Очерк о пяти мучениках
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Очерк о пяти мучениках за Христа в 20-м столетии

Написан ЯКОВОМ ШАЛЕНКО,
русским радио-миссионером СЛАВЯНСКОГО ЕВАНГЕЛЬСКОГО ОБЩЕСТВА,
со станции НСJВ КИТО, ЭКВАДОР, ЮЖНАЯ АМЕРИКА

Оглавление

Введение
Личные заметки, взятые из дневников
Неделей позже
5 января 1956 года
6 января 1956 года
Пешая разведка

Введение

Я не нахожу лучшего способа, для ознакомления читателя с жизнью пяти недавно убитых миссионеров, как привести краткую биографию каждого из них, написанную Робертом Севеджом - вице президентом вышеупомянутой радиостанции, специально для передачи по воздушным волнам в их мученическую память. "В Эквадоре не было лучших миссионеров, как Нафанаил Сент, Эдуард Мэк-Келли, Джемс Эллиот, Роджер Юдериан и Петр Флеминг. Они были самыми способными служителями Евангелия в этой стране. У них была прекрасная подготовка, тонкость ума и святая жизнь.
Возьмем для примера Нафанаила Сента. Он ввел здесь самое лучшее духовное и техническое оборудование. Те из нас, кто часто совершал с ним воздушное путешествие, могут засвидетельствовать, что более прилежного, искусного пилота, как он был - не найти. Это был миссионер-пилот, всегда интересовавшийся и подчеркивавший миссионерский труд. И всюду, где он появлялся, окружающие его чувствовали духовную, силу, исходящую из его жизни.
Я помню его проповедь, произнесенную на испанском языке, в Мае 1955 года в Кито, в Церкви которой я являюсь пастором. Он начал ее следующими словами: "Мне кажется странным, что я занимаю кафедру: ведь я только аэропланный техник, знакомый с клапанами, запальными свечами болтами и гайками". Но потом он так духовно развил и углубил тему, что большинство из нас, посвятивших все наше время служению словом, не могли бы этого сделать. В продолжении семи лет, он постоянно летал на своем "Пайпере", аэроплане, над бесконечными эквадорскими джунглями, покрытыми вечно зеленым ковром. Его служение в самом корне, преобразовало миссионерский труд. До 1918 года пока он не прибыл в Эквадор, миссионеры теряли много времени и сил, пробираясь к диким племенам по опасным тропинкам, дремучих, мокрых лесов и когда достигали их, то чувствовали себя усталыми и измученными. Нафанаил заменил эти путешествия летанием. Он начал доставлять своих соработников в 20-40-50 минут в те места джунглей, в которые раньше они путешествовали от 1-го до 5-ти дней. И когда они прилетали на желаемое место, то они чувствовали себя бодрыми и были готовы к служению словом.
Кроме того, он еженедельно служил и многим миссионерским станциям, расположенным в разных местах, доставляя и сбрасывая на их, примитивно взлетно-посадочные полосы, провизию, лекарства, почту и другие необходимые вещи. Вследствие этого вся миссионерская работа этого района, который он обслуживал, весьма расширилась и возросла: число станций в джунглях удвоилось. Он преобразовал джунгли и отдал жизнь свою в 32 года ради тех, кого он любил любовью Божией и кому всеми средствами, старался занести слово спасенья во Христе Иисусе Господе нашем. Он был старшим из пяти мучеников.
Роджер Юдериан принадлежал к Евангельскому Миссионерскому Союзу. Ему было бы 32 года 21 января. Среди своих друзей миссионеров он был известен, как человек, для которого слово "не могу" не существовали. В течение своего трехлетнего пребывания в Эквадоре, он большую часть времени отдал для - свидетельства о Христе индейскому племени, по имени "Дусиварос" находящемуся в джунглях южной часта страны и известному, как "охотники за черепами", но теперь это племя безопасное. На его территории миссионеры никогда не имели несчастных приключений и оно никакой связи не имеет с племенем "Ока".
В 1955 году Господь дал возможность Роджерсу Юдериану вместе с Френком Дроном занести слово Евангелия новому изолированному племени, по имени "Ашурас", которое никогда раньше не слышало о Христе. Расположение этого племена миссионеры приобрели себе тем, что летая над джунглями и видя врагов Приближающихся к его территории, они с воздуха чрез громкоговоритель, сообщали ему об этом. Таким путем Господь открыл дверь для Своего Слова в сердцах этого племени. - Юдериан был даровитым человеком. Он руководил сооружением госпиталя в Шель - Мера, обслуживаемого медицинским персоналом радиостанции НСJВ. Во время второй мировой войны, он служил в армии на японском фронте, бывал во многих опасностях, но домой вернулся невредимым, а в мирное время погиб от шестилоктевого копья племени "Ока". Эдуард Мэк-Келли - высокий, стройный 28-ми летний здоровяк. Какое богатство талантов у него было! В последний год своих занятий в высшем учебном заведении, он участвовал в ораторском состязании, включавшем все колледжи и университеты Соединенных Штатов, и получал первый приз. Он был и превосходный музыкант. Его тромбонное соло было благословением для слушателей много раз. В собраниях среди дикарей юношей, проводимых им, он всегда был радостен и полон энтузиазма. Все юноши любили его, красиво пели и интересовалась изученьем Слова Божия, под его руководством. Шесть месяцев тому назад, он со своей женой, Мэрилу, открыли новую миссионерскую станцию в джунглях, на месте, называемом Араджино и их труд увенчался необыкновенным успехом. Многие миссионеры, плоды своего труда, видят только лишь после 10 или 20 лет усиленной работы, а Мэк-Келли увидел их в начале своей деятельности. Эта станция была самой близкой к племени Ока и, это племя было ближе всего другого к сердцу Эдуарда Мэк-Келли.
Петр Флеминг был самым младшим из пяти миссионеров. Ему исполнилось 27 лет в Ноябре 1955 года. В прошлое Воскресенье, когда в автобусе и вез в Кито 50 индейских юношей и девиц, то они все время только лишь и говорили о Флеминге. Потом, в нашей Церкви, в которой они должны были петь на вечернем служении, она сказали мне, что они сильно любили и уважали его. Прошлой весной он провел ряд пробудительных собраний в их районе и научил их петь на их родном языке несколько припевов. Мое сердце радовалось, когда я слушал их пение.
Джемс Эллиот был ровесник Эдуарда Мэк-Келли. Он провел 4 года в джунглях и свободно говорил на испанском и кечуа языках. Я никогда не забуду его призывной проповеди, произнесенной им год тому назад в Кито, в большом собрании молодежи, говорящей по-испански. Призывая юношей и девиц всецело посвятить себя для служения Словом Божиим, своему народу, он сказал: "Но я не обещаю вам, ни большого жалованья и никаких выгодных удобств. Все, что я могу обещать вам, это возможно, потеря здоровья, страданье и слезы. Но вы будете благословеньем для множества пренебреженных жителей лесов, и я призываю вас ответить на эту вопиющую нужду". Через его слово Господь коснулся сердец слушателей, и 17 молодых душ всецело посвятили свою жизнь, для служения духовным нуждам народа джунглей и других мест. Я уверен, что еще и многие другие молодые люди откликнутся на данный им призыв Джемсом Эллиот. И мое желание и молитва, чтобы сотни самоотверженных работников, подобных Эллиоту, не только из Эквадора, но и аз других стран, выступили на ниву Господню созревшую к жатве.
Роберт Сэведж. Весь мир был потрясен недавним событием, происшедшим в маленькой стране Южной Америки, в Эквадоре. Часто мы думаем, что только в Апостольские времена были люди, готовые отдать свою жизнь за Христа, и Его Царствие, но и теперь есть Стефаны среди нас. Таковыми были Сент, Мэк-Келли, Эллиот, Юдериан и Флеминг. Мы проводили с ними время, беседовали и видели их жизнь, пылающую любовью Божией к погибающему человечеству. Своею жизнью они вдохновляли и побуждали нас стремиться к более тесному общению с нашим Господом Иисусом Христом.
Церковь Христова и в 20-м столетии славится своими мучениками, равно как она славилась имя и в начале своего существования. До тех пор, пока в ней будут люди правильно понимающие суть неба и ада. имеющие жалость к погибающим " готовые умереть за Христа и Его дело, она будет существовать и преуспевать в своей деятельности. Церковь - соль земли и пока она будет находиться на земле, грешники будут иметь надежду на спасение, потому что ей поручено проповедывать покаяние и прощение грехов, во имя Спасителя всем народам. Кто мог подумать, что в маленьком, духовно темном Эквадоре, могли быть мужи, подобные тем, о которых говорится в 11-ой главе Деяний Апостолов? Но они были именно там, глубоко в джунглях, среди индейского племени "Ока", находящегося во власти князя тьмы и никогда не видевшего света Солнца Правды. Отсюда начинается самая главная и подробная история пяти великих мужей Божиих, основанная на записях, сделанных в записных книжках, найденных на телах двух из них.

Личные заметки, взятые из дневников

Из дневника Нафанаила Сента, от 2-го Октября 1955 г.
"Прошлый вечер Эдуард Мэк-Келли, Джемс Эллиот и я, на полу, стоя на коленях и локтях, изучали карту восточных джунглей Эквадора. И тогда мы пришли к заключению, что Богу угодно, чтобы мы теперь вступили в контакт с диким племенем Ока, живущим где то на восток от индейской миссионерской станции Квенчуа. Потом мы согласились проводить наше решение тайно, не оглашая о нем, чтобы кто-нибудь не помешал нам в осуществлении нашей цели.
Первые поиски деревень Ока началась еще в сентябре. В 8 часов утра, как мне помнится, долины, через которые протекала река, издали светлели. Я начал всматриваться в пятно, замеченное нами в джунглях милях в пяти, которое потом разрослось в большую поляну. Кроме этого, мы увидели еще около 15 полян с хижинами племени Ока. - Две неделе спустя, мы совершили полет вдоль течения небольшой реки и заметили полдюжины больших домов окруженных маленькими избушками. Нам казалось, что наступил час, в который Бог желает, чтобы мы предприняли что-либо, для свидетельства этому племени о Христе. Мы решили молиться и потом сравнить ответ нашей молитвы с настоящими записями".
Когда миссионеры нашли деревни, они решили спускать подарки индейцам и таким путем вступить с ними в контакт. Пилот Нафанаил Сент придумал особенный способ, для осуществления этой цели. Он привязал длинную веревку к ведру, наполнял ведро подарками, летел к деревне индейцев и кружился над поляной, спуская ведро до тех пор, пока оно не было установлено на земле. Таким способом они посылали подарки этому племени А теперь мы опять вернемся к записям в дневнике.
Первый подарок была маленькая алюминиевая кастрюлька с крышкой. Внутрь ее мы положили около 20-ти ярких пуговиц и привязали около 15 ярких лент, в ярд длины каждая приблизительно. Через 15 минут мы долетели до первых полян. Мы не видели людей на полянах, но были уверены, что дома были жилые. Мы снизили высоту и стали спускать ведро с подарками. Все шло хорошо. Потом мы начали кружить, пока ведро с подарками, с красиво развевающимися лентами, не было спущено и установлено, в двух или трех шагах от воды, на тропинке, ведущей к домам. Мы знаками занесли первую Евангельскую весть народу, который -никогда еще не соприкасался с остальным миром. Да хранит Господь этот план под Своей десницей и да удержит нас от него, если он угоден Ему. Но в данный момент, мы единодушно чувствуем, что он угоден Богу. Да будет Ему слава и да облекутся в одежду праведности, хотя некоторые души из этого племени, чтобы они могли вместе с нам! воспеть Ему .хвалу пред престолом Его. Аминь.

Неделей позже

"Мы решили проверить берег, где мы оставили подарки на прошлой неделе. Их там уже не было. Вдруг Эдуард громко воскликнул. Мы увидели одного из жителей Ока. Потом появилось трое из них, ожидающих подарков, опускаемых нами. Мы удачно спустили их и один из Ока подошел к ним. чтобы подобрать".
Нафанаил Сент пишет дальше в своем дневнике: "Сегодня утром в 9 час. 15 мин. мы поднялись с нашими дарами. Мы завезли им пару мотков шнура, несколько мелких вещей и четыре портрета членов нашей группы. Когда мы опустили их на край поляны, они быстро схватили их и перенесли на средину поляны. В это же время один из них, завертывал свой дар для нас. Когда я поднял мешок, то заметал, что в мешке что-то двигается. Это был попугай в корзине, покрытой древесной корой. Мы приняли его, как доказательство Божьего водительства и заботы о нас и прославили Господа". После того, как они установили дружеское общение с индейцами посредством подарков, Они решили, что настало время встретиться с ними лицом к лицу. Они отыскали берег близкий к их селению, проверив его и убедившись, что он хорошо для посадки - приземлись, но не надолго. Отсюда они улетели обратно, в Аражуно и миссионер Сент продолжает писать: "В Аражуно мы приготовились ко второму полету и взяли вместо Джемса и Роджера, самые необходимые вещи и немного больше пищи. В третий -раз, когда мы летели, мы взяли радио, некоторые инструменты и доски, для сооружения себе места отдыха между деревьями. Во время четвертого полета, мы взяли все остальные наши личные 'Принадлежности, больше досок и больше пищи, а в пятый раз мы взяли достаточное количество досок, для завершения места отдыха, алюминий и несколько различных вещей, о которых просили товарищи. Слава Богу за Его очевидное ,и необыкновенное благословение, данное нам вчера и сегодня. Благодарение Ему за доброе содружество нашей команды и да сохранит Он нас от того, чтобы кто из нас не прославил Его.

5 января 1956 года

"Все тихо, но несмотря на это, мы чувствуем, что за нами наблюдают. Все мы хорошо спали в доме устроенном в ветвях деревьев. У нас были зажженные фонари. Мы находили, что теперь у нас дружеское чувство к этому племени, усиливается, но это не должно делать нас небрежными и беззаботными. Построить мост между 20м и каменным веком - дело нелегкое. Да поможет нам Господь быть осторожными".
Петр Флеминг присоединился к группе 5-го Января и благодаря его 'Присутствию, мы имеем подробное описание их встречи с племенем Ока.

6 января 1956 года

Это великий день для прогресса Евангелия Христова в Эквадоре. Эдуард находился на одном конце берега. Джемс на другом, а Роджер, Нафанаил и я в центре, возле дома. Все мы, время от времени, на наречии племени Ока, выкрикивали заученные фразы. Вдруг, с противоположного берега реки, раздался сильный мужской голос, - который что - то быстро - говорил Эдуарду и сейчас же там появились две женщины. Мое сердце вздрогнуло и сильно забилось, - когда мы медленно подходили к Эдуарду, что бы соединиться с ним, для выкрикивания фраз. Вначале они были слегка испуганы, но когда Джемс подошел к ним и взял их за руки и начал переводить "а нашу сторону, то - хотя они чувствовали себя -еще не по себе, но страха у них уже не было.
Когда они подошли к ним, мы смеялись, улыбались и говорили им, что они хорошо сделали, что пришли к нам и им нечего бояться.
Младшему человеку было лет 20, девушке немного меньше, а женщине лет 30. Мы вместе подошли к аэроплану и показали его им. После этого они успокоились и не проявляли никаких признаков страха, весело болтая между собой и с нами, повидимому сознавая наше непонимание их речи. Вскоре молодой индеец стал проявлять интерес к аэроплану, и мы сообразили из его слов, что он хотел бы пойти домой, позвать своих товарищей. Мы надели на него рубашку и он без малейшего волнения взлез на аэроплан и сел. Нафанаил отрулил самолет и поднялся, а индеец в это время непрерывно кричал. После недолгого кружения, Нафанаил опять приземлился. чтобы дать отдохнуть юноше, прежде чем совершить полет в селенье, но он не нуждался в отдыхе. Он был готов лететь сейчас же. Я думаю, что он кричал всю дорогу от удовольствия, испытываемого им во время полета. Мы просили его, чтобы еще другие пришли -к нам и пригласили нас к себе, но индеец неохотно отнесся к нашему предложению посетить его селение. Возможно, что он не имел авторитета на это. Видно, что Ока провели порядочное время на берегу с миссионерами, а потом оставили их.
Последние записки в дневнике Нафанаила Сента содержат, хотя краткие, следующие сведения, повидимому написанные в последние часы его жизни; "Тяжело на сердце, что они боятся нас. Это может быть милость Божия, что мы имели вчера спокойный день (суббота). Пение и молитвенное служение. Высокий подъем духа на берегу. Поставили варить фасоль. Устраиваем дом, пляженный стол, завтракаем. Пение и молитвенное служение". В 12:30 дня, они передали по радио, своим семьям в Шелл-Мера, что они ожидают другую встречу с Ока, на этот раз, очевидно, они ожидали большую группу. Нафанаил Сент закончил свою передачу по радио следующими словами: "Я вызову вас опять в 4:35 дня". Этот контакт в 12:30, был его последним контактом с дорогими его сердцу. Больше они не слышали его голоса, хотя с нетерпением ждали вызова в 1:35, но его не было.
На другой день утром был отправлен миссионерский аэроплан из Шелл-Мера в поиски замолкнувших миссионеров и их самолета. Пролетая над тем местом, где были миссионеры, пилот увидел на земле ободранный самолет и понял, что произошло что-то плохое. Сейчас же была послана вдоль реки группа индейцев из племени Кочуа, в надежде, что они встретят миссионеров, но надежда эта не оправдалась.

Пешая разведка

В Понедельник 9-го Января, в 11:30 утра, на специальном молитвенном собрании, в первый раз я услышал о попытке наших пяти братьев, достичь Евангелием племя индейцев Ока. Авраам Ван Дер Пью огласил по радио станции Н. С. J. В. те подробности их попыток, какие у были под рукой. По известной причине, все их приготовления происходили под большим секретом и многое нам неизвестно, но одно было ясно, что они, все пять, нуждались в наших усиленных молитвах. Хотя на этом специальном молитвенном собрании, мы имели мало сведений, но на основании молитв, возносимых к престолу благодати, я чувствовал, что тяжелым бременем было отягчено каждое присутствующее сердце. Многие молились со слезами и я был потрясен всем моим существом. Я провел большую часть этого понедельника у радио и старался уловить больше сведений, передаваемых в течение целого дня со станции Виклиф, здесь в Кито .и Шелл-Мера. Хотя я не мог уловить Шелл-Мера, зато я мог хорошо слышать Кито и узнал, что в большом аэроплане из Панамы в Эквадор привезут геликоптер. Геликоптер доставили в разобранном виде и снова его собрали в Шелл-Мера. Такая доставка его была необходима, потому что цепи вершины гор Анд гораздо выше воздушного потолка геликоптера, и он не мог перелететь через них. Таким же образом я узнал о нашей "разведке", которая должна была отправиться, на место несчастного происшествия в сопровождении геликоптера. На другое утро, по радию, было предложено добровольцам вступить в эту разведку и я, в несколько минут, уложил в чемодан некоторые необходимые вещи и был готов к отъезду в город Шелл-Мера. Моя жена Руфь, хотя и была потрясена быстрым ходом событий, приняла это, как добрый воин и через короткое время мы были уже в пути. Мы отправились из дома в Шелл- Мера, приблизительно !В 11:15 утра, в большом автомобилем, принадлежащем Аврааму Ван Дер Пью и управляемым, им самим. Остальной состав нашей добровольческой разведки, состоял из двух миссионеров принадлежащих к организации Виклефа ("переводчики Св. Писания на разные языки) Боба Бормана и Дональда Джонсона. Мы прибыли на место после шести вечера. В Шелл-Мера, к этому времени собралось довольно много народа. Было несколько миссионеров, доселе мне неизвестных, было несколько американских военных летчиков, прилетевших из" Панамы в наблюдательном аэроплане, чтобы установить, что можно ли послать на место трагедии геликоптер, который уже был в пути и в четверг по полудни уже должен был быть готов к полету.
На месте мы узнали, что Джон Кинен (миссионер - пилот, принадлежащий той же миссии, к которой принадлежал Нафанаил Сент) совершил несколько -полетов над местом драмы и заметил в реке тело, пронзенное копьем в спину. Вы можете представить, какую печаль нашим сердцам принесло это известие, что одного из них уже нет.
Того же дня вечером, коммерческий пилот воздушной линии МАО, несущий службу между Кито и Шелл-Мера, совершил полет над местом страшного происшествия и ему показалось, что он видел сигнальный огонь у реки. Я с доктором Фуллером в автомашине, проезжали чрез взлетно-посадочную 'полосу Шелл-Мера и коммерческий пилот остановил доктора Фуллера, чтобы сообщить рему об этом. Он сказал, что во время полета туда, он ничего не заметил, но когда летел обратно, то увидел сигнальный огонь у реки и думает, что огонь был зажжен поспешно, иначе он видел бы его на пути в ту сторону. Далее он сказал, что огонь не имел дыма и он думает, что это горел газ и он скоро потух. Кроме того, он добавил, что племя Ока никогда не зажигает огня в открытом месте, потому что они боятся врагов, но он никого не видел у огня. Естественно, это сообщение подняло наши надежды. Мы начали думать, что остальные миссионеры еще живы, но боясь Ока, скрываются в подходящем для защиты месте и огнестрельным оружием удерживают дикарей, на довольно большом от себя расстоянии. И мы начали строить планы, как бы скорей достичь того места -и помочь им. Немедленно решено было послать группу, состоящую из 13-ти Эквадорских солдат, семи миссионеров и индейцев, в качестве провожатых. Солдаты и некоторые миссионеры улетели в Аражуно еще с утра, дальнейшее приготовление заключалось в снабжении провизией. Этот вопрос вызвал много споров, потому что никто из нас не знал, как долго придется нам быть в пути и поэтому никто не мог определить, точное количество нужного запаса. В конце концов, мы все согласились, что наш провизион должен быть минимальным, а если запах; пищи истощится весь, то геликоптер снабдит нас ею.
Покончив с последними хлопотами, мы разошлись по разным домам, предназначенным для нашей ночевки. Я ночевал в доме доктора Фуллера и его жены, Елизаветы. Их дом в Шелл-Мера находится при взлетно-посадочной полосе. Они имеют хорошую клинику и оказывая медицинскую помощь, ведут великую работу для Господа. В настоящее время они строят большой госпиталь. После дружеской беседы за столом, я отправился на отдых, но мысли о завтрашней поездке. мешали мне уснуть. Пока я лежа размышлял, на дворе .начался ливень и я представлял себе, глядя в ночную темноту, нашу маленькую группу, отдыхающую завтра ночью, после трудного путешествия и застигнутую таким дождем. В эту ночь я вручил наше путешествие в руки Господа и несколько раз просил Его, чтобы во всем была Его воля. Так я провел ночь в Шелл-Мера, проспав не более двух часов. Утром, к завтраку пришел доктор Дональд Джонсон и спросил меня, как я спал? Я ему рассказал и он сказал мне, что он совсем не спал.
Немного позже .пришел Френк Дрон, который рассказал нам, как он во сне всю ночь дрался с Ока и недостаточно отдохнул. Приблизительно в 6:30 утра, мы отправились к взлетно-посадочной полосе, где находились некоторые из нашей партии. Мы должны были лететь в Аражуно на. аэроплане МАО, где уже ожидали нас солдаты и некоторые миссионеры. В Аражуно в джунглях, всего в 30 минутах воздушной езды от Шелл-Мера, находилась станция, где работал Мэк-Келли с женой Марилу.
После взвешивания нашего снаряжения и получивши маленькое, двухходовое радио, от американского воздушного флота - плюс несколько осветительных ракет, нас посадили на принадлежащий МАО аэроплан "Норманн" и мы полетели в Аражуно. Это было около 8 часов утра. Когда наш аэроплан приземлился в Аражуно, то на станции нас уже ожидала большая толпа. Там были и остальные миссионеры, которые должны были присоединится к нам, некоторых из них .я уже раньше встречал. Один был из медицинского отдела станции Н. С. J. В. Вот фамилии миссионеров входивших в нашу группу: Френк Дрон - руководитель группы, доктор Артур Джонсон - его помощник, и остальные члены: Ди Шорт, Моррис Фуллер, Дон Джонсона, Боб Борман и я. Было много солдат и индейцев, вышедших встречать нас. Приехав в дом миссионерской станции, мы нашли разложенными на полу, небольшие узлы, приспособленные для носки. Френк Дрон сейчас же начал искать среди индейцев племени Кенчуа, проводников и носильщиков, но он не нашел нужного числа, потому что многие индейцы считали это путешествие опасным и не хотели рисковать своей жизнью.
Когда багаж был окончательно распределен, а проповедников и носильщиков было еще недостаточно, то мы решили провести некоторое время в молитве, на коленях пред Господом, прося Его благословении на наше предстоящее путешествие, о Его помощи и заботе о нас. Во время этой коленопреклоненной молитвы, я получил из чтения 90-го Псалма. такое великое благословение от Господа и ободрение, какого я никогда ранее не имел. Как мы должны благодарить Господа за Его Слово, которое является силой и источником жизни, во дни нашей нужды и слабости. В 10:45 утра у нас уже было 10 индейцев - помощников и с пакетами на спине, в полном снаряжении, Мы отправились в путь. Мы взяли тропинку, находящуюся в конце взлетно-посадочной дорожки. Дожди здесь, в это время года, были редкими и тропинка была довольно сухой, но все же я сознавал, что после нашего трех - часового путешествия, мы будем чувствовать себя усталыми и возложил всю надежду на Господа, что Он укрепит нас. Подобно тому, как и царь Давид полагался на Него и Его силу, то и все любящие Его, должны всецело полагаться на Него.
Теперь я желаю описать немного нашу обувь. Вся наша группа, имела теннисные туфли, исключая индейцев, которые ходят босиком, я не знаю, как они могут это выдерживать. Теннисные туфли - это самая лучшая обувь, для хождения по джунглям. Прежде, когда я бывал в джунглях, я очень боялся змей, но в данное время, имея ту цель, ради которой мы предприняли данное путешествие, змеи меня уже не страшили и кажется, к нашему удивлению, за все время нашего хождения по джунглям, мы видели всего одну змею.
Первые 5-6 часов мы проходили джунглями, пока не дошли до впадения реки Оглан в реку Курарай. Здесь мы остановились для ночлега. Между нами и тем пунктом, куда мы направлялись, лежали самые душные джунгли, наполненные назойливыми мухами и москитами, не говоря о колючках и крапиве, которые цепляются за одежду и раздирают кожу. Путь для индейцев, даже с 40 фунтовой ношей на спине, казался легким: они все время шли впереди нас и нас это удивляло. В первые часы нашего путешествия, нам часто приходилось переходить реки вброд и нужно было спускаться .и подниматься по скользким берегам, иногда мы падали и все время были в испарине, а индейцы шли с легкостью, не чувствуя никакой усталости. Моя ноша была всего 14 фунтов, но мне казалось, что на моей спине лежит целая тонна, а ночью я чувствовал так, как будто нес на своих плечах весь мир. Доктор Джонсон был прав, сказав однажды, что "только индейцы среди нас герои". После долгого дневного путешествия, несколько раз освежившись у источников воды, мы наконец, начали спускаться к слиянию рек Оглан и Курарай и шум вод, казалось, издали приветствовал нас и звал на отдых у берега. Здесь мы возблагодарили Господа .что Он благополучно довел нас до этого места.
Когда мы спускались -вниз, по откосу реки, индейцы закричали, что они слышат самолет. У них у всех тонкий слух, они слышал лучше, чем мы. В самом деле над нами появился аэроплан, управляемый Джоном Кинеи и он был удивлен, что мы уже достигли слияния рек. Мы старались войти с ним в контакт по радио, но в этот день, нам не удалось этого сделать.
В 5;30 по - полудни мы дошли до реки Оглан, где Мы почувствовали, что наше дневное путешествие закончено здесь, на месте нашей ночевки, было два индейских дома, обыкновенного типа, с земляными полами и покрытыми пальмовыми листьями. В одном из них, стены были из бамбука и было трое дверей, а второй стены не имел, а была лишь крыша, едва державшаяся на столбах. Солнце еще выглядывало из-за деревьев, когда мы пришли и все, чтобы освежиться, искупались в реке и почувствовали себя более бодрыми. После этого Френк Дрон позаботился о челнах, для нашего дальнейшего путешествия по реке. Челны были даны нам индейским племенем Кечуа. После ужина, состоящего из супа, сандвичей и подслащенного горячего молока, мы приготовились к ночлегу. Каждая группа (нас было три группы) готовила себе пищу сама. Нашим шефом кулинаром, в этот вечер был Дон Джонсон, который приготовлял нам пищу и во время пути. Доктор Джонсон обошел всех нас и осмотрел наши ноги, покрытые волдырями, включая и солдат. Только у одних индейцев не было волдырей. Наша постель для 7 человек, состояла из трех одеял и нескольких резиновых или из пластики плащей. У нас не было ни одного спального мешка, потому что мы все считали, что Путешествие надо совершать налегке. Мы постелили наши одеяла ,и плащи на земле, улеглись и скоро на опыте убедились, что утомленному для отдыха не нужна ни кровать, •ни подушка. Но :в компании почти всегда бывает так, что когда лягут на отдых, тогда начинаются разговоры, мешающие сну. Так было ,и с нашей компанией. После общей молитвы, Франк Дро начал рассказывать о переживаниях, которые он испытал с летучими 'мышами, вампирами на своей миссионерской станции. Он говорил, что они особенно на падают на индейских детей во сне, наносят укусом на их теле раны и каждую ночь возвращаются к ним, чтобы сосать кровь из них. Дрон научил индейцев строить вокруг детских кроваток сетки и матери были счастливы, что их дети были защищены от вампиров. Когда он окончил свой рассказ, то наши мысли были заняты всем слышанным и трудно было освободиться от этого. Потом летучие мыши стали кружиться и над нами и наш отдых был еще больше нарушен. Каждый раз, когда на крыше слышался шелест, мы зажигали фонарь и освещали ее, чтобы отогнать вампиров.
Самая большая неприятность была у Дона Джонсона. Он был очень высокий и никак не мог. одновременно укрыть и голову и ноги одеялом. Его страшила мысль, что летучие мыши могут усесться на больших пальцах его ног, которые они, почему-то, любят больше других частей тела. Поэтому он сам не спал всю ночь и никто из нас не мог уснуть, только одни индейцы по настоящему отдохнули. При появлении утренней звезды, каждый из нас спрашивал сам себя: как мы сможем перенести длинный, приближающийся день, проведя подряд две бессонных ночи? Но Господь дал силу, мы не чувствовали ни малейшей сонливости в течение всего дня. Слава Богу, за Его помощь в нашей немощи.
В четверг, после поспешного завтрака в 7:30 утра, мы в пяти челнах отчалили от берега. Погода была чудная. Челны были достаточно велики и мы, со всем своим снаряжением вместились в них. После этого индейцы начали отталкивать их шестами от берега, по причине мелкости реки. Через каждые несколько минут, мы попадали на небольшой порог и должны были выходить ,из челнов и брести вброд до более глубокой воды, а индейцы перетаскивали челны через пороги. Итак с раннего утра четверга и до вечера, пока мы не вернулись к началу нашего пути, мы были мокрые. Во время этого плаванья, мы узнали превосходство теннисных туфлей над другою обувью. Ни кожаные. ни резиновые, не могли бы быть -в воде так удобны, как теннисные Так как погода была знойная, то первая часть путешествия была интересной и мокрая одежда не тяготила нас. Несколько минут после 9-ти часов утра с аэроплана заметили нас и мы по радио, вступили в контакт с летчиком Джоном Кинен. Он сказал нам, что полетит н место несчастного происшествия, потом вернется и уведомит нас о своих наблюдениях. В 9:30 мы вошли с ним во второй контакт, в это время мы остановились и вышли на берег. Летчик сообщил нам, что видел индейцев, которые были посланы сейчас же после того, как был обнаружен аэроплан в ободранном виде. Они были около двух миль по течению реки и идут вверх, в нашем направлении. Вскоре, после отлета Джона Кинена, начался сильный ветер и дождь. Вся наша группа, за исключением доктора Джонсона и меня, не была приготовлена к этому и сильно промокла, мы же заранее надели плащи. После дождя небо было покрыто облаками и воздух сделался прохладным. В 10:15 утра мы встретили группу индейцев в 8 человек, возвращавшихся в двух лодках. Они были на месте несчастного происшествия, но нам трудно было узнать от них то, что нам было нужно, потому что они все были в сильном возбуждении и говорили одновременно. Нант переводчик на испанский язык, не мог уловить и передать нам всех их слов, поэтому мы получили мало сведений от них. Все это время мы стояли по колено в воде, дрожа как листья от возбуждения и дождя. Наконец, кто-то из нас догадался предложить выйти на берег и побеседовать разумно. Предложение было принято немедленно. Индейцы принесли радио и другие мелкие вещи, найденные ими в шалаше погибших миссионеров. Они сообщили нам, что видели тело разрезанное на куски. Мы поняли, что это не то тело, которое видел Джон, а другое. Я должен сказать ,что хотя и хорошо знаю испанский язык, но мало что мог определенно понять из рассказов наблюдателей. Понял только одно, что они провели мало времени на месте трагедии. В это время солдаты начали разводить костры и приготовлять обед. Френк советовал нам оставаться здесь, на месте, пока мы не получим инструкций с геликоптера. И на основании слов индейцев, бывших в поисках, нам не было никакого смысла отправляться туда. Мы должны были получить определенные указания, для наших дальнейших действий, поэтому мы провели еще некоторое время на берегу, в беседе с индейцами и в приготовлении пищи. Около половины первого часа, погода начала проясняться и благоприятствовала для путешествия, а геликоптера все еще не было. Тогда мы решили продолжать наш путь вниз по реке. Мы нагрузили челны и вместе еще с двумя вернувшимися индейцами и одним челном, около 2-х часов дня, отчалили от берега. Присоединившийся челн очень помог нам, при переходе через пороги, потому что теперь у нас было больше места для распределения груза. Мы взяли с собой и радио, принесенное индейцами : оно принадлежало Френку. Погибшие миссионеры одолжили его у Френка, когда направлялись в джунгли. Погода продолжала проясняться и после полудня день был чудный. В три часа над нами пролетел аэроплан системы Грумман Албатрос и сообщил нам по радио, что геликоптер уже в пути. Через несколько минут он появился над вершинами деревьев, как большой летающий дракон. Индейцы, знакомые с аэропланом, но никогда не видевшие геликоптера, когда он начал спускаться для посадки, начали разбегаться в сторону берега, опасаясь стать жертвами неуклюжей птицы. Немного позже, мы шумливо рассуждали о том, что подумало бы племя Ока, если бы геликоптер залетел к ним .и начал делать посадку на площади их деревни? Возможно, что они подумали бы. что это дух той птицы, которую они ободрали, прилетел к ним. Геликоптер приземлился на берегу и сообщил нам, что мы должны идти на место трагедии и что он полетит туда для расследования. Приблизительно через полчаса после этого, геликоптер вернулся к нам с ГРУСТНОЙ новостью, что он обнаружил три трупа, но того трупа, который был найден Джоном Киненом, он не видел. Он начертил нам карту и определил место, где находился труп, замеченный первым, Джоном Киненом.
Вы можете представить себе, с какой тяжестью на сердце, мы продолжали наш путь, сознавая, что наверное, уже никого из них нет в живых. И мы усиленно молились Господу, чтобы Он дал нам силы перенести все то, что ожидало нас на следующий день, ибо мы знали, что завтра мы увидим мертвые тела, наших дорогих --фузей, которых мы горячо люби ти и с которыми имели чудное христианское общение. И мы благодарили Господа за то, что Он помог нам в это тяжелое время. Итак, мы продолжали наш путь по реке, к месту скорби и печали нашего сердца.
Мы прибыли в Эль- Капричо, место впадения другой реки в Курарай и там, на широком песчаном берегу, решили провести ночь. Здесь наши приготовления на отдых были совсем другие, чем в предыдущих местах. Причиной этому были печальные известия о наших пяти братьях -миссионерах и близость того места, где они погибли. Мы выбрали место на берегу, как можно ближе к реке и подальше от джунглей. С 'одной стороны у нас была река, а с другой 80 футов берега. Потом мы еще отгородили себя челнами от джунглей, поставив. ,их два. один на другой, а индейцы покрыли их пальмовыми листьями, чтобы можно было укрыться в случае дождя. Здесь нас сильно беспокоили голодные москиты и мухи. На третий день, мои руки так распухли от бесчисленных укусов насекомых, что я едва мог сложить их. Выдвигающиеся суставы моих пальцев, теперь были в глубине моего распухшего тела, другие из нашей компании, того не переживали, что я пережил. Повидимому у них была более толстая кожа, так как они всегда проводили больше времени на свежем воздухе. За эти дни нашего путешествия, у нас выросли бороды- и они служили защитой дли лица, от непрерывных атак насекомых. Мы смазывали себя жидкостью, отталкивающей насекомых, но она мало помогала, потому что смывалась непрерывным потом.
Когда наступила ночь, мы поставили ночную стражу, составленную из двух миссионеров. двух солдат и двух индейцев. Площадь была разделена на три части и каждая пара стражей, сторожила то место, которое принадлежало ее группе. Стража сменялась каждые два часа и после смены, уже трудно было уснуть. Ночь была безлунная, но с ясным небом, освещенным звездами и все предметы нашего лагеря, удивительно ясно обрисовывались на белом песке берега. Движущийся предмет можно было видеть, на довольно большом расстоянии и нам. от страха, нее казалось движущимся. Мы стояли на страже, с настороженными ушами и глазами, чтобы схватить каждый звук и шелест вокруг нас и могли четко все видеть, пронизывая острым взглядом ночную тьму. Напряжение, которое мы чувствовали в течение дня, неизбежно возросло у нас с наступлением ночи. Мы включили наши электрические фонари и с великой осторожностью, пользовались ими по временам, на случай обнаружения и отражения нападения племени Ока. Вместе с тем, мы старались не освещать стражу, чтобы не подвергнуть ее опасности. Вся ночь прошла без приключений, исключая двух больших рыб, пойманных .индейцами во время их сторожевой смены.
В эту ночь мы гораздо лучше отдохнули, чем в две предыдущие ночи; я чувствовал себя совсем хорошо отдохнувшим. На следующее утро, после поспешного завтрака, в 7:20 утра, мы оставили наш ночной лагерь и с большой осторожностью отправились в поход. Теперь река была немного шире с меньшими порогами. Мы старались держать челны, по возможности, на средине реки. Партия в каждом челне, была разделена на две части; одна часть наблюдала за правым берегом, другая за левым. Мы употребляли все усилия, чтобы вести все челны вместе, все в одной линии и должен сказать, что Моррис Фулер, будучи опытным речным жителем, прекрасно управлял нашей челновой экспедицией. Таким образом мы плыли вниз по реке, прислушиваясь к каждому звуку и следя за всяким движением на берегу. День был чудный, природа прекрасная, река тихая и прозрачная и трудно было поверить, что через несколько поворотов, ниже по реке, было совершенно такое страшное преступление. Безусловно, Бог поместил человека в прекрасном окружении, но какое зло, скорбь и страдание принес грех! Трудно было сопоставить то, что здесь случилось несколько дней тому назад, с той прекрасной природой, которая открывалась нашему взору, при каждом новом повороте реки. Мы ожидали .увидеть вскоре, оборванный и разбитый аэроплан, свидетельствовавший о существующем в мире грехе, ненависти и убийстве.
В 11:15 утра мы сделали последний поворот и увидели печальную картину: на правом берегу реки стоял изуродованный аэроплан, со следами ударов на корпусе. Мы сейчас же сошли на берег и начали .искать следов и знаков на песке, которые помогли бы пролить свет, на это печальное событие, но мы ничего конкретного не нашли. Сильные дожди, которые часто бывают в джунглях, смыли совсем некоторые следы, а те которые остались, были едва заметны и по ним ничего нельзя было определить. Возможно, что никакой борьбы между племенем Ока и миссионерами и не - было, а если она и была, то происходила :в реке, там. Где были найдены их тела. Необходимо было быть -на страже и Френк сделал это. Некоторых он назначил караулить, на довольно длинном участке берега, а других - при самых джунглях, возле того места отдыха, которое было устроено самими погибшими миссионерами, И каждому члену остальной нашей экспедиции, была дана определенная задача, которую он должен был спешно выполнить. Поэтому, мне трудно подробно описать все происходившие, начиная с того момента, как мы выполняли наши различные обязанности одновременно и я не мог уследить за всем происходившим, но я постараюсь описать, хотя часть всего того., что я видел и то ,что я слышал1 от некоторых членов нашей группы.
С миссионерского аэроплана не только был сорван весь материал, но на нем были следы от ударов тяжелым пред метом, которым старались разбить его. Особенно были повреждены вертикальное хвостовое оперенье и крылья, и на капоте мотора было несколько разрезов, нанесенных по-видимому большим ножом В козырьке оконного щита была дыра насквозь, пробитая пулей, застрявшей в крыле. Очевидно, выстрел был сделан с берега, из-за прикрытия, которое состояло из нескольких столбов, на которые были положены рифленые алюминиевые листы, для защиты от солнечного зноя. Между рекой .и прикрытием лежало большое бревно, по всей вероятности, служившее стулом. Дальше, в трех четвертях мили, вниз по реке, был найден пляжный стол. Под прикрытием было огнище и видно было, что кто-то готовил пищу, потому что на песке вокруг, лежало немного разбросанной вареной фасоли и моркови. Место отдыха погибших миссионеров было построено 25-30 футов над землей, вокруг ствола дерева и прикреплено к нему. В нем был деревянный пол, частью деревянные и частью аллюминовые стены и аллюминовая крыша. Франк Дрон поднялся в дом отдыха и вынес оттуда свой генератор, которым пользовались погибшие миссионеры, для связи по радио со своими семьями и станциями. Кроме того, он вынес еще две свечи, две большие записные книги, пару носков и бутылку газолина. К сожалению, у, меня не было времени побывать в том доме, но мне говорили, что там были еще и другие вещи.. Отсюда Франк старался вступить в контакт по радио с Шелл-Мера, но не мог. А индейцы в это время, занимались поисками вещей принадлежавших миссионерам, нащупывая их своими босыми ногами. Материал, покрывающий аэроплан, был виден во многих местах реки и немного на берегу. Первой, найденной индейцами, была фотографическая камера Роликорд, потом нашли небольшую камеру и два копья. Пока индейцы бродили по реке, то Моррей Фуллер, Боб Борман и Си Шорт отвинчивали от аэроплана стойки, пропеллер, колеса и много инструментов. С этого места, доктор Джонсон и я, отправились в двух челнах вниз по реке, в поисках тел, так как до этого времени, еще никто не видел их. С нами отправились два солдата и один сержант, но неохотно. По одиночке в челне отчалили и два индейца. При первом повороте, мы увидели одно тело, прибитое водой к большому дереву. Мы не остановились, а продолжали плыть дальше, намереваясь взять тело на обратном пути. Второе тело мы увидели на следующем повороте, тоже прибитое к дереву. Немного дальше, мы заметили недалеко от берега, перевернутый пляжной стол. После этого, когда мы продолжали плыть дальше, то при каждом повороте, наши нервы были крайне потрясены и напряженность продолжала усиливаться. Причиной этому были найденные нами тела. Старший сержант, сидевший в передней части нашего челна, все время держал свои глаза устремленными на густые джунгли и руку на пулемете, находившемся на его коленях. Я должен откровенно сказать, что я никогда раньше не боялся и не дрожал, как я дрожал в это :время. Даже в те туманные ночи, когда я стоял на карауле, я не переживал такого ужаса. После одного иди двух поворотов, мы заметили третье тело. Мы продолжали плыть дальше, в надежде обнаружить и остальные тела, но мы их не нашли. Доктор, находившийся в первом челне, возглавлявший наше плавание, решил вернуться назад. Я был весьма доволен его решением, но теперь мы должны были плыть против течения и у нас был гораздо больший груз, потому что мы должны были подобрать найденные трупы.
Я не хочу входить в подробности, относительно найденных: тел, но хочу только отметить, что они были разложившимися до неузнаваемости. В некоторых были еще копья, рукоятка одного копья, была обернута листом из Нового Завета на испанском языке, сверху лист был обвязан шнуром.
Когда мы подняли в челн второй труп и приближались к первому, при первом повороте реки, мы услышали гул моторов и над нами появился один из самых больших аэропланов и вслед за ним показался геликоптер, - это было в 1 час 10 минут дня. Мы все обрадовались их прилету и почувствовали себя более бодрыми и в безопасности. Потом мы отправились к первому телу, но раньше нас к нему прибыли члены другой группы и подобрали его и при том, сообщили нам, что на дне реки найдено и четвергов тело. Пятое тело, очевидно", было то, которое видел с воздух Джон Кинэн, лежащим у самого берега, но теперь его там не было, но благодаренье Богу за то, что когда труба Божья вострубит, тогда они все восстанут в прославленных телах и в такой славе. какой теперь мы не можем даже и представить себе.
Наше плаванье по реке продолжалось 1 час и 20 минут, мы вернулись на место несчастного случая в 20 минут второго.
Тела были положены на берегу, каждое из них по кольцам, ручным часам, поясам и записным карманным книжкам, было опознано доктором Артуром Джонсоном. Во время нашей поездки по реке, индейцы вырыли общую могилу, под тем, устроенным миссионерами, местом отдыха и после необходимого опознания каждого тела, они были преданы земле. Таково было желание их жен, чтобы они были погребены на том месте, где они положили свою жизнь за Господа, Раньше, чем предать- тела земле, геликоптер полетел, чтобы привезти репортера журнала "•Лайф" (Жизнь), а с нами остался майор Американского воздушного флота.
В это время мы доставили тела к могиле, но когда вернулся геликоптер, то начался дождь, превратившийся в такую страшную грозу, какой я еще никогда в жизни не видел, Дождь лил потоками; день стал темным, как ночь и от грома и молнии земля дрожала. Я укрылся под газовым баком, у оборванного крыла аэроплана, но через несколько минут, направление ветра изменилось, и я промок до нитки. Во время дождя я пережил весьма угнетенное состояние, которое даже трудно описать. Потом я узнал, что подобное же тягостное, угнетающее состояние, переживали ,и другие. Спустя некоторое время, один из нашей компании сказал: "Какая это была странная гроза, похоже, как будто сам дьявол еще раз излил свой гнев, на погибших служителей Божиих". После этих слов и я высказал свое впечатление обо всем происшедшем, такого же мнения были ;и остальные члены нашей партии. И индейцы были убеждены, что гроза была послана племенем Ока. Они боятся этого племени и уверяют, что оно может послать грозу, если захочет. Конечно, в это могут верить лишь суеверные индейцы. Они верят, что некоторые лекари - колдуны обладают сверх - естественной силой, но мы знаем, что -все лекари-колдуны являются агентами безнравственности и находятся в общении с дьяволом и на нас, верующих, они не могут иметь никакого влияния. Я желаю сказать, что мы должны радоваться. что знаем Господа, надеемся на Него и чувствуем Его близость даже и во время такого сильного угнетающего состояния, как мы испытывали во время страшной грозы.
Дождь стал постепенно стихать, и погребение было закончено молитвой. Это был тяжелый момент нашей жизни, когда мы клали тела служителей Божиих в могилу, зная, что никогда больше уже на этой земле не увидим их. Даже и деревья, покрытые тьмой, казалось, разделяли с нами нашу скорбь Дождь продолжал идти, усиливая тьму и мы, с тяжелыми сердцами и усталыми руками, продолжали загребать могилу. Там, вдали от любимых их, далеко от их жен и детей, мы предали праху их тела. Там не было любящей руки, чтобы возложить цветы на их могилу, только лишь шум реки да проливной дождь, сопровождали их погребение, но я верю, и глубоко верю, что небо радовалось присутствию их душ, стоящих перед Престолом Божиим в сияющих венцах. Мои глаза с немногими другими, видели их тела в последний раз, опущенными в могилу в джунглях, но биллионы людей увидят их пред Агнцем Божиим во всей славе их, за такой чудный подвиг жертвы. С тех пор, я много раз со слезами молился и молюсь, чтобы Господь дал и мне такую любовь к погибающим душам. Они охотно и героически отдали жизнь свою за Спасителя, ,в то время, как многие из нас, находящиеся вне всякой опасности боятся, даже открыть уста свои для свидетельства о Нем. Мы должны быть всегда готовы, не только свидетельствовать о Господе, но и умереть за Него. И какой позор нам будет тогда, когда мы предстанем пред Ним, если мы постыдимся Его в этом развращенном,, нечестивом мире. Да поможет Господь мне и Вам, дорогой друг, быть активными свидетелями для Христа там, где мы находимся. Ленивые и боязливые Ему не нужны. Нам не нужно считаться с тем, что люди о нас думают или будут думать, а нам нужно помнить слова Спасителя, что -мы Его свидетели.
Пусть люди думают о пас, что хотят, но они должны знать, что мы принадлежим к искупленным Кровью Христа и что, для нас, общение с Ним дороже всего. Мы находимся на пути вечной жизни и вечного будущего блаженства, а миллионы людей идут путем ведущим в ад, в вечное мучение и наша обязанность предупреждать их, чтобы они оставили гибельный путь и вступили на путь Божий, которым мы идем. Если же мы не свидетельствуем об этом, то у нас нет любви Христовой и мы будем виновны пред Богом. Христос умер за грехи всего человечества и те, кто еще не знает этой истины, должны узнать ее от нас, если мы уже спасены.
Пусть мир знает. что мы Его и верим в Него всем нашим сердцем и душой. Если есть мужи, которые полагают свою жизнь за Него, то разве мы будем бояться жить для Него?
Мы часто ,поем следующий гимн: "Будет ли много звезд на венце у меня"? Дорогой брат. звезды принадлежат тем, кто отдал свою жизнь на алтарь, для служения Господу и ничего другого не знает в своей ежедневной жизни кроме Его Распятого.
В третьем стихе 12-ой главы книги пророка Даниила, мы читаем следующие слова: "И разумные будут сиять, как светила на тверди и обратившие многих к правде - как звезды, по веки, навсегда". Заметьте, Слово Божие говорит, что только те будут сиять, как светила на тверди, которые многих обратили к правде Божией.
Скольких же Людей вы направили к Его правде, с тех пор как Он простил и спас Вас? Сколько душ обратилось к Господу, чрез вашу безукоризненную, святую. христианскую жизнь Что мы уже сделали и что теперь делаете для того, чтобы получить от Господа сияющий венец? Мы не можем проводить нашу жизнь в лености и думать о принятии нас Господом в вечные обители, тогда как миллионы душ гибнут без знания о спасении во Христе. Если спасение погибающих было так дорого для Самого Господа, что в борения в Гефсиманском саду "был пот Его, как капли крови, падающие на землю", но Он все же сказал: "да будет воля Твоя".
Не думайте, что Господь будет удовлетворен вами, если вы не будете творить волю Отца Небесного и не будете свидетельствовать другим о Его жертве, принесенной на Голгофе.
Послушайте, что говорит Апостол Павел: "зная страх Господень, мы вразумляем людей". Павел знал, что Господь Иисус Христос добровольно принес Себя в жертву для того, чтобы спасти человечество от вечного проклятия, и он знал то, что Господь не будет милостив к тем, кто говорит, что знает о Его жертве, но ничего не делает для того, чтобы сказать о ней для незнающих ее еще. Апостол Павел говорит, что он был побуждаем страхом Господним убеждать людей покаяться и принять спасение; если же нас страх Господень не побуждает заботиться о других грешниках, когда пусть побудит нас любовь Умершего за нас.
Любовь Божия послала Спасителя в наш темный мир. Любовь Божия послала и этих пять служителей Господних в темные джунгли Эквадора. Они слышали вопль их духовной нужды, были тронуты этим до глубины души и решили пойти помочь им. не считаясь с ценой.
Дорогой брат, я желаю сказать вам, что многие из нашего Славянского народа, ничего не знают о спасении во Христе. Они живут в вечной тьме и цепях греха, они вопиют к нам о помощи...
Не желаете ли вы пойти помочь им освободиться от рабства греха? Будьте маяками не только для тех, которые окружают вас, а и для других, рассеянных по всему миру.
А вы, дорогой друг, если вы еще находитесь в духовной тьме, не имея света Божия, подумайте о Господе Иисусе Христе, претерпевшем поругание и смерть за вас, за ваши грехи и примите Его, как вашего личного Спасителя. Если вы примете Его, Он простит вас, осчастливит вас ,и даст вам жизнь вечную. "Вкусите :и увидите, как благ Господь".