Рассказ бывшего каторжника
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 1.200+ магазинах используют уже более 5.000.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:
http://brandshop.ru/ krossovki nike: купить кроссовки nike.

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Видеокнига. Fill HD 1920 х 1080, 30 fps
Павел Смоленый
Рассказ бывшего каторжника
Часть 5 из 6

Оригинальные файлы (1920 х 1080 HD) - качество сильно лучше, чем в онлайн-видеоролике - можно заказать обычной почтой в любую страну мира. Вся видеокнига "Павел Смоленый - рассказ бывшего каторжника" - на 3-х DVD. Или можно заказать всю медиатеку сайта Blagovestnik.org на внешнем HDD, объемом 3000 Гб (3 Tb).
Смотреть и/или слушать: Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5, Часть 6.

Павел Смоленый

Рассказ бывшего каторжника

Часть 5 из 6

Но вот, по прошествии нескольких лет, по случаю какого-то события государственной важности была объявлена амнистия, и Тихомиров Павел с Соловьевым Григорием были досрочно освобождены. Прощаясь со всеми уверовавшими через них на каторге, они поручали всех Богу, как своих духовных детей, а те плакали при разлуке с духовными отцами своими. И вот Тихомиров с Соловьевым пошли пешком по направлению к Томску и Иркутску. Заветная их мысль была пробраться в Европейскую Россию, на родину, которую они еще помнили. Все, с кем им приходилось встречаться на пути и на ночлегах, интересовались ими и расспрашивали – кто они, откуда и куда идут. История бывших разбойников всех интересовала, и от их рассказов люди умилялись, и многие сердца загорались желанием служить Господу. В некоторых поселках они находили верующих братьев и сестер, с которыми проводили вечера в дружной братской беседе и чтении Слова Божия. Верующие были рады видеть торжество Евангелия в обращении погибающих грешников и благословляли имя Господне. В одном поселке, где они праздновали день воскресный и рассказывали в большом собрании о своей былой жизни и о спасении, произошло большое пробуждение: несколько десятков душ обратилось к Господу. Велика была радость по этому поводу.
Была ранняя весна. Разливались реки, природа оживала после долгого зимнего сна; перелетные птицы громадными стаями спешили в родные места, где оставили свои гнезда, а Тихомиров и его товарищ стремились на родину, где их гнезда были давно разорены ... От линии железной дороги они далеко не отходили. Тихомиров старался, но не мог припомнить название той станции, где он потерял отца, мать и сестру. Ему хотелось взглянуть на те снеговые щиты, под защитой которых он столько выстрадал когда-то в детстве. При воспоминании о пережитом слезы покатились по его щекам и он воскликнул: "Ах! Дорогие вы мои ... оставили вы меня одного, и вот я должен скитаться по белу свету!" Но он тут же вспомнил, что и сам Сын Божий на земле не имел пристанища и был одинок, даже среди родных.
День клонился к вечеру, когда путники подходили к маленькому городку на берегу реки, недалеко от железной дороги. Свернув в одну из улиц, они спросили: "Нет ли здесь верующих?" Им указали на один красивый небольшой дом среди высоких елей. Подходя к дому, они увидели игравших у крылечка двух детей, а поодаль – занятую чем-то молодую хорошо одетую женщину, которая им приветливо улыбнулась. Подойдя к ней, они заговорили с нею, сказав, что они верующие и просят приюта на ночь. Женщина ласково пригласила их в дом, прибавив, что для братьев всегда найдется место. Она позвала своего мужа, который копал грядки в огороде, и он тотчас пришел с радушным приветствием и остался с ними, а тем временем хозяйка спешила приготовить чай. Пока грелся самовар, она подоила двух коров и накрыла стол. И чего там только не было: большие куски сливочного масла, сметана, большой молочник со сливками, два-три сорта печенья, вареные яйца и прекрасный белый хлеб – все манило взоры изголодавшихся путников. Большая лампа бросала яркий свет на белоснежную скатерть, а блестящий самовар весело шумел. Вошла приветливая хозяйка в обшитом кружевами белом переднике и сказала мужу: "Леня, приглашай братьев к столу. Милости просим за стол, дорогие гости!" Все подошли к столу, и хозяин стал призывать благословение Божие.
Он благодарил Бога за Его любовь и заботу, благодарил за дорогих гостей, просил, чтобы Господь хранил их в вере, и просил благословения на пищу. Тихомиров никогда в жизни не бывал за таким обильным столом и в такой гостеприимной, милой семье. Его душа переполнилась чувством восхищения и умиления. Детки хозяев, мальчик и девочка, также заняли свои места за столом, внимательно посматривая на гостей и прислушиваясь к разговору. Начатый Тихомировым до чая рассказ был им прерван на том месте, где разбойники в лесной глуши впервые открыли взятое у убитых проезжих Евангелие. По просьбе хозяина Тихомиров теперь продолжал. Он живо описал, как мало-помалу Евангелие проникло в его душу и души его товарищей, как они сокрушались о своих злодеяниях и как решили оставить свой образ жизни и отдаться правосудию; как уверовал прокурор и как их судили; рассказал о пребывании своем в пересыльных тюрьмах и о годах, проведенных на каторжных работах до амнистии. Хозяин и хозяйка не сводили глаз с рассказчика, а хозяйка часто вытирала катившиеся по лицу слезы, как бы желая скрыть их от сидевших за столом.
В беседе время бежало незаметно; большие часы звонко пробили полночь. Все стали на колени и благодарили Бога за чудные дела Его для спасения гибнущих грешников.
– Куда же вы теперь, братья, направляетесь? – в волнении спросила хозяйка, когда все встали.
– Мы решили пойти на родину, в Россию, – ответил Тихомиров.
– А есть там у вас кто-нибудь из ваших родных? – продолжала она.
– Вот у Соловьева есть или была там мать, верующая; она жила в Киевской губернии. А у меня нет никого, ни отца, ни матери; иду просто посмотреть свое родное гнездо – деревню в Могилевской губернии, а главное – есть у меня большое желание сказать своим землякам о Господе и Его любви к нам.
– А вы давно остались сиротою? – продолжала хозяйка.
– Я потерял родителей, когда мне было восемь лет. Потерял я их тут, в Сибири, когда мы, как переселенцы, ехали сюда на жительство. Отец умер двумя днями раньше матери.
Хозяйка схватилась обеими руками за стол и стояла, подавшись вперед и впиваясь глазами в Тихомирова. Муж смотрел на нее с удивлением, не понимая, почему она так увлеклась расспросами и не идет стлать постели.
А гость продолжал:
– Мы остались круглыми сиротами вдвоем с моей сестрицей, которая была немного старше меня. На другой день после смерти матери я ее потерял и до сих пор ничего о ней не знаю; наверно, она погибла, как погибло много осиротевших детей в невозможных условиях быта переселенцев. Хорошая это была девочка; она меня жалела, как родная мать.
И Тихомиров заплакал. Бледная как смерть, хозяйка воскликнула, заливаясь слезами:
– Не ты ли это – милый мой братец Паша? Скажи скорее; сердце говорит мне, что это ты.
– Шура! Тебя ли я вижу? Ангел ты мой, милая сестра! – рыдая, как ребенок, воскликнул он.
– Да, это я, твоя сестрица, милый ты мой! Уж как я болела о тебе душой!
Брат и сестра бросились друг другу в объятия, целовались, плакали; снова плакали и снова целовались... Тихомиров бросился к детям, которые, глядя на маму, тоже плакали; он целовал то их, то мужа сестры. В общей радости принял участие и Соловьев, пораженный неожиданной встречей потерявших друг друга брата и сестры. О, что это была за радость! Шура так разволновалась, что не знала, за что взяться. Она снова и снова подходила к Паше, обнимала его и говорила:
– Ты ли это, братец, тебя ли я вижу? О, какое счастье! Когда вы подошли к нашему дому, я словно нашла что-то драгоценное; сердце наполнилось дивною радостью, я не понимала, почему это. Мне сейчас же захотелось приютить вас у себя и угостить. Я и так после пережитого мною бедствия всегда с радостью принимаю нуждающихся, а тут как-то особенно душа к этому стремилась. Теперь я знаю, почему: пришел ко мне мой милый братец; ведь двадцать лет мы с тобой не виделись. О, что за радость!..