Хромой Володя
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 900+ магазинах используют уже более 1.200.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Н.И. Салов-Астахов

Хромой Володя

Оглавление

Приезд в интернат
Первые дни в интернате
Коммунисты пытаются взять интернат в свои руки
Борьба за души детей
В руках коммунистов
Пробудившаяся совесть
Первая молитва Володи
Молодые герои веры
Гонимые за имя Иисуса
Разрушение укрытия
Лучше умереть за имя Иисуса, нежели красть
Доверие Иисусу не остается тщетным
Необычное убежище
Побег
Молодые страдальцы за веру
Последние дни интерната
Избавление
Молодой проповедник

Приезд в интернат

Теплое и животворное лето, когда все было зеленым, цветущим и прекрасным, подошло к концу, и быстро наступили прохладные осенние дни. Леса, сады, огороды и пастбища великолепно облеклись в яркие желтые и красные цвета. В прохладные утренние и вечерние часы можно было наблюдать за шумными ключами диких гусей, уток, журавлей и других птиц, направлявшихся к теплому Югу.
В солнечный осенний день сотрудники и дети интерната, расположенного на окраине процветающего и богатого села, трудились в большом саду и прилегающих к нему огородах. А маленькие детишки играли со своими любимыми воспитательницами (или "тетями", как они их называли), в то время как старшие под руководством заведующего собирали фрукты и овощи.
Неожиданно во двор заехала повозка и направилась к главному входу здания. Убого одетый ребенок сразу же привлек внимание детей-интернатовцев, заставив взволнованно биться их сердца, ведь возможно приехал новый "братик" или "сестренка". Дети вмиг оставили ножи, корзины и побежали на другую сторону огорода, где работал "папа". Дети очень любили заведующего, как своего отца, называя его папой. Перебивая друг друга, они все пытались рассказать ему о своей радости по поводу возможного присоединения нового члена к их "семье".
С любовью к маленькой пастве, окружившей его с сияющими лицами, заведующий спросил:
- Если к вам добавим еще одного человека, вам не будет тесно?
- Нет, нет, папа! - закричали дети наперебой. - У нас достаточно места.
- Вы действительно хотите иметь нового "братика" или "сестренку"?
- Конечно, папа, мы будем любить и хорошо относиться к нему, - радостно заверили они. - Здесь каждому уютно и хорошо.
- Прекрасно. Тогда побудьте здесь и слушайтесь тетю Аню, пока меня не будет.
И он направился к ожидавшим его незнакомцам.
Это были мужчина и женщина средних лет, которые и привезли с собой девятилетнего мальчика. Он был худенький, истощенный от недоедания, в грязной и порванной одежде. Да еще и хромал.
Поздоровавшись, мужчина сказал заведующему, что привез своего сына, надеясь, что его здесь примут, будут заботиться и воспитывать. Дети угадали.
Однако заведующий объяснил ему, что интернат основан недавно, и в последнее время в него привозят слишком много детей, поэтому принять всех нет возможности. Кроме того, согласно правил, в интернат не берут детей, у которых есть родители.
Мужчина, внимательно слушавший каждое слово, заволновался. Он попросил заведующего отойти в сторону, где и излил свою душу.
Война и революция полностью разрушили его небольшое хозяйство, поэтому теперь он жил в отчаянной бедности. Его жена умерла два года назад, оставив на его руках нескольких маленьких беспомощных детей, один из которых был еще младенцем. Поэтому он женился во второй раз. Однако его вторая жена невзлюбила детей, особенно этого мальчика, который, скорее всего, останется инвалидом на всю жизнь.
Окончив свой печальный рассказ, он со слезами на глазах упрашивал:
- Умоляю, не отвергните его, иначе мой сынок может погибнуть!
Действительно, мальчик находился в жалком, безнадежном положении. Заведующий пошел советоваться с сотрудниками. Принять решение было вовсе не просто. Было несколько причин, почему этот ребенок не мог быть принят. Во-первых, это противоречило правилам интерната; во-вторых, что было более серьезной причиной, мальчику исполнилось девять лет, становление его характера уже частично завершилось. У него могли быть плохие привычки и определенные склонности, от которых ребенка такого возраста трудно отучить. И, следовательно, была большая опасность в том, что он может оказать неблагоприятное влияние на младших детей. Сотрудники интерната были истинными христианами и воспитывали детей в духе Евангелия. Поэтому они думали, что допустить сюда этого ребенка, который уже мог быть испорчен и которого сложно исправить, будет крайне опасно. Однако, ревностно помолившись об этом Богу, они решили, что нельзя не ответить на просьбу отца, и приняли маленького Володю в интернат. Две недели спустя он приехал в свой новый дом и в свою новую семью.

Первые дни в интернате

Искупавшись в ванне (какая роскошь для бедного хромого мальчика!), он получил новую одежду. На свежую и чистую нательную одежду он надел свой новый костюм. Затем ему показали его чистую и удобную кровать.
Ему показалось, что он очутился в совершенно новом мире. Такую бескорыстную любовь и нежную заботу, какую он получал от сотрудников интерната, он никогда не ощущал дома, потому что у его отца была большая семья, и многие годы им пришлось жить в жалкой нищете. К тому же, последний луч солнца угас, когда умерла его дорогая мама. Он очень хорошо помнил, сколько раз горько плакал после пинков и ударов мачехи, а также старших братьев и сестер. Никто теперь не защищал его. Когда мама была жива, он мог найти у нее защиту и утешение, если другие высмеивали его, называя "калекой". Мальчик знал, что отец любит его по-прежнему, но он был всегда занят и редко бывал дома.
Володя пролил много слез за свою короткую жизнь из-за несправедливости, приставаний и ядовитых насмешек; мало-помалу он терял чувствительность, накапливая обиды, которые сделали его злым, грубым и мстительным. И он наслаждался любой возможностью отомстить братьям, сестрам и даже мачехе. Фактически, за последнее время наибольшим удовольствием для него было задумать план, как бы раздразнить и досадить своей мачехе. Не удивительно, что уже в раннем возрасте характер Володи испортился обманом и жестокостью.
Однако здесь, в новой семье, никто не насмехался над ним и никто не докучал ему. Здесь уже никто не обзывал его "калекой" - что причиняло столько боли и душевных переживаний в его прежней семье, наполняло его сердце невыносимой горечью и неистовой яростью. Так странно, что эти незнакомые люди, взрослые и дети, любили его, заботились о нем и всегда были добрыми к нему!
Поначалу новизна жизни в интернате столь благотворно подействовала на Володю, что он стал покорным и послушным. Заведующий и сотрудники интерната, боявшиеся, что Володя может плохо повлиять на младших детей, решили уже, что их опасения были чрезмерными и неоправданными.
Однако прошло некоторое время, и мальчик привык к новому окружению, почувствовал себя как дома. Мало помалу его старые привычки и характер начали заявлять о себе. Несколько месяцев спустя, все в интернате с грустью убедились, что Володя - испорченный ребенок. Он не только был жестоким, вздорным и лживым в отношениях с детьми; но и крайне грубым, непослушным и неправдивым в общении с заведующим, воспитателями, учителями и остальными людьми. Тем не менее, они и дальше усердно пытались завоевать его сердце любовью и добротой, однако к их глубочайшему разочарованию, казалось, что все попытки и старания были тщетными.
Если раньше удары и оскорбления вызывали ненависть и чрезмерное желание маленького греховного сердца отомстить, то теперь он не мог терпеть всякого проявления любви или ласки. Чем больше сотрудники христианского приюта для детей заботились о нем и проявляли доброту, тем грубее он становился, и тем более, казалось, он ненавидел их. Словно силы тьмы завладели его сердцем. Аполлион сражался со всем хорошим!
Также стало очевидным и то, что безобразное поведение этого мальчика отрицательно влияло на других детей. Все больше и больше они начинали обманывать, не слушаться и плохо себя вести, что раньше было неслыханным в интернате. Ревностные молитвы и сердечные прошения ежедневно возносились к Престолу благодати за бедного и обманутого Володю, чтобы Бог изменил его сердце. Однако проходили недели, месяцы, и все казалось бесполезным - мальчик продолжал поступать по-своему и оказывал дурное влияние на других детей.
Миновало два года. Володя все еще пребывал в интернате, однако его поведение не менялось в лучшую сторону. Он не проявлял никакого желания осваивать какое-либо ремесло, а когда его просили помогать другим детям, то делал это с большой неохотой, унынием и равнодушием. В учебе он был крайне ленивым, оставаясь почти невеждой, поэтому его учитель потерял всякую надежду. Заведующий и его помощники уже серьезно подумывали, не отправить ли Володю обратно к отцу, ведь они были обязаны оберегать детей от дурного влияния.
Однако любовь и жалость к несчастному хромому мальчику все же взяли верх. И хотя казалось, что он совсем безнадежен, работники интерната верили, что Бог преобразит его ожесточенное непослушное сердце. Эта надежда всегда побеждала желание отправить его домой и придавала работникам новые силы в столкновении со всеми трудностями в воспитании этого ребенка для славы Божьей. Поэтому, несмотря на его проступки, они продолжали окружать его добротой, лаской и состраданием. Все чаще и чаще работники усердно молились и просили Бога, в Чьей воле спасти каждого, чтобы Он спас и маленького хромого Володю.

Коммунисты пытаются взять интернат в свои руки

После долгой и кровавой гражданской войны, которая забрала жизни многих миллионов людей и разрушила уклад жизни и ценности, созидавшиеся многие века, наконец, установилось одно правительство по всей стране, и жизнь стала нормализоваться.
Однако советское правительство начало перестройку согласно своим принципам, беспощадно разрушая все прежние основы общества.
В частности, все благотворительные заведения либо закрывались, либо становились государственными. Советская власть желала контролировать подрастающее поколение, отстранив его от христианского влияния родителей и учителей, чтобы воспитывать их в духе атеизма и коммунизма. Государство взяло под контроль все школы и интернаты, и везде сеялся дух антихриста.
Черная сатанинская рука протянулась и к этому интернату. Зная, что правительство, отвергнувшее Бога и реальность греха, а также разрушавшее все данные Богом священные семейные взаимоотношения, не принесет ничего хорошего, кроме морального и духовного разложения детей, руководство интерната отчаянно пыталось удержать интернат в своих руках. Но все - тщетно. Новые власти присылали сотрудникам приказ за приказом. Сначала правительство ликвидировало воскресные школы для детей, а также издало указ о том, что детям нельзя читать Слово Божье. Учителям и воспитателям настрого запретили говорить детям хоть что-то о Боге. Наконец-то, заведующему запретили молиться с детьми перед принятием пищи или в любое другое время. Ему пригрозили, что в случае неповиновения его расстреляют на месте. Это наказание грозило также всем, кто будет рассказывать детям о Боге.
Это было началом тяжких испытаний и горьких страданий для интернатовцев. Дети привыкли призывать имя Господне и молиться перед тем, как есть. Поэтому, когда солдаты ушли из столовой, дети остались сидеть за столом и тихо ждали привычных слов благодарения и благословения, не притрагиваясь к еде. Заведующий с работниками интерната некоторое время сидели молча, осознавая всю серьезность недавних приказов и угроз, которые лежали на плечах, словно бремя. Затем он тихо, дрожащим голосом сказал своей маленькой пастве:
- Дорогие дети, мне запретили молиться с вами под страхом смерти, поэтому вы можете начинать кушать.
- Нет, папа, мы не будем есть до тех пор, пока Иисус не благословит пищу! Если тебе нельзя молиться, тогда пусть помолится мама! - быстро прозвучал ответ.
- О, дети! Не только мне, но и всем остальным запретили молиться! Солдаты пригрозили, что убьют нас, если мы будем молиться с вами, - сказала жена заведующего, по щекам которой текли слезы. - Начинайте кушать, потому что все остынет, - добавила она.
Вновь наступило молчание, полное душевных страданий. Затем внезапно начал плакать четырехлетний Павлик. Когда кто-то спросил его, почему он плачет, Павлик, хныкая, ответил: "Потому что я очень хочу есть!" Его просили начинать кушать, однако он продолжал возражать: "Никто не молился, поэтому я не могу есть!" Вновь все упрашивали его есть, но он твердо стоял на своем, хотя и продолжал плакать и говорить: "Я голодный!" Вскоре начали плакать все - и работники, и дети. Они оставили столы, так и не притронувшись к еде.
Тот печальный день тянулся очень медленно, оставив скорбный отпечаток на лицах работников и детей. Подобно цыплятам, инстинктивно чувствующим приближение ястреба в воздухе и бегущим под крылья матери, воспитанники интерната маленькими трепещущими сердечками ощущали, что должно произойти нечто страшное. Поэтому они жались к воспитателям, не отпуская их рук и проявляя к ним особую нежность.
Вновь и вновь дети взволнованно спрашивали: "Они ведь не заберут нас от вас? Эти люди не убьют вас? Правда?"
Наконец наступил вечер, а потом - и время спать. По обыкновению прозвенел звонок, оповещавший детей, что необходимо готовиться ко сну. Дети по привычке собрались в главном зале для молитвы, не желая ложиться спать, не помолившись. Однако после уговоров и мягкого убеждения они неохотно и тихо отправились в свои комнаты. Только двухлетний Жора не хотел слушать воспитательницу. Несколько раз она укладывала его в кроватку, однако он становился на колени, складывал руки и со слезами на больших карих глазах умолял: "Тетенька, пожалуйста, помолитесь".
Некоторое время воспитательница ради детей боролась со своими чувствами, но потом не выдержала и начала всхлипывать. Приглушенно плача, она покинула спальню, и затем безудержно и горько зарыдала.
Бедный малыш, сбитый с толку происходящим, сам помолился и лег спать.
Жизнь в интернате становилась труднее с каждым днем. Часто приходили инспекторы и лично опрашивали детей, интересуясь, не молились ли с ними и не говорили ли им взрослые о Боге. С ужасными угрозами инспекторы требовали, чтобы все обучение было антирелигиозным. Только ради надежды уберечь детей от приближающейся гибели, работники терпели притеснения и унижения, рискуя своей жизнью. Только в Боге они надеялись получить нужные силы для исполнения своих обязанностей.

Борьба за души детей

Зима была необычайно суровой, снежной, а большие сугробы во многих местах полностью парализовали движение. Люди были вынуждены оставаться дома, чтобы не замерзнуть или попасть в пургу, которая могла свирепствовать по нескольку дней, занося все вокруг. Движение в селах почти прекратилось.
Поезда перемещались медленно, с огромными трудностями.
Как только советское правительство укрепилось в России, оно объявило, что все богатства в стране являются всеобщим достоянием, и все имеют равные права на свою часть. Поэтому они силой отбирали фабрики, шахты, недвижимость и все заведения у тех, кто ранее владел ими. Подобное случилось и с железными дорогами.
Правительство, стараясь привлечь народ на свою сторону, объявило, что разные классы в пассажирских поездах аннулируются, и будет только один класс для всех. За проезд по железной дороге уже не нужно будет платить. Всякий желающий отправиться куда-либо на поезде должен был получить всего лишь письменное разрешение от властей. Вскоре вся система железнодорожных сообщений была полностью разрушена. По железной дороге теперь ездили только товарные поезда. Неумелые и неопытные машинисты не были способны управлять паровозами. Поезда, перевозившие иногда продукты, а в основном - войска, передвигались медленно, еле пробиваясь сквозь снежные заносы.
Поскольку угольные шахты были отняты советской властью у их владельцев, а позже затоплены водой, не хватало угля, из-за чего поезда могли стоять по несколько дней и ночей на стоянках. Чтобы составы могли двигаться, машинисты разрушали железнодорожные постройки, снимали шпалы и все, что могло гореть.
Пассажирских вагонов не было, поэтому истощенные голодом люди старались кое-как устроиться в крайне грязных товарных вагонах. Переезжая с места на место, они таким образом усердно пытались найти еду. Так как эти вагоны не отапливались, несчастные пассажиры становились жертвами сильного мороза. К тому же, не хватало места для всех желающих отправиться в товарных вагонах, и поэтому многие залезали на крыши, стояли на ступеньках, на стыках между вагонами, вверху или возле локомотива, отчаянно цепляясь за что только было возможно. На каждой станции охранники грубо заставляли слезать всех, кто ехал подобным образом. Однако как только отправлялся поезд, люди в решительном отчаянии занимали прежние позиции.
Бесчисленное множество людей замерзало до смерти и падало в сугробы вдоль железной дороги, а многие замерзали в самих вагонах. Тела их бросали просто в снег на ближайшей станции. В некоторых местах снега было так много, что приходилось прорезать узкий проход для поезда. И проходы иногда были столь узкими, что люди, прицепившиеся к локомотиву или вагонам, были сбиты и гибли страшной смертью под колесами.
Многие матери и отцы, оставив дома голодающих детей и в отчаянии пустившись на поиски для них пищи, погибали именно таким образом. Их тела хоронили в общей могиле, потому что повсеместно умирало множество людей, и провести расследование и опознание тел было практически невозможно. Оставшиеся дома дети так никогда и не узнали, что случилось с их близкими.
Локомотив с трудом пробивался сквозь заносы, чтобы вытащить застрявший в снегу поезд с солдатами. Несмотря на свирепую метель и сильный мороз, люди пытались залезть на локомотив и ухватиться за что угодно. А к тому же, их еще на каждой станции избивали вооруженные чекисты.
В этой полузамерзшей кучке людей был молодой человек лет двадцати шести, прижимающийся к горячему бойлеру. Спина его почти омертвела от мороза. Пронизывающий холод мучил все его тело во время движения локомотива, однако ничто не могло остановить его в достижении цели - добраться до столицы.
Когда локомотив набирал скорость, ветер становился все более холодным и пронизывающим. На следующей станции пассажиры начали один за другим оставлять локомотив, чтобы дождаться следующего поезда и найти лучшее место или же отправиться в ближайшее село в поисках пищи.
Ближе к вечеру молодой человек уже не мог стоять на ногах. Он медленно опустился возле бойлера. Еле теплившаяся в его изнуренном теле жизнь боролась с холодной смертью.
Несколько лет он уже был с Господом. С момента своего обращения он провозглашал славное Евангелие мира и радости тем людям, родина которых изнемогала от вражды, ненависти и убийств.
Несколько раз во время проповеди Евангелия он сталкивался лицом к лицу со смертью, однако не страшился ее, потому что для него смерть означала переход из этого мира в вечную славную обитель Иисуса Христа. Однако сейчас мысль о приближающейся смерти наполнила его сердце глубокой скорбью и печалью, потому что он не доехал до столицы и не выполнил своей миссии.
Локомотив медленно продвигался вперед, монотонно стуча колесами по заснеженным рельсам. Становилось все холоднее и холоднее. Чувствуя приближение смерти, путешественник, собрав оставшиеся силы, встал на ноги. Он взывал о помощи, однако ветер не позволял кому-либо услышать его просьбу. Даже если бы машинисты и услышали его голос, вероятно, никто бы не пришел на помощь, так как смерть от холода была столь частым явлением, что уделять внимание каждому бедняге было просто невозможно.
Молодой человек почувствовал приятную, но в то же самое время непреодолимую усталость. Перед глазами вмиг пролетела вся его жизнь. Чувствуя, что медленно, но неуклонно замерзает до смерти, он вверил свой незаконченный труд и дух Господу: "Дорогой Господь и Спаситель, спаси маленьких сирот, ради которых моя душа должна оставить тело; в милости и благодати прими дух мой к Себе, дорогой Отец". Затем его голова начала медленно клониться книзу, так как он уже не мог побороть сон.
Внезапно сквозь метель пробился резкий свист локомотива, а находившиеся где-то вдали люди закричали: "Станция! Станция!". Резкий свист и радостные возгласы разбудили полузамерзшего путешественника. Счастливая мысль о теплом доме неподалеку, где можно вновь почувствовать уют, пробудила его притуплённые чувства и взбодрила тело. Заснеженный и обледенелый локомотив, приблизившись к станции, резко остановился.
Путник собрал все силы, чтобы покинуть платформу, на которой ему пришлось проделать столь мучительное путешествие. Он помнил, что возле железнодорожной станции жила верующая семья, которая прежде уже несколько раз оказывала ему радушное гостеприимство.
Молодой человек взмолился Богу: "Дорогой Небесный Отец, дай мне достаточно сил, чтобы добраться до тех дружелюбных людей. И пусть Тебе будет вся слава и честь!" - и начал медленно слезать с локомотива.
Была самая темная пора ночи перед рассветом. Но в некоторых домах уже ярко светились заледеневшие окна. Петухи уже начали кукарекать, возвещая о наступлении нового дня.
В спящем городе пробуждалась жизнь, хотя снег продолжал валить, засыпая все вокруг. То тут, то там слышался скрип ворот и скрежет лопат - люди пытались расчистить дорожки возле своих домов.
Однако внутри и вокруг дома Петрова была тишина - их семья еще спала. Внезапно послышался слабый, еле слышный, стук в окно. На улице кто-то дрожал и едва стоял на ногах, ожидая ответа.
- Кто там? - послышался сонный голос изнутри, где-то неподалеку от окна.
- Брат Петров, это - С. Пожалуйста, во имя Бога откройте поскорее - я до смерти замерз!
Через несколько минут послышались шаги. Хозяин дома с трудом отворил дверь, возле которой намело большой сугроб снега.
- Неужели это ты в такую метель? - радостно поприветствовал гостя Петров. - Пожалуйста, входи поскорее.
- Слава Богу! - прозвучал в ответ слабый голос. - Еще раз Бог спас меня от неминуемой смерти! Но, пожалуйста, помогите мне. Я не в состоянии вытащить ноги из снега, не могу двигаться.
- Что случилось? Да поможет тебе Господь, ты действительно замерз! - озадаченно воскликнул Петров, подхватив под мышки молодого человека и затащив его в дом. Войдя в теплую комнату, гость упал на пол и потерял сознание. Он уже не чувствовал, с какой заботой его верующие друзья сняли с него замерзшую одежду и положили его в теплую кровать.
Он проспал до четырех часов вечера, когда город уже покрыли вечерние тени. "Я голоден", - промелькнула первая мысль в его голове, потому что он уже долгое время ничего не ел.
В этот момент брат Петров вошел в комнату, тепло и сердечно приветствуя гостя. - Слава Богу! - воскликнул он. - Мы так рады, что ты наконец проснулся. Ты спал, как мертвый! Я много раз заходил к тебе в комнату. Мы натирали тебя спиртом, но ты не просыпался. Это чудо Божье, что ни одна из твоих конечностей не отморожена! Слава Его имени!
- И я славлю Господа, что до сих пор жив, ибо уже думал, что в этот раз не выдержу. Как никогда раньше хотелось выжить, потому что наши маленькие сироты нуждаются в помощи. Именно ради них я отправился в дорогу. Но теперь уже все в порядке!
После трехдневного отдыха путешественник вновь отправился в дорогу, сев на проходящий товарный поезд. Путешествие было крайне тяжелым и опасным, но, помня о сиротах, он мужественно превозмогал все трудности, встречающиеся на пути.
Он видел, что местные власти настойчиво стремятся ввести в интернате свои порядки. Зная, насколько это губительно для детей, этот молодой человек, который уже не раз выручал интернат, решил, рискуя жизнью, отправиться в столицу, чтобы всеми силами попытаться спасти детей от столь печальной участи.
Потребовалось больше недели, чтобы преодолеть расстояние в 625 километров. И вот, наконец, он приехал в столицу и обратился в комиссариат по народному образованию. Ему назначили встречу с начальником отдела социальной защиты и детского образования.
Этот чиновник, мужчина средних лет с жестоким выражением лица, сидел за своим столом. На стенах висели карты различных областей и районов, на которых было отмечено расположение интернатов и детских домов.
Он высокомерно и презрительно слушал просьбу посетителя. Затем грозно выпалил:
- Тебя и всех подобных тебе воспитателей нужно повесить на ближайшем телеграфном столбе! Все вы угнетаете души детей! Вы хотите сделать из них рабов капиталистов! Ты не получишь ни разрешения, ни защиты; вместо этого мы предложим тебе пулю или плеть!
- Вы глубоко ошибаетесь, товарищ начальник, - последовал тихий, но твердый ответ христианина. - Мы внимательно присматривались к тому, как вы обучаете детей эти несколько месяцев. Сравнивая ваши методы воспитания с нашими, проверенными многолетним опытом, мы убедились, что именно вы, а не мы - угнетатели. Не мы, верующие в Бога, а вы, отвергающие все священное и святое, - тираны. В интернатах, которые вы взяли под свою опеку, вы обучаете детей быть рабами греха и плохих привычек. Мы учим детей благоговению перед Богом без лести или угроз, а не навязываем им веру в Бога. Вы же, напротив, сеете семена атеизма в этих молодых сердцах при помощи силы, лести и всевозможных ухищрений.
- Вы совершенно правы, товарищ, - надменно сказал чиновник. - Спасибо за откровенность! Да, мы тоже угнетатели; однако угнетаем души детей сейчас, чтобы они были свободны от религиозной предвзятости всю свою оставшуюся жизнь! Мы используем все, чтобы убедить молодое поколение, что Господа Бога нет! Кроме того, не должно быть никаких дворян и богачей! Наше молодое поколение должно уразуметь, что греха не существует. Поэтому и никакого суда и вечности в будущем - не будет. Кроме того, не существует такого понятия, как "святость". Единственное, к чему нужно стремиться, это - к правильным взаимоотношениям между людьми. Мы, коммунисты, с помощью такого мировоззрения свергли дворян и богачей с их престолов и доберемся до небесного престола Господа Бога! - Помолчав, он уставился на посетителя и продолжил: - Мы рассмотрим вашу просьбу на следующем заседании нашего совета, но могу сказать наперед: вам не позволят работать с детьми, если не согласитесь руководствоваться нашими планами в их воспитании. Наше решение будет послано председателю областного комитета, который и сообщит вам о нем. Однако я крайне удивлен, что спустя шесть месяцев после издания указа, в некоторых интернатах детей все еще травят религиозным опиумом. Можете идти, товарищ С.!
Сердце друга детей было преисполнено печали и скорби, когда он, медленно повернувшись, вышел из кабинета человека, от воли которого, будь то хорошей или плохой, зависели судьбы миллионов беспомощных детей по всей стране, а также будущее интерната, о котором он беспокоился в частности. Перед его глазами вдруг предстала яркая картина устрашающего будущего: страна, полная нечестивых и аморальных людей; страна, в которой текут ручьи крови от притеснений и гибели со всех сторон; страна, отвергающая все доброе, чистое и святое; страна, изливающая потоки зла, вражды и ненависти на все народы.
- О, Господь! Спаси мою страну от столь ужасного будущего! По Твоей благодати и милости спаси этот мир от грядущего ужаса! Спаси от последствий такого беззакония! - тихо молился молодой человек, проходя коридорами большого правительственного здания.
Как трудно и опасно было сюда добираться! Сколько пришлось претерпеть лишений ради слабого лучика надежды о спасении детей. Однако его возвращение было мрачным и печальным, так как все усилия оказались тщетными. Его просьбу отклонили. Потухла последняя искра надежды. Гибель интерната и его доверчивых детей была неминуемой и неизбежной.

В руках коммунистов

Два месяца спустя, заведующему интернатом пришла повестка из местного управления ЧК. Там его грубо допросили и после презрительных надругательств и угроз сообщили, что интернат передается в руки правительства, а Бог и религия будут выметены из его стен. Главный чекист заявил:
- Решай немедленно! Либо в интернате не будет места Богу, либо мы вышвырнем тебя вместе с твоими богами!
Через несколько дней приехал новый заведующий с двумя вооруженными чекистами. Они потребовали, чтобы учредители и все работники интерната, заботящиеся о детях с такой любовью, немедленно покинули здание, потому что правительство назначило своего заведующего и воспитателей.
Новое руководство сразу же изменило все принципы обучения и воспитания детей. Прежний заведующий и сотрудники интерната полностью уповали на Господа и Его обеспечение их нужд. Они стремились привить детским сердцам истинную веру в Бога, чтобы те могли полагаться на Него во всех обстоятельствах. Однако новые воспитатели с первого же дня старались искоренить и погубить доброе семя, посеянное в их душах, и разрушить веру маленьких детей. В то же время, они пытались насадить атеистические взгляды в эти молодые сердца и жизни.
Чтобы достичь своей цели, они придумывали всевозможные эксперименты. Например, однажды детей позвали на обед, но на столы пищу не поставили. Заставив голодных детей немного подождать, они сказали: "Просите пищу у Бога". Дети, привыкнув молиться, склонили маленькие головки в молитве. Однако пища на столе не появилась. Тогда им сказали, что Бога нет, потому что Он не может дать им пищу. Затем воспитатели приказали детям молиться Ленину. Одна женщина, имитируя детские молитвы Богу, помолилась Ленину о еде для сирот. На столах сразу же появилась пища. После этого детям объяснили, что Ленин - друг всех бедных людей и что он дает пищу сиротам.
После замены работников интерната, после многих других перемен исчезла чистая христианская любовь к детям. Прежние сотрудники руководствовались любовью Господа Иисуса Христа и служили безо всякой оплаты; теперь же эту любовь заменили грубой дисциплиной и резкими повелениями. Интернат в корне изменился. Большую часть времени дети занимались чем угодно, в то время как заведующий (человек сомнительного поведения) и воспитательницы развлекали чекистов или остановившихся неподалеку солдат.
Прежде мальчики и девочки спали в отдельных комнатах, а теперь, независимо от их возраста, должны были спать вместе. А на обед дети должны были идти парами - мальчик и девочка.
Вместо занятий в воскресной школе и изучения Библии теперь детей учили танцам, революционным и антирелигиозным песням. Утренние и вечерние молитвы, а также молитвы перед принятием пищи заменили безбожными песнями.
Большинство детей в интернате вскоре привыкли к новому порядку. Многим из них он даже понравился, потому что никто не замечал их капризов или плохого поведения. Их также не наказывали за плохое поведение.
Очень скоро общий упадок и слабая дисциплина принесли свои губительные плоды. Недостаток еды, нечистота, беспорядок и грязная одежда способствовали всевозможным болезням.

Пробудившаяся совесть

Однако один ребенок, мальчик двенадцати лет, полностью преобразился. Вскоре после установления нового порядка он вдруг стал более тихим, задумчивым и серьезным. На протяжении последних двух лет его считали заводилой среди детей, изобретательным на зло и нарушающим правила заведения. Теперь же он старался избегать всех игр и развлечений новой администрации, предпочитая одиночество. Часто он уединялся с несчастным выражением лица на чердак или в подвал, оставаясь угрюмым и молчаливым.
Этим странным и одиноким мальчиком был хромой Володя. Новые воспитатели и новый порядок жизни очень ему не понравились. Он лучше других детей видел разницу между прежними и нынешними воспитателями, а также - методами их воспитания. Сравнивая прошлое и настоящее, он осознавал, что все изменилось к худшему.
Для него, калеки, так много значила любовь, проявленная к нему прежними воспитателями с первого дня его жизни в интернате и вплоть до их исчезновения за большими железными воротами. Как все изменилось! Отношения между воспитателями и детьми стали совершенно иными. Теперь воспитатели ни в ком не были заинтересованы. Никто больше не заботился о детях, и тем более о нем - неудачнике-инвалиде! Он вновь ощутил холодную атмосферу, которая угнетала его дома.
В результате всего пережитого у него пробудилась совесть. В сердце росло чувство вины. Он глубоко сожалел, что причинял столько зла тем, кто искренне и нежно любил его. Много раз, хотя воспитатели того не знали, он слышал их слезные молитвы о нем. Он вспоминал, как глумился и насмехался над их прошениями к Богу. В то время его настолько возмущала любовь воспитателей к детям, особенно - заведующего, превосходившая часто любовь родителей, что в его сердце вспыхивало дикое желание сделать что-то плохое, что могло бы рассердить их.
Мальчик вспомнил, как ему не нравились детские собрания, как он не хотел ничего слушать о Боге или нашем любящем Спасителе и Господе Иисусе Христе, а также, как не желал он читать Библию.
Особенно больно было вспоминать такой случай.
За две недели до своего ухода заведующий дал всем детям, умевшим читать, Новый Завет на память. А Володю он пригласил к себе в комнату, посадил на колени и долго смотрел на него со слезами. Как Володя ненавидел этот пристальный взгляд! Он желал вырваться, чтобы убежать и где-то спрятаться. Казалось, он пронзил его душу! Затем заведующий обнял и поцеловал его в лоб и щеки. Протягивая Володе Новый Завет в хорошем переплете, он сказал: "Как я хочу, чтобы ты начал читать эту Книгу и позволил Богу преобразить твое сердце, чтобы ты стал тем, кем Он хочет видеть тебя, Володя. Дитя мое, не забывай о моей любви к тебе. Также никогда не забывай, что Бог любит тебя. Если жизнь станет трудной для тебя, то вспомни обо мне, как о хорошем друге. Помни, что мы непрестанно молимся о тебе".
Тогда Володя желал только одного - освободиться как можно скорее, чтобы забросить тот ненавистный подарок куда-нибудь подальше. Он радовался тому, что эти непрестанно молящиеся за него и любящие его люди вскоре исчезнут. Хотя у него было искушение высказать все это заведующему вслух, неизвестная сила сдерживала его язык от этих слов.
Как стыдно было ему сейчас! Даже не поблагодарив доброго человека за Новый Завет, он вышел из комнаты, не проронив и слова. Однако весьма странным было и то, что он так никогда и не выбросил эту Книгу вон.
Какой контраст между нынешним и прежним руководством! Новым заведующим была женщина, приехавшая в сопровождении двух солдат с ожесточенными от греха лицами. Он возненавидел их за жестокость и грубость по отношению к прежнему заведующему, когда они повелели ему сразу же убираться из интерната, даже не позволив взять с собой личные вещи и попрощаться с детьми.
Прямо там и тогда Володя ощутил странное чувство, появившееся в его сердце. Впервые он полюбил прежнего заведующего. Несмотря на запрет, он подошел к папе, который положил на него свою руку в последний раз и сказал: "Надеюсь, что однажды услышу хорошие слова о тебе". Ему не позволили больше ничего сказать, однако Володя заметил крупные слезы, текущие по щекам друга, и его сердце пронзила неизвестная для него прежде боль.
Когда повозка с заведующим тронулась с места, Володя вцепился в нее, словно пытаясь ее удержать. Но резкий окрик новой директрисы остановил его, дав понять, что в силу вступил новый режим. Провожая взглядом уезжавших, он чувствовал, будто его разрывают на части. Эта боль осталась в сердце, не давая ему мира и спокойствия.
"Да, - думал он, - все это уже в прошлом. А теперь здесь заправляют эти новые люди, которые постоянно ругают нас, а также насмехаются над прежними работниками за учение о Боге. Они говорят, что нет Бога, учат детей богохульству!"
Володя также заметил, что как только дети отправляются спать, в интернат приходят солдаты. Часто он слышал разговоры, смех и ругань, доносившиеся из комнаты этажом ниже. Иногда он видел, как воспитательницы пили водку и ели лакомства, в то время как дети были изнурены голодом.

Первая молитва Володи

Наблюдая за поведением новой заведующей и ее помощниц, он убедился, что они были нечестивыми и развратными людьми по одной простой причине - они не верили в Бога. Они не любили и не заботились о маленьких сиротах по той же самой причине - Иисус Христос не жил в их сердцах. Чем же еще объяснить перемену условий в интернате с тех пор, как уехали папа и тети? Они любили и заботились о каждом ребенке только потому, что верили в Бога и желали угождать своему Господу во всем.
Эти мысли побудили его задуматься о своей жизни. Внезапно он осознал, что его сердце тоже было грешным, ибо не принадлежало Иисусу. Более того, он ненавидел Его почти так же, как и все эти новые люди. Он вспомнил, как восставал против Бога, а также против заведующего и его сотрудников, потому что они усердно продолжали молиться за него.
Однажды, когда тоска по утерянному и не оцененному по достоинству особенно сжимала сердце Володи, он медленно пошел в дальний угол сада, к развалинам старого здания, где сейчас росли тернии и трава. Здесь он мог побыть в одиночестве. В царившей тишине было слышно только пение птиц.
Спустившись через упавшие кирпичи и густые тернии в помещение, служившее ранее подвалом, Володя очутился в полумраке. Его сердце разрывалось от невыносимых страданий, а горло сжимал сдерживаемый плач. Он стал на колени и склонил свой горячий лоб на холодные камни. Он находился в таком положении до тех пор, пока все тело не начало содрогаться от рыданий. Сердце, прежде столь упрямое и холодное, смягчалось, все больше осознавая свою греховность.
Володя долго плакал. Наконец он ощутил очень близкое присутствие Господа Иисуса и первый раз в своей жизни взмолился Ему.
- Пожалуйста, прости меня, дорогой Иисус! Ты видишь меня - грешного мальчика. Ты знаешь, что я не любил ни Тебя, ни папу, ни остальных. Ты знаешь всю мою греховность и все плохие поступки, совершенные мною. Но Ты умер за меня, поэтому прости меня, пожалуйста, прости меня! Я хочу служить Тебе, Тебе Одному, я желаю любить Тебя всем сердцем. Я так хочу быть хорошим и послушным, никого не обижать. Пожалуйста, помоги мне быть хорошим. Омой мое сердце Своей кровью, чтобы я был чистым и белым, как снег. Я всего лишь бедный хромой мальчик, которого никто не любит, кроме Тебя и папы. Но они увезли папу, поэтому останься со мной, дорогой Иисус.
Глубокий и чудесный мир наполнил сердце Володи, когда он наконец покинул тот темный и холодный подвал. Именно там первый раз в своей жизни он пришел к Иисусу с искренним раскаяньем и, наконец, почувствовал радость.
Когда он возвращался обратно по той же самой тропе через сад, казалось, каждое дерево и куст сирени стали красивее, чем раньше. Казалось, даже птицы веселее пели, радуясь с ним и славя Господа Иисуса. Казалось, Сам Спаситель идет рядом и держит его за руку. Хромая нога уже не так мешала при ходьбе. Все вокруг будто изменилось, сияя новым и прекрасным светом.
Но самая удивительная перемена произошла в сердце Володи. Оно наполнилось любовью к другим детям и даже к новым работникам, поэтому он начал молиться, чтобы любовь Иисуса привлекла их к Нему так же, как привлекла его самого. Теперь он хотел при любой возможности помогать нуждающимся.
Однако он не мог найти радости в жестоких играх других детей, поэтому отдалялся от их занятий все больше и больше. Перестал петь революционные песни, особенно те, в которых высмеивалось и хулилось имя Божье.

Молодые герои веры

Володе уже исполнилось тринадцать лет, и он был одним из самых старших детей в интернате. Многие дети, знавшие Володю с первых дней его пребывания в интернате, заметили великую перемену в его жизни. Некоторые из них, в которых доброе семя, посеянное прежними верующими работниками, не было заглушено, присоединились к нему, подобно тем, которые прежде подражали ему в плохих и озорных поступках. Для них он стал старшим братом и наставником. Часто, особенно по воскресеньям и праздникам, когда остальные дети играли и веселились, эти ребята тихо отправлялись в уединенное место, где пели гимны, которым их научили прежние сотрудники. Володя, который слышал много проповедей и видел, как проводились молитвенные собрания, сам начал проводить такие собрания для верующих детей. Он читал главу Нового Завета и поощрял своих друзей быть послушными Иисусу Христу, помнить все благие наставления папы, а также быть хорошими и послушными.
Вскоре эти юные последователи Господа Иисуса Христа, любящие Его всем своим сердцем, образовали под руководством Володи небольшую детскую церковь.
При любой возможности они тайно и незаметно уединялись и проводили молитвенные собрания, на которых читали Библию, пели песни хвалы и приносили все свои нужды и скорби к ногам Иисуса.
Тот подвал в развалинах служил надежным местом и для хранения драгоценных Новых Заветов - последнего подарка папы маленькой пастве. Здесь из остатков кирпичей и каменных блоков они оборудовали место для собраний. Редко кто решался заходить в эти развалины.
Нынешние руководители отобрали у многих детей последний подарок прежнего заведующего, разорвали Новые Заветы на части и приказали с угрозами всем остальным, у кого еще остались эти Книги, немедленно сдать их.
Однако дети, научившиеся любить Господа всем сердцем, решили не отдавать свои Книги и спрятали Новые Заветы между кирпичами в развалинах.
Так жили изо дня в день верующие воспитанники интерната, воспитатели которых всевозможными средствами старались искоренить из их сердец веру в Бога.
С тех пор как он покаялся, Володя не ходил на танцы, на представления и в кино. Он также не пел революционные песни. На одном из собраний он так объяснил это другим детям, увещевая их поступать так же:
- Все это - грех в глазах нашего Господа. Иисус Христос Сам никогда не танцевал и не учил этому других. Он никогда не ходил в театр и не ставил спектакли ни для взрослых, ни для детей. Он никогда не пел песен, которые пробуждают злые намерения в сердцах людей, настраивают их друг против друга или против Бога. Все это противоречит евангельскому учению, а потому является грехом. При нашем папе, который любил Иисуса и служил Ему, у нас никогда не было ничего подобного. Он учил нас быть хорошими, помогать друг другу, а также любить Господа Иисуса Христа всем сердцем и покоряться Ему.
- Мы больше не будем ни танцевать, ни петь плохих песен, - единодушно пообещали дети.
- Нас накажут, - добавил Володя. - Но Иисус в Своем Евангелии говорит: "Если Меня гнали, будут гнать и вас". Но мне лучше претерпеть наказание, зато пребывать в Его любви. Давайте просить Господа, чтобы Он тоже обратил к Себе их. Готовы ли вы быть наказанными за имя Иисуса?
- Да, Володя, - прозвучали голоса. - В наших книгах Нового Завета написано, что Иисус страдал за нас, поэтому мы будем страдать за Него.
Решение, принятое на детском собрании, было выполнено. Ни один из них впредь не участвовал в греховных мероприятиях, о которых их предупреждал Володя.
Необычное поведение Володи и его друзей вызвало подозрение у заведующей и сотрудников. Они заметили, что эти ребята любят друг друга и стараются быть вместе, держась в стороне от остальных детей. Раньше руководителей это мало беспокоило, так как они особо не заботились о том, чем живут воспитанники интерната и что они переживают. Сейчас же, заметив, что наши друзья не поют революционные песни и не участвуют в различных мероприятиях, работники решили переубедить верующих детей оставить свои убеждения, пустив в ход лесть и поощрения.

Гонимые за имя Иисуса

Воспитатели объявили, что в следующее воскресенье будет спектакль и что все участники спектакля, задействованные в танцах и пении, получат в награду конфеты.
Молодые слуги Христа собрались вместе в субботу вечером. Они решили не поддаваться этому искушению и за конфету не грешить против Иисуса. Утром в воскресенье вся их группа отказалась участвовать в этом представлении. Это, естественно, очень возмутило всех сотрудников. Заведующая спросила верующих детей:
- Почему вы не хотите развлечься? Кто оказывает на вас влияние ?
Володя ответил за остальных:
- Все это - грех в глазах Господа Иисуса Христа! Он учил нас не грешить, и мы хотим повиноваться Ему.
Разозлившись, заведующая решила принять более строгие меры, чтобы заставить их повиноваться. Она предупредила всю группу, что если кто-то откажется участвовать в спектакле в следующее воскресенье, то останется без обеда на протяжении нескольких дней.
Для постоянно недоедающих детей эта угроза была суровым испытанием. В последнее время еда становилась все хуже, а порции - все меньше. Дети и так постоянно испытывали чувство голода.
При первой возможности они собрались в своем убежище, где плакали и молились. Они рассказали Господу Иисусу о том, как несправедливо с ними поступили, а также о том, что Он - Единственный, к Кому они могут обратиться в трудное время.
- Помоги нам, дорогой Иисус, дай нам силы претерпеть все и не грешить против Тебя.
Они вновь решили, что лучше голодать, нежели участвовать в греховном мероприятии.
Прошла неделя. Наступило воскресенье. Заведующая была уверена, что дети подчинятся ее повелениям, и что угрозы подействуют сильнее, чем поощрение. К ее великому удивлению вся группа снова решительно отказалась участвовать в спектакле. Гневу женщины не было предела.
Этот день был началом многих испытаний для маленьких героев веры. Когда прозвенел звонок на обед, дети начали сбегаться со всех сторон, чтобы получить скудную порцию пищи. Однако верующих оставили без еды за имя Иисуса.
Чтобы ужесточить наказание, их заставили звонить в колокольчик и звать всех на обед.
В то время, как другие принимали пищу, верующие дети нашли тихое и укромное место, где склонили колени и молились Иисусу. С детской простотой они попросили Иисуса помочь претерпеть эти испытания, а также простить и спасти этих жестоких людей.
Заведующая и воспитательницы страшно разозлились, видя, что ни лесть, ни награды, ни суровое наказание не приносят желаемых результатов. Вне себя от гнева, они поступили с детьми самым бессердечным и жестоким образом. Володе же пришлось пострадать больше всех.
Кто-то из детей донес воспитательницам, что верующие тайно встречаются вместе для чтения Библии и молитвы. За ними начали следить и запретили быть вместе, поэтому они уже не могли встречаться для совместной молитвы.
Одна бдительная воспитательница нашла несколько Новых Заветов и разорвала на части перед их глазами.
Остальные дети, подстрекаемые воспитательницами, ежедневно бросали камни в верующих детей, били и оскорбляли их. Воспитатели хвалили таких детей, называли их "образцовыми пионерами" и дарили подарки "за отвагу".

Разрушение укрытия

Прежде, когда интернат был посвящен Богу, в нем царил мир, радость, любовь, чистота, опрятность и благоговение, и всем хватало еды. Теперь же, исповедуя атеизм (религию коммунизма), интернат стал местом раздоров, недовольства, ненависти, нечистоты, беспорядка и богохульства, и дети недоедали. Жизнь для Володи и его маленькой паствы стала невыносимой. Дети открыто свидетельствовали всем сотрудникам интерната, а также посещающим заведение коммунистам, что они верят в Бога и являются последователями Господа Иисуса Христа. Гонения сблизили верующих друг с другом и со Христом так, что они стали одной семьей. Они использовали любой случай, чтобы помолиться вместе.
А потом случилось самое большое несчастье. Их "молитвенный дом" был обнаружен, а большинство Новых Заветов уничтожены. К тому времени уже было почти невозможно где-нибудь спрятаться, так как воспитательницы упорно следили за ними и не позволяли собираться вместе для молитвы. Молиться они могли только в одиночку.
Однажды в воскресенье, когда остальные дети были заняты днем играми, верующие дети один за другим тихо скрылись в зарослях сорняков в конце сада. Так они собрались в своем любимом убежище, уверенные, что никто их не заметил. Они достали из тайников те Новые Заветы, которые удалось скрыть от хищных глаз воспитательниц. После чтения Слова тихо начали петь любимые евангельские гимны. Но одна из воспитательниц не переставала наблюдать за ними, и как только дети исчезли из виду за кустами, осторожно последовала за ними. Обнаружив их, она побежала к заведующей.
Воспитательницы во главе с заведующей застали детей врасплох в тот момент, когда они ревностно молились Богу, стоя на коленях. Новые Заветы оказались у воспитательниц прежде, чем ребята могли спрятать их. Грубые руки бесцеремонно вытащили детей, а то углубление вскоре забросали камнями и кирпичами. Все Книги были разорваны на части, а молодых христиан наказали столь сурово, что их и без того слабые тела ощущали боль на протяжении нескольких последующих дней. Но потеря Божьей Книги, последнего утешения их сердец, а также разрушение их единственного убежища причиняло гораздо больше страданий, нежели физическая боль.
Будущее казалось детям весьма мрачным, поскольку теперь они уже не могли больше читать о Господе Иисусе Христе и изучать Его Слово, которое говорит, что хорошо, а что греховно.

Лучше умереть за имя Иисуса, нежели красть

В это время по всей стране, и так уже разрушенной войной и революцией, свирепствовал голод, каждый день забирая жизни сотен и тысяч людей.
Когда прежние сотрудники покинули интернат, запасов еды оставалось на семь или десять месяцев. Однако меньше трех месяцев потребовалось для опустошения хранилища новыми работниками. И вскоре голод начал прокрадываться сквозь стены интерната.
Но даже тогда, когда дети недоедали, новый персонал наслаждался оставшимися запасами пищи. И вот, спустя три месяца, осталось совсем немного еды. Вскоре дети получали всего лишь по сто пятьдесят граммов хлеба на день, однако через короткое время и эта порция была уменьшена. Исчезли мясо и жиры, детей кормили только овощами и травами. Но через некоторое время даже этого не стало, поэтому им пришлось употреблять в пищу плоды акации.
Правительство равнодушно относилось к воспитанникам интернатов, и некому было просить у него продукты для этих несчастных детей.
Когда на интернатском огороде не стало овощей, воспитатели велели детям обкрадывать соседские сады и огороды. Ребенка, которому удавалось украсть больше всех, хвалили, награждали и позволяли съесть дополнительную порцию пищи из украденного. Воровство стало своеобразным соревнованием среди детей. Всякий, отказавшийся идти воровать, оставался голодным.
Таким образом, Володя и его друзья подверглись сильному искушению. Как и всем остальным, им велели идти и обкрадывать других. Но, прочитав в Евангелии, что воровство - грех и что воры не будут жить с Господом Иисусом Христом в Его Царстве, они отказались. Воспитательницы жестоко наказывали их за это. Меньшие дети пошли к Володе за советом. Собравшись вместе, друзья решили, что независимо от обстоятельств они лучше будут голодать, нежели грешить против Господа Иисуса Христа воровством. В молитве они поведали Иисусу о своих скорбях и попросили Его помочь остаться верными своему решению.
- Господь Иисус, ты знаешь, что мы - маленькие дети и настолько голодны, что нам постоянно хочется кушать. Они посылают нас красть то, что принадлежит другим людям. Помоги нам, дорогой Господь Иисус. Дай нам силы лучше умереть без еды, но только не красть. Защити нас от наших гонителей и храни нас от принуждения к воровству.

Доверие Иисусу не остается тщетным

Их детская вера и молитвы не остались без ответа. Никому из этих детей не пришлось воровать. Господь хранил их и сберег их жизнь от голодной смерти в это тяжкое время.
Через два дня, после того как они решили не красть, их вновь послали с другими детьми воровать с чужих огородов. Уставшие, голодные и еле державшиеся на ногах дети, наконец, пришли к одному дому в соседнем селе, находившемуся в нескольких километрах от интерната. Вместо того чтобы попытаться что-то украсть, они подошли к двери и робко постучали. Дверь открыла пожилая женщина с доброй улыбкой на лице. Она сразу же поняла, что дети - из интерната.
Видя, насколько они устали и проголодались, она пригласила их в дом и накормила, хотя сама нуждалась в пище. Детей глубоко тронула нежная забота нового друга, потому что никто не был столь же добрым к ним с того момента, как прогнали папу. Поев, они поблагодарили хозяйку и уже собрались уходить, как вдруг все дружно заплакали. Они поведали этой женщине о своих страданиях, испытаниях и гонениях, о том, что им велели обкрадывать сады и огороды других людей, и о своем решении лучше умереть, нежели грешить. Это настолько тронуло женщину, что она начала плакать вместе с детьми. Около часа эта женщина разговаривала с ними и узнала, что они верят в Бога и любят Его всем сердцем. Оказалось, что она тоже истинная верующая. Она прочла с ними отрывки из Евангелия. Затем молилась, просила Господа помочь детям и защитить их. Сытые, обласканные и утешенные благословенной встречей с новым другом, дети ушли с радостью в сердцах и вернулись в интернат.
Эта добрая женщина дала немного еды и тем ребятам из их группы, которые остались в интернате. Дети радовались, что пища не была украденной, но предоставленной Самим Господом Иисусом через Его слугу, которая столь много сделала для них, хотя ее семье и недоставало еды.
Со слезами радости они рассказали остальным, как Господь Иисус ответил на их молитвы, дав им пищу и в то же самое время сохранив от греха. Особенно радовались, что женщина, проявившая такое великодушие, верила в Господа Иисуса Христа и молилась за них.
После того дети часто навещали ту гостеприимную верующую семью. Добрая женщина вместе со своими друзьями тайком заботилась о детях, утешая и утверждая их в вере.

Необычное убежище

Убедившись, что юные христиане не будут красть, находясь вместе, воспитательницы решили заставить их это делать, разделив по группам, которые возглавляли другие дети. Главная их цель в этом случае была уже не в том, чтобы посредством воровства получить еду, но чтобы, сокрушив упрямство, принудить этих детей делать то, что они почитали грехом перед Богом.
Каким-то образом дети узнали об этих планах, и вновь решили не делать того, что оскорбляет или бесчестит их Господа. Когда наступил вечер, и настало время посылать детей, воспитательницы никого не могли найти из этой группы. Они обыскали дом, кладовые, чердак и подвал, а затем и все остальные здания. Они даже прочесали сад и огород, но все тщетно!
Никто также не видел, чтобы дети уходили за железные ворота. Куда же они девались ? Все были озадачены! Дети не могли отправиться в соседнее село, потому что там их никто не примет из-за страха перед властями, которые следили за тем, чтобы никто не поддерживал детей или говорил им о Боге.
Удивление и гнев заведующей усилились, когда одна из воспитательниц, укладывавшая детей спать, подняла матрац на пустой кровати, принадлежавшей одной из верующих девочек.
Под матрацем оказалась восьмилетняя Аня, которая, лежа ниц, словно застыла на металлической решетке, служившей подпорой для матраца.
Затем воспитательницы подняли матрацы остальных исчезнувших детей и сразу всех обнаружили. Каждый лежал на своей кровати под матрацем, слабый и окоченевший от трех долгих часов пребывания в одном и том же положении.
Приняли такое решение дети на собрании, где обсуждали, как избежать воровства и где спрятаться. Предложил это Володя, который и до своего обращения был изобретательным на различные проделки.
Он знал, что их будут разыскивать повсюду, поэтому посоветовал своим младшим друзьям незаметно лечь под матрацы, где никому не придет в голову искать их. Там они хотели пролежать до отбоя, а когда погасят свет, вылезти и лечь спать на матрацы. Все шло хорошо до тех пор, пока руководители с присущей им грубостью не вытащили ребят.
И хотя дети были слабы и страдали от боли из-за пребывания в неудобном положении, их все же потащили вниз и жестоко избили. Но они героически перенесли все тяготы. Никто не жаловался и не умолял о пощаде.
Однако поздно ночью они возносили свои молитвы Богу вместе со стонами и приглушенными вздохами, прося защитить и дать силу перенести все и остаться верными Господу.

Побег

В жаркий летний день двое детей шли вдоль пыльной дороги, разговаривая между собой. Девочке было восемь лет, а ее брату - шесть. Сестра несла небольшой кулечек, в котором лежало несколько сухариков. Они все время оглядывались, и если кто-то появлялся на дороге, сразу же прятались в зарослях. Там они лежали или сидели до тех пор, пока не проходил путник. Они также избегали сел, избирая окольные дороги.
Они прошли около двадцати пяти километров, и их маленькие босые ноги, не привыкшие к таким далеким походам, начали болеть все больше и больше. Маленький Ваня, который до сих пор храбро шагал со своей сестрой, постепенно замедлял шаги, понемногу отставая. Наконец он с глубоким вздохом пожаловался на боль в ногах. Сестра старалась изо всех сил подбодрить его, говоря, что скоро их путешествие закончится и они снова увидят папу, а затем он сможет сесть и отдохнуть. Тогда все будет хорошо, как было раньше. Однако мало-помалу в ее сердце закрадывалось сомнение, что этот поход увенчается успехом. Ее силы тоже иссякли. Пытаясь утешить брата, она сама чувствовала, что с трудом может сделать шаг вперед. Приближался вечер, а запасы хлеба быстро уменьшались. Однако, чем ближе они подходили к селу, тем дорога становилась все более знакомой. Аня вспомнила, что однажды уже ехала по этой дороге, когда они с папой и детьми отправились отдыхать на природе на трех больших телегах для перевозки сена.
Дети думали зайти к кому-то и спросить, где живет папа и как к нему можно добраться, но дрожали от страха, что люди поймут, что они пришли из интерната, и отправят их обратно. Однако у них не было выбора. Собравшись с духом, они подошли к дяденьке, работавшем на своем огороде возле хлева.
Увидев двух маленьких странников в бедной одежонке, которые нерешительно направлялись к нему, Тимофей Марченко пошел им навстречу. Он заметил, что ребятишки устали и испуганы, поэтому по-доброму спросил их:
- Чьи вы дети и куда идете? Кого вы ищете? Не бойтесь, расскажите мне обо всем.
- Мы хотим найти папу, - ответила Аня, робко поднимая глаза, наполненные слезами. Ваня тоже начал плакать, крепко ухватившись за руку сестры.
Сердце Тимофея было тронуто при виде уставших, страдающих детей, ноги которых были сильно оцарапаны и сочились кровью. Он привел их в дом и, позвав жену и дочь, попросил их помыть ноги маленьким странникам и накормить их.
Дети простодушно доверились этим добрым незнакомым людям и вскоре, почувствовав себя как дома, перестали плакать.
Эти добрые люди омыли их уставшие и израненные ноги, перевязали раны. Аня и ее маленький братик вскоре уже сидели за столом и наслаждались вкусным свежим хлебом и молоком. Как давно они не ели такой пищи! Насколько все было вкусным!
Дядя Марченко сел рядом с детьми и задал еще несколько вопросов, пытаясь узнать, что это за дети и как они оказались в этом селе.
- Вы сказали мне, что ищете папу. Вы потеряли его или он потерял вас? - спросил новый друг.
- Да, дядя, - ответила Аня, откусив еще кусочек хлеба. - У нас был очень хороший папа, и он нас очень сильно любил. У него было много детей, и все мы были братьями и сестрами. Мы тоже любили его. Он учил нас любить друг друга и всех людей. Он также учил нас послушанию, потому что это угодно Господу Иисусу, Который, если мы будем послушны Ему, однажды придет и возьмет нас к Себе на небо. Мы все пытались угождать Ему, потому что мы хотим однажды пойти и жить с Ним. Но однажды пришли очень плохие люди и прогнали папу и маму.
Воспоминание было настолько горьким, что дети снова начали плакать, прижимаясь друг к другу. Маленький Ваня, склонив голову на колени своей сестры, захныкал: "Папа, папа, почему они тебя прогнали? Где ты, папа? Нам так плохо без тебя!"
Слушая рассказ детей, хозяин, его жена и дочь не смогли сдержать слез. Они подозревали, что беспризорники пришли из какого-то интерната.
Когда дети успокоились, жена Тимофея подошла к ним, обняла и, нежно лаская, попросила рассказать немного больше о папе и о себе.
- Плохие люди, которые прогнали папу, остались с нами, - продолжала Аня. - Но они ничуть не любят нас и очень жестокие с нами. Они проклинают Иисуса и говорят, чтобы мы тоже проклинали Его. Нам больше не позволяют читать Евангелие и молиться Иисусу. Иногда мы все-таки молимся, но они за это бьют нас и не дают кушать. Нам теперь очень плохо живется, - продолжила девочка после глубокого вздоха. - Поэтому мы убежали, решив найти папу. Я знала, что нам нужно было пройти через ваше село, чтобы прийти к нему, но дальше я не знаю, куда идти. Дяденька, вы скажете нам, куда идти? Вы же не отведете нас обратно к тем плохим людям? Пожалуйста, не отводите нас обратно! Пожалуйста!
- Нет, детки. Не бойтесь. Я не отправлю вас назад. Я скажу вам, где найти вашего папу. Но сейчас уже поздно, и вы пойдете отдыхать. Моя жена как раз застилает вам кровати. А завтра вы можете продолжить свой путь.
Подкрепившись пищей, дети успокоились. После молитвы их уложили спать, и вскоре они уже спали.
Так случилось, что Тимофей хорошо знал прежнего заведующего интерната и даже помогал ему содержать интернат, доставляя туда еду. Он знал, что брат Б. сейчас живет в небольшом селе, в семидесяти километрах отсюда. Поэтому он решил отвезти туда детей на следующий день, хотя и понимал, что это весьма опасно. Если власти узнают, что он отвез туда детей, его жестоко накажут. Он знал, что все, кто чем-либо не угодил коммунистам, считались контрреволюционерами. Таких людей расстреливали без суда и следствия.
На следующий день рано утром Марченко разбудил детей. Наспех позавтракав, он запряг лошадей в двуколку и покинул село прежде, чем проснулись люди. Когда взошло солнце, он рке находился за 25 километров от своего дома. Ему казалось, что теперь он в безопасности. Его никто не сможет узнать.
Брат Б. только что вернулся с работы. Он осматривал забор, нуждавшийся в починке. Дом, в котором он теперь жил, принадлежал его престарелым родителям, которые уже не могли смотреть за хозяйством. Они также не могли нанять кого-то, так как все их средства поглотил шторм революции.
Поэтому после того, как его выгнали из интерната, брат Б. переселился к родителям. Он нашел работу, чтобы зарабатывать на жизнь, а в свободное время содержал дом и хозяйство, находившиеся в упадке.
Стоя возле забора и размышляя о том, сколько потребуется денег на материал для его починки, он увидел приближающуюся двуколку. Вскоре он узнал Тимофея, но не узнал бедно одетых и исхудалых детей из своей прежней паствы в интернате. Однако прежде, чем двуколка остановилась, девочка, одетая в лохмотья, выпрыгнула из повозки. Ее младший брат последовал за ней. Они кинулись к нему с раздирающим сердце криком: "Папа, папа, наш папа!"
Изумленный человек узнал голоса своих двух возлюбленных воспитанников. С пронизывающей болью в сердце и слезами на глазах он крепко прижал их к себе, поднял на руки и понес в дом. А ребята обнимали его и целовали в лицо и шею.
Когда жена и родители брата Б. вошли в комнату и увидели изможденных детей, которые прежде были здоровыми и красивыми, они залились слезами. Счастливые дети одновременно плакали и смеялись. Они обнимали и целовали по очереди папу, маму, бабушку и дедушку. Они хорошо помнили, как бабушка и дедушка приезжали в интернат со множеством подарков.
Заглядывая по очереди каждому в глаза, дети говорили:
- Мы теперь останемся с вами. Правда? И больше никто не отнимет нас от вас. Правда, папа? Ты больше не оставишь нас?
После того, как дети успокоились и поели, Аню попросили рассказать обо всем, что они пережили в интернате. Затем она рассказала о побеге и пути в село С., а также о том, как добрый дядя помог им добраться до этого места.
- Нам становилось жить хуже и хуже, - сказала она. - Мы молились и просили Иисуса помочь нам, и Он дал нам терпение. Но все равно становилось все труднее и труднее. Многие дети заболели, и их отвезли в городскую больницу. Мы, верующие в Иисуса, тоже хотели заболеть, чтобы и нас забрали из интерната, но мы не заболели. Затем мы спросили Володю, что делать. И он сказал мне взять Ваню, как младшего, и идти к папе и маме. Он думал, что вы сможете помочь нам; другие же решили остаться там. В дорогу нам нужно было взять хлеб, потому что мы знали, что вы живете далеко. Поэтому когда Володя и другие дети получали немножко хлеба, они прятали его в карманы. Мы сушили его на солнце, следя за тем, чтобы никто не увидел, что мы делаем. После того, как мы насушили сухарей на четыре дня, мы встали очень рано, когда все еще спали. Володя подвел нас к дыре в заборе в далеком углу сада, которую мы проделали накануне. Затем мы выбрались за территорию, а Володя вернулся обратно. К вечеру мы пришли в дом этого доброго дяди, который и привел нас к вам.
Слушая рассказ Ани о страданиях детей, глаза присутствующих наполнились слезами. Однако сердца их были преисполнены радости оттого, что Володя обратился к Богу и твердо стоял в вере. Они и прежде слышали о перемене в жизни Володи, однако не были полностью уверены в этом. Но теперь, услышав о его жизни и страданиях, брат Б. от всего сердца возблагодарил Господа, что Он ответил на их молитвы о Володе.
После рассказа Ани все молились Богу с пламенными сердцами. Осознавая, что дети в интернате живут в ужасных условиях, они в то же время ничего не могли с этим поделать. В своей скорби они просили Господа о помощи, так как знали, что только Он может послать избавление не только детям того интерната, но и миллионам детей по всей огромной России, над которыми новые власти поставили подобных воспитателей. Однако брат Б., к сожалению, не мог оставить детей у себя. Во-первых, он знал, что если оставит их у себя, детям, в конце концов, будет еще хуже, и, во-вторых, попытка скрыть детей поставит его жизнь под угрозу. Через день-два власти узнают, что дети остановились у него, а затем с ним бесцеремонно расправятся за укрывательство детей, сбежавших из государственного заведения. Его обвинят в подстрекательстве или в организации побега детей. Поэтому он не мог оставить этих дорогих малышей у себя даже на один день.
Встреча с маленькими бедными сиротами была пропитана слезами, а необходимость отправить их обратно разрывала его сердце.
Когда на следующее утро к двери дома подъехала повозка местных властей, семья была вынуждена разжать руки детей, отчаянно ухватившихся за папу и умоляющих не отсылать их обратно в интернат. Детей пришлось усадить в повозку силой, так как другого выхода не было. После четырех дней отсутствия, боли и страданий, а также неописуемой радости от встречи с любимыми папой и мамой - дети вновь оказались в интернате. Воспитатели лишь немного поругали ребят за побег, потому что дети были им безразличны, и никто особо не волновался по поводу их исчезновения. Дети за это были им очень благодарны. При первой же возможности они поведали друзьям о своем путешествии - о том, как Господь Иисус помог им, направив их путь к добрым людям, которые приютили их на ночь, а затем на следующий день отвезли к папе. Затем они рассказали о радостной встрече с папой и обо всем остальном, что с ними произошло.

Молодые страдальцы за веру

Спустя несколько недель после возвращения беглецов в интернат, заведующая приказала пришить всем детям к шапкам и фуражкам красные пятиконечные звезды - эмблему коммунистического правительства. Большинство детей с радостью приняли головные уборы из рук воспитателей и сразу же надели их. Ребята сравнивали звезды на своих фуражках и спорили, у кого самая яркая звезда.
Но Володя расстроился, когда получил свою фуражку. Он незаметно ушел, не надевая ее на голову. Его друзья последовали за ним. В то время, как другие дети от радости прыгали и пели революционные песни в столовой, юные христиане спрятались в зарослях за сараем и забросали Володю вопросами:
- Почему тебе не нравится звезда? Почему ты не надел свою фуражку?
Спрашивая, они все еще любовались яркими красными звездами.
- Идите сюда и присядьте в траве, чтобы никто не заметил нас. Я вам сейчас расскажу, почему я не надену фуражку с красной звездой, - сказал Володя.
Дети подсели поближе к нему, с любопытством ожидая, что скажет их старший брат.
- Я думаю, что носить фуражки с этими красными звездами - грех в глазах Иисуса. Поэтому они мне не нравятся, - объяснил Володя.
- Почему это грех, Володя? - спросили дети. - Посмотри, они ведь такие красивые.
- Я скажу вам - почему, - ответил Володя. - Как только я увидел красные звезды на наших фуражках, я сразу же вспомнил тех жестоких вооруженных людей, которые прогнали папу. У них были такие же звезды на фуражках. Вы также видите эти звезды на фуражках приходящих к нам солдат, которые сквернословят и пьянствуют с воспитательницами. Они все плохие и злые люди. Они не верят в Бога, проклинают и хулят имя Иисуса Христа. И если такие люди носят фуражки с красными звездами, мы, верующие в Бога и любящие Господа Иисуса, не должны носить их!
Внимательно слушая Володю, дети стали серьезными и задумчивыми.
- Что же нам делать? - спросила восьмилетняя Аня. - Они обязательно будут заставлять нас носить эти плохие звезды!
- Тогда давайте сделаем так, - сказал Володя. - Оторвем звезды и напишем на бумажках "я - овца Иисуса". А затем эти листочки прицепим вместо звезд. Пусть они носят знак дьявола, мы же будем носить имя Иисуса!
Этот совет дети приняли с радостью и решили поступить так, как сказал их старший брат. Володя дал им нож, бумагу и карандаш. Через несколько минут звезды были втоптаны в грязь под ногами, а вместо них появились надписи "я - овца Иисуса ".
Весть об этом поступке быстро распространилась по интернату и дошла до заведующей, что вызвало бурю гнева. Она решила предпринять самые строгие меры, чтобы полностью искоренить всякое упоминание о Боге.
Она осознавала, что все ее попытки и наказания тщетны и что верующие дети медленно, но уверенно оказывают влияние на других детей. В самом начале ей удалось посеять в их сердцах ненависть к христианам. Но через какое-то время воспитанники интерната, один за другим, начали переходить на сторону верующих детей и даже защищать их.
Видя твердость верующих детей и помня наставления прежних воспитателей, многие дети последовали за Володей и присоединились к его маленькой группе.
После того как христианский приют перешел в руки новых властей, а его сотрудники покинули интернат, приехала четырнадцатилетняя девочка Александра. Она была дочерью коммуниста, яростного врага Бога, воспитывавшего свою дочь в неверии и атеизме.
Несмотря на то, что Саша была старше верующих детей, она, наблюдая за их ежедневной жизнью, обратилась к Иисусу Христу. Присоединившись к небольшой группе, Саша открыто исповедовала свою веру в Бога. Будучи образованной и одаренной девочкой, она вдохновенно говорила с заведующей и воспитателям о Боге. Она обличала их в греховной и аморальной жизни, убеждая покаяться. Поэтому, когда заведующая увидела надпись "я - овца Иисуса" вместо красной звезды, она решила наказать детей самым жестоким образом.
У всех перед глазами бумажки с надписями были изорваны, а затем детей повели в темный холодный подвал. Воспитательницы, раздробив камни на мелкий щебень, заставили детей несколько часов стоять голыми коленками на острых камешках. Заведующая также приказала лишить детей пищи на несколько дней.
Через полчаса зубы у детей сжались от невыносимой боли от впивающихся глубоко в кожу острых камешков. В своих страданиях дети обратились к Богу, прося сил перенести эти пытки.
Ужасная боль совершенно истощила и так ослабленные тела страдальцев. Однако никто не просил милости у мучителей. Только тяжелые вздохи и стоны, вырывавшиеся из детских уст, раздавались за холодными стенами. Ни один человек, кроме палачей, не видел мук детей. Но Господь Иисус Христос, ради Которого они страдали, видел и знал обо всем. Он слышал каждый вздох и стон, исходивший из глубины молодых сердец. Он дал необходимые силы слабым детям, которые были сильны в духе и вере. Он помог им терпеливо перенести все эти страдания до конца.
Самому старшему ребенку было четырнадцать лет, а самому младшему - шесть, но они казались намного старше, терпя муки, как взрослые страдальцы.
Несмотря на острую боль, Володя все время ободрял остальных. Стоя коленями на щебне, он рассказывал детям, как был распят Сын Божий для того, чтобы спасти людей от греха и вечной смерти.
- Люди вбили большие гвозди в Его руки и ноги, а на голову возложили терновый венец с острыми колючками. Такой терн растет в конце нашего сада. Подумайте, как Ему было больно, когда острые и ядовитые колючки впивались Ему в голову. Однажды я всего лишь немного уколол руку, и она сильно болела несколько дней. Затем Его прибили к кресту. Ему было очень больно. Он пережил боль в сто раз сильнее нашей. Но Он не плакал, а молился за своих палачей. Задумайтесь над тем, что претерпел Иисус. Помните, мы читали об этом в Евангелии.
Все дети внимательно слушали повествование о Христе, однако время от времени слышался чей-то стон.
На этом страдания наших друзей за свою веру не закончились, но они стойко переносили все, полагаясь на Бога. Они ежедневно молились Ему, рассказывали обо всех трудностях и просили Его помочь остаться верными Ему до конца.
Они не могли пойти к кому-то из людей и поведать о своих страданиях. Но даже если бы и был кто-то, все равно их попытки не увенчались бы успехом, потому что страдания причиняли те люди, которые правили всей страной. К кому они могли пойти?
После безуспешной попытки двух младших ребят убежать из интерната остальные дети, кто имел такую надежду, выбросили из головы даже мысль о побеге.
Несмотря на всю жестокость воспитателей, Володя своим примером продолжал воодушевлять друзей доверять Богу. Он посвятил Богу всю свою жизнь и служил Ему с такой же ревностью, как раньше Ему противился.

Последние дни интерната

С каждым днем жизнь в интернате становилась все хуже не только для верующих детей, но также и для всех остальных. Голод усиливался, болезни умножались, потому что работники не заботились должным образом о своих воспитанниках. Местные власти уделяли интернату очень мало внимания, а высшие власти вообще не знали, что происходит в отдаленных местах. Многие дети умирали от голода и сопутствующих ему болезней.
Прежние христианские работники не могли помочь погибающим детям. Им было запрещено появляться в заведении или жить вблизи него, чтобы не оказывать влияния на детей. Однако вопреки всем запретам один из прежних сотрудников, рискуя быть арестованным, пришел в интернат повидать страдающих детей. Играя в саду, дети вдруг увидели, что к ним приближается их прежний воспитатель. С криками они кинулись к нему, хотя им было настрого запрещено встречаться с прежними работниками, и с радостью окружили его. Голодные и истощенные дети были похожи на скелеты в грязных лохмотьях. Они прижимались бледными личиками к нему и громко плакали, умоляя забрать их из интерната. Его сердце пронзила острая боль. Плакали дети, и он плакал вместе с ними.
Коммунист, главный инспектор народного образования, приехавший в то время в интернат, наблюдал за происходящим. Он подошел к посетителю и предложил ему помощь в том, чтобы забрать детей из интерната, особенно верующих, даже если придется преступить закон.
Мы не знаем, был ли он тронут страданиями детей, их твердостью и верой в Бога, или же хотел заманить в ловушку прежних работников. Но какими бы ни были его мотивы, такая затея была очень рискованной. Забрать детей тайком казалось невозможным, а законного пути не существовало, ведь советское правительство намерено было воспитать новое поколение, не боящееся ни Бога, ни ада и способное распространять коммунистические идеи по всему миру. Поэтому власти никогда бы не отдали воспитанников интерната верующим, даже предвидя скорую гибель детей от голода.
Единственный путь к избавлению лежал через усердную заступническую молитву к Богу о помощи и защите. Только Он мог освободить этих детей.
"Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскаленной огнем..." (Дан. 3:17)

Избавление

Вера детей в Господа Иисуса и их молитвы не были тщетными. Он услышал и ответил на молитвы детей, избавив их в Свое время и Своим путем; хотя Божий путь многим показался странным и непонятным.
Усиливающийся голод заставил правительство закрыть многие детские дома и интернаты. Наряду с другими был закрыт и этот интернат. Детей, у которых были родственники, отослали к ним. Тех же, кто не имел родственников, передали в близлежащие села на попечение крестьян, которых власти заставили по очереди в течение недели заботиться о детях. Только самых младших оставили в интернатах на государственном обеспечении.
Таким образом, многие из детей, служивших Господу Иисусу Христу, были избавлены от дальнейших страданий в интернате, потому что их отдали крестьянам.
Нам неизвестно, что стало с ними потом. Живы ли они сегодня? Сохранили ли они веру в Иисуса Христа? Или же они забыли Того, ради Которого страдали, и мир увлек их за собой? Надеемся, что нет!
В силу сложившихся обстоятельств мы потеряли с ними какую бы то ни было связь. Информация есть только о самых младших, которых отослали в другой интернат, а также о Володе.
Через шесть месяцев после закрытия интерната двое прежних работников решили навестить знакомых в близлежащем селении. Они долго звонили в колокольчик и стучали в дверь, но им так никто и не открыл. Зайдя в дом, они узнали, что хозяин дома выслан, а его жилище передано под детский дом.
В одной из комнат они нашли нескольких детей. Так как это происходило зимой, а в той комнате были разбиты окна, в комнатах было очень холодно. Некоторые дети сидели на голом полу, одетые в грязные лохмотья. У большинства были распухшие, воспаленные и гноящиеся глаза.
Посреди комнаты на большой грязной подушке умирали трое истощенных голодом детей.
Вскоре зашла одна из воспитательниц. Приняв неожиданных посетителей за какое-то начальство, она рассказала им о детях следующее:
- Посмотрите на них, - сказала она. - Эти дети умирают только потому, что такие неподатливые! Их прислали к нам из недавно закрывшегося интерната. Они отравлены религиозным опиумом, от которого их невозможно излечить! Они часто молились в присутствии других детей, оказывая на них такое сильное влияние, что нам пришлось, как видите, изолировать их.
Неописуемая боль объяла посетителей. Перед ними лежали их прежние воспитанники, умирая, как мученики. Не имея возможности хоть как-нибудь им помочь, они вознесли тихую молитву за них Богу.
Наконец одна маленькая умирающая девочка открыла глаза и еле слышно прошептала:
- Ты пришел за мной, Иисус? Нам так тяжело и ужасно быть с этими людьми, а нашего папы нет с нами. Пожалуйста, забери нас поскорее к Себе. Ты уже забрал Вову и Петю, и теперь они с Тобой. Пожалуйста, возьми меня, я так хочу быть с Тобой.
- Ой, мне теперь так хорошо, - слабым голосом вымолвила она. А затем после короткой паузы: - О... какой свет... И так тепло...
Последние слова медленно слетели с ее синих губ. Ее глаза пристально уставились на что-то вдалеке. Ее маленькое тело вздрогнуло, а невинный дух ребенка отделился от измученного и страдающего тела.
Вскоре и другие так же отправились в вечность - быть с Господом Иисусом Христом.

Молодой проповедник

Два года спустя после этих событий, в доме крестьянина работала молоденькая служанка. Перемывая посуду, она приятным голосом тихо напевала любимую евангельскую песню.
Ее пение привлекло внимание гостей. Оно пробудило воспоминания о прошлых годах, поэтому один из гостей пошел на кухню узнать, кто научил ее этой песне.
Девочка оторвалась на минуту от работы и с радостью ответила:
- Я приехала сюда из деревни М., что в тридцати километрах отсюда. Там живут мои родители, сестры и братья; они все поют эти песни. Мы также молимся и приносим все наши нужды Иисусу. Люди называют нас "штундистами", "евангелистами" и другими словами, а православный священник - "еретиками"! Мы все любим эти песни. Вся наша семья верит, что Иисус умер за наши грехи, и все мы служим Ему, поэтому нам все равно, как люди называют нас. Мой брат Володя научил нас всему этому. Несколько лет назад его отдали в интернат, и там он научился любить Господа. Когда его отправили обратно, он читал нам Новый Завет и учил нас этим песням. Сначала это не нравилось маме и папе, поэтому они ругали его. Они не желали слушать то, что читал Володя, но он еще больше и ревностней молился Богу. Он продолжал читать Библию, и через некоторое время родители начали понемногу прислушиваться. Вскоре мама и папа, а затем и вся семья поверили в написанное в Евангелии; мы начали молиться и петь эти песни. Теперь в нашем доме собираются и другие люди, до пятидесяти человек, чтобы послушать, как Володя читает Новый Завет.
Она закончила свой рассказ и вновь приступила к работе.
Горячая радость наполнила сердце гостя, когда он услышал хорошие вести о Володе. Многие считали, что этот калека ни на что не годен, однако он обратился всем сердцем к Иисусу Христу, став Его верным и ревностным учеником. Спасенного и возрожденного юношу Господь использовал для спасения многих людей: сначала в интернате, затем в своей семье и деревне.
Непрестанные заступнические молитвы прежнего заведующего и работников не остались бесплодными. Их любовь к Володе не осталась тщетной.
"Сеявшие со слезами будут пожинать с радостью. С плачем несущий семена возвратится с радостью, неся снопы свои" (Пс.125:5-6).
"Но Иисус сказал: пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное" (Мф.19:14).
"Не бойся ничего, что тебе надобно будет претерпеть... Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни" (Откр.2:10)