Рассказ бывшего каторжника
Добросовестный сервис покупок с кэшбеком до 10% в 1.200+ магазинах используют уже более 5.000.000 человек. Присоединяйся!
Христианская страничка
Лента последних событий
(мини-блог)
Видеобиблия online

Русская Аудиобиблия online
Писание (обзоры)
Хроники последнего времени
Українська Аудіобіблія
Украинская Аудиобиблия
Ukrainian
Audio-Bible
Видео-книги
Музыкальные
видео-альбомы
Книги (А-Г)
Книги (Д-Л)
Книги (М-О)
Книги (П-Р)
Книги (С-С)
Книги (Т-Я)
Фонограммы-аранжировки
(*.mid и *.mp3),
Караоке
(*.kar и *.divx)
Юность Иисусу
Песнь Благовестника
старый раздел
Интернет-магазин
Медиатека Blagovestnik.Org
на DVD от 70 руб.
или HDD от 7.500 руб.
Бесплатно скачать mp3
Нотный архив
Модули
для "Цитаты"
Брошюры для ищущих Бога
Воскресная школа,
материалы
для малышей,
занимательные материалы
Бюро услуг
и предложений от христиан
Наши друзья
во Христе
Обзор дружественных сайтов
Наше желание
Архивы:
Рассылки (1)
Рассылки (2)
Проповеди (1)
Проповеди (2)
Сперджен (1)
Сперджен (2)
Сперджен (3)
Сперджен (4)
Карта сайта:
Чтения
Толкование
Литература
Стихотворения
Скачать mp3
Видео-онлайн
Архивы
Все остальное
Контактная информация
Подписка
на рассылки
Поддержать сайт
или PayPal
FAQ


Информация
с сайтов, помогающих создавать видеокниги:

Подписаться на канал Улучшенный Вариант: доработанная видео-Библия, хороший крупный шрифт.
Подписаться на наш видео-канал на YouTube: "Blagovestnikorg".
Наша группа ВКонтакте: "Христианское видео".

Видеокнига. Fill HD 1920 х 1080, 30 fps
Павел Смоленый
Рассказ бывшего каторжника
Часть 6 из 6

Оригинальные файлы (1920 х 1080 HD) - качество сильно лучше, чем в онлайн-видеоролике - можно заказать обычной почтой в любую страну мира. Вся видеокнига "Павел Смоленый - рассказ бывшего каторжника" - на 3-х DVD. Или можно заказать всю медиатеку сайта Blagovestnik.org на внешнем HDD, объемом 3000 Гб (3 Tb).
Смотреть и/или слушать: Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5, Часть 6.

Павел Смоленый

Рассказ бывшего каторжника

Часть 6 из 6

И они снова упали на колени и славили Господа с таким жаром, как никогда раньше. Все славили Господа, и даже пятилетняя дочурка Шуры сказала: "Добрый Иисус, спасибо Тебе, что Ты привел к нам дядю Пашу!" Плакали все, а Алексей Васильевич благодарил Бога за такой драгоценный подарок его жене.
Было три часа полуночи, а они еще не спали, и даже дети не ложились. Снова пили чай, беседовали и, наконец, поручив себя хранению Господа, разошлись перед рассветом. После пережитых волнений сон у всех был беспокойный. Паше грезилось, что он опять в лесу и читает товарищам-разбойникам Евангелие ... Прощанье с ними, прокурор, суд, пересыльные тюрьмы, каторга ... Когда он просыпался и убеждался, что это только сон, он снова славил Господа. Утром за чаем – опять удивление и восхищение милостью Божией, Его заботливостью о сиротах. Шура опять просила брата рассказывать о его переживаниях с того дня, как они расстались у снеговых щитов железнодорожной станции. Она сама всего натерпелась в бараке для девочек, где оставалась до глубокой осени. Настали холода, а барак не отапливался. Начались эпидемии, дети умирали десятками. Тогда из окрестных поселков начали приходить добрые люди и забирать к себе детей, чтобы не дать им замерзнуть зимой. Шуру взяла одна бедная вдова, верующая, у которой было своих четверо детей. В маленькой избенке с дерновой крышей перезимовала Шура у тети Дуни. Хлеб у них был. Тетя Дуня всегда читала Евангелие и молилась с детьми. В этом поселке была и школа. Шура училась хорошо и любила читать, особенно Евангелие. Четырнадцати лет она сознательно обратилась к Господу. Заявила, что желает принять крещение, получила его и была принята общиною. Прошло еще четыре года. Шура повзрослела и слыла хорошей работницей и первой певицей в хоре. Все ее любили. Никому и в голову не приходило, что Шура не дочь тети Дуни. Они очень любили друг друга. Хор этого поселка нередко ездил по другим поселкам и даже городам, работая для Господа. Однажды певцы и певицы решили посетить тот городок, в котором Шура теперь живет. И вот Господь обильно благословил их труд для Него. Под влиянием вдохновенных речей бывшего с ними проповедника и прекрасного пения хора обратилось к Господу несколько десятков человек, в числе их молодой бухгалтер, служивший в одном торговом доме. Спустя год он стал мужем Шуры, и живет она с Алексеем Васильевичем в любви и согласии, имея двух детей. Когда Шура кончила рассказывать о себе, Паша напомнил ей, как он после смерти родителей хотел было броситься под поезд и как Шура, плача, его убеждала не делать этого отчаянного шага, говоря: "Не унывай, мой милый, нас Господь не оставит". Теперь Шура и Паша вспомнили слова псалмопевца: "Пойте Богу нашему, пойте имени Его ... Имя Ему – Господь; и радуйтесь пред лицом Его. Отец сирот и судья вдов Бог во святом Своем жилище. Бог одиноких вводит в дом, освобождает узников от оков ..." (Пс.67:5-7). И они снова славили Господа.
С желанием Паши отправиться на родину, чтобы призвать ко Христу оставшихся там родственников и односельчан, Шура была согласна; но сердце влекло ее сопровождать его и помогать в работе над уверовавшими душами. Алексей Васильевич охотно на это согласился, обещая хорошо присматривать за мальчиком, а девочку Шура решила взять с собою. Средства для поездки дал Алексей Васильевич.
Через три дня они уже ехали в Европейскую Россию. Вот, наконец, Самарская губерния, Саратовская, Пензенская, Воронежская, Курская и Киевская. В Киеве Соловьев простился с Пашей и Шурой и поехал в свою деревню в надежде присоединиться к ним после свидания с матерью, а они поехали в Могилевскую губернию. Вот и родная Сосновка!.. Въехав в деревню, они стали расспрашивать о Тихомировых, и оказалось, что в Сосновке проживают два родных брата их отца, две тетки и несколько дальних родственников. Все они удивились появлению в их деревне Паши и Шуры, о которых слышали, что они умерли вслед за родителями, не доехав до места назначения. Каждый звал их к себе в гости. Вскоре все они узнали, что новонайденные молодые родственники – христиане: когда их приглашали ознаменовать радость свидания выпивкой, они отказывались, говоря, что христианам этого не полагается. Но почему же, удивлялись сосновцы, ведь и они христиане, а пьют водку при каждом случае. Отсюда обыкновенно начиналась беседа, потом переходили к чтению Слова Божия. Сильно действовал на всех рассказ Паши о том, каким путем он пришел к спасению. Почти каждый вечер сосновцы собирались к Тихомировым слушать Слово Божие, и мало-помалу истина пробивала кору застарелых предрассудков. Многие нашли в Христе своего личного Спасителя и решили отдаться Господу. И вот новое испытание ... Священник заволновался и поднял на ноги всю окрестную полицию доносом, что приехал какой-то каторжник и поколебал в народе все устои православной веры, и если власть не вмешается, то от нового учения могут пострадать устои государства. Ночью явился на квартиру Тихомировых полицейский и повел Павла к становому приставу. Утром в канцелярию пристава прибыли следователь и священник. Во время допроса Павла был составлен протокол. Тихомирова отправили под конвоем в тюрьму уездного города до суда.
Шура очень затужила о брате. Пришлось ей уехать обратно в Сибирь, даже не повидав его, так как свидания с подсудимыми не разрешались до суда. А он через несколько дней прислал ей письмо следующего содержания: "Дорогая моя сестра Шура! Прошу тебя не скорбеть обо мне ... Я очень рад, что уже не как разбойник и вор, но как христианин удостаиваюсь быть участником в страданиях моего Спасителя ... Радуюсь этому невыразимо, так как и в тюрьме много погибших душ жаждет спасения, которое я имею возможность возвестить во Христе. Не унывай, а молись обо мне. Целую тебя, Леню и деток ваших".
До суда прошел целый год, и Павел побывал уже в трех тюрьмах. Всюду он проповедовал Христа, и всюду грешники обращались на путь спасения. Тюремные священники просили власти избавить их от еретика, с которым нет никакой возможности сладить. Суд приговорил Тихомирова к двум годам ссылки в Енисейскую губернию за "совращение православных в штунду". Оказалось, что в одной Сосновке перестало ходить к "батюшке" на исповедь и молиться иконам около ста душ.
Из зала суда Павел был отправлен через пересыльные тюрьмы опять в так хорошо знакомую ему Сибирь. Ему удалось известить Шуру и Леню, каким поездом он будет ехать через ближайшую к ним станцию, и они вышли с ним повидаться. Видеться пришлось только через решетку арестантского вагона. Шура плакала – жаль ей было брата; но он смотрел на нее, радостно улыбаясь и давая понять, что он рад страдать за Христа.
Прошли и эти два года. Жизнь Тихомирова в ссылке всюду отражала чистый и святой образ жизни Христа, что и было причиной успеха его свидетельства. За это время он вел переписку с Шурой, а также с Соловьевым, который писал ему, что остался жить в родном селе, где небольшая община евангельских христиан встретила его по-братски, и что он работает в ней с большим благословением. Мама его еще жива и очень счастлива, что Бог ответил на ее молитвы о сыне и спас его. Теперь она, радостная и спокойная, доживает свой век на иждивении своего трезвого и честного сына-христианина.
По отбытии срока ссылки Паша уехал к Шуре, решив всю свою жизнь посвятить спасению грешных душ. Он не захотел связывать себя семейными узами, чтобы ничто не мешало ему проповедовать Благую Весть Бога людям, то самое Евангелие, которое его и многих погибающих переродило. Работал он при общине того городка, где жила Шура, и в других местах Сибири, но постоянная его квартира была у сестры, чему был рад и ее муж. Шура часто сопровождала брата по деревням, как его соработница во Христе. Община христиан в этом городке процветала духовно.
А на первой странице того Евангелия, которое он когда-то взял у убитого им брата, Павел Тихомиров сделал и свою запись. Она гласила: "Прости меня ради Христа, дорогой брат; я убил тебя, потому что сам был мертв во грехах моих. Господь меня простил и оживотворил. А твоя безвременная телесная смерть привела к вечной жизни не только меня, но и многих подобных мне разбойников и грешников. Твое Евангелие, как живой поток, размягчило зачерствелую душу, напоило меня, жаждущего, и течет далее. Да будет благословен твой Бог и мой! Аминь".