Сокрушение человека
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Вочман Ни

Сокрушение внешнего человека и высвобождение духа

Оглавление

Об авторе
Предисловие
Введение
Глава 1. Значение сокрушения
Глава 2. До и после сокрушения
Глава 3. Познавать "дело руке"
Глава 4. Как мы познаем человека?
Глава 5. Церковь и дело Божие
Глава 6. Сокрушение и воспитание
Глава 7. Разделение и откровение
Глава 8. Какое впечатление мы оставляем?
Глава 9. Смирение и сокрушение
Глава 10. Два различных пути

Об авторе

Ни То-Шенг, или как его обычно называют другим именем Вочман Ни, родился в Фучжоу в южной китайской провинции Фунзян. В 1920 году, в свои студенческие годы, он нашел Иисуса Христа, как своего личного Спасителя и Господа, Которому он и посвятил всю свою жизнь. Начиная с этого дня он стал выдающимся свидетелем и способным служителем Слова.
В этой книге он раскрывает в особенности одну из тайн христианского служения, которая, без сомнения, объясняет нам, почему столь многие работники в Китае в состоянии были выполнить такое служение, которое привлекло к себе в недавнем прошлом внимание всего евангельского мира.
Как руководящему брату, обладавшему необычным видением и как автору многих китайских книг, Вочману Ни пришлось пострадать вместе с другими братьями за веру в последние годы.

Предисловие

Читая эту рукопись, у нас создалось впечатление, что в данном случае перед нами весьма важная весть, которую следует постичь всем ищущим Господа и желающим быть каналом Его жизни. Стоит только приступить к чтению, как сразу появляется уверенность, что желание и молитва Вочмана Ни заключается в том, чтобы Церковь могла вполне познать Господа и чтобы народ Божий оказался плодоносным в постоянно возрастающей мере. А потому пусть Господь встретит в вас возможно меньше препятствий (сопротивления) и пусть Он получит в нас полную свободу посредством нашего ожившего и направляемого духа.
Это, без сомнения, тот час, когда наша душа должна превратиться в поле сражения. В то время, как Господь пытается действовать посредством нашего ожившего духа, сатана пытается совершать свое дело посредством нашей плотской, душевной жизни, не оказавшейся под контролем Духа Святого.
В течении многих лет, которые брат Ни провел в сотрудничестве с соработниками, он постиг абсолютную необходимость в сокрушении. создается впечатление, будто он находился на религиозной арене здесь в Америке и убедился в великой необходимости сокрушения для служителей Христовых. Может быть, найдутся и те, кто еще не готовы принять столь горькую дозу духовного лекарства, однако, мы полагаем, что каждый жаждущий и проницательный согласится с тем, что настоятельно необходимо сокрушить силу души, если только человеческий дух должен выразить жизнь Господа Иисуса.
Возлюбленные, мы убеждаем, что эти обстоятельства истинного сокрушения пред Господом являются величайшей необходимостью последнего времени. Кто-то весьма правильно заметил, что Господь для своей славы нуждается в служителях, которые были бы вполне сокрушены. Разве Исаия не имел этого в виду, когда воскликнул: "... дам повеление... добыть добычу!". Действительно, благоухание елея только тогда послужит ободрению и оживлению в доме, когда прекрасному алавастровому сосуду будет нанесен сокрушительный удар. А потому мы с большой радостью приветствуем выход этой книги. Мы надеемся, что она касается всех сторон жизни Христовой, что она окажет посредством многих каналов в людях, которые как раз и ожидали этого необходимого слова, свое содействие для проявления в них Его жизни. Да будет так в Его вечную честь и славу.

Дин Бейкер.

Места Писания
Иоан.12:24
Евр.4:12-13
Иоан.4:23-24
1Коринф.2:11-14
2Коринф.3:6
Римл.1:9; 7:6; 8:4-8
Гал.5:16; 22-23; 25

Введение

Путь к лучшему пониманию читателем нижеследующих отрывков послужат некоторые предварительные объяснения.
Прежде всего нам следует ознакомиться с употребляемыми братом Ни выражениями. Он называет дух человека - внутренним человеком, душу- внешним человеком, а тело наружным человеком. Положение это наглядно изображено схемой:
наружный человек (тело)
внешний человек (душа)
внутренний человек (дух)
Пусть пониманию этого вопроса содействует и то, что в соответствии с первоначальным планом Божиим дух человека должен быть обителью, или местом пребывания Бога. Духу Святому надлежит объединиться с духом человека, чтобы управлять душой; дух и душа пользуются телом, чтобы выражать себя.
Когда Вочман Ни говорит о сокрушении души, то слово это может представляться нам слишком сильным, как будто речь касается уничтожения души. В действительности, однако, все содержание предлагаемой им вести указывает лишь на то обстоятельство, что душа, вместо того, чтобы действовать независимо, должна превратиться в орган или сосуд духа. А потому, следует сокрушить независимые действия души. Т.А. Спаркс мудро заметил:
"Нам следует остерегаться, воспринимая душу, которая обольщена, пленена, омрачена и отравлена нашими эгоистическими интересами, в качестве чего-то такого, что следует уничтожать и разрушать. Это был бы аскетизм, форма буддизма.
Результатом всякого повеления такого рода является обычно только другая форма душевного состояния, но в преувеличенной степени, может быть, оккультизм. Вся наша человеческая природа пребывает в душе. И если природа эта подавляется в каком-то отношении, то она мстит за себя в другом. В этом именно обстоятельстве и заключаются трудности многих, если бы только они могли постичь это! Существует разница между жизнью, находящейся в подавленном состоянии, и жизнью, состоящей в служении. Зависимость, подчинение и служение Христа в Его отношении к Отцу не были жизнью, которая сокрушает душу, но которая сообщает ей покой и радость. Порабощение в худшем смысле является участью тех, которые живут своей собственной душой. А потому нам следует основательно проверить свои взгляды относительно служения, потому что мы все более и более привыкаем усматривать в служении только порабощение, тогда как фактически оно является чем- то божественным. Духовная жизнь не является жизнью угнетения; в таком случае она была бы чем-то негативным. Духовная же жизнь является позитивной, новой, чрезвычайной жизнью, а не старой, требующей борьбы, борьбы ради господства над собою".
И потом, нам следует знать, что душе в области ее собственной силы и господства должен быть нанесен смертью Христовой смертельный удар подобно тому, как и Иаков был поражен в бедро, оставаясь хромым до конца своей жизни. Все это должно уяснить нам тот факт, что источник действий ее не должен заключаться в самой душе. По этому поводу опять замечает Т.А. Спаркс следующее:" Душу следует приобрести, ею следует овладеть, как орудием для более высоких и иначе сформированных путей Божиих. Писание часто говорит о душе, как о чем-то таком, над чем следует приобрести власть, которую и следует проявлять над нею.
Например:
"Терпением вашим спасайте души ваши" Лук.21:19 "Послушанием истине через Духа очистивши души ваши" 1Пет.1:22 "Достигая наконец верою вашею спасения душ" 2Пет.1:9".
Наконец, нам следует постичь и то, почему Вочман Ни указывает в этой книге, что душа (внешний человек) должна быть сокрушена, научена и обновлена, чтобы служить духу. Спаркс сказал:
"Согласимся ли мы с этим или нет, но факт остается фактом: если мы вполне хотим ходить с Богом, то нам необходимо отказаться от всех сил и способностей души, от знания и понимания, от чувств и действий ее, чтобы нам в этом отношении освободиться от смятения, поражения, застывания. Только тогда новое, другое, Божие понимание способно послать нам стремление и силу от Бога. Тогда мы сможем сказать своей душе: "Только в Боге успокаивайся, душа моя!"(Пс.61:6);только тогда сможем сказать:" Душа моя, будем следовать за Господом". Какая радость и сила станут нашим уделом, когда душа подчинится натиску духа, когда она воспримет более высокую мудрость и славу, когда она достигнет своих прав. Тогда оправдается слово: "Величит душа Моя Господа, и возрадовался дух мой о Боге, Спасителе Моем" (Лук.1:46-47).
Так и душа необходима для полноты радости, но ей необходимо пройти через мрак и смерть своих собственных способностей, чтобы достичь более высокие и более глубокие истины, наставником которых и орудием является дух"(Отрывки из "Что такое человек" Т.А. Спаркса).
В заключении всей книги мы постигнем тайну плодоносной для Христа жизни. Не падайте, как многие; не пытайтесь подавлять вашу душу или пренебрегать ей; будьте сильны духом, чтобы освободить ее и чтобы для полнейшей радости Его приготовить ее к служению. Господь Иисус хочет, чтобы наши души приобрели покой, что по словам Его, достигается через иго Его -символ единства и служения. Вот тогда мы и убедимся, что наша душа не в господстве, а в служении приобретает свою величайшую ценность. Совершенно верно: до тех пор, пока она не будет сокрушена, душа хочет господствовать. Но, благодаря Кресту, она может оказаться чрезвычайно полезным служителем.

Глава 1. Значение сокрушения

Всякий, кто служит Богу, раньше или позже обнаружит, что величайшим препятствием в его труде являются не другие, а он сам. Он обнаружит, что его внешний человек не находится в созвучии с внутренним, и что оба они стремятся двигаться в противоположных направлениях. Тогда обнаружится, что внешний человек не способен согласоваться с водительством Духа, а потому и не способен повиноваться высочайшей заповеди. Он обнаружит вскоре, что величайшая трудность заключается во внешнем человеке, так как он препятствует пользоваться своим духом.
Многие труженики в деле Господнем не способны выполнять даже самое простое служение. В нормальном случае они должны были быть способными, благодаря наставлениям своего духа, понимать Слово Божие, определять духовное состояние других, как помазанники Божии, провозглашать весть Божию и воспринимать откровения Божии. Однако, в следствии отклонений внешнего человека, дух их не в состоянии правильно функционировать. По сути дела случается так потому, что их внешний человек никогда еще не занимал положенного ему одному места. А потому, пробуждение, ревность, просьбы и всякое другое дело являются только потерей времени. Существует, как мы вскоре увидим, только одно, что делает человека пригодным для Бога - сокрушение.

Внутренний и внешний человек

Обратите внимание, что Библия разделяет человека на две части: "Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием" (Рим.7:22). Итак, наш внутренний человек находит удовлетворение в законе Божием. "...крепко утвердиться Духом Его во внутреннем человеке" (Ефес.3:16). Также Павел говорит нам: "Посему мы не унываем; но если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется" (2Кор.4:16).
Если Бог нисходит к нам, чтобы пребывать в нас посредством Своего Духа, Своей жизни и Своей силы, то нисходит Он в наш дух, который мы называем внутренним человеком. Кроме этого внутреннего человека, существует еще душа, в которой выражаются наши помышления, чувства и наша воля. Наружным человеком является наше тело. А потому, о нашем внутреннем человеке будем говорить, как о духе; о внешнем -как о душе, а о наружном- как о теле. Нам никогда не следует забывать того, что наш внутренний человек является духовным человеком, в котором пребывает Бог и в котором дух Его соединяется с нашим. Точно так же, как мы облекаемся в одежду, точно также наш внутренний человек "облекается" во внешнего человека, дух "облекается" в душу. Точно так же дух и душа "облекаются" в тело. Вполне очевидно, что люди более сознают своего внешнего и наружного человека, а свой дух они вообще не воспринимают и не понимают. Нам следует, однако, знать, что только тот может трудиться для Бога, внутренний человек которого способен выражать себя. Основная трудность служителя Божьего заключается в том, что он недопонимает своего внутреннего человека, а внешнему человеку позволяет проявляться. А потому, нам следует осознать это перед Богом, что первая трудность в нашем труде заключается не в других, а в нас самих. Наш дух заключен как будто в такую оболочку, сквозь которую он не так легко способен выразить себя. Если мы еще не постигли того, как нам следует предоставлять простор своему внутреннему человеку, преодолевая внешнего, то мы еще не способны для служения. Ничто не препятствует нам так, как этот внешний человек. Является ли наш труд плодотворным или нет, все зависит от того, сокрушил ли Господь нашего внешнего человека, чтобы наш внутренний человек мог пройти через это сокрушение и проявить себя. Это основной вопрос. А потому, пусть Господь сокрушит нашего внешнего человека, чтобы внутренний человек мог открыто проявить себя. Если внутренний человек приобретает простор, то это всегда содействует благословению в равной мере и неверующим и верующим.

У природы существует свой образ сокрушения

Господь Иисус сказал нам в Евангелии от Иоанна 12:24 : "Если пшеничное зерно, падши в землю не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода". В пшеничном зерне заключена жизнь, но в начале она находится в оболочке и даже в весьма твердой. Доколе эта оболочка не расколется, пшеница не может расти. "Если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет..." Чем же является эта смерть? Она является в земле происходящим взаимодействием температуры, влаги и т.д., что приводит к раскалыванию оболочки. Как только оболочка раскроется, пшеница начинает расти. Итак, дело совсем не в том, заключена ли жизнь в зерне, а дело в том, сокрушена ли оболочка или нет.
Писание продолжает эту мысль и говорит далее: "Любящий душу свою погубит ее, а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную". Господь показывает нам здесь, что наша жизнь (наша душевная жизнь)-это внешняя оболочка. Тогда как внутренняя жизнь-это вечная жизнь, которую Он даровал нам. Поэтому, чтобы эта внутренняя жизнь могла пробиться, необходимо прежде всего потерять внешнюю жизнь. Если внешняя жизнь остается не сокрушенной, тогда внутренней не окажется никакой возможности пробиться наружу.
Все, что мы пишем здесь, свидетельствует о том, что мы принадлежим к числу тех, которые обладают жизнью Господней. У них может обнаружиться два различных состояния. Среди них находятся те, жизнь которых ограничена, пленена, а потому она не в состоянии проникнуть наружу, но среди них находятся и другие, в которых Господь уже проложил путь себе, а потому от них исходит жизнь.
Следовательно, дело скорее не в том, как получают жизнь, а в том, как помочь ей пробиться наружу. Если мы говорим, что Господь вынужден сокрушить нас, то это не только оборот речи, это не только назидательное мнение. Для нас жизненно важно, чтобы Господь сокрушил нас. Дело не в том, что жизнь Господня не простерлась бы по всей земле, но наоборот, дело в том, чтобы жизнь заключалась в нас. Дело совсем не в том, что Господь не мог бы благословить Церкви, но наоборот, дело в том, что Его жизнь в нас до того скована, что не в состоянии течь далее. Если внешний человек остается не сокрушенным, мы никогда не будем в благословении Церкви, мы и не сможем ожидать того, чтобы Бог благословил произнесенное нами слово!

Алавастровый сосуд необходимо сокрушить

В Библии говорится о чистом нардовом елее. Бог употребляет это маленькое слово "чистый" с определенным намерением, чтобы показать нам, что елей является чем-то духовным. Если не сокрушить алавастрового сосуда, тогда не сможет пролиться чистый нардовый елей. Странно, что многие еще считают алавастровый сосуд весьма ценным и потому дорожат его ценностью больше, нежели ценностью самого елея. Многие считают своего внешнего человека гораздо ценнее внутреннего. Отсюда возникает множество проблем в церкви. У одного высокое мнение о собственной мудрости, и он полагает, что представляет собою что-то; другой точно также ценит свои чувства, а потому не считает себя менее важным; следующий опять-таки тоже повышенного мнения о себе, а потому считает, что он- лучше других, утверждая, что его способность говорить, сила его решений выше, нежели у других и т.д. Следует знать, что мы не собиратели древностей, что мы не восхищаемся вазами; мы те люди, единственным желанием которых является благоухание елея помазания. Однако, без сокрушения внешнего человека не может проливаться внутреннее. От одиночки не вытекает жизнь, и Церковь не в состоянии сообщать жизнь. Так почему же нам следует считать себя столь ценными, если наша внешность только удерживает благоухание вместо того, чтобы проливать его?
Дух Святой не перестал действовать. Одно событие следует за другим, одно за другим сталкивается с нами. Всякое наказывающее действие святого Духа обладает единственной целью - сокрушить нашего внешнего человека, чтобы внутренний получил простор. Но вот здесь как раз и заключаются наши трудности: мы раздражаемся из-за мелочей и ропщем на малейший урон, который терпим. Господь посылает нас на пути, на которых мы готовимся к служению, но как только рука Его коснется нас, мы сразу чувствуем себя несчастливыми и доходим до того, что начинаем препираться с Богом и занимаем отрицательное к Нему отношение. С момента нашего обращения Господь различным образом касается нас, но всегда с единственным намерением - сокрушить нашего внешнего человека. Сознаем ли мы это или не сознаем, Господь неизменно намеревается сокрушить этого внешнего человека.
Так и сокровище заключается в глиняном сосуде, но кто увидит его, если не разбить этот сосуд? Что же стремятся действия Господни достичь в нас? Они должны сокрушить глиняный сосуд, разбить Алавастровый, расколоть оболочку. Господь хочет проложить Себе путь, чтобы посредством Своих избранных благословлять мир. Сокрушение - это путь благословений, благоухания и плодоношения, но это и путь, окропленный кровью. Да, на нем мы обнаруживаем кровь многих ран. Когда мы предлагаем себя Господу на служение, мы не достичь этого, если с мягкостью будем щадить себя. Нам следует согласиться с тем, чтобы Господь сокрушил нашего внешнего человека, чтобы проложить Себе путь наружу.
Каждый сам должен сознавать, какие у Господа намерения по отношению к нему. Чрезвычайно достоин сожаления тот факт, что многие совсем не знают, что Господь хочет достичь в них. Как же необходимо им, чтобы Господь открыл их глаза, чтобы они могли видеть, что все в их жизни обладает значением. Но понимать Его намерения - значит ясно сознавать, что у Него есть только одна цель - сокрушить нашего внешнего человека.
И однако, слишком многие выходят из себя, как только Он поднимает на них Свою руку. О, нам следовало бы, наконец, понять, что весь опыт, все переживания, все испытания, которые Господь посылает нам, содействуют только нашему благу. Лучшего мы и не сможем ожидать от Господа, потому что все это самое лучшее, что у Него имеется для нас. Может быть нам и не следовало бы приближаться к Господу и просить: "О, Господи, помоги мне избрать самое лучшее!"? Я думаю, что Господь ответил бы нам:" Я дал тебе только самое лучшее; твои ежедневные испытания в величайшее приобретение". Итак, движущее основание во всех действиях Божиих таково, чтобы наш внешний человек был сокрушен. Когда это однажды совершится и дух получит свободу, тогда мы медленно приобретем способность пользоваться своим духом.

Продолжительность нашего сокрушения

Господь пользуется двумя различными способами, чтобы сокрушить нашего внешнего человека: один из них постепенный, второй - внезапный. Одних Господь в большинстве сокрушает внезапно, чтобы после этого могло наступить постепенное сокрушение. Другим же Он постоянно, день за днем посылает испытания, чтобы однажды совершить полное сокрушение. Тем ли, другим ли способом, но Господь достигает того, для чего Ему, как нам могло бы казаться, в нормальном случае потребуется несколько лет, чтобы завершить в нас дело сокрушения.
Он Сам определяет продолжительность его. Мы не в состоянии сократить, ни удлинить его. В одних Он достигает этого в течении нескольких лет, у других же спустя 10 или 20 лет. Он, очевидно, еще не завершил его. Это весьма серьезное обстоятельство! Нет ничего огорчительнее того, если мы теряем время Божие. Как же часто это оказывается препятствием для Церкви! Мы можем разумно проповедовать; слушателей может волновать наш сопровождаемый чувствами метод, и все же, если мы не воспользуемся своим духом, то Дух Божий никому ничего не скажет через нас. Это великая потеря, если мы совершенно ненужным образом удлиняем время нашего сокрушения.
Вот почему, если никогда прежде нам не случалось вполне и сознательно посвятить себя Господу, сделаем это теперь и скажем; "Господи, ради будущего Церкви и ради Евангелия, ради твоего дела и моей жизни я отдаю себя безусловно и безоговорочно в Твои руки. Господи, я радуюсь, что могу поручит себя Тебе, и я согласен, чтобы Ты вполне действовал через меня."

Значение креста

Мы часто слышим о кресте. Может быть, для нас это слово стало даже слишком привычным. Но каков же смысл креста? Если мы правильно поняли крест, мы увидим, что он означает сокрушение внешнего человека. Крест приводит внешнего человека к смерти; он раскалывает человеческую оболочку. Крест должен уничтожить все, что принадлежит нашему внешнему человеку, наши намерения и пути, нашу мудрость и самолюбие- все это принадлежит нам. Путь ясен, даже кристально ясен.
Как только сокрушится наш внешний человек, наш дух получит возможность легко проявить себя. Возьмем, например, какого-нибудь брата. Все, знающие его утверждают, что у него очень острый ум, сильная воля и тонкие чувства. Но вместо того, чтобы оказаться под впечатлением этих характерных свойств, они видят, что они встретились с его духом и только с одним духом. Почему? Потому что все, что принадлежит его душе уже сокрушено.
Обратимся еще к одному примеру. Возьмем сестру. Тот, кто знаком с нею, знает, что у нее быстрая, стремительная сущность, что она быстро думает и говорит, что она скора в познании, что она быстро пишет письма, которые столь же быстро опять разрывает, будучи недовольной тем, что она написала. Однако тот, кто встречается ней, в меньшей мере сталкивается с ее торопливой сущностью, нежели с ее духом. Как человек, она вполне сокрушена, а потому и открыта. Это сокрушение внешнего человека является основательно важным обстоятельством. Нам не следует хвататься за свои слабые душевные характерные свойства, если Господь в течении 5 или 10 лет трудится над нами, нам не следует распространять прежнего запаха. Нам необходимо предоставить Господу возможность получить в нас простор.

Две причины, почему нет сокрушения

Почему некоторые и после многих лет хождения путями сокрушения остаются прежними? Существуют люди сильной волей, а другие бывают с ярко выраженными чувствами. Если Господь хотел бы сокрушить тех и других, то почему же все-таки многие, спустя годы, остаются прежними? Мы полагаем, что объяснить этот факт можно двумя главными причинами.
Во-первых, многие из живущих во тьме не видят руки Божией. Когда Бог действует и пытается сокрушить их, они не видят того, что все это от Него. У них нет света, а потому они видят только противоречащих им людей. Они упорствуют во тьме и в безнадежности. Если бы только Господь даровал нам откровение, чтобы мы могли распознавать руку Его и преклонить пред Ним колени, чтобы сказать Ему: "Это Ты, а потому я хочу все это принять". Нам, по крайней мере, необходимо однажды узнать, КТО полагает на нас свою руку; это не рука братьев и сестер нашей церкви, это - рука Божия. О, если бы нам научиться преклонять колени и целовать и любить ту Руку, которая трудится в нас, как это делал мадам Гийон (мадам Гийон жила во Франции в 16 веке, христианский автор, написала книгу о молитве, за что подверглась преследованию со стороны католической церкви и была заключена в Бастилию). Нам необходимо иметь этот свет, чтобы мы могли принять и верить, что, чего бы не совершил над нами Господь, Он никогда не совершит чего-то ошибочного.
Во-вторых, самолюбие является другим великим препятствием для сокрушения внешнего человека. А потому, будем просить Бога, чтобы Он вполне устранил из нашего сердца всякое самолюбие. Если Он в ответ на нашу молитву начнет действовать, будем поклоняться Ему и скажем: "О Господи, если это Твоя рука, то позволь нам от всего сердца принять это". Будем знать, что причина всяких недоразумений, всех раздражений и всякой неудовлетворенности заключается лишь в том, что в тайне мы любим только себя. Вот поэтому мы выковываем планы, чтобы избежать всего этого. Очень часто отсюда у нас возникают проблемы, потому что мы ищем выход, чтобы уклониться от действий креста.
Тот, кто взошел на крест, кто отверг желчь смешанную с уксусом он знает Бога. Многие идут на крест, но с большим нежеланием и все еще помышляют о напитке из желчи, смешанной с уксусом, чтобы смягчить свои страдания. Однако все те, которые могут сказать: "Неужели мне не пить чашу, которую подает мне Отец мой" - те не будут пить чаши в которой содержится желчь, смешанная с уксусом. Они могут пить только одну чашу, а не две. Но у них уже ни в коем случае не обнаружишь самолюбие. Самолюбие является основным злом. О, езди бы Господь сегодня проговорил к нам так, чтобы мы могли молить: "О Боже, теперь я узнал, что все от Тебя. Все мои пути в последние пять, десять или двадцать лет от Тебя. Ты все направлял так с единственной целью, чтобы Твоя жизнь была бы и моей жизнью. Но я был неразумен. Я не мог понять этого. Я предпринимал многое, чтобы спасать себя и достиг только того, что удержал Твое время. Но вот теперь я вижу Твою руку и готов вручить себя Тебе. Итак, я снова поручаю себя в Твои руки".

Примириться с ранами

Нет ничего прекраснее сокрушенного человека! В сокрушенном Богом человеке жестоковыйность и самолюбие уступают перед этой красотой. Мы видим в Ветхом Завете, как Иаков еще во чреве своей матери запинал своего брата. Он был коварным и лживым. А потому, жизнь его была полна скорби и печали. Будучи молодым человеком, он бежал из дома. Двадцать лет его обманывал Лаван. Госпожа его сердца, Рахиль. умерла преждевременно. Сын его любви, Иосиф, был продан. Годы спустя Вениамин вынужден был отправиться в Египет. Вот, раз за разом. Бог поступал с ним, и он переживал одно несчастье за другим. Бог посетил его однажды, дважды, да и вся жизнь его оказалась жизнью посещений. Однако, в конце всех испытаний Иаков оказался преображенным. В последние годы своей жизни он был вполне просветленным. Каким чудесным оказался его ответ фараону! Какой впечатляющей была его кончина, когда он поклонился Богу! Какими светлыми были слова его благословений для потомков! Прочтя последние страницы его истории, нам остается только склонить головы и поклониться Богу. Здесь человек, который достиг зрелости, который знал Бога. Десятилетиями продолжавшаяся школа привела Иакова к сокрушению внешнего человека. А потому, в его преклонном возрасте образ его столь прекрасен.
У всех нас много общего с этой природой Иакова. Но наша единственная надежда состоит в том, что Господь в состоянии совершить в нас прорыв, что Он сокрушит нашего внешнего человека в такой мере, что внутренний человек сможет проявить и открыть себя. Это нечто драгоценное, это путь тех, которые служат Богу. Только таким образом мы можем служить и только так мы можем приводить других к Богу. Все остальное обладает весьма ограниченной ценностью. Польза от назидательных мнений не особенно большая, это же мы можем сказать о богословии. Собственно, какая польза от всякого, разумом воспринимаемого познания Библии, если внешний человек не сокрушен? Только человек, в котором и через которого Бог может проявить себя, обладает для Него пользой.
Только после того, как наш внешний человек окажется решительно пораженным, когда он пройдет через различные испытания, у нас появятся раны, но только тогда сможет проявиться наш дух. Нам страшно встречаться с братьями и сестрами, вся сущность которых осталась неповрежденной, которая никогда не была пораженной, а потому не пережила преобразования. Да умилосердится над нами Бог и да откроет и поможет нам уяснить себе этот путь, потому что это единственно возможный путь. Да поможет Он нам увидеть цель, которая в конце этих немногих, может быть десяти или двадцати лет Его действий в нас. А потому, не будем считать водительства Господнего ничтожным. Да откроет Он нам в истине, каким значением обладает сокрушение внешнего человека. Если внешний человек останется невредимым, тогда мы сохраним все лишь в наших головах, а потому, окажемся непригодными. Поэтому будем ожидать от Господа, что Он вполне сокрушит нас.

Глава 2. До и после сокрушения

Сокрушение внешнего человека является основным переживанием всех, которые служат Богу. Оно должно оказаться позади нас еще до того, как Бог сможет действенно употреблять нас.
Если человек трудится для Бога, то может случится двоякое. Во-первых, он будет, если внешний человек его не сокрушен, медлительным в духе, а потому и непригодным для работы. Если он интеллигентен, тогда разум определяет его работу; если он сострадателен, тогда он водится своими чувствами, такой труд может показаться успешным, но он не приближает людей к Богу. Во-вторых, он может все то, что хочет сказать Дух, облечь в свои собственные мысли и чувства. Результат, соответственно, смешан и нечист, а потому обогащает человека только смешанным и нечистым опытом. Оба состояния ослабляют наше служение Богу. Если мы хотим видеть результат своего труда, тогда нам следует знать, что в принципе только "Дух животворит". Этот факт придется нам постичь раньше или позже, если мы не постигли его в день своего обращения, тогда может быть, его придется постичь десять лет спустя. Многим придется оказаться в таком состоянии, что они узнают, что они не пережили ни того, ни другого, а потому им придется понять, каким бесценным является их труд и какими бесполезными являются многие помышления их и различные чувства. И если даже своими помышлениями и своими чувствами они смогут привлечь к себе многих людей, то тем не менее успеха у них не будет. В итоге, они вынуждены будут признать, что только "Дух животворит". Только посредством Духа люди оживают. Самые лучшие помышления и чувства ваши не достигнут ничего. Достичь этого в состоянии только Дух. Многие из тех, кто служит Господу, сознают этот факт только после многих скорбей и неудач и только в итоге Слово Господне становится для них значительным, что ДУХ ЖИВОТВОРИТ. Там, где дух получает простор, грешники возрождаются и становятся святыми. Там, где посредством канала духа провозглашается жизнь, возрождаются те, которые принимают эту весть. Если верующим подается жизнь посредством духа, тогда новая жизнь получает пищу. Без Духа не может быть ни возрождения, ни назидания.
Но вот удивительно, что Бог не ясно отличает Свой Дух от нашего духа. Мы находим много мест в Библии, где мы просто не в состоянии определить, следует ли отнести слово "дух" к нашему человеческому духу или к Духу Божьему. Переводчики Библии начиная от Лютера и до нынешних богословов, которые трудились над английским переводом, не в состоянии были сказать относится ли слово "дух", как оно часто употребляется в Новом Завете, к человеческому духу или к Духу Божьему.
Глава восьмая Послания к Римлянам является во всей Библии тем местом, в котором слово "дух" встречается чаще всего. Но кто может установить, как часто это слово "дух" в этой главе относится к Духу Божьему? В различных английских переводах слово "пнеума" (дух) пишут иногда с большой буквы (в отношении к Богу), а иногда с малой (в отношении к человеческому духу). Вполне очевидно, что эти переводы не совпадают друг с другом и что в данном случае никакое мнение не может считаться окончательным. Просто невозможно окончательно разобраться в этом вопросе. Если мы с возрождением получаем свой новый дух, то, конечно, мы получаем таким образом Дух Божий. В тот именно момент, когда наш человеческий дух подымается из состояния смерти, мы получаем Духа Святого. Поэтому, мы часто говорим, что Дух Святой пребывает в нашем духе, но нам часто трудно разобраться, какой дух является нашим духом. Оба они так соединены друг с другом, что очень трудно отличить их между собой, хотя оба они существуют самостоятельно.
Освобождение духа является, таким образом, как освобождением человеческого духа, так и освобождением Духа Божьего, Который пребывает в человеке. Так как Дух Святой таким именно образом соединен с нашим, то мы в состоянии отличать их друг от друга только по имени, а не в действительности. Так как освобождение одного означает освобождение и другого, то всякий, кто вступает в контакт с нашим духом, вступает одновременно в контакт с Духом Святым. Благодарите Бога за то, что всякий раз, когда вы позволяете людям вступать в связь с вашим духом, вы предоставляете им возможность встретиться с Духом Святым. Вот так дух ваш предлагает людям Духа Святого.
Чтобы иметь возможность действовать. Дух Святой нуждается в человеческом духе, как в носителе. Электрический ток не проникает как молния в осветительную лампочку. Он подводится проводником. Поэтому тому, кому нужен ток, необходим и подводящий проводник. Точно также и Дух Божий нуждается в человеческом духе, как в носителе, чтобы достичь человека.
Всякий, получивший благодать, обладает в своем духе пребывающим в нем Духом Святым. Может ли воспользоваться им Господь, менее зависит от его духа, нежели от внешнего человека. У многих трудности заключаются в том, что их внешний человек еще не сокрушен. У них не обнаруживают ни кровью означенных следов после ран, ни шрамов. В таком случае Дух Божий оказывается в плену у духа человеческого и не в состоянии проявить Себя. Порою наш внешний человек -активен, но в таком случае внутренний человек бездействует. Внешний человек простирается вперед, а в это время внутренний человек отстает.

Несколько практических вопросов

Попытаемся сказанное проверить в сфере практических Допросов. Обратимся, например, к проповедованию. Как же часто случается, что мы можем серьезно проповедовать - мы имеем хорошо приготовленную и безупречную проповедь - и все же внутренне мы остаемся холодными, как лед. Нам необходимо встряхнуть других, а сами мы остаемся неподвижными. Нет гармонии между внешним и внутренним человеком. Внешний человек тает от накала, тогда как внутренний отвердевает от холода. Мы рассказываем другим о любви Божьей, о том, как она велика, но лично нас она не касается. Мы говорим о трагедии крестных страданий, а затем, едва только окажемся на пути домой, начинаем смеяться. Как же нам все это изменить? Разум наш трудится, чувства наши выражают себя, но однако у нас все время такое состояние, будто наш внутренний человек только присматривается ко всему. Внешний и внутренний человек не объединены друг с другом.
Рассмотрим еще и другое положение. Внутренний человек горит от ревности и хотел бы звать, но никак не может выразить себя. После продолжительных речей он все еще как бы в тесном кругу. Чем значительнее внутреннее бремя проповедника, тем более холодным он оказывается извне. Он хотел бы говорить, но не в состоянии выразить себя. Если он встречает грешника, внутренний человек его как будто плачет, но все же он не в состоянии проливать слезы. Он испытывает внутреннее побуждение, и все же, когда он поднимается на кафедру и пытается высказать, что волнует его, он теряется в лабиринте слов. Это чрезвычайно неприятное положение. Но основное зло опять-таки тоже - это его внешняя оболочка, в которой он по-прежнему находится. Внешний человек не подчиняется повелениям внутреннего. Можно внутри плакать, а внешне оставаться невозмутимым; можно внутри страдать, а внешне оставаться равнодушным; можно испытывать внутренний избыток помышлений, внешне же как будто потерять всякую память. Дух постоянно ищет возможность проникнуть сквозь внешнюю оболочку.
Для каждого, кто хотел бы научиться, как ему следует служить Богу, сокрушение внешнего человека является, поэтому, первым уроком. Только того Бог может действительно употреблять, кто не обладает более независимо действующими внешними помышлениями и чувствами. О, если бы Бог привел нас в такое состояние, в котором вполне сокрушился бы наш внешний человек.
Там где это уже случилось, положен конец в паре идущей с внешней активностью внутренней пассивности; там конец такому состоянию, когда внутри вопль, а внешние уста словно зашиты; уже не бывает больше так, что обилие мыслей не в состоянии выразить себя. Человек уже не беден более мыслями. Тогда уже не требуется более двадцати предложений там, где все можно выразить столь хорошо и в двух предложениях. Теперь наши мысли приходят на помощь духу вместо того, чтобы препятствовать ему.
Точно также и наши чувства образуют очень твердую оболочку. Очень многие, желающие быть счастливыми, не в состоянии дать выход своей радости, или же им хотелось бы плакать, но они не в состоянии плакать. Если Господь посетит нашего внешнего человека наказанием ли, светом ли Духа Святого, тогда мы можем дать выход как своей скорби, так и своей радости, как это соответствует нашему внутреннему человеку.
Освобождение духа содействует тому, чтобы в постоянно возрастающей мере пребывать в Боге. Мы встречаемся в Библии с духом откровения. Мы в состоянии без труда пользоваться этим духом, чтобы воспринимать откровения Божии. Свидетельствуем ли мы, проповедуем ли, мы передаем далее посредством своего духа Слово Божие.
Кроме того, посредством своего духа мы как бы само собой вступаем в связь с духом наших ближних. Если кто-то говорит в нашем присутствии, мы в состоянии независимо от него создать себе образ, представление о нем, а потому и знать, какой человек перед нами, какова его настроенность, к какому роду христиан он принадлежит и в чем заключается его горе. Наш дух вступает в контакт с его духом. Но вот, удивительно и то, что и другие легко вступают в контакт с нашим духом. У определенных людей можно соприкасаться с их мыслями, чувствами или их волей. Даже после продолжительной часовой беседы у нас может не быть встречи с их подлинной сущностью, несмотря на то, что оба мы христиане. Внешняя оболочка слишком толстая, чтобы другие могли встретиться с его внутренним человеком. Одновременно с сокрушением внешнего человека начинает протекать дух, а потому он открыт для других.

Отступать и поворачивать

Если внешний человек уже сокрушен, тогда дух человека совершенно естественно находится в ненарушимом присутствия Божием. Через два года после того, как одному брату пришлось возложить свое упование на Бога, он прочел книгу "Практика присутствия Божьего" брата Лоуренса. После того, как он прочел ее, он весьма огорчился, что он не состоянии, как брат Лоуренс, непрестанно пребывать в присутствии Божием, как бы он того хотел. Вот тогда он начал встречаться с кем-то для того, чтобы молиться часами. Для чего же? Но ведь Библия говорит: "Непрестанно молитесь". Они же изменили это повеление, решив: "Молитесь каждый час!" Вот поэтому они встречались для молитвы с каждым ударом следующего часа. Они полагали крайние усилия для того, чтобы возвратиться к Богу, потому что они чувствовали, что сами по себе они не в состоянии пребывать в присутствии Божием. Получилось так, будто они уклонились во время работы, чтобы опять быстро возвратиться к Богу. Или же тогда, когда они что-то изучали, они вдруг прерывали свой труд, чтобы возвратиться к Богу. Если бы они не поступали таким образом, им казалось бы, что они весь день находились вне присутствия Божьего. Они часто проводили половину субботы в молитве и даже весь воскресный день. Несмотря, однако, на то, что так они провели два или три года, они так и не вышли из своего тупика. Возвращаясь к Богу, они радовались присутствием Его, но тот час же теряли Его, как только уходили от Него. В этом вопросе они, разумеется, не одиноки: многие христиане сознают, что они стоят пред лицом того же вопроса. Может быть, тогда нам следует помышлениями своими пребывать в присутствии Божием? Но как непостоянны наши помышления, так непостоянно было бы и наше присутствие в общении с Богом. Конечно, если мы будем помышлять об этом, тогда мы будем в присутствии Божьем, но если не будем помышлять, тогда у нас не будет этой уверенности. Но это чистейшее безрассудство, потому что Бог присутствует в нашем духе, а не в нашей памяти.
Чтобы решить эту проблему, нам необходимо прежде всего урегулировать вопрос сокрушения нашего внешнего человека. Так как ни наши чувства, ни наши помышления не обладают природой Божией, то они и не могут сочетаться с Ним. Четвертая глава Евангелия от Иоанна изображает нам природу Божию. Бог есть Дух. Единственно дух наш обладает природой Божией, а потому в состоянии соединиться с вечным Богом. Если мы попытаемся войти в присутствие Божие посредством своих помышлений, то мы сразу же окажемся вне Его, как только перестанем сосредоточиваться на этом предмете. Точно то же случится, если мы попытаемся охватить присутствие Божие своими чувствами, потому что как только перестанут звучать наши чувства, как тот час же исчезнет Его присутствие. Но если мы постоянно счастливы, легко прийти к выводу, что мы постоянно находимся в присутствии Божием. Если же наше счастье встречает свой конец, следовательно, и исчезнет Его присутствие! Мы могли бы рассчитывать на Его присутствие тогда, когда мы печалимся и плачем, но ведь мы не можем проливать слезы в течение всей жизни. Следовательно, как только осушатся наши слезы, так тот час же исчезает и присутствие Божие. И наши помышления, и наши чувства - это человеческие силы. Но всей нашей деловитости должен наступить конец. Если мы хотим сохранить присутствие Божие своей деловитостью, мы лишаемся его тот час же, как только приостановим ее. Присутствие Божие требует подобия натур. Только внутренний человек обладает природой Божией. Единственно посредством его способно проявляться присутствие Божие. Деловитость внешнего человека способна только препятствовать внутреннему человеку. Поэтому, внешний человек действует не помогающим, а препятствующим образом. Если же внешний человек сокрушен, тогда внутренний наслаждается миром Божиим.
Бог даровал нам наш дух, чтобы посредством его мы могли воспринимать Бога. Внешний человек всегда настроен на прием внешних вещей, а потому, он лишает нас присутствия Божьего. Конечно, мы не в состоянии упразднить всех внешних вещей, но мы в состоянии воздействовать на своего внешнего человека. Мы, естественно, не способны удержать всего того, что проникает в нас извне; эти миллионы и миллиарды внешних вещей мира вполне находятся вне нашего контроля. Если что-то происходит, наш внешний человек воспринимает это, но в гаком случае мы не можем наслаждаться миром присутствия Божьего. Отсюда легко заключить, что жизнь в присутствии Божием зависит от сокрушения внешнего человека.
Ели наш внешний человек сокрушен по милости Божией, то нас можно охарактеризовать, как следует ниже: вчера мы были полны своеобразия, но сегодня все это уже немыслимо для нас, мы уже не в состоянии вести себя каким-то особым образом. Раньше наши чувства могли очень легко возбуждаться, будь то самое нежное из них - любовь, или самое грубое - гнев. Теперь же, однако, если нас и атакует множество вещей, наш внутренний человек остается неподвижным, присутствие Божие - неомраченным, внутренний же мир - ненарушимым.
Следовательно, ясно, что сокрушение внешнего человека является основной предпосылкой того, чтобы мы могли радоваться присутствию Божию. Брат Лоуренс был занят работой в кухне. Люди кричали громко, требовали разных вещей, которые им были нужны. Несмотря на постоянный грохот ключей и посуды, внутренний человек его оставался совершенно спокойным. Он ощущал присутствие Божие в этом шуме и в этой работе в кухне точно так же, как и в тихой молитве. Почему? Он научился состоять в связи с своим духом и отрекаться от своей души.
Некоторые полагают, что окружение их должно быть свободно от таких отклонений, как грохот ключей, если Господь должен присутствовать. Чем далее они находятся от других людей, тем лучше, как они полагают, чувствуют присутствие Божие. Какое заблуждение? Трудность заключается не в ключах, не в их ближних, а в них самих. Бог не избавит нас от ключей, но Он может избавить нас от того, как мы реагируем на них! Вот тогда внешний шум уже не будет играть никакой роли, потому что внутренний человек не будет реагировать на него. Так как Господь сокрушил внешнего человека, получается так, как будто мы уже ничего не слышим. Да будет прославлен Бог за то, что у нас может сохраниться самый тонкий слух, но в силу того, что совершила в нас благодать, мы уже в самой ничтожной степени находимся под влиянием того, что атакует внешнего человека. В таких событиях, мы можем точно так же находиться пред Богом, как если бы мы только молились.
Если внешний наш человек сокрушен, тогда у нас нет нужды возвращаться к Богу, потому что мы постоянно в Его присутствии. У тех же, у кого внешний человек еще невредим, так не бывает. Если человек выполнил какое-то поручение, ему необходимо опять возвратиться к Богу, потому что он полагает, что он уклоняется от Бога, Которому он служит. А потому, ему представляется, что лучше всего вообще ничего не делать. Знающим же Бога нет нужды возвращаться к Нему, потому что они не удалялись от Него. Они точно так же наслаждаются присутствием Божиим, как будто они провели в молитве весь день или усиленно занимались своей повседневной работой. Нормальным может быть для нас такой опыт, что мы ощущаем присутствие Божие, когда мы приближаемся к Нему; если же мы чем-то заняты, то, несмотря на наше бодрствование, мы можем испытывать такое чувство, что мы несколько удалились от Него. Возьмем, например, такой случай, когда мы проповедуем Евангелие или пытаемся назидать других. Спустя какое-то мгновение мы испытываем побуждение преклонить колени и молиться. Но у нас все-таки появляется чувство, что прежде необходимо возвратиться к Богу. В каком-то отношении беседа несколько увлекла нас от Бога, а потому нам прежде всего необходимо опять приблизиться к Богу в молитве. Мы как будто потеряли присутствие Божие, а потому нам необходимо опять возвратить его. Или вот, мы выполняем повседневную работу, может быть, убираем полы. Если после окончания этой работы нам хочется молиться, то опять у нас создается впечатление, будто мы далеко ушли, а потому нам необходимо возвратиться. Что же нам сказать на это? Сокрушение внешнего человека считает лишним такое постоянное возвращение к Богу. Мы точно так же сознаем присутствие Божие, как если бы вели разговор или пребывали в молитве, склонив колени. Повседневность работы не в состоянии увлечь нас от Бога, а потому у нас нет необходимости возвращаться к Нему.
Рассмотрим теперь крайний случай для ясности. Гнев является самым сильным из человеческих волнений. Однако, Библия не запрещает нам гневаться; ведь существует определенный гнев, у которого нет ничего общего с грехом. Вот поэтому написано: "Гневаясь, не согрешайте". Тем не менее, гнев столь силен, что он граничит с грехом. "Любите, только не согрешайте; будьте кротки, только не согрешайте", - таких выражений нет в Слове Божием, потому что любовь и кротость весьма далеки от греха. А вот гнев и грех находятся в непосредственном соседстве.
Может случится, что кто-то из наших братьев совершил тяжелую ошибку, а потому он достоин сурового порицания. Но вот порицать совсем нелегко. Гораздо лучше было бы выразить ему свое сострадание, нежели гнев, потому что при малейшей неосторожности он может превратиться в нечто другое. Совсем не легко гневаться так, как это соответствует воле Божией. Тем не менее тот, кто пережил сокрушение внешнего человека, способен отнестись с необходимой строгостью к другому брату, не испытывая в духе беспокойства, а потому и не прерывая присутствия Божьего. Он пребывает, если даже ему и приходится таким образом общаться с другими, точно так же в Боге, как и в молитве. Поэтому он способен и после того, как он поговорил со своим братом, приступить к молитве, не испытывая необходимости прежде обратиться к Богу. Добавим, что это действительно тяжело, но если наш внешний человек сокрушен, тогда и эти оказывается действительностью.

Разделение внешнего и внутреннего человека

Если внешний человек сокрушен, то все внешние дела находятся вне, внутренний же человек непрестанно живет пред Богом. Однако у многих в этом отношении возникает трудность, потому что внешний человек сопряжен с внутренним, а потому все то, что влияет на внешнего человека, одновременно воздействует и на внутреннего. Вот поэтому милостивые действия Божий должны отделить внешнего человека от внутреннего. Вот тогда все то, что воздействует на внешнего человека, не способно будет достичь внутреннего. Если даже внешний человек будет продолжать беседу, внутренний будет пребывать в общении с Богом. Внешнего человека может обременять грохот ключей, а вот внутренний, тем не менее, состоит в общении с Богом. Можно продолжать свою деятельность, ведь внешний человек постоянно соприкасается с миром, но все это не трогает внутреннего человека, потому что он пребывает с Богом.
Рассмотрим сказанное на двух примерах. Вот брат работает на улице. Если его внешний человек отделен от внутреннего, то последнему совсем не мешают внешние события. Он может быть вместе с внешним человеком в совершаемой работе, а в своем внутреннем он может одновременно поклоняться Богу. Или вот отец. Его внешний человек смеется или играет со своим маленьким ребенком. Но вот внезапно у него появляется духовная нужда. Так как он совсем не удаляется от присутствия Божьего, то он, в то же мгновение, может выйти навстречу в своем внутреннем человеке создавшемуся положению. Вот поэтому важно, чтобы мы знали, что отделение внешнего человека от внутреннего является чрезвычайно решающим воздействием на наше дело и нашу жизнь. Только так мы можем работать не уходя из общения с Богом.
Мы можем называть верующих "просто" людьми или состоящими из "двоих". У многих внешний и внутренний человек все еще создает единство, у других же они обособлены друг от друга. Доколе человек является "просто" личностью, ему постоянно необходимо употреблять всю свою сущность то ли для работы, то ли для молитвы. Если он приступает к работе, следовательно, он уходит от Бога. Если же он потом хочет молиться, тогда ему необходимо оставить работу. Так как его внешний человек еще не сокрушен, то его жизнь является постоянным уходом и возвращением. Личность же состоящая из "двух" человек, напротив, в состоянии трудиться своим внешним человеком, тогда как внутренний человек может одновременно непрерывно стоять пред Богом. Если это необходимо, внутренний человек такой личности может проявить себя и сообщить себя другим. Но он же наслаждается неомраченным общением с Богом. Зададимся, поэтому, серьезным вопросом: "Являюсь ли я все еще "просто" человеком, или же я уже состою из "двух" человек?" Вся разница заключается только в том, отделен ли внешний человек от внутреннего.
Если вам уже пришлось пережить по милости Божией это разделение, тогда вы знаете, что в вас находится один человек, который пребывает в покое, несмотря на то, что вы теперь работаете или занимаетесь другими внешними делами. Если даже внешний человек и занимается внешними делами, тем не менее они не в состоянии проникнуть во внутреннего человека.
Это дивная тайна! Там, где эти два человека отделены Друг от друга, совершается присутствие Божие. Брат Лоуренс был, казалось, весьма занят работой в кухне, тем не менее был другой человек, который стоял пред Богом и который наслаждался беспрепятственным общением с Богом. Это внутреннее разделение хранит наши реакции от осквернения плотью и кровью.
В заключение, подумаем о том, что способность пользоваться нашим духом зависит от этого двоякого действия Божьего: сокрушения внешнего человека и отделения духа от души, т.е. отделения внутреннего человека от внешнего. Только тогда, когда Бог совершит оба эти процесса, мы способны пользоваться своим духом. Внешний человек сокрушается в школе Духа Святого; и посредством откровения Духа Святого отделяется от внутреннего (Евр.4:12).

Глава 3. Познавать "дело руке"

Прежде всего объяснение к теме. Допустим, что отец повелел сыну что-то сделать. Сын отвечает: "У меня как раз что-то в руке; как только я справлюсь с этим делом, я тот час же выполню твое поручение". "Дело в руке" - то, чем сын занимался до получения отцовского поручения. Нам придется вскоре узнать, что у всех у нас такие "дела в руках", которые препятствуют нам в хождении с Богом. Это может быть что-то такое, на что и действительно следовало бы обратить внимание: это могут быть хорошие, важные и как будто необходимые дела. У нашего внешнего человека имеются свои собственные религиозные интересы, склонности, обстоятельства и исполнения. Но если Дух Божий и действует в нашем духе, то внешний человек пока не в состоянии следовать зову Божьему. Вот так обстоит вопрос с этим "делом в руке": он блокирует нам путь к духовной пригодности.

Ограниченная сила внешнего человека

У наших человеческих сил имеются свои пределы. Если наш брат способен понести 50 кг., то он просто не в состоянии нагрузить себя еще 10-ю кг. Силы его ограничены, а потому он и не в состоянии неограниченно работать. Эти 50 кг., которые он несет, как раз и являются "делом в руке". Подобна, тому, как мышечная сила ограничена в наружном человеке, точно так обстоит дело и с внешним человеком.
Так как многие еще не усвоили этого основного правила, они расходуют совершенно необдуманно все силы своего внешнего человека. Если, например, кто-то расходует свою любовь по отношению к родителям, то у него не остается более сил любить братьев, не говоря уже о других. Тот, кто таким же образом расходует свою душевную силу, не находит больше сил для чего-то другого.
Точно так же обстоит дело и с силами нашего духа. Тот, кто посвящает все свое внимание какому-то определенному делу, отдавая все свое время тому, чтобы размышлять о нем, не находит больше сил, чтобы размышлять о других вещах. Эту нашу проблему Бог уясняет в Своем Слове: "Потому что закон духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти" (Рим. 8:2). Но почему же этот закон духа жизни, тем не менее, не проявляется в некоторых людях? Мы читаем далее: "Чтобы оправдание закона исполнилось в нас, живущих не по плоти, но по духу" (Рим. 8:4). Иначе, закон духа жизни действует только в тех, которые духовны, т.е. в тех, которые обращают внимание на дела духа. Но кто же они? Это те, которые не особенно считаются с делами плоти. Вместо "считаться" можно было бы сказать "ревность заниматься" или "обращать на это внимание". Вот пример: мать выходит и оставляет своего малыша подруге. Заботиться о ребенке - значит внимательно присматривать за ним. Если вам поручают опеку над малышом, тогда вы уже не в состоянии отвлекаться другими вещами. Точно так же, только тот может обращать внимание на духовные вещи, кто не отягощен плотскими интересами. Тот, кто ревностно помышляет о духовном, оказывается под властью закона Духа Святого. Наша духовная сила ограничена. Если мы расходуем ее надела плоти, тогда оказываемся далекими от дел Духа?
Итак, мы узнаем, что душевная сила внешнего человека столь же ограничена, как и наша телесная сила. Доколе у нас "дело в руках", мы не свободны для дела Божьего. В соответствии с количеством дел, которые у нас в руках, наша сила для служения Богу то возрастает, то убывает. Так "дело в руке" превращается фактически в немалое препятствие .
Далее, у нас могут быть "в руках" многие эмоциональные дела, сменяющие друг друга, или противоречащие друг другу склонности и увлечения, обстоятельства или ожидания. Все это привлекает нас как магнит. Имея столь различные "дела в руках", мы не в состоянии являть Богу свою любовь, если Он жаждет ее, потому что все наши чувства уже израсходованы. Если мы расходуем двухдневную долю силы чувств, то не следует ожидать, что она опять будет вскоре отмерена нам. Итак, если чувства расходуются на менее значительные дела, то они уже не находятся более в ограниченном количестве в распоряжении Бога.
Другой, например, человек может проявлять железную волю; это сильная личность, сила вопи которой нам представляется неограниченной. Но там, где вопрос касается дела Божьего, он часто оказывается не способным на какие-то решения; как же часто даже самая сильная воля не способна на решения, если эти решения ей приходится принимать перед Богом. Почему же? Прежде чем ответим на этот вопрос, мы хотели бы посмотреть на такого человека, который полон идеями. Хотя, как будто, у него никогда не было недостатка в новых идеях, тем не менее, ему может окончательно недоставать света, если вопрос касается того, чтобы узнать волю Божию в духовных вещах. Почему же?
Если внешний человек весьма обременен и истощен теми делами, которые у него в руках, то едва ли у него остается сколько-нибудь силы дал какого-то духовного употребления. Как же мы нуждаемся в познании того, что сила внешнего человека ограничена. В том даже случае, если он сокрушен, он нуждается в мудрости для употребления своей силы. Как же необходимо нам тогда иметь "пустые руки"!

Как Дух пользуется сокрушенным внешним человеком

В общении с людьми Дух Божий никогда не обойдет духа человека. Точно также и наш дух не может обойти внешнего человека. Нам непременно необходимо познакомиться с этим важным принципом. Как Дух Святой не проходит мимо человеческого духа, так и наш дух не пренебрегает внешним человеком, чтобы действовать непосредственно. Чтобы достигать других людей, наш дух должен пользоваться внешним человеком. Если же сила его расходовалась на многие "дела в руках", то Бог ничего уже не может достичь через нас. В таком случае путь закрыт как для человеческого духа, так и для Духа Божия. Внутренний человек не может тогда проявлять себя, так как внешний человек удерживает его. А потому, мы уже неоднократно указывали на то, что необходимо сокрушить внешнего человека.
"Дело в наших руках" имеется у нас еще до того, как Бог начнет действовать. Оно происходит не от Бога и не нуждается ни в повелении Его, ни в силе и решении Божием, чтобы оно было совершено. Оно не находится под рукою Божией, наоборот, оно действует независимо. Еще до того, как будет сокрушен наш внешний человек, вы уже являетесь пленниками своих собственных дел, вы уже идете собственными путями и любите людей, которые отвечают вам. Но если Бог пожелает воспользоваться вашей любовью для того, чтобы любить братьев, то Ему необходимо прежде всего сокрушить вашего внешнего человека. Но благодаря этому ваша любовь станет значительнее. Внутренний человек должен любить, но он в состоянии любить только посредством внешнего человека. Если же он занят другими вещами, тогда у внутреннего человека нет канала для своей любви, чтобы проявить себя наружу.
Точно также случается и с внутренним человеком, если он хочет пользоваться волей, которая уже занялась независимым проявлением или каким-то делом. Чтобы сокрушить нашу волю. Бог вынужден нанести нам тяжелый удар, чтобы мы пали в прах с исповеданием: "Господи, я не решаюсь думать, вопрошать или что-то самостоятельно решать. Я нуждаюсь в Тебе даже в вопросе самых ничтожных дел". Поэтому, что бы ни случилось с нами, нам необходимо постичь и то, что наша воля не должна действовать самостоятельно. Только в таком случае наша воля будет готова к тому, чтобы ею мог пользоваться внутренний человек.
Без сотрудничества внешнего человека нашему внутреннему наносится большой ущерб. Допустим, брат приступает к служению Словом. Он носит бремя (благовестие Господне) в своем духе. Если он не найдет тех правильных мыслей для того, чтобы выразить это бремя, то оно вскоре умолкнет. Если даже весь его дух будет проникнут этим бременем, то все это бесполезно, если разум его не сможет участвовать в этом деле. Ни одна душа не может быть спасена посредством бремени в нашем духе, если оно не будет выражено посредством нашего разума. Внутреннее бремя нуждается в содействии наших уст. Если оно не будет выражено, тогда невозможно познакомить других с Словом Божиим. Человеческие слова не являются Словом Божиим, но, тем не менее, его следует выражать посредством этих слов. Если человек обладает Словами Божьими, тогда Бог может говорить; если их нет у него, тогда и Бог не может говорить. Нынешняя трудность состоит в том, что внутренний человек доступен Богу и может принять бремя Божие, тогда как внешний человек с утра и до вечера превращается в гонимого бесчисленными смятенными мыслями, в которые не может проникнуть наш дух.
А потому. Богу не остается ничего иного, как преодолеть нашего внешнего человека. Он сокрушает нашу волю, отнимая у нее то, что она "имеет в руке", так что она уже не в состоянии более действовать независимо. Дело не в том, чтобы мы не помышляли плотским образом и чтобы не следовали своим непостоянным представлениям. Дело не в том, что у нас не должно быть чувств, но дело в том, чтобы все наши чувства находились под контролем и господством внутреннего человека. Только так воля, разум и чувства могут оказаться пригодными для внутреннего человека. Такова воля Божия, что наш дух может пользоваться внешним человеком, то ли для любви, то ли для помышления или для того, чтобы принимать решения. Хотя Бог ни в коем случае не предназначил нашего внешнего человека к уничтожению, тем не менее мы согласимся с Ним, когда Он сокрушает его, если только мы действительно помышляем о том, чтобы служить Богу.
До тех пор, пока такое состояние не окажется уже в нашем прошлом, внешний и внутренний человек не будут составлять одного, но каждый из них будет действовать независимо от другого. Но если мы сокрушены, тогда внешний человек оказывается под контролем внутреннего, и наша личность оказывается единой, а потому, сокрушенный внешний человек превращается в канал внутреннего.
Нам необходимо также знать, что объединенная личность часто характерна и для не искупленного человека, но в таком случае внутренний человек оказывается под контролем внешнего. Правда, и тогда в человеке присутствует человеческий дух, но он подавляется внешним человеком, так что в лучшем случае он в состоянии иногда заявить протест своей совести. Но внутренний человек находится тогда под полным господством внешнего человека.
А между тем намерение Божие таково, чтобы человек после того, как он примет искупление, пережил полное изменение этого состояния. Как бы до того его внешний человек ни определял внутреннего, все же его внутренний человек должен приобрести абсолютное господство над внешним человеком.
Движение велосипеда может послужить нам иллюстрацией. На равнине мы нажимаем на педали, благодаря которым вращаются колеса по дороге. Если же мы спускаемся с горы, то колеса вращаются и без применения педалей - получается так, как будто улица сама мчится нам навстречу. Равным образом, если наш внутренний человек силен, а внешний человек сокрушен, то мы "наступаем на педали", чтобы вращались "колеса". Тогда сами мы определяем, следует ли нам ехать дальше или остановиться, и стоит ли нам вообще ехать скоро. Если наш внешний человек тверд и еще не сокрушен, то получается так, будто мы спускаемся по склонам, потеряв контроль над велосипедом. Пусть Господь в Своей благодати так уравняет нас посредством сокрушения внешнего человека, чтобы отныне он уже не был более нашим советником, чтобы он не принимал решений, но чтобы мы оказались такими людьми, которые умеют правильно пользоваться своим духом.

Сокрушенный человек - это не теория

Никто из нас не становится вооруженным для дела только потому, что он приобрел себе определенные теоретические познания. Основной вопрос все тот же, а именно: к какому роду людей мы принадлежим? Может ли человек, внутреннее состояние которого является ошибочным, но который все-таки правильно учит, удовлетворять потребности Церкви? Основной урок, который нам следует изучить, таков, что нам необходимо преобразоваться в сосуды, которые были бы пригодны для Учителя. Но это происходит только посредством сокрушения внешнего человека.
Бог действует на нас непрестанно. Годы страданий, испытаний и препятствий - так действует рука Божия, которая ежедневно совершает в нас дело сокрушения. Разве вы не видите, что Бог хочет достичь через эти бесконечные трудности? Если не видите, тогда вам следует молиться: "О Боже, открой мне глаза, чтобы они видели руку Твою". Как же часто глаза какого-нибудь осла видят острее, нежели самозваного пророка!
Случилось так, что и осел видел Ангела Господнего, а господин его все еще не видел его. Осел мог понять, что рука Божия оказывает сопротивление, а Валаам, который выдавал себя за пророка, не мог понять этого. Нам следует, наконец, понять, что только через сокрушение Бог освобождает в нас путь для Себя. Как же печально, что некоторые все еще представляют себе, будто они могут быть гораздо полезнее, обладая большим познанием, накапливая больше материала для проповеди, а также углубляясь более в исследование Библии. В принципе это неверно. Рука Божия действует в вас так, чтобы сокрушить вас не в силу ваших, а в силу Его помышлений, не в соответствии с вашей волей, а в соответствии с алтей, не так, как вы решаете, а как решает Он. В неразумии мы обвиняем других, когда Бог против нас. Мы реагируем так, как тот пророк, который не видя руки Божьей, обвиняет осла за то, что тот не двигаться вперед.
Все, что нас встречает - от Бога. У христианина бывает случайностей. А потому, будем просить чтобы Он открыл нам глаза, чтобы нам во всех обстоятельствах и во всех областях видеть, что именно Он хочет встретить нас. И только тогда, когда мы сможем согласиться с водительством Божиим в нашей среде, с водительством господствующей над нами благодати, тогда дух наш высвободится и приготовится действовать.

Закон, который не может изменить заповеди

В нас действует неизменный закон Божий. Бог вполне определенно намерен сокрушить нас и освободить дух наш для свободных действий. Нам же следует смотреть за тем, чтобы наши просьбы, молитвы или обещания не могли препятствовать этому намерению. Таков Его закон, чтобы достичь в нас сокрушения и освобождения; в этом отношении ничего не могут изменить никакие наши молитвы. Если ты добровольно сунешь свою руку в огонь, то сможет ли твоя молитва, не говоря о чуде, сделать тебя бесчувственным по отношению к болям? Если ты не хочешь обжечься, тогда поступишь лучше, если не сунешь своей руки в огонь в предположении, что молитва сохранит тебя. Бог действует по отношению к нам не иначе, как в соответствии со Своим законом. Чтобы выражать себя, необходимо, чтобы внутренний человек выражал себя посредством внешнего. Но это просто немыслимо для него, доколе внешний его человек еще не сокрушен. Тот, кто пренебрегает этим законом, напрасно просит благословений. Молитва не в состоянии изменить закона Божьего.
Нам необходимо уяснить себе это однажды и навсегда. Возможность духовных действий состоит в том, что Бог способен выражать Себя через нас. Это единственная возможность, которую создал Бог. В несокрушенном человеке Евангелие блокировано, а потому оно и не в состоянии вытекать из него. Вот поэтому глубоко смиримся пред Богом. Следовать закону Божьему гораздо лучше, нежели много молиться. Гораздо лучше, если мы перестанем молиться, но исповедуем: "Господи, я склоняюсь у ног Твоих". Да, как же часто возникают новые ограничения посредством наших молитв о благословении. Мы жаждем благословений, а встречаем в лучшем случае сострадание Божие. Если бы мы искали единственно света, если бы мы вручили себя руке Божией, если бы мы соблюдали закон Его, то тогда в качестве плода мы вскоре обнаружили бы благословение, которого так жаждем.

Глава 4. Как мы познаем человека?

Познание человека в нашем труде в Царстве Божием обладает величайшей важностью. Когда кто-то приходит к нам, необходимо понять основу его духовного состояния, а также его характер и состояние его духовного прогресса. Нам необходимо установить, действительно ли то, что он говорит, исходит из его сердца, и что нам следует сказать ему. Далее, нам следует понять его характер, жестоковыен он или кроток, и кротость его является истинной или ложной. Наша деятельность в служении тесно сочетается с нашей способностью судить о духовном положении человека. Если Дух Божий сообщает нам способность познавать посредством нашего духа состояние стоящего перед нами человека, то мы можем также найти для него и соответствующее слово.
Мы убеждаемся в Евангелиях, что наш Господь, когда приходили к нему люди, всегда находил для них правильное слово. Это что-то действительно удивительное. С самарянкой Господь не говорил о возрождении, а с Никодимом не говорил о живой воде. Истина о возрождении предназначалась для Никодима, а истина о живой воде для самарянки. И как соответствовали эти истины! Того, кто еще не следовал за Ним, приглашали следовать; того же, кто желал следовать за Ним, ободряли для того, чтобы он взял на себя крест. От того, кто хотел добровольно следовать за Ним, требовали, чтобы он подсчитал издержки; тому же, кто медлил. Он говорил: "Предоставь мертвым погребать своих мертвецов". Слова нашего Господа попадали прямо в цель, потому что ОН ЗНАЛ ВСЕХ ЛЮДЕЙ. Он знал, приходят ли они к Нему как серьезные искатели или только для того, чтобы выслеживать Его, а потому то, что Он говорил им, поражало их прямо в голову. О, если бы Господь был столь милостив к нам, чтобы и мы могли у Него научиться, как нам узнавать людей и как нам воздействовать на окружающих нас.
Если не будет даровано такое познание, тогда брат сможет послужить другим душам только в соответствии со своим собственным разумом. Если у него в какой-то определенный день какое-то определенное чувство, то он будет отвечать всем в соответствии с этим чувством, совершенно не заботясь о том, кто будет искать общения с ним. Если у него имеется любимая тема, он будет говорить со всеми, которые придут к нему, только о ней. Но как же такой труд может приносить плоды? Ни один врач не станет предписывать своим больным одно и то же лекарство. А вот у некоторых желающих служить Богу имеется только один рецепт. Даже в том случае, когда они не в состоянии установить, чего недостает людям, они, тем не менее, попытаются проявить попечение об их душах. Несмотря на свое неведение относительно смятения человека, несмотря на недостаток проникновения в его духовное состояние, они слишком даже готовы отвечать на всякие страдания! Размышляли ли вы о том, что глупый не в состоянии познавать человека, тогда как разумный человек обладает этой способностью? Во всяком случае так вам кажется. Нет, для этого дела не годится разумный, как не годится и глупец. Независимый разум и чувства не годятся дал того, чтобы познавать человека. Каким бы острым ни был ваш ум вы не в состоянии проникнуть в глубины человека, чтобы раскрыть его духовное состояние.
Каждый работник в Царстве Божьем, если встречает человека, должен установить, что является пред Богом у этого человека подлинным бедствием. Очень часто вы не в состоянии опираться на то, что говорит вам этот человек. Если он, возможно, и по праву твердит, что у него головные боли, то, тем не менее, они могут быть только симптомом какого-то более глубокого состояния, корни которого следует искать где-то иначе. И тот факт, что ему жарко, не обязательно свидетельствует о том, что у него высокая температура. Он, весьма вероятно, расскажет вам многое, что ни в коем случае не состоит в каком-то отношении с его положением. Больной очень редко сам постигает подлинную причину своего заболевания, а потому вам следует понять то подлинное зло его, чтобы предложить ему соответствующее целительное средство. Может быть вы ожидаете, что он скажет вам чего ему недостает, но он сам может весьма заблуждаться относительно своей подлинной причины. Только опытный диагностик, который обладает дарованием распознавать духовные страдания, в состоянии установить действительную нужду "пациента". Вам необходимо в каждом случае убеждаться в правильности вашего диагноза. Тот, кто исходит из предвзятых позиций, будет несомненно огорчать людей, потому что он, в соответствии с собственными представлениями, будет внушать им болезнь, настаивая упрямо на собственной правоте, утверждая, что им недостает того или другого.
Нам придется порою убедиться, что особая нужда превосходит наши способности. Вам не следует быть столь неразумными, предполагая, что вы доросли до каждого положения, а потому можете помочь в любом случае. Там, где вы можете помочь, вам следует расходовать себя, применяя даже последние силы. Там, где вы не в состоянии помочь, вам следует сказать Господу: "Это превосходит мои возможности, я не могу установить, чего ему недостает. Это нечто такое, изучить которое у меня еще не было возможности. О, Господи, умилосердись надо мною". Никогда не будем думать, что мы доросли до любого духовного труда; не станем думать, что мы можем притязать на эту способность. В этом отношении мы имеем возможность постичь взаимное дополнение различных членов тела. Если вы полагаете, что этот брат или эта сестра могут помочь в данной нужде, то ищите их и скажите им: "Это превосходит мои способности; может быть это служение для тебя?" Там, где мы сотрудничаем как тело, мы учимся действовать во взаимной зависимости друг от друга, а не независимо друг от друга.
Нам следует еще раз подчеркнуть, что каждому труженику необходимо научиться у Господа, как следует ПОЗНАВАТЬ человека. Сколько жизней погибло по вине слишком ревностных братьев, потому что они не постигли этого, а потому напрасно своими личными усилиями пытались откликнуться на существующую нужду! Не станем никого обременять, внушая ему те страдания, которые подсказываются только нашим воображением. Наша первая задача состоит в том, что нам следует распознавать их истинное духовное состояние. Как же мы можем надеяться, не обладая таким духовным разумением, что сможем помочь другим детям Божиим?

Мы являемся орудиями Господними

Чтобы установить болезнь, в распоряжении врача много различных медицинских инструментов. Но у нас этого нет. У нас нет ни термометра, ни рентгеновского аппарата, ни других инструментов, чтобы установить духовное состояние людей. Но как же нам тогда определить, чего недостает в духовном отношении у брата и вообще, в чем и какого рода являются его трудности? Удивительно, что Бог избрал нас для того, чтобы нам быть своего рода "термометром". Благодаря Своему вторжению в нашу жизнь. Он вооружает нас для того, чтобы мы могли распознавать, чего недостает людям. Будучи духовными "врачами" Господними, мы нуждаемся в основательной внутренней подготовке. Мы должны вполне осознавать величие нашей ответственности.
Допустим, что термометр еще не изобретен, тогда врачу следовало бы только посредством прикосновения к больному установить, имеется ли у него горячка. Рука его должна была бы чувствительно послужить в качестве термометра. Какой же чувствительной и надежной должна была бы быть его рука! Но вот это именно то, что необходимо в духовной работе.
Мы являемся термометрами, инструментами. Нам необходимо подвергнуться основательному преобразованию и строгому наставлению, потому что все то, что не будет приведено в порядок в нас самих, останется незавершенным и у других. К тому же, мы не в состоянии научить других чему-то, что сами мы еще не постигли пред Богом. Чем основательнее наша подготовка, тем более мы пригодны в деле Божием. Чем более мы нацеливаемся на удовлетворение собственной гордости, собственного узкосердечия и собственного счастья, тем менее пригодными мы становимся. То, чего мы не можем обнаружить в самих себе, того мы не в состоянии обнаружить и у других. Тот, кто сам горд, не в состоянии помочь другим освободиться от своей гордости, равно и узкосердечию от узкосердечия; лицемер не в состоянии коснуться лицемерия других, и тот, кто не особенно строг по отношению к самому себе, не в состоянии положительно воздействовать на других страдающих от того же зла, от которого он страдает сам. Как бы ни было велико наше познание, мы не в состоянии будем осудить этот отдельный грех, если такой же обнаружим у других. Врач в состоянии иногда помочь другим, хотя, может быть, он не всегда в состоянии помочь самому себе; однако в духовной сфере это едва ли возможно. Духовный работник - это прежде всего и сам больной; он нуждается в исцелении еще до того, как сможет помочь другим. То, чего он не видит в самом себе, он не сможет увидеть и в других. Он не в состоянии будет провести других через то, через что сам не прошел. Он не сможет научить других тому, чему сам не научился.
Нам следует знать, что Бог готовит нас, как орудия, для того, чтобы мы могли познавать человека. А поэтому, нам следует быть надежными и способными поставить точный диагноз. Но для того, чтобы мои ощущения оказались надежными, мне следует молиться: "О, Господи, не попусти мне оказаться неприкосновенным, несокрушенным, неподготовленным". Пусть Бог творит во мне дела, о которых я никогда не мог бы мечтать, чтобы мне оказаться тем сосудом, который мог бы служить Ему. Ни один врач не может пользоваться неправильным термометром. Но гораздо опаснее прикасаться к духовным состояниям, нежели к телесным страданиям, доколе мы все еще располагаем своими собственными чувствами, мнениями и возможностями. Если нам постоянно хочет делать то одно, то вдруг что-то другое, то мы просто колеблющихся. Как же тогда можно пользоваться нами, покуда мы столь ненадежны? Пусть Бог творит в нас Свое дело, в противном случае все наши усилия окажутся тщетными. Но тогда Он вынужден будет снова начать нас Свое дело.
Действительно ли мы сознаем величие своей ответственности? Дух Божий не воздействует непосредственно на людей; Он совершает Свое дело посредством людей. Человеку прежде всего необходимо, с стороны, установить порядок в своей среде, по делу воспитания Духа Святого, а с другой приступить к служению и провозглашению Слова. Без помощи, осуществляемой проповедью Слова, нельзя разрешить духовные проблемы верующих. Какая огромная ответственность возлагается в данном отношении на работников Божиих! Это чрезвычайно серьезное обстоятельство. Обеспечение Церкви зависит от того, можно ли использовать данного брата для проповеди Слова или Допустим, что горячка в 39°-40° характерна для какого-то определенного заболевания. Но если вам не известна эта температура, то диагноз ваш может оказаться ненадежным. Прикасаясь к больному только рукой, вы не сможете установить, действительно ли у него горячка 39°-40°. Сталь же опасно и в духовной сфере стремиться помочь другим, доколе у нас ошибочные чувства, ошибочные взгляды и недостаточное духовное познание и разумение. Только тогда Дух Божий сможет достичь через нас истины, если мы окажемся надежными и достойными доверия.
Начало духовных действий ознаменовано тем, что многое пред Богом приведено в порядок. Термометр изготавливается в соответствии с определенной нормой и тщательно испытывается, чтобы потом он соответствовал строгим условиям. Итак, если мы хотим оказаться термометром, то каким строгим должно быть наше воспитание, чтобы мы могли соответствовать Божьей норме надежности! В деле Божьем мы являемся как "врачами", так и "медицинскими инструментами". Как же важно устоять нам в испытании Божьем!

Ключ для познания духа больного

Чтобы установить состояние больного, необходимо осмотреть как самого больного, так и нашу сторону. Чтобы узнать, что недостает человеку, необходимо прежде всего узнать его отличительный признак. Он до того четко обнаруживает себя, что его нельзя скрыть, как бы человек не пытался. У гордого человека неизменно проявляется гордость. У меланхолика даже тогда, когда он смеется, смех его является признаком печали. Состояние человека неизбежно производит совершенно определенное и осязаемое впечатление.
В Библии содержится много указаний относительно разнообразия состояний духа. Существуют люди с поспешным, торопливым духом; другие ожесточены в своем духе; опять-таки существуют и такие, у которых огорченный дух. Об одном человеке можно сказать как о превозносящемся духе, о другом, наоборот, лишь как о подавленном и т.д. Как же возникают эти разнообразные состояния духа? Откуда, например, появляется жестокость в ожесточенном человеке? Какова причина гордости у гордого духа? Или же, откуда самопревозношение у превозносящегося духа? Конечно, человеческий дух в нормальном состоянии не проявляет подобного рода свойств. Он предназначается единственно для того, чтобы проявлять Дух Божий. Как же тогда случается, что об одном духе говорят, что он жесток, горд, превозносится, непримирим или ревнив? Все происходит от того, что внешний человек не обособлен от внутреннего, а потому состояние внешнего человека переносится на внутреннего. Дух жесток, потому что он погружен в жестокость внешнего человека, или же он горд, потому что погружен в гордость внешнего человека, или же он ревнив в силу ревности внешнего человека. Но вначале дух не проявляет такой окраски, в которую способен окрасить его внешний человек, если только он не сокрушен.
Наш дух происходит от Бога. А потому, вначале он был чист, покуда не подвергся воздействию нечистого состояния внешнего человека. Он становится гордым или немилосердным только потому, что внешний человек еще не сокрушен. Подобно тому, как состоянием внешнего человека окрашивается дух, так и дух проявляет себя! Чтобы очистить дух, необходимо заняться не духом, а внешним человеком. Нам следует знать, что трудность заключается не в духе, а во внешнем человеке. Та "окраска" которая выражается в духе, позволяет нам мгновенно установить, в каком отношении человек еще не сокрушен. Подлинное состояние внешнего человека заключается в образе его духа, с которым мы вступаем в соприкосновение, и оно открыто для нас.
Если нам уже пришлось научиться, как соприкасаться с духом человека, то нам будет точно известно, в чем заключается его горе. Тайна познания человека состоит в том, что соприкасаясь с его духом, мы узнаем, во что он погружен. Итак, позволим себе подчеркнуть, что мы ощущаем его дух и, в определенном смысле, вкушаем или пьем от него. Как только дух проявит себя, тотчас же он обнаружит природу внешнего человека, потому что наш дух принимает цвет внешнего человека.
Если у кого-то особенно выражена какая-то определенная черта характера, то мы чувствуем, что как будто наталкиваемся на какое-то непреодолимое препятствие. Это чувствуется уже в момент первого контакта. Как только мы это чувствуем, то нам сразу же становится известно что это такое, а поэтому можно узнать несокрушенного человека. Если мы способны так ощутить его дух, тогда мы можем узнать его состояние. Можно понять, что он говорит открыто, а что утаивает. Поэтому мы еще раз повторяем: если вы хотите знать, как обстоит дело с данным человеком, то вам необходимо познать его дух.

Наше собственное обучение в познании человека

А теперь посмотрим, какова же наша часть в деле познания человека. Те меры, к которым обращается Дух Святой, чтобы воспитывать нас - это уроки Божии, посредством которых мы сокрушаемся раз за разом. В некоторых областях нашей жизни требуется множество сокрушений, пока мы достигнем пригодного состояния. Если мы говорим, что посредством духа мы приближаемся к другим, то это еще не значит, что мы в равной мере можем приближаться к каждому отдельному человеку. Это еще не значит, также, что мы способны ощутить духовное состояние другого в полном объеме. Совершенно просто и ясно, что в каждом отдельном отношении, в котором Дух Святой воспитывал нас и в котором Господь сокрушил нас, мы в состоянии выйти навстречу другому. В том отношении, в котором Господь еще не сокрушил нас, пусть это будет самое ничтожное дело, мы просто не состоянии помочь другим. В этой сфере наш дух чувствителен и не обладает способностями.
Это духовный факт, которого нельзя изменить! дух только в той мере свободен, в какой мере мы сокрушены. Кто более всего подвергался наказаниям, тот способен служить лучше остальных. Чем более мы потерпели потерь, тем более мы способны отдавать. Насколько мы сами хотим удовлетворить себя, настолько бесплодны. В том отношении, в котором мы хотим сохранить и оправдать себя, в том именно отношении мы лишены духовных чувствований и возможности оказывать помощь. Пусть никто не обманывает себя, что он пренебречь этим принципом, а потому может плод. Только тот, кто чему-то научился, может Вы можете изучать учебную программу десяти лет течение одного года, но может случиться, что вам требуется двадцать или тридцать лет для того, чтобы программу одного года. Всякое отставание в учебе означает и отставание в служении. Если Бог заронил вам в сердце желание служить, то следует научиться это Возможность служить заключается в сокрушении согласовании с воспитанием Духа Святого. Степс подготовки и нашего сокрушения определяет нашего служения. Вам следует несомненно согласиться с тем, что человеческие чувства и интеллигентность не являются для нас помощью. То, чем вы фактически обладаете покоится лишь на том, чего достиг в вас Бог. Чем большего Он достиг в вас, тем более вы способны будете познать то, что в человеке. Чем более обучал вас Дух Святой, тем легче дух ваш будет приближаться к другим.
Весьма важно помнить, что если Дух Святой дарован верующему однажды и навсегда, то нашему духу необходимо учиться в течение всей нашей жизни. Итак, чем больше мы учимся, тем с большей ясностью можем познавать. Больший повод для печали состоит в том, что многие братья и сестры в Господе не знают того, как следует упражняться в духовном прозрении. Слишком многие не в состоянии отличать того, что от Господа от того, что рождается человеческой природой. Только в том случае, если сами мы пережили то, что Господь в каком-то определенном отношении весьма строго обошелся с нами, мы сами в состоянии обнаружить и скорое начало, и развитие в других. Нам не потребуется тогда ожидать проявляющихся в данном положении плодов. Мы распознаем их еще задолго до жатвы. Благодаря тому, что мы знаем про то, что рука Божия коснулась нас, мы достигаем постепенно духовной способности ощущать. Так, например, можно осуждать гордость, может быть даже проповедовать против нее, и тем не менее, не сознавать греховности своего собственного гордого состояния. Вот поэтому получается так, что если у брата проявляется гордость, то дух его не огорчается, более того, этот гордый брат может показаться даже симпатичным. Но наступит день, когда Дух Божий так воздействует на него, что он поистине узнает, что такое гордость. Бог так воздействует на него, что гордость его погибнет. И если даже проповедь его против гордости будет звучать так, как и прежде, теперь он испытает всю отвратительность ее и будет всякий раз огорчаться, когда у брата будет проявляться эта гордость. Все то, чему он научился у Бога и что он почувствует, и это огорчит его (огорчение самым убедительным свидетельством наличия внутренних чувствований). И вот тогда, когда он постигнет страдания своего брата, он и способен будет послужить ему. Раньше он сам страдал от этого же зла, теперь же он исцелен от него. (Но это не значит, что он может считать себя вполне исцеленным, но это значит, что ему просто дарована какая-то доля исцеления). Таков путь к достижению духовного познания.
Духовную способность ощущать мы приобретаем благодаря многократным целительным процессам. Обладаем ли мы вообще преимуществом, если пытаемся сохранить себя? "Кто станет сберегать душу свою, тот погубит ее". А потому, будем просить Господа, чтобы Он не отнял от нас того, что Он в нас совершает. Мы можем противиться руке Его, даже не сознавая этого, если нам недостает духовного воспитания. Поэтому, постараемся уяснить себе, что мы тем лучше будем познавать людей и их состояния, тем лучше сможем служить другим, чем более будем пребывать в школе Божьей. У нас нет другой возможности расширять сферу своего служения, но нам необходимо предоставлять действиям Божиим возможно больший простор.

Воспитание и как его превращать в дело

Если мы однажды изучили этот урок, тогда наш дух свободен и способен точно определять состояние других. Как мы можем применять это на практике?
Чтобы иметь возможность встретиться с духом человека, необходимо ждать, пока он откроет свои уста и начнет говорить. Только не многие в состоянии так приблизиться к духу человека, чтобы понять его, не будучи вынужденными прислушиваться к тому, что он говорит. Слово Божие говорит: "От избытка сердца говорят уста" (Матф. 12:34). Каковы бы ни были его намерения, дух его раскрывается в словах. Если он горд, то обнаруживается и его гордый дух; и если он лицемерен, то обнаруживается и его лицемерный дух, если он завистлив, то мы наталкиваемся на его завистливый дух. В то время, как вы прислушиваетесь к нему, вы можете приблизиться к его духу. Обращайте внимание не только на его слова, но главным образом на его духовную настроенность. Фактически, мы познаем человека не только по его словам, но и по его
Когда Господь Иисус находился на пути в Иерусалим, двое из его учеников вдруг увидели, что самаряне не хотят принять Его. Тогда они спросили Его: "Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал?" (Луки 9:54). Когда они говорили это, раскрылся их дух. Но Господь ответил: "Не знаете, какого вы духа" (Луки 9:55). Господь показывает нам здесь, что по словам человека мы можем познать его дух. Как только произнесем слова, тотчас же раскрывается дух, потому что "от избытка сердца говорят уста".
Нам следует рассмотреть еще один момент. Когда вы прислушиваетесь к беседе, вам не следует отклоняться от духа темой разговора. Допустим, два брата ссорятся друг с другом, и каждый из них обвиняет другого. Как же вам следует вести себя, если они обратятся с этим делом к вам? Так как у вас нет объективной возможности установить факты, перед вами только люди, то вам следует знать, что дух их раскрывается в тот момент, когда раскрываются их уста. Правда или неправда среди христиан определяются не только по делам, но и по духу. Когда брат начинает говорить, вы можете в тот же момент установить, что дух его не в порядке, несмотря на то, что у вас нет соответствующих истине данных об этом факте. Один из них может жаловаться на то, что другой поносит его, но несмотря на это, вы сразу же можете видеть: что-то не в порядке с его духом. Истинное положение вещей установить по духу.
Перед Богом правда или неправда менее узнается по делам, нежели по духу. Как же часто в Церкви совершаются ошибочные действия, которые сопровождаются неверным духом. Если мы будем судить только по делам, это значит, что мы увлекаем Церковь в другую сферу. Нам следует оставаться в духовной сфере и не переходить в сферу одних только внешних фактов.
Как только дух наш достигнет свободы, мы сразу же сможем определить состояние духа у других. Если мы сталкиваемся с закрытым духом, нам непременно следует соответственно упражняться в своем духе, чтобы правильно судить о положении вещей и чтобы иметь возможность познавать человека. О, если бы мы могли сказать вместе с Павлом: "Потому отныне мы никого не знаем по плоти" (2Кор.5:16). Мы познаем людей не по плоти, но по духу. Если мы изучим этот основной урок, тогда Бог сможет через нас осуществлять Свои намерения.

Глава 5. Церковь и дело Божие

Тот, кто правильно понимает сущность дела Божьего, тот не испытывает большого труда, чтобы понять, что внешний человек является страшным препятствием. Слишком хорошо известно, что Бог весьма ограничен посредством людей. Народ Божий должен знать, в чем заключается конечная цель Церкви Божией, и точно также ему должны быть известны взаимосвязи между Церковью, силой Божией и делом Божиим.

Откровение Божие и ограничение Божие

Было время, когда Бог принял образ человека в Человеке Иисусе из Назарета. До того, как Слово стало плотью, полнота Божия не испытывала никаких ограничений. Когда же воплощение стало действительностью, то дело Божие и сила Божия ограничились этой плотью. Будет ли теперь этот Человек, Христос Иисус, ограничивать Бога, или же Он предоставит Ему простор? Библия свидетельствует нам о том, что удалившись от всяких ограничений, Иисус, напротив, дивным образом обнаружил полноту Божию. Полнота Божия является одновременно и полнотой человека. В наши дни Бог доверяется Церкви. Сила Божия и Его дело проявляются теперь в Церкви. Подобно тому, как это следует из Евангелий, Он поручил Свое дело Сыну, так и сегодня Бог поручает свое дело Церкви и ничего не предпринимает без нее. С момента Пятидесятницы и вплоть до наших дней Церковь совершает дело Божие. Представьте себе только, как огромна ответственность Церкви! Бог взял на Себя такие же обязательства отношению к Церкви, какие прежде Он взял по отношению к Человеку Христу - без оговорок и ограничений. А вот Церковь, со своей стороны, способна ограничивать дело Божие и откровение.
Сам Иисус из Назарета является Богом. Все существо и внутри и вне открыто для Бога. Его чувства отражают чувства Божии, Его помышления открывают помышления Божий. Тогда, когда Он был на этой земле, Он мог сказать: "Ибо Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца... Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего... Ибо Я говорил не от Себя, но пославший Меня Отец, Он дал Мне заповедь что сказать и что говорить" (Иоанна 6:38; 5:19; 12:49). Здесь мы видим Человека, Которому доверил Себя Бог. Это Слово, которое стало плотью. Он является воплотившимся Богом. Он совершенен. Когда наступил день, когда Бог пожелал даровать людям Свою жизнь, этот Человек мог сказать: "Если пшеничное зерно, падши в землю не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода" (Иоанна.12:24). Точно также Бог избрал Церковь, чтобы она была сегодня Его сосудом - сосудом Его Слова, чтобы сила Его и действия Его могли обнаружиться. Принципиальное учение Евангелий - это присутствие Божие в человеке, тогда как послания Апостолов говорят о пребывании Бога в Церкви. О, если бы наши глаза могли увидеть этот славный факт: прежде Бог обитал в Человеке Иисусе Христе, а теперь Он пребывает единственно в Церкви, и ни в какой другой организации.
Когда этот свет начнет восходить в нас, наши очи сами обратятся к небу, и мы скажем: "О Боже! Как же часто мы препятствовали Тебе!" Во Христе, Всемогущий Бог всегда остается Всемогущим, так как в Нем не было ни ограничений, ни пределов. Сегодня Бог тоже ожидает того, что та же самая сила будет проявлять себя беспрепятственно, так как Он пребывает в Церкви. Он хотел бы столь же беспрепятственно проявлять Себя в Церкви, как Он проявлял Себя во Христе. Некоторые отговорки или недопустимости будут неизбежно ставить пределы действиям Божиим. Это чрезвычайно серьезное обстоятельство: мы упоминаем об этом, но не делаем этого необдуманно. Препятствия в каждом из нас являются препятствиями для Бога.
Почему воспитание Духа Святого сталь важно? Почему отделение духа от души сталь необходимо? Потому что Бог хочет открыть пред нами свободный простор. А поэтому, пусть никто не думает, что мы заинтересованы -только в личном духовном опыте. Наши обстоятельства - это путь Божий и дело Божие. Как же обстоит в этом отношении дело в нашей жизни, предоставлена ли Богу свобода? Если дело обстоит так, что Бог только занимается нами и сокрушает нас посредством наказания, то мы являемся для Бога одним только тормозом. Без сокрушения внешнего человека и Церковь Божия не предлагает Богу возможностей для действий.

Сокрушение - это образ действий Божиих

А теперь перейдем к тому, чтобы посмотреть, как сокрушение внешнего человека влияет на наше чтение Слова Божия, на наше положение, как служителей Слова Божия и на провозглашение Евангелия.
(1) Чтение Библии. Нет никаких сомнений относительно того, что вопрос о том, чем мы являемся, решается одновременно тем, что мы получаем из Библии. Как же часто человек опирается в своем воображении на свой не обновленный и смятенный ум, когда он читает Библию. Плодом этого является не что иное, как его собственные помышления. Он не вступает в соприкосновение с Духом Священного Слова. Если мы хотим встретиться в Слове с Господом, тогда Богу необходимо прежде всего сокрушить наши собственные помышления. Мы можем очень высоко оценивать нашу собственную интеллигентность, а вот для Бога она является величайшим препятствием. Она не способна раскрывать для нас помышлений Божиих.
Для чтения Библии существует по крайней мере две принципиальные предпосылки. Во-первых, наши мысли должны "вдуматься" в мысли Библии, а во-вторых, наш дух должен проникнуть в дух Библии. Мы должны размышлять так, как думал автор, когда он писал эти слова, был ли это Петр, Павел или Иоанн, написавший это Слово. Ваши помышления должны начинаться там, где начинались его помышления, они должны развиваться так, как развивались его помышления. Вам следует быть способными так четко объяснять их, как он объяснял и так наставлять, как он наставлял. Иными словами, ваши мысли должны совпадать с его мыслями. Так создается возможность вашему духу понять точное значение Слова.
Представьте себе человека, который с предвзятым мнением берет в руки Библию. Он читает Библию только для того, чтобы обосновать библейски свои предвзятые учения. Как же это трагично! Опытный человек уже после 5-10 минут узнает, пытается ли говорящий подчинить Библию своим собственным целям, или же помышления его находятся в полном созвучии с помышлениями Библии. Это очень большая разница. Человек может передавать случайную и как будто соответствующую Писанию весть, и все же в действительности его мысли могут находиться в большом противоречии с мыслями Библии. Мы можем услышать и другого человека, когда он проповедует, и видеть, что мысли его совпадают с мыслями Библии, а потому он составляет с Библией гармоническое единство. Несмотря на то, что это положение является, собственно, нормальным, достигают его не все. Чтобы наши мысли совпадали с мыслями Библии, необходимо сокрушение внешнего человека. Не думайте, что наше чтение Библии окажется бесплодным, потому что нам недостает наставления. Недостаток, скорее, заключается в нас самих, потому что Бог еще не смог подчинить Себе наших помышлений. Быть сокрушенным - значит отказаться от собственной деловитости, отказаться от своего предвзятого мышления, чтобы приступить к тому, что постепенно воспринимать смысл Господень и следовать течению помышлений Библии. Только тогда, когда будет сокрушен наш внешний человек, мы сможем проникнуть в помышления Слова Божьего.
Если это столь важно, то необходимо коснуться главного. Библия содержит гораздо больше, нежели одни только слова, идеи и мысли. Самым замечательным признаком Библии является то, что посредством этой книги способен проявляться Дух Божий. Если автор ее, будь это Петр или Иоанн, Матфей таи Марк, просвещен Духом Святым, тогда его обновленный смысл следует внушаемым мыслям, и тогда дух его вместе с Духом Святым достигают прорыва. Мир не может понять, что Слово Божие - это Дух и что этот Дух стремится проявить себя, как об этом свидетельствует нам пророческое служение. Если вы слышите сегодня пророческую весть, вы осознаете, что в ней заключается что-то таинственное, что является чем-то значительно большим, нежели просто слова и мысли. Вы можете это очень ясно ощущать и с тем же правом вы можете это назвать Духом в Слове Божьем.
В Библии заключены не только МЫСЛИ: в ней обнаруживается САМ ДУХ. Поэтому вы можете только тогда понимать то, что говорит Библия, когда проявит себя ваш дух и когда он вступит в связь с духом Библии. Возьмем для иллюстрации невоспитанного мальчишку, который преднамеренно разбил окно у соседа. Сосед выходит и награждает его потоком порицающих слов. Когда мать этого юноши узнает о случившемся, она столь же серьезно порицает это. Однако, огромная разница заключается в духе этих двух порицаний. Одно вызвано скверным настроением и проникнуто злобным духом, а в другом выражается любовь, надежда и воспитание. Это только простой пример. Дух, который заключен в Писании, это вечный Дух, который постоянно присутствует в Библии. Если наш внешний человек сокрушен, тогда наш дух свободен, а потому и может вступить в связь с тем Духом, который наполняет Писание. В противном случае Библия окажется для нас мертвой книгой.
(2) Служение Словом. Бог хотел бы, чтобы мы понимали Его Слово, потому что оно является исходной точкой духовного служения. Он намеревается также возложить Свое Слово, как бремя, на наш дух, чтобы мы могли пользоваться им для служения в Церкви. В Деяния 6:4 читаем: "А мы постоянно пребудем в молитве и служении Слова". Итак, благовествовать людям - это значит служить Словом Божиим. В чем же заключается трудность, если мы не в состоянии выразить весть того Слова, которое живо в нашем внутреннем человеке? Часто случается, что Слово тяготеет над братом, и он верит, что должен передать его братьям и сестрам. Но вот когда он произносит предложение за предложением, он вдруг замечает, что внутреннее бремя остается столь же тяжелым, как и прежде. Несмотря на то, что миновал уже час, он не чувствует облегчения, и так он до конца несет эту тяжесть, с которой он и приступил к служению. Почему? Только потому, что это его внешний человек еще не сокрушен. Человеческие обстоятельства вместо того, чтобы оказать помощь для внутреннего человека, оказываются для него препятствием.
Если же внешний человек уже сокрушен, тогда уже не существует более проблемы что-то выразить. Тогда мы находим те нужные слова, чтобы сообщить выход нашим самым сокровенным чувствам. Посредством высвобождения Слова мы испытываем облегчение внутреннего бремени. Только таким образом и способом мы можем служить Словом Божиим Церкви. А потому, повторим еще раз, заметив, что внешний человек является величайшим препятствием в деле провозглашения Слова.
Многие придерживаются ошибочного мнения, будто интеллигентные люди лучше всего годятся для этого дела. Как же это неправильно! Каким бы ты мудрым и разумным ни был, внешний человек никогда не может заменить внутреннего. Только после того, как будет сокрушен внешний человек, внутренний найдет соответствующие мысли и подходящие слова. Бог должен расколоть оболочку внешнего человека. Чем более она сокрушена, тем более свободное течение приобретает жизнь в духе. Доколе оболочка остается целой, мы не в состоянии освободиться от, бремени в духе, мы не в состоянии содействовать притоку жизни и силы в Церковь Божию. Жизнь и сила от Бога сообщаются только посредством провозглашения Слова. Доколе наш внутренний человек не свободен, люди только слушают наши слова, но не чувствуют признаков жизни. Может быть, у нас и имеется Слово, которое нам хотелось бы передать дальше, но вот другие не воспринимают его, потому что мы не в состоянии выразить его. Следовательно, трудность состоит в том, что внутренняя жизнь не получает оттока. Слово имеется у нас, но вы не в состоянии высказать его. Дело Божие совершается во внутреннем человеке, но оно не может проявиться, потому что препятствие во внешнем удерживает его. Путь для Бога еще не открыт в вас.
(3) Проповедь Евангелия. Существует широко распространенное ошибочное мнение, будто люди доверяют Евангелию потому, что они либо разумом убеждены в правильности его учения, либо чувствами возбуждены для этого. Факт, однако, таков, что там, где проявляется одна из этих причин, она все-таки оказывается кратковременной. Бесспорно, для этого необходимы и разум и чувства, но и этого не достаточно. Разум может касаться разума, чувства могут вызывать чувства, а вот спасение проникает гораздо глубже. Дух должен достигнуть духа. Только в том случае, когда дух проповедника проявляется наружу и сияет, грешники повергаются ниц и отдают себя Богу. Это истинный дух, и необходим он для провозглашения Евангелия.
Один шахтер, которого Бог употребил дивным образом, написал книгу под заглавием "Увидел и услышал", в которой он рассказывает о своем опыте в благовестии. Когда мы читали ее, мы были глубоко тронуты. Несмотря на то, что он был совершенно обычным братом, не имея высшего образования и не обладая особыми дарованиями, но он всецело вручил себя Господу, чтобы затем Он мог употреблять его. Однако, одно было весьма примечательно в нем: он был сокрушенным человеком, а потому у него был чистый дух. Когда он слушал одного проповедника, он вдруг почувствовал такое бремя, которое следует передать людям, что он попросил проповедника, чтобы ему дали возможность говорить. Он поднялся на кафедру, однако не мог произнести ни Слова. Его внутренний человек пламенел столь страстно о людях, что слезы текли у него потоками. Все, что он смог сказать, было только несколько бессвязных предложений. Однако Дух Божий наполнил это место собраний, и люди убедились вдруг в том, что они грешники, осознав свое погибшее состояние. Здесь только находился один молодой сокрушенный человек, который произнес только несколько слов, однако когда дух его проявил себя, то люди оказались могущественно захваченными. Читая его автобиографию, узнаем, что это был тот, чей дух был совершенно свободен. А потому, в течение всей своей жизни он оказался орудием спасения многих.
Вот так следует провозглашать Евангелие. Всякий раз, когда вы встречаете еще неспасенного, вы должны испытывать побуждение возвестить ему Евангелие, Благую Весть. Провозглашение Благой Вести является единственным обстоятельством сокрушения внешнего человека, потому что внутренний человек может течь дальше и касаться других. Если ваш дух касается другого духа, тогда Дух Божий оживляет этот дух, находившийся во тьме, так что он дивным образом приобщается к спасению. Если же ваш дух находится в плену вашего внешнего человека, у Бога не оказывается простора, а потому и Благая Весть оказывается блокированной. Вот причина, почему мы уделяем такое внимание внешнему человеку.
Если мы не правильно обращаемся с внешним человеком, тогда мы не способны приобретать души, как бы хорошо и наизусть мы не знали все принципы. Спасение может совершиться только в том случае, когда наш дух вступает в контакт с духом другого человека. Тогда случается то, что душа не в состоянии повести себя иначе, а вынуждена лишь повергнуть себя к ногам Божиим. Возлюбленные, если дух наш действительно свободен, то тогда мы несомненно, окажемся спасенными душами.
Если люди оказались однажды спасенными, следовательно, Бог не хочет того чтобы они долго ожидали того момента, когда грехи их будут приведены в порядок, чтобы они опять-таки ожидали годы, когда они смогут посвятить себя Ему, а затем ожидать еще долго, пока они смогут последовать Его призыву, чтобы идти за Ним. Как только люди уверуют, им следует тотчас же отвратиться от своих грехов, вполне посвятить себя Господу, а затем сокрушить власть маммоны. Течение их жизни должно быть не иным, а только таким, о котором сообщают нам Евангелия и Деяния Апостолов о следовании за Христом. Поэтому, чтобы Евангелие опять приобрело свою славу, необходимо, чтобы Господь получил простор в жизни вестников Евангелия.
В последние годы вы вполне убедились, что Господь трудится над этим восстановлением. Весть благодати должна опять воссоединиться с вестью о Царстве. В Евангелии, как видим, эти вести не обособляются друг то друга. Было время, как кажется, что те, кто слышали весть благодати, очень мало или почти совсем ничего не слышали о вести Царства. Вот так наступило разделение обеих этих вестей. Теперь же то время, когда они опять должны соединиться, чтобы люди могли быть вполне спасенными, чтобы они могли оставить все и неограниченно вручить себя Господу.
Склоним же свои головы пред Господом и согласимся с тем, что как Евангелие, так и вестники Евангелия нуждаются в восстановлении. Если Евангельская весть должна охватить людей, тогда нам следует допустить, чтобы Бог мог открываться через нас. Так как действенная проповедь Евангелия требует больше силы, то и вестникам Евангелия необходимо все положить на алтарь. А потому будем молиться: "Господи, я полагаю на алтарь все, что имею; создай во мне путь, чтобы и Церковь могла приобрести для себя путь во мне. Я не хотел бы быть таким человеком, который блокировал бы и Тебя и Церковь".
Господь Иисус никогда каким-либо образом не препятствовал Богу. Почти две тысячи лет Бог трудится в Церкви для наступления того дня, когда она уже не будет более препятствовать Ему. Как и Христос был вполне открыт для Бога, так должно быть и с Церковью. Бог учит Своих детей шаг за шагом и печется о них. Мы всегда и постоянно чувствуем Его руку. Так будет до того дня, когда Церковь в истине раскроет себя Богу. А потому, уже сегодня придем к Господу и исповедуем себя: "Господи, мы постыжены. Мы замедляли Твое дело и препятствовали проявлению Твоей жизни, мы удерживали распространение Твоей вести и ограничивали Твое господство". Поэтому, пусть каждый из нас в отдельности, в своем сердце снова вручит себя Богу и скажет: "Господи, Тебе я полагаю на алтарь все, что имеется у меня, чтобы во мне был свободный путь для Тебя". Если мы ожидаем полного восстановления Евангелия, тогда нам следует столь же вполне посвятить себя Богу, как это делали члены первой Церкви. Чтобы Евангелие было опять восстановлено, необходимо решение посвятить себя Богу превратить в дело. И то, и другое должно вполне совершиться. Пусть Бог трудится и действует через нас, как через открытые каналы.

Глава 6. Сокрушение и воспитание

Если наш внешний человек должен быть сокрушен, нам необходимо тогда вполне посвятить себя Богу. Нам должно быть, однако, ясно, что этот решающий акт не в состоянии разрешить всю проблему нашего служения. Посвятить себя - это единственное выражение готовности оказаться в руке Божией, и это может случиться в течение нескольких минут. Но в такое короткое время Бог не может справиться с делом нашего воспитания. Если мы хотим отдать себя в распоряжение Богу, это значит, что мы только в начале духовного пути. Получается так, как будто мы прошли только через ворота. После того, как мы посвятим себя Богу, необходимо чтобы Дух Святой воспитывал нас - это путь. А потому, необходимо как посвящение себя, так и воспитание Духом Святым, чтобы нам оказаться сосудами, которыми сможет воспользоваться Учитель. Если мы не посвятим себя, тогда Дух Святой столкнется в нас с большими трудностями. Однако, посвящение себя не может оказаться заменой этого воспитания.
Здесь-то и обнаруживается существенная разница, потому что если мы посвящаем себя, мы делаем это только в меру нашего духовного познания и проникновения, а вот Дух Святой воспитывает нас в соответствии со Своим светом. Действительно, мы не знали того, что все это заключает в себе, если мы посвящаем себя Богу. Свет наш ограничен, и даже тогда, когда нам кажется, что он ярче всего сияет, он в очах Божиих представляется только темной точкой. Требования Божия превосходят гораздо все то, что мы находим возможным посвятить Ему соответственно нашему ограниченному свету. С другой стороны, воспитание Духа Святого уделяется нам в той же мере, как это считает Бог в Своем свете необходимым. Он знает, в чем мы особенно нуждаемся и упорядочивает наши обстоятельства таким образом, чтобы могло осуществляться это сокрушение внешнего человека. Итак, вы видите, как воспитание Духа Святого превосходит дело нашего посвящения.
Так как Дух Святой действует соответственно свету Божьему, то воспитание Его, следовательно, является основательным и совершенным. Мы часто удивляемся относительно того, что приключается с нами, но если бы нам предоставлено было право решать, мы могли бы весьма легко ошибиться, хотя, несомненно, полагали бы, что сделали самый лучший выбор. Все, что предусматривает Бог для дела нашего воспитания, превосходит наше разумение. Как же часто с нами происходит что-то такое, для чего у нас не было подготовки, а потому мы приходим к выводу о чем-то таком сильнодействующем, в чем не было нужды. Часто случается, чти воспитание Божие начинается внезапно, хотя у нас не было малейших предчувствий. Мы могли думать, что ходим "во свете", а Дух Святой обращается с нами в соответствии со светом Божиим. С тех пор, как мы приняли Его, Он приводит наши обстоятельства к нашему благу, потому что Он знает нас.
У действий Духа Святого в нашей жизни имеются свои позитивные и негативные стороны, т.е. Он ведет нас по назидающим и сокрушающим ступеням развития. После того, как мы родились свыше. Дух Святой пребывает в нас, только внешний наш человек очень часто, слишком даже часто похищает у Него свободу. Получается так, как с человеком, который пытается идти в новых, но не соответствующих башмаках. Так как наш внешний и внутренний человек борются друг с другом, то Бог вынужден пользоваться всяким средством, которое представляется Ему действенным для того, чтобы сокрушить всякую крепость в нас, которая еще не находится под контролем внутреннего человека.
Дух Святой сокрушает внешнего человека не так, что дарует благодать внутреннему. Конечно, Бог хотел бы, чтобы внутренний человек был сильным, но метод Его заключается в применении внешних средств, которые подвергают лишениям внешнего человека. Пользоваться таким методом едва ли было бы под силу внутреннему человеку, ведь оба они так различны по своей сущности, так что они могут только ранить друг друга. Так как внешний человек и внешние дела одного и того же рода, то они могут легко ранить его. Внешние дела способны очень болезненно поразить внешнего человека. Вот поэтому Бог в Своем обращении с нашим внешним человеком пользуется внешними делами.
Вы знаете из Слова Божьего, что "две малые птицы продаются за ассарий" (Матф.10:29), и "пять малых птиц продаются за два ассария" (Лук. 12:6). Обычно бывало так, что пятая малая птица предлагалась даром. "И ни одна из них не падает на землю без воли Отца вашего; у вас же и волосы на голове все сочтены" (Матф. 10:29-30). Отсюда и уверенность наша, что Бог справедлив и определяет наши обстоятельства. А потому нет случайностей.
Бог посылает нам только то, что соответствует с Его познанием и необходимо для сокрушения нашего внешнего человека. Он знает, что в соответствии с этой целью только определенные внешние дела могут обессилить нас, а потому Он и допускает, чтобы мы сталкивались с ними однажды, дважды и, если это необходимо, даже многократно. Сознаете ли вы, что именно Бог, чтобы воспитывать вас, посылал вам все эти события в последние 5-10 лет? Тот, кто из вас роптал или жаловался, тот не видел руки Его. Тот, кто просто считал, что его постигают несчастья, был просто слеп и не видел воспитания Божьего. Поэтому помните: что бы ни случилось с вами, все определяется для нас Богом ради нашего же блага. И если бы мы сами избрали для себя что-то другое, Бог, тем не менее, очень хорошо знает, что содействует нашему благу. Где же мы были бы сегодня, если бы Бог не воспитывал нас в тех условиях, которые Он приготовил для нас? Это именно то, что хранит нас в чистоте, что позволяет нам ходить Его путями. Как же, поэтому, неразумно постоянно роптать и восставать в своем сердце против того, что Дух Святой отмерил ради нашего блага. Как только мы приобщаемся к спасению. Дух Святой сразу же подвергает нас Своему воспитанию, но Он может воспитывать нас беспрепятственно, доколе мы не отдадим себя Ему вполне. Если человек спасен, но жизни своей он еще не отдал Господу, если он любит самого себя еще более, нежели Господа, Дух Святой тем не менее начинает действовать. Он подвергает его Своему водительству. Он начинает сокрушать его внешнего человека, чтобы Сам Он мог беспрепятственно действовать в нем.
Наконец, наступает время, когда становится известным, что человек не может жить сам собою и для себя. С тем слабым светом, который имеется у него, человек приходит к Богу и говорит: "Я посвящаю себя Тебе. Будет ли это означать для меня жизнь или смерть, но я отдаю себя всецело в Твои руки". Это будет содействовать делу Духа Святого в нас. Ценность заключается именно в том, что мы посвящаем себя Ему, а потому Дух Святой получает возможность неограниченно действовать в нас. Следовательно, не будем удивляться тому, если придется столкнуться с многими неожиданными вещами после того, как мы посвятили себя Господу.
Вы сказали Господу: "Господи! пусть случится со мною все, что Ты считаешь благом для меня". Поэтому, когда вы безусловно отдали себя в Его руки. Дух Святой может беспрепятственно действовать в вас. Чтобы вы могли безоговорочно решиться следовать за Господом, нам необходимо обратить все свое внимание на воспитательное дело Духа Святого.

Величайшее сродство благодати

С того дня, как мы спасены. Бог являет нам Свою благодать. Те возможности, посредством которых сообщается нам Божья благодать, называют "средством благодати". Молитва и внимание слову благовестия - это два примера, посредством которых мы приближаемся к Богу и получаем благодать. Много говорящее выражение "средства благодати" употреблялось в Церкви в течение всех столетий. Мы получаем благодать посредством собраний, благовестия, проповедей, молитвы и т.д. Но величайшим средством благодати, обращать внимание на которое нам никогда не следует забывать, является воспитание Духа Святого. Ничто нельзя сравнить с этим средством благодати: ни молитвы, ни чтение Библии, ни собрания, ни проповеди, ни славословия. Из всех средств благодати Божией это представляется самым важным.
Доказательство этого средства благодати способно показать нам, как далеко мы ушли в общение с Господом. Все то, что мы ежедневно переживаем, дома ли или в школе, на фабрике или на улице, все это предусмотрено Духом Святым для нашего величайшего приобретения. Если это средство благодати не приносит нам приобретений, тогда мы терпим страшнейшую потерю. Ни одно из других средств благодати не может заменить этого, какими бы драгоценными они не являлись. Проповедь питает нас, молитва укрепляет нас. Слово Божие освящает нас, помощь другим содействует освобождению нашего духа. В тех же отношениях, где наш внешний человек остается сильным, он оставляет у всех, с которыми мы встречаемся, какое-то смущенное, неясное впечатление. Люди, правда, видят нашу ревность, но они видят также и темные мотивы; они видят нашу любовь к Господу, наталкиваются еще на наше самолюбие. Мы являемся ценным братом, но в то же время и трудным, тяжелым, если наш внешний человек еще не сокрушен. Правда, проповедь, молитвы и чтение Библии назидают нас, но не забудем, что воспитание Духа Святого является величайшим средством созидания.
Вот поэтому оно требует от нас полнейшей отдачи, чтобы мы могли подчиниться тому, что предписывает нам Дух Святой. Такое послушание приносит нам благословение. Если вместо этого мы спорим с Богом и следуем своим собственным склонностям, тогда мы уходим с пути. Если же мы однажды уже убедились, что все, что посылает нам Бог, содействует нашему величайшему приобретению, даже неприятные вещи, а потому мы принимаем добровольно из руки Его, как воспитательное мероприятие, то мы увидим, что Дух Святой пользуется всеми этими вещами, чтобы преобразовать нас.

Различные способы обращения

К чему бы вы всегда ни привязывались, Бог вовлечет все это в сферу Своего обращения. Даже такие второстепенные вещи, как одежда, пища или питье, не могут ускользнуть от точной руки Духа Святого. От не упустит ни одной единственной области нашей жизни. Вы можете даже не сознавать своей привязанности к какому-то делу, но Он знает это, а потому Он основательно вторгнется в эту область. До того дня, когда все эти вещи будут сокрушены, вы не являетесь вполне свободными. Но вот в этих действиях вы можете распознавать основательность действий Духа Святого. Господь опять напоминает нам о тех вещах, которые мы давно забыли. Дела Божий совершенны, а потому удовлетворить Его не может менее значительное, нежели совершенство. Пока Он хочет достигнуть в вас чего-то посредством других, а потому направляет все так, что вы должны встретиться с кем-то, на кого вы гневаетесь, или кому завидуете, или кого презираете, а иногда и с теми, кого вы любите. До этого момента вы могли знать, как вы были нечисты и из чего состояла эта нечистота, а вот теперь вы узнали, сколько "старого хлама" таилось в вас. Вы считали, что вы уже вполне на стороне Господа, однако как только Дух Святой приступил к делу своего воспитания, вы все более и более убеждаетесь, как внешние дела воздействуют на вас.
Затем Бог начинает заниматься и жизнью наших помышлений. Мы вдруг убеждаемся, какими запутанными, эгоистическими и неконтролируемыми являются наши помышления. Мы считали, что мы разумнее других. Так вот теперь происходит то, что Бог допускает нам бежать на стену, взмахивая руками в воздухе, чтобы показать нам посредством этого, что нам не следует пользоваться своими мыслями необузданно. Поэтому, получив однажды свет в этом вопросе, мы уже как огня опасаемся своих собственных помышлений. Подобно тому, как рука немедленно уклоняется от пламени, так и мы мгновенно отступаем, когда сталкиваемся со своими неконтролируемыми помышлениями. Нам следует самим себе напоминать: "Я не должен так думать; я боюсь следовать ходу своих собственных мыслей". Далее, Бог так приведет в порядок наши обстоятельства, что и наши чувства окажутся на положенном им месте. Существуют люди, которые реагируют чрезвычайно чувствительно. Оказавшись в приподнятом настроении, они уже не могут обуздывать себя; если же они подавленны, то утешить их нельзя. Вся жизнь вращается вокруг их чувств настроений, в которых они едва ли растворяются, или же они впадают в подавленность и бездействие. Как же Бог наводит здесь порядок? Он приводит их в такие положения, оказавшись в которых в приподнятом настроении, они уже не чувствуют себя чрезмерно счастливыми, а в подавленном настроении они не чувствуют себя слишком огорченными. Теперь они могут опираться еще на милосердие Божие и живут силою Его благодати, но не живут более своими изменчивыми чувствами.
Хотя трудности, возникающие благодаря нашим помышлениям и чувствам, являются чем-то всецело повседневным, все же величайшие и подавляющие трудности возникают посредством нашей воли. Наши чувства только потому оказываются в смятении, что наша валя еще не подчинена. Основное зло заключается в нашей воле. Точно также обстоит дело и с нашими помышлениями. Правда, мы можем сказать: "Не моя, но Твоя воля да будет", но действительно ли мы предоставляем Господу возможность действовать, когда что-то случается? Чем менее мы знаем самих себя, тем легче срываются такие слова с наших уст. Чем менее мы просвещены, тем легче нам кажется подчиниться Богу. Кто легкомысленно произносит слова, тот только доказывает, что не уплатил еще положенной цены.
Только тогда, когда Бог приобретет в нас полную власть, мы увидим, что в действительности мы очень упрямы и что весьма хотим иметь свои собственные взгляды. Богу необходимо сурово коснуться нас, если необходимо сокрушить нашу волю, и если нам должно быть мягкими, уступчивыми. Своевольные люди убеждены, что их взгляды, методы и суждения правильны. Обратите внимание, как Павел приобрел эту благодать, если в послании к Филиппийцам мог написать: "... и не на плоть надеющиеся" (Фил. 3:3). Так же и нас Бог вынужден привести к тому, чтобы мы не решались более полагаться на свои собственные суждения. Бог допустит, чтобы мы делали ошибку за ошибкой, пока мы не узнаем, что такова -именно наша участь в будущем. Вот для этого мы подлинно нуждаемся в благодати Господней. Поэтому, часто Он попускает нам вкусить от серьезных последствий наших собственных суждений.
В итоге, вы до того стремитесь отказаться от всего, что говорите: "Я опасаюсь своих собственных суждений, как опасаюсь адского огня. Господи, я делаю ошибку за ошибкой. Если Ты не даруешь мне благодати, если не Ты понесешь меня, если не Твоя рука удержит меня, тогда я опять буду ошибаться". Сокрушение внешнего человека начинается с того, что он не решается более полагаться на самого себя. До того момента, когда Бог исцелит вас, вам придется претерпеть множество поражений, но ваши мнения вскоре образуются. Вот тогда вы поручите себя Богу и скажете: "Боже, я не решаюсь составлять свои собственные мнения и принимать собственные решения". Это воспитание Духа Святого, несмотря на то, что нас могут со всех сторон теснить всевозможные обстоятельства и самые различные люди.
Не думайте, что эту школу можно оставить! Часто может недоставать благовестия, мы можем испытывать недостаток и других средств благодати, но воспитание Духа Святого, это чрезвычайное средство благодати, несмотря ни на что существует всегда. Может быть, вы скажете, что у вас нет возможностей слышать Слово, но вы не сможете этого сказать о воспитании Духа Святого. Он ежедневно и в обилии предлагает нам возможность учиться. Как только человек поручит себя Богу, это воспитание потребуется для наших личных потребностей в гораздо большем объеме, нежели слово. Сказанное верно не только в отношении образованных, интеллектуалов и людей одаренных; нет, таков путь каждого чада Божьего. Ни благовестие, ни благодать, ни молитвы, ни общение верующих не способны заменить воспитание Духа Святого. Все это важно не только потому, что нам необходимо назидаться, а потому, что нам необходимо сокрушение и освобождение от всех тех многих вещей и дел нашей жизни, которые мы не сможем унести с собой в вечность.

Крест в действии

Крест - это более, нежели теория; он должен осуществляться практически. Не думайте, что путь к смирению состоит в том, чтобы мы постоянно помнили, что нам не следует гордиться. Нам будет все более и более трудно, нам будет, если потребуется, в двадцать раз труднее, пока мы не сдадимся и пока наша гордость не исчезнет. Никогда не станем предполагать, что это может случится только потому, что мы последуем поучениям того или иного брата. Нет, это случится потому, что пути Божий сокрушат нашу гордость.
Благодаря действию креста мы научимся не полагаться более на нашу память, а только на благодать Божию. Происходит ли это с нами в данный момент или нет, но факт остается фактом, что Он завершает дело, которое является надежным и которое пребывает; прежде внешний и внутренний человек не в состоянии были соединиться друг с другом, а вот теперь внешний человек смиренно ожидает в страхе и трепете Пред Богом.
Каждый из нас нуждается в воспитании Господнем. Если мы оглянемся на свою жизнь, то иначе быть не может: мы вынуждены увидеть руку Божия), которая противится независимости, гордости и самолюбию нашего внешнего человека. И мы обнаружим смысл всего, что до сих пор случалось с нами.

Глава 7. Разделение и откровение

Бог не желает только сокрушить внешнего человека, но Он желает его отделить, чтобы он больше не вовлекался в деятельность внутреннего человека. Или скажем это гораздо проще. Бог хочет отделить дух от души.

Нечистый дух

Как же редко мы встречаем в наши дни чистый дух. Когда наш дух проявляет себя, обычно проявляет себя и душа, потому что они сопряжены друг с другом. Первым условием в Царстве Божьем является не сильный дух, а чистый дух. Тот, кто пренебрегает этим, убедится в итоге, что дело его погибнет; он мог совершать свое дело с силой, но ему не доставало чистоты. Хотя он действительно владеет силой Божией, тем не менее опять погибнет то, что он созидает, потому что дух его не свободен, не чист. Попытаемся понять, почему это случается.
Может быть, некоторые и думают, что до тех пор, пока они владеют силой Божией, их природные способности находятся в обладании Божием. Однако это не так! Чем лучше мы познаем Бога, тем более любим Его, тем более стремимся к чистоте, которая не допускает никакого смешивания внутреннего человека с внешним. Там, где внешний человек не находится на том единственном и ему указанном месте, нельзя ожидать, что вытекающая от него сила окажется чистой. Духовная сила, которая, проявляя себя, смешивается с собственным "я", рассматривается Богом, как грех, несмотря на то, что результаты ее могут оказаться весьма хорошими.
Многие молодые братья, хорошо зная, что Евангелие - сила Божия, вносят, хотя и медленно, свою собственную мудрость, свои шутки и свои личные чувства в свою проповедь, так что люди входят в соприкосновение как с силой Божией, так и с ними самими. Если даже сами они этого не замечают, то другие, у которых чистый дух, мгновенно обнаружат эти чуждые составные части. Как же часто наша трудовая ревность смешивается с нашими собственными удовольствиями. Мы исполняем волю Божию, но только потому, что она случайно совпадает с нашей волей. Мы как будто решительно стоим на стороне Божией, но тем не менее мы проявляем свою собственную сильную личность.
Так как эта нечистота составляет нашу величайшую проблему, то Бог вынужден трудиться в нас, пока этот внешний человек не будет сокрушен и мы не освободимся от своей нечистоты. В то время как Бог сокрушает нашу твердую оболочку. Он совершает также дело очищения. Мы усматриваем в этом Его двоякие действия: СОКРУШЕНИЕ ВНЕШНЕГО ЧЕЛОВЕКА И ОТДЕЛЕНИЕ ЕГО ОТ ДУХА. Первое происходит благодаря воспитанию Духа Святого, второе - благодаря откровению Духа.

Необходимость сокрушения и отделения

Внешний человек должен быть сокрушен, чтобы дух был свободен. Когда же дух будет проявлять себя, внешний человек не должен омрачать его. Вот так мы выходим за пределы проблемы высвобождения духа, приступая к проблеме очищения духа.
Тот, у кого нет света относительно сущности внешнего человека, кого Бог еще не осудил строго, у того внешний человек будет автоматически выражать себя вместе с его духом. В то время, как он пред Богом служит Словом, мы узнаем, что он одновременно выражает и самого себя. Он способен приближать к нам Бога, но он же разоблачает и свое собственное неосужденное "я". Разве не удивительно, что нашим выдающимся признаком является то наше ярко выраженное свойство, которое всегда подмечают другие? Наш еще не осужденный внешний человек хочет показать себя другим с своей самой сильной стороны. Мы не можем этого скрыть. Но как же вы хотите показаться на кафедре духовным, если вы не являетесь таковым в своих четырех стенах? Может быть, вы способны в помышлениях перемещать себя в духовную природу? Как же многое вы пытаетесь преодолеть, но как же многое вы и проявляете, как только откроете свои уста.
Если вы действительно желаете быть свободными, тогда Богу необходимо заняться вами не только поверхностно, но по сути дела с самой сильной вашей стороны. Только после того, как Он сокрушит вас в этом отношении, ваш дух приобретет простор, не сообщая одновременно чего-то сугубо вашего.
Нечистота является величайшей проблемой в жизни служителей Божиих. Часто мы обнаруживаем в нашем брате одновременно жизнь и смерть. Мы встречаем в нем Бога, но и его собственное "я"; сокрушенный дух, но и его жестоковыйность; Духа Святого, но и его плоть - и все это в одном и том же человеке. Когда он встает и начинает говорить, у слушателей возникает впечатление нечистого, смешанного духа. Для того, чтобы Бог мог употреблять вас в благовестии в качестве Своих удил, вам необходимо обрести Его благоволение, в потому вам следует молиться: "О Боже, Ты действуй во мне, сокруши и отдели моего внешнего человека". Без этого имя Господне потерпит урон. В то время, как вы служите Словом, вы проявляете себя. Имя Господне страдает не только потому, что у вас немного жизни, а потому, что нечистота содержится в ваших словах. По этой же причине страдает и Церковь.
Мы рассуждали сейчас о воспитательном деле Духа Святого. А на каком же месте проявляется откровение Его? Воспитание духа предшествует откровению, но оно в равной степени может и следовать за ним. В этом отношении нет утвержденного правила: у одних Он начинает с воспитания, у других с откровения. Но как бы там ни было, одно несомненно: воспитание Духа Святого занимает гораздо больше места, нежели откровение. В этом отношении мы опираемся, конечно, не на какое-то мнение, а на опыт детей Божиих. Большинству даже кажется, что воспитание играет значительно большую роль, нежели откровение.

Как производит разделение Живое Слово

"Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов,, и судит помышления и намерения сердечные. И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто пред очами Его: Ему дадим отчет" (Евр. 4:12-13).
Обратим прежде всего внимание, что Слово живо. Слово Его фактически живо, если мы познаем его. Если же Оно не представляется нам живым, то это просто потому, что мы не познали Его. Если мы читаем Библию и ничего не ощущаем в жизни, это значит, что мы не познали Слова Божьего. В Иоанна 3:16 сказано: "Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную". Если человек, услышав эти слова, преклонит колени и будет молиться: "Господи, я благодарю и славлю Тебя, что Ты возлюбил меня и искупил меня!", то мы сразу же узнаем, что этот человек встретился со Словом Божиим, потому что Слово оживотворило его. Другой же человек, который сидит рядом с ним и слышит точно то же Слово, может не воспринимать их как действительное Слово Божие. В Нем они не получают живого отклика. А потому, можно прийти только к единственному выводу: так как Слово Божие живо, а тот, кто слышал Его, но не воспринял Его, как Слово Божие, тот мертв, не имеет жизни.
Но Слово Божие не только живо. Оно еще и действенно. Слово "живо" указывает на Его сущность, а слово "действенно" определяет Его способность выполнять определенное дело в человеке. Слово Божие не возвращается тщетным. Оно одержит победу и достигнет своей цели. Это Слово - не только слова, но это Слова, которые действуют так, что они обнаруживают результаты. Что же Слово Божие производит в нас? Оно проникает и разделяет. Оно острее всякого обоюдоострого меча. Остроту Его обнаруживаем так, что она "проникает до разделения души и духа, составов и мозгов". Обратим внимание здесь на подобие: обоюдоострый меч направлен против "составов и мозгов", а Слово Божие направлено против "души и духа". "Составы и мозги" глубоко погружены в человеческую плоть. Чтобы отделить "составы", необходимо глубоко врезаться между кости; чтобы отделить "мозги", необходимо сокрушить кости. Вот так следует действовать обоюдоострому мечу в нашем таинственном теле. Только две вещи гораздо тяжелее отделить, нежели "составы и мозги"; гораздо сложнее отделить душу и дух. Ни один и весьма даже острый меч не в состоянии этого сделать. Точно так же мы не способны отличать душу от духа. Но вот Писание говорит нам, что живое Слово способно это сделать, так как Оно острее любого обоюдоострого меча. Слово Божие живо и действенно, Оно способно проникать и разделять. Оно способно таким именно образом проникать в душу и дух и разделять их.
Может быть кто-то готов заметить: "Мне не кажется, что Слово Божие совершает во мне что-то особое. Я часто слышал Слово Божье и получал даже откровения, но что оказывается проникнутым, я совсем не понимаю и равно не знаю, что следует разделять. Я могу только сказать, что оба эти процесса чужды мне".
Что же следует Библии сказать нам на это? Она говорит о проникновении до разделения души и духа, как разделяются составы и мозги, но далее она говорит, что это Слово "судит помышления и намерения сердечные". "Помышления" - это что-то такое, что происходит в нашем сердце; "намерения", напротив - это "побуждения". Слово Божие способно осуждать и то, о чем мы размышляем, и то, что "побуждает" нас к размышлениям.
Очень часто мы можем легко установить, что исходит из внешнего человека. Мы даже с готовностью заявляем: "Все это было душевное, все исходило от меня самого". Однако, мы не в состоянии фактически "познать", что такое наша душа и что такое наше "я". Если же однажды мы удостоимся благодати Божией, если свет Его упадет на нас, тогда голос Его в нас скажет со всею строгостью: "Все, что ты часто называл своим собственным, это только твое "я"! Ты легко и поверхностно относился к плоти. Но вот, тебе должно "познать", как Бог ненавидит эту плоть и как Он не хочет, чтобы все продолжалось и впредь".
Прежде чем мы "познаем" таким образом, мы можем шутя говорить о плоти; однако, как только свет Его пропьется на нас, нам придется признаться: "Так вот оно что! Я когда-то говорил об этом". Это гораздо более, нежели разделение, производимое разумом. Это Слово Божие, которое посещает нас и свидетельствует нам, о чем мы помышляем в сердце и каковы у нас намерения. Мы получаем двойной свет, а именно: мы познаем, что наши помышления подсказываются плотью и что наши намерения исключительно эгоистичны.
Рассмотрим для иллюстрации пример двух необращенных человек. Один из них сознает, что он грешник. Он часто посещал собрания, он много слышал о грехе. Ясное благовестие привело его к тому, что он осознал себя грешником. Когда он говорит об этом, он все-таки упоминает это со смехом, как будто ничего более не заключается в сказанном. Другой же слушает ту же проповедь, но свет Божий проливается в него. Дух убеждает его так, что он повергается на землю и молится: "О, какой я грешник!" Он не только услышал из Слова Божьего, что он грешник, но он постиг также и свое истинное состояние. Он сознает себя виновным. Он повержен в прах. Будучи просвещенным, он исповедует свои грехи и получает прощение Господне. Поэтому он не станет легко или шутя говорить о своих грехах, так как он "познал" истину. Тот же, кто шутя назвал себя грешником, еще ничего не "познал", потому что еще не искуплен.
Как же вы реагируете теперь на проповедь, в силу которой ваш внешний человек такой огромной степени препятствует Богу, что Он вынужден сокрушить его? Тот из вас, кто может легко и необдуманно говорить об этом, тот еще не встретился серьезно со Словом Божиим. Тому же, однако, кто удостоился света, придется сказать: "О Господи, теперь только я начинаю познавать себя. До сих пор я ничего не знал о внешнем человеке". И вот в то время, как свет Божий охватывает вас, когда он обнаруживает внешнего человека, вы повергаетесь ниц не землю, потому что вы уже не в состоянии более стоять, потому что вы в то мгновение "познали", кем же вы являетесь.
Тот, кто однажды сказал, что он любит Господа, теперь видит в свете Божием, что это совсем не так, что он в действительности любит лишь самого себя. Этот свет производит действительное разделение и отодвигает вас в сторону. Внутренне вы разделены, однако, не с помощью своего разума и не с помощью одного только участия, а с помощью света Божьего. Прежде вы полагали, что ревнуете о Господе, а вот теперь узнаете в свете Божием, что ваша ревность рождалась единственно вашей собственной плотью и кровью. Вы полагали, что возвещаете благую весть из любви к грешникам, а вот теперь в свете Божием убедились, что ваша проповедь рождена главным образом вашей любовью к деловитости, радостью говорить и плотскими наклонностями. Чем глубже проникает свет Божий, тем более ясно обнаруживает помышления и намерения наших сердец. Если прежде вы считали, что ваши мысли и побуждения от Господа, то вот теперь в этом проникающем свете вы убеждаетесь, что все они без исключения происходят от вас самих. Только этот свет приводит вас к тому, что вы повергаете себя пред Богом.
Слишком часто проявляет себя в качестве нашего собственного продукта все то, что мы утверждали, будто имеем от Господа. Хотя мы говорили, что получили благовестие от Господа, небесный свет побуждает нас признаться, что Господь ничего не сказал нам, а если даже и говорил с нами, то очень мало. Как многое из того, что называют делом Господним, оказывается только плотской деловитостью. Но вот это разоблачение подлинной природы вещей позволяет нам в истине узнать, что ОТ НАС и что ОТ ГОСПОДА, сколько получено ОТ ДУШИ и сколько получено ОТ ДУХА. Как прекрасно, если бы мы могли сказать: "Свет Его стал нашим светом, наш дух и наша душа теперь разделены, а помышления и намерения сердечные теперь осуждены".
Вы, испытавшие это, знаете, что это гораздо дальше, нежели простое учение. Все усилия установить то, что от нас и то, что от Господа, а также дела внешнего человека, от которого уже отделен внутренний человек - даже их письменный перечень, чтобы постоянно помнить об этом - оказывается бесполезной тратой времени. И впредь вы ведете себя так, как прежде, потому что таким образом нельзя освободиться от внешнего человека. Да, вы можете гордиться, что познали это, что теперь знаете, что то или иное дело - от плоти, но тем не менее, вы еще не избавлены от него.
Избавление происходит от света Божьего. Когда этот свет светит, вы сразу же познаете, каким поверхностным и плотским являлось ваше отрицание, ваш отказ от плоти, и каким плотским человеческим образом вы осуждали самих себя. Но вот теперь Господь вскрыл помышления и намерения вашего сердца и притом так, что вы падаете пред Ним и говорите: "О Господи! Теперь я знаю, что эти вещи в действительности происходят от моего внешнего человека. Единственно Твой свет способен фактически отделить моего внешнего человека от внутреннего".
Потому не наше отрицание внешнего человека, не наша решимость отвергнуть его - ничто не помогает. Даже исповедание наших грехов оказывается напрасным и слезы нашего покаяния необходимо омыть в Крови. Как же неразумно представлять себе, что мы в состоянии вскрыть свои собственные грехи! Только в Его свете вы способны "познавать" их и вскрывать. Это Его дело. Он совершает его посредством Своего Духа, а не посредством усилий нашей души: например, нашего разума. У Бога нет другой возможности. И поэтому Бог говорит: "Слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные".
Как же Оно разделяет? Оно обнаруживает пред нами помышления и побуждения нашего сердца. Мы не знаем своего сердца. Возлюбленные, только тот, кто ходит во свете, познает свое собственное сердце. Никто другой не может этого сделать, ни один человек! Когда же Слово Божие вторгается, тогда мы "познаем". Тогда мы видим, что мы эгоистичны, самолюбивы, что мы ищем только удовлетворения, славы, преимуществ и положения для себя. Каким же благословением является этот свет, который повергает нас к ногам Господа.

Что такое откровение?

То место Писания, над которым мы только что рассуждали, утверждает далее: "И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто пред очами Его: Ему дадим отчет". Здесь Господь предлагает нам правило или масштаб для разделения. В чем же состоит откровение Духа Святого? Что нам необходимо видеть, чтобы это оказалось откровением? Стих 13 может послужить нам ответом. ПОСРЕДСТВОМ ОТКРОВЕНИЯ МЫ В СОСТОЯНИИ ВИДЕТЬ ТО, ЧТО ВИДИТ БОГ. Все обнажено, все пред Ним. Если что и закрыто, то закрыто только от наших очей, но не от Бога. Когда же Бог открывает нам глаза, тогда мы познаем помышления нашего сердца и даже свои сокровенные мысли в равной мере, как знает их Он - это есть откровение. Точно так, как мы обнажены и открыты пред Ним, так видим мы и себя, когда удостаиваемся откровения. Если мы видим так, как видит Господь - это откровение.
Если Бог милостив к нам и если Он дарует нам маленькую меру откровения, чтобы мы могли видеть себя так, как Он видит нас, то мы сразу же повергнемся ниц. Тогда уже нам не нужно будет проявлять усилий, чтобы быть кроткими и смиренными. Только в том случае, если мы находимся во тьме, мы можем гордиться. Вне света Божьего люди могут быть высокомерными, бесстыдными, но вот во свете откровения мы не можем поступить иначе, мы вынуждены пасть ниц.
Если идти дальше, то все очевиднее, что чрезвычайно трудно объяснить отделение плотского от духовного, внешнего от внутреннего. Только откровение способно разрешить эту проблему. Если вы хотите познать "помышления и намерения сердечные", вы можете быть уверены, что душа и дух разделены.
Если у вас имеется желание, чтобы Бог употребил вас, то раньше или позже свет осветит вас. Вы обратитесь к Нему и скажете: "О Боже, я абсолютно ненадежен. Я не знаю, кого я обвиняю, и не знаю, какой грех я исповедую. Единственно Твой свет поможет мне это узнать". Еще до того, как свет осветит вас, вы сможете сказать, что вы грешники, но вам все-таки будет недоставать раскаяния грешника; вы можете полагать, что ненавидите свое "я", но все же вы не будете испытывать истинное отвращение к себе; вы думаете, что вы уже отвергли себя, однако еще ничего не чувствуется из того, что вы отвергли себя. Как только упадет свет, исчезнет поверхностный покров - и тогда откроется "истинное", "первоначальное". Какое же это разоблачение, когда я могу видеть что люблю я только себя, что я обольщал себя и обманывал Господа, видеть, что я не люблю Его. В этом свете вы познаете, кем вы являетесь и что вы сделали. Далее, обладая этом проникновением посредством света, вы не способны будете к подражанию, но так как свет Божий судит, то ваш дух и ваша душа подвергаются разделению, а вот подражание этому является делом невозможным.
Господь приступает к этому делу, и Своим проникающим светом Он проникает в нашего внутреннего человека. Это может случиться тогда, когда мы слушаем проповедь или когда мы молимся наедине; это может случиться, когда мы пребываем в общении с другими или когда одиноко идем своим путем. Этот несравненный свет показывает нам, что еще принадлежит к нашей плотской сущности. Он открывает нам, что почти ничто не происходит само собой, но от Господа. В беседах, в делах, в труде, в ревности, в проповеди, в помощи другим - во всех сферах жизни все проникнуто нашим собственным "я". Однако, как только свет осветит наше сокровенное "я", мы сразу же объявим нашего внешнего человека, как ни к чему не пригодного. И если потом, в последующих обстоятельствах он все-таки проявит себя, мы будем сожалеть об этих мгновениях и будем осуждать его. Однако, единственно такой свет содействует отделению души от духа. С тех пор мы начинаем жить для Господа в своем освобожденном духе, который теперь чист и который не доставляет теперь Господу трудностей.
Итак, отделение души от духа зависит от света, т.е. от того, что теперь мы видим так, как видит Бог. Но что же видит Бог? Он видит то, чего мы не видим. Мы слепы, мы не видим то, что происходит от Бога, хотя это и не соответствует действительности. Все то, что мы объявляли правильным, хорошим, теперь необходимо осуждать именно в этом полученном свете. Все то, что мы считали правильным, теперь приходится отвергать. Все то, что до сих пор считалось духовным, мы объявляем душевным. И все то, что представлялось нам прежде от Бога, теперь, оказывается, все это было от нашего собственного "я". И тогда нам приходится исповедовать: "Господи, теперь я начинаю познавать самого себя. Последние 20-30 лет я был слеп и не знал этого. Я не видел всего так, как видел это Ты".
Такое видение освобождает нас от тяжелого бремени нашего собственного "я". Но такое видение производит Бог. Слово Его действенно. Оно просвещает нас, чтобы мы могли отложить нашего внешнего человека. Дело обстоит не так, что мы услышали Слово Божие и все постепенно меняется: познание - это один шаг, а отложение внешнего человека - это второй шаг. Нет, просвещение - это признание и одновременно отложение, и оба эти шага совершаются одновременно. Как только свет осветит нас, плоть наша умирает. Никакая плоть не способна жить в этом свете. Как только человек получает свет, от повергается ниц. Свет иссушает его плоть. Возлюбленные, это действительность. Подлинно, Слово Божие живо и действенно и сильно. Бог не говорит, чтобы ожидать, что вы из этого сделаете. Слово Его действенно в вас.
Да откроет Господь вам глаза, чтобы вы могли увидеть важность воспитания Духом Святым и Его откровения. И то, и другое действует совместно, чтобы действенно заняться нашим внешним человеком. Обратим свой взор к Богу, чтобы Он по Своей милости поместил нас под Свой свет, чтобы, осветившись этим светом, нам склониться пред Ним с исповеданием: "Господи, каким же неразумным и слепым я был в течение всех этих лет, так что я ошибочно представлял себе все то, что от меня, полагая, что все это от Тебя. Господи, будь милостив ко мне".

Глава 8. Какое впечатление мы оставляем?

Выполнение труда Божьего не столько зависит от того, что мы говорим или что делаем, а скорее от того, что исходит от нас. Мы не сможем назидать других, если то, что мы говорим, не согласуется с тем, как мы живем, если жизнь наша говорит совершенно иным языком нежели тот, который мы приписываем ей. Но то, что мы излучаем, обладает гораздо большей важностью.
Мы часто говорим, что от такого-то и такого-то человека мы получили хорошее или скверное впечатление. Но как же мы получаем это впечатление? Оно возникает не только благодаря его словам или делам. Это нечто таинственное, что проявляет себя тогда, когда человек что-то говорит или что-то делает. Вот это "нечто" и производит на нас впечатление.
Все то, что другие ощущают в нас, является самой сильной чертой нашего существа. Если наш разум еще никогда не был связан, если он никогда не подвергался никакому воспитанию и наказанию, тогда, естественно, мы пользуемся им для того, чтобы вступить с другими в контакт, и тогда другие окажутся под впечатлением его стремительной силы. Если мы питаем к чему-либо чрезмерную любовь, если мы слишком горячи или слишком холодны, тогда другие замечают то впечатление, которое мы производим на них. То, что является самой сильной характерной чертой, неизбежно обнаруживается и оказывает влияние и впечатление на других. Может быть, в своих речах и делах мы очень даже владеем собою, но впечатления, производимого своей природой, мы не можем подменить. А потому, неизбежно обнаружится то, чем мы являемся.
В 4 Царств гл. 4 рассказывается о том, как женщина сонамитянка принимала в свой дом пророка Елисея. "В один день пришел Елисей в Сенам. Там одна богатая женщина упросила его к себе, есть хлеба; и когда он ни приходил, всегда заходил туда есть хлеба. И сказала она мужу своему: вот, я знаю, что человек Божий, который проходит мимо нас постоянно, святой". Обратите внимание, что Елисей не проповедовал и не совершил никакого чуда. Он просто приходил в тот дом и ел хлеб, когда ему случилось быть в тех местах. Но по тому, как этот человек ел хлеб, эта женщина узнала в нем человека Божьего. Это было то впечатление, которое Елисей оставлял у других людей.
Вот поэтому нам и следует задаться вопросом, а какое же впечатление мы оставляем после себя у других людей? Как же часто мы уже повторяли, что внешний человек должен быть сокрушен. Если это сокрушение не является полным, другие неизбежно будут наталкиваться на нашего внешнего человека. Когда мы общаемся с ними, наше самолюбие, наша гордость, наша несгибаемость или наша мудрость и наше красноречие создают для них определенные неудобства. Может быть, то впечатление, которое мы оставляем после себя и бывает благоприятным, но удовлетворяет ли оно Бога? Способно ли это впечатление удовлетворять потребности Церкви? Если Бог не приобретает Своего благоволения, если Церкви не оказывается помощь, тогда всякое впечатление, которое мы оставляем, является ничтожным.
Возлюбленные, твердое намерение Божие заключается в том, чтобы высвободить наш дух. А поэтому, так необходимо сокрушить нашего внешнего человека! Без этого сокрушения наш дух не сможет проявить себя, а потому и то впечатление, которое мы оставляем после себя, не является духовным.
Допустим, брат говорит о Духе Святом. Несмотря на эту тему, слова его, поведение его и примеры его наполнены всей его сущностью. Не зная, почему, страдают все слушающие его. Уста его полны слов о Духе Святом, но тем не менее, он оставляет у слушающих одно только впечатление о самом себе. Какова же ценность такого пустого доклада? Он совершенно бесценен.
А потом, вместо того, чтобы подчеркивать учение, лучше положим больший натиск на то, что исходит от нас. Бог не столько обращает внимание на то, что представляет собой наше учение, сколько на то, что фактически исходит от нас. Если природа наша не исцелена основательно, то мы можем, конечно, произнести духовный доклад, только он окажется без проявления духа. Как. больно, если мы способны проявлять только своего внешнего человека вместо того, чтобы сообщать что-то из того, что означает жизнь для внутреннего человека.
Бог постоянно заботится о таких для нас обстоятельствах, которые будут сокрушать самую сильную сторону нашего характера. Может быть, тебе уже однажды или дважды случалось, что что-то уже сокрушало тебя, однако, возможно, необходим еще третий удар. Нет, Бог не оставит тебя. Рука Его не успокоится, пока Он не сокрушит этой выдающейся особенности твоего характера.
То, что совершает Дух Святой, когда Он наказывает нас, вполне отличается от того, что происходит тогда, когда мы просто слушаем проповедь. Эта проповедь часто способна звучать в нашем уме месяцы или даже годы, пока, наконец, истина не окажется действенной для нас. Так случается, что слушание часто весьма удалено от практического осуществления в жизни. Благодаря воспитанию Духа Святого, мы постигаем истину гораздо быстрее, а потому и овладеваем ею. Но удивительно и то, что простое знание, приобретаемое посредством проповеди, мы усваиваем гораздо быстрее, нежели то воспитание, которое Дух Святой осуществляет в нас! То, что мы слышали однажды, остается в нашем воспоминании. Но, напротив, мы можем подвергаться десятикратному наказанию и все же задаваться вопросом: "Почему?" Вот день, в который наказание достигает своей цели, когда истина действительно "познается" вами, и вы живете ею. Дело Духа Святого является, следовательно, таковым: с одной стороны. Он сокрушает нас, а с другой стороны. Он созидает нас. Поэтому сердце наше может сказать: "Благодарение да будет нашему Господу. Теперь я знаю, что Его карающая рука в течение минувших пяти или десяти лет только для того тяготела надо мною, чтобы эту именно сильную сторону моего характера сокрушить вполне и окончательно".

Сокрушение происходит удивительным образом через просветление

После наших рассуждений о воспитательных действиях Духа Святого обратим теперь свое внимание на другое средство, которым Он тоже пользуется, чтобы справиться с нашим внешним человеком. Кроме наказания существует еще и просветление. Порою то и другое действует одновременно, порою - попеременно. Иногда наказание проявляется в обстоятельствах, которые должны служить тому, чтобы уровнять наши самые выдающиеся свойства, а в другой раз Бог в Своей благодати дарует нам Свой свет, чтобы просветить нас. Мы знаем, что плоть находится во тьме. Многие дела плоти могут существовать только потому, что мы не признаем их таковыми. Но как только свет Его разоблачит плоть, мы приходим в ужас и уже не решаемся более двигаться.
Мы наблюдали это особым образом тогда, когда Церковь переполнена проповедью. Там, где служение Словом сильно и нет недостатка в пророческом служении, там свет светит могущественно и ясно. В этом свете вы познаете даже, что ваше осуждение гордости все еще является высокомерным. Фактически, и выступление ваше против вашей гордости является своего рода хвастовством. Поэтому, как только вы увидите во свете, чем является гордость, вы несомненно скажете: "О горе! Это ведь гордость, как же она противна и нечиста!" Гордость, как она видна в свете откровения, вполне отличается от гордости, о которой говорят легкоязычно. Свет обнаруживает истинное состояние. В одно мгновение вам становится ясно, что вы в десять раз хуже, нежели вы это когда-либо представляли себе. А потому, в одно мгновение исчезает ваша гордость, а ваше "я" и ваша плоть умирают без надежды на оживление.
Все то, что обнаруживает свет, он же и сокрушает. Это в высшей степени удивительно. Вот, мы лишены света, чтобы с течением времени постепенно погружаться в смерть. Но мы мгновенно падаем ниц, как только в нашу жизнь проникает свет. Едва только Дух Святой разоблачит нас, покажет нам, чем мы являемся, как все в нас совершится. Это единственный возможный у Бога образ действий. Как только нечистота действительно окажется во свете, как она уже не может более устоять. А потому, откровение совершает два дела: оно разоблачает нас и оно поражает нас.
Быть пораженным светом - это один из самых необходимых опытов христианина. Павел не поспешил на обочину дороги, чтобы преклонять колени, пока его не осветил свет. Но там он уже упал на землю. Хотя по природе он способен был на полнейшее самоупование, он отреагировал на свет, который внутренне разоблачил его, а потому он, опрокинувшись, упал не землю. Таким действенным оказался этот свет, что поверг его на землю. Обратим внимание, что все здесь произошло одновременно. Можно было бы полагать, что Бог прежде просветит наш разум, а потом предоставит нас ему, чтобы он совершал свое дело. Но не таков метод Божий. Он всегда показывает нам, как мы отвратительны и как испорчены, так что нам в то же мгновение приходится отвечать: "О, горе! Я такая развалина, я столь нечист и беден!" Бог знает, что мы падаем, как мертвые, когда Он открывает нам нашу подлинную сущность. Если гордый человек окажется однажды действительно просвещенным, он уже не решится более на попытку быть гордым. Действие этого просветления оставляет свой свет в нем, доколе он будет жив.
С другой стороны, это время просветлений является также временем веры - чтобы не просить, а чтобы глубоко смириться. Бог следует тому же принципу, когда Он спасет нас и когда затем действует в нас. Тот, кого освещают лучи Евангелия, не станет молиться так: "Господи, я умоляю Тебя, будь моим Искупителем". Такая молитва, если бы даже она совершалась в течение целого дня, не могла бы никому даровать уверенности в спасении. Мы говорим просто: "Господи, я принимаю Тебя, как своего Спасителя". Вот так спасение в одно мгновение становится фактом! Точно так же нам следует когда будет действовать Бог, когда свет Его осветит нас, пасть в одно мгновение и сказать: "Господи, я подчиняюсь Твоему приговору, я согласен с Твоим осуждением". Таким образом мы становимся готовыми к тому, чтобы принять большую меру света.
В этот час разоблачения даже величественные дела, которые мы совершали во имя Его из любви к Нему, теряют свой блеск. Даже в самых лучших намерениях обнаруживается какая-то жалкая склонность. И все то, что мы как будто совершали всецело для Бога, представляется нам теперь изрешеченным нашим собственным "я". Ужас! Все то, что принадлежит нам, как будто пронизывает всякий остаток нашего существа и похищает славу у Бога.
Как будто и нет такой глубины, которую человек не мог бы исследовать. Однако, требуется откровение Божие, чтобы обнаружить истинное состояние. Бог не успокоится прежде, пока Он не обнажит нас, пока мы не увидим, каковы мы. Прежде всего Он знает нас, так как пред Ним мы разоблачены и обнажены. Но как только Бог раскроет пред нами наши "помышления и намерения сердечные", тогда мы разоблачены пред нами самими. Как же тогда поднять нам свою голову? Снисхождение к самим себе принадлежит уже прошлому. Хотя мы и считали себя лучше других, теперь мы знаем, чем мы являемся в действительности, а потому и стыдимся самих себя. Мы напрасно ищем соответствующего слова, которое могло бы выразить нашу нечистоту и презренность. Позор мира взводился на нас. Как Иов, мы падаем ниц пред Богом с раскаянием: "Я отрекаюсь и раскаиваюсь в прахе и пепле. Для меня нет уже больше исцеления".
Но такое просветление, самоотвращение, такой позор и смирение, такое раскаяние освобождают нас от долголетнего порабощения. Когда Бог просвещает нас. Он и искупляет. Просвещение является искуплением, и кто видит таким образом, тот свободен. Только так плоть перестает действовать, только так может быть разбита наша оболочка.

Воспитание в сравнении с откровением

А теперь попытаемся сравнить друг с другом воспитание и откровение Духа Святого. Воспитание Духа Святого является обычно длительным процессом, который порою простирается на годы, пока, наконец, не будет достигнута цель. Этот процесс совершается иногда и без помощи служения Слова. Но иначе обстоит дело с откровением Духа Святого. Оно вторгается быстро, в пределах нескольких дней, а иногда и в течение нескольких минут. В свете Божием мы познаем свое истинное состояние в весьма кроткое время и видим, как мы не пригодны. Но откровение очень часто подается нам через служение Слова. В сильной Церкви с сильным служением умножаются откровения Духа Святого.
Пусть никто, однако, не думает, что там, где отсутствует такое сильное служение и совершающиеся откровения, он свободен жить в соответствии со своим внешним человеком. Весьма важно помнить о том, что и там совершается воспитание Духа Святого. Хотя человек в течение многих лет лишен связи с другими верующими, тем не менее присутствие Духа Святого является для него порукой того, что и он достигнет хорошей духовной ступени, если только он будет раскрыт для воспитания Духа Святого. Если слабость Церкви способна привести к тому, что у определенных членов недостаток наставления Словом, тем не менее вину им следует приписывать единственно самим себе, если они не понимают значения воспитания Духом Святым. Если же они оказываются несостоятельными, то это совсем не означает того, что Дух Святой не хотел бы воспитывать их. Это свидетельствует только о том, что годы воспитания оказались без плода. Хотя Господь постоянно поражал их, они тем не менее не постигли смысла воспитания. Не разумея, как строптивая лошадь иди мул, они как будто и после десятилетнего труда и усилий Божиих так и не смогли понять, в чем же заключались намерения Божий. Какими жалкими являются такие люди! Отсюда мы можем сделать только единственный вывод: наказание совершается в жизни многих и в избытке, вот только не многие в состоянии распознать в нем руку Господа.
Как же часто мы видим только людей, тогда как это Господь, Который посредством этих людей занимается нами. В этом отношении мы сильно ошибаемся. Нам следовало бы усвоить себе настроенность псалмопевца, который, в Пс.38:10 говорит: "Я стал нем, не открываю уст моих: потому что Ты соделал это". Нам следует помнить, что это действия Божии, а не действия брата или сестры или еще какого-то человека.
Если Господь воспитывал и наказывал нас в течение лет, то обвиняли ли мы судьбу и людей, вместо того, чтобы видеть Его руку? Будем постоянно помнить о том, ЧТО ИМЕННО БОГ РАДИ НАС ВСЕ СОЕДИНЯЕТ, УСТРАИВАЕТ И ПОКОРЯЕТ. Он во всем предопределил время, пределы и влияние, чтобы сокрушить наши таким трудом поддающиеся влиянию свойства. Если бы только мы обладали благодатью понимать смысл Его действий, цель которых состоит только в том, чтобы сокрушить этого внешнего человека. Пока это совершится, люди, которые встречаются с нами, наталкиваются только на наше повелительное "я". Следовательно, до того, как совершится это сокрушение, дух наш не в состоянии беспрепятственно влиять на них.
Наша серьезная молитва состоит в желании, чтобы Церковь познала Бога, так, как никогда прежде не познавала Его, чтобы дети Божий в постоянно возрастающей мере приносили Ему плод. Бог намеревается привести нас в такое положение, где не только наша евангельская проповедь и учительское служение окажется в порядке, но где и сами мы окажемся в порядке. Дело в том, способен ли Бог вполне и свободно проявлять Себя с помощью нашего духа.
Только после того, как дух обретет свободу, он способен будет ответить на потребности мира. Нет ни одного дела, которое было бы более важным и более решительным, нежели это, а потому его нечем заменить. Господь не столько беспокоится о ваших учениях и проповедях, сколько о том впечатлении, которое вы производите. Что же тогда исходит от вас? Это решающая мера оценки!
Производите ли вы на людей впечатление самих себя или Господа? Это действительно весьма важно знать, потому что все это определяет ценность всех ваших усилий и вашего труда.
Возлюбленные, в этом вы можете быть вполне уверены, что Господь более обращает внимание на то, что исходит от вашей внутренней жизни, нежели на то, что исходит из ваших уст. Не забывайте, что во всяком соприкосновении с другими от вас что-то исходит. Это или ваше собственное "я" или Бог, ваш внешний человек или дух. Вот поэтому я хотел бы спросить вас в заключение: что же исходит от вас, когда вы стоите пред людьми? Чтобы нам не слишком поторопиться со своим ответом, не забудем того, что на этот принципиальный вопрос можно правильно ответить только "в свете Божьем".

Глава 9. Смирение и сокрушение

У метода Божьего, цель которого в сокрушении внешнего человека, мишень может быть, соответственно, самой различной. У одного этой мишенью может быть самолюбие, у другого - гордость, но вот они раз за разом оказываются в сомнительном положении, постоянно терпят падения, пока наконец не скажут: "Мы живем не плотской мудростью, но милостью Божией". Кто смотрит на все только сквозь собственные очки, вынужден будет жить в таких обстоятельствах, которые помогут ему уяснить себе его особую нужду. Опять-таки у других идеи и мнения словно бьют ключом. Хотя Библия говорит, что только для Господа нет ничего невозможного, тем не менее существуют братья, которые утверждают, что для них нет ничего слишком тяжелого. Они хвастают, что могут выполнить все, но вот странным образом оказываются несостоятельными в каждом новом смелом мероприятии. Даже дела, которые представляются совсем простыми, не ладятся в их руках. В смятении они спрашивают: "Почему же?" Но вот таким именно образом Дух Святой касается их, чтобы достичь в них Своей цели. Эти примеры показывают, как различны те мишени, которые избирает Дух Святой соответственно в каждом человеке, которым Он занимается.
В действиях Духа Святого наблюдаются также и временные различия. В определенные времена удары постигают человека беспрерывно друг за другом, но могут появляться также и периоды спокойствия. Бог наказывает всех, которых любит. Вот поэтому у детей Божиих имеются раны, которые наносит им Дух Святой. Страдания могут быть самыми разнообразными, следствия же одни и те же: ранено личное "я" человека. Вот так Бог касается нашего самолюбия, нашей гордости, нашей интеллигентности или нашего малодушия - всего того, что является внешней целью, которую Он преследует. Он хочет, имея ввиду избранную цель, все более ослаблять нас с каждым последующим ударом, пока, наконец, мы не сокрушимся вполне и не окажемся вполне пригодными Ему. Касается ли Он наших чувств или помышлений, конечная цель - сокрушение нашей воли. Все мы по природе упрямы. Эта жестоковыйная воля опирается на наши помышления и мнения, на наше самолюбие, на наши чувства или на нашу интеллигентность. Вот так можно объяснить различие тех путей, которыми пользуется Дух Святой, чтобы достичь в нас Своего. Бог, в конечном итоге, противостоит нашей воле, потому что она воплощает наше собственное "я".
У всех, получивших свет, прошедших через наказания, один общий признак: они стали смиренными. Смирение - это признак сокрушения. Раньше мы позволяли себе быть упрямыми: мы подобны были дому, который покоился на множестве столбов. Когда же Бог начинает убирать один столб за другим, дом начинает рушиться. Если устранить все внешние опоры, неизбежно рушится собственное "я" человека. Чтобы распознавать истинное смирение, следует учиться этому. Не станем обманывать себя предположением, что приятный голос свидетельствует о мягкой воле. Очень часто подлинно железная воля скрывается под самым нежным голосом. Упрямство является особенностью характера, а не голоса. Люди, которые представляются более мягкими, нежели другие, пред Богом столь же своенравны и эгоистичны. Вот поэтому и для них предназначаются строгие действия Божий, пока уже они не решатся отказаться от упрямства. Бог определяет внешние процессы, чтобы поразить нас в наше истинное ядро, что в данном отношении мы уже не сможем проявить непослушание Господу и не решимся настаивать на собственном мнении. Страх Божий смиряет нас. Чем более мы сокрушаемся на путях Божиих, тем смиреннее мы становимся. Видеть истинную кротость равносильно тому, чтобы видеть внутреннее сокрушение.
Вот пример этому. Вы общаетесь с каким-то определенным братом и чувствуете, что он действительно способен и одарен, но тем не менее вы обнаруживаете: он не сокрушен. Существует очень много одаренных но еще не сокрушенных братьев. Обнаружить несокрушенность их не трудно. Как только вы встречаетесь с ними, вы сразу же замечаете определенный оттенок - чувствуется их упрямство. Сокрушенный же, напротив, обладает духовной кротостью. В каком бы отношении ни был наказан человек - это может быть любая область - но уж в этом отношении этот человек не станет более хвастаться. Он научился бояться Бога в этом отношении, а потому и смирился.
Обратите, пожалуйста, внимание на тот факт, что Писание пользуется различными выражениями для описания Духа Святого. Он подобен огню, но подобен и воде. Огонь указывает на Его силу, вода - на Его очищающие действия. В отношении Своей сущности Он сравнивается с голубем: голубь кроток и нежен. Вот так Дух Божий стремится часть за частью воплотить в нас Свою природу, чтобы нас можно было сравнить с голубем. Смирение, рождающееся из страха Божьего, является признаком Духа Святого для определения сокрушения.

Свойства смирения

Кто сокрушен Духом, тот естественным образом обладает смирением. Его контакты с людьми не отличаются более упрямством, суровостью и остротой, потому что все это признаки несокрушенного человека. Дух Святой достиг в этом человеке того, что поведение его является столь же мягким и нежным, как и его голос. Страх Божий в его сердце естественно находит свое выражение в его словах и в его поведении.
(1) Доступность: Смиренный человек отличается различными свойствами. Он доступен: с ним легко вступать в контакт, с ним легко говорить и легко получить у него требуемую справку, информацию. Он с готовностью исповедует свои грехи и легко плачет. А ведь многим очень трудно пролить слезу. Не потому, что слезы по существу обладают особой ценностью, однако тот, кто прошел в сфере своих помышлений, своей воли и своих чувств через школу Божию, тот слезами своими свидетельствует о своей готовности взглянуть на свои грехи и сознаться в них. С ним легко говорить, потому что сокрушена его внешняя оболочка. Будучи открытым для взора других, приветствуя всякое наставление, он способен возрастать в этом новом состоянии во всех отношениях.
(2) Высокая чувствительность: Кто смирен, тот бодрствует и в своем окружении: дух его способен легко проявить себя и легко вступать в соприкосновение с духом своих братьев. Малейшие движения в духе его братьев не остаются незамеченными им. Едва ли не в одно мгновение он обнаруживает истинное значение сложившегося положения, определяя, что в нем правильно и что неверно. Как бы ни сложились обстоятельства, дух его реагирует скоро, он не станет также необдуманно ранить чувства других.
Слишком часто мы настаиваем на том, чтобы предпринять что-то такое, что другие уже давно осудили в своем духе. Это значит, что наш внешний человек еще не сокрушен. Другие это понимают, а мы сами еще нет. Подумайте хотя бы о том, как это проявляется в наших молитвенных собраниях, когда братья и сестры не воспринимают наших молитв. А мы, тем не менее, играем дальше и дальше. Дух их проявляется и вопиет: "Перестань молиться!" А мы не сознаем этого. Мы никак не умеем воспринимать чувств других. Но там, где внешний человек сокрушен, там все иначе: там Дух Святой производит весьма тонкие чувствования, так что там как бы сам собой устанавливается контакт с Духом других и наоборот. Такой человек уже не является глухим по отношению к реакциям других.
(3) Готовность к совместной жизни: Только сокрушенные знают, что такое Тело Христово. Они начинают ощущать дух Тела, а потому они весьма чувствительны по отношению к духу других членов. Не обладая смирением им было бы очень трудно участвовать в общей жизни. Тот, у кого недостает этого чувства совместной принадлежности, словно ложный член, скажем, искусственная рука, которая и движется вместе с телом, но не способна чувствовать его. Все тело замечает это, только он не видит этого. Он не в состоянии также смиренно воспринимать поучения и наставления. Сокрушенный, напротив, вступает в соприкосновение с совестью Церкви, он знает чувства ее, потому что дух его открыт для духа Церкви, а потому он в состоянии воспринимать посредством него некоторые сообщения.
Как же драгоценна это способность сочувствовать! Всякий раз, когда мы допускаем какую-то ошибку, мы сразу же замечаем это. Если мы не свободны от ошибочных действий, мы, тем не менее, обладаем способностью воспринимать тот укол, который они наносят нам. Ваши братья и сестры знают, что вы поступаете неверно, но еще прежде того, как они откроют свои уста, от одного контакта с ними вам уже известно, что вы ошиблись. Вы вступили в соприкосновение с их духом, а потому вам сразу же становится известно, способны ли они оправдать ваш поступок или нет. Вполне очевидно, что смирение, плод сокрушения, является той основной предпосылкой, без которой совершенно немыслима ваша полезная жизнь.
Тело Христово живет точно так же, как и наше человеческое тело. Ему нет нужды собирать совет управителей, чтобы прийти к какому-то решению. Нет необходимости также и в длительных дискуссиях; у всех членов общие чувства, чтобы можно было проявить общую настроенность Тела. Вот так мы распознаем настроенность Главы в настроенности Тела. После того, как наш внешний человек будет сокрушен, мы начинаем жить в этом совместном сознании, как зависящие друг от друга члены Его Тела, которые легко наставляют друг друга.
(4) Восприимчивость к поучениям: Тот факт, что все ошибочное и ложное может быть исправлено в нас, не является величайшим преимуществом сокрушения. Это преимущество состоит скорее в нашей способности к тому, чтобы другие могли воспринимать нас. Наш дух в таком случае открыт и свободен воспринимать ту духовную помощь, откуда бы она ни приходила. Несокрушенному очень трудно помочь. Возьмем, к примеру, брата с острым, но несокрушенным разумом. Он приходит в собрание, но он так и остается бесстрастным. И если даже ему случится встретить кого-то, у кого еще более острый ум, к нему все равно не подступишься. Он подвергает анализу мысли проповедника, чтобы потом отвергнуть их, как бесполезные и бессмысленные. Так могут проходить годы, а подлинная сущность его так и останется неприкосновенной. Разум его окружает его словно стена, а потому, кажется, что ему можно помочь только минуя его разум. В таком состоянии он совершенно не способен принять духовное наставление. Когда же Господь вторгнется в его жизнь, когда он разрушит стену его разума, когда Он укажет ему на ничтожество его помышлений, тогда он станет внимательным, как дитя ко всему, что могут сказать другие. Он уже не будет более пренебрегать людьми, способности и деятельность которых представляются ему менее значительными, нежели его.
Теперь же, когда он услышит проповедь, он пользуется духом своим, чтобы войти в связь с духом проповедника, обращая все свое внимание на произношение слов и на изложение наставлений. Когда дух проповедника передает определенное слово от Господа, тогда дух его освежается и назидается. Если дух человека открыт и свободен, ему можно оказать помощь, когда дух его братьев проявляет себя. Помните только, что эта помощь не похожа на ту, которая предлагается в учениях. Чем более Бог занимается духом человека, тем более сокрушается его внешний человек, тем более существенную помощь он в состоянии получить. Заметим, что верно и следующее: если Дух Божий действует в брате, тогда тот другой никогда не станет судить о нем только по его проповедям и его красноречию. Поведение его полностью меняется. Таков уж неизменный закон: мера той помощи, которую можно оказать человеку, зависит от состояния его духа.
Теперь нам следует еще уяснить себе, что значит быть назидаемым. Назидание не имеет ничего общего ни с лучшим пониманием, ни с более значительным обогащением догмами. Назидание просто означает, что мой дух вступил в связь с Духом Божиим. Непосредственного отношения к делу не имеет тот факт, посредством кого действует Дух Божий, действует ли Он в собрании или в личном общении: для меня это всегда пища и оживление. Дух мой словно зеркало, которое постоянно полируется.
Объясним эту мысль еще раз: все, что исходит от Духа, просветляет нас, просветляет все, к чему прикасается. Мы, люди, подобны осветительным лампочкам, окрашенным в разный цвет. Однако, поступление тока ни в коем случае не влияет на окраску.
Как только поступает ваш ток, лампочка начинает светить. Точно то же происходит и с нашим духом: когда к нам поступает Дух Божий, тогда мы забываем все усвоенное в учении богословие. Все, что только мы знаем - нам дарован Дух. Вместо простого познания мы обладаем теперь "внутренним светом". Присутствие Его питает и оживляет нас. Прежде этому препятствовала наша интеллигентность, мы не могли воспользоваться помощью, а теперь нам легко сделать это. Теперь мы понимаем также, почему другим так тяжело и трудно принимать помощь. Мы согласны с тем, что необходимо провести много времени в молитве прежде, чем мы сможем встретиться с ними в духе. Это единственный путь оказать помощь своенравным людям. Как мы увидим в следующей главе, для достижения истинной действенности существует один предначертанный Богом путь.

Глава 10. Два различных пути

Существует только две различные возможности, которые имеются у нас, чтобы распознать оказываемую нам помощь.
Во-первых, "существует путь, который представляется нам правильным", с помощью которого помощь приходит к нам извне - посредством разума, поучений и их истолкований. Многие могут засвидетельствовать о том, что они получили помощь таким путем. Однако, эта "помощь" в принципе отличается от той действительной помощи, которую предусмотрел для них Бог.
Во-вторых, нам следует понять, что путь Божий стремится привести во взаимосвязь дух с духом. Вместо того, чтобы развивать свое мышление или стремиться к большему знанию, наша духовная жизнь может назидаться такой взаимосвязью. Пусть никто в этом отношении не заблуждается! Доколе мы не найдем этого пути, у нас и нет истинного христианства. Это единственный путь назидать или развивать наш дух.
Объясним эту мысль несколько подробнее. Если вы регулярно слушаете проповеди, то вам, без сомнения, неприятно слушать дважды одну, и ту же проповедь от одного и того же проповедника. Вы убеждены, что вполне достаточно, если вы слушали эту проповедь уже однажды. Это происходит потому, что христианство в вашем представлении является просто учением - т.е. накопленными разумом правильными знаниями. Но разве вы не видите, что назидание является делом духа, а не учения? Если наш брат говорит посредством духа, вы всякий раз омываетесь и очищаетесь, как только проявится его дух и как только он вступит в связь с вами, несмотря на то, знаком ли вам уже материал беседы или как часто вы слышали уже эту же тему. Учения и принципы, не оживленные духом, можно расценивать только, как мертвые буквы.
В сокрушенном человеке заключается что-то особенное. Вы не только в состоянии помочь, но вы и сами одновременно испытываете помощь. Когда к вам обращаются с вопросом, ваш ответ, в свою очередь, оказывается и для вас помощью. Когда вы молитесь вместе с ищущим Господа грешником, вы сами внутренне укрепляетесь. Если вы оказались в таком положении, что вам пришлось серьезно беседовать с заблудившимся братом, то не только дух его обновляется, но и вы испытываете внутреннее содействие. Так и вы получаете помощь от всякого духовного контакта. Вы удивляетесь тому, как все Тело заботится о вас, как о членах. Какой-то другой член вполне в состоянии откликнуться на вашу нужду, так что вы получите помощь. Вы становитесь получателями всего того, что в состоянии предложить вам все Тело. Как же это драгоценно! Вот тогда с радостью можете сказать: "Полнота Главы - это полнота Тела, а полнота Тела - это моя полнота!" Не гораздо ли более все это, нежели умножение постигаемого разумом знания?!
Способность воспринимать помощь - способность духа вступать во взаимосвязь с другим духом - это доказательство того, что человек сокрушен. Интеллигентность сама по себе не отвергает помощи, но тем не менее она является доказательством того, что здесь оболочка тверже, нежели у других. В Господней милости интеллигентная личность основательно должна сломаться любым образом, пока она не окажется однажды способной принять помощь от всей Церкви. Зададимся, поэтому, вопросом: в состоянии ли мы принять от других необходимое нам? Если все-таки мы еще не в состоянии, то весьма вероятно, у нас твердая оболочка, которая препятствует нам войти в контакт в духом брата, если он намеревается что-то передать нам. Если же мы сокрушены, мы сразу же принимаем помощь, как только дух его придет в движение. Дело не в том, как силен дух, а дело в том, пришел ли уже дух, с духом во взаимосвязь. Вот этот контакт и оживляет и обновляет. Как же важно поэтому, чтобы внешний человек был сокрушен. Вне всяких сомнений, это основное условие для того, чтобы принять помощь и чтобы помочь другим.

Общение в духе

Наряду с различными видами культивируемых общений существует духовное общение, которое гораздо значительнее, нежели обмен мыслями и мнениями. Оно состоит во взаимном воздействии духа на дух, но оно возможно в том случае, если дух наш свободен, чтобы вступить во взаимосвязь с духом другого человека. В этом обмене духа мы переживаем общение святых и начинаем понимать, что имеет Писание ввиду, когда говорит об общении в духе. Это действительно общение в духе, а не обмен мнениями. Благодаря этому общению в духе мы можем молиться единодушно друг с другом. Так как многие независимо от своего духа молятся своим разумом, им трудно найти другого человека с таким же настроением, чтобы молиться вместе и единодушно. Всякий, кто рожден свыше, в ком пребывает Дух Святой, может иметь с нами общение. Оно возможно, потому что наш дух открыт для общения, он готов для того, чтобы принимать и готов также к тому, чтобы дух брата мог воспринять его. Таким образом мы состоим в связи с Телом Христовым, потому что мы - Тело. Можем ли мы это понять, когда говорим, что дух всех нас составляет Тело Христово? Подлинно "бездна бездну призывает" (ПС. 41:8). Глубина вашего существа зовет к встрече с моей глубиной, а я взываю ко встрече с глубиной всей Церкви. Так осуществляется общение глубин, т.е. взаимный призыв и ответ. Это-то, что является самым необходимым, чтобы войти в правильное соприкосновение с духом Церкви.

Смирение, которому нельзя подражать

Если мы даем понять, что нам необходимо быть смиренными, то это не значит, что мы пытаемся вам внушить лишь действовать смиренно. Тот, кто хочет поступать таким образом, вскоре вынужден будет убедиться, что это самосфабрикованное смирение ничтожно. Нам следует понять раз, и навсегда, что всякое человеческое стремление подражать смирению бесцельно. Все должен производить Дух Святой, потому что Он один знает, что нам необходимо, и Он формирует наши обстоятельства так, что они приводят к сокрушению нашего внешнего человека.
Однако, нам необходимо просить у Бога света, чтобы мы могли распознать могучую руку Духа Святого, чтобы мы могли добровольно согласиться с ней, а также с благодарностью признать, что все, что Он совершает, действительно правильно. Не станем превращаться в лошадей и мулов, у которых нет разумения. Как только вы поручите себя Господу, вы сразу же узнаете, что Он уже начал Свое дело в нас пять или десять лет тому назад, хотя нам оно как будто не принесло никакого плода. Теперь все стало иначе. Теперь, наконец, вы можете молиться: "Господи, я был слеп, я не сознавал, что Ты ведешь меня. Теперь я понимаю, что Ты хотел сокрушить меня, а потому я поручаю себя Тебе". Отсюда начинается все, что в течение последних пяти или десяти лет оставалось бесплодным, теперь все это приносит плод. Мы сразу же узнаем, как искусно вторгается Господь, чтобы сокрушить многое, о чем мы не знали, что оно вообще существует. Он искусный Мастер, чтобы похитить у нас гордость, самолюбие и самопревозношение, чтобы освободить наш дух, и чтобы превратить его в пригодное орудие.

Два вопроса

В этом смысле возникает два вопроса, о которых мы хотели бы порассуждать. Первый вопрос: езди всякое человеческое подражание является насмешкой над делом Духа Святого, Который стремится сокрушить внешнего человека, то следует ли нам пытаться связывать всякое плотское движение, которое обнаруживаем, и следует ли нам бездейственно ожидать, пока Дух Святой, Который вынужден совершить это дело, подаст нам больше света?
Бесспорно, правильно поставить преграду для всех. плотских действий, но нам следует знать, что все это даже в самой отдаленной степени не похоже на подражание действиям Духа Святого. Вот пример: хотя я горд, но мне следует отвергать свою гордость; однако, чтобы быть смиренным, мне не следует проявлять своих инициатив. Или я негодую на людей, но я могу все-таки овладеть собой, но тем не менее я не спокоен. Доколе отрицательное стремится проявлять себя, мне необходимо непрестанно противостоять ему. Тем не менее, я не должен проявлять притязаний на положительное. Гордость отрицательна, а потому мне следует восставать против нее; смирение положительно, но мне не следует подражать ему. Хотя я вынужден поставить преграду плотским действиям, которые я сознаю, но не следует подражать положительным добродетелям. Все, что мне надлежит сделать - это поручить себя Господу и сказать: "Господи, нет оснований употреблять все свои силы для того, чтобы подражать чему-то. Я уповаю на Тебя, что Ты совершишь это дело".
Внешнее подражание является человеческим, а потому оно не от Бога. Всем ищущим Господа необходимо учиться во внутреннем человеке, а не внешне согласовываться. Мы должны разрешить Богу закончить Свое дело в нас, до этого момента мы не можем ожидать, что оно проявится наружу. Все, что внешне фабрикуется, является поддельным, а потому, обречено на гибель. Человек, несознательно обладающий копией, обманывает как других, так и самого себя. Чем более проявляется подражающих усилий, тем более человек склоняется к тому, чтобы верить, что это его подлинное "я". Убедить такого человека, что его сущность ошибочна, часто трудно, потому что он не в состоянии отличить истинное от ложного. А потому, не станем и пытаться подражать внешне. Гораздо лучше быть естественным; так открывается Богу путь для действий в нас. Поэтому не станем хитрить и подражать, но уповать, что Сам Господь достигнет в нас Своих добродетелей.
А вот и второй вопрос: некоторые по природе вооружены добродетелями, например, кротостью; существует ли разница между этой естественной кротостью и тою, которая достигается посредством воспитания и наказания?
Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратить внимание на два момента. Во-первых, все что естественно, не зависит от Духа, даже тогда как достигнутое посредством воспитания Духа Святого находится под водительством Духа и приходит в движение тогда, когда движется дух. Естественная кротость может оказаться для духа настоящим препятствием. Кто по привычке кроток, тот пребывает в себе, а не в Господе. Допустим, Господь хочет, чтобы он встал и произнес очень суровое слово, но вот его природная кротость воспрепятствует ему быть послушным Господу. Вместо этого он скажет: "О, я не могу этого сделать. Я никогда в жизни не пользовался столь суровыми словами. Пусть это сделает кто-то другой. Я просто не могу этого сделать". Итак, вы видите, что его природная кротость не находится под контролем Духа. У всего плотского, естественно, имеется своя собственная вопя, которая не зависит от воли Божией. Сокрушением же достигнутая кротость может быть использована духом, потому что она не противится ему и не предлагает своих мнений.
Во-вторых, кроткий по природе человек кроток до тех пор, пока вы следуете его воле. Но если вы станете понуждать его к чему-то другому, что он не хочет выполнить с охотой, как тотчас же изменится его поведение. Так называемым человеческим добродетелям недостает элемента самоотверженности. У них неизменно одна цель - содействовать нашей личной жизни и осуществлять ее. Где только ранено это "я", там тотчас же исчезает всякая добродетель. С другой стороны, мы обладаем добродетелями, которые достигнуты наказанием и воспитанием. Но они все-таки доступны нам тогда, когда погибнет отвратительная личная жизнь. Чем более ранено наше собственное "я", тем лучистее сияет истинная кротость. Когда Бог сокрушит ваше "я", тогда обнаружатся истинные добродетели. Итак, природная кротость и духовный плод кротости - это в принципе различные добродетели.

Заключительное наставление

А теперь, после того, как мы уже подчеркнули важность сокрушения внешнего человека, будем стоять на страже, чтобы не достигать его искусственным образом. Вам необходимо смириться под Всемогущую руку Божию и принимать от этой руки тот путь, которым она поведет нас. Когда внешний человек будет сокрушен, тогда внутренний испытывает укрепление. Некоторые могут считать внутреннего человека все еще слабым. Но не просите силы, чтобы устранить этот недостаток, потому что Библия повелевает нам: "Будьте сильны!" Итак, провозглашайте, что цель ваша - быть сильными. Удивительно, что вы можете быть сильными, если вам это необходимо, но уже после того, как сокрушен ваш внешний человек. Следовательно, проблема силы разрешается проблемой внешнего человека. Будьте сильны в желании быть сильными. Никто не в состоянии преградить вам путь. Господь говорит: "Будьте сильны!". А потому и вы скажите в Господе: "Будьте сильны!", и вы убедитесь, что вы действительно сильны.
Внутренний человек только тогда будет свободен, когда будет сокрушен внешний человек. Таков принципиальный путь для служения Богу.