрим крещение Иисуса. Как и у Марка, здесь нет возражений крестителя. А мы уже отмечали ранее причину этого: должна была исполниться вся справедливость.
Галилея народов упоминается неточно. Спасение идет от иудеев, и поэтому об этом упоминается в евангелии для иудеев для их посрамления, ибо они отвергли того, кто пришел спасти их. Когда это опускается в евангелии для язычников, то так происходит потому, что они не должны думать о себе выше, чем надлежит, и не должно быть чванливости по отношению к избранному народу. Как хорошо подходит все это для благочестивого и восхищенного сердца.
Только Лука описывает сошествие Святого Духа в телесном виде, как голубь, на него. Один из святых Господа замечает по этому поводу: "Кажется, что впечатляющая мысль содержится в том, что Дух Бога нашел свое осязаемое воплощение в Иисусе в том, как Он отмечает человека. Если мы хотим понять, что такое человек, отмеченный Духом, то нам следует посмотреть на Иисуса: это выразилось у него в телесном воплощении".
Следующим признаком этого евангелия является то, что только здесь упоминается, что Иисус молился, будучи зависимым человеком. Итак, Иисус Христос, Сын Бога и смиренный человек, достигший тридцати лет (и об этом упоминается только у Луки), готов приступить к своему общественному служению.

17. Искушение в пустыне (Марк.1:12.13; Матф.4:1-11; Лук.4:1-13)

I. Марк (1:12.13) сообщает нам историю искушения в двух стихах по сравнению с одиннадцатью у Матфея и тринадцатью у Луки. Для него важно в первую очередь то, что Иисус находится в центре вселенной: павшие существа (сатана), земные существа (дикие звери) и небесные существа (ангелы служения) все проявляют свой интерес к этому Сыну человека.
Только Марк использует слово "ведет", а не "возведен", как мы это встречаем у Матфея и Луки. Святая человеческая душа Иисуса страшилась встречи с князем тьмы. У Марка и Луки мы читаем, что Иисус подвергался искушению в пустыне целых сорок дней. И опять только Марк добавляет, что Иисус был среди диких зверей. В двух этих стихах нам дается краткое обобщение того, насколько великим был в действительности этот униженный слуга: это господин над землей, небом и адом.
Мы могли бы добавить, что искушение в течение сорока дней, о котором говорят как Марк, так и Лука, есть особое, сверхчеловеческое искушение нашего Господа, а не то, чему подвергаемся обычно мы, люди. Разве могли бы мы попасть в обстоятельства, которые представляются нам по истечении сорока дней?
Матфей описывает то, что обычно встречается человеку: после сорока дней его поста пришел сатана, чтобы искушать.
II. Матф.4:1-11. Здесь искушение, кажется, вырастает из действительных обстоятельств, которые может переносить обычный человек, после того, как Он постился сорок дней, Он проголодался. Другие авторы говорят нам, что искушение длилось все время, пока Господь был в пустыне. На самом деле мы можем сказать еще больше: у Матфея мы видим, что наш Господь не только прошел сквозь все эти сорок дней, но и через то, что завершало их в конце, о чем нам сообщается в деталях!
Иисус постился сорок дней, чтобы противостоять сатане; Моисей и Илия постились, чтобы противостоять Богу! Теперь о последовательности искушения: Матфей указывает нам временную и домостроительную последовательность, а Лука представляет нам духовную последовательность. Таким образом, мы имеем следующее:
1. Первое искушение: оно касается личностных и физических потребностей. Сам Иисус подтверждает здесь, что Он человек, когда отвечает: "Не хлебом одним будет жить человек". Это обращение сатаны к естественным потребностям должно было привести его к тому, чтобы Он покинул место зависимости как истинный человек, потому что Он использовал бы для этого власть, какой не дано человеку. Поэтому Иисус показывает нам своим ответом, что есть послушание, зависимость и общность.
2. Второе искушение мы можем назвать духовно-религиозным, так как оно направлено на духовное ощущение.
Здесь Матфей следует исторической последовательности; это можно заключить из применения слова "потом", которым начинается второе искушение в стихе 5. Третье искушение начинается со слова "опять" (ст.8) и заканчивается заключительным повелеванием Господа: "Отойди от Меня, сатана", после чего сатана должен отступить.
Но нам хотелось бы вернуться к описанию фактов. Сатана неверно цитирует здесь место из Библии (ср. Пс.91:11), касающееся Мессии. Господь Иисус не отрицает, что Он Мессия.
У Луки это третье искушение, которое мы попытаемся позднее объяснить. На самом деле Лука передает их в порядке значимости, начиная от природного искушения к светскому и, наконец, к религиозному.
Кто-то заметил по этому поводу: "Духовное искушение для святого гораздо более тоньше и глубже, чем то, что связано с мирскими потребностями или желаниями".
3. Третье искушение касается душевных ощущений; оно пытается пробудить в грешном, человеке мирские страсти. Насколько же ослеплен сатана, если он обращается с таким искушением к святой личности! Это искушение направлено на Иисуса Христа не как на Мессию, а как на простого человека. Но Он больше, чем простой человек: Он Сын Бога, и, как таковой, Он будет господствовать над всеми царствами этого мира, однако во время правления его Отца, а не сатаны.
Иисус был здесь на земле во славу Бога. Он был зависимый человек и хотел принять царство только из рук Бога.
После этого Иисус запретил сатане: "Отойди... сатана". Сатана, конечно, был вынужден отойти после того, как этого потребовал от него Господь (Матф.4:11). Сатана не может удержать своей позиции и продолжать искушение. Только Матфей и Марк сообщают нам, что после искушений спустились ангелы и служили ему.
III. Лук.4:1-13. Как уже отмечено, Лука следует скорее традиционной последовательности, нежели исторической, что мы находим у Матфея. Делая так, он группирует искушения по возрастающей последовательности: природное, светское и духовное.
1. Первое искушение не требует никакого дальнейшего комментария, поскольку оно описывается здесь точно так же, как у Матфея.
2. Второе искушение у Матфея следует третьим. Причиной этого является то, что Лука пытается подчеркнуть духовную последовательность искушений. Здесь у нас на втором месте искушение светскими удовольствиями. Нам опять нет нужды комментировать значение искушения (мы сделали это в рассказе Матфея). Но мы хотим попытаться далее сказать кое-что о месте, которое оно здесь занимает. У Матфея мы находим слова "отойди... сатана" в конце искушения.
3. Третье искушение является искушением словом самого Бога, и оно стоит здесь на последнем месте. Подлинные слова, передаваемые Матфеем, гласят: "Отойди... сатана", а не "Уйди, сатана!" Отойди на место, которое тебе уготовано, в ад. (ср. слова Иисуса, сказанные Петру: "Отойди от Меня, сатана!" Иисус не хотел, чтобы Петр отправился на вечную погибель. Сатана был источником мысли, выраженной в словах Петра).
В самом деле, как бы мог сатана удержать свои позиции после того, как ему было сказано, что он должен уйти? Как же было ему все-таки позволено еще и дальше испытывать Христа тем, что он повел его в Иерусалим?
Если уж сатана не смог склонить Христа к тому, чтобы отвратить от слова Бога, как выясняется после искушения, то он пытается соблазнить его, используя слово Бога. Какое слепое невежество со стороны сатаны!
Сатана хотел бы возбудить в нем нетерпение при ожидании божественного срока и возбудить недоверие к мудрости Бога поисками более легкого пути, чем пути верных ему. Христос же хотел получить царство только после креста!
Так мы видим непревзойденную мудрость Святого Духа, побудившего Луку поставить второе искушение на последнее место, хотя подлинно историческая последовательность соблюдается у Матфея. Но намерение Духа таково, чтобы, благодаря всем четырем евангелистам и их взаимодействию, отчетливо и во всей подлинной совокупности проявились совершенства Сына Бога.
Тенденция устранять такие различия, которая привела к чрезмерным бедам, встречается не только у переписчиков, но также и при нашем собственном небрежном чтении евангелий. Мы должны собрать воедино все, потому что все это стоит того, чтобы порадовать нас мыслью, которую добавил Дух Бога в сокровищницу, всякое благоухание (чтобы это выразить), которое Он сохранил нам на путях Иисуса. И такова на деле наша цель: продолжать дальнейшие рассуждения с помощью этих (признаем это) недостаточных заметок о замыслах Бога в различных изложениях четырех евангелий.

18. Свидетельство об Иисусе Иоанна крестителя (Иоан.1:19-34)

С самого пролога апостол Иоанн умалчивал обо всех событиях младенчества, детства и юности Иисуса. Это молчание находится в полном соответствии с замыслом Святого Духа в евангелии по Иоанну: свидетельствовать о вечном Сыне Бога, не имеющем ни начала, ни конца.
В первых восемнадцати стихах мы имеем свидетельство Бога-Отца о Сыне. Только Отец знает Сына, и только Сын знает Отца в самом глубоком смысле слова.
Но в стихах 19-34 Бог дает возможность и человеку представить свидетельство об Иисусе. Это для нас здесь очевидно. Рамки совершенно отличны от того, что мы имеем в других евангелиях: никакого упоминания о змеином отродье, нет секиры, положенной у корней, никакого предупреждения о грядущем суде, нет очистительного или неугасимого пламени, нет аскетизма в пище и одежде. Иоанн показан здесь не столько в присутствии народа,сколько в присутствии своего Господа и Спасителя. Какую совершенную красоту придает это смирение слуге; как чудесно величие вечного Сына, которого мы здесь видим!
Это воистину евангелие величия его священной личности, на которую мы взираем, славы как единородного от Отца, исполненного милости и правды.
"Я не Христос" это характеристика свидетельства Иоанна. "Вот Агнец Божий". Он один имеет значение!
Примечательно, как кратки его ответы священникам и левитам. Когда он говорит о самом себе, то отвечает, что он не Христос. Он не дает никакой рекомендации Иисусу, просто признает, что недостоин его. Он знал, кем был Христос.
В своем свидетельстве ученикам Иоанн говорит больше: Христос Агнец Бога и тот, кто крещен Святым Духом. Как мы видели, в этом едины и об этом сообщают все евангелисты.
Здесь перед нами не один из нас, принявший крещение, а тот, кто крестит. Надо отметить, что первые четыре главы евангелия по Иоанну касаются личности Христа перед его общественным служением. Начало его служения в Галилее мы, как увидим позже, зафиксировано у Матфея в гл.4:12; у Марка в гл.1:14; у Луки в гл.4:14 и т.д.
Здесь Иоанн креститель еще не брошен в темницу. Матфей, Марк и Лука начинают с описания общественного служения нашего Господа в тот момент, когда Иоанн креститель был брошен в темницу.
Избрание первых учеников, превращение воды в вино и первое очищение храма открывают все его величие как начало чудес перед его общественным служением в Галилее. Он действует с полным сознанием, что Он Бог. Он "увидел" Нафанаила под смоковницей.
Поэтому Иоанн креститель заканчивает: "И я видел и засвидетельствовал, что Сей есть Сын Божий" (1:34).

19. Первые ученики Иисуса (Иоан.1:35-51)

Здесь перед нами представлен образ Христа как центра притяжения для истинных учеников. Это вовсе не официальное предназначение учеников. Об этом позднее мы найдем упоминание у Матфея (4:12), Марка (1:14) и Луки (3:19,20), когда Он начнет свое служение в Галилее.
Здесь мы видим следующее выражение желания двух учеников: быть с ним. Христос представляется этим людям. Об этом, кроме как у Иоанна, мы не прочтем ни в каком другом евангелии. Евангелие по Иоанну показывает нам, что ученики знали Господа Иисуса задолго до их настоящего призвания. Вывод: для Христа одно дело самому открыться другой душе, а другое дело сделать эту душу ловцом людей.
Простая, спасительная вера в Господа Иисуса совсем не то же самое, что слышать призыв Христа покинуть все и делать его дело! Так, здесь мы видим подоплеку для дальнейшего призвания Христом.

20. Брак в Кане (Иоан.2:1-12)

Нам нельзя забывать, что только Иоанн дает небольшие пояснения к тому, как Христос служил до начала своего общественного появления на людях в Галилее здесь и там.
Об этом Иоанн говорит так: это начало его чудес (ст.11).
Иисус действительно Бог; Он есть Бог творения. Он являет Нафанаилу свое всеведение, а здесь, в Кане, Он являет свое всемогущество.
Это обстоятельство может также указать на тот момент времени в будущем, когда всем откроется Христос во славе, когда Он придет как Сын человека, чтобы судить и осуществить свое тысячелетнее господство на земле. Все это характерно для данного евангелия о славе Сына Бога.

21. Первое очищение храма (Иоан.2:13-25)

Мы все еще находимся во времени до общественного служения Христа, которое Он начнет, когда Иоанн креститель будет брошен в темницу. Поэтому ни одно из остальных евангелий не может говорить по поводу такого (и последующих) события, как Иисус и Никодим; и это есть дальнейшее свидетельство Иоанна крестителя о Господе Иисусе.
Интересно и поучительно узнать, что, тогда как другие евангелисты сообщают о последнем посещении храма Христом, только Иоанн говорит о его первом посещении.
Иоанн называет пасху "Пасхой Иудейской". Их праздники уже не были праздниками Бога, но были их собственными праздниками. Христос пришел к своим и был отвергнут где же еще Он мог находиться, как не вне их обрядов? Если ты отвергаешь его как Спасителя, то Он станет твоим судьей. То, что мы наблюдаем здесь, является моментом будущего служения Христа: "Не будет более ни одного Хананея [или торговца] в доме Господа Саваофа в тот день" (Зах.14:21).
Дом Бога среди людей на земле, возведенный храм, вскоре пришел бы в запустение. Подлинная святость осуществится лишь в лице Сына-Еммануила. Это первое очищение являет картину будущего суда, который приготовит путь славе Сына человека. Бич из веревок указывает на гнев Господа. Когда Он придет опять, настанет великий день его гнева, гнева Агнца (ср. Откр.6:16).

22. Иисис и Никодим (Иоан.3:1-21)

Среди того, что имеет первостепенное значение, рассмотрим некоторые чудеса, которые мы могли бы назвать чудесами грядущего царства, сначала его пришествие с судом, а потом его блаженства, о которых свидетельствует вино в Кане.
Очень кстати здесь Святой Дух рассматривает вопрос: каков путь, чтобы войти в царство Бога? Согласно этому, только здесь представлена история Никодима и значение нового рождения. Никодим видел чудеса и знамения, но царства он еще не видел.

23. Иисус крестит в Иудее (Иоан.3:22)

Здесь мельком изображается то, что случилось до начала общественной деятельности Христа.

24. Последнее свидетельство Иоанна крестителя (Иоан.3:23-36)

Здесь мы видим доказательство того, что общественное служение Христа еще не началось: "Ибо Иоанн еще не был заключен в темницу" (ст.24).
Иоанн объясняет свое собственное умаление пред Христом: "Мне [должно] умаляться". И от того, отклоняет человек свидетельство Иоанна крестителя или принимает, зависит будет ли он навеки спасен или навеки проклят.

Глава 3. Служение в Галилее для народа

25. Христос отправляется в Галилею (Марк.1:14; Матф.4:12; 14:3-5; Лук.4:14; 3:19,20; Иоан.4:1-3)

I. Марк.1:14. Во всех четырех евангелиях мы читаем, что Господь Иисус пошел в Галилею непосредственно после того, как Иоанн креститель был заключен в темницу.
Все евангелия, кажется, единодушны в том, что с пленения Иоанна начинается общественное служение Иисуса в Галилее. Мы уже отмечали в разделе под заголовком "Крещение Иисуса в Иордане", насколько значительно то, что Иисус начинает свое общественное служение. У Марка это излагается до конца главы 10. Марк говорит:
1. Иисус пришел в Галилею (1:14).
2. Иродиада хотела умертвить Иоанна (6:19).
3. Она не смогла это сделать, потому что Ирод боялся Иоанна (6:20).
4. Иоанн был праведный и святой муж (6:20).
5. И только Марк замечает об Ироде: "Многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его" (6:20).
Хотя в гл.1:14 упоминается о заключении Иоанна в темницу, только в гл.6:17-20 мы находим дальнейшее подробное замечание о той очевидной причине, почему его бросили в темницу. Матфей и Лука также говорят о причине, почему это произошло. Однако Иоанн, автор евангелия, умалчивает об этом.
Как раз в тот час, когда мир, воплощенный в Ироде, показал свою враждебность по отношению к предвестнику Мессии, на первый план выступил сам учитель, чтобы бесстрашно свидетельствовать о любви Бога.
Когда миру удалось заставить замолчать свидетеля, Христос начал там, где должен был закончить Иоанн, и провозгласил, что приблизилось царство Бога: "Покайтесь и веруйте в Евангелие".
У Марка мы находим поэтому сначала слова Иисуса, затем его дела. У Иоанна мы видели "начало" его чудес.
II. Матфей (4:12; 14:3-5) четко поясняет: "Услышав же Иисус, что Иоанн отдан под стражу, удалился в Галилею" (4:12). Это полностью совпадает с тем, что написано в других евангелиях. Об этом повторяется четырежды так Святой Дух делает ударение на данном факте.
Итак, мы признаем, что Матфей говорит:
1. Иисус вернулся в Галилею (4:12).
2. Ирод хотел умертвить Иоанна крестителя (14:5).
3. Ирод боялся народа (14:5).
4. Иоанн был пророком (14:5).
В главе 14:3-5 Матфей, как Марк, продолжает сообщать нам подробности о том, почему Иоанн был брошен в темницу. Более того, он сообщает нам причину того, почему об этом упоминается в обоих евангелиях, гораздо глубже: совесть Ирода была неспокойна он был убийцей.
В главе 4 это было историческим фактом, а в главе 14 это стало уже историей.
III. Лук.4:14; 3:19,20. Здесь мы обнаруживаем интересные отличия от других евангелий в том факте, что Лука сообщает о событиях не во временной последовательности! Он сначала дает гл.3:19,20, которая должна была бы стоять после гл.4:14.
По этому поводу У.Келли замечает: "Таков метод многих историков, считающихся самыми лучшими, излагать факты не просто как летописец. Они предпочитают группировать факты, чтобы, таким образом, выявить скрытые причины и следствия, даже если их совершенно нельзя предположить, и они четко и ярко могут выделить одним словом все то, что кажется им значительным".
Так, Лука, после того, как он представил Иоанна, не думает о том, чтобы прервать свое пространное повествование о нашем Господе, тогда как обращение к посланцам Иоанна подходит для изображения другой темы. Хронологическая последовательность должна здесь уступить более важным требованиям.
Если мы сравним Луку с другими евангелистами, то отметим, что он говорит:
1. Иисус вернулся в Галилею (4:14).
2. Ирод сделал злое дело (3:19).
IV. Иоанн (4:1-3) показывает нам, как Господь Иисус покидает Иерусалим и находится на пути в Галилею. Иоанн сообщает нам и другую причину, почему Он идет в Галилею, а именно: ревность фарисеев к его делу с самого начала Иисус был ими отвергнут. Он пришел к своим, но они его не приняли. Он направится к другим овцам, которых ему тоже следует пасти.
На его пути в Галилею мы видим то, что можно назвать его служением в Самарии; оно продолжается от 4 до 42 стиха! Поэтому начало нашей главы говорит как о подоплеке и причинах того, почему Он пошел в Галилею, так и о том, что произошло на пути в Галилею. И поскольку это так характерно для данного евангелия, то позволяет нам глубже заглянуть в те события, что произошли на самом деле.
Иоанн рассказывает нам:
1. Иисус снова пошел в Галилею.
2. Вообще ничего об Ироде!

26. Самарянка (Иоан.4:4-42)

Только Иоанн сообщает нам подробности того, что случилось после ухода Иисуса в Галилею и на его пути туда. На своем пути в Галилею Он встречает самарянку!
В этом евангелии о божественности Христа мы видим его как подлинного человека. Усталый и отвергнутый, Он находится за пределами Иерусалима и его внешней религиозности у колодца в Сихари. Но Он не испытывает усталости в своей любви не только к отверженным в доме Израиля, но и к тем, кто находится вне его. Предметом этого евангелия является Христос для мира. Бесконечный и божественный Спаситель не может ограничиться одним народом. В евангелии по Иоанну мы находим перечень бесед и действий Иисуса с отдельными лицами или группами лиц по спорным темам. Мы ни разу не прочтем, что Он проповедует формально, как в нагорной проповеди. Таким образом, здесь перед нами то, что свойственно данному евангелию. Иисус Христос, истинный Бог и подлинный человек, в беседе с личностью, находящейся вне иудейского закона, отверженной!

27. Иисус открыто проповедует в Галилее (Марк.1:14.15; Матф.4:17; Лук.4:14.15; Иоан.4:43-45)

I. Марк (1:14,15) рассказывает нам, что Иисус проповедует евангелие. Наш перевод здесь ошибается, добавляя слова "Царствия Божия". У Матфея это заимствованное добавление, которое в евангелии полностью соответствует действительности.
II. Матфей (4:17) говорит: "С того времени", то есть начиная со взятия под стражу Иоанна крестителя. Это было, как мы видели, знамением, с которым Он начал проповедь царства небес. Он показывает иудеям царство небес как нечто, соответствующее высказываниям их пророков.
III. В гл.4:14 Лука начинает с того, что Иисус в силе духа вернулся в Галилею, и его повествование продолжается: "И разнеслась молва о Нем". Мы остановимся на конце стиха 15, ибо между 15 и 16 стихами происходит событие, о котором упоминает Иоанн в гл.4:46-54, история об исцелении сына царедворца. Действительно, Иисус еще не пришел в Назарет.
IV. Иоанн (4:43-45) подробно рассказывает нам, что Христос после двух дней в Самарии пошел далее в Галилею. Кроме того, Иоанн дает нам также знать, что Иисус сделал многое в Иерусалиме еще до своего прихода в Галилею.
Он оставил Иерусалим и обратился к тем, кто был презираем иудеями.

28. Исцеление сына царедворца (Иоан.4:46-54)

Иоанн замечает: "Иисус опять пришел в Кану Галилейскую". Иоанн, единственный из четырех евангелистов, сообщает нам эту поразительную историю об отчаявшемся царедворце. Нам следовало бы все же спросить: "Почему?"
До этого момента перед нами был Иисус, отошедший в Галилею и идущий туда. Здесь, в начале его общественного служения, нам явлено то, что мы можем назвать его вторым чудом.
Чтобы дать читателю представление о временной последовательности чудес, совершенных Иисусом, мы представим их в следующем обзоре:
1. Превращение воды в вино Иоан.2:9.
2. Исцеление сына царедворца Иоан.4:46.
3. Чудесная ловля рыбы Лук.5:6.
4. Одержимый нечистым духом в синагоге (первое чудо в субботу) Марк.1:26; Лук.4:35.
5. Теща Петра (второе чудо в субботу) Матф.8:14; Марк.1:30; Лук.4:38.
6. Очищение прокаженного Матф.8:8; Марк.1:41; Лук.5:13.
7. Исцеление расслабленного Матф.9:2; Марк.2:3; Лук.5:18.
8. Больной у купальни в Вифезде (третье чудо в субботу) Иоан.5:1-17.
9. Сухая рука (четвертое чудо в субботу) Матф.12:10; Марк.3:1; Лук.6:6.
10. Слуга сотника Матф.8:5-13; Лук.7:2.
11. Сын вдовы в Наине Лук.7:11-17.
12. Одержимый бесами Матф.12:22; Марк.3:20-30; Лук.11:14-26.
13. Укрощение бури Матф.8:26; Марк.4:39; Лук.8:24.
14. Одержимый бесами в Гадарине Матф.8:28; Марк.5:1; Лук.8:26.
15. Воскрешение дочери Иаира Матф.9:18; Марк.5:42; Лук.8:41.
16. Два слепца Матф.9:27.
17. Изгнание беса из немого Матф.9:32.
18. Насыщение 5000 Матф.14:15; Марк.6:41; Лук.9:12; Иоан.6:5.
19. Иисус идет по морю Матф.14:25; Марк.6:49; Иоан.6:19.
20. Исцеление дочери хананеянки Матф.15:22; Марк.7:25.
21. Исцеление народа Матф.15:29-31; Марк.7:31-37.
22. Насыщение 4000 Матф.15:32; Марк.8:8.
23. Слепой в Вифсаиде Марк.8:23.
24. Исцеление бесноватого Матф.17:14; Марк.9:26; Лук.9:37.
25. Дань на храм Матф.17:24.
26. Слепорожденный (пятое чудо в субботу) Иоан.9.
27. Исцеление женщины (шестое чудо в субботу) Лук.13:11.
28. Страдающий водяной болезнью Лук.14:2-4.
29. Исцеление десяти прокаженных Лук.17:12-19.
30. Слепой в Иерихоне Матф.20:30; Марк.10:46; Лук.18:35-43.
31. Воскрешение Лазаря Иоан.11.
32. Проклятие смоковницы Матф.21:19; Марк.11: 21.
33. Исцеление раба (Малха) Лук.22:51.
34. Вторая чудесная ловля рыбы Иоан.21:6.
Здесь, в Иоан.4:54, описывается второе чудо Иисуса. Первое произошло в Кане; это же касается человека из Капернаума. Иудея отвергла его, но Галилея, кажется, готова принять его.
Мы находим в этом царедворце, вероятно, образ Израиля, бывшего долгое время царедворцем мира. Его состояние, как его характеризует Господь, такое же, как у Израиля: "Вы не уверуете, если не увидите знамений и чудес". Так, Израиль в крайней нужде обращается к Богу. Город упущенных возможностей, Капернаум, является вслед за Каной местом утешения.
Как мы видим, Иоанн единственный из евангелистов, изображающий события в Иерусалиме, тогда как все другие евангелисты были заняты делами Иисуса в Галилее.
Итак, мы видим, что Христос начинает (в евангелии по Иоанну) свое служение в Кане. А в евангелии по Луке в Назарете.

29. Первое отверженце Иисуса в Назарете (Лук.4:16-30)

"И пришел в Назарет", сообщает Лука. Решающим моментом в евангелии по Матфею является то, что Иисус покидает Назарет и живет в Капернауме. Лука рассказывает нам о первом отвержении Христа в том самом месте, где Он был взращен! Здесь они спрашивали: "Не Иосифов ли это сын?"
Истинный человек был в то время и в том месте сосудом милости Бога на этой земле. Где же еще мы могли бы увидеть это утверждение о нем, подлинном человеке, как не в евангелии по Луке, особенность которого состоит именно в этом? Такова тема всего евангелия. Господь поясняет здесь причину "помазания". Он приходит и проповедует бедным благую весть. Но тогда, как пророк продолжает: "День мщения Бога нашего" (Ис.61,2), Господь обрывает фразу посередине. Суд все еще отодвигается.
Даже если они и удивляются словам благодати из уст сына Иосифа, они им не нужны и для чего были бы нужны чудеса, как не для того, чтобы подтвердить злобу и ожесточение их сердец! Они отвергают его, его слова и его дела! Все это уже намек на то, что сделает с ним весь народ. Итак, отвергнутый Мессия продолжает свое служение и отправляется в Капернаум.
Примечание: мы твердо убеждены, что оба сообщения, Матфея и Луки, одинаково правдивы, хотя и различны; но кто может сказать, что они идентичны или что у Духа Бога не было своей собственной священной и достойной похвалы причины придать обоим местам первоочередность?

30. Иисус идет в Капернаум (Матф.4:13-16; Лук.4:31)

I. Матфей (4:13-16) не сообщает нам о том, что его отвергли в Назарете, и два других евангелиста тоже не делают этого. Действительно, мы уже указывали на это, акцент здесь делается на то, что Иисус покидает Назарет (причины этого не указываются), чтобы пойти в Капернаум. Причина, почему Он идет в Капернаум, очевидна из таких слов: "Да сбудется реченное через пророка Исаию". И еще у нас есть цитата из Ис.9:1,2, цитата, которую можно найти только у Матфея. Все это находится во взаимосвязи с предметом рассказа Матфея: исполнение пророчеств о Мессии.
Поэтому мы уже видели в разделе под заголовком "Иисус открыто проповедует в Галилее", что Иисус пошел в Капернаум, чтобы проповедовать царство небес. Это также полностью согласуется с пророками.
II. Лука (4,31) отмечает приход Иисуса в Капернаум как естественное следствие того, что мы уже рассматривали: его отвергли в Назарете.

31. Четверо учеников призваны публично (Марк.1:16-20; Матф.4:18-22; Лук.5:1-11)

Марк и Матфей единодушны в своем замечании, что ученики забросили сеть в море, а Лука говорит, что они мыли свои сети. Марк и Матфей продолжают: они чинили свои сети. Лука же об этом умалчивает. Только Марк рассказывает нам, что в лодке были и работники, что свидетельствует об определенном богатстве и проливает свет на тот факт, что братья Зеведея не были оставлены вовсе без помощи. Лука сообщает много других подробностей. До них мы скоро дойдем.
I. Марк.1:16-20. Читатель вспомнит замечания в разделе 19."Первые ученики Иисуса" (Иоан.1:35-51), из которых мы заключили, что то, что мы видим здесь, не является первой встречей нашего Господа с ними. Они уже давно знали и уверовали в него.
Дело в том, что Господь взывает в своей отверженности и заботится о том, чтобы его голос услышали (и ответили на него) эти четверо мужчин и другие. Теперь мы можем понять, почему они "тотчас" бросили свои сети и последовали за ним они знали, кто Он был! Он позаботится об их отце и их семьях!
У Матфея и Марка четверо рыбаков призываются из своих лодок; у Луки мы видим только личное призвание Симона, но все последовали за Господом Иисусом, когда пристали к берегу.
Далее мы встречаем в евангелии по Марку, что Петр и Андрей были призваны раньше Иакова и Иоанна. Разве это противоречит евангелию по Иоанну? Конечно, нет!
В этом евангелии, показывающем нам Христа как совершенного слугу, мы находим, что здесь выделяется призыв к работе, в то время как последовательность в евангелии по Иоанну более личностная. Мы можем различать личное призвание у Иоанна и служебное призвание (или призвание на службу) у Марка. Давайте остановимся и полюбуемся той удивительной манерой, в которой Дух Бога создал этот прекрасный порядок.
II. Матфей (4:18-22) сообщает здесь почти то же самое, что и Марк, и это уже было отмечено в достаточной степени.
III. Лук.5:1-11. Этот рассказ более подробен. Наш евангелист больше касается сопутствующих обстоятельств призвания ученика на служение; мы слышим, как наш Господь лично занимается Симоном Петром.
Следовательно, в этом рассказе мы находим гораздо больше подробностей о Симоне: он упорно работал целую ночь; он разочарован, что ничего не поймал; он тотчас же повинуется повелению Иисуса опустить сеть. Он крайне удивлен чудесному улову. Он признает себя грешным человеком и полностью вверяет себя Господу все это очень живо описано Лукой.
Здесь душа находится в присутствии того, кто есть свет, кто знает ее вдоль и поперек. Но это вызывает не страх, а еще более сильную потребность быть с Господом Иисусом. Таким образом, Петр знакомится с Господом и объединяется с Христом в его благовествовании благодати для людей.

32. Чудеса, совершенные в Капернауме (Марк.1:21-34; Матф.8:14-17; Лук.4:31-41)

А. Нечистый дух
I. Марк (1:21-28) сразу же показывает нам цель послания Иисуса:
1. Он учил их.
2. Он пришел, чтобы отнять власть у сатаны. Таково здесь первое сильное воздействие, являющееся основой благовествования земли: сатану следует прогнать.
Христос являет здесь чудеса "будущего века" (см. Евр.6:5), и власть сатаны оказывается сломленной.
Сцена разыгрывается в синагоге, и здесь, среди народа Бога, находится нечистый дух: как он кричал громким голосом, прежде чем вышел! Лука, обычно описывающий все со многими подробностями, опускает этот факт, но добавляет, что бедный человек не пострадал.
Неистовый крик выходящего духа показывает бессилие сатаны и его воинства в присутствии смиренного слуги Бога.
II. Мы прервали рассказ Луки на стихе 31, но мы еще не совсем закончили этот стих. По времени сначала идет призвание учеников, которых мы видим теперь в его сопровождении, когда Он входит с ними в синагогу, а позже в дом Петра.
Бедный человек в синагоге одержим нечистым духом и неспособен поэтому на служение Богу и людям.
Но посланный Богом человек угрожает власти сатаны над ближним какое снисхождение! И вот перед нами следующая сцена после того, как Он доказал своим могущественным поступком, что Он может уничтожить врага, не в синагоге, а в доме, в доме Петра.
Б. Теща Петра
I. Марк (1:29-34) просто рассказывает нам, что она лежала в горячке, что ученики рассказали ему о ней, что Он взял ее за руку и поднял и что она им служила.
II. Лука же говорит, что это была сильная горячка, и они попросили его за нее, что Иисус пришел и запретил горячке (очевидно, вызванной дьяволом) и что она вскоре встала, и у нее было достаточно сил и энергии, чтобы служить им.
III. Матфей (8:14-17) говорит, что Иисус сам увидел тещу Петра (мы же убеждены, что ему рассказали о ней). У Марка все происходит очень человечно, как будто Господь Иисус не все знал. В величественном евангелии же Мессии Господу ничего не нужно говорить; Он знает о ее болезни, просто приходит и касается ее. Этого достаточно, чтобы она могла встать и служить ему. В этом евангелии Иисус выступает как не имеющий себе равных. Здесь есть дистанция, как мы уже заметили в предыдущих рассуждениях.
Но читателю следует направить свое внимание на что-нибудь такое, что наиболее важно: мы перескочим через весь рассказ от гл.4:22 до гл.8:13. Но зачем?
Матфей прекращает здесь последовательность событий во времени и предпочитает духовную последовательность. Исцеление прокаженного (8:1-4) и исцеление слуги сотника из народа (8:5-13) действительно произошли после того, как Иисус вошел в дом Петра. Но Святой Дух поместил это из благих намерений там, где об этом и говорится.
При исцелении тещи Петра мы видим, что Иисус исцеляет прикосновением. Он лично присутствует там. То же самое и в случае с прокаженным.
Но в случае со слугой сотника мы видим, как Он лечит, не находясь лично у больного. В этом заключается причина, как мы полагаем, отхода от последовательности во времени и отдания предпочтения духовной последовательности.
Это прикосновение убеждает нас в том, что мы увидим Господа еще раз, вернувшегося в Израиль (отвергшего его с самого начала); излечение всех видов болезней вместе со ссылкой на Исаию (Он пришел, чтобы исполнить пророчества) приводит нас к следующему месту действия. В итоге мы видим Господа Иисуса в Матф.8 как:
а) Сына Бога (в случае исцеления прокаженного), поскольку излечение проказы было в Израиле неизвестно; проказа есть состояние, с которым мог справиться только Сын Бога;
б) Сына Авраама в контакте с верующими из народа, так как духовное родство с Авраамом делает любого его сыном;
в) Мессию, выступающего за естественное родство, как говорится в рассказе о теще Петра. Такая связь отвергалась, и это состояние продолжается во все время существования церкви. Но эта связь в будущем восстановится. Об этом говорит событие, представляемое нам; и мы без труда можем понять, почему Святой Дух предпочел отметить это сейчас, а не в соответствующем хронологической последовательности месте;
г) Сына человека, указывающего на правление Иисуса как царя в тысячелетнем царстве, когда возродится Израиль и души из всех частей земли получат благословение. Об этом наглядно говорится в конце нашего рассказа: "Когда же настал вечер". Все три евангелиста упоминают об этом.
Примечание: в стихах 16 и 17 упоминаются больные и бесноватые. Власть сатаны, вызывающая страдания и бесноватость, демонстративно прекращается. Этот факт еще раз подчеркивается далее.
Марк говорит, что многие были исцелены.
Матфей говорит говорит, что все были исцелены.
Лука говорит, что каждый был исцелен.
Мы убеждены, что все три евангелиста правы в том, что они говорят. Когда Марк говорит, что многие были исцелены, мы думаем, что кто-то остался неисцеленным. Но, как подтверждают другие, Он исцелил всех, и их было много.

33. Иисус в первый раз идет через Галилею (Марк.1:35-39; Матф.4:23-25; Лук.4:42-44)

I. Марк 1,35-39. Служение, не опирающееся на глубокую молитву, не может быть ни действенным, ни энергичным. Как удивительно видеть в этом евангелии, говорящем о служении, что Сын Бога, как послушный и смиренный слуга, встает задолго до наступления дня для молитвы! Как хорошо это соответствует характеру евангелия! Только Марк говорит, что это было раннее утро. Лука же замечает: "Когда же настал день".
Но ведь есть разница между молитвой Господа и нашей молитвой. Его молитва есть общение, а не мольба. Это евангелие подчеркивает зависимость слуги от своего господина. "Каждое утро Он пробуждает, пробуждает ухо Мое, чтобы Я слушал, подобно учащимся" (Ис.50:4).
Марк дает нам знать, что Симон и другие ученики последовали за Господом в то место, где Он молился. Униженный слуга учит их своими действиями.
II. Матфей (4:23-25) ничего не говорит нам об этом событии. Но мы замечаем, что, в отличие от других евангелий, все учение Господа и все его деяния собраны здесь в трех стихах.
Об этом говорится до нагорной проповеди. Кроме того, мы читаем о все расширяющейся славе Иисуса, прошедшего по всей Сирии и многим дальним и ближним городам. Итак, после того, как все народы заметили его, даются характеристики царства. Здесь перед нами нравственная последовательность событий. Матфей присутствовал во время нагорной проповеди, и он знал, что случилось много позже того, что имело место в стихах 23-25 4-ой главы.
В этом евангелии перед нами царь; тот, к кому поступают просьбы. Поэтому то, что моление Иисуса опущено, полностью соответствует замыслу евангелия.
III. Лука (4:42-44) евангелист, сообщающий нам многое о молитвенной жизни Христа. В этом евангелии содержится по меньшей мере семь значительных обстоятельств, где мы видим Господа Иисуса в молитве. Это главы: 3:21; 5:16; 6:12; 9:18; 9:28,29; 11:1; 22:41-44.
Итак, мы видим, что это евангелие зависимого, молящегося человека и что это так характерно для него; Луке достаточно только заметить: "Когда же настал день, Он, выйдя из дома, пошел в пустынное место" конечно, чтобы помолиться!
В отличие от Марка наш евангелист замечает, что за ним последовали не только ученики, но "народ искал Его". А с какой целью? Они хотели его для себя; настолько притягательны были для них его чудеса. Однако Христу было недостаточно, что многие искали его для разных второстепенных надобностей; Он же искал всех людей в любом месте. Поэтому Лука продолжает: "...и другим городам". А Марк говорит: "Пойдем в ближние селения и города".
Примечание: Евангелие по Иоанну. Последнее, что мы видим у четвертого евангелиста, было излечение сына царедворца в конце главы 4.
У Иоанна мы не видим отверженного Христа в Назарете; нет его входа в Капернаум; нет призвания учеников, чудес в Капернауме, исцеления расслабленных; нет и призвания, как у Матфея. Иоанн связывает в своем евангелии исцеление сына царедворца непосредственно с исцелением больного у источника Вифезды.
Первые три евангелия показывают нам служение Христа в Галилее, в то время как евангелие по Иоанну часто показывает нам Господа в Иерусалиме.

34. Исцеление прокаженного (Марк.1:40-45; Матф.8:2-4; Лук.5:12-16)

I. Марк, Матфей и Лука придерживаются данного эпизода, Иоанн же не делает этого. Марк (1:40-45) сообщает нам множество подробностей и описывает их наиболее живо. Он говорит нам, что прокаженный приходит просить и преклоняет колени, в то время как Матфей просто отмечает, что он кланялся пред Иисусом, или поклонился ему. Лука добавляет, что он пал ниц и просил его.
Какая картина горя, отчаяния, безнадежности воистину, это картина растленности того, что есть в человеке.
Только Марк говорит о том, что Иисус умилосердился. Все три евангелиста замечают, что Иисус касается прокаженного, и все трое дают нам знать, что Иисус запретил ему кому-либо рассказывать об этом. Марк даже добавляет, что Он ему строго наказал об этом.
Как Марк, так и Лука показывают нам результат несоблюдения человеком слов Господа, чье целительство стало широко известно, так что к Иисусу приходили со всех сторон толпы любопытных людей, что вынудило его удалиться в пустынную местность.
И снова мы видим полное соответствие с евангелием по Луке: Он удалился, чтобы помолиться!
Читатель должен бы понять, что Марк передает здесь историческую последовательность, а Матфей и Лука оставляют ее и приспосабливают к своим целям.
II. Матф.8:2-4. Здесь мы делаем неожиданный скачок от гл.4:25 (пропуская всю нагорную проповедь) к гл.8:1, где читаем, что Иисус сошел с горы, где Он преподал свое учение о царстве Бога.
Для внимательного читателя очевидно, что в гл.8:2-4 перед нами предстает в точности то же самое, о чем пишет Марк в главе 1 и что мы уже рассмотрели.
Нам хотелось бы указать на то, что было сказано о значении связи этих событий у Матфея: пояснения к этому были сделаны в разделе под заголовком Чудеса, совершенные в Капернауме.
Еще несколько замечаний о евангелии по Матфею:
А. Весь народ Израиля изображается здесь через прокаженного, являющегося картиной его духовного состояния в присутствии Мессии. Иудеи знали, что никто, кроме Бога, не мог излечить проказу (4Цар.5:7).
Господь Иисус, воплотившийся Бог, стоит выше власти закона Он может коснуться этой проказы, не запятнав себя.
Однако еще не настало время устранения закона Моисея. Отсюда запрет Иисуса исцеленному человеку. Священник был вынужден признать божественную руку в этом достойном упоминания чуде.
Б. Мы видим, что Матфей изображает прокаженного в начале главы 8 и расслабленного в начале главы 9. Марк излагает факты так, как они произошли, и ничего не помещает между этими двумя случаями.
У одного (Матфея) грех рассматривается как весьма впечатляющая картина запятнанности, у другого (Марка) грех рассматривается как вина, сопровождаемая параличом, а глава 2 начинается сразу же с расслабленного.

35. Исцеление расслабленного (Марк.2:1-12; Матф.9:2-8; Лук.5:17-26)

I. Марк.2:1-12. После того, как Он ушел в пустынное место для молитвы, как информирует нас Лука (5:16), Господь Иисус возвращается в Капернаум. Натиск людей был огромным там совсем уже не было места, и как Марк, так и Лука замечают, что они не имели "возможности приблизиться к Нему" и не нашли, "где пронести его".
II. В сообщениях евангелистов об этом событии очень небольшие различия. Матфей замечает в заключении, что они боялись [Прим. ред.: в русском переводе Библии - "народ... удивился" (см. Матф.9:8)] (ср. Деян.2:43 и 5:11).
Здесь Спаситель был среди своего народа, однако Он предстает здесь и как Сын человека.

36. Призвание Левия и трапеза в его доме (Марк.2:13-17; Матф.9:9-13; Лук.5:27-29)

I. Марк (2:13-17) единственный, кто говорит нам, что Иисус вышел (из дома) и пошел к морю, и Он учил народ.
Как Марк, так и Лука называют Левия его иудейским именем; Марк добавляет, что он был сыном Алфея. Левий его первоначальное имя (означающее: связанный, зависимый) было его иудейским именем, а Матфей, сын Алфея (Алфей означает "верховный"), имя, принятое им (Матфей означает "дар Бога").
По нашему мнению, Марк, вероятно, хотел сказать о том, что милость Бога распространяется на народы (только Марк говорит о море) и что эта божественная милость выходит за рамки закона и объединяет иудеев и другие народы друг с другом.
II. Когда мы сравниваем евангелия по Марку и Луке, то устанавливаем, что призвание Левия произошло задолго до того, что описано у Матфея (9,9).
Причина того, что Матфей располагает эти события так, заключается в его намерении дать обширную (бытовую) картину пребывания нашего Господа на земле и последствий этого для Израиля. Так были соединены все факты, которые касаются временной слепоты и восстановления зрения о будущем. Матфеем руководит Дух Бога, дающий здесь ему имя, под которым он будет впредь известен как на земле, так и на небе.
Принимая приглашение Левия к трапезе в его доме, Иисус показывает, что проявляет милость во все большей мере Он ест вместе с мытарями и грешниками.
От Луки мы узнаем, что Левий сделал Иисусу угощение (ст.29). Это угощение произошло на самом деле после возвращения Иисуса из страны гадарян, о чем мы заключаем из рассказов Марка и Луки.
Если сравнивать с Матфеем, то кажется, что Марк отклоняется от обычной последовательности изложения! Угощение Левия должно было бы состояться где-то между 22 и 23 стихами.
Матфей оставляет некоторый промежуток времени между тем, что произошло в доме Левия, и спором относительно субботы, а Марк и Лука связывают эти события между собой.
Призвание Матфея (или Левия), по-видимому, исторически несколько удалено по времени от устроенной им трапезы. Каждый евангелист использует свой материал скорее для своей цели, чем чисто для хронологической последовательности. Связь между вопросом о субботе и устроением обрядности закона очевидна, и поэтому они излагаются последовательно друг за другом как у Луки, так и у Марка.

37. Вопрос о посте (Марк.2:18-22; Матф.9:14-17; Лук.5:30-39)

I. Марк.2:18-22. Вся сцена предназначена для имеющих уши для того, чтобы слышать о значительных переменах, которые должны были произойти в действиях Бога. Иисус являет новый характер путей Бога и несовместимость их с иудейством. Ни их внешняя форма, ни внутренняя сила не могут смешиваться со старыми делами: в царстве Бога будут действовать совершенно новые законы. Ветхая иудейская одежда (ст.21) и ветхие меха (ст.22) исчезают: новое вино требует новых мехов.
Речь шла не о латании ветхого, но о принятии нового. Попытка смешать новые формы и Дух царства Бога с ветхими формами иудаизма не привела бы ни к восстановлению иудаизма, ни к сохранению христианства, а только к закату того и другого.
Если мы сравним рассказы трех евангелистов, то обнаружим, что они звучат практически одинаково. Это указывает на значение данного раздела.
Только Лука добавляет: "Никто, пив старое вино, не захочет тотчас молодого; ибо говорит: старое лучше" (ст.39). Лука показывает этим упрямство человеческого сердца. Человек предпочитает скорее находиться под законом при всей его неясности, ненадежности и отчуждении от Бога, чем под бесконечно благостным милосердием Бога, обнаруживающимся в Христе.
Примечание: брат У.Келли в этой связи замечает: "Здесь обнаруживается одно из немногих, исключительно мудрых отклонений от хронологической последовательности евангелия по Марку, если вообще не единственное, ибо из гл.9,18 евангелия по Матфею могло бы показаться, что когда Господь говорил о вине и мехах, пришел Иаир по поводу своей дочери. А об этом мы узнаем лишь в главе 5 евангелия по Марку!"

38. Вопрос о субботе (Марк.2:23-28; Матф.12:1-8; Лук.6:1-5)

I. Марк.2:23-28. Так как эта тема также связана с большими переменами, произошедшими в правлении Бога, то мы видим, что Марк и Лука связывают вопрос о ветхой одежде и ветхих мехах с вопросом о субботе. Матфей тоже рассматривает его, но в другой связи.
Для иудеев суббота имела чрезвычайно большое значение, потому что с ней было связано все отношение к Спасителю. Рассказы трех евангелий почти полностью одинаковы, хотя у Матфея имеется несколько интересных отличий, которые мы рассмотрим попозже.
Для рассказа Марка свойственно упоминание им имени первосвященника Авиафара (в действительности же это ошибка переписчика, так как имя должно быть Ахимелех; ср. 1Цар.21:1). Ибо Марк обращается к римлянам, которые могли не знать иудейской истории, он приводит иное имя первосвященника; Матфей же, писавший для иудеев, о которых можно предположить, что они-то знали свою собственную историю, вообще опускает это имя в своем рассказе.
Кроме того, только Марк говорит нам: "Суббота для человека, а не человек для субботы" (ст.27). Этим он показывает снисходительность Бога к человеку, что является полной противоположностью восприятию фарисеев.
II. Матфей (12:1-8) единственный, кто говорит, что ученики "взалкали".
Христос оправдывает своих учеников, открывая ужасное состояние народа Бога. Неверием они отвергли того, кто есть господин субботы. Отвергнув его, они не могли больше сохранить и субботу.
Давид, как и Христос, помазанный царь, был отвергнут, и в этих условиях он взалкал, что указывает на упадок народа как такового. И священники в храме оказались несостоятельными. Давид занял место священника.
Кроме того, в стихах 5 и 6 евангелия по Матфею сообщается, что служение священников не прекращалось в субботу. Так, Христос показывает, что Израиль грешит, отвергая его. Но единственный, больший, чем храм и жертва, был среди них! О, если бы только они его познали!
Христос, как господин субботы, выше всего этого, и Он имел право отменить все ритуальные законы. С их стороны было чистейшим безумием и лицемерием отвергнуть свидетеля Бога и в то же время пытаться прославлять Бога.
Когда Матфей начинает со слов "в то время", то мы не должны понимать это так, что все непосредственно примыкает к событиям, описанным в главе 11. Нам следует посмотреть других евангелистов; что же случилось между ними?
Марк показывает нам, что эта сцена произошла намного раньше, и потому Матфей полностью исключает данное событие из своей исторической взаимосвязи и передает его нам в нравственной последовательности. Потому Матфей считает, что факт отвержения иудеями своего Мессии наиболее полно будет представлен в его рассказе.
Проникающий до глубины сценой исцеления больного в Вифезде Иоанн заключает эту тему перехода от старых форм, одежды и "мехов" иудаизма к новому "вину" христианства.

39. Исцелепие больного у кипальни Вифезда (Иоан.5:1-17)

Иоанн является единственным, кто сообщает нам об этом исцелении. Это произошло в Иерусалиме у купальни Вифезда ("дом милосердия") во время второй пасхи.
Здесь мы встречаемся с ним в Иерусалиме на "праздник Иудейский", да, на праздник иудеев, а вовсе не Спасителя. Он отстранился от всего этого; Он был отвергнут.
Вифезда свидетельствует о неспособности закона лечить грехи в старом завете нет помощи, и человек предоставлен только милости Бога. Отделенная от влияния неба, которое двигает водой, у этой купальни нет помысла о помощи.
Излечение больного происходило также и в субботу, и Иисус здесь говорит: "Отец Мой доныне делает, и Я делаю" (ст.17). Это согласуется с тем, что мы находили в других евангелиях: Он начало и господин субботы.

40. Исцеление сихорукого (Марк.3:1-6; Матф.12:9-14; Лук.6:6-11)

I. Марк.3:1-6. Это событие тоже связано с субботой. В этой сцене мы видим, насколько невежественным был народ по отношению к действительному значению субботы, которую он пытался почитать.
Теперь перед нами предстает не человек, который тридцать восемь лет был немощен, не случай с голодными учениками, свидетелями отвержения их господина, а следующий пример, характерный для состояния всего народа: сухая рука!
Лука говорит нам, что это была правая рука. Непригодная для службы, бессильная! И это состояние преобладает в синагоге. Закон и предания не могли помочь жалкому человеку. Но если закон и не мог лечить, то он не был, конечно, злом или орудием зла. Это был закон для того, чтобы творить не зло, а добро! Господь объявляет об этом здесь так очевидно, как только возможно. Он исцеляет человека своей божественной властью, чтобы свидетельствовать против них и обличать их злые мысли.
Марк сообщает нам, что "они молчали". Внутри они кипели от грешного гнева. И именно Марк говорит нам о священном гневе Господа.
II. Матф.12:9-14. У Матфея они задают вопрос: "Можно ли исцелять в субботы?" Об этом спрашивает не Иисус.
И защищает своих учеников не просто Иисус, а Иисус, делающий добро в субботу. Его намеревались обвинить. Он отвечает вопросом, и только Матфей сообщает об этом в стихах 11 и 12. Затем уже после того, как Он своими словами заставил замолчать (о чем сообщает нам Марк в стихе 4), Он еще больше заставил замолчать делом спасения.
В качестве резюме: в случае на засеянном поле Иисус убедил народ в их виновности, которая находилась в противоречии со святостью субботы. Далее Он очень метко открывает им в случае, рассматриваемом нами, свою готовность действовать ради их исцеления, даже в субботу. Таким образом, Господь в евангелии к иудеям обрывает свою связь с ними как с народом завета. Суббота же была знамением этого завета!
III. Лук.6:6-11. Какое различие между любовью Бога к людям и ненавистью религиозных вождей народа!
Любовь Бога к человеку побудила дать ему седьмой день как выходной. Но строгие формалисты сделали этот день непереносимым грузом для человека. Иисус, Сын Бога, может читать невысказанные мысли. Здесь это констатирует только Лука (ст.8): "Но, Он зная помышления их".
Вместе с Марком Лука пишет, что Иисус спрашивает, можно ли делать добро в субботу.
В противовес праведному гневу униженного слуги у Марка мы видим у Луки ужасающее состояние сердец религиозных вождей (ст.11): "Они же пришли в бешенство" (дословно: исполнились безумия).
Ими завладела одна единственная мысль: "Что нам делать с этим Иисусом?" Марк и Матфей сообщают нам их план "погубить Его"! Они не только отвергли его, но уже распяли его в своих сердцах.
Примечание: здесь мы начинаем новый раздел в деяниях Иисуса, длившийся примерно 12 месяцев. Его первое путешествие-проповедь (Марк.1:14-3:6) закончилось его отвержением, как мы только что установили. Но Он должен был исполнить писания и быть послушным вплоть до самой смерти, до смерти на кресте.

41. Исцеление множества народа в Галилее (Марк.3:7-12; Матф.12:15-21)

I. Марк.3:7-12. После того, как Он был отвергнут своими, к которым пришел, и они решили убить его, Он удалился к морю.
Если уж свои, к которым Он пришел, отвергли его, то Он обращается к народам, которых олицетворяет беспокойное море.
Действительно, весь этот отрывок (ст.7-12) из четырех евангелистов свойственен только Марку.
На берегу моря они теснили его все типы людей представлены здесь: невежественные галилеяне, избранные иудеи, гордые граждане Иерусалима, враждебные идумеяне и дикие бедуины. С другой стороны иродиане, хитрые торговцы из Тира и финикияне из Сидона.
Он пришел и к тем, и к другим! Они приходили к нему; и сколько их приходило, столько без исключения и излечивалось. Марк говорит, что они, уверовав, касались его. Так велика была его власть, что даже нечистые духи должны были признать, что этот смиренный слуга на самом деле есть Сын Бога.
II. Матф.12:15-21. Иисус, зная, что они отвергли его как своего Мессию, удалился от них на некоторое время. Но Он не прекращает оказывать милосердие тем, кто его просит.
Все, говорит Матфей, кто приходили к нему, исцелялись (ст.15). Иисус принял приговор народа отвержение. Он не пытался навязать себя им. На самом деле Он требовал от исцеленных, чтобы они не делали его известным. Он был любим Богом, его Отцом, и это прекрасно выясняется у Матфея по словам из Ис.42. Если даже народ не узнал его и отверг, то это было суждение Бога о своем возлюбленном, в котором его благоволение.
Какой упрек был заключен в этом для иудея, к которому особо были обращены такие слова в соответствии с целью данного евангелия!

42. Призвание двенадцати учеников (Марк.3:13-19; Матф.10:2-4; Лук.6:12-16)

I. Марк.3:13-19. После того, как Он отправился на берег моря, запретив тем, кого исцелил, говорить о нем, Он поднялся на гору. Это далеко от сокрытия света! Истинное служение имеет источник наверху, и для него совсем не нужно одобрение толпы. Господь удаляется от людей к Богу и призывает с собой без ограничения всех, кого Он хочет! Так как религиозные вожди отвергли Христа, теперь они отодвигаются в сторону как недостойные.
Новые вожди должны назначаться на царство, но сначала нужно, чтобы они были с ним, как говорит Марк в стихе 14, прежде чем они смогут быть посланы.
Способ их послания тоже различен в каждом евангелии.
Марк показывает нам, что каждый отдельный ученик должен ждать непосредственного руководства от своего учителя. Это подчеркивается употреблением соединительного союза "и", повторяемого 11 раз.
Матфей расставляет учеников попарно тем самым подчеркивая тот принцип, что двое лучше одного, а также, что среди слуг Господа важны собрание и сотрудничество.
Лука придерживается такого же порядка, что и Марк, но если мы обратим внимание на перечисление апостолов у Луки в Деяниях, то у нас получится сначала четыре, потом два раза два, а затем три. Это указывает на то, что тот факт, что существует личная ответственность слуги, не мешает ему сотрудничать с другими единомышленниками.
II. Лука (6:12-16), в полном соответствии с замыслом своего евангелия, изображает Сына Бога как зависимого человека, проводящего всю ночь в молитве (ст.12). Призвание двенадцати было подготовлено ночью молитвы. Так Христос показывает нам, как мы должны поступать, когда стоим перед важными решениями.

43. Нагорная проповедь (Матф.5:1-8:1; Лук.6:17-7:1)

I. Марк опускает всю нагорную проповедь и еще многое другое, что следует за призванием двенадцати, например, исцеление сына сотника, воскрешение сына вдовы из Наина, послание Иоанна крестителя Иисусу, жалобу Иисуса на города Капернаум, Хоразин, Вифсаиду, помазание Иисуса в доме фарисея и то, как Господь проповедует в Галилее и исцеляет больных.
Мы могли бы спросить себя, почему в рассказе Марка нагорная проповедь опущена. Это полностью соответствует замыслу Святого Духа в данном евангелии. Здесь Господь Иисус рассматривается не как царь, пришедший возродить свое царство и проповедующий теперь принципы этого царства, как у Матфея, здесь Иисус показан как униженный слуга. Поэтому здесь и не провозглашены принципы царства.
II. Матф.5:1-8:1. До сих пор иудеям было явлено, что Иисус есть их Мессия, через его дела среди них. Его дела и чудеса повсюду привлекали к нему внимание людей. Даже из-за грешницы, из Сирии, приходили они к нему.
Пришло время объявить принципы царства.
По нашему мнению, подобно тому, как ранее были собраны воедино чудеса, так и в главах 5:1-8:1 собраны речи Иисуса.
Нагорная проповедь, как мы считаем, была обязательно непрерывной длительной речью. Святой Дух составил эти речи, чтобы показать единство учения Христа и принципов царства Бога.
Мы можем только удивляться божественному автору, чью руку мы так отчетливо видим в божественном оформлении евангелий, что Он лично вдохновил каждого автора записывать только то, что наиболее передает замысел Бога в различных вариантах рассказах.
Конечно, Матфей знал, что эта нагорная проповедь, согласно главе 5, продолжалась долго, ибо он слушал ее сам. Однако он сообщает о призвании самого себя только в главе 9.
Эта проповедь приведена в главе 5 не для того, чтобы указать время, когда Иисус высказывал эти слова, а скорее для того, чтобы указать на внутреннюю смену, предстоявшую теперь: Христос и его царство были отвергнуты, теперь провозглашается царство небес. Таким образом, становится ясно, что нагорная проповедь не рассматривает спасение грешника. Иисус говорит со своими собственными учениками. Он говорит о блаженных, а не о грешниках.
III. Лук.6:17-7:1. После того, как Господь Иисус призвал двенадцать и посвятил их, Он сошел с ними (ст.17) на ровное место. Вместо того, чтобы оставаться на более высоком месте, где Он был ранее, Он произнес здесь то, что называется нагорной проповедью.
То, что эта речь была произнесена не сразу, как это может показаться у Матфея, вытекает из того факта, что в евангелии по Луке есть некоторые места из нее, идентичные соответствующим фактам у Матфея, но в которых Лука упоминает об особых обстоятельствах, послуживших поводом для этих речей. Лука соединяет воедино блаженства и горе (см. ст.24, 25, 26 и т.д.); Матфей же откладывает свое "горе" на более поздний срок.
Лука говорит: "Блаженны вы [нищие]", а у Матфея говорится: "Блаженны нищие". Различие очевидно: рассказ Луки это личное слово, обращенное к богобоязненным овцам, окружающим Иисуса, послание, идущее непосредственно к сердцам. Матфей же пишет в обобщающем смысле.
У Луки опущены милостивые, чистые, миротворцы и кроткие. Причина этого, возможно, кроется в том, что рассказ Луки дается непосредственно так, как будто Иисус взирал на личность или личности, стоявшие тогда пред ним, и высказывал определенное и личное благословение.
Кроме того, Лука опускает изгнанных за правду. Причина заключается в том, как мы полагаем, что у Луки все преследования рассматриваются как гонения "за Сына Человеческого" (ст.22).
Несомненно, Господу задавали много вопросов, это ясно вытекает из того, что Лука сообщает в своем рассказе, и на эти вопросы Господь отвечает в своей речи постепенно.
Так, мы видим, что по сравнению с рассказом Матфея Лука опускает, сокращает или добавляет в зависимости от того, как все это соответствует замыслу его евангелия. Например, Лука дополняет гл.6:22,24,26,34,35,38,40,45 и т.д.
IV. Иоанн. Хотя у Иоанна, как и у Марка, нет рассказа о речи, известной под названием "нагорная проповедь", в его евангелии приведены пять других речей: Иоан.5:19-47; 6:26-59; 7:14-39; 8:12-58; 10:22-39.
Сын Бога сам сказал: "Я не от человека принимаю свидетельство" (5:34) и "Но знаю вас" (5:42); Он не примет царства из рук людей! Те, кто отвергал его в синоптических евангелиях, хотели силой вынудить его стать в определенное время царем, но побуждавшие их к тому причины были плотскими: они хотели крови! Поэтому здесь мы видим, что нагорная проповедь в этом евангелии о вечном Сыне Бога была бы неуместна, так как Он обладает своей внутренней и вечной славой. Поэтому, как мы увидим позже, тут нет никакого рассказа о преображении.

44. Исцеление слиги сотника (Матф.8:5-13; Лук.7:1-10)

I. Матф.8:5-13. Как мы уже отметили в другом месте, фактическая последовательность событий в этой главе должна располагаться по времени таким образом (ср. раздел 32):
1. Исцеление тещи Петра.
2. Исцеление прокаженного.
3. Исцеление слуги сотника.
Сотник является после того, как окончена нагорная проповедь и Христос пришел в Капернаум. Прокаженный уже был исцелен намного раньше!
В случае с прокаженным перед нами первоначально дается картина состояния иудейской нации. Господь коснулся прокаженного (ст.3), к слуге же сотника Он не прикасался.
В этой картине мы видим способ, каким народ узнает Христа, у него нет мирской связи с Христом. Иудеи ждали Мессию, простирающего свою руку, Спасителем.
Здесь не упоминается собрание иудейских старейшин, вступившихся за сотника. Мы видим самого сотника, просящего Христа. Один автор замечает по этому поводу: "Тогда как евангелие по Матфею передает все, что нужно для того, чтобы задеть совесть иудеев, оно отказывается передать то, в чем они могли бы прославить самих себя". Поэтому здесь мы и не встречаем никакого упоминания о собрании!
Матфей приводит весьма впечатляющую картину; он говорит, что бедный слуга был в расслаблении и жестоко страдал. Вследствие этого мы находим, что только Матфей сообщает в стихах 11-13 о том, что является укором неверующему народу. Наверное, в этом разделе нет для иудеев ничего, чем они могли бы похвастаться. Как нация, они отвергли благодать, и, таким образом, другие народы стали приемниками благодати.
II. Лука (7:1-10) упоминает в своем евангелии для греков-язычников как раз о том, что для них спасительно; он описывает собрание иудейских старейшин, которые вступаются за сотника (ст.3). И у язычников тоже не было чем похвастаться, кроме благодати. Если мы свяжем оба евангелия, то увидим смирение сотника, выражаемое двояко:
1) он посылает иудейских старейшин (ст.3);
2) сам он не приходит (ст.7);
Примечание: сотник говорит о самом себе: "И себя самого не почел я достойным", а другие говорят о нем: "Он достоин, чтобы Ты сделал для него [добро]" (ст.4).
Как Лука, так и Матфей подчеркивают большую веру этого язычника для поощрения язычников из других народов и как предостережение иудеям.

45. Воскрешение сына вдовы из Наина (Лук.7:11-17)

Только Лука описывает это трогательное событие. Здесь перед нами предстает прекрасная человечная черта евангелия по Луке. Сын человека, истинный человек, обращается к человеку в его горе и нужде.
Юноша был единственным сыном у своей матери, как сообщает нам Лука. Как глубоко здесь ощущается горе! А она была вдова какое одиночество!
Очевидно, что этот случай не вмещается в рамки других евангелий. Возможно, такова причина того, почему он опускается. Но все это соответствует замыслу евангелия по Луке, где четко показаны человеческие симпатии Господа Иисуса, который был Сыном человека.

46. Запрос Иоанна крестителя (Матф.11:2-19; Лук.7:18-35)

I. Матф.11:2-19. Это очень важная глава в данном евангелии, которая поясняет перемену в домостроении. Здесь нам показан предстоящий переход. Маленькое слово "но" (ст.11) характеризует этот переход. Должно появиться новое домостроение домостроение, в котором самый меньший должен иметь такие преимущества, каких до сих пор не мог иметь больший.
Вместо Иоанна крестителя, великого предвестника царя, свидетельствующего о нем, сам царь свидетельствует здесь об Иоанне крестителе. Слово "доныне" (ст.12) показывает нам, что должно было начаться нечто новое, когда люди примут благодать царства Бога, несмотря на сопротивление и жестокость религиозных вождей.
II. Лук..7:18-35. Служение Иоанна крестителя было отвергнуто фарисеями и книжниками (ст.30). Этот стих можно встретить только у Луки. В час самого большого искушения Иоанна крестителя Лука дает нам знать о знамениях и чудесах, совершенных Иисусом (ст.21).
Язычник прямодушно подтвердил власть Иисуса повелевать над всем творением (ст.7): болезни тоже должны были повиноваться Иисусу.
Как Мессия, так и его предшественник отвергаются в этой главе. Люди говорили, что Иоанн креститель одержим бесом, а Сын человека обжора и друг грешников; это должно было означать следующее: по тому, с кем Он имел общение, можно было сделать вывод о том, кем Он был! В его обществе находятся дети мудрости; они познаются из того, что происходит в стихах 36-50.

47. Иисус бранит Хоразин, Вифсаиду и Капернаум (Матф.11:20-30)

Эти стихи содержатся только у Матфея. С отрицательной стороны мы видим, что мудрость оправдывается теми, кто не является ее детьми. Города отвергли его чудеса как доказательства того, что Он есть Мессия, а теперь Он отвергает их и низвергает их в ад.
Однако с положительной стороны мы слышим, как Иисус говорит: "Славлю Тебя, Отче... что Ты утаил сие от мудрых [по-светски мудрых] и разумных и открыл то младенцам". Действительно, мы знаем от Луки, что Господь Иисус сказал эти слова при возвращении семидесяти учеников (Лук.10:17-24).
Матфей передает здесь эти слова в духовной и житейской последовательности опять-таки в связи с отвержением Господа народом с его вождями и городами.
Христос, Сын человека, подвергается отвержению, но Он может в то же время благодарить Отца за тех, кто примет его верою, за тех, кто придет, будь-то иудеи или язычники "все труждающиеся и обремененные". Эти слова, очевидно, показывают, что старые границы рушатся. Приглашение распространяется на всех людей, кто принимает его.
Итак, здесь происходит разрыв между Господом и иудейским народом.

48. Иисус в доме фарисея (Лук.7:36-50)

Этот отрывок можно найти только в евангелии по Луке, где перед нами предстает Господь Иисус как друг грешников. Так презрительно называли его религиозные вожди (ст.34). Он принимает такое прозвище, проявляя это в своем чудесном поведении. Здесь мы видим истинную мудрость, оправданную ее же детьми.
Итак, Господь был назван религиозными вождями обжорой, человеком из толпы, другом грешников. Мы могли бы сказать, что это евангелие отверженного, того, кто так близок нам.
Поэтому данная сцена полностью соответствует цели нашего евангелия: мы находим Господа Иисуса среди людей во время принятия пищи в доме фарисея. Господь явит себя позже (гл.15) в равенстве, которое мы видим здесь на наглядном примере. Этот фарисей принадлежал к девяноста девяти праведникам, не нуждавшимся в покаянии, грешница же, бедной овечкой примостившаяся у ног Иисуса, обретает доброго пастыря, друга грешников и, через веру, мир с Богом.

49. Иисус проповедует и исцеляет в Галилее (Лук.8:1-3)

Эти стихи тоже встречаются только в евангелии по Луке. Иисус отвернут людьми, народом и его вождями, но есть кое-кто, находящийся с ним и преданный ему, дети мудрости: его ученики и "некоторые женщины, которых Он исцелил от злых духов и болезней".
Эти три стиха кажутся продолжением главы 7. Перед нами те, кто по состраданию и любви мог оставаться возле него, как женщины вплоть до распятия.

50. Исцеление бесноватого: обличение фарисеев и книжников (Марк.3:20-30; Матф.12:22-45; Лук.11:14-36)

I. Марк.3:20-30. В разделе под заголовком Нагорная проповедь мы уже установили, что Марк опускает многое из упоминаемого другими евангелистами. Рассказ Марка заканчивается для нас в главе 3, стих 19, избранием двенадцати учеников. И только здесь Марк снова возвращается к нити повествования и говорит нам в стихах 20,21 (имеющихся только у него), что Иисус вместе со своими учениками входит в дом.
У Марка здесь есть небольшое интересное замечание, о котором многие критики думают, что оно ущемляет славу нашего Господа! По нашему мнению, Святой Дух руководит Марком в том, чтобы дать нам это представление о происходящем на втором плане их сопротивление его служению в собственном доме Иисуса.
Члены нашей собственной семьи часто первые мешают преданному служению Богу или противятся ему. Здесь мы видим, как сам Господь приобретает такой опыт; поэтому ни один его слуга не должен был этому удивляться. Как это приближает нас к идеальному слуге, которого во всем испытывали, как и нас, хотя мы убедительно заверяем, что Он безгрешен. У него безгрешная природа, как была и в нас. Поэтому в Евр.4,15 греческое "cwrij amartiaj" значит "отделенный от греха", и это как принцип (не только как действие). Писание также под-тверждает это:
• 2Кор.5:21 "не знавшего греха"
• 1Петр.2:22 "Он не сделал никакого греха"
• 1Иоан.3:5 "в Нем нет греха"
Марк опускает случай с бесноватым, но он изображает нам реакцию на действие чудес, когда в стихе 22 показывает греховные высказывания книжников. Марк также опускает то, что сообщают нам оба других евангелиста о премудрости Иисуса: "Зная помышления их".
Мы без труда можем определить, насколько верно это опущено в евангелии об униженном слуге. Многие из подробностей, опускаемые как Марком, так и Лукой, сообщает только Матфей.
II. Матфей (12:22-45) говорит нам, что бедный человек был не только нем (что сообщает и Лука), но и слеп (ст.22). В рассказе Матфея описываются три события:
1) срывание колосьев в субботу;
2) исцеление сухорукого в субботу;
3) Иисус у моря в Галилее.
Они предшествуют событию, которое встает сейчас перед нами. Мы уже раньше установили, что Господь медленно, но верно отворачивался от Израиля. В этом событии нам дается последнее свидетельство перед оглашением его окончательного приговора падшему народу. Вот человек, обуреваемый бесом, слепой и немой, картина того состояния, в котором теперь находился Израиль, не имея ока или слов для Господа Иисуса.
Как это уместно, что только Матфей (в конце стиха 23) затрагивает вопрос о нищих и невежественных: "Не... сын Давидов?" Все три евангелиста сообщают нам об ужасных словах книжников, прибывших из Иерусалима (Марк) и находившихся среди народа (Лука) вместе с фарисеями (Матфей).
Нам следует обратить внимание на то, что здесь говорят не невежды, а те, которые сознательно отвергли свидетельство Христа в словах и силе Святого Духа, в его чудесах, приписывая все сатане!
Приговор Христа народу очень подробно передается Матфеем; Марком в стихах 28-30 и Лукой в немногих словах. Давайте сравним эти рассказы.
Как Матфей, так и Марк согласованно отмечают, что каждый грех и всякие грехи и пороки, совершаемые на земле против Сына человека по незнанию, будут прощены. Но преднамеренная клевета против очевидной власти и присутствия Святого Духа не найдет прощения (Матфей) никогда и в вечности тоже (Марк).
Только Матфей передает нам в стихах 33-38 слова о худом дереве и худом плоде, о "порождении ехиднином", о злом сокровище и о том, что за каждое праздное слово надо будет дать ответ, и заканчивает: "Ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься" (ст.37).
Своими собственными устами они осуждаются и проклинаются. Господь говорит здесь очень ясным языком. Люди мало думают о том, что их слова будут свидетельствовать против них в день суда. Знамение Ионы тоже будет способствовать их осуждению (Матфей только добавляет: "Три дня и три ночи... так и Сын Человеческий будет"; ст.40). Покаяние Ниневии осудит сей род, равно как и пришествие южной царицы (ст.42).
Действительно, народ долго находился в состоянии человека, покинутого нечистым духом: среди них больше не было идолов. Но их теперешнее состояние было хуже прежнего. Иисус особо отмечает в этой главе их прошлое, настоящее и ужасное будущее.
В последнем состоянии они будут полностью находиться под властью дьявола, семи нечистых духов, в лице антихриста. Все это очень хорошо вписывается в данное евангелие царства Бога. Теперь отвергнут не только царь, но и они сами были отвергнуты царем.
III. Лука (11:14-36) опускает все подробности, упоминаемые Матфеем в стихах 31-37. Стих 20 дает нам одну подробность, встречающуюся только у Луки: "Если же Я перстом Божиим изгоняю бесов..." Это перст Бога, совершающий то, что находится совершенно вне досягаемости творения, как когда-то в Египте (Исх.8:19).
В стихе 22 у Луки более сильно, чем у Матфея, подчеркивается полная победа Сына человека над сатаной в особых словах: "Тогда возьмет все оружие его, на которое он надеялся".
Стихи 33-36 стоят у Луки в этом месте, а у Матфея они представляют часть того, что называется нагорной проповедью (Матф.5:15). Лука просто говорит, что свет виден всеми "входящими". Матфей же говорит "всеми в доме".
Имеет смысл то, что такие серьезные слова представлены здесь. Конечно, не было недостатка в знамениях, но для правильного понимания было необходимо сердце. Был свет, но не было глаз, чтобы видеть это. Бог не сделал того, что не стали бы делать даже люди: Он зажег лампу, не скрыл ее от людских глаз. Знамение и свет были в самом Христе. Но вместо того, чтобы возликовать, они были слепы и отвергли все это. Теперь для них оставалась только тьма.
Стихи 27 и 28 есть только у Луки. Это небольшое обстоятельство освещает состояние народа, представленного здесь в образе женщины, восклицающей: "Блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие!" как недостаток покорности, так и недостаточно чистое око, как мы уже видели.
Господь Иисус отвечает женщине: "Блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его". У них было внешнее почитание слова Бога, но их традиции делали слово Бога напрасным. Недостаточно знать и иметь слово Бога, нам следует оберегать его и действовать согласно ему.
Наша связь с Христом должна быть духовной благодаря покорности слову Бога, а не человека, даже иудейского происхождения. Это евангелие для всех людей, для слушающихся и повинующихся.

51. Мать и братья ищут его (Марк.3:31-35; Матф.12:46-50; Лук.8:19-21)

Матфей, автор евангелия царства, сообщает: "Вот матерь Моя и братья Мои; ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь" (ст.49,50). Марк, слуга, подчеркивает покорность и передает главную мысль так: "Кто будет исполнять волю Божию" (ст.35). Лука, евангелист слова, отмечает: "Матерь Моя и братья Мои суть слушающие слово Божие и исполняющие его" (ст.21).
Как мы отметили в предыдущем разделе, Христос отклоняет только чисто телесные притязания духовное родство с Богом было всем, что шло в счет. Все три евангелия, как мы видим, единодушны в этом пункте. Отныне Израиль оставлен; в общем и целом это касается положения, в котором они были до него. Господь признает отныне своими только тех, кому слово Бога проникло в сердце и совесть.

52. Притчи Иисуса о царстве небес (Марк.4:1-34; Матф.13:1-53; Лук.8:4-18)

В предыдущем разделе мы отметили, что отныне Христос не поддерживает более никаких "семейных отношений" с павшим народом. Он станет признавать в будущем только тех, кто рожден в Боге, из всех народов, без различия.
Поэтому так значительны его действия в начале главы 4 у Марка: Он идет к морю, потому что море типичный образ народов в их волнении.
Как Марк, так и Матфей отмечают это, причем Матфей даже дает еще более значительное указание на изменившуюся позицию Христа: Иисус вышел "из дома" (из Израиля как народа) и "сел у моря".
Также в способе проповедования отныне можно установить перемену. В прошлом Он говорил совершенно открыто; теперь Он будет говорить только притчами (Матф.13:10,17).
Первая притча является первой у всех трех евангелистов.
А. Притча о сеятеле (Марк.4:1-20; Матф.13:1-23; Лук.8:4-18)
I. Марк отмечает значение слушания, когда говорит Спаситель (ст.3). Матфей начинает словом "вот".
Марк и Лука говорят о семени в единственном числе [Прим. ред.: в русском переводе Библии эта разница отсутствует], а Матфей о семени во множественном числе, в трактовке перевода Д.Н.Дарби о "некоторых зернах".
Семя всегда есть слово Бога, но здесь рассматривается, как оно посеяно: либо сеятелем, Господом Иисусом, либо его слугами, многими сеятелями, в руке каждого семя, семена или зерна. Кто-то заметил: "Око божественного слуги в рассказе Марка взирает на каждое отдельное зерно, и, как отдельный воробей, ни одно из них не забыто Богом".
Как Марк, так и Матфей упоминают при посеве на каменистую почву, что там было мало земли; Лука добавляет, что не было и влаги.
Только Марк говорит: "Оно не дало плода" (ст.7) о семени, упавшем среди терния; другие евангелисты отмечают, что оно увяло. Марк снабжает притчу множеством подробностей. Мы видим доказательство того, что евангелисты работали и писали независимо друг от друга, в использовании слова "на" (Матф.13:8) и слова "в" (Марк.4:8) [Прим. ред.: в русском переводе Библии эта разница отсутствует].
У Марка слуга и пророк все держит в своей благословенной руке, а результатом является рост в тридцать, шестьдесят и сто крат. У Матфея царь, как мы видим, вложил царство в руки людей, и результат обратный: там уменьшилось со ста до шестидесяти и тридцати крат. Однако у Луки мы читаем, что семя есть слово Бога, и поэтому не находим здесь ни уменьшения, ни возрастания, ни регресса, ни прогресса, потому что очевидно, что семя приносит стократный плод благодаря ожиданию особое выражение у Луки!
Объяснение этой притчи нашим Господом передано нашими евангелистами почти дословно, причем Матфей цитирует отрывок из Ис.6 полностью, Марк немного, а Лука сокращает его еще больше.
II. Матфей повествует о "семейных отношениях" с Израилем, как народом, более четко, чем другие евангелисты, когда говорит: "Выйдя же в день тот из дома, Иисус сел у моря".
Только здесь Он отвечает на вопрос учеников: "Для чего притчами говоришь им?" не просто, что значит эта притча (ст.10)! Матфей повествует нам, что этот разговор в притчах должен служить наказанием тем слушателям, которые уже отвергли Господа и ожесточили свои сердца.
Поскольку речь идет о подчеркивании этого положения, только Матфей сообщает нам (ст.12): "Ибо кто имеет, тому дано будет и приумножится; а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет". Другими словами: для тех, к кому пришел Иисус и кто принял его (Он был дан им как народу), только для тех, кто принял его действительно через веру в свои сердца. Он был не просто "дважды данный", и поэтому у них был излишек. Но те, кто не принял его по вере, хотя Он был дан им как Мессия, не "имели" его в вере, и Он был взят у них и отдан другим народам.
Для отвергших Христа Он говорил притчами, чтобы они могли еще больше ожесточиться в своих сердцах. Да не обратятся, чтобы исцелил их. Они не чувствовали себя больными и не нуждались в исцелении: ужасное состояние! Так обстояло дело с народом как единым целым.
У Матфея есть "слово о Царствии" (ст.19), а у Луки "слово Божие" (8:11).
У Матфея ударение опять-таки делается на понимание слова, а у Луки на хранение (8:15), у Марка на принятие (4:20). Так и слово сначала понимают, потом принимают и всегда хранят или применяют в практической жизни.
При сравнении трех евангелистов, кроме того, следует отметить, что Матфей говорит о зле (ст.19), указывая на его характер вообще; Марк говорит, что приходит сатана (ст.15), чем подчеркивается его характер как противника; и, наконец, Лука говорит: "Потом приходит диавол", чем указывает на врага как обвинителя.
Мы также видим, что у Матфея ударение делается на сеятеле: "Сеющий доброе семя есть Сын Человеческий" (13:37); у Марка ударение делается на труд сеятеля: "Сеятель слово сеет" (4:14); у Луки на семя: "Семя есть слово Божие" (8:11). Невозможно не поклониться Господу этих драгоценных вдохновенных рассказов, когда видишь эту удивительную гармонию и все-таки различный характер евангелий!
III. Наконец, мы переходим к Луке, где говорится, что драгоценное семя "потоптано" (ст.5) и что упало на то место, где не было много ни земли, ни влаги (ст.6). Но то, что упало в добрую землю, по своей внутренней сущности было чисто словом Бога, могло приносить только полновесный плод, что выражается словом "сторичный". В последующих оставшихся притчах мы находим значительные различия: Марк.4:21-25; Лук.8:16-18.
Марк дает нам символы свечи, сосуда и кровати в этом месте (ср. Матф.5:15.16). Слово Бога должно не только приносить плод, но и светить как свеча во свидетельство милости Бога и истины это осуществляется в личном свидетельстве. Мы здесь видим это в следующей последовательности:
1. Причины бесплодности.
2. Препятствие свидетельству.
Марк говорит, что свеча должна быть поставлена не под сосуд (знак прибыли и любви к деньгам в торговле) и не под кровать (знак самодовольства и удобства), а Лука говорит, что нам не следует покрывать ее сосудом. Если Марк говорит о частностях, то Лука в этом случае отражает общее: то, что всегда будет, сосуд. Ничто не должно помешать нашему свидетельству. И Лука добавляет: "Чтобы входящие видели свет" (8,16).
Б. Притча о плевелах среди пшеницы (Матф.13:24-30)
Эта притча идет следующей в евангелии по Матфею; это вторая притча в данном евангелии. Марк и Лука не приводят ее.
У.Келли замечает: "Теперь мы добрались до первой из притч о царстве небес. Притча о сеятеле была подготовительной работой нашего Господа на земле. Он предложил им другую притчу и сказал: "Царство Небесное подобно человеку..." (ст.24:25) именно то, что наступило в христианском исповедании. Две вещи способствуют распространению зла среди христиан. Первая это отсутствие бодрствования у самих христиан. Они впадают в беззаботное состояние, они засыпают, а враг приходит и сеет плевелы...
Плевелы не должны быть вырваны в настоящее время с поля до жатвы; суд еще наступит. Значит ли это, что мы должны терпеть плевелы (искажения) в нашей церкви? Если бы царство небес означало церковь, то вообще не было бы никакого наказания: нечистота плоти или духа, пьяницы, любодеи, сквернословы, раскольники, лжепророки и антихристы все это надо было бы в ней (церкви) терпеть. Важно видеть различие между церковью и царством".
Если у нас при чтении Матфея не возникает перед глазами образ церкви, то мы не поймем этот раздел. "Поле есть мир", т.е. область, где признают имя Господа.
В. Притча о семени, растущем самостоятельно (Марк.4:26-29)
Снова на очереди Марк, и он даст нам притчу, какой не встретить ни у Матфея, ни у Луки, притчу о растущем семени, как называется слуга Бога.
В притче показано развитие растения из семени в три ступени. В этой притче Господь кажется отсутствующим и не беспокоящимся о поле. Но когда настает жатва, то Он пожинает сам вместо того, чтобы послать своих ангелов, как это Он делает у Матфея.
Данная притча говорит о том, что Господь являет себя самого в начале на земле и при втором пришествии в конце. Все промежуточные служения, какие бы ни появились, опущены. Это совершенный слуга, начинающий и завершающий работу. Это Господь Иисус в своем первом и втором пришествии в связи с его служением.
Господь пожинает здесь сам, т.к. ударение в этом евангелии падает на служение. Евангелие по Матфею показывает нам, как Христос запрещает ангелам: они все подчинены ему, его слуги. Все это полностью гармонирует с целью Духа в отдельных евангелиях.
Г. Притча о горчичном зерне (Марк.4:31-34; Матф.13:31.32)
I. Марк и Матфей оба приводят нам эту притчу. У Марка это фактически последняя притча в данном разделе.
Горчичное зерно в Матф.17:20 есть символ силы энергии истинной веры. Но в рассказе Марка это не связано с переменами в домостроении, как у Матфея.
II. Мы считаем, что лучше всего снова предоставить здесь слово брату У.Келли: "... Зло существовало бы не только вперемешку с неверным исповеданием, но и последовало бы нечто совсем другое. Оно могло соединяться с плевелами и прорасти из него; и потребовалась другая притча для выявления этого. Из мельчайшего зернышка, почти невидимого в глазах мира, оно должно было стать тем, что приняло бы на земле гигантские размеры... небесных птиц сам Господь объясняет как дьявола или его посланников (ср. ст.4 и 19). Мы никогда не должны отклоняться от значения символа в пределах главы, если для этого нет новой и веской причины, что здесь не имеет места".
В евангелии по Матфею это третья притча из семи. Ни Марк, ни Лука не передают нам следующих притч, представленных нам Матфеем.
Д. Притча о закваске (Матф.13:33)
Это четвертая притча в данном евангелии. Закваска в Писании всегда является символом зла и искажения.
1. Она была запрещена для жертвы в Ветхом Завете: Лев.2:11.
2. Господь называет учение фарисеев закваской и предостерегает от него: Матф.16:12.
3. Она символизирует собой лицемерие фарисеев: Лук.12:1.
4. Иисус говорит о "закваске Иродовой": Марк.8:15.
5. Апостол Павел использует ее в смысле зла: 1Кор.5,8; Гал.5,9 и т.д.
Если мы сравним этот отрывок с Лев.2,11, то обнаружим, что здесь женщина совершает то, что запрещает Слово Бога: она добавляет закваску в хлебную жертву. На языке символов Христос в "хлебной жертве" рассматривается как духовная пища его народа. Поэтому женщина, которую мы видим в притче, искажает чистое учение Христа, хлеба жизни, нечистыми примесями. Закваска действует втайне, пока не прокиснет вся мука. Так и происходит (ср. 2Петр.2:1). Смешивают, например, чистое евангелие с предписаниями закона или учат, что человек спасается добрыми делами, что через исповедь или причастие получает прощение грехов, что люди могут причаститься от Святого Духа.
Следующие три притчи, встречающиеся у Матфея, обращены не к народу, как предыдущие, а к ученикам.
Стих 36 четко говорит нам, что Иисус покинул народ и вошел в дом. В замкнутости дома и уединении со своими учениками Иисус открывает им мысли Бога относительно царства Бога и то, какое значение это имеет для Господа. Три последние притчи таковы: притча о сокровище на поле (ст.44); притча о драгоценной жемчужине (ст.45 и 46); притча о неводе (ст.47 и 48).
Е. Притча о сокровище на поле (Матф.13:44)
В этой пятой притче мы видим Христа уничижившегося (Фил.2:7) и обнищавшего (2Кор.8:9), или Он, говоря словами этого стиха, "продает все, что имеет". Он покупает поле, изображающее мир (ср. ст.38). Теперь мир принадлежит ему двояко:
1. Потому что Он как Бог создал его.
2. Потому что выкупил его своей собственной драгоценной кровью.
Но Он хотел обладать сокровищем, зарытым на поле. Это сокровище сначала находят, затем снова прячут! Сообщается нам, что Израиль был "собственностью" (в английском переводе Библии это называется "особым сокровищем") см. также Пс.135,4. Однако когда пришел Господь, чтобы завладеть этим сокровищем, когда оно стало его собственностью, оно было скрыто в поле (в мире), потеряно среди других народов (в наказание за то, что они отказались признать его права и отвергли его). Он открыл сокровище, но не мог завладеть им. Он должен был сначала выкупить его на кресте. Однако после оплаты покупной цены на кресте ничего не изменилось в отношении вступления во владение им. Притча на этом заканчивается. Израиль еще не раскрыл себя и не приведен к славе.
Другие авторы полагают, что сокровище это церковь. Покупная цена драгоценная кровь Христа (Деян.20:28). По тому, насколько высока эта цена, мы видим, какую ценность она имеет для Господа.
Ж. Притча о драгоценной жемчужине (Матф.13:45,46)
Шестая притча подчеркивает иное намерение, обнаруживаемое теперь: жемчужина есть образ церкви в ее единении с ним, ее единстве и ее неповторимости. Жемчужина говорит об украшении личности: Христос и его церковь с ним на небе для того, чтобы представлять там полно и совершенно величие его благодати. Он возлюбил церковь и предал себя за нее (Еф.5:25). Церковь называется также "невестой" Христа и "женой Агнца" (Откр.21:9).
З. Притча о неводе (Матф.13:47-50)
Строго говоря, эта седьмая притча не является образом ни Израиля, ни церкви. Перед нами характер работы Господа при "кончине века", когда язычникам оказывается милость. Описываются следующие действия:
1. Рыбаки забрасывают невод в море.
2. Невод вытаскивают на берег.
3. Рыбу собирают и сортируют: хорошие рыбы попадают в сосуды, худые выбрасывают вон.
Нам следует помнить, что Иисус обращался к иудеям, имевшим недвусмысленные законы о том, как следовало поступать с хорошей и худой рыбой (Лев.11). У рыбаков была задача собрать хорошие чистые рыбы в сосуды.
Нигде не видно ангелов как таковых, "отделяющих праведных". Это выражение можно употребить в широком смысле: это не есть обязательно проповедь евангелия благодати, но оно включает в себя проповедь евангелия царства Бога.
Д.Н.Дарби говорит: "В начале служение было иным. Господь либо добавлял тех, кого надо было спасти, либо слово действовало индивидуально. Все приходившие собирались в стаде, хотя уже вскоре сюда нашли дорогу лжебратья. Они попадали в сосуды, но не выходили из невода, наполненного всякой всячиной. Это происходит в конце, когда невод действительно полон".
В наши дни метод Господа изображен его евангелистами на примере рыбаков, отвергающих невод благодати. "Вылавливаются" самые различные люди.
Но задача евангелиста на этом не закончена: он должен "выявить" принявших евангелие. Отныне им следует собраться. Таков промысел Святого Духа в этом современном устроении церкви: истинные верующие должны быть особым народом. Стоит отметить, что служение этих работников происходит во время их жизни на земле. Но в будущем "при кончине века" это будет "так" (ст.40) "и так" (Эльберфельдский перевод), задачей при пришествии Господа в славе перед принятием его царства. Праведники будут отделены от злых. Эти неправедные на суде будут взяты из среды праведных на этой земле, чтобы потом попасть под вечное проклятие, а праведные, оставшиеся на земле, войдут в царство Бога. Стихи 49 и 50 поэтому и не передают в силу необходимости значение данной притчи!
Кто-то другой добавил сюда: "Невод остается на выходе вечного евангелия", о котором говорит Откр.14:6-7, после того как церковь будет взята на небо. Результат того, что перед нами, следует видеть, несомненно, в разделяющем суде живых, происходящем при явлении Господа, как нам уже показано в главе 25 евангелия по Матфею на примере овец и козлов.
На пшеничном поле христианства не будет выделения злых из среды праведных; праведные сначала будут взяты и восхищены на небеса. После этого останутся только плевелы для сбора и сжигания.
Здесь в образе рыб и в Матф.25 в образе овец и козлов предстает судное отделение овец от козлов: злые идут в вечный огонь, а праведные остаются для благословения на земле под пастырским правлением пришедшего Сына человека.
Примечание: у Матфея в стихах 51-53 есть небольшой абзац, которого не найти в других евангелиях: царство, описанное Господом, должно охватить весь мир! О таких вещах ученикам проповедует теперь Господь.
Нам следует вернуться к нити тех событий, о которых говорил Марк в гл.4:34.

53. Иисус укрощает бурю (Марк.4:35-41; Матф.8:18-27; Лук.8:22-25; 9:57-62)

I. Марк.4:35-41. Все три евангелиста сообщают нам, что от Господа исходило желание переплыть на другую сторону моря: ученики не сделали этого по собственной инициативе и не взяли это под свою ответственность. Но между стихами 35 и 36 в рассказе Марка происходит небольшое событие, отмеченное только Матфеем и Лукой. Мы кратко рассмотрим его.
Испытания в следовании (Матф.8:18-22; Лук.9:57-62)
Матфей говорит нам, что первым, к кому обратился Иисус, был книжник (ст.19). Лука же просто говорит, что это был "некто" (9:57).
Книжник обращается к Иисусу как к учителю, ибо таковым Он и пришел к народу Израиля. У Матфея Иисус впервые называет себя: "Сын Человеческий". Лука представляет его Сыном человека во всем евангелии с самого начала.
Матфей говорит о двух. Лука о трех людях, пришедших к Господу. Ответы в обоих рассказах совпадают. Матфей передает нам только оправдание одного из них: "Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего" (ст.21).
Лука же называет два оправдания: "Позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего" (ст.59) и "Позволь мне проститься с домашними моими" (ст.61). И только Лука рассказывает об известном замечании Господа Иисуса в стихе 62: "Никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия".
По вопросу о том, почему это событие появляется в данном месте евангелия, мы процитируем брата Келли: "... мы видим Господа во время подготовки перехода на другую сторону. Но это удобный повод для показа истинного характера некоторых лиц и их истинных путей и раскрытия Господом своего собственного характера и своих собственных путей.
... Это выявляет весьма особенное своеобразие евангелия по Матфею и показывает, насколько Святой Дух отошел от простого перечисления дат. Если мы заглянем в евангелие по Луке, то установим, что беседа с этими перечисленными здесь людьми произошла после очищения. Не слишком ли я смел, когда думаю, что это одно и тоже событие, какое мы встречаем в трактовке Матфея? Невероятно, чтобы наш Господь повторял те же самые вещи в различное время... но мы хотим соблюсти смысл.
... Это случилось гораздо позднее и все-таки упоминается Матфеем в данном месте. Почему? Потому что наглядно иллюстрирует, что в то время, как Господь имел в своем сердце такую большую любовь к Израилю, несмотря на их неверие, в Израиле не было сердца, которое обратилось бы к нему. Он даже не мог где-нибудь приклонить голову.
... В этих обстоятельствах Господь использует выражение "Сын Человеческий" в первый раз. Это больше не означает "Сын Давидов". "Сын Человеческий" титул Христа отвергнутого или прославленного. Здесь Он отвергнутый. И Он находится в пути на другую сторону. Он должен их покинуть... но тот человек мог бы последовать за ним. Господь знал все, что было в его сердце, настроенном на чисто плотское, полагающим, что, последовав за Иисусом, он получит хорошее место у Мессии. Господь говорит ему, что Он не имеет места, где приклонить голову. Не нашлось даже и "гнезда" для Мессии" (У.Келли. "Лекции по евангелию по Матфею").
После того, как мы кратко рассмотрели говорящий о многом промежуточный случай, находящийся в рассказе Марка между стихами 35 и 36, мы продолжаем теперь со стиха 36.
Наш евангелист отмечает две маленькие подробности, не упоминаемые ни одним из других евангелистов.
1. "Они... взяли Его с собою, как Он был".
2. "С Ним были и другие лодки".
Ученики немедленно повиновались повелению Господа. Они тратили время на приготовления, а взяли его с собой, как Он был. Тот факт, что на море были и другие лодки и тоже очутились в буре, показывает, как люди отблагодарили за неожиданное действие милости Бога для их защиты излюбленная мысль слуги Бога!
Этот и другой факт, что Он спал и позднее запрещает буре и упрекает учеников, показывает его неограниченную власть над всем творением и всякой тварью.
Марк добавляет еще одну деталь в стихе 38, где Иисус найден спящим "на возглавии" и ученики упрекают его: "Тебе нужды нет". Видели ли они в нем только усталого человека, как любого другого, или самих себя? Или они видели в нем только учителя?
Им важны были они сами, но было ли им дело до него? до его чести? Слугам, а они были таковы, не следовало думать ни о чем другом, кроме их господина!
Достаточно было только одного его слова, и они увидели господина творения! Он упрекает их словами: "Как у вас нет веры?" (ст.40). И это все происходит после того, что они слышали и видели от него!
II. Матф.8:18-27. Хотя и Матфей сообщает об этом событии в главе 8, оно фактически произошло вечером того дня, когда высказаны семь притчей главы 13 перед преображением и задолго до других событий, упомянутых в главе 8. Это еще раз подчеркивает тот факт, что Святой Дух в рассказе Матфея следует исторической последовательности лишь настолько, насколько это соответствует особым намерениям каждого евангелия.
Ученики обращаются здесь к Иисусу как Господу, и таким Он был. Все подчинено ему: как силы природы, так и бесы! Упрек Господа звучит здесь более мягко: "Маловерные".
III. Лука (8,22-25) почти соглашается в подробностях с другими евангелистами. Однако только он добавляет маленькое предположение: "И они были в опасности" (ст.23). Хотя Лука лично не был при этом, он умеет живо изобразить сцену и добавляет такие многозначительные слова!
Мы видели, что исполненные страха ученики Иисуса окликают его: "Господи!" (у Матфея); "Учитель!" (у Марка); и, наконец, в евангелии по Луке "Наставник! Наставник!" (ст.24), как наставник Он стоит надо всем. Он был всем этим! Он достоин этого имени! Как чудесно, что Он является Спасителем при любой угрозе и опасности!
У Матфея мы слышим, как будто Он спрашивает: "Разве нет у вас веры?" (ст.26). Мы можем ощутить печаль его сердца при недостатке доверия и уверенности. Его кажущаяся пассивность была признаком уверенности, что Он может положиться на нас как таковых, знающих его истину и его всесилие. Какими же бездарными мы часто бываем! Как сильно огорчаем мы его любящее сердце! Нам, наверное, следовало бы помолиться: "Господь, умножь мою веру!"

54. Бесноватый из страны Гадаринской (Марк.5:1-21; Матф.8:28-9:1; Лук.8:26-40)

Как Марк, так и Лука говорят нам, что они "пришли" на другой берег моря Иисус и его ученики. Он, Сын человека, пришел для людей! У Матфея говорится: "Когда Он... прибыл". Здесь в поле зрения Он сам. Как у Марка, так и у Луки перед нами предстает только один одержимый, хотя из рассказа Матфея мы твердо знаем, что на самом деле их было двое.
Марк описывает это достойное сожаления создание очень подробно. В то время как Матфей повествует нам обо всей печальной истории только в семи стихах, Лука в четырнадцати; Марк же рассказывает нам, что человек был одержим нечистым духом (ст.2) и что поклонился Иисусу, когда Он приблизился. Марк описывает в стихах 9 и 10 разложившуюся личность: "Легион имя мне". Наш евангелист также показывает в стихе, что этот бедный и несчастный человек совершенно слился с живущими в нем злыми духами и он (сам человек) просил за них (бесов). Он также описывает, как проводил свое время одержимый (ст.5).
Именно Марк сообщает нам, сколько свиней было в большом стаде около двух тысяч. И под конец истории Марк дает нам знать, что бедному человеку была оказана милость (ст.19).
Эти небольшие различия полны значения! Разве одержимый вышел к Иисусу с каким-либо злым намерением? Он выглядел как бурный порыв (ср. ст.2 и 6), но внезапно пал перед Иисусом навзничь. Да, Он есть Сын Всевышнего, так описывают его все евангелисты, и бесы признали его таковым. Место этих бесов не у его ног, а под его ногами. Он покорный слуга, являющийся по своей сути Всевышним и Всемогущим, пред кем все должны склониться. И поэтому мы видим просьбу, дословно сообщаемую нам Марком в стихах 10 и 12; Матфей сообщает нам о том, что они говорят, через прямую речь (8:31); Лука, напротив, передает этот в косвенной речи (8:32), как мы того и ожидаем от классического историка при передаче коротких диалогов.
Как Марк, так и Лука описывают удивительные изменения в этом человеке: он сидит, бессвязно кричит и бьется; он одет, а не прикрыт лохмотьями или наг; он в здравом уме, по контрасту со всеми формами душевного расстройства. Но Лука рассказывает нам, где этот человек сидит у ног Иисуса (ст.35).
Матфей говорит нам мало о поведении человека и ничего о том, что Иисус спрашивает его имя. Он не говорит о том, что люди видят исцеленного сидящим, а скорее о том, что люди видят Иисуса (8:34). Он не говорит о просьбе человека позволить ему остаться с Иисусом. Все эти пропуски совершенно точно соответствуют божественному плану.
Прежде чем мы перейдем к следующему разделу, мы должны остановиться на том, что еще сообщает Матфей помимо двух других евангелистов.
Два одержимых вместо одного! Конечно, их было двое, но Марк и Лука сосредотачиваются на более бросающемся в глаза на том, чье имя легион. Этот случай был ужаснее любого другого, встречавшегося нам в евангелиях, и никто не описывает его с большей точностью, чем Марк, так, как будто он сам свидетель. Удивительный факт вдохновения!
Ключ к этой проблеме можно было бы найти в том, что Матфей руководствовался тем, чтобы не упустить из виду подходящее свидетельство в пользу иудейского народа. Его твердым принципом было: чтобы "устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово".

55. Воскрешение дочери Иаира (Марк.5:22-43; Матф.9:18-26; Лук.8:41-56)

Примечание: в этом месте брат Келли замечает в своих "Вводных лекциях по евангелиям" на стр.160: "Здесь встречается одна из немногих исключительно временных перестановок у Марка, если даже не единственная; ибо из Матф.9:18 могло бы показаться, что начальник синагоги Иаир пришел из-за своей дочери, тогда как Господь говорил о вине и мехах. Но об этом сообщает Марк в главе 5".
I. Марк.5:22-43. Оба, Марк и Матфей, сообщают, что отец девушки был начальником синагоги. Марк и Лука говорят, что его звали Иаир. Опять Марк сообщает нам в своих 21 стихах наибольшее количество подробностей (у Матфея восемь стихов, у Луки пятнадцать).
Наиболее наглядным у Марка является образ удрученного отца; он возбуждает наше сострадание. Он приходит к Господу Иисусу, падает ему в ноги и убедительно просит его. Он молит о своей маленькой дочурке. На самом деле в греческом варианте здесь стоит одно слово, прекрасная уменьшительная форма, употребляемая как выражение нежной симпатии к единственной дочери, если вообще не к единственному ребенку (Лук.8:42).
Когда приходит известие из дома Иаира, что девушка мертва, Лука и Марк повествует нам об ободряющих словах совершенного человека, пришедшего служить человечеству: "Не бойся, только веруй". Лука добавляет еще, что девушка будет спасена. Казалось, Господь Иисус говорил: ''Не бойся и не думай, что уже слишком поздно и что ты утруждаешь меня напрасно теперь, когда ты видишь, что она мертва: поверь только, что именно Я теперь изменю все к лучшему". Как чудесно это человеческое стремление, исходящее из благословенных уст сострадающего Господа, и как все это вписывается на самом деле в данное евангелие!
Последовательность апостолов в евангелии по Марку в стихе 37 такова: Петр, Иаков, Иоанн; Лука называет: Петр, Иоанн, Иаков. Три апостола названы в порядке их призвания (см. Марк.1:16-20), их окончательного призвания на службу в качестве апостолов (см. Марк.3:16-17). Здесь мы снова видим независимость отдельных авторов друг от друга, записывавших под руководством Духа.
В евангелии по Марку мы обнаруживаем, что Иисус задает много вопросов. В стихе 39 перед нами стоит вопрос: "Что смущаетесь и плачете?" (другие вопросы у Марка встречаются в 5:9,30; 6:38; 8:23; 9:16,21,33 и 14:14). Господь Иисус задает эти вопросы не потому, что Он чего-то не знает, а скорее потому, что Он желает, чтобы соответствующее лицо исповедовалось ради себя самого и потому как это надлежит по отношению к нему, как в стихах 28-34 данного раздела, где полагалось исповедаться тому, через кого пришло исцеление.
Марк единственный, приводящий арамейские слова: "Талифа-куми" в стихе 41. Лука дает такой перевод: "Девица, встань".
Все три евангелиста единодушно сообщают, что девица встала на возглас Иисуса, но Марк добавляет, что она начала ходить, чтобы дать неоспоримое доказательство масштабов и реальности чуда.
Лука и Марк сообщают нам, как Господь Иисус заботится о том, чтобы ей дали поесть, и оба называют ее возраст двенадцать лет. Иисус напоминает изумленным зрителям о том, о чем, казалось, забыла даже мать, несомненно, от волнения, что даже предмет такого необыкновенного чуда остается зависимым от обычных средств и источников пропитания, точно так же, как и до совершения чуда: она (девочка) не получает "пищи ангелов", не освобождается в будущем от необходимости принимать пищу.
В заключение в стихе 43 у Марка и в стихе 56 у Луки мы встречаем слова: "Чтобы никто об этом не знал" и "Не сказывать никому о происшедшем". Это неоднократно повторяется, особенно в евангелии по Марку о верном слуге, и это весьма уместно. Мы не трезвоним о богослужении и служении Богу: они говорят сами за себя чрезвычайно ясным языком.
II. Матфей 9:18-26. Примечание: даже если мы проследим в этой книге за нашим Господом в той же временной последовательности, то не сможем оставить без внимания сопоставления Духа вне зависимости от исторической последовательности; у Матфея на первом месте домостроительные отношения: посему этот случай и следующие за ним находятся на своем месте, чтобы выяснить цель Духа в каждом евангелии. Мы приводим их в исторической последовательности, но их подлинное и подобающее место в духовной и домостроительной взаимосвязи в главе 9 после пояснений относительно мехов для вина.
Как Матфей, так и Марк отмечают слабость веры Иаира, просящего в стихе 18 данного повествования о том, чтобы Иисус пришел и возложил руку на его дочь. Иаир связывает личное присутствие с благодатью исцеления его дочери, тогда как сотник, о котором рассказывалось в другом месте, был уверен, что для исцеления достаточно одного слова Господа Иисуса.
С 19 до 23 стиха имеет место перерыв, заполненный очень коротким сообщением о женщине, страдавшей кровотечением, к рассказу о которой мы подошли.
Мы продолжаем дальше со стиха 23 и видим только одно дополнение в стихе 26; этот стих отсутствует в других евангелиях. Однако если Матфей опускает то, что описывают как Марк (5:43), так и Лука (8:56), и добавляет вместо этого стих 26, что по всей той стране прошел слух, то это, хотя и кажется, вовсе не является противоречием: нам следует подумать о том, что у Марка (1:44-45) перед нами оба этих утверждения, которые приводит один евангелист в одном и том же случае.
III. Лука 8:41-56. Остается обсудить немного, так как большинство небольших различных пунктов уже обсуждено. Однако именно Лука дает нам знать, что девочка "была одна дочь" (ст.42), что увеличивает горе отца. Здесь мы видим Иаира, просящего Господа Иисуса "войти к нему в дом" (ст.41), но он не просит его возложить руку что бы Иисус ни сделал, все будет самым лучшим.
В стихе 50 мы видим, как Лука показывает диапазон чудес в словах самого Господа Иисуса: "[Она] спасена будет". Иаиру нужно было ободрение, поскольку он только что узнал, что его дочь действительно умерла (ст.49). Греческий язык здесь выразителен: "Дочь твоя умерла". Этот факт ее смерти снова, и только в данном евангелии, подчеркивается в стихе 53: "Зная, что она умерла", и немного позже, в стихе 55 данного евангелия: "И возвратился дух ее". Лука говорит об этом с медицинской точностью и заботится о том, что, вне всякого сомнения, речь идет о чуде воскрешения, а не о выздоровлении после обморока.

56. Женщина, страдавшая кровотечением (Марк.5:25-34; Матф.9:20-22; Лук.8:43-48)

Приведем здесь цитату из "The Numerical Bible" Ф.Гранта: "Все очевиднее становилась истина о том, что Израиль, для исцеления которого пришел Господь, в самом деле был трупом, как дочь начальника синагоги. В то время как Господь собирается сотворить над ней чудо, его поражает вера в женщине, страдающей кровотечением, и Он отвечает на ее веру. Это основной принцип благодати к народам во время современной "отсрочки" благословения Израиля".
I. Марк 5:25-34. Наш евангелист единственный, кто замечает, что, несмотря на медицинскую помощь, которую она искала, она "пришла еще в худшее состояние". Этим подчеркивается безнадежность ее положения. Здесь мы также узнаем, почему эта женщина пришла "услышав об Иисусе" (ст.27). Вера рождается со слуха. Она пришла с верой!
Достойным внимания является в этом разделе повторение слова "тотчас" слова, очень характерного для Марка (ст.29 и 42).
Как Марк, так и Лука рассказывают о силе, исходившей от Господа Иисуса при соприкосновении с верой. Это не было нечто магическое, такое, что привело в удивление по поводу случившегося, но то было его осознанное намерение и его желание исцелить эту женщину.
Заключительное благословение: "Иди в мире" (ст.34) фиксируется как Марком, так и Лукой, но Матфей сообщает: "Дерзай" (9:22). Она могла уйти теперь с сознанием того, что будет надолго освобождена от своих прежних страданий, духовных и физических. Она получила здоровье, освобождена от болезни и навсегда свободна от гнева Бога!
II. Матф.9:20-22. Три стиха достаточно Матфею для описания печального состояния этой бедной женщины! Здесь нет ничего, говорящего о том, что ее состояние ухудшилось и что она напрасно потратила все свои деньги. Она просто подошла (ст.20), "прикоснулась" (ст.20) и "говорила сама в себе" (ст.21). Кто приходит к Господу Иисусу с верой, находит исцеление это так и по сей день.
Не Иисус касается женщины, а, скорее, она его: эта вера трогает его. "Дерзай" (ст.22) заверение Господа в том, что ее вера вознаграждена; она может теперь быть счастлива, ибо исцелена не только физически, но и приобрела мир с Богом и знает, что ее грехи прощены.
III. Лук.8:43-48. Здесь мы находим почти такой же рассказ, как у Марка, хотя Лука, как и Матфей, говорит, что она не просто коснулась его одежды, а края ее (ст.44)!
Все три евангелиста рассказывают об ободряющих словах Иисуса: "Дщерь! вера твоя спасла тебя; иди с миром" (ст.48). В наших душах нет духа свободы, если мы не знаем своего отношения к нашему Господу и Богу. Ее вера сделала ее теперь духовной дочерью Авраама. Налицо не только исцеление тела, но и мир для души.

57. Исцеление двух слепых и изгнание беса (Матф.9:27-34)

Этот случай записан только Матфеем. Мы находим двух других слепых в гл.20:29-34. Слепые обращаются к нему: "Сын Давидов!" (ст.27), что является признанием его связи с Израилем. Он пришел к ним как "Сын Давидов", им Он был от рождения. Но два человека были исцелены не на основании этого факта или потому что претендовали на какое-то преимущество. Христос не только отвечает на их веру, но и на их естественное притязания на него. Отсюда вопрос Господа: "Веруете ли, что Я могу это сделать?" (ст.28). "По вере вашей да будет вам" (ст.29); и ни по какому другому поводу не дается им исцеление.
Слова Господа, что никто не должен узнать что-либо об этом, связаны с предстоящей переменой в доме Бога. Христос больше не хотел создавать свое царство на земле. Теперь ему предстоял крест.
В одержимом бесом человеке, имевшем немого беса (ст.32), мы видим действительное состояние Израиля. Как народ, они были мертвы (как дочь Иаира), они были слепы и немы, как мы это видим в данном случае. Но в конце наступит исцеление в самом конце, когда Христос как царь придет править землей.
Современное состояние избранного народа показано в злословии фарисеев (ст.34). Его слова были отвергнуты ими, равно как и его дела, которые они приписывали сатане, хотя они были внушены Святым Духом. Это грех, который нельзя простить. Их гибель неотвратима. Мы тотчас же видим, как кстати этот случай описан в евангелии для иудеев, в котором так отчетливо показана смена домостроения (периодов спасения); где-то в другом месте это казалось бы неуместным.

58. Второе отвержение Иисуса в Назарете (Марк.6:1-6; Матф.13:54-58)

(Ср. Матф.4:12-13; Матф.13:54-58 и Лук.4:16-30). Было бы неуместно и это противоречило бы любящему сердцу Спасителя, если бы Он не посетил свой родной город во время своего длительного путешествия по Галилее и не повторил бы своих слов-приглашения, однажды уже отвергнутых людьми оттуда.
I. Марк.6:1-6. Мы здесь видим Иисуса, покидающего дом Иаира. Стих 1 описывает это словами: "Оттуда вышел Он".
Господь Иисус еще раз идет в свое отечество. У Луки (4:16-30) мы находим его первое отвержение в Назарете, когда его еще не сопровождали ученики; здесь же перед нами его второе отвержение в том же самом месте; и Марк дает нам об этом знать. "За Ним следовали ученики Его" (ст.1).
Мы уже рассматривали рассказ Луки о его отвержении и задавались вопросом: так ли это у Марка и Матфея?
У Скоуфилда в его знаменитой Библии есть примечание: "Наш Господь посещал Назарет дважды за время своего общественного служения".
Повествования Марка и Матфея очень похожи. Оба описывают реакцию народа; Матфей говорит: "Не плотников ли Он сын?"; а Марк: "Не плотник ли Он?.." Мы можем соединить эти высказывания; одно из них дополняет другое. Иосиф был плотник, а Иисус его сыном в глазах людей из Назарета! Мы можем допустить, что Иисус также работал плотником и это вовсе не было ниже его достоинства. Ведь Он пришел как раб, а это гораздо меньше плотника.
Но люди в Назарете были взволнованы, ревнивы и завистливы. Они не верили, что Он Мессия. Для них Он был только плотником. В этом и выразилось их неверие. Христос не делал ничего, чтобы устранить это неверие, например, с помощью удивительных чудес; Господь знал, что это еще больше ожесточило бы их сердца.
"И не мог совершить там никакого чуда" (ст.5). Это, конечно, не оттого, что у него не было силы, а потому, что у них не было веры! В самом деле, мы могли бы сказать, что Он там вообще не хотел совершать никаких чудес.
II. Матфей (13:54-58) несколько ограничивает это: "И не совершил там многих чудес" (13:58). Хотя в общем и целом жители Назарета его отвергли, но могли же там быть отдельные из них, как мы уже видели, пришедшие к Господу Иисусу с верой и, несомненно, нашедшие милость и исцеление; кроме того, "на немногих больных возложив руки, исцелил их" (Марк.6:5), но подобного было немного (Матф.13:58).
В том последнем предложении Марк, конечно, выделяет Христа как человека: "И дивился неверию их" (ст.6). Для Сына Бога не могло быть ничего действительно нового или неожиданного, но неожиданность и удивление были свойственны ему как человеку.

59. Послание двенадцати апостолов (Марк.6:6-13; Матф.9:35-10:1; 10:5-11:1; Лук.9:1-6)

I. Марк.6:6-13. Хотя Иисус остановился на время, чтобы подивиться неверию Назарета, это его не испугало. Ему надо было покинуть их в их добровольном неверии и продолжить свою проповедь. "Начал посылать их", говорит Марк (ст.7). В гл.3:13-19 мы видим Господа Иисуса во время избрания их и подготовки. Настало время посылать их!
"По два" (ст.7): это наглядно показывает полноту свидетельства. Даже Соломон говорил, что двоим лучше, нежели одному (Еккл.4,9). Действительно, Марк единственный, кто упоминает об этом.
Тот, кто не мог совершать чудес в Назарете, изображен здесь как имеющий авторитет и власть над бесами. Первым чудом, описанным Марком, было изгнание беса (1:21-28). Нашему евангелисту это казалось наивысшим доказательством победной власти униженного слуги над всеми силами сатаны.
Способ, каким Он посылает и дает им наставления, указывают на необходимость их полной зависимости от него:
а) только посох Марк; без посоха Матфей; без посоха Лука;
б) без хлеба Марк; работник за плату Матфей; без хлеба Лука;
в) без сумы Марк, Матфей, Лука;
г) без меди Марк; без золота и серебра Матфей; без серебра Лука;
д) в простой обуви Марк; без обуви Матфей; не упомянуто Лука;
е) не носить двух одежд Марк, Матфей, Лука.
Один толкователь замечает: "Эти правила не были задуманы как руководство для наших сегодняшних миссионерских дел, они применялись до тех пор, пока Господь во плоти был со своим народом. Они были отменены им в Гефсиманском саду" (Лук.22:35-38).
"Слова "кроме одного посоха" (ст.8) могут истолковываться так: самое большое посох; они одновременно служат границей между запрещенным и разрешенным, и не имело никакой разницы, брали его или нет", так говорит другой брат. Некоторые излагают это так, будто Матфей хочет сказать: нет посоха, на котором можно носить припасы, и что посох у Марка служит для путешествия. Слова "простая обувь" у Марка и "обувь" у Матфея различны: у Марка это действительно простая обувь, а у Матфея скорее обувь, которую носили богатые.
II. Матф.9:35-10:1; 10:5-11:1. Здесь мы видим подоплеку того, почему Господь посылает их. Он "сжалился", увидев толпу народа без того, кто заботился бы о ней.
Как Матфей, так и Лука упоминают о мере власти, которая была дана ученикам "над нечистыми духами... врачевать всякую болезнь и всякую немощь" (10:1).
Вполне естественно и уместно, что в этом евангелии к иудеям мы находим заповедь о том, чтобы идти к язычникам (10:5-6). Это иудейская миссия двенадцати иудейских апостолов нам следует держать в поле зрения такой важный факт. При этой миссии речь шла не о церкви (она вообще еще не была создана). В самом деле в этих стихах нет поручения проповедовать евангелие; весть была такова: "Приблизилось Царство Небесное" (ст.7).
В стихах 11-13 мы видим нечто характерное для Матфея: "Наведывайтесь, кто в нем достоин". Ясно, что современному читателю евангелия не говорится, что он должен спросить, кто достоин, напротив, он ищет недостойных. Это послание было направлено достойным.
Весь отрывок 10:5-11:1 мы находим только у Матфея.
Стих 23 имеет особенное значение. Через некоторое время после послания апостолов Христос был предан на смерть. После этого они получили другое поручение: началось время собрания (церкви). Когда Господь возьмет церковь из мира на небо, то Бог снова восставит на земле свидетелей Мессии, и иудеи вновь будут призваны к обращению, как "приидет Сын Человеческий".
То, что здесь показано, означает, что весь отрезок времени, когда Господь отсутствует, чтобы призвать язычников, проходит в молчании. Он говорит о том, что началось тогда, и о том, что снова возобновится, причем Он переступит через случившееся за данный промежуток времени (см. У.Келли "Лекции по евангелию по Матфею").
III. Лук.9:1-6. То, что Лука передает в виде наброска, Матфей, как мы видели, сообщает со многими подробностями.
В гл.6:12-16 мы видим призвание и избрание двенадцати апостолов; здесь они готовы к тому, чтобы их послать. Они должны проповедовать "Царствие Божие", а не "Царство Небесное", как у Матфея (10:7). Это известие о благости и благодати Бога ко всем людям в зависимости от потребности их души и их жизни любовь Бога.

60. Смерть Иоанна крестителя (Марк.6:14-16; 21-29; Матф.14:1-2,6-12; Лук.9:7-9)

I. Марк.6:14-16; 21-29. У Марка этой теме посвящено 16 стихов, у Матфея же 12, а у Луки только 3. Нам хотелось бы выяснить сначала различие между повествованиями Матфея и Марка.
В стихе 23 Марк добавляет: "До половины моего царства". Ирод здесь безумно преувеличивает, предлагая половину своего царства, которую он никак не мог отдать без разрешения императора.
II. Матф.14:1-2; 6-12. В гл.14:12 Матфей дополняет: "И пошли, возвестили Иисусу". Нам думается, что ученики в данном стихе это ученики Иоанна крестителя. Тот факт, что они пришли к Иисусу сообщить ему о смерти Иоанна, есть признак того, что Иисус отныне считался последователем крестителя даже у его учеников.
Царь Ирод слышал о всех удивительных вещах, которые случались и о которых упоминается у Марка, и его совесть сразу же обеспокоила его. Мы уже занимались пленением Иоанна крестителя в разделе 25.Христос отправляется в Галилею и нам хотелось бы особо указать читателю на примечание к подразделу об обсуждении этой темы у Луки.
Как мы видим здесь, Матфей и Марк отодвинули упоминание о причине пленения, последовавшей затем смерти Иоанна крестителя до этого момента.
Все это подтверждает тот факт, что евангелисты были совершенно независимы в своих рассказах о событиях в жизни нашего Господа Иисуса. Это служит также дальнейшим доказательством божественного замысла и боговдохновенности евангелий.
Марк дает нам в стихе 25 дальнейшее указание на характер девушки. Она была истинной дочерью своей матери. Она "тотчас пошла с поспешностью", не высказав никакого сопротивления бесчеловечному предложению матери, очевидно, даже не устрашась, а скорее обрадовавшись идти потребовать голову Иоанна крестителя.
III. Лук.9:7-9. У него есть небольшое предложение, не упоминаемое другими: "И искал увидеть Его". Это говорит о состоянии совести Ирода. Он боится. У него проблема: кто же этот Иисус? Поэтому он искал увидеть Иисуса. Иисус, однако, не показывался Ироду почти до креста. Ирод мог насмехаться над ним, а Иисус не произнес ни единого слова.

61. А) Апостолы возвращаются после выполнения своей миссии. Б) Насыщение пяти тысяч (Марк.6:30-44; Матф.14:13-21; Лук.9:10-17; Иоан.6:1-14)

I. Марк.6:30-44. Хорошо всем нам известный стих 31 из этой главы встречается только в евангелии по Марку. Здесь показана удивительная близость между Господом и его учениками. Они вернулись после совершения своей миссии и рассказали ему обо всем, что случилось. Господь слушает их с интересом и сочувствием. Он знает, что им теперь нужна тишина, уединение и духовное обновление в его присутствии.
Другая прекрасная человеческая черта характера встречается только у Марка, а именно в стихе 34: "Потому что они были, как овцы, не имеющие пастыря". Более всего они нуждались в пастыре, а не в целителе болезней. Все это трогательно и наглядно.
Марк является единственным, кто упоминает, что трава была зеленой (ст.39). Этот рассказ не содержит в себе ничего формального! Он звучит так, как будто Марк сам был свидетелем всего.
Один толкователь сделал интересное замечание: "В стихе 40 мы читаем: "И сели рядами" (это есть только у Марка). Греческий перевод гласит буквально: те клумбы! Выделяясь на зеленой траве, они выглядели как удивительно красивые клумбы".
Господь мог бы вдохнуть в учеников свои чувства и свое сострадание и как трагично встречать в евангелиях всех евангелистов, что ученики хотели только одного, чтобы отослать прочь это множество людей! Все событие очень хорошо подходит для этого евангелия служения.
II. Матф.14:13-21. Как мы уже где-то отметили, Иисус упоминается здесь часто один, без своих учеников. В этом евангелии, кажется, между ними соблюдается определенное расстояние (см. раздел 3.Благовестие Марии), Здесь мы читаем в стихе 13: "И, услышав, Иисус удалился оттуда на лодке". Его ученики не связаны с ним непосредственно, как в других евангелиях. Также нам здесь не говорится, что ученики пришли к нему, чтобы сообщить свои новости. Конечно, у Матфея взаимосвязь другая; там не показано, как они вернулись после своей миссии (на которую были посланы в главе 10). Предпосылкой для ухода Иисуса служит в этом разделе то, что Он слышит о смерти Иоанна крестителя. Нет сомнений, что это побудило к уединению Господа Иисуса и в других евангелиях.
Матфей, как и Лука, замечает, что Иисус исцеляет больных (ст.14), но Марк показывает нам, что действительная беда имела не физическую, а духовную природу. Марк логично повествует: "И начал учить их много" (6:34), тогда как Лука сообщает нам, о чем Он говорил "о Царствии Божием" (9:11).
Примечательно, что о насыщении 5000 упоминается во всех четырех евангелиях!
Матфей добавляет небольшое предложение: "Принесите их [хлеб и рыбу] Мне сюда" (ст.18). Как это просто и как чудесен результат! Если бы могло быть так, чтобы мы принесли все свои скудные запасы тому, который может изобильно снабдить нас. И чтобы мы пришли к нему с тем немногим, что имеем; Он может превратить все это в источник благословения.
Первые три евангелиста говорят, что Иисус взглянул на небеса перед тем, как благословить и преломить хлеб. С неба, где их истинное местонахождение и источник, снисходят все благословения.
Напоследок мы видим, что только Матфей в стихе 21 добавляет те немногие поразительные слова: "Кроме женщин и детей". Насытились не только пять тысяч, а, вероятно, намного больше. Здесь забота проявлена в избытке. Пять тысяч, видимо, был минимум наверное, это число, которое можно было определить одним взглядом с постоянного места.
III. Лук.9:10-17. Здесь такие же обстоятельства, что дает Марк: возвращение двенадцати апостолов после их миссии. Лука дает нам знание о географическом месте этого удивительного чуда, являющегося также местом, куда хотел вернуться Иисус. Оно находилось вблизи Вифсаиды (ст.10), мало посещаемом месте, примыкавшем к городу на восточной стороне Галилейского моря (или Тивериадского озера).
У этого евангелиста (ст.11) мы можем лучше познать любящее сердце Господа Иисуса: "Он, приняв их". Иисус не сердился на беспокойство, но всегда был наготове и полон интереса и сочувствия. Он заботился как об их духовных, так и о телесных потребностях, как говорит нам данный стих.
Мы уже видели, что Марка дополняет Лука в стихе 14, где говорит, что каждый ряд включал в себя около пятидесяти человек. Марк же говорит: "По сто и по пятидесяти". Вероятно, это означает, что люди расположились так, что было образовано пятьдесят рядов по сто человек. Где же тогда те критики говорящие о том, что евангелисты списывали друг у друга?
IV. Иоан.6:1-14. Мы оставили четвертого евангелиста после того, как он описал нам восьмое чудо Иисуса исцеление больного в Иерусалиме (гл.5:1-17). Теперь мы вернемся к описанию восемнадцатого чуда Иисуса в главе 6 после того, как Он покинул Иерусалим.
"После сего" (ст.1) относится, как мы считаем, к семнадцати чудесам, описанным в рассказах других евангелистов, и еще ко многому другому. Стих 2 подтверждает такое мнение.
Господь был очень занят, а у Матфея и Марка мы узнаем, что Он искал немного тишины и покоя. Но, кажется, для Сына Бога не было отдыха.
Другой взгляд на сердце Иисуса дается нам здесь в стихе 6: "Говорил же это, испытывая его; ибо Сам знал, что хотел сделать". Это показывает нам, что Иисус был подготовлен к бедам множества народа; для него это не было неожиданным бедствием. Он был истинным хлебом с небес.
Иоанн информирует нас, что речь шла о ячменных хлебах. Стих 10 является показательным, особенно когда мы связываем его с Матфеем (14:21). Когда мы читаем: "Велите им возлечь", то для слова "им" использовано греческое слово "антропос", годящееся для обеих полов. В последней части стиха сказано: "Людей" греческое слово "анер", имеющее только мужской род и означающее "мужчин".
В этом евангелии мы встречаем благодарящего Иисуса (ст.11), а не благословляющего, как в других евангелиях. Кто-то заметил по этому поводу: "Сам Спаситель воздал благодарение как человек и вымолил благословение, в то время как Он давал его как Бог". Действительно, какое сильное впечатление производит то, что в этом разделе евангелия Сына Бога мы видим подчеркнутой его человеческую сторону, тогда как в других евангелиях, о нем, как о человеке, для нас должна была быть выделена его божественность.
Вывод, сделанный народом, преподносит нам только Иоанн в стихе 14: "Это истинно Тот Пророк, Которому должно придти в мир".
О собирании кусков упоминают все четыре евангелиста несомненно потому, что для нас очень важно обратить на это внимание и поразмыслить над этим. Й.Александер предлагает три причины этого указания Господа:
1. Чтобы избежать расточительства и обучить мудрому ведению хозяйства даже в более малых вопросах жизни.
2. Чтобы показать в этом случае, как в чуде исцеления, что за эффектом чуда должны сразу следовать действия по определенным законам; хотя они непосредственно видели, насколько сверхъестественным способом насыщена огромная масса. Им следовало собрать куски для дальнейшего пропитания.
3. Им следовало на какое-то время иметь все это перед глазами и размышлять об этом чудесном событии.
В соответствии с этим мы исходим, что наш Господь, когда напоминает ученикам об этом великом чуде, недвусмысленно говорит о другом чудесном насыщении: короба с кусками, оставшимися после насыщения всех; это было здесь весьма примечательным обстоятельством, и о нем им не следовало забывать! Теперь его познали как пророка, который был обещан им. Но следующим шагом было сделать его царем, а это ведет нас к новому разделу.

62. Иисус идет по морю (Марк.6:45-56; Матф.14:22-36; Иоан.6:15-21)

I. Марк.6:45-56. Стих 45 показывает нам настойчивость Христа. "И тотчас понудил учеников". Матфей использует точно такое же выражение. В евангелии по Иоанну мы увидим причину этому. Все показывает на божественную гармонию в евангелиях; то, что опускает один автор, упоминает другой.
Марк единственный, кто упоминает название города: Вифсаида. Вифсаида располагалась на восточной стороне моря и в том же направлении, что и Капернаум (о чем упоминает Иоанн), и поблизости от него. Потому между рассказами Марка и Иоанна нет противоречия.
Вместо того, чтобы говорить, как в стихе 45 (а у Матфея в гл.14:23), о том, что народ был отпущен, в стихе 46 Марк использует более мягкое выражение: "И, отпустив их". Он отпустил их дружелюбно, но решительно, и после того, как Он таким образом вынудил их рассеяться, взошел на гору помолиться.
Все три евангелиста сообщают нам о хождении Иисуса по морю, так что по этому поводу не может быть никакого сомнения ввиду того, что трое мужчин записали это независимо друг от друга.
У Марка мы встречаем интересное замечание, отсутствующее у других: "И хотел миновать их" (ст.48). Это прекрасно. Господь Иисус хотел преподать урок своим ученикам, что вся власть над творением в его руках и что они не могут обойтись без него, тогда как Он не нуждается в нас. Он испытывал веру у них у всех, а не только у Петра, что мы видим у Матфея (14:28-31).
В противоположность Матфею (14:31) мы читаем у Марка (6:51): "И вошел к ним в лодку". Из добрых побуждений у Марка опущен случай хождения Петра по морю.
Марк сообщает нам, что как только Он вошел в лодку, ветер улегся; Матфей говорит, что это случилось, как только они вошли в лодку; Иоанн же говорит: "Тотчас лодка пристала к берегу" (6:21).
Стих 56, последний, кажется почти что повторением главы 1:31-34. Может быть, это означает, что во все время деяний Христа непрерывно происходили чудеса, но только эти немногие были выбраны и записаны для нашего поучения.
II. Матф.14:22-36. Как мы видели, как Матфей, так; и Марк используют слово "понудил", что, видимо, указывает на известное сопротивление со стороны учеников такому их роспуску.
Может быть, причину такого противодействия мы найдем в евангелии по Иоанну. Мы обратим там на это внимание.
Уильям Келли дал следующее замечательное объяснение всей сцены: "Он (Иисус) должен был покинуть свой древний народ из-за их неверия (ст.22), и занять новое место наверху (ст.23), и призвать остальных к новому порядку вещей.
Покинутый на земле как Мессия, Он не хотел стать царем по воле человека, чтобы удовлетворять где-то чьи-то мирские похоти, но вознестись и там служить Богу как священник. Такова точная картина того, что сделал Господь. Между тем, в то время как масса израильтян (большое собрание) была отпущена, его избранные попадают на арену трудностей (ст.24) во время отсутствия их Господа, в "стражу" ночи. Но Он не оставит свое место заступника и отыщет учеников, когда их трудности и их смущение будут наиболее велики. Теперь Иисус возвращается к оставшимся, и сразу же наступает тишина, и его признают как Сына Бога (ст.33). И не только радостью именно там, где был прежде отвергнут (ст.36)". (У.Келли. "Лекции по евангелию по Матфею").
Что же касается стихов 28-31, где мы видим Петра, идущего по воде, то нам следует рассматривать это событие как вставку, потому что оно внутренне не связано с той иудейской сценой, которую мы только что видели. Здесь в принципе действительно изображено собрание: поворот веры в направлении Христа и с ним.
Петр олицетворяет веру человека, покинувшего земную безопасность лодки, и идет к Иисусу, который открылся ему и идет по воде.
Однако здесь следует заметить, что у такого хождения по воде нет никакой другой причины, кроме "если это Ты"; но сие означает самого Иисуса. Увы, Петр и собравшиеся после него не смогли так пойти.
III. Иоан.6:15-21. Мы подходим к тому, что, по нашему восприятию, является причиной притеснения Господа Иисуса как у Матфея, так и у Марка. Причина эта показана в стихе 15: "Иисус же, узнав, что хотят придти, нечаянно взять Его и сделать царем".
В стихе 14 нам уже было сказано, что народу вдруг показалось, что в их среде был "Пророк, Которому должно придти в мир". Из Псалма 132:17 они могли знать, что это чудо характерно для Мессии. Теперь они захотели сделать его царем. Но Иисус "опять удалился на гору один".
Не обусловливался ли отказ учеников уйти и необходимость для Иисуса принудить их тем, что они тоже хотели сделать его царем?
Иоанн ясно говорит нам в стихе 19, что то, что Матфей (14:24) и Марк (6:47) называют "на средине моря", было "двадцати пяти или тридцати стадий". Если Иисус повел себя так, как будто хотел "миновать их" (Марк.6:48), то это, наверное, было потому, чтобы дать возможность им открыть истинную потребность своих сердец. Он не хотел им навязываться. Но они реагировали так, как Он и ожидал: "они хотели принять Его в лодку" (ст.21).
В этом стихе сообщается и о другом, о котором не упоминают остальные евангелия: "И тотчас лодка пристала к берегу, куда плыли". Он может насытить пять тысяч человек, ходить по волнам и свести на нет расстояния. "Он приводит их к желаемой пристани" (Пс.107:30).

63. "Я есмь хлеб жизни" (Иоан.6:22-7:1)

Вот перед нами раздел, имеющийся только у Иоанна. Он очень естественно соединяется с тем, что было до него. В стихах 1-14 мы видели хлеб как пищу для нашего тела. В стихах 15-21 есть перерыв. Затем от стиха 22 главы 6 до стиха 1 главы 7 мы видим живой хлеб как пищу для нашей духовной жизни.
Речь Христа о хлебе распадается на два раздела:
1. Стихи 22-40 обращены к народу, который насытился в предыдущий день и обрел Господа Иисуса.
2. Стихи 41-59 обращены к людям в синагоге Капернаума.
Что касается остатка главы, то стихи 60-66 показывают нам воздействие речи Иисуса на тех, кто осознал себя его учениками; стихи 67-71 представляет нам их воздействие на избранных апостолов и ведут к исповеданию Петра. Весь этот раздел вписывается в наше евангелие о Сыне Бога. Где-то в другом месте он был бы неуместен.
Именно в этом евангелии мы находим притязание Христа быть больше, чем просто слугой или совершенным человеком, и даже больше, чем царь. Он Бог, и эта глава выясняет следующее:
1. Он "хлеб, сшедший с небес".
2. "Ядущий хлеб сей", идущий от него самого, истинного хлеба (ст.32) и живого хлеба (ст.51), "будет жить вовек". Один Бог имеет право на это.
3. В этом разделе мы видим Господа Иисуса как дающим, так и поддерживающим жизнь.
Мы здесь видим:
а) истинно Отец дает истинный хлеб;
б) Сын есть хлеб, и как Сын человека Он отдает свою плоть за жизнь мира;
в) Дух воскрешает.

64. Первое исповедание Петра (Иоан.6:67-71)

Петр приводит три причины, почему они не могут покинуть Господа:
1. Он, Господь, единственный в своем роде "к кому нам идти?" (ст.68).
2. Он помазанный учитель. "Ты имеешь глаголы вечной жизни" (ст.68).
3. Божественность его лица "мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живого" (ст.69).
65. Иисус порицает фарисеев и книжников (Марк.7:1-23; Матф.15:1-20)
I. Марк.7:1-23. Хотя Марк и Матфей оба сообщают нам об этом, имеются очевидные различия, что опять-таки подчеркивает независимость отдельных авторов.
Например, Марк вдается в подробности по поводу поведения фарисеев (ст.3-5), а Матфей все это опускает. Почему?
Так как Матфей писал для иудеев, у которых было принято, чтобы они знали все о строгих правилах и церемониальных действиях, то не было необходимости включать это в рассказ. Марк же, об этом нам следует подумать, пишет для римлян, которые вовсе ничего не знали об этих запутанных вещах; поэтому для их пользы Марк упоминает здесь эти подробности.
Некоторые из фарисеев, очевидно, зорко наблюдали за Иисусом и его учениками особенно из-за того, что Иисус насытил только что по меньшей мере пять тысяч человек, и как его ученики, так и народ по всей вероятности ели неумытыми руками.
Стих 8 свойственен Марку, и Матфей передает содержание стиха 9 в своем собственном изложении как ответ на свой собственный вопрос в стихе 2 (у Марка этот стих дан в форме вопроса). Конечно: это не настоящее отличие, когда Марк в стихе 10 говорит: "Ибо Моисей сказал", а Матфей в стихе 4: "Ибо Бог заповедал", так как Бог, очевидно, заповедал через Моисея.
В стихе 11 для Марка типично, что он, используя еврейское слово "корван", переводит его для своих читателей, которые могли не знать еврейского языка. Поэтому он дает его по-гречески "дар Богу" (ср. гл.5:41). Стих 12, "тому вы уже попускаете ничего не делать для отца своего или матери своей", Матфей опускает.
Но Марк опускает интересный диалог о впечатлении, производимом на фарисеев публичными словами Господа Иисуса, мы скажем еще по этому поводу, когда будем рассматривать рассказ Матфея. Марк также ничего не сообщает о том, что Петр просит Иисуса разъяснений; он просто говорит, что ученики Иисуса задавали ему вопросы. Несомненно, спросить хотели все.
Тот факт, что Марк расширяет в стихах 21:22 список ужасных грехов, упоминаемых и Матфеем, нас не удивляет. Господь мог бы прекрасно назвать еще большее число, но каждый евангелист делает выбор, наиболее соответствующий его целям.
Последнее замечание о ценности традиции мы цитируем из книги брата Келли о Марке (стр.97): "Важное положение Слова Бога гласит: Бог бесконечно мудр и свят. Там, где Он не оставил какого-то подробного предписания, оно говорит: горе тому, кто ограничивает свободу! В противоположность этому человек использует такие лазейки, и там, где Бог не оставил своего закона, он вставляет свой собственный. Но Бог не дал полноту власти законодательства; и половина всех спорных вопросов и расколов, возникших во времена христианства, вытекает именно отсюда. Человек в своей спешке разрешить трудности находит убежище в таких мерах и хочет осуществить свою собственную волю там, где Бог оставляет для проверки сердец все открытым вместо того, чтобы подробно что-либо регла-ментировать, и поэтому он намеренно пренебрегает заповедью".
II. Матф.15:1-20. Домостроительное наставление и контекст выявляют здесь у иудеев недостаток искренности и традиционное лицемерие в противоположность благодати, оказанной язычникам; посему этот раздел особенно подходит для данного евангелия.
Мы уже отмечали, что Матфей имеет свои причины опускать то, что записывает Марк в стихах 3-5.
Диалог в стихах 12-15 передан только Матфеем. Были ли это только фарисеи, сердившиеся на все, что говорил Иисус, или его ученики тоже обижались? Кто может это утверждать?
Однако кажется, будто они могли вполне сочувствовать рассерженной толпе. Но ответ Иисуса ошеломляет: "Оставьте их" (ст.14). Нет смысла спорить с ними; им следует сначала выучить азбуку; им нужна новая жизнь в Боге. Они не были растениями, которые посадил его небесный Отец, и их следовало искоренить!
За словами Господа Иисуса следуют дела. Покидая таких учителей, Он направился в прибрежные финикийские города.

Глава 4. Его служение ученикам в Галилее

66. Исцеление дочери хананеянки (Марк.7:24-30; Матф.15:21-28)

I. Марк.7:24-30. Мы подробнее рассмотрим домостроительное поучение этой сцены в евангелии по Матфею.
Небольшая и прекрасная фраза в стихе 24, "но не мог утаиться", встречается только у Марка. Причина, по которой Он не мог утаиться, очевидна его искала бедная женщина. Она была в отчаянной нужде: у нее была маленькая [Прим. ред.: в русском переводе Библии отсутствует] (это одно из выражений Марка) дочь, одержимая нечистым духом!
Марк просто передает факты и опускает много интересных черт, которые упоминает Матфей и которые освещают все поучение, содержащееся в этом случае, как, например, отношение Иисуса к иудеям и язычникам.
В стихе 27, который добавляет только Марк, есть небольшая ссылка на предпочтение, оказываемое избранному Богом народу по отношению к язычникам: "Дай прежде насытиться детям".
II. Матф.15:21-28. Мы сразу же замечаем огромное противоречие с предыдущим: там критичные и язвительные фарисеи, здесь проклятая отверженная сирофиникиянка (Еф.2:11-12). Это должно научить нас перемене в путях Иисуса. Именно евангелие по Матфею четко показывает нам этот поворот (ср. гл.13:1).
В стихе 22 мы находим, что женщина молит Господа Иисуса как "Сына Давидова". Марк это опускает, и в этом снова заключено решающее отличие рассказов обоих евангелий.
Женщина умоляет его, как будто она относится к избранному народу и как будто она имела право на его помощь. Однако, как Мессия, Сын Давида, Он пришел только к своим.
Хананеянам не было дано обетований, их касалось только проклятие. Она предъявила неправомерные притязания и заняла неправильную позицию: поэтому Иисус безмолвствует. Факт молчания Иисуса упоминает в стихе 23 только Матфей: "Но Он не отвечал ей ни слова".
Матфей также единственный, кто сообщает нам, что ученики хотели, чтобы Иисус ее отпустил. Может быть, они желали, чтобы Иисус удовлетворил их просьбу, чтобы отделаться от нее. В стихе 24 Иисус, наконец, раскрывает уста и отвечает ей, опять это отмечено только у Матфея: "Я послан только к погибшим овцам дома Израилева".
Это была его миссия как Сына Давида, не как Сына человека или Спасителя. Она должна была понять это и испытать свое сердце; что же такое она сама? У нее нет на него прав. Это она теперь понимает, бросается пред ним наземь и говорит: "Господи! помоги мне" (ст.25); причем Матфей снова единственный автор, кто отмечает это.
Но она не может предъявлять ему никаких требований, она должна узнать правду о самой себе и покаяться. Именно это отвергали фарисеи!
Так Господь говорит, что Он не вправе брать хлеб у детей и бросать псам. Об этом рассказывают оба евангелиста. Теперь она понимает. Не предъявляя никаких претензий и сознавая то, что она отверженная из псов-язычников, она надеется только на его благодать. Конечно, Иисус хочет теперь ей ответить. Он ведь пришел, чтобы спасать, чтобы оказывать милосердие тем, кто этого не заслужил. У Матфея мы слышим, что Господь отвечает: "О,женщина! велика вера твоя" (ст.28). Но после того, как Он оказал милость язычникам, Иисус должен вернуться к своему собственному избранному народу. Таким Он станет в будущем по воле Бога.

67. Исцеление в Галилее и в Десятиградии (Марк.7:31-37; Матф.15:29-31)

I. Марк.7:31-37. Исцеление глухого чудо, отмеченное только Марком, хотя Матфей и рассказывает в стихе 30 своей пятнадцатой главы о том, что было исцелено много людей. Там, где Матфей обобщает, Марк вдается в детали и дает нам точное описание вида и способа исцелений Иисуса, как будто он был свидетелем.
Служение никогда не является полным, когда тот, кто служит, хочет при этом выступить на передний план. Как истинный слуга (в этом евангелии), Господь Иисус никогда не хотел популярности. Вероятно, в этом и заключается причина того, почему Иисус в стихе 33 отвел в сторону глухого человека.
В стихе 34 используется другое иностранное слово арамейское "еффафа", которое Марк по привычке немедленно переводит на греческий для своих читателей.
II. Матф.15:29-31. Возвратившись от язычников с Финикийского побережья, Господь Иисус снова среди иудеев. Их достойное сожаления состояние очень наглядно описывается Матфеем в стихах 30-31.
Они приходят к нему и возносят Богу хвалу за то, что Он послал его. Снова у нас здесь есть указание на домостроение (периоды спасения). Так и будет: Иисус, Мессия, вернется к своим, и они примут его, и покаются в своих грехах, своем ужасном состоянии, и скажут: "Благословен Грядый во имя Господне!" Все это типично для евангелия по Матфею.
Но Иисус не только исцеляет их. Он также и насыщает, как мы уже это видели при насыщении пяти тысяч.

68. Насыщение четырех тысяч (Марк.8:1-9; Матф.15:32-38)

I. Марк.8:1-9. Нам хотелось бы сравнить между собой оба рассказа о насыщении четырех тысяч и выяснить различия между первым чудом насыщения пяти тысяч и данным насыщением четырех тысяч.
На нас здесь производит впечатление то, что насыщение такого большого количества людей исходит от самого Господа. Побудительную причину нам показывают его слова: "Жаль Мне народа" (ст.2).
Различия между двумя насыщениями:
1) Насыщение 5000:
• две небольшие рыбы;
• пять хлебов;
• осталось 12 коробов;
• люди разместились рядами по 100 человек в 50 рядов;
• 5000 человек, не считая женщин и детей, были насыщены;
• после этого ученики были отосланы
2) Насыщение 4000:
• несколько рыбок;
• семь хлебов;
• осталось семь корзин;
• нет подробного описания их размещения;
• 4000 человек, не считая женщин и детей, были насыщены;
• Иисус и ученики удаляются после этого
В насыщении четырех тысяч мы видим заботу Христа о бедных, последовавших за ним. Его сердце тронула их бедность. Насыщение пяти тысяч было знаком присутствия Господа в силе среди них. В насыщении четырех тысяч открывается божественная доброта.
Только Марк говорит нам в стихе 3: "Некоторые из них пришли издалека". Они действительно искали его. Стал ли Он презирать их, после того как народ, как таковой, отверг его? Нет! Ищущие его найдут. Он показывает, что сочувствует остальным, кто ищет его, Он будет искать их.
Здесь нет ошибки: рассказы о насыщении пяти тысяч и четырех тысяч у обоих евангелистов являются двумя различными рассказами и совершенно отличными друг от друга событиями. Даже слово для обозначения короба в каждом из этих случаев разное.
II. Матф.15:32-38. Как мы уже заметили при рассмотрении стихов 29-31, здесь на переднем плане присутствует домостроительный аспект. И опять Матфей добавляет, как и в случае с насыщением пяти тысяч: "Кроме женщин и детей" (ст.38).

69. Фарисеи просят знамения (Марк.8:9-12; Матф.15:39-16:4)

I. Марк.8:9-12. Он не отсылает учеников, как прежде, после того, как сам отпустил народ, а сопровождает их в лодку. Это отмечают оба евангелиста.
Марк говорит: "Тотчас войдя в лодку с учениками Своими, прибыл в пределы Далмануфские" (Матфей говорит "Магдалинские"). Только Марк упоминает о Далмануфии. Это вообще-то незнакомое место, но считают, что это деревня или небольшой город вблизи Магдалины, возможно, на западном побережье моря, в нескольких километрах к северу от Тиберии.
Марк упоминает только одну группу фарисеев, Матфей же добавляет, что там были и саддукеи (и упоминает их в гл.16:6). Они жаждали знамение с неба (ст.11). При множестве исцелений они видели много чудес, совершенных на земле. Если бы это было совершено по их просьбе, то это оправдало бы их неверие! Христос никогда не отказал бы, если бы они были искренни, но говорится, что они искушали его (ст.11).
Стих 12 характерен для Марка: "И Он, глубоко вздохнув..." Марк дает нам различные подобные ссылки на взгляды и жесты Господа, не вспомнил ли об этом Петр и не передал ли Марку? Этот вздох смешан с печалью и недовольством.
Марк более краток при описании отказа Господа: "Для чего род сей требует знамения?" (ст.12). Тут не было ни глаз, чтобы все это видеть, ни ушей, чтобы все это слышать, ни сердца, чтобы воспринять все то, что случилось с этими презренными.
У.Келли делает здесь интересное замечание: "Никогда не было свойственно Богу умножать знамения, кроме тех случаев, для которых они были предназначены, ибо они, хотя уже и в начале своего свидетельства, что от Бога, могут разбудить людей, расстроили бы духовную цель, которую Он имеет в виду, если бы продолжили это, если бы не утратили саму сущность знамений. Чудо перестало бы быть чудом, если бы оно происходило то и дело" ("Изложение евангелия по Марку").
II. Матф.15:39-16:4. Огорчительно видеть непримиримых врагов, объединяющихся в сопротивлении Господу Иисусу. Матфей наиболее четко утверждает это, называя как фарисеев, так и саддукеев (16:1). Они просили знамения, которое "могло бы воздействовать на народ из плоти... и которое позволило бы им и далее оставаться таковыми" (Ф.Грант).
В стихах 2 и 3 Матфей сообщает нам далее нечто, звучащее почти упреком. Когда они рассматривали небо, они могли предсказывать погоду; почему же они не смогли истолковать знамение времени? Правильно, что это записано Матфеем, для иудейского народа было спасением узнать, насколько они духовно растлены и не имели веры. Если бы все это значилось в рассказах евангелистов, предназначенных другим народам, то это могло бы вызвать легкое чувство превосходства.
Хотя Господь и не дает им знамения, Он ссылается (у Матфея) на Иону: "Кроме знамения Ионы". Иудеи, но не другие народы сразу же приняли бы эту историю. По этой причине, вероятно, отсутствует ссылка на Иону в других евангелиях.

70. Значение закваски (Марк.8:13-21; Матф.16:4-12)

I. Марк.8:13-21. Оба, Марк и Матфей, сообщают: "И оставив их..." В греческом языке это очень сильное выражение. Оно значит больше, чем нежели переместиться с одного места на другое. Оно имеет смысл "отвергнуть, отвернуться, остаться одному, признать себя безнадежным".
У Матфея (16,1-4) мы видим систематическое сопротивление Иисусу Христу. Но если они отказались принять его, то Он теперь со своей стороны отрекается от них. Он не судил их. Он их покинул. В конце концов, Он ведь пришел не судить мир, а спасти.
Марк рассказывает нам, что они снова поплыли в лодке на другой берег.
Мы только что видели неверие в сердцах фарисеев и саддукеев, теперь мы видим этот же грех в сердцах учеников (ст.17).
Марк говорит в стихе 14: "Кроме одного хлеба не имели с собою в лодке". Матфей же отмечает, что они забыли взять хлеб с собой. Один хлеб был, возможно, остатком прежних запасов и не помешал бы купить новые припасы, если бы они подумали о приобретении необходимого. Они были обеспокоены недостатком хлеба, и это настолько занимало их мысли, что они были неспособны понять значение слов Господа.
Господь Иисус, погруженный в свои мысли о фарисеях и саддукеях, хотел предостеречь своих учеников от двух видов зла:
1. От внешней религиозной видимости (самоуверенности), что мы видим у фарисеев.
2. От потребности одобрения со стороны мира. Они должны были бы, напротив, искать расположения Господа. Итак, Он предостерегал от светскости, как мы это видим у Ирода.
Примечание: повествование Марка опускает саддукеев. Хотя их учение и было злым, оно не казалось самым опасным из трех. Марк упоминает о нравственных, наиболее смертельных из этих трех!
Но ученики не понимали. В определенном смысле они все еще были слепыми. Они видели уважаемых фарисеев и саддукеев и могучего царя Ирода; они видели людей, как деревья, слишком большими и могучими! Господь показывает, что это дело сердца (ст.17), а не только ума. В своих сердцах они не отличались от фарисеев и саддукеев. Плотское сердце у верующего, как и у неверующего, злое даже у учеников Иисуса!
Ненужная боязнь материальной нужды ослабляет наш духовный взор и мешает нам узнать волю Господа.
Стих 18 у Марка является цитатой. Матфей привел ее в гл.13:15 своего евангелия, и мы сделали по этому поводу свои замечания, и нам не хотелось бы их повторять.
У них окаменели сердца, как говорит Марк в стихе 17, потому что они, наверное, видели так много чудес; они не понимали значение чудес Иисуса, и особенно не признавали значение насыщения 5 тысяч. Их духовное состояние было не лучше физического состояния незрячего, которого мы видим в Вифсаиде: слеп!
II. Матф.16:4-12. Здесь нам ясно показано, что произошло в домостроительном смысле между народом и Господом: пропасть становится все глубже, а расстояние все больше Иисус их покинул.
Но у Иисуса все еще есть небольшой остаток верных: его ученики, которых Он учит и предупреждает далее. Но и они не без недостатков. В их первоначальной природе заложен, к сожалению, тот же самый злой принцип, который мы замечаем ранее у врагов Христа: неверие! О Господе Иисусе рассказывается, что Он говорит (и только у Матфея): "Маловерные". Их вера все еще была незрелой: глазами веры они еще не могли ясно видеть; их состояние хорошо выясняется из следующей сцены.

71. Слепой, в Вифсаиде (Марк.8:22-26)

Это чудо мы встречаем только в евангелии по Марку. Для этого могут быть различные причины. Одна из них, вероятно, его духовная связь с тем, что только что произошло: показать, что даже лучшие люди духовно слепы. Для демонстрации многообразия методов нам также сообщается, какими способами Он исцелял, ибо этот случай показывает нам постепенность исцеления и является единственным случаем такого рода у Марка.
Вифсаида располагается, весьма вероятно, на северо-восточном побережье Галилейского моря. Пять тысяч были насыщены в пустынном месте вблизи, и оно, вероятно, относилось к Вифсаиде.
Они приводят к нему слепого человека. Толкователи придерживаются различных мнений по поводу, был ли этот человек слепым от рождения, как у Иоанна (9:1), или он когда-то мог видеть и поэтому знал форму деревьев, а ослеп позднее.
Производит сильное впечатление то, какой глубокий интерес проявляется Господом Иисусом к этому человеку. Он мог бы исцелить его одним простым словом. То, что Он не сделал этого, не может ли быть причиной того, что ему хотелось бы дать много поучений не только своим ученикам, но и нам всем?
У.Келли говорит, что мы видим здесь изображение "двух вещей", которые "необходимы для лица, вообще еще не видевшего. Первая это способность видеть, а вторая степень применения способности".
Рассмотрим сначала способ, каким Господь его исцелил:
1. Человек полностью изолирован от народа.
2. Иисус плюет в его глаза.
3. Иисус возлагает на него руки.
4. Иисус задает ему вопрос.
5. Иисус вторично возлагает руки на него.
Попытаемся и мы понять и определить значение этих действий:
1. Сначала Господь отвел этого человека в сторону от толпы народа. Господу хотелось посмотреть на него отдельно от народа. Первое, что Иисусу нужно сделать с ним, это индивидуальная и персональная работа. Речь идет о наших глазах и мы видим, но еще несовершенно! Такова, может быть, история нашей души. Нам это простительно, но мы все еще не видим человека или даже себя самих в верном свете. Нужна глубинная работа Святого Духа.
Д.Н.Дарби говорит: "Точно такие же личности, от которых уходит Христос, существуют вокруг нас сами по себе, признают чрезвычайное значение связи с религией, когда совесть пробуждается благодаря действию Господа, но она не приобретает еще ясного видения".
Именно так получилось с учениками: они действительно любили Господа Иисуса, но иудейские привычки мешали им осознать всю его славу.
2. Некоторые видят в употреблении слюны глубокую симпатию нашего Господа (ср. Иоан.9:6); другие указывают на целебную силу слюны в медицине и других областях.
3. В тот момент, когда Господь возложил на человека свои руки, из Господа, наверное, изошла сила, но еще не было видно полного исцеления. Подобным образом первое возложение им рук подразумевает время, проведенное лично им с учениками; наоборот, второе возложение им рук на глаза человека говорит об исполненности Святым Духом.
Это соответствует пунктам 4 и 5.
Сперва мы видим начало исцеления: человек уже мог видеть, но неясно. Однако Господь не отнимет руки от глаз человека, пока тот не будет видеть полностью. Так и с нами. Перед воскрешением и нисхождением Святого Духа мы видим у учеников Христа очень несовершенное духовное состояние, но после принятия Святого Духа все изменилось; Он был дан, чтобы ввести их в полноту истины. Заключительное предостережение в стихе 26 опять показывает, что является типичным признаком Христа в евангелии о слуге. Он скорее хотел бы спрятаться. Истинное служение всегда совершается так: слуге не следует представляться самому и искать популярности.

72. Второе исповедание Петра (Марк.8:27-30; Матф.16:13-20; Лук.9:18-21)

I. Марк.8:27-30. Когда Иисус пошел в селения Кесарии Филипповой, Он начал новую главу в своем служении. Новая глава вводится этой сценой. Кесария Филиппова находилась в верхней части Галилеи вблизи истока Иордана у подножия горы Ермон. В отличие от Кесарии на побережье (неоднократно упоминаемой в Деяниях) здесь упоминается Кесария Филиппова.
Все три евангелиста сообщают о вопросе Иисуса: "За кого почитают Меня люди?" Ответ на этот вопрос открывает новую главу в общественном служении Христа.
Все, что могла предположить толпа в догадках о том, кто такой Иисус, ясно показывает их полное неверие. И это после того, как им были представлены все знамения Мессии!
Поскольку ничто из случившегося не смогло убедить их в том, что Он Мессия, проявивший себя полностью, как таковой, во всех многочисленных чудесах, Иисус отныне больше не хотел быть для них чудотворцем. Ему не хотелось больше заниматься этой неверующей толпой, отвергнувшей его. Теперь Он сосредоточится на небольшой группе тех, кто уверовал в него как Христа-Мессию! Он показал бы им последствия своего отвержения другими народами распятие и церковь.
Сравним теперь три рассказа:
Внимательному читателю ясно, что Марк опускает все, что относится к домостроению и что Святой Дух дал записать Матфею, для евангелия которого это наиболее уместно.
Марк просто передает слова Петра так: "Ты Христос" и ничего не добавляет. Мы не слышим здесь ни Господа Иисуса, благословляющего Симона, сына Ионы, не слышим также, как Он говорит: "Ты Петр, и на этой скале Я создам Церковь Мою". Здесь ничего не сказано о строительстве Христом своей церкви, о воротах ада, о ключах царства, о связывании на небесах и разрешении на земле. Все это относится к евангелию по Матфею, как мы это сейчас увидим.
Церковь, в сущности, основана не на Христе или Мессии, как таковом, а на признании "Сына Бога Живого" (Матф.16:16). Итак, мы снова замечаем, как чудесно взаимодействуют между собой пропуски в Писании. Святой Дух вдохновил Марка записать только часть признания Петра.
Так как признание Петра не является наибольшим славословием Господа, то, соответственно, у Марка не упоминается наибольшая из предстоящих перемен, которая должна была раскрыться в строительстве церкви. В тот момент, когда Господь становится известен и признан в своей наивысшей славе (как Сын живого Бога), Он впервые начинает говорить об устроении своей церкви.
Это новое здание, занимающее место Израиля, отвергнувшего Христа, основано на нем, являющимся не только Христом, но и Сыном живого Бога. Соответственно этому смерть и воскрешение явили его не только как Сына Бога в силе, но и выразили сущность Христа и церкви. Все три евангелиста описывают запрет: "И запретил им, чтобы никому не говорили о Нем" (8:30). Он Христос, но больше нет смысла говорить об этом людям: они не верили и не поверили бы в это.
II. Матф.16:13-20. Мы уже заметили, что открылась новая глава в служении нашего Господа. Он пришел к своим как Мессия. Они отвергли его. Теперь Он ушел покинул их. Он обращается к иной, принадлежащей ему славе. Отвергнутый как Сын Давида, Он становится известен через веру как Сын живого Бога; но Он еще и Сын человека (ст.13).
Только Матфей упоминает об этом. Соответственно, мы видим в конце этой главы, что "приидет Сын Человеческий во славе... с ангелами Своими". Мнение людей было примерно таково: "Мы в действительности не знаем, кто Он". Христос мог сказать: "Напрасно Я трудился, ни на что и вотще истощал силу Свою" (Ис.49:4). Но здесь Он обращается к ученикам: "А вы за кого почитаете Меня?" Он опускает иудейский титул "Спаситель", отныне принимает имя Сына человека и говорит о церкви.
Он есть Сын живого Бога только Матфей описывает этот факт в полном объеме. Иисус теперь произносит стихи 17-19, не встречающиеся ни в одном из остальных евангелий.
Вначале Иисус говорит, что его Отец открыл это Петру. Сразу же Он поднимается до своего подлинного величия и добавляет: "И Я говорю тебе: ты Петр". Здесь говорит вечный Бог, изменивший когда-то имя Аврама, Сары и Иакова, и это все из-за нового открытия себя.
Следует заметить, что Иисус в стихе 18 говорит: "Я создам". До сих пор Он не строил, даже вообще не начинал строить. Здесь перед нами начало новой главы, открытие нового дела, церкви, которая теперь займет место Израиля в божественном плане спасения, по крайней мере, на нынешнее время. Между временем этой главы и началом действительного строительства его церкви стоит ужасный крест. Все это очень подходит для данного евангелия, подчеркивающего домостроительную сторону.
Воскрешение есть доказательство того, что Он Сын живого Бога и что ворота ада не могут ничего с ним сделать: их власть разрушена воскрешением.
III. Лук.9:18-21. Господь Иисус насытил пять тысяч, и его властью насытились все. Это было знамение Мессии. Но данный отрывок снова изображает нашего Господа зависимым человеком. "Когда Он молился в уединенном месте". Как это уместно, что Лука единственный евангелист, записавший это для нас.
Те же вопросы повторяют все евангелисты. "За кого почитает Меня народ?" (ст.18). "А вы за кого почитаете Меня?" (ст.20).
Ответ на первый вопрос такой же, как и в других рассказах. Что отличает Луку от других евангелистов, так это ответ на второй вопрос. Петр отвечает: "За Христа Божия". (У Матфея это "Христос, Сын Бога Живого", а у Марка "Ты Христос"). Все эти мысли мы уже высказали по поводу уместности разночтений у других евангелистов. Упоминание о божественном сане Христа здесь отсутствует, поэтому и о строительстве церкви тоже ничего не говорится.
Примечание: напоминаем нашим читателям, что мы уже рассматривали у Иоанна (6:67-71) вопрос о первом исповедании Петра: "Ты Христос, Сын Бога живого".

73. Иисус предсказывает свою смерть и воскресение (Марк.8:31-9:1; Матф.16:21-28; Лук.9:22-27)

I. Марк.8:31-9:1. Предмет, занимающий теперь Господа, естественным путем следует за тем, что ему предстояло: его страдания на кресте.
Теперь Он начинает учить своих учеников этому новому тому, что, хотя Он и есть Мессия, царь, Он не устанавливает сейчас своего царства из-за того, что его народ отверг его, и его царство еще нельзя было установить, поскольку всему этому должны были предшествовать страдания и крест.
Только Марк сообщает нам в стихе 32: "И говорил о сем открыто". До сих пор Он учил о своих страданиях и кресте только намеками и косвенно, теперь же Он говорит об этом открыто и откровенно.
"И, подозвав народ с учениками" (ст.34) этот стих характерен для Марка. Причина того, что Он так поступает, состояла в том, что ему нужно было сказать теперь нечто важное и обязательное для всех. Таковы были условия, в которых Он стал призывать мужчин и женщин к себе на служение.
Серьезный упрек Петру описан только у двух евангелистов. Мы рассмотрим его в изложении Матфея.
В стихе 35 есть несколько добавляемых Марком слов; их мы встречаем и у Матфея: "Кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее". Иными словами: кто потеряет ее на служении Господу и по его повелению, не только пока Он прибывает на земле, но и после того, как Он ее покинет, ради евангелия и при его распространении. И опять как кстати найти в евангелии о слуге такое посвящение и упоминание о плате, которую требует это служение евангелию.
Только Марк дает нам в стихе 38 оценку того, что значит мир в глазах Господа: этот прелюбодейный и грешный род. И в том же самом стихе добавляется маленькое словцо, еще раз подчеркивающее это, "и": "Того постыдится и Сын Человеческий". Какие серьезные слова!
Примечание: стих 1 главы 9, очевидно, относится еще к речи в конце главы 8. Марк единственный, кто и здесь добавляет маленькое словечко "в силе". "В том евангелии наш славный Господь всегда господин над властью царства Бога. Даже здесь, когда Он говорит о предвкушении этого царства, Он скрывает свою славу насколько возможно, хотя на самом деле и не мог ее скрыть" (У.Келли).
II. Матф.16:21-28. Стих 21 характеризует большие изменения, или поворот в действиях Христа "с того времени". Это естественным образом связанно с тем, что мы только что рассмотрели, с отвержением его иудейским народом.
В стихе 20 Он запретил ученикам рассказывать о нем как о Мессии. В стихе 21 Он сообщает причину: Он не мог принять царство, прежде чем свершится распятие, и это случилось именно в том месте, где его должны были венчать на царство, именно в Иерусалиме! Может быть, Матфей добавляет это для того, чтобы побудить иудеев устыдиться?
Но Петр не готов для креста (а мы?); ему мерещится земное царство. Если Господь был решителен и его лицо подтверждало, что Он шел к кресту, то Он призывал и своих учеников следовать за ним по этому крестному пути.
Матфей единственный, кто показывает нам, что Господь Иисус, некоторое время назад в стихе 17 хваливший Петра, теперь должен серьезно упрекнуть его в стихе 23. Слова в стихе 22, "Господи! да не будет этого с Тобою!" присущи Матфею и являются причиной серьезного упрека Господа Петру. Слова, "ты Мне соблазн", содержатся только у Матфея.
Слова, с которыми Петр здесь обращается к Господу, показывают, что Петр не верил в полную растленность человеческого сердца. В самом ли деле были такими злыми первосвященники, книжники и старейшины?
Конец стиха 27 мы находим только у Матфея. И примечательно, что в стихе 28 Сын человека приходит "в Царствии Своем", откуда выясняется звание Господа как отверженного и прославленного Мессии, который так приходит в своем царстве.
III. Лук.9:22-27. Рассказ Луки почти идентичен рассказам других, не говоря о том, что он добавляет в стихе 23 особые слова, имеющие глубокое значение: "Возьми крест свой [на каждый день]".
Конечно, Господь Иисус использует здесь это слово в образном смысле: следовать за ним означает самоотречение. Это не только крест для меня, но и крест во мне. Д.Н.Дарби говорит по этому поводу: "Человек смог бы раз и навсегда стать героем, и многие люди стали бы восхищаться им и писать о нем книги, но ужасно трудно всякий раз заново изменять самого себя так, чтобы никто ничего об этом не знал".
Наконец, в стихе 26 мы находим еще одно маленькое словечко, которое Лука добавляет к тому, что уже описывали все другие: "Когда приидет во славе Своей и Отца". Кроме того, в стихе 27 дано просто "Царствие Божие". В данном евангелии и в данном отрывке перед нами предстает грядущее духовное открытие того, что были уполномочены видеть только избранные свидетели: царство Бога, а не человека. Да, Иисус Христос, Мессия, Сын живого Бога, придет как Сын человека в своей собственной славе, той славе, что обитает в нем и свойственна ему (ср. Иоан.17).

74. Преображение (Марк.9:2-13; Матф.17:1-13; Лук.9:28-36)

I. Марк.9:2-13. Мы уже видели, что стих 1 этой главы в действительности относится также к главе 8. Это проясняется при сравнении с Матф.16:28 и Лук.9:27, где данный стих является в обоих случаях концом связного раздела.
В настоящей теме мы видим исполнение обетования, данного в трех стихах. Преображение представляет нам пришествие царства Бога в силе.
Как Марк, так и Матфей говорят: "По прошествии дней шести", а Лука говорит: "Дней через восемь". Это можно объяснить следующим образом:
1. Особенностями языка или слов: во французском или немецком языках используется выражение "восемь дней" или "пятнадцать дней" для обозначения одной или двух недель. Под этим имеется в виду не просто число дней, а определенный отрезок времени.
2. Образно говоря, Ф.Грант полагает: "Шесть дней, как я думаю, относятся к окончательному характеру того, что наглядно представляет собой эта сцена после исполнения времени труда и преодо-ления". Восемь дней указывают на характер чего-то совершенно нового, воскрешения, нового творения. Начинается новая эра.
Снова Марк и Матфей перечисляют Петра, Иакова и Иоанна в той же последовательности, что и тех, кого Иисус берет с собой. Они же были и в доме Иаира (Марк.5:37) и позднее в саду Гефсимании (Марк.14:33). По поводу того факта, что Лука меняет последовательность таким образом: Петр, Иоанн и Иаков, мы сошлемся на наше разъяснение к разделу 55."Воскрешение дочери Иаира" (Марк.5:22-43).
Интересно отметить, что Марк сообщает лишь то, что одежды Иисуса сделались блистающими, а Матфей и Лука замечают, что такими были его одежды и лицо. По-видимому, это имеет определенный смысл, что в данном евангелии так сильно подчеркивается не столько внутренняя слава его личности, его сияющее лицо, сколько красота преображения и служения, образно переданная через одежды. У.Келли говорит: "Он всегда слуга и Сын: такой непостижимый в своем смирении, прини-мающий с достоинством то, что нисходит с небес, достоинством, которое выказывает свое происхождение в сиянии, позволяющем видеть пятна гордости в земной славе". Это означает: ни один белильщик на земле не смог бы так выбелить! Таково одно из типичных для Марка дополнений.
Марк ставит Илию перед Моисеем, чего не делают другие. Илия не только упоминается первым, но это означает, что рядом с ним Моисей. Может быть, это значит, что Петр, когда сообщал об этом событии Марку, считал, что он видел сперва Илию, а потом Моисея?
Один автор говорит: "У Матфея перед нами законодатель; у Марка на переднем плане слуга и пророк; у Луки, в евангелии о Христе как человеке, говорится: "Два мужа... которые были Моисей и Илия"".
Три ученика были совершенно подавлены этим, но Петр первым открыл рот, чтобы сказать что-нибудь.
Сравним стих у Марка, "Равви! хорошо", со словами Матфея (17:4): "Господи! хорошо", и Луки (9:33): "Наставник! хорошо". По этому поводу у другого автора есть интересное замечание:
"Это один из самых примечательных и поучительных случаев равенства в религии; чем отличаются евангелия друг от друга, так это тем, что если все три евангелиста буквально едины во всех словах Петра к Христу, то в обращении перед этими словами они все различны, и это не ошибка или случайность, а вполне характерно, то есть соответствует их употреблению в другом месте. Ибо в то время как Матфей применяет обычное греческое выражение, обозначающее господина или учителя ("кюриос" имеющий власть), Марк запечатлел для нас слово, которое употреблялось первоначально (арамейское "равви"; производные от него просто переводы на греческий). Это уважительное обращение к иудейским учителям "дидаскале", то есть тот, кто обучает (см. Иоан.1:38); а Лука дает нам более элегантное и классическое, но одинаковое по смыслу слово ("эпистатес", то есть начальник, сотник, надсмотрщик), что больше передает мысль об авторитете, как о наставлении. Марк не считает нужным переводить употребляемое им слово, потому что оно было хорошо известно даже язычникам, тем более иудеям, были ли они эллинистами или евреями, так что они это немедленно признали бы как выражение обычного речевого обихода и как неискаженный пример священного языка".
Поражает впечатление, что даже человек, который недавно выразил божественную оценку славы Христа, данную Богом, проявляет такой недостаток и ставит Христа на одну ступень с обычными людьми.
В начале служения Христа у Иордана существовала опасность, что люди могли бы причислить Иисуса к обычным раскаявшимся грешникам. Там, как и здесь, Бог-Отец дает ему свое знамение: "Сей есть Сын Мой возлюбленный; Его слушайте" (ст.7). Марк опускает выражение благоволения Бога, которое мы встречаем у Матфея. Конечно, Моисей и Илия оба свидетельствовали о Христе, но не с ним.
Стих 10 цитирует только Марк: "И они удержали это слово, спрашивая друг друга, что значит: воскреснуть из мертвых". Они знали о воскрешении и верили в него.
Но только Христос воскрес из мертвых, оставив всех остальных в могиле. Ученики верили в воскрешение, так же как и фарисеи и множество христиан в наши дни, во всеобщее воскрешение добрых и злых, но не этому учит нас Писание. Христос пытается здесь разъяснить своим ученикам разницу.
Неверующие останутся в своих грехах и воскреснут для суда; истинно верующие воскреснут для воскрешения к жизни. 1Кор.15:23; Лук.14:14; 20:35; 1Фес.4:16-17 имеют в этой связи важное значение.
Как же книжники говорят, что Илии надлежит прийти первым? Они полагали, что Илии надлежит прийти перед Мессией. Это обосновывается в Мал.4:5. Иоанн креститель в самом деле пришел в духе и силе Илии, согласно пророкам, чтобы приготовить путь Господу. Однако произойдет и фактическое пришествие Илии, которому надлежит исполниться в более поздний момент времени. Но для веры уже пришел предвестник, каким и был сам Господь.
Добавление в стихе 12 встречается только у Марка, и его можно выразить так: "Действительно, книжники говорят, что появление Илии предсказано пророками. Вспомните о том, что страдания Мессии также предсказаны, так что вы, если одно пророчество исполнилось, можете ожидать также исполнения и другого".
II. Матф.17:1-13. Это евангелие, которое, как мы уже знаем, предназначено для иудеев, естественно, записывает предсказания Ветхого Завета о царстве Бога, поэтому здесь перед нами встает изображение Сына человека, приходящего в свое царство, земное царство.
Рассказ Матфея действительно очень похож на рассказ Марка, несмотря на некоторые различия, которые нам хотелось бы здесь отметить.
Только Матфей пишет, что лицо Иисуса сияло. Да, в тот грядущий день, когда Он придет в славе и будет править тысячу лет, его лицо будет сиять, как солнце, ибо вместе с ним придет день.
Также Матфей говорит нам в стихе 5, что это не просто облако, а светлое облако, которым отмечается присутствие Бога, в старые времена Бог пребывал в столбе облачном в пустыне. Поэтому из этого облака его присутствия звучит ответ Отца на предложение Петра в стихе 4: "Если хочешь".
В действительности воля Отца вовсе не состояла в том, чтобы люди приравнивали его Сына к таким великим, как Илия и Моисей. Отныне им надлежало видеть только его Сына, единственного, в котором благоволение Бога, только Матфей добавляет это последнее пояснение, представляющее нам благоволение Бога в его Сыне. В самом деле, это предложение из стиха 5, "в Котором Мое благоволение", весьма подходит к данному евангелию. Народ ничего не видел в нем, никакой красоты, какой они желали бы от него. В противоположность недостаточности их оценки Бог подчеркивает, что Он видит в нем все свое благоволение.
Стихи 6 и 7 содержатся только у Матфея. Мы видим страх учеников, услышавших голос Отца. Мы сравниваем это с евангелием по Марку, где видим их страх при необычном восприятии внезапного появления Илии и Моисея, и с евангелием по Луке, говорящем нам, что они устрашились, "когда вошли в облако".
Но затем мы узнаем, что прикосновение руки Иисуса в стихе 7 прогнало весь страх. Когда другие исчезли, Иисус остался, единственный и навсегда.
Стих 12 сообщает нам дополнительный факт, открывая упорную слепоту народа: "И не узнали его [Илию]". На самом деле они не хотели признать Иоанна крестителя как предвестника Мессии. Только одна вера могла узнать, что Иоанн креститель был, так сказать, Илией! В главе 11 говорится: "И если хотите принять, он есть Илия, которому должно придти". Тем самым сказано, что подразумевался не буквально Илия, а его дух, его сила в Иоанне крестителе.
III. Лук.9:28-36. Лука отличается от двух других евангелистов стихом 28, описывая промежуток времени в "восемь дней". Мы уже рассматривали это и не хотели бы возвращаться назад.
Следует отметить стих 29, где только Лука делает ценное замечание о Господе Иисусе: "Когда молился". Как уместно это для евангелия о зависимом человеке!
От Луки мы узнаем из стиха 31, что было предметом беседы между Иисусом, Моисеем и Илией.
И в стихе 35, "сей есть Сын Мой Возлюбленный", в свидетельстве о Христе как Сыне Бога, мы видим причину того, что следует слушать прежде его, нежели Моисея и Илию. Очевидно, что здесь в центре внимания находятся мысли этого человека, Господа Иисуса Христа, о законе и пророках.
Другое, весьма подходящее выражение, которое следует отметить в этом евангелии об истинном человеке, встречается в стихе 30: "И вот, два мужа беседовали с Ним". Это, конечно, были Моисей и Илия, как мы затем узнаем. Они представляют собой, разумеется, умерших и живых святых.
Мы отмечаем, что только Лука упоминает о том, что трое учеников "отягчены были сном", именно эти трое спали и в Гефсиманском саду!
IV. Иоанн опускает всю сцену преображения. Мы думаем, причина состоит в том, что предметом его описания была не слава царства Бога, а личность самого Сына. Действительно, в гл.1:14 он говорит: "Мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца". У.Келли говорит: "Даже если это и намек на то, что они видели на священной горе, то здесь об этом упоминается лишь мимоходом".

75. Исцеление бесноватого (Марк.9:14-29; Матф.17:14-21; Лук.9:37-43)

I. Марк.9:14-29. Почти одиннадцать из шестнадцати стихов, используемых нашим евангелистом для рассказа об этом событии, являются единственными в своем роде и не приводятся другими евангелистами.
Мы видим здесь Господа Иисуса сходящим со святой горы. Только Марк в деталях описывает в стихе 15 тот прием, который приготовили ему: "Тотчас, увидев Его, весь народ изумился, и, подбегая, приветствовали Его". Некоторые считают, что причина удивления народа, возможно, в том, что на лице нашего Господа было видно сияние, подобно сиянию Моисея, когда Он сходил с горы. Однако это только предположение. Более вероятно, что они были удивлены его внезапным появлением, ибо они напрасно пытались найти его.
Марк показывает духа немым (ст.17), и только у него чрезвычайно подробно изображено ужасное состояние бедного юноши.
Упрек в стихе 19 кажется несколько более строгим, чем в двух других рассказах: "О, род неверный!" Оба других евангелиста добавляют: "И развращенный".
Несомненно, эти слова были обращены к стоявшим вокруг. Они были этим "родом". Но это относится также и к собственным ученикам Иисуса! Вопросы Господа Иисуса, несомненно, имели целью показать людям, что то не была внезапно наступившая болезнь. С одной стороны, изображается ужасная власть сатаны, а с другой прославляется превосходящая власть Иисуса, который мог изгнать духа и запретить ему когда-либо возвращаться (ст.25).
Трогательно видеть, как описан отец в стихе 24, когда он со слезами умоляет Господа Иисуса. Все очень живо, и кажется, что все это видел сам Петр, возможно и передавший подробности Марку. Но мы поспешим сказать, что Святой Дух никак не полагался на свидетелей, чтобы сообщить более мелкие подробности.
Стих 29 встречается только у Марка. По-видимому, он показывает, что несостоятельность девяти учеников следует отнести за счет недостатка веры, самодисциплины и пребывания в молитве. Может быть, они полагаются на те прошлые благословения и опыт, приобретенный ими, когда они во время их первого послания были способны изгонять бесов? Необходимо постоянное самоосуждение и сохранение полной зависимости. Ясно одно: здесь налицо случай утраты духовной силы.
Процитируем интересный отрывок Д.Н.Дарби: "Если свои не смогли использовать силу и благословение, принесенные им в мир и данные им, то домостроение, отмеченное этими дарами, должно подойти к своему концу. И это не потому, что в мире господствует неверие, а потому, что свои не могли осуществить власть, предоставленную им; и, как следствие этого, свидетельство Бога искажается и прекращается, вместо того, чтобы укрепиться, потому что не принимающие этого свидетельства столкнулись с врагом и ничего не могут сделать враг слишком силен для них".
II. Матф.17:14-21. Господь Иисус спускается с горы и раскрывает славу грядущего царства. Но сатана тоже показывает свою власть.
У Матфея мучающийся отец просит помилования (ст.15) для своего сына, эпилептика, или лунатика. Как сыну, так и отцу необходимо сочувствие Бога. Лука взывает к божественному состраданию в сердце Иисуса, и добавляется: "Он один у меня". Действительно, какое достойное сострадания зрелище!
Мы часто не слышим внутренних воздыханий в сердце Господа Иисуса. Здесь это вздох божественного терпения, упрека. Хотя это может быть понятно; и в общем смысле мы ощущаем, что нам в первую очередь следует понимать это в отношении тех, кто получил наибольшие привилегии, кто должен бы быть способен работать для Христа.
Когда ученики позже спрашивают Господа Иисуса, почему они не могли изгнать беса, то Матфей в стихе 20 наиболее ясно указывает причину: "По неверию вашему". Среди евангелистов один он продолжает писать об истинной силе веры.
Кажется, что Матфей подчеркивает недостаток веры, а Марк недостаточность молитвы и самодисциплины. Лука не высказывается об этом. (Многие толкователи, включая Дарби, считают стих 21 в повествовании Матфея не подлинным).
III. Лук.9:37-43. Некоторые толкователи замечают по поводу утверждения в стихе 37, "в следующий же день", о котором сообщает только Лука, что этот стих мог бы означать, что преображение произошло ночью. Это бы означало: это место божественной славы, где нет ни солнца, ни луны, ибо его освещает слава Бога.
Как обычно, Лука позволяет нам заглянуть в семейную жизнь отца, когда говорит нам в стихе 38: "Он один у меня". Нам напоминают историю, когда Иаир с точно такой же мольбой приходит к Господу Иисусу в гл.8:42 евангелия по Луке. Как и у Матфея, мы встречаем здесь более резкое замечание в стихе 41: "О, род неверный и развращенный!" Это приговор Иисуса поколению, что пред ним; и Он имеет в виду также своих учеников. Но мы сошлемся на продолжение этого стиха, передаваемое всеми тремя евангелистами: "Доколе буду с вами и буду терпеть вас?" (ст.41).
Мы видим здесь Господа Иисуса тоскующего по окончанию того состояния, когда свои, хотя в их распоряжении была божественная сила для преодоления власти тьмы, не воспользовались ей.
Тот же стих продолжает, и только Лука упоминает это, слова Господа отцу: "Приведи сюда сына твоего". Таковы были слова, только что сказанные и обращенные ко всем классам людей, которые там присутствовали, ко всему народу, к ученикам и отцу.
Снова только у Луки присутствует личностная черта в конце стиха 42: "И отдал его отцу его". Как хорошо понимает Господь расположение отца к единственному сыну!
Производит впечатление стих 43, и опять он встречается только у Луки. Они могли, конечно, удивляться изумительному величию Господа, но они не признали Иисуса. Этот стих является решающим, как бы иначе все ни происходило, если бы они связали проявленную силу с Мессией и приняли его как такового. Но они не обратили на него внимания. Вследствие этого Господь опять возвращается к тому состоянию, которое Он занимал прежде, состоянию смирения и отверженности, и вводит немедленно объект, предстоящий ему, крест.

76. Иисус вновь предсказывает свою смерть (Марк.9:30-32; Матф.17:22-23; Лук.9:43-45)

I. Марк.9:30-32. Только Марк сообщает нам, что Господь Иисус стремился побыть со своими учениками наедине, так что Он мог сказать им о предстоящих ему страданиях и своей смерти. "И Он не хотел, чтобы кто узнал". Он учил своих учеников это было предназначено не для ушей народа. Ему надлежало попасть в руки людей и быть преданным.
Каждый из трех евангелистов дает различные описания реакции учеников на слова Господа о его предстоящих страданиях и смерти. Марк говорит: "Но они не разумели сих слов, а спросить Его боялись". Надеялись ли они все еще про себя, что царство Бога будет сотворено?
Дарби говорит: "Занятые в своих мыслях исключительно его славой, его правами как Мессии, они не понимали этого. Их вера, даже такая, как была, делала их слепыми ко всему, что выходило за рамки... Их вера была слишком слаба, чтобы принять разъяснения, противоречащие их мыслям".
II. Матф.17:22-23. Скажем только кое-что о конце стиха 23: "И они весьма опечалились". Чему или о ком они весьма опечалились?
Как часто и нам, дорогие читатели, приходилось исследовать свои побудительные причины в присутствии Господа, даже в самые священные моменты!
III. Лук.9:43-45. Стих 44 производит впечатление. Нам тоже следовало бы спросить себя, как ученики: что значат "слова сии"?
Господь говорил о своих страданиях и смерти, о кресте. После чудесного события в стихе 43 Он снова принял смирение и отвержение. Теперь, как мы думаем, Он снова обращается к памяти своих учеников по поводу сказанного в стихе 23: "Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною".
Теперь мы можем это понять. Мы слышим, как Он говорит нам: "Вложите вы себе в уши слова сии" (только Лука приводит их). Слова стиха 45 тоже встречаются только у Луки: "И оно было закрыто от них, так что они не постигли его".
Такова была божественная скромность. Позднее Святой Дух сможет помочь им. Но Он еще не пришел, и поэтому они не могли понять его.

77. Чудо в связи с данью на храм (Марк.9:33; Матф.17:24-27)

I. Марк.9:33. "Пришел в Капернаум". Мы цитируем здесь только четверть стиха. Все евангелисты, кроме Матфея, проходят мимо достойного упоминания события, которое произошло в этот момент.
II. Матф.17:24-27. Этот евангелист начинает раздел точно так же, как Марк: "Когда же пришли они в Капернаум". Зададимся вопросом: "Что же там произошло?"
Как кстати, что Святой Дух показывает нам здесь смирение господина всего творения, прежде чем Господь начнет учить нас в следующем разделе тому, что такое смирение. Божественная мудрость и промысел повсюду определяют все повествования евангелия!
Петр скоро забыл свое признание, что Христос есть Сын живого Бога! Здесь он действует вообще не думая о праве и славе Иисуса, присущей ему, ставя его на место обычного человека. И это не первый и не единственный случай, когда Петр так поступает.
Какое противоречие существует между опрометчивым принижением Петром Христа до себя на чисто человеческом уровне и действием Христа с достойным удивления хладнокровием Он возвышает Петра до своего величия как того, кто свободен от необходимости платить дань на храм!
Господь Иисус показывает нам также, как нам следует отказываться от предоставленных нам прав чтобы мы ни у кого не вызывали недовольства. Как удивителен его пример: в одно мгновение Он являет свою славу как Творец, дальше Он снова скрывает ее и платит вместе с Петром налог.
Ф.Грант говорит: "Не ожидая признания, не притязая на право, всерьез избегая всякого столкновения, которое могло бы возникнуть из-за самоутверждения, наша обязанность идти по стопам того, чьей тропой унижения и служения был его выбор и слава".

78. Ученики спорят о первом месте. Господь говорит о смирении (Марк.9:33-50; Матф.18:1-14; Лук.9:46-50)

I. Марк.9:33-50. Только Марк передает нам в стихе 33 вопрос Господа Иисуса: "О чем дорогою вы рассуждали между собою?" Человеческая сущность верного слуги часто изображается Марком с помощью постановки Господом вопросов, мы уже касались этого в разделе 55."Воскрешение дочери Иаира" и указали на другие вопросы, звучащие у Марка в гл.5:9,30; 6:38; 8:23; 9:16,21,33 и 14:14.
Конечно, Господь знал, о чем они беседовали в пути. Это выясняется у двух других евангелистов, которые не записали вопроса Господа, а только его ответ в форме наглядного укора (Матф.18:2; Лук.9:47).
Марк сообщает нам, что Иисус пришел не только в Капернаум, но удалился от народа и вошел в дом. Мы все чаще и чаще видим его наедине с учениками. Может быть, это был дом Петра?
Следующий стих 34 содержит указание на божественность совершенного слуги.
Только Марк замечает: "Они молчали". Почему? Может быть, они устыдились и смутились после этого волнующего вопроса. Откуда Иисус знал все? Они проявили совершенное незнание своего учителя в отношении вопроса, который они обсуждали, хотя, возможно, они очень старательно пеклись о том, чтобы Он ничего не слышал! Но разве есть хотя бы одна мысль или разговор, который мы можем утаить от него? Пс.139:1-4.
Только Марк сообщает нам в стихе 35 слова Господа: "Кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою". Хотя Господь незадолго до того передал Петру ключи от царства небес, был только один путь их применения, который и описан. Ему надлежало стать меньшим из братьев. Это правило касалось действительно всех учеников!
Как привлекательна человеческая черта, о которой нам сообщает только Марк в стихе 36: "И, взяв дитя..." (ср. Матф.19:14)! Как замечательно проявляет себя в этом поступке любящее сердце Спасителя по отношению к малым детям!
Если в первой части (ст.33-37) мы получили поучения о смирении, служении другим, дружелюбии ко всем, стремлении воздать честь как Отцу, так и Сыну, то во второй части (ст.38-42) мы имеем предостережение от духа сектантства, тогда как в стихах 43-48 порицаются различные формы себялюбия.
Марк и Лука, оба записывают спонтанное замечание ученика Иоанна, которое сообщается в евангелиях, причем Марк приводит также весь ответ Иисуса, добавляя в стихе 39 к уже сообщенному нам Лукой: "Ибо никто, сотворивший чудо именем Моим, не может вскоре злословить Меня".
Далее нам хотелось бы обратить внимание на стих 40 у Марка и стих 50 в рассказе Луки: "Ибо кто не против нас [Марк; или "вас" Лука], тот за нас [Прим. ред.: в русском переводе Библии эта разница отсутствует] ". Сравните Матф.12:30: "Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает". Кто-то высказал мысль, что множественное число "нас" у Марка указывает на "богослужебные различия взглядов людей", а единственное число "Меня" у Матфея на божественность и авторитет личности Господа.
Стих 41 встречается у Марка в этом месте, у Матфея же в гл.10:42. Почти каждое предложение этого отрывка цитируется в евангелиях в другом месте, но в различной связи.
Стихи 48 и 49 мы находим только у Марка. Здесь указывается на антисептическое и консервирующее воздействие соли. Эти свойства приписываются здесь также и огню.
В Лев.2:16 мы читаем о жертвах, которые следовало сжигать. Наш раздел имеет в виду то, что каждый, кто находит одобрение Бога, даже если ему следует пройти сквозь огонь испытания или искушения (возможно, это указание на болезненное самоотречение в предыдущих стихах), очистится от всего и выйдет оправданным жертва, которую может принять Бог.
Один толкователь полагает, что "существенной мыслью является сохранение от разрушения или пребывание в вечности, и это может быть использовано как в хорошем, так и в плохом смысле". Мы можем сказать, что заблудший грешник спасается от угасания, но не от гибели.
Стих 50 оказывается у Марка здесь, хотя и в другой связи, чем у Матфея в гл.5:13.
Дарби ставит в скобки стихи 44 и 46, а многие другие опускают их, но слова стиха 48 считаются подлинными.
Совершенно ясно, что стих 48 касается злых, когда их настигает суд. Это проклятие огонь, который не угасает. Но указание "всякий" говорит в особенности о праведниках. После того, как они пройдут испытание огнем (здесь не проклятие, а искушение), в них, согласно этим божественным действиям, будет добавлена "соль" святой благодати, связывающей душу с Богом и внутренне предохраняющей от зла.
II. Матф.18:1-14. "В то время" так начинается глава. "Какое время?" спрашиваем мы. Конечно, это относится к событиям гл.17:24-27. Там мы видим уничижение и смирение Господа славы, который, отвергнутый людьми, решился идти на крест и каждый день просит нас принять крест и следовать за ним.
В тот час, когда крест полного самоотвержения и самопожертвования должен был занимать учеников, они спрашивают: "Кто больше в Царстве Небесном?" Какая невероятная бесчувственность, и это у учеников и последователей Христа!
Здесь дан ответ на вопрос Христа у Марка (9:33): "О чем дорогою вы рассуждали между собою?"
Матфей единственный, кто сообщает нам в этой связи в стихах 3 и 4, что говорится о "дитяти". Как Марк (10:15), так и Лука (18:17) дают нам этот стих позднее. Здесь Господь использует маленькое дитя, чтобы показать, что такое истинное умаление. Позднее, в гл.19:13-15, Он благословляет малых детей.
Серьезной провинностью в глазах Господа является соблазн одного из этих детей, будь-то в буквальном смысле ребенок или новообращенный, который, как таковой, некрепок в вере, что заслуживает утопления в морской глубине (только Матфей говорит об этом в стихе 6).
И опять только Матфей говорит нам в стихе 7, что надобно прийти соблазнам. В стихе 8 Матфей добавляет: "Брось от себя"; в стихе 9: "Вырви его"; и снова в стихе 9: "В геену огненную".
Хотя перевод Д.Н.Дарби содержит стих 11, есть много таких, кто опускает этот стих. Мы находим параллельные места у Луки в гл.19:10: "Ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее". Если утверждать, что этот стих сюда не относится, то остается благословенный факт, что его сообщает нам другой евангелист.
Примечание: так как этот стих 11 связан с тем, что следует в стихах 12-14, то мы можем сразу же увидеть, что относится к "малым" в стихе 10, если здесь говорится: "Сын Человеческий пришел... спасти погибшее". Евангелие по Луке (гл.15:4-7) представляет нам притчу, которую мы имеем в стихах 12-14, но с большими подробностями и в применении ко всем грешникам. "Здесь Господь приступает в своей верности к тем, кто принадлежит царству. Он начинает с маленького ребенка, которого помещает в центр, и начинает свои рассуждения от малыша во время всей части этих пояснений. И теперь Он заканчивает, подтверждая интерес, проявляемый Отцом к этому малышу". Так говорит У.Келли в своих "Лекциях по евангелии по Матфею".
III. Лук.9:46-50. После того, как Он предсказал ученикам свои предстоящие страдания и смерть (то, что они не поняли и о чем они не отважились спрашивать), они не находят иного предмета для разговоров, кроме как кто бы из них был больше. Они, конечно, все еще думали о земном царстве.
Знаменательно, что Лука сообщает нам, что Иисус видел помышления их сердец (ст.47). Это не значит, что Он слушал их беседу. Ему и не надо было слушать ее. Он, Сын Бога, мог читать любую мысль в их сердцах. Он отвечает на их раздумья тем, что дает им наглядный урок смирения. Ни в одном другом евангелии мы не найдем утверждения божественного принципа "кто из вас меньше всех, тот будет велик" (ст.48).
В стихе 50 Господь заверяет их, что человек, не находящийся в их обществе, стоит все же на их стороне. "Кто смог бы отделить силу духа от духа силы?" (Ф.Грант).

79. Господь говорит о собрании и о прощении (Матф.18:15-35)

Этот отрывок не имеет параллелей в других евангелиях. В данной главе мы видим, как Господь излагает своим ученикам два великих принципа в связи с царством и церковью: смирение и готовность к прощению. Смирение мы находили в стихах 1-14, а прощение - в стихах 15-35.
Здесь не обсуждается собственно учение церкви, а, скорее, дух, в котором надлежит пребывать христианину. Мы уже видили принцип образования поместного собрания: где собираются двое или трое во имя Господа Иисуса, там Он посреди них.
Так, синагога заменяется поместным собранием. Собрания, или церкви, какой ее построит Христос, тогда еще не существовало. Позднее мы узнаем из посланий, как должно действовать каждое собрание для единства и в единстве тела (1Кор.).
О прощении (ст.21-35). Здесь мы замечаем, что другие евангелисты цитируют многое из того, что обобщает Матфей, но они цитируют это в другом месте. Матф.18:21.22, к примеру, цитируется в Лук.17:4.
Притча в стихах 23-35, понимаемая в широком смысле, может рассматриваться так, что она относится к иудею, который должен 10 000 талантов. Как народ, иудеи усугубили эту вину в результате предания Мессии смерти на кресте; это была совершенно точно вина, которую они никогда не смогли искупить. Но им была дана возможность покаяться даже после смерти их Мессии, как рабу в стихе 27, который услышал, что ему давалось прощение. Но он ничему не научился: народ, как таковой, остался бесчувственным.
Когда раб выходит, то обнаруживает товарища, товарища по греху, и заключает его за относительно небольшой грех в темницу. Таким образом поступали иудеи с другими народами. Они сами отвергли прощение и препятствовали другим принять его (1Фес.2:16).

Глава 5. Служение восточнее Иордана (в Перее)

80. Господь окончательно покидает Галилею (Марк.10:1; Матф.19:1; Лук.9:51-56; Иоан.7:1-10)

I. Марк.10:1. События, произошедшие в промежутке между тем, что описал Марк в гл.9:50 и 10:1, сообщаются только Иоанном в его евангелии (Иоан.7:2-9). Мы остановимся на этом позднее.
Наша глава начинается с простого утверждения: "Отправившись оттуда", то есть из Капернаума, как становится ясно из гл.9:33.
После этих слов нам хотелось бы на короткое мгновение остановиться, чтобы Лука (9:51-56) и Иоанн (7:1-10) могли дать свои сообщения. Говорится: "Приходит в пределы Иудейские". Это те же слова, что мы читаем у Матфея в гл.19,1. На окончании стиха я остановлюсь позднее (см. Матф.19:1-2; Иоан.10:40).
Господь Иисус начинает здесь свое последнее восхождение в Иерусалим. Это одновременно и его окончательное расставание с Галилеей, чтобы закончить свое служение и подвести итог своей жизни в Иудее.
II. Матф.19:1. После того, как Он закончил свое учение о царстве Бога и собрании, Он покидает Галилею навсегда и обращает свое лицо к Иерусалиму его последнее восхождение перед смертью.
Ни Марк, ни Матфей ничего к этому не добавляют. Это оставляют за собой два других евангелиста; теперь необходимо остановиться на соответствующих местах.
III. Лук.9:51-56. Здесь мы находим причину того, почему Господь Иисус отошел из Галилеи: "Когда же приближались дни взятия Его от мира" (ст.51).
Лука показывает нам решимость Господа Иисуса словами: "Он восхотел идти в Иерусалим" (ст.51).
О мстительности как Иакова, так и Иоанна Лука сообщает в следующих стихах 52-56. В этом месте я хотел бы привести комментарий Ф.Гранта, очень уместный и взятый из его "The Numerical Bible":
"Ученики демонстрируют здесь опасность, в которой мы находимся в стремлении подражать данным древними мужами веры примерам, даже если они полностью одобряются Словом Бога. Устроения отличаются, и мы должны быть в состоянии находить разницу. Вера также есть личное дело, и ее можно обрести только путем личного общения с Богом. Подражание другому, как здесь, обращает нас от этого пути. Соблюдение принципов и послушание предписаниям, разумеется, не имеет с этим ничего общего; это должны быть основы нашего домостроения. И поскольку этим часто пренебрегали, церковь иудаизировалась, в ней поступали по-мирски, и она становилась плотской; земное священничество, закон, вмешательство царей и многое другое нашли в нее доступ. Церковь заняла место Израиля и присвоила его обетования. Писание цитировали и искажали, чтобы оправдать это. И здесь ученики тоже не знают, какого они духа, хотя и действуют из благих побуждений".
IV. Иоан.7:1-10. Последние размышления о евангелии по Иоанну в разделах 63."Я есмь хлеб жизни" и 64.Первое исповедание Петра идут вслед за Марк.6:45-56. Господь Иисус был тогда в Капернауме в Галилее: "Ибо по Иудее не хотел ходить, потому что Иудеи искали убить Его". Но здесь мы видим, как Он идет через Самарию в Иерусалим в Иудее. Как уже было сказано, Лука указал нам на причину отхода.
Здесь говорится о дискуссии, состоявшейся между Иисусом и его братьями. И снова это доказывает согласованность между четырьмя евангелистами. Иоанн показывает перемену в домостроении Бога. Еще не настало время для Господа Иисуса открыто явить себя миру! А этого требовали от него братья. Но однажды может прийти время (и оно придет), когда Он явит себя в тысячелетнем царстве, однако это случится только после жатвы и сбора винограда суда.
Прежде чем сможет состояться это явление себя, должны, согласно вечному плану Бога, исполниться другие постановления. На них мы остановимся в следующем разделе. Господь Иисус должен был и далее оставаться в тайне (ст.10). Он был отвергнут, и была упущена возможность принять его как Мессию; теперь ему предстоял крест. Устройству царства на земле должен был теперь предшествовать период церкви. Иисус ждет времени Бога. Как совершенно соединены в нем божественная и человеческая природа!

81. Иисус на празднике кущей (Иоан.7:11-52)

Обратите внимание: евангелист Иоанн продолжает хронологическую последовательность событий до гл.10,21. Затем о послании семидесяти нам сообщает Лука в своей десятой главе. Между посланием и их возвращением Господь Иисус на пути в Иерусалим дает множество поучений, обращенных к нам. Их связь позволяет узнать только моральный порядок, а не хронологический.
Для Иоанна характерно, что этот отрывок излагается только здесь. В разделе 43.Нагорная проповедь указывалось на то, что Иоанн, как и Марк, прямо не упоминает об этой проповеди, а два других евангелиста передают речи Иисуса. В рамках нашего раздела третью проповедь содержат стихи 14-39.
Суть этих стихов состоит в том, что Иисус отодвигает в сторону иудаизм, воплощение того, что достигнуто в иудаизме через закон и обряды только как пример для подражания. Он есть истинная пасха, и Он посылает Святого Духа (ст.37-39), что опять-таки могло произойти только после его смерти и его прославления. И Он установит также истинный праздник кущей в тысячелетнем царстве.
Праздник кущей отмечали после жатвы и сбора винограда, символически изображающих суд. И теперь нам понятно, что Иисус не мог явить себя, прежде чем не исполнятся все указания и пророчества о нем его смерть, погребение, воскрешение и вознесение, его прославление, послание Святого Духа, призвание церкви и избавление ее от суда. В кратком изложении мы найдем здесь все то, что более подробно поясняется в следующих главах. И с этим мы и переходим к следующему разделу.

82. Женщина, взятая в прелюбодеянии (Иоан.7:53-8:11)

Слово "же" в гл.8:1, очевидно, связывает этот стих с гл.7:53 "и разошлись все по домам. Иисус же пошел на гору Елеонскую". Мы видим, что оба сообщенных нам факта находятся в противоречии друг с другом. Здесь, на земле, Иисус всегда был чужим и не имел, куда приклонить голову. И какое еще евангелие так четко выявляет этот простой и глубокий контраст, как не евангелие по Иоанну?!
В различных древних греческих рукописях и, вследствие этого, у некоторых отцов церкви отсутствует данный раздел евангелия по Иоанну. Но все богобоязненные люди полагают, что эти стихи вполне оправданы здесь.
В гл.7:30-40 (в предыдущем разделе) мы видели, как рассержены были вожди народа тем, что не могли открыто схватить Иисуса. Им приходилось "ловить" его! И они прибегли к хитрости, изобретя действительно изощренный и хитроумный план!
Эти стихи чудесным образом связывают предшествующие и последующие отрывки. И они также служат вступлением к гл.8:12-59, в которых Иисус открывает, что Он сам есть свет, истина и вечный Сын. В предыдущей главе мы видели, как Иисус устраняет прообразы, тени и обряды и сам занимает их место, потому что Он на самом деле есть то, что они могли только символизировать. Благодать одерживает победу над законом не делая признаний, с полным сохранением божественной праведности. Здесь открывается свет, всепроникающий свет. Он есть этот свет (ст.12), народ же пребывал во тьме. Они похвалялись законом и с презрением отвергали благодать, в которой так настоятельно нуждались.
Если уж они ссылались на закон, то должны были познать и ужасы закона и признать его приговор, проклинавший их всех. Им было показано, что все они являлись грешниками, как та женщина, которую они осудили. "Кто из вас без греха, первый брось на нее камень" (ст.7). Здесь свет делает то, что никогда не мог сделать закон: уличает их в их собственном греховном состоянии. Но, к сожалению, у них не оказалось веры и раскаяния. Христос не проклинает женщину. Он прощает ее здесь Он учитель морали, а не судья. Кто-то сказал об этом: "Если бы Он проклял ее, то не имел бы преимущества перед законом; тогда Он не явил бы себя ни как Мессия, ни как Спаситель. Если же Он не проклинал ее, то противоречил закону Моисея".
Но никому не следует думать, будто Иисус здесь прощает грех или недооценивает его. "Иисус не преступает иудейских законов, но показывает, что Он имеет право оказывать милосердие. В противоположность всему тому, что связано с законом, здесь можно ясно видеть величие его милости".
Если бы мы не рассматривали это как внушение Духа, то Иоанн (гл.8) был бы как "разбитая статуя без головы". Келли пишет об этом: "Я думаю, что характер и высказывания этого абзаца свойственны лишь Иоанну и никому другому... Я убежден: если хочешь понять Иоанна, главу 8 как целое, то надо чувствовать, что этот вступительный пример обуславливает собой известную необходимость в последующих пояснениях, побудительной причиной которых было опять-таки это событие. Также и по времени оно уместно здесь".
По-нашему мнению, только что процитированного достаточно, чтобы показать, что эти спорные стихи создают полную связь между предыдущим и последующим и что они целиком соответствуют характеру евангелия по Иоанну.

83. Речи Иисуса в Иерусалиме (Иоан.8:12-59)

Мы находим здесь четвертую проповедь в евангелии по Иоанну. Господь Иисус являет нам себя во всей главе не только как сознательно отвергнутым своим народом, но и тем, кто, будучи светом, духовно осуждает и судит все. Святой Сын Бога находится здесь посреди них, и они отвергают его, отклоняя как его слова (гл.8), так и его дела (гл.9). Кто же, кроме божественной личности, мог сказать: "Так и говорю"? Он не только свет, в соответствии со своей природой. Он также и то, что Он говорит. Он истина и человек, говорящий им истину. Это истина, которая освобождает (ст.32).
Они похвалялись Моисеем и гордились, что были сыновьями Авраама. Но здесь перед ними стоял Творец обоих этих святых, тот, кто мог сказать Моисею: "Я есмь". И здесь, в главе 8, мы слышим эхо этих слов от человека Иисуса истинно "Я есмь"! Какая великолепная глава! Как хорошо она подходит для этого евангелия Сына Бога!

84. Послание семидесяти (Лук.10:1-16)

Что касается временной последовательности служения восточнее Иордана, то нам не следует быть догматиками; большая часть евангелия по Луке (с гл.9:51 до 18:14) относится к этому времени и заключает в себе особую духовную красоту. Поэтому невозможно выстраивать наши суждения всегда точно по времени, и мы просим читателя о снисхождении в следующих разделах. Нам не следовало бы заниматься разногласиями; если читатель посчитал, что нужно располагать события во времени иначе, то мы охотно признаем, что он прав, и просим потерпеть. Мы не утверждаем, что обладаем полным знанием исторической последовательности событий. Однако общепринято, что между праздником кущей (Иоан.7:11-52) и праздником освящения храма (Иоан.10:22-42) лежат примерно три месяца. Первый состоялся в сентябре, а последний в декабре.
Только Лука сообщает о данном событии из жизни нашего Господа. Мы легко можем отречься, но не Господь Иисус! Печальное состояние дел вокруг него, выразившееся в его отвержении, послужило для него поводом еще более прояснить серьезность своего служения. В стихах 1-16 мы видим характер служения семидесяти и его результаты.
Но почему семьдесят посылаются с благовествованием, что "приблизилось к вам Царствие Божие" именно в то время, когда народ отверг его? Это не означало, что Господь теперь же создал бы царство это не было целью послания семидесяти. Нет, Господь Иисус учит здесь совсем о другом, чем просто о земном царстве. Он показывает им лучшую долю: "Радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах" (ст.20).
И как раз в тот момент, когда Господь Иисус был отвергнут народом. Он заявляет: "Се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов" (ст.19).
Главной мыслью этой главы является не Мессия на земле; эта глава показывает перемену путей Бога, а именно: в небе есть Христос. Его отвержение начинает эту перемену.
Но отвержение его народом не мешает Господу Иисусу идти вослед заблудшим овцам. Так мы видим здесь, что весть милосердия и предостережение перед судом являются последней возможностью.
Это послание семидесяти не ограничивается блудными людьми дома Израиля. На самом деле не говорится, к кому они посланы. Сфера их деятельности была неограниченной.
Отказ от земного царства выразился не в том факте, что царство Бога приблизилось. Это царство в Сыне, и Господь Иисус открывает его в стихах 20-24. Мы позднее коснемся этого, когда будем говорить о возвращении семидесяти.
По сравнению с миссией двенадцати учеников это послание носит более неотложный и серьезный характер. Задачей этих семидесяти было проповедовать каждому, кто их отвергал, о суде. Господь говорит им, что они будут, как агнцы среди волков (ст.3), классическое отличие от царства, обетованного народу Бога. Здесь откладывается свидетельство о царстве в силе, и оно оставляет Израиль без прощения; их вина, что они отвергли царство, становится еще более очевидной. Мы видим, как Господь Иисус занимает здесь иную позицию небесную.
Нам хотелось бы и далее рассмотреть изменение в путях Бога и положение Иисуса Христа, а также его заключительное служение в последующих разделах.

85. Возвращение семидесяти к Иисусу (Лук.10:17-24)

Как мы уже, наверное, упоминали, Господь Иисус послал семьдесят во время праздника кущей, и они вернулись примерно три месяца спустя ко времени праздника освящения храма, о чем Лука, впрочем, не упоминает. Их миссией был особый призыв благодати в полном соответствии с целью и характером евангелия по Луке, единственным, где рассказано о послании семидесяти. Возможно, что Иисус все еще был в Иерусалиме или близлежащей Вифании, когда семьдесят вернулись к нему. Стихи 17-24 изображают нам славу и характер царства, а также состояние духа; оно только и может быть принято. В другом месте и в другой связи (Матф.11:25-27) мы видим, что "в то время", когда Израиль (представлен в облике городов, которые Он должен был порицать) отверг его, Иисус все же мог благодарить! Были и такие, кто верил в него, даже если это был только остаток верных, кого Он сравнивает с маленькими детьми. Лука сообщает, что Иисус возрадовался "в тот час". Без сомнения, это был час, когда Иисус услышал об успехе миссии своих учеников и видел падение сатаны. Он заранее предвидел изображенное в Откр.12:7-11 и видел создание своего царства в силе во время этой тысячи лет. Это было причиной их радости.
Счастливы и благословенны все те, кто проникает в мысли Бога и выводы о его Сыне и может радоваться тому, что Он уготовил им (ст.23,24).

86. Милосердный самарянин (Лук.10:25-37)

Это событие и последующие разделы до гл.11,13 представляет только Лука.
Дарби пишет по этому поводу: "Ответ Господа (на вопрос законника в стихе 25) позволяет видеть эту духовную перемену, наступившую с введением благодати к человеку, в его собственной личности. Наши отношения друг к другу становятся теперь мерилом вида божественной природы, а эта природа есть любовь. Человек под законом судил себя по важности, которую мог сам себе приписать, что как раз противоречит любви. Плоть похвалялась близостью с Богом, которой никогда в действительности не существовало, так как она не происходила из обладания его божественной природой. Священник и левит прошли мимо. Самарянин, презираемый как таковой, не спрашивал, кто его ближний. Любовь в его сердце делала его ближним каждому, кто был в беде. Это то, что сам Бог совершил во Христе. Едва Господь Иисус возрадовался открытию благодати (ст.1-21), как приходит человек, ищущий жизни на основе закона, но это невозможно! Однако Господь Иисус отвечает ему с полным терпением: "И ты поступай так же"".
Наставление, которое мы должны получить из этой своеобразной истории, не столько отстранение избранного Богом народа, сколько испытание сердца. Должна быть разоблачена человеческая воля, использующая закон для самооправдания, которая хочет поставить себя по другую сторону обязательств по отношению к своим соплеменникам. Почему самарянин представлен здесь в качестве примера? Будучи чужим для иудеев, он дает точный портрет Иисуса Христа, который тоже был чужим для своего собственного народа.
В притче о добром пастыре и о милосердном самарянине мы видим любовь и милосердие Бога, доходившее через его Сына ко всем заблудшим. Оно распространяется без различия на заблудших всех рас и национальностей.
Как превосходно притча о ближнем вписывается в это евангелие человека, ставшего моим ближним, евангелие для отверженных и чужих, евангелие для народов!

87. Марфа и Мария (Лук.10:38-42)

И этот небольшой случай мы находим только у евангелиста Луки. Мы сейчас видели благодать Бога противопоставленной закону, который мог только проклинать. В этой прекрасной сцене мы наблюдаем, как ценит эту благодать верующий. Вот, какую оценку мы видим в поведении верующего в присутствии Господа:
1. Он сидит у его ног и внимает его словам.
2. Он показывает свою зависимость в молитве (гл.11).
В стихах 17-20 семьдесят пришли к Господу Иисусу, наполненные радостью, и сообщили ему, что они пережили. Они целиком были заняты результатами здесь на земле, но Господь направил их взоры к небесам. Более того, их имена были записаны на небесах. Это не Христос на земле, земное царство, Мессия во плоти, а Христос наверху, к которому мы мысленно обращаемся с молитвой.
И в этом случае речь идет о том же принципе: не забота о его телесных и физических потребностях, хотя такая забота и может исходить из сердца, которое действительно любит его, но одно необходимо нам прежде всего чтобы мы в своих сердцах имели его слово. Мы больше не знаем его во плоти. Глаза Марфы видели его усталость, и поэтому она хотела ему служить, но вера Марии видела глубже: она ощущала его полноту и хотела что-то воспринять от него.

88. Господь учит учеников молиться (Лук.11:1-13)

Д.Н.Дарби замечает по этому поводу: "Желание найти форму молитвы, данную через Господа, привела здесь к искажению текста. Его хотели приспособить к молитве в Матф.6". Здесь говорится: "Отче наш... да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое... хлеб наш насущный подавай нам на каждый день; и прости нам грехи наши, ибо и мы прощаем всякому должнику нашему; и не введи нас в искушение". Очень уместно найти в этой молитве самого Иисуса (ст.1) и видеть, как Он дает своим ученикам поучения в евангелии полностью зависимого человека" (см. пояснение к гл.1:5-25 и 4:42-44).
В сравнении с Матф.6:9-13 мы видим, что Лука представляет нам повод для такого поучения: ученики просили Иисуса научить их молиться.
Замечательно также, что это все произошло перед сошествием Святого Духа.
Отец являет себя, и мы видим здесь учеников в свете этого явления, но они еще не относились к нему как сыновья, еще не приняли Духа усыновления, которым мы можем взывать: "Авва, Отче!" (Рим.8:14-15). Мы, живущие после сошествия Святого Духа, занимаем совершенно другое положение, нежели ученики. Святой Дух еще не жил в них, как живет теперь в нас. Они знали Отца лишь настолько, насколько его открыл тогда Господь Иисус. После дня пятидесятницы они полностью получили это.
В евангелии по Матфею это сообщение носит типично иудейский характер. Оно там связанно с нагорной проповедью и с проповедью царства. Господь показал им, что если они хотели молиться, то должны были совершать это втайне, и Он тем самым выражает, что это не должна была быть публичная молитва!
Здесь же, в евангелии по Луке, все находится в прекрасной гармонии с предыдущим: Мария сидит у ног Иисуса, чтобы слушать его слова. За слушанием слов Господа, естественно, следует молитва и признание собственной полной зависимости от Господа.
Лишь позднее ученики обучаются молиться во имя Иисуса (Иоан.16:23-24).
Когда придет Святой Дух, они больше не станут просить у него (ст.13).
В евангелии по Матфею мы читаем, что Отец дает благие дары тем, кто просит его об этом (7:11), а здесь, у Луки, Отец даст Святого Духа, потому что об этом просит Христос (Иоан.14:16). Иисус призывает их подготовить сердца к пришествию Святого Духа и поучает их молиться о пришествии Святого Духа так же, как мы сегодня молим Христа о втором пришествии. Но Святой Дух не мог быть дан до пятидесятницы, потому что Христос еще не был прославлен (Иоан.7:39).
Притчу о бесстыдном друге (ст.5-8) рассказывает опять только Лука. Господь Иисус здесь ободряет своих терпеливо ожидать в молитве. Речь идет не о том, чтобы мы многими просьбами вынуждали Бога давать нам что-то такое, что было бы не хорошо для нас. Нам хотелось бы напомнить о том, что "друг" в этой истории не желал, чтобы ему помешали по дружбе, а поддался, наконец, настойчивости. Но Бог никогда так не поступает! Бог не заснул, как этот человек. Нам не нужно ни обременять Бога долгими просьбами, ни долго стучать в его дверь. Бог никогда и не даст нам ничего лишь бы отделаться от нас. Совершенно ясно, что эту своеобразную притчу Лука рассказывает нам здесь затем, чтобы выявить разницу между Богом и человеком.

89. Иисус о фарисеях - "горе вам!" (Лук.11:37-54)

Стихи 14-36 мы уже разбирали в разделе 50.Исцеление бесноватого; обличение фарисеев и книжников. Там мы рассматривали этот раздел во временной последовательности в связи с Матф.12:22-45 и Марк.3:20-30.
Некоторые думают, что Лука опирается здесь на Матф.23:13-39, другие предполагают, что Матфей частично взял кое-что у Луки. Но, собственно, почему? Разве это не возможно, что в конце служения Иисуса это "горе вам" повторяется практически как подтверждение сказанного ранее? Посему это место не составляет трудностей для нас. Мы подчеркиваем тот факт, что Лука записал эти слова именно в данном месте по вдохновению Бога.
Разве мы не видим в этих фарисеях и книжниках весь народ в его показной святости и показной праведности? Они умертвили в прошлом пророков и намеревались умертвить также большего, чем все пророки.

90. Иисус предостерегает от фарисейской закваски. Притча о богатом человеке. Ответственность слуг (Лук.12:1-59)

Мы не можем поменять местами эти стихи с теми, где объясняется значение закваски (Марк.8:13-21; Матф.16:4-12; см. раздел 70). Лука (12,1-15) хочет предостеречь нас от фарисейской закваски ложной святости. Мы знаем, что Бог однажды все выведет на свет.
Бог смотрит в сердце, а не на внешнюю видимость религиозности. В этой связи очень интересен небольшой случай, описанный в стихах 15-17. С точки зрения домостроения оказывается, что Господь здесь уклоняется от осуждения Израиля, хотя незадолго до этого Он осудил их состояние. Их наследие, их иудейские благословения были потеряны для них. Здесь речь уже не шла о том, чтобы Иисус сотворил "наследство" иудеев как народа; они сами заслужили себе такой жребий, отвергнув своего Избавителя. Что было теперь важно, так это положение каждой души пред Богом имущество человека не является решающим в его жизни.
Лук.12:16-34 - Здесь Господь представляет серьезную притчу о богатом безумном человеке, о чем опять-таки рассказывает только Лука. То, что следует за стихом 22, схоже со словами нагорной проповеди, записанной Матфеем (6:25-33). Но если там это больше похоже на проповедь, то здесь Лука излагает ее в форме возражения на стих 13 (ср. гл.11:45).
Лук.12:35-48 - Стихи 35-41 говорят о тех, кто ждет Христа, а стихи 42-48 о работающих для него. Этот отрывок евангелия по Луке отличается от отрывков трех других евангелистов классификацией различной ответственности, которую дает здесь Лука:
1. Слуга, не ожидающий прихода своего господина, который "раздваивается"; и его участь с неверными.
2. Слуга, которому была известна воля его господина и который не выполняет ее, получает много ударов.
3. Слуга, не знавший волю своего господина, получает меньше ударов.
Эти стихи, конечно, говорят не о спасении, а об ответственности слуги перед его господином и Творцом.
Лук.12:49-59 - Эти стихи показывают Христа как того, кто разделяет людей. Стих 50 можно сравнить с Матф.20:18.22 и Марк.10:38.39; стихи 51-53 - с Матф.10:34-36; а стихи 54-55 с Матф.16:2. Обратите внимание на то, что стихи 54-59 обращены к народу. В стихе 53 Господь обращается к своим ученикам (ср. ст.41). Стих 56 можно опять сравнить с Матф.16:3, а стихи 58 и 59 с Матф.5:25-26.
Если мы, как сделали это только что, сравним высказывания Луки и Матфея, то выявим удивительно много схожего, и все-таки ни один из них не "списывал" слепо у другого. В каждом случае мы видим личную оценку евангелиста так, как Святой Дух побудил каждого евангелиста записать его сообщение.
Келли дает следующие интересные указания к стихам 58 и 59: "В конце главы речь идет об иудеях и показано, что они находились в опасной ситуации. В их тяжбе с Богом Господь советует им прибегать к умиротворению, пока Он "на дороге". Если они отвергнут это, то попадут в тюрьму, пока не заплатят за все. Это было предостережением иудеям, которые и сегодня, как мы все знаем, должны нести последствия отказа от слова Бога". ("Лекции по евангелию").
Примечание: для внимательного читателя соответствие между только что рассмотренным и рассказанным служит в следующей главе 13 дальнейшим поводом поблагодарить Бога за божественное вдохновение, под влиянием которого находился каждый евангелист.
Кто-то сказал об этом так: "Вся глава 13 есть целенаправленное изложение вопроса, поставленного в главе 12 о его отвержении, до Иерусалима; это близкое к притче описание обстоятельств, изображенных в конце главы 12". Израиль грешил двумя путями: он не давал плода тому, кто приготовил его, и отверг приглашение в царство Бога.
Иудеи думали, что Бог не оставит в живых такого человека, как Пилат, провинившегося настолько, что смешал кровь жителей Галилеи с их жертвами. Но Христос показывает им, что суд теперь совершится на новом основании, и говорит, что суд придет над ними, если они будут упорствовать в своем непокаянном состоянии (ст.3). Сын Бога был среди них, и они отвергли его. Как многим из этих иудеев пришлось пролить свою кровь спустя несколько лет из-за Тита!
Природная сознательность должна была бы предостеречь иудеев от того, чтобы отвергать Мессию; Бог прошел вместе с ними с большим терпением по этому пути, пути, в конце которого был судья. Он практически хочет сказать им: "Если вы не покаетесь и не прекратите этот спор, то наступит для вас суд и с вами будет то же, что и с теми, кто был грешником в ваших глазах". Таково краткое резюме комментария Дарби.

91. Резня среди галилеян и неплодная смоковница (Лук.13:1-9)

Эти девять стихов по содержанию относятся к вступительным стихам, предметом которых является суд. Этот раздел опять типичен для Луки; Матфей сообщает о случае проклятия бесплодной смоковницы в связи с возвращением Господа в Иерусалим (Матф.21:18-22; Марк.11:12-14).
"В это время" эти слова четко связывают обе главы между собой. Господу рассказали об ужасной резне. И Дух Бога снизошел, чтобы сказать им, что такой же суд придет и к ним, если они не покаются.
Но они не каялись, а уподобились сухой смоковнице, ставшей совершенно бесполезной и бесплодной. "Да не будет же впредь от тебя плода вовек", говорит Господь Иисус смоковнице в гл.21:19 евангелия по Матфею. Теперь она срублена и предана на суд. Обратите внимание на то, как милость Бога здесь все еще медлит с судом. Суд отодвигается из-за защитника (ст.8). Ибо Бог не желает смерти грешника, а хочет привести его к покаянию. Однако этот народ уклонился от покаяния.

92. Исцеление женщины в субботу (Лук.13:10-21)

Обратите внимание на число 18, восемнадцать лет она была одержима духом немощи, и сравните со стихом 4. Грант пишет, что число 18 говорит о зле в его наивысшей степени. Но даже в среду этих не готовых к покаянию грешников проникает милосердие.
Лицемерие религиозных обрядов резко противопоставлено здесь власти Бога. Христос пришел для оказания милосердия; здесь Он должен воскликнуть им в судном гневе: "Лицемер!"
В этой истории мы находим двух типичных представителей:
1. Женщина символ беспомощности Израиля.
2. Начальник синагоги характеризует духовное состояние Израиля.
Женщина символизирует здесь тех, в ком было видно раскаяние (раскаяние, которого не проявил народ как таковой, ст.1-10), но она до сих пор еще не приняла дар Бога, Христа; сатана еще держал ее в своих узах.
Он связал женщину, которая была верной дочерью Авраама. Но хотя она и была верной, она не была свободной. И под законом часто встречались дети, связанные этими узами. О них упоминается в Евр.2 как об особой группе: это лица, отличающиеся страхом Бога и смирением.
Она не могла видеть ничего, кроме самой себя, она не могла поднять лицо, чтобы увидеть Господа. Она похожа здесь на женщину в Рим.7: ей нравится закон Бога, она занята собственным "я", но у нее нет силы. Если есть что-то удерживающее мою душу в рабстве, то Иисус готов освободить меня. Как только я увижу в нем освобождение, я смогу взглянуть вверх и сказать: "Благодарю Бога моего Иисусом Христом, Господом нашим" (Рим.7:25). Иисус здесь говорит с ней, и Он также касается ее. Речь его ведет к ее освобождению, касание указывает на сообщение духа, на христианский опыт. Еще слыша возмутительные слова начальника синагоги, Господь Иисус говорит с ними притчами, которые касаются как царства Бога, так и Израиля.
Притчу о горчичном зерне мы встречаем также в Матф.13:31-33 и Марк.4:30-34, но в другой связи. С этим чудом исцеления противники Христа на некоторое время успокаиваются. Господь повторяет здесь две важные притчи, смысл которых мы уже видели в других евангелиях, но здесь у Луки они приобрели новое значение.
Это притчи о царстве Бога, которое тогда еще не началось и в котором действительно умолкнут враги, а народ возрадуется его силе, царстве, ничего более не имеющем общего с иудаизмом. Притчи по своему высказыванию очень различны. В первой притче царство Бога под управлением человека сравнивается с мирским царством, в котором нашли приют слуги сатаны. Во второй притче исповедующая церковь испортила небесный хлеб, чтобы приспособить его к миру; в конце концов слово скисло.

93. Иисус учит и идет в Иерусалим (Лук.13:22-35)

Господь Иисус пришел не судить, а спасти; словами начальника синагоги в предыдущих стихах народ действительно осудил своего Мессию и произнес сам себе приговор, отвергая свою единственную надежду на избавление. Мысль о предстоящем суде проходит сквозь весь этот отрывок и занимает Господа Иисуса.
В связи с этим грядущим судом любопытный вдруг спрашивает: "Господи! неужели мало спасающихся?" (ст.23). Иисус никогда не удовлетворяет любопытных. Вопрос остается без ответа; вместо этого спрашивающий вынужден сам себя проверить. Речь идет не о том, как много спасается, а о вопросе: как ты можешь спастись? Иисус же продолжает пояснять этот путь спасения.
Сначала было несколько таких, кто искал войти, но не могли. Почему же? Потому что они искали вход на другом пути. Будь это крещение, молитва, пост, соблюдение закона, членство в церкви или многое другое. Деян.4:12 доказывает невозможность спасения таким путем. Сам Иисус говорит им, что они должны подвизаться, чтобы войти сквозь тесные ворота его самого, прежде чем минует случай. Он здесь хозяин дома, который встает и закрывает дверь. Никто, приходящий к Господу пустым с истинным покаянием и признанием своей собственной непригодности, не найдет дверь закрытой. Только те, которые отвергают этот предписанный Богом путь, будут сильно упрекать себя в вечности и оплачивать свое жестокосердие плачем и скрежетом зубов.
Для Израиля бессмысленно похваляться тем, что они "сыны Авраамовы". Духовное родство с Авраамом и его верой в Бога делает нас доверенными Христа. Это позволяет нам иметь общность со всеми народами царства. Иудеи злоупотребили своими привилегиями: когда-то они были первыми, теперь они последние; уверовавшим из других народов надлежит быть теперь первыми. Или как кто-то сказал: "Тот, кто был самым первым в списке имен и похвалялся своими внешними традициями, церемониями и значительностью, не найдет входа на небеса; но тот, кто был последним по отношению таких поверхностных требований и хвалился только Христом и его крестом, будет спасен".
Господь Иисус порицал начальника синагоги, вероятно, только формально соблюдавшего благочестие, но отрицавшего его силу: он был лицемером. И Господь раскрывает подлинный характер этого человека, неправомочно присвоившего себе престол Давида. Когда пришли фарисеи со своим "предостережением", что Ирод хочет умертвить Иисуса, и посоветовали Иисусу бежать, то Он называет Ирода лисицей посреди заблудших овец Израиля. Речь здесь шла не об угрожавшей опасности со стороны Ирода, не о Галилее, а только об Иерусалиме. Иисус не мог быть умерщвлен в Галилее как пророк. Он должен был расстаться с жизнью в Иерусалиме. Этот город переполнил его чашу терпения; теперь городу оставался только суд. И Иисус добавляет без налета огорчения, что Он закончит свое служение и воскреснет "в третий день" (ст.32).
В действительности Израиль согласился с "лисицей" и отверг "птицу". Слова стихов 34 и 35 мы встречаем также в Матф.23:37-39. Может быть, эти слова и не были произнесены в Галилее при таких обстоятельствах. Пусть это и так; поскольку Лука в своем евангелии предпочитает моральный порядок хронологическому, то он приводит эти стихи в том случае, когда Христос упоминает, что ему надлежит погибнуть в Иерусалиме.

94. Иисус в доме начальника фарисеев (Лук.14:1-24)

А. Исцеление страдающего водяной болезнью (Лук.14:1-6)
Все события из жизни нашего Господа, изображенные в Лук.14:1-17:19, рассказаны только Лукой. Для внимательного читателя очень хорошо увидеть взаимосвязь глав 13, 14 и 15. В главе 13 мы видим закон и то, что Христос мог ожидать от тех, кто полагал, что соблюдает закон. Они были разоблачены как лицемеры. Они пали во всех отношениях. И хотя они не хотели принять благодать, они были еще предметом этого милосердия Бога.
В главе 14 это удивительное милосердие во Христе обращается к его врагам. Суббота была знаком завета, заключенного Богом с его земным народом. Но мы видим, как Христос постепенно прекращает свои отношения с Израилем. Следовательно, устраняется также и знак завета, суббота. Христос больше субботы Он господин субботы.
Лицемерная позиция соблюдающих закон и субботу проявляется в том факте, что они молчат на вопросы Господа. Как хорошо выражено их духовное состояние в образе страдающего водяной болезнью: они были надутыми и напыщенными в своей самоуверенности.
Христос вернул страдающего водяной болезнью в его "нормальное" состояние. Когда Христос видит в следующем случае, как приглашенные выбирали наилучшие места. Он использует это как повод говорить с ними притчами. Но здесь Он поучает их уже тем, что исцеляет этого человека, который буквально был слишком большим. Хотя они "наблюдали за Ним", они не видели и не слышали того, что Он хотел им показать.
У Луки мы встречаем больше притч, чем во всех других евангелиях. Содержание глав 14 и 15 типично для Луки, и это можно найти только у него.
Замечательно, что это последнее исцеление в субботу, о котором нам сообщается, и что оно произошло добровольно.
Если мы сравним оба исцеления в главах 13 и 14, имевших место в субботу, то увидим, что в главе 13 упоминается о том, что вола или осла отвязывают от яслей, а в главе 14 одно из этих животных падает в колодец. Таково состояние человека в его ветхой природе: связан грехами и потерян. Иисус пришел освободить и спасти таких.
Б. Притча о первом месте: призыв к смирению (Лук.14:7-11)
Как уже было сказано, этот раздел тесно связан с предыдущим. Основное положение, иллюстрируемое этой притчей, состоит в том, что тайна истинного гостеприимства есть самоотречение.
Глава 14 содержит шесть притч, причем пять из них можно найти только у Луки. Поведение приглашенных выявляет их самодовольство и надменность. Все хотели для самих себя самого лучшего. Здесь не было самоотречения, а только самоутверждение. В Матф.23:6 есть другой стих, описывающий это самовозвышение: "Также любят предвозлежания на пиршествах и председания в синагогах". Ср. также Лук.20:46 и Марк.12:38.39.
В. Делать добро тем, кто не может воздать за это (Лук.14:12-15)
Иисус продолжает проповедовать божественные принципы и показывает им, что важно знать, где сидеть и как приглашать.
Они наблюдали за ним (ст.1), но Он смотрел в самые глубины их сердец и видел их побудительные мотивы. Они хотели приглашать только потому, чтобы быть приглашенными!
Нет, говорит Иисус, это не истинное госте-приимство. Принцип взаимности не имеет ничего общего с милостью милость всегда бывает односторонней. Таков божественный образ действий. Этот принцип милосердия поясняется в следующей притче.
Г. Притча о большом ужине (Лук.14:16-24)
Это, собственно говоря, суть главы 14 евангелия по Луке. Она показывает, как проявляется божественное милосердие к недостойным. Израиль был зван, но не проявил интереса к этому приглашению.
Праздник в главе 22 евангелия по Матфею есть праздник, приготовленный Богом в честь своего Сына; здесь это праздник для удовлетворения собственного сердца. "Все готово" через страдания и смерть Христа.
У Луки подробнее описываются извинения. Бедный и калека, хромой и слепой вот, кто приглашаются. Разрушение города и уничтожение разбойников не упоминается.
У Матфея мы больше видим аспект домостроения. Поэтому там речь сначала идет о путях Бога с иудеями как в благодати, так и в суде.
Отказ званых показывает их враждебность к хозяину. Настроение плоти есть враждебность к Богу (Рим.8:7).
Обратите внимание на слова Луки: "Чтобы наполнился дом мой". Этих слов мы не находим у Матфея и Марка. Кроме того, Матфей добавляет еще следующие детали:
1. Суд над гостем без брачной одежды (ст.13).
2. Царь посылает свои войска (ст.7).
3. Сожжение города (пророческое значение!)
Эти подробности согласуются с особым характером евангелия по Матфею отличием домостроений. Лука также указывает на суд, говоря: "Никто из тех званых не вкусит моего ужина".

95. Цена ученичества (Лук.14:25-33)

Подобный же раздел мы находим у Матфея в гл.10:37-39, где кажется, что слова больше обращены к ученикам. Соответственно характеру евангелия по Луке Иисус обращается ко множеству народа и к тем, кто с таким усердием хотел последовать за ним. Обратите внимание на стих 25: "С Ним шло множество народа".
Казалось ли этой падкой на сенсации толпе, что следовать за Иисусом и быть его учениками легко? "Мы склонны поверхностно воспринимать мысли о милосердии и не понимать того, что оно содержит! Решающим всегда будет вопрос о том, пришли ли мы на большой ужин. Если да, то мы тоже будем готовы заплатить плату за ученичество". Ужин заранее предполагает общение с хозяином.
Иисус объясняет теперь народу условия действительного ученичества: нести свой крест. И это влечет за собой глубокий позор и полное унижение. То, что ничего не стоит, нисколько не ценится. Обратите внимание, что Иисус здесь трижды говорит: "Тот не может быть Моим учеником" (ст.26,27,33), чтобы этим подчеркнуть, как далеко простираются его требования. Это будет проиллюстрировано в двух следующих притчах, опять-таки характерных для евангелия по Луке:
1. Строительство башни (ст.28-30). Все, что угодно Богу, находится во Христе и соответствует его цели спасения. Если мы ничего не ждем от самих себя, а руководствуемся им, его Духом, когда мы "сядем и вычислим издержки", то с большей очевидностью узнаем, что нужно нам для начала и для завершения.
2. Военный поход (ст.31-33). Иисус здесь имеет в виду не то, что кто-то все прекратит, если высоки затраты (ср. Лук.9:62), а то, что любой ценой ему следует отказаться от всего своего. Не кажутся ли требования Иисуса слишком трудными? Он был готов подать пример: для него не казалось "слишком" пойти на крест и избавить нас. Поэтому от тех, кто хочет следовать за ним, Он ожидает не меньшего самопожертвования!
Он сам пришел в мир, чтобы строить и бороться ("и врата ада не одолеют ее" Матф.16:18). Следовать за ним означает довериться ему, бороться вместе с ним, с ним участвовать в строительстве, пока это строительство не будет завершено, а борьба окончена.

96. Соль без силы (Лук.14:34-35)

В первых трех евангелиях мы находим эту притчу каждый раз в другой связи.
1. У Матфея в гл.5:13 это часть нагорной проповеди. Ударение делается здесь больше на положительное влияние, которое мы чувствуем. Очень личное значение выражения "вы соль земли" мы находим только здесь, а не у Марка и Луки.
2. Марк.9:50 является фоном речи Иисуса относительно ада и тех, кто погиб. Евангелие по Марку больше представляет нам мысль о предохранении от растленности, мысль об очищении и принятии (см. также пояснение к разделу 78).
3. Наконец, в Лук.14:34.35 это связано с ценой настоящего следования. "Это очень серьезно отпасть от благодати и верности Богу, ибо потом не будет восстановления; если соль потеряла свою силу и вкус, то ее не исправить". Соль выражает принцип верности и постоянства, проявляющихся практически во всех жизненных обстоятельствах, так что подорвана активность разлагающихся элементов. По-видимому, здесь подчеркивается опасность того, что соль может стать бессильной если кто-то не удаляется от зла, не имеет больше доброго свидетельства, то становится совершенно бесполезным и не имеет положительного влияния на окружающих. Но для нас Господь Иисус добавляет: "Кто имеет уши слышать, да слышит!"

97. Притча о заблудшей овце, о потерянной драхме и о блудном сыне (Лук.15:1-32)

Эта глава с тремя притчами совершенно своеобразна, одна притча с трех различных точек зрения, и характерна для Луки. Это верно, что в Матф.18:12-14 есть более краткий рассказ, очень похожий на первую часть данной главы. Однако я все же полагаю, что есть значительное отличие у Луки (гл.15) притча о пропавшей овце применяется к заблудшему грешнику; евангелист Матфей приводит ее в связи с целью своей главы и верным ощущением того, кто уже принадлежит царству Бога. Намерением Луки (гл.15) является показать нам милосердие Бога к грешнику. Упрек в начале главы означает, что наш благословенный Господь принимает грешника и показывает путь и радость Бога в соединении с его благодатью.
У Луки (гл.15) мы видим радость Бога при спасении заблудших. Неправильно относить эту главу к отпадению и восставлению верного. К этому предположению можно было бы прийти, если придать большее значение тому факту, что овца была овцой этого стада еще до того, как заблудилась. Несомненно, что как овца, так драхма и сын были потеряны. Эта притча служит не для поучения и ободрения учеников, но является выражением божественной благодати, которая во Христе возрождает грешников.
В предыдущей главе мы видели, что для человека невозможно собственными усилиями стать настоящим учеником. Но как же стать учеником Христа? Этому может способствовать благодать Бога! Глава 15 показывает нам, как Бог готовит себе учеников.
Это становится очевидным из трех аспектов одной притчи. Вся божественная полнота проявляется в этом удивительном деле благодати, деле, обращенном к недостойным и заблудшим, невежественным и мертвым, самовольным и трудолюбивым.
Деятельность Бога-Сына олицетворена пастухом, ищущем заблудшую овцу. Бога-Духа мы видим в женщине с лампой слово Бога уводит душу от греха и покрывает вину в свете Бога. Его свет показывает, что грешник мертв в грехах и провинностях. И, наконец, мы видим деятельность Бога-Отца в этой прекрасной истории о блудном сыне: все грешники потеряны для Бога, пока не будут найдены и не раскаются.
Это удивительная благодать ненавистна самоуверенному человеку старшему сыну. Он не хотел снизойти и отказывался признать, что у отца действительно была причина для радости. Как гармоничен божественный порядок, ставящий данную главу именно на это место!

98. Неверный управитель. Богач и бедный Лазарь (Лук.16:1-31)

В то время, как притча предыдущей главы была обращена к фарисеям и книжникам, притча о неверном управителе предназначена ученикам. Поучение этой притчи заключается не в том, что мы должны подражать неверному слуге в его расточительстве и безответственности; здесь мы, скорее, видим принципы, которые нам следует воплощать в повседневной жизни с божественной энергией:
1. Живи не только для настоящего, но и с видом на будущее и вечность.
2. Не позволяй земным вещам завладеть тобой. Если Господь дал тебе имущество, то употреби все для Господа, а не только для самого себя, и будь щедр в этом (1Тим.6:18). Все, что ты имеешь, принадлежит Богу, вверившему это тебе.
3. Поступай осмотрительно и дальновидно, как этот управитель, но чувствуй обращение к его нечестности. Если неверующий работает прилежно, то это делает ему честь; если же верующий ненадежен и небрежен, то это вредит ему и имени Господа. Жертвуй тем, что ты, как плотский человек, называешь своей собственностью, имея в виду непреходящие ценности.
Обратите внимание: неверный управитель мог бы утаить деньги своего господина; он предпочел приобрести на них себе друзей и это то, о чем здесь идет речь; он жертвует настоящей выгодой ради будущей. Если ты не поступаешь верно с тем, что на самом деле принадлежит Богу, то кто воздаст тебе твое? Наше достояние теперь на небесах. Кто сейчас умеет правильно поступать с неправедным маммоном, чье сердце не склонно к этому и кто не рассматривает это как свое сокровище, тот в будущем станет обладать истинным сокровищем.
В известном отношении эта притча является продолжением мысли главы 15. Речь идет о влиянии благодати, что приводит к нашему изменению, и о контрасте, имеющем место в отношении управления делами между христианством (как вновь созданным домостроением) и позицией иудеев. "Неправедный маммон" под этим подразумеваются богатства проклятой земли в руках падшего человека. Для духовно здорового верующего эти богатства не являются "неправедным маммоном".
Притча о богаче и Лазаре (ст.19-31) дает вывод, вытекающий из предыдущей притчи. Там мы видели принципы правильного изменения. И снова мы поражаемся этой божественной красоте, заключенной в порядке и гармонии. Одно переходит в другое без всяких противоречий. Тут нет ничего, что бы находилось не на своем месте, будь это в отдельных евангелиях или в их взаимной гармонии.
Эта притча имеет значение и для домостроения. Имущество и богатство иудеи всегда рассматривали как знак милости Бога. Но в поведении богатого человека выражается то, чем стал весь народ Иудеи с точки зрения Бога: неверным в своей службе управляющим и совершенно равнодушным к страшной нужде брата-иудея перед его дверью. Здесь мы видим человека, переполненного эгоизмом и держащегося за то, что дал ему Бог. Эта притча не сразу показывает, что же оправдывает человека, чтобы он мог попасть на небо. Не все бедные попадают на небо потому, что они бедны, и точно так же не все богатые, потому что они богаты. Вопрос в том, где твое сокровище на земле или на небе. Являешься ли ты рабом видимого мира или гражданином невидимого? Изменяешься ли ты лишь внешне или благодаря вере? Если благодать действует в сердце, то она все меняет: она влияет и на все наше поведение.
Богач изображается здесь не как плохой человек по человеческим меркам. Люди в главе 14, отважившиеся прийти на праздник, не были плохими: не их грехи мешали им прийти, но были земля, волы и жена, что мешало им. Богач, владевший всем лучшим на земле, не проявляет интереса к нему, и никакого интереса к вопросам веры.
В стихе 25 ("чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей") говорится не просто "доброе", а "доброе твое". Богач избрал неверную позицию в жизни, сторону смерти, и тем самым потерял истинную жизнь!

99. Проповеди о прошении и вере (Лук.17:1-10)

Общая тема, касающаяся нашего поведения, продолжается в настоящей главе. Такова причина того, что данные стихи стоят в евангелии по Луке на этом месте.
Речь идет о добром и милостивом отношении к своему брату. В чем же оно сказывается? В том, чтобы я никогда не переставал прощать ему. Прощать брату семь раз на день было чудовищным вызовом даже для самых добрых святых! Ученики чувствовали, что они на это не способны; отсюда и их просьба "умножь в нас веру" (ст.5). Таково сознание милости Бога, которая делает меня "малым" (ст.2) и оставляет меня таким. Господь видел своих учеников как малых, которые через него познают Бога в его милости. Враг всегда стремится внести искушения нечто, что делает нас снова великими в наших собственных глазах.
Если мы сравним соответствующие тексты в Матф.17:20 и 18:6,7,21,22 со стихами в Лук.17:1-6, то, конечно, заметим связь, в которой были высказаны эти слова. Каждый евангелист приводит слова Иисуса в такой связи, как это предусмотрено планом Святого Духа; у одного на переднем плане находится характер домостроений, у другого больше духовный порядок, но все через внушение. Этим заканчивается прямое поучение учеников Господом.

100. Исцеление десяти прокаженных (Лук.17:11-19)

В стихе 5 апостолы просили об умножении своей веры. Иисус ответил им, что даже малейшая вера внесла бы новый принцип в их души. Даже если вера и имеет размеры с горчичное зерно, то у нее есть сила выйти из под закона и найти свой источник и все необходимое в Иисусе. Иллюстрацию этого мы и видим здесь.
Господь Иисус проходит между Самарией и Галилеей по пути в Иерусалим. В этом разделе мы видим, что истинная вера всегда возвышается над пустыми формами и обрядами, находя все в Иисусе, а не в тенях закона, который мог только указать на Иисуса. Он, давший закон, стоит выше закона.
Закон был предназначен только для того, чтобы привести нас к Иисусу. В предыдущих рассуждениях мы всегда утверждали, что Иисус отдалился от иудейской системы и самого иудаизма. Он покидает загон овец, берет с собой своих и ведет к чудесной свободе сынов Бога. И в этом случае мы снова видим, что иудаизм оставлен, самарянин выходит к Господу Иисусу. Давайте опять предоставим слово другому автору:
"Вера разоблачает наслаждение свободой от закона; однако она означает не беззакония в отношении к Богу, а, напротив, закономерную связь с Христом. Мы полностью зависимы и связаны с ним, и это тем больше, что происходит не под законом. В предыдущем случае этот простой самарянин, пришедший к Иисусу, просто находится под благодатью в духе, ожившем в его сердце и указавшем ему путь, как здесь сообщает евангелист Лука. Мне не надо подчеркивать, как удивительно этот рассказ вписывается в весь тон и характер данного евангелия".

101. Духовный аспект царства Бога (Лук.17:20-36)

Девять иудейских прокаженных, повернувшиеся спиной к Иисусу и сами себя поставившие под закон, показывают на своем примере состояние всего народа Израиля. Их религиозные вожди, представленные фарисеями в своей слепоте, только спрашивают, когда придет царство Бога. Они совершенно игнорируют тот факт, что когда среди них находился их Мессия, действительно наступило царство Бога. Оно должно было быть в них им следовало принять Христа, как это только что сделал язычник, самарянин. Это должно было бы стать для них уроком. Он не был занят внешними уставами, положениями, как будто царство Бога можно было ощутить извне, но его вера увидела в Христе царство Бога, и он принял Христа в свое сердце.
Но иудеи отвергли его. Теперь Он отворачивается от них и оставляет их в своевольном невежестве. Он обращается к своим ученикам и, пока идет с ними, говорит о времени своего отсутствия, причем Он полностью пропускает домостроение церкви, вплоть до своего пришествия для суда.

102. Притча о неправедном судье и притча о фарисее и мытаре (Лук.18:1-14)

Обе притчи мы находим только у Луки. Притча о неправедном судье следует за словами в конце предыдущей главы. В присутствии врагов и угнетателей учеников и ввиду испытаний и бедствий их единственным источником помощи будет молитва. Во все времена им следует пребывать в молитве. И Бог, конечно, даст им ответ и освободит их.
Конечно, поучение этой притчи предназначено не только для будущего, но и для настоящего, для всякого времени, когда верующий находится в нужде и притеснениях.
Обратите внимание на то, как здесь неправедный судья противопоставлен Богу, нашему Отцу. Если уж даже злой, эгоистичный и неправедный человек в конце концов оказывает помощь беззащитной вдове (возможно, и по определенным причинам), то наш Бог в своей безграничной доброте и благоволении еще больше станет прислушиваться к призывам своих и посылать им освобождение! Вопрос, заданный Господом, касался того, найти ли такую полную ожидания веру, совершенно убежденную в его спасении? Кто-то задал вопрос: "Не будет ли это скорее мольбой о справедливости, вырвавшейся у озлобленного духом, нежели призывом к Богу с верой и добровольно?"
В главе 17:20-18:8 речь идет о царстве Бога; к нему же относится вопрос фарисеев.
Апостол Павел говорит: "Ибо Царство Божие не в слове, а в силе" (1Кор.4:20), или, другими словами: царство есть обобщенный образ правящей силы Бога во всех обстоятельствах. В этом отрывке царство Бога представляется иудеям двумя способами: во-первых, в лице Господа Иисуса (17:21), во-вторых, в осуществлении суда, который состоится в будущем.
Лука не сообщает, при каких обстоятельствах, в каких местах Господь говорил обе притчи (ст.1-14), будь-то когда к нему принесли ребенка или когда к нему пришел богатый юноша, но связывает все это между собой, потому что речь постоянно идет о вопросе: как грешник может приблизиться к святому Богу? или как можно войти в царство Бога?
Если в предыдущих стихах (17:20-18:8) речь шла о характере этого царства, то теперь нам сообщаются характеристики тех, кто хочет войти в царство. Необходим дух самоотречения, непосредственного самоосуждения. Фарисей, гордившийся своей праведностью, противопоставляется готовому к покаянию мытарю, который сам себя проклинает и в своих собственных глазах почитает себя ничем.
Ученики презирали малых и ничтожных: так, они воспрещали малым детям приходить к Иисусу. Но Иисус вынужден им сказать, что они, собственно, вовсе не поняли его слов, ибо только те, кто мал и незначителен в своих собственных глазах, могут войти в царство. Быть истинно смиренным значит, совершенно не обращать на себя внимание, полностью забыть о себе.
Как раз тот честный и духовно развитый молодой человек думал о себе, что он хорош. Он сравнил себя с Господом Иисусом, которого назвал "Учителем благим". Он поставил себя на один уровень с ним, намереваясь учиться у него. Он думал, что сможет делать еще больше добра, и не осознавал того факта, что и его сердце падшее. Он не придал значения тому, что сказал Давид: "Нет делающего добро, нет ни одного" (Пс.14:3). Возвышенный пример воистину благого человека мы видим лишь в самом Господе Иисусе. Принципиальное отличие между ним и грешником состоит в том, что Иисус полностью отказался во время своего пребывания на этой земле от своей вечной славы; грешник же не имеет в себе ничего доброго, от чего он мог бы отказаться. В его сердце есть только злоба и развращенность.

103. Исцеление слепорожденного (Иоан.9:1-41)

Историю этого человека рассказывает только Иоанн. И опять мы находимся под впечатлением гармонии, с которой это событие вписывается в особый характер данного евангелия. Здесь мы видим нечто от тайны воплощения Иисуса.
Этот человек действительно стал дальнейшим знамением Христа в народе: Еммануил, то есть "с нами Бог" (Матф.1:23). Все действия Христа носят символический характер. "Силоам" означает "посланный" Иисус был посланным. Бог стал плотью и жил среди людей. Человек посылается для лечения вне признанной тогда религии, религии, которая долго не могла признать Христа. Сам Христос находился вне, пока, наконец, не был распят также вне города.
Брение из земли и слюны было символом человеческой природы Иисуса. Человек был создан из земли, а слюна часто связана с унижением и позором и подчеркивает здесь мысль об униженности Христа как человека (Фил.2:8). Помазать слепые глаза землей означало, что они стали вдвое более слепыми. Так происходило со всеми духовно слепыми, которые могли видеть в Иисусе только человека. Для них этот Иисус был камнем преткновения они видели перед собой только сына плотника. Но для тех, кто обладал духовным зрением, Он был посланником Бога, Сыном Бога!
Так Он позднее представляется теперь уже зрячему человеку после изгнания его из синагоги. "Ты веруешь ли в Сына Божия?.. и видел ты Его, и Он говорит с тобою" (ст.35,37).

104. Притча о добром пастыре (Иоан.10:1-21)

(Здесь, в стихе 6, Иоанн использует слово "аллегория" [Прим. ред.: в русском переводе Библии отсутствует], или "образная речь" в отличие от обычного слова "притча").
Эту удивительную притчу рассказывает только Иоанн. Господь Иисус продолжает в данной главе показывать последствия отвержения его слова (гл.8) и его дела (гл.9). И Он представляет это иным способом. Как мы уже видели в других евангелиях, иудаизм был осужден на гибель. В главе 9 иудеи выгнали слепорожденного, но в главе 10 Иисус Христос отбрасывает всю иудейскую систему. Из одного "двора" становится большое "стадо", которое более не ограничивается определенным земным народом, а состоит из избранного небесного народа. Христос был отвергнут своим народом Израиля, но, как и Моисей в подобном положении, Он ведет стадо своего Отца на другое пастбище, ближе к горе Бога. Мы находим здесь Господа Иисуса как:
1. Дверь овцам (ст.7).
2. Доброго пастыря (ст.11).
3. Всемогущего Сына Бога (ст.18).
В этих качествах:
1. Он выводит своих овец и идет впереди них (ст.4).
2. Он дает им жизнь с избытком (ст.10).
3. Он собирает одно стадо (ст.16).

105. Иисус на празднике обновления (Марк.10:1; Матф.19:1-2; Иоан.10:22-42)

I. Марк.10:1. Здесь мы видим нашего Господа Иисуса в начале его служения по ту сторону Иордана, длившегося около шести месяцев, с октября 29-го по март 30-го года.
Итак, Он покинул Галилею. Изучая евангелие по Марку, мы остановились на словах "отправившись оттуда" (10:1), то есть из Капернаума (гл.9:33). Мы уже знаем, что рассказывали нам Лука и Иоанн о тех немногих месяцах со времени отхода Иисуса в Галилею.
Теперь Иисус открыто совершает путешествие в Иерусалим. На сей раз он идет не через Самарию, а в обход через Перею. Область "за Иорданскою стороною" означает, что Перея находится к востоку от реки. Здесь царствовал Ирод Антипа, а западнее Иордана господствовали римляне с их наместником Понтием Пилатом.
Горольд Ст.Джон замечает: "С этого момента происходит следующее:
1. Нет больше призыва молчать о том, что Он Мессия.
2. Больше нет событий, связанных с Галилейским морем.
3. Не упоминаются люди, одержимые нечистыми духами.
4. Господь совершает только одно чудесное исцеление слепого Вартимея".
Иоанн дает нам полное описание пребывания Иисуса на празднике обновления и приводит слова Иисуса в его пятой проповеди. Нам же хотелось бы сначала обратиться к Матфею.
II. Матф.19:1-2. Краткий рассказ Матфея почти совпадает с рассказом Марка. Большинство чудес Христос совершил в Галилее, где вырос. Там же Он произнес и большую часть своих проповедей.
"Когда Иисус окончил слова сии, то вышел из Галилеи". Христос не ушел бы, если бы не закончил своей миссии в Галилее. Теперь же пришло время покинуть Галилею. Сюда Он не вернется до своего воскрешения.
Обратите внимание: Матфей говорит, что Христос исцелял всех приходивших к нему, а Марк сообщает, что Он их поучал. Сначала это соответствовало необходимости, а потом поучение продолжается по воле Бога (см. Деян.22,13.14).
Начиная с гл.4:12 Христос, как свет, останавливается "в пределах Завулоновых и Неффалимовых" в Галилее; теперь же Он отправляется в путь в Иудею. Да, как мы увидим, это Иудея, а не Галилея, где Он явит себя Израилю в третий и последний раз.
III. Иоан.10:22-42. Пятая проповедь Иисуса на празднике обновления в Иерусалиме.
В предыдущем разделе (Иоан.10:1-21) Иоанн поведал нам о словах Иисуса о добром пастыре. Сам Господь Иисус предал себя, доброго пастыря, разбойникам и ворам, наемникам и волкам. После тех слов прошло от двух до трех месяцев. И опять Иисус находится в Иерусалиме, на сей раз поводом послужил праздник обновления.
Это является воспоминанием не об обновлении храма Соломона, а воспоминанием об обновлении второго храма, что было сделано Иудой Маккавеем (165 до Р.X.); этот храм был осквернен порочным царем Селевкии Антиохом Епифаном. От храма же Соломона остались только руины свидетельство современного состояния Израиля! Тот храм был построен другим злым властителем. Иродом едомитянином.
Тот, кому был посвящен этот храм, восстановленный Зоровавелем, стоит теперь живой среди них; но Господа отвергли, и с его отвержением ушла и слава этого храма. Господь Иисус, как добрый пастырь, вывел своих овец, слышавших и знавших его голос.
Темой его речей теперь является безопасность овец. Добрый пастырь был намерен отдать свою жизнь за этих овец, именно теперь Он идет на крест своим путем. Может возникнуть вопрос: повредила ли бы как-то овцам смерть Христа? Господь дает на это вполне ясный ответ в стихах 28 и 29.
Почувствовали ли иудеи фальшь, когда Он занял место Сына Бога (ст.33)? Они вынуждены были признать, что по их закону цари, наместники, судьи и другие люди, облеченные властью, назывались богами (ст.34,35). Разве претендовал Он на место, намного превышавшее места этих царей? Разве был грех, когда Он говорил, что является Сыном Бога? (ст.37).
Они отвергли не только его слова (гл.8) слова Бога, но и его дела (гл.9). Об этих делах Иисус говорит в стихах 37 и 38. Иудеи неоднократно пытались умертвить его:
1. На первом празднике (гл.5:1,16,18) они преследовали его и искали убить.
2. На втором празднике первосвященники и фарисеи послали слуг арестовать Иисуса (гл.7:2,14,32).
3. На третьем празднике (гл.10) иудеи пытались побить его камнями (ст.31,39).
4. Во время четвертого праздника, пасхи, они действительно убили его!
Мы видим, как иудейские праздники раскрывают развитие их вражды к Христу. Здесь нам хотелось бы напомнить, как постепенно Господь Иисус прерывает свою связь с народом Израиля.
1. В главе 5 Иисус оставляет в стороне Вифезду, последнее свидетельство действия Отца в Израиле; Он сам занимает место слуги благодати.
2. В главах 6 и 7 Иисус отменяет два праздника:
а) пасху, начинавшую иудейский год, она говорит о жизни для народа, и
б) праздник кущей, завершавший год своим великолепием. Он сам встает на место этих праздников, показывая, что Он один является источником всякой жизни и всякой славы.
3. В главе 8 Иисус поясняет, что закона для человека недостаточно, и являет самого себя как свет грешникам.
4. В главе 9 Он покидает Израиль, отыскивая отвергнутого иудеями.
5. В главе 10 Иисус находится вне стана. Стих 42 и все окончание главы завершает непосредственное явление Христа в этом евангелии.
У Матфея мы читаем: "И Он исцелил их там" (19:2); у Марка: "Он опять учил их" (10:1); и, наконец, в евангелии по Иоанну (10:42): "И многие там уверовали в Него". Какие благословенные результаты посреди такого разорения!

106. Учение Иисуса о разводе (Марк.10:2-12; Матф.19:3-12; Лук.16:18)

I. Марк.10:2-12. Только Марк и Матфей сообщают об этих словах Господа. Иоанн об этом молчит, а Лука упоминает только в одном стихе. Нам хотелось бы коснуться самых важных "различий" на основании рассказа в евангелии по Матфею.
II. Матф.19:3-12. Этот евангелист раскрывает намерение фарисеев, побудившее их задать вопрос, они хотели испытать его! Только у Матфея в формулировке вопроса, может ли муж дать развод своей жене, добавляется "по всякой ли причине".
Матфей представляет нам в стихе 9 четкий ответ Господа: развод разрешен только в случае прелюбодеяния.
Вопрос о разводе становится здесь центром отношений между царством небес и божественным порядком творения, который Он дал прежде, чем грех пришел в мир. Порядок творения мы видим в:
1. Брачных отношениях.
2. Невинных малых детях (ст.13-15).
3. "Праведном" юноше (ст.16-26).
Но, собственно, все доброе было испорчено корень греха есть повсюду. Человек теряет надежду, если видит, что "добра" недостаточно для Бога (ст.25). Закон помог показать эту внутреннюю испорченность внешнего "добра". Кто может соответствовать меркам Бога? Власть Бога (ст.26) делает все возможным:
1. Она возвышает нас над законом и может содействовать примирению между супругами вместо развода.
2. Она может возвышать некоторых избранных над природой, так что они изменят самих себя и будут в состоянии жить во Христе безбрачными.
3. Она может спасать, если грешник с доверием ребенка придет к Иисусу, а не будет полагаться на собственную праведность.
Благодать никогда не приводит человека к тому, чтобы ослабить или принизить данное от Бога, и пусть будет то, что будет. Возьмите, к примеру, закон; какое огромное заблуждение полагать, будто евангелие устраняет закон Бога! Наоборот, апостол Павел учит в Рим.3: верой мы утверждаем закон. Закон свят и хорош сам по себе, но он не может переносить это доброе на других. "В законе содержались определенные уступки, ни в коем случае не выражавшие замыслов Бога, ибо Бог действовал со своим народом по плоти. Закон рассматривает человека не как рожденного от Бога это делает христианство".
Обратим внимание в стихе 7, что Моисей никогда не принуждал к разводу, он был только позволен (см. Втор.24:1). У.Келли пишет о стихах 8 и 9: "Здесь наш Господь добавляет то, чего не требовал закон, и так Он выражает все отношение Бога к этому обстоятельству. Есть только одна праведная причина для прекращения брака, или, скорее, брак должен быть духовно расторгнут, чтобы прекратить его фактически. В случае прелюбодеяния узы брака расторгнуты Богом, и развод подтверждает перед человеком только то, что уже произошло перед Богом".
Стихи 10-12 характерны для рассказа Матфея и представляют собой откровение. Уже стало привычкой расставаться с женой из-за небольшой антипатии, так что ученики испугались, когда услышали убедительные слова Господа о нерасторжимости брачных уз!
Выражение "скопцы" просто означает "людей, живущих в безбрачии для Бога" и его славы (см. 1Кор.7:25). Для апостола Павла было почти невозможно выполнять свою напряженную службу для Господа и при этом еще иметь семью. Поэтому он удостоился особой благости привилегия, которой удостаивались от Господа лишь немногие. Речь не идет ни о законе, ни об особой группе людей!
III. Лук.16:18. Остается сказать немного, рассматривая этот стих у Луки. Достаточно установить, что этот стих целиком связан с доводами фарисеев, которые хотели на практике лишить закон силы (ст.17).
Евангелие затрагивает корни злобы в человеке, которая в конце концов приводит к разводу; оно касается его извращенных склонностей и страстей! Христос принципиально не терпит плотских наклонностей. Прощать, снова и снова прощать таков путь Христа, а не считать сколько раз уже прощали.

107. Воскрешение Лазаря (Иоан.11:1-46)

Господь Иисус покинул Иудею и оставался по ту сторону Иордана, когда его настигло послание из Иудеи.
Начиная с главы 11 мы видим открытое знамение Бога о его Сыне Иисусе, которого отвергли. В гл.10:39 мы видели, как фактически завершились пути нашего Господа Иисуса в Израиле, причем Он постепенно устранял все иудейское. В этой же главе Бог-Отец дает четкое последнее свидетельство славы Христа. "Предыдущие главы показали Израиль в разорении и отчуждении от Бога, здесь же Господь совершенно скрывает сам себя от них. В воскрешении Лазаря и подобных ему событиях Он дает надежное доказательство того, что Он в конце концов явит жизнь и славу".
Главы 11 и 12 представляют нам удивительное изображение нашего Господа Иисуса Христа, принципиально отличающееся в некоторых отношениях от других евангелий. Евангелист Иоанн характерным образом показывает нам полноту славы Христа, совершенно своеобразной в его евангелии. Только Иоанн рассказывает о воскрешении Лазаря.
Не царь и не слуга (хотя во всех этих главах Иисус действует в полной зависимости от своего Отца), не человек, а удивительный Сын Бога воскрешает мертвого.
У.Келли пишет о причине, в связи с которой Иоанн рассказывает об этом, следующее: "Воскрешение Лазаря было самым наглядным свидетельством вблизи Иерусалима, места открытой иудейской вражды. Оно являлось самым возвышенным и убедительным доказательством того, что Он был Сыном Бога и также был предназначен быть Сыном Бога, явленным в силе по духу святыни через воскресение из мертвых (Рим.1:4). Кто на земле, кроме него, мог сказать: "Я есмь воскресение и жизнь"? (ст.25). Кто видел в нем больше, чем Мессию, который воскрешает мертвых в последний день, как не Марфа?" В самом деле, это было самым совершенным из всех чудес нашего Господа в евангелии по Иоанну, сверхизбыточное свидетельство его божественности и того, что Он Сын Бога.

108. Заговор против Иисуса; Он уходит в Ефраим (Иоан.11:47-54)

В предыдущем разделе мы видели, как Бог-Отец заботится о принародном свидетельстве о славе своего Сына. В конце главы излагается явная позиция народа, представленная религиозными вождями, решившими, что Иисус должен умереть.
Дар воскрешения у Сына Бога был явлен всем. Последствия оказались неизбежными: все силы преисподней объединились для уничтожения Христа. Дьявол, имея власть смерти, использовал свои орудия, чтобы привести Сына Бога к смерти.

109. Иисус благословляет малых детей (Марк.10:13-16; Матф.19:13-15; Лук.18:15-17)

I. Марк.10:13-16. Один автор указывает на безупречную красоту этого отрывка, проявляющуюся в контексте. Этим стихам предшествует картина дома, разрушенного чувственной страстью, а за ними следует картина разрушенной алчностью жизни.
Стих 14 характерен для Марка: "Увидев то, Иисус вознегодовал". Лишь однажды, в гл.3,5, мы видели Иисуса в гневе, омраченного ожесточением человеческого сердца. Только Марк описывает в стихе 16 прекрасную сцену, показывающую то, как Иисус возложил свои руки на детей и благословил их. Как любил Он малых детей! (см. гл.9:36). Когда ученики отказывали желающим привести к нему своих детей, Он брал их в свои руки. Тех, кому отказывали другие, Он прижимает к своему сердцу. Когда ученики дискутировали о том, кто среди них наибольший, Он поставил среди них дитя. Обратите внимание, что как Марк, так и Лука говорят о царстве Бога, куда войдут те, кто принимает его, как дитя.
II. Матф.19:13-15. Один автор по этому поводу замечает: "Родители, ученики и фарисеи должны понять, что такое благодать. Это выражение того, чем является Бог для погибшего мира. Благодать замечает то, что недооценивает человек в своем показном достоинстве и что высоко ценит".
Только Матфей сообщает, что эти родители не только хотели, чтобы Иисус возложил свои руки на детей, но и чтобы Он молился за них, или, как говорит Марк, благословил их. Опять-таки характерны для Матфея слова: "Таковых есть Царство Небесное".
III. Лук.18:15-17. Все три синоптических евангелия сообщают нам об этом прекрасном случае. Матфей, как мы видели, более или менее без сопутствующего фона, все хронологически совершенно правильно представлено в главе 19; у Марка та же последовательность событий. Но от читателя не может ускользнуть то, как хорошо этот случай вписывается в рассказ Луки: в божественном вдохновении последовательности событий становится очевидной известная духовная красота. В этом разделе, как мы видели, речь идет о характерных чертах тех, кто войдет в царство Бога. Это уже было проиллюстрировано притчей о фарисее и мытаре и продолжится в данном небольшом случае. "Кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него". Дитя скромно и ничего из себя не строит, оно однозначно воспринимает истину и совершенно ей доверяет. Стих 17 почти идентичен стиху 15 из рассказа Марка; Матфей его опускает.

110. Богатый юноша (Марк.10:17-31; Матф.19:16-30; Лук.18:18-30)

I. Марк.10:17-31. Как и Матфей, Марк использует стих 17 для сообщения этого трогательного случая. Каждый евангелист делает это по-своему. Именно малейшие различия в деталях всегда подтверждают божественное вдохновение а не ошибки переписчика!
Обратите внимание, как Марк в стихе 17 описывает приближение юноши к Иисусу Христу. Как живо "подбежал некто, пал пред Ним на колени". Оба этих выражения "бежать" и "пасть на колени" характерны для Марка.
Молодой человек спрашивает: "Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?" Возможно, Господь Иисус хочет сказать ему так: "Если ты преклоняешь колена предо мной, как перед человеком, то мне следует отказаться от воздаваемых почестей, ибо все люди падшие грешники; но если ты понимаешь все значения твоего коленопреклонения и твоих слов, говорящих доброе обо мне, то Я приму твою мольбу в ее самом глубоком значении".
В стихе 19 Марк цитирует Втор.5:17 и добавляет: "Не обижай", чем указывает на необходимость немедленной оплаты поденщиков. Богатый юноша, возможно, нанимал слуг, и совершенно естественно, что эта заповедь добавляется к уже упомянутым в евангелии по Матфею. Если Марк добавляет "не обижай", то у него отсутствует "люби ближнего твоего, как самого себя", что есть у Матфея.
Марк, как и Лука, приводит ответ юноши в стихе 20: "Все это сохранил я от юности моей". (Матфей говорит: "Все это сохранил я"; а некоторые манускрипты добавляют "от юности моей", другие это опускают). Может, это указание на то, что названный здесь юношей был на самом деле несколько старше, так как являлся начальником и уважаемым членом синедриона?
Обратите внимание на стих 21. То, что здесь говорится о Господе Иисусе, опять характерно для Марка: "Иисус, взглянув на него, полюбил его". С одной стороны, мы видим строгость Иисуса по отношению к достойному любви человеку и к духу самоуверенности, не знающего уязвимого места в сердце; с другой стороны, Иисус ценит доброту и привлекательность в человеческой природе. Он ценит человека, отдающего должное данным Богом заповедям. В этом стихе Иисус ясно говорит начальнику, чего ему не хватает; у Матфея юноша спрашивает, чего ему еще недостает.
В стихе 24 Марк упоминает другое утверждение, имеющее большое значение, о котором не сообщают другие евангелисты. Он говорит нам, почему так трудно богатому спастись: "Дети! как трудно надеющимся на богатство войти в Царствие Божие". Не грех иметь богатство, но грех полагаться на него, связывать с ним свою душу и потерять ее при этом.
В стихах 29 и 30 Марк обнаруживает следующую особенность, которой нет у других евангелистов. Он повторяет слова "дома", "братья", "сестры", "мать" (кроме слов "отец" и "жена"), "дети", или "земли" и добавляет еще: "Среди гонений", а в конце стиха 29 "ради... Евангелия". Верующий должен считаться с той или иной формой преследований, но Господь щедро вознаградит его за это в своей благодати.
Марк не говорит, как Матфей в гл.19:28 о "двенадцати престолах"; может быть, для язычников-римлян это не представляло интереса, потому что носило скорее иудейский характер. Но добавляемые им слова показывают, что он хорошо знал евангелие. Слова "ради Меня" указывают на единственно верную побудительную причину всякого служения евангелию.
II. Матф.19:16-30. Все три синоптических евангелиста сообщают о встрече Христа с юношей (Матф.19:20), который был "из начальствующих" (Лук.18:18) и богатым (все три евангелия).
Матфей говорит нам, как убежденный в своих способностях юноша пришел к Христу. "Что сделать мне доброго?" Он здесь не называет Иисуса "Учитель благий", как Марк и Лука, а, вероятно, убежден, что существует только необходимость делать добро. Господь отвечает: "Что ты называешь Меня благим? [Прим. ред.: в русском переводе Библии это имеется] Никто не благ" или, как указывает сноска в переводе Библии Дарби, перед словом "благ" стоит артикль [Прим. ред.: этот грамматический элемент не характерен для русского языка] "благое". Здесь под этим может пониматься лицо или свойство. Марк и Лука пишут: "Что ты называешь Меня благим?"
В стихах 18 и 19 Иисус перечисляет требования закона в следующем порядке (ср. с Марком и Лукой):
• не убивай
• не прелюбодействуй
• не кради
• не лжесвидетельствуй
• почитай отца и мать
• люби ближнего твоего, как самого себя
Марк:
• не прелюбодействуй
• не убивай
• не кради
• не лжесвидетельствуй
• не обижай
• почитай отца твоего и мать
Лука:
• не прелюбодействуй
• не убивай
• не кради
• не лжесвидетельствуй
• почитай отца твоего и матерь твою
У Матфея юный начальник спрашивает: "Чего еще недостает мне?" У Марка и Луки Господь Иисус отвечает ему "Одного тебе недостает".
В стихе 21 говорится: "Если хочешь быть совершенным" снова только у Матфея. К сожалению, человек от природы несовершенен и не может соответствовать требованиям Бога. Матфей рассказывает нам, что после ухода юноши Иисус сразу же обращается к своим ученикам (ст.23). При чтении же Марка у нас остается впечатление, что там были еще другие слушатели. Слова: "и, посмотрев вокруг, Иисус", указывают именно на это. Они оставляют возможность того, что Он обращал свои слова, кроме учеников, еще и к другим. Только Лука подчеркивает в стихе 24: "Иисус, видя, что он опечалился". Господь Иисус сосредоточился на этом молодом человеке и испытывал его. Так Он хотел ему помочь принять верное решение. Но юноша уже принял решение он больше любил земные блага, чем сокровища на небесах.
В стихе 26 у Матфея и в гл.10,27 у Марка Господь обращается к ученикам и показывает, что один лишь Бог может спасти.
Только Матфей раскрывает нам мысли Петра в тот момент, когда он говорит в стихе 27: "Что же будет нам?" Некоторые расценивают похвалу как успех, если они чем-то пожертвовали для Господа Иисуса. Разве всегда чисты наши побуждения? Что касается учеников, то Господь отвечает доброжелательно в стихе 28 (только у Матфея): "Вы, последовавшие за Мною, в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых". Это слово "пакибытие" во всем Новом Завете встречается только здесь и у Тит.3,5 [Прим. ред.: в русском переводе Библии употреблено другое слово - "возрождение"], где речь идет о бане возрождения и обновления Святым Духом. В евангелии царя этот стих очень хорош в данном месте. Восседание на престоле упоминается еще также в Лук.22:29.30.
Стих 29 говорит о вознаграждении тех, кто отдает первое место Господу Иисусу.
Сравнивая три евангелия в деталях, мы будем находиться под впечатлением от божественного вдохновения каждого автора. Матфей и Марк указывают на вознаграждение, которое будет стократным. Лука добавляет: "В сие время", то есть в этом временном мире. В отношении вечности все три евангелиста едины: все получат жизнь вечную, не только потому, что они оставили свои владения, а потому, что ничто не казалось им слишком большим, чтобы не пожертвовать этим из любви к Христу.
Матфей завершает стихом 30: "Многие же будут первые последними, и последние первыми". Марк пишет то же самое, а Лука это вообще опускает.
III. Лук.18:18-30. Лука сообщает нам, что молодой человек, который так поспешно подошел к Иисусу и преклонил пред ним колени, был начальствующим! Лука еще добавляет маленькое слово в стихе 23: "Был очень [или чрезвычайно] богат". Все внимание направляется на него. Иисус здесь видит только его, а не своих учеников и множество народа Он занимается этой отдельной душой. В стихе 24 Иисус обращается специально к молодому человеку, когда говорит: "Как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие!" Реакция в стихе 26 идет от "слышавших сие". Видимо, это были не одни ученики.
Лука в своем перечислении в стихе 29 добавляет "или жену", опуская "сестер" [Прим. ред.: в русском переводе Библии это имеется] и "земли", и пишет "родителей" вместо "отца и мать".
В этом евангелии Господь открывает то, что часто вещи, хорошие сами по себе, юноша "это... сохранил от юности [своей]", могут служить решающим препятствием для благословения наших душ. Здесь речь идет не о грехах, а о вещах, самих по себе хороших и правильных, однако могущих быть препятствием.
Но разве Петр и другие ученики не имели почти такие же проблемы, как этот богатый юноша? Он не хотел оставить все и последовать за Иисусом. Они следовали за ним, но все ли они действительно отдались Иисусу до глубины своего сердца? Считали ли они все, чем владели, хламом?
Конечно, нет! Как будто они взвешивали все на чаше весов в противовес вознаграждению. Их вопрос заключался в том, получат ли они от Бога то, что оставили. Вероятно, Господь и нам может сказать: "Одного недостает тебе".
Господь никому не должен. В своей безграничной благодати Он далеко превзойдет все ваши ожидания. Но это чистая благодать, а не вознаграждение, когда Он дарит, во-первых, вечную жизнь. И кроме этого, Он хочет дать еще гораздо больше, как говорит Лука! Здесь не ставится предел стократному увеличению, как у Матфея и Марка. Удивительна милость Иисуса! Пусть сохранит нас его благодать от злоупотребления милостью Бога и щедростью!

111. Работники в винограднике (Матф.20:1-16)

Эта притча содержится только в данном евангелии. Причина ясна: она вполне естественно примыкает к той, что мы видели в гл.19:27-30. В ней Бог не забывает тех, кто что-либо сделал или пожертвовал чем-то ради него. Но не будем думать, что если мы что-нибудь сделали для Господа, то можем теперь предъявлять ему какие-то требования. Всегда будем думать о том, что написано в гл.17:10 у Луки: "Так и вы, когда исполните все поведенное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать".
Господь всегда оставляет за собой право вознаграждать, как Он хочет. Какая удивительная милость, что Он вознаграждает за то, чему сам способствовал и свершил в нас и через нас, за то, что мы сделали только из любви к нему, а не с желанием получить вознаграждение! Обратим внимание, что эта притча не говорит о спасении. Здесь речь идет не о спасительной благодати. "Что следовать будет, дам вам" (ст.4). Бог определяет вознаграждение.
Даже ученик может упустить из виду, что все это только благодать Бога. Так поступил Петр в гл.19:27. Посему притча в этом месте является не только естественным следствием вопроса Петра, но сам Господь желает оградить нас от греха самомнения.
Решающее значение имеет в этой притче работа, которую каждый отдельный слуга проделал для Христа. Если Он захочет, то может всех вознаградить одинаково.
Вознаграждение есть нечто особенное и выходит за рамки спасения. В отношении спасения вопросов нет; все грешники равны в этом смысле.
Обратим внимание на повторение слов из гл.19:30 в стихе 16, хотя и в обратной последовательности: "Так будут последние первыми, и первые последними". В отношении вознаграждения за выполненную работу делается намек на недоступность человека, ибо его слабость сказывается быстро: многие первые станут последними. Но в этой новой притче речь идет о суверенитете Бога, который никогда не перестает действовать, поэтому здесь говорится: "Так будут последние первыми, и первые последними".
"Димас оставил меня, возлюбив нынешний век". Там был первый; мы можем сказать, кто стал последним, работник для Господа. Он не отказался от христианства, но устал в пути непрерывного служения Христу.

112. Иисус в третий раз возвещает о своей смерти и воскресении (Марк.10:32-34; Матф.20:17-19; Лук.18:31-34)

I. Марк.10:32-34. В гл.19,28 евангелия по Матфею Господь сказал своим ученикам, что все они будут сидеть на двенадцати престолах и судить двенадцать колен Израиля, причем Он ссылался на тысячелетнее царство. В своих мыслях они, несомненно, были целиком поглощены этим чудесным событием. Они еще не понимали, что без креста не могло быть венца. Нет правления без предыдущих страданий. Господь говорил как раз о преследованиях. Они могли бы посчитать за привилегию следовать за Иисусом в земном царстве, но они не считали привилегией пойти за ним на крест. Как совсем иначе чувствовал апостол Павел (Фил.3:10)! Господь должен был снова напомнить им об этом уже в третий раз (впервые в гл.8:31, а во второй раз в гл.9:31), так что если это случится, то они смогут вспомнить о его предсказании, доказательстве его всеведения. Хотя они и следовали за ним, но были далеки от понимания, что включает в себя путь.
Стих 32 снова характерен для данного евангелия: "Иисус шел впереди их, а они ужасались и, следуя за Ним, были в страхе".
Все три евангелиста единодушны в описании страданий, которым подвергли его люди; все они говорят, что Он был осмеян, все пишут, что его бичевали; Марк и Лука дополняют тем, что Он был оплеван; Лука же говорит еще, что Он был предан поруганию. Только Матфей сообщает нам о том, какой смертью ему надлежало умереть: они должны были распять его! Наконец, все снова едины в том, что Он воскреснет на третий день.
II. Матф.20:17-19. Действительно Матфей описывает, как Он умер, и это, видимо, характерно для евангелия, обращенного к иудеям. Неужели именно это находили неприличным подвергнуть смерти на кресте Мессию? Отнюдь! Слова о кресте для тех, кто погиб, есть глупость; но для нас, спасаемых, это проявление силы Христа.
Если они отвергли распятого Христа, то не могли быть спасены.
III. Лук.18:31-34. С присущей ему особой любовью к подробностям и ясности только Лука дает нам стих 31: "И совершится все, написанное через пророков о Сыне Человеческом". Его греческие читатели должны были знать, что этот Иисус не был обычным мучеником, жертвой несчастных обстоятельств. Нет, Он "Агнец, закланный от создания мира", "по определенному совету и предведению Божию преданный" (Деян.2:23). Так должны были исполниться и исполнились писания.
Если для греческого читателя было необходимо понять, что Иисус, приняв позорную смерть на кресте, пришел во исполнение писаний, то как же печально было тогда, что свои, к кому Он пришел и кто на протяжении многих лет были его близкими, "ничего из этого не поняли"! Лука в своем рассказе вынужден поэтому добавить стих 34; другие же евангелисты его опускают.
Если Лука описывает в коротком стихе отсутствие у учеников способности проникновения в сущность Христа и его предстоящий путь в Иерусалим, то Матфей и Марк разоблачают то, чем были заняты их мысли. Эти мысли мы видим из следующего раздела.

113. Желание быть первым (Марк.10:35-45; Матф.20:20-28)

I. Марк.10:35-45. Иакова и Иоанна Марк называет по именам. Сравните с Матфеем, где упомянута мать обоих. Они действительно не поняли ничего из того, что Иисус сказал им перед своей смертью и воскрешением. Их мысли все еще были заняты привлекающей перспективой сидеть на двенадцати престолах. Но где они будут сидеть на каких престолах? Кто был самым главным из учеников? Конечно, они бы заняли самые главные престолы, один по правую, а другой по левую сторону от престола Иисуса! (Никто не подумал о брате Петре только о себе самом!) Наш евангелист особенно подчеркивает эгоизм, и только он записал для нас их слова: "Мы желаем, чтобы Ты сделал нам, о чем попросим". Представим себе это: они хотели, чтобы Христос пообещал дать им карт-бланш, чего они и желали, не слушая, о чем идет речь! Возможно, они немного устыдились такому своему требованию. Возможно, они поэтому и использовали свою мать для изложения этой просьбы.
Христос был всеведущим. Однако именно в этом евангелии Он ставит много вопросов, как будто ему было нужно, чтобы обо всем сообщали. Здесь Он истинный слуга. Так, Он спрашивает: "Что хотите, чтобы Я сделал вам?" Если бы они высказались, то, может быть, они были бы изобличены и поставлены на место.
В стихе 37 Марк сообщает нам, что их желание касалось славы: "Дай нам сесть... в славе Твоей". Господь Иисус отвечает им, повторяя свои слова из предыдущего раздела: без страданий и креста не может быть славы.
Снова только Марк сообщает нам в стихе 38: "И креститься крещением, которым Я крещусь". И когда они заверили его, что могли бы пить его чашу и креститься его крещением, Марк снова пишет: "И крещением, которым Я крещусь, будете креститься" (ст.39).
Относительно чаши и крещения кто-то различает "два различных вида страданий: чаша указывает на внутренние страдания, а крещение на внешние угнетения". Оба они соединяют в себе всякого рода испытания.
Обратите внимание, что у Матфея (20:23) и Марка (10:39) после заверения учеников, что они могут пить чашу, которую Он пил, как мало они себя знали! Иисус не говорит: "Да, вы действительно можете ее пить", но: "Будете пить", вы будете страдать со мной! Они никогда не смогли испить ту чашу искупительных страданий, которую испил Он, но они стали страдать вместе с ним.
Когда останавливаешься на словах Иисуса: "А дать сесть у Меня по правую сторону и по левую не от Меня зависит, но кому уготовано" (Матфей при этом добавляет: "Отцом Моим"), то размышляешь, о том, что Сын Бога в этом евангелии представлен как зависимый и послушный слуга. Он занимает униженное и зависимое место и знает только то, что сообщает ему Отец. Он не делает ничего такого, что не соответствовало бы воле Отца.
По поводу негодования десяти в стихе 41 один толкователь замечает: "Как часто наше сердце обнаруживает собственные помыслы не только в том, что мы просим, но и в нашем неверном поведении по отношению к другим людям и их ошибкам".
Значение стихов 42 и 43, видимо, заключается в том, что в мирском правительстве властители держат всех подданных в своей власти. Среди тех, кто любит Христа, происходит как раз обратное: те, кто занимает самое низкое место и так служит своим братьям как в духовном, так и нравственном отношении, являются "первыми".
II. Матф.20:20-28. В этом евангелии речь идет о матери Иакова и Иоанна. Это упоминание полностью соответствует характеру евангелия, подчеркивающего отношения по плоти. Для нас это служит уроком никогда не следует смешивать родственные отношения с делами Бога! Именно в этом евангелии царя Он, отвергнутый как таковой, занимает свое место зависимого Сына человека (ст.28). Такая мысль в этом евангелии прослеживалась уже раньше, когда Иисус сказал в стихе 23: "Но дать сесть у Меня по правую сторону и по левую не от Меня зависит, но кому уготовано Отцем Моим".

114. Исцеление слепого в Иерихоне (Марк.10:46-52; Матф.20:29-34; Лук.18:35-43)

I. Марк.10:46-52. Об этом захватывающем случае повествуется у всех трех синоптических евангелистов. Во всех трех рассказах он означает начало нового этапа служения Иисуса. Его служение как ниспосланного Богом пророка завершается его отвергли. Но Он не только пророк, Он Сын Давида, царь Израиля! Во всех трех евангелиях Он в последний раз являет себя Израилю как Сын Давида, как Господь (ср. очищение храма), как царь (о чем гласит надпись на кресте) и как Мессия Израиля.
Марк сообщает нам, что Иисус пришел в Иерихон и снова ушел оттуда; Лука пишет, что Он подходил к городу, а Матфей говорит, что они выходили из города. Иерихон был в то время сдвоенным городом, обе части которого находились друг от друга на расстоянии 1,5 км (прим. издателя). Здесь дается обзор пребывания Иисуса в этом проклятом месте. После того, как Он пересек Перею, расположенную восточнее Иордана, Иисус пошел на запад, пересек Иордан и сделал в Иерихоне первую остановку на пути в Иерусалим.
Матфей говорит о двух слепых, исцеленных Иисусом; Лука только об одном исцеленном, когда Господь приблизился к городу. Один автор полагает, что слепой был исцелен, когда Иисус шел в город, а другой когда Он покинул город. Как обычно, Марк сообщает нам факты и даже имена со свойственной ему точностью: он единственный, кто называет нам имя Вартимея.
Самым удивительным в этом уточнении в рассказе Марка, связанное с опущением незначительных деталей у Матфея и Луки, является тот факт, что Марк не был свидетелем этих событий! Но Святой Дух вдохновил его описать эти вещи с еще большими подробностями, чем у Матфея, присутствовавшего при этом. В стихе 47 Иисус называется "Назореем" это упоминается только у Марка.
Сразу после этого Вартимей дает этому презираемому "Иисусу Назорею" подобающий ему титул "Сын Давидов" и, будучи слепым, в противоположность слепоте народа являет собой удивительную веру и духовную проницательность. То было одновременно признанием прав Иисуса на престол Давида как царя Израиля. Поэтому в рассказе Матфея Он трижды назван Господом в значении "властитель" или "царь".
Стихи 49 и 50 мы видим только в евангелии по Марку: "Зовут слепого и говорят ему: не бойся, вставай, зовет тебя. Он сбросил с себя верхнюю одежду, встал и пришел к Иисусу". Лука сообщает нам, каким образом он пришел к Иисусу, хотя не мог видеть (Лук.18:40). Здесь мы видим, что он отбросил все мешавшее ему прийти к Иисусу.
И, наконец, в стихе 51 мы встречаем арамейское слово, которое приводит только Марк: "Раввуни" {Прим. ред.: в русском переводе Библии употреблено слово "Учитель"}. Этот слепой приблизился к Христу не только по своему общественному титулу, но и признал его лично как своего Господа. Как это чудесно!
II. Матф.20:29-34. Этот евангелист говорит о двух слепых (ст.30), а Марк и Лука упоминают только одного. На самом деле их было двое: первого, положение которого было более заметным, Марк называет по имени Вартимей.
Почему же Матфей упоминает двоих? Для манеры изложения Матфея в этом нет ничего необычного. Во-первых, он был свидетелем. И в гл.9,27 он говорит о двух других слепых, упоминаемых только у него; в гл.8:28-34 о двух одержимых в противоположность Марку и Луке, всегда говорящих только об одном. Эти различия не произвольны, но соответствуют характеру данного евангелия иудеев, либо иудеи очень хорошо знали, что "по словам двух свидетелей, или трех свидетелей, должен умереть осуждаемый на смерть: не должно предавать смерти по словам одного свидетеля". И еще. "При словах двух свидетелей, или при словах трех свидетелей состоится дело" (Втор.17:6; 19:15). Итак, в этом евангелии мы встречаем подтвержденное законом свидетельство авторитета Христа как Сына Давида, царя Израиля.
Мы уже указывали на некоторые отличия у Матфея; остается небольшая деталь: только Матфей сообщает нам в стихе 34: "Иисус же, умилосердившись, прикоснулся к глазам их". Мы видим как побудительную причину действий Иисуса, так и вид, и способ чудесного исцеления, которое могло быть свойственно только Мессии Израиля (см. Ис.35:5-6): "Тогда откроются глаза слепых". Это было окончательным доказательством присутствия Мессии! И Иисус не сдерживал эти благословения до установления своей власти. Несомненно, Господь явил в эти дни знамения и чудеса будущего века Он ведь сам был царством Бога!
III. Лук.18:35-43. Общепринято, что это исцеление произошло по оставлении Иисусом Иерихона, а не когда Он вошел туда. Но сюда относится и его пребывание в доме Закхея. Возможно, Закхей слышал об исцелении, произошедшем при входе Иисуса в Иерихон и поэтому искал увидеть Иисуса.
Как бы то ни было, мы не должны быть догматиками, ибо Лука говорит просто: "Когда же подходил Он к Иерихону". Речь идет не о том, вошел Он в город или вышел из него, а о том, что был поблизости от него. Недостаточно удовлетворенному читателю мы бы хотели процитировать У.Келли: "Мы знаем, что как Матфей, так и Лука сообщают факты, не всегда придерживаясь последовательности их во времени, чтобы яснее передать духовный образ истины. Я почти не сомневаюсь, что Лука сообщает скорее об исцелении слепого, чем об оставлении города, так как Господь сохранил для Иерихона чудесное призвание Закхея с целью поставить это изображение благодати, характерное для его пришествия, в один ряд с вопросом и притчей о царстве Бога, иллюстрирующем его второе пришествие. Вслед за этим мы видим, как ему надлежит исправлять мысли учеников; царство Бога еще было в будущем, Он был на пути к Иерусалиму. Они ожидали, что Он немедленно займет престол Давида. По этой причине Лука ставит рядом две этих вещи благодать, как указание на его первое пришествие, и подлинный характер второго пришествия Христа, поскольку это касается явления царства Бога. Если поставить рассказ о слепом человеке на его историческое место, то такой ход мыслей был бы прерван. Я думаю, что вполне в духе божественной мудрости то, что Дух Бога вдохновил автора передать данную историю в этом месте. Поэтому она не такая, как в английском варианте: "Когда же Он подошел к Иерихону", но просто: "Когда Он пришел в окрестности Иерихона"; и другим писателям предоставляется возможность уточнить все во времени. Автор только констатирует, что Господь приближался. Другие евангелисты, говоря об этом, подтверждают, что это произошло, когда Он покинул город".
Когда Иисус остановился поблизости от Иерихона, Лука сообщает нам в стихе 37: "Ему сказали, что Иисус Назорей идет". Но та же толпа народа, ободряющая здесь Вартимея, ведет себя по другому в стихе 39! Однако, и этот факт сообщает нам в стихе 40 только Лука, к Иисусу его привела именно эта толпа народа.
Какая захватывающая картина: мы видим беспомощное состояние человека слепой, бедный, раздетый (без верхней одежды Марк.10:50), самостоятельно не способный приблизиться к Иисусу, но его ведет Святой Дух! Марк и Лука единогласно подтверждают, что он был вознагражден за свою веру.
Только Лука сообщает нам немного больше того, что они последовали за Иисусом. Это было не простое следование, а "весь народ, видя это, воздал хвалу Богу".

115. Закхей (Лук.19:1-10)

Этот случай связан с событиями главы 18, хотя и противопоставлен им. В гл.18:24-26 мы видим отказ богатого юноши, желавшего спасения, но не согласного расстаться со своим богатством. Здесь мы видим богатого человека, отказавшегося от богатств ради своего спасения!
В гл.18:13 мы читаем о мытаре, признавшем себя грешником, который был оправдан. Здесь мы тоже видим мытаря Закхея, которого назвали "грешным человеком" (ст.7), и тоже оправданного. Как стремился прийти к Иисусу слепой, так и Закхей претерпел все в надежде увидеть Иисуса. Верным признаком действия Духа Бога является понимание величия Христа. Это снова подтверждает гармонию, пронизывающую каждое отдельное евангелие, будь-то хронологическая гармония.
Господь поступает по-царски и заявляет, что Он намерен принять царство. Он оставляет своих слуг, чтобы трудиться с доверившимся ему, согласно тому достоинству и положению, в котором они могли бы действительно приказывать, но не требовали бы приема у людей. Закхей находился в выгодном положении он был мытарем и был богат. Но Господь, как царь, сам выбирает, куда идти и кому оказать милость. Он постоянно действует как слуга Отца, но также и как царь Израиля, который приносит спасение своим царственным присутствием. Как настоящий целитель. Он воздает мытарю в его доме и видит в нем "сына Авраама".
Здесь мы наблюдаем работу Бога с душой человека. Закхей стал ободрением для души Христа, которое уготовило ему милосердие Отца на пути в Иерусалим. И Господь действительно ободрился, ибо говорил, что обращение этого мытаря соответствовало цели его пришествия.
Обращение Закхея иллюстрирует цель первого пришествия Христа, а последующая притча о минах представляет его второе пришествие.

116. Притча о минах (Лук.19:11-27)

В предыдущем разделе показана причина первого пришествия Господа для спасения душ. Данный же раздел показывает, для чего души спасаются чтобы как верным слугам достойным образом управлять тем, что доверил Господь, пока Он не придет во второй раз.
Может показаться, что этот раздел не приведен здесь во временной последовательности, однако в духовном плане он является необходимым улаживанием определенных разногласий с учениками.
В евангелии по Матфею (25:14-30) и в евангелии по Марку (13:34-37) мы находим схожие разделы. Однако они отличаются друг от друга местом, где они представлены в этих евангелиях, и значением (вытекающим из контекста). У Матфея мы видим сначала притчу о смоковнице и притчу о десяти девах, а затем решение первосвященников и старейшин убить Иисуса (26:3-5). У Марка притча о смоковнице тоже идет на первом месте, а за ней следует решение убить Иисуса (14:1-2). Видимо, оба этих евангелия рассказывают о событиях в хронологической последовательности. У Луки мы видим, что данная притча стоит между обращением Закхея и триумфальным въездом в Иерусалим. Поэтому очевидно, что Лука следует духовному порядку. К различным поучениям следует отнести следующее:
1. У Матфея в основу притчи о талантах, видимо, положено различие способностей. Не все слуги получают одинаково: один получает пять талантов, другой два, а третий один "каждый по его силе" (ст.15).
2. У Луки в притче о минах (одна мина соответствует 100 драхмам) речь больше идет о личной ответственности. Все десять слуг получают каждый по мине и задание: "Употребляйте их в оборот, пока я возвращусь" (ст.13).
3. У Марка подчеркивается слово "бодрствуйте" (ст.34,35,37). Здесь речь идет о бодрствовании перед приходом Господа.
У Луки мы видим, что это поучение было нужно, чтобы показать ученикам отсрочку царства Бога. Им следовало приобрести чувство ответственности в том, что они справятся с доверенным им Господом и будут пускать это в оборот, пока Он не придет создать свое царство.
У Матфея Господь говорит: "Войди в радость господина твоего". Не так у Луки: там один получает десять городов, а другой пять.
У Матфея мы не прочитаем о ленивом слуге, что он называется врагом, хотя он выбрасывается во внешнюю тьму (ст.30); у Луки же он назван врагом (ст.27), у него же читаем о гражданах (ст.14), ненавидевших его и не желавших, "чтоб [Он] царствовал" над ними.
Интересно, что в этом евангелии для других народов больше, чем в евангелии по Марку, подчеркивается точка зрения иудейской нации.
Стих 26 тоже интересен: человек может обладать истиной, но без веры она не сохранит его и не окажет на него влияния. Немного истины, которой он обладает, отнимется у него именно это и осудит его!

Глава 6. Неделя перед пасхой

Воскресенье
117. Торжественный въезд в Иерусалим (Марк.11:1-11; Матф.21:1-11; Лук.19:29-44; Иоан.12:12-19)

I. Марк.11:1-11. Об этом событии рассказывают все евангелисты. Марк сообщает нам, что Иисус находился вблизи от Иерусалима, Виффагии, Вифании и горы Елеонской. Матфей опускает Вифанию, Лука Иерусалим; Иоанн упоминает Вифанию, но не в связи с тем, что Иисус послал учеников найти ослицу и молодого осла.
Ученикам сказано, что они должны достать молодого осла, о котором как Марк, так и Лука говорят, что на него "никто из людей не садился". Только Марк (и снова мы видим божественное вдохновение, ибо Марк не был свидетелем, но там был Святой Дух!) рассказывает, где они найдут этого молодого осла: "Привязанного у ворот на улице" (ст.4).
После того, как ученики ответили владельцам, что так повелел Иисус, Марк добавляет: "И те отпустили их" (ст.6).
Одежды были положены на осленка (Марк, Лука), на ослицу (Матфей) и на дорогу (Матфей, Марк, Лука). Марк сообщает нам, что люди "резали ветви с дерев [в первоисточнике "полей"] и постилали по дороге". Если многие постилали одежды на дорогу, то другие, не имевшие их или не желавшие употребить их таким образом, устилали ветви ковром. Иоанн говорит, что это были пальмовые ветви (ст.13); у Луки упоминание о ветвях совершенно отсутствует.
В трех евангелиях народ восклицает: "Осанна", а Матфей добавляет еще: "Сыну Давидову!" Марк обобщает и пишет: "Благословенно грядущее во имя Господа царство отца нашего Давида!" О некоторых особенностях, свойственных Луке, мы поговорим позже.
Ни Марк, ни Лука не упоминают пророчества Захарии, только Матфей и Иоанн. Только от Марка мы узнаем о первом посещении Иисусом храма на той неделе перед пасхой (ст.11). Там Он лишь спокойно осмотрел все. Матфей присоединяет это событие к очищению храма, которое на самом деле состоялось только на следующий день. Один автор замечает: "Марка упрекали здесь за противоречие. Матфей же больше остановился на мысленной взаимосвязи, чем на последовательности во времени. Такое в Писании бывает нередко". Марк больше показывает нам терпение Христа и Бога. Кажется, будто Господь сначала хочет увидеть своими глазами происходящее во дворе храма, прежде чем войти туда. У Матфея наоборот там, где нам показано его величие. Господь только однажды входит в храм и немедленно судит, очищая храм.
II. Матф.21:1-11. Матфей единственный, кто упоминает: "... сидя на ослице и [именно] молодом осле, сыне подъяремной", как в Зах.9,9. Три других евангелиста пишут только о молодом осле. У Матфея, таким образом, в одной картине связаны друг с другом старый Израиль и обновленная нация. Господь въезжает в Иерусалим на "молодом осле, сыне подъяремной": обновленный Израиль встретит его возгласами "осанна". В предыдущем разделе мы уже читали о двух слепых людях; здесь тоже называется два животных. О значении этого числа в евангелии по Матфею уже говорилось.
У Матфея мы опять встречаем мысль о домостроении: по закону осел был нечистым животным, однако его младенец мог быть выкуплен (ср. Иов.11:12; Исх.13:13; 34:20).
Матфей пишет для иудейских читателей, от которых ожидалось, что они знали писания Ветхого Завета. Поэтому он всегда тщательно старался доказать, как через Иисуса Христа исполнялось все предсказанное через пророков. В стихах 4 и 5 он цитирует Зах.9:9; Иоанн цитирует только часть этого пророчества, а у Марка и Луки оно вообще отсутствует возможно, потому, что их евангелия были обращены к прочим народам, не знавшим писаний, для них то пророчество мало что значило.
Производит впечатление то, как Матфей, описывающий царя и его величие, единственный отмечает также и кротость Господа, с которой Он въезжает в Иерусалим, "кроткий, сидя на ослице". Хотя Он и кроток, но чуть позже Он проявит свою власть при очищении храма. Это выражается уже в том, что Он велит ученикам отвечать владельцам животных: "Они надобны Господу" (ст.3).
Возгласы "осанна" обращены к Сыну Давида, законному наследнику своего отца Давида (Марк), потому что Он царь (Лук.19:38), а именно: царь Израиля (Иоан.12:15)!
В стихе 10 говорится, что весь город пришел в движение и говорил: "Кто Сей?" Даже собственный народ в действительности не узнает его! Только евангелие по Матфею приводит этот удивительный вопрос. Все, что они могли сказать об Иисусе, относилось к его презренному происхождению: "Из Назарета". Однако, как мы увидим в следующем разделе. Бог этому так просто не попустит.
III. Лук.19:29-44. Многое из того, что мы уже встретили у Марка и Матфея, сообщается и здесь. Лука говорит, что ученики посадили Иисуса на осленка (ст.35). Продолжая пророчество Захарии, он, как и Марк, повторяет (ст.29:37), что Господь пришел к горе Елеонской. Лука один не упоминает о срезанных ветках, но пишет, что "все множество учеников начало в радости велегласно славить Бога за все чудеса, какие видели они". Только у Луки звучит: "Мир на небесах и слава в вышних!" (ст.38). Это весьма характерно. То же возвещали ангелы при рождении Иисуса. Но Он был отвергнут людьми на земле. Действительно, до сих пор ни на небе, ни на земле нет мира! Мир только предстоит в будущем. Только во время правления Христа на земле будет мир в течение тысячи лет, а в конце, когда с неба спадет сатана (Лук.10:18), смерть и ад, мир будет и на небесах. Но сейчас мир можно обрести только в Иисусе Христе (Рим.5:1; Фил.4:7), который сам есть "Царство Божие". Обратите внимание, что в этом евангелии нет речи о Сыне Давида, но о грядущем царе. Правда, ученики не могли этого еще понять целиком, однако как все это устремляет наши взоры в будущее! Пока попираются права Христа на земле, не может быть мира. В этом отношении ученики правы. Хорошо видеть, что, несмотря на все, есть такие, кто и во время его отвержения признает его права: обладатели осленка, сам осленок, ученики и, осознанно или нет, массы. Но Иерусалим и религиозные вожди отвергли его. Камни (ст.40) и сегодня рассказывают их историю!
В стихах 39-44 Лука сообщает нечто, свойственное ему одному, "заплакал" (ст.41). Только трижды в Новом Завете встречаются места, когда Господь плачет:
1. Из сочувствия к семье (Иоан.11:35).
2. О городе (Лук.19:41).
3. О мире (Евр.5:7).
В этом евангелии Христа-человека мы часто видим, как Он сострадает людской боли, но, как всемогущий Бог, Он может утешить наше горе и слезы. Почему Господь Иисус плачет здесь? Потому что Он предвидел все события, описанные в стихах 43 и 44.
IV. Иоан.12:12-19. Мы переходим к повествованию Иоанна. Этот случай непосредственно связан с воскрешением Лазаря и с Иисусом как Сыном Бога. В других евангелиях это связано, скорее, с его званием Господа, и мы узнаем подробности о том, как ученики добыли Господу Иисусу молодого осла. В трех других евангелиях на переднем плане более или менее находятся ученики, а у Иоанна народ, взволнованный услышанным о Лазаре (ст.17,18).
Следует отметить, что когда мы сравниваем цитату из Захарии с цитатой из Матфея и Иоанна, то Иоанн опускает слово "кроткий", характеризующее Иисуса, хотя Он, "сидя на молодом осле", подчеркивает этот факт. И оба, Матфей и Иоанн, передают ссылку пророков на освобождение Израиля.
Стихи 16-19 характерны для Иоанна. Иисус всегда знал, что хотел сделать (ср. гл.6,6), но его бедные ученики, принимая во всем участие, в действительности не знали, что же, собственно, они делали. А с нами разве не может такое случиться?
Наконец, Иоанн дает нам причину этого воодушевления народа: люди были под впечатлением чуда воскрешения Лазаря из мертвых!

Понедельник
118. Господь проклинает бесплодную смоковницу (Марк.11:12-14; Матф.21:18-19)

I. Марк.11:12-14. Марк сообщает нам, что Иисус вышел утром из Вифании и был на пути в Иерусалим. Не будет ли неверным предположить, что Господь Иисус, возможно, переночевал в гостеприимном доме Марфы, Марии и Лазаря? Некоторые толкователи полагают, что Господь Иисус, возможно, пришел в Вифанию уже в пятницу и остался там на ночь и что Мария помазала его во время пребывания там.
Вероятно, Господь провел всю субботу в Вифании и рано утром в воскресенье торжественно въехал в Иерусалим. Позже Он вошел в храм, "осмотрев все" и в воскресенье вечером вернулся в Вифанию. В понедельник утром Он снова пришел из Вифании в Иерусалим, чтобы на этот раз очистить храм.
Поскольку Он проголодался, то остановился по пути и увидел на обочине смоковницу. Эта смоковница "проштрафилась" не потому, что не имела плодов, а потому, что, из-за множества листьев, казалось, что на ней много плодов. Не потому, что бесплодная, а потому, что создавала видимость плодородия, она и была проклята. В этом поступке Иисуса дается серьезный урок народу Израиля, который тоже был бесплодной смоковницей (Лук.13: 6-9).
В стихе 13 Марк пишет: "Не найдет ли чего на ней". Мы знаем, что Господь Иисус часто задает в евангелии вопросы, словно Он чего-то не знает. Господь Иисус был совершенным человеком, но как Бог Он, конечно, знал все и также то, что на смоковнице не было плодов, когда увидел Нафанаила под смоковницей (Иоан.1:48).
Интересно в этом стихе замечание Марка: "Ибо еще не время было собирания смокв". Бывали (и есть) сорта первых спелых смокв на определенных деревьях еще до урожая (ср. Ис.28:4) Они представляют собой примерно то, что мы бы назвали "остатками предыдущего сезона". Так, например, весной можно найти зимние смоквы. В этом случае, однако, на ветвях нет листьев. Такие смоквы находят и на голом стволе и на ветвях, в чем ваш автор неоднократно мог убедиться в Ливане. Когда Иисус проходил мимо, на дереве не могло быть листьев. Здесь же налицо была неправильность развития дерева, ошибка природы: листья есть, но нет плодов. Это состояние символизировало всю нацию, и поэтому дерево было проклято. Будем ли мы приносить плоды для Бога? (Гал.5:22).
В конце стиха 14 говорится: "И слышали то ученики Его". Поэтому они позднее и говорили об этом с Господом (ст.20:21).
Неплодную смоковницу Иисус имел в виду еще раньше, и в гл.13:6-9 евангелия по Луке Он говорил на эту тему в притче.
Данное чудо (и соответствующая притча) своеобразно оттого, что все другие чудеса Христа были не только знаком его власти, но и свидетельством любви Бога. Это единственное чудо, говорящее о суде. Здесь Он демонстрирует свою власть не только в благословении, но и в проклятии.
II. Матф.21:18-19. Интересно видеть, что Матфей, часто дающий нам двойное свидетельство путей и действий Господа по отношению к Израилю, представляет здесь смоковницу и очищение храма как одно деяние. Один критик пишет: "Мы ни в коем случае не можем различать у первого евангелиста каких-либо промежутков времени, мы не можем также, опираясь на Матфея или Луку, утверждать, что очищение храма произошло сразу же во время его первого посещения, потому что мы знаем от Марка, точно сообщающего о каждом из двух дней, что ни в один из тех дней это не произошло сразу вместе". Ничто другое, кроме божественного промысла, не может объяснить это явление. Для Матфея, придерживавшегося того, что было ему дано Духом, не было никакой вынужденной причины касаться моментов, малозначительных для домостроения Израиля. Поэтому здесь, как часто и в других местах, он рассказывает о посещении храма в совокупности, как единственно важном для его целей событии. Мы предлагаем рассматривать стихи 18 и 19 исходя из этого, чтобы сопоставить с тем, что желает сказать евангелист о проклятии смоковницы.

119. Второе очищение храма (Марк.11:15-19; Матф.21:12-17; Лук.19:45-48; 21:37-38)

По поводу первого очищения храма мы отсылаем читателя к Иоанну (2:13).
I. Марк.11:15-19. Первое очищение храма в евангелии по Иоанну мы видим в начале служения Христа. Второе очищение произошло в конце его служения на земле.
Как уже отмечалось, мы верим, и Писание дает нам на это основание, что Иисус вошел во двор храма в воскресенье своего торжественного въезда в Иерусалим и "осмотрел все". В тот день (конечно, не в субботу) там должна была быть оживленная торговля. Однако теперь понедельник; Иисус снова пришел из Вифании и вошел в храм, на этот раз с твердым намерением очистить храм от торговцев.
Обратите внимание, что в рассказе Марка суд провозглашается сначала над смоковницей (тем самым над нацией), затем Иисус идет в храм и там поступает весьма авторитетно. В евангелии по Матфею очищение храма предшествует проклятию смоковницы. Марк как бы желает показать предупреждающими действиями Господа то, что Он отвергнет народ, а у Матфея решительные действия Господа показывают то, что Он отверг его.
Стих 16 типичен для пристрастия Марка к подробностям. Ни один из других евангелистов не упоминает этого. Видимо, люди, желавшие попасть из одной части города в другую, охотно сокращали себе путь и проходили через священную ограду храма. И это считалось такой же дерзостью, как купля-продажа. К этому упомянутому обычаю купли-продажи относятся два пророческих высказывания Господа из Ис.56:7; Иер.7:11, причем Он комбинирует части обоих стихов в нашем стихе 17. Все три синоптических евангелиста (в этом отрывке) едины.
Это новое и возбуждающее внимание авторитетное заявление Господа, несомненно, было очень хорошо понято религиозными вождями: здесь весьма определенно заявила свои права высшая власть Мессии как крупного реформатора (ср. Ис.4:4). Им было ясно, что они сами должны были первыми уступить свое положение, потому что этот Иисус действительно предъявит свои права. Поэтому они решили, что Он должен уйти. Однако Марк пишет в стихе 18: "Ибо боялись Его" (Лука описывает их чувства несколько иначе), и они боялись противоречить народу. Поэтому им надо было сначала привлечь народ на свою сторону.
Действия Христа часто символичны. После того, как Он осудил народ в образе смоковницы и вожди пытались убить его, в городе не оставалось больше ничего, что привлекало бы его или побуждало бы остаться. Во всяком случае мы думаем, что его действия, описанные всеми тремя синоптическими евангелистами, символично показывают это. Он решил впредь даже больше не ночевать там: "Когда же стало поздно, Он вышел вон из города" (ст.19). Это характеризует завершение второго дня, как стих 11 окончание первого. Это значит (о чем говорит Лука в гл.21:37), что Он проводил три последних дня, проповедуя в храме, а ночи на Елеонской горе, или, другими словами, в Вифании (Матф.21:17), расположенной на восточном склоне Елеонской горы.
II. Матф.21:12-17. Как уже отмечалось, вначале мы отдали предпочтение стихам 18 и 19, а теперь рассмотрим стихи 12-17. Здесь мы видим Мессию Израиля со всеми сопутствующими ему знамениями (ст.14): "И приступили к Нему в храме слепые и хромые". Стихи 14 и 16 действительно своеобразны, и, конечно, их приводит только Матфей, потому что его евангелие это евангелие Мессии, царя иудеев.
Однако этот народ отверг его. Они не хотели, чтобы Он царствовал над ними. Они были разгневаны как на Господа Иисуса, так и на сынов (ср. Пс.8). Они ничего не хотели знать о пророчествах относительно Мессии. Он оставляет их в этом растленном безнадежном состоянии.
Стих 17 выразительно показывает нам серьезную реакцию Иисуса: "И, оставив их". Он даже не захотел остаться в этом злом городе, а вышел в Вифанию.
III. Лук.19:45-48; 21:37-38. Лука упоминает об очищении храма в двух стихах. Затем он говорит нам, что Иисус каждый день учил в храме (ср. гл.22:53). Далее интересно не то, что Лука дает очень меткое описание торговцев в храме, но более подробно останавливается на том факте, что Иисус учил в доме, который очистил, и "весь народ неотступно слушал Его" (гл.19:47-48; 21:37-38).

Вторник
120. Неплодная смоковница засохла (Марк.11:20-26; Матф.21:19-22)

I. Марк.11:20-26. Снова Марк, хотя и не был свидетелем, рассказывает нам множество подробностей удивительное доказательство божественного внушения. Богу не нужен человек, но Он спускается, чтобы по своему желанию взять его под свое руководство.
Может, Марку обо всем случившемся здесь поведал позднее Петр? Марк рассказывает нам, что Петр снова берет слово: "И, вспомнив, Петр говорит Ему" (ст.21). Обратите внимание на замечательное выражение: "Равви! посмотри, смоковница, которую Ты проклял, засохла" ("от корней" добавлено в греческом варианте). Израиль, как нация, позднее лишился корней и был совершенно устранен.
Между Марком и Матфеем вовсе нет противоречий. Если последний говорит: "И смоковница тотчас засохла" (ст.19), то в евангелии по Марку нет ничего противоречащего этому. Марк лишь говорит, что это установлено только теперь, потому что у них не было другого случая. Может быть, это произошло вечером, незадолго до того, как они оставили город, чтобы идти в Вифанию.
Только в данном евангелии это чудо называется проклятием (ст.21), и поэтому оно стоит отдельно от всех остальных совершенных Иисусом чудес.
Кажется, что учеников больше интересовали сами знамения (как быстро засохла смоковница), чем их значение. Если кто-то возразит, что бессмысленно проклинать не имеющий чувств неодушевленный предмет, то мы еще раз ответим, что это чудо символично. То же относится и к горе (ст.23). Видел ли Иисус в тот момент Елеонскую гору, которую использовал в качестве примера? У.Келли пишет об этом: "Как смоковница, символизирующая народ в его религиозных, часто необоснованных притязаниях и осужденная тем, кто имел на это право, так и "гора сия", видимо, характеризует их место. В своих собственных глазах они были сильным народом, но верой учеников они были прокляты и вскоре после того подлежали искоренению в "море народов".
Вероятно, они поняли значение и были удивлены тому, какое действие произвело одно единственное слово Иисуса! К их удивлению Иисус ответил на это тем, что вера в силу Бога всегда эффективна.
Марк здесь показывает необходимость непоколебимой веры и целостности сердца (ст.23): "И не усомнится в сердце своем". И снова только Марк, добавляющий это, говорит, что есть еще одно условие для того, чтобы молитвы были услышаны: не только твердое, непоколебимое, но и готовое простить сердце (см. ст.25 и сравни его с Матф.6:12-15 и Лук.11:4).
Большинство толкователей и переводчиков считают, что стиха 26 в оригинале не было.
II. Матф.21:19-22. Когда Матфей говорит, что смоковница "тотчас засохла", то это, несомненно, произошло в действительности. Он ведь был очевидцем! Мы уже подчеркивали, что здесь нет противоречий.
Оба евангелиста взаимно дополняют друг друга. Петр, кажется, говорит в стихе 20 от имени всех учеников.
В стихе 21 Матфей говорит: "Если будете иметь веру". Марк, как мы видели, использует повелительную форму: "Имейте веру Божию". Мысль Матфея такова: если Израиль, как нация, исчезнет и народ рассеется (что и произошло на самом деле), то Бог примет тех, кто непоколебимо верит в него. Ударение здесь делается на веру, а у Марка, как мы видели, добавлена мысль о благодати и духе прощения.

121. Вопрос первосвященников о власти Иисуса (Марк.11:27-33; Матф.21:23-27; Лук.20:1-8)

I. Марк.11:27-33. Марк видит здесь учеников, объединившихся с Христом в его служении. "Пришли опять в Иерусалим" (ст.27). Хорошо согласуется с данным евангелием слуги и пророка то, что Господь Иисус так тесно связан с учениками в своем великом служении. Мы видели, что характерным в евангелии по Матфею всегда является своего рода дистанция между царем-Мессией и его "подданными", между ним и его учениками. В этом евангелии на первый план выдвигается Он, царь, Господь, пришедший в храм к своим. Поэтому мы читаем в Матф.21:23: "И когда пришел Он в храм", хотя мы не сомневаемся в том, что ученики были с ним.
Когда религиозные вожди ставят под сомнение его всемогущество, то они взывают к вашей совести. При сравнении рассказов синоптических евангелистов мы находим, что они практически идентичны. Нет никаких различий, о которых нам пришлось бы говорить. Поэтому нам хотелось бы сказать несколько слов о значении этой сцены.
Против правомочности действий Иисуса при очищении храма начальствующие не могли сказать ничего. Однако они ставят под вопрос право Иисуса так поступать. Кто дал ему разрешение на это? "Кто Тебе дал власть делать это?" Иными словами, какого рода эта власть? То есть, они хотели знать, какова ее природа, каково ее происхождение. Человеческая она или божественная, мессианская или пророческая. Однако Иисус не вступает с ними в дискуссии. Он ни опускается до их уровня, ни выходит из запутанной ситуации с помощью хитрого ответа. Это было бы недостойно его, в ком пребывает вся мудрость Бога.
Иисус знал, что они отвергли возвещенное Иоанном, и ему не нужно было говорить еще что-либо. Более яркий свет лишь сильнее ослепил бы их уже слепые глаза и умертвил бы их ожесточившуюся совесть. Они показали себя как слепые поводыри слепцов, совершенно не способные рассудить, было то от Бога или нет. Поэтому Господь Иисус не склонен отвечать на их вопрос. Он уже сказал достаточно, чтобы разоблачить их самомнение, и в последующих притчах Он продолжает выводить на свет их извращенное состояние и провозглашает им проклятия и уничтожение (Марк.12:9).
Вот небольшая фраза, которую мы не встретили ни у Марка, ни у Матфея, а только у Луки: "Весь народ побьет нас камнями" (20:6). Все, что любили эти вожди, были они сами и их почитание людьми. Для достижения этого они были готовы продать дьяволу свою совесть и душу. Какое нравоучение для нас! Разве мы не боимся некоторых людей больше Бога?
"Смена домостроения и грех отвержения царя занимает в евангелии по Матфею особое место. В евангелии по Марку больше внимания уделяется служению Христа как пророка. Поэтому в евангелии по Матфею мы встретим больше личностных обвинений, как в притче о двух сыновьях (гл.21:28-32), и более подробное изображение смены домостроения в притче о царском пире (гл.22:1-14). У Марка мы ничего не найдем об этом. В нашем евангелии Дух Бога представляет нам с особым и неизменным достоинством его личность, а также тот простой факт, что пророк и царь был отвергнут (отвержение, приведшее к суду над Израилем)" (Д.Н.Д).
II. Матф.21:23-27. Мы достаточно рассказали об этих стихах в предыдущем разделе.
III. Лук.20:1-8. Здесь мало что можно добавить. Только Лука употребляет в стихе 6 слова "то весь народ побьет нас камнями", но мы уже рассматривали это. Как Марк, так и Лука не записали притчу о двух сыновьях.

122. Притча о двух сыновьях (Матф.21:28-32)

Эта притча есть только у Матфея. В притче о двух сыновьях Иисус продолжает обращаться к совести тех, кто спрашивал его. Утверждая, что исполняют волю Бога, они в действительности не исполняли ее. Злые мытари и блудницы поступали наоборот и исполняли тем самым волю Бога.

123. Притча о злых виноградарях (Марк.12:1-12; Матф.21:33-46; Лук.20:9-19; ср. И.Нав.5:1-7 и Пс.80:8)

I. Марк.12:1-12. Этой притчей Господь Иисус со всей очевидностью показывает религиозным вождям их совершенно развращенный духовный облик. Он разворачивает перед их глазами историю народа Израиля и пути Бога относительно их.
Стих 1 говорит, кому Иисус адресует эту притчу. Он начинает с момента, на котором остановился в гл.4:34. "И начал говорить им притчами". "Им" значит, прежде всего религиозным вождям, поставившим в предыдущей главе под сомнение его авторитет. Матфей связывает это с притчей о двух сыновьях.
В рассказе Луки Иисус обращается к народу (20:9), среди которого находились и вожди, разоблачаемые окончательно в стихе 45. "И когда слушал весь народ. Он сказал ученикам Своим". Религиозные вожди, желавшие осуждения Господа, осудили сами себя через него.
Эта притча является запоминающейся картиной всепобеждающей доброты и заботы Бога в отношении неблагодарного народа. Здесь мы видим, что Бог сделал все возможное для народа Израиля: Он защищал их и выделял; Он позволил им нести ответственность и дал им священников, предписания, праздники и привилегии всякого рода. Они же ответили на его любовь ненавистью и привели на крест его Сына. Таким образом, человек показал себя совершенно испорченным, и Бог вправе судить человека.
Марк и Лука говорят о возлюбленном сыне. Матфей и Лука о том, что они сначала взяли сына, потом выбросили вон, а затем убили. Это, само собой, соответствует историческим событиям. Марк не придерживается такой последовательности. Выбросить следует понимать, конечно, как полное отвержение Господа в его служении. Здесь ни в коем случае нет противоречий.
Именно у Марка мы видим презираемого и отверженного слугу, торжественно занимающего высокое место. Этот факт или только упоминание о нем приводит в бешенство слушателей Иисуса! (ст.12) Какое противоречие: быть возвеличенным и прославленным десницей Бога (ст.10:11) и убитым человеческой рукой! Их привело в ярость то, что Господь Иисус применил стих из их писаний (Пс.118:22) к самому себе и их состоянию. Они не могли не признать, что эта притча касалась их.
Во всех трех евангелиях говорится, что виноградари гибнут; но у Марка ничего не сказано о том, что Господину виноградника отказано в свое время в плодах, как рассказывает Матфей.
Стих 12 относится к стиху 1; первосвященники, книжники и старейшины продолжают в стихе 13 свои нападки.
Интересна мысль, что у Матфея ударение делается на виноградник и его опустошение, Израиля как народ, а у Марка, в соответствии с особым характером его евангелия, на переднем плане виноградари, вожди народа (ст.12).
II. Матф.21:33-46. Как уже сказано, здесь далее иллюстрируются пути Бога относительно его народа. Матфей показывает нам чудесные пути двумя способами:
1. Ответственностью человека перед законом, как в данной притче.
2. По отношению к благодати Бога в связи с царством небес, как в главе 22, где царь готовит своего сына к брачному пиру.
Ужасная вина вождей народа становится еще больше за счет того, что они на самом деле узнали Мессию (ст.38), но это еще больше распалило их гнев. "Пойдем, убьем его". Так как они провинились таким отвратительным и бессовестным образом, Матфей добавляет слова, наглядно показывающие характер наказания: "Злодеев сих предаст злой смерти", ведь они предают смерти без жалости (ст.41).
При передаче виноградника от иудеев другим Матфей подчеркивает неверность первых тем, что эти другие "будут отдавать ему плоды во времена свои" (ст.41).
Один автор пишет: "Виноградник дается народу, получившему от него плоды, но это не христианская церковь, а народ Израиля в будущем, который станет тогда действительно святым народом".
Факт плодородия подчеркивается здесь дважды: мы еще раз находим это в стихе 43. Матфей также больше внимания уделяет камню, нежели Марк (ст.44), где отверженный пророк становится возвеличенным Господом. Однако очевидно, что Иисус в своем унижении на этой земле был для иудеев камнем преткновения; но после своего возвышения Он упадет камнем на этот изменивший народ и на антихриста и уничтожит их обоих.
III. Лук.20:9-19. Здесь видно, как Иисус сам обращается к народу (ст.9). Он дает им понять, что владелец виноградника "на долгое время" покинул страну. После того, как он послал третьего слугу, мы слышим, как он спрашивает сам себя в стихе 13: "Что мне делать?" Это говорит нам о том, что Бог переходит теперь к самому крайнему посылает своего возлюбленного Сына, чтобы тронуть тем самым сердце человека!
Вторая половина стиха 16 опять-таки свойственна только Луке. В стихе 16 Иисус ответил на свой собственный вопрос и сказал им, что виноградник отдается другим. "Слышавшие же это сказали: да не будет!"

124. Притча о свадьбе царского сына (Матф.22:1-14)

Некоторые спрашивают себя, действительно ли эта притча была произнесена в то самое время в такой взаимосвязи. Так как она весьма обобщена, можно было бы допустить, что эта та же притча, что и у Луки в гл.14,16-24, только с более уточненными данными о времени.
Однако Келли говорит: "Как бы то ни было, ничто не превосходит это удивительное сопоставление и включение этой притчи, как продолжения последнего раздела в предыдущей главе. Точно так же, как виноградник иллюстрирует справедливые притязания Господа к Израилю в той же степени, что Он им что-то доверил, свадьба показывает это новое отношение и наглядно изображает царство небес. Бог теперь больше не ищет плодов у человека как нечто такое, что он должен Богу, но открывает богатства своей собственной славы и любви в честь своего Сына, а человек приглашен принять в этом участие".
По этому поводу мы отсылаем читателя к примечаниям к 94. Иисус в доме начальника фарисеев (Г. Притча о большом ужине). При сравнении данной притчи с подобной у Луки нам бы хотелось коснуться еще нескольких интересных моментов: здесь пир устраивает некий царь сразу после того, как Мессия был отвергнут! У Луки аспект домостроения выделяется не так сильно; там Дух показывает, что есть Бог для человечества вообще; там говорится, что "один человек" сделал ужин.
Первый раз рабы были посланы (в ст.3), когда Мессия жил на земле. Во второй раз (ст.4) после смерти и воскрешения Христа, и это сопровождается выражением "все готово". Дело спасения было завершено. Стихи 5 и 6 находят свое частичное воплощение в книге Деяний. То, что сказано в стихе 7, сделано Титом в 70-ом году после Р.X.
Но замысел Бога будет закончен полностью, и в стихах 8 и 9 слышен несмолкаемый призыв к каждой душе через благовествование. Все приглашены: как злые (вспомним о разбойнике на кресте), так и добрые (как Лидия и Корнилий). При этом прямодушном приглашении речь не идет о характере гостей, а о том, что это праздник для царского сына. Только благодать, далеко отошедшая от всех требований закона, делает нас годными и спо-собными явиться пред ним с миром!
Эта благодать была предложена иудеям, однако они отказались от приглашения и пренебрегли благодатью, отвергнув приготовленное спасение: царскую одежду, символ Христа. Сбор гостей происходит на земле; там, и только там, может произойти замена человека среди гостей, одетого неподобающим образом.
Причина, по которой этой притчи нет в других евангелиях, видимо, состоит в том, что Святой Дух хочет показать нам в евангелии по Матфею, евангелии домостроения, полную смену именно в этом домостроении Бог совершенно прекращает отношения со своим земным народом! Он обращается к другим народам.

125. Вопрос фарисеев и иродиан относительно подати кесарю (Марк.12:13-17; Матф.22:15-22; Лук.20:20-26)

I. Марк.12:13-17. Теперь к Иисусу приходят различного рода народные вожди, чтобы задать ему свои вопросы. Но один за другим эти вопросы разоблачаются Иисусом. Он уже издалека знает мысли человека, и в конце концов им всем пришлось замолчать и никто больше не отваживался спросить его (ст.34).
Сначала приходят фарисеи, даже вместе с иродианами, обычно бывшими злейшими врагами. Лицемерно объединялись они во взаимной ненависти к Господу Иисусу. Фарисеи были высшей религиозной партией, а иродиане представляли собой светскую политическую партию, симпатизировавшую римлянам. Об этом имеется интересная информация: "В Иудее на медных монетах в соответствии со второй заповедью не было человеческого изображения, а только оливковой ветви, дерева или тому подобного. Подушная подать должна была, однако, отдаваться одной большой серебряной монетой. Она чеканилась в Риме, оттуда распространялась по всей Римской империи, и на одной ее стороне был образ языческого божества, а на другой римского императора. Конечно, такая монета была религиозным и политическим вызовом для иудея; одной из причин мятежа при Иуде галилеянине (Деян.5,37) было именно требование платить подать упомянутой монетой. Ни один из бравых критиков Господа не хотел иметь у себя такую монету и нести ее в храм, они должны были разменивать ее у меновщика. Фарисеи спросили: "Давать подать..?" и ответ Иисуса последовал немедленно: "Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу" (ст.17). Учитель не сказал "давайте", а "отдавайте" ("аподидоми", а не "дидоми")".
Даже раньше, чем они это сами могли предположить, они были пойманы на своих же собственных словах (хотя намеревались уловить его; ст.13). Они выразили то, что знали, а Он говорил им правду в лицо, не взирая на то, как они на это реагировали (ст.14). Как они были правы! Иисус называет их лицемерами в евангелии по Матфею (гл.22:18). Там говорится: "Видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры?" Затем Он продолжает выводить их на свет до тех пор, пока они не замолчали.
Обратите внимание на почти саркастические слова в стихе 15: "Принесите Мне динарий, чтобы Мне видеть его". Он делает вид, как будто никогда прежде не видел этой монеты и будто получит более подробную информацию, рассмотрев ее. Смысл его слов таков: от вас ожидают, чтобы вы платили подать римлянам? Какой монетой? Дайте мне посмотреть! И таким образом привлекает внимание окружающих. Когда Он берет монету, словно это что-то новое, их любопытство еще больше возрастает и они напряженно ждут его ответа. Теперь Он смотрит испытывающим взглядом прямо в лицо во-прошающего и говорит: "Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу" (Ст.Джон).
II. Матф.22:15-22. Факт открытого разоблачения фарисеев как лицемеров резко обозначен только у Матфея в стихе 18: "Что искушаете Меня, лицемеры?"
Монета, которую они показали Господу, доказывала их собственный грех: в наказание Бога за их грехи и неверность они стали рабами кесаря. И таким же образом умолкнет всякий не готовый к покаянию грешник! Они показали себя не только прислужниками кесаря, а выказали непослушание Богу; они не воздали Богу подобающее ему, а отвергли его Сына.
Если бы они почитали Бога, то не попали бы ни в кабалу к кесарю, ни во власть греха. Освободитель находился среди них, но они не чувствовали ни своего греха, ни необходимости освобождения; они не нуждались в нем. Такие люди не могут спастись, они осуждены.
III. Лук.20:20-26. Их льстивая речь в стихе 21 должна была развеять его недоверие и скрыть их собственные мотивы. Они хотели захватить Господа Иисуса врасплох и загнать его в ловушку. Какими же они были подлыми и слепыми! Но Иисус разглядел их (Иов.5,13).
Возможно, они хотели его подкараулить. Стих 20, приводимый только Лукой, сообщает об этом. Однако они были для него открытой книгой, и Он мог читать их мысли (ст.23). Они думали, что Он только человек, которого можно обмануть лестью. Неудивительно, что они удивились и замолчали (ст.26).

126. Вопрос саддукеев о воскресении (Марк.12:18-27; Матф.22:23-33; Лук.20:27-40)

I. Марк.12:18-27. "Ибо саддукеи говорят, что нет воскресения" (Деян.23,8). Следующими пришли к Господу Иисусу эти отрицатели воскресения. Мы можем сравнить их с неверующими и модернистами нашего времени. В своем ответе Господь Иисус обвиняет их в двух вещах (ст.24):
1. Они были в неведении относительно того, чему учил Бог.
2. Они были в неведении относительно того, что мог сделать Бог.
Изображенный ими случай должен был сделать воскресение смешным и невозможным. Ведь это так свойственно человеку смешивать собственные мысли со словом Бога; и так как его мысли не совпадают со словом Бога, то оно кажется непонятным и его отвергают. Господь Иисус цитирует Исх.3,6, где Бог говорит о самом себе: "Я Бог отца твоего. Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова". Разве они не знали это место в Писании? Иероним рассказывает, что саддукеи признавали только пять книг Моисея. Но тогда они не могли не знать этих слов!
Сначала Господь открывает истину; как только кто-то воскреснет из мертвых, то будет, как ангел, и не может больше быть и речи о том, чтобы жениться или выходить замуж.
Затем Он показывает, что уже в самом начале, когда Бог впервые вступил в контакт с человеком, эти отношения означали главенство жизни над смертью и, как следствие, воскресение; ибо человек состоит по воле Бога из тела и души. Когда Бог говорил те слова Моисею, Авраам, Исаак и Иаков уже давно умерли, но Бог всегда был Богом; и поэтому они не останутся во власти смерти, но снова воскреснут.
Итак, если Бог завещал Аврааму, Исааку и Иакову владеть землей, а они во время своей жизни никогда не владели ей, то замысел Бога состоит в том, чтобы они воскресли в грядущий день и владели этой землей, ибо Бог в любом случае исполняет свои обетования. Для него нет ничего невозможного.
Мы все знаем, что рождение, брак и смерть свойственны человеческому существованию и что все это создано Богом для обеспечения продления человеческого рода. Там, где нет греха и смерти, эти вещи не нужны, потому что нет больше необходимости в новом браке или рождении, чтобы уберечь человечество от вымирания. Сказанное в стихе 25, что верующие будут на небе, как ангелы, теперь ясно: ангелы бессмертные существа, и поэтому на небесах нет необходимости брака для сохранения рода.
При сравнении с евангелием по Матфею мы заметим два незначительных различия. В стихе 26 Марк сообщает, что Иисус ссылается на пятикнижие Моисея. Марк, несомненно, говорит об этом для лучшего понимания римских читателей. Матфей просто говорит: "Реченное вам Богом" (ст.31), так как его иудейские читатели были знакомы с писаниями. В стихе 27 Господь Иисус делает чрезвычайно резкий упрек, о котором рассказывает только Марк: "Вы весьма заблуждаетесь".
II. Матф.22:23-33. Иисус подчеркивает здесь тот факт, что даже мертвые живы для Бога. Но если человек существует дальше после своей смерти, то ясно, что тело снова воскреснет для суда или для получения вознаграждения. Для этих иудеев из писаний Моисея должно было быть ясно, что воскресение мертвых является существенной частью решения Бога и его истины. Евангелие показывает, что мертвые воскресают, потому что Бог свидетельствует, что Он сам является Богом этих отцов, даже после их смерти. Бог не есть Бог мертвых (как думали саддукеи), а живых, существующих душ.
III. Лук.20:27-40. Иисус учит их о том, что есть два мира духовный и душевный. Взгляд саддукеев ограничивается душевным миром (ср. 1Кор.2,14).
Стихи 34 и 35 содержатся только у Луки. Они излагают две фундаментальные истины. Слова, "а сподобившиеся достигнуть того века", показывают, что для этого состояния требуется достоинство (ср. Кол.1:12). Разбойник на кресте сподобился, потому что осудил сам себя и оправдал Господа Иисуса.
Брак относится к этому душевному миру (ст.34). Духовный же мир совершенно другой: "Сеется тело душевное, восстает тело духовное" (1Кор.15:44).
Особое назидание этой главы: мы должны развивать духовное и содействовать ему.
Лука в стихе 38 добавляет характерный момент, который другие опускают: "У Него все живы". Хотя они умерли на этой земле, они живы пред Богом и ожидают воскресения из мертвых.
В своем "Синопсисе" Дарби пишет: "В его ответе саддукеям добавляются три вещи к сказанному Матфеем:
1. "Век", к которому приобщится через особое воскресение только определенный класс людей, сподобившихся этому (ст.35).
2. Этот класс будет состоять из сыновей Бога, являющихся сынами воскресения (ст.36).
3. Их души живут дальше, а они ожидают воскресения. Для Бога все живы, даже если они сокрыты от наших душевных глаз (ст.38)".

127. Вопрос книжника о наибольшей заповеди (Марк.12:28-34; Матф.22:34-40)

I. Марк.12:28-34. Из рассказа Матфея может показаться, что спрашивающий пытается повторить нападки в стихах 15-17; по описанию же Марка он скорее подтверждал ответ Господа саддукеям (см. Лук.20:38) и был представлен для почитания Христа.
От ответа Иисуса многое зависело. Или Он подтвердит свое назначение как толкователя закона, или его заподозрят в ошибке предпочтение одних заповедей другим. Но в своей мудрости Господь обошел поставленные ему ловушки. Один толкователь замечает по этому поводу: "Из всех мудрых ответов, данных нашим Спасителем на поставленные ему коварные вопросы, этот обладает особой духовной красотой. Он просто, точно и недвусмысленно отвечает на вопрос, избегая легковесных и ненужных элементов, заключенных в вопросе, и выясняет действительно существенное. Поэтому он остается ценным и актуальным по сей день".
В своем ответе Господь выделяет не значение одной заповеди, а охватывает все заповеди в мыслях любви к Богу и ближнему. Некоторые толкователи Библии задавались вопросом, тождественны ли случай, описанный Лукой в гл.10:25-28, аналогичным случаям у Матфея и Марка. У Луки это - введение в притчу о милосердном самарянине. По нашему мнению, эти два контекста различны, поэтому мы рассматривали стихи 25-28 у Луки в другом месте как особенно характерные для того евангелия (см. 86. Милосердный самарянин).
От внимательного читателя не скроется, что Марк дает нам в стихе 33 полное резюме того, что мы находим во Втор.6:4-5 и Лев.19:18; Матфей же сокращает текст. Марк всегда придает значение тому факту, что его римские читатели не знали иудейского закона и традиций.
Стихи 32-34 встречаются только у Марка. Этот книжник признает только одного единственного Бога в его неповторимости и показывает тем самым, что его мнение об истинном значении и духе закона выходит за рамки общепринятого. Некоторые читают стих 34: "Иисус, видя, что он разумно отвечал"; это означает, что Он смотрел на него и видел его мысли. Сноска гласит "осмотрительно, сдержанно"; перевод Дарби передает это слово как "разумно", и это, вероятно, больше подходит. "Сдержанно" могло быть понято в отрицательном смысле обход опасности за счет особой осторожности и изощренности и ввиду искренности книжников. Это, видимо, неточное толкование. Господь Иисус отзывается здесь с похвалой о его искренности. "Недалеко ты от Царствия Божия". Однако это признание одновременно содержит и предупреждение: ты еще не вошел в царство!
II. Матф.22:34-40. Описание реакции фарисеев в стихе 34 типично для Матфея.
Стих 35 показывает нам, что следующий спрашивающий был одним из тех, кто уже искушал Господа. Видимо, он продолжает здесь эти нападки как представитель сопротивляющегося народа. Целью Матфея является показать, каким отвратительным и мятежным был в действительности этот народ, чтобы иудейские читатели устыдились и покаялись.
Хотя книжник и мог прийти к Господу, чтобы искушать его, у Марка мы видим, что он недалек от царства Бога. Вероятно, он был схож с разбойником на кресте, сначала выступившим против Христа, а потом сподобившимся войти в рай.

128. Вопрос Иисуса: как Христос может быть Сыном Давида? (Марк.12:35-37; Матф.22:41-46; Лук.20:41-44)

I. Марк.12:35-37. Каким совершенно иным является вопрос Иисуса по сравнению с вопросами его противников! Тем сопутствовала человеческая изворотливость и догадки. Вопрос Христа основан на их собственных писаниях, с помощью которых они могли ответить на этот вопрос, если бы захотели. Но они не хотели и не отважились на это.
Метко сказано, что Марк показывает, как Господь Иисус отвечает таким образом, что они не отваживаются больше задавать вопросы; Матфей же показывает, как Он задает им вопросы, на которые они не отваживаются отвечать. Только Марк описывает в стихе 37 впечатление, оставленное у народа учением Иисуса: "И множество народа слушало Его с услаждением".
II. Матф.22:41-46. Теперь очередь Господа Иисуса задавать вопросы, и Он задает им вопрос всех вопросов. Только Матфей пишет: "Иисус спросил их" (ст.41). Для них просто было ответить: "Сын Давидов". Но была ли это вся правда? Господь Иисус спрашивает об этом, приводя цитату из Пс.110:1. Все три евангелиста рассказывают об этом. Как мог отец Давид назвать своего сына Господом? Этот аргумент был настолько убедительным и метким, что "никто не мог отвечать Ему ни слова" (ст.46).
Реакция слушателей передается тремя синоптическими евангелиями различно. Только Лука рассказывает, что некоторые сказали: "Учитель! Ты хорошо сказал" (Лук.20:39). У Матфея в гл.22:33 о народе сказано, что он "дивился учению Его", а в стихе 46 мы читаем: "Никто не мог отвечать Ему". Тот же евангелист сообщает: "Никто уже не смел спрашивать Его". Марк, наконец, говорит нам в гл.12,37: "И множество народа слушало Его с услаждением".
III. Лук.20:41-44. Этот вопрос Иисуса касался как раз того факта, который иудеи не могли понять. Поэтому они отвергли Иисуса. И они также мало понимали слова Псалма 110:1: "Сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих". Иисус исполнил это. Он есть Бог и человек; Он пил "из потока на пути"; Он был вознесен и теперь вознесет главу (Пс.110:7).
Все христианство зависит как от личности, так и от места, занимаемого Господом Иисусом.

129. Речь против книжников и фарисеев (Марк.12:38-40; Матф.23:1-39; Лук.20:45-47)

I. Марк.12:38-40. Иисус здесь снова обращается к народу (и "ученикам Своим", как говорят Матфей и Лука), охотно слушавшему его. Он предостерегает их от книжников, желавших, чтобы Он замолчал. Марк и Лука посвящают этой теме только три стиха, прибегая к почти одинаковым выражениям. Матфей, однако, использует для этого серьезного обвинения целую главу (гл.23).
Иисус обвиняет книжников не только в их мнимой святости, лицемерии и стремлении быть на переднем плане, но и в том, что они обогащаются за счет самых бедных из народа, таких как, например, вдовы, о которых мы поговорим в следующем разделе. Вне всякого сомнения, это касалось не всех книжников, ибо Иисус незадолго до того нашел для одного из них и признательные слова (ст.34).
II. Матф.23:1-39. Более решительно, чем у Марка, Господь Иисус занимает здесь свое место судьи, видя состояние народа в показном благочестии его вождей. Все здесь совершенно обнажено, и провозглашен суд суд, показанный в последних трех стихах 37-39.
Из первого стиха мы узнаем, что Иисус произнес слова этой главы "народу и ученикам Своим", которых мы часто видим вместе вплоть до смерти и воскресения Христа. "В связи с таким жестким обвинением против религиозных вождей Господь наставляет учеников признавать сидящих на седалище Моисея. Это должно служить почитанию Бога, хотя эти лицемеры искали только людского почитания для самих себя". Ученики должны обратить внимание на то, что им завещано сидящими на "Моисеевом седалище", они должны следовать тому, чему учили, а не тому, что делали!
Стих 14 авторизованного перевода недостаточно подтвержден рукописями подлинника (поэтому перевод Дарби и другие переводы его опускают), хотя его передают как Марк, так и Лука. Если его не считать, то здесь мы семь раз встречаем слово "горе", произнесенное книжникам и лицемерам, а не восемь. Обратите внимание, что Иисус в стихе 38 не говорит: "Я оставляю вас", но "Оставляется вам дом ваш пуст". Это прощание Иисуса с народом!
III. Лук.20:45-47. В его обвинении мы видим, что Иисус предостерегает от их учений еще до осуждения их деяний.
Если мы сравним рассказ Луки с рассказом Матфея, то увидим, что на описание духовной несостоятельности книжников Луку вдохновил Святой Дух. У Матфея же их состояние описывается в связи с домостроением.

130. Иисус и лепта вдовы (Марк.12:41-44; Лук.21:1-4)

I. Марк.12:41-44. Вот Иисус садится против сокровищницы (ст.41), высказав множество обвинений, о чем мы прочли у Матфея. Оба этих события очень хорошо связаны между собой. Иисус как раз разоблачал "поядающих домы вдов", когда на сцене появилась эта бедная вдова.
И она сделала обратное тому, что делали самолюбивые граждане; она положила в сокровищницу "все пропитание свое", все, что имела. Марк говорит об этом как о служении верой и посему включает этот случай в свое евангелие служения.
Марк очень точно описывает это действие: "Две лепты, что составляет кодрант". Лепта была самой мелкой монетой, находившейся в обращении. Марк поясняет греческое выражение латинским словом кодрант, потому что писал для римлян.
Марк не просто сообщает сумму, положенную вдовой, но называет монеты, составившие эту сумму; может быть, ей лучше было бы оставить одну лепту себе, нежели бросать туда обе. Господь Иисус судит не о том, сколько дают, а о том, сколько каждый оставляет себе. Кто-то сказал однажды: "То, что оставляют для собственного удовольствия, есть доказательство того, как мало дают". Вдова для нас не только образец великодушного деяния, но и безусловного доверия к заботе Бога.
II. Лук.21:1-4. Мы уже видели в евангелии по Луке, как Господь Израиля и всей земли был отвергнут народом. Если Он пришел к ним с миром и был отвергнут, то Он должен теперь встретить их на суде, согласно пророчеству Пс.110,1. Это мы видим в гл.20,42. Глава 21 показывает результат этого суда как для Израиля и Иерусалима, так и для всей земли.
Примечательно, что Лука начинает эту новую главу с лепты бедной вдовы. Она была вне народа и являла собой типичный пример остатка верных среди полного разорения.

131. Некоторые греки хотят видеть Иисиса (Иоан.12:20-36)

В главе 11 Бог подтверждает через воскрешение Иисусом Лазаря из мертвых (ср. Рим.1:4), что этот Иисус действительно истинный Сын Бога. В стихах 12-19 главы 12 въездом Иисуса на молодом осленке в Иерусалим Бог свидетельствует, что Иисус Христос есть Сын Давида. В предложенном разделе мы видим того же Иисуса Христа Сыном человека тем, кто владеет всеми богатствами земли.
Только Иоанн представляет нам этот интересный раздел, где греки хотели бы повидать Иисуса.
Эти люди были не еллинистами, то есть грекоязычными иудеями, а настоящими греками.
Иудейский народ должен был бы принять Сына Давида, но они его отвергли. Прежде чем Иисус как Сын человека явится на облаках судить и править, Он должен пойти на крест (ст.32, см. также 1Петр.1:11). Именно это имеет Иисус в виду, отвечая в стихе 23: "Пришел час прославиться Сыну Человеческому".
В стихе 28 Отец дает ответ, как это произойдет: "Прославил [когда Иисус воскресил Лазаря] и еще прославлю" (это произошло, когда Бог воскресил Христа из мертвых). Но сначала надлежало быть кресту. Пшеничное зерно должно было упасть в землю и умереть. До свершения дела на кресте к Богу не могли прийти не только греки; для всех отягощенных виной грешников путь к Богу откроется только таким образом. Он был назначен стать святым для народов. Иудеи отвергли его и сами были отвергнуты; греки же хотели его видеть и принять, поэтому сами были приняты Богом.

132. Неверие иудеев: они отвергают Господа Иисуса (Иоан.12:37-50)

Как велика была тьма, в которой обитал иудейский народ! Именно они были свидетелями явления власти Иисуса, когда Он воскрешал мертвых, но они в него не поверили. Разве мы не слышим здесь, как ветхозаветные пророки говорят: "Кто поверил слышанному от нас..?" (Ис.53:1)? И их вина была еще больше, так как среди них были такие, совесть которых говорила им, что этот Иисус был Сын Бога (ст.42). Но они боялись людей (Иоан.12:43; 5:44). Для них мог быть только суд.
С начала этого евангелия и служения Иисуса мы видим его как свет. Сквозь все евангелие Он сияет среди народа как свет. И здесь в конце своего служения Он все еще свет (ст.35,36), хотя нравственная и духовная тьма, в которой находился народ, увеличивалась дальше. Если отказываются от света, то темнота сгущается. Отвергнув Иисуса, они отвергли Бога (ст.48) и сами были отвергнуты.
Только три синопсических евангелиста говорят о суде, согласно пророческим речам. Иоанн не говорит об этом. Пребывание народа во мраке является их окончательным приговором.
Примечание: причина того, что Иоанн обходит пророческие разделы, заключается в том, что они прежде всего относились к иудейскому порядку вещей и взаимосвязаны с возвращением Сына человека на эту землю. Современные верующие ожидают восхищения пришествия Сына Бога с небес в воздухе.

133. Пророчества: А. Разрушение Иерусалима. Б. Второе пришествие Господа. (Марк.13:1-37; Матф.24:1-51; Лук.21:5-36)

I. Марк.13:1-37. В этом евангелии Господь Иисус представлен нам как пророк, поэтому можно ожидать, что Он, как таковой, высказывает предсказания и пророчества. Поводом тому являются вопросы учеников в стихе 4. Данную главу можно разделить на четыре раздела:
А. Начало родовых схваток (ст.1-13).
Б. Мерзость запустения (ст.14-23).
В. Явление Христа (ст.24-27).
Г. Бодрствуйте! (ст.28-37).
А. Начало родовых схваток. Хотя евангелие по Марку самое короткое из всех, оно представляет нам подробности, опускаемые другими евангелистами. Это, например, единственное евангелие, которое сообщает нам имена избранных слушателей: Петр, Иаков, Иоанн и Андрей. Другие евангелисты упоминают только "учеников" (Матф.24:3) или просто: "И спросили" (Лук.21:7). Такие различия становятся понятны, когда мы думаем о различных целях их авторов. В евангелии по Марку Дух Бога показывает нам Господа Иисуса как совершенного слугу и пророка. Это евангелие служения, и основной его принцип проявляется и в этой проповеди.
Как истинный слуга, Он дает им предостережение и предупреждение, поучение и указание не только ради мира в их душах, но в первую очередь ради их служения и дела. Ученики представляют собой иудейский остаток верных в последние дни.
Пророчество Иисуса выходит за рамки разрушения Иерусалима Титом в 70 г. после Р.X. Оно говорит о конце времени, то есть времени, которое и для нас, входящих в церковь, еще грядет. Более подробно это время описывается в повествовании Матфея. Стих 11 особенно соответствовал тогдашней обстановке и времени преследования ранней церкви (здесь приводится свидетельство перед царями и властителями), и он снова приобретает свою актуальность в грядущий день. Для нас, живущих при данном домостроении, это не имеет большого практического значения. Печально, что некоторые христиане выбрасывают этот стих из его контекста, провозглашая, что дело Христа "не требует подготовки".
Стих 9 цитируется у Матфея в другой связи, а именно при послании двенадцати в гл.10:17.
Стихи 9-11 являются четким указанием для учеников в их служении и поэтому здесь у Марка хорошо вписываются. Выражение "но вы смотрите за собою" Лука не употребляет, когда говорит о преследованиях. Другой интересной особенностью Марка является выражение в стихе 11: "Ибо не вы будете говорить, но Дух Святой".
Благовествование в стихе 10, конечно же, не есть благовествование милости Бога через крест Христа, а благовествование царства Бога и славы Сына человека.
Б. Мерзость запустения. Очевидно, что стихи 14-23 относятся к чему-то в будущем. Стих 19, в особенности, относится к "бедственному времени для Иакова", под которым следует понимать время великих бедствий, описанных в Откровении (см. также Иер.30:7).
В. Явление Христа. Стихи 24-27 и соответствующий раздел в евангелии по Матфею, в основном одинаковы, причем Матфей точнее передает некоторые подробности. Значение этих стихов понятно; они образным языком изображают преодоление и победу над господствующими силами.
Г. Бодрствуйте! В соответствии с характером своего евангелия только Марк рассказывает нам "кто, отходя в путь и оставляя дом свой, дал слугам своим власть, и каждому свое дело" (ст.34). Заметьте, не говорится, что каждому дал власть, но "каждому свое дело". Речь идет не о дарах, а о деле.
Из стиха 32 мы видим, что как Марк, так и Матфей сообщают нам этот интересный факт. "О дне же том, или часе, никто не знает, ни ангелы небесные, ни Сын, но только Отец". Для некоторых этот стих представляет трудности, но для духовного и искреннего читателя, умеющего различать цели отдельных авторов, все совершенно понятно. Сам Иисус сказал: "Раб не знает, что делает господин его". Он сам добровольно занял место слуги, и таким мы видим его во всем этом евангелии. Здесь речь идет не о его божественном знании, а о том, что Он знал, как слуга, о намерении своего Отца. С возвышенной точки зрения Он рассматривается здесь не как нечто единое со своим Отцом, но как Сын, пророк и слуга на этой земле. Название "Сын" подобает ему не только из-за его божественной природы, но и как рожденному для этого мира и для воскресения. Здесь говорится об Иисусе как слуге на этой земле, а не о том, кто представляет с Отцом единое целое на небе.
II. Матф.24:1-51. Первый отличительный признак по сравнению с другими евангелистами это способ постановки учениками вопросов Господу (ст.З):
а) Когда это будет?
б) Что будет знамением его пришествия?
в) Что является знамением окончания века?
"Иисус шел от храма". Это тоже интересный поступок. Его дом отныне оставался пуст, и слава ушла. Ученики были слишком заняты внешними явлениями. Господь пытается отвлечь их от этого, представляя последующее. А сказанное в стихе 2 настолько взволновало учеников, что они больше хотели знать "когда" и "как".
В этом евангелии иудеев вполне естественно, что пророчества тесно связаны с будущим иудейского народа.
В стихе 5, например, ученики, все иудейской веры, предостерегались от лжемессий, поскольку остальные верные живут в ожидании Мессии. Христиане ожидают Мессию не так, как иудейский остаток верных. Их предупреждают о других вещах, например, о лжепророках (1Иоан.4:1).
В стихе 6 иудейские верные снова предупреждаются: "Но это еще не конец". Христианам говорится в 1Кор.10,11: "Все это происходило с ними, как образы; а описано в наставление нам, достигшим последних веков".
Стих 14, видимо, намекает на то, что перед окончанием "сего века" необычайного размаха среди иудеев достигнет действие Духа. От них будут исходить посланные и предвещать тысячелетнее царство Христа. Один Матфей употребляет выражение "и тогда придет конец".
Нельзя смешивать отрывок из Лук.21:20-24 со стихами 15-21 у Матфея. Если мы рассмотрим рассказ Луки, то установим, что он, как один из представителей других народов, описывает роль римского полководца Тита в разрушении Иерусалима в 70 г. после Р.X., а иудейский автор Матфей обходит это разрушение святого города и передает то, что случится в будущем при конце века. Лука описывает как раннее, так и более позднее время бедствий, и между ними имеет место период церкви. Матфей ограничивается стихом 15 об этом последнем времени бедствий. Также следует обратить внимание, что у Луки мерзость запустения не упоминается, а Матфей ничего не говорит о разрушении города.
Далее наше внимание обращается к стиху 20, где только Матфей добавляет: "Или в субботу". Это дальнейшее доказательство, что в данном иудейском евангелии прежде всего рассматриваются иудейские потомки Иисуса. Суббота была предназначена для иудеев; первый день недели для христиан.
Далее иудеи призываются бежать (ст.16), чтобы уйти от ужасного преследования; христианин, наоборот, должен быть готов пострадать с Христом. Стих 22 говорит о спасении "плоти" из этих бедствий, а не о готовности быть вместе с Христом в его страданиях и смерти. Мы не находим здесь мысли о пришествии Христа для восхищения и взятии в дом Отца, мы скорее читаем о его явлении в славе, причем Он уничтожит своих врагов.
Мы не хотели бы продолжать, не упомянув часто обсуждаемые и оспариваемые стихи 27 и 28, имеющиеся только в этом евангелии. Израиль стал не только пустынным покинутым домом, бесплодной смоковницей; его безжизненный облик сравнивается здесь с "трупом". Здесь мы видим погибший народ под судом. Орлы символизируют исполнителей этого суда; они сумеют найти труп и напасть на него (ср. Иов.39:27-30).
Следующие стихи 29-31 содержат многое из того, что в других местах не рассказывается. "После скорби" (ст.29) может означать в этом евангелии только то, что скорбь Иакова окончена. Сравните это с Откр.19:11-21, где все другие силы мира находятся в хаосе.
Стих 30 особенно характерен для этого евангелия. Он показывает величие отвергнутого, явленного отныне побеждающим Сына человека в славе.
Матфей единственный, кто упоминает о "трубе громогласной" (ст.31; ср. Ис.27,13), поскольку это именно то евангелие, в котором мы особенно много читаем о пророчествах, об исполнении которых иудеи должны знать со всей откровенностью.
В стихе 32 рассказана притча о смоковнице. Синоптические евангелия передают это почти в одинаковых словах. Однако только Матфей добавляет стихи 37-40.
Выражение "род сей" в стихе 34, встречающееся и в других евангелиях, имеет скорее духовное, чем хронологическое значение, как, например, в Пс.12,7 "Ты, Господи, сохранишь их, соблюдешь от рода сего вовек"; во Втор.32:5 "род строптивый и развращенный" и в стихе 20 той же главы "ибо они род развращенный" (ср. также Пр.30:11-14; Матф.11:16; 12:39,41,42,45; 23:36).
Еще есть такие, кто добавляет в стихе 36: "И Сын", но в переводе Дарби об этом не упоминается. Также и мы считаем, что это соответствует внутреннему контексту.
По поводу следующих стихов (37-41) У.Келли замечает: "Мы находим здесь дальнейшее доказательство, что наш Господь говорит о верных иудеях в последние дни (они представлены теми, кто его тогда окружал), а не о церкви. Потому что Он выбирает для иллюстрации сохранение Ноя и его семьи во время потопа, а Святой Дух через Павла представляет нашу надежду в образе восхищенного на небеса Еноха, полностью избежавшего сопутствующих суду обстоятельств. Скажу больше когда Сын человека станет вершить суд над всеми живыми на земле, это будет не так, как во времена взятия Иерусалима римлянами или другими народами: бойня без разбора или тюрьма. Когда Господь придет, Он не сделает различий, находишься ты дома или вне его, мужчина ты или женщина праведный суд будет совершен над каждым. В стихах 40 и 41 один отпущен для радости благословений тысячелетнего царства Бога, другой берется на суд. При восхищении церкви будет как раз наоборот: те, которые будут взяты, войдут в вечное благословение, а осужденные останутся на земле".
Сравните стих 42 с Марк.13:35. Здесь мы читаем: "Потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет". Здесь, в евангелии царя, его сан еще более возвышен.
От стиха 45 до главы 25:30 мы переходим к притчам, касающимся только христианства, а не иудейского остатка верных, как мы уже установили. Здесь перед нами испытания тех, на которых была возложена ответственность на время отсутствия Господа Иисуса до его второго пришествия.
Стихи 45-51 имеют свои параллели в Лук.12:42-46, о чем уже сообщалось в разделе 90. Обратите внимание на то, что в этом разделе речь не идет о деле благовествования, а о заботе о тех, кто в доме. Несомненно, мы видим здесь образ церкви. Речь идет об ответственности за снабжение пищей находящихся в доме.
Существовала опасность потерять из виду пришествие Господа. Даже пять мудрых дев (Матф.25), образно выражаясь, тоже находились в таком состоянии. Остальные стихи этой притчи показывают, что есть сторонники, хотя и "верящие" в пришествие Господа, но в сердце своем не ожидающие его. Мы здесь видим, что Господь осуждает не неверные учения, а состояние их сердец (гл.24:48: "Если же раб тот, будучи зол, скажет в сердце своем: не скоро придет господин мой").
III. Лук.21:5-36. В этом евангелии язычников не Израиль является самым важным, а время язычников. Поэтому мы читаем не о первом (ст.20), а о втором взятии Иерусалима (ст.24,25). Мерзость запустения здесь не упоминается.
Эти факты наглядно показывают, что все связано с намерением автора. Обратите внимание, что в стихе 7 ученики ничего не говорят о конце века, как мы видим у Матфея. "Время близко" характерно для Луки. Господь Иисус говорит здесь о вещах, предстоящих непосредственно, а не о тех, что предстоят в далеком будущем, как у Матфея.
В стихе 11 упоминаются моры, бедствия и большие знамения с неба, о которых не говорят другие евангелия. Они еще должны были наступить, прежде чем Тит разрушит Иерусалим и храм в 70 г. и судит иудейский народ, тот народ, что отверг своего Мессию Христа. Стихи 18-20 мы снова находим только у Луки.
Если мы сравним стих 25 с евангелием по Матфею, гл.24,29, то заметим отсутствие выражения "вдруг, после скорби дней тех". Этот стих характеризует конец времени язычников. "Потому что это дни отмщения, да исполнится все напи-санное" (ст.22). Этот стих мы встречаем только у Луки. Он касается наказания Бога за распятие Господа Иисуса и конца времени язычников.
Слова в стихе 23, "на земле", имеются только здесь. Под "землей" подразумевается, как всегда, Израиль. Следует также обратить внимание на то, что здесь не надо молить о том, чтобы побег не произошел в субботу.
На стихе 27 пророчество завершается. Мы найдем здесь, как в Матф.24:31, сбор избранных израильтян со всех сторон. Далее идет целый ряд предостережений.
Стих 28 содержится только в евангелии по Луке. "Когда же начнет это сбываться, тогда восклонитесь и поднимите головы ваши, потому что приближается избавление ваше" (ср. Рим.8:19,23). Эти слова обращены к страждущим для их утешения.
Обратите внимание на небольшое добавление в стихе 29 "на все деревья". Соответственно характеру данного евангелия мы видим в этом восстановление всемирного царства, которое когда-то видел Даниил. Различие между Лукой и другими авторами состоит не в том, что он обходит иудейскую точку зрения, а в том, что включены все другие народы.
Стихи 34-36 снова имеются только у Луки. Они призывают нас молиться о том, чтобы мирские дела не приобретали бы такую власть над нами и чтобы мы оказались наготове, если вдруг придет Сын человека.

134. Притча о десяти девах (Матф.25:1-13)

В гл.24:45-25:30 мы видим три притчи, являющиеся как бы дополнением иудейского видения этим евангелием пришествия Христа к церкви. Первая притча (гл.24:45-51) рассматривает проблему общей ответственности, вторая (25:1-13) проблему личной ответственности, а третья (гл.25:14-30) ответственностью церкви во время отсутствия Господа.
Главу 25 можно подразделить следующим образом:
А. Стихи 1-13: Господь приходит, чтобы проверить исповедание (ст.6).
Б. Стихи 14-30: Господь приходит, чтобы проверить службу (ст.19).
В. Стихи 31-46: Господь приходит, чтобы испытать народы (ст.31).
Притча о десяти девах встречается только у Матфея. Здесь речь идет об исповедующих христианство; истинное и ложное в царстве небес противопоставляется здесь друг другу. В этом, как мы полагаем, единственная цель данной притчи.
Мы здесь не найдем прямого указания на церковь. Упоминается только жених, а не невеста. Опасно отсюда делать выводы или все переводить в область духа. Но ясно следующее:
1. Прозвучал призыв выйти навстречу Христу (ст.1).
2. Жених замедлил (ст.5).
3. Все уснули (ст.5).
4. Все потеряли ощущение, что скоро придет жених (ст.5).
5. Все девы разбужены криком: "Вот, жених идет" (ст.6).
6. Следует вопрос, кто действительно готов, а кто нет (ст.7).
7. Становится ясно, что пятеро не готовы (ст.8-10). А ты готов? (ст.13).
Пять мудрых дев, очевидно, были действительно верующими, а неразумные были неспособны пойти с женихом. Недостаток масла трактуется как отсутствие Святого Духа. Светильники символизируют собой свет, другими словами, наше исповедание.
Выражение "вышли навстречу жениху" характерно для христианского назначения все оставить, чтобы встать на сторону Христа. В переводе Дарби в стихе 13 говорится: "Итак, бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа". Слова: "в который приидет Сын Человеческий", добавлены в Textus Receptus, но опущены в большинстве рукописей.
Мы полагаем, что для самого высказывания это добавление несущественно. О Христе, грядущем судье, говорится как о Сыне человека, тогда как для церкви Он приходит как жених. К рукописи ничего нельзя добавить, не повредив ее.

135. Притча о талантах (Матф.25:14-30)

Господь Иисус теперь уже не находится на земле; Он, образно выражаясь, отбывает в дальнюю страну, но оставляет наказ и возлагает ответственность на оставшихся. Сама суть здесь заключается не в отсутствии талантов, полученных каждым, или в их плате, а в их верности, с которой они соблюдают свою ответственность. Человек с пятью талантами не имел преимущества перед другим с двумя талантами; в стихе 15 подчеркивается, что Он дал "каждому по его силе".
Следующая особенность стихов 16 и 17 состоит в том, что они (рабы) пошли и торговали, по контрасту с гл.24:45-51, где речь шла о верности и долге. Здесь речь идет о верности вне долга, выходе к остальным!
Часто это "малые" дары, которые недооцениваются из-за их незначительности. Но подумайте о большом числе христиан, принявших такой "малый" дар. Часто они малоактивны, оправдывая это тем, что у них нет таких даров, как у того или иного человека. В их глазах тот или иной человек может быть наделен часто большими способностями, и все же он не может выполнять их задачу. Нам хотелось бы напомнить слова одного автора песен: "Это работа для Иисуса, которую никто не может сделать, кроме тебя".
Обратите внимание на выражение "добрый и верный раб" в стихе 21. Оно говорит о доброте Бога, когда люди посланы в этот мир с посланием милосердия, а также о том, что для слуги ценно это послание и задание. Сравните с гл.24,45, где мы читаем о "верном и благоразумном рабе". Там речь идет о том, что нам нужно много мудрости в доме.
Нам не следует смешивать этот раздел с Лук.19:11-28 и Марк.13:34-37. Различия очевидны: у Матфея (гл.25) темой являются различные дары; у Марка (гл.13) каждый получает ясную задачу и свое особое поручение, а у Луки (гл.19) у каждого одинаковые предпосылки и условия.
Наконец, стих 30, как и стихи 1-3, изображает неверного. Он упрекает своего господина (ст.24). Необращенный человек может и принять дар от Бога, но если он не верит в благую сущность Бога, то его дар для Бога не имеет цены. Если же дар употребляется в дело, то он развивается и растет. Верных рабов отличает от неверных доверие к их господину.

136. Пришествие Господа на суд над народами (Матф.25:31-46)

Со стиха 31 снова продолжается нить пророчеств из гл.24,30. Там мы видели явление Сына человека "с силою и славою великою". Здесь эта тема продолжается словами: "Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей". При суде речь идет о живых на земле (ср. 2Тим.4:1). Мы можем выделить четыре группы:
1) Сына человека (ст.31);
2) его братьев (ст.40);
3) овец (ст.32) и
4) козлов (ст.32).
Гл.24,14 рассказывает нам, что евангелие царства Бога будет проповедоваться всем народам. В гл.25 мы видим посланных, проповедующих это будущее царство. Они называются братьями Христа. Мы видим и народы, к которым посланы эти проповедники; они подразделяются здесь на две группы, овец и козлов, в зависимости от того, приняли они страждущих и преследуемых посланцев и их послание или отвергли.
Бесхитростному сердцу понятны и ясны эти стихи: считается, что овцы как бы приняли самого царя, если приняли его братьев; они будут вознаграждены тем, что войдут в царство небес (ср. Откр.7:13,14). Козлы тоже получат плату за свои дела, потому что судья справедлив; их платой будет изгнание из этого царства и вечная мука (ст.46).
Еще одна мысль. В стихе 34 овцы называются "благословенными Отца Моего". Вероятно, что мы по праву не найдем здесь особых привилегий для верных церкви, детей небесного Отца. Но есть большое отличие их от "проклятых" (ст.41); они не называются "проклятые Моего Отца", ибо Бог желает спасения всех людей (1Тим.2:4; 2Петр.3:9). И мы должны также обратить внимание на то, что если для этих овец уготовано царство Бога, то это не значит, что для козлов вечный огонь; его Он приготовит "диаволу и ангелам его". Козлы попадут туда по своему собственному выбору!

Среда
137. Старейшины планируют смерть Иисуса (Марк.14:1.2.10.11; Матф.26:1-5.14-16; Лук.22:1-6)

I. Марк.14:1,2,10,11. Впервые в евангелии по Марку упоминается пасха. Более 1500 лет до того Моисей сказал, что четырнадцатого числа первого месяца должен быть заклан пасхальный агнец (Исх.12:6). Это был образ. Но Господь положил, в какой день и какой час должно было убить Агнца Бога! Как же может маленький человек противиться всемогущему Богу?
Стих 2 показывает нам решение человека: "Только не в праздник". Но Бог сказал, что в праздник, и так и произошло, потому что бразды правления всегда в руках Бога.
По мнению Иуды, 300 динариев (Иоан.12:5) было слишком много, чтобы "расточить" их для Иисуса. По его оценке, Иисус стоил тридцать сребренников (Матф.26:15). За эту сумму он готов был продать своего учителя. Думал ли он, что Иисус сам мог освободиться из этой ловушки, как Он это раньше и делал? Ни старейшины, ни Иуда не понимали, что теперь действительно "пришел час". В действительности Иуда продал не Иисуса, а самого себя обрек проклятию! Любовь к деньгам была мотивом его действий (ср. 1Тим.6:10).
Возможно, была и другая причина его гнев, потому что его справедливо упрекали за корыстолюбие и жадность (ст.6,7).
II. Матф.26:1-5,14-16. Закончив проповедь, Иисус был готов страдать и умереть. Матфей и Марк говорят о празднике пасхи, только Лука упоминает о празднике опресноков, который следовал за пасхой (Лев.23:5-6). В пасхе мы видим образ искупления через Голгофу, а в празднике опресноков поворот верующих к святости. Господь Иисус заранее знал обо всем, с чем Он столкнется. Он даже назначает день своего ареста (ст.2) и это еще до того, как собрались первосвященники!
В воскресенье Он торжественно въехал в Иерусалим, в понедельник очистил храм, во вторник прочитал свои проповеди. В среду мы встречаем его в Вифании (ст.6).
Воля Бога была такова, что Иисусу надлежало пострадать в праздник пасхи, и это должно было произойти, хотя старейшины решили иначе. Обратите внимание на контраст между "говорили" в стихе 5 и "сказал" в стихе 1. Но перед своими страданиями Иисус получает в Вифании утешение. Отметим два интересных отличия, о которых сообщает только Матфей.
Сначала Он называет в стихе 3 имя первосвященника: "По имени Каиафы". Во-вторых, Он сообщает в стихе 15 точную цену, полученную Иудой за предательство Иисуса: "Они предложили ему тридцать сребренников". Такова была оценка народом своего Мессии! Такую сумму платили за раба, если его забодает вол (Исх.21:32; Зах.11:12-13). В следующем отрывке (ст.6-13) мы находим оценку Иисуса верной женщиной.
III. Лук.22:1-6. Остается рассказать немного, так как повествование Луки в основном соответствует другим евангелистам. Однако часть стиха 3 есть только у Луки: "Вошел же сатана в Иуду, прозванного Искариотом". Точнее говоря, сатана вошел Иуде в сердце, а потом и в него, когда Иисус подал ему кусок, как говорит Иоанн (13:27). Все значение этого факта передает нам здесь Лука, но не с подробностями, как Иоанн.
Почему же названо полное имя Иуды? Некоторые полагают, что "ис Кариот" означает "человек из Кариота" и указывает на то, что он единственный из учеников был из Иудеи, а все другие из Галилеи. Иные считают, что это имя того же корня, что и Иссахар, что означает "он приносит плату". Далее, в этом имени содержится слово "Сакар", от которого производится слово "Эскар" с похожим значением. Искариот поэтому может означать также "купец" и напоминать тем самым о его преступлении. Во всяком случае, поразительно, что нам напоминают о его прозвище именно в этот момент его жизни в тот час, когда он продался дьяволу!

138. Помазание Господа Иисуса Марией из Вифании (Марк.14:3-9; Матф.26:6-13; Иоан.12:1-8)

I. Марк.14:3-9. Обратите внимание, что говорится: "И когда был Он в Вифании". Это было во время его последнего пребывания в Иерусалиме (ср. гл.11:11). "Шесть дней" в Иоан.12:1 указывают на его приход в окрестности Иерусалима. "Два дня" в начале нашей главы связаны с подготовкой Иисуса к празднику пасхи.
Все авторы евангелий едины в том, что только однажды Мария, сестра Марфы и Лазаря, совершила помазание Иисуса в Вифании.
Марк в стихе 3 просто констатирует, что "пришла женщина" для помазания Иисуса. В соответствии с характером своего евангелия Марк подчеркивает факт служения. Поэтому здесь не важно имя совершающего служение. Но заметьте, что пророку и царю славы у Марка и Матфея совершается помазание головы (ст.3), а в евангелии по Иоанну ног.
В стихе 4 Марк сообщает нам, что "некоторые" вознегодовали; Матфей говорит, что ученики "вознегодовали" (Матф.26:8); но Иоанн показывает нам, что при этом был подстрекатель Иуда Искариот (Иоан.12:4).
Только Марк сообщает нам, что драгоценный алавастровый сосуд должен был быть "разбит" (ст.3). Его уже не следовало использовать в каких-либо более низких целях, не должна была оставаться ни одна капля мира в нашем служении Христу мы ничего не должны удерживать для себя, как говорит один писатель, для практического применения.
В стихе 7 Марк добавляет: "И, когда захотите, можете им благотворить".
Бросается в глаза также то, что в то время как Иоанн сообщает ее имя, он не дает оценку ее действий Господом Иисусом, как поступают оба евангелиста, однако не упоминающие ее имени.
II. Матф.26:6-13. Это событие происходит в доме Симона прокаженного в Вифании. Вероятно, он был исцелен Иисусом. Мы не видим никаких указаний на то, какими были отношения между этим Симоном и Лазарем, Марией и Марфой, живших в Вифании.
Тот факт, что это событие имело место не в доме Марфы, еще больше подчеркивает поступок Марии как выражение ее личной привязанности.
Интересно вспомнить о том, что Иисус ранее уже был помазан, миром в Галилее, не названной по имени женщиной, грешницей. Она сделала это в доме совершенно другого Симона, фарисея (Лук.7).
Для данного евангелия весьма уместно то, что здесь происходит, то, как Мария помазывает голову Иисуса (ст.7), так как при помазании на голову царя изливалось масло. У Иоанна мы видим больше, чем царя, и, следовательно, почтительно помазываются его ноги. Однако мы убеждены в том, что Он был помазан с головы до ног.
III. Лука обходит это событие. Он не сообщает, что Мария из Вифании совершила помазание Иисуса перед его смертью. Но он единственный, кто пишет о том, что другая женщина помазала ноги Иисуса в доме фарисея Симона (Лук.7:36-50). Мы только что упомянули об этом.
IV. Иоан.12:1-8. Читателю не мешает знать, что мы следуем здесь хронологической последовательности событий евангелия по Марку. Как мы видели, Иисус торжественно въехал в Иерусалим в предыдущее воскресенье. События вплоть до 18-ой главы происходят между четвергом и кануном пасхи, когда Иисус был схвачен между заходом солнца и наступлением ночи.
Из других евангелий мы узнаем, что эти "они" [Прим. ред.: в русском переводе Библии сказано: "Приготовили"] в стихе 2 были: Симон прокаженный, Лазарь, Марфа и Мария, и что все они находились в доме Симона. Мы уже комментировали некоторые "различия" в трех сообщениях, в частности это касается стихов 2-4. В данной главе Иоанн информирует нас о том, что именно Мария совершила помазание Иисуса.
В стихе 3 Иоанн добавляет, что Мария "отерла волосами своими ноги Его" и что "дом наполнился благоуханием от мира". Мария положила к ногам Иисуса свою красу. В том же стихе мы читаем о преданности сердца Марии (ср. Матф.26:12), потому что Мария хранила миро для дня погребения Иисуса. Она все подготовила и тщательно спланировала.
Какая любовь! Теперь настал момент отдать ему это. Какая проницательность!
Иоанн показывает нам, в противоположность другим, истинные мотивы, побудившие Иуду действовать: "Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали" (ст.6).

Четверг
139. Подготовка праздника пасхи (Марк.14:12-16; Матф.26:17-19; Лук.22:7-18)

I. Марк.14:12-16. Четверо евангелистов начинают свои сообщения о пасхе и празднике опресноков следующими словами:
А. "В первый день опресноков, когда эаколали пасхального агнца" (Марк.14:12).
Б. "В первый же день опресночный" (Матф.26:17).
В. "Настал же день опресноков, в который надлежало закопать пасхального агнца... пойдите, приготовьте нам ..." (Лук.22:7-8).
Г. "Перед праздником Пасхи" (Иоан.13:1).
Из этих стихов мы можем заключить, что Господь Иисус в то время принял участие в этом празднике, как и остальные иудеи. Нам следует рассматривать содержание гл.18,28 евангелия по Иоанну в свете иудейских обычаев: "От Каиафы повели Иисуса в преторию... чтобы не оскверниться, но чтобы можно было есть пасху". Это не противоречит тому, что мы читаем у Марка: "В первый день опресноков, когда заколали пасхального агнца, говорят Ему ученики Его: где хочешь есть пасху? мы пойдем и приготовим". Нам следует посмотреть гл.19,14 евангелия по Иоанну: "Тогда была пятница перед Пасхою, и час шестый". В Иоан.19:31 "Иудеи, дабы не оставить тел на кресте в субботу, ибо та суббота была день великий [день той субботы считался великим], просили Пилата", нам просто сообщается, что это была подготовка к предстоящей субботе.
В стихе 13 Марк рассказывает нам, что Иисус послал для подготовки праздника двух учеников; Лука сообщает нам их имена. В нашем евангелии смиренного слуги мы часто видим, что Иисус задает вопросы, как будто зависит от других. Так, в стихе 14 мы читаем: "Где комната, в которой бы Мне есть пасху с учениками Моими?" Сравните с рассказом Матфея о суверенном господине и царе, различие очень отчетливое.
"Учитель говорит: время Мое близко; у тебя совершу пасху с учениками Моими" (Матф.26:18). Также следует сказать, что у Марка Иисус говорит своим ученикам, как им найти место; Матфей это опускает.
Нет необходимости предполагать, что хозяином этого дома был ученик Иисуса, как некоторые полагают. То, что в такое хлопотливое время они нашли в Иерусалиме место, равно как и указания Господа Иисуса о хозяине, говорит о воздействии особого, высшего влияния.
Марк использует в стихе 15 слово "приготовьте" (или "готовый") дважды. Кажется, что хозяин дома приготовил помещение с утварью, ученики же позаботились об агнце, хлебе, вине и приправах.
II. Матф.26:17-19. Как мы знаем, это евангелие представляет нам царя. Поэтому не упоминается, сколько и каких учеников должно пойти готовить пасху. Иисус говорит и поступает здесь как Мессия, господин всякой твари и самого творения! Он высший авторитет для каждого человеческого сердца и всех обстоятельств. Поэтому Он распоряжается: "Пойдите ... и скажите ... Учитель говорит ... у тебя совершу пасху" (ст.18). Здесь нам говорится, что Иисус сказал: "Время Мое близко".
Он действует с полным знанием и с полным сознанием. При каждом из своих шагов Он знает, что действует во исполнение писаний. Он господин любой ситуации. Здесь нет неожиданных событий, непредвиденных обстоятельств или попыток. Он только дошел до того момента, когда хотел сознательно отдать свою жизнь на кресте, чтобы содействовать искуплению.
Здесь мы не найдем особых указаний ученикам о том, как найти дом, только простое замечание: "Как повелел им Иисус" (ст.19).
III. Лук.22:7-13. Лука сообщает нам, что Иисус послал приготовить пасху Петра и Иоанна. Ход событий здесь иной, чем в других синоптических евангелиях: сначала Иисус поручает им идти, только потом они спрашивают, куда им следует идти.
Хотя нам не сообщается имя хозяина дома, мы можем быть уверены, что он был известен Иисусу. Это придает еще большую ценность служению Иисуса. Будем же стремиться к тому, чтобы стать известными не в служении Иисусу, а больше в том, что мы делаем, чтобы быть верными.
Кто-то сделал интересное замечание: "Следуй по пути, которым идет человек с кувшином воды, и ты найдешь готовое место, которое может запомнить только Он. Мы здесь переходим от Ветхого Завета к Новому; из кувшина с простой водой теперь в изобилии изливаются потоки живой воды. Мы можем не сомневаться, что таково значение знамения, даваемого здесь ученикам. Христос желал занять уготованное ему место".
В стихе 7 нам представляются как святые условия Господа относительно празднования пасхи, так и то, что относится к пониманию истинного значения его смерти. Это "день опресноков". Впервые он упомянут в стихе 7. Это был день, когда надо было убрать из дома всю закваску, то есть все злое. Все дела сатаны следовало исключить позднее мы увидим, как выходит вон Иуда Искариот.
Для освящения нам необходимо очищающее действие слова. Человек с кувшином воды показывает нам, как заранее позаботились об очищении. Не этой ли водой пользуется далее Господь Иисус для омытия ног учеников?
Хозяин дома приготовил все. Господь, несомненно, знал его и то, что Он мог на него положиться. А может ли Господь положиться и на нас?
IV. Иоанн обходит данное обстоятельство молчанием. Хотя он почти не упоминает о пасхе, но сообщает большинство подробностей о событиях во время приготовления пасхи. Он делает это в гл.13-17.

140. Спор учеников о первенстве (Лук.22:24-30)

Только Лука рассказывает об этом печальном инциденте. Петр и Иоанн пошли вперед приготовить горницу. Остальные ученики находились с Иисусом на пути к горнице. О чем они беседовали по дороге? Дискутировали ли они о том, кто на каком месте сядет во время пасхальной трапезы: кто по правую, кто по левую сторону от Иисуса? Это было не их дело, и не наше. Подобный случай мы видим в Матф.20:20-28 и Марк.10:35-45. Мы уже рассматривали это в разделе 113.
Не поспешили ли они в верхнюю комнату, чтобы занять лучшие места и не утратили ли в спешке приличие и вежливость? Может быть, они сидели за столом с грязными неомытыми ногами и забыли, что надо быть последними и служить брату своему?
Сообщает ли нам Лука обо всем этом с соблюдением последовательности во времени или нет, рассказываемое здесь ясно и очевидно; оно открыто противоречит настроению того, кто, как человек, глубоко унизился за всех.

141. Пасхальная вечеря (Марк.14:17; Матф.26:20; Лук.22:14-18)

I. Лук.22:14-18. Может быть, именно в тот момент, когда эгоистически настроенные ученики возлежали вокруг стола, Иисус открыл им свое сердце и произнес эти проникновенные слова из стихов 15-18. "Очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания". Действительно ли Он очень тосковал о них о тех, кто относился к нему совершенно иначе? Какое безграничное милосердие! А мы ведь тоже похожи на этих учеников.
Так начался праздник пасхи! Мысли Иисуса были наполнены желанием послужить и отдать свою жизнь за людей. А мысли апостолов, видимо, были заняты тем, чтобы им послужили по возможности другие. Многое произошло за время этого праздника пасхи, и Господь Иисус сказал многое, что было записано для нас евангелистами.
Чаши, о которых идет речь в евангелиях, не упоминаются в предписаниях Бога о празднике пасхи; их учредили раввины. После каждой чаши прочитывались определенные отрывки из писаний и пелись песни. Видимо, чаш было четыре. Первая в начале вечери, вторая в середине пасхи, когда объяснялось значение пасхи и пелась первая часть "Аллилуйя" (Пс.106-113); потом третья чаша, затем молились, и, наконец, опустошалась четвертая и пелась остальная часть "Аллилуйя" (Пс.114-117). Обряд завершался заключительными молитвами и пением хвалебной песни.
Одну из этих чаш использует Иисус, говоря: "Приимите ее и разделите между собою" (ст.17). Когда они выпили ее и перешли к другой, Иисус сказал: "Ибо сказываю вам, что не буду пить от плода виноградного, доколе не придет Царствие Божие" (ст.18).
Господь Иисус желает показать своим ученикам, что наступит время, когда Он не будет пить от виноградного плода, "доколе не придет Царствие Божие". Это являет нам, что святым теперь подобает занять место назорея (Числ.6); мы еще не вкушаем радостей тысячелетнего царства. Нам следует представить себе в наших сердцах, что наше положение такое же, как у Иисуса из Назарета, отгорожено от всех радостей этой земли. Господь говорит: "Прежде Моего страдания" (ст.15), чтобы подчеркнуть ту мысль, что здесь его доля страдание, а не слава царства небес. Со смертью Христа все естественные радости потеряли свою притягательную силу для тех, кто постиг значение этой смерти.
Когда праздник шел своим чередом и никто не умывал свои все еще грязные ноги, Господь Иисус вдруг поднимается и делает то, что не хотели делать ученики.

142. Иисус умывает ученикам ноги (Иоан.13:1-20)

Нам хотелось бы обратить ваше внимание на стих 2: "Во время вечери". Д.Н.Дарби добавляет в своем переводе в сноске или "по окончании вечери"), "Есть различие между образным значением вечери и заключительным омытием ног. Это различие такого же плана, как и то, что существует между днем очищения (Лев.16) и пеплом от молодой рыжей телицы (Числ.19). День очищения, как и эта вечеря, показывает нам ценность крови Христа, а пепел от молодой рыжей телицы, как и омытие ног, подчеркивает заступление Иисуса за нас пред Отцом. Итак, у нас есть кровь Иисуса, наша пасха, и заступление Иисуса, нашего посредника, сначала вечеря, потом омытие ног; сначала здесь его смерть, а потом его жизнь для нас на небесах... Но свое служение ради нас в святости как первосвященника нашего призвания, деятельность по очищению наших ног, как настоящего очистителя дома Бога, Господь Иисус не мог начать до тех пор, пока не были закончены его страдания на земле и Он не был взят на небеса. Ибо вечеря была выражением его страданий и его смерти, как Он говорит: "Приимите, ядите: сие есть Тело Мое"" (И.Беллетт).
Другим бросающимся в глаза в этом евангелии моментом является то, что здесь вообще не упоминается начало вечери Господа! Если вспомнить о том, что в этом евангелии нам представлен Сын Бога, а не страдающий, ставший человеком Иисус, то мы видим, как уместен этот "пропуск".
Иоанн (гл.13) показывает нам Иисуса Христа как заступника, а не в его страданиях, как во время вечери.
Когда мы читаем в стихе 27: "И после сего куска вошел в него сатана", и в стихе 30: "Он, приняв кусок, тотчас вышел; а была ночь", а затем сравниваем это с рассказом Луки, то обнаруживаем, что Лука, видимо, рассказывает о событиях в обратном порядке. Лука (22:20) недвусмысленно дает понять, что начало вечери Господа происходило после праздника пасхи, так как сказано: "Также и чашу после вечери". В евангелии по Луке сначала описывается вечеря, а потом разоблачение Иуды как предателя!
Но почему Лука рассказывает о событиях в такой последовательности? Ссылка на гл.23:45 евангелия по Луке лучший ответ, какой мы можем дать. Там мы читаем, что прежде чем Иисус умер, завеса в храме разодралась посередине. Но мы точно знаем, что это не соответствовало фактической последовательности и что этого не могло быть на самом деле! Иисусу надлежало сначала умереть только тогда могла разорваться завеса и разверзнуться небо. Из всего этого читателю становится ясно, что Лука следует не историческому ходу развития событий, но им руководил Святой Дух, повелевший ему именно в такой последовательности изложить события. В гл.23:45 Дух желает показать нам через Луку, как был принят Господом раскаивающийся разбойник, уверовавший в него, и как в тот же миг разверзлись небеса, когда тот получил чудесное обещание: "Ныне же будешь со Мною в раю". Мы полагаем, что именно здесь кроется причина того, что после случая с кающимся разбойником сначала повествуется о разверзшихся для этого разбойника небесах, а не о смерти Иисуса. И в отношении Иуды Лука намеревался выделить в первую очередь тоску сердца Иисуса, то есть начало его вечери после пасхи.
Кто-то сказал по этому поводу: "Этот момент не имеет поучающего значения, потому что лишь мало кто согласился бы допустить за стол явного предателя Господа; если бы его терпели, то вообще нельзя было бы больше соблюсти никакого порядка. Когда Иуда был там, то он не был известен ученикам как предатель; и если Господь знает также все тайны сердца, то ведь ясно, что это знание не может быть руководящим для нас, не владеющих этим знанием. Поэтому данный вопрос, как уже говорилось, имеет практическое значение: достаточное объяснение соответствующих принципов мы находим в других местах".
Другие подчеркивают, что глава 13 евангелия по Иоанну ничего не имеет общего с вечерей Господа, в отличие от пасхи. Нам сообщается только тот факт, что Иуде был дан "кусок".
Хотя Лука сообщает нам множество подробностей, мы уже видели по ходу евангелия, что он часто отклоняется в своем рассказе от хронологической последовательности событий. Исходя из того, что никакое евангелие не излагает этот раздел хронологически точно, мы не требуем непогрешимости от той последовательности, которой придерживаемся. Мы опираемся на таких толкователей Библии как Грант, Келли, Фоорхоеве, Тиесима, Холе и др.
И, возвращаясь к нашему разделу, мы видели, что Иисус вдруг встает "во время" вечери (ст.2) и перепоясывается льняным полотенцем. Он сказал ученикам слова, о которых сообщает Лука в гл.22:24-30, и при этом особенно подчеркнул слова стиха 27; "Я посреди вас, как служащий". Теперь наш благословенный Господь демонстрирует им это на практике. В полном молчании Он начинает мыть ученикам ноги, и даже ноги Иуды (Иоан.13:10-11). Непостижимое милосердие! Безграничная любовь! Как удивительно видеть, что благодать не осуждает немощь учеников.
Более того, Иисус говорит (Лук.22:28): "Но вы пребыли со Мною в напастях Моих". Действительно было благодатью то, что Иисус сподобился пребывать с ними! Позднее в рассказе Луки мы видим, что та же самая благодать ничего не упоминает о факте, что они его "все... оставив... бежали".
Это тоже благодать, что, несмотря на проявленное ими здесь настроение, наше внимание направлено на ценность их призвания, что они однажды будут восседать вместе с Господом. Еду и питье (Лук.22:18-19) мы, конечно, не должны понимать буквально; это указывает на внутреннюю общность с Господом Иисусом в славе, с которой Он станет господствовать на земле.
Уже в своих словах "не все вы чисты" (Иоан.13:11) Иисус намекал на предателя Иуду. Было ли это последним предупреждением для Иуды, чтобы он изменился? Но нет, предатель ожесточил свое сердце. И после умытия ног ученикам Он снова возлег к столу продолжать вечерю.

143. Иуда становится известен как предатель и выходит (Марк.14:18-21; Матф.26:21-25; Лук.22:21-23; Иоан.13:21-30)

I. Марк.14:18-21. Марк продолжает изображать пасхальную вечерю следующими словами: "И, когда они возлежали и ели" (ст.18). Очевидно, что ученики не знали о предательстве Иуды. Они, видимо, были убеждены в его искренности. Почему же они должны были подвергать сомнению свою собственную невиновность? (ст.19). Казалось, каждый из них спрашивал свое сердце: "Не я ли?" Кажется также, что они доверяли словам Иисуса больше, чем самим себе.
Кажется, будто Иуда возлежал за столом совсем близко от Господа Иисуса, если не прямо около него. И теперь во многих местах на Востоке принято ставить на стол только одно блюдо. Если для всех тринадцати действительно было только одно блюдо (иначе слова Иисуса не имеют смысла, т.к. Он не различает несколько блюд), то все они должны были есть из одного и того же блюда (ст.20).
II. Матф.26:21-25. В стихе 22 мы читаем, что все апостолы, одиннадцать из них, сказали: "Не я ли. Господи?" И, наконец. Иуда спрашивает в стихе 25: "Не я ли, Равви?" Обратите внимание на различия. Как же истинно: "Никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым" (1Кор.12:3).
Иуда не может сказать: "Господи", но говорит: "Равви"; и после того, как он взял кусок, в него вошел сатана! Мы можем сделать отсюда заклю-чение: если бы в душе Иуды была какая-то борьба, если бы он был тронут любовью и милосердием, оказанным ему в этой комнате, то он мог бы изменить свои намерения. Но Иисус не господин ему, а просто учитель, "Равви".
III. Лук.22:21-23. Хотя Иисус ясно показывал апостолам, кто его предаст, и мы это видели, они, казалось, еще не поняли этого. Еще однажды Иуде оказывается милосердие, ибо Бог никого не оставит в погибели, пока основательно не предупредит.
Обратите внимание на то, как Лука отличается в стихе 23 от других. Здесь выражение более общее, а не личный вопрос каждого отдельного: "Не я ли?" Здесь сказано: "И они начали спрашивать друг друга, кто бы из них был, который это сделает". Лука не упоминает также и об обмакивании куска в блюдо, указывающем на преступника.
IV. Иоан.13:21-30. Иоанн сообщает нам большую часть подробностей из того, что произошло во время пасхальной вечери.
Мы видим в стихе 22, как "ученики озирались друг на друга". Или они не доверяли ни тому, ни другому, ни себе самим?
В стихах 23-25 Иоанн рассказывает о небольшом инциденте, касающемся Петра и Иоанна. Петр, видимо, действует от имени всех! Хотя создается впечатление, что Иисус, отвечая на вопрос, кто предаст его, мягко обращается к Иоанну, однако мы узнаем из других рассказов, что Иисус говорил это всем. Тем серьезнее их слепота, потому что из вышесказанного мы можем заключить, что ученики не знали о вине Иуды. До сих пор Иисус не разоблачил этого злого человека.
Ученики думали, что Иуда вышел, чтобы купить что-нибудь для бедных. Поскольку они не знали об истинном состоянии Иуды, они не были запачканы этим и их нельзя рассматривать как соратников в его грехах, даже если он принимал участие в вечере Господа.
Это может случиться и сегодня какая серьезная мысль! И сегодня некоторые, хотя и не спасены, прикидываются таковыми. Упаси нас, Господь, от таких людей!
Отсюда ясно, что Иисус и Иуда обмакивали хлеб в одно и то же блюдо и что Иисус обмакнул кусок в блюдо и дал Иуде. Сразу же после этого куска сатана полностью завладел Иудой. Теперь Иисус просит его покинуть их, и Иуда тотчас же выходит.
Сразу же после того, как Иуда вышел, Иисус заявляет: "Ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нем" (ст.31). Он уже говорил это, когда к нему приходили греки, однако речь там шла о будущей славе его славе как главы надо всеми людьми и главы над всем. Но это еще не наступило, так что Он сказал тогда: "Отче! прославь имя Твое". Иисусу надлежало сначала умереть. И это прославило имя Бога в грешном мире.
После ухода Иуды атмосфера очищена, и Господь Иисус сразу обращается к своим ученикам, чтобы начать свою памятную вечерю. Для этого Он взял одну из чаш, употреблявшихся в обряде пасхальной вечери. Они уже съели пасхального агнца с приправой из горьких трав. Христос скоро должен был быть заклан как настоящий пасхальный Агнец.
Три других евангелиста сообщают нам, что делать верующим после смерти, воскресения и вознесения Христа в его память.

144. Вечеря Господа (Марк.14:22-25; Матф.26:26-29; Лук.22:19-20)

I. Марк.14:22-25. Все три синоптических евангелиста сообщают нам об этом случае. У Иоанна в гл.13 мы не найдем прямого указания на это. Там предметом наших исследований была прежде всего пасхальная вечеря, которую праздновал Иисус со своими учениками.
В стихе 18 Марк говорит: "И, когда они возлежали и ели". И снова в стихе 22: "И когда они ели". Мы думаем, что стихи 18-20 относятся к пасхальному празднику, а стихи 22-24 - к вечери Господа. То же различие мы найдем в евангелии по Матфею, где в гл.26,21 говорится: "И когда они ели"; и в стихе 26: "И когда они ели".
Лука, по-видимому, отчетливо отличает пасхальную вечерю от вечери Господа. Не указывает ли повторение выражения "и когда они ели" у Матфея и Марка на это различие, где сначала подразумевается праздник пасхи, а потом вечеря Господа?
Стих 22 идентичен гл.26:26 у Матфея и гл.22:19 у Луки. Иисус берет здесь хлеб, или кусок оставшихся от пасхи опресноков.
Textus Receptus добавляет к слову "приимите" еще и "ядите", однако во многих рукописях мы не находим этого слова. Но мы находим его у Матфея в гл.26:26. Однако ни Лука, ни Павел не используют слова "приимите" и "ядите", а просто говорят: "Сие есть Тело Мое"; и это имеется во всех повествованиях.
В стихе 23 говорится: "И, взяв чашу"; Дарби указывает в сноске, что многие опускают определенный артикль [Прим. ред.: этот грамматический элемент не характерен для русского языка] перед словом "чашу", что должно бы звучать "взяв (такую-то) чашу", как в Лук.22:17. В 1Кор.11:25 употреблен определенный артикль: "Также и чашу после вечери". Очевидно, на столе было несколько чаш, как и несколько хлебов. Одна из них, после пасхальной, послужила для того, чтобы ввести нечто новое: новый союз через его кровь; отличается поэтому от пасхальной чаши (см. Лук.22:17). Некоторые думают, что чаша в Лук.22:17.18, как в нашем разделе, отличается от чаши "после вечери", о которой идет речь в гл.22:20 у Луки.
Интересно, что Марк добавляет: "И пили из нее все" (ст.23) выражение, не употребляемое в соединении с хлебом. Кажется, что это почти пророческий намек на то, что в римской церкви чашу не дают "непосвященным".
Как Матфей, так и Марк пишут: "Сие есть кровь Моя... за многих изливаемая"; а Лука говорит: "За вас". Это совершалось не только для иудеев, но и для многих других!
Марк.14:25 и Лук.22:18 ссылаются на пасхальную чашу.
II. Матф.26:26-29. Как уже упоминалось, мы думаем, что стих 21 относится еще к пасхальной вечере, а другими словами "когда они ели" начинается вечеря Господа.
В стихе 28 акцент делается на слова: "Ибо сие есть Кровь Моя нового завета, за многих изливаемая во оставление грехов"; эти последние слова есть только у Матфея. "За многих изливаемая" указывает на то, что отвержение Мессии Израилем и его смерть открыли дорогу другим народам. Большое значение имеет то, что это подчеркивает именно Марк.
Добавление "во оставление грехов" противопоставлено крови ветхого завета, что было связано с угрозой нападения. Кровь скрепляла обет народа соблюдать закон; при непослушании угрожала смертная казнь. Кровь нового завета говорит о примирении. Мы пьем из чаши с уверенностью, что наши грехи искоренены и прощены.
Стих 29, видимо, указывает на то, что во время вечери Иисус не пил из чаши для вечери.
III. Лук.22:19-20. Хотя Лука сообщает больше подробностей, чем Матфей и Марк, рассказ апостола Павла (1Кор.11:23-25) наиболее точен и авторитетен, так как воскресший Господь Иисус сам поведал ему обо всем.
Если мы поняли, что Господь Иисус умыл ноги ученикам перед вечерей, то очевидно, что Иуда вышел и не мог присутствовать на начале вечери.
В стихе 19 Лука отличается от Матфея и Марка, когда говорит: "Сие есть тело Мое", и добавляет: "За вас предается" и "сие творите в Мое воспоминание". Здесь подчеркивается личностный аспект "за вас". При всей радости общения с Христом нам нельзя забывать, что привело нас к этому общению.
Из рассказов Марка и Матфея мы едва ли можем узнать, что эта вечеря должна быть всегда! Но именно Лука и Павел, никогда не видевшие Господа, показывают нам путь, как мы можем праздновать сегодня эту вечерю. Ср. 1Петр.1:8.
Его тело должно быть "съедаемо", по Матфею, и "принято", по Марку. Слово "давать" не упоминается в 1Кор.11. Лука показывает нам действия Господа, а не поведение молящегося. Здесь акцент падает на дар любви, а его мы должны тоже принимать с благодарностью.
В 1Кор.11:24 говорится просто: "Сие есть Тело Мое, за вас ломимое". Дух хочет подчеркнуть этим нетленный характер данного тела; тело не просто только дается, но оно имеет для нас нетленную ценность.
Из стиха 25 той же главы мы понимаем также, что в словах "также и чашу после вечери" следует отличать пасхальную чашу от чаши для вечери.

145. Господь предсказывает отречение Петра и бегство учеников (Марк.14:27-31; Матф.26:31-35; Лук.22:31-38; Иоан.13:36-38)

I. Марк.14:27-31. Весьма вероятно, что Иисус и его ученики вместе пели псалмы 115-118, прежде чем вошли в Гефсиманский сад у подножья Елеонской горы (ст.26). Не пытаясь приспособить все к последовательности событий, изложенных в евангелии по Иоанну, мы будем соблюдать обычную последовательность событий, которой придерживается большинство толкователей. В конце концов не так важно, когда именно, во время вечери или вечером, произнес Иисус все свои слова. По дороге Иисус предостерегает их от грядущего искушения после того, как будет поражен пастырь. Он ссылается на Захарию (13:7): "О, меч! поднимись на пастыря Моего и на ближнего Моего, говорит Господь Саваоф: порази пастыря, и рассеются овцы! И Я обращу руку Мою на малых".
Все они соблазнились об Иисусе из-за того, что его схватили и что Он совершенно не использовал свою божественную власть, чтобы освободить себя. Но даже хотя они и отрекутся, Иисус терпел их в прошлом и будет терпеть их во время чудовищного распятия до своего воскресения и прихода в Галилею, где Он встретится с ними (ст.28), словно Он хотел сказать, что еще до возвращения с пасхи этих галилеян Он воскреснет из мертвых и еще раз предстанет перед ними.
В гл.24:50 евангелия по Луке Он ведет их в Вифанию и оттуда возносится на небо. В Галилее Господь всегда представлен как пребывающий на земле, хотя и воскресший из мертвых. Большую часть своего служения Он осуществил в Галилее.
При отречении Петра от Господа в этой главе нам запоминаются восемь этапов:
1. Его самонадеянность (ст.29).
2. Его хвастовство (ст.31).
3. Недостаток бодрствования (ст.37).
4. Его равнодушие (ст.54).
5. Его светскость (ст.54).
6. Его ложь (ст.68).
7. Его легкомысленность (ст.71).
8. Его раскаяние (ст.72).
В этом евангелии Петра не щадят. Он, возможно, рассказал обо всем Марку, потому что только здесь в стихе 31 есть выражение: "Но он с еще большим усилием говорил". Каким же он был самонадеянным! И как протрезвел чуть позже той же ночью!
В стихе 30 нам сообщается: "Истинно говорю тебе, что ты ныне, в эту ночь, прежде нежели дважды пропоет петух, трижды отречешься от Меня". Другие евангелия говорят просто: "Прежде нежели пропоет петух". Мы должны понять, что хочет этим сказать Марк: "ныне" указывает на весь 24 часовой день, уже начавшийся; "в эту ночь" часть дня, когда темно; этим еще более ограничивается промежуток времени. "Прежде нежели дважды пропоет петух" указывает обычно на время: во-первых, около полуночи и, во-вторых, несколькими часами позже. Это хорошо известные границы третьей ночной стражи, называемой также "пением петухов" (гл.13:35). Так как второе пение петуха обычно использовалось для указания времени, то эта часть ночи характеризуется словами "прежде нежели пропоет петух" (другими словами утром); это выражение используется также и в других евангелиях. То же различие существует, когда говорят "перед боем колокола" и "перед вторым боем колокола". В обоих случаях имеется в виду окончательный и важный сигнал, которому лишь первый предшествует.
Не только Петр полон самомнения, другие тоже, по-видимому, очень самонадеянны (ст.31).
II. Матф.26:31-35. Чудесное обещание в стихе 32, "по воскресении же Моем предварю вас в Галилее", весьма подходит для евангелия по Матфею. Он пошел в Галилею перед ними. Кажется, что Господь в новой форме возобновляет свои иудейские отношения с ними и с царством.
Во всем, что Господь Иисус испытывает на своем тернистом пути, Он точно исполняет пророчества в данном случае из Зах.13:7. Так как Сущему угодно было поразить его (Ис.53:10), то здесь меняется временная форма с "поразить" на "поражу". Здесь Иисус показывает, что Отец определил все заранее, что над всем, что должен был испытать Христос, стоял Отец.
III. Лук.22:31-38. Накануне смерти нашего Избавителя сатане будет дозволено, и он спешно использует это обстоятельство! испытать одного из самых известных учеников Господа Иисуса. Он в состоянии обратить в конце концов этот промах святого в благословение не только для Петра, но и для всех.
Стихи 31-33 встречаются только у Луки. Он единственный, кто сообщает нам, что Иисус молился за Петра в час искушения. Обратите внимание, как Иисус называет Петра Симоном, как будто Он хотел напомнить ему, "камню", что в нем самом нет силы!
Все евангелисты говорят о несостоятельности Петра, и только Лука говорит о цели Иисуса в отношении Петра и об уверенности в его возрождении.
В этой связи Петр заявляет о готовности пойти в темницу ради Иисуса. Это тщеславное желание он неоднократно проявляет в Деян.12. Но в тот момент Петр не был подготовлен к такому испытанию, ему прежде надо было избавиться от своей самонадеянности.
Стихи 35-38 встречаются снова только у Луки. Здесь мы видим противоречие во внешних обстоятельствах учеников во время служения Иисуса на земле и после него.
Опять мы видим, как мало понимали ученики из того, чему их хотел научить Иисус. Как часто бывало, они совершенно превратно понимали значение его учения. Так и здесь. Они поняли его слова о мече буквально. Использовав образ меча и одежды, Господь хотел сказать им, что они не должны в будущем полагаться на чудеса; им следует использовать естественные вещи, которые Бог предоставил в их распоряжение. Они больше не будут защищены сверхъестественными силами от врагов. Если в будущем они и увидят чудеса, то это предназначено для других, а не для них самих. Во время их предыдущего служения, как при служении двенадцати, так и семидесяти, за ними никогда не захлопывалась дверь темницы. Ни один удар меча не поразил их. Теперь все изменилось! Ученикам, как и их учителю, возвещено, что Иисусу надлежало пострадать. И так как Он сам подверг себя этим страданиям, это должны были сделать и они. Апостолам Павел писал позднее: "Оружия воинствования нашего не плотские, но сильные Богом на разрушение твердынь: ими ниспровергаем замыслы и всякое превозношение, восстающее против познания Божия, и пленяем всякое помышление в послушание Христу" (2Кор.10:4-5).
"Меч, конечно, символизирует не чисто оборонительное оружие; духовный меч есть слово Бога. Настоящий ученик будет воспринимать враждебность мира не с пассивным сопротивлением, но с мечом, имеющим власть над сердцем и совестью" (Ф.Грант).
Ученики приходят с двумя мечами. Господь, опечаленный, отсылает их назад; не имело смысла говорить с ними дальше, поскольку они его не понимали. Поэтому Иисус говорит: "Довольно" (ст.38). Не то, чтобы этих двух мечей было достаточно для защиты, как некоторые думают, но Он просто отказывается дальше поучать их. Если бы ему понадобилось, то по его повелению немедленно в его распоряжении появились бы два легиона ангелов, уж не говоря о двух мечах в руках его боязливых учеников. Если бы Святой Дух напомнил им обо всем, что Он сказал, то они поняли бы лучше то, что Он подразумевал. Но было достаточно!
IV. Иоан.13:36-38. Петр поражен тем ошеломительным фактом, что Господь собрался покинуть их. Он не мог понять, как это возможно Иисус должен был пойти на крест и пострадать.
В тот момент Петр духовно не был в состоянии следовать за Христом в скорбях, но позже возникнет обстоятельство, когда он пострадает за Христа. Нам рассказывается об этом в книге Деяний, где мы находим указание на переносимые им страдания во имя Господа Иисуса Христа.

146. Последние слова Иисуса своим ученикам (Иоан.14:1-16:33)

Для евангелия по Иоанну характерно, что мы видим Господа Иисуса одного в первых десяти главах его общественного служения. В других евангелиях мы читаем, что Иисус призывает двенадцать учеников, а потом и семьдесят, сопровождать его в смирении. В этом же евангелии нет такого призыва.
Начиная с 14-ой главы Господь больше не выступает публично со своим служением; мы видим его вдали от глаз общественности, в уединении со своими. В главе 13 Иуда покинул круг учеников, и отныне Господь Иисус может действительно быть наедине со своими учениками. Теперь Он может открыть им сердце и сказать все, что они должны были знать о его Отце, о доме его Отца и о любви Отца.
Евангелие по Иоанну действительно является евангелием беседы Сына Бога наедине сначала с грешниками, а потом с учениками.
Так называемая прощальная речь в главах 14-16 в действительности является продолжением речи, начатой Иисусом в гл.13:31 после того, как Иуда вышел.
Некоторые толкователи полагают, что слова главы 14 были сказаны еще в горнице во время вечери. Если мы рассмотрим происходящее, начиная от пения псалмов до Елеонской горы как одно действие, то мне кажется, что Господь сказал это, когда они вышли, после пения, прежде чем они добрались до самой Елеонской горы. В этой главе 14, где Он предлагает встать и последовать за ним, есть слова Господа: "Да не смущается сердце ваше"; несомненно, они были как будто парализованы скорбными обстоятельствами, надвигавшимися на них; выход Иуды был началом предвещавшим несчастье.
Слова в главах 15 и 16, весьма вероятно, были произнесены, когда они покинули горницу и шли по дороге к Гефсиманскому саду. Когда Иисус проходил с одиннадцатью учениками через ворота Иерусалима, они видели виноградники на склонах и полях вдоль дороги. Может быть, Иисус имел в виду именно их, когда говорил в главе 15 о настоящем винограднике? В спокойном месте в саду Он хотел, возможно, в присутствии учеников произнести молитву из главы 17.
Можно сказать, что в главе 13 мы видим Иисуса как первосвященника, обратившего свой взор на грязные ноги учеников; в главе 17 мы снова видим его первосвященником, но там Он обращает свой взор к Отцу и приносит ему свои просьбы и желания.

147. Иоанна 14

В главе 14 передано святое желание Иисуса показать ученикам Отца и его отношение к Отцу, а также их отношения к нему.
Четверо из учеников задавали вопросы, прямо или косвенно касавшиеся его отношения к Отцу:
1. Петр спрашивает: "Господи! куда Ты идешь?" (13:36). Иисус отвечает, что Он идет в дом Отца приготовить место для них.
2. Фома говорит в стихе 5, что они не знают дороги к Отцу. Иисус говорит им, что Он путь к Отцу.
3. Затем Филипп говорит в стихе 8; "Покажи нам Отца", и, как иудей, все еще думает о знамении, очевидном доказательстве. Иисус терпеливо объясняет ему, что Он проявление Отца (ст.9) и что Он в Отце и Отец в нем (ст.11). Он говорит о потребности прославить Отца (ст.13). Скоро Он вознесется от них и попросит Отца послать им Духа (ст.16). Он поможет ученикам вступить в отношения с ним на небе; Отец пошлет им Духа Святого (ст.26).
Позднее, в гл.15:26, мы уже видим Христа во славе на небесах; его дело искупления завершено, и Он занял свое место у Отца. Поэтому Он, сам Иисус, посылает Духа Святого от Отца, как доказательство своего возвращения. И снова несколько позже в гл.16:13-15 мы видим Святого Духа в этом мире с учениками, и Он прославляет Господа Иисуса.
Но Иисус должен сказать об Отце еще больше. Кто любит его, того любит и Отец (ст.21); и еще кто любит его, в том будет обитать Отец (ст.23).
4. Иуда, наконец, спрашивает в стихе 22: "Господи! что это, что Ты хочешь явить Себя нам?.." Иисус терпеливо отвечает на это, говоря, что только сердце, истинно любящее его, может воспринять откровения об Отце. Для таких Отец откроет себя сам.
Так как слова Иисуса были действительно словами Отца (ст.24) и поскольку Он здесь, на земле, как смиренный унизившийся человек был полностью послушен своему Отцу (ст.31), то сатана ничего не имел в нем (ст.30), ибо все в нем имел Отец. Сатана был полностью повержен человеком с таким настроением, так как не только слова, но и дела Иисуса были делами его Отца (ст.31). Победитель сатаны готов встретить противника. Он выражает это словами: "Встаньте, пойдем отсюда" (ст.31). Он подразумевает свой путь на Голгофу, чтобы там открыто явиться врагам и одержать над ними победу на кресте (Кол.2:15).

148. Иоанна 15

Если в главе 14 мы рассматривали отношения между Отцом и Сыном и наше отношение к нему, то в главе 15 мы снова увидим Отца, на этот раз правящего над своими на земле.
Обратите прежде всего внимание на то, что здесь речь идет не о притче о виноградной лозе на небе, а о виноградной лозе на земле. Поэтому здесь речь идет не об истинности Христа как главы церкви и верующих как членов его. Эта глава нас просто поучает ответственности человека, который сознает себя христианином и приносит плод Богу на этой земле. Иисус как истинная виноградная лоза, которую отсек Израиль, показывает нам, что непрерывное общение с ним самим для нас не просто допустимо. Мы встречаем здесь:
1. Постоянную заботу Отца виноградаря (ст.1).
2. Желание Отца найти плод у своих (ст.2).
3. Прославление Отца тем, что мы приносим много плодов (ст.8).
4. Пребывание Иисуса в любви и заповедях Отца как образец для подражания своим настоящая тайна плодородия (ст.9:10).
5. Их знание этих заповедей, потому что Иисус сам сообщил обо всем услышанном от Отца (ст.15).
6. Верующий в этом смысле только может просить Отца именем Иисуса и принимать (ст.16).
В заключение Иисус переходит к беседе о Святом Духе. Мы видим здесь, что Он сам посылает Святого Духа как прекрасный плод своего дела на земле, чтобы Он свидетельствовал о его прославлении и месте на небе (ст.26:27).

149. Иоанна 16

В этой главе мы находим многое о служении Святого Духа верующим (ст.1-7) и в мире в его совокупности (ст.8-15).
Святой Дух будет поверенным у верующих, пока они идут по этому миру, претерпевая все ради Христа. Конечно, ученики опечалились, что потеряют учителя, которого они так любили. Их вера была мала, а духовное сознание омрачено, иначе они знали бы о пользе и славе его личности и действительно бы спросили: "Куда [к кому] Ты идешь?"
Разве Он не шел к Отцу, чтобы послать им Святого Духа, дабы был для всех их надобностей? Кроме того, Святой Дух не только изобличит их вину и греховное состояние мира как целого (ст.7-15), но и возвестит верующим о будущем (ст.13).
Остановимся на мгновение на стихе 14, чтобы процитировать отличное изложение другого автора: "Святой Дух есть благословенный источник нашей любви, наших симпатий; но Он не может, как Господь Иисус, быть предметом нашей любви, наших симпатий. Мы любим его как Бога, но мы знаем, что не Он воплотился ради нас, не Он умер за нас, мы не сможем соединиться с ним. Мы не можем сказать о нем, как о нашем прекрасном Избавителе: потому что как тот, кто освещает, так и те, которые освещаются, все от одного; по такой причине Он не стыдится называть их братьями. Речь идет не о предпочтении или сравнении, было бы глупо говорить об этом в отношении божественной личности, но Святой Дух в своем лице не связал себя с нами так близко, как это сделал Господь Иисус. Он Сын человека и как таковой облечен властью, но Он также человек и останется всегда человеком. Среди нас Он был служителем" (Д.Н.Дарби).
Иисус объясняет ученикам, что должно предшествовать окончательному пришествию Святого Духа (ст.16-33).
Наконец, Господь возвращается к тому, с чего Он начал в главе 14, Он намеревался вернуться к Отцу. Однако печально установить, что ученики ничего не понимали в этом, хотя и думали, что понимают: Господь Иисус не сообщает им подроб-ности, но указывает на свою смерть (ст.16), на печаль учеников (ст.20) и подчеркивает, что эта печаль превращается в радость (ст.22), так как Он воскреснет из мертвых.
Наш славный Господь заверяет их, что их любит сам Отец (ст.27). Относительно стихов 23 и 26 мы цитируем замечание другого брата: "Оба слова [Прим. ред.: это замечание, скорее всего, относится к английскому авторизованному переводу короля Джеймса, где данные два слова переведены одинаково], переведенные в стихе 23 как "спрашивать" и "просить", имеют в греческом языке разные значения. Первое (греч. "эротао") выражает, скорее, доверительную просьбу; последнее же имеет значение смиренного прошения (греч. "аитео"). Наш Господь всегда использует в этом евангелии первое выражение, когда говорит о своем заступничестве за учеников перед Отцом. "Вскоре не увидите Меня" не ответ ли это Христа на их требования в стихе 19? Здесь, в стихе 23, Господь возвещает им о решительном изменении. До сих пор все они искали убежища у него как у своего Мессии на земле не только в больших проблемах, но и в повседневных потребностях. Но потом они получили доступ к Отцу через его служение как возвысившегося и прославленного Искупителя. Речь не идет о том, чтобы Дух так научил их, чтобы у них больше не было вопросов, а чтобы никого больше не было у них, кого они могли бы спросить при возникновении трудностей. Уход Сына Бога направит их доверие к сердцу Отца".
Результат этих слов был тот, что Иисус исшел от Бога (ст.30). Но их вера всегда была неустойчивой. Гораздо больше их мысли занимало явное отвержение Господа. Для Господа теперь не время продолжать свои речи, да и сердца учеников не находятся в нужном для этого состоянии. Он заверяет их, что, хотя все его и покинут, Отец останется с ним (ст.32).
Отныне Господь Иисус Христос снова один. Обратите внимание, что в синоптических евангелиях на переднем плане стоит скорее смерть Христа, а здесь ударение делается на то, что Он снова восходит к своему Отцу (ст.28).

150. Первосвяшенническая молитва Иисуса (Иоан.17)

Здесь мы приступаем к святая святых, внутренней святости этого евангелия. И нам позволено услышать, как открывает свое сердце Отцу наш великий первосвященник и поверенный.
Отец вот ключевое слово этой главы; Отец в отношении к вечному Сыну и к тем, кто верит в ниспосланного им Сына.
Содержание этой возвышенной главы настолько неизмеримо и глубоко, что чувствуешь себя не в состоянии давать пояснения. Босыми ногами мы вступаем на эту святую землю и пытаемся далее помочь читателю и побудить его к личным размышлениям.
Стихи 1-5. Отношения между Христом и Богом-Отцом не имеют происхождения: личное, вечное отношение Сына в несозданном бытии и его новое отношение как Сына человека.
Мы видим Господа Иисуса в положении слуги, когда Он просит за самого себя; это место Он занял добровольно. Он всегда стремился прославить Отца во время жизни на земле.
Он просит принять его в славу, которой Он обладал у Отца до сотворения мира, теперь же обладает ею более широко как Сын человека. Поэтому теперь Он для нас человек в славе!
Как человек, Он прославил Отца на земле. Во всем, что Он претерпел как Агнец Бога, и во всем, что Он принял в славе, прославлялся Отец.
Рассматривая дело, порученное ему Отцом, как завершенное, Он просит за себя самого и за своих, опираясь на свою личную славу и совершенное дело.
На небесах Он продолжит исполнять волю Отца, многим давая жизнь вечную. И уже скоро Он придет, чтобы, как Сын человека, данной ему властью исполнить суд над врагами Бога. После этого полного искупления Он обладает правом абсолютного господства над всеми вещами.
Наш благословенный Господь Иисус объясняет здесь, что Он имеет в виду под вечной жизнью, которую Он хочет дать. И обратите особое внимание, что речь здесь идет не об описании некоторой продолжительности времени, но более о его качестве, о том, как оно выражается. Вечная жизнь и т.д. есть приобщение к божественной природе. Это истина личности самого Христа, а также всего, что соответствует его божественной природе. Как верующие, мы имеем теперь такое же отношение к Отцу, как сам Христос. Это переживаемое осознание личности Отца и Сына, это и в повседневном и непрерывном общении. Это значит тесно соприкасаться с Богом и знать, что Он послал своего Сына.
Стихи 6-13. Теперь мы видим Господа Иисуса, просящего за своих учеников. Он теперь видит их в отношении к Отцу и как своих, так как ему их дал Отец. Он просит за них, опираясь на два факта:
1. Они его (ст.6).
2. Он прославлен в них (ст.10).
И Отец, и Сын вместе заинтересованы в них. Обратим внимание, что говорит о них Иисус:
а) Он открыл им имя Отца (ст.6). В той жизни, которой Он жил на земле, они "видели" Отца. Имя выражает всю личность;
б) они были даны ему Отцом (ст.6);
в) они сохранили его слово (ст.6), что в действительности открывает Отца и Сына. Христос сообщил им эти откровения в словах, или различных проповедях;
г) они слышали о Боге через слова Христа и приняли его (ст.8);
д) они знали, что Он, Иисус, пришел от Отца и послан им.
После того, как Он изложил таким образом свои прошения. Он четко различает мир и их самих (ст.9). Затем Он говорит, что не считает себя находящимся в мире, именно поэтому Он просит за них, кто еще находится в этом греховном, исполненном ненависти и лишенном святости мире.
Чтобы еще больше оттенить противоречие между ними и греховным миром, Он называет здесь Отца "Отче Святый!" (ср. Исх.23:21). Его имя свято, и так Он сохранит его от этого мира. Они призваны быть святыми, потому что Он свят свята его природа. В этой связи нам представляется первое из этих трех чудесных единств, явившееся результатом искупительного дела Христа. Первое единство лежит перед нами в стихе 11: "Чтобы они были едино, как и Мы". Мы можем назвать это органическим единством. Это есть единство, существующее между Отцом и Сыном, иметь одинаковые мысли, цели и т.д. Отец "тело уготовал", и Сын выражает: "Вот, иду". Мы имеем ум Христа (1Кор.2:16).
Это единство сущности и происхождения рассматривается в книге Деяний, как день пятидесятницы. Они были отдалены от мира и действительно были совершенно другие.
Господь Иисус просит этого для своих учеников, которые еще находятся в мире. Он говорит это "в мире" (ст.13) в их присутствии, чтобы они узнали его пожелание для них. В следующей части Господь говорит об их месте, отношениях и задаче в этом мире.
Стихи 14-21. Здесь мы видим отношение к миру апостолов и всех тех, кто поверил в их благовествование.
Верующим даны два средства, благодаря которым они обособленно сохраняются в мире, если уж они должны в нем пребывать. Это слово Бога (ст.14 и 17) и тот факт, что Иисус возвышается и занимает в небесном величии особое место (ст.19), чтобы послать им Святого Духа, на практике применяющего слово в повседневном спасении, и Он помогает им выполнять свою задачу в этом мире.
Этот мир поверит в их благовествование, когда они представят вторую часть единства, широко представленную в стихе 21: "Да будут в Нас едино, да уверует мир". Мы можем назвать это единством общности. Когда люди различных рас, цвета кожи, среды и языка говорят об одном и том же деле, когда они любят одного и того же Господа, повинуются ему и следуют за ним, когда особенности их естественного характера становятся несущественными, тогда это единство раскрывается по благодати в апостолах и верующих, пока они еще в мире. И тогда мир может уверовать.
Стихи 22-26. Эта последняя часть главы в первую очередь обращена к будущему. Основная ее мысль слава. Различие в ранее сказанном выражается в том, что Господь до сих пор трижды сказал: "Молю". Теперь же Он говорит: "Хочу" (ст.24). Характер просьб теперь другой. Он в принципе уже занял место в славе возле Отца; это место принадлежало ему уже от сотворения мира. Слава в стихе 22 та же, что и в стихе 24. Как доказательство любви Отца к нему его слава должна проявиться в третьем единстве, которое можно назвать единством совершенной славы. Это представлено в стихе 22: "Да будут едино, как Мы едино".
Сын виден здесь в своих верующих. См. также 2Фес.1,10: "Когда Он приидет прославиться во святых Своих и явиться дивным в день оный во всех веровавших". Это единство будет видимо миру, но это не означает, что они уверуют именно поэтому, но потому, что они познают (ст.23). Этот день будет судным днем, а не днем веры во спасение!
Однако пока не пришел еще этот день, наш первосвященник и заступник с небес продолжает службу (ст.24-26), начатую им на земле: открывать имя Отца тем, кто имеет жизнь вечную. Так они могут возрадоваться любви Отца, ибо Отец видит их теперь в Иисусе Христе, Сыне, говорящем о них: "И Я в них" (ст.26). Так, мы видим, что прекрасная глава начинается с прославления Сына Отцом и кончается тем, что Сын прославляется в верующих!

151. В Гефсиманском саду (Марк.14:26,32-42; Матф.26:30,36-46; Лук.22:39-46; Иоан.18:1)

I. Марк.14:26,32-42. Большинство толкователей единодушны в том, что за событиями в стихе 26 идут события в стихах 32-42. Однако некоторые также думают, что надо придерживаться временной последовательности Луки и Иоанна. Там предсказывается отречение Петра еще перед тем, как ученики покинули горницу.
После того, как Господь Иисус спел с учениками вторую часть песнопения, относящегося к последней чаше, возможно, что Он произнес, стоя в горнице, слова, которые мы находим у Иоанна в главе 14. Затем Он покидает комнату, и ученики следуют за ним. Он идет в Гефсиманский сад, расположенный неподалеку у подножия Елеонской горы.
Только Марк и Матфей сообщают, что Иисус выбирает троих учеников. Марк называет имена Петра, Иакова и Иоанна, а Матфею достаточно назвать последних "сыновьями Зеведеевыми". Он берет их с собой в сад, а остальным говорит: "Посидите здесь, пока Я помолюсь" (ст.32).
И опять только Марк и Матфей описывают ужасные душевные муки нашего благословенного Господа Иисуса. "Душа Моя скорбит смертельно" (ст.34; ср. Матф.26:38). Это было обращено к троим ученикам. Марк добавляет: "Побудьте здесь и бодрствуйте", а Матфей "со Мною". Он был поистине человеком!
После того, как Он "немного" удалился от них (Лука сообщает нам, что Он отошел "на вержение камня"), Он "пал на землю". Матфей говорит: "На лице Свое", а Лука что преклонил колени и молился. Теперь Он один. Он "начал ужасаться и тосковать" (ст.33). Матфей пишет: "Начал скорбеть и тосковать" (гл.26:37).
Наедине с Отцом Он просит, чтобы, "если возможно, миновал Его час сей" (ст.35). Это выражение встречается только у Марка. Другие синоптические евангелисты говорят о чаше, как Марк в стихе 36. Кто-то писал: "Марк приводит краткое резюме молитвы, прежде чем выразить словами часть просьб". Теперь пробил час, о котором Он иногда говорил; ему должно было испить ужасную чашу на кресте.
Марк единственный, кто сообщает нам арамейское слово "Авва" Отец. Это выражение настоящих сыновних отношений и сердечных отношений Отца к Сыну. Мы видим здесь исключительную доверчивость и абсолютную веру Иисуса в то, что его Отец, если бы захотел, спас бы его. Но Иисус проявляет преданность и покорность, когда речь идет о его собственных желаниях (ст.36).
Обратите внимание на полное упрека сожаление, когда Иисус говорит Петру: "Симон! ты спишь?" Видимо, к Петру здесь обращаются отдельно, так как незадолго до того он заявил о своей готовности даже умереть за своего учителя.
Если в стихах 35 и 36 мы находим первую молитву Иисуса, то в стихе 39 вторую. Выражение "то же слово" не означает, что Он лишь бездумно повторяет слова, Он же сам предостерегал от этого. Здесь подчеркивается и выделяется его искренняя просьба как человека, который должен принять чашу страданий, означавшую для него богооставленность и мучения смерти со всеми ее ужасами. Для его чистой души было немыслимо и невыносимо, что святой должен был сделаться жертвой за грех.
Смущение учеников, когда Он нашел их спящими, показывает в стихе 40 только Марк: "И они не знали, что Ему отвечать". В стихе 41 у Марка мы встречаем другое выражение, обозначающее единство Господа, "конечно". Некоторые полагают, что оно означает, что теперь Я ничего не хочу просить у вас, даже если вы и станете дальше бодрствовать со мной. Стих 41 говорит нам, что Иисус молился в третий раз.
Здесь мы встречаем значение выражения "пришел час". Оно относится к предательству, выпавшему на долю Сыну человека, или к тому, что Бог отдал Христа во власть его врагов (Деян.2:23).
II. Матф.26:30,36-46. Хотя мы начали со стиха 30, мы думаем, что стихи 31-35 были произнесены в горнице.
Когда Иисус и его ученики покинули ту комнату и вышли через городские ворота Иерусалима, им нужно было пересечь поток Кедрон, чтобы добраться до Елеонской горы, где был сад. Только Иоанн упоминает, что они перешли поток Кедрон.
Иисус, великий Сын Давида, покинул "святой город" так же, как до него это сделал его предок. Но какими разными были обстоятельства! Тогда Давид бежал от Авессалома (2Цар.15:13-30). Иисус ни от кого не бежал, напротив. Он сам предает себя в руки врагов.
Не в этом ли причина такой трехкратной молитвы Иисуса (ст.39:42-44), что сатана в последней попытке уничтожить божественный план искупления трижды преследует Иисуса в саду, как когда-то в пустыне в начале его служения?
Здесь исполнилось пророчество о том, что, как вынужден был заявить Иисус, даже его ближайшие друзья не могли бодрствовать с ним хотя бы один час. Вспомним Пс.69:20: "Поношение сокрушило сердце мое, и я изнемог, ждал сострадания, но нет его, - утешителей, но не нахожу".
Стих 42 есть только у Матфея; сравните его с Марк.14:36 и Лук.22:42. Матфей повторяет в этой второй молитве свой точный текст. В этом стихе особенно выражена покорность Господа Иисуса воле Отца: "Если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя". Иисус принимает чашу только из рук своего Отца.
В стихе 39 Он говорит: "Если возможно, да минует Меня чаши сия". И если Он был уверен в том, что Отцу "все возможно" (Марк.14:36), то Он знал, что не выпив этой чаши никак нельзя получить искупление за грешников. И Он добавляет: "Да будет воля Твоя" (ст.42).
Со слова "тогда" начинается стих 45. Все кончено. С душевными муками покончено, чаша принята и в течение этих трех часов мрака и богооставленности Он выпьет чашу до конца. И Он возвысится! Бог освободит его от смерти (ср. Евр.5:7).
III. Лук.22:39-46. Завеса несколько приподнимается, показывая нам привычки совершенного человека Иисуса: "И, выйдя пошел по обыкновению на гору Елеонскую" (ст.39). Если Иоанн использует только один стих для сообщения о том, что Иисус пошел в сад, то Лука восемь, а Матфей и Марк по двенадцать.
Христос идет в Гефсиманию впереди учеников (ст.39). Если Иоанн просто сообщает, что Иисус перешел поток Кедрон, то Лука даже не говорит о названии сада, отсюда его слова "на гору Елеонскую" (читатель, возможно, знает, что "Гефсимания" означает "место пресса для масла").
Описывая уход Иисуса от учеников для молитвы, Лука определяет расстояние точнее других, говорящих "немного"; у Луки же сказано: "На вержение камня". Это мера диапазона слышимости для человека, и там, на этом расстоянии, Иисус преклонил колени (ст.41). Здесь мы не видим, что Он падает ниц и что с ним находятся три ученика. Но, как ни в каком другом евангелии, здесь выразительно описываются душевные муки Иисуса (ст.43:44): "Явился же Ему ангел с небес и укреплял Его". Каким искренним был этот зависимый человек! Действительно, Он на короткое время стал несколько унижен перед ангелами (Евр.2:9).
Его душевные муки были так велики, что Он молился еще прилежнее (ст.44), не то, чтобы принудить свою волю (ибо Он не имел "собственной" воли), но это происходило в духе Псалма 102:1: "Господи! услышь молитву мою, и вопль мой да придет к Тебе. Не скрывай лица Твоего от меня; в день скорби моей приклони ко мне ухо Твое; в день, когда воззову к Тебе, скоро услышь меня".
Лука повторяет предостережение Господа ученикам "молитесь, чтобы не впасть в искушение" (ст.40:46). Искушение может быть пробой или испытанием. Благословенный Господь есть образец для всех нас. Он, совершенный и зависимый человек, именно в этом евангелии молится больше, чем в других. Напоминая ученикам о молитве. Он одновременно показывает нам, что это означает на самом деле.
Обратите внимание, что в стихе 44 говорится не просто: "И был пот Его, как капли крови", но "большие [Прим. ред.: в русском переводе Библии отсутствует] капли крови". Давайте поостережемся от неправильного вывода, что Иисус пролил в Гефсиманском саду кровь во искупление! Это случилось только на кресте, как мы читаем в послании Колоссянам, гл.1:20: "Умиротворив через Него, кровию креста Его", а не кровью его пота. Капли пота с его тела были такими большими, что походили на капли крови и падали на землю.
Некоторые полагают, что следовало бы вычеркнуть стихи 44 и 45, так как их рассматривали как неподходящее изображение "слабости и чувствительности" Иисуса Христа. Но один толкователь метко сказал: "Нестрадающий, бесчувственный Христос от сатаны: Он не может быть истинным Богом и вечной жизнью!"
Как трогательно сообщает нам Лука о причине того, что ученики заснули, это их печаль о нем! (cт.45).
IV. Иоан.18:1. После того, как Он сказал все своим ученикам (гл.14-16) и Отцу о них (гл.17), Иисус с подобающим его личности достоинством идет вперед, чтобы исполнить то, что с точки зрения веры уже считалось случившимся.
"Пропуски" по сравнению с синоптическими евангелиями говорят о многом! Иисус ищет не общения и не человеческого понимания; здесь мы не найдем также и какого-либо выражения его глубокого душевного страха. Страстная просьба о том, чтобы чаша миновала его, здесь не упоминается. Нет и ангела, сходящего с небес укрепить его, ни пота, похожего на капли крови.
Мы видим здесь Сына Бога, одинокого пришельца с небес, полностью осознающего данную ему власть. Он сошел добровольно, чтобы отдать свою жизнь. Никто не пожелает и не сможет отнять это у него (Иоан.10:17; 13:1).

Пятница
152. Предательство и арест Иисуса (Марк.14:43-52; Матф.26:47-56; Лук.22:47-53; Иоан.18:2-12)

I. Марк.14:43-52. Пестрая толпа, предводительствуемая предателем Иудой, включая "множество народа" это, вероятно, смешанное общество из черни, а также первосвященников, книжников, начальников храма и старейшин (Лук.22:52); эта толпа усилена Пилатом когортой римских солдат. Вооруженные мечами и копьями они внезапно появляются на этой мирной сцене.
Иуда договорился дать толпе знак: он подойдет и поцелует Иисуса. И, действительно. Иуда "поцеловал Его" (ст.45). Какое возмутительное лицемерие!
Формулировка стиха 44, "и ведите осторожно", встречается только у Марка. Не рассчитывал ли Иуда на то, что ученики выступят в защиту учителя? Не потому ли он так настойчиво призывает толпу осторожно вести Иисуса?
Иуда предполагал верно. Петр попытался защитить учителя. В синоптических повествованиях не приводится его имя. Оно встречается только у Иоанна (18:10). Прежде неспособный бодрствовать и молиться, он теперь подвергается искушению действовать поспешно и против воли учителя. Какой урок всем нам!
Здесь упоминается отсечение уха у раба (ст.47), но не говорится о его последующем исцелении. Мы вспоминаем, что Господь Иисус здесь просто страдающий Сын человека и отвергнутый пророк Израиля.
Мы не прочтем в этом месте о том, что Иисус порицает необдуманные действия Петра (как в Матф.26:52-54) или трусливый поступок Иуды (Матф.26:50; Лук.22:48). Однако в стихах 48 и 49 Иисус говорит своим врагам, религиозным вождям: "Иисус сказал им: [всем, упомянутым в стихе 43]: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня". Да, подстрекателями во всем были первосвященники, книжники и старейшины. Это еще более усугубляет отвратительность преступления; оно имеет не частный, а национальный характер, потому что здесь присутствовали представители гражданской и религиозной сфер.
Господь сообщает своим врагам, что они в действительности исполняют писания (ст.49). Матфей упоминает об этом в гл.26,56. Иисус объясняет им, что они не могли взять его раньше, потому что тогда не пришел его час. Однако теперь Бог допустил взять его во исполнение писаний. Не они схватили его, а Он предал себя в их руки. В этом евангелии Он покорный и послушный раб. У Иоанна же положение вещей представлено совсем иначе.
Тот факт в стихе 50, что все ученики бежали, сообщает нам Матфей (26,56). Только Марк рассказывает нам о юноше, последовавшем за Иисусом и схваченном, и что его покрывало упало, а он убежал нагим (ст.51 и 52). Некоторые полагали, что Марк, автор этого евангелия, был сам этим юношей и поэтому он единственный упоминает об этом случае. Однако никто не может утверждать этого с полной уверенностью.
II. Матф.26:47-56. После, как Господь Иисус принял все из рук Отца и предал себя его воле, мы видим, что Он совершенно спокойно идет навстречу врагу. Он сознает свою власть (ст.53), но не хочет употребить ее для себя самого. Писания должны были исполниться буквально в каждом его шаге.
До стиха 50 сообщения других синоптических евангелий схожи между собой. Различаются они в том, как разговаривает Иисус с предателем Иудой: "Друг, для чего ты пришел?" Иуда сам должен был бы задать себе этот вопрос: сознавал ли он, что делал?
Иуда пришел с официальными представителями власти. Это видно из слов "мечи" и "колья" (или дубины), составлявших вооружение иудейской стражи храма. Вместо резкого упрека мы слышим мягкий, приятный голос Спасителя, в известной степени испытывающего сердце Иуды. Учитель обращается лично к нему: "Друг..." Да, Иисус друг грешников, но Иуда предпочел сатану и грех. Лука отмечает его вероломство, называя его по имени: "Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого?"
Господь Иисус без сопротивления позволяет схватить себя. Не говорил ли Он однажды ученикам; "А, Я говорю вам: не противься злому" (Матф.5:39)? Для Иисуса это было определенным решением Бога. Только поэтому Он дал схватить себя, в противном случае никто не смог бы и руки возложить на него. Посему в этом евангелии мы слышим упрек Иисуса за поступок Петра (ст.52-54). Разве Он полагался на меч в руке дрожащего, боязливого человека, если в своей абсолютной власти только одним словом мог бы призвать больше двенадцати легионов ангелов?
Как Он уже дал понять своему ученику Петру, что они ничего не смогли бы сделать без попустительства Отца, так Он дает понять это толпе черни, говоря им, что теперь исполнились писания (ст.56). И здесь человеческий гнев послужил прославлению Господа (ср. Пс.76:10)!
Да, даже когда ученики бежали, как рассеянное стадо овец, исполнялось писание (Зах.13:7)!
III. Лук.22:47-53. Бесконечная дерзость управляемого сатаной Иуды Искариота чрезвычайно ярко выражается словами, что Иуда, один из двенадцати, шел впереди народа (ст.47). Бывший последователь Иисуса, теперь он идет впереди других в сатанинской враждебности к своему Творцу. Как ужасна эта измена!
Чудовищное бесчувствие, выразившееся в предательстве Иуды, поясняет стих 48: "Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого?" Как это серьезно! Когда-то Иуда снова должен встретиться с этим Сыном человека, но тогда Он будет судьей, которому будет отдан весь суд (Иоан.5:22).
Как бы по контрасту с трусливым поступком этого ученика Лука сообщает нам о возмущенной спонтанной реакции остальных учеников: "Господи! не ударить ли нам мечом?" (ст.49). Они не понимали ситуацию. С другой стороны, их вопрос свидетельствует об истинной симпатии перед лицом ужасной сатанинской ненависти. В гл.26:52 евангелия по Матфею Господь отвечает на их вопрос: "Все, взявшие меч, мечом погибнут". Но здесь Он простирает руку, чтобы исцелить!
С характерным для него пристрастием к живому изображению и упоминанию деталей Лука в стихе 50 дает нам знать, что рабу было отсечено правое ухо. Петр, возможно, вознамерился отсечь несчастной жертве и голову! Но самое удивительное то, что Лука приводит эту подробность, не будучи свидетелем случившегося. О, чудесное божественное внушение!
Хотя Лука добавляет историю с правым ухом, он не упоминает о сообщении Иоанна, что слугу звали Малх. Некоторые полагают, что он, вероятно, был исцелен позднее и был известен по имени среди первых христиан! Точно также только Лука рассказывает об исцелении отсеченного уха в стихе 51. Как это типично для врача! Но как прекрасен Он, Сын человека!
Иисус сказал в гл.17:1 евангелия по Иоанну: "Пришел час". Мы видим здесь, в стихе 53, что означает это выражение. Теперь это их час, час, когда Иисус сам предает себя в руки безбожных убийц. "Ваше время и власть тьмы" (ст.53).
IV. Иоан.18:2-12. Эта сцена целиком посвящена Сыну Бога. Ему, премудрому, не надо было оставаться в том ужасном месте! Не Иуда и чернь поразили Иисуса, а Он поражает и изумляет их! Он одерживает верх. Иуде нет нужды указывать на него знаком лицемерной симпатии. Здесь Иуда не подводит к нему толпу черни, а, напротив, остается как бы в тени, стоя среди них (ст.5).
Иисус выходит (ст.4) и, как бы защищая, становится перед своими учениками. Разве это не добрый пастырь? Иисус берет на себя инициативу и спрашивает: "Кого ищете?" (ст.4). Иуда знал, что он встретит здесь Иисуса (ст.1), потому что Он часто оставался в этом саду для молитвы.
Так Иисус стоял перед толпой. Если бы Он захотел, то смог бы, как и прежде, беспрепятственно пройти сквозь них (Лук.4:29-30). Однако тот, в чьи руки была отдана вся власть (Иоан.13:3), не хотел употребить ее здесь. Да, Он даже не вспоминает о том, как в другом евангелии, что мог бы призвать для своей защиты более двенадцати легионов ангелов (Он скажет об этом в подходящий момент перед Пилатом).
Стихи 2 и 4-9 содержатся только в этом евангелии. Дважды Господь спрашивает чернь: "Кого ищете?" (ст.4 и 7). Дважды Иисус отвечает: "Это Я" (ст.6 и 8). Он пользуется при этом теми же словами, что в Иоан.8:58. После его первого ответа мы знаем, что "это Я" означает "Яхве", толпа была охвачена почтительной робостью. Благодаря милосердию Бога они только пали на землю. Других поглотила земля, когда они восстали против слуги того, кто стоял перед ними (Числ.16:31-32). Но Господь пришел не судить мир. Нет, Он пришел спасти.
Когда Иисус во второй раз говорит: "Это Я", то заступается за своих бедных, дрожащих учеников. "Если Меня ищете, оставьте их, пусть идут" (ст.8). Мы видим в этом суть заступнической смерти возьмите меня, отпустите их. О, достойный поклонения Господь! Он умрет за других, чтобы они были пощажены. И опять должно было исполниться писание (ст.9) слова, сказанные им в гл.17:12 евангелия по Иоанну.
Однако Петр отсекает правое ухо Малха (ст.10), когда убийцы протягивают к Иисусу свои руки. Иоанн, как свидетель, дает самое точное описание этих печальных мгновений в жизни Петра.
Наконец, слова стиха 11, "неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?", есть только в этом евангелии. В другом месте Он говорит: "Оставьте, довольно" (Лук.22:51).

153. Иисус на допросе перед иудейским народом

При сравнивании четырех евангелий отчетливо просматриваются следующие один за другим допросы:
1. Допрос Анны в повествовании Иоанна.
2. Допрос Каиафы в повествованиях Матфея и Марка.
3. Допрос перед синедрионом в рассказе Луки.
1. Предварительный допрос перед Анной (Иоан.18:13-27)
Только Иоанн рассказывает о полуночном допросе перед Анной. Стих 13 позволяет узнать о полном замешательстве среди первосвященников. Это замешательство вызвали римляне, часто смещавшие одного первосвященника и назначавшие на его место другого. В данном случае, видимо, в очевидном противоречии с законом Моисея было назначено два живущих первосвященника одновременно.
Анна рассматривался строгими иудеями как правомочный обладатель первосвященнического звания и был смещен со своего поста римлянами. Но хитростью ему удалось передать этот свой сан зятю Каиафе. Он мог влиять на события настолько, что Лука упоминает Анну и Каиафу как первосвященников, исполнявших службу одновременно (Лук.3:2).
О допросе, названном нами "неофициальным допросом Каиафы" (см. раздел Б), Иоанн не сообщает ничего.
В том году, когда состоялся допрос, Каиафа был первосвященником. Вспомним, что он предсказывал, что Христос должен был умереть "за людей" (Иоан.11:49-52). Его тесть Анна был одного с ним мнения относительно этого человека Иисуса. Он пытался не только расставить Иисусу ловушки, но и разузнать кое-что о количестве его последователей (ст.19). Иисус ограничивается ссылкой на слушавших его учение. Произошло то, что один из стоявших рядом с Иисусом исполнил писание, гласящее: "Я предал... ланиты Мои поражающим" (Ис.50:6). Это коварное незаконное деяние было не только неправомочным, ибо Иисус был невиновен, но и бессовестным, потому что было самовольным. Оно было трусливым, потому что Иисус был связан, и, наконец, варварским, так как Иисус отвечал на допросе. Но хуже было то, что его судьи это терпели.
В стихе 24 мы видим, что связанного Иисуса посылают к Каиафе. Иоанн пренебрегает изображением самого позорного из всех незаконных судебных разбирательств, которые когда-либо бывали на земле. Кто же стоял здесь перед судом человек или Бог?
Б. Неофициальный допрос Каиафы (Марк.14:53-64; Матф.26:57-66)
I. Марк.14:53-64. Если рассказы Марка и Матфея обо всех печальных событиях в основном совпадают, то Иоанн, видимо, на многое придерживается иной точки зрения. Лука единственный, кто изображает допрос перед синедрионом и Иродом.
Марк не упоминает о допросе Господа Анной. Он писал для римских читателей, которым вряд ли были интересны запутанные отношения священников или сцена перед местным четвертовластником, не говоря уж о римском наместнике Пилате.
В стихе 53 просто сказано, что все первосвященники, старейшины и книжники поспешили к дому Каиафы, который председательствовал. Петр тоже следовал за ним издали, а потом с достойным мужеством и при поддержке Иоанна получил доступ во внутренний двор дома первосвященника. Это, несомненно, было опасно для него. Не он ли чуть не убил Малха? Здесь он меньше всего мог бы сдержаться! Однако врожденное мужество и решимость в одно мгновение победили его страх.
Со стиха 55 начинается допрос. Иуда, самый важный свидетель, отсутствовал. Судьи вынуждены были искать других свидетелей, как говорит Марк. Матфей уточняет, что они искали лжесвидетельства (Матф.26:59). Марк подтверждает это краткое замечание и добавляет в стихе 56: "Ибо многие лжесвидетельствовали на Него, но свидетельства сии не были достаточны". Конечно, нет!
В стихе 58 появляются, наконец, люди, желавшие исказить истину. Они вспоминают, что говорил Иисус в начале своего служения в гл.2,18-21 евангелия по Иоанну. Он говорил о своем собственном теле. Они это искажают, и также, как их отец дьявол в гл.4,6 у Матфея неверно передает Псалом 91:11-12, они со своей стороны искажают слова Иисуса. Действительно, "рукотворенный" и "нерукотворенный" добавлены ими от себя. Христос никогда этого не говорил. Что же Он сказал в действительности? "Разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его" (Иоан.2:19). Обратим внимание, что Иисус никогда не говорил: "Я разрушу", а "Разрушьте" они разрушили бы храм!
"Но и такое свидетельство их не было достаточно", сообщает нам Марк в стихе 59. Первосвященник, которому уже давно было ясно, что он так никогда не добьется приговора, теперь уже ничего не понимал. И более того, когда его смутил и запутал этот молчащий обвиняемый, Каиафа встал, чтобы произвести на свою жертву больше впечатления. Мы буквально слышим, как он кричит на Иисуса: "Что Ты ничего не отвечаешь?" (ст.60).
Вопрос: "что они против Тебя свидетельствуют?" показывает незаконность образа действий Каиафы. Это была попытка вынудить у обвиняемого признание, которое свидетельствовало бы против него, метод, находящийся в полном противоречии с духом и практикой закона.
Марк один раз подчеркивает молчание Господа: "Но Он молчал и не отвечал ничего" (ст.61). Так еще раз исполнилось пророчество из Ис.53:7.
В ярости напирает Каиафа на нашего досточтимого Господа со своим заключительным вопросом (у Матфея он заклинает его): "Ты ли Христос, Сын Благословенного?" ("Сын Божий" у Матфея).
По многим причинам Иисус теперь прерывает свое молчание. Во-первых, Он склоняется перед требованием закона, что Он должен говорить. Во-вторых, и это имеет огромное значение, Он является верным свидетелем истины, фактически Он "Я есмь" "Яхве" из Исх.3,14. Однако Он говорит еще больше: хотя Он действительно Бог, Он также и Сын человека, и хотя Он теперь подвергается жестокому обращению как Сын человека, однажды Он явится им в славе и, прославленный на облаках, придет судить. Да, на самом деле не они судили его, но были осуждены им. Они слышали гром, еще больший, чем гром с Синая. Это было уж слишком для натянутых нервов Каиафы. В гневе и истерике он разрывает свои великолепные одежды. Для этого слепого слуги дьявола истина стала действительно пороком. Подобно его отцу, изначальному убийце людей, на уме у него не было ничего, кроме смерти Иисуса (ст.64).
Важно видеть, что Христос был осужден иудейским народом на основании своего собственного признания. Перед Пилатом, хотя Он и там признает истину своего пришествия в этот мир (Иоан.18:37), Он был обвинен в притязании на то, чтобы стать царем иудеев, то есть считался открытым соперником царя (Лук.23:2).
Словно выпущенные на свободу звери, они накидываются на свою добычу (позднее со Стефаном они буквально так и поступили) и начинают отвратительное насилие над Господом Иисусом. Не удивительно, что Иоанн обходит молчанием ужасы этой сцены. Но нужно было рассказать о фактах, чтобы пояснить, как глубоко может пасть или пал человек. Все три синоптических евангелия пишут об этом; Марк в стихе 65.
II. Матф.26:57-66. Анна послал Иисуса в ночь его пленения связанным к Каиафе (Иоан.18:24). Это еще не было судебным разбирательством перед синедрионом, верховным судом в религиозных делах, который обычно собирался по утрам (см. Иер.21:12). Происходившее здесь в действительности было нелегальным судебным заседанием, в котором мог участвовать каждый. Но не нужно было никаких показаний, потому что они уже решили убить Иисуса! Поэтому назначили заседание, чтобы можно было утром, когда официально станет заседать синедрион, быстро решить дело.
Закон требовал: "По словам двух свидетелей, или трех свидетелей, должен умереть осуждаемый на смерть" (Втор.17:6). Каиафа пытался здесь последовать этому. Ему не было дела до правильности или неправильности отдельных обвинений, он лишь искал по меньшей мере двух единодушных свидетелей. Лжесвидетелями были все, кто выступил здесь (ст.59).
Под конец выступили два свидетеля с утверждением, что Иисус виновен в том, что говорил против храма Бога. Видимо, это было излюбленным обвинением у иудеев, когда они хотели убить своего соплеменника (см. Деян.6:13-14).
Когда Иисус утверждал, что может возвести это удивительное чудо строительного искусства, то есть разрушить храм и за три дня восстановить его, то для Каиафы это могло значить только одно Иисус претендовал на звание Мессии. Иисус молчал против такого абсурдного обвинения не нужна была защита. Но Каиафа не успокаивался. Он хотел принудить Иисуса к ответу "да" или "нет".
Только Матфей рассказывает: "Заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?" (ст.63). Может быть, у Каиафы при взгляде на этого человека Иисуса возникло ужасное предположение? Во всяком случае, это весьма странный вопрос, который задан им связанному, беззащитному и осужденному "преступнику", первосвященнику своего народа!
Лев.5:1 утверждает, что если кто слышал голос проклятия ("заклятия" так точнее, в рус. переводе не видно этого прим. редактора) и не объявил, то он должен понести на себе грех. И Иисус, повинуясь закону, не отрицает, что Он действительно Христос, Сын Бога. Но Он больше Он Сын человека, как мы это видим.
За раздирание своих одежд, что совершил первосвященник в стихе 65, он тоже заслуживал смертельного приговора, как за богохульство. Ибо закон в Лев.10:6-7 гласит: "Голов ваших не обнажайте и одежд ваших не раздирайте, чтобы вам не умереть"; а в Лев.21:10 читаем: "Великий же священник из братьев своих... не должен обнажать головы своей и раздирать одежд своих". Как характерно, что этот лживый первосвященник разрывает свои льняные одежды перед единственно истинным первосвященником!
Хотя они признали Иисуса повинным смерти (ст.66), они не могли сами привести приговор в исполнение. Им надо было найти хорошо продуманное и сформулированное обвинение, чтобы побудить Пилата к действию. Но это было возможно сделать только утром. А пока они передали Иисуса под "покровительство" солдат.

154. Трехкратное отречение Петра от Господа (Марк.14:54,66-72; Матф.26:58,69-75; Лук.22:54-62; Иоан.18:15-18,25-27)

I. Марк.14:54,66-72. В противоположность верному свидетельству нашего Господа в этом евангелии гораздо подробнее рассказывается о подлом отречении бедного Петра. Не сам ли Петр рассказал об этом Марку?
Мы продолжим там, где остановились на стихе 54. Если Марк говорит "на дворе внизу" (ст.66), то это, видимо, означает, что была еще более высокая часть. Мы понимаем это так, что связанный Господь Иисус находился в верхнем зале дворца. Глядя наверх, Петр мог видеть учителя; Иисус мог видеть Петра сверху во внутреннем дворе.
Служанка первосвященника (ст.66) была, по всей вероятности, та же самая, которая пустила Петра во двор (Иоан.18:17). Также возможно, что она сначала впустила Петра, а потом, когда более пристально "всмотрелась" (ст.67) в него, стала утверждать то, что она сначала предположила. Она восклицает: "И ты был с Иисусом Назарянином". Название, употребляемое ей, выдает ее пренебрежение к этому назарянину.
Марк рассказывает об отречении Петра в весьма определенных выражениях: "Не знаю и не понимаю" (ст.68). Матфей (26:70) просто говорит: "Не знаю, что ты говоришь". Лука (22:57) вносит личностный оттенок: "Я не знаю Его"; а Иоанн говорит: "Нет" (18:17).
В стихе 68 мы видим перерыв: "И запел петух". Только Марк упоминает об этом. Это был раннее, или полуночное пение, возвещавшее начало третьей ночной стражи, а утреннее свидетельствовало о ее окончании. Другие евангелисты говорят только о последнем, а Марк упоминает каждое в отдельности.
Петр теперь пытается незаметно отступить, возможно, с намерением покинуть двор. Однако он во второй раз сталкивается с придверницей, сообщающей теперь всем: "Этот из них" (ст.69), то есть один из последователей назарянина.
Стих 70 образует параллель со стихом у Матфея (26:72), где Петр отрекается с клятвой, что не знает Иисуса. Однако его выдает его диалект: "Ты Галилеянин".
В третий раз Петр отрицает, что не знает этого человека, "о Котором [вы] говорите". Он даже не хочет называть Иисуса по имени. И чтобы убедить своих слушателей, он готов поклясться, если они не верят сказанному им. Он призывает Бога в свидетели истинности сказанного.
Довольно! Бог должен был бы закрыть ему уста при втором пении петуха. Почему он прослушал первое пение (ст.68)? Несомненно, божественным промыслом он приводится в чувство и "вспоминает" (ст.72). Печаль ради Бога (2Кор.7:10) наполняет его сердце, и большой, сильный, опрометчивый Петр сникает и "горько" плачет (говорит Матфей). О, тот взгляд, тот взгляд Господа! (Лук.22:61).
II. Матф.26:58,69-75. Возможно, слова в конце стиха 58, имеющиеся только у Матфея, можно считать причиной, почему Петр хотел следовать "издали". О чем они гласят? "Чтобы видеть конец". Было ли это глупым любопытством или насущной потребностью находиться поблизости от Господа? Нам это не решить. Во всяком случае, Петр должен был научиться полагаться на свои собственные силы.
При первом отречении петух предостерегающе пел в первый раз (Марк.14:68). Петр, видимо, не расслышал. Однако он хотел уйти, так как у него было скверно на душе. Служанка (Марк.14:69) говорит о Петре, и, видимо, к ней присоединяется уже и "другая" (ст.71). Петр во второй раз отрекается от учителя и может успокоить своих обвинителей клятвой (ст.72). Когда он снова возвращается к огню и попадает в щекотливое положение, продолжая беседу с врагами Христа, его выдает речь (ст.73). Стихи 72 и 73 есть только в данном евангелии.
И тут петух поет во второй раз (ст.74), и сейчас Петр это услышал. Или же к тому было привлечено его внимание? Лука сообщает, что Петр в тот момент взглянул на Господа, и Он тоже взглянул на него (Лук.22:61). Это было уж слишком для Петра, и он быстро покидает ужасное место. Матфей, как и Лука, пишет, что Петр горько плакал.
III. Лук.22:54-62. В рассказе Луки осталось еще немного из того, чего нам следовало бы коснуться. В стихе 55 есть поразительное выражение: "Сел и Петр между ними". Он практически объединяется с врагами своего учителя. Когда он сидел там в отблесках огня, то был узнан и разоблачен (ст.56)!
Во второй раз его узнал уже мужчина, и он ему ответил (ст.58). Лука единственный сообщает о том, как долго Петр еще находился у огня после второго обвинения. "Прошло с час времени" (ст.59). Бедный Петр! Почему же он не обратил внимание на первое пение петуха и не покинул этих переполненных ненавистью врагов?
Мы совершенно точно узнаем, что произошло после второго пения петуха: "Тогда Господь, обратившись, взглянул на Петра" (ст.61).
IV. Иоан.18:15-18,25-27. Иоанн, понятно, несколько отличается от синоптических авторов. Все согласны с тем, что Петр последовал за Иисусом, но Иоанн добавляет: "И другой ученик" (ст.15). Несомненно, он говорит о самом себе. Стихи 15, 16 и 18 пишет только Иоанн.
Этот автор, нигде не упоминающий свое имя, позволяет нам немного заглянуть в свою частную и общественную жизнь. Он "был знаком перво-священнику". Он знал даже придверницу (ст.16). И более того: придверница знала Иоанна, знала как ученика Иисуса, и он, очевидно, нисколько этого не стыдился! Служанка говорит Петру: "И ты не из учеников ли Этого Человека?" Другими словами: я это знаю про Иоанна, а ты тоже?
Единственное отличие от других евангелий упомянуто в стихе 18, где нам названа причина огня во внутреннем дворе, "потому что было холодно". Некоторые, возможно, и не думают о том, что в странах Ближнего Востока бывает довольно сильный снег в Ливане часто до одного метра и выше. Автор сам видел однажды, что первого мая на улицах Бейрута лежали градины. Так и вокруг Петра было холодно; такой же холод, к сожалению, существовал и в его сердце.
Он стоял около них (Пс.1:1), мирских людей, и грелся у огня мира. Как характерно это слово "тут" в стихе 25! Поскольку он пришел на совет нечестивых, то "сказали ему: не из учеников ли Его и ты?" Иоанн здесь щадит своего друга и сообщает только о его втором отречении: "Он отрекся и сказал: нет". Но от Матфея мы уже знаем, что и во второй раз Петр "опять отрекся с клятвою, что не знает Сего Человека" (Матф.26:72). Тут он отрекается, что не знает Иисуса, и даже пренебрежительно называет нашего славного Господа Иисуса человеком!
Было много людей, которые спрашивали Петра в кругу у огня. Прежде всего придверница, впустившая его (ст.17; видимо, она же обратилась к нему во второй раз Марк.14:69). Затем другая служанка спросила его (Матф.26:71, а может быть, и мужчина Лук.22:58). Тогда спрашивали люди у огня (Иоан.18:25) и особенно как Иоанн рассказывает в стихе 26 родственник Малха! Так много вопросов свалилось на голову бедного Петра! Однако здесь Иоанн прерывает свой рассказ, и поэтому мы ничего не прочтем о раскаянии Петра, о котором повествуют синоптические авторы.

155. Иисус подвергается осмеянию и избиению (Марк.14:65; Матф.26:67-68; Лук.22:63-65)

Писание говорит здесь настолько отчетливо, что не требуется комментария. Кажется, не только солдаты и стража храма играют свою роль в этой ужасной игре, но такое впечатление, что даже почтенные члены совета поступают бесчинно по отношению к страдающему Сыну человека.
Когда большинство ушло домой поспать еще за несколько часов до начала заседания синедриона, Иисус должен был оставаться там, чтобы провести остаток ночи среди этих отбросов человечества.

156. Допрос перед синедрионом (Марк.15:1; Матф.27:1; Лук.22:66-71)

Слова "как настал день" у Луки, видимо, очень наглядно показывают, что нам следует отличать последующее от ночных событий. Как мы видим, Иисус стоял сначала перед Анной, затем перед Каиафой, а теперь стоит перед синедрионом, заседание которого началось вместе с началом дня.
Один лишь Лука описывает это краткое судебное разбирательство согласно закону. Господь уже засвидетельствовал в предыдущие ночные часы свое Божество и свою истинную человечность, так что не надо было дольше растягивать дело. В стихе 67 они без обиняков переходят к делу: "Ты ли Христос? скажи нам". Лука ничего не пишет о высказываниях лжесвидетелей, клятве и раздирании первосвященником одежд.
Здесь Господь просто подтверждает, что Он Сын Бога (ст.70). Стихи 67 и 68 заслуживают нашего внимания, потому что мы находим сказанное в них только у Луки. Господь не уклоняется от ответа на их вопрос, хотя Он знал, что этот вопрос задан со злым умыслом, чтобы обвинить его. Он верный свидетель (1Тим.6,13). Теперь члены синедриона, как и Каиафа ночью, восклицают: "Какое еще нужно нам свидетельство? ибо мы сами слышали из уст Его". Мы еще раз видим, что Иисус был осужден не на основании сказанного лжесвидетелями, а за собственное признание в стихе 70: "Вы говорите, что Я".

157. Иуда кончает жизнь самоубийством (Матф.27:3-10)

Что стало с Иудой? Только Матфей рассказывает нам о его печальном конце, хотя в Деян.1,18.19 добавлены еще некоторые ужасные кровавые подробности. Несомненно, Иуда никогда не ожидал, что Иисус будет осужден, во всяком случае, мы должны сделать такой вывод из стиха 3.
Теперь он полон угрызений совести или сострадания к себе, когда видит последствия своего поступка. Это не божественное раскаяние, как мы находим у Петра, где оно привело к спасению. В случае с Иудой мы видим, что это огорчение в конце концов привело его к вечному проклятию. "Сын погибели" в конце концов пошел "в свое место" (Иоан.17:12; Деян.1:25).
Действительно, он первый свидетель невиновности Иисуса в ходе допроса (ст.4). Однако, хотя он сознает свой грех, он больше не обретает прощения. Также будет и с теми, кто встанет однажды перед белым престолом, и для них будет тогда слишком поздно (Откр.20).
Но давайте взглянем на религиозность тех, кто, хотя и мог купить кровь Сына Бога за 30 сребренников, не мог положить эти сребреники в сокровищницу храма! У них не было сомнений, когда покупали его кровь, однако положить эти кровавые деньги в храм было нельзя они загрязнили бы его (ст.6). Они купили ценой Господа поле горшечника. Как хорошо это вписывается в евангелие по Матфею, обращенное к Израилю, и в особенности в этом месте! Земля Израиля стала действительно "землею крови" и до сегодняшнего дня является местом погребения чужестранцев. Это нечистая земля.
Поступок Иуды был поступком Израиля! Более того, в любой стране, куда Израиль был рассеян, он приобретал в собственность место захоронения для чужестранцев. Со времен того злого деяния они всегда были чужестранцами, и часто их могилы находятся на "земле крови". Мстящий за кровь будет преследовать их до тех пор, пока ими не станет править Мессия.
Некоторые спотыкаются на стихах 9 и 10. Каждый исследователь писаний, однако, знает, что выражения "Моисей", "пророки" и "псалмы" употребляется иногда для общего обозначения множества различных книг Писания. Сам Господь использует эти выражения таким образом в Лук.24:27. Видимо, для общего обозначения пророков употребляется и слово "Иеремия" имя пророка, стоящего во главе пророков. И в Талмуде Иеремия стоит первым в установленной там последовательности пророков.
Мы, конечно, знаем, что приведенное здесь пророчество употребляется в книге так называемых малых пророков (Зах.11:12-13), хотя и в Иеремии (18:1-4 и 19:1-3) находятся отрывки, повествующие о горшечнике. Для нас едва ли возникнут затруднения, если мы рассматриваем цитату из Захарии как относящуюся к общему обозначению "Иеремия".

158. Иисус - перед судом язычников

Все четыре евангелиста рассказывают о допросе перед Пилатом; о допросе у Ирода пишет только Лука.
А. Первый допрос у Пилата (Марк.15:1-5; Матф.27:2,11-14; Лук.23:1-5; Иоан.18:28-38)
I. Марк.15:1-5. Марк не упоминает в нашем отрывке о предшествующем диалоге между иудеями и Пилатом, который мы находим в гл.18,29-31 евангелия по Иоанну.
Иудеи предъявили Иисусу обвинение в неповиновении кесарю (Лук.23:2), поэтому Пилат начинает допрос в довольно насмешливом тоне: "Ты Царь Иудейский?" (ст.2).
Иисус отвечает ему, используя оборот, присущий еврейскому языку и выражающий настойчивое утверждение. Все четыре евангелиста точно передают один и тот же текст: "Ты говоришь" (см. Матф.27:11; Лук.23:3; Иоан.18:37).
Мы видим здесь Господа Иисуса стоящим перед Пилатом и его обвинителями; Он ничего не отвечает (ст.5). Это не противоречит Иоанну (18,37). Там, как и во всем отрывке, со стиха 34 до 38 мы имеем, видимо, диалог между Пилатом и Иисусом, но ведется он толпой народа.
Причиной удивления Пилата молчанию Иисуса было то, что, хотя Пилат и был полностью убежден в его невиновности и соглашался отпустить его, этот пленник не решался защищать себя самого. Этот пленник не хотел даже объявить себя невиновным. Иисус желал осуждения, а не освобождения. Таково было определенное условие Бога. Однако в этом месте нам следует включить рассказ Луки о допросе перед Иродом.
II. Матф.27:2,11-14. Факт молчания Иисуса подчеркивается здесь сильнее, чем в других евангелиях. Мы читаем: "Он ничего не отвечал" (ст.12) и "не отвечал ему ни на одно слово" (ст.14). Здесь нам вспоминается пророчество: "Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих... как агнец пред стригущим его безгласен" (Ис.53:7). Он безгласная жертва, полностью покорная воле Отца. Он здесь тот, кто сознательно предает себя враждебности злых людей, враждебности народа. Он не защищает себя от тех, к кому пришел.
Стих 12 наглядно демонстрирует вину религиозных вождей. Они были подстрекателями и исполнителями этого преступления и поэтому были более виновны, чем народ.
III. Лук.23:1-5. Стихи 2, 4 и 5 заслуживают нашего внимания. В стихе 2 перед нами официальное обвинение. Иисус был официально признан:
а) развращающим народ;
б) уклоняющимся от уплаты подати кесарю и
в) что Он называл себя Христом, царем.
Все это была сплошная ложь. Иисус, напротив, говорил: "Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу" (гл.20:25). Эти фальсификаторы истины хотели возбудить гнев Пилата.
Пилат же реагирует на это удивленным вопросом: "Ты Царь Иудейский?" Мы не найдем в этом евангелии беседу между Иисусом и Пилатом; Иисус просто отвечает: "Ты говоришь" (ст.3). Однако нам сообщается о выводе Пилата из этой беседы (ст.4). Он убежден в невиновности Иисуса и произносит свой приговор: "Я не нахожу никакой вины в Этом Человеке". Однако первосвященники и чернь выкрикивали ему на это те слова, стиха 5, которые зафиксировал только Лука. Практически они представляют собой дополнительное обвинение, а именно, что Иисус:
а) подстрекал народ;
б) делал это в Иудее;
в) начал делать в Галилее.
Хорошо ли Пилат это расслышал? Значит Иисус начал всю эту смуту в Галилее? О, здесь появилась возможность отделаться от этого неприятного случая, он пошлет Иисуса к Ироду, ответственному за Галилею четвертовластнику. Однако прежде, чем коснуться того, что произошло с Иисусом перед Иродом и о чем рассказывает только Лука, нам следует обратиться еще к судебному разбирательству перед Пилатом, описанному в евангелии по Иоанну.
IV. Иоан.18:28-38. Изображению допроса Марк посвящает 19 стихов, Матфей 21, Лука 17, а Иоанн целых 29. Если в стихе 28 мы читаем, что они повели его от Каиафы в преторию к Пилату, то нам, очевидно, бросится в глаза, что Каиафа непосредственно перед этим руководил утренним заседанием синедриона, иудейского суда! Было утро, когда толпа появилась перед временной резиденцией Пилата.
Пилат ненавидел иудеев. Так как он ожидал некоторые беспорядки в праздничные дни, то прибыл из Галилеи в Иерусалим, встал рано и все-таки был готов принять их. Несомненно, в нем поднялась волна антипатии из-за их грубого поведения и лживой ложной святости, когда они старались не оскверниться, входя в его языческий дом (ст.28). Сообщаемое в стихах 28 и 29 есть только в данном евангелии.
Пилат поневоле спускается, чтобы выйти к ним (ст.29). Одним взором он окидывает внушительное собрание сановных священников, сопровождаемых беспорядочной толпой, толкающей перед собой терпеливую жертву. Этого человека окутывает какое-то невыразимое величие и достоинство. Пилат не дает им времени раскрыть рот, но резко спрашивает: "В чем вы обвиняете Человека Сего?" (ст.29). Согласно римскому праву, против обвиняемого должно было выдвигаться четкое обвинение, прежде чем он мог быть осужден.
Однако они хотели не дальнейшего судебного разбирательства, а только разрешения убить Иисуса. Эти иудеи и Пилат соответствуют друг другу. Ему, ворчливому и почти оскорбленному, они дают ответ: "Если бы Он не был злодей, мы не предали бы Его тебе".
Но Пилат не дал себя убедить таким неопределенным обвинением "злодей". Если они не настаивают на том, чтобы он, как судья, предварительно исследовал дело, то и он не хочет быть палачом. Он возлагает всю ответственность на них: "Возьмите Его вы, и по закону вашему судите Его" (ст.31). Но они настаивают: "Нам не позволено предавать смерти никого" (ст.31). Римская оккупационная власть отменяла у них это право. Они ведь не хотели побить его камнями. Нет, они имели в виду римский метод казни это был ужасный способ казни, в результате которой приговоренный был еще и проклят (Втор.21:22-23). Но они выдумали это не сами сам Господь Иисус уже давно предсказал это (ст.32). В гл.20:18-19 евангелия по Матфею Он сказал: "И осудят Его на смерть; и предадут Его язычникам на поругание и биение и распятие".
Но Пилат хотел спасти Иисуса. Вот все его напрасные усилия:
а) сначала он говорит иудеям, как мы видели из стиха 31, что они должны сами судить Иисуса по своему закону;
б) затем от Луки мы слышим, как он находит отговорку и посылает Иисуса к Ироду;
в) он принуждает их выбрать между Вараввой и Иисусом, не предполагая, что они предпочтут убийцу;
г) позже он взывает к их человеческому сочувствию, выводит Иисуса и говорит: "Се, Человек!" (Иоан.19:5). Затем он добавил еще: "Се, Царь ваш!" (Иоан.19:14);
д) наконец, он умывает руки, чтобы выразить этим свою невиновность в распятии Иисуса (Матф.27:24).
Пилат покидает народ на некоторое время и снова входит в преторию. Затем мы читаем о его разговоре с Иисусом. В его вопросе (ст.33): "Ты Царь Иудейский?" прозвучало в первую очередь сострадание, когда он рассматривал внешний вид Иисуса. А может быть, в нем скрыт и презрительный оттенок: "Ты Царь Иудейский?"
Обратимся к последующим стихам (34-38), которые содержатся только в данном евангелии.
"Нет" означало бы отрицание истины, "да" ввело бы в заблуждение спрашивающего. Поэтому Иисус отвечает в стихе 34: "От себя ли ты говоришь это, или другие сказали тебе о Мне?" Этим встречным вопросом Иисус пытается добраться до сердца Пилата. Но насколько Пилат хотел узнать правду об Иисусе?
Пилат грубо набрасывается на Иисуса: "Разве я Иудей?" Он не был им и поэтому не знал писания. Это было простительно в известном смысле.
Реплика Иисуса должна была ответить на вопрос Пилата и возбудить его любопытство; Он говорит: "Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда" (ст.36).
Пилат на мгновение задумывается, и его любопытство действительно разбужено, когда он спрашивает: "Итак Ты Царь?" (ст.37). Здесь мы напомним 1Тим.6:13: "Христос Иисус, Который засвидетельствовал пред Понтием Пилатом доброе исповедание". Так, в стихе 37 Иисус говорит, что Он действительно царь и пребывает здесь для того, чтобы свидетельствовать об истине.
Истина? Пилат, практически атеист, светский человек, не страшится убийства, он не может терять время, пускаясь в рассуждения о подобном "мистицизме" и абстрактных идеях.
Нетерпеливо пожав плечами, он говорит: "Что есть истина?" Но он не дает Иисусу ответить, а выходит, чтобы сказать свое мнение этим религиозным фанатикам.
Как беспокоен этот Пилат и как его терзают внутренние противоречия! Он вышел (ст.29), он вошел (ст.33), снова вышел (ст.38); в гл.19,4 он опять выходит, затем входит (19:9) и, наконец, выводит Иисуса (19:13).
Его нельзя извинить. Иисус дал ему возможность возможность услышать из своих уст истину, но Пилат был слишком занят попыткой спасти Иисуса, отделаться от него. Затем Пилат оглашает свой приговор (ст.38): "Я никакой вины не нахожу в Нем".
Б. Допрос у Ирода (Лук.23:6-12)
Первым местом служения Иисуса была Галилея область язычников (см. Ис.9:-.2). Ее наместник, Ирод Антипа, был идумеянином-саддукеем. В этом же евангелии (Лук.13:32) Иисус уже выразил по другому поводу свое презрение к этому убийце и неправедному властителю: "Пойдите, скажите этой лисице". Теперь Ирод очень обрадовался, потому что Иисус представлялся ему своего рода волшебником, который мог бы поразвлечь его кое-какими интересными чудесами.
Однако Иисус выказал свое презрение к этому атеисту и полностью игнорировал его "но Он ничего не отвечал ему" (ст.9). Тут проявилась вся грубая подлость этого человека под тонкой оболочкой поверхностной культуры, как сказал один автор, и Иисус во второй раз был предан осмеянию и уничижению (ст.11).
До сих пор мы видели, что Пилат, как представитель язычников, не был виновен в предвзятости. Но неправедный властитель Ирод тоже не видел причины для смертного приговора Иисусу. Здесь у Луки на передний план выступает вина иудейского религиозного мира. Стоит только обратить внимание на шумное требование освободить разбойника Варавву в стихах 20-25. Национальная вина иудеев становится еще более очевидной в евангелии по Иоанну, где мы видим, как они кричат: "Нет у нас царя, кроме кесаря". Только Лука дает нам знать, что Пилат и Ирод до той поры находились во вражде, но благодаря умному политическому ходу Пилата стали друзьями.
В. Второй допрос у Пилата (Марк.15:6-19; Матф.27:15-30; Лук.23:13-25; Иоан.18:39-19:16)
I. Марк.15:6-19. Упомянутый здесь праздник, несомненно, пасха. Обычай отпускать заключенных, видимо, был примирительным жестом со стороны римлян. Во время этого праздника Варавва, политический подстрекатель и убийца, находился под арестом (ст.7). Его называют также узником (Матф.27:15) и разбойником (Иоан.18:40). Толпа начинает требовать от Пилата, чтобы он сделал, "что он всегда делал для них" (ст.8). Может быть, он был первым, кто ввел такой обычай? Несомненно, за толпой стояли религиозные вожди и возбуждали народ (ст.11).
Как Марк (ст.9), так и Иоанн (гл.18:39) называют в этой связи титул Иисуса: "Царь Иудейский". Пилат, убежденный в его невиновности, хотел отпустить его.
Иудеи ненавидели римлян и римского наместника Пилата. Каждого выступавшего против них они считали национальным героем, ревнителем Бога Израиля. В Иисусе же они были разочарованы: Он не был мятежным возмутителем и борцом за свободу, как они полагали и надеялись. Напротив, этот Варавва вот это был сорви-голова. Если уж им нужно было выбрать среди них, то они, конечно, предпочли бы Варавву. В этом пункте Пилат основательно просчитался!
Иисус был "игрушкой" в руках этих противоборствующих политических сил; с одной стороны, Пилат, с другой религиозные вожди иудеев, особенно первосвященники (ст.10). Пилат очень хорошо знал, что они стремились убить Иисуса из зависти (ст.10).
Все вместе первосвященники (ст.11), старейшины (Матф.27:20) и бушующая толпа народа громко требуют отпустить Варавву и жаждут, как стая волков, крови их собственного Мессии (ст.11-14). Пилат совершенно поражен взрывом слепой ярости. Своим вопросом: "что же хотите, чтобы я сделал с Тем, Которого вы называете Царем Иудейским?" (ст.12) - он не желает получить более подробную информацию, а просто выражает удивление по поводу их необычайного выбора: убийца и разбойник вместо Иисуса!
Однако Спаситель пришел спасать других, а не себя самого. Он здесь является средством для освобождения Вараввы, каким бы порочным ни был этот человек. Освободив его, толпа народа теперь требует смерти, которой заслуживал убийца Варавва, для невинного Иисуса.
Вообще удивительно слышать требование "распни Его!" (ст.13) из уст иудеев. Это был римский способ смертной казни. У иудеев богохульник побивался камнями, и его труп вывешивали на всеобщее обозрение. Однако в событиях, казавшихся только случайными, исполнилось великое решение божественного предвидения. Согласно этому решению, Христос должен был претерпеть позорную мучительную смерть. Его тело должно было остаться нетронутым и сохраниться от тления и разрушения. Одновременно должно было буквально исполниться то, что Христос будет распят и затем проклят (ср. Втор.21:23 и Гал.3:13). Сначала это проклятие имело отношение к публичному повешению тела после совершившегося побития камнями или отсечения головы. Такова была единственная форма повешения по закону Моисея. Однако касавшаяся проклятия формулировка выбрана так, что она соответствует распятию. Это является замечательным примером того, что предсказания Слова Бога часто исполняются неожиданным образом! Это также относилось к планам, которые следовало реализовать, переместить Спасителя из иудейской в римскую юрисдикцию.
Пилату больше импонировало одобрение мира, чем честное судебное решение и его исполнение. Он разрывался между двух вещей. "Пилат... желал отпустить Иисуса" (Лук.23:20) и "Пилат желал сделать угодное народу" (Марк.15:15). Он выбрал последнее и удовлетворил этих людей. Он распял не только Иисуса, а одновременно и свою совесть. Он продолжает весьма опасную игру с иудеями, отдает Иисуса на волю народа, а на самом деле солдатам, чтобы те могли привести приговор в исполнение. Злобная жестокость этого человека, вошедшего в историю как убийца Иисуса Христа, сказывается и в том, что он сначала велел бичевать его перед позорным распятием (ст.15; ср. Лук.13:1).
Но и это бичевание предсказал Иисус в евангелии по Луке в гл.18:33. После бичевания его ведут во внутренний двор претории (ст.16).
Хотя Он еще находится во дворце наместника, Иисус подвергается жестокому, грубому обращению и насмешкам. На этот раз больше от рук римских солдат, нежели от стражи храма и членов синедриона. Марк ничего не упоминает о том, что они раздели Иисуса, о чем мы читаем в гл.27,28 евангелия по Матфею; и они одели его в багряницу (ст.17). Один толкователь Писания пишет об этом: "Пурпурный солдатский плащ должен был символизировать пурпур властителя отсюда и название пурпурный плащ... и поскольку это символическое значение плаща, то здесь нет никакого несовпадения. Багряный плащ солдата походил на настоящий пурпур также мало, как терновый венец на настоящую корону или трость - на настоящий скипетр. Все это действие было фарсом, организованным так, что подлые насмешники должны были еще яснее выступить на фоне издевательского поклонения. Трость, символ слабости, была "жезлом властителя", "корона" ранила и разрывала лоб, а "пурпур" должен был выражать жалкое и смешное величие, что и достигалось с помощью старого солдатского плаща".
В рассказе Марка мы не видим трости в его руке, но говорится, что его били по голове (ст.19). Тернии, напоминающие о проклятии (Быт.3:18), должны были венчать голову безгрешного, понесшего наш грех, и проклятого (ст.17).
С насмешками они выкрикивали титул, который Он признал добровольно: "Царь Иудейский". Они насмехались также над его притязаниями на царское достоинство, как это ранее делал его народ, учитывая его пророческое послание (Марк.14:65). Вместо того, чтобы почтительно поцеловать, ему плевали в лицо! А ведь Он действительно был царем и пророком!
II. Матф.27:15-30. Здесь надо было выбрать "Варавву или Иисуса, называемого Христом" (помазанный, или Мессия) (ст.17). Наряду с тем, что мы узнали о характере и проступке этого человека, задумаемся и над тем, что имя "Варавва" означает "сын" (вар) "отца" (авва). Мы ясно видим, о чем здесь идет речь: с одной стороны. Сын Отца, Иисус Христос, Спаситель, незапятнанный и безгрешный Сын Бога, а с другой этот "сын" своего отца, дьявола (ср. Иоан.8:44). В конце концов ставится вопрос: Бог или сатана? И этот приговор выносится в самом человеке.
Зависть или ревность (ст.18) "люта, как преисподняя" (Песн.8:6). Зависть ослепила их.
Именно в данный момент (только Матфей сообщает об этом) наступил перерыв. Пилат получает предостережение от своей жены Клавдии Прокулы: "Не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него". Может быть, Пилату следовало бы подумать о Кальпурнии, которая, как рассказывает история, тоже видела сон в связи с убийством Цезаря? Не должно ли это было в достаточной мере предостеречь римского наместника отказаться от осуждения Иисуса?
И снова данное евангелие показывает нам, что за смерть Мессии несут ответственность в первую очередь религиозные вожди, первосвященники и старейшины.
Стих 22 отличается от стиха 12 в главе 15 у Марка. Здесь Пилат говорит: "Что же я сделаю Иисусу, называемому Христом?" Марк же пишет: "Что же хотите, чтобы я сделал с Тем, Которого вы называете Царем Иудейским?"
Стихи 24 и 25 содержатся только в данном евангелии. Желая отделаться от такого ужасного преступления, как распятие невиновного, Пилат следует иудейскому обычаю. Мы читаем об этом во Втор.21:6-8: "И все старейшины города того, ближайшие к убитому, пусть омоют руки свои над (головою) телицы, зарезанной в долине, и объявят и скажут: руки наши не пролили крови сей, и глаза наши не видели". Пилат полагает, что таким образом может свалить всю ответственность на предводителей иудейского народа. Однако, и этот факт потрясает, весь народ, народ как целое, отвечает за смерть своего Мессии. Да, более того, они вызывающе кричат: "Кровь Его на нас и на детях наших" (ст.25).
Обратим внимание на следующее слово "тогда". "Тогда", убедившись в невиновности Иисуса, эта карикатура на судью, этот убийца своего собственного сердца и правосудия римский наместник Пилат велит бичевать Иисуса и передает его на распятие (ст.26)! Пилат пытался сначала помешать иудеям, шумно требовавшим смерти Иисуса, наказав его (Лук.23:16,22), то есть отдав на бичевание. У Луки не говорится прямо, что Иисуса бичевали. Однако у Матфея, Марка и Иоанна мы читаем, что этот отвратительный метод пыток к Иисусу применяли. В рассказе Иоанна Пилат, видимо, надеялся, что кровожадная чернь удовлетворится бичеванием. Поэтому он выводит Иисуса перед толпой народа (Иоан.19:5) и говорит: "Се, Человек!"
Фаррар пишет: "Слово, использованное в значении "бичевать" показывает, что оно осуществлялось не розгами, ибо у Пилата не было ликторов (исполнителей приговора), которые носили фасции, а тем, что Гораций называет "ужасные бичи". Это бичевание было обычной прелюдией к распятию и другим формам смертной казни и было действительно ужасной казнью, превосходившей всякое воображение.
Несчастного приговоренного публично раздевали и в согбенном положении крепко привязывали за руки к столбу. Удары производились по вытянутой обнаженной спине кожаными плетками с острыми кусочками из кости или свинца на концах. Иногда удары нечаянно попадали (или из-за грубой жестокости направлялись специально) в лицо или глаза.
Это наказание было так ужасно, что человек из-за дикой боли терял сознание, а часто и умирал. Еще чаще от возникшей в ранах инфекции или нервного истощения. И за этой ужасающей жестокостью, на которой мы не осмеливаемся остановиться, которая заставляет сердце содрогаться и трепетать, непосредственно следует третья и самая горькая сцена осмеяния осмеяние Христа как царя".
Наш достохвальный Господь Иисус умер не при бичевании, как другие, ибо ему должно было умереть на проклятом дереве. Даже если его и бичевали бы два или три раза. Он не мог бы умереть от этого. Однако нигде нет указаний на более, чем одно бичевание. Автор искал у многих толкователей намек на второе бичевание, но тщетно. Однако и в этом мы не хотим быть догматичными.
Впрочем, достаточно сказано о человеческой жестокости. Нам бы не хотелось занимать этим слишком долго свои мысли.
В данном евангелии мы читаем, что Иисуса раздели. "И, раздев Его..." (ст.28). Потом они одели на него багряницу.
Обратите внимание на терновый венец на его голове и трость в правой руке (ст.29). Его распяли в немощи (2Кор.13:4), и некоторые видят в трости символ его немощи. Но в действительности это становится символом его власти, потому что Он на самом деле будет владычествовать. Он уже возвышен и увенчан и скоро вернется на землю. В его руке будет не трость, а железный скипетр, которым Он разобьет всех своих врагов как сосуды горшечника. Вместо плевков в дорогое лицо и ударов по щекам люди будут целовать Сына, чтобы Он не гневался (Пс.2,12 в рус. переводе: "почтите"). Однако в евангелии по Матфею Он лишь страдающий царь.
III. Лук.23:13-25. Стихи 13-16 особенно достойны внимания, так как они содержатся только здесь. В них дано открытое свидетельство мира, представленное Пилатом и Иродом, о том, что Иисус невиновен и не сделал ничего достойного смертной казни. Оба они пришли к одинаковому выводу независимо друг от друга после допроса Иисуса (ст.14-15). И снова в глаза нам бросается вина иудейской нации. Но теперь государственная власть сдается перед отпавшим народом Бога. Таковой всегда была и есть мировая история: из двух сил религиозный сатана всегда ближе.
Как народ, так и Пилат исполнили меру своей вины. Разве кто-нибудь слышал когда-нибудь, чтобы кто-то шесть раз представал перед различными светскими и религиозными судами, был объявлен невиновным и все-таки казнен? Какую волну возмущения вызвало бы такое сегодня! Даже незначительный случай подобного рода вызвал бы многочисленные запросы народов и правительств соответствующему правительству. Но в данном случае было обдуманно совершено самое отвратительное из всех преступлений. В результате всех мер, которыми этот неправедный человек, может быть, и хотел несколько смягчить неистовство кровожадных грешников, стоявших перед ним, невиновный был жестоко наказан (ст.16).
Как уже отмечено, Лука не упоминает о самом бичевании, а только о предложении осуществить его (ст.16:22) и потом отпустить. Так как Пилат просчитался в этом, ему пришлось подумать о другом средстве, чтобы можно было освободить заклю-ченного и еще сыграть злую шутку с отвратительными иудеями.
Описание Вараввы у Луки в стихе 19 почти идентично описанию у Марка (15:7). Мы уже касались этого.
Лука и Иоанн передают истерическое требование иудеев: "Распни, распни Его!" (ст.21). Затем снова только Лука говорит: "Он в третий раз сказал им: какое же зло сделал Он?" (ст.22). Это перекликается с повествованием Иоанна, где мы видим, что Пилат говорит: "Я никакой вины не нахожу в Нем" (Иоан.18:38; 19,4). Парадоксально, что Пилат возобновляет, однако, свое намерение наказать Иисуса.
Обоюдная вина других народов и иудеев вновь подчеркивается в стихе 25, где Пилат передает его "в их волю". Они в конце концов добились, чтобы с Иисусом поступить по своему усмотрению.
IV. Иоан.18:39-19:16. Ирод пришел в отношении Иисуса к такому же выводу, что и Пилат, хотя он и не выражает это отчетливо. Но он не осуждает Иисуса (ср. Лук.23:15). Теперь Иисус уже в шестой раз стоит перед судом.
Обратите внимание на "пропуски" у Иоанна: нет допроса у Ирода, нет трости в его правой руке, его избивают не тростью, а руками. С другой стороны, Иоанн снова приводит множество подробностей. Он отмечает, что был праздник пасхи (18:39) и что после того, как солдаты бичевали и насмехались над ним, Пилат вывел Иисуса к народу, чтобы возбудить в них сочувствие (19,5). Далее мы узнаем о страхе Пилата, когда он услышал обвинение, что Иисус сам себя назвал Сыном Бога (19:7). Вообще весь этот диалог в стихах 9-11 и 12-16 можно найти только в данном евангелии.
Иисуса называют здесь "Царем Иудейским" (18:39), а Варавву "разбойником" (18:40).
Иисус вышел и встал перед Пилатом со следами побоев и слюны на лице: утомление от ужасных мучений в усталых глазах, темные шрамы на разбитой спине. Вероятно, кроваво-красные капли падали на мозаичный пол. Однако теперь, когда Он с таким достоинством и святым спокойствием стоял над пронзительно кричащей толпой в час своего самого большого унижения, Он излучал такое божественное благородство и достоинство, что у Пилата вырвался возглас, который издавали с тех пор уже миллионы сердец: "Се, Человек!" (ст.5).
Однако их чувства и мысли были настолько низменными, омраченными и испорченными, что вид его крови сделал их еще более кровожадными. Их зачерствевшие сердца могли спокойно взирать на эти мучения. И они еще громче кричали: "Распни, распни Его!" (ст.6; ср. Ис.53:2-3).
Видимо, даже кровожадный Пилат, жестокость, непреклонность и кровавые бани которого были слишком хорошо известны, испытал отвращение к этому народу, который нельзя было переубедить. Он не хочет распинать Иисуса. "Ну хорошо, сделайте это сами", как бы говорит он в стихе 6. Но он уже слишком прочно завяз, чтобы теперь выпутаться, иудеи сумели этому помешать!
Наконец, они излагают настоящую причину обвинения никакого намека на политические события: "Потому что сделал Себя Сыном Божиим". Мы все ощущаем, насколько хорошо этот стих подходит к евангелию по Иоанну.
Не является ли Пилат в глубине сердца несколько суеверным? Не боится ли он, что сверхъестественный мир как-то может обратиться против него? Разве у его жены не было сновидения? Допустим, что этот Иисус какой-то Бог. В языческой мифологии все было населено богами, богинями и их детьми! О, да, он боялся (ст.8). Он должен был удостовериться, кто такой, собственно, этот Иисус.
Он снова забирает Иисуса с собой. Но он спрашивает не "кто", а "откуда Ты?" Однако Иисус не желает удовлетворить его праздное любопытство (ст.9). Совсем иначе относился Он в первой главе к тем, кто спрашивал его духом: "Где живешь?" (гл.1:38).
Спокойное достоинство и молчание Иисуса привели Пилата в ярость: теперь он проявляет свой настоящий характер тирана. Он кричит: "Мне ли не отвечаешь?" (ст.10). Затем он начинает хвастаться типичный признак беспомощности труса, который хочет выпутаться из щекотливого положения. "Я имею власть распять Тебя", утверждает он.
Но Иисус пожелал исправить его ошибочные взгляды. Теперь с ним говорит настоящий Сын Бога: "Ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше" (ст.11). Это мягкое замечание, вероятно, как-то тронуло Пилата. Вероятно, глубоко внутри он был убежден в истинности этих слов. "Кто же этот таинственный, от слабости которого исходит более глубокое и страшное воздействие, чем от высшей власти?" по праву мог спросить он. Теперь он еще более склонен отпустить Иисуса (ст.12).
Но иудеи наносят ему, наконец, смертельный удар. Достаточно мастерского шахматного хода, чтобы превратить Пилата в их услужливого раба. "Если отпустишь Его, ты не друг кесарю" (ст.12). Теперь Пилат капитулирует, он склоняется перед именем кесаря! Иисуса снова выводят. Пилат, сидя на судилище, представляет его народу со словами: "Се, Царь ваш!" (ст.14).
И последним ударом иудейские религиозные вожди уничтожают мессианскую надежду своего народа, заявляя: "Нет у нас царя, кроме кесаря".
Тому, кто так часто "умерщвлял сострадание, теперь отказано вкусить сладость этого сострадания, которое он охотно проявил бы на этот раз. Он, так часто злоупотреблявший властью, оказался теперь неспособен один единственный раз использовать ее в пользу права". "Тогда, наконец, он предал Его им на распятие" (ст.16).

159. Распятие (Марк.15:20-41; Матф.27:31-56; Лук.23:26-49; Иоан.19:17-30)

I. Марк.15:20-41. "И повели Его, чтобы распять Его", гласит стих 20. Закон предписывал: "Выведи злословившего вон из стана... и все общество побьет его камнями" (Лев.24:14). Так был выведен на смерть невинный Навуфей, а также Стефан, первый мученик церкви (3Цар.21:13; Деян.7:58).
Сам Господь предсказывал это в притче о злых виноградарях в гл.21:39 евангелия по Матфею: "И, схватив его, вывели вон из виноградника и убили".
Несомненно, Господь Иисус сначала нес крест сам (Иоан.19:17). Был ли он для него слишком тяжел? Во всяком случае, Марк сообщает нам не только имя того, кто нес крест за него, Симон киринеянин, африканец из нынешней Ливии (ср. Деян.2:10), но и имена его сыновей: Александр и Руф (ст.21). Имя Руфа приведено в Рим.16:13; очевидно, оба были известны среди первых христиан.
Как получилось, что Симон понес крест? "Сего заставили" (Матф.27:32); а здесь "и заставили". У Луки же мы читаем, что они захватили некоего Симона (Лук.23:26). Иоанн совсем ничего не пишет об этом; там крест нес сам Иисус. Можно наверняка предположить, что сам Иисус нес крест, пока шествие не достигло городских ворот, и что оттуда за него его понес Симон. Как раз в этот момент он проходил мимо. Как удивительно руководство Бога в жизни каждого! Хотя использованные выражения позволяют сделать вывод, что Симон оказывал известное сопротивление, мы можем быть убеждены, что позднее он рассматривал это событие как самое важное в своей жизни.
Все евангелия единодушны в том, что место, где Иисус должен был быть распят, называлось Голгофой. Это еврейское слово (Лук.23:33 употребляет "Лобное", а не "Голгофа") является собственно арамейской формой еврейского слова. По-латыни оно называется "Calvarium". Это выражение не используется в немецкой, а также английской Библии [Прим. ред.: так, в английской Библии Дарби употреблено слово "череп"].
Только Марк и Матфей упоминают, что Иисусу предлагали наркотическое средство, но Он отверг его. Марк говорит, что это было "вино со смирною" (ст.23). Матфей (27:34) говорит, что это был "уксус, смешанный с желчью" (27:34). В этом нет противоречия. Римские солдаты получали для питья кислый сорт вина, которое совсем или почти совсем не отличалось от уксуса. Так, между "вином со смирною" у Марка и "уксусом смешанным с желчью" у Матфея нет принципиального различия (см. Втор.29:18; 32:32; Иер.8:14; Пл.Иер.3:19; Аm.6:12; Пс.45:8). Осужденным предлагали такой напиток для уменьшения болевых ощущений и приведения в состояние равнодушия. Конечно, Господь Иисус отверг подобное. Он должен был в ясном сознании претерпеть все, что включали в себя его страдания за наш грех!
Многих исследователей писаний стих 25 несколько смущает; он есть только у Марка. Может показаться, что он не подходит к гл.19:14 евангелия по Иоанну, где мы читаем о шестом часе.
Мы думаем, что в евангелиях существуют два различных вида отсчета часов иудейский и римский. Когда Иоанн приводит данные о времени, то они, как правило, отличаются от данных Марка. Нам надо иметь в виду, что, с исторической точки зрения, Марк писал свое евангелие до Иоанна. Иоанн же писал свое евангелие после разрушения Иерусалима в 70 г. после Р.X., то есть когда уже был принят не иудейский отсчет часов, а применялся исключительно римский.
Двенадцать дневных часов считаются в Писании обычно с 6 до 18. Таким образом, "третий час" соответствует нашему "девятому", "шестой час" нашему "двенадцатому" (полудню), "девятый час" нашему "пятнадцатому" и т.д. Иоанн, напротив ведет счет от полуночи до полуночи. Это устраняет затруднение, возникшее при чтении гл.19:14 евангелия по Иоанну, где говорится, что допрос уже шел в шестом часу, у Марка же (15:25) говорится: "Был час третий, и распяли Его". Сравнение этих мест показывает, что допрос начался рано утром (Иоан.18:28). Этому также соответствует, что распятие началось в 9 часов в "час третий" по иудейскому исчислению (Марк.15:25).
Здесь следует предоставить слово У.Келли: "Иудеи считали днем время от вечера до вечера; поэтому неверно предполагать, что Господь в один день ел со своими учениками пасху, а на следующий претерпел страдания. Для нашего обычного западного восприятия времени это бы подошло, но не для иудеев, выросших под законом. Они ели пасху по-нашему в четверг, а Он пострадал по-нашему в пятницу, но для иудеев это был один и тот же день. Поэтому оставалось еще время для вкушения пасхи для тех иудеев, которые были слишком заняты допросом и осуждением Иисуса, поскольку они не осквернились тогда согласно закону. В пятницу перед пасхой (Иоан.19:14) имеется в виду не 13-е, а 14-е число месяца нисан. Это был день накануне пасхальной субботы, то есть в том случае двойная суббота, и поэтому она была особенно святой.
По-видимому, Иоанн применяет другое ис-числение часов - от полуночи до полуночи, как и мы. Римляне сделали это гражданским днем. Это хорошо подходило к исчислению часов в евангелии по Иоанну и совпадало, кроме того, с третьим, по Марку, шестым и девятым часом солнечного дня. Это помогает и при объяснении другого странного сообщения жены Пилата (Матф.27:19), где она говорит: "Я ныне во сне много пострадала". Для Прокулы, как римлянки, день был от полуночи до полуночи, как видно и в относящихся по времени данных всего евангелия по Иоанну, а не только синоптических евангелий" (У.Келли. "Изложение евангелия по Иоанну", стр. 392-393).
Все евангелисты сообщают, что распяли еще двух разбойников, одного по правую, а другого по левую руку Иисуса. Иоанн, как свидетель, добавляет волнующую деталь: "А посреди Иисуса" (Иоан.19:18).
Надпись с указанием его вины в основном совпадает во всех евангелиях: "Царь Иудейский" (ст.26); Марк передает ее лишь в самой короткой форме. Он только упоминает о вине, а не обо всем, что было написано над головой Христа на деревянной дощечке на кресте. По всей вероятности, Матфей передает нам точный текст надписи на еврейском языке, Лука на греческом, а Иоанн на латыни [Прим. ред.: в русском переводе Библии в Иоан.19:20 сказано: "И написано было... по-римски"]. "Разночтения", вероятно, следует отнести за счет того, что надпись была сочинена на этих трех языках (Лук.23:38).
В некоторых рукописях отсутствует стих 28 главы 15 евангелия по Марку. В Эльберфельдском переводе и переводе Д.Н.Дарби этот стих стоит в скобках. У Луки (22:37) он звучит так: "И к злодеям причтен". Здесь действительно исполнилось писание (см. Ис.53:12).
Только Марк (ст.29) и Матфей запечатлели злословие и покачивание головами проходящих мимо, хотя и Лука отмечает язвительных насмешников (Лук.23:35) ср. с Пс.22:17. Все три синоптических евангелия отметили требование сойти и спасти самого себя. Марк - в стихе 30; Матфей и Лука упоминают еще дополнительную насмешку: "Если Ты Сын Божий" (Матф.27:40) и "Если Он Христос, избранный Божий" (Лук.23:35). В данном же евангелии это звучит в несколько измененной форме в стихе 32: "Христос, Царь Израилев, пусть сойдет теперь с креста". Марк также сообщает, что сначала оба разбойника участвовали в оскорблениях; Матфей пишет то же самое. Лука же исключает одного из них; мы еще увидим причину этого.
Затем в синоптических евангелиях идет описание сверхъестественной тьмы, нависшей над всей страной с шестого до девятого часа (с 12 до 15 часов) (ст.33). Мы думаем, что под словами "по всей земле" подразумевается Израиль. Подобное чудо произошло однажды в Египте (Исх.10:22-23), когда над Египтом была полная тьма, а израильтяне чудом имели свет.
Были самые жаркие часы дня, когда солнце обычно стояло в зените, как раскаленный огненный шар. Сколько страданий уже пришлось вынести дорогому Спасителю от руки человека! Однако все это было ничто по сравнению со страданием следующих трех часов. Меч справедливости Бога должен был поразить пастыря (ср. Зах.13:7). Вот и должен был добрый пастырь, являющийся одновременно бесконечным, преодолеть вечное отчуждение от Бога, которое заслуживаеммы мы. Весьма вероятно, что это и могло быть причиной ужасной тьмы. Ничей глаз не должен был видеть эти страдания. Марк и Матфей представляют нам Христа как жертву за грех и вину. Лука показывает нам Христа, кто, как совершенный человек, был отвергнут людьми и оставлен небом. В евангелии по Иоанну, где мы не прочтем, что Он был оставлен небом, Он есть тот, кто отдал себя, движимый вечным Духом Бога, в жертву всесожжения.
Если окружавшие не могли видеть его, то они могли слышать его ужасный крик: "Элои! Элои! ламма савахфани?" (ст.34). Это единственное из семи высказываний Господа на кресте, которое отметил Марк. Марк и Матфей передают реакцию окружающих: они думали, что Он зовет Илию (ст.35). Затем ему дают пить при помощи губки. Иоанн соединяет это действие, в котором исполнился Пс.69,21, со следующим восклицанием Господа: "Жажду" (Иоан.19:28). Впрочем, кажется, что окружающие насмехаются и теперь, когда говорят: "Вот, Илию зовет". "Элои" это арамейское слово, а у Матфея "Или" еврейская форма от "Боже мой". Действительно, нет причины для такого предположения; они ослышались. Иисус воскликнул эти слова громким голосом.
Как описывают четверо евангелистов смерть Господа?
а) Марк пишет: "Иисус... испустил дух" (ст.37);
б) Матфей "Иисус... испустил дух" (Матф.27:50);
в) Лука говорит, что Он "испустил дух" после слов "Отче! в руки Твои предаю дух Мой" (Лук.23:46);
г) Иоанн "Иисус... предал дух" (Иоан.19:30).
Ни в каком из этих четырех мест Писания не встречается слово "умер" для описания исхода распятия Иисуса. Только об Иисусе можно было сказать: "Предал дух". Это означает нечто совсем другое, чем употребляемое здесь Марком выражение "испускать дух", которое подошло бы любому человеку. Однако такое выражение очень подходит для данного евангелия, рассказывающего о слуге, т.к. Иисус здесь видится в его унижении, в его человеческом облике. В соответствии с другой направленностью евангелия по Иоанну аналогичное выражение звучит там совершенно иначе.
Все три синоптических евангелия рассказывают о разрывании завесы в храме (ст.38), о словах сотника (ст.39).
Завеса олицетворяет в иудейской системе разделение: Бог там, а человек стоит снаружи и не имеет доступа к нему. Сверхъестественная тьма картина всего иудейского домостроения под властью закона. Этот век окончился вместе с разрывом завесы. Путь в святое-святых открыт теперь всем через жертву тела Христа.
Возможно, кто-то спросит, как мы могли узнать об этом событии, если только священники могли видеть завесу. Ответ таков, что позднее многие из этих священников обратились (Деян.6:7) и могли подтвердить тот факт, что завеса разодралась "сверху донизу". Божественный факт, направленный сверху к людям на земле. Сам Бог освободил дорогу!
Послушайте свидетельство языческого солдата: "Истинно Человек Сей был Сын Божий" (ст.39). Мы не знаем, насколько глубоко было разумение этого человека и что он хотел выразить этими словами. Возможно, он просто вынужден был под влиянием случившегося признать, что Иисус не мог быть обычным человеком. Здесь отсутствует определенный артикль [Прим. ред.: этот грамматический элемент не характерен для русского языка], и это значит "Божий Сын", а не "Сын Божий". Поэтому некоторые предполагали, что этот человек, пользовавшийся языческими представлениями, лишь выразил то, что считает Иисуса сыном богов. Мы не можем присоединиться к этому предположению. Как римлянин, сотник наверняка сказал на латыни: "Filius Dei"; а латинский язык не знает определенного артикля.
Стихи 40 и 41 рассказывают нам, что среди созерцавших находились те, кто любил Иисуса. Хотя здесь названы только женщины, но около креста стоял и Иоанн (Иоан.19:26). Среди этих женщин мы видим Марию, мать Иисуса (Иоан.19:26). У Матфея в гл.28,1 названа "другая Мария", и она предположительно была женой Клеопы, или Алфея (Иоан.19:25; Лук.24:18) и матерью Иакова и Иосии (Матф.27:56; Марк.15:40,47). Там были Мария Магдалина (или из Магдалы) и другая женщина, Саломия, бывшая, вероятно, женой Зеведея (ср. Матф.27:56 и Марк.15:40). Но так как там было много женщин (Матф.27:55), то обоим евангелистам не обязательно было упоминать всех троих по именам.
В этом евангелии мы ничего не слышим о том, что земля задрожала, что открылись гробы и в Иерусалиме появились ожившие святые. Однако, и это так уместно для данного евангелия слуги! здесь упоминается, что женщины служили ему (ст.41). Они служили ему во время жизни и сделали бы это и при его смерти, если бы его воскресение не сделало это излишним. Удивительное божественное вдохновение!
II. Матф.27:31-56. Мы не будем касаться того общего с другими евангелиями, что есть в евангелии по Матфею, а рассмотрим отличия и дополнительные сведения.
Совершенная бесчувственность и равнодушие грешного человека очень метко выражены в поведении солдат в стихе 36: "И, сидя, стерегли Его там". Кроме солдат, там были и другие (Лук.23:35). Действительно, какое странное зрелище представилось их взорам великий Творец на позорном столбе!
Надпись на кресте была написана по-еврейски и гласила: "Сей есть Иисус, Царь Иудейский" (ст.37). Это полностью созвучно с характером евангелия по Матфею, где Иисус Мессия, царь иудеев. Вопрос Пилата тоже гласил: "Ты Царь Иудейский?" Иисус не отрицал этого. Иудеи должны были бы понять, что человек Иисус в действительности есть их обетованный Мессия и царь.
Насмешливыми были слова в стихе 40: "Если Ты Сын Божий..."; у Луки "если Он Христос, избранный Божий" (Лук.23:35). Они насмехались над ним, что Он, который мог разрушить храм и за три дня построить его, сам себя не может спасти. На самом деле это они были разрушителями храма его жизни и через три дня должны были засвидетельствовать, что все это истина, а именно: что Он вознесется.
Это было верно. Он не спасся сам. Но о самой жестокой насмешке пишет только Матфей (ст.43): "Уповал на Бога: пусть теперь избавит Его, если Он угоден Ему. Ибо Он сказал: Я Божий Сын". Но со стороны Бога нет ответа! С небес не раздается голос: "Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение". Небеса были немы. О, какая глубина позора и муки!
И тогда мы слышим душераздирающую жалобу страдающего Сына: "Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?" (ст.46). Этот вопль уже был предсказан в Пс.22:1; там приводится и причина его богооставленности. В стихе 3 этого псалма мы читаем: "Но Ты, Святый..." Поскольку Бог свят, Он не может видеть грех. И Иисус сделался жертвой за грех за нас.
Имя Бога звучит здесь по-еврейски "Или, Или", так как это был один из языков, на котором была сделана надпись на кресте. В стихе 50 после мучительных, изнурительных страданий Иисус испустил дух, после того как не шепотом, что было бы вполне естественно, а во всю силу своей божественной природы воскликнул громким голосом имя Бога. Он умер добровольно, не так, как умирает человек. После завершения своего дела Он предал свой дух Богу, как и поясняется в евангелии по Иоанну в гл.10:18, что Он хотел умереть. Да, Он умер, обладая всей своей силой. То была добровольная жертва, но Он тем не менее был во всем своем величие и силе.
Одновременно с этим разодралась завеса в храме, потряслась земля, рассеялись камни и отверзлись гробы (ст.51-52). Мы видим двойной результат смерти Христа: завеса разодрана и побеждена власть смерти. Об этом сообщает только Матфей.
Обратим внимание на то, что святые, конечно, усопшие святые, а не грешники, тоже почувствовали воздействие смерти Христа и его искупительной жертвы (ст.52). Они выходят из гробов после его воскрешения, а не в момент его смерти. Павел говорит, что Христос был "первенцем из мертвых", значит, они не могли появиться раньше его. Но раскрытие гробов произошло при его смерти.
Обратим далее свое внимание на то, что речь шла не только о явлении духов, но и "многие тела усопших святых воскресли". Это не значит, как мы думаем, что они вернулись для жизни со всеми (что они наверняка не сделали!), но они явились в своих телах, подходящих не для этой земли, а для духовного мира (ст.53). Несомненно, они затем последовали за Господом в рай.
Стихи 51-53 по праву даются только у Матфея. Иерусалим назван здесь "святым градом" (ст.53). По милостивому позволению Бога и на основе совершенного на кресте дела в этом названии содержится драгоценное обетование. Он однажды станет святым городом, где будет открыт источник очищения (Зах.13,1).
Эти воскресшие святые свидетельствуют жителям Иерусалима, что дело Христа совершено и подтверждено воскресением. Какое величие! Какая благодать!
Как и в другом месте, в следующем стихе 54 упоминается сотник. Однако Матфей добавляет: "И те, которые с ним стерегли Иисуса". Очевидно, в соответствии с характером данного евангелия, пророческое значение этого состоит в том, что спутники сотника едины в суждении, а у Марка и Луки это является выражением личной веры сотника. Вероятно, дело в том, что здесь передана общая вера толпы язычников.
III. Лук.23:26-49. Сотник говорит об Иисусе: "Истинно Человек Этот был праведник".
Лука не упоминает возглас о богооставленности, о землетрясении, о рассеянии камней и о подобных вещах, о чем мы читаем у Матфея, поскольку эти два евангелиста преследуют различные цели. Здесь перед нами евангелие совершенного человека, или, выражаясь словами сотника, праведника.
Только Лука сообщает о предостережении дочерям Иерусалима (ст.27-31), и о первом из семи высказываний на кресте: "Отче! прости им, ибо не знают, что делают" (ст.34). Лука, описывая благоволение Бога к человеку, единственный, кто рассказывает об эпизоде с кающимся разбойником на кресте (ст.40-43) и передает в стихе 46 последнее из семи высказываний Иисуса: "Отче! в руки Твои предаю дух Мой".
Мы хотели бы еще немного остановиться на подробностях и при этом рассмотреть явные "различия".
Было около девяти часов, когда "повели Его" (ст.26). Как Иисус не умер бы и при многократном бичевании, так его не заставили бы и нести крест, если бы Он не согласился. Но в соответствии с евангелием о зависимом человеке мы видим здесь, как Он был зависим от ближнего, который должен был нести за ним крест (ст.26).
Некоторые толкователи даже полагают, что формулировка, "чтобы нес за Иисусом", могла вполне означать, что Симон киринеянин облегчил тяжесть креста, идя за Иисусом и неся его. Этим было устранено "несоответствие" между евангелием по Иоанну и синоптическими евангелиями. Мы можем предположить, что Господь сам нес свой крест до тех пор, пока римские солдаты не испугались, что Он рухнет под тяжестью креста, поэтому они и вынудили Симона из Киринеи нести крест.
В стихах 27-31 мы подходим к сцене с плачущими женщинами Иерусалима. Видимо, у мужчин из этой огромной толпы не было и намека на сочувствие. В данном евангелии о подлинной человечности Христа только у женщин мы найдем признаки сочувствия. Но Господь Иисус оплакивает их самих и их детей. Он предостерегает их от того, что случится с ними за их виновность в крови, потому что мститель за кровь пойдет вслед за ними и прольет потоки их крови.
Он сам, Иисус, был "зеленеющим деревом" (ст.31). Будучи на пути к кресту, Он ничего не потерял в своей зелени и свежести. Он был в расцвете лет и внезапно "отторгнут от земли живых" (Ис.53:8). Если они это сделали с ним, зеленеющим деревом, то что же тогда случится с ними, если они стали сухим деревом неплодным, бесполезным, без Бога, без Мессии, без Святого Духа, будучи предоставленными самим себе? Они созреют для огня, для кровавой резни при разрушении Иерусалима Титом в 70 г. после Р.X. Это было, так сказать, последним для них предупреждением Господа с земли!
Голгофа называется здесь просто "Лобным местом". Автор этих строк сделал однажды цветную фотографию того места, которое называется Голгофой, и был удивлен тем, как отчетливо этот холм похож на лоб анфас.
Во всем евангелии мы видим милосердие Бога к людям, благоволение Бога к человеку, чудесные проявления благоволения Бога к Иисусу. Поэтому возникла бы дисгармония, если бы здесь прозвучал вопль о богооставленности: "Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?" от человека, который обладал милостью Бога.
Но мы находим здесь молитву человека, страдающего за своих ближних, о том, чтобы Отец был милостив к ним и простил их преступление (ст.34; ср. Деян.3:17). Обратите внимание, что надпись здесь гласит: "Сей есть Царь Иудейский". Она выражает не то же самое, что у Матфея: "Сей есть Иисус, Царь Иудейский", а гораздо больше: это царь иудеев! Какой сарказм, какое унижение!
Все евангелисты рассказывают, что солдаты бросали жребий о его одеждах. Но Лука все внимание уделяет холму, где "стоял народ и смотрел" (ст.35). Матфей рассказывает, что они (солдаты) "сидя стерегли Его там" (Матф.27:36), как мы уже видели. Тут можно наблюдать несколько групп: народ (ст.35 и 48), стоявший иногда с внешним спокойствием и в молчаливом удивлении наблюдавший за происходившим. Там были начальники (ст.35), первосвященники, книжники и старейшины (Матф.27:41), не стыдившиеся покрыть позором свои почтенные, седые головы, добавляя к насмешкам толпы свои собственные. Даже солдаты других национальностей последовали (ст.36) примеру народа Бога. Наконец, мы видим двух разбойников, присоединившихся к ругательствам окружавших крест. Как мы видим, то, что люди сделали со своим ближним, в этом евангелии о человечности Иисуса подчеркнуто гораздо больше, чем в других.
Послушайте свидетельства врагов Иисуса о том, что Он делал среди них, и они не сумели оценить этого: "Других спасал" (ст.35). Вполне очевидно, что это усугубляет их вину. Да, Он спасал других, потому что для того Он и пришел. И даже в эти последние мгновения Он хотел спасти еще одного грешника!
Благодать Бога подействовала на душу одного из разбойников. Хотя он и принимал сначала участие в осмеянии, но вдруг увидел все в другом свете (ст.40-43). Он понял свою вину и законченность своего наказания (ст.41). Он знал, что Иисус был невинным Спасителем: "Он ничего худого не сделал" (ст.41). Он просит помянуть его. И так он присоединяется к Иуде Искариоту, Пилату и Ироду, подтверждая невиновность Иисуса. Но какая разница: он отправился в рай, а другие в вечное проклятие! Он знает, что никогда больше его грехи не вспомнятся, потому что они уничтожены. Иисус увидел в сердце этого человека истинную веру и дал ему заверение в божественном милосердии. И как была услышана его молитва! Он просил Господа помянуть его, когда Он придет в свое царство. Но Иисус сказал, что ему не нужно долго ждать, пока откроется слава Иисуса в этом мире. Нет, уже сегодня он будет у Господа. Часто говорят: "Лишь один спасся таким образом, чтобы никто не сомневался, но только один, чтобы этим никто не злоупотреблял и не рассматривал как нечто само собой разумеющееся. Он признал Иисуса Господом и царем".
Правильное истолкование стиха 43 таково: "И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе: ныне же будешь со Мною в раю". Мы не хотим, как некоторые современные лжеучители, ставить двоеточие не в том месте (неверный перевод "истинно говорю тебе ныне же: будешь со Мною в раю"). Конечно, ты ныне же будешь в раю аллилуйя! Удивительная благодать!
Бедные заблудившиеся души ложных религиозных систем! В тот момент, когда верующий во Христа Иисуса, умирая, закрывает свои глаза, он находится не в чистилище, его душа не впадает в сон, но он у Христа в раю.
Когда вся земля лежит во тьме (ст.44), Бог открывается в свете и завеса разрывается. У Матфея и Марка все иначе; они рассказывают, что завеса "раздралась надвое, сверху до низу"; Лука говорит: "Завеса в храме раздралась по средине". Это звучит так, как будто она разодралась сама по себе. Так выражает Бог свою милосердную сущность через смерть Иисуса. Здесь нет ударов божественного суда, которые падают на покорного Мессию. Вся благодать, особенно здесь, у Луки, до той поры сдерживалась, но теперь она излилась: разрывающаяся завеса освобождала все, что находилось за ней.
Внимательный читатель наверняка спросит, почему Лука упоминает о разрыве завесы еще до смерти Иисуса. Мы знаем точно, что это не соответствует фактической последовательности событий. За ответом мы отсылаем читателя к разделу 142, где мы попытались дать объяснение этому очевидному "несоответствию".
И вот приходит конец. Внимательно прочтите стих 46: "Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мой". У Матфея и Марка Он чувствует себя покинутым Богом; здесь, у Луки, Он знал, что Отец с ним. У Иоанна Он сам себя осознает божественным образом. Подумаем о молитве Иисуса к Отцу в стихе 34.
Все свершилось, и смерть побеждена. Иисус, совершенный человек, с сознанием своего сыновства обретает теперь дух уверенности, блаженства, доверия и непротивления смерти в присутствии и под покровительством Отца (см. Пс.16 и 31).
Наконец, мы видим двойную реакцию в умах тех, кто стоял у креста; сначала у сотника (ст.47). Когда он увидел, что случилось, то прославил Бога и сказал: "Истинно Человек Этот был праведник". Много до него было таких, кто видел все чудеса от личности Иисуса и "уверовал", убежденный фактами, которые нельзя было отрицать, выразив свою убежденность в том, что Иисус действительно должен был быть кем-то другим. Навуходоносор тоже прославил Бога. Во-вторых, мы видим народ (ст.48), который, "видя происходившее", бил себя в грудь и возвращался. После всех событий снова в свою греховную жизнь? переполненный отчаянием или с изменившимся пронзенным сердцем? В последнем случае для них еще оставалась надежда!
IV. Иоан.19:17-30. В этом евангелии страдания Христа носят признаки жертвы всесожжения, полное повиновение человека вплоть до смерти, до смерти крестной, как благоухающий аромат поднимался к Богу. Огонь преследования и страстей не может достичь ничего другого, чем еще больше подчеркнуть благоухание и совершенство этой жертвы.
В данном евангелии мы видим Господа Иисуса, несущего свой крест в одиночку (ст.17). То, что Господь должен был сам нести свой крест, для всякого опасного преступника было вполне обычным делом ни один честный человек не пожелал бы помочь такому. Однако в данном случае с нашим Господом здесь заключена мысль о добровольности. Характеристика добровольности особенно бросается в глаза при распятии Господа Иисуса. Он имеет власть отдать жизнь и взять ее. Он есть добрый пастырь, добровольно отдающий свою жизнь за овец.
Разве не бросается в глаза то, что, как говорится в стихе 16, они "повели" его, а в стихе 17 выразительно подчеркивается: "И, неся крест Свой, Он вышел"? В евангелии по Иоанну они не могли его повести, но Он вышел. То же мы встречаем в стихе 4, где Пилат говорит: "Я вывожу Его к вам", а в стихе 5 сказано: "Вышел Иисус". Ни Пилат, ни солдаты не смогли бы повести его, если бы Он, как Сын Бога, не вышел добровольно.
Очевидно, в этом евангелии центральное положение креста дано в стихе 18. Обратим внимание на выражение: "А посреди Иисуса". Если люди отвели ему это место, как большому преступнику, то это случилось по дозволению Бога, согласно чему Иисус должен всегда быть в центре.
С другой стороны, Иисус тот, кто навечно отделяет готовых покаяться, заново рожденных грешников от тех, кто навечно погиб.
В стихе 19 нам рассказывается, что надпись на кресте на трех языках культуры древнего мира сделал Пилат:
1. Еврейский язык богослужения.
2. Греческий язык культуры.
3. Латинский [Прим. ред.: в русском переводе Библии употреблено слово "римский"] язык политики (ст.20).
Иоанн наиболее полно передает надпись: "Иисус Назорей, Царь Иудейский". Писание говорит, что даже человеческий гнев должен обратиться во славу Бога (Пс.76,10). В этой надписи мы можем увидеть насмешку Пилата над иудеями. Они считали эту надпись направленным против Иисуса оскорблением. При спокойном обдумывании они должны были увидеть в ней направленную горькую насмешку против самих себя!
Да, этот смиренный, презираемый человек из Назарета действительно самый великий и благородный в человеческом роде, царь. Поэтому его собственный род и распял его в своей злобе. Они отказали этому царю в царском достоинстве, но в действительности это царство и его народ были недостойны его.
Стих 21 описывает их реакцию. Час победы был для них отравлен. Эту надпись нужно было изменить! Несомненно, Пилату доставило бы особое удовольствие дать отпор этим высокомерным иудеям, мятежные крики которых вынудили его утром действовать вопреки своей воле. Посему он отсылает назад депутацию, сопровождая это ледяными словами: "Что я написал, то написал".
Большинство подробностей, касающихся одежд Христа, находится в данном евангелии. Одежды наглядно говорят о достоинстве лица, о его внешнем поведении. Оправданные грешники облачены в мантию праведности.
Один толкователь видит в этом указание на жертву всесожжения: "С него была снята оболочка, чтобы обнажить находящееся под ней и чтобы было видно его совершенство. Итак, они раздели Господа и поставили его нагим. Только в этом евангелии идет речь о его бесшовном хитоне, образно мантии праведности, которая действительно была без швов и была теперь снята с него руками людей, доставивших его на место преступника. Солдаты исполнили предсказание Псалма 22,18".
Интересно, что Иоанн тоже говорит, что хитон "был не сшитый, а весь тканый сверху" (ст.23), но он единственный не упоминает, что завеса разодралась сверху до низу. Так как это бесшовное одеяние представляет собой символ совершенства Христа, то оно не разрывалось! Завеса, несовершенный образ сердца Бога, должна была разорваться. Да, его Сын, пришедший свыше, был именно тем, со смертью которого разорвалась завеса.
Стихи 25-27 есть только в данном евангелии. В них мы видим нежные человеческие чувства этого удивительного человека Иисуса. Разве не был Он поглощен своими собственными страданиями, чтобы находить еще время для других? О, нет! Эта сцена слишком возвышена, чтобы думать при этом о земных привязанностях. Господь Иисус знал, что с его смертью разорвутся и его естественные связи с матерью Марией. Он думал о ней в час своей нужды и в остальное время своих земных страданий. Он соединил ее со своим любимым учеником.
В начале этого евангелия Иисус сказал ей: "Что Мне и тебе, жено? еще не пришел час Мой" (гл.2:4). Но когда пришел его час и Он совершил свое дело, то вновь мог признать эти отношения, зная, что не долго будет на службе у своего Отца на этой земле. Так, мы видим его человеческие привязанности, соединенные с его божественной славой. О, достойный поклонения Господь!
Ни в Гефсимании, ни на кресте мы не слышим в этом евангелии слова о страданиях. "У Матфея подробно перечислены все страдания. У Луки больше внимание уделено страданиям в Гефсимании, нежели на кресте. Только подумаем о словах: "И, находясь в борении, прилежнее молился, и был пот Его, как капли крови, падающие на землю" и еще о том факте, что у Иоанна мы не читаем ничего о богооставленности на кресте. Он Сын человека, а не настолько божественная личность, как здесь у Иоанна".
Страдания, само собой разумеется, были, но они здесь не акцентируются. Распятие вызвало несказанную жажду. Но это также произошло, чтобы буквально исполнилось писание; Иисус сказал: "Жажду" (ст.28).
Как мы видели у Матфея (27:34) и Марка (15:23), Иисус отклонил предложенное наркотическое средство. Однако здесь Он принимает уксус, который дали ему через губку с иссопом (ст.29-30). Иссоп, о котором говорит только Иоанн, напоминает нам о той ночи, когда кровь пасхального агнца была нанесена пучком иссопа на косяках дверей и перекладине. Даже это незначительное обстоятельство напоминает нам о том, что "Пасха наша, Христос", был заклан за нас.
После того, как Иисус совершил дело искупления, Он восклицает: "Совершилось!" (ст.30). Господь, несомненно, имеет в виду свою жертву, ибо исполнились места писаний, которые говорят о нем!
Эти слова на кресте записал только Иоанн, и это тоже весьма уместно. Только Иисус, как Сын Бога, мог объяснить, что теперь все закончено; это закончено совершенным образом, тогда как последнее действие по его собственной воле Он "предал" свой дух. Он должен был сойти в преисподнюю, место пребывания мертвых, чтобы закончить искупление. Но верующий ныне претерпевает смерть, несомненно, в рамках божественного управления, а не как ответ святости Бога на грех.
Соломон однажды сказал: "Человек не властен над духом, чтобы удержать дух, и нет власти у него над днем смерти" (Еккл.8:8). Действительно, никто не в состоянии сделать это, ни один обычный человек. Но здесь перед нами доказательство того, что Иисус был подлинно человеком и Богом. Он был Богом, хотя и человеком, и совмещал то и другое в одном лице. Он отдал свою жизнь (гл.10:18), обладая полнотой Духа и вручил ее Отцу.

160. Погребение Иисуса (Марк.15:42-47; Матф.27:57-61; Лук.23:50-56; Иоан.19:31-42)

I. Марк.15:42-47. И Марк, и Иоанн сообщают нам, что пятница, когда умер Иисус, была днем подготовки "день перед субботою" (ст.42). Однако в данном случае это была суббота праздника пасхи (см. Иоан.19:31). Мы хотим подробнее рассмотреть этот подготовительный день, когда перейдем к рассказу Иоанна.
Все евангелия сообщают, что Иосиф из Аримафеи пришел, чтобы обеспечить погребение Иисуса. Ни один из синоптических авторов не упоминает о другом, тайном ученике, который тоже пришел туда, Никодиме (см. Иоан.19:39).
Если Марк информирует нас о социальном положении Иосифа, "знаменитый член совета", то Матфей свидетельствует, что он "также учился у Иисуса". Марк добавляет: "Который и сам ожидал Царствия Божия" (ст.43).
Посмотрите только, какая перемена произошла с Иосифом! Вид креста со Спасителем позволил ему сказать вместе с псалмопевцем, что теперь предана Ему вся жизнь и все, что имеется. Не обращая больше внимания на свою репутацию и пренебрегая всякой осторожностью, он "осмелился войти к Пилату и просил Тела Иисусова" (ст.43).
Перевод Д.Н.Дарби указывает, что Иосиф просил тела Иисуса (по-гречески "сома") и что Пилат отдал ему тело (по-гречески "птома" = труп). Обратите внимание на различное отношение к драгоценному телу Иисуса для этих двух людей: для Иосифа оно было действительно драгоценным, скинией Бога на земле; для Пилата это был только один из многих трупов.
После того, как он завернул его в тонкую плащаницу, Иосиф положил драгоценное тело Христа в свой собственный гроб (ст.46). Как характерно, что Иисус и при своем вступлении в этот мир был завернут в пелены (Лук.2:12), и теперь его завернули в тонкий холст. Какое унижение! Он действительно был смиренным слугой. Только Марк и Матфей рассказывают, что к двери гроба был привален камень, а позже он был скреплен печатью (Матф.27:66).
В саду находились люди, видевшие погребение; несомненно, это были те же самые женщины, что стояли у креста. Из различных рассказов становится очевидно, что это были Мария Магдалина, а также Мария, мать Иосии, которую Матфей называет "другая Мария". Но вполне возможно, что, кроме двух этих женщин, были еще и другие, потому что Лука говорит, не упоминая об их количестве и именах, что там были женщины, "пришедшие с Иисусом из Галилеи". Они намеревались, поскольку прошла суббота, снова прийти сюда и сделать приготовления для погребения и помазания его ароматами. Но это оказалось уже больше не нужным (Марк.16:1).
II. Матф.27:57-61. В этом евангелии, адресованном иудеям, мы снова, как всегда, можем видеть, как Матфей доказывает на основании исполнившихся писаний, что Иисус был их Мессией. Как бы желая еще раз разъяснить своим соотечественникам этот факт, он напоминает им о том, что Иосиф из Аримафеи (может быть, Рамы или Рамафаима в 1Цар.1,1) был богатым человеком и имел новый гроб (ст.60). Почему это так интересно, что Иосиф был богат и обладал новым гробом? Потому что он, будучи сам учеником Иисуса (ст.57), предал себя Богу и отдал ему свой гроб. Так снова исполнилось то место Писания, которое гласит: "Ему назначали гроб со злодеями, но Он погребен у богатого, потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его" (Ис.53,9).
Даже, когда все выглядит безнадежно, Бог всегда находит своего человека, исполняющего его волю.
III. Лук.23:50-56. Иосиф из Аримафеи был не только богатым человеком и учеником, членом совета и уважаемым всеми, но и, как член синедриона, прослыл своей добротой и праведностью. Было известно, что он не участвовал в делах своих коллег, приговоривших Иисуса к смерти.
Лука приводит больше подробностей об Иосифе, чем любой другой евангелист. В заключении он говорит о нем, что он "ожидал также Царствия Божия" (ср. Марк.15:43).
Обратите внимание, как в данном евангелии о совершенном человеке этот "человек правдивый" предоставляет в распоряжение свой гроб, "где еще никто не был положен".
Приводя множество особенностей и деталей, Лука достаточно общно говорит в стихе 55 о женщинах, "пришедших с Иисусом из Галилеи". Стих 56 рассказывает, что они вернулись, чтобы приготовить благовония и масти, а в субботу остались в покое. Их симпатия и уважение к Иисусу были искренними, но они вышли за пределы божественной последовательности событий пришли слишком поздно. Никогда, в отличие от Марии из Вифании, они не получат привилегии отдать знаки своего уважения телу Господа.
IV. Иоан.19:31-42. Здесь не языческий сотник свидетельствует о факте, что "Человек Этот был праведник", ведь это более подходит к рассказывающим о его человечности евангелиям, а сам Бог в данном евангелии воздает свидетельство праведности Иисуса.
Иисус исполнил все, что было написано о нем. Бог наблюдал за тем, чтобы даже при смерти Иисуса и после нее исполнялись писания, относящиеся к нему. Один Иоанн рассказывает об этом в стихах 31-37.
Иисус умер в пятницу около 3-х часов. Следующий день был не только субботний, но должен был быть "великим" (ст.31). Другими словами, в тот день должна была праздноваться пасха. Для участия в этом празднике иудей должен был быть чистым в смысле закона о церемониале, то есть ему следовало подготовиться к празднику. Поэтому вечер этой пятницы называется здесь дословно "приготовлением" [Прим. ред.: в русском переводе Библии отсутствует].
С заходом солнца (то есть через три часа) начиналась суббота, и оставалось немного времени для всех их приготовлений и для службы, которую хотели сослужить Иисусу ученики Иосиф и Никодим, ибо учитель был им дорог.
Закон гласил: "Если в ком найдется преступление, достойное смерти, и он будет умерщвлен, и ты повесишь его на дереве, то тело его не должно ночевать на дереве, но погреби его в тот же день, ибо проклят пред Богом (всякий) повешенный (на дереве), и не оскверняй земли твоей" (Втор.21:22-23).
Такова была причина, почему иудеи просили разрешения на погребение трех распятых (ст.31). За определенные злоупотребления можно было бы привлечь к ответу солдат, охранявших распятых; их привлекли бы к ответу.
Чтобы удостовериться, что Иисус действительно умер, "один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода" (ст.34). Копье должно было пронзить сердце. Это был жестокий акт, выражающий ненависть и презрение к человеку Христу. Конец двух разбойников был ускорен тем, что им перебили голени. Но тогда Бог сказал, что достаточно!
Решением о том, чтобы не ломать Иисусу голени, так как Он "уже умер" (ст.33), солдаты исполнили (конечно, не сознавая того) слова Писания: "Кость Его да не сокрушится" (ср. Исх.12:46 и Пс.34:20).
Хотя в действительности языческий воин пронзил ребра Господа, именно Израиль считается ответственным за это, поскольку в стихе 37 говорится: "Воззрят на Того, Которого пронзили", цитата пророчества из Зах.12,10.
Но это еще не все. То, что ему пронзили ребра, доказывает, что Иисус действительно умер (магометане утверждают, что Бог восхитил его перед смертью) и что действительно пролилась его кровь (ср. Евр.9:22). Далее истекла не только кровь, но и вода. Кровь должна была течь как основа законности искупления, вода же означает духовное очищение. Сегодня некоторые настаивают на том, что смерть Иисуса имеет духовное влияние; им не нравится мысль о том, что пролитая кровь является платой за грех и тем самым средством его искупления. Однако без пролитой крови нет прощения (Евр.9:22).
Бог отвечает на оскорбления и презрение людей к своему возлюбленному Сыну своим свидетельством, что говорит об избыточном милосердии и спасении. "Кровь сия душу очищает" (Лев.17:11), и жизнь даруется "банею возрождения" (Тит.3:5).
В первом послании Иоанна (гл.5:6-8) сначала упоминается вода; исторически это невозможно. Дело в том, что вечная жизнь находится не в первом, а в последнем Адаме; об этом свидетельствуют Дух, вода и кровь. Необходимо очищение, чтобы иметь жизнь вечную. Но ее не получить нигде, кроме как в смерти, смерти Христа по благодати.
Стих 35 является свидетельством очевидца; он взывает к каждому читателю, говоря: "Дабы вы поверили". Поэтому нам не нужно здесь естественно-научное объяснение, чтобы поверить; позднее обнаруживается, что по существу это сверхъестественно, когда кровь и вода истекают из раненого Христа. В 1-ом послании Иоанна нам следует искать духовное значение, которое так подчеркивает тот самый возлюбленный Иоанн.
Д.Н.Дарби добавляет: "Обратите внимание на то, как благоприятно здесь складываются обстоятельства. Если бы они пронзили Иисуса до его смерти, то Он не смог бы сам предать дух. Если бы они пронзили его, не умертвив, то пролитая им таким образом кровь не обладала бы ценностью его смерти. Но Он сам оставляет жизнь, Он мертв, и вся ценность его смерти выявляется вместе с очищением и искуплением, когда пронзили ему ребра и истекли кровь и вода".
Во всем этом одно за другим исполняются слова Писания. Бог уже приготовил человека для исполнения пророчеств из Ис.53,9, как мы уже видели. Это свидетельство праведности, безгрешности и безупречности его Сына Иисуса Христа. Убийцы Христа придумали для него безымянную могилу преступника. Но Бог вступился за честь своего Сына.
Люди Бога, их оказалось на месте двое, Иосиф и Никодим. Как выдающийся член синедриона, Иосиф, конечно, пользовался у Пилата некоторым влиянием. Сразу после смерти Иисуса он идет туда в пятницу под вечер и просит тело Иисуса (ст.38). Марк рассказывает нам об удивлении Пилата быстрой смерти Иисуса.
Иоанн об этом не упоминает, но то, что сообщает он в стихах 38 и 39, не дает никто. Мы узнаем, что Никодим не уступает Иосифу в почитании учителя. Он приносит "состав из смирны и алоя, литр около ста" (ст.39). Иоанн добавляет: "Как обыкновенно погребают Иудеи".
Иоанн также сообщает, что гроб находился практически на том же самом месте, что и Голгофа, где был распят Христос (ст.41): "На том месте, где Он распят, был сад, и в саду гроб новый, в котором еще никто не был положен".
Им, однако, надо было спешить, потому что с заходом солнца начиналась суббота. В тот момент они не могли делать ничего другого, как только обмыть тело, положить его на благовония, завернув голову в белую плащаницу, а пронзенные члены обвить тонким льняным покрывалом и так положить тело в гроб (ст.42).

161. Гроб опечатан и охраняется (Матф.27:62-66)

Ученики и последователи Иисуса вели себя тихо и "в субботу остались в покое по заповеди" (Лук.23:56). Но не такими были его враги!
Каждому читателю должно броситься в глаза то, что Матфей единственный, кто рассказывает о том факте, что народ Израиля преследовал своего Мессию не только до смерти, но и дальше. Это еще раз подчеркивает ужасную вину тех, к кому Он специально пришел.
Они, отвергшие Христа, пошли еще дальше и, в конце концов, отвергли Святого Духа так же, как позже их упрекает в этом Стефан (Деян.7). Для таких нет спасения.
Хотя ученики Христа не поверили совсем или медлили верить словам учителя о том, что Он воскреснет через три дня, с врагами дело обстояло иначе. Они поняли, что Он воскреснет из мертвых, и теперь намерены были помешать ему в этом. Глупцы! Как скудны были их представления о нем! Разве большой камень загородил ему вход в гроб? Великому Творцу и Спасителю не надо было ни самому прикладывать руки, ни его ангелам, чтобы отодвинуть камень. Для того, кому тьма была светом (Пс.139:12), камень подобен воздуху.

Суббота
162. Женщины, покупают благовония (Марк.16:1; Лук.23:56)

Женщины, любившие Иисуса, в молчании провели субботу дома и ожидали захода солнца, чтобы окончилась суббота и открылись лавки.
Вечером в эту субботу, по нашему расчету (для них уже начинался первый день недели), они, Мария Магдалина, Мария, мать Иакова, и Саломия, будто купили нужные благовония и масла. Они могли сразу утром пойти к могиле, чтобы завершить начатые в спешке и еще не законченные приготовления к погребению.

163. Женщины посещают гробницу (Матф.28:1)

По-видимому, только две Марии, купив благовоний, вышли поздно вечером [Прим. ред.: в английском переводе Дарби сказано: "Итак, поздно в субботу..."] в ту субботу и посетили гробницу. Они убедились, что все в порядке, поскольку нашли ее без изменений. О Саломии здесь ничего не рассказывается.

Глава 7. День Господа

164. Воскресение (Матф.28:2-4)

После того, как обе Марии ушли, наступила ночь и все заснуло. Только воины несли стражу у гробницы.
Новое землетрясение потрясло окрестности святого города. Пришел ангел и отбросил прочь камень. Затем он уселся на него, божественная ирония, как на побежденного зверя. К этому моменту гробница была, несомненно, уже пуста.
Ангел пришел не для того, чтобы выпустить Иисуса, но, чтобы отбросить камень, чтобы глаза смертных могли убедиться в факте воскресения. Первыми очевидцами случившегося стали воины, то есть в сущности сам враг.

165. Мария Магдалина идет к гробнице (Иоан.20:1-2)

Было раннее утро первого дня недели, когда Мария Магдалина выходит совершенно одна. Когда она, погруженная в мысли об Иисусе и наполненная беспокойством, достигает гробницы, то видит, что "камень отвален от гроба" (ст.1). Она не входит в гробницу и не задерживается долго в саду.
Она бежит и приходит к Симону Петру и другому ученику, которого Иисус любил, и рассказывает им о случившемся (ст.2).

166. Другие женщины приходят к гробнице (Марк.16:2-4; Лук.24:1-3)

I. Марк.16:2-4. Стих 1 показал нам двух Марий и Саломию при подготовке благовоний и масел вечером в субботу.
Во втором стихе Марии Магдалины нет; она еще перед этим посетила гробницу. Там были Мария, мать Иакова, Саломия и, вероятно, еще несколько других женщин, отправившихся к гробнице.
По дороге их волновал вопрос: "Кто отвалит нам камень от двери гроба?" (ст.3).
Придя туда (уже взошло солнце ст.2), они увидели то же, что и Мария Магдалина до них, "когда было еще темно" (Иоан.20:1).
II. Лук.24:1-3. Лука рассказывает, что они вошли в гробницу и не нашли тела Господа Иисуса.

167. Явление ангелов (Марк.16:5-7; Матф.28:5-7; Лук.24:4-8)

I. Марк.16:5-7. Сравните явления ангелов перед этими верующими женщинами с внезапным явлением Иисуса Марии Магдалине и подумайте о значении этого.
В истории Израиля нет ничего необычного в том, что Бог посылает ангела сообщить о чем-либо или вмешаться в ход событий. Однако этих женщин сверхъестественный вид ангела, несомненно, поверг в ужасное смятение, потому что после их входа в гробницу они услышали его слова: "Не ужасайтесь" (ст.6).
Шаг за шагом убеждает их ангел в факте воскресения. Он начинает осторожно: "Иисуса ищите" и продолжает затем: "Он воскрес, Его нет здесь. Вот место, где Он был положен" (ст.6). Это, конечно, должно было убедить их.
Потом он дает верным женщинам поручение: "Идите, скажите ученикам"; и потом "Петру". Это есть только у Марка. Здесь, очевидно, для сравнения, Петра особо упоминает Господь.
Интересно сравнить это поручение женщинам с поручением Марии Магдалине в главе 20 евангелия по Иоанну.
А. Женщинам говорится: "Идите, скажите ученикам Его и Петру, что Он предваряет вас в Галилее" (ст.7).
Б. Марии Магдалине говорится: "Иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему" (Иоан.20:17).
Обратите внимание на различие между "ученикам Его" и "братьям Моим". У Матфея им указывается идти в Галилею. Но у Иоанна не называется ни одно место на земле; Он просто говорит им, что ему надлежит быть восхищенному на небо, чтобы встретиться там с ними в духе пред Отцом его и Отцом их, пред Богом его и Богом их. Таким образом, мы видим здесь Христа, обладающего двумя различными качествами:
а) Его отношение к остатку верных Израиля. В этом качестве Он является своим ученикам в Галилее, где Он бывал обычно вместе с ними. Именно это особо описывает Матфей.
б) Его новое положение прославленного человека пред Отцом. Соответственно этому Он восхищен на небо из Вифании. Лука описывает это в своем повествовании.
Обратите внимание, что Марк говорит об одном "юноше" (ст.5). Матфей сообщает, что это был "ангел" (Матф.28:5), а Лука "предстали перед ними два мужа" (Лук.24:4). Это вовсе не противоречия. Не говорится также, что юноша, очевидно, ангел, сидел внутри гробницы, а только то, что женщины видели его "сидящего на правой стороне", когда они вошли туда. Видимо, он сидел у входа, еще на камне, который отвалил.
Несомненно, что там были, по крайней мере, два ангела, вероятно, еще больше, потому что Иоанн говорит, что внутри гробницы сидели два ангела: один у головы, а другой "у ног, где лежало Тело Иисуса" (Иоан.20:12). Марк упоминает только одного ангела, обратившегося к женщинам. Возможно, Мария Магдалина видела у места погребения двух ангелов. Мария, мать Иакова, и Саломия увидели одного ангела справа, когда вошли в гробницу, а другие женщины двух ангелов снаружи, которые просто сообщили им, что Иисус воскрес. Исследователь Писания, помнящий о подобном же положении вещей в случае с бесноватым (бесноватыми) в стране Гадаринской (Марк.5:2; Лук.8:27; Матф.8:28), не найдет ничего удивительного в различии цифровых данных.
II. Матф.28:5-7. Один из ангелов успокаивает верных женщин словами: "Не бойтесь" (ст.5). Для тех, кто пребывает во Христе Иисусе и знает его, как своего Спасителя и заступника, в самом деле нет повода для страха. Даже смерть не пугает того, кто верит в Христа, смерть побеждена! Иисус воскрес благословенное доказательство того, что и мы воскреснем.
Чтобы еще сильнее подчеркнуть факт воскресения Иисуса, только Матфей передает такие слова: "Подойдите, посмотрите место, где лежал Господь" (ст.6). Именно это евангелие приводит доказательства, дающие людям возможность увидеть и уверовать. Однако же благословенны уверовавшие, но не увидевшие!
Обратите внимание на то, как по-разному обращается ангел к этим женщинам: "Знаю, что вы ищете Иисуса" (ст.5); "Иисуса ищете" (Марк.16:6); "что вы ищете живого между мертвыми?" (Лук.24:5).
У Матфея это звучит с пониманием, у Марка утвердительно, а у Луки как бы вносит поправки.
Как осторожно происходит раскрытие этим бедным трепещущим душам истины воскресения!
Даже в поручении женщинам еще раз подчеркивается воскресение: "Что Он воскрес из мертвых" (ст.7).
Это евангелие было написано для иудеев, для народа, в чей город Иерусалим пришел Иисус, чтобы править, и где его отвергли. Теперь же над этим народом провозглашается суд тем, что Иисус проходит мимо Иерусалима и собирает свой остаток верных в Галилее (ст.7), презренной "Галилее языческой". Как хорошо все это подходит к повествованию евангелия по Матфею.
III. Лук.24:4-8. Для Луки характерно, что он часто передает чувства и эмоции людей. Так, он сначала описывает душевное состояние женщин, пришедших к гробнице: "Когда же недоумевали они о сем". Если уж их смутило открытие, что большой камень был отвален и гробница открыта, то при виде двух мужей "в одеждах блистающих" они "были в страхе" (ст.4). Это не удивительно с кем из нас не произошло бы то же самое?
Обратите внимание, что эти мужи не названы здесь ангелами. Один толкователь говорит по этому поводу: "Теперь, когда камень отвален, сразу же возникает мысль о людях в совершенно новом состоянии. Мы можем заглянуть в гробницу и увидеть, что Иисус по благодати был там в смерти и что человек в результате этого может быть облачен в блистающие одежды. Здесь на земле, где умер Иисус, люди должны стоять рядом в блистающих одеждах. Таков ответ на гл.24,4, ибо он показывает нам, что благословение Бога к человеку должно основываться на этом новом состоянии".
Мы ничего не прочтем здесь об утешительных и успокоительных словах, как у Матфея; здесь, скорее, звучит легкий упрек. Можно иметь истинную любовь к Иисусу, не очень понимая его дело. Мы читаем здесь, что женщинам напоминается о писаниях (ст.6-8), и ничего не сказано о поручении. Все довольно обобщено. Но результат тот же: они пошли и возвестили все это другим (ст.9).

168. Петр и Иоанн идут к гробнице (Лук.24:12; Иоан.20:3-10)

Мария Магдалина пришла к гробнице раньше других женщин и увидела, что камень отвален, и побежала сразу же рассказать об этом Петру и Иоанну (Иоан.20:1.2).
Видимо, оба ученика просто опешили при таком известии и поспешили к гробнице (Иоан.20:3.4). Но и Мария тоже пошла снова туда.
Оба наших евангелиста приходят к одному и тому же выводу, что Петр наклонился, чтобы заглянуть вовнутрь гробницы, и внимательно рассмотрел доказательства воскресения Иисуса пустые пелена. И, действительно, льняной "плат" лежал не с пеленами.
Все это оказало умиротворяющее воздействие, не было никакого признака спешки. Только тот, кто встал от сна, мог в таком порядке так спокойно сложить пелены!
У Луки нет ничего о вере в воскресение, поскольку Петр покинул гробницу, "дивясь сам в себе происшедшему" (ст.12).
Иоанн рассказывает нам в стихах 6-8, име-ющихся только у него и являющихся важным свидетельством о факте воскресения, что он присоединился к Петру. Вместе их было теперь двое, что и требовалось для достаточного свидетельства. А у Луки не упоминается об Иоанне.
Иоанн "уверовал" в основательность доказательств, которые он видел (ст.8), однако это, видимо, не произвело на них обоих особого впечатления, потому что они возвратились домой. Мы даже не читали про Петра, что он уверовал, а только то, что удивился.

Глава 8. Явление воскресшего Господа

169.Мария Магдалина, вернувшись к гробнице, видит Иисуса (его первое явление) (Иоан.20:11-18; Марк.16:9-11)

I. Иоан.20:11-18. Так как Иоанн сообщает об этом большую часть подробностей, то мы хотели бы сначала обсудить его повествование.
Несомненно, Мария Магдалина, рассказав Петру и Иоанну об открытой гробнице, сразу же поспешила туда за ними.
Так как мужчины были более быстрыми и бежали, то они пришли туда раньше нее. Мы знаем об их переживаниях и о возвращении домой.
Мария Магдалина, однако, была охвачена болью при возвращении к гробнице. Она не могла пойти домой, а без Иисуса не могла обрести покой. Плача, стоит она у гробницы, но потом наклоняется и входит вовнутрь.
Внутри она видит двух сидящих ангелов, одного у изголовья, а другого у ног того места, где лежало тело Иисуса (ст.12). Она реагирует на это так, будто видеть ангелов было для нее вполне обыденным делом. У нее нет ни малейшего страха. Нет, она занята исключительно своим Господом, которого она так сильно жалела, и это дает ей основание предположить, что и все прочие тоже заняты только им даже эти двое мужей.
Сказанное ею перед этим ученикам (ст.2), она повторяет теперь ангелам: "Унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его" (ст.13). А в стихе 15 она говорит: "Господин! если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его".
С глазами, полными слез, она хочет и дальше искать своего Господа Иисуса. Но затем Он находит ее! Он, добрый пастырь, зовет свою овечку по имени, говоря ей: "Мария!" (ст.16). Она восклицает: "Раввуни!" Как хорошо, что она называет его учителем, занимая место его ученицы, потому что здесь так много всяких, совершенно новых вещей, которым Он хотел бы научить ее теперь.
Она первая должна была узнать, что не может отныне больше прикасаться к нему и не может так же относиться к нему, как до его смерти и воскресения.
Затем ей следовало узнать, что Он теперь должен был взойти к своему Отцу. "Не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему" (ст.17). Это означает в частности: если ему надлежало взойти к Отцу, то Мария будет связана с ним только в духовном, но не в физическом смысле. Взойдя к Отцу, Он пошлет Духа Святого, который сделает присутствие Иисуса практически ощутимым, что никогда не было возможно "во дни плоти" его. В этом евангелии Он неоднократно говорит с ними о его сошествии.
Третье удивительное событие касалось известия, которое должна была передать ученикам Мария, и открытое также ей: "Иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему" (ст.17). Она не только узнает, что Он воскрес, но и слышит о новых отношениях, в которые Он приводит своих через воскресение. Никогда до того Иисус не называл своих учеников братьями. Но теперь Он не стыдится сделать это (см. Евр.2:11-12 и Пс.22:23).
Заметьте, что Господь Иисус не говорит "наш" Отец и "наш" Бог, как если бы Он, его ученики и мы стояли на одной ступени. Его первенство должно постоянно сохраняться. Но и для нас неприлично называть его "нашим братом", даже если Он снисходит до того, чтобы называть нас своими братьями. Нет, Он не опускается до нашего уровня, а поднимает нас до себя. Вряд ли стоит добавлять, насколько все это уместно в евангелии о Сыне Бога.
II. Марк.16:19-11. Когда мы сравнивали повествования различных евангелий, то видели, что стих 2 нашей главы относится к Марии, матери Иосии и Саломии. В стихе 9 Марк рассказывает о Марии Магдалине и сообщает, что она была первой, кто мог увидеть воскресшего Господа Иисуса.
Мария Магдалина пошла здесь возвестить об этом не только Петру, но и всем апостолам, "бывшим с Ним" (ст.10).
Обратите также внимание на то, что, хотя о Марии Магдалине уже упоминалось, здесь добавляется: "Из которой изгнал семь бесов" (ст.9). В начале служения мы видим в данном евангелии, что Христос побеждает власть тьмы, изгоняя беса в гл.1,21-34. Он для того и пришел, чтобы прогнать сатану. И здесь, в конце его земного служения, нам напоминается о том, что Он изгнал из Марии Магдалины семь бесов. Он является ей как воскресший победитель сатаны и гроба!
Несмотря на это, все евангелисты дают один и тот же печальный комментарий относительно реакции учеников на свидетельство Марии "не поверили".

170. Женщины на обратном пути к ученикам встречают Господа Иисуса (второе явление) (Марк.16:8; Матф.28:8-10; Лук.24:9-12)

I. Марк.16:8. Между тем женщины увидели и услышали у пустой гробницы ангелов. Несмотря на хорошее обращение к ним, они были довольно сильно потрясены и испуганы. "Их объял трепет и ужас" (ст.8).
Только здесь говорится: "Никому ничего не сказали, потому что боялись". Однако после встречи с самим воскресшим Господом (см. Матф.28:9.10) они усердно возвещали всем другим (Лук.24:9-11).
Иисус прогоняет страх своим присутствием и мягким обращением и дает мужество свидетельствовать о нем.
II. Матф.28:8-10. Используются различные выражения для описания настроения этих женщин: "страх и радость великая" (ст.8), "трепет и ужас", "боялись" (Марк.16:8), "недоумевали" (Лук.24:4). Иоанн не упоминает о женщинах; он направляет свое внимание на одну из них Марию Магдалину.
Случай, описанный в стихах 9 и 10, мы найдем только в данном евангелии: Иисус выходит им навстречу, когда они пошли возвестить его ученикам. Это заслуживает нашего внимания потому, что здесь они "ухватились за ноги Его и поклонились Ему" (ст.9). Это примечательно потому, что в евангелии по Иоанну Марии Магдалине было заповедано: "Не прикасайся ко Мне" (Иоан.20:17). Но прикосновение в евангелии по Матфею созвучно намерению Святого Духа. Они давно привыкли прикасаться к нему. Эта старая преданность должна была в известной степени продолжаться и теперь после воскресения. Как уже сказано, в этом евангелии воскресший Господь возобновляет свои отношения с иудейским остатком верных. И для женщин, являющихся прообразом этого остатка верных, Он уготовил радость общения с ним на земле. По той же причине Матфей ничего не пишет о вознесении, даже в виде намека.
Иисус, отвергнутый в Иерусалиме, говорит женщинам, что Он встретится с ними и с учениками в Галилее (ст.10; ср. Марк.16:7).
III. Лук.24:9-12. Здесь мы узнаем, что женщины выполнили повеление Господа и "возвестили все это одиннадцати и всем прочим" (ст.9).
То, что в Марк.15:40 названа Саломия, а у Луки (ст.10) Иоанна, очень просто объясняется тем, что Лука, видимо, включает Саломию в число "других с ними".
Какое печальное высказывание дано в стихе 11: "И показались им слова их пустыми, и не поверили им". Если Лука в этом коротком предложении лишь указывает на их неверие, то Марк выявляет это при различных обстоятельствах:
а) в том факте, что женщины хотели помазать тело Иисуса (Марк.16:1);
б) в их разговорах по пути о том, кто же отвалит им камень (Марк.16:3);
в) в их удивлении перед открытой гробницей и первоначальном неповиновении повелению приказу ангела идти и возвестить (Марк.16:8);
г) в неверии в свидетельство Марии о том, что видела его живым (Марк.16:11);
д) в повторном неверии всех после сообщения ученикам, шедшим в Еммаус (Марк.16:13);
е) и, наконец, воскресший Господь упрекает их за неверие и жестокосердие (Марк.16:14).
Хотя, таким образом, через неверие была выражена общая позиция, Петр, получив известие, видимо, задумался. Это следовало проверить ему самому! Итак, он встал и побежал (с Иоанном) к гробнице (Лук.24:12).

171. Примечание к евангелию по Марку, гл.16:9-20

Удивительно, что люди со здравым человеческим рассуждением могут утверждать, что Святой Дух хотел завершить рассказ Марка стихом 8, то есть смущением женщин. Мы же предпочтем присоединиться к большому числу тех, кто рассматривает этот раздел евангелия по Марку как внушение Духа, равно как и все предшествующее. К ним принадлежит также Д.Н.Дарби, который говорит: "Я читаю эти стихи (9-20) как священное Писание".
Уже для Иринея стихи 9-20 были завершением нашего евангелия. Татиан преобразовал их в 140-ом году в свою "Гармонию евангелий" (диатессарон).
У.Келли делает следующее замечание, которое может помочь: "Я признаю, что между этим отрывком и первой частью главы 16 существуют известные различия. Но, по моему мнению, Дух умышленно представляет ту и другую части с различной точки зрения. В этом отрывке речь идет о соответствующей подготовке слуг после того, как произошло его воскресение из мертвых, к которому Он их готовил. Если бы евангелие закончилось раньше, то тут существовал бы пробел... Это удивительное евангелие, описывающее его служение, завершилось бы так, как мы едва ли можем себе это представить, "потому что боялись". Такое завершение меньше всего подходило бы для служащего Сына Бога.
Какое впечатление неминуемо осталось бы, если бы сомнения некоторых ученых имели хоть малейшее обоснование? Разве кто-нибудь, знакомый с характером Господа и его служением, может на мгновение представить себе, что все должно окончиться известием, о котором из страха умолчали некоторые женщины?
Именно непринужденность стиля, использование слов, которые раньше не употреблял Марк или применял их не так, как здесь (всего около 20), и крайне детализированное изложение обстоятельств, убеждают, по-моему, в подлинности этого отрывка, поскольку тот, кто попытался бы исказить его, робко цеплялся бы за буквы, чтобы по возможности попасть в тон Марку. Я не знаю, есть ли во всем евангелии отрывок, который был бы наиболее характерен для этого евангелиста, чем данный; и вряд ли человеческая дерзость отважилась бы вырвать его из того места, куда его вставил Бог. Имеется множество ясных внешних доказательств, а внутренние показывают не только то, что этот отрывок есть внушенное Духом писание, но также то, что никто, кроме Марка, не является его автором".
Хотя примечание Келли нас полностью убеждает, мы чувствуем себя вынужденными добавить еще несколько подходящих сюда мыслей Ф.Гранта: "В первой части (ст.1-8) обетование, рассматриваемое в повествовании Марка, не исполнилось. Иисус не идет с ними в Галилею; и открытый конец повествования показывает трепет и ужас вместо радости и веселья, как можно было бы ожидать после всего. Если здесь нет ничего непреднамеренного (мы, по крайней мере, не сомневаемся в этом), то это неисполнение, этот страх вместо радости должны иметь определенное значение. Если же мы также подумаем о том, что представляли собой ученики до воскресения (и какое-то время спустя) иудейский остаток верных, надежды которых вращались вокруг ветхозаветных обетований, то мы достаточно хорошо сможем понять, что изображает здесь Марк. Христос воскрес; есть обетование для верующих израильтян, которое не исполнилось для них как таковых; и вскоре их история также оборвалась бы, подобно этому отрывку, вместе с историей служения обрезанию, с которым, в частности, связано имя Петра (ст.7; Гал.2,7-9).
Этот отрывок будет однажды усовершенствован, хотя и в более поздний период спасения, когда завершится промежуточная история церкви и остаток верных, образованный братьями царя, вернется к детям Израиля (Мих.5,2), то есть когда все обратившиеся к Богу израильтяне снова будут участниками надежд и обетований этого народа".

172. Рассказ стражи (Матф.28:11-15)

Были еще свидетели воскресения не ученики Иисуса, а его враги! Сам Иисус их не видел, но они были, как мертвые, при появлении ангела, землетрясении и откатывании камня.
Как воины, так и их начальники показали себя детьми своего отца-дьявола, являющегося лжецом. Ложь о том, что тело Иисуса украдено и Он вовсе не воскрес, была слишком нелепа и призрачна для всенародного провозглашения. В тот момент наилучшая тактика состояла в том, чтобы сохранить молчание. Обещание воинов, которые в противном случае были бы казнены из-за своей небрежности, было куплено обманом. Тем самым ложь оказалась всем весьма кстати.
Грандиозно свидетельство о воскресении Христа, становившееся все более мощным еще до составления этого евангелия: наконец, уверовал и тот, кто когда-то принадлежал к самым ревностным поборникам лжи, Савл, усердный молодой фарисей (см. 1Кор.15:4-8). Более пяти сотен видевших воскресшего Иисуса могли тоже быть свидетелями.
Да, Он живет всегда, несмотря на все, что иудеи говорят с тех дней (Матф.28:15) до наших дней!
Каким свидетельством о факте воскресения должно было стать изумление воинов и религиозных вождей! У них теперь не было неверия относительно воскресения, но была сознательная ложь. Да, их опасения неожиданно стали надежным свидетельством в пользу Иисуса. Но вражда побудила их оттолкнуть от себя хорошо им известную истину даже ценой опасности вечной погибели.

173. Иисус является Петру (третье явление) (Лук.24:34)

"Господь истинно воскрес и явился Симону". Очевидно, что это должно было произойти примерно во второй половине дня, потому что как раз стало известно, что незадолго до этого оба ученика из Еммауса снова пришли в Иерусалим. Единственное место, где еще упоминается, что Иисус явился Петру, содержится в 1-ом послании Коринфянам в гл. 15,4.5, где Павел по внушению Святого Духа пишет: "Что воскрес в третий день, по Писанию, и что явился Кифе, потом двенадцати".

174. Иисус является ученикам в Еммаусе (четвертое явление) (Марк.16:12-13; Лук.24:13-35)

I. Марк.16:12-13. Событие на дороге в Еммаус упоминается Марком в двух стихах, а Лука подробно изображает его в двадцати трех стихах. Несомненно, что Святой Дух внушил им обоим писать таким образом.
Обратите внимание, что Марк говорит, что Господь Иисус "явился в ином образе двум из них на дороге" (ст.12), Лука же говорит: "Но глаза их были удержаны, так что они не узнали Его" (Лук.24:16). Некоторые могли бы увидеть в этом противоречие, однако на самом деле Марк показывает нам действие, а Лука причину. Несомненно, они и не должны были его узнать, потому что благодаря этому могли говорить с Ним гораздо непринужденнее. Действие его слова не должно было зависеть от его физического присутствия; они должны были привыкнуть обходиться в будущем без него. Точно так же и нам следует научиться преображаться через веру, а не от созерцания.
II. Лук.24:13-35. Здесь перед нами два ученика, любивших Иисуса, но скованные собственными представлениями.
Если апостол Петр и Иоанн снова вернулись домой, то почему тогда этим двум простым ученикам надо было оставаться в толпе в Иерусалиме?
Господь Иисус хотел пойти вслед за ними и вернуть их в круг тех, кто отождествлялся с его интересами и с ним самим, воскресшим. Видимо, для всей 24-ой главы характерен показ людей в их слабости: узнавших о возвращении Господа, но еще не сумевших достичь новой, большей славы.
Иисус никому не навязывает своего общества Он пошел бы дальше по их прибытии в Еммаус. Но они вынудили его войти туда. Итак, их до той поры лишь горевшие сердца стали способны усвоить большее. Он может явить им теперь себя самого.
Если сначала их глаза были удержаны, то, когда Он преломил им хлеб, "открылись у них глаза". Это выражение показывает, что их способность к познанию была ограничена Богом.
Во второй половине дня его увидел Петр. Однако теперь они могли сообщить собравшимся больше: "И они рассказывали о происшедшем на пути, и как Он был узнан ими в преломлении хлеба". Действительно, им довелось пройти тринадцать благословенных километров с воскресшим Христом!
Заметьте, из каких людей состояло это собрание из одиннадцати (апостолов или учеников) и "бывших с ними" (ст.33).
Поэтому Христос обращается здесь к ученикам, как и в Иоан.20:22, в более обобщенном виде.

175. Иисус является ученикам (без Фомы) (пятое явление) (Марк.16:14; Лук.24:36-49; Иоан.20:19-25)

I. Марк.16:14. Иисус является в пятый раз, на сей раз одиннадцати, хотя их было здесь только десять. Не скрыт ли небольшой упрек в том, что Он явился первым не им, своим апостолам? Вместо них Он явился сначала женщине, потом другим женщинам и двум ученикам на дороге в Еммаус. Но они не поверили ни одному из этих свидетелей. Даже теперь, когда Он в прославленном духовном теле из плоти и кости (которых не имеет дух) стоял среди них, они были смущены и испуганы (Лук.24:37).
Марк говорит, что Иисус "упрекал их за неверие и жестокосердие, что видевшим Его воскресшего не поверили" (ст.14). Как удивительно победившее милосердие Иисуса, которое, несмотря ни на что, может сказать: "Идите по всему миру" (ст.15)!
Иоанн рассказывает нам, что бедного Фомы не было с ними в то время. Еще один такой же, разочарованный и отрезвленный, пошел домой, подобно Петру, Иоанну и ученикам из Еммауса! Но Господь Иисус пойдет вслед за ними и не успокоится, пока на следующий день ученик Господа и его сердце не обретет мужества.
Иной читатель мог бы возразить, что здесь говорится, что Иисус явился одиннадцати, что, очевидно, включает в себя и Фому. Совершенно верно, но "одиннадцать" означает группу учеников, которая была тогда как единое целое, а не число действительно присутствовавших в отдельных случаях. Как мы уже видели, Иоанн говорит совершенно ясно, что Фома в тот раз отсутствовал.
II. Лук.24:36-49. Когда два ученика из Еммауса рассказывали о своем переживании. Он "стал посреди них". Здесь мы не слышим никакого упрека, только утешительное: "Мир вам" (ст.36). Как это уместно для нашего евангелия!
Однако они смутились и испугались; они думали, что Он стоит среди них как бестелесный дух. Все поражены. Разве могли они в самом деле поверить тому, что видели, и совершенно верно, их глаза? Не есть ли это явление того, кого они так хорошо знали, когда Он при жизни находился среди них? Иисус может хорошо понять их смущение и призывает их убедиться: "Осяжите Меня и рассмотрите; ибо дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня" (ст.39). И Он показал им свои руки и ноги; Иоанн добавляет свои ребра.
Это звучит удивительно, невероятно, что они все еще не хотели верить своим глазам и ушам. С бесконечно нежной заботой пастыря Господь снисходит до того, что дает им другое доказательство реальности своего прославленного тела и ест перед ними (ст.43; см. Деян.10,41).
Затем Он ссылается на писания, которые исполнились в нем. Он открывает не только глаза (ст.31), Он отверзает им разум (ст.45). Может быть, это действие совпадает с тем, что описывает Иоанн в гл.20,22: "Дунул"?
Заметьте, что в этой драгоценной главе открыто пять обстоятельств:
1. Открытая гробница (ст.2).
2. Открытые глаза (ст.31).
3. Открытое писание (ст.27,32).
4. Открытый ум (ст.45).
5. Открытое небо (ст.51).
Теперь, после того, как они все видели и слышали, они стали способны к свидетельству (ст.48-49). Мы не можем отклонить эти свидетельства, потому что наш ум открыт Духом Бога, и мы ощущаем в себе его дающее силу присутствие.
Служба, которую Иисус поручает ученикам, соответствует характеру данного евангелия. Так как каждое евангелие служит вполне определенной цели, то мы также находим, что Господь Иисус выражает себя в каждом иначе. Посмотрим, что сообщает Лука в стихах 46-49:
а) Иисус обращается не только к одиннадцати, а также к тем, кто собрался с ними (ст.33);
б) их служба должна была начаться в Иерусалиме и нигде больше (ст.47). Какая милость к этому обремененному виной городу; как уместно все это для евангелия о благодати Бога! И обратите внимание: их послание заключалось в проповедовании покаяния и прощения грехов;
в) они не могли отправиться, не получив чего-то такого, чего они еще не имели, и что Иисус им не мог дать, пока был на земле: силу Святого Духа. Все это означало освобождение от чисто земного или иудейского порядка. Посему это находится в полном соответствии с характером евангелия по Луке, где Иисус рассматривается не только в связи с иудаизмом; Он там подлинный человек для всех иудеев и других народов;
г) ничего не говорится о подтверждающих знамениях или крещении.
Явное описание исполнения этого повеления мы найдем в книге Деяний апостолов; это, собственно, и есть деяния Святого Духа.
III. Иоан.20:19-25. Иоанн приводит в этих семи стихах множество подробностей, которые мы больше нигде не встретим.
Если Лука сообщает нам о том, как ученики были смущены и испуганы, то Иоанн подчеркивает это замечанием, что "двери дома, где собирались ученики Его, были заперты" (ст.19).
О мире Он говорил им напоследок, перед тем как отправиться в Гефсиманию (см. Иоан.14:27); теперь "мир" первое слово к ним после его воскресения. Он показывает им свои пробитые руки и ребра, откуда истекли кровь и вода (Лука говорит еще и о его ногах). Все это тесно связано друг с другом, потому что нет мира, как только через кровь его креста (Кол.1,20). Теперь мир появляется как результат этого (ст.20).
Первое его "мир вам!" относилось к каждому в отдельности; они должны были иметь мир сначала лично, прежде чем смогут возвещать мир другим. При втором обращении, "мир вам!" дается поручение нести другим послание о мире (ст.21).
У Иоанна не говорится ни о поручении им, ни о послании их для служения, ни с горы, ни из Галилеи или Вифании. Их служение начинается не из Иерусалима, Он их посылает (ст.21). Иерусалим здесь вообще не упоминается: Иисус некоторое время умалчивает о нем. Обратите внимание также на то, что здесь нет речи об апостолах, а просто только об учениках.
Но хотелось бы снова вернуться к их личному миру и поручению возвещать мир. И последнее должно было происходить в силе Святого Духа.
Но Святой Дух еще не пришел, потому что Иисус еще не был вознесен и прославлен (Иоан.7:39). Когда Иисус дунул на них (ст.22) со словами: "Примите Духа Святого", то это было символическим действием относительно того, что должно было произойти в день пятидесятницы. Своими словами Он подготавливает их к тому дню. Это было как пророческое, так и символическое действие.
Ситуация с учениками перед вознесением и посланием Святого Духа была, конечно, однозначной; ее больше никогда потом не было. То же относится и к Корнилию в Деян.10 и к ученикам в Ефесе в Деян.19. Поэтому нам не следовало бы основывать на этом поступке Христа каких-либо теорий.
Они были здесь еще до пятидесятницы; мы живем после нее. Ветхозаветные верующие до дня пятидесятницы, несомненно, имели жизнь. Но мы все можем ощутить после пятидесятницы большие перемены в учениках. Хотя они уже до дня пятидесятницы имели вечную жизнь, но после нее они обладали ей в избытке (Иоан.10:10). До дня пятидесятницы они объективно имели жизнь во Христе, но Иисус еще не вознесся и не послал Святого Духа пребывать в них и способствовать тому, чтобы они субъективно имели вечную жизнь и наслаждались ею. А этого не могло, конечно, быть до вознесения Христа.
Ученики находились здесь в состоянии, вызванном распятием, но еще до дня пятидесятницы, то есть это чрезвычайная ситуация, которой больше никогда не будет позднее. Поэтому действия Иисуса тоже можно рассматривать как чрезвычайные. Когда Он дунул на них поскольку Он есть "дух животворящий" (1Кор.15:45), то Он дал им больше, чем верующие имели когда-либо до креста, однако меньше, чем имеем мы, живущие после вознесения и дня пятидесятницы. Он вдохнул в них Святого Духа как духа жизни и (на будущее) как духа мира (в смысле Рим.8:1-11). Но это действие одновременно заключало в себе обетование пятидесятницы, когда Святой Дух поселился в них как дух силы. В Рим.7 показано духовное состояние того, кто уже принял вечную жизнь, а в Рим.8 изображено наслаждение силой, свободой и радостью, происходящей от сознания быть во Христе. "Потому что закон духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти" (Рим.8:2). Исторически Святой Дух, как жизнь, уже был до того, как Он был дан, чтобы пребывать в нас. Но после того, как Христос воскрес и был дан Святой Дух, для нас сегодня не может быть и того, и другого.
Обратим внимание на то, что Иисус вдохнул его во всех бывших там: апостолов и других учеников. Слова в стихе 23 обращены ко всем собравшимся, а не только к апостолам. Как точно это вписывается в евангелие по Иоанну, где мы имеем вечную жизнь, которая есть Христос, данную через Христа как Сына Бога!
Стих 23 очень важен. Воскресший Господь, собираясь вознестись и покинуть этот мир, облекает своих представителей полномочиями действовать прощать или оставлять грехи, конечно, не с расчетом на вечность, но с учетом божественных путей правления.
Сначала (Матф.16:19) этим полномочием был наделен Петр, затем оно было распространено на других апостолов (Матф.18:18). Однако во многих случаях речь шла о собрании, о чем-то еще предстоящем. Теперь настал момент действительного наделения их полномочиями.
Хотя эти полномочия с самого начала были апостольскими и их исполнял Петр (Деян.5:1-11), мы также видим позднее, что и Павел использовал их и призывал коринфян присоединиться к нему в оставлении греховного зла. Но в 2Кор.2:4-8 Павел затем призывает собрание к обратному и призывает, после того, как злой раскается, прощать такому его грех.
В нашем стихе эти полномочия передаются не только Павлу и апостолам, но и всей массе присутствующих верующих.

176. Иисус является ученикам в присутствии Фомы (шестое явление) (Иоан.20:26-31)

Только шесть стихов осталось в этой чудесной главе, шесть стихов, которые как нельзя лучше соответствуют данному евангелию о Сыне Бога. Подумаем о признании Фомы: "Господь мой и Бог мой!" в стихе 28.
В начале этого евангелия Нафанаил воскликнул: "Ты Сын Божий" (гл.1:49). Между тем, читателю становится ясно, что такова тема евангелия; мы постоянно подчеркиваем это. И именно это мы видим здесь в конце. Иисус Сын Бога; и сам Он Бог.
Если Нафанаил и Фома говорили так о человеке Иисусе, то еще одно доказательство фактической божественности Христа содержится в том, что Он принимает это и не отказывается. Для обычного человека было бы богохульством принимать подобное поклонение от своих ближних. Царь Ирод (Деян.12) не отвергал подобных изъявлений чувств, но охотно принимал их. Из этой же главы мы узнаем, что его настиг суд Бога. Ангел в Откр.22,9 был смущен, что Иоанн пал ниц перед ним, и сказал: "Смотри, не делай сего". Но Иисус не упрекает ни Нафанаила в главе 1, ни Фому. Он скорее одобрил их действия и признание, называя это верой.
Еще одно заключительное замечание. Конечно, Фома верил, но его вера покоилась на созерцании. Только увидев и почувствовав раны на руках, ногах и ребрах нашего Спасителя, неверующий Фома наконец убедился во всем. Но это не есть высшая форма веры!
Разве мы не можем видеть в Фоме пророчество о будущем остатке верных Израиля, о которых сказано: "Они воззрят на Него, Которого пронзили" (Зах.12:10), и которые затем воззовут: "Боже Мой! мы познали Тебя" (Ос.8:2)?
С другой стороны, мы полагаем, что Мария Магдалина иллюстрирует положение тех, кто в этот период церкви с несказанной и блаженной радостью торжествует, хотя не зная Христа по плоти (ср. 2Кор.5:16) и не прикасаясь к нему, но веря в него (1Петр.1:8-9). Мы видим здесь особое блаженство тех, кто не видел и уверовал (Иоан.20:29).
Некоторые считают, что стихи 30 и 31 являются завершением евангелия, а глава 21 добавлена как приложение. У.Келли говорит об этом: "Иоанном руководил Дух, в необходимых случаях вызывая в его сердце определенные ощущения. Эти вставки относятся к тому, что хорошего или плохого встречалось божественному учителю, или поясняют, какое свидетельство заключалось в его словах, преображении или сопутствующих знамениях. Это сделано и здесь. Существуют очевидные и глубокие причины того, что настоящий текст представляет собой взаимосвязанное целое, а с другой стороны, просто необходима следующая глава, чтобы довести до логического завершения как всю тему евангелия, так и начатую в конце главы 20 особую тему".

177. Иисус является семи ученикам при Тивериадском море (седьмое явление) (Иоан.21:1-14)

Эта заключительная глава евангелия по Иоанну четко разделена на две части. В данном разделе мы хотели бы рассмотреть первую часть, где перед нами предстает чудесная ловля рыбы после ночи неудач. В последующем разделе мы увидим Иисуса, от которого исходит всякое истинное служение.
Стих 14 ключевой стих нашего раздела и связывает эту главу с тем, что происходило в главе 20. Когда там говорится: "Это уже в третий раз явился Иисус ученикам Своим", то это относится лишь к рамкам данного евангелия. Личная встреча с Марией Магдалиной здесь не принимается в расчет, считаются только те случаи, когда Иисус являлся одиннадцати или большему количеству учеников.
Первый раз это произошло, когда Он в день воскресения явился ученикам, среди которых отсутствовал Фома (гл.20:19-25). Это явно указывает на церковь и ее отношение к воскресшему Господу.
Во второй раз Он явился на следующий день, то есть восемь дней спустя, в первый день недели. Прошла целая неделя, образно говоря, целая эпоха церкви. Посему это явление, видимо, представляет собой прообраз пробуждения веры у остатка верных Израиля, которые, как Фома в этом случае, уверуют в будущий день при виде того, кого они пронзили.
После того, как закончилась эпоха церкви и иудейского остатка верных в домостроении Бога, на что, видимо, должны намекать вводные слова главы 21: "После того", следует тысячелетнее царство.
Это царство показано здесь в третьем явлении и во всем том, что происходит в связи с этим в главе 21.
Мы вспоминаем, что в начале данного евангелия (гл.2:1) был третий день, который также, как мы там видели, указывал на то, что выходило за рамки описанного в той главе событий. Речь идет о грядущем периоде тысячелетней славы, когда во время духовного небесного брака Агнца и церкви (как кто-то пишет) "очищающая вода для верующего остатка верных Израиля превратится в вино радости, когда придет Христос, чтобы владычествовать". Обратите внимание на описанные в главе 21 сцены:
а) ночь, полная неудач;
б) утро явления Христа; Он находится среди своих на земле;
в) удивительный лов рыбы;
г) сеть не рвется на раз, как в Лук.5;
д) лодка не тонет, что чуть не случилось с лодками у Луки;
е) ничего не упоминается о собирании хороших рыб в сосуды (как в Матф.13). Здесь много рыбы, и ничего не говорится об испорченных;
ж) не происходит выбрасывания негодных рыб (как в Матф.13);
з) каждый исследователь Писания знает, что море представляет собой образ мятущихся народов и часто противопоставляется суше или земле иудейской земле. Созвучно этому здесь представлено Тивериадское море, названное по имени императора!
"Мы находимся здесь на земле трех исторических евангелий, так что чудесный лов относится к деятельности Христа на земле и происходит в сфере его прежних отношений с учениками. Здесь Галилея, а не Вифания. Она не носит обычного характера поучения этого евангелия, показывающего нам божественную личность Иисуса вне всякого домоустроения, а наши мысли возвышаются над всеми этими вещами. Здесь, в конце евангелия, в первый раз евангелист присоединяется к синоптическим авторам (то есть трем другим евангелистам) и говорит об откровениях и будущих плодах соединения Христа с землей. Истолкование этого отрывка, таким образом (Христос в соединении с землей), не только близко данному повествованию, но основывается на всем учении о Слове". Так пишет Д.Н.Дарби в своем "Синопсисе".
Таким образом, мы можем заключить, что здесь нам наглядно дается следующий урок: если уж с отказом Израиля связано божественное благословение верующих церкви, то насколько больше полнота Израиля, воплощенная в этих семи учениках, будет означать неограниченное благословение для всей земли (Рим.11,12).
Образно говоря, семеро, или верующий остаток верных в грядущие дни, являются орудиями ("Я сделаю вас ловцами человеков") по вылавливанию огромного количества душ из моря народов в начале тысячелетнего царства.
Этот остаток верных был собран самим Господом или "пойман" им. Вместе с толкователями прошлого, мы полагаем, что это представлено в стихе 9, где Господь уже обладает рыбой. Так Он сам подготовил еще до своего появления на земле остаток верных.
У Матфея (13:47-50) в сеть попадаются хорошие и плохие рыбы, и сами рыбаки сортируют их. Это прообраз сегодняшних евангелизационных усилий. Не все рыбы в море ловятся, но "всякого рода" (ст.47). В период церкви евангелизируется не весь мир. "Зачерпываются" лишь хорошие рыбы. Книга деяний (15:14) показывает, что Дух Бога действует в настоящее время, "чтобы составить из них народ во имя Свое". Плохие, христиане только по названию, не черпаются, а отпускаются обратно. Стих 49 говорит о "кончине века", когда "изыдут ангелы", а не рыбаки, чтобы отделить злых из среды праведных. Об ангелах не сказано, что они только занимаются праведными.
Однако в качестве заключения обратимся снова к Иоанну, главе 21. Не содержится ли в стихе 12 предыстория будущего дня и исполнения написанного в Иер.31:34? "И уже не будут учить друг друга, брат брата, и говорить: познайте Господа, ибо все сами будут знать Меня, от малого до большого, говорит Господь, потому что Я прощу беззакония их и грехов их уже не воспомяну более". "Из учеников же никто не смел спросить Его: "кто Ты?", зная, что это Господь".

178. Иисус источник всякого истинного служения (Иоан.21:15-23)

Как чудесна благодать, поднимающая павшего слугу и возрождающая его! Все они оставили учителя в беде, но случай с бедным Симоном Петром привлек всеобщее внимание, когда он хвалился более, чем кто-либо другой, будто является самым верным, преданным и усердным; значит, он и пал ниже всех других.
Исполнение служения Господу невозможно, если не устранены все препятствия нашей жизни. Прежде, чем Петр смог снова стать истинным слугой, его необходимо было исцелить и только потом снова давать поручения. Как утешителен этот отрывок из Слова Бога для всех, желающих послужить Господу и в каком-либо отношении провинившихся пред ним! Господь сначала занимается своим слугой, а уж потом его службой.
А. Исцеление
Многое в этих событиях должно было показаться Петру знакомым и, несомненно, пробудило в нем воспоминания о прошлом. Так, это огромный улов напоминают ему о признании (Лук.5:8): "Выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный". Там горит этот костер. Это снова заставляет болеть его сердце, поскольку рана еще не исцелена. Ужасный компромисс, чудовищная ложь, страшное проклятие все это вновь заставляет его содрогнуться. Не готов ли его любимый, учитель простить ему?
И вот задаются те три вопроса; они напоминают ему о том, что он трижды так подло солгал своему Господу (Матф.26:75). Наконец, Петр видит хлеб и рыбу, и это напоминает ему об удивительном сочувствии и милостивом попечении Господа (Иоан.6:9-11).
Так, довольно подавленный и изобличенный, Петр садится на берегу моря по приглашению своего учителя. За едой, вероятно, не было сказано ни слова. Сердце Петра взволновано. Не лучше ли было бы сказать: "Ах, учитель, я действительно люблю тебя"? Но на этот раз он не отважился. Господь знает обо всем происходящем у него в сердце и осуществит его исцеление.
Каждый исследователь Писания несомненно знаком с различными греческими выражениями, используемыми здесь Господом и Петром для обозначения слова "любить".
В стихе 15 Господь Иисус пользуется словом "agapao", нигде, кроме Нового Завета, не употребляемого для обозначения слова "любить". Это весьма сильное выражение божественной любви, которую испытывает Бог к своему Сыну (Иоан.17:26), свойственной природе Бога.
Петр действительно хвалился, что так сильно любит Христа и предан ему настолько, что готов был умереть за него. Поэтому Господь испытывает сердце Петра. Чтобы напомнить ему о том, кто он есть от природы, Господь пользуется словом "Симон", добавляя слово "Ионин". Затем Он спрашивает его: "Любишь ли ты Меня больше" [чем Иоанн, Иаков и остальные? Любишь ли ты Меня больше, чем Иоанна, Иакова или свою семью? Любишь ли ты Меня больше своих сетей?]
В его вопросе Петр может слышать само-осуждение. Он выучил урок и больше не утверждает о самом себе, что любит Иисуса так, как подразумевает слово "агапао". Он использует другое слово "филео". В зависимости от контекста оно означает "любить или нравиться, иметь дружеские привязанности или питать склонность к кому-либо или чему-либо, ощущать склонность к чему-либо или делать охотно что-либо". Петр пользуется этим словом (в значении "любить") при ответах на три вопроса Иисуса.
Иисус использует слово "агапао" дважды: в стихах 15 и 16. Но в третий раз, в стихе 17, Он употребляет то же слово, что и Петр, "филео". "Симон, Ионин! любишь ли ты Меня?" Мог ли Петр, собственно, утверждать о самом себе, что любит только Иисуса, так как он отрицал даже то, что знал Иисуса или когда-либо вообще имел с ним дело? Иисус заставляет Петра почувствовать легкий упрек, чтобы испытать его до самой глубины сердца.
Петр отрицал даже дружескую связь с ним! Что же ему теперь ответить? Разве он действительно знает самого себя? Разбитый и согбенный, он цепляется только за то, что Иисус знает его и его сердце: "Господи!.. Ты знаешь, что я люблю Тебя" (ст.17).
Этим признанием восстановлена не только общность Петра с Господом, но и уважение сотоварищей, потому что это происходило перед всеми ими. Поэтому теперь все слышат, как Господь снова берет Петра к себе на службу.
Б. Вторичное поручение
После первого признания Петр получает от Господа поручение: "Паси агнцев Моих". У Христа есть как агнцы, так и овцы, и всем нужно хорошее пастбище (ср. Ис.40,11). Младенцам в вере необходимо особо нежное попечение только опытный, мягкосердечный и терпеливый верующий, практикующий самоосуждение, с сокрушенным сердцем способен на такое попечение.
Точно так же обращение с "овцами", более зрелыми верующими, требует много мудрости и терпения. Это выражено во втором поручении: "Паси овец Моих". Пасти значит, проявлять в определенной мере власть, осуществлять руководство, наставление и защиту. Только зрелый, умудренный и смиренный верующий может нести такое служение. Он не станет господствовать над стадом Бога. К сожалению, есть и такие, которые охотно повелевают. Но только духовного человека, который хорошо пасет как агнцев, так и овец, признают его братья. Да, здесь речь идет о пастве.
"Паси овец Моих", говорит Иисус в третий раз (ст.17). Обратите внимание: это его овцы, они принадлежат ему одному. Итак, мы сказали здесь дважды "пасти" и один раз "стереги" {Прим. ред.: в русском переводе Библии отсутствует}. Это показывает, что более важно и больше ценится Господом не господствовать над братьями, а наделять их необходимой пищей.
После того, как Петр был исцелен и получил новое поручение, для него остается только один верный путь как и для всех, несущих в церкви ответственность: следовать за Иисусом и не оглядываться на то, что делает тот или иной человек.
Ошибкой Петра было то, что он пытался следовать за Иисусом в уверенности в своих силах. Поэтому он и не справился. Теперь, после того, как он познал все свое ничтожество и слабость, ему было сказано, что ему до самой смерти даровано следовать за Иисусом в силе, которую Он дает. Стихи 18 и 19, видимо, намекают на вид смерти, какой должен был погибнуть Петр: мученическая смерть, предположительно, распятие. Слова "иди за Мною" были призванием пострадать на пути служения и свидетельства о Господе.
Стихи 20-21 можно понять так, что речь в них идет не о самой личности, а о характере ее служения, и даже не о длительности его. В самом начале, когда Иисус призвал их открыто (Марк.1:16-20; Матф.4:18-22; Лук.5:1-11), каждый из двух апостолов как раз занимался другой деятельностью:
1. Петр бросал сеть.
2. Иоанн ремонтировал сети.
Их будущее служение Христу в церкви должно было соответствовать по своему характеру роду их деятельности в момент призвания.
Служение Петра состояло в забрасывании сети евангелия и добывании некоторого количества "рыб", как это стало очевидно в день пятидесятницы в Иерусалиме, а затем в Самарии и Кесарии. Он начал это чудесное служение, и его смерть не окончила его, не говоря уже о его особом служении среди обрезанных, прекратившемся с разрушением Иерусалима: другие после него продолжают это служение вплоть до сегодняшнего дня.
Служение Иоанна было обусловлено починкой им сетей. Это занятие весьма отчетливо видно в его евангелии, посланиях и Откровении. Все они были написаны в одно время, когда основы веры, связанные с личностью Господа, а именно: божественность Христа, его предвечное сыновство, истинное очеловечивание и т.д. подвергались нападкам.
Действовали враждебные христианству духи. Поэтому сочинения Иоанна подчеркивают нетленный характер истины, которая была изначально, явление Бога во Христе, не подлежащей никакому изменению. В этом смысле и следует понимать стих 22, где Иисус говорит: "Если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду". Иоанн действительно "пребывал" в своих сочинениях и служении. Последний из апостолов, он видел Господа в славе его величия в книге Откровения. Через ангела он получил множество откровений о грядущих деяниях и о пришествии Господа. Так, Иоанн представлен здесь свидетелем до самого конца, даже до пришествия Христа на эту землю для суда.
Иисус не сказал, что сам Иоанн не умрет. Правда, возможность остаться до пришествия Христа была у Иоанна точно такой же, как и у всех нас, в течение срока нашей жизни на этой земле.

179. Иисус является апостолам и более чем пятистам братьям (восьмое явление) (Марк.16:15-18; Матф.28:16-20)

I. Марк.16:15-18. Теперь мы хотели бы обсудить одну тему, которую начали с Луки и Иоанна: различные поручения ученикам при их послании. Устанавливаемые различия полностью соответствует цели евангелия по Марку.
А. Видимо, поручение в Иерусалиме было дано еще во время их совместного бытия (ст.14). Марк не сообщает других подробностей, но излагает это довольно в общих чертах.
Б. Область, где должно быть дано всеобщее свидетельство, еще шире, чем у Матфея: "Идите по всему миру ... всей твари" (ст.15).
В. Одиннадцать учеников здесь особенно выделяются, и к ним Он обращается в первую очередь (ст.14), но вне сомнения, там, кроме них, находилось еще много других учеников, и это подтверждают другие евангелия. Каково же их поручение? Они должны пойти и "проповедовать Евангелие". У Матфея первейшей задачей апостолов является "научить".
Далее, здесь добавлено ограничительное высказывание, которого нет у Матфея.
Некоторые поверят свидетельству, а другие нет (ст.16). Таким образом, дается предупреждение о том, что некоторые откажутся. Это часто можно видеть в евангелиях, и даже о служении Павла мы читаем в Деян.28:24: "Одни убеждались словами его, а другие не верили".
Последовательность действий здесь ясна всякому искреннему сердцу "веровать и креститься, спасен будет". Крещение вовсе не является вечным спасением и не представляет собой надежного доказательства спасения. Симон-волхв верил и был крещен, но не родился заново. Крещение это лишь внешнее действие. Бог видит, есть ли истинная, спасительная вера. Поэтому здесь добавляется: "А кто не будет веровать, осужден будет", даже если он крещен!
Г. В этом евангелии подчеркивается вера, а у Матфея нет; там она молчаливо предполагается.
Д. Обратите внимание на то, что ни Марк, ни Матфей не говорят здесь о Святом Духе как даре вознесшегося Господа, которым мы должны быть наделены еще до начала своей миссии.
Е. Только Марк упоминает о знамении в стихах 17 и 18. Греческий текст в начале стиха 17 в дословном переводе звучит так: "Уверовавших же будут сопровождать сии знамения".
Некоторые толкователи хотели добавить этому стиху следующее значение: "Знамения (для уверования и подтверждения божественности их послания) тем, кто верит в такие вещи (в вашу проповедь), будут сопровождать вас (вашу проповедь)". В первые дни церкви чудеса и знамения действительно подтверждали подлинность посланных Богом проповедников.
Ж. Заметим, что здесь ничего не сказано относительно времени или длительности этих знамений и чудес! Не говорится также, что эти знамения будут происходить для всех уверовавших. Мы не найдем здесь выражения Матфея "до скончания века", относящегося к знамениям и чудесам. У Матфея, скорее, обещано присутствие Христа его ученикам на это время.
3. У нас есть многочисленные доказательства, что знамения сопровождали служение первых проповедников до тех пор, пока этим не была достигнута нужная цель.
II. Матф.28:16-20. Здесь мы видим Господа Иисуса не в Иерусалиме. Он встречается со своими учениками не в Вифании, как у Луки, а в "Галилее языческой" (Матф.4:15-16; Ис.9:1-2), для которой забрезжил свет во время его многообразного служения. Не "святой град", а презренная Галилея является тем местом, где Иисус продолжает служение.
Видимо, поручение-послание направлено опять одиннадцати ученикам (ст.16). Но это не исключает того, что одновременно присутствовало много учеников. Мы действительно склоняемся к мысли, что Павел ссылается на это обстоятельство, когда пишет в 1Кор.15:6: "Потом явился более нежели пятистам братий в одно время, из которых большая часть доныне в живых, а некоторые и почили".
А. Первым нам бросается в глаза то, что их послание касается гораздо большей, чем когда-либо ранее области. В прежние времена они посылались только к Израилю; теперь же речь идет обо всех народах, а не только об интересах иудеев. Хотя здесь еще говорится о царстве, оно не ограничивается теперь одним Израилем, а носит универсальный характер.
Б. Здесь не говорится, как у Луки, что они должны начать в Иерусалиме (отвергшем своего царя), но сказано, что они должны пойти (из Иерусалима) ко всем народам.
В. Здесь мы снова задаемся вопросом: что же означает их послание? Оно состоит из трех частей:
1. "Научите" (ст.19); в отличие "проповедуйте Евангелие" у Марка. Это также и не проповедь "покаяния и прощения грехов" (Лук.24:47).
2. "Крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа" (ст.19). Этого Израиль не знал никогда, потому что они знали Бога не как Отца. Но как уже отмечалось, все носит теперь не строго иудейский, а всеобщий характер. Речь идет о царствии и собрании всех народов. Как уместно все это в евангелии, представляющем Иисуса как надежду Израиля, в котором должно произойти собирание всех других народов.
3. "Уча их соблюдать все, что Я повелел вам" (ст.20). Основные принципы царства были подробно изложены в главах 5, 6 и 7. Заметьте, что здесь совсем не говорится о тех, кто не хочет креститься. Вера тоже не особенно подчеркивается, хотя несомненно предполагается.
Г. Здесь нашим взорам предстает обращение язычников, целый мир, окруживший Иерусалим, центр их служения Богу, покорные язычники, торжествующие вместе с Израилем в царе праведности.
Д. Примечательно, что это евангелие не дает описания вознесения, хотя мы и видим вознесшегося Господа. Это выглядит так, будто Господь Иисус находится снова на земле среди своего остатка верных, что в известной мере заключает в себе его высказывание: "Се, Я с вами [а не "Я буду с вами"] во все дни до скончания века" (ст.20).
Примечание: апостол Павел говорит в 1Кор.15:7: "Потом явился Иакову". Это было бы его девятым явлением, но о нем не упоминается во всех четырех евангелия.

180. Последнее явление Иисуса на Елеонской горе (Марк.16:19-20; Лук.24:50-53)

I. Марк.16:19-20. Евангелие по Марку сообщает о вознесении Иисуса. Но даже после того, как Он был восхищен на небеса, далее о нем говорится так, словно Он присутствует среди своих учеников на земле. "А они пошли и проповедывали везде, при Господнем содействии и подкреплении слова последующими знамениями" (ст.20).
Да, Он, верный раб и слуга во всем этом чудесном евангелии, рассматривается по-прежнему как "содействующий". Кто-то сказал: "В евангелии по Луке Господь возносится как священник; в евангелии по Марку Он возносится одесную власти, чтобы предвосхищать служение своих рабов и участвовать в нем; в евангелии по Иоанну Он возносится как Сын Отца, чтобы ввести детей в его дом".
II. Лук.24:50-53. Иисус выводит их в Вифанию, к горе Елеонской. Это место вызывает множество воспоминаний! Здесь был воскрешен Лазарь, у него и сестер его Иисус всегда находил открытые и готовые к восприятию сердца, когда народ в целом отвергал его. Сюда Он должен был вернуться для обновления союза между собой и остатком верных (также представленных этой семьей), который был тесно связан с его личностью. Отсюда ему надлежало вознестись.
Последнее, что узнает большая толпа народа о своем возлюбленном господине, это его первосвященническое благословение их поднятыми руками. В такой позе Он возносится на небо, чтобы пребывать там в качестве их защитника и прославленного человека. И таким Он по-прежнему является для нас.

181. Заключение (Иоан.21:24-25)

Это, собственно говоря, заключительные слова евангелия по Иоанну, но не являются ли они подходящими для завершения всех евангельских повествований?
В гл.20:31 Иоанн сформулировал цель своего евангелия: "Дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его".
Но в последних стихах главы 21 мы вспоминаем о том, что Он, стоящий перед нами, когда мы шли по его стопам на этой земле, есть сам бесконечный Бог. Все, что Он говорил или делал, носило печать бесконечности. Следовательно, Он никогда не может быть постигнут конечным. Если бы можно было записать все, то весь мир не мог бы вместить написанные книги.
Евангелие по Иоанну рассказывает только о семи чудесах Иисуса, которые все ведут к пояснению божественных принципов или поучений. Из остальных евангелий мы узнаем, что Иисус совершил гораздо больше, чем записано во всех евангельских повествований вместе взятых.
По милости Бога мы дошли до конца этих рассуждений. Однако мы никогда не сможем завершить созерцание его личности, всего сказанного и сделанного им, того, чем Он является для нас сегодня. Если в этой книге мы начали рассматривать его личность с созерцания вечного Сына Бога, то тот, кто составил эти несовершенные и недостаточные заметки, отдает все в руки Того, от кого он принял это, с молитвой о том, чтобы они помогли в известной степени другим созерцать Агнца Бога.
Почему встречаются такие различия между повествованиями четырех евангелистов? Почему одно евангелие избирает определенные слова и деяния Господа, в то время как другие о них умалчивают? Почему один евангелист группирует события в иной последовательности, нежели другие?
Эти трудные вопросы весьма интересны, и они приводят к драгоценным ответам, когда мы обнаруживаем, что Святой Дух в каждом из четырех евангелий преследует совершенно определенную цель, осуществляя совершенно определенный план. Четыре евангелия описывают нам различные стороны жизни нашего великого Господа и Спасителя Иисуса Христа. Он, несравненная, величественнейшая личность во вселенной, является великим царем, и все же Он пришел как смиренный слуга. Он есть Сын человека и одновременно извечный Сын Бога.
Где неверие видит в евангелиях лишь противоречия, там вера восхищается гармонией, единством и божественным вдохновением.
Пусть же Дух Господа, помогавший Кору Бруинсу при написании этой книги и щедро благословивший его, также благословит всех, кто будет читать ее вместе с раскрытой Библией, и приведет к тому, чтобы в смысле послания Евреям 12:2-3 взирать на нашего Господа Иисуса Христа и созерцать его, дабы лучше познать его и уподобиться ему.

Издательство "GBV"