12 лет разлуки
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:
Ржач про женские имена.

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Л. И. Антонова

12 лет разлуки перед вступлением в брак

Автобиографический очерк

Оглавление

Об этой книге
Предисловие
От автора
Моё рождение
Папино духовное рождение
Испытания
"И враги человеку - домашние его" (Мф. 10:36)
Мамино духовное рождение
Испытания
Первый арест в нашем доме (дедушка Гриша)
Второй арест в нашем доме (Николай, Олин муж)
Третий арест в нашем доме (мама)
Четвертый арест в нашем доме (Яша, муж сестры Поли. Николай, жених сестры Лизы)
Мое обращение к Господу
Мое знакомство с Иваном Яковлевичем Антоновым
Духовное возрождение Ивана Антонова
Интимные чувства
Первый арест Ивана Антонова
Мой арест (пятый арест в нашем доме)
Под следствием
Пересылка и искушения в ней
Пребывание в лагерях
Мое свидание с женихом
Мое освобождение
Вступление в брак
Кратчайший очерк нашей семейной жизни
Испытания через церковь
Гонения во время духовного труда
Похороны Лины Ивановны Антоновой
На кладбище

Об этой книге

Эта книга - волнующая исповедь евангельской христианки Лины Ивановны Антоновой о гонениях верующих в советское время. Господь провел Лину через тяжелые жизненные испытания, лагерные трудности и показал, что уверовавшие в Него не постыдятся. Книга - большое благословение и подарок от Бога всем, кто принял Иисуса Христа в своё сердце как Спасителя и Господа.

Предисловие

В память о нашей любимой жене, маме, бабушке Леониде Ивановне (Корольковой) Антоновой, которая была для нас и многих других образцом христианки, прилагающей все старание быть любвиобильной и верной Господу, пройдя путем страданий и побеждая верою в Бога мир с прелестями и угрозами. Публикуя ее краткие воспоминания, уверены, что они принесут многим христианам утешение и ободрение на земном, жизненном, пути в небесную Отчизну, и тем прославится Великий, Чудный Господь, который и в страданиях дает радость совершенную.
Она прожила красивую жизнь кроткого, молчаливого духа, страдая сама и сострадая другим, преображаясь в образ Христа, о котором поэт написал такие слова:

Одна есть в мире красота
Любви, печали, отреченья
И добровольного мученья
За нас Распятого Христа.

Ее любимым псалмом был "Красота Иисуса, светись во мне". Закончив земное странствование на 78 году жизни, она перешла в блаженную вечность, чтобы со всеми святыми славить Бога.

Муж, дети, внуки Антоновы, Сысоевы, Горецкие

От автора

ДОРОГИЕ ЮНЫЕ ДРУЗЬЯ МОИ ВО ХРИСТЕ!

Привет вам, Христово цветущее племя,
Рожденное в бурях великой судьбой!
Вас грозно встречает последнее время,
Зовет на последний решительный бой!

Стеною стальною полки боевые.
Неверье ведет вас на лютую брань.
Сомкните ж теснее ряды молодые,
В решительной битве никто не отстань...

Вперед, не робея, на смену идите
Усталым борцам, не страшитесь креста!
Растите, цветите, плоды приносите,
Прекрасное в мире наследье Христа!

Вы просите рассказать вам о моём жизненном пути, как Бог вел меня почти 50 лет, как я вступила в завет с моим Господом, Спасителем Иисусом Христом. Исполню вашу просьбу. Да прославится Его имя и в этом маленьком труде. А вам желаю укрепиться в истине и заменить уставших, умерших борцов, и не страшиться креста.
"Вот Я повелеваю тебе: будь тверд и мужествен; не страшись и не ужасайся; ибо с тобою Господь, Бог твой, везде, куда ни пойдешь". (И. Пав. 1:9).

Л. И. Антонова

Моё рождение

Родилась я в семье Корольковых, Ивана Михайловича и Марины Филипповны, восьмым ребенком, шестой девочкой.
В нашей семье, а особенно моему дедушке Михаилу Васильевичу - отцу папы, очень хотелось иметь побольше наследников, а рождались почти все девочки. Из девяти, рожденных мамой детей, было всего два мальчика. Дедушкиной гордой, самолюбивой натуре почему-то очень хотелось продления своего рода.
По этой ли причине, или другой, бабка, принимавшая у мамы роды, ошиблась, и дедушку Мишу с родителями поздравила при моем рождении с сыном. Радости в доме не было границ. Закипела подготовка к пиру: отпраздновать рождение наследника!
Какое же разочарование постигло всех в доме, когда при купании выяснилось, что я - девочка!
Вот так, с большим разочарованием и нежеланием, принята была я членом семьи Корольковых.
Отец мой по национальности русский, по вероисповеданию его родители - старообрядцы, коренные жители города Елиса-ветграда, теперь Кировограда.
Мама - украинка, православного вероисповедания, уроженка деревни Дымино, расположенной в двадцати пяти километрах от города Елисаветграда.
Родители, вступивши в брак, жили в городе Елисаветграде, в доме дедушки Михаила Васильевича Королькова.

Папино духовное рождение

"Итак вера от слышания, а слышание от слова Божия."
(Рим. 10:17)
Однажды мои родители, идя по одной из улиц города, из открытых окон дома (Королевых) услышали приятное пение. Мама приостановилась послушать.
- Идем, - велел отец, - это штунды. Было бы при мне ружье, я бы их всех расстрелял.
Во второй раз, идя по той же улице, мимо того же дома, снова услышали приятное пение. Папа, любитель музыки, пения, на этот раз сам остановился послушать. Подошедший человек любезно пригласил их зайти в помещение послушать Слово Божье. Они зашли в дом и услышали чтение Евангелие от Иоанна 3 главу 3 стих:
"Иисус сказал ему в ответ: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия".
Услышанные слова глубоко запали папе в сердце и заставили призадуматься. После окончания служения родителей пригласили на беседу. У отца возникало много вопросов, которые с Божьей помощью братья разрешали ясно и просто. Истина Божья становилась папе все ясней и ясней. После беседы родителей пригласили к молитве. Дух Святой обличил папу во грехах. Он увидел себя великим грешником. Со слезами раскаяния просил у Господа прощения, принял верою Иисуса Христа своим Спасителем. Домой папа ушел новым человеком, духовно рожденным - дитем Божьим.

Испытания

"Блажен человек, который переносит искушения, потому что, быв испытан, он получит венец жизни, который обещал Господь любящим Его."
(Иак. 1:12)
Дедушка Михаил Васильевич очень ожесточился, поскольку папа "перешел в новую веру" (как он выражался), и выгнал родителей из своего дома. Родители, не имея жилья, вынуждены были переехать в деревню, к маминым родителям, к дедушке Филиппу, по характеру - полная противоположность дедушке Мише.
Папа жаждал спасать грешников, указывать им путь спасения. Всем свидетельствовал о любви Божьей, с Библией был неразлучен. По вечерам приглашал к себе в избу крестьян, читал и объяснял им Слово Божье.
Мамина двоюродная сестра, тетя Ирина, с мужем своим, дядей Яшей, и еще некоторые из крестьян приняли Иисуса Христа своим Спасителем. В деревне Дымино зажегся светильник истины Божьей - образовалась небольшая живая Церковь.
На папу, как на еретика, донесли священнику, а священник - представителям власти. Отца начали вызывать на допросы, угрожать арестом, ссылкой. Однажды папу вызвали на допрос со свидетелями. Свидетели запутались в ложных показаниях, следователь строго их предупредил, угрожая за неверность показаний привлечь к ответственности, а папу оправдал. На прощание следователь сказал папе:
- Идите с Богом, Иван Михайлович, и продолжайте трудиться, как вы трудились до сего времени, спасайте грешников.
Оказалось, следователь был сыном верующей сестры, хорошо знаком с баптистским вероучением. Так Господь защищает детей Своих.

"И враги человеку - домашние его" (Мф. 10:36)

Родители снова переехали в город, приобретя себе жилье отдельно от дедушки Миши.
В то время в городе Елисаветграде была церковь Евангельских христиан баптистов, пресвитером которой был благословенный Господом брат Андрей Прокофьевич Костюков. Он за свою верность в служении Господу несколько раз арестовывался, находился в тюрьме. В 1937 году был арестован последний раз. Осужден без права переписки. При неизвестных обстоятельствах, в неизвестном месте пребывания - умер.
Папа, приняв водное крещение, стал членом Елисаветградской церкви ЕХБ.
Нёс он служение благовестника. Дьявол в сильной ярости ополчился на папу через любимую жену, нашу маму. По ее собственным рассказам, сам дьявол ею руководил. Умом она не хотела делать того, что делала папе. Ее злоба доходила до жестокости. Когда папа становился на колени для молитвы, она била его раскаленной кочергой. А он кротко терпел и ни слова ей не говорил в осуждение. Его молчание особо маму злило, выводило из равновесия. Она просто бесновалась и кричала ему:
- Почему ты молчишь? Бей меня! Мне будет лучше!
- Бедная ты, Марина. Разве это ты делаешь? Ты только оружие в руках дьявола.
Так продолжалось восемь лет.

Мамино духовное рождение

"Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного".
(Мф. 18:19)
У нас семья была большая. Было и хозяйство. Маме приходилось много работать. Папу она ревновала к Богу, церкви, людям. Часто роптала на свою судьбу, сердилась на папу. День за днём раздражалась, недовольствовалась, суетилась. От этого она, бедная, душевно страдала. Папа ей не раз говорил:
- Марина! Не суетись. Ты бы находила время для чтения Слова Божия, оно научило бы тебя, как правильно жить...
С раздражением она ему отвечала:
- Да, буду и я, как ты, часами молиться да любимых своих братиков и сестричек знать! Нас с детьми куры загребут при такой жизни.
Подходили Рождественские праздники. Папа с братом по вере уехали на благовестие. После собрания в одной из церквей папа с братом собирались ночевать в квартире друзей. Готовясь к молитве на ночь, брат спросил папу:
- Иван Михайлович, как же твоя жена, все еще борется с тобой?
- Да. У меня, брат, иногда и сомнения появляются о ее спасении. Уж слишком крепко сковал ее душу дьявол.
- Ну, что ты, Иван Михайлович! Бог сильнее дьявола. Нельзя сомневаться, грешно!
- И знаю, что грешно, а бывает и такое.
- Давай, Иван Михайлович, сейчас помолимся о ее обращении к истине. Только не сомневайся, брат, а верь глубоко в обетования Божий. Слушай, что написано в Евангелии от Матф. 18 гл. 19 ст.:
"Если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни просили, будет им от Отца Моего Небесного".
- А тем более, - говорит брат, - если мы просим о спасении души. Господь обязательно ответит. Слушай, еще, - читает
1Иоан. (5:14-15):
"И вот какое дерзновение мы имеем к Нему, что просим чего по воле Его, Он слушает нас во всем, чего бы мы ни просили, знаем и то, что получаем просимое от Него".
- Слышишь, брат? Когда просим по воле Его, а воля Его есть на то, чтобы твоя жена стала дитем Божьим. А потому, дорогой брат, верь, что Он слушает нас, и будем глубоко верить, что получим просимое от Него, будем верить, что воле Божьей угодно, чтобы жена твоя спаслась.
Они преклонили колени и горячо умоляли Господа освободить мамино сердце от дьявола, и чтобы Дух Святой занял ее сердце, и чтобы родилась она свыше, став новым человеком во Христе Иисусе.
В это время, когда папа с братом молились о мамином пробуждении и возрождении, мама, подготовившись по-своему к Рождественским праздникам, наварила, напекла, переделала всю домашнюю работу, зашла в дом и впервые ощутила, что делать по дому нет чего, и ей вспомнился папин совет: "Марина! Ты бы села да почитала Библию..."
К великому удивлению детей, она так и сделала. Села и начала читать Слово Божье. Из прочитанного ничего не поняла. У нее появилось желание пойти в собрание и послушать Слово Божье.
- Дуся, - обратилась она к старшей дочери двенадцати лет, - ты останешься с Коленькой? А я пойду на собрание.
Дуся с радостью согласилась, пообещав присмотреть за братиком, и все, что мама повелит ей сделать - сделает. Дети были на стороне папы. Мама ушла. По дороге дьявол, конечно, мучил ее дух и ставил преграды, не допускал маму пойти в собрание. Вот она видит, как дети опрокинули лампу, дом горит, дети горят, даже детский крик слышала. На ходу она прыгает с трамвая и бежит домой. Другой голос ее останавливает: "Иди в собрание и слушай Слово Мое. Я Сам охраняю твой дом, твоих детей". Она снова села на подошедший трамвай и поехала в собрание.
Зал был переполнен. Ее знали все члены церкви. С почтением приняли, уступили ей место. Брат-гость в это время только стал на проповедь и начал читать 2-й Псалом Давида 12 стих: "Почтите Сына, чтобы Он не прогневался (на вас), и чтобы вам не погибнуть в пути вашем, ибо гнев Его возгорится вскоре. Блаженны все, уповающие на Него".
На маму напал сильный страх. Прочитанные слова Священного Писания сильно ее обличили. Она вся превратилась в слух, так как она часто смеялась, кощунствовала, когда папа ей это говорил о Сыне Божьем.
- А что, разве Бог женат, что имеет Сына? - смеясь спрашивала она. - А где же Его жена? Бог хитрый, только одного Сына имеет, а тут вот сколько их и, притом, все девчонки.
Она очень внимательно прослушала всю проповедь, не проронив ни одного слова. Все слова с проповеди ложились на сердце. Она не дождалась приглашения на молитву. Дух Святой ее настолько обличил, что она не обращала внимания на присутствующих, упала пред Богом с раскаянием своей вины и с сильным воплем и слезами сокрушалась в своих грехах, прося у Господа прощения. Церковь со слезами радости благодарила Господа за услышанную молитву о мамином покаянии, так как все знали, какой она была на протяжении восьми лет по отношению к папе и Истине Божьей. После молитвы мама стала совершенно новым человеком. Она духовно родилась.
По возвращении домой папа говорит брату:
- Придется нам с тобой поколядовать под окнами да подышать морозным воздухом. Жена не пустит нас в дом.
Папе не раз до этого приходилось перелезать через забор, самому открывать ворота, заезжая во двор. И это всегда было в ненастную погоду. Летом при дожде, зимой при пурге или большом морозе. До утра случалось находиться под открытым небом, так как мама всё закроет на запоры и не открывает ни одной двери до утра.
Брат папе ответил:
- Не сомневайся, брат, верь!
При первом же папином стуке в окно мама спокойным ласковым голосом отозвалась:
- Ваня, это ты? Иду!
- Да, в доме перемена, - замечает папа брату. Заходят в
дом, а дети с радостью говорят:
- А мама в собрании была!
- Вижу, детки, вижу, - со слезами радости отвечает папа. Он тут же с братом, мамой и всеми присутствующими преклонил колени пред величием Бога за услышанную молитву, что, наконец, родился Христос и в мамином сердце.
Как раньше мама не была жестока к отцу за принятие им Истины, она все-таки по-своему преклонялась, благоговела и любила Иисуса Христа. Ее любимой иконой была та, где нарисован Спаситель. Икон в нашем доме было много. Все углы были завешены иконами. Приняв Иисуса Христа, мама длительное время не могла расстаться с иконами. Папе друзья говорили:
- Брат! Когда эти боги уйдут из твоего дома?
- Прийдет время, уйдут и они.
Однажды в три часа ночи что-то в доме сильно стукнуло, и стекла посыпались по полу. Зажегши свет, родители увидели, что самая любимая мамина икона лежит на полу разбитая вдребезги.
- Марина! Разбился бог твой, вот тебе и бог!!! - говорит папа.
На утро, наконец, и мама решилась снять иконы. Она их сама снимала, папа сидел у печки с топориком, дети под общее пение духовных псалмов подносили иконы к отцу, а он рубал их и бросал в печку. Так пришло время и нашему дому освободиться от икон.

Испытания

Вскоре после того, как мама обратилась к истине, наш дом посетили испытания, тяжелые переживания. Все дети заболели дифтерией. На одной неделе умерло двое детей. Со следующей, в понедельник, самая старшая, двенадцатилетняя дочь Дуся, а в четверг - отрада всей семьи, а особенно дедушки Миши - четырехлетний, горячо любимый Сашенька. В такое тяжелое время дьявол особенно смущал маму через соседей, которые терзали ее дух, что это ей за то, что она "изменила веру православную на штундовскую!", и что выбросила из дома иконы. Прошло не так много времени, и заболел тифом папа и самый маленький, второй из сыновей, Коленька. Мама подходит к папиной кроватке и говорит:
- Ваня, Коленька умер!
- Мамочка, не плач сильно, в субботу будешь плакать больше.
- Ох, не пророчествуй! Мне и так горько!
В субботу, на 37-м году жизни, папа отошел в вечность. Осталась мама вдовой, будучи еще молодой женщиной, с четырьмя маленькими девочками, уповая только на Господа.
Всей трудной вдовьей жизни маминой не рассказать. Несмотря на все трудности своей жизни, она оставила нам пример, достойный подражания христианки, всем сердцем уповающей только на Господа. В жизни ее только Бог был для нее Другом, Помощником, Советчиком. Она была любящей матерью своим детям. Мы были очень бедны материально, но богаты ее любовью, нежностью, заботой. Она нас никогда не била. Но ее слово для каждой из нас было законом "мидян и персов".
Воспитывала она нас в страхе Господнем. Никогда не ложились спать, пока не помолимся семейной молитвой, читая Слово Божье. Молиться мама заставляла нас каждую вслух. По рассказам мамы, такой порядок был заведен папой, и она старалась не менять его.
К нам часто по вечерам приходили соседки, вместе читали Евангелие, литературу религиозного содержания: "Камо гряде-ше", "На заре христианства" и другую. Когда мамочка умерла в январе 1958 года, мне казалось, что померкло солнце. Я часто вспоминаю свою мамочку и думаю: кто мог эту простую, малограмотную женщину наделить в скорбной жизни святыми качествами? Один только Бог!

Первый арест в нашем доме (дедушка Гриша)

В 1928 году самая старшая сестра моя, Поля, на девятнадцатом году жизни вышла замуж за юношу-христианина Хли-стунова Якова. Наконец, и в нашем доме появился мужчина, который заменял нам отца, брата и был хорошим семьянином.
У Яши был отец - старичок, о котором можно смело сказать: "И в старости плодовит и сочен". Если Слово Божье говорит о Моисее, что он был кротчайшим человеком из всех людей на земле (Числ. 12:3), то дедушка Гриша был кротчайшим из всех людей своего времени. Тихий, уравновешенный, добрый, смиренный. Как я его любила своим детским сердцем!
И вот этого дедушку арестовали... С мамой я часто ходила к тюрьме, потому что его жена-старушка жила где-то в дальнем районе нашей области, и она не могла приезжать в город. А мама и я часто носили ему передачи, и даже бывали на свиданиях с дедушкой. Свидания в то время были таковы: человек 25-30 вольных пускают в одну комнату, такое же количество выводят заключенных. Разделяла одних от других сетка в два ряда. Шум, крик, слезы, смех; что можно было услышать? Будучи еще девочкой, я ничего не могла понять, да и дедушку среди других заключенных трудно было узнать. Все худые, заросшие, в черной рабочей одежде.
Было и такое: дедушка Гриша по воскресеньям приходил к нам. Не знаю, то ли в тюрьме был тогда такой режим, то ли дедушка имел доверие администрации в тюрьме, но приходил. Утром в воскресный день побудет в общении с церковью, скажет еще проповедь, а вечером уходит снова в тюрьму с сумкой продуктов.
Отбыл дедушка свой срок и возвратился домой. Недолго прожил он после освобождения. Как жил дедушка Гриша тихо, спокойно, так тихо и умер.
Вечером со своей женой, детьми он пел, играл на мандолине, читал Слово Божье перед сном, помолился и лег спать, а на утро дедушка был мертв. Его кротость, спокойный нрав, добрая, ласковая улыбка остались хорошим примером истинного христианина.

Второй арест в нашем доме (Николай, Олин муж)

Средняя сестра моя, Оля, в 1935 году выходит замуж за Николая Шульгу. 30-е годы в нашей стране были тяжелыми для всего народа, и, тем более, народа Божьего. С 1929 года издано целый ряд указов, приказов, законов об усиление борьбы с религией! Прекратили деятельность наши оба Союза, закрыты Библейские курсы, прекращен выпуск братских журналов и другой духовной литературы. Многие служители, проповедники пошли в тюрьмы. Их обвиняли за проповедь Евангелия как за антисоветскую агитацию, отправляли пожизненно в лагеря, ссылки. Из более чем пяти тысяч общин в стране к середине тридцатых годов осталось менее десяти на всю страну. Только в Кировоградской церкви, как мне помнится, за период 30-х годов арестовано более десяти братьев и одна сестра - немка Магда Браун. Молитвенный дом закрыли и помещение отобрали. Но верующие собирались по частным квартирам. Братьев, сестер судили закрытым судом. Какие обвинения предъявляли, в какие дни судили, какие сроки они получали - даже самые близкие не знали. Никто из них не возвратился домой. Господу только известна их кончина и где покоится прах каждого из них.
В 1937 году Колю - Олиного мужа - также арестовали. За что? В чём его обвиняли? Мы так до сих пор и не знаем. Сестра осталась с годовалым ребенком и беременная вторым. Судили Николая закрытым судом. Сестра писала жалобы, запросы в различные инстанции. И лишь только года через два с половиною, а то и три, ее вызвали в прокуратуру нашего города и сообщили, что ее муж - жертва врагов народа ("Ежовщины"), умер он в городе Караганде, считается не судимым. Выплатили по месту бывшей Колиной работы двухмесячную его зарплату, и на этом все. А сестра осталась совершенно молодой вдовой с двумя маленькими детьми...

Третий арест в нашем доме (мама)

"Ни вдовы, ни сироты не притесняйте. Если же ты притеснишь, их, то когда они возопиют ко Мне, Я услышу вопль их, и воспламенится гнев Мой, и убьют вас мечем, и будут жены ваши вдовами, и дети ваши сиротами."
(Исх. 22:22,23,24)
Тяжелая жизнь вдовы маму мою сделала очень выносливой, терпеливой женщиной. При болезни она ложилась в постель только тогда, когда на ногах не могла стоять и без подпорок падала.
Так было в один из дней 1936 года. Я в то время училась уже в училище на первом курсе. В день маминой болезни мне было невыразимо тяжело на сердце, и мимо моей воли слезы текли из глаз просто на лекциях, когда я сидела за партой. Я чувствовала, что с мамой плохо. После занятий почти бегом я мчалась домой. Дома, наоборот, увидела противоположное моему предположению: мама уже не в постели, ходит по дому, хотя и придерживается то за стену, то за мебель. Плита горит, мама готовит кушать. Я очень обрадовалась, поблагодарив Жизнедателя.
Вдруг громкий стук в дверь заставил нас с мамой встревожиться. На стук я вышла. Во дворе стояло три милиционера и трое в гражданском.
- Здесь живет Королькова Марина Филипповна? - услышала вопрос.
- Здесь, - ответила я.
Они, не спрашивая разрешения, буквально ворвались в квартиру, объявив, что будут делать обыск, не предоставив нам на это санкции. А мы с мамой были некомпетентны, не потребовали у них никаких документов. Обыскав весь дом, ничего не найдя, "власть имущие" велели маме одеться и идти с ними. Мама, больная, еле ходившая по квартире, была арестована и уведена. Страдания моей души тогда передать теперь трудно. Идти за мамой мне не разрешили. Один из них прислонил меня к стене дома, сказал:
- Мама прийдет, не плачь. Разберутся и отпустят. Я, конечно, не поверила. О случившемся сестры не знали, так как они были все на работе.
Потом мы маме носили передачи в тюрьму. А в чем ее обвиняли, по какой статье? Мы ни от кого не могли узнать, так как в делах этих мало что понимали. В скорби нашей мы только и могли взывать к Господу. А Господь в Слове Своем говорит:
"Когда они возопшот ко Мне, Я услышу вопль их". Видя нашу беспомощность, Он, Милосердный отец сирот и Заступник вдов, старшей сестре моей, Поле, в сновидении сказал: - Пойди в пятую комнату и открой маме дверь. Куда же идти? Где искать эту пятую комнату? Мы помолились все вместе, и Поля ушла искать "пятую комнату" с верой, что это от Господа она услышала наставления. Первым долгом пошла она к тюрьме. Там ей никто ничего не ответил. Людей начала расспрашивать, ей посоветовали обратиться в прокуратуру. С Божьей помощью разыскав это учреждение, она обратилась к секретарю в приемной, рассказала ей вкратце о мамином деле и попросила посоветовать, к кому ей обратиться, чтобы что-либо узнать о маме. Та ей велела зайти в пятый кабинет.
- Там вам все объяснят, - сказала она сестре.
Поля, услышав "пятый кабинет", обрадовалась, еще больше укрепилась упованием на Бога, без сомнений направилась в пятый кабинет. В этом кабинете, оказалось, находился мамин следователь, который предложил сестре взять маму на поруки до суда. Сам помог сестре тут же оформить соответствующие документы, сам же и принял их у сестры и сказал:
- Завтра Ваша мама прийдет домой.
Так, с помощью нашего дорогого Заступника Иисуса Христа, Поля открыла маме дверь, и мама на второй день вышла из тюрьмы и пришла домой. Как мы благодарили Отца нашего небесного! Как мы были счастливы! Передать нашу радость при встрече после трехмесячной разлуки я не в силах!
После взятия мамы на поруки прошло три месяца, и состоялся суд. Маму суд оправдал, а человека, подавшего на маму донос, привлекли к ответственности. Господь верен в Слове Своем:
"Ни вдовы, ни сироты не притесняйте. Если же ты притеснишь, их, то когда они возопиют ко Мне, Я услышу вопль их, и воспламенится гнев Мой,... и будут жены ваши вдовами, и дети ваши сиротами..." (Исх. 22:22, 24).И буквально это совершилось. Жена этого человека осталась вдовой, дети сиротами. Много ей, бедной, пришлось пережить трудностей!
Рассказала вам, дорогие слушающие или читающие, мое повествование для предупреждения. Исполняйте в точности Слово Божье. Выучите напамять с девятого псалма 35 стих: "Ты видишь, ибо Ты взираешь, на обиды и притеснения, чтобы воздать Твоею рукою. Тебе предает себя бедный, сироте Ты помощник".

Четвертый арест в нашем доме (Яша, муж сестры Поли. Николай, жених сестры Лизы)

"Много скорбей у праведного"
(Пс. 33:20)
Яков - муж старшей сестры моей Поли. Как христианин он преследовался со стороны властей, и ему с семьей часто приходилось переезжать с одного места на другое. Когда семья увеличилась до пяти человек, посоветовавшись между собою, они решили купить в Кировограде домик: сестра останется с детками и мамой, а Яша один будет и служение проводить, и разъезжать. Так и сделали. Жили врозь до 1940 года. Затем и Яша приехал к семье. В поместной церкви он нес служение диакона. Но долго он возле семьи не прожил. В августе или сентябре месяце сорокового года его арестовали. А с ним и пресвитера кировоградской церкви Мартыненко Николая Гавриловича.
У Лизы, третьей сестры моей, был жених, юноша-христианин Николай Ищенко, с которым они были помолвлены, и после Нового 1941 года должны были вступить в брак. Но Николай, идя на встречу Нового года, прямо на дороге был арестован. К печалям нашей семьи прибавилась еще одна печаль. Особенно страдала Лизочка, так как они очень любили друг друга.
Братьев, всех троих, судили вместе, групповым делом, 28 марта 1941 года, при закрытых дверях. Всех троих приговорили к расстрелу. Сестра Поля, жена Якова Григорьевича, с родной тетей Коли Ищенко ездили в Киев, в республиканский суд, с ходатайством об отмене смертного приговора.
Республиканский суд вынес решение: расстрел заменить десятью годами дальних лагерей.
До пересмотра их дела республиканским судом они сидели порознь друг от друга в смертных камерах. С Яшей сидел человек, который был осужден также к расстрелу. Яша с ним беседовал о спасении, о вечности, и тот принял Иисуса Христа как Сына Божьего своим Спасителем. С верой он пошел на расстрел. Так что муки и страдания Яшины и наши не напрасны.
Пресвитер Николай Гаврилович не выдержал трудностей этапной жизни. Уже была объявлена 22 июня 1941 года Отечественная война. Заключенных с города в город переправляли пешком. Николай Гаврилович умер при переправке из лагеря в другую местность. Где его прах покоиться? Богу известно, и Он пробудит его для вечной жизни. Яков Гаврилович все десять лет испытывал трудности лагерной жизни. Однажды он дошел до такого состояния, что потерял сознание. Его приняли за умершего и вынесли в мертвушку. Там, прийдя в себя, мучим голодом, он начал силиться: "Господи! Тебе все возможно. Ты можешь меня вывести отсюда, можешь накормить, как Илию". Лежав долине смертной тени, затуманенной памятью вспоминал Исайи 38:18-19 ст.: "Не смерть восхвалит Тебя, не нисшедшие в могилу, уповают на истину Твою. Живой, только живой прославит Тебя, как я ныне". Так, полумертвец среди мертвецов, он разговаривал с Богом. Смотрит, одна из множества крыс что-то с трудом тянет. Подползла к нему, таща свою ношу. Яша вспугнул её. На удивление, крыса оставила свою ношу возле него и убежала. Протянув руку, достал. Оказалось, что ноша крысы состояла из торбочки, в которой была пайка хлеба. От благодарности и радости он снова чуть не потерял сознание. Как Господь милосерден к уповающим на Него! Чтобы накормить пророка Илию, Бог повелел ворону это сделать, а для Яши, уже в мертвушке, повелел крысе поднести пайку хлеба, а самой убежать. Тот покушал, сердечно поблагодарил Отца заботящегося, почувствовал прилив сил, подполз к двери и начал стучать. Открыли дверь: живой человек. Смилосердились. Сообщили врачу. Бог расположил сердце врача к Яше. Он велел привести его в порядок и положить в больницу. Лично сам его кормил, ухаживал и с Божьей помощью выходил. Он Яше говорил:
- Если Бог оживил тебя в мертвушке и таким чудесным образом накормил тебя там, то ты обязательно будешь жить, для чего-то Он тебе даровал жизнь.
И Яша выжил. До окончания срока оставалось четыре месяца, когда он, подобно отцу своему - дедушке Грише, тихо - спокойно, "без мук умиранья" отошел в вечность. Вечером лег спать, а утром - мертв. Это было в Мордовских лагерях, в городе Потьма, станция Явас. Похоронили его в гробе, чего в лагерях не делалось. Его прах провожала вся зона, даже с лагерным начальством, до ворот лагеря. Он был всеми уважаем, христианин. Где его могила? Мы не знаем, но верим, что по трубе Господней он пробудится, чтобы получить обещанное Господом.
Можно, не сомневаясь, сказать о Яше так, как апостол Павел сказал во 2-м послании к Тимофею в 4-й гл. 7-8 ст.: "Подвигом добрьм я подвизался, течение совершил, веру сохранил, а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия в день оный, и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его."
Его любимый псалом был П.В. № 582

"Кто верным Богу пребывает
И чтит Его святой завет,
Того Он чудно охраняет
Среди житейских грозных бед...

Кто уповает на Него,
Увидит Бога своего!"

И он уже увидел Бога своего!
О, дорогой Яков Григорьевич! Отец мой, брат мой! Как ты дорог моему сердцу!
О своей жизни в лагерях он лично рассказывал Поле и мне на свидании, когда мы к нему ездили в Свердловские лагеря, а о смерти, похоронах, мы узнали от освободившейся сестры, которая заезжала к нам и рассказывала.
Коля Ищенко, жених Лизы, находился последнее время в Магадане. На материк его не пускали, и после окончания срока он Лизе прислал вызов, деньги на поездку. Но Лизе не дали разрешения туда ехать. Коля духовно умер. Женился в Магадане на неверующей женщине. В данное время по плоти живой, а духовно - мёртв. Лиза вышла замуж за христианина, бывшего узника, отбывшего срок в девять лет. Хороший христианин, проповедник. Последнее время нес служение пресвитера в Кировоградской церкви.

Мое обращение к Господу

Многие из вас, дорогие мои молодые друзья, читающие мое повествование, являетесь детьми верующих родителей. Но родились ли вы от Духа Святого? Проверьте в данный момент свое хождение перед Богом. Чтобы вы не были теплыми. Это самое опасное и плохое состояние.
Маме моей почему-то особенно нравилась профессия учителя. По окончании мною школы пришло время избирать себе профессию. Советуясь с мамой, как это и положено каждому из вас делать, я получила совет освоить профессию учителя. Прекословить я не могла, так как была самой меньшей в семье и научена слушаться во всем старших, а тем более родителей, маму. Я окончила педагогическое училище. По его окончании стала работать в школе Новопражского района Кировоградской области.
На то время духовное мое состояние было теплым. Я не погружалась слишком в мир и не сообщалась с народом Божьим, не жила жизнью церкви. Была одинокой, оторванной и от мирских развлечениям, и от церковной жизни. Не была понятой ни с одной стороны, ни с другой. Единственным моим развлечение, утешением были книги. Учась и работая, увлекаясь книгами различного содержания, я все дальше и дальше удалялась от Бога. Даже в мысли, как яд, начало проникать атеистическое мировоззрение.
Снова вернулась к прошлому. Ищенко Николай часто посещал наш дом, и при каждом посещении он заставал меня за чтением книг недуховного содержания. Однажды, будучи со мною в комнате один на один, задал вопрос: почему я не интересуюсь и не читаю духовную литературу?
- Духовная литература, - говорил он, - дала бы душе твоей много полезного.
На это я ему не могла ничего ответить.
Когда снег уходит в землю, на Украине в селах в это время непролазная грязь, особенно на проселочных дорогах. Способ передвижения в то время был только на лошадях, упряженных в телегу. Сельсовет получает срочную телеграмму, где говорится, чтобы я немедленно явилась в район к заведующему Народным образованием. Ответили: "Из-за погоды это выполнить невозможно". Никаких возражений! Обязательная явка.' Оказалось, что меня вызывали органы КГБ на допрос по поводу Коли Ищенко. Позже нам стало известно, что Колю обвинили в руководстве христианской молодежью. Как обычно, у него требовали признания, доноса о тех, кого он "агитировал". При допросах его сильно били, по-видимому он сказал им о беседе со мною. Тиранам нужно было, чтобы я подтвердила это, как свидетель. К следователю я явилась несведуща в таких вопросах. В подобных моментах необходимо приглашать к себе на помощь только Господа, а я на то время была далеко от Него. Премудрый Соломон говорит: "Надейся на Господа всем сердцем твоим, и не полагайся на разум твой" (Пр.Сол. 3:5). А я положилась на разум свой и на ложь. Решила отказаться от своих верующих, в том числе и от Коли Ищенко, сказала, что их я никого не знаю, так как в собрания Евангельских христиан-баптистов тогда я не ходила, с верующими не общалась. Я не знала, что следователь знал о каждом из них намного больше, чем я.
При допросе я отказалась, что знакома с Колей Ищенко. Следователь задал обо мне лично вопрос: верю ли я в Бога?
И слава моему Спасителю, Который любил меня и такую, какова я была на то время, и не допустил отказаться от Него. Господь напомнил мне место из Своего Слова: "Итак, всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным, а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным" (Матф. 10:32,33).
Мне стало страшно. А что, если Бог есть, а я отрекаюсь от Него, а Иисус Христос отречется от меня пред Отцом небесным? И я ответила, что верю в Бога.
- А как же вы учите детей?
- По учебникам, - ответила я.
Задав мне еще кой-какие вопросы, следователь отпустил меня. С тяжестью на сердце я возвращалась к себе в деревню, где работала. Но Любящий Отец и здесь уже позаботился обо мне и приготовил утешение.
В 1-й книге Царств в 23 главе 16 ст. говорится, что когда Давиду было очень тяжело от преследования Саула, то "И встал Ионафан сын Саула, и пришел к Давиду в лес, и укрепил его упованием на Бога", Так Господь побудил мою мамочку именно в этот момент приехать ко мне, и она укрепляла меня упованием на Господа. Через переживания Господь начал работу в моем сердце.
Проведя маму через пару дней домой, далеко за деревню, мне очень не хотелось возвращаться к людям в селение. На дворе был солнечный теплый весенний день. Солнышко ярко светило своими теплыми лучами, проникало в каждую щель. Зелёная травка начала пробиваться из земли, подставляя свои еще слабенькие нежные лепестки теплым лучам солнца. Жаворонки с веселым пением высоко поднимались к небу и камушками падали на землю. В пробуждающейся степи все ликовало. Только в моей душе была тьма. Я присела на холмик. Солнышко, травка, птички мне радостно говорили: "Мы славим Творца, всемогущего Бога, создавшего нас! А ты? А ты?!" Смотрю: по руке ползет чуть ли не микроскопической величины букашка, и она мне много сказала о Творце, и она мне говорила: "И я также славлю своего Творца, а ты? А ты?!" А я, венец творения Божия, окруженная этими живыми свидетелями, сижу в степи с разбитым сердцем, рыдаю от сомнений и внутренней борьбы. Быть может, кому-то из читающих эти строки покажутся слишком лирическими в моём повествовании. Но, дорогие, все это я испытала в борьбе за Бога с дьяволом, спасая душу.
Снова меня вызвали на допрос, только уже в г. Кировоград, в область. Старушка, у которой я была на квартире, посоветовала обязательно зайти домой и сообщить маме, что я в Кировограде, вызвана на допрос в КГБ. Я так и сделала. И хорошо, что послушала совета, потому что родственники, верующие братья и сестры, поддерживали меня в молитвах, прося Господа обо мне. В помещение, куда меня вызвали, я зашла в 11 часов утра, а вышла оттуда в 3 часа ночи.
Мамочка! Сколько она перестрадала из-за меня? Думала, что и я уже арестована. А от меня все так и добивались признания: знаю ли я Колю Ищенко? И беседовал ли он со мной? Предоставили очную ставку с ним. Он меня признал, а я его нет. Да его трудно было признать, так он изменился в тех условиях. Конец концом я вынуждена была признать то, чего они требовали от меня. Составили акт, ложно обвиняющий Колю. Акта я не подписала. А Коля сразу подписал, велел и мне подписывать. Почему он так сделал? Позже выяснилось: при допросах очень били; чтобы скорее кончилось следствие, и чтобы ко мне не применяли подобного метода, он готов был принять любой приговор. Во время суда над братьями, Николаем Гавриловичем Мартыненко - пресвитером, Яковом Григорьевичем Хлистуновым - диаконом, Колей Ищенко - юношей-христианином, меня вызвали на суд в качестве свидетеля. Все это было по воле Божьей, дабы я увидала мужество, стойкость, верность детей Божиих на суде. В Откр. 2:10 говорится: "Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни". Они так и поступили. Меня за них как свидетеля и не спрашивали. Запечатлелся такой момент: судья или прокурор задал мне вопрос: верю ли я в Бога? И я ответила, что верю. В раздражении он обратился к пресвитеру и с гневом закричал:
- Видите, это плоды вашей работы?! Еще дитя, а вы отравили ее своим фанатизмом!
Николай Гаврилович сложил руки, поднял их молитвенно к небу и сказал:
- Благодарю Тебя, Господи, что вижу это дитя христианкой! При мне им всем троим вынесли приговор - расстрел. Только Тот, Кто за нас, грешников, страдал, дал силы братьям, мне, всей нашей семье принять это испытание и перенести.
20-го апреля 1941 года вышел в районо приказ о моем увольнении с работы учителя. Это была еще одна рана моему сердцу, так как я любила свою работу. В духовной борьбе и с тяжестью на сердце приехала домой, в Кировоград. Мамочка меня утешила, что блаженна, так как страдаю за Господа. Но блаженной на то время я не была. Дьявол знал, что недолго ему осталось мучить меня сомнениями, недоверием, и всей своей дьявольской яростью и силой наступал на меня.
Я доходила до отчаяния. Мне совершенно не хотелось жить, хотелось наложить на себя руки. И это в 17 лет, только в расцвете жизни. Дьяволу удавалось терзать мою душу, потому что я не знала Слова Божия.
-- Где же Бог? Почему допустил людям, отвергающим Бога, так жестоко осудить такого хорошего человека, как Яша, который был отцом не только нам, но и многим сиротам нашей Кировоградской церкви?
Позже Господь открыл мне эту истину; "Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное, блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня" (5 глава блаженств; 10-11 ст. Ев. Матфея).
И еще Господь открыл мне одну истину; "Одно из назначений церкви Христовой на земле - это ее страдания. В гонениях ее жизнь и тайна ее непобедимости." По словам отцов церкви: "Где нет страданий народа Божия, там или греховный мир принял Церковь, или церковь соединилась с греховным миром."
Мама помолилась, а я - нет. Мое сердце на ту минуту было ожесточено. Мама посоветовала утешиться Господом, предать себя и дело свое Господу, лечь отдохнуть, успокоиться, а сама вышла во двор работать на огороде.
Я спать не легла, а сердцем и коленями склонилась пред Господом и молилась приблизительно так; "Боже мой, Боже мой, если Ты есть, откройся мне, чтобы я не сомневалась в Твоем бытии, чтобы я приобрела сердечный мир. Господи, если Ты есть, то Ты святой, безгрешный, а я - великая грешница, прости меня, вразуми меня, наставь на истину Твою, дай мне веру и удали сомнения".
Поднялась с колен с облегченным сердцем, и мой взор упал на пожелтевшие листики христианского журнала, чудом сохранившегося при столь многих обысках в нашем доме. Я прочла статью, автор которой - Владимир Марцинковский. После чтения сомнения мои рассеялись, появилась вера в Творца, Всемогущего Бога неба и земли, сердце наполнилось радостью, любовью не только к Спасителю моему Иисусу Христу, но и к гонителям появилось сострадание, как к погибшим грешникам, которые не знают, что делают. Дьявол удалился от меня, а Бог в лице Духа Святого занял мое сердце, я стала дитем Божьим. Уклонившись на колени, сердечно благодарила моего Господа за то, что Он сделал меня Своим дитем, обличил меня в грехах, омыл в невинной святой крови.
Взяв в руки Евангелие, начала читать те слова, на которые упал мой взор, а это была притча о сеятеле, как семя при посеве падает в терни, каменистую и хорошую почву. Затем, перелистав страницы, снова мой взор упал туда, где описывается о строении дома на камне, песке. Я снова приклонила колени и умоляла своего Жизнедателя, чтобы мое сердце было хорошей почвой, а дом духовный чтобы я строила на камне и какие бы ветры, бури не проходили над моей головой в жизни моей, чтобы дом не разрушился.
Все увидели перемену в моей жизни в хорошую сторону. Все труды В.Ф. Марцинковского мне очень дороги. При встрече с ними я от руки переписывала их для себя. Бог употребил его, чтобы через него открылись мои духовные очи, и я могла родиться духовно, "Поминайте наставников ваших" (Евр. 13:17). Я так и делаю. Через свои труды он наставлял меня, и мой духовный кругозор все более увеличивался. Однажды в журнале "Братский вестник", издаваемый ВСЕХБ, я прочла, что В. Марцинковский шлет из горы Кармил русскому братству сердечный привет, я поцеловала эти строки, которые сообщили мне, что он еще живой. А как благодарила Бога, когда по приемнику услышала его голос, его проповедь. И с великой печалью приняла весть, что он отошел в вечность. Скажу без колебаний: "Одним цветком земля беднее стала, одной звездой зажглися небеса". Придет время, мы встретимся в вечности и будем прославлять вместе любимого Спасителя нашего.
16 сентября 1941 года я вступила в завет с моим Господом через святое водное крещение и присоединилась к Кировоградской церкви Евангельских христиан баптистов.

Мое знакомство с Иваном Яковлевичем Антоновым

1941-1944 годы были периодом моего духовного роста - учеба в духовной школе Господней - церкви.
Под Рождество 1944 года наш город советские войска освобождали от немцев. Среди освобождающих русских солдат находился Иван Антонов. После освобождения нашего города и окружающих его селений, оставшиеся в живых бойцы передовой линии фронта были оставлены в нашем городе на отдых и на переформировку, в их числе был и Ваня.
Однажды приходит ко мне сестра по духу из нашей церкви, пожилая уже, Евдокия Гордовая, и говорит:
- Лина, я хочу тебя познакомить с одним молодым человеком, военным.
По моему виду она прочла несогласие. Почему? Я вам объясню, дорогая молодежь.
Моя мама была высоконравственной женщиной-христианкой. В ее нелегкой, можно сказать, очень трудной вдовьей жизни, надеждой, опорой, защитником был только Господь. Пророк Иеремия (гл. 17 ст. 7) говорит: "Благословен человек, который надеется на Господа и которого упование - Господь". Мама все проблемы жизни своей решала только с Господом. В молитвах своих она разговаривала с Господом просто, как с человеком, откровенно. Нас она также учила все жизненные вопросы решать с Господом, и свое упование возлагать только на Господа. Особенно такой важный жизненный вопрос, как замужество или женитьба, нужно решать только с Господом. А Господь через Слово Свое с первых дней моего обращения открыл мне еще одно назначение церкви на земле: прославлять Господа. И я как член церкви Христовой своей жизнью должна только прославлять моего Спасителя. И еще, я твердо усвоила, что тело мое - храм живущего Святого Духа, и что я не своя, а Божья собственность, ибо я куплена дорогою ценою: "Не знаете ли, что тела ваши суть храм, живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божий" (1 Кор. 6:19-20 ст).
Значит, мое тело - храм живущего во мне Святого Духа, и я куплена драгоценною платою - Кровью Христовой, я не своя, я - Господня собственность. Эти слова на всю жизнь врезались в мое сердце, я помнила, что жизнь моя должна быть только славой Господа. И от многого нехорошего эти слова Св. Писания удерживали меня и удерживают сейчас. Этот урок Божьего слова на предложение сестры познакомиться с военным человеком в военное время меня удерживал. Я подумала: "Я - член Церкви Христовой, прославлю ли я своего Господа, будучи христианкой, если люди увидят меня в военное время с неверующим военным человеком?"
По этой причине у меня не было желания знакомиться с Иваном Антоновым. А тем более, будучи уже наученной Господом и мамой, что жениха я не должна сама себе искать, а должна всецело положиться на Господа, так как Он, Жизнеда-тель, сердцевиден. Он знает безошибочно, где моя часть, моя половина, и если Он ее пошлет мне, то даст и уразуметь Его волю в этом вопросе. А на тот момент я еще не задумывалась и не вопрошала Господа об этом. Сестра Гордовая говорит мне: - Ты не подумай, что я хочу тебя познакомить с этим человеком как с женихом. Он сам медработник, пожелал обследовать больную сестру Дусю Косенко (это была еще молодая сестричка нашей церкви). Его нужно повести к ней на квартиру, в противоположную часть города.
Сестре Гордовой трудно почти через весь город идти, так как транспорта в военное время нет никакого, а сестра пожилого возраста, да еще инвалид на ногу.
Ради сестер я согласилась познакомиться, чтобы обследовать больную сестричку и облегчить сестру - инвалида.
Иван со своим начальником приехали на машине, и я их сопроводила к больной сестре. С этого момента мы стали с ним знакомы.
Сестра Дуся Косенко вскоре умерла. Ваня первый раз присутствовал на христианском похороне, который ему очень понравился.

Духовное возрождение Ивана Антонова

Выяснилось позже, что у сестры Гордовой цель знакомства меня с Иваном Яковлевичем была всё же ещё и та, чтоб познакомить его с христианской молодежью. При беседе с ней Иван Яковлевич сказал, что задыхается от аморальной среды, где ему приходится вращаться, хотя и сам погряз в беззаконии, не зная пути выхода.
Прежде, чем познать силу любви Божьей, Бог допустил к нему силу бесовскую, которая и заставила его задуматься над вопросом: если есть сила бесовская, значит, должна быть и противоположная сила?
Он был медработником. Как-то Ивана пригласили к больной ворожее. В процессе лечения ему не раз приходилось навещать квартиру этой женщины.
Однажды, прийдя к ней, как к больной, случилось следующее: она вынимает большую пачку денег и предлагает их Ивану Яковлевичу с условием, чтобы он согласился принять от нее бесовскую силу, дабы ей быстрее умереть. Он, конечно, отказался. Ворожея от злости, как коршун, хотела прыгнуть из своей постели на него. Он в испуге убежал из ее квартиры...
...В отроческие годы, рассказывал он, был ему сон следующего содержания:
Сидит он на зеленой лужайке, а солнце так яркое светит, что даже слепит ему глаза. Подходит к нему старичок во всем белом. Волосы на голове, борода белые. И говорит ему:
- Мальчик, если ты хочешь быть хорошим человеком и хорошо учиться, то ты должен верить Богу и молиться.
С этого момента у него появилось большое желание читать Библию, но нигде не мог ее достать. А когда она попала ему в руки, то прочитал ее за месяц.
Будучи на фронте, он от кого-то услышал, что для того, чтобы Бог сохранил ему жизнь, он должен 24 раза в сутки молиться молитвой "Отче наш", что он и делал до дня принятия истины.
С какой радостью он начал читать Библию, когда увидел ее на столе у сестры Гордовой. Он попросил книгу и читал с большим желанием.
Я со своими христианскими подругами, Маней и Надей Ко-рецкой, изредка встречалась с Иваном Яковлевичем. Беседовали о Боге, мы пели ему христианские псалмы. Маня с Надей красиво пели, Надя играла на гитаре. Она обладала способностью беседовать, умело рассказывать стихотворения.
В моем сердце зажглось большое желание, чтобы он уехал с Кировограда дитем Божиим. Со дня своего уверования я впервые наложила пост и молитву за спасение его души. В молитвах своих просила Господа открыться ему в Своей любви, чтобы Ваня был спасен. Господь на мои просьбы отвечал.
Через определенное время у меня появилось желание, чтобы кто из братьев-служителей побеседовали с ним. Однажды, уходя на работу, я просила в молитве Господа об этом, так как на то время братьев не было. Одни - на фронте, других нем-цм при отступлении забрали с собой, третьи разъехались, попрятались...
Придя с работы, увидела, что в доме у нас сидят два брата. Один - пресвитер Журовской церкви, Роенко Трофим Давидович, второй - проповедник нашей Кировоградской церкви. Оба пожилого возраста. С ними сестра Гордовая и моя самая старшая по плоти сестра, Поля. Иван Григорьевич Ярош, проповедник нашей церкви, говорит:
- Не радуйся. Мы не к тебе пришли, а пришли побеседовать с военным молодым человеком.
А мое сердце наполнилось благодарностью Богу, что он так быстро ответил на молитву. Иван пообещал сестре Гордовой, что сможет придти. Но его все почему-то не было. Мы все вместе склонились в молитве пред Богом с просьбой, чтобы разрушил все преграды, которые дьявол поставил пред юношей, чтобы еич-то не смогло помешать беседе. Ведь братья ждут его! И он пришел... Позже он говорил, что дьявол его не пускал. Три раза он подходил к нашему дому, а войти не мог. Какая-то сила его удерживала, и он возвращался обратно. И лишь только за следующим разом, после молитвы нашей, дьявол отступил, и он пришел.
Братья с ним беседовали, спели все вместе псалом. Стали на колени для молитвы. Он также склонился на колени. Но позже он говорил, что сделал это он только видимо, но не сердечно, в угождение не Богу, а нам. Из беседы он ничего не понял и ушел с закрытым сердцем.
Однажды в нашей церкви были похороны. Я тоже присутствовала. Некоторые братья уже возвратились в свои дома после изгнаний. Сестра Гордовая подходит ко мне и говорит:
- Лина, Иван сегодня желает к тебе придти. Постарайся быть дома и пригласи кого-то из братьев, чтобы побеседовали с ним.
Я так и поступила. Братьев, желающих беседовать, на этот раз оказалось больше, чем я предполагала. На этот раз Бог при беседе с братьями открыл ум Вани к уразумению Писания и помог разрешить все его вопросы.
При этом общении Бог исполнил еще одно мое желание.
Мне очень хотелось, чтобы Ваня увидел, что не только девушки есть верующие, но и юноши, и чтобы Господь хотябы одного прислал в наш кружок. После беседы с братьями молодежь, присутствовавшая у нас, пригласила и Ивана на общение к себе. Вдруг открывается дверь в комнату, где мы были собраны, и мама говорит:
- Принимайте к себе еще одного гостя!
Заходит один из наших братьев - юноша, взятый немцами, но возвратившийся домой. Он пожелал прийти к нам по побуждению от Духа. Я лично его приход приняла как ответ от Господа на мою молитву. В душе очень благодарила Господа.
Мы еще долго были вместе: пели, играли, рассказывали стихотворения, брат молодой проповедовал...
Ивану Яковлевичу понравилось быть в среде христианской молодежи. И он просил почаще собираться на общения, прославлять Господа.
Когда наш город был освобожден, молитвенный дом закрыли, но верующие собирались для общений по частным квартирам. На одном из общений присутствовал Ваня. Он и сейчас помнит содержание проповедей тех общений. Проповедники были простыми, малограмотными, но искренними братьями, и в силе Духа Святого говорили проповеди. Во время денежного сбора на дело Божие, Иван положил большую сумму денег. Братья подумали, что он ошибся в купюрах, но он возразил:
- Нет! Я правильно положил. Чем тратить деньги на водку и свои удовольствия, то пусть лучше идут на дело Божие.
В одну из ночей Господь коснулся его Духом Святым, обличил в грехах, отвратил от греховных привычек, курения, водки и всего нехорошего, что до этого он делал. Тут же, ночью, он покаялся во грехах, молился, чтобы Бог очистил его внутреннее состояние и наполнил Духом Святым. Всю ночь Иван провел с Господом. На утро встал новым человеком, духовно рожденным. Товарищи по фронту приглашали его в свои общения, но он, не колеблясь, отклонял их предложения, открыто, без стеснения испове-дывал, что он теперь верующий человек во Христе Иисусе, и жить будет по Слову Божию, исполнять волю Божию, а не угождать плоти, и что у него ко всей прошлой жизни отвращение. Некоторые из товарищей считали, что он шутит, а кое-кто считал его пьяным, а некоторые даже принимали за умалишенного. Но Господь его укреплял, давал силы, ни на что и ни на кого не реагировать, радостью наполнял его сердце за спасение, которое он получил чрез веру в Спасителя Иисуса Христа.
Во время одного из собраний народа Божьего он также присутствовал, и Господь побудил его к молитве. Он преклонил колени пред Господом и так горячо и искренне, со слезами молился, что все присутствующие не могли не плакать. Он исповеды-вал свои грехи пред Богом и церковью, просил прощения, молился, чтобы Бог помог ему нести весть спасения погибшим людям. Подобного покаяния и молитвы наша церковь не помнила, как услышала от Ивана Антонова.
Бог ответил на все наши молитвы: Иван Яковлевич стал новым человеком во Христе Иисусе, радуясь и прославляя Бога, Который освободил его от греха, из духовной тьмы и помог ему родиться духовно, вывел на свет.
Первоначально в своих проповедях и в последующих своих письмах он часто писал и говорил слова любимого им Псалма с Десятисборника № 200:

Да, я спасен, спасен я от блужданий
Пытливого и гордого ума,
Спасен от сердца тягостных страданий
Под ношею житейского ярма.

Спасен от страха, смерти, осужденья,
За грех давно лелеемых страстей;
Спасен от бездны вечного забвенья
Во тьме среди томящихся теней.

Да, я спасен, спасен я не делами,
Не мудростью людской и не умом,
Не жертвою тельцов и не дарами,
Не тленным золотом, ни серебром.

Спасен я безграничною любовью
И силою живительной Христа
Спасен невинною и чистой кровью,
Пролитою с Голгофского креста.

Да, я спасен, пусть лев вблизи рыкает,
Пусть шепчет смертный приговор Закон,
Пусть тьма неверья пытки собирает -
Я не страшусь, я знаю: я спасен.

И больше, чем спасен, насыщен хлебом,
Напоен я живительной водой,
Обогащен дарами, принят небом
И просвещен негаснущей зарей.

Да, я спасен, не гордости то слово,
То песня славы Спасшему меня,
То клич о пристани, спасти готовой
Тому, кто гибнет так, как гибнул я.

Да, я спасен, поставлен на твердыне,
Сокрыт под крыльями любви святой.
И не прервется песнь моя отныне
Хвала, Хвала Тебе, Спаситель мой!

Город Кировоград без достопримечательностей стал духовной родиной Ивану Яковлевичу Антонову. Ему очень не хотелось уезжать. Он сроднился с народом Божьим, его утешали тем, что народ Божий есть почти в каждом городе, только чтобы он прилагал усердие находить его и имел общение с ним.

Интимные чувства

"Многие ищут благосклонного лица правителя, но судьба человека - от Господа"
(Пр. Сол. 29:26)
Я буду откровенна. Когда подошел день нашей разлуки, у меня как будто часть моего сердца оторвалась. Я испугалась своего состояния. В молитве обратилась к Господу: "Господи, я не хочу этого, я не хочу и страшусь этих чувств. Тебе известно, что большего, как чтоб этот человек стал Твоим дитем, у меня желания не было. Господи, если это не от Тебя, очисти мое сердце, заполни все уголки моего сердца только Собою в лице Духа Святого. А если это от Тебя, и Ты таким путем привел ко мне мою соответствующую часть, помоги безошибочно уразуметь Твою волю в этом вопросе".
Но это было от Господа, и Ваня был моей соответствующей частью.
Несмотря на ужасы окружающих событий военного времени, он становился моему сердцу все ближе, все роднее.
Дорогие молодые мои друзья, особенно сестры! Хочу предупредить вас, чтобы вы особое внимание обратили на то, чтобы в вашей христианской жизни на первом месте стояло спасение грешников. Приводите их к Господу, и если с Господом делаете дело спасения души, с Господом делайте и выбор спутника, спутницы жизни. Жизнедатель обязательно укажет вам вашу соответствующую часть...

Первый арест Ивана Антонова

Фронт продвинулся на Запад, а с ним и Иван Антонов, ставши новым человеком с пламенной любовью к Господу как к Своему Спасителю, с великим желанием спасать грешников. Он всем, где только мог, свидетельствовал, Поле деятельности было обширное: передовая линия фронта, где смерть каждому смотрела в глаза. Люди лицом к лицу встречались со смертью. Бог чудом охранял жизнь Вани, окружающие удивлялись резкой перемене, он стал для них непонятен. Главврач ему говорил:
- Ты что, совсем сошел с ума или на время?
- На всю жизнь сошел со своего ума, а принял ум Хрис
тов и мечтаю жить, как Он учит, - ответил Иван Яковлевич.
Еще в Кировограде мы ему рассказывали о наших братьях-узниках, как их жестоко осудили, и как они мужественно принимали страдания, любя Своего Спасителя. В письмах своих он не раз писал, что очень даже желает страдать за Господа. Когда их фронт в Белоруссии освободил город Минск и на короткое время задержался в нем, он разыскал общину ЕХБ и пожелал посоветоваться с братьями-служителями: что сделать, чтобы отказаться от оружия, будучи на передовой линии фронта. Братья в нем посомневались. На то время он имел звание офицера, старший лейтенант медицинской службы, был награжден. И братья его приняли за подосланного. Один только из них брат понял его правильно, увидев искренность, наивность, доверчивость. Брат пригласил его к себе домой на беседу и сказал ему:
- Иван, я вижу, что ты из новообращенных, пойми, дорогой, тебе никто не даст совета в этом вопросе, кроме Самого Господа. В нашем баптистском братстве нет конкретного определения: принимать или не принимать оружие.
Он прочел ему: "Впрочем, помазание, которое вы получили от Него, в вас пребывает, и вы не имеете нужды, чтобы кто учил вас; но как самое сие помазание учит вас всему и оно истинно и неложно, то чему оно научило вас, в том пребывайте..." (1 Иоан. 2:27).
- Вот, дорогой брат, что Бог говорит в Слове Своем. Проверь, от Бога это у тебя желание или человеческие порывы? Если от Бога, Он поможет тебе перенести все, ибо после таких действий можно ожидать тяжелейших последствий, но Он в таком случае прославится через твои страдания, а если человеческие порывы - получишь урон.
Иван Яковлевич поблагодарил Господа за совет брата и вернулся к себе в часть.
Последнее письмо от него пришло в конце октября 1944 года, где он сообщил, что Господь исполнил его желание, и он уже много пострадал за Него и должен идти путем братьев наших, узников с Кировограда. Просил молиться о нем, дабы Господь помог ему принять жребий с радостью, каким бы он тяжелым ни был.
20 НОЯБРЯ 1944 ГОДА Военным трибуналом Ивана Яковлевича Антонова осудили к расстрелу за агитацию (проповедь Евангелия считалась агитацией) и отказ от оружия. Его разжаловали.
В полку прочли о его расстреле, а у Бога Свои планы и дороги жизни, приготовленные для каждого из нас. Были они приготовлены у Бога и для Ивана. Ему расстрел заменили 10-ю годами дальних лагерей, которые он все 10 лет отбывал в лагерях Коми АССР. О том, что в полку прочли приговор о его расстреле, он узнал из письма, присланного в лагерь одним из обращенных к Господу, когда Иван еще был на фронте.
Вестей длительное время от него не было. Для меня лично это были дни испытаний. Сколько я ни молилась, любовь к нему из моего сердца не уходила, а обстоятельства складывались так, что порождали сомнения. Я лично смирялась и готова была принять любой*жребий, каков бы Господь не допустил мне. Но, наконец, в 1945 году пришло от него письмо из Коми АССР, от которого веяло бодростью, радостью, смирением. В каждом из своих писем в начале он всегда писал куплет какого-нибудь места из Библии. Я попросила Господа в своей молитве, чтобы Он еще раз ответил мне Свою волю: от Него ли в сердце моем любовь к Ване? И если да, то чтобы в следующем письме он написал стих: "Когда же они обедали, Иисус говорит Симону Петру: Симон Ионин! Любиш ли ты Меня больше, нежели они? Петр говорит Ему: так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси агнцев Моих" (Ев. Иоан. 21:15). До получения от него письма, а от Господа ответа, в моем сердце возникло одно желание: разделить его участь согласием ожидать Ваню все 10 лет, чтобы он знал, что есть у него Богом посланная подруга, которая любит его, верна ему.
Получаю письмо, и в начале этого письма написаны слова: "Ты знаешь, что я люблю Тебя." Я сердечно поблагодарила моего любящего Отца, сомнения оставили меня навсегда и не смущали мой дух до дня моего суда. Я согласилась быть невестой не только Господа, а и Ивана Антонова, согласилась разделить участь узника, мы стали друг для друга женихом и невестой, скрепленные словом "да". Однажды сестра Гордовая говорит мне:
- Лина, знаешь кто бы тебе подошел быть другом жизни?
- А кто? - спрашиваю я.
- Только Иван Антонов.
- Сестра, дорогая, - говорю я, - Господь нас уже давно соединил. Он мой жених, а я - его невеста.
Она поблагодарила Господа.
За период нашей длительной разлуки Господь допускал мне испытания, так как все мои ровесницы повыходили замуж. В церкви не знали о моих взаимоотношениях с Ваней, многим это недоступно - понять пути Господни и такую жертву в юные годы: разделять участь узника в его страдании, ободрять его на трудном пути, утешать, вдохновлять на протяжении девяти лет. Многие удивлялись: почему я не выхожу замуж в то время, когда братья просили моей руки, но получали отказ.
Есть так называемые "свашки", которые только и следят: кто из братьев молодых собирается жениться? На ком? Кто из сестер собирается замуж выходить? За кого? А кто долго не женится, не выходит замуж, почему? И они особенно действуют через родителей. Так было и у нас. Они действовали своими вопросами на маму и старшую мою сестру. Часто мама с сестрой хвалили того или другого молодого брата, по их мнению симпатизировавшему мне. Они говорили, что я немудро поступаю, связав себя обещанием с Ваней:
- Бог знает, кто он? И что он представляет из себя? И откуда он? Он может изменить и Богу, и тебе.
Господь укреплял меня, я оставалась непоколебимой в своем решении. Своим жребием я наоборот была довольна, благодарна Господу. Я любила, была любима, чего в молодости желает каждая девушка, каждый молодой человек, потому что это установлено Богом. В церкви я была руководителем молодежи. По силе возможности, при Божьей помощи, трудилась здесь, мой жених - там. Через его свидетельство несколько человек в том лагере приняли Христа как личного своего Спасителя. Письма наши также были свидетельствами. Прежде, чем писать письмо, я призывала Господа в помощь. Он был автором моих писем. Однажды получаю письмо от цензора лагеря, в котором Иван находился. Людмила Старнийчук пишет мне: "Линочка, я работаю цензором в лагере, проверяю содержание писем, заинтересовалась содержанием ваших писем и жду их, наверное, не меньше, чем И.Я. Какие вы счастливые! Я очень прошу тебя, пиши мне лично письма! Твои письма для меня, как чистый воздух для задыхающегося человека". Я сначала посомневалась, приняла за подделку, но эти слова: "Твои письма для меня, как чистый воздух для задыхающегося человека" рассеяли все сомнения. И я начала с ней переписываться. Но органы КГБ стали мною очень интересоваться, и жизнь моя вскоре вкорне изменилась.

Мой арест (пятый арест в нашем доме)

В нашей церкви была членом одна пожилая сестра, Мария Денисовна Михайлова-Лиходеева. Она была примерная христианка. Я ее очень уважала, часто делилась духовными вопросами. Однажды мы были на одном общении вместе. Я задала ей вопрос: "Мария Денисовна, у вас нет предчувствия, что мы, христиане 20-го века, будем поведены Господом по пути первых христиан, то есть, гонимы в тюрьмах, лагерях, ссылках.
- Нет, - ответила она, - я такого не чувствую.
- А у меня предчувствие, что лично я буду в тюрьме.
- А как ты реагируешь на это?
- Мне даже хочется быть в тюрьме за моего Спасителя, хоть немного за Него пострадать.
- Да укрепит тебя Господь, дитя мое, и поможет остаться Ему верной при всяких обстоятельствах.
Незадолго после рассказанного, под 5-е ноября 1950 года мне снился ужасный сон (это было под воскресный день): я со своей сестрой Лизой идем по какой-то улице. На улице яркое солнце и все окружающее нас блестит под лучами солнца. Я с сестрой в белоснежных блузках. Вдруг я неожиданно проваливаюсь в глубокую яму с нечистотами, хотя я утонула, пошла на дно, но живая и в полном сознании. Слышу крик, плач Лизы, мамы и других. Я говорю сама себе:
- Все кончено. Я утонула...
Но, к удивлению своему, смотрю: нечистоты к моей одежде не пристали и в яме. Одежда такая же белая, чистая... Проснулась я в холодном поту, в ужасе.
- Господи! Что это значит? Да будет воля Твоя надо мною. Помоги принять все безропотно.
5 НОЯБРЯ 1950 ГОДА был воскресный день. Я поднялась пораньше после кошмарного сна, чтобы вынести небольшую рукописную библиотеку, мною собранную. Особенно труды В.Ф. Марцинковского. На то время церковь была очень бедна на духовную литературу.
За много времени до богослужения зашел ко мне один молодой брат, который, между прочим, в моем доме никогда не был и спрашивает:
- Ты идешь в собрание?
- Конечно иду, - ответила я.
И мы пошли с этим братом в собрание, и я не вынесла литературу, с таким трудом мною приобретенную.
После окончания богослужения я пошла с одной молодой сестрой по улице. Как магнитом, мои глаза тянуло на противоположную сторону улицы. Я встретилась с пристальным взглядом трех мужчин интеллигентной наружности. Почему-то от этого взгляда мне стало не по себе. Почему они так пристально смотрят? Я ничем не выделялась от идущих рядом моих братьев, сестер. Дойдя до перекрестка улиц, один из троих мужчин, подойдя сзади, прикоснулся к моему плечу рукой, говорит:
- Лина, с вами хотят поговорить вон те люди, - и указал на угол дома перекрестных двух улиц.
Там стояло еще трое мужчин. Я все поняла. Подвели к ним. Я поздоровалась, улыбнулась. На душе совершенный покой. Позже следователь мне говорил:
- Все-таки ты молодец. Совершенно спокойная. В данных обстоятельствах мужчины даже теряют равновесие, да нам самим неприятны такие моменты.
Это не я молодец, а слава моему Господу, который укрепляет уповающих на Него при всяких обстоятельствах.
Шесть этих мужчин взяли меня в кольцо и повели по улице. За нами бежала моя бедная мама и старшая сестра Поля. Братья и сестры все стеной стояли на перекрестке и смотрели нам вслед. Мама со слезами в испуге кричала:
- Куда вы ее ведете?
- Домой, - ответил один из них.
Они строго запретили маме с сестрой подымать шум под угрозой ответственности. Меня, правда, повели домой.
Лиза поспешила домой, чтобы кое-что вынести из квартиры, но там уже стояли представители органов КГБ, которые не то что в дом, во двор никого не пускали, пока остальные не пришли со мной. Поистине, как Иисус сказал народу в день его ареста: "Как будто на разбойника вышли вы..." Кто я? Невидная, незначащая молодая девушка-христианка, а столько людей привели, чтобы арестовать меня. Приведши домой, сделали обыск. Забрали дорогую для меня литературу. А Библия сохранилась. Велели мне одеваться и идти с ними. Я попросила на прощание совершить христианский долг с родителями. Один из них, представитель КГБ по фамилия Набока, спросил:
- Что, молиться?
- Да, - отвечаю.
- Ну, молитесь.
Мы преклонили колени. Я стояла на углу стола, посреди нашей комнатки. Мама стояла рядом. Она очень страдала. А мне Господь в тот момент дал такой мир на душе, что я как бы собиралась в хороший поход с друзьями, а не в тюрьму. Я только скорбела душой из-за мамочки, видя ее страдания. Любящей, истинной матери. О, сколько ее лицо отражало мучения! Этого не передать словами! В минуту расставания она обхватила меня руками, прижала к груди, и я всю свою длительную разлуку с ней ощущала трепет всего ее тела и биение сердца. Она так крепко меня держала в своих материнских объятьях, что один из пришедших с трудом силою меня вырвал из ее рук. А когда меня вывели из дома, маме, сестрам моим строго запретили выходить из квартиры. Лиза и теперь вспоминает тот ужасный момент разлуки. Слезы, страдания мамы, которые словами передать трудно, чтобы кто понял, не переживший подобного.
Господь в мое сердце вложил, когда я уходила, глубокую веру, что я еще возвращусь домой, на то же место, где мы молились при расставании. И мы будем со слезами радости благодарить нашего Путеводителя за встречу, сохранность жизни нашей и за то, что Он был везде со мною, и с мамочкой, и с сестрами.
Когда меня вели по нашей улице, возле каждого двора стояли по 2-3 человека братьев, сестер моих во Христе. Со слезами они благословляли в нелегкий, неизвестный путь, поручая меня Господу. Один из братьев, Ваня Яровенко, сопровождал меня к самой двери Органов КГБ, так как вели меня в политическую тюрьму, которая находится в подвале, под кабинетами следственных органов. Здание это помещается на главной улице города, улице Ленина. Проходя улицей Ленина, мимо этого здания, на ум никогда не приходило, что под этим зданием страдают люди. Брат Ваня последний раз помахал рукой, пальцем указал на небо, заплакал... и дверь закрыла от меня солнце, воздух, свободу, милые, дорогие лица родителей, друзей во Христе, которые окружали меня искренней, Богом вложенной в их сердца любовью. Сон мой исполнился в тот же день. Войдя в камеру, я испытала в ней те чувства, которые ощутила во сне, в яме с нечистотами, в которой утонула.

Под следствием

Дорогие и любимые дети, внуки, дорогая христианская молодежь! Хочу предупредить вас от тех ошибок, которые я в молодости своей духовной и физической допускала.
Премудрый Соломон в 11-й главе 9-й ст. в Притчах говорит: "Устами лицемер губит ближнего своего, но праведники прозорливостью спасаются". А пророк Иеремия в 9 главе 4-5 ст. говорит: "Берегитесь каждый своего друга и не доверяйте ни одному из своих братьев, ибо всякий брат ставит преткновение другому и всякий друг разносит клевету. Каждый обманывает своего друга и правды не говорит: приучили язык свой говорить ложь, лукавствуют до усталости... Ты живешь среди коварства". Однажды, беседуя с одним из братьев во Христе, прочла я из Слова Божия псалом: "Благословен народ, у которого Господь есть Бог" (Пс. 143:15). А в газете прочла, что в одной из зарубежных стран в каждой семье настольная книга - Библия. По экономическим данным на то время эта страна занимала первое место. А у нас в стране тогда же были большие трудности материальные. Я брату высказала свое мнение:
- Бог благословляет и духовно, и материально тот народ, который чтит Его имя. Одаривает тогда так, как страну, где в каждом доме настольная книга Библия.
В стране после войны были большие трудности в материальной жизни, а духовно люди были совершенно нищие. Причина такого неблагословения - отрицание Бога, гонения на тех, кто верит и служит Богу.
Брат выслушал и говорит:
- Сестра Лина, ты в своих беседах, особенно с неверующими, подобных примеров не приводи.
Но я не послушала совета брата-наставника, не послушала Господнего наставления через Святое Слово.
Когда я работала в горсобесе, одна из сотрудниц, Старостина Дуся, начала как бы искать путь спасения, заинтересовалась Словом Божьим, я с ней беседовала, приглашала в собрание народа Божьего. Она приходила в церковь на богослужения, но на самом деле она сотрудничала с органами, и все беседы со мной она проводила по их заданию. Бог, правда, ложил мне на сердце несколько раз, что она лицемерна, но я легкомысленно отнеслась ко всем предупреждениям; и однажды, беседуя с ней, привела пример, который брату приводила. Она же, выслушав, передала всё это органам. Получилось, что я клеветала на советскую действительность, восхваляла жизнь в капиталистических странах. Знаками простившись с братом, который сопровождал меня, простившись со свободой, воздухом и со всем, что дорого для человека, завели меня в подземелье, обыскали, прощупали каждый рубчик в одежде, забрали приколочки, оставив простоволосую, завели в камеру № 8. Там уже находилась одна женщина - живой скелет: лицо воскового цвета, глаза провалились в ямин-ках. Она около года сидела под следствием. Её дело разбирало ОСО в Москве, у неё никакого преступления не было, кроме того, что она отбыла уже 10 лет лагерей, возвратилась на родину. Отец, мать ее уже умерли. А кто находился в заключении, выжил, возвратился на родину, того без никакого преступления снова арестовывали, сажали в тюрьмы, а затем пожизненно отправляли в ссылку.
Зайдя в камеру, я сказала, что я верующая и, оказавшись в данных условиях, должна помолиться; она не возразила. Преклонив колени, я просила Господа благословить меня, утешить мамочку, сестер, друзей, не оставлять меня ни на одну минуту.
Поднявшись с колен, я поняла, что арестована не только моя личность, но и все мое естество: сидеть спиной к двери - нарушение, сидеть, оперевшись о стену или спинку койки - нарушение, громко говорить, в полголоса петь - нарушение, ходить по камере - нарушение, подойти к окошку с козырьком, чтобы хоть увидеть маленький клочок неба - карцер. И за каждое нарушение - карцер. Во всём помещении - гробовая тишина. Дежурный по коридору ходит по мягким дорожкам, чтобы не слышно было его шагов, когда он подходит к глазку камеры посмотреть внутрь. Сам разговаривает шепотом или мимикой, на следствие вызывают только после отбоя, после 10 часов вечера и до самого утра.
Будучи ещё не ознакомленной с правилами следствия, мне так хотелось скорее отбоя, чтобы ночью отдохнуть от волнений прожитого дня. Но только прозвучал сигнал отбоя, мы легли спать, вдруг дверь бесшумно открылась, зашел дежурный, без слов, пальцем на меня указал, мимикой что-то сказал, я ничего не поняла. Женщина, которая была со мной в камере, тихонько мне говорит:
- Вас зовут на допрос, одевайтесь и идите с дежурным.
Я оделась, руки дежурный велел заложить за спину, идти впереди него. Первый раз мне было страшно. В душе я была готова ко всему, а тело мимо моей воли дрожало.
Завели в кабинет следователя. Он сидел за столом, мне указал на стул с противоположной стороны, стоящий на большом расстоянии от него, записал мои данные, объявил, что я обвиняюсь по статье 54 п.10, т.е.: "Агитация, связанная с религиозными убеждениями". И задал мне тут же вопрос:
- Были вы когда-нибудь за границей?
- Никогда.
- А как же вы могли хвалить жизнь в капиталистических странах?
- Никогда я этого не делала и не имела на это основания.
- А у меня есть данные, что вы клеветали на социалистический строй и восхваляли жизнь в капиталистических странах.
- Это ложь, такого не было.
Он повысил голос, рассердился и крикнул:
- Что? Вздумали упираться? Ничего, у нас терпения хватит, признаетесь.
Эти слова он сказал, сев вплотную против меня, отбросился на спинку стула, прищурив глаза, и со злобой впился в меня. Дым с папиросы пускает прямо в лицо. Задав еще целый ряд вопросов, на которые я также не могла ответить не умышленно, а по давности времени (забываешь с кем говорил, да ещё говоришь с теми, кто каждое твоё слово извращает, чтоб обвинить тебя твоими же словами).
Я сказала ему, что вина моя в том, что моё мировоззрение идёт вразрез с мировоззрением нашего строя, т.е. что у нас ещё детям с малолетнего возраста, в садиках, школах, не говоря о вузах, прививается безбожие. А я признаю и говорю, что Бог есть.
- Идите в камеру и припоминайте.
Меня увели.
Всю ночь я не спала, просила моего Господа напомнить мне, где я при беседах о Боге дала "повод ищущим повода". И слава Отцу моему Небесному, как на магнитофонной ленте моя вся жизнь была представлена предо мною, и Господь указал мне на моё неповиновение Слову Его и братьям-наставникам. Это послужило поводом к аресту, а обвинили меня в следующем:
Антисоветская агитация: увлекала в секту даже офицеров, как Антонова Ивана Яковлевича.
Руководство христианской молодёжью: агитировала и обрабатывала молодёжь.
Антонова Ивана Яковлевича отправили в лагеря для исправления, а я посредствам писем и туда проникала с агитацией.
На женщину, с которой я была в камере, пришло решение, и её отправили по назначению. В камере я осталась одна, только с моим Небесным Отцом. А живые существа окружали меня такие: крысы, мыши в очень большом количестве. В одиночестве за решёткой и замком мне пришлось пробыть 5 месяцев. Находясь в этих условиях, мне часто приходили слова Якова Григорьевича, которые он писал в письмах, что Бог дал людям великое благо - это труд. Без работы человеку месяц кажется годом, неделя - месяцем, а час - днём. Кто этого но испытывал в жизни, тому трудно понять и оценить благо свободы.
Однажды в процессе следствия следователь задал мне вопрос:
- Вы обработали Антонова?
- Я боюсь Бога, а не вам сказать это.
- Почему? Бог вас похвалит, что вы умеете и офицеров обрабатывать.
- Без работы Духа Святого человек не может духовно родиться.
- А кто или что есть Дух Святой, и где Его можно увидеть?
- Дух Святой - третье лицо Бога. Бог триедин: Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой. Бога никто из людей не видел и видеть не может, только действие Духа Святого мы можем видеть. Его можно сравнить с электроэнергией, а это - невидимая сила, которую мы можем видеть только в действии. Например, энергия у нас вырабатывается на ГЭСе, её глазом никто из людей не видит, но рубильник включи - энергия по проводам побежала, зажглись электролампы, задвигались моторы, машины на заводах, фабриках. Это всё действие энергии, мы это видим. Но не энергию. Так точно и Дух Святой. Человек порочен во грехах, от подошвы ноги до темени головы. Дух Святой обличает человека во грехах, освещает его Божественным светом, человек видит себя грешником. В молитве обращается к Иисусу Христу о прощении своих грехов, получает прощение, сердце его наполняется радость, любовью, человек становиться совершенно новым, Таков человек, рожденный духовно. Жизнь его в корне меняется. Пьяница становится трезвенником, безнравственный - становится нравственным и т.д. Так произошло и с Антоновым.
Следователь на удивление всё терпеливо выслушал, а потом задаёт мне вопрос:
- Но человек всё-таки нужен для включения рубильника, так кто же этот человек, который включил рубильник в Антонове и Дух Святой проник в него?
Это делает не человек, а Бог. Я знаю, что по вашему неверию вам нужно обвинить кого-то из людей в том, что Антонов освободился от греховной жизни и начал новую, чистую, нравственную христианскую жизнь. Так пусть буду я этим человеком.
- Нет, не пусть буду я, а скажите: я.
- Вам нужно, чтобы была я, так как вы хотите меня осудить. И потому повторяю: пусть буду я.
- А всё-таки, Лина, скажу вам откровенно, что человека, говорящего с вами, как магнитом притягиваете.
Не я притягиваю к себе, а Дух Святой, пребывающий во мне притягивает к Себе через слова, которые Он же и вкладывает в меня. Благодарю моего Господа, Который употребил меня, такую незначащую, невидную для свидетельства этим людям, сидящим по кабинетам и решающим судьбы подобных же им людей.
В один из дней вызывает меня следователь с другого кабинета и говорит:
- Я вас вызвал не на допрос, а просто побеседовать на религиозную тему.
Он задал мне целый ряд вопросов. С помощью Господа я на все его вопросы ответила, и мы расстались с ним, пожелав друг Другу от Господа всего хорошего.
Если первый день мне было страшно следствие, то в последние дни я с желанием шла на допросы и чувствовала, что Бог меня употреблял как оружие, и Сам говорил им.
17 ФЕВРАЛЯ 1951 ГОДА закрытым судом меня судили. Даже маму не пустили в зал суда. Осудили меня к 25 годам дальних лагерей. После суда, когда поместили меня в холодный железный "воронок", мне вспомнился сон, который я видела перед днём ареста. "Воронок", как яма, а наверху ямы т.е. возле "воронка" рыдание моей мамочки, сестёр, друзей, которые я слышала во сне, утонув в яме. Конечно, после такого потрясающего дня и такого жестокого приговора нелегко мне было, а тем более одинокой в камере. Но Бог расположил на доброе дело дежурную женщину, которая зашла ко мне в камеру, хотя, делая это, она рисковала наказанием вплоть до увольнения с работы. Она, как могла, по-человечески утешала, ободряла меня:
- Я знаю случаи, - говорила она, - когда в подобных обстоятельствах люди лишались рассудка.
- Да, без Бога нелегко было бы, - сказала я, - но Иисус Христос, Сын Божий, страдал за нас. Он допустил и мне пострадать за Него. Он и утешит меня, и поможет перенести всё. Я верю, что Он везде будет со мной.
- Хорошо, что вы верите в Бога, и Он для вас - утешитель, - сказала дежурная. - Да поможет Он вам, - и вышла из камеры.
На второй или третий день после суда вызвал меня следователь к себе, спросил о здоровье, самочувствии.
- Да, намного суд вас осудил, - сказал он, как бы сочувствуя.
- Но судто судил по вашим составленным материалам, обвинениям, - ответила я.
- Ну, Лина, теперь-то ты Ванечку своего не увидишь. Нет, нет не увидишь!
- Господь усмотрит. У Бога свои планы и решения на каждого человека, и на нас у Него Свои планы.
И, действительно, когда люди устанавливают мне такой жестокий приговор, Бог вложил мне в сердце веру, что все 25 лет я не буду в лагерях, и что брак с Ваней состоится во свидетельство этим людям. В политической тюрьме я сидела ещё до мая месяца, т.к. родители подали в Республиканский верховный суд для пересмотра дела, но Верховный Суд утвердил приговор областного суда. После этого меня перевели в уголовную тюрьму, где я снова была одна в камере. Но здесь я благодарила Бога за изоляцию меня от людей, пораженных до основания грехом. Там я находилась как бы в преддверии ада, слыша вульгарную брань. Теперь я благодарила бессчетно раз своего Спасителя, что Он в юные годы освободил меня от этого страшного рва погибели. В это время Господь открыл мне, что мы, Его дети, не должны бояться тюрем, сооруженных по проекту дьявола людьми для таких же людей, как они сами. А также не страшиться вынесенных людьми приговоров, а бояться приговора от Самого Бога, Праведного Судии, когда Он скажет:
"Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный дьяволу и ангелам его" (Матф. 25:41).
Вот этого приговора, дорогие друзья, нужно бояться! А все остальное временно, проходяще и изменчиво!
В ИЮНЕ МЕСЯЦЕ 1951 ГОДА меня этапом отправили в город Харьков на пересылку. Из Кировоградской тюрьмы вывезли нас на железнодорожный вокзал. По команде конвоя нам велели садиться просто на землю в ожидании погрузки в зэква-гон. Нас окружили собаками и конвоирами. Я просила Господа послать кого-нибудь из знакомых, чтобы сообщили маме, что меня уже вывезли из Кировограда. Бог услышал и здесь. И привел одну из сестер во Христе, молодую Аннушку Лиходееву (фамилия по мужу). Я ей крикнула, чтобы сообщила мамочке. За то, что я крикнула эти несколько слов, всех заключенных (из-за меня) повернули лицом к забору...
Удивляюсь, как сестре удалось так быстро сообщить друзьям, которые в большом количестве пришли на вокзал. Несмотря на сделанный конвоирами "коридор", друзья протягивали ко мне свои руки. Лица их сияли любовью и состраданием, глаза у всех были наполнены слезами. Как они ободрили, обогрели меня своею любовью! Мамочку подвели к вагону, когда нас уже погрузили в теплушки. Как она постарела! Еле держалась на ногах. Сколько любви, сколько страдания было на её лице! Сердце моё сжалось от боли, сострадания к маме!
Поезд уехал и надолго увёз меня от родных мест, домашнего уюта, где царил мир, любовь! От любящей мамочки, сестричек, любимой церкви, где я всегда отдыхала душой, чувствуя преддверие неба.

Пересылка и искушения в ней

Привезли нас в город Харьков на пересылку. В тот же день, как привезли меня, дежурный открывает "кормушку" в камере и вызывает:
- Королькова! Есть такая? На выход. Только бери с собою мешок, не торбу.
Подумав, что он шутит, я взяла сумочку и вышла.
- Я ж тебе сказал брать мешок. В сумку не поместится. В то время передачи, посылки выдавались без установленных норм.
- Ты, наверное, верующая?
-Да.
- А какого вероисповедания?
- Баптистского.
- Вот эти баптисты, - обращается он к другому дежурному, - что у них хорошего, так это то, что уж как попадётся один из них в тюрьму, только и знай у них принимать передачи. Несут каждый день, да еще и какие передачи!
(Слава Богу за такое хорошее свидетельство о моих братьях, сестрах во Христе!)
- Когда ты сюда прибыла?
- Сегодня утром.
-- А как же твои братья, сестры узнали, что ты здесь?
- Я не знаю.
- Наверное, Бог ваш им сказал?
- Быть может и так.
Я и сама удивлялась.
Оказалось, что тем поездом, в котором меня везли в зэкваго-не, мои две сестры тоже поехали этим составом. От них харьковской церкви стало известно о моем пребывании в тюрьме. Друзья тут же собрали передачу и принесли в первый же день моего пребывания на пересылке. Харьковские друзья, действительно, очень много проявили заботы, любви ко мне за весь период моего пребывания на Харьковской пересылке. И это служило хорошим свидетельством для окружающих, так как передачами их питались многие нуждающиеся, находящиеся в камере вместе со мною.
Камера была большая, транзитная. Ежедневно партиями прибывали заключенные, и ежедневно этапами увозили их. Нар в камере не было. Люди располагались просто на полу. Мест и на полу не хватало, чтобы прилечь. А обо мне мой Отец Небесный и здесь позаботился. Для меня место нашлось в углу камеры, и я даже могла лечь.
Но дьявол и здесь подошел ко мне и послал стыд молиться открыто: "Что, ты перед всеми присутствующими будешь становиться на колени и молиться? Тебя засмеют. Ложись под одеяло и молись. Бог и там услышит твою молитву". А другой голос говорит: "Тебя осудили к 25 годам лишения свободы за Господа, и ты будешь стыдиться Своего Спасителя? Молись Ему! Посмотри, этим людям не стыдно сквернословить, неприличного содержания анекдоты рассказывать." И слава моему Господу, что дал мне сил отразить дьявола и послушать второй голос. Я стала на колени на виду всей камеры и в молитве разговаривала со своим Спасителем. Дьявол убежал от меня со своим искушением на все время пребывания меня в неволе.
Через открытую мою молитву Бог многих обличал, не устоявших в искушениях, послушавших искусителя. Одна за одной стали появляться коленопреклоненные пред своим Спасителем в молитвах. Если кому из слушающих или читающих мое повествование прийдется находиться в подобных условиях, никогда не стыдитесь молиться Богу открыто перед людьми, этим прославляется Господь.
Среди заключенных было много верующих различных вероисповеданий. Были и совершенно неверующие. Помню старушку, старенъкую-престаренькую, якобы 92 года было ей. Приговорили её к 25 годам дальних лагерей. Без посторонней помощи она не могла ни подыматься, ни передвигаться. За ней ухаживала монашка (их много было среди заключенных). Эта старушка служила в монастыре игуменьей. Я ей несколько раз подносила покушать из полученных передач. С большой благодарностью она принимала. Называла меня разными ласковыми словами, целовала, гладила по голове. Однажды спрашивает меня:
- Ты веришь в Бога?
- Да, верю и люблю своего Спасителя, - отвечаю.
- А на свободе ты в церковь ходила?
- Да. Ходила.
- А в какую церковь ты ходила?
- В живую.
- Ты что, из сектантов? Наверно, из баптистов?
- Да, - ответила я.
- О, дитя мое, мне с тобой нельзя разговаривать, - и начала креститься.
- Бабушка, а почему Вам нельзя разговаривать со мною? Наоборот, если я заблуждаюсь, вы, как наставница, должны мне объяснить, указать на истину. Ведь Иисус Христос со всеми грешниками сообщался, любил их, учил их. Он только греха не делал того, что они делали. И нас этому учит через Слово Своё, Сам Иисус Христос говорит: "Идите научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына, и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам" (Матф. 28:19-20).
- Нет, нет! Ты и добрая, и хорошая, но больше ко мне не подходи и не разговаривай со мною.
Такой духовной слепоты и такого заблуждения я еще не встречала. Не знаю, довезли ли её к месту "назначения", настолько эта наставница была слабой телесно, столько и духовно, если при её сане она не могла понять и применить Слово Истины в жизни своей: "Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий" (1 Кор. 13:1).
Однажды в эту камеру поместили сестричек из Западной Украины. Образ одной из них, кроткой христианки, остался в моей памяти и до сих пор. Имя её Надежда. Она оставила мне наламять стихотворение, ею сочиненное о своем впечатлении обо мне:

С тобой я встретилась впервые
В доме этом вдалеке...
Но мы сошлися, как родные -
Родные сестры во Христе.

Я девять месяцев сидела
В Ровенской одной тюрьме,
Но там сестер я не встречала
С подобным сердцем, как в тебе.

Твоя любовь, твоё смиренье
Обогащают и меня.
И твои кроткие моленья
Уж пробивают небеса.

Хотя об этом я не знаю,
В каких словах возносишь ты
Молитву к неземному краю,
Где нет пределов красоты...

Конец этого стихотворения взят при обыске при отправле-нии на этап. Скоро мы с сестрой Надей расстались и потерялись в жизненном океане. Дал бы Бог нам встретиться в вечности, где ни разлук, ни страданий не будет.
В начале июля месяца меня привезли на Киевскую пересылку. В Киеве друзья по вере также посещали меня. Это было большим свидетельством для окружающих о любви Божьей среди народа Его.

Пребывание в лагерях

31 июля 1951 года нас погрузили в товарные вагоны и отправили на Дальний Восток. В город Комсомольск-на-Амуре. Этот город построили заключенные. Ровно месяц мы были в дороге. 31 августа 1951 года мы прибыли на место назначения. Всех трудностей и ужасов этапной и лагерной жизни не передать. Преступный мир над обыкновенным народом издевался так, как дьявол их только мог научить. Но я во всем и везде ощущала Божью милость, защиту над собою по молитвам родителей, церкви.
Работы в лагерях тяжелые, непосильные, особенно для женщин: открытые шахты, рытьё вручную трехметровых траншей при мерзлой почве, 50-градусном морозе, пилорама, погрузка и разгрузка вагонов, мерзлые шпалы, под тяжестью которых мы падали. Но что бы не приходилось переживать, мне казалось, что я меньше страдаю по сравнению с впереди прошедшими братьями, сестрами.
Когда я имела право писать письма, я написала моему жениху, что освобождаю его от связывающего нас слова, что он свободен в этом вопросе, потому что ,имея такой длительный срок, считала за преступление связывать его. Пожелав ему всего хорошего, благословения от Господа на всю его жизнь, посчитала, что я-таки не уразумела воли Божьей, и любовь моя к Ване не от Господа, а плотская.
Он ответил мне на это письмо следующее: "Не будем, Лина, об этом в данное время думать, предоставим Господу всецело нашу жизнь, а Он совершит..."
Вызывает меня как-то оперуполномоченный лагеря и говорит:
- Откуда ты взялась, с Украины, да еще и молодая верующая? Мы в тридцатые годы всю Украину очистили от этой нечисти!
- Гражданин оперуполномоченный, кого Вы имеете ввиду под "нечистью"? Если церковь Христову, то вы глубоко ошибаетесь. Сам Христос сказал: "врата ада её не одолеют" и это - истина. Поезжайте на Украину, и Вы убедитесь. В Еван. Иоан. 12 гл. 24 ст. записаны такие слава: "Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, падши в землю не умрет, то останется одно, а если умрет, то принесет много плода". Из ваших слов "очистили" я понимаю, что вы многих верующих умертвили, а через их смерть Церковь Христова по городам, селам намного увеличилась - смерть детей Божиих принесла много плода. В Кировограде, а он город небольшой, и то тысяча с лишним членов...
В нашем лагере находилась одна женщина. На свободе она работала директором в одной из школ города Владивостока - Елена Цеолко. Очень энергичная натура. В жизни она все искала правды, особенно в политических кругах. Из-за этого на её совести много человеческой крови и человеческих жизней. За сочинённое ею антисоветское стихотворение она, по предательству мужа, попала на десять лет в тюрьму. Из лагерей пыталась совершить побег, но кроме побоев нечеловеческих и возобновления её срока, хотя до этого она уже пять лет отсидела, возврата снова в лагеря, только с более тяжелым режимом, она ничего лучшего не добилась. Хотела жизнь покончить самоубийством. Но она в лагере встретилась с верующими, у которых было Евангелие. Они дали ей читать Слово Божье. Она начала читать, возродилась духовно и стала новым человеком во Христе Иисусе. Познала правду Божью и во Христе нашла смысл жизни. Она много сочинила стихотворений духовного содержания. Одно из них привожу дословно:

Вперед! Вперед! Во имя Бога
Стремитесь смело средь скорбей.
Наш путь далек, трудна дорога
И дела много в нас на ней.

Все вы нужны не без изъятья
Вперед! Все дружно сестры, братья!
На нашей жизненной дороге
Нас встретит долгий тяжкий гнет.

И будут нас теснить невзгоды
И ряд сомнений и тревог,
Но тверды верой средь мучений
Вперед! Без страха и сомнений!

В минуту скорби и мучений
Поднимим на Христа свой взгляд.
И в Нем найдем мы подкрепленье,
Смелей вперед, а не назад!

Пусть в нас живет одно стремленье:
Всю жизнь отдать Христу в служеньи!

В 1954 году её досрочно освободили. Будучи на свободе, она моей маме написала несколько писем. Я еще оставалась в заключении. Связь утеряна. Богу известно, где она и какой ее духовный уровень. Дитя ли она Божье, или волны бушующего жизненного океана снова ее возвратили в мирскую пучину? Дал бы Бог и с ней мне встретиться в вечности.
В 1955 году с Дальнего Востока меня этапом переправили в Красноярский край, поселок Таежный Камского района. Там мы расщипывали слюду. Здесь мне часто вспоминался израильский народ в Египте, когда норму выработки кирпичей заставляли делать ту же, а солому доставать самостоятельно.
В Таежном меня снова вызывает оперуполномоченный. Захожу к нему в кабинет. На столе у него лежит письмо Ивана Яковлевича. Оперуполномоченный меня спрашивает:
- Кем для вас является Антонов?
- Жених мой, - отвечаю.
- Лагерный или со свободы?
- Со свободы.
- А он, ваш жених, в здравом рассудке?
- Я вас не понимаю. Как воспринимать ваш вопрос?
- Ну, он не поврежденного ума человек?
- А из чего вы сделали такое заключение? Он вполне здравомыслящий человек.
- Нет, здравомыслящий человек такого бы не написал, как он пишет: "Линочка, очень радуюсь за тебя и благодарю Господа нашего Иисуса Христа за такую участь: страдать за своего Спасителя". У вас срок какой? Двадцать пять лет?
- Да.
- И он радуется? Разве может здравомыслящий человек радоваться, когда его невесте дали срок в двадцать пять лет?
- Гражданин оперуполномоченный, вы верите в своего Спасителя Иисуса Христа, Который за вас, меня, весь мир, страдал, пролил невинную кровь, в тяжелейших мучениях умер?
- Нет, не верю!
- То как же вы можете понять духовно рожденного человека, радующегося, когда и он в какой-то мере может пострадать за своего Спасителя?
- Знаешь, что, Королькова, я тебе посоветую? Напиши ты своему женишку Антонову: "Давай, Ванечка, оставим своего Бога да заживём настоящей жизнью!"
- А что вы понимаете под "настоящей жизнью?" Жить во грехах, от которых Бог и меня, и его освободил? Нет, гражданин начальник, никогда этого не будет. Если я на свободе не знала до какого ужасного состояния может довести человека грех, и то еще там полюбила чистую, нравственную жизнь во Христе, то теперь, в этой безнравственной, ужасной школе, в которую прислали перевоспитываться меня, я увидела то, чего мне на ум не приходило. Теперь я за Бога еще больше ухватилась, как говорят, "и руками, и ногами".
- Ну ладно, держись своего Бога и руками, и ногами. А письмо от твоего женишка отдать тебе?
- Оно мне дорого...
- Ладно, на, читай, "сестра-друг".
В этом письме было написано стихотворение:

Сестре-другу

(автора не знаю)

Расскажи, моя родная,
Что грустишь ты иногда,
И слезу часто роняешь,
Вспоминая за меня.

Ты грустишь, что люди жестки,
Всюду много кругом зла.
И твоей любви и ласки
Не хватает иногда...

Не грусти, не плачь, родная.
Помнишь ты слова Христа:
"Должно вам всегда молиться,
Унывать же - НИКОГДА!"

Мы в молитве лишь глубокой
Силы дивные найдем.
Подкрепившись ею свыше,
В мир мы светочь понесем.

Светочь мира, светочь ласки
Принимай и в мир неси,
И своей улыбкой ясной
Ободряй всех на пути.

В 1955 году снова труден путь: этап. Всех политических из всех лагерей Норильска, Магадана ,из всех Сибирских лагерей перевозили в Мордовские лагеря, в город Потьму, станица Явас, где покоится прах Якова Григорьевича.
А меня привезли в эти места на освобождение. Здесь мы работали в пошивочных мастерских. Я работала ватницей. Стол наш стоял в углу цеха. Мы палками разбивали вату в настилах для пошива военных курток.

Мое свидание с женихом

Во время работы однажды вижу (я стояла лицом ко всему цеху): с поспешностью, просто забегает отрядный в цех, а с ним еще двое мужчин в военной форме. Подошли к мастеру, что-то с ней поговорили. Она указала на наш стол. Подойдя к нашему столу, спросили:
- Кто из вас Королькова?
- Я, - отвечаю.
Смотрят с удивлением. Они, по-видимому, предполагали увидеть красавицу сказочной красоты, а пред ними стояла обыкновенная девушка, как большинство людей на земле. Тем более в лагерных условиях - "одни кости, скрепленные кожей".
- Какой у тебя срок?
- Двадцать пять лет.
- А сколько ты уже просидела?
- Пять лет.
- У тебя на свободе был жених?
- Да, был.
- Как его фамилия?
- Антонов Иван Яковлевич.
- Он приехал к тебе на свидание. Мы разрешаем вам встречу на два часа...
На то время не было такого постановления в лагерных условиях, чтобы родственники приезжали на свидания к заключенным. А мы даже не были расписаны, считались чужими друг другу. Но Господь расположил сердце начальника Управления, куда Иван Яковлевич обратился за разрешением. И нам разрешили три дня свиданий без ночей. Среди начальства и по всему лагерю разнеслось такое чудо: к невесте, у которой сроку двадцать пять лет, приехал жених на свидание...
Отрядный говорит мне:
- Иди в баню, помойся, одень, что у тебя есть получше, и иди к вахте. Он там.
Я так и сделала. Меня завели в отдельную комнату. Там уже был мой жених, Ваня. Его трудно было узнать, так же, как и меня. Ведь прошло с дня нашей разлуки одиннадцать с половиною лет, над которыми пронеслись свирепые волны скор-бей, борьбы духовной, невзгод.
Мы тут же склонили колени и благодарили, благодарили со слезами нашего Любящего Отца Небесного за дарованную нам встречу. Говорить нам было о чем. Пережито много скор-бей и радостей на тернистом пути в следовании за Господом. У Ивана Яковлевича была с собою Библия. Он много читал мест из Слова Божия, а также прочел из 1 Царств 18:1 о любви Ионафана - сына Саула к Давиду: "Когда кончил Давид разговор с Саулом, душа Ионафана прилепилась к душе его и полюбил Ионафан, как свою душу", ст. 3: "Ионафан же заключил с Давидом союз, ибо полюбил его, как свою душу". По прочтении мест Слова Божия о любви между Ионафаном и Давидом мы сопоставили свою любовь друг к другу, вложенную в сердца наши Сами Богом, и что мы также заключили союз нашей любви словом "да" несколько лет тому назад. Два часа нашего свидания пролетели мгновенно. Но Бог наш позаботился и расположил сердце начальника управления к тому, чтобы прийти к концу нашего свидания на вахту лагеря. По нашей просьбе он разрешил нам на три дня свидания. Днем меня выпускали, а на ночь уводили в зону, а Иван Яковлевич ночевал на вахте. Время нашего свидания заполнялось чтением Библии, беседами, разбором Слова Божия, рассказами из пережитого каждого из нас, воспоминаниями, молитвами. Эти три дня свидания были для меня лично, как пребывание на небе: отдых, радость, благодарность моему любящему Отцу.
При нашем расставании Ваня снова читал в назидание из Слова Божьего. Он прочел место, где описывается о любви Ионафана к Давиду 1 Цар. 20:17 - "И снова Ионафан клялся Давиду своею любовью к нему, ибо любил его, как свою душу" и из 23:18 - "И заключили они между собою завет пред лицем Господа, и Давид остался в лесу, а Ионафан пошел в дом свой..." Так и мы возобновили наше обещание верности и любви друг другу. Поручили всё наше дело Господу, я осталась в лагере, а Иван Яковлевич уехал домой.
Возвращаясь со свидания в жилой барак, идя по двору зоны (это было в Рождественский вечер, 7 января 1955 года), на сердце было так печально, тяжело, мне так захотелось на свободу, в домашние условия, в собрание народа Божия. На дворе в тот момент был прекрасный вечер: сиял снег при лунном свете. Луна была яркая, прекрасная, и все говорило в природе мне о небе, где нет ни слез, ни разлук, ни зла, а на земле всё, окружающее меня, говорило об аде. Я шла и плакала, и говорила с Богом через молитву, но только и могла повторять: "Боже мой! Боже мой! Укрепи меня! Утешь меня! Ведь впереди еще двадцатилетняя разлука, но Ты можешь сократить!"
У некоторых людей наших дней существует понятие, что вступать в брак можно без любви друг к другу. А потом, якобы, при совместной жизни, она появляется. Такого мнения я лично не разделяю. Ведь, чтоб приобрести какую-нибудь вещь, и то нужно, чтобы она нам понравилась. А тем более, избрать себе подругу жизни. Наш Бог есть Бог любви. И все Его законы зиждутся на любви, а тем более закон брака, семьи. Все Богом устроено на любви, вложенной в сердце мужчины к женщине и женщины к мужчине. Если любви нет, нет там и Бога. И это ужасная ошибка. Так как там соединение прошло по плоти, похоти очей,'материальным или каким-то другим соображениям. Такая семья не по воле Божией, и она никогда не будет прообразом Церкви со Христом. Прежде рождения Церкви-невесты, Богом для неё приготовлен Жених-Христос, Который любит свою Невесту-Церковь любовью, вложенной Ему к ней Богом-Отцом. Так и в семье, если она Богом созидается. Юноша-христианин символизирует образ Христа, желающий вступить в брак обращается в молитве к Богу-Отцу с просьбой указать ему соответствующую часть его - невесту. И Бог, сердцевидец, безошибочно это сделает. Эта часть - невеста - станет для него близкой, любимой, дорогой. Христос полюбил Свою Невесту-Церковь, прежде чем Он её увидел. Невеста-Церковь отвечает любовью на призыв Своего Жениха. Ни один грешник не соединится с Богом до тех пор, пока он не полюбит своего Спасителя, не соединится с Богом чистой, святой, преданной любовью. Это блаженное состояние передать словами невозможно. Его нужно только самому испытать. А испытывает его только духовно рожденная душа: "Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к церкви. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя, а жена да боится своего мужа" (Ефес. 5:32-33).
Испытывали вы, дорогие, это духовное блаженство, когда соединялись со Своим Жизнедателем и Спасителем своим? Подобное же блаженство испытывают соединяющиеся два сердца, мужское и женское, если они соединяются по воле Божьей, ибо это Богом установлен закон. В возрожденной душе Христос должен возрастать, а плотское "я" ежедневно умирать: "Ему должно расти, а мне умаляться" (Иоан. 3:30). В старости праведник плодовит и сочен. Он должен дожить до совершенства. "Праведник цветет, как пальма, возвышается подобно кедру на Ливане. Насажденные в доме Господнем, они цветут во дворах Бога нашего. Они и в старости плодовиты, сочны и свежи, чтобы возвещать, что праведен Господь, твердыня моя, и нет неправды в Нем" (Пс. 91:13-16). Это говорится о духовном росте каждого рожденного духовного дитяти Божьего.
В семье, Богом установленной, также проходит подобный процесс: любовь мужа к жене и жены к мужу увеличивается.
Они настолько сливаются воедино, что становятся, как одно целое. В старости их любовь друг к другу достигает кульминационной точки, а духовно человек должен достичь совершенства, после чего Бог таких забирает, вернее переселяет в новый мир - мир радости, любви, блаженства.
Люди, достигшие совершенства, пребывать на грешной земле не могут ни минуты, они уходят в совершенный мир, к Богу.
Христианская молодежь наших дней при вступлении в брак часто не советуется со Своим Жизнедателем в таком важном жизненном вопросе, а прибегают за советом к людям, руководствуются своими плотскими чувствами, а не Богом вложенной им любовью в сердца. А потом падают в непоправимые ошибки. Семейная жизнь таких христиан - одно прозябание, а некоторые семьи доходят до кораблекрушения. Много мужей, жен смиряются, и слышишь от них: "Такая моя судьба, или таков мой крест". Нет! И еще говорю: нет! Разве Бог, когда намечал в своем плане семью, рассчитывал на разводы между мужем и женой? Намечал вместо радости скорбь, вместо любви ненависть, вместо мира - ссоры, вместо веселого духа - уныние, ропот, слезы и тому подобное? Там, где вступают в брак по воле Божьей, советуясь с Жизнедателем, в семье такой царит мир, радость, любовь, взаимопонимание. Хотя в жизни извне будут бури, но Богом установленная семья при различных обстоятельствах будет являться прообразом Церкви со Христом и служить для каждого члена семьи тихой пристанью. Они в ней отдыхают от свирепых волн мирского океана. Муж с любовью относится к жене своей, как тому учит Слово Божье: "Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за неё" (Еф. 5:25). (Прочтите внимательно от Ефес. 5:22 и до конца главы).
Жена во всем повинуется своему мужу. Не господствует над ним, а всегда с уважением относится к нему, как к главе семьи, и всегда считает его выше себя, а себя - ниже своего мужа. Дети повинуются своим родителям в Господе, любят своих родителей и вырастают в такой семье верующими, беря пример от своих родителей. Такая христианская семья прославляет Господа своей жизнью, является примером для окружающих и радостью друг для друга.
Наше свидание с Иваном Яковлевичем послужило всему лагерному начальству, охране, обслуге и почти всем заключенным в лагере великим свидетельством любви и верности детей Божиих не только к своему Спасителю, но и друг к другу, соединенных по Его воле.

Мое освобождение

В секцию, т.е. жилое помещение в лагере, еженедельно приходил к нам старший лейтенант читать лекции на политические темы, просвещать нас. О чем он говорил - никто из заключённых не слушал. Каждая из нас, сидя на своих нарах, была занята своим делом: писали, читали, шили, вышивали и даже спали. Он и не требовал нашего внимания. Исполнит порученное ему дело и уходит. Однажды приходит и говорит нам:
- Женщины, я принес вам радостную новость.
Каждая, конечно, оставила свое занятие и превратилась в слух.
- Скоро зазеленеют деревья, зацветут сады, птички будут петь, а из вас многие будут ехать по своим домам, к родным местам. Из ЦК, с Москвы, выедет комиссия и будет рассматривать дело каждого заключенного, и многие будут освобождены.
Радости нашей не было границ. В скорости слова нашего лектора исполнились. Приехала из ЦК комиссия. Расположились они за зоной, в помещении клуба. Документы о заключенных были перенесены туда. На весь зал вширь был поставлен стол, за которым сидели представители из ЦК. Рассматривали каждое дело. Нас из зоны выводили под конвоем, как на разводе, когда выводили на работу, по пять человек в каждом ряду. Строем вели в помещение клуба и по одной вызывали в зал.
Когда меня вызвали по фамилии, я зашла, меня грубо приняли. Начали кричать, называть врагом народа, агитатором, даже сказали, что я заслуживаю расстрела и тому подобное. Я стояла молча и была уже готова, что меня не освободят. Но один из них говорит:
- Несмотря на то, что ты - враг народа, советского общества, наше правительство гуманное, мы тебя освобождаем. Но учти, если повторится твоя преступность, снова сюда попадешь, больше тебе свободы не видать...
Я вышла оттуда, благодаря Господа, что Он с первого дня ареста моего утешил тем, что 25 лет я не буду в тюрьме, а лет пять. Так оно и было, всего полгода сверх пяти я пробыла в лагерях, то есть пять с половиною лет.
Если в лагере было 2000 человек, то после пересмотра оставалось не более пятидесяти человек. 21 мая 1956 года я была освобождена. Все те предчувствия, Богом вложенные мне в сердце в день ареста моего, были исполнены.
Скоро с мамочкой рядом я стояла на том же месте, где молилась 5,5 лет тому назад при расставании, отправляясь в неизвестный путь, Богом для меня приготовленный. Но вот снова по милости Отца нашего Небесного мы с мамочкой в радости великой, в кругу родных и друзей сердечно благодарили за посланную нам Богом такую милость на этой земле: встреча с близкими и дорогими моему сердцу людьми. Ведь это чудо из чудес, что при сроке в 25 лет я отбыла 5 с половиной. Ведь до моего ареста и освобождения сколько было арестовано братьев, сестер, знакомых, и ни одна душа не возвратилась.
Радости встречи, благодарности Господу не передать. При возвращении домой из заключения мне нужно было проезжать через Москву, где меня на одном из московских вокзалов встретил Иван Яковлевич. Он повел меня к своим родственникам, с которыми я встретилась и познакомилась впервые. Его родственники все неверующие. Я всего один день пробыла в Москве, условилась с Ваней, когда мы вступим в брак, и еще на не долгое время мы расстались.
С дня заключения нашего обета (вступить в брак) исполнилось двенадцать лет, двенадцать лет нашей разлуки.

Вступление в брак

"Тогда уста наши были полны веселия, и язык наш - пения, тогда между народами говорили: "великое сотворил Господь над ними"
(Пс. 125:2)
Через 12 лет нашей разлуки, с того времени, как мы скрепили нашу любовь и согласие на совместную жизнь словом "да", наконец, Бог соединил наши пути в единую жизненную дорогу. 21 декабря 1956 года мы расписались, а 30 декабря 1956 года состоялся день нашего бракосочетания.
Великое сотворил Господь над нами: мы радовались.". В день получения благословения от Господа и Церкви на нашу совместную жизнь Иван Яковлевич молился:
"Насыти нас милостью Твоею, и мы будем радоваться и веселиться во все дни наши. Возвесели нас за дни, в которые Ты поражал нас, за лета, в которые мы видели бедствие" (Пс. 89:15).
В день брака нашего, действительно, Господь прославился, и великое свидетельство для гонителей наших, особенно следователя моего, который после суда еще более хотел травмировать моё сердце тем, что, почти вприпрыжку от удовольствия, говорил мне: "Теперь своего Ванечку не увидишь! Не увидишь!"
А Господь нашим браком доказал, что уповающие на Него не постыдятся. И я еще тогда ему сказала: "Господь усмотрит", и Господь, ради славы имени Своего, совершил великое дело для нас и через нас.
У меня часто возникает вопрос: почему некоторые верующие сестры в Господе остаются одинокими в то время, как Сам Бог сказал: "Не хорошо быть человеку одному, сотворим ему помощника, соответственного ему" (Быт. 2:18) и "И создал Господь Бог из ребра, взятого из человека, жену, и привел её к человеку" (Быт. 2:22), "Потому оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей, и будут одна плоть" (Быт. 2:22)? И я пришла на практике своей собственной жизни к выводу, что первая цель юной души, если он или она возрожденные духовно люди, должны в сердце исполнить волю Божию: "итак идите и научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа" (Матф. 28:19). Мы должны горячо молиться за грешников, об их духовном возрождении, а на втором месте - все остальные жизненные вопросы, в том числе приобретение соответствующей себе части, мужа или жены. Один только Бог сердцевидец, и Он только может безошибочно указать соответствующую вашу часть. А вам нужно в полном послушании исполнять волю Его и всем сердцем довериться Ему и молиться, а также прислушиваться к Его указаниям и быть Ему послушными в исполнении Его святой Отцовской воли. При таких действиях увеличится количество спасенных грешников, и будет меньше остающихся в одиночестве, уменьшается число неблагословенных браков.

Кратчайший очерк нашей семейной жизни

Материально были мы бедны. После брака сестра моя по плоти в своем домике отпустила нам небольшую комнатку. А весной мама моя, жившая во флигеле, состоящем из небольшой комнаты и кухни, уступила нам комнату, а сама обосновалась в кухне. В комнате поместились только кровать, шифоньер и книжный шкафчик - подарок от Церкви в день нашего бракосочетания. Но мы были счастливы, потому что знали нашего Спасителя, богаты были миром, взаимопониманием, любовью, состояли членами Кировоградской церкви Евангельских христиан-баптистов.
При совместной нашей жизни в нашем доме никогда не было ссор, крика, перебранок, как бывает в некоторых семьях. Мой муж за всю нашу совместную жизнь не повысил голос на меня. Быть может, кто посомневается в этом, но это так. Вот уже 33 года нашей совместной жизни. Я пишу эти строки, и не помню, чтобы он выразил своё недовольство в чем-либо или требования чего-нибудь в угождение себе. Всем всегда он был доволен. Со своей стороны я старалась и стараюсь быть ему помощницей. Правда, были случаи, что я была недовольна им. Но Господь меня научил никогда не высказывать своего недовольства в момент вспышки огорчения. Со временем, когда дух мой успокоится, размышляя в должном состоянии, в спокойной форме я высказываю, где именно или почему я осталась им недовольной. Он также в спокойном рассуждении объяснит мне причину своего поступка или своих слов. Преклоняем колени, молимся - и дьяволу нет места между нами.
Бог подарил нам дорогой подарок: первого сыночка 25 ноября 1957 года, дочь Любочку в июле месяце 1959 года, которая на этой земле пожила всего две недели, и 6 сентября 1960 года Бог послал нам двойняшек - двух девочек, Верочку и Надечку.
Детей муж изредка наказывал, но сам не выходил из равновесия и находился в спокойном состоянии. Если один кто из них провинится в чем, соберет всех троих, проведет сперва с ними беседу. Они просятся:
- Папочка, больше не буду так говорить (или так делать).
- Хорошо, что ты больше не будешь так поступать. Господь, папа, мама будут тобой довольны. Но за этот поступок ты должен быть наказан.
Шлепнет ремнем 3-4 раза виновного в присутствии невиновных. После этого становится с ними на колени, помолится, обязательно должен помолиться виновный, после этого отпускает их.
Ежедневно муж в вечернее время собирал всю семью на полчаса - самое меньшее. Кто бы какою работою занят ни был, оставляй и иди на семейное собрание. Помолились, спели один из псалмов, расскажут дети выученные стишки из Библии или Евангелия. Прочтёт из Слова Божия, что ему положится на сердце, кратко порассуждаем из прочитанного, споем еще один из псалмов, помолимся и расходимся по своим местам. Со дня своего обращения Иван Яковлевич подобно, как дитя родителям, так он во всем доверяет Богу.
Без утренней молитвы, чтения Слова Божия, он не начинал да и теперь не начинает нового дня. Какое бы ни было срочное дело, он его не начнет делать, пока не почитает Слова Божия и не помолится.
Был такой случай. Он должен был с утра пойти на топливный склад, чтобы приобрести топливо к зиме. Я предполагала, что он сократит утреннее чтение, молитву и уйдет пораньше на склад. Я на его месте так бы поступила. А он и это утро провел, как и предыдущие. Я подумала, что он забыл о нашем решении и напомнила ему:
- Ваня, ты думаешь идти за топливом или забыл?
- Думаю.
- Когда же? Уже 10 часов утра, пока доедешь к складу, там уже ничего не будет.
- Будет, жена. (Это его любимое слово всегда было почему-то: "жена") Отец наш Небесный знает, что нам нужно и все приготовит: и топливо, и транспорт.
Я посомневалась в себе и подумала: "Ну ладно, проверю кто из нас прав? На его месте я бы уже давно была на складе". В одиннадцать часов он только ушел из дому. И что же вы думаете? Вскорости он привез топливо. Так всю нашу жизнь мы получали бесчисленные ответы, а также получали помощь в духовной и материальной жизни. Поистине премудрый Соломон говорит: "Не допустит Господь терпеть голод душе праведного" (Притчи 10:3). Пусть ни одна душа, читающая мое повествование, не помыслит, что я желаю показать себя и мужа своего праведными. Нет! И нет! Я желаю, чтобы читающие эти строки глубоко верили в истину каждого Слова Божия, ибо на себе мы это испытали. Бог - Помощник, Советник, Учитель, Врач.
Мужа никуда на работу не принимали, кроме кирпичного завода - выгрузчиком. Он должен был ручной одноколесной тачкой вывозить обожженный кирпич горячим из печки. Это каторжная работа. Простыть при такой работе очень легко. Он в детстве болел ревматизмом, и эта болезнь на такой работе обострилась. Он не мог с постели подняться. Ноги не действовали совершенно. Его носилками вынесли из дома в машину "Скорой помощи" и отправили в больницу. Врач мне сказал, что болезнь длительная, Ваня не меньше шести месяцев будет в больнице. Но его молитва, моя, церкви, подняла его через неделю по милости нашего Врача небесного. Врачи очень удивлялись. Не верили своим глазам, установленным диагнозам, анализам, которые они сами делали. По просьбе Ивана Яковлевича, он был выписан из больницы и до сих пор более никогда не болел этой болезнью. Слава только Врачу нашему небесному!
Однажды приходит моя сестра по плоти, Лиза, с работы и говорит мне:
- Лина, ты знаешь, что в данное время ходит болезнь полиомиелит, парализует ноги, руки, позвоночник. Особенно эта болезнь поражает детей.
Я ей ответила, что Бог нашим детям не допустит такой болезни. Павлику, сыночку нашему, тогда был один год и семь месяцев, но он на то время твердо и уверенно ходил, был энергичным, быстрым, резвым ребенком. Ночами всегда спал спокойно. И вдруг он начал просыпаться по ночам, дергать ножками и сильно плакать. В это время мой муж получает очередной производственный отпуск. Мы, по обыкновению, уезжаем к его родным в Калининскую область (Бологовский район, Кафтинский сельсовет, деревня Липно). Проезжать нужно Москву, где живут родственники Ивана Яковлевича. Родной старший брат Михаил со своей семьей, двоюродный брат Виктор со своей семьей и сестра Валентина с семьей, москвичи.
Остановились мы у Валентины. Она нам говорит:
- Вы идите к знакомым, друзьям своим или в собрание, а Павлик с Люсенькой поиграется (у Вали дочка была чуть поменьше Павлика), мы так и сделали. Приходим после визитов, Валя нам и говорит:
- Вы обратите внимание на Павлика. Он присядет за игрушкой, а подняться не может.
Меня как будто кто ножом ударил в сердце от её слов. Неужели полиомиелит?! Павлик в это время спал. Проснулся, я взяла его на руки. Умышленно бросила игрушку и прошу, чтобы он принёс мне. Он нагнулся, а подняться не может. Свое состояние на тот момент мне трудно передать... Я, родственники, все настаивали на том, чтоб нести его в больницу к врачу. Один Иван Яковлевич был против всех: предать Господу, молиться и ехать к родителям, Павлик уже полностью был парализован, но сделали так, как говорил Иван Яковлевич, т.е. поехали к родителям.
Приехали к родителям. Павлик не только не мог ходить, сидеть уже не мог, а только лежал. В деревне лечили домашними средствами, в бане парили с разными травами. Ничего не помогло. С таким тяжело больным ребенком нужно уже было возвращаться домой. Снова через Москву. На одном из Московских вокзалов нас встретила сестра во Христе, Сусана Альфредовна, и сообщила, что ее родной племянник работает врачом в детской больнице имени Филатова заведующим неврологическим отделением, велел нам Павлика принести для консультации на консилиум врачей. Муж и здесь согласия не дал. Я же духовно ослабла и потеряла надежду на Господа, а имела надежду на врачей, знакомых, на их опытность, знаменитую больницу в Москве. Весь день мы потратили на обследование. Потеряв после этого надежду и на врачей, сердце моё разрывалось в переживаниях. Врачи велели по приезду домой положить обязательно Павлика на стационар в больницу. Но я уже сама не хотела этого и лечила дома народными средствами. Духовно я настолько ослабла, что не могла даже молиться. Один только Иван Яковлевич усиленно молился Богу.
Соседи, живущие вокруг нас, узнав что Павлик болен полиомиелитом, подали на нас заявление, что мы баптисты, фанатики и не лечим ребенка. Приехали врачи, без нашего вызова и без нашего согласия забрали его у нас в больницу. Меня как мать не ложи ли с ним из-за отсутствия мест в палате. Павлик к нам был очень привязан, как и мы к нему. При разлуке с нами не кушал, не спал и все время плакал и звал нас. Ручонки протягивал и, жалобно плача, звал: "Мама! Папа! Ди! Ди!" (то есть иди, иди). Что я испытывала в сердце своём, стоя у окна палаты, при виде этих детских страданий! Сама страдала и плакала. Одному Богу были ведомы наши терзания! В такой разлуке мы промучились всего полтора суток, а нам казалась - вечность. Иван Яковлевич пошел к главврачу с просьбой выписать Павлика или меня положить в палату к нему. Ребёнок нервничал, когда при его болезни необходим был покой. Врач назвала нас безумными родителями и говорит:
- У вас ребёнок останется калекой.
Иван Яковлевич ответил ей, что калекой сын не будет. Павлика выписали из больницы, так как закончился заразный период. Он уже не был опасен для окружающих. А у меня уже исчезла вера во врачей неверующих, а укрепилось упование на Бога.
Однажды пришла к нам сестра во Христе посетить нас, Вера Степановна, пожилого возраста, духовная и спрашивает нас, обращались ли мы в церковь с просьбой, чтобы Церковь совершила молитву за исцеление Павлика? Я, конечно, не обращалась, так как духовно совершенно ослабла. Вера Степановна была на то время оружием в руках Божьих, чтобы меня оживить духовно. И Господь через эту сестру зажег в моем сердце глубокую веру в силу молитвы Церкви Богу. В этот день как раз было богослужение в церкви. Я вместе с сестрой Верой Степановной пошла в Церковь, подала записку-просьбу совершить молитву за исцеление Павлика. Как я молилась, о чем просила - я не помню, но недавно один из братьев вспомнил, что он присутствовал на том собрании и помнит мою молитву, сердечную, искреннюю. Бог услышал наши молитвы и молитвы Церкви. Павлик выздоровел без отягощающих последствий. Врачи приезжали к нам, интересовались, чем мы лечили ребенка, что он полностью здоров? Это было для них чудом из чудес, что после такой болезни ребенок без осложнений, полностью здоров. Мы им отвечали, что по молитвам Бог исцелил, но они не верили. Так что не только для Ивана Яковлевича, но и для Павлика Бог был ВРАЧОМ от ужасной болезни.
Кроме этого, над Павликом Бог еще проявил чудо - исцеление. Второй раз случился, когда ему было уже 16 лет. Он заболел неизвестной болезнью, медицина не могла определить диагноз. Температура больше недели держала 40°, никакими средствами сбить не могли. Признавали сначала грипп в тяжелой форме, потом признали брюшной тиф. Он на койке в больнице лежал, как мертвец. Мужа дома на то время не было. Он был на духовном труде, на нелегальном положении. Домой являться не мог, так как ему грозил арест. Я с пресвитером поместной церкви на день субботний назначили пост и молитву за выздоровление Павлика. Если воле Божьей угодно его оставить в живых, а если Господь желает в 16-летнем возрасте забрать его с этой земли, то я от чистого сердца говорила Господу: "Да будет воля Твоя". На то время я была согласна с любой волей Божьей.
На следующий день поста и молитвы, в воскресный день, идя на богослужение, утром зашла к сыну в больницу. Он лежал по-прежнему на койке мертвецом. В церкви снова молились за его выздоровление. После окончания богослужения снова зашла к нему. Подошла к окну палаты, смотрю: он ходит по палате.
Подбегает к окну:
- Мамочка! Я уже здоров! Температура у меня нормальная. Ничего у меня не болит!
И снова чудо! И снова милость проявил над нашим домом Господь! Как не прославлять нашего Жизнедателя, Который к таким микроскопическим Своим созданиям проявляет так много милости, заботы, любви. Слава! Слава! Слава Ему - Врачу нашему небесному!

Испытания через церковь

Мне ложилось на сердце, что Бог испытал нас чрез мир, болезни, испытает еще и через Церковь. Но каким путём? Мы очень любили церковь, были и мы любимы ею. Несли по способностям и силе нашей труд духовный в церкви. Но дьявол не мог быть равнодушным к любви, к единству народа Бо-жия. Он задумал совершить разделение в церкви. Решил, что таким методом уничтожит церковь, забыл, что Сам Господь сказал: "...врата ада ее не одолеют" (Матф. 16:18).
Слуги дьявола - атеисты, или, как их еще можно назвать, безбожники, издают антиевангельские документы "Положение", "Инструктивное письмо", по которым церковь Христова вынуждена проводить своё служение, отступая от заповедей Божьих - Слова Его, а исполнять человеческие постановления, удаляясь тем самим от Глава всякого начальства и власти - Христа. И она вступила в компромисс с греховным миром.
В чем же проявлялось это отступление?
Церковью руководит фактически не пресвитер, как Божий слуга, а совершенно неверующий человек, да еще и безбожник - уполномоченный по делам религий. Он - представитель от власти, берет под своё покровительство церковь, защищает, где нужно, но на самом деле он ею полностью руководит. Старшие пресвитера, пресвитера поместных церквей полностью исполняли его постановления, указания, ему подчинялись.
Согласно "Положения", матери с детьми в богослужебные собрания не допускались, а также детей школьного возраста в собрания не пускали.
Согласно "Инструктивного письма", раздел 7 §3, свести крещение молодежи в возрасте от 18 до 30 лет к самому минимальному количеству.
Изжить среди верующих встречающиеся еще узкие взгляды на искусство, литературу, кино, радио, телевидение.
Пресвитер должен наблюдать за тем, чтобы в проповеди участвовали исключительно члены исполнительного органа, зарегистрированные у уполномоченного, никто из других членов церкви к проповеди допускаться не должен, а также приезжих из других городов членов церкви к проповеди нельзя допускать.
Пресвитер не должен допускать уклонения богослужения в сторону призывов к покаянию, это считается агитацией с кафедры.
Меньше проповедей.
Если церковь исполняла вышесказанное, она уже не могла называться церковью, а общиною, также как и во всем Священном Писании она не называется общиною, а церковью. Дух уже не допускает называть церковью то общество, которое перестало быть послушным Слову Божию и приняло человеческие постановления, т.е. отстранило в церкви порядки Божьи и установило порядки человеческие, чуждые Духу Божию, вопреки учению Христа. Отсюда явствует определение И.В. Каргеля: "Церковь, которая приняла человеческие законы и постановления, перестала быть церковью Божией и только плотскому и ослепленному человеку там место, а не христианину".
В нашей Кировоградской церкви многие члены церкви видели это отступление, но выхода из такого состояния не знали, кроме усиленной молитвы к Господу.
Иван Яковлевич проповедовал в Кировоградской церкви, все были довольны его проповедями, назидались ими, но уполномоченным по религиозным делам он не был зарегистрирован. Его вызывают сотрудники КГБ и предупреждают, что он не имеет права проповедовать. Они заявили, что больше он проповедовать не будет. Через уполномоченного старший пресвитер и пресвитер поместной церкви предупреждены, чтобы Ивана Яковлевича к проповеди не допускать, а члены церкви, ничего об этом не зная, требуют, чтобы мой муж проповедовал. Оставляют членское собрание, старший пресвитер объявляет, что уполномоченный предупредил: что если Иван Яковлевич будет проповедовать согласно "положения", тогда он будет проповедовать. Старший пресвитер обращается к Ивану Яковлевичу с вопросом:
- Вы будете служение проводить согласно "положения"?
- На этот вопрос я отвечу вам лично, наедине.
- Нет, отвечайте сейчас.
- Служение в церкви я буду проводить согласно Слова Божия.
- Братья и сестры, Иван Яковлевич не сможет проповедовать. Уполномоченный не разрешит.
Несмело, робко, раздался в рядах вопрос:
- А что это за "положение"?
Старший пресвитер на него не ответил, и членское собрание было объявлено закрытым. Так моего мужа отстранили от проповеди. Не церковь, а КГБ в лице уполномоченного по религиозным делам. Уполномоченный зарегистрировал для проповеди в церкви брата-старичка и говорит:
- Зарегистрируем Левченко, пусть им там шамкает...
Прошло немного времени, вопреки "положению" приезжает один из старших пресвитеров другой области, Шаповалов Даниил Даниилович. В Кировоградской церкви поют соло, проповедует и т.д. Даже членское собрание он почему-то проводил в нашей церкви. Громовым голосом объявляет:
- Братья и сестры! Ваша церковь под угрозой закрытия!
Слезы, стон, рыдания...
- У вас в церкви появились молодые братья, которые вокруг себя собирают молодежь, внушают им не подчиняться Советской власти, в отношении религии не подчиняться старшим пресвитерам. Уполномоченный сказал, что если церковь исключит этих членов из церкви, то общину не закроют; органы тогда сами этих непокорных членов привлекут к порядку, а если не исключат, тогда общину закроют. Кто за то, чтобы их исключить?
"И вы будете ненавидимы всеми народами за имя Мое" (Матф. 24:9). Очень скорбно было то, что удалось провести разделение среди народа Божия. Нас исключили сами из церкви-общины и нас же обвинили в грехе разделения, а своего греха компромисса с безбожным миром не увидели, что исполняют волю не Божию, а мира сего через уполномоченного. Да, мы поистине отделённые, только не от братьев и сестер по вере, а от греха компромисса с греховным миром безбожным. А нас они сами отделили от себя, послушав и исполнив волю не Божию, а уполномоченного.
Те церкви, которые отделились от греха соединения церкви с мирской властью стали называться "отделённые". Не известно по чьему внушению братья и сестры регистрированных общин смотрели на отделенных недружелюбно.
Те представители, которые желали построить новое антирелигиозное общество в нашей стране, поняли, что до тех пор, пока будет совет церквей в стране, им не построить безбожное общество, т.е. сатана не утвердит своего престола в нашем государстве.
Совет церквей и все церкви с ним соединенные, решено было уничтожить или соединить с регистрированными.Они начали с последнего. Антиевангельские документы ("Положение" и "Инструктивное письмо") признаны теперь ошибкой и "ликвидированы" . Братья, сестры, которые были исключены из списков регистрированными общинами, снова восстановлены в членах. В нашей поместной общине даже просили прощение у исключенных. Со стороны служителей регистрированных общин начался призыв к единству по плоти, а не по духу, т.к. в основном грехе, соединении церкви с мирской безбожной властью, не покаялись. И в том, что уступили руководство церковью людям духовно мертвым, которые хозяйничали в церкви, превращая ее в учреждение.
Видя во всем этом хитрость сатанинскую, руководящий орган СЦЕХБ отклонил все предложения, оставаясь на пути в служении Господу по Писанию.
Льстивым методом дьявол не может долго пользоваться. Он с великой яростью обрушивается на церковь Христову. Разгоны милицией Богослужений незарегистрированных церквей, непосильные штрафы, отбирание детей у родителей, аресты. Побои, даже умерщвление некоторых из детей Божиих.
Верующие, особенно отделенные, считались злейшими врагами в стране, т.к. они тормозили строительство нового безбожного общества. Ответственности поместные власти за верующих не несли, а наоборот, чем строже к ним относились, тем большее поощрение получали. Нажим на церковь со стороны власть имущих был огромен. Из некоторых источников известно, что в борьбе с верующими в 60-х годах в нашей стране в Москве высшими органами был издан указ: по местам укомплектовать секретные отряды при милиции из молодых людей, которые выполняли бы распоряжения местной милиции. Милиция в свою очередь получала директивы от вышестоящих органов. Указания давались также: разгон верующих, собирающихся в помещениях, не зарегистрированных у Уполномоченного. Разгоны происходили зверские.
Все эти скорби Бог допускал к церкви своей для ее очищения, освящения и проверки верности в служении Ему в Духе и истине.
У некоторых, читающих это повествование, может возникнуть вопрос: "Зачем так подробно писать о прошлом?"
Пишу я для детей, внуков по плоти, а также для новорожденных духовно, которым уже в наши дни не известна причина разделения баптистского братства. "Чтобы знал грядущий род, дети, которые родятся, и чтобы они в свое время возвещали своим детям" (Пс. 77:6). А также пишу для тех, кто неправильно информирован об отделённом братстве. Вместо того, чтобы благодарить Бога и молиться за возревновавших о чистоте церкви, они осуждают героев веры - Совет церквей, безбоязненно выступивших, жертвуя жизнью своею в защиту церкви в нашей стране.
Сам Бог в лице братьев сражался с силами ада за церковь, свою невесту. И, как правило, победа за теми, с кем Бог Всемогущий.
Дьявол посрамлен вместе со своими слугами. "Врата ада не одалеют ее (церковь)", и она будет жить, побитая, окровавленная, истерзанная до пришествия ее Жениха-Христа.
С первых дней пробуждения церкви в нашей стране братьями Совета церквей мой муж, Иван Яковлевич Антонов, при-глашон на духовный труд в Совет церквей, где он и до этого времени трудился только благодаря Богу и молитвам народа Его.
Вручивши себя и своих детей Богу, я беспрепятственно отпустила его на труд духовный. В домашних нелегких условиях жизни Бог очищал меня через испытания, желая видеть таковой, какой Он хотел, чтобы я была пред ним.
Жертвы для органов подготовлены были самими бывшими нашими братьями и сестрами во Христе для "привлечения к порядку непокорных членов". Не сегодня, завтра, начнутся аресты. Вся вина в первую очередь падала на Ивана Яковлевича. Мы с ним были согласны за лучшее идти в тюрьму, чем духовно умирать, зная, что одно из назначений церкви на земле во все века - быть носительницей страданий и поношений Христовых. В гонениях её жизнь и тайна, её непобедимость. По словам отцов церкви: где нет страдания народа Божия, там или греховный мир принял церковь или церковь соединилась с греховным миром. Что буквально переживали мы и несли гонения и со стороны мира и церкви, слившейся с греховным миром.
Во сне мужу была открыта дата ареста. Мы ждали, что в это число и месяц Ивана Яковлевича арестуют, но именно в это время приехали братья от инициативной группы с предложением, чтобы Иван Яковлевич уезжал на духовный труд, оставив производственную работу, семью, дом. Я препятствовать не решилась, зная, что Бог его избрал с этого мира для Себя в служители. Оставаясь с маленькими тремя детьми, в материальной нищете, но с упованием на Бога, помня слова Священного Писания "Благословен человек, который надеется на Господа, и которого упование - Господь" (Иер. 17:7). И я не ошиблась, всю свою жизнь во всеем видя Его Отцовскую милость, заботу и о муже, и о нашей семье.

Гонения во время духовного труда

"Так что мы сами хвалимся вами в церквах Божиих, терпением вашим и верою во всех гонениях и скорбях, переносимых вами"
(2Фес. 1:4)
Провожая мужа на духовный труд, я предполагала, что более трех месяцев он не пробудет, его арестуют. Предположения составляла я из опыта жизни. А Господь допустил ему потрудиться три с половиной года. Иван Яковлевич ушел на духовный нелегальный труд, а брата Василия Даниловича Бондаренко, Леонида Глухого и сестру Дину Лещенко арестовали. Братьев осудили к 5 годам лагерей с конфискацией имущества, а сестру - к трем годам. Но до конца присужденного им срока они не добыли, так как вышел Указ верующих не судить, а только тех, кто под видом исполнения религии совершает преступления против советской власти и нарушает законы государства. Братьев и сестру признали верующими и освободили из заключения. Иван Яковлевич изредка приезжал домой тайно повидаться с семьей, дети за ним очень скучали, а он за ними. Но наша квартира была под наблюдением. И как бы он конспиративно не приезжал, милиция была тут как тут. Так было и в ноябре 1965 года. Только Иван Яковлевич шагнул через порог, как следом и участковый милиционер явился. Велел ему идти с ним в милицию. В милиции продержали его целый день, а я возле милиции дежурила в ожидании, что его уже арестованным будут переправлять в тюрьму. Но его в тюрьму не отправили, а насильно устроили на работу в СУ-1 грузчиком. Это было 27 ноября 1965 г.
В январе 1966 г. Иван Яковлевич снова самовольно ушел с работы и уехал снова на труд духовный, который совершал нелегально.
В начале ноября 1966 г. Ивана Яковлевича арестовали на Донбасе. В наручниках и под конвоем переправили в Кировоград. Трое суток продержали при КГБ. Я об этом не знала. 13 ноября 1966 г. его устраивают на работу санитаром в облпсих-больницу. 1 мая 1967 г. его переводят на должность медсестры той же больницы. 8 марта 1969 г. приезжают к нам с обыском. Все в доме и во дворе перевернули. Ивана Яковлевича забирают, и народный суд г. Кировограда приговаривает его к 3 годам лишения свободы по ст. 138 ч. 11. С 8 марта 1969 г. он находился в заключении в г. Кировограде (по 22 октября 1971 г.). Освобожден раньше времени на 5 месяцев, условно-досрочно. Это 6-й арест в нашем доме.
19 декабря 1977 г. снова арест с обыском. Народный суд Кировского района г.Кировограда осуждает Ивана Яковлевича по ст. 114 ч. 1 УК сроком на 1 год лишения свободы. Отбывал в г. Кировограде, в лагере строгого режима с 19 декабри 1977 г. по 19 декабря 1978 г. Это 7-й арест в нашем доме.
29 июня 1979 г. снова обыск и снова арест, и 31 июля 79 г. нарсудом Кировского района г. Кировограда его осуждают к 2 годам лишения свободы по ст. 114 ч. 11 УК. Отбывал в г. Белая Церковь Киевской области. Был в лагере строгого режима с 29 июня 1979 г. по 29 июня 1981 г. Освободили по отбытии срока. Это 8-й арест в нашем доме.
Павлик особенно болезненно переживал разлуку с папочкой. Хотя и неумело, но пишет стихотворение следующего содержания:

Папочка, ты снова оказался там,
За небольшим окном с решеткою стальною,
Теперь дадут, быть может, два часа,
Чтоб побеседовать и свидеться с тобою.

Да, снова путь тяжелый и суровый
Свернул туда, где, кажется, трудней,
Молюсь я, чтоб Спаситель наш любимый
Стал в испытаньях ближе и родней.

Земные скорби наши не без меры...
Как убегающая с наших глаз слеза,
Пройдет и это всё, но только б веры
Пульсировало сердце до конца...

В мае 1980 г. Надя, одна из наших дочерей, выходит замуж за юношу-христианина Константина Сысоева, проповедника, энергичного, способного к руководству. Позже он был рукоположен на благовестника. Его также начинают преследовать. Братья Совета Церквей предлагают ему уходить на нелегальный труд, что он и сделал. Иван Яковлевич не был у детей на свадьбе, так как находился под арестом, а 29 июня 1981 г., когда освободился из заключения, не имел возможности встретиться с зятем Константином в домашних условиях.
В августе 1981 г. Константина, нашего зятя, арестовывают и осуждают по сфабрикованным обвинениям к одному году лишения свободы, направляют отбывать наказание в Черкасскую область, в тюрьму с самым строгим режимом. Ему этот год достался тяжелее, чем кому-то три года. Это девятый арест в нашем доме.
В феврале месяце 1982 г. арестовывают сына Павлика и дают ему 15 суток КПЗ. После отбытия 15 суток его переводят в тюрьму под следствие, а 6 мая 1982 г. совершают суд и осуждают к 3 годам общего режима по ст. 138 ч. 2 УК лишения свободы. Отбывал он срок в Донецкой области. Это десятый арест в нашем доме. Надя сочинила стихотворение в разлуке с братом:

Ты ушёл из дома, попрощавшись...
Нам сказавши слово: "До свиданья!"
А теперь как долго и тоскливо
Нужно ожидать с тобой свиданья...

Опустел наш дом и стало грустно...
Плачет мама, сидя у окошка...
Как бы ей хотелось в эту пору
Крепко обнять милого сыночка.

Ну, а ты пошел страдать за правду.
Не как вор, злодей или преступник.
Ты горишь святой любовью к Богу,
Верный Церкви сын, а не отступник.

Пусть тебя не сломят ураганы,
Верным будь до славной встречи в небе,
Чтобы там, забывши боль разлуки,
Нам навеки быть с тобою вместе...

Духовную литературу в доме держать было нельзя, так как в любое время могли прийти с обыском и забрать всё. У нас и у зятя Кости были небольшие библиотеки. В сарае мы сделали хранилище.
26 декабря 1981 г. я ушла на рынок. Прихожу домой, открываю калитку... О ужас! Во дворе милиция, несколько мужчин в гражданской одежде. Вся наша библиотека во дворе. Книги пачками повязаны, лежат на земле. Я подхожу к одному из начальствующих среди них и говорю:
- Зачем вы забираете все книги, пересмотрите: что антисоветское - забирайте, а религиозную зачем берёте?
- А вы зачем прячете её? От нас не спрячете. Мы и под землёй найдём.
- Да, прячем мы от вас, вы думаете нам не лучше держать ее в доме, чтобы она находилась в шкафу? Нужна какая - подошел, взял. А так из-за вас прячем.
Через несколько дней после этого по почте получили открытку, в которой сообщают, что нашли литературу по доносу соседа, который выследил и заявил органам КГБ. Да простит им Бог за всё!
Вместе с поздравительными открыткам с Рождеством Христовым и Новым 1982 г. от друзей получаем письмо-угрозу на жизнь Ивана Яковлевича. Очень вульгарного и циничного содержания, в котором требуют принести на почту в указанное время и на указанное место 1500 руб. Если не принесём, чтоб пеняли на себя: Ивана Яковлевича распнут на кресте, а над Верой и Надей насмеются под крестом и т.д. и т.п. подпись "Массоны".
Через некоторое время снова от массонов угроза: раз не выслали указанную сумму, то теперь чтобы выслали 2000 руб. на почтамт г. Киева. Указывают фамилию, имя, отчество на кого высылать. Пишут: "Мы знаем, что вы получаете помощь из-за границы, поделитесь с народом, иначе мы сделаем вам Варфоломеевскую ночь..." Я по этому адресу послала ответ, что Бог меня давно уже научил разделять с голодным хлеб свой, что мы всегда и делаем. Благодарим их, что они учат нас хорошему. Исполнить их требование не можем, так как такими суммами денег мы не владеем, а они с нами пусть делают то, что им Бог повелит, умирать нам не страшно, ибо мы верим в вечную жизнь, которую наш Спаситель приготовил для нас.
Когда еще раз с обыском пришли к нам, те письма от "мас-сонов" и копию моего письма к ним, они забрали. После этого от массонов мы уже ничего не получали. Мы сделали вывод, что "массоны" - это никто иной, как сотрудники КГБ.
14 мая 1982 г. в г. Кривом Рогу Ивана Яковлевича арестовали снова. В последний раз, это был пятый арест лично Ивана Яковлевича за его любовь и верность Господу. Верочка в таких словах излила свою душевную боль длительной разлуки с любимым папочкой, а моим мужем, Богом данным, любимым другом жизни, братом во Христе:

Да, совсем немного мы побыли вместе,
Выросли мы тоже без тебя...
Папочка, в сердцах наших не тесно -
Все мы очень любим, очень ждем тебя...

Жизнь твоя, о папочка, есть для нас примером,
Вся она всецело Богу отдана
Хочется и нам, как ты, всегда, всецело
Чистоту и верность Богу сохранять.

Пусто в нашем доме и бывает грустно,
Слезы часто льются и туманят взгляд...
Двери в нашем доме для тебя открыты,
Снова хотим встретиться. Бога прославлять!

Но Господь имеет что-то к нам особое,
Будем и в разлуке в верности стоять.
Папочка, мужайся, нам совсем немного -
Скоро в небе встретимся, чтоб вечно пребывать!

А от сестрички во Христе из Мерефы (Харьковской области) пришло в письме стихотворение следующего содержания, в котором излита печаль в разлуке с Иваном Яковлевичем, как братом-другом.

Воспоминание

Вчера мы вместе сладостно молились
И всей душою славили Творца,
С тобой колени рядом преклонили,
Вновь ожидали милости Отца.

Никто из нас не мог вчера и думать,
Что ты склонился уж последний раз.
Среди друзей назначенного круга,
В среде любимой горстки христиан.

Мы все вчера серьёзно рассуждали
О всех делах, что ждут нас впереди.
И фимиам молитвы посылали
К Творцу миров в святые небеса.

Сегодня весть тревожная пришла,
Что арестован наш любимый друг -
И мы склонились, скорбию объяты,
Печаль души излить перед Христом.

Мы вместе все колени преклонили
И умоляли Господа Христа,
Чтоб Он послал тебе небесной силы
Нести сей крест с любовию Отца.

Пример ты добрый всем друзьям оставил
О том, как нужно Господу служить,
И мы пойдем вперед к небесной славе,
Свершая путь в святые небеса.

Мы понесем евангельское семя.
И, если нужно, за Христа умрем.
И пусть терниста наша здесь дорога -
Покорность Богу все мы принесем.

Пусть мир позором нас клеймит сегодня,
Пусть тюрьмы все откроются для нас,
Но все равно мы не свернем с дороги,
Политой кровью христианскою не раз.

23 ноября 1982 года Кировский народный суд г. Кировограда осудил Ивана Яковлевича к пяти годам дальних лагерей, пяти годам ссылки с конфискацией имущества. Конфисковали часть дома (если его так можно назвать), принадлежащую Ивану Яковлевичу. Эту часть дома оценили 2560 руб. 83 коп.
По совету братьев поместной церкви я уплатила эту сумму, чтобы детям остался хоть какой-нибудь кров. Уплатить помогли сочувствующие и сострадающие друзья, братья и сестры по вере. Сравнивая обстоятельства семей узников 1930-40-х годов с годами 1960^80-ми - так это небо против земли. Наш Отец небесный настолько располагал сердца детей Своих к милосердию, состраданию, ревностью к добрым делам, что я с детьми ни в чём не имела нужды: ни в пропитании, ни в одежде, ни в уплате конфискации части домовладения. Друзья помогли мне выплатить. Слава! Слава Отцу моему небесному! А за всех, участвующих в наших нуждах мы радуемся и благодарим Бога, что Он их употребил, как оружие в пополнении наших нужд. Слава! Да, слава Ему! Всем, участвующим в молитвах за нас, за духовную и материальную поддержку мы благодарим. И просим у Бога на них и детей их - обильных Божьих благословений, дабы Господь воздал с торицею им и детям их (Пс. 113:22-23).
"Да приложит вам Господь более и более, вам и детям вашим. Благословенны вы Господом, сотворившим небо и землю. "Благотворящий бедному, дает взаймы Господу и Он воздаст ему за благодеяние его" (Прит. 19:17).
Вся наша жизнь состоит из скорбей, разлук и радостей встреч. Даже в газете "Кировоградская правда" за 25.06.1986 г. под заглавием "Кому адресованы сообщения страдалицы" написано:
"А также она, Антонова, женщина, которая беспрерывно страдает за свои религиозные убеждения, всегда ожидает кого-нибудь из тюрьмы, то мужа, то зятя, то сына, то снова мужа..."
Это, конечно, написано с насмешкой, но оно так и есть. В общей сложности 14 мая 1987 г. Ивану Яковлевичу кончается 21 год скитальческой жизни по тюрьмам и лагерям за исповедание своей веры и любви к Своему Спасителю, а также во исполнение слов Иисуса Христа: "Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына, и Святого Духа" (Матф. 28:19).
Дети выросли почти без отца. И чтобы уменьшить боль своих детских сердечек в разлуке с любимым папочкой, изливали в сочинении, хотя и неумелых стихотворений, свои чувства.
Отбывать пятилетний срок, который по счету в нашем доме одиннадцатый, Ивана Яковлевича отправили в Тувинскую АССР гор. Кызыл... За то, что он объяснял путь опасения языческому народу, притом, находящимся в заключении, ему пришлось перенести много страданий, гонений от лагерного начальства, не раз сажали в ПКТ, ШИЗо, тысячу с лишним раз обыскивали - все искали Библию или Евангелие, или духовную литературу.
После отбытия пятилетнего лагерного срока его отправили в ссылку в Красноярский край, поселок Северо-Енисейск. Это наказание уже двенадцатое по счету. Начало ссылки пришлось на 12 июня 1987 г. Поместили его жить первоначально в общежитии, среди зла, воровства, вульгарности. Мне он написал, чтобы я к нему не приезжала, пока он не найдет квартиру. Но ко мне приехал из Полтавы брат во Христе Павел Шкаровский и предложил свои услуги: поехать со мною к Ивану Яковлевичу в ссылку. Это было их решение с женой еще до отправки моего мужа в ссылку. Отказать в их добром решении я не посмела. И, отдавшись в руки Божьи, 1 июля 1987 г. мы с братом Павликом Ш. полетели самолетом в Северо-Енисейск. Общежитие, где находился Иван Яковлевич, мужское. Женщинам не разрешается заходить, не то, что переночевать. В гостинице не было свободных номеров, частных квартир также нет. Из аэропорта всех пассажиров выпровожали, на ночь зал запирали. Что делать? Обратились с молитвой к Господу за помощью. И вот, по рекомендации одного из жильцов по комнате с Иваном Яковлевичем, общежития пришлось идти на ночлег к одному из собутыльников этого человека. Он принял нас гостеприимно, уступил нам комнату, сам расположился в кухне. Но таким добрым он был, пока был трезвым. Пошел, где-то выпил изрядно, зашел в квартиру настоящим дьяволом. Спокойно помолиться не было никакой возможности, совершать хлебопреломление пришлось идти в тайгу.
Четыре сосенки и одна пихта на далеком севере приняли нас, изгнанников Христа, в общество своё под тень прохлады.
Нам не нашлося места средь людей, погрязших в джунглях ужасов, порока. Но Богом созданы кусты, цветы, тайга. Они пустили нас под сень своего порога.
По своей милости Он помог нам здесь устроить жертвенник хвалы, благодаренья в общении с любимым мужем, дорогим изгнанником за правду Божью.
Лишь можжевеловы кусты, пихта, сосна - свидетели молитв, хвалы, благодарений Тому, Кто прежде за нас страдал, прошел тернистый путь скорбей и унижений...
На руднике Северо-Енисейска квартиры не нашлось ни нанять, ни купить. По объявлению в поселке Тея продавался деревянный домик. Это в 30 километрах от Северо-Енисейска, но автобус туда ходит. Территория позволяла Ивану Яковлевичу там жить, и мы купили эту избушку, благодарили Господа бессчетно раз. Мы были сами хозяевами. Тишина, спокойствие. Можно читать, молиться, петь, беседовать беспрепятственно. Слава, слава нашему Отцу небесному!
Церковь Христова и в нашей стране, и за рубежом разделяла с нами нашу участь изгнанников. Ежедневно десятками мы получали письма от друзей, в которых они изливали свою любовь, сочувствие, сострадание, заботу, утешали Господом. Получали мы, кроме духовной поддержки через письма, открытки, духовную литературу и материальную помощь через посылки и личные посещения друзей. Да вознаградит Господь всех, разделявших с нами наше изгнание.
Три женщины обратились к Господу, приняли водное крещение через братьев, приехавших посетить нас. Эти братья - Константин (зять) с внуками, Геночкой и Женечкой, и пресвитер Черкасской церкви Николай Емельянович. В поселке Тея, в далеком уголке севера, зажглась искра истины Божьей.
5 ноября 1988 г. Ивана Яковлевича досрочно освободили из ссылки и мы уехали домой на Украину (г. Кировоград), к своим детям, внучатам, церкви.
В Тее Бог расположил новообращенного брата приехать на север для духовного труда. Он остался в нашей хижине. Женился на сестре с Харьковской обл., которая согласилась поехать к нему на север трудиться (вместе с мужем) для Господа.
У них уже родилась дочурка. Так что огонь правды Божией возгорается, но слабо. Пишут, что сердца людей такие же холодные, как и север.
Мой муж, по милости Божьей и Его воле, физически и духовно еще бодр, трудится в обширном винограднике.
Я физически чувствую уже слабость. Сколько еще нам продлит Господь жизни на этой земле? Он - Жизнедатель. Только помог бы Он до последнего дыхания нашего остаться верными Его учению, и чтобы имя Его чрез жизнь нашу, жизнь семьи нашей прославилось и здесь, и в вечности! Окончу своё повествование словами Псалма №758 "Песнь возрождения":

Колючки кругом не острее,
Чем шипы в Его венце,
Страданья наши не сильнее,
Чем Иисуса на кресте. Аминь.

За ошибки грамматические и духовные прошу прощения. Училась на учительницу, а за то, что любила Бога и служила Спасителю своему Иисусу Христу, окончила трудовую деятельность чернорабочей в безбожной стране.

26.07.1989 г.
316030, г. Кировоград, ул. Котовского № 41

Похороны Лины Ивановны Антоновой

26 сентября 1998 года

Перед началом траурного собрания включили магнитофон. Лина поёт: "Научи меня, Боже, молиться". Затем пропели её любимый псалом: "Красота Иисуса светись во мне". Братья вместе с пресвитером А.Д. Лиходеевым и диаконом А.И. Котком спели:

Умолкли аккорды, порвались струны
И звуков уже не слыхать,
И голос прелестный и голос тот чудный
Не будет уж больше звучать.

Не будут уж литься те чудные звуки,
Навеки потухла свеча,
Как жаль, что гаснут прекрасные свечи,
Талант за собой унося.

Горела та свечка и людям светила,
Средь холода, мрака она,
Одним была чужда, другим была мила,
Горела, любовью полна.

Горела и всюду свой свет проливала,
Спасая из мрака людей,
Горела и очи слепым отверзала
Любовью и лаской своей.

Горела, но ветер подул так внезапно,
И начала таять свеча,
Светильник прекрасный потух безвозвратно,
Талант за собой унося.

А там, в небесах, далеко от земного,
Свеча вдруг опять заблестит,
Разбитая арфа в деснице у Бога,
Навек весело зазвучит.

Муж Иван Яковлевич прочитал завещание:
"Соберитесь перед днем моего погребения и прочтите моё завещание. Моё пожелание каждому из вас: "Живите в любви как Христос возлюбил нас" (Еф. 5:2); "И так облекитесь, как избранные Божий, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу: как Христос простил вас, так и вы. Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства; И да владычествует в сердцах ваших мир Божий, к которому вы и призваны в одном теле; и будьте дружелюбны. Слово Христово да вселяется в вас обильно, со всякою премудростью; научайте и вразумляйте друг друга псалмами, славословием и духовными песнями, во благодати воспевая в сердцах ваших Господу. И все, что вы делаете словом или делом, все делайте во имя Господа Иисуса Христа, благодаря чрез Него Бога и Отца." (Колосянам 3:12-17). Прочтите, запечатлите в сердцах ваших, и пусть Господь поможет каждому из вас жить согласно этих слов. Второзаконие 11:1: "И так люби Господа, Бога твоего, и соблюдай, что повелено Им соблюдать, и постановления Его, и законы Его, и заповеди Его во все дни." Второзаконие 5:16: "Почитай отца твоего и матерь твою, как повелел тебе Господь." Левит 19:32: "Пред лицем седого вставай и почитай лице старца, и бойся Бога твоего." А потому во исполнения Божьих повелений вышенаписанных окружите своего отца, дедушку Ивана Яковлевича Антонова в его старческие годы вниманием, любовью, заботой. Особенно это завещаю Надичке Сысоевой, дочери, не исключая по силе возможности делать это всем детям, внукам. Чтобы он был ежедневно накормлен, напоен, чтобы был обстиран, обмыт. Представьте ему тихий чистый уголок жилья, где бы он мог пребывать в тиши со своим Спасителем наедине через чтение Слова Божия и молитв. Он достоин получить от вас всё это. Ваня! Тебе завещаю: пиши письма Вене, Вере, их деткам, хотя одно в месяц, как любящий отец. Наставляй, поучай, утешай, ведь Верочка одинока в чужой стране. Пусть хотя через письма почувствует теплоту отцовской любви. Поступай с детьми не по их поступкам, а по заповедям Господним. Не слишком печальтесь и плачьте о моём уходе с земли как не имеющие надежды. Гроб мой оббейте материалом любого цвета, кроме красного. Красный цвет - символ пролитой человеческой крови в борьбе за новое безбожное общество - коммунизм, а я - христианка. Во время Богослужения, перед днем моего погребения, спеть мой любимый псалом из Песнь Возрождения 652: "Красота Иисуса светись во мне, Чистота и любовь проявись во мне". Девизом моей жизни было - преображаться в образ Христа, чтобы образ Его всегда сиял во мне. Вместо меня прочтите как стихотворение слова из Песнь Возрождения №545:

На небе нет больше страданий,
Нет скорби житейской и бед,
Сердец тяжким горем разбитых,
И песен унылых там нет.

Не виснут тяжелые тучи,
Нет тёмных ночей там и гроз,
Но все - лишь сиянье и радость,
Без плача, рыданий и слёз.

Стремлюсь я в тот город прекрасный,
Христом приготовлен там он,
Где сонмы искупленных стройно поют,
Окружив белый трон.

Я сердцем тоскую по небу,
Там Господь приготовил мне дом,
Буду счастлив тогда, как узрю лик Христа,
В том прекраснейшем граде златом.

Там нет ни богатых, ни бедных,
Не будет там вдов и сирот,
Там лиц нет усталых и бледных,
Для нищих
- закрытых ворот.

Туда не войдут лицемеры,
И лживых туда не возьмут,
И те, кто здесь жили без веры,
Там места себе не найдут.

Заботы там будут забыты,
Не может нужда нас стеснить,
Одежды там не обветшают,
Но вечно там будем носить.

Не будем там алкать и жаждать,
От бедности горькой страдать,
Но всю полноту и блаженство В
овеки с Христом разделять.

Очень желательно, чтоб погребение моё сопровождалось христианским духовым оркестром. Если трудно это будет исполнить, не печальтесь, ни на кого ничего иметь не буду. Нарисовать большими буквами места из Священного Писания: "Ибо для меня жизнь - Христос, и смерть - приобретение" (Филиппийцам 1:21). Слова эти нести перед гробом и чтобы на моей могиле в виде текста были написаны. Если можно с вашей стороны, напишите тексты. Степа Рубан или Павлик Лиходеев - они хорошо подписывают. Евангелие от Иоанна 3:36: "Верующий в Сына имеет жизнь вечную; а не верующий в Сына не увидит жизнь, но гнев Божий пребывает на нем". Евангелие от Иоанна 5:24: "Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Моё и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь". Евангелие от Иоанна 11:25: "Иисус сказал ей: Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрёт, оживёт". Всем возлюбленным братьям и сестрам во Христе, церкви Христовой от меня Филиппийцам 4:4-9: "Радуйтесь всегда в Господе; и ещё говорю: радуйтесь. Кротость ваша да будет известна всем человекам. Господь близко. Не заботьтесь ни о чем, но всегда в молитве и прошении с благодарением открывайте свои желания пред Богом, - и мир Божий, который превыше всякого ума, соблюдет сердца ваши и помышления ваши во Христе Иисусе. Наконец, братия (мои), что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала, о том помышляйте. Чему вы научились, что приняли и слышали и видели во мне, то исполняйте, - и Бог мира будет с вами". И 1 Петра 1:13-16 "Посему (возлюбленные), препоясавши чресла ума вашего, бодрствуя, совершенно уповайте на подаваемую вам благодать в явлении Иисуса Христа. Как послушные дети, не сообразуйтесь с прежними похо-тями, бывшими в неведении вашем, но, по примеру призвавшего вас Святого, и сами будьте святы во всех поступках; Ибо написано: "будьте святы, потому что Я свят". И 1 Фессалони-кийцам 5:23 "Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа". До свиданья! В вечности, мои милые, всех вас буду ждать у ног Христа. Любящая вас жена, мама, бабушка, наименьшая сестра во Христе Лина Антонова. За все хорошее, что вами было проявлено ко мне, сердечно благодарю Бога, и вас, мои дорогие. За все нехорошее, что было проявлено с моей стороны к вам прошу прощения, а я простила вам. Похороните прах мой на любом кладбище, где для вас меньше затруднений и расходов. Мою одежду раздать в деревнях нуждающим сестрам во Христе..."
Пение хора:

В небесах дом родной и Отчизна моя,
Я стремлюся, друзья, всей душой туда.
Там Спаситель Христос, ожидая меня,
Приготовил мне место, любя.

В той стране нет скорбей, ни печалей, ни мглы.
Там мы будем все жить и увидим святых,
Тех, кто раньше ушел отдыхать в чудный край,
Кто, страдая, обрел вечный рай.

О, Господь дорогой, жажду вечно я жить
В небесах, где покой, и Тебе лишь служить.
Ты веди Сам меня в чудный город святой,
Там, где свет, вечный мир и покой".

Пресвитер церкви Александр Дмитриевич Лиходеев призвал общее благословение:
- Друзья! Мы пришли сюда, чтобы разделить скорбь. Мы будем обращаться к Богу. Милосердный Господь наш! Мы сердечно благодарим Тебя за то, что Ты даруешь собрание, в котором мы провожаем нашу дорогую сестру в Господе. Все те, которые находятся в скорби от лишения и разлуки, мы молим Тебя, будь утешением для каждого сердца Словом Твоим, Духом Святым и Благодатью Твоею. Благослови наше служение, во славу Божию, во спасение грешников и во свидетельство миру. Мы все прийдём туда, в вечность. Все те, которые любили Тебя, уповали на Тебя и служили Тебе. Аминь.
Общим пением пели псалом № 553:

Когда одолеют тебя испытанья,
Когда в непосильной устанешь борьбе
И капля за каплей из чаши страданий
Пить будешь, упреки бросая судьбе,
Не падай душою, судьбу не злословь:
Есть вера, надежда, любовь...
Ведь жизнь и в страданьи всегда хороша.
В ней большего счастья не может и быть:
Надеяться, верить, любить".

Проповедь пресвитера Мерифянской церкви Михаила Сергеевича Кривко:
- Мы пришли совершить служение, проводить в последний путь нашу дорогую сестру в Господе, сотрудницу нашего братства, жену, маму, бабушку. Что нам говорит Писание? Псалом 115:6: "Дорога в очах Господних смерть святых Его!" Почему так высоко ценит смерть Его святых? Почему тогда, когда нам жалко расставаться, вместе жили, переживали беды, радости, а теперь расстаемся? Господь говорит, что это очень дорого. Дорога в очах Господних смерть святых Его! Почему так дорого оценил Господь смерть святых Его? Для этого причин много, но я назову главную. Господом уплачена самая дорогая цена - пролита на Голгофе кровь Христа для омытия грехов всего человечества, а особенно за тех, которые приняли святость Господа в свое сердце. Она много пережила страданий, скорбей, лишения свободы. В прошлом ей давали 25 лет. За что? За злые деяния? Нет! Она полюбила Господа и о Нем говорила другим, и Ивана Яковлевича свидетельством о Христе, привела к Господу. Вот за это 25 лет тюрьмы, тоже дорогая плата, но славная расплата! Господь сказал, что таковые будут иметь Царствие Божие. Тех, которых презирали, ненавидели, гнали за Христа, в потустороннем мире - в Царстве Небесном, будут отмечены особо, как сотрудники Господни, как герои веры. Поэтому: "Дорога в очах Господних смерть святых Его!" Аминь.
Стихотворение:

За стеной звучит надрывный кашель,
Старенькая женщина слегла.
Много лет она в квартире нашей
Одиноко в комнате жила.

Были письма, только очень редко.
Иногда, не замечая нас,
Всё ходила и шептала:
"Детки! Мне б ещё разок увидеть вас.

Ваша мать согнулась, похудела.
Что ж поделать - старость подошла.
Как бы хорошо мы посидели
Рядышком у этого стола.

Вы под этот стол пешком ходили.
Пели песни поздно до зари,
А теперь разъехались, уплыли,
Разлетелись, вот и собери."

Заболела мать. И в эту же ночь
Телеграф не уставал стучать.
Дети, срочно! Дети, очень срочно
Приезжайте - заболела мать.

Из Одессы, Таллина, Игарки
Отложив до времени дела,
Дети собрались (но, очень жалко,
У постели, а не у стола).

Гладили морщинистые руки,
Мягкую седеющую прядь.
Как же вы позволили разлуке
Так надолго между вами стать?

Мать ждала вас в дождь и в снегопады,
В тягости бессонницы ночей,
Разве горя дожидаться надо,
Чтоб приехать к матери своей?

Неужели только телеграммы,
Привели вас к скорым поездам?
Помните: пока у вас есть мамы,
Приезжайте к ним без телеграмм.

Псалом 1028:

Слово "мама" дорогое,
Ею надо дорожить:
С её лаской и заботой
Легче нам на свете жить.

Если мать ещё живая,
Счастлив ты, что на земле
Есть кому, переживая,
Помолиться о тебе.

Когда был ещё младенцем,
И она в тиши ночной,
Словно Ангел, у постели
Охраняла мой покой.

В раннем детстве беззаботном
Я не знал, как трудно жить.
Мать трудилась, чтобы было
Чем кормить и чем поить.

Помню тихие беседы.
Мать внушала мне о том,
Чтоб был умным и примерным,
Жизнь свою сверял с Христом.

Помню радостные встречи.
Как с дороги приезжал,
Матери родные плечи,
Как ребёнок, обнимал.

Пережил часы разлуки.
Как взволнованная мать
Платок в мозолистые руки
Брала слёзы вытирать.

А оставшись одинокой,
Сердцем к Господу горя,
И в любви своей глубокой,
Всё молилась за меня."

Проповедь пресвитера Днепропетровской церкви Ивана Афанасьевича Петренко.
Притчи 31:30 "Миловидность обманчива и красота суетна; но жена, боящаяся Господа, достойна хвалы." Было уже сказано о маме, о слезах её. Братья и сестры, я не представляю сколько эта мать пролила слёз. Было сказано о муже, о сыне, о зяте. Где же эти слёзы сегодня? Всё это у Господа. Нужно радоваться и благодарить за таких матерей. В первом полустишии сказано: миловидность и красота - всё это суета, а вот жена, боящаяся Господа, достойна хвалы. Вчера мы получили сообщение, что умерла жена Ивана Яковлевича, и я объявил в церкви, многие её не видели, но заплакали. Да, таких жён можно оплакивать. Мы сейчас не ей говорим, а всем вам, провожая в последний путь эту прекрасную женщину, которая пролила не только слёзы печали, но и слёзы радости: "Я радуюсь, когда наши дети переносили большие гонения. Разве мы враги нашим детям? Нет. Мы радуемся, что за имя Господа страдания приносят блаженство". Сколько эта женщина стояла у окошка с передачами мужу, сыну, зятю! Сколько нужно было иметь сил и терпения, и нервов! Всё это отразилось на её здоровье. Нужно только сказать, что она достойна похвалы. Она - пример для подражания нашему братству. Дал бы Бог, чтобы мы были все тружениками на ниве Господней. Она является примером для внуков, детей и всем нам. Поэтому, друзья дорогие, мы будем радоваться, что таковые являются наследниками Царства Небесного. Она достойна хвалы. Аминь.
Псалом 511:

Известен нам край, где царит наш Спаситель,
И город, построенный Богом для нас.
Христос приготовил для нас там обитель
И счастье, какого не видел наш глаз.

Припев: Райское счастье Голгофа даёт,
Райская радость с Голгофы течёт.
Куплены Кровию Агнца,
Возносим Христу благодарность от нас.

Аллилуйя,
В рай мы идём чрез Голгофу;
Слава вовеки Иисусу Христу:
Он от смерти нас спас!

Живая вода и поток чудный льётся в стране той,
Где вечная радость царит,
Ни осень, ни ночь там, ни смерть не ворвётся,
А солнце весеннее вечно блестит.

Здесь часто, глядя на греховные волны,
Покоя и отдыха жаждет душа,
Не будет там плача: уста славой полны,
Со всеми святыми прославят Христа."

Звучит стих:

Уходят в небо души дорогие,
В наследство веру оставляя нам,
Любви глубокой реки голубые,
Надежды крепкой, лучезарный край.

Их жизнь прошла в борьбе за дело Божье.
Их тернием венчал греховный люд,
Но колосится золотистой рожью,
Во имя Бога совершенный труд.

Когда придут прощальные минуты
И нам уйти в заоблачную даль,
Сам Иисус сорвёт земные путы,
Сотрёт с души моей последнюю печаль.

А впереди рассветом негасимым
Встречает Бог искупленных Своих,
Там много душ любимых и родимых,
Друзей моих по вере дорогих.

Проповедь благовестника Мерифянской церкви Павла Ситковского:
Дорогие братья и сестры, я по случаю этого общения, провожая сестру нашу в вечность, прочитаю из послания к Евреям 13:7 второе полустишье: "Взирая на кончину их жизни, подражайте вере их." Один поэт на могилке кладбища, зная судьбы людей, написал одному: Зачем ты умер? А другому - Зачем ты жил? По-разному люди проводят жизнь. Иногда жизнь впустую проходит. Свидетельство о сестре нашей такое: не прошла её жизнь впустую. Многогранное служение у сестры, жены служителя. Ей нужно было устраивать семью, создавать уют, воспитать детей в духе наставления Господня, тогда, когда муж находился или в тюремных узах, или на нелегальном положении. Не смог бы Иван Яковлевич совершать служение, если бы не было поддержки со стороны жены. Если бы дети не были воспитаны верующими с участием его помощницы. Об этом, может, Иван Яковлевич больше расскажет, как много она потрудилась, как много она сделала. Я хочу отметить, что когда она ушла в вечность, будет добрым в деле созидания её жизнь. Взирая на кончину жизни, подражайте вере их. Так мы, люди, устроены, что, когда формируется внутренний человек, в служении, жертвенности мы должны кому-то подражать. Какие примеры? Какие образы мы видим перед собой? Положительные или отрицательные? Взирая на кончину жизни, подражайте вере их. Жизнь её прошла, в основном, в гонениях, в страданиях. Таким путём Господь вёл церковь. Сегодня несколько другая обстановка: проходит свободно проповедь Евангелия, но для церкви Христовой всегда остаётся борьба. Я знаю семью, в которой муж способный, богобоязненный, не имея поддержки жены, не может нести служение. Недавно мне пришлось беседовать в одной семье, когда нужно было брата избирать на пресвитерское служение. Я сказал, обращаясь больше к жене: не сможет он быть хорошим хозяином и хорошим служителем. Будет хорошим хозяином - не будет хорошим служителем. И наоборот, будет хорошим служителем, не сможет быть хорошим хозяином. Давая согласие на служение мужа, жена должна это иметь ввиду; много трудностей ей прийдётся брать на плечи. Я знаю по своей семье и других, как жёны служителей изнемогают. Как хорошо, что Лина Ивановна, прошла этот путь. Нам, молодым, есть кому подражать. Они шли на всё: на страдания, на смерть. И как хорошо теперь нам, молодым, видя эти добрые примеры. Когда Лина Ивановна ушла в вечность, её служение не прекратилось, так как молодые жёны служителей будут подражать ей в жертвенности. Слава Богу за это. Аминь.
Духовой оркестр играет:

В пустыне греховной, земной,
Где неправды гнетущий обман.
Я к отчизне иду неземной.
По кровавым следам христиан.

Припев: В край родной, неземной,
От обмана земной суеты,
Я иду и приду,
К незакатному солнцу любви.

Проповедь и свидетельство мужа - Антонова И. Я.:
Дорогие друзья. Прежде всего хочу поблагодарить всех вас, пришедших сюда, чтобы проводить мою жену-спутницу в путь всей земли. Она в молитве просила, чтоб Бог послал погоду, когда она умрет, ни жаркую, ни холодную, особенно в день погребения. Все желания о погребении Господь исполнил. Я желаю прочитать два места Священного Писания для того, чтобы немного рассказать о ней. Книга пророка Иезекииль 24:15-18 "И было ко мне слово Господне: Сын человеческий! Вот Я возьму у тебя язвою утеху очей твоих, но ты не сетуй и не плачь, и слёзы да не выступят у тебя, вздыхай в безмолвии, плача по умерших не совершай; но обвязывай себя повязкою и обувай ноги твои в обувь твою, и бороды не закрывай и хлеба от чужих не ешь. И после того, как говорил я поутру слово к народу, вечером умерла жена моя, и на другой день я сделал так, как повелено было мне". Утеха очей! Да, для меня она была утехой очей. Она всегда встречала и провожала с улыбкой. Она всегда помогала мне в служении и молитвами, и обличениями, и наставлениями, хотя она была и сестра. Как уже говорили о том, что она много пострадала. Могут это понять только те, которые что-то подобное пережили. Она месяца четыре просила, чтобы Господь взял её домой. Когда началась болезнь, то она хотела уйти домой. Она попросила, чтобы перед гробом несли слова: "Для меня жизнь - Христос, и смерть - приобретение" (Филиппинцам 1,21). Она считала как и апостол Павел - смерть - приобретение. Почему? Потому что кончились земные страдания, скорби и она перешла в вечные обители в места небесные на встречу со Христом и со всеми святыми. В прошлом она отбывала в местах лишения свободы 5,5 лет, вместо 25 лет, которые были определены судом. Будучи в заключении, мы дали обещание, что она будет моею женою, а я её мужем. Когда её осудили, то следователь сказал, что она уже не увидит меня. Но она ему ответила: "Это ваши сроки, человеческие, а у Бога - свои. Так и было. Я освободился на год раньше, побыл у ней на свидании и через месяц её освободили. Теперь нас реабилитировали, как неправильно репрессированных. Когда она пожелала перейти в вечность, то говорила, что дети уже взрослые, внуки здоровы. Она желала смерти, а та задерживалась, и для неё это было некоторым томлением. Почему? Я утешал её тем, что и до Иова допущена была болезнь для испытания веры, но она считала себя не такой праведной как Иов. Иногда даже высказывала такие слова: "Смерть заблудилась и не приходит ко мне." Я в утешение отвечал, что ключи ада и смерти в руках Воскресшего Христа и в Им усмотренное время Он пошлет.
Друзья дорогие! Я хочу также сказать о том, что она никогда не препятствовала мне в служении. Когда в последние месяцы ей было трудно, то братья Совета Церквей мне поручили, чтобы я был больше дома и Лина умирала на руках у меня. Я старался так и поступать.
Однажды мне нужно было ехать на братское общение, а ей было трудно, то я сказал, что останусь дома. Она возразила и сказала, чтобы я ехал: "Возле меня есть сын с невесткой и дочь Надя с зятем, которые поухаживают за мною, а если умру, по телефону найдут тебя и на похороны приедешь". За 42 года нашей совместной жизни у нас никогда не было ни малейшей ссоры. Она повиновалась мне во всех мелочах житейских, а я старался любовью отвечать на её повиновение. Даже тогда, когда ей было трудно вставать с постели, она отказывалась от моей помощи, стараясь ухаживать за собой. Она была кроткого и молчаливого духа, что так драгоценно пред Богом. Сестры! Подражайте её кротости, смирению, доброму характеру, как матери и как жены. Я прочитаю второе место Священного Писания, книга Бытие 23:1-7 "Жизни Сарриной было сто двадцать семь лет: вот лета жизни Сарриной. И умерла Сарра в Кириаф-Арбе, что ныне Хеврон, в земле Ханаанской. И пришел Авраам рыдать по Сарре и оплакивать её. И отошел Авраам от умершей своей, и говорил сынам Хетовым, и сказал: Я у вас пришлец и поселенец: дайте мне в собственность место для гроба между вами, чтобы мне умершую мою схоронить от глаз моих. Сыны Хета отвечали Аврааму и сказали ему: Послушай нас, господин наш; ты князь Божий посреди нас; в лучшем из наших погребальных мест похорони умершую твою; никто из нас не откажет тебе в погребальном месте, для погребения умершей твоей. Авраам встал, и поклонился народу земли той, сынам Хетовым."
Друзья! Я не рыдаю как Авраам, но я скорблю и плачу. Может быть, кто осудит Авраама за это. Он рыдал потому, что в шалаше их и в сердце будет пустота. Бог сказал Аврааму: "Во всем, что скажет тебе Сарра, слушайся голоса её, ибо в Исааке наречется тебе семя." (Бытие 21:12). Обычно мы требуем, чтобы жены повиновались мужьям, но иногда нужно слушать и жен. Лина говорила мне, что не будет никогда препятствовать в служении, кроме того, когда буду видеть и слышать, что ты делаешь не Божье дело. Знаю, что теперь в доме нашем и в сердце моём будет пустота. Поэтому плачу и скорблю. Верю в то, что пустоту во мне заменит Бог, дети, внуки, Церковь и вы, друзья мои. Я также радуюсь и утешаюсь тому, что она встретилась с мамой, сестрами, дочкой Любочкой, друзьями, Ангелами и Самим Христом. Радуюсь, что прекратились мучения на земле, и мы встретимся с нею в том потустороннем, блаженном мире. Радуюсь, что Бог помог ей воспитать детей в христианском духе и многому другому радуюсь. Желаю ещё сказать о последнем дне и ночи. Накануне, в среду, у ней начались сильные боли. Я молился и дал болеутоляющие лекарства, которые мало облегчили страдания. Я попросил, чтобы и дети, и внуки были у её постели. Около шести часов вечера она уснула, дети и внуки ушли. В девять часов она проснулась и я спросил: "Линочка! Боли уменьшились?" Она ответила, что боли уменьшились. Мы вместе помолились последний раз, она, как всегда, попросила милости у Бога, помолилась за детей, внуков, друзей, родственников, а в конце сказала: "Господи! Ты знаешь, что я хочу домой. Аминь." Я поблагодарил Бога. Но и по глазам, и по лицу я понял о её кончине. Да, накануне мне было сказано то Слово, которое прочитал вначале. Она мне также сказала, что будут сильные боли и страдания, а затем будет хорошо. После молитвы она попросила водички, а кушать уже в этот день она не хотела. Проспала она до четырёх часов утра, проснулась, попросила посадить её, попросила водички, повторила несколько раз: "Господи, Господи!" и снова склонилась на подушку. Я спросил: "Лина! Ты хочешь домой?" Она уже не сказала, кивнула головой. Дыхание начало прекращаться, и в шесть часов утра закончилась её земная жизнь. Я позвал детей и внуков, которые, накануне, видя её страдания, согласны были отпустить её "домой". Перед последней молитвой она мне сказала: "В шкатулке, где альбом Н.П. Храпова, возьмёшь моё завещание и прочитаешь, я вот в сумочке собрала немного денег на похороны". Завещание я прочитал детям и внукам, в церкви и перед началом похоронного собрания.
Она желала, чтобы похоронили её тело на Ровенском закрытом кладбище, где похоронены наши мамы, дочь Любочка, её сестра Полина Ивановна. Разрешили. В заключении хочу сказать ей, когда дух уже в раю:

"Прости, прощай, подруга дорогая,
Отрада скорбных моих дней,
Ты там, где радость неземная,
Где вечный мир душе твоей!
Аминь."

Духовой оркестр играет:
"Мой дом на небе за облаками". После проигрывания спели 1 и 4 стихи.

Мой дом на небе, за облаками,
Где жизни новой уж нет конца,
Друзья, родные где будут с нами
Петь песни славы там у Отца.

О дом небесный, где быть желаю,
Туда стремлюсь я, чтоб вечно жить,
Там буду Бога я вечно славить
И в свете чудном Христу служить...

В печалях горьких слёз лить не будем,
Навеки славу мы будем петь,
Разлуки, скорби, болезнь забудем,
Не будем больше нужды терпеть.

Проповедь пресвитера Дергачевской Церкви Виктора Кузьмича Моша:
Дорогие братья и сестры, дорогие родственники, все, кто почли нужным посетить это траурное собрание! Будем слушать Слово Божие Псалом 89:10 "Дней лет наших семьдесят лет, а при большей крепости восемьдесят лет, и самая лучшая пора их труд и болезнь, ибо проходят быстро, и мы летим." Очень крат-кодневна жизнь на этой земле. Сегодня мы слышали замечательный христианский гимн "Когда одолеют тебя испытанья". Тот стих, что читал Иван Яковлевич, я хотел прочитать: возьму утеху очей твоих, а ты не плачь. Дорогие друзья, смерть - это разлука, смерть - это то, что мы теряем в этой жизни. Лина была утехой не только для Ивана Яковлевича, но и для многих друзей, особенно детям и внукам. Для него она была верной помощницей, с которой разделял радости и скорби. Он слышал её дыхание, чувствовал её присутствие, ощущал её заботу и любовь. Двоим лучше, нежели одному. Когда будет заходить в комнату, то будет чувствовать пустоту. Не будет с кем помолиться, поговорить, увидеть приятную улыбку и многое другое. Мы поём:

"Нам привет уж не польётся,
речь любви из уст немых,
Сердце больше не забьётся
Трепетом тревог земных."

Последние слова её на земле записаны в завещании: "Господи, Господи." Дорогие друзья! Сколько раз эти руки гладили детей, обнимали, поддерживали, чтобы дети были здесь, а не сидели, как преступники, в тюрьмах. Я вспоминаю, когда я неоднократно болел, и мать ухаживала, утешала и врачевала любовью своей. Материнскую любовь может заменить только Христос. Поэтому для неё Христос был жизнью, как и всем нам. Поэтому она и хотела разрешиться и быть со Христом, а оставаться во плоти, чтобы жить для мужа, детей, внуков, друзей и всех страждущих. Мы встречались с ней, и в молитвах она говорила Богу об этом. Христос ходил по земле и везде утешал страждущих, осушал слёзы плачущих, исцелял людей. Один поэт писал: "Иди к униженным, иди к обиженным, Где трудно дышится, Где горе слышится. Будь первым там." Начальник синагоги Иаир, у которого дочь была присмерти, просил Христа прийти и исцелить. Иисус пошел, но люди встретили и сказали: "Дочь твоя умерла, что ещё утруждаешь Учителя?" Но Иисус ответил: "Не бойся, только веруй." Пришел в дом и воскресил дочь. Также были похороны. У вдовы умер единственный сын, о котором она сильно плакала. Христос "сжалился над нею и сказал ей: не плачь. И подошед прикоснулся к одру, несшие остановились, и Он сказал: юноша! Тебе говорю: встань. Мертвый, поднявшись, сел и стал говорить, и отдал его Иисус матери его."Могила осталась пустою и люди изумились от виденного чуда. Иисус - это радость, благословение, счастье. Христу, Которого она ждала, Лина служила, Ему молилась, Его прославляла пением. И теперь она ушла к Иисусу. Дорогие друзья!

Наша жизнь коротка, словно птицы полёт,
И быстрей челнока улетает вперед...
Жизнь ведь только как звук, как удар молотка,
Как нежданный испуг - так она коротка.

Позаботься же ты и Христа поищи,
В Нём отраду найдешь и спасенье души.

Если есть души, которые не отдали сердце Иисусу, то примите Его, и Он сделает жизнь вашу красивой. Почему Лина прожила такую красивую жизнь? Потому, что она приняла Христа в юности своей. Как счастливы мы, что это Сокровище мы носим в наших глиняных сосудах! Открой своё сердце Иисусу, и ты никогда не пожалеешь. Замечательный проповедник Муди в день смерти сказал: "Я долго ожидал этого дня. Настал день, день моей коронации!" Это день, в который Бог взял в чудесные небесные обители. В заключении хочу сказать: "Одним Цветком Земля беднее стала, Одной звездой зажглися небеса."Лина ушла в небесные обители, и теперь она покоится и отдыхает. Да будет имя Христа благословенно и прославлено. Аминь.
А.Д. Лиходеев рассказал стихотворение "Мать".

На свете очень много и доброго, и злого
А мать всегда одна.
Родные забывают, друзья нам изменяют.
Она ж всегда верна.

Добра и терпелива, порою суетлива,
В страданиях помочь,
Сражается с судьбою и жертвует собою
За сына или дочь.

Как много слов горючих, души молений жгучих,
Мы стоим для неё,
Ночей недосыпала, с любовью отдавала
Здоровье нам своё.

В борьбе и испытаньи, в доверьи и страданьи
Сильнее познаём
Её любви щедроты, волненье и заботы
О детище своём.

Любви нет меры, огонь, мороз и зверь
Свирепостью своей не устрашают,
С любовью защищает
Возлюбленных детей.

Ломает все преграды, не ждет она награды
И славы от людей.
Её родные дети всего милей на свете,
Прекрасней и умней.

Друзья друзей сменяют, богатство наживают,
Она ж навек одна.
И чем бы не страдали, она для нас в печали
И солнце, и луна.

Покуда ещё с вами, словами и делами
Спешите доказать,
Что вам всего дороже, мила, как Ангел Божий,
Возлюбленная мать.

Пропели псалом "Мама".

Мама, - это слово мне мило,
Полно оно ласки, любви.
Мама на руках ты носила
И нас охраняла в пути.

Мама, сколько ты пережила,
Мама сколько горя снесла.
Нас ты берегла и хранила,
Мама дорогая моя.

Мама, кто так любит, жалеет,
Кто так сам не ценит себя?
Мама, кто так нежно ласкает?
Мама, да ты только одна.

Сестра Лида Агличева из г. Смелы рассказала стихотворение.

Голоса минора слышны
И слёзы в глазах блестят,
Я думаю здесь не лишним
Немного взглянуть назад.

И вспомнить, как эти плечи
Давил непосильный гнет.
Пути не ища полегче,
Сестра наша шла вперед.

Свиданья в далекой зоне,
Был праздник её души,
Увидит, что муж не сломлен,
С ним к Богу воззвать в тиши.

Здоровались с нею сопки,
Шумела тайга- "привет!",
А рать атеистов злобных,
Проклятья бросала вслед.

Идя за страдальцем смело,
Не ставя ему преград,
В великое Божье дело
Огромный вносила вклад.

Она - героиня наша,
С особой была судьбой,
Отведать тюремной каши
Досыта пришлось самой.

Что жизнь, что борьба
торжествен смысл столь важных слов.
За имя Христа невестой,
Ушла, унося любовь.

Не снился ей крик конвоя,
А грозною явью был.
И с будущею женою
Свиданья жених просил.

А после - вдовой годами
При муже живом была,
И крепко, двумя руками,
Антошек троих несла.

Устав от суровых будней,
Свой взор устремляя ввысь,
С молитвой живой и чудной
Она проходила жизнь.

Несломленная стихией,
На вечный ушла покой,
И ныне пишу стихийно
Про подвиг сестры простой.

Не плачьте так горько, внуки,
Ей лучше, чем с вами здесь.
Сменила миноров звуки
Мажорная неба песнь.

Заслуженная награда,
Нерукотворенный венец.
Всё там. А пока утрата
И боль дорогих сердец. Аминь.

Проповедь пресвитера Запорожской Церкви Федора Александровича Коркодилова.
"Я желаю прочитать из Священного Писания Псалом 128:1-4 "Много теснили меня от юности моей, да скажет Израиль. Много теснили меня от юности моей, но не одолели меня. На хребте моём орали оратаи, проводили длинные борозды свои. Но Господь праведен: Он рассёк узы нечестивых." И второе - Откровение 14:13 "И услышал я голос с неба, говорящий мне: напиши: отныне блаженны мертвые, умирающие в Господе, ей говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними." Обычно в мире есть такая поговорка, что мертвого всегда хвалят, но сегодня похвала неслучайная дорогой нашей сестре Лине Ивановне, неподдельная. О ней говорится только доброе. Брат свидетельствует о том, что за 42 года совместной жизни не было конфликтов. Кто сейчас может сказать, что я прожила или я пожил так? У неё не было ни с кем конфликтов, ни с кем. Она прожила святую благочестивую жизнь. Из прочитанного мною Писания хочу немного сказать. Она пережила, что от юности её теснили, от юности её склоняли, от юности ей запрещали говорить о Боге. Далее написано, что "на хребте орали оратаи". Друзья дорогие, вот сегодня свидетельствуют о том, что сюда подъезжали в красных фуражках. Тайные агенты приходили, чтобы склонить её к сотрудничеству, когда муж совершал ответственное служение в братстве. Атеисты проводили длинные борозды страданий этой души, но не одолели. Напрасны были все эти старания. Она осталась верной Господу. Ещё я прочитал, что "блаженны мёртвые, умирающие в Господе". Так произошло в жизни Лины Ивановны. После всех этих страданий, трудностей, борозд, которые проводили в течение многих лет, она осталась верной Господу. Блаженны мёртвые, умирающие в Господе. Дорогие друзья! Великим примером осталась она для нас. Нас сегодня возле мёртвого тела нашей дорогой сестры много собралось, чтобы проводить в последний путь. Сколько много услышали доброго свидетельства. Дал бы Господь всем слушающим подражать вере её. Подражать так, как она жила во славу Господа. Аминь"
Два брата-хориста, Павел и Даниил Лиходеевы, спели псалом на украинском языке.
Проповедь члена Совета Церквей Петра Даниловича Петерса:
Мы подходим к концу служения. Я хочу прочитать Слово, которое записано в Деянии Апостолов 13:22 "Отринув его, им царем Давида, о котором и сказал, свидетельствуя: нашел Я мужа по сердцу Моему, Давида, сына Иессеева, который исполнит все хотения мои...", "Давид, в своё время послужив изволению Божию, почил, и приложился к отцам своим" (Деяния Апостолов 13:36). Сейчас много слышали о Лине Ивановне как о помощнице и о маме. Я, как служитель Совета Церквей, от имени служителей, сотрудников Совета Церквей хочу говорить о ней как о человеке Божьем. У Бога нашего ничего просто так не случается. Она прожила большую жизнь. Не в плане 78 лет, а большую пред Богом жизнь, с большим значением и оставила большой след в жизни братства. Мы, кто постарше, кто помоложе. У меня возникает вопрос: как так получилось? Что удостоилась от Бога привести к вере в Иисуса Христа Ивана Яковлевича, которому Бог заранее предопределил такое большое служение в братстве. Господь усмотрел, чтоб она была помощницей. Как это так получилось; что она могла послужить изволению Божию. Я не знаю всех подробностей молодости, но знаю, что она открыла своё сердце Господу. Она пожелала послужить Господу, она пожелала быть человеком по сердцу Бога, и вот она искала небо. Вот она сейчас находится на том месте, куда мы все движемся. Когда-то все мы придём сюда. Её переход в небесные обители был желанным. Как Иван Яковлевич свидетельствовал, что все её пожелания в отношении дня похорон Господь исполнил. А чьи желания Господь исполняет? Боящихся Его. А сколько её желаний Господь исполнил при жизни, дорогие друзья? Господь в молодости вошел в её жизнь, и я радуюсь. Мы нечасто виделись. Я знаю её кроткой. Она прожила жизнь в тени, не хвалясь, не выставляя себя пройти и прожить большую жизнь. Как это так получилось? Я знаю, что уроки кротости она брала у Иисуса Христа. Он тоже не возвышал голоса. Господь говорит: "Придите ко Мне и научитесь от Меня. Ибо Я кроток и смирен сердцем и найдёте покой душам вашим" (Мт. 11:29). Вот Лина этим жила - послужить изволению Божию. Если б она искала своего, настаивала на своём, то бы никогда не получилось такой жизни. Никакого скандала, никакой напряжённости, все делала с любовью. Такая жизнь получается только у людей, которые живут с Богом. Она желала Богу послужить, а затем встретиться с Богом на небе. Так надо жить. И вот написано, что Давид послужил изволению Божию, Он не искал своего, у него сложная жизнь была. Самуил спрашивал отца, все ли его сыновья здесь? "Нет, ещё меньший на поле". Когда он был в обозе, то старший сказал: знаю твоё негодное сердце, что пришёл посмотреть на сражение. Давид не обратил внимание, по-видимому, он не раз слышал такие слова. А если бы он искал своего, то он не угождал бы Богу и не получал от Него вдохновения и силу. Как бы нам взять пример с этих незаметных людей Божьих, которые в тени делают большое дело Божье. Благодарение Богу, что Лина помогала брату-служителю. Помогала всегда, а не мешала. Иван Яковлевич не говорит сегодня об этом. Я знаю, что он не раз приходил с тяжелым сердцем от переживаний. Такова судьба служителя, но если он встречает приветливый взгляд с улыбкой, сердечную молитвенную поддержку. Как это дорого. Если она кому-то облегчает жизнь: детям, внукам, церкви, то она на себя берет. А сколько это стоит, знают только те, которые сами переживают. Братья, сестры! Стоит жить во славу Божию, в кротости, смирении такой большой жизнью, согласованной с Богом, во имя Бога. И когда закончится земная жизнь, и мы придем на небо, чтобы услышать доброе слово: "Она сделала, что могла." Благодарение за это нашему Господу, за её жизнь. Ей лучше, чем нам. Слава нашему Господу. Будем благодарить нашего Господа. Дадим возможность помолиться родственникам, а потом пойдём на кладбище. Встанем для молитвы.
Молитва мужа:
"Господи! Я стою у гроба Линочки, благодарю Тебя и славлю Тебя, что Ты подарил спасение и жизнь вечную, и здесь мы прожили жизнь с избытком во славу Твоего Святого имени. И теперь, провожая в последний путь прах жены, который разрушается, надеюсь на встречу там, на небесах, в лучшем мире со всеми святыми, и это радует и утешает меня. Все, от Тебя полученное, я хочу возвратить Тебе. Остаток лет жизни моей остаться верным Тебе в служении. Благодарю Тебя за неё, за детей и за внуков, которых Ты дал нам. Аминь."
Молитва Петра Даниловича:
"Отец Небесный! Ты Сына Своего Единородного не пощадил, чтоб нам открыть небо, спасти нас и привлечь нас к Себе, чтоб были в обителях Твоих святых, благодатью Твоею, которую мы получили от Сына Твоего. Лина Ивановна смогла прожить такую красивую жизнь кроткую, скромную во славу Тебе. Я благодарю Тебя за то, что Ты давал ей силы, что она осталась такой верной, покорной Тебе до кончины земной. Господь мой! Теперь Ты позвал её к Себе. Благодарение Тебе за это. Господь! Я прошу Тебя, положи на сердце любящим Тебя, жить жизнью в угоду Тебе, не искать своего, а славы Твоей, послужить изволению Твоему. Господи! Чтобы мы были по сердцу Твоему. Сделай это для всех нас. Я прошу Тебя, Господи, будь утешением для родных: Ивана Яковлевича, для детей, мой Господь. И по молитвам сестры приводи на память её наставления детям, чтоб они следовали добрым её наставлениям и по доброму примеру, просим Тебя об этом. И благослови церковь Твою, чтоб были ещё такие жертвенные дочери и всё делали для того, чтобы служители могли делать дело своё. Как их не хватает, Господи, чтоб совершать дело Твоё до конца, до дня явления Твоего, а потом с победой и радостью явиться пред лице Твоё. Прийми от нас благодарение и поклонение, славу вечному Богу нашему. Благослови дело Царствия Твоего. И теперь благослови наше шествие на кладбище в последний путь провести прах дочери, похоронить её и прославить Тебя, Бога нашего. Аминь."
Духовой оркестр играл и впереди много несли венков, цветов. "Для меня жизнь - Христос и смерть - приобретение" - написан текст. За гробом следовало много друзей.

На кладбище

Пока устанавливали гроб с телом, играл духовой оркестр. Просит благословение Благовестник Днепродзержинской Церкви Борис Антоненко: "Господь наш и Бог наш, за великую любовь, которую Ты оказал нам в Иисусе Христе, благодарим Тебя, что по милости Ты даруешь нам возможность проводить в путь всей земли нашу дорогую сестру Лину Ивановну, которая является большим примером для подражания всем нам, которые слышали свидетельство о жизни её. Желание наше, что скажешь Ты сердцам нашим. Благослови братьев сказать Слово Твоё, а нам принять Его как от Тебя. Дай нам желание подражать дорогой сестре, вере её и служению её. Да будет милость Твоя над нами Отец, Сын и Дух Святой. Аминь. Спели один куплет:

Мой в небе край родной,
Мой в небе дом!
Там мой Отец благой,
Мой в небе дом!

Я странник на земле.
Мой путь лежит во мгле.
И скорби лишь кругом, -
мой в небе дом!

Сокращённая проповедь пресвитера Никопольской Церкви Цапко С.В.:
Этот город молчания начал заселяться после того, как жители Кировограда начали умирать. Называют городом молчания, потому что здесь все молчат. Здесь нет места раздоров, скандалов, которые можно часто встретить в жизни. В этом месте находятся богатые и бедные, знатные и ничего незначащие, юноши, старцы, отроки. Мы проводим нашу сестру Лину Ивановну. У нас есть радость, потому что мы имеем дерзновение к Господу: Блаженны мёртвые, умирающие в Господе, имеющие жизнь вечную. Мы имеем и то, и другое. Бог определил человеку жить на земле семьдесят, при большей крепости восемьдесят лет - лучшая пора, труд и болезнь проходят быстро и мы летим. А Бог сказал так: "Из праха ты взят и в прах возвратишься." То, что человек взят из праха, доказано наукой и медициной. Никто этого не опровергает, и нет других доказательств. Совершается так по Слову Божию, и мы не имеем права ничего добавлять. Хочу прочитать пророка Исайи 57:1-2: "Праведник умирает, и никто не принимает этого к сердцу; и мужи благочестивые восхищаются от земли, и никто не помыслит, что праведник восхищается от зла. Он отходит к миру; ходящие прямым путём будут покоиться на ложах своих." Здесь есть люди, которые не познали Бога и Спасителя Иисуса Христа. Могут сказать, что у нас какие-то странные похороны: ни голосят, ни плачут, как они равнодушно относятся. Равнодушия такового нет, но блаженство имеет всякий, верующий в Иисуса Христа имеет жизнь вечную и блаженство вечное наследники. А нам, живым, надо пересмотреть свою жизнь, чтобы получить жизнь с избытком и жизнь вечную. Лина Ивановна имела жизнь вечную и потому считала смерть приобретением, и в смерти она приобрела вечное блаженство. А кто не имеет этого блаженства, то может получить через веру в Иисуса Христа. И как апостол Павел написал Ефесянам, что верующие посажены на небесах со Христом. Кто ещё не примирён с Господом, не уверовал в Иисуса Христа, пусть помыслит об этом. Как мы живём, чтобы потом не сказать вместе с атеистом "не было мучительно и больно за бесцельно прожитые годы". Пусть Господь благословит всех нас, чтобы нам ещё более приблизиться к нашему Господу и воздать Ему честь, поклонение. Аминь.
Спели один куплет:

Город дивный прекрасный,
Где в дворцах вечный свет,
Где любовью согласный,
Мир весь в белом одет,
Где душ яды не травят,
Зло безвестно сердца,
И где ангелы славят, -
Я записан ли там?

Сестра Света Бабинова рассказала стих:

Итак, всегда под звуки похоронные,
везут сюда гробы,
И вырастают холмики надгробные,
Как осенью дождливые грибы.
Наш горизонт затянут тучами,
Напоминая каждый день живым,
Что надо в отношениях быть лучшими
Земной наш путь, увы, неповторим,
Но человек в душевном огрубении
Потом несёт цветы на погребение
И говорит: Мир праху твоему!
Здесь все молчат, свершив переселение,
Иначе бы, возвысив голос свой,
Они сказали б многим в осуждение:
Люди, вы опоздали с добротой,
Миритесь с Богом - говорит Писание,
и зла вы не желайте никому,
И для живых несите пожелание,
Сердечное: мир дому твоему!

Проповедь пресвитера Кировоградской церкви Александра Дмитриевича Лиходеева:
Дорогие братья и сестры! Дорогие все присутствующие на этом месте! Мы провожаем в путь всей земли нашу дорогую сестру, которая была добрым примером для всех нас. Я тоже приходил к ней со скорбями, с переживаниями, проблемами, и она в своё время несла мне утешение. А теперь я не могу ей дать утешение. Бог даёт ей утешение за всё то доброе, что сделала она на земле. Я хочу сказать всем тем, которые присутствуют здесь. Слово Божие, которое записано у Евангелия Матфея 25:34 : "Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: "Прийдите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира."
Друзья мои! Особенно те, которые не познали спасение, те, которые не примирились с Богом, станьте на правую сторону, к которым будет относиться Слово, которое я только что прочитал. Это Слово Самого Бога будет обращено к тем, которые будут стоять по правую сторону: прийдите благословенные и наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира. Это благословенные Отцом. Бог возлюбил мир, что отдал Сына Своего для благословения мира, благословение всем, которые ещё не примирены с Ним. Поэтому придите, для вас, прежде создания мира, Бог уготовил Царство Своё. Только верующий человек может восхитить это Царство, только верующий человек наследует это Царство и поэтому мне хочется, друзья, в тот день, который мы все переживаем и будем переживать вот эту минуту, когда душа расстаётся с телом, вы все будете переживать то, когда Бог скажет тем, которые усопшие, которые пошли в вечность, которые с радостью служили Богу и ближним. Он скажет: "Прийдите, благословенные". Верующий человек получил благословение от Бога, через Иисуса Христа приготовлены обители небесные. Все те, которые войдут в эти обители - это верующие люди, которые приняли любовь и истину для своего спасения, которые не отвергли этого свидетельства. Может быть, вы были в собрании или читали Слово Божие сами, наедине, в доме своём, и тебе благословенный Бог даст место в Царстве, и тебе, если будешь веровать, что Христос умер за грехи наши и воскрес для оправдания нашего. И поэтому, друзья, обязательно воскресение придёт, Господь поднимет этот город, как говорил брат. Этот город опустеет, все могилы откроются, праведников и не праведников. Мёртвые все воскреснут, только каждый в своём порядке. Поэтому Бог предлагает: войди в радость Господина Своего, войди в радость спасения, в радость воскресения, в радость жизни вечной, в это Царство, которое Бог приготовил любящим Его. Друзья мои! Если бы вам сегодня предложили Америку, Англию, Германию, чтобы жить там, вот Бог предлагает Своё Царство. На новом небе и на новой земле будет совершенно другой город, другие порядки, другая слава. Прийди!
Друзья! Вот сегодня час решения. Сегодня ты можешь избрать Царство Небесное для того, чтобы оправдались все молитвы народа Божия, в которой повторяется - да придет Царствие Твоё и да будет Воля Твоя и на земле как на небе. Господь хочет, чтоб Царство достигло ваших сердец. Поэтому не отвергните этого Царства, которое Бог предлагает, потому что после смерти уже будет поздно. Как в одном из стихотворений написано: если бы затрубили все трубы нашего оркестра или всех оркестров мира, то они не пробудят мертвых. Друзья! Подумайте, что ждёт вас Царство, приготовленное Богом. Приди к Нему, и Он даст тебе радость спасения, уверенность и жизни вечной. Господь ждёт всех. Да поможет Господь сделать тебе этот выбор сейчас, когда мы размышляем о жизни, о смерти. Мы отдаём почести не телу, но духу, который предстанет пред Богом. Да поможет вам Бог войти в Царство, которое Он приготовил любящим Его. Аминь."
Спели псалом:

Грешники, к Христу придите
Час спасенья возвещён,
Иисус спасти вас хочет,
Поли любви и силы Он.
Ведь Он может и Он хочет,
Да, Он хочет, страхи прочь!...
Угнетённые, прийдите!
Если медлит кто и ждёт.
Лучшим быть, то никогда он
К Богу в жизни не придёт.
Ведь Он грешных, ведь Он грешных, ведь Он грешных,
А не праведных зовёт.

Проповедь благовестника Кировоградской церкви Константина Александровича Сысоева:
Сегодня мы провожаем в последний путь тело нашей мамы, бабушки, а также дорогой сестры в Господе Лины Ивановны.
Что думали родители, когда при рождении её дали ей имя "Лина"? Лина, значит, "скорбная песнь", думали ли они, что почти вся её земная жизнь будет скорбной песней? Что давало ей силы петь эту скорбную песнь? Провожая много раз в тюрьму мужа, зятя, сына, да и сама пройдя тюремный путь более 5 лет, где она черпала силы для этого? В знании чего? "Ибо знаем, что, когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворенный, вечный" (2 Кор.5:1). Жизнь - это путь домой. Мать соткала тело ребенку и это из земли, и каждый человек из земли и в землю возвратится.
Бог вдунул в тело дыхание жизни. Бог создал три дома: тело, землю и небо. Сейчас душа мамы оставила тело, которое мы через несколько минул предадим земле. Похороны верующих людей отличаются тем, что мы имеем знание. Мы печалимся. Это - разлука. Тело пойдет домой, оно сострадалось и пойдет в землю, чтоб успокоиться, а дух и душа успокоились у Бога. В этом доме, в этом теле жила добрая душа, любящая душа, умеющая страдать, умеющая сострадать. В этом теле жил высокий дух, твердый дух, который был проверен временем, который сильно любил Бога и служение Ему. Это был путь домой. Это было постоянное желание. Но было у неё желание и ответственность привести к Богу детей, внуков, людей, и указать правильный путь - идти домой. Когда она болела, те некоторые задавали вопрос: Почему? Если человек не готов пойти, но она хотела домой, она готова была идти домой. Она во многом себе отказывала ради других, внуков, детей, мужа, служения. Она хотела и готова была идти домой, но близкие не хотели отпускать. Папа говорил, что хочет, чтоб она жила. Жена моя говорила: Как это будет? И чтобы отпустили, Бог послал страдания. Когда родные видели её страдания, согласились отпустить домой на отдых. Болезни - это тоже одно из добродетелей, которые Бог даёт, как ни странно, чтоб отпустить измученных на свободу. Пусть дух отдохнёт у Бога, любящий, верный дух. А тело отдохнёт в земле. Наступит тот день, когда от Бога архангел затрубит трубою и мертвые воскреснут, дух и душа соединятся с телом нетленным. Поэтому блаженны мертвые, умирающие в Господе, они успокоятся от трудов своих. А сейчас мы провожаем домой тело. Этот дом, который в начале был создан Богом и сказано было человеку "прах ты и в прах ты возвратишься." Это не похороны отчаяния, а проводы домой. Мы будем провожать домой тело. А дух и душа уже отдыхают у Бога. Пусть Господь благословит нас идти домой и не будем забывать, что мы здесь странники и пришельцы, будем петь Ему песни. Кто не имеет этого знания, тому тяжело жить на земле, тот в отчаянии, а кто имеет, то тому легко встретить свой последний час, последнюю минуту. Умирающий, который не знает, что идёт домой, кричит в отчаянии. А когда умирает человек, который пел здесь скорбные песни, тот ждёт часа, чтобы перейти в вечный дом к Богу. Как Бог успокоил дух и душу, так через погребение сейчас успокоится это исстрадавшееся, измученное тело в земле, которое вначале создал Бог. Аминь.
Пресвитер Виктор Кузьмич объявил:
Кто хочет отдать последний долг, тот может подойти и проститься. Когда Костя вступал в брачный союз, то её уста просили благословения на его жизнь, и она о многих молилась.
По окончании совершил краткую молитву: "Отец наш Небесный! Мы благодарим Тебя за эту дорогую душу и за то, что Ты помог провести служение... Аминь."
Духовой оркестр играл и очень многие подходили и прощались с её телом. Затем закрыли гроб и опустили в могилу.
Во время засыпания могилы землёй спели псалом:

Встретимся ли мы с тобою,
Где святые все поют,
Где спокойною рекою
Воды чистые текут?

Да, мы встретимся с тобою
Над чудною, над чудною рекою,
Там с неумолкаемою хвалою
Иисусу мы будем служить.

Над прозрачною рекою,
Чистой, светлой, как кристалл,
Там воскликнем мы с тобою:
Вечный день теперь настал!

Между нами и рекою
Путь непроходимый был.
Но столь тяжкою ценою
Агнец нам его открыл.

Там, в сияньи, над рекою,
Лик Христа мы будем зреть,
Кто на землю за тобою
Нисходил, чтоб умереть.

Скоро будем над рекою.
Скоро путь прийдёт к концу.
Скоро встретимся с тобою,
Вознося хвалу Отцу.

Издательство "Христианская заря", Кременчуг, 2002 г.